Петрук Вера: другие произведения.

Сага о халруджи. Книга 1. Слепой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая книга из тетралогии "Сага о халруджи".

   Книга выложена частично. Полный текст доступен по указанным в общем разделе ссылкам, а также здесь:
   https://ridero.ru/books/slepoj_kniga1.html
  
   Теперь книга продается и на портале "Призрачные миры": http://feisovet.ru/%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D0%BD/%D0%A1%D0%BB%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%B9-%D0%92%D0%B5%D1%80%D0%B0-%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D1%83%D0%BA
  
   В аудиобиблиотеках сети можно послушать аудиоверсию книги 'Слепой' (первая часть из 'Саги о халруджи') в исполнении Геннадия Коршунова.
  
   Оглавление:
  
  
  Глава 1. Буря
  Глава 2. Охота на вепря
  Глава 3. Семейный совет
  Глава 4. Магда
  Глава 5. Текущая вода
  Глава 6. Заговор
  Глава 7. Рынок
  Глава 8. Принц Дваро
  Глава 9. Покушение
  Глава 10. Весна
  Глава 11. Прыжки в пустоту
  Глава 12. Дуэль
  Глава 13. Пир драганов
  Глава 14. Септория
  Глава 15. Туманы прошлого
  Тематический словарь
  
  
  Памяти мамы посвящается
  
  Глава 1
  
  БУРЯ
  
   - Эфа! Эфа! - надрывался мальчишеский голос, разлетаясь эхом по песчаным волнам Сикелийской пустыни. Смеркалось. Песок неторопливо остывал, мерцая золотыми искрами в лучах уходящего солнца, а тени дюн удлинялись, покрываясь глубокими морщинами сумерек. Гадюка давно скрылась в зарослях чингиля, но дети не отставали от стражника, уговаривая его поискать эфу в кустах. Ведь Сейфуллах, капитан каравана, щедро обещал пять султанов за каждую змею, пойманную в лагере.
  Наемник колебался. Поймать эфу и получить за нее награду было заманчиво, но ловить по кустам юркую и опасную гадину после тяжелого дня не хотелось. Скорее бы сдать дежурство, выпить чаю с турьим жиром, перекинуться в кости с постовыми, да отправиться спать. Ведь завтра караван возвращался домой, в прекрасный город Балидет - жемчужину оазиса Мианэ и последнюю крепость Империи в Холустайских песках. Решив не трогать змею, стражник принялся разгонять детей по шатрам.
  Притаившаяся в кустах эфа не стала медлить и ринулась к потрохам, оставленным поваром для духов пустыни. Суеверные кучеяры панически боялись злых пайриков, которые, как считалось, обитали в каждом бархане и устраивали путникам смертельные ловушки в виде зыбучих песков. Они же были повинны в высыхании колодцев и появлении губительных самумов, которые рождались далеко на востоке, за хребтами Гургарана. Вырываясь из горных недр красно-бурой мглой, песчаные бури вздымали могучие барханы пустыни, засыпая жгучим, раскаленным песком все живое, попадавшееся им на пути. Память о встрече с самумом оставалась до самой смерти.
   Выскользнув из тени, Арлинг схватил змею за голову и отбросил ее далеко в дюны. Следом полетели и потроха. Халруджи не верил в пайриков и уважал обычаи кучеяров, но повар оставил объедки слишком близко к лагерю, что было небезопасно.
  Повинуясь внезапному порыву, он пересек линию костров и взобрался на ближайший бархан. Волнующий запах пряностей, доносившийся из-под навеса, где готовили ужин, напомнил о городе. Десять долгих месяцев караван торговал в северных крепостях Сикелии, но, как бы ни манили сказочные края, путешественники уже давно грезили о жарком Балидете, приютившемся на краю оазиса реки Мианэ. На берегах когда-то грозной и неприступной реки рождались легкие бабочки-шелковицы, из куколок которых ловкие балидетские умельцы изготавливали невесомые ткани, проходившие сквозь перстень. А еще Балидет славился вином из плодов туранги, красивыми обсидианами и, конечно, женщинами, чьи талии были подобны молодому месяцу, губы - сладким плодам сикелийского тамариска, а волосы - лепесткам адраспана, нежным и шелковистым.
  Для Арлинга Балидет был домом, потерянным в детстве и случайно найденным на пороге зрелости, откуда - сквозь облака и туман - виднелись седые вершины старости. Он знал, что по меркам кучеяров был еще молод, но порой ему казалось, что эти горы уже высятся перед ним непреступной громадой, которая вот-вот проглотит его, превратив в камень, такой же сухой и горячий, как песок Сикелии. Арлинг запутался в годах, словно паук в своей паутине.
  Торговля прошла успешно. Восемьсот дромадеров несли тяжелые тюки с муслином и сафьяном из Фардоса, кипы вяленых и льняных тканей из Хорасона, пурпурные одеяла из Лаэзии, соль и посуду из Муссавората, леопардовые шкуры и хрусталь из Самрии, драгоценные камни и золото с рудников в Иштувэга, а также пушнину из далеких северных городов Согдарии. Изрядная доля товара предназначалась для выплаты ежегодной дани Согдарийской Империи, которая в незапамятные времена покорила города-государства Сикелии, объединив их в провинцию. Для пресыщенного роскошью Балидета выплата дани не была в тягость, а регулярные войска императора отпугивали воинственных керхов от торговых путей, которые словно артерии, несущие жизнь, пронизывали южные земли Империи.
  Помимо дани верблюды везли еще один ценный груз - подарок капитана своей невесте Альмас, наследнице древнего и знатного рода Пиров. Умельцы из Иштувэга изготовили для самой красивой девушки Балидета декоративный сад, в котором земля и трава были сделаны из золота и серебра, а цветы и плоды из драгоценных камней. Сад наполняли чучела экзотических животных и механические фигуры птиц, певшие причудливыми голосами. Арлинг считал, что с животными было придумано зря, но Сейфуллах утверждал, что никто так хорошо не знал Альмас, как он, и что чучело павлина должно привести ее в особый восторг.
  Молодой капитан тщательно подошел к вопросу охраны каравана, наняв сотню воинов, которые вместе с личной стражей Сейфуллаха составляли внушительную боевую силу в сто пятьдесят человек, вооруженных луками, копьями и саблями. У отряда было десять лошадей и семьдесят боевых верблюдов, на которых воины ехали поочередно. Люди Сейфуллаха были одеты в новые доспехи из кожи, войлока и тонких металлических пластин, отличавшихся особой прочностью. Старания Аджухама не прошли напрасно. Потраченные на охрану средства оправдали себя во время перехода по старому тракту Земли Сех, где давно и безраздельно господствовали кочевые керхи, известные агрессивным нравом.
  Потери были невелики. Несколько человек получили ранения, да от каравана отбилось тридцать баранов. Опытные кучеяры знали, что это керхи угнали и спрятали скот в песчаных землянках, но недостатка в пище не было, и Сейфуллах решил не тратить силы на поиски, ведь до дома оставалось всего несколько дней пути.
  Ветер стих, уступив место звенящей тишине, непривычной для вечерней Сикелии. В это время суток жизнь обычно громко заявляла о себе, стараясь наверстать упущенное за жаркий день время. Арлинг глубоко вдохнул, стараясь не пропустить ни одного запаха, еще раз внимательно прислушался и приложил ладонь к песку.
  Что-то было не так. Наслаждаясь вечерней прохладой, он пропустил момент, когда пустыня замолчала. В воздухе по-прежнему витали стойкие ароматы цветущего чингиля, которые заглушали даже запах пота людей и животных, но странная тишина не давала покоя. Молчание песков могло быть предвестником непогоды. Или непрошеных гостей.
  "Надо сказать Вазиру, чтобы выслал разведчиков", - подумал Арлинг, и, поправив повязку на глазах, стал спускаться к лагерю. Халруджи привык ко многим суевериям кучеяров, но их страх перед слепотой по-прежнему раздражал его, каждый раз напоминая, что нить, соединяющая его с миром зрячих, была очень тонка.
  Едва слышный скрип песчинок заставил Арлинга насторожиться. По походке он узнал Гасана, одного из телохранителей Сейфуллаха. Уже не молодой кучеяр испытывал к халруджи отеческие чувства и следовал за ним повсюду, стараясь облегчить службу у капризного капитана каравана. Иногда Арлингу казалось, что если бы судьба столкнула его с таким заботливым опекуном раньше, в его жизни многое могло быть иначе.
  - Поздно уже, - пробурчал старый воин. - Не отходи далеко. Гадюку видели.
  - Я в порядке, - ответил Арлинг, пряча улыбку. - Что наш маг говорит о погоде?
  Гасан повернулся к угасающей полоске заката. Он уже поужинал, и от него пахло острым бараньим супом и медовыми лепешками. Ветер слабо теребил его плащ и ерошил жесткие волосы, едва слышно скребя песчинками по обветренной коже. Арлингу казалось, что он слышал, как бежала кровь в венах старого стражника, но это, конечно, была игра воображения.
  - Слава Омару, все спокойно, - сказал Гасан. Наклонившись, он подобрал с земли горсть сухой пыли и, пришептывая, бросил ее себе под ноги. Кучеяры считали, что песок лучше всех охранял от дурных вестей и сглаза, и рассеивали его по ветру тогда, когда Арлинг предпочел бы сплюнуть или постучать по дереву.
   - Бури ушли на восток, сейчас не их время. Халдун, собачий сын, клялся бородой, что до самого Балидета небо будет таким же ярким и чистым, как сапфиры на парадном клинке капитана. Сладкоречивая гиена! Легко предсказывать погоду, когда сезон теббадов давно прошел. В одну безлунную ночь духи отправят этого паука к праотцам. Знаешь, сколько Сейфуллах заплатил ему за то, чтобы тот согласился оставить работу в храме и разделить с нами... хе-хе... трудности пути?
  Арлинг покачал головой, надеясь, что поблизости нет соглядатаев Халдуна, походного мага, и поспешил перевести разговор на другую тему.
  - Ты не видел Вазира? Нужно послать людей на разведку. Как-то странно тихо, не замечаешь?
  В этот момент грянули тамбурины, и звонкий голос певца тоскливо вывел первые слова протяжной песни. Люди готовились провожать последнюю ночь в пустыне - большой праздник для любого кучеяра, возвращавшегося из долгого путешествия.
  Гасан рассмеялся, но прислушался. Арлинг кожей чувствовал, как старый воин пытался различить что-либо кроме музыки и гула толпы, собравшейся вокруг артистов.
  - Напрасно стараешься, - прервал он его. - Вокруг действительно слишком тихо, поверь мне. И это странно. Ветра нет, пески не скрипят, насекомые не летают...
  Гасан еще некоторое время слушал ночные звуки, но потом махнул рукой.
  - Ты, конечно, слепой, и слышишь, наверное, лучше меня, но сейчас у тебя нервы шалят. Или воображение разыгралось. Смотровые вернулись всего полчаса назад. На многие сали вокруг все спокойно. К тому же, капитан велел усилить посты. Люди будут гулять, мало ли что случится. Расслабься и не тревожь лишний раз этого пса Вазира. Чтоб ему журависом обкуриться, да в песках сдохнуть!
  Арлинг не ответил и подумал о том, что Гасану следовало бы осторожнее отзываться о начальнике стражи. Сейфуллах уже несколько раз намекал ему на отставку, больше доверяя льстивым речам Вазира, чем опыту старого воина.
  - Так он у капитана? - уточнил Арлинг, уже зная ответ. Где еще Вазир мог курить журавис, как не у Сейфуллаха, который за долгое путешествие пристрастился к наркотику настолько, что халруджи всерьез подумывал о некоторых радикальных мерах, которые он предпримет, когда караван вернется в Балидет, и мальчишка сложит с себя обязанности капитана. Например, обливание ледяной водой и порошок из ракушек зинари натощак вполне подойдут для лечения избалованного юнца, который за десять месяцев успел изрядно помотать ему нервы.
  - Оставь эту идею, Арлинг, и не вздумай отправляться в пустыню сам, - рассердился Гасан. - Конечно, этот шакал у капитана. Лижет пятки ему самому, а заодно и другим купцам. Их там, в шатер, набилось, как песка в мои сапоги. Лучше сыграем в кости, а постовые пусть делают свою работу. В конце концов, им за это платят. Прости, забыл, что ты за идею служишь. Никогда не понимал, зачем тебе это надо. Так ты со мной?
  - Нет, Гасан, я лучше пойду спать, завтра будет трудный день, - солгал Арлинг, похлопав вояку по плечу. Ему было жаль старика. Он еще был силен, но годы неуклонно давали о себе знать. Возможно, это станет его последним путешествием - доносчиков в лагере хватало.
  Арлинг проводил стражника до навеса, где собрались охрана Сейфуллаха. Он испытывал сильное искушение воспользоваться правом первого слуги капитана и отправить несколько человек на разведку. Тем самым, испортив себе остаток дня. Вспыльчивый начальник стражи, наверняка, усмотрел бы в этом личное оскорбление.
  "Ладно, пусть сегодня все будет правильно", - решил халруджи, перешагивая через натянутые веревки шатров и навесов. Они едва ощутимо дрожали в потоках теплого ветра, постанывая от прикосновений мелких песчинок, рассыпанных в воздухе. Идти в шатер Сейфуллаха не хотелось.
  "Ведь проблема не в том, что начальник стражи откажется послать смотровых еще раз", - подумалось ему. Вазир, который стремился любым способом занять теплое место при дворе Аджухама в Балидете, несомненно, отправит целый отряд прочесать окрестности вплоть до самого города. "Проблема в том, что ты устал от этой игры", - заключил Арлинг и внезапно остановился. Это были опасные мысли, которые следовало немедленно развеять по ветру. Если он и дальше будет допускать их, то три года службы у Сейфуллаха превратятся в чистые листы его жизни.
  Сейфуллах Аджухам, как и подобает капитану каравана и сыну главы Торговой Гильдии Балидета, разместился в просторном шатре, в котором умещались приемная, три гостиных, спальная, кабинет, столовая, оружейная и небольшое помещение для личного слуги, то есть, для Арлинга. Роскошь, от которой халруджи отвык за годы жизни в Сикелии, раздражала его не меньше, чем повязка слепого.
  Пустыня не изменила своего поведения, по-прежнему настораживая непривычным молчанием. На миг ему показалось, что он услышал крадущиеся шаги песчаного льва в зарослях чингиля, но звук был слишком невнятным, чтобы с точностью определить его происхождение. Да и от кустов его отделяло приличное расстояние в сотню салей.
  Арлинг почувствовал на себе взгляд раньше, чем осознал, что за ним наблюдали.
  Перед шатром Сейфуллаха стоял молодой нарзид, привязанный к столбу за кражу сладостей, которые капитан вез для невесты. И хотя мальчишка едва притронулся к леденцам и даже не вскрыл ларец с рахат-лукумом, Аджухам велел выбросить лакомство псам, а нарзида оставить до утра без одежды, чтобы холод и песчаные москиты на всю жизнь отбили у него охоту к воровству. Но слуге повезло. Ночь была безветренной и теплой, а из лагеря, похоже, улетела последняя муха. Вазир считал, что Сейфуллах проявил ненужную мягкость, отказавшись рубить мальчишке левую руку - обычная участь, которая ожидала всех воров в Балидете. Халруджи был против таких мер, но хорошая порка слуге бы не помешала.
  Арлинг не любил нарзидов. Среди прислуги каравана их было немного. Они отличались ленивым нравом, и в путешествия их брали неохотно. Глупые и нечистоплотные нарзиды получали медяки за грязную работу, которую не стал бы выполнять даже самый бедный из кучеяров. Поселения нарзидов имелись почти в каждом городе Сикелии, но больше всего их было в Балидете.
  Сейфуллах, который окончил Торговую Академию Самрии и любил блеснуть эрудицией, рассказывал Арлингу, что нарзиды были остатками малочисленного дикого народа, когда-то давно спустившегося с Гургаранских гор из-за наступления холодов. Новые соседи были слишком ленивы, чтобы возделывать капризную почву оазиса Мианэ, и слишком глупы, чтобы заниматься торговлей - главным делом жизни любого кучеяра. Поэтому они оседали в городах, выполняя черновые работы. Денег, которые им платили, хватало на выпивку и дешевые развлечения - главное дело в жизни любого нарзида. Они часто попадали в долговое рабство или продавали детей, чтобы добыть денег на очередную порцию моханы, сладкой сикелийской водки. Нарзиды были грязны, безграмотны и не имели ни малейшего представления о морали, чести и справедливости. Прикосновение к нарзиду могло навлечь несчастье, впрочем, как и случайный взгляд на неприкрытые повязкой глаза слепого. Такое сравнение Арлингу не нравилось и усиливало его неприязнь к горцам.
  Он хотел пройти мимо столба, но нарзид окликнул его по имени. Это было дерзко. Не каждый купец в караване мог позволить себе так к нему обращаться. Стража у шатра капитана, наконец, заметила Арлинга и напряженно замерла. Неприязнь Вазира к личному телохранителю Сейфуллаха была хорошо известна в лагере, и многие мечтавшие о карьере воины старательно ему подражали.
  - Эй, господин! - снова закричал нарзид.
  От него воняло так сильно, что халруджи захотелось зажать нос платком, прежде чем приблизиться к столбу.
  - Если будешь кричать, я позову начальника стражи, и в Балидет ты приедешь уже калекой, - пригрозил он, жалея, что приходится общаться с рабом на глазах у скучающей охраны. В лагере о нем и так ходило достаточно сплетен.
  - Смилуйтесь, добрый господин, - заскулил мальчишка, запоздало склонив голову, за что Арлинг был ему благодарен. Как только нарзид открывал рот, вонь усиливалась троекратно. Для обостренного обоняния халруджи она была почти нестерпимой.
  - Я трачу на тебя свое время, нарзид. Может, ты думаешь, что тебя несправедливо наказали? Это легко исправить.
  - Не надо, господин! Хорошо наказали. Справедливо. Вот только, наверное, конфеты были отравлены. Прихватило, сил нет терпеть, а добрые господа стражники не хотят меня слушать. Я им говорю - отвяжите, мол, к яме сбегаю и обратно, а они, как глухие. Ну, куда я посреди пустыни сбегу-то? Я им говорю - могу и здесь, прямо сейчас, а они, добрые господа, пообещали меня в той яме искупать, если не замолчу. Добренький господин, отвяжите, а? Всеми богами клянусь, мигом назад буду!
  Какое-то время Арлинг ошарашено молчал, не в силах даже удивляться, откуда слуга набрался наглости обратиться к нему с такой просьбой. Стражники замерли и даже перестали щелкать орехи, чтобы лучше слышать их разговор. В животе у нарзида внушительно забурчало, и Арлинг почувствовал на себе умоляющий взгляд. Дьявол, о чем ему только приходиться думать! Отвязать бы мальчишку, да выкупать в той самой яме, куда он так просился. Был бы ему урок на будущее. Но если слуга нагадит перед шатром, и это заметит обкуренный Сейфуллах, известный своей чистоплотностью, неприятности могли быть не только у нарзида. Молодой Аджухам вспыхивал быстро, а остывал медленно. Портить себе вечер Арлингу не хотелось.
  - Вот что, - решил он, стараясь говорить тише. - Если не будешь кричать всем о своих проблемах, то, когда я вернусь от капитана, постараюсь что-нибудь сделать. Ты понял меня?
  Слуга согласно закивал, и вонь немытого тела со всей силой обрушилась на обоняние халруджи. Ругаясь, он поспешил к шатру.
  - Мальчишку не велено отвязывать, - буркнул один из стражей, давясь от смеха. - Даже по нужде.
  Арлинг молча оттеснил его и нырнул под полог шатра. Наемники давно искали повод для ссоры. Что ж, скоро он у них появится. Ему и самому хотелось размяться.
  Плохое настроение халруджи совсем испортилось, когда он очутился в приемных покоях Сейфуллаха. Они могли свободно вместить до полсотни человек, но сейчас людей было столько, что, казалось, весь караван собрался праздновать у капитана последний день путешествия.
  Остро пахло потом, разгоряченными телами танцовщиц, зажженными свечами и пловом с бараниной, но над всем этим хаосом запахов безраздельно царил сладко-терпкий аромат цветков журависа. Их жгли, курили и растирали между пальцами захмелевшие гости, расположившиеся на подушках возле щедрого хозяина. Стараясь не наступить на чью-нибудь ногу, Арлинг стал протискиваться среди кучеяров, одновременно прислушиваясь к пьяному голосу Сейфуллаха. Крики капитана раздавались в дальней части шатра, чему Арлинг порадовался, так как развлекать капризного господина в этот вечер не собирался.
  Несмотря на то, что все помещение было окутано клубами журависного дыма, источник запахов острой гвоздики и оссиджика, по которым он всегда отличал Вазира, найти было несложно. Начальник стражи занимался тем, чему обычно посвящал свободное время - играл в карты с офицерами наемников и несколькими купцами, которые были слишком стары для подвижных увеселений хозяина. Они расположились вдали от основной группы гуляющих, и, похоже, собирались провести так всю ночь. Арлинг хорошо чувствовал облако досады и нетерпения, нависшее над Вазиром. Начальник стражи отчаянно проигрывал.
  Подавив ухмылку, халруджи направился прямо к ним и едва не налетел на нарзидку с большим кувшином вина. Почувствовав растекающуюся влагу на колене, Арлинг понял, что его белые штаны безнадежно испорчены. Расстроиться по этому поводу он не успел - внимание привлекли крик Вазира и звук тяжелой оплеухи, которая досталась служанке.
  - Смотри, куда прешь, бестолочь! - голос начальника стражи кипел от неподдельного возмущения. - Хочешь постоять со своим братцем на улице?
  Девчонка, которой, наверное, не исполнилось и десяти, забормотала какую-то нелепицу, и Арлинг поспешил стать ближе к свету, чтобы Вазир, принявший его за важного гостя, смог увидеть ошибку. По шуму, с каким кучеяр поднялся, он понял, что приятного и вежливого разговора не получится. Начальник стражи был столь гигантского телосложения, что даже халруджи, не считавший себя низкорослым, едва доставал ему до плеча. Черноглазый и бородатый, с двойным платком, обмотанным вокруг головы, и подвеской с джамбией на шее, Вазир мог стать образцовым представителем своего народа, если бы не рост, выдававший в нем кровь долговязых керхов.
  Халруджи почтительно наклонил голову, опустив ее чуть ниже, чем требовалось. Сложный этикет кучеяров наделял его правом приветствовать как равных всех кроме Сейфуллаха и его родственников. Вазир родней Аджухаму не являлся, но Арлинг не стал лишний раз его злить, поздоровавшись с начальником стражи, как подчиненный. Впрочем, не очень-то это и помогло.
  - Я не звал тебя, - процедил Вазир, буравя его взглядом. Арлинг представил, как начальник стражи прожигает в нем две дымящиеся дорожки.
  - Простите, что помешал, - сказал он, стараясь быть вежливым. - Предлагаю отправить пару человек осмотреть дюны вокруг лагеря. Я слышал подозрительный шум. Возможно, это всего лишь звери, но лучше проверить.
  - Почему бы тебе ни отправиться туда самому? - грубо ответил Вазир. - Я не собираюсь дергать людей только потому, что слепому что-то показалось.
  Он все еще кипел оттого, что назвал Арлинга господином. К тому же, их разговор слышали.
  - Как скажите, начальник, - согласился халруджи, не сдержав ухмылки. - Но если пустыня не отпустит меня к утру, вам придется лично позаботиться о капитане. Проследить за приготовлением его завтрака, отведать блюда, чтобы пайрики не подложили в них отравы, помочь господину одеться, приготовить настой от похмелья и размять ему ступни. Последнее обязательно, так как у капитана болят ноги после долгого перехода.
  Арлинг прикусил язык, чувствуя, что начинает хамить. Как халруджи, он мог позволить себе многое, но лишь до тех пор, пока его интересы не начинали идти вразрез с желаниями Сейфуллаха. Со стороны картежников раздались сдавленные смешки. Не все наемные офицеры разбирались в отличиях халруджи от обычного слуги и не могли понять, почему Вазир его терпит.
  Арлинг не стал дожидаться, пока начальник стражи придумает достойный ответ и, поклонившись, поспешил удалиться. Он не сомневался в том, что Вазир отправит людей на разведку. Несмотря на скверный характер, кучеяр хорошо знал свое дело, в чем халруджи не раз имел возможность убедиться во время стычек с кочевниками.
  И, правда, через некоторое время смесь из ароматов гвоздики и оссиджика переместилась, а потом и вовсе исчезла. Вазир его все-таки послушал.
  Надеясь не привлечь внимания капитана, который передвигался по шатру с удивительным проворством, Арлинг направился к выходу. Голос Сейфуллаха доносился то из оружейной, где он хвастался подарком родственников из Фардоса - парадной саблей, украшенной черными сапфирами, то из кабинета, куда, вероятно, забегал по каким-то неотложным делам. Сейчас его голос некстати возник у самого уха Арлинга.
  - А, халруджи! - весело закричал Сейфуллах, хлопнув его по плечу. - Я ищу тебя весь вечер. Куда ты запропастился?
  Коснувшись левой рукой лба в знак приветствия господина, Арлинг привычно опустился на колени. Много лет назад одна мысль о коленопреклонении перед кем-то кроме императора казалось ему проявлением душевой низости.
  - Вы отпустили меня после ужина, господин, - вежливо напомнил он, стараясь, чтобы на лице не столь явно проступала досада.
  - Разве? Не помню такого.
  Арлингу хорошо представилось лицо Сейфуллаха. Одна черная бровь кучеяра высоко поднялась, пустив волну складок по смуглому лбу, другая, наоборот, нависла над глазом, придав лицу молодого капитана выражение загадочное и грозное.
  - Простите мою оплошность, господин, - быстро признался Арлинг, зная, что спорить с Аджухамом сейчас бесполезно. - Чем я могу быть полезен? Принести сладостей, или может, вы хотите сменить костюм?
  - Не угадал! - почти радостно сообщил Сейфуллах и с размаху плюхнулся на одну из подушек, которые были в изобилии разбросаны по полу. Арлинга густо обдало дурманящими ароматами журависа и моханы. Аджухам пировал уже давно и останавливаться не собирался. Халруджи почувствовал, как внимание гуляющих постепенно сместилось в их сторону. Стало заметно тише - слуги вносили очередную смену блюд, а музыканты готовили следующий номер. Он отчетливо почувствовал на себе любопытные взгляды, отметив, что людей в шатре стало больше. Ну, сейчас начнется...
  - Господа! Представляю вам Арлинга Регарди, доблестного воина и моего верного слугу, который иногда путает себя с моей матерью, - торжественно объявил Аджухам под льстивые хлопки гостей.
  "Я тебе устрою утреннее похмелье, гаденыш, если продолжишь швыряться моей фамилией", - подумал Регарди, но вслух сказал:
  - Все, что угодно, господин. Но, как ваша мама, должен отметить, что вам лучше отправиться на свежий воздух, а после лечь спать, выпив раствор суримы от похмелья. Иначе вы приедете в Балидет не на красивом белом верблюде, а в повозке для провианта.
  Послышались возмущенные возгласы, но Сейфуллах лишь расхохотался. Представив Аджухама в обозе среди бурдюков и мешков, Арлинг подумал, что это и, правда, выглядело бы забавно.
  - Молодец, халруджи, - похвалил его капитан. - Ты верно заметил, что нам скучно. Давай, придумай что-нибудь веселое!
   Какой-то расторопный слуга заботливо подвинул к ним курильницу, щедро сыпанув в нее горсть черных лепестков. Арлинг задержал дыхание, но, казалось, что журавис пробирался даже под кожу, наполняя тело легкими, невесомыми парами, от которых хотелось взлететь к большой, истекающей потом луне Сикелии и на землю не возвращаться.
  - Господин, в вашем шатре одна из лучших танцовщиц страны, прекрасная Самира, - вежливо начал Арлинг, гадая, чем бы угодить капризному юнцу. - Сладкому дыханию весенних цветов подобен ее танец, движения усладят утомленные жаркими песками очи, и даже я, невидящий, поражен чарующим действом ее таланта.
  - Да ну ее, - проворчал Сейфуллах. - Надоела. Я уже несколько месяцев ем сладкий рахат-лукум, мечтая о чашке горького риса.
  Умничать Аджухам всегда был горазд.
  - Господин, тогда я позову старую Джуману, она развлечет нас волшебными сказками, поведает мудрые предания кучеяров и споет о великих караванах древности. Ее голос...
  - Скрипит, словно самум в ущелье, - недовольно перебил его молодой купец, откидываясь на расшитую шелком подушку.
  - Господин, - снова начал Арлинг, намереваясь предложить одурманенному Сейфуллаху фокусы Халдуна, но устроить подлянку походному магу не удалось.
  Облако гвоздичного аромата вплыло в шатер и заинтересованно приблизилось к людям, собравшимся вокруг капитана. Когда Вазир подавится своей жвачкой из оссиджика, Арлинг не откажет себе в удовольствии осквернить его могилу.
  - Ты, халруджи, лучше сам нам спой, - придумал, тем временем, Сейфуллах. - Помнишь, как там? Однажды днем драган напился пива, а кучеяр во след ему кричал... Ну, или про кипяток моего сердца, про любовь!
  
  - Спой нам, Арлинг, душа моя, - сказала Тереза, томно откинувшись на кушетку. - Даже не думай отказывать. Даррен рассказал, как ты изумительно пел прошлой ночью. Для той сумасшедшей девицы из Мастаршильда. Она завивает волосы на углях, дорогой друг, и закрашивает прыщи желтой пудрой. А ее отец забивает свиней и потрошит куриц. Она даже не может отличить синскую тюль от балидетского шелка. Не водись с такими девушками, Арлинг, кровь так легко запачкать. Лучше развейся у Доброй Лусси. Человеку такого ранга, как ты, не нужна дочь мясника.
  
  - У тебя мягкий господин с добрым сердцем, - заявил Вазир, выдыхая в лицо Арлингу облачко журависного дыма. - Он так жалеет тебя. На что еще может пригодиться слепой халруджи, как не для веселья? Я одел бы на тебя монисты, раскрасил щеки и забрал джамбию. Удивительно, что ты до сих пор не порезался.
  Похоже, в карты начальник стражи все-таки проигрался.
  - Вы как всегда правы, Вазир, - тут же ответил Арлинг, не собираясь позволять врагу завладеть вниманием Сейфуллаха. - Капитан очень добр. И не только ко мне. Позволю себе дерзость заметить, что кроме развлечений слепой халруджи умеет еще кое-что. Господин, помните, как я побрил джамбией пуделя вашей тети в Лаэзии? Кажется, она осталась довольной.
  Арлинг протянул руку и быстро коснулся горячей щеки Вазира.
  - Тяготы пути заставили вас отрастить бороду, - заметил он, обращаясь больше к Сейфуллаху, чем к начальнику стражи. - Завтра мы возвращаемся в Балидет. Вы же не хотите оскорбить почтенного Рафику Аджухама и других членов нашей славной гильдии? Я могу побрить вас прямо здесь - быстро и аккуратно. Вы сами убедитесь, что наш добрый капитан находится в надежных руках.
  Борода была слабым местом Вазира. Каждый вечер он тщательно мыл ее, смазывал маслом и расчесывал густой щеточкой. Начальник стражи был кучеяром лишь наполовину. Его матерью была керхийка из Восточного такыра. Своей дикой кровью Вазир гордился. У керхов борода считалась признаком зрелости мужчины. Кучеяры же излишнюю волосатость на лице не любили и считали ее дурным тоном.
  Начальника стражи выручила маленькая нарзидка, у которой выдался не самый удачный вечер. Подливая Аджухаму настойку из кислых карликовых яблок, она неловко приоткрыла крышку сосуда, и вместе с терпкой жидкостью в чашу капитана плюхнулся сморщенный плод, щедро обрызгав его, а заодно и Арлинга, которого с колен никто не поднимал.
  Пару секунд они молча слушали протяжные стоны лютни, и халруджи подумал, что девчонке грозит провести остаток ночи во дворе с братом.
  - Дура безрукая! - опомнился Вазир, хватая служанку за волосы. - Я научу тебя вежливости.
  - Оставь ее, - махнул Аджухам, вытирая лицо платком, который услужливо подал Арлинг. - Эти нарзиды мне уже надоели. Вернемся в Балидет, всех из дворца разгоню. Толку от них никакого. Пускай идет в обоз и на глаза мне не попадается. Так что там с песней? Или с бородой. На чем мы остановились?
  Арлинг с Вазиром заговорили одновременно, но начальник стражи оказался громче.
   - Вот развлечение, достойное этой прекрасной ночи! - воскликнул он, не отпуская нарзидку. - Раз халруджи утверждает, что так ловок, пусть покажет нам свое мастерство. Настоящий воин может попасть ножом в любую мишень с закрытыми глазами. Под силу ли слепому халруджи разбить сосуд, скажем, на голове у этой девчонки? Разве это зрелище не интереснее какого-то бритья?
  У Регарди на языке вертелась пара колких ответов, но Сейфуллах наступил ему на руку, приказывая молчать.
  - Ну... - глубокомысленно протянул капитан, вылавливая пальцами упавшее в чашу яблочко. - Похоже, скучать нам сегодня действительно не придется. А что скажут мои дорогие гости? Думаю, будет справедливо послушать и их мнение тоже.
  Свою бороду Вазиру все-таки спас. Купцы были в здравом уме. Никто не хотел перечить начальнику стражи, которому предстояло охранять их еще целые сутки. К тому же, ни одно зрелище так не услаждало взор кучеяра, как то, где могла пролиться кровь. Устав от сладких танцев, кучеяры хотели пощекотать себе нервы.
  Арлинг вытащил пальцы из-под туфли Аджухама и крепко обхватил его за лодыжку.
  - Полагаю, вы пошутили, господин, - прошептал он, стараясь, чтобы его слышал только Сейфуллах. - Медовая речь Вазира слишком глубоко проникла вам в голову. Умерьте свои желания, мы еще не в Балидете, чтобы расслабляться.
  - Я ослышался, или ты мне перечишь? - вспылил Аджухам. - Делай, что велят, или в Балидете отправишься обратно к иману!
  - Я пою лучше, чем метаю ножи, - пошел на попятную Арлинг, мечтая намять бока начальнику стражи.
  - Поставьте девчонку у столба, - распорядился Сейфуллах, не слушая Регарди.
  Нарзидка, похоже, сообразила, что в нее будет целиться слепой, и заголосила на весь шатер. Нервная и перепуганная мишень - что может быть лучше для испытания мастера? "Кем ты не являешься", - напомнил себе Арлинг, поднимаясь с колен и жалея, что не может окинуть Аджухама, а заодно и Вазира, гневным взглядом.
  - Держи, "воин", - начальник стражи протянул ему нож, но халруджи его проигнорировал. Если он и устроит потеху публики, то со своим оружием.
  Приблизившись к девчонке, Арлинг присел на пятки и крепко взял ее за плечи.
  - Тебя как зовут? - спросил он самым дружелюбным голосом, на какой был способен.
  Кажется, служанка онемела от страха, так как в ответ послышался стук зубов. Если бы он был уверен, что она простоит без движения еще несколько минут, возни было бы меньше.
  - Дддия, - наконец прошептало создание, от которого пахло не лучше, чем от нарзида у шатра.
  - Слушай меня внимательно, Дия, - произнес он, заставив себя дотронуться до грязных волос девчонки. От того, насколько точно удастся определить ее рост, зависело многое.
  - Ничего сложного тебе делать не надо. Просто стой и не двигайся. Можешь зажмуриться, только не качайся. Я поставлю тебе на голову кувшин, будешь держать его снизу, у донышка. Смотри, чтоб осколки не попали в глаза. Не бойся, я занимаюсь этим каждый день.
  Он честно попытался ее успокоить, но, похоже, был не очень успешен. Сердце девчонки колотилось так, что Арлингу казалось, будто его стук заглушал барабаны гуляющего лагеря. Но, по крайней мере, она его услышала.
  - Бросаете ножи в маленьких девочек?
  Он представил ее удивленные глаза и усмехнулся.
  - Не совсем так. Разбиваю кувшины у них на головах. А потом всегда угощаю их шоколадом. Ты когда-нибудь пробовала шоколад?
  Дия покачала головой, но ее дыхание стало ровнее. Так-то лучше.
   - Арлинг, - вмешался Сейфуллах. - Ты еще долго собираешься нас томить? Твое отношение к детям очень трогательно, но мое терпение не бесконечно.
  "Спокойно, - велел себе Регарди, не обращая на Аджухама внимания. - Главное не торопись и все пройдет гладко. В конце концов, разбить кувшин на нарзидке должно быть не труднее, чем пробить ножом голову врага. Разница в том, что последнее ты делал не раз, а в девчонку будешь целиться впервые".
  Подняв с пола забытый сосуд с вином, Арлинг выплеснул из него остатки напитка и осторожно поставил на макушку Дии, стараясь запомнить не только величину, но каждый изгиб кувшина. Он был изготовлен из пористой глины и почти ничего не весил. Легче на душе от этого не стало.
  Разумеется, кривое лезвие джамбии для метания не годилось. Как телохранитель Сейфуллаха, Арлинг всегда носил много тонких клинков и острых пластин для недругов. И хотя за время путешествия по Сикелии ему еще ни разу не приходилось их применять - хватало сабли, - их наличие грело сердце. Он никогда не подумал бы, что придется использовать их для развлечений.
   Ободряюще похлопав Дию по плечу, Арлинг старательно отсчитал шаги и замер в стойке, которую много раз разучивал с иманом: левая нога впереди, правая сзади, колени согнуты. В другой ситуации он бы даже не задумался над положением ног, но сейчас, как никогда, ему хотелось сделать все правильно.
  "Забудь о девчонке, она для тебя не существует, есть только столб и проклятый кувшин, который висит в одном сале над землей", - приказал он себе. Все запахи отступили на задний план, вытесненные терпким ароматом яблочного вина, который источал пустой сосуд. Его стенки слегка пахли обожженной глиной, копченым мясом и розовым маслом. Жирные пятна от чьих-то немытых рук ощущались столь отчетливо, словно он их видел. Девчонка дышала тяжело, и ему казалось, что весь шатер поднимается и опускается в такт ее дыханию.
  Замах за голову, быстрый посыл вперед, и нож, будто раскаленный, вырывается из ладони на одной линии с мишенью - головой Дии. Гулкий треск лопающегося кувшина и визг служанки на какое-то время стали единственными звуками, которые наполнили мир.
  - Молодец, я в тебе не сомневался! - похвалил его Сейфуллах.
  Вспомнив, что умеет дышать, Арлинг вежливо поклонился господину. Он был уверен в том, что не промахнется, но отчего-то этот бросок взволновал его сильнее, чем если бы ему пришлось целиться в голову врага.
  - Какое удивительное везение, - громко сказал Вазир, и Регарди захотелось вырвать ему горло. Он даже знал, как это делается. Совсем нетрудно, главное потом хорошо вымыть руки.
  - Полагаю, я вам больше не нужен, - халруджи еще раз поклонился Сейфуллаху, надеясь услышать положительный ответ. Даже мальчишка должен был понять, что перешел дозволенную черту их отношений.
  - А свечу потушить сможешь?
  Начальник стажи напрашивался на неприятности.
  - Любой воин может разбить кувшин с такого расстояния, - не унимался Вазир. - Как-то наш дорогой капитан хвалился, что его халруджи стоит десятка наемников. Неужели для такого мастера будет трудно попасть в свечу, допустим, на голове той же девчонки. Думаю, никто из гостей не отказался бы от такого зрелища.
  "Зря, Вазир, ты втянул сюда капитана", - подумал Арлинг, разминая пальцы. Очень неумно было играть на его тщеславии. Обычно такие истории заканчивались плохо для обеих сторон.
  - Асса, асса! - одобрительно закричали купцы. - Удачи щедрому хозяину!
  Сейфуллаху, несомненно, польстили. Теперь, когда под сомнение были поставлены его собственные слова, он из кожи вылезет, чтобы доказать свою правоту. Интересно, когда это Арлинга успели оценить столь высоко. Десять наемников, как же!
  - Не опозорь меня, - наставительно сказал Аджухам, подходя к Регарди. - Целься на огонь, и у тебя все получится. В свече где-то пять аров, может шесть. В девчонке саль. Все просто. Держи!
  Сейфуллах отломил ближайшую свечу с подставки и вручил Регарди. Что же его раньше не заботило, куда целился халруджи, и какого нарзидка роста? Впрочем, сейчас паршивец волновался за свою репутацию. Воск обжигающе заструился по пальцам, но Арлинг не почувствовал боли. Если мальчишка и дальше будет так легко идти на поводу у подхалимов, то у его отца, Рафики Аджухама, появится серьезный повод для беспокойства. Наследник главы Торговой Гильдии должен уметь сам принимать решения.
  Может, предложить, чтобы Вазир поставил свечу на свою голову? Испытания храбрости для одного и сильнейшее искушение для другого. Арлинг бы точно не смог его преодолеть и с удовольствием промахнулся. Вот бы зрелище вышло.
  - Вы хорошо подумали, господин? - спросил он, не ожидая, что капитан образумится.
  Но Сейфуллах уже сидел на подушке, о чем-то переговариваясь с Радом, младшим кузеном из Самрии, и не обращал на него внимания. Арлинг подумал, что торчит в этом шатре уже целую вечность. Желание выйти на свежий воздух стало почти нестерпимым.
  Когда он подошел к Дии, то ему показалось, что ее отношение к нему изменилось. А может он просто льстил себе, пытаясь успокоить расшалившиеся нервы.
  - Здорово получилось, - радостно сообщила маленькая нарзидка. - Я совсем не испугалась, было даже весело, правда!
  Похоже, девчонка не сообразила, что могла остаться без скальпа. Но ее настрой ему нравился.
  - Молодец, - похвалил он служанку. - Ты лучшая помощница метателя ножей во всей Сикелии. Давай покажем этим господам, на что мы способны.
  Дия зарделась и гордо кивнула, а на душе у халруджи стало погано. Что бы сказал иман, узнав, чем занимался его ученик?
  На этот раз он считал шаги куда тщательнее. Первый. Свеча ровно тлела на голове улыбающейся Дии, и халруджи не знал, чей свет он ощущал сильнее - пламени или доверчивой улыбки девчонки. Второй. В шатре стало тихо. Тамбурины и кастаньеты на тонких пальцах танцовщиц по-прежнему наполняли зал жарким ритмом, гости вели неспешные разговоры, слуги разносили напитки и яства, в курильницах сладко тлели лепестки журависа, но все эти звуки вдруг превратились в эхо, уступив место призракам ночи. Третий. Он с удивлением различил щелканье ночных птиц и шорох полевок в кустах чингиля. На улице поднялся ветер и принялся гонять песчинки по гладкому полотну шатра. Четвертый и последний. Треск свечи оглушал. Арлинг вытянул руку, отчетливо ощущая кожей тепло пламени. Чтобы срезать фитиль придется метать лезвие горизонтально. Некстати, вспомнилась шутка имана: "Никогда не бросай нож в людей - бросай его рядом. От этого они живут дольше". Может, стоит просто разрубить свечу пополам? Ведь господа не уточняли, как именно ее тушить. Второй вариант был легче, но, прислушавшись к ровному дыханию нарзидки, халруджи успокоился - все получится.
  Клинок обрел жизнь и, выскользнув из ладони, мягко впился в мишень.
  Пламя свечи последний раз изогнулось в причудливом танце и навсегда погасло.
  - Врача! Позовите врача! - закричал Сейфуллах, вскакивая с подушки.
  Вокруг поднялся вихрь возбужденных криков и пьяных голосов, но Дия почему-то молчала. В нос ударил резкий гвоздичный аромат, который тут же исчез, сменившись привычным запахом Аджухама.
  - Убирайся! - прошипел Сейфуллах, не давая ему подойти к нарзидке. - Если я узнаю, что ты опозорил меня нарочно, будешь месяц помои выгребать! Пошел вон, до утра не хочу тебя видеть!
  - Что с девчонкой? - в ушах халруджи все еще стоял свист лезвия. Поведение мальчишки и его гостей настораживали. Он знал, что промазал на два пальца, отвлекшись на внезапный порыв ветра на улице, но ранить девчонку не мог. Да и запаха крови не было.
  Арлинг не заметил, как смрадная духота шатра сменилась прохладой сикелийской ночи. Опустившись на песок, он прислонился к натянутому боку шатра. Ветер мягко ерошил волосы, и халруджи поднял лицо к небу, не заботясь о том, что песчинки набиваются под повязку и попадают в нос. Прикосновения пустыни были приятны. Стражники хотели было его о чем-то спросить, но благоразумно передумали.
  - Господин... - жалобно протянул нарзид у столба. От него исходила омерзительная вонь, портившая свежесть ночного воздуха. Регарди махнул рукой и на негнущихся ногах прошел мимо.
  Руки тряслись, а бешеные удары сердца отдавались в голове барабанной дробью. Его никогда не интересовали нарзиды. Они были грязью, низшим народом. Ему, Арлингу Регарди, не было никакого дела ни до слуг, ни до девчонок, которые не вовремя появлялись и портили ему вечер. Задумавшись, он едва не запутался в креплениях шатров. К счастью, его никто не видел, кроме лагерного пса Харта, который неодобрительно фыркнул и потрусил мимо. Халруджи был с ним согласен - ему следовало быть осторожнее.
  И все-таки нарзиды его волновали. Вернее, одна из них - Дия.
  Не считая капитана, чей шатер гудел, как разгулявшийся в пустыне самум, лагерь давно спал, уютно устроившись меж покатых барханов. Регарди не заметил, как ноги принесли его к навесам, под которыми спали нарзиды. От них несло грязью, мочой и цветочной пыльцой. Если первые два запаха были объяснимы, так как нарзиды никогда не мылись, то последний вызывал недоумение. Арлинг не любил загадок. Если он долго не мог найти источник запаха, то чувствовал себя неспокойно. Возможно, так пах корень чингиля, соком которого нарзиды натирались от песчаных клопов. Или пиво на цветочном сахаре, которое они пили бочками. Однако оба варианта не объясняли, почему кожа нарзидов всегда пахла приторно - хоть у трезвых, хоть у пьяных.
  Почувствовав сладкий аромат сахара, разлитый в воздухе, Регарди прибавил шаг. Ему хотелось как можно скорее покинуть это место. Тяжелое дыхание уставших людей, шуршание песчаных клопов, вонь немытых тел и грязного белья ввергали его в еще более мрачное состояние духа.
  Найти маленькую служанку оказалось несложно. Капли яблочного вина, попавшие на ее одежду во время "представления", безошибочно указали дорогу. Дия лежала поодаль от других детей. Арлинг не знал, зачем пришел сюда. Он привык доверять своим чувствам, а они с самого начала говорили ему, что с девчонкой все в порядке. Нащупав на макушке Дии обрезанный хохолок волос, оставшийся после того как острое лезвие ножа сбрило большую его часть, Регарди выругался. Аджухам хорошо посмеялся над ним, но злиться было глупо - разве что на самого себя. Зато теперь он точно знал, как проведет остаток ночи. Вазир давно испытывал его терпение, а события вечера стали идеальным поводом для мести.
  Молодой наемник, от которого разило чесноком и бараньим пловом, грустно утаптывал песок у просторной палатки начальника стражи, периодически наведываясь к костру, где Гасан играл в кости с постовыми. Вазир весьма беспечно относился к охране своего сна. Вход в шатер был почти свободен.
  Убедившись, что кучеяр не привел к себе девиц для утех, Арлинг дождался, когда стражник в очередной раз отошел погреться к огню и нырнул под полог. Внутри удушливо пахло потом и тыквенным маслом, которым Вазир натирал ноги перед сном. Отчего-то все кучеяры полагали, что оно помогало в пустыне от ночного холода. Сам Регарди предпочитал греть ноги у костра, а не размазывать вонючее средство по грязным пяткам. Некстати вспомнилось, что у него уже давно не было возможности по-настоящему помыться. Того количества воды, которая оставалась после того, как Сейфуллах принимал ванну, ему не хватало.
  Как истинный воин, Вазир спал с оружием. Он лежал на спине, широко раскинув ноги и руки, и, похоже, видел кошмары. Храп прерывался протяжными стонами, которые сопровождались беспокойным дрожанием всего тела. Джамбия в богатых ножнах мирно покачивалась у него на груди, источая неповторимый аромат металла и скрытой угрозы.
  Пока все складывалось удачно. Подкравшись к ложу, халруджи неслышно навалился на кучеяра, зажав ему рот ладонью. У начальника стражи была хорошая реакция. Его рука метнулась к джамбии, а тело выгнулось дугой, пытаясь сбросить ночного гостя, но Арлинг уже нашел нужную точку на шее Вазира и резким ударом пальцев отправил его в обморок.
  Регарди наполняло спокойствие. Злость и раздражение бесследно исчезли - на территории врага не было места эмоциям. Снаружи по-прежнему раздавались мерные шаги наемника. Шорохи из шатра его не насторожили. Подумав, что точно такой же беспечный кучеяр мог сейчас охранять Сейфуллаха, халруджи заторопился. Оставлять капитана надолго без присмотра не следовало - охране Вазира он не доверял.
  Оседлав неподвижное тело, Регарди извлек джамбию Вазира из ножен. Клинок вышел легко и послушно, наполнив шатер тонким звоном закаленной стали. Это было хорошее оружие, за которое было бы не жаль отдать десяток верблюдов. Коснувшись пальцем лезвия, Арлинг остался доволен его остротой и принялся за бороду кучеяра. Первые волоски упали на пол с едва слышным шелестом. В тишине, окружавшей лагерь, все звуки казались преувеличенно громкими.
   Сухое бритье было не лучшим вариантом, но Вазир должен был быть благодарен - его даже ни разу не порезали. Закончив с бородой, Регарди не сдержал любопытства и ощупал голову кучеяра. Он понимал, что в страсти изучать чужие лица было что-то нездоровое, но ничего не мог с собой поделать. В конце концов, не каждый день выпадала возможность узнать врага "в лицо". По рассказам караванщиков и Сейфуллаха, халруджи знал, как выглядел начальник стражи, но их слова не могли сравниться с тем, что "говорили" ему пальцы.
  Так, у Вазира оказалась большая бородавка над правой ноздрей, которая вероятно возникла от неудачного прокола носа. Как и у всех кучеяров, у него была жирная пористая кожа, высокая линия скошенного лба и широкие скулы. Любопытство заставило Арлинга растянуть губы Вазира и пересчитать зубы. Чаще всего к сорока годам у кучеяров оставались одни пеньки из-за пристрастия к жевательным наркотикам. Впрочем, зубы у начальника стражи были здоровые, а некоторые даже украшали вставленные драгоценные камни.
  Вазир застонал, и Регарди поспешил закончить с осмотром. Кучеяр, конечно, догадается, кто лишил его бороды. Впрочем, самое страшное, что грозило Арлингу - это возвращение в Балидет в обозе с нарзидами. У Сейфуллаха просто не будет времени, чтобы разобраться, кто побрил начальника стражи. Хотя, скорее всего, Вазир не признается, что его опозорил слепой слуга капитана, и еще долго будет пытаться отомстить ему в городе. Регарди был не против. Порой жизнь халруджи была невыносима скучна.
  Покинуть палатку оказалось еще легче, чем войти. Наемник уснул, уютно привалившись щекой к древку копья. Арлингу захотелось пощекотать травинкой у него под носом, но шуток на сегодня было достаточно. Послушав тишину лагеря, он неохотно побрел к шатру Сейфуллаха. В его обязанности входила подготовка капитана ко сну, но интуиция подсказывала, что этой ночью мальчишку лучше было не трогать.
  Внезапный порыв горячего ветра заставил его остановиться. Погода вытворяла настоящие чудеса. Всего минуту назад воздух был холодным и неподвижным, словно застоявшаяся вода, но сейчас лагерь наполнился разными звуками, которые принесли еще слабые, но уже таившие в себе немалую силу потоки теплого воздуха. Шептались дюны, шелестели мягкими крыльями обитатели сумерек, хлопали на ветру незакрытые пологи шатров, рвались флаги и вымпелы с гербами Торговой Гильдии Балидета. Песок уже не лежал ровным слоем, а беспокойно двигался, взвиваясь мелкими вихрями вокруг ног и тут же осыпаясь золотым градом на землю.
  Халруджи потряс головой, но чувства его не обманули. Воздух стал суше и горячее. Ветер крепчал с каждой секундой. Уже совсем не слабые порывы сорвали с его головы платок и жгучим дыханием обожгли щеки, заставив прижаться спиной к ближайшему шатру.
  Все стихло также быстро. Температура упала, спящий караван вновь погрузился в тишину, и лишь оторванный ветром навес слегка шуршал по песку, напоминая о неожиданном госте.
  В растерянности Арлинг прислушался, но ураган не повторился. На многие сали вокруг стояла тишина, впитывая в себя любые звуки. "У зрячих свои миражи, а у слепых - свои", - решил он. Похоже, шутить сегодня была охота не только людям, но и природе.
  Спать расхотелось, и Регарди решил пройтись до ближайшего поста узнать, ничего ли странного не заметила стража. В наступившей тишине его шаги раздавались неприлично громко, но еще более оглушительным был звук выворачиваемого наизнанку желудка. Рад, младший кузен Сейфуллаха, с шумом выскочил ему под ноги, безуспешно пытаясь отряхнуть полы кафтана. Кажется, мальчишка перебрал моханы. Арлинг поморщился, с трудом подавив желание зажать нос.
  - Все в порядке? - без особого интереса спросил он, осторожно обходя зловонную лужу, которая образовалась у него на пути.
  - Кто здесь?! - испуганно вздрогнул Рад, очевидно, вообразив, что за неблаговидным занятием его застала красивая дочь купца из соседнего шатра. Заметив Арлинга, он облегченно вздохнул. Действительно, кто стал бы стесняться слепого?
  - Ааа, это ты, то есть вы... - нерешительно протянул Рад, не зная, как лучше обратиться к слуге кузена. Регарди подозревал, что мальчишка его боится, впрочем, как и многие другие купцы каравана. За глаза Арлинга часто называли слепым пайриком в человеческом обличье и как-то пытались напоить ядом. С тех пор он стал осторожнее относиться к личным поварам, предпочитая питаться из общего котла.
  - Проводить вас к врачу, молодой господин? - вежливо спросил Регарди, мечтая быстрее отделаться от Рада.
  - Нее, - помотал головой тот и направился к нему, смущенно вытирая рукой рот. - Я видел вас там, в шатре. Это было потрясающе!
   Мальчишку явно тянуло поболтать, что нельзя было сказать об Арлинге.
   - И долго вы учились? Ножи метать? - не унимался Рад, подходя ближе и с интересом его разглядывая.
  "Давай, найди у меня третий глаз и второй нос на затылке", - сердито подумал Регарди, но заставил себя воздержаться от замечаний. Дерзить родственникам Аджухама было опасно.
  В Балидет Рад был направлен "из вежливости" - передать дары влиятельной родне и поклониться могилам предков. Родственные обязанности юношу утомляли, а пустыня вызывала отвращение наравне с ужасом. Впрочем, Регарди его понимал. Никогда человек не сможет чувствовать себя здесь хотя бы гостем.
  Тем временем, Рад ждал ответа. Арлинг вздохнул, собираясь с мыслями, и наклонил голову, чтобы пролетающий ночной жук не врезался в щеку. Мальчишка, хрипя, схватился за его руку и тяжело сполз наземь. Халруджи упал следом - несколько стрел с визгом вонзились в шатер туда, где секунду назад была его голова.
  В следующее мгновение караван погрузился в хаос. Верблюды и лошади ревели, раскидывая тюки с товаром и топча все, что попадалось на пути. Испуганные люди выскакивали из шатров, попадая под дождь стрел, который лился с небес раскаленной лавой. Лагерь был застигнут врасплох.
  Зная, что Рад мертв, Регарди все равно проверил его - мальчишке было уже не помочь. Еще не веря в то, что случилось, Арлинг поспешно откатился под убитого хаптагая и выдернул вонзившуюся в тушу стрелу. Древко было непривычным - слишком коротким для кучеярского лука. Халруджи провел пальцем по наконечнику, которым служила маленькая насадка из незнакомого металла. Странными были зарубка из куска твердого дерева и оперение из двух полосок бумаги - таких стрел в Сикелии не делали. Значит, напали на них не керхи. Вывод был неутешительный. Балидетские наемники не смогут соперничать с дальнобойными луками нападающих. Весь караван перебьют на расстоянии, а потом, не спеша, прикончат раненых и заберут товар с деньгами. Если только за этим на них напали. Ни один здравомыслящий разбойник не стал бы грабить караван в сутках пути от города.
  Достав из сапога кинжал, Арлинг зажал его в зубах и пополз к шатру Сейфуллаха. Он надеялся, что мальчишка не наделал глупостей и не выскочил под дождь из стрел. В голову не приходило ни одной разумной мысли, откуда враг мог появиться столь внезапно. Ведь разведчики проверили место стоянки на сотни арок вокруг. Впрочем, объяснение могло быть простым: среди караванщиков завелся предатель.
  Внезапный порыв горячего ветра обрушился на лагерь с такой силой, что халруджи показалось, будто сейчас его поднимет в воздух и унесет к звездам вместе с ревущими от страха животными, разбросанным повсюду товаром и колючим, всепроникающим песком. Раздавшийся над головой треск и щелчки лопающихся натяжек предупредили о том, что на него падает шатер. Поймав ртом пригоршню пыли, Арлинг откатился в сторону, едва не попав под ноги раненого верблюда. Гудящие потоки воздуха сильно искажали звуки. Несколько стрел впились в песок рядом с шеей, еще две он успел отбить ножом, заметив их в последний момент.
  Лагерь, в котором халруджи мог без заминки отыскать любую палатку, в один миг превратился в лабиринт смертельных ловушек. Налетевший на них самум и нападение лучников не могли быть простым совпадением. Враг либо хорошо разбирался в сикелийской погоде и подгадал атаку с началом бури, либо повелевал стихией. Стянув повязку с глаз, халруджи обмотал ее вокруг головы, закрыв лицо от песка. Обоняние резко ухудшилось, а звуки смешались, утонув в реве самума, который накрыл весь мир. Где-то рядом упал человек и покатился по песку, словно вырванный пучок ковыля. Арлинг вытянул руку и успел схватить его за ногу, увернувшись от удара пяткой по голове. Женщина, которую он поймал, не прекращала кричать и извиваться, даже когда Регарди навалился на нее, закрыв от ревущего ветра своим телом.
  - Ты видела капитана Сейфуллаха? - прокричал он ей на ухо, понимая, что не слышит самого себя. - Где его шатер?
   Сверху что-то взвыло, окатив их волной острого, как битое стекло, песка, и халруджи поспешно откатился, увлекая за собой кучеярку. Ветер тут же подхватил его и проволок несколько салей по земле, прежде чем Арлинг сумел остановиться, уцепившись за шест от сорванного шатра. Правда, женщины рядом уже не оказалось. Поняв, что кинжал он тоже потерял, Регарди прижался к земле, пытаясь определить, куда его принесло. Песок глушил звуки, но он сумел уловить похожий на топот ног шум справа и, сняв мешавший кафтан, пополз туда. Град стрел иссяк, но это вряд ли было хорошей новостью. Враг готовился к атаке.
  К хаосу запахов, витавших в лагере, добавился дым - начинался пожар. Натыкаясь на сорванные навесы, походной скарб и мертвые тела людей и животных, Арлинг добрался до еще одного сломанного шатра, но, сжав полотнище, разочарованно отпустил. Ткань у шатра капитана была богаче. Услышав, что ветер несет на него тяжелый тюк, Арлинг сделал кувырок в сторону и неловко порезался о наконечник сломанного копья, торчащего из земли. Запах собственной крови взбодрил и придал силы.
  Неожиданно наступила полная тишина. Регарди поднялся, настороженно прислушиваясь. Ветер стих, превратившись из разъяренного зверя в послушное дитя пустыни. Уже можно было дышать, не боясь подавиться песком.
  Чужак появился внезапно, и халруджи едва успел увернуться от удара топора, нацеленного в голову. Топоры он не любил еще со времен учебы. От них следовало избавляться как можно скорее. Нащупав лежащее на песке копье, Арлинг отбил следующий выпад, ориентируясь на свист лезвия. Древко с громким треском сломалось, но Регарди ушел от удара, и стремительно упав на колени, ткнул обломком палки в горло противника. В воздухе густо запахло кровью, которая ощущалась даже сквозь ткань платка. Выдернув копье из мертвеца, он вскинул его как раз вовремя, чтобы отбить удар другого воина, превратившего древко в щепки. На этот раз враг был вооружен мечом. Арлинг убил чужака его же оружием, разрубив ему череп.
  Буря стихала, уступая место разгорающейся битве. Повсюду раздавались крики дерущихся, но чужаков было гораздо больше воинов Сейфуллаха. Спрятавшись за поваленным шатром, халруджи обыскал убитых противников, задержавших на их лицах и оружии.
  Пальцы словно прилипли к мертвой плоти, и ему не раз пришлось ощупать их тела, чтобы, наконец, поверить - он убил не чужаков. Короткий меч одного из мертвецов привычно лег в ладонь. Запах, который проник в лагерь с первым порывом ветра, и который встревожил его куда сильнее неожиданного появления самума, имел простое объяснение. Чужие пахли домом - Согдарией. И хотя Арлинг редко встречал драганов, могучая стена между ним и прошлым, которую он тщательно возводил все это время, вдруг зашаталась.
  Заставив себя сосредоточиться на поисках Сейфуллаха, Регарди бросился на шум боя. Запахи кучеяров чувствовались повсюду, но Аджухама среди них не было. Каждая секунда была дорога, и Арлинг старательно избегал схватки, прячась за разбросанным скарбом и трупами. Если с мальчишкой что-то случится в этих песках, халруджи придется остаться с ним - живым или мертвым.
  Наконец, он наткнулся на кухонный навес, где уже собралась порядочная куча из мертвых тел. И состояла она из защитников лагеря, а не драганов. Сражение сместилось в сторону к дороге. Очевидно, кучеяры смогли организовать сопротивление. Он двинулся было к ним, чтобы присоединиться, но слабый порыв ветра, оставшийся после самума, заставил его остановиться. Кажется, он почувствовал запах Сейфуллаха.
  Рядом просвистело лезвие, и халруджи упал на землю, наотмашь рубанув мечом по лодыжке противника. В сухожилие он не попал. Драган ловко отпрыгнул, блокировав удар краем щита. Не став тратить время на извлечение клинка, который глубоко вошел в металлический обод, Арлинг зачерпнул рукой песок, взметнув в воздух тучу мелкого крошева. Оказаться с противником на равных было приятно. Халруджи опередил драгана на долю секунды. Захватив ладонью его кисть с мечом, он резко ударил пальцами другой руки по запястью врага - клинок выпал, но Арлинг подхватил его, закончив атаку уколом в горло.
  Теперь запах Аджухама стал сильнее. Вспомнив, что капитанский шатер располагался недалеко от кухни, Регарди уже не колебался. Вокруг слышались давно забытые драганские слова - и ни одного кучеярского. Лагерь был почти взят. Прислонившись спиной к перевернутому котлу, Арлинг нащупал ногой брошенное на землю копье, стараясь не думать о том, что шансы выжить в ночной рубке у пьяного Аджухама были ничтожно малы. Однако из всех убитых кучеяров он еще не заметил ни одного купца. Похоже, драганы убивали только воинов.
  До капитанского шатра оставалось примерно тридцать салей. Несколько драганов на пути разбирали тюки с товаром, еще один снимал сапоги с убитого кучеярского стражника. Арлинг сжал зубы. Убитым кучеяром был Гасан.
  Копье нашло цель в груди драгана, который стоял ближе всех. Не дав чужакам опомниться, Арлинг метнул в горло другого последний нож, а третьего атаковал мечом, поразив плечо и добив рубящим ударом в голову. Кровь врага намочила платок на лице, и он сорвал его, едва не задохнувшись от обилия запахов - ночной пустыни, пожара, смерти и прошлого.
  С подсчетами он ошибся. Драганов оказалось гораздо больше, и, похоже, они тоже были удивлены встретить своего в сикелийских песках. Перехватив меч, халруджи напал первым. Думать он будет позже. То, что попадало в пределы досягаемости его клинка, немедленно отсекалось. Ступни, руки, кисти - все закружилось в вихре последней пляски. Драганы рубились отчаянно, но у них не было шансов. Регарди, во что бы то ни стало, должен был пробиться к сломанному шатру. Сейфуллах был там. Он чувствовал запах его кожи, одежды, волос и... крови. И хотя кровью пах весь мир, Арлинг не сомневался, что мальчишка ранен. А вот жив ли он - в этом Регарди уверен не был. Вокруг него были не люди - лишь сухие стебли песчаных сорняков, ломавшихся от прикосновений меча.
  Пробив линию защиты драгана, который держал его уже несколько минут, халруджи с особым удовольствием вогнал в него меч, чувствуя, как лезвие проходит сквозь кожу, брюшные мышцы и внутренние органы, появляясь с другой стороны. Но даже насаженный на клинок, враг не желал сдаваться, пытаясь достать Регарди кончиком сабли. Арлинг оставил его умирать на песке и поспешил под опрокинутый навес шатра.
  Капитан лежал под опорной балкой и не подавал признаков жизни. Из ноги сочилась кровь, но артерии задеты не были, иначе Арлинг нашел бы холодный труп. Видимо, Сейфуллаха пытались добить, когда он уже упал - удар сабли пришелся вскользь. Мальчишка дышал, и это была самая лучшая новость за весь вечер. Сдвинув балку, которая вдавила Аджухама в песок, чудом ничего ему не сломав, Арлинг заторопился - время было не на их стороне. В пустыне даже царапина могла стать смертельной. Порошок из ясного корня, который он всегда носил в футляре на поясе, должен был обеззаразить рану и придать Сейфуллаху сил. Оторвав пару лоскутов от обнаруженной рядом шелковой занавеси, халруджи наспех перевязал капитану ногу и принялся хлопать его по щекам, с облегчением чувствуя, что тот отзывается.
  - Тсс, - уловив его взгляд, Арлинг приложил палец к губам, призывая Сейфуллаха к молчанию.
  Аджухам кивнул и медленно сел.
  - Проклятье, - прошипел он, разглядывая рану. - Этот пес меня все-таки достал.
  Арлинг принюхался, оценивая, как быстро огонь с ближайшего шатра может перекинуться на их укрытие. Звуки битвы угасали, зато речь чужаков слышалась отовсюду.
  - Давно я не видел столько драганов сразу, - протянул Сейфуллах, осторожно выглядывая из-под полога шатра. - Похоже, пока нас не было, Балидет успел попасть в немилость. И император отправил карательное войско.
  - Это не регулярная армия, - прошептал халруджи, ломая голову над тем, как вытащить из шатра раненого Сейфуллаха. В десяти салях от них ревел верблюд, но шансы сбежать на нем из лагеря были невелики. Впрочем, оставаться на месте тоже было нельзя. Рано или поздно дым заставит их искать новое убежище. Или боя с драганами.
  - Ага, - на удивление быстро согласился Аджухам. - Это демоны с Гургарана наслали на нас самум, а пайрики обратились в драганов и порубили моих людей.
  Он забрал у Арлинга футляр с ясным корнем и отправил горсть порошка в рот. Халруджи представил, как смесь взрывается в голове капитана огненными брызгами, но мальчишка даже не скривился.
  - Гляди, там не только драганы, - горячо зашептал Аджухам, дергая его за рукав.
  Арлинг давно "разглядывал" чужаков, прислушиваясь к незнакомой речи, но сумел различить только керхов. Кочевники были на лошадях, и их появление окончательно решило исход битвы. Однако помимо керхов драганы привели кого-то еще. В замысловатый узор драганской и кучеярской речи вплетались слова, которые не напоминали ему ни один из знакомых языков. Впрочем, сейчас происхождение чужаков не имело значения. Шатер угрожающе трещал, обсыпая их искрами, а от дыма становилось трудно дышать.
  - Нужно выбираться отсюда, - сказал халруджи, не имея ни малейшего представления, как это сделать. Поэтому он произнес первое, что пришло в голову.
   - Рядом снами шесть драганов, еще один керх на лошади справа от того места, где был вход. В десяти салях слышу верблюда. Давай сделаем так. Я выхожу первым, всех отвлекаю, ты пробираешься к верблюду, дальше, как повезет. Если повезет обоим, встречаемся у плотины Мианэ. Что скажешь?
  - Скажу, что ты дурак, - прошептал Аджухам, прислушиваясь к шагам драганов, которые замерли неподалеку. Бандиты решали, стоило ли обыскивать шатер, рискуя попасть по горящие балки, или поискать счастья в уцелевших навесах.
  - Поступим так, - решил Сейфуллах, и Арлингу не понравились нотки в его голосе. - Похоже, что купцов и женщин не трогали, слуг тоже. Нам нужно выжить, и это главное. Все остальное - потом. Если повезет, - передразнил его Аджухам, - эти псы поверят той сказке, что я им скормлю, если нет, что ж, у тебя будет возможность их отвлечь, пока я буду бежать до верблюда. Скажем, что мы дальние родственники.
  - Мы не похожи на родственников, господин, даже на дальних, - перебил его Арлинг, собирая кровь с драганского клинка и стараясь оставаться спокойным. Он не мог не отметить превосходное качество стали, удобную без излишнего декора гарду с навершием в форме ореха и широкие доли - углубления в металле, которые придавали лезвию дополнительную прочность. Его голову определенно занимали не те мысли.
  - Не спорь со мной! - сердито прошипел Аджухам. - Соврать, что ты купец, я не могу. У тебя на лице написано, что ты с торговлей не имеешь ничего общего. Будешь моим троюродным дядей по линии двоюродной тетки в услужении, запомнил?
  Регарди не запомнил, но возражать не стал. Боя все равно не избежать. Если Аджухам желает, чтобы они сдались вместе, пусть так и будет.
  - Слушай меня... - начал Сейфуллах, но закончить не успел, так как наверху с оглушительным грохотом треснуло перекрытие, и шатер стал заваливаться набок.
  Они выкатились прямо под ноги обомлевшим драганам.
  - Пощады, пощады! - взвыл Аджухам, оглушив Арлинга визгливыми нотками. Халруджи и не подозревал, что мальчишка умел кричать так громко.
  - Добрые люди, пощадите бедного Савду Батыра и слугу его Амру! - заголосил капитан, ловко вклинивая в кучеярские фразы исковерканные слова на драганском. Аджухам отлично знал государственный язык Империи, но, вероятно, решил, что для образа малограмотного купца будет неплохо и притвориться. Елозя коленями по песку и подволакивая раненую ногу, Сейфуллах подполз к ближайшему драгану и попытался поцеловать его сапог. Халруджи отчетливо слышал терпкий запах крови, просочившийся сквозь повязку на раненой ноге капитана.
  Наверное, вид у мальчишки был действительно жалкий. По крайней мере, их не убили с первого раза, а из группы драганов даже раздались смешки.
  - Клянусь именем того, в чьих руках душа Батыра, я заплачу столько золота, сколько сможет унести лошадь благородного господина! - затараторил воодушевленный Сейфуллах. - Не помажу своей головы и не прикоснусь к женщине, если не отберу самых жирных баранов из своей отары для моих спасителей!
  - И где же твоя отара, сказочник? - усмехнулся драган, от которого резко пахло тухлыми грибами. Наверное, разбойник где-то наступил в кувшин с пролитым дарроманским вином. "До чего же смердит", - подумал Арлинг, считая собравшихся вокруг драганов. Пять слева, три спереди, два сзади. Если спектакль Аджухама не удастся, рубка обещала быть славной.
  - А бараны дома, любезный господин! - залебезил Сейфуллах. - Смилуйтесь, все отдам, только не убивайте, у меня детушки, пять ртов, жена тяжелая, отец престарелый...
  - Ишь, какой шустрый, - усмехнулся Вонючий. - Пять ртов! Когда успел-то?
  Сейфуллах собрался выдать новую порцию лжи, но его перебили.
  - Мы ищем капитана каравана по имени Сейфуллах Аджухам, сможешь его узнать?
  Арлинг замер, чувствуя, как непроизвольно напряглись мышцы. Похоже, у кого-то в лагере был слишком длинный язык. Значит, разбойников интересовали все-таки деньги. Или политика? За сына главы Торговой Гильдии Балидета можно было попросить многое. Рафика Аджухам любил своего наследника.
  - Да! - не моргнув глазом, кивнул Сейфуллах. - Этот мерзавец заставил меня заплатить сто султанов только за то, чтобы я мог пройти земли керхов вместе с его караваном. Это грабеж! А ведь у меня пять детей, беременная жена...
  - Ладно, слышали, - перебил его Вонючий. - Пойдешь с нами, посмотрим сначала убитых, потом пленных.
  - Конечно, конечно, добрый господин, - засуетился Аджухам, неловко вставая с колен. Припадая на раненую ногу, он поспешно захромал за драганом. Арлинг направился было за ним, но наткнулся на кончик копья, приставленного к его груди.
  - Это мой слепой слуга, - поспешил вмешаться Сейфуллах. - За него щедро заплатят. Он лучший мастер по стрижке овец во всей Сикелии. Нельзя терять такого работника! Умоляю вас, господин, пощадите!
  Халруджи с удовольствием постриг бы пару баранов. Особенно того, кто вонял плесневелыми грибами.
  - У тебя в слугах драган? - заинтересовался Вонючий, приближаясь к Арлингу. Лучше бы чужак этого не делал. Регарди захотелось убить его немедленно.
  - Да разве он похож на драгана? - искренне удивился Аджухам, окончательно входя в роль владельца бараньего стада. - Так, полукровка... Женился на внучатой племяннице моей тетки из третьего колена, купил землю в Самрии, чтобы овец разводить. А жена вдруг заболела и умерла. Потом дом у него сгорел, друзья отвернулись. Ну, а когда к нам добрался, мы его уже и приютили. Родственник все-таки. Иначе давно ноги бы протянул. Или на виселицу попал. Руки золотые, а с головой не дружит. Посмотрите на него, какой он драган?
  Регарди слушал Сейфуллаха вполуха, даже не стараясь понять особенное чувство юмора господина. Аджухам врал хорошо, вот только проблема была в том, что Арлинг являлся типичным драганом, той самой "чистой кровью", которой так гордился его отец. "Чистокровок" в Согдарии было не много, и они всегда получали военное образование, чтобы служить родине до последнего вздоха. Регарди подумал о том, что его волосы, наверное, потемнели под горячим пустынным солнцем, а кожа давно утратила белизну, но все равно насторожился, чувствуя, как пристально разглядывали его драганы. Впервые он обрадовался повязке, которая скрывала цвет его глаз. Когда-то давно Канцлер приказал убивать каждого, кто сменил в своем сердце герб Согдарии на чужеземные знамена. Драганы считали особой честью помочь предателю отправиться в рай по тонкому лезвию клинка.
  - Трус проклятый, совсем от страха язык проглотил, - укоризненно пробормотал Аджухам, и Регарди понял, что пора что-то сказать и ему. Вот только в голове было странно пусто. Будто ураган унес с собой не только тучи песка, но и все его мысли.
  Арлинг уткнулся головой в песок, хотя на самом деле, просто дал ей упасть в мягкий, еще рыхлый после бури песчаный покров. Меч драгана замер у его шеи.
  - Не убивайте, прошу! Боги вознаградят вас за доброту, - пролепетал он, стараясь вдыхать как можно реже. Сапог, попавший в вонючее вино, находился прямо под носом.
  Получилось плохо, давно забытые драганские слова резали язык, отдаваясь во рту горьким привкусом. "Если твой клинок приблизится хоть на ар, мой нож окажется в твоем сердце", - подумал Регарди. Словно прочитав его мысли, драган опустил меч и вытянулся в струну. Также поступили и другие воины, стоявшие рядом. Похоже, в лагерь прибыло начальство. Вонючий засуетился и вскоре исчез, оставив лишь слабый след грибной плесени, крови и пота. После некоторого замешательства Арлинга подняли с колен и толкнули к Аджухаму. Кажется, их вранью поверили.
  Пока капитан осматривал трупы, халруджи внимательно прислушивался и считал драганов, не забывая спотыкаться, как и полагалось слепому. Впереди отчетливо раздавался приглушенный гул человеческих голосов. Не услышав ни одного драганского слова, Арлинг решил, что там пленные. Обнадеживало, что голосов было много.
  - Вот он! - торжественно объявил Сейфуллах, останавливаясь у какого-то трупа. Регарди узнал Рада по специфичному запаху волос, который был присущ всем Аджухамам. Втянув воздух ртом, Арлинг почувствовал на языке едва заметный привкус рвоты и кислого вина, которым все еще разило от мальчишки.
  - Это капитан, - повторил Аджухам. - Так ему и надо, мерзавцу.
  Арлинг показалось, что голос Сейфуллаха дрогнул:
  - У него знак Гильдии на груди, видите? Такой только капитан носил.
  Халруджи помнил медаль, о которой говорил Аджухам. Когда караван отправлялся в обратный путь из Самрии, семья подарила Раду янтарную звезду с листом сикамора внутри, чтобы первый переход через пустыню прошел для молодого путешественника легко и беззаботно. Регарди никогда не доверял амулетам.
  Сейфуллах сильно рисковал. Если бы бандиты хоть немного разбирались в сикелийской символике, ему пришлось бы несладко. Знак сикамора, который носили для привлечения успеха и защиты, не имел ничего общего с символом торговли - кадуцеем, входившим в герб Торговой Гильдии Балидета. Арлинг надеялся, что Аджухам успел оставить свой знак еще в шатре.
  Драганы заметно расстроились. Поверили ли они Сейфуллаху или нет, было неясно, но больше опознавать трупы их не просили. Чужаки вдруг страшно заторопились. "Наверное, из-за солнца", - решил Арлинг, чувствуя, как первые утренние лучи касаются кожи. Еще полчаса, и светило установит свои правила игры, превратив пески в раскаленное золото, а воздух в обжигающее дыхание дневного зноя. Знали это и драганы, которые в спешке собирали оружие и разбросанные повсюду товары. Если ураган был делом рук их магов, то от него оказалось столько же проблем, сколько и пользы. Тюки с дорогими тканями были разорваны, сосуды с винами и напитками разбиты, а мешки с султанами рассыпаны на многие сали вокруг.
  Похоже, что драганов все-таки интересовал выкуп. В живых оставили большинство купцов и переселенцев, которые искали лучшего места для жизни. За право путешествовать вместе с караваном Аджухам, истинный сын своего отца, брал немалые деньги. Обычные переселенцы богатством не отличались. "Интересно, чем будут платить за свою свободу они", - подумал Регарди, жалея, что потратил остаток ночи на бритье Вазира. Немного сна ему сейчас бы не помешало.
  Пленников связали одной веревкой, выстроив друг за другом. Верблюдов в караване привязывали так же. Рядом послышалось возмущенное ворчание Сейфуллаха. Мальчишка был недоволен, что ему завязали глаза, однако так поступили со всеми пленными. Арлинга не тронули, но тщательно проверили его повязку, будто он мог из-под нее подглядывать.
  Почувствовав под ногами потрескавшийся камень вместо мягкого песка, халруджи понял, что их повели по старой дороге. Вся Сикелии была прочерчена старыми, хорошо сохранившимися торговыми путями, которые остались от Древних, когда-то заселявших пустыню. Время Древних миновало, стерев их с лица земли жарким солнцем и песчаными бурями, но руины городов и сети разрушенных дорог еще напоминали о тех, кто когда-то повелевал пустыней. Если Арлингу не изменяла память, то на многие сали вокруг был только одна дорога - та, по которой они пришли. И вела она в Балидет.
  Драганы сопровождали пленных верхом на лошадях, но теперь чужаков было немного. Регарди повсюду чувствовал кучеяров, которые медленно брели под палящим солнцем. "Наверное, бандиты разделились", - решил он. Большая часть отправилась вперед, в то время как связанных пленников осталась охранять всего дюжина всадников. Арлинг еще раз принюхался, но и другие чувства его не обманывали: драганов было мало. Лезвие, спрятанное в подошве сапога, неожиданно стало горячим, и Регарди захотелось коснуться гладкой стали. Сознание услужливо нарисовало в голове картинку того, что нужно было сделать. План казался идеальным.
  Сначала он освободит себя и Аджухама. Один из драганов был неподалеку. Его можно убрать ножом, забрать лук и перестрелять других всадников. Регарди слышал, как ветер звенит тетивой, робко касается лезвия топора, приткнутого к седлу, играет лошадиной гривой. Одна часть Арлинга настойчиво склонялась к мысли о том, чтобы воспользоваться шансом немедленно. Ведь на самом деле ничего не менялось. Он по-прежнему халруджи и должен защищать Аджухама. Лошадь всхрапнула едва ли не над ухом, и Регарди даже не понял, как лезвие оказалось у него в ладони. Одно движение - и его руки свободны, второе - нож в горле врага, третье - он на коне, четвертое - Сейфуллах рядом с ним. Но другая часть халруджи - та, которая родилась здесь, в Сикелии, - оказалась сильнее. Осторожно спрятав лезвие в рукаве, Регарди решительно отбросил мысль о побеге. Он подождет. Его учили ждать.
  Тем временем, идти стало труднее. Солнце пекло невыносимо, и Арлинг глубоко пожалел, что так беспечно подарил свой головной платок буре. Пленники шли медленно, но их никто не подгонял. Более того, драганы проявили милосердие, выдав им по порции воды и вяленого мяса. Решив, что доверять бывшим соплеменникам не стоит, Регарди ограничился тем, что смочил губы водой. Он слышал, что рабам часто подмешивали в воду наркотики, которые притупляли чувства, делая людей похожими на баранов.
  Когда халруджи поделился опасениями с Сейфуллахом, тот лишь фыркнул, проглотив и его порцию тоже. Если Регарди просто хотелось спать, то каково было Аджухаму, которого должны были терзать рана на ноге и жуткое похмелье. Мальчишка шел впереди на расстоянии саля, и халруджи чувствовал, какой неровный у него шаг. Если рану не обработать, как следует, она загноится. А в жарких условиях Сикелии это верный способ стать калекой. И будет их двое. Одноногий господин и его слепой слуга.
   Регарди было жаль Сейфуллаха. Что бы ни случилось с ними дальше, на деловой репутации молодого купца лежало несмываемое пятно позора. Захват каравана был самой большой неудачей, которая могла настигнуть кучеяра. Гильдия не прощала провалов. Если их выкупят, Рафика, скорее всего, отошлет сына из города, и Сейфуллаху придется уступить право наследства своему дяде, Сокрану Аджухаму, который пользовался поддержкой фермеров и военной верхушки Балидета.
  Они все шли и шли, и мысли Арлинга переметнулись к иману. Вот по кому он действительно скучал все эти месяцы. Школа учителя стала его семьей - второй по счету. Правда, если из первой он сбежал сам, то из второй его прогнали. "Опять ты преувеличиваешь, Лин", - сказал бы иман, если случайно подслушал бы его мысли. Но учитель был далеко, в Балидете, а халруджи, как никогда, нуждался в его совете.
  - Эй! - закричал он всаднику, который, казалось, уснул, уморившись в доспехах под палящими лучами солнца.
  На него обратили внимание не сразу.
  - Чего тебе? - буркнул драган, подъезжая ближе.
  - У юноши ранена нога, - сказал Регарди, указывая на притихшего Сейфуллаха. - Он не сможет долго идти. Разрешите ему ехать в обозе.
  Халруджи почувствовал на себе сердитый взгляд Аджухама, но у мальчишки хватило ума не вмешиваться.
  - А может его лучше отпустить? - хмыкнул драган. - Что думаешь, господин Заботливый?
  Арлинг счел за лучшее промолчать, изобразив испуг и покорно опустив голову. Если драган захочет причинить Сейфуллаху зло, то только облегчит выбор халруджи. Однако всадник и сам заметил, что мальчишка хромает, замедляя движения всей группы. Спешившись, чужак приблизился. Пальцы халруджи привычно обхватили рукоять ножа. Регарди стоял на расстоянии вытянутой руки от драгана и внимательно слушал его движения. Любой неверный жест и...
  Чужак склонился над ногой Сейфуллаха. Так пастух проверяет раненую скотину, размышляя отдать ее мяснику или отвести к знахарю.
  - Я тебя развяжу, будешь держаться за мою лошадь, - наконец, проворчал он.
  Драган был явно раздосадован, но Арлинг услышал в его голосе странные нотки. "Ты извиняешься перед нами", - с удивлением подумал Регарди, ломая голову над непонятным поведением всадника. Наверное, из-за похмелья Сейфуллах выглядел действительно жалко.
  - Обозы ушли вперед, мы их не нагоним, - как бы в оправдание добавил драган, чем убедил Арлинга в двух вещах. Во-первых, стало ясно, что идти им еще долго, а во-вторых, складывалось впечатление, что пленники нужны были разбойникам живыми, и, очевидно, их хороший вид имел немаловажное значение.
  Солнце давно вошло в зенит, а присыпанные песком камни под ногами все не кончались. Халруджи чувствовал, как Сейфуллах подволакивал раненую ногу, повиснув на лошади драгана, как тяжело дышал купец, идущий сзади, как обливалось потом его собственное тело, которое больше всего на свете хотело окунуться в сладкое озеро сновидений. Иногда ему казалось, что он засыпал на ходу, так как звуки и запахи неожиданно обретали иную плотность, превращаясь в зыбкие фантомы дрожащих под раскаленным солнцем песков.
  Наверное, Регарди все-таки уснул на ходу, потому что не заметил, как безмолвие пустыни сменилось лавиной разнообразных звуков, среди которых выделялся один, сразу привлекавший внимание.
  Балидет шумел, словно встревоженный улей. Они были еще далеко, но Арлинг узнал его. Ни с чем несравнимый аромат человеческой жизни - такой притягательный и отталкивающий одновременно - цеплялся за барханы, словно спустившийся с гор туман. Балидет звенел и шептал, вторя ветру, который, играя с флагами и вымпелами, свободно носился над городскими башнями. Регарди много раз рисовал в воображении возвращение домой, но даже в худшем кошмаре не мог представить, что это произойдет именно так.
  Драганы были безумцами. Неужели они собирались требовать выкуп под городскими стенами? Даже если их было несколько сотен, военный гарнизон Балидета насчитывал больше двух тысяч человек, ведь крепость была последним рубежом Империи в песках Сикелии.
  Но следующий порыв ветра поставил Арлинга в тупик. За время их отсутствия рядом с Балидетом успел вырасти другой город. Шум его многотысячной толпы гармонично вплетался в звуки пустыни, перемежаясь диковинными узорами человеческой деятельности - стучали топоры, звенело оружие, хлопали на ветру полотнища палаток, всхрапывали лошади, ревели верблюды и бараны, напуганные скоплением людей и витавшей в воздухе смертью. Захватчики не теряли времени даром. Подготовка к штурму шла полным ходом. В то время как Балидет становился тише, заглушаемый барханами и поднимающимся ветром, тот, другой город, звучал все ближе. Не было никаких сомнений, что их вели именно туда.
  Когда низкий потолок душной палатки сменил палящее солнце над головой, пленники едва держались на ногах. Сейфуллах сразу растянулся на песчаном полу, халруджи устроился рядом. Хотелось ни о чем не думать и забыться долгожданным сном, но мысли метались в голове, словно встревоженный пчелиный рой. На этот раз он не отказался от воды, решив, что хуже может быть только смерть. Мальчишка лежал рядом и, кажется, думал о том же. Им, наконец, разрешили снять повязки с глаз, но для зрячих это было небольшим утешением. Плотная ткань палатки с трудом пропускала свет, а полог входа был плотно задернут. Вместе с ними в шатре собралось человек десять купцов, но Арлинг слышал, что другие кучеяры находились где-то неподалеку. Их текучая речь отчетливо выделялась на фоне каркающего языка драганов и щелкающих слов чужаков, которых он узнавал.
  И все-таки лежать было хорошо и приятно. Даже, несмотря на то, что его посетила новая невеселая мысль о их будущем. Возможно, драганам нужна была осадная толпа. Полвека назад драганские полководцы умело использовали эту тактику при взятии крепостей горцев в Самонийских княжествах. Почему бы им не применить тот же ход в Сикелии? Осадная толпа была первой волной штурма крепости, и сопротивляться ей было трудно. Защитникам приходилось стрелять по своим, а если пленные возвращался обратно, драганы рубили им головы.
   - Что они строят? - спросил Сейфуллах, вторгнувшись в мрачные мысли халруджи.
  - Башни, - ответил Арлинг, приложив ухо к земле. - Стрелометы, катапульты, блиды. Наверное, скоро начнут засыпать ров.
  Песок приглушал дрожание земли, но не мог скрыть кипучую деятельность, которую развернули захватчики: в лагерь постоянно въезжали тяжелые боевые повозки с продовольствием, людьми, военным снаряжением и камнями - в оазисе Мианэ крупных камней, пригодных для осады не было, и предусмотрительные драганы привезли их с собой. Вот только откуда? Холустайские горы лежали немыслимо далеко на востоке, а проволочь осадные камни через пустыню людям было не под силу. Драганам могли помогать шибанцы, чьи земли начинались за Балидетом, на другом берегу реки. Но объяснение было надуманным. Шибан и Согдарийская Империя были давними союзниками, связанными прочными торговыми отношениями и многочисленными браками правящих династий.
  Вопросы, вопросы, вопросы... Как армия таких размеров смогла пройти весь континент, оставшись незамеченной регулярными войсками драганов или кучеярами? Ни один из городов, которые прошел караван Сейфуллаха, не проявлял беспокойства и не готовился к защите. Значит, чужаки явились не из Согдарии, иначе, Самрия встретила бы их первой. Тогда оставались два варианта: либо захватчики высадились далеко на Севере и прошли через Белые Пески, где не строили дороги даже Древние, либо шибанцы разрешили драганам пересечь свои земли. Чтобы напасть на драганскую же крепость. Все происходящее сильно отдавало бредом. Был еще один вариант - самый простой. В Согдарии произошел очередной мятеж принца Дваро, который высадил войско в дельте Мианэ, чтобы нанести удар Канцлеру с тыла и захватить Балидет - последнюю по расположению, но далеко не по значимости крепость Империи в Сикелии. Без Балидета древняя нить торговых путей, соединяющая Согдарийскую Империю с Шибаном и песчаными государствами, лежащими на юге, расползется на волокна, словно кусок шелка, попавший в зубы игривому коту.
  В углу тихо подвывал купец из Фаргоса. У него убили дочь - ту самую красавицу, которая сводила с ума весь караван и Рада Аджухама в особенности. Парень, наверное, отыщет ее на небесах. Халруджи нашел руку Сейфуллаха и крепко сжал ее. Ему хотелось что-то сделать для него, прямо сейчас, но подходящих мыслей не было. Слов утешения тоже.
  А, может, он недооценивал защитников Балидета? Ведь, город считался одной из самых неприступных крепостей Сикелии. Регарди хорошо помнил, с какой гордостью иман рассказывал о его истории и могучих стенах, переживших не один набег керхов.
  Балидет стоял на вершине единственной возвышенности речного оазиса и был защищен двойным укреплением. Главная стена состояла из двух слоев кладки, соединенных поперечными стенками. Ее внешний слой был сооружен из массивных камней неправильной формы, а пространство между ячейками забито щебнем. Перед главной линией стен, достигавшей десяти салей, находилось невысокое вспомогательное ограждение из кирпичей, оставшееся от Древних. В обе ограды через каждые тридцать салей были встроены стрелковые башни с аркбаллистами. Крепостные стены стояли на высоком валу, под которым проходил тоннель, позволяющий совершать внезапные вылазки. Ров вокруг города был заполнен жидкой грязью - ее невозможно было переплыть, не увязнув в предательской топи. Балидет был похож на огромного ящера, приготовившего свое жилище к зимней спячке.
  Давно забытые уроки военной тактики всплыли в памяти с неожиданной ясностью. Если захватчики последуют давней драганской традиции, то сначала Балидет возьмут в кольцо, после чего станут морить жителей города. Возможно, защитникам предложат сдаться. Именно так, без боя, в далеком прошлом драганы захватили почти все города Сикелии. Если крепость успешно выдерживала блокаду, начиналось строительство осадной техники. Судя по тому, что драганы уже сейчас активно стучали топорами, осада должна была начаться совсем скоро.
  Затем, драганы попробуют выманить гарнизон крепости в поле, где защитников ждала неминуемая гибель. Арлинг уже сейчас чувствовал, что чужаков было намного больше двух тысяч кучеяров, защищавших город. "А если выманивание не получилось, то выбор будет стоять между штурмом или продолжением осады", - заскрипел в мозгу голос старого лектора.
  "Значит, штурм", - подумал Регарди, прислушиваясь к крикам за стенами палатки. Кажется, кто-то дрался. Драганы никогда не отличались спокойным нравом, но надеяться на то, что они перережут друг друга до приступа, было глупо. Чтобы сдерживать агрессию воинов, опытные командиры не скупились на хорошую пищу и девиц, которые обычно сопровождали драганские походы.
  Самым страшным осадным оружием драганов был "небесный огонь". Арлинг надеялся, что чужаки не привезли его с собой. Балидет, возведенный из глинобитных построек, мог вспыхнуть, как смола на факеле. Уже здесь, в Сикелии, он слышал от имана, что при осаде некоторых крепостей самонийских горцев, драганы использовали человеческий жир, который получали из пленников. Его выливали в растопленном виде на дома, и огонь, попавший на этот жир, нельзя было погасить. "Вот еще один вариант нашего будущего", - подумал Регарди. От захватчиков можно было всего ожидать. Судя по тому, что они вытворяли с погодой, их командиры любили преподносить сюрпризы.
  Халруджи был уверен, что буря, поглотившая караван, не была настоящей. В Холустае никогда не встречалось сильных самумов, да и сезон бурь в Сикелии давно прошел. Впрочем, у случившегося могло быть простое объяснение, которого они не знали. Ведь и "небесный огонь" когда-то считался демонической силой, а на деле оказался лишь смесью определенного состава. Что мешало военным инженерам Согдарии изобрести нечто подобное с ветром?
  У входа в палатку раздались голоса, и в духоту темницы хлынул поток свежего воздуха. "Рановато за нами пришли", - вяло подумал Регарди, но запах гвоздики и оссиджика, вплывший в палатку вместе с шумом военного лагеря, заставил его насторожиться. В царящем хаосе он совсем забыл о начальнике капитанской стражи, но, судя по его бодрому голосу, тот был жив и даже не ранен.
  - Вот он! - торжественно объявил Вазир, указывая в их сторону.
  - Не вмешивайся! - быстро шепнул Арлингу Сейфуллах, поднимаясь навстречу драганам.
  Лезвие скользнуло в ладонь, но так в ней и осталось. Вопрос о том, что именно его остановило, - сомнения или внезапный приступ трусости - он задавал себе потом много раз, так и не найдя ответа.
  - Играть с нами вздумал? - угрожающе зашипел Вонючий. Регарди узнал его по запаху дарроманской настойки, так как сапог драган не поменял. Похоже, он и не подозревал, что от него смердело на много салей вокруг.
  - Ай-яй-яй, капитан Аджухам, - зацокал бывший начальник стражи, вторя драганам. - Только слабаки прячутся за чужими именами. Поступок недостойный славного рода вашего отца. А этого слепца нужно немедленно убить!
  Регарди живо представил, как Вазир тычет в него пальцем, перетянутым золотыми кольцами. Возможно, золота на нем уже и не было, но от командного тона кучеяр не избавился.
  - Разберемся, - лениво протянул Вонючий, выталкивая Сейфуллаха вместе с Вазиром из палатки.
  - Оставайся здесь! Приказ! - успел прошептать Аджухам, прежде чем исчезнуть за пологом шатра. Арлинг еще долго слушал его шаги, но скоро их заглушил шум лагеря. Он старательно убеждал себя, что высокая должность Сейфуллаха убережет его от смерти. Если мальчишку не приведут обратно до темноты, он отправится на его поиски. Под покровом ночи Аджухама можно будет легко отыскать по запаху. В голове родилась новая идея, и Регарди принялся лихорадочно мерить палатку шагами. А если попробовать выбраться из шатра прямо сейчас и, переодевшись под драганского воина, проследить, куда ведут Сейфуллаха? Мысль была неплохой, но Арлинг заставил себя успокоиться и сесть у порога.
  "Ты не уверен в себе, сомневаешься в каждом движении и боишься сделать шаг в сторону - с чего бы это?".
   Регарди мог до бесконечности задавать себе вопросы, зная, что ответ был все равно один. И он ему не нравился. Там, снаружи шатра, дышало его прошлое - неприкрытое, злое, обжигающее душу и разум. Оно наползало, словно болезнетворный туман на уснувшего и потерявшего бдительность путника. Ему казалось, что с появлением драганов вернулось все то, от чего он так долго избавлялся с помощью имана, пустыни и жаркого сикелийского солнца. Страх, ненависть, отчаяние, пустота... Они были еще далеко, но их дыхание уже ощущалось.
  А тем временем, за стенами шатра продолжали сражаться. На этот раз дрались на саблях - в воздухе раздавался характерный свист пляшущих лезвий и лязг парируемых ударов. Каждый удачный выпад противников сопровождался одобрительными криками зрителей. Четкий ритм, отбиваемый клинками фехтовальщиков, вдруг нарушился, и звук проводимой по телу стали подсказал, что кого-то порезали. Драганы возбужденно закричали, призывая победителя убить врага.
  А враг, между тем, просил пощады. Умолял на чистом кучеярском языке. Догадка была внезапной и неприятной. Драганы дрались не друг с другом - они убивали наемников Аджухама. Тех немногих, кого удалось взять в плен, и кто должен был попасть в рай.
  У драганов были особые представления о чести. Любой воин заслуживал рая. Даже враг. Военный кодекс его родины требовал отправить плененного противника в рай, победив его в честном поединке. Правда, понятия о честности у его бывших сородичей были странные. Драганы всегда старались захватить отличившихся в бою воинов, а после устраивали состязательные бои, обещая пленникам жизнь и свободу в качестве награды. Как правило, победить в таких поединках было невозможно. Против захваченного выставляли три дюжины воинов, которые сражались по очереди, пока пленник не отправлялся в рай на "заслуженный" отдых. Если же враг проявлял невиданную боевую мощь и сноровку и побеждал больше десяти человек подряд, ему подрезали сухожилия на ногах и состязания скоро заканчивались - не в пользу пленника. Арлинг предпочел бы отправиться в пустыню в компании дикого керха, чем сыграть в "честный поединок" с драганами.
  Мысли опять вернулись к Сейфуллаху. Аджухаму могли отрубить голову и отправить ее в подарок защитникам крепости. Или подвергнуть пыткам, чтобы выведать слабые места в укреплениях города. Аджухам мог их и не знать, но кто ему поверит?
  "Нужно бежать из шатра прямо сейчас, зря ты его отпустил", - назойливо прошептал внутренний голос, и Арлинг почти ему поверил. Момент для побега действительно было удачный. Внимание чужаков было отвлечено дуэлями с пленными наемниками, которые проходили недалеко от шатра. Арлинг медленно поднялся и осторожно приблизился к выходу, стараясь понять, чего он не хотел больше - ослушаться приказа Аджухама, нарушив, тем самым, правила Махди, или ожидать смерти господина в бездействии, что опять же противоречило его обету.
  Колебания Регарди прекратились с появлением в палатке драгана, который без слов вытолкал его наружу. Вмешательство судьбы радовало, но выбор не облегчило.
  - Тебе оказали большую честь, слепой, - произнес северянин, подталкивая Арлинга вперед. - Твой друг утверждает, что ты великий воин: мастерски владеешь саблей и ножи метаешь без промаха. Если так, то свобода в твоих руках. Одолеешь нас и пойдешь, куда пожелаешь. Мы даже дадим тебе верблюда и запас воды. А чтобы поединок был честный, драган, который будет с тобой драться, завяжет себе глаза. Амирон видит нашу справедливость! Никто не упрекнет нас в том, что мы хотим воспользоваться чьим-то увечьем. Мы бьемся на равных!
  Драганы дружно поддержали соплеменника хохотом и криками, тут же затеяв между собой ссору, кто больше всех достоин отправить слепого на небо. Вазир стоял там же, среди толпы орущих воинов, но желания приблизиться к халруджи не выказал. Бывший начальник стражи был единственным, кому Регарди не смог бы сейчас отказать в драке.
  Почему-то Арлинг не удивился, когда ему в противники достался Вонючий. Похоже, драган серьезно им заинтересовался. Он с удовольствием удовлетворил бы его любопытство, но сейчас было не самое подходящее время.
  Пока Вонючий завязывал глаза платком, Регарди отчаянно ломал голову над тем, как избежать драки. Если он хотел спасти Сейфуллаха, нужно было заставить драганов поверить, что Арлинг не достоин рая Амирона. Могучий бог северян давно от него отвернулся.
  - Будете драться на мечах, - крикнул кто-то ему на ухо, очевидно полагая, что раз Регарди слепой, то у него могут быть проблемы еще и со слухом.
  Халруджи пересчитал столпившихся вокруг воинов. Примерно два десятка вооруженных, отдохнувших и желавших драться мужчин. Пожалуй, слишком много даже для него. Новая мысль была дикой, но не лишенной смысла. Если за минувшие годы в Согдарии ничего не изменилось, драганы не будут драться с трусом из страха запятнать свою честь.
  - Держи!
  Ему протянули клинок. Судя по едва слышной вибрации, это был простой короткий меч, возможно, даже однолезвийный. И это они называли честным боем? У противника оружие было гораздо длиннее. Гонимые ветром песчинки тихо скребли по клинку, позволяя халруджи сделать неутешительные выводы о преимуществе меча драгана. К тому же, Арлинг отчетливо слышал, как Вонючий отцепил от пояса кинжал, очевидно, собираясь использовать его вместо щита. Как только эфес меча ляжет в ладонь халруджи, драган нападет.
  - Не хочу умирать! - всхлипнул Регарди, медленно опускаясь на колени. Непривычная влага сползла на щеки и посолонила губы. Слезы появились на удивление легко.
  - Я овец стригу, добрые господа! Это обман! Тот кучеяр с бритым лицом, он врет. Я в жизни только ножницы и держал. Какой из меня мечник, сами посудите? Я ведь слепой.
  - Он притворяется! - закричал Вазир, поняв, что его план может сорваться.
  - Не дрейфь, - подбодрил Арлинга какой-то драган, с трудом сдерживая смех. - Варг отправит тебя в рай, будь ему благодарен!
  Значит, у Вонючего было имя - Варг. Надо запомнить.
  - Не убивайте! - закричал Регарди, упав на землю. - Пожалуйста, умоляю! Отпустите меня, я все сделаю, все отдам!
  Скорчившись в песке, он поднял голову, чтобы зрители могли видеть слезы страха, бежавшие по щекам. Противно стало даже самому. Впрочем, он раскрыл им не все секреты.
  "Разве я достоин вашего неба, идиоты? Разве я не вызываю у вас жалости и отвращения? Побойтесь Амирона и кодекса!"
  Драганы продолжали смеяться, а Варг начинал злиться. Регарди чувствовал, как кожа противника становится горячее, и четко представил его краснеющее лицо. "Что ж, придется воспользоваться последним способом или сражаться с этими северными болванами до конца", - подумал он. Закрыв лицо руками, Арлинг затрясся в плаче, чувствуя, что осуществить задуманное оказалось нетрудно. Организм был ему благодарен - терпеть пришлось долго. Моча перебила запахи стоявших вокруг воинов, и какое-то время Арлинг полагался только на слух. Выдержав паузу, халруджи пополз к Варгу, который, видимо, как раз снял повязку, чтобы увидеть его позор. Северянин опешил.
  "Правильно мыслишь, дурень. Драка с трусом тебя замарает".
  Подобный поступок был немыслим для драгана, который предпочел бы немедленно заколоть себя, чем жить с такой "славой" дальше. Наверное, унизиться сильнее у Арлинга уже не получится.
  - Пощадите слепца, благородный господин, - снова затянул он, пытаясь поцеловать ногу драгана. Обоняние вернулось, но лишь для того, чтобы натолкнуться на зловоние, исходившее от сапог Варга. Халруджи с удовольствием позволил себе промахнуться, уткнувшись носом в песок.
  - Пожалейте...
  Закончить Регарди не успел - удар плоской стороной лезвия по лицу бросил его на землю. Стараясь смягчить затрещину, он отвел голову в сторону, но пореза не избежал. Кровь теплой струйкой заструилась по щеке, смешиваясь с песком и грязью.
  - Да ты и впрямь не достоин рая, - протянул Варг, поднимая подбородок Арлинга кончиком меча. - Говоришь, жить хочешь? Жизнь, она, знаешь, дорого стоит. За нее кровь проливают. А ты ведь даже не растение, как эти туземцы. Ты - сорняк, переметнувшийся с чужого огорода. Таких надо вырезать на корню.
  "Эх, Варг, знал бы ты мои корни, попридержал бы язык", - подумал Регарди, трогая порезанную щеку изнутри языком. Боль помогла сосредоточиться.
  - Не стоить пачкать о тебя благородную сталь, - продолжал драган, гордый тем, что оказался в центре внимания. - Когда мы войдем в город, я позабочусь, чтобы тебя скормили свиньям. Так поступают с трусами у меня на родине.
  Арлинг никогда не слышал о подобных обычаях своих бывших сородичей, но спорить не стал. Такой поворот дел его устраивал. Главное, скорее оказаться в шатре, откуда он найдет способ сбежать. Мокрые штаны неприятно липли к ногам, но Регарди чувствовал себя почти счастливым. Маленькая победа после больших поражений.
  - Отведите этого труса к пленным, - распорядился Варг. - И дайте мне, наконец, достойного воина, который хочет бороться за свою жизнь и свободу!
  Кажется, у драгана была страсть к пафосным речам. Следовало запомнить и это.
  - Я буду сражаться! - звонко выкрикнул молодой голос. - Кучеяры не боятся смерти. Только драганы могут позорить свой род и племя. Дайте мне меч!
  Арлинг снова вспомнил о пленных наемниках Аджухама. Его трусливое поведение должно было уязвить кучеяров. Во время путешествия им не раз приходилось сражаться плечом к плечу, отбиваясь от керхов и разбойников, и многие из наемников называли халруджи калхегором, что на керхар-нараге значило "воин песков". Такое обращение мог заслужить опытный кучеярский воин и очень редко - чужеземец. Регарди только что показал, как глубоко они ошибались.
  - Предатель! Трус!
  Слова молодого наемника летели в спину, словно острые кинжалы. Мальчишку наверняка убьют. Регарди искренне желал ему храбрости. Попасть в чужой рай - это страшно.
  В их темнице почти все пленные спали - сказались беспокойная ночь и долгий переход по пустыне. Те немногие, кто бодрствовал, возбужденно зашевелились при появлении Арлинга. Очевидно, они решили, что он сможет пролить свет на их будущее. У Регарди были тысяча и одна идея насчет того, что с ними могут сделать драганы, но поделиться ими он не успел. Земля вдруг со страшной силой ударила в голову. Ему даже показалось, что он прозрел. Весь мир наполнился кровью, как и должно быть, когда вокруг обрывается слишком много человеческих жизней.
  Проваливаясь в небытие, Арлинга подумал, что мог бы, наверное, уклонится от удара копья, но почему-то не стал этого делать. Возможно, он не хотел развенчивать созданный с таким трудом образ труса, а может, испугался следующего удара - уже не тупым древком по голове, а острым наконечником между лопаток. Но правда была проста. Больше всего халруджи хотелось погрузиться в сон, где не было ни драганов, ни кучеяров, ни чувства вины за предательство самого себя.
  
  Глава 2
  
  ОХОТА НА ВЕПРЯ
  
  Хмурое небо тяжело висело над землей, простираясь грузными складками до самого горизонта. Свирепый посланник зимы, холодный ветер, стригущий все живое, неспешно прогуливался по вершине горного хребта, поросшего кедровым стлаником, ольхой и карликовой березой. Вниз по склону начинались бескрайние заросли елово-пихтовой тайги. Цепляясь узловатыми корнями за карнизы уступов, деревья осторожно спускались в глухой распадок, покрытый непроницаемым шатром густых крон. Поздняя осень не оставила ни малейшего шанса кусту багульника с набухшими почками. Временная оттепель, стоявшая в Мастаршильде несколько недель, обманула беднягу, заставив поверить в волшебное возвращение весны.
  Морозный воздух с легкостью проникал под теплую куртку на меху, кусал руки, судорожно сжимавшие лук, скреб по щекам, натирая их до красноты. Было так холодно, что редкие снежинки падали на землю в виде замерзшей крупы. И хотя вечер еще не наступил, темнота надвигалась с пронзительной скоростью, покрывая море остро-отточенных пик ельника мягким одеялом сонной тишины. В лесу было тихо - ни птичьего гомона, ни криков зверей. Казалось, что царящий полумрак задушил весь мир, усыпив даже кустарники и травы.
  "Ничего, скоро начнется", - успокоил себя Арлинг, переставляя затекшие ноги. Как он ни старался, получилось громко. Усеянный мелкими льдинками снега листвяной покров гремел, словно бисер внутри бычьего пузыря. Регарди замер, внимательно прислушиваясь к звукам тайги, но его оплошность осталась незамеченной. Достав трубку, он собирался набить ее табаком, однако, вспомнив предупреждение Даррена, разочарованно засунул вещицу обратно.
  Арлинг уже тысячу раз пожалел о том, что согласился отправиться на охоту. В замке Мастаршильда, где он должен был дожидаться приезда отца, было невыносимо скучно, но уж лучше терпеть скуку, чем мерзнуть на стылой земле в непроходимой чащобе леса. Как, наверное, хорошо сейчас дома, в Согдиане.
  Сегодня столица Империи отмечала День Южной Звезды, веселый, беззаботный праздник дружбы и любви, когда по всему городу устраивались игры, маскарадные шествия и, конечно, гуляния - от веселых плясок и фривольных игр на набережной до торжественных, помпезных танцев в богатых домах Согдианы. Блеск гигантских хрустальных люстр, чей яркий свет, преломляясь в настенных зеркалах, освещал самых достойных людей Империи - благородных господ и знатных дам, был куда милее сердцу Арлинга, чем тусклые блики провинциального солнца Мастаршильда.
  Интересно, в чем будет танцевать Розмарина Пиклодокка? На последней их встрече она пообещала, что наденет взрослое платье гранд-дамы вместо положенного ей "девичьего". Арлинг представил узкий облегающий корсаж с глубоким вырезом до середины груди, взбитое облако золотых локонов и нарумяненные щеки - ведь, к взрослому платью полагалась косметика, запрещенная девушкам, не достигшим совершеннолетия. Если молодая Пиклодокка сдержит слово, трудно представить, какой скандал разгорится в доме ее отца, которому в этом году выпала честь устраивать Первый Столичный Бал.
  Регарди едва не заскрипел зубами от досады. Больше всего он жалел, что пришлось пропустить игровые стрельбища, которые проводились во время праздника в честь самой красивой гранд-дамы Согдианы - ее назначал Император. В этом году выбор Седрика Третьего пал на прекрасную Ингеборгу Данхил-Келлфрид, актрису и поэтессу, по которой сходила с ума вся Согдарийская Империя. Помимо славы и звания лучшего стрелка города победителю доставался танец и поцелуй королевы праздника, а при благоприятных звездах он мог рассчитывать и на большее.
  Все планы юного Регарди были безжалостно разрушены отцом, которому вздумалось срочно увидеться с сыном. А так как Канцлер находился в поездке по северным провинциям, расположенным весьма далеко от столицы, Арлинг был вызван в местечко с суровым названием Мастаршильд, которое Император подарил их семье за "заслуги перед Отечеством". По мнению Арлинга, глухую провинцию в горах, покрытых непроходимой тайгой, вряд ли можно было назвать щедрым даром, но Элджерон Регарди отнесся к подарку трепетно, объявив двору, что собирается провести старость в невысоком мастаршильдском замке, который напоминал ему разрушенное во время войны с горцами родовое поместье его семьи. Отец лукавил. Отреставрированный замок в Ярле, тысячекратно превосходящий по роскоши жалкие развалины Мастаршильда, давно носил репутацию единственного места, где беспокойная душа Канцлера когда-то найдет покой, но, наверное, так следовало принимать все подарки от императора.
  Отца как обычно задержали неотложные дела, и Регарди торчал в провинции уже две недели. Хорошо еще, что ему удалось заманить с собой друзей, которым до того наскучила светская жизнь столицы, что они охотно согласились отправиться вслед за ссыльным Арлингом в далекий Мастаршильд в надежде отыскать приключения на свои задницы. Впрочем, их ждало разочарование. Местные девицы были глупы и дики, пиво отдавало кислятиной, а единственный трактир не мог предложить ничего кроме игры в кости с мужланами, чей уровень мышления находился ниже интеллектуальных способностей Дарсалама, любимого коня Арлинга. Почти все время друзья отсиживались в замке, опустошая и без того скудные запасы винного погреба или устраивая скачки по сельским дорогам.
  Деревенскому старосте беспокойное соседство было не по душе, но разве можно в здравом уме перечить тому, кто в будущем станет наследником Мастаршильда? О сыне Канцлера ходили дурные слухи, а его репутация заядлого драчуна и дуэлянта была известна далеко за пределами Согдианы.
  Ни в чем не нуждаясь, Арлинг Регарди жил на широкую ногу. Его интересовали скачки, оружие и, конечно, девушки, у которых он привык пользоваться успехом. Дам старшего возраста легко покоряли льстивые речи и обходительные манеры будущего гранд-лорда, а сердца юных особ таяли от взгляда его синих глаз и шелковой шевелюры цвета дикого меда, за которой он усердно ухаживал. Следующей весной ему исполнялось шестнадцать лет, он оканчивал надоевшую военную школу и собирался отправиться в путешествие по южным провинциям Империи. Рассказы дядюшки Абира о дальних землях, где вместо черной грязи под ногами шуршал золотой песок, где круглый год росли райские плоды, а ввысь устремлялись диковинные города из хрусталя и мрамора, в которых жили самые красивые женщины в мире, будоражили сознание юного Регарди и лишали страха перед отцовским гневом. Впрочем, он собирался устроить Канцлеру сюрприз.
  Арлинг замерз и уже давно не чувствовал того азарта, который охватил его, когда однажды вечером Даррен предложил поохотиться на кабанов. Идею подсказал услужливый староста, который мечтал совместить приятное с полезным - развлечь молодых лордов и избавиться от кабаньего стада, которое повадилось лакомиться сладкими зимними яблоками в мастаршильдских садах. Низкорослые деревья не представляли трудности для крупных северных секачей, достигавших в холке полутора метров.
  Регарди не прельщала возможность стрелять диких свиней по окрестным горам, но его воображение было поражено рассказами о гигантском вепре-альбиносе, которого изредка видели некоторые удачливые охотники. Секач был старым и в человеческие дела не лез, но он был куда более достойной добычей, чем стадо охочих до яблок подсвинок. Из лобной кости клыкастого великана Арлинг велит изготовить памятный медальон, который повесит над парадной лестницей особняка в Согдиане, а белую шкуру подарит Пиклодокке или Терезе, сестре Даррена, которая, похоже, была к нему неравнодушна. Регарди нравилось женское внимание, а огонь страсти, как известно, надо поддерживать.
  После всех рассказов кабан представлялся Арлингу огромным чудовищем с большой клиновидной башкой, длинным рылом и гигантскими клыками - тупыми, загибающимися к небу, сверху и острыми, глубоко выходящими из челюсти, снизу. Таким оружием можно было с легкостью наносить смертельные раны, вспарывать кожу и рвать кишки. Регарди уже представлял, как соблазнительно побледнеют нежные щеки Розмарины, когда он в красках расскажет ей об охоте на дикого вепря. Вот только скорее бы все это заканчивалось. Ни одна девушка Согдарии не стоила его отмороженного носа.
  К охоте готовились тщательно, всей деревней. Выслушав предложения знатоков, Арлинг остановил выбор на загоне, который, как ему показалось, обещал наибольшую остроту впечатлений. Прочесав покрытую тайгой горную цепь Мастаршильда, егеря нашли обширную лежку кабаньего табуна в густом молодом ельнике на вершине одного из холмов, где и решено было устроить облаву. Узнав, что старые секачи живут отдельно от стада, Арлинг заупрямился, желая продолжить поиски вепря, но староста оказался настойчивым и убедил всех кроме Регарди, что кабанов-альбиносов в их краях никогда не водилось, а местные охотники в подпитии могут рассказать и не такое.
  И вот теперь Арлинг мерз в зарослях кедрового стланика, слушал тишину и ругал осторожного Даррена, который поставил его с самого края стрелковой линии. Он скорее лешего здесь увидит, чем белого вепря, надежда на встречу с которым все еще жила в его сердце. Хитрый Даррен занял место в центре, объяснив Регарди, что новичкам стоять посередине опасно. Когда кабан шел на прорыв, то становился страшнее тигра. "Если Даррен подстрелит моего альбиноса, то отправится ночевать в деревню", - сердито подумал Арлинг, нетерпеливо прислушиваясь к тишине леса.
  Наконец, тайгу огласил рев рога, и внизу склона зашумели кусты. То загонщики принялись прочесывать участок, гоня кабанье стадо на стрелков. Арлинг всполошился, окрыленный надеждой, что его мучения все-таки вознаградятся, и поспешно выдернул из земли стрелу, которую приготовил заранее. Ему просто должно было повезти, ведь у него был лучший лук во всем Мастаршильде. Он лично в этом убедился, сравнив свое оружие с простыми луками егерей и более скромным вооружением друзей, из которых никто, кроме Даррена, особой страсти к охоте не испытывал.
  Лук достался Арлингу от деда. Это было превосходное сложноклеенное оружие с красивой вогнутой рукоятью. Дуга была выполнена из ценных пород клена, палисандра и орехового дерева, а с внешней стороны усилена наклеенными сухожилиями и роговыми пластинами. Но особую гордость Регарди вызывала сцена охоты на кабана, мастерски изображенная на костяных накладках лука. Еще миг, и вепрь прекратит свой стремительный бег, пав от стрелы удачливого охотника. Такое оружие обещало победу.
  По мере того как загонщики приближались, напряжение возрастало. Стараясь не шуметь, молодой лорд вертелся то вправо, то влево, гадая, откуда могла появиться долгожданная добыча. В окладе громко раздавались крики загонщиков и яростный лай собак, но в кустах, окружавших Арлинга, было глухо, словно в погребе мастаршильдского замка.
  Он собирался еще раз помянуть недобрым словом Даррена, когда справа хрустнула ветка. Установив стрелу на тетиву, Регарди прицелился туда, где темнота казалась плотнее. Он уже был готов разжать указательный палец, но тут вспомнил предупреждение Ларса, старшего егеря, не стрелять по невидимой цели, и разочарованно опустил лук. Не хватало еще случайно убить какого-нибудь местного дуралея, сунувшегося под линию обстрела.
  В двух первых загонах кабаны на стрелков так и не вышли. Наверное, стадом руководил кто-то, обладающий солидным опытом и знающий, что тишина впереди могла быть обманчива. Если свиньи прорвутся через загонщиков, облаву придется прекратить, и тогда Арлинг не поленится разбудить старосту и высказать ему все, что думал о местных егерях и других знатоках кабаньей охоты.
  Но вот снова прозвучал рог, оповещавший начало нового гона, и тут же в нескольких метрах от Арлинга затрещали кусты. Сомнений быть не могло - зверь бежал прямо на него. Поправив перчатки, Регарди быстро наложил стрелу на лук и, едва успев натянуть тетиву, увидел поджарую кабаниху, резво перебегавшую открытое место метрах в пяти справа. Это был не альбинос и даже не секач, но, видимо, на большее сегодня можно было не рассчитывать. Уже выпуская стрелу, он заметил светло-бурых поросят, с визгом выкатившихся следом за матерью. Мимо! Выводок отвлек его внимание, и прицел получился смазанным.
  Свиноматка уже почти добежала до конца опушки, но Арлинг мог собой гордиться. Ему удалось извлечь новую стрелу, наложить ее на лук и натянуть тетиву всего за три секунды. Передняя часть туши зверя уже скрылась в ельнике, поэтому пришлось стрелять в угон, метясь по хребту. Темные заросли плотно сомкнулись, скрыв кабаниху, но удача все-таки улыбнулась Арлингу. Видя, как заколыхались верхушки елок, он возликовал.
  С трудом дождавшись звука рога - сигнала отбоя гона, Регарди бросился сквозь ельник к трофею. Долго искать не пришлось. Первая стрела все-таки попала в цель, пробив бочкообразную грудь, но только вторая, задевшая позвоночник, стала посланцем смерти. Свиноматка лежала головой в его сторону и не двигалась. Решив не рисковать, Арлинг стал обходить тушу стороной, чтобы подойти сзади и сделать контрольный выстрел в ухо - как учили.
  Он так и не понял, что заставило его поднять глаза. Почти вровень с верхними ветками кедрового стланика, в нескольких метрах от убитой кабанихи стоял рослый секач. Тот самый - белый. Ни одно описание не могло сравниться с мощью и величием твари, которая вдруг возникла перед ним, словно пришелец из другого мира. В своем уродстве кабан был прекрасен. Арлинг замер, как вкопанный, не в силах отвести взгляд от красных точек, неподвижно горящих на снежной морде. Если бы не белая шкура, выделявшаяся на фоне темных кустов, Регарди никогда не заметил бы притаившегося зверя, который тут же бросился на него, словно ждал появления Арлинга всю жизнь.
  Не успев осознать, что из охотника превратился в добычу, Регарди вскинул лук и, не прицеливаясь, выстрелил. "Если промахнусь, второго шанса не будет", - подумал он, в последний момент отпрыгивая в сторону.
  Арлинга спасло дерево, которое закрыло его от клыков секача. Если он и ранил вепря, то зверь этого не заметил. Разъяренная тварь пронеслась мимо, даже не сбавив скорости.
  Арлинг с трудом дождался друзей с егерями.
  - С полем, дружище! - поздравил его Даррен, трогая кабаниху ногой, отчего ее тело заколыхалось, словно огромный холодец.
  Старший егерь сломал еловую веточку и, смочив ее в крови убитой свиноматки, торжественно прикрепил к головному убору Регарди. Друзья, а за ними и остальные охотники стали наперебой поздравляя молодого лорда с добычей, но Арлинг их не слышал. Все мысли занимал снежный вепрь, без которого он не собирался уходить из леса.
  - Амирон благоволит нам сегодня! - радостно крикнул окрыленный успехом Регарди. - Белый вепрь не выдумка, я только что видел его. Он стоял у этих кустов, громадный, как скала. Промедли я хоть секунду, и зверь разорвал бы меня в клочья, но я его ранил. Теперь нам осталось только найти и добить его. Спасем Мастаршильд от чудовища!
  Арлинг, конечно, не был уверен, что ранил секача, но в тот момент он чувствовал себя полководцем, который готовился штурмовать неприступную крепость с горсткой воинов.
  Как он и ожидал, энтузиазма не проявил никто. Даже Даррен отошел в сторону и сделал вид, что рассматривается ночное небо.
  - Скрадывать раненого зверя опасно, милостивый господин, - осторожно произнес Ларс, оглядываясь на других охотников. Но желающих заявить, что молодой лорд лжет, не оказалось, и егерь неохотно продолжил. - Кровит кабан плохо, собаки здесь не помогут. Лучше отправиться домой, а утром вернуться и отыскать тушу. За ночь-то он сам помрет, если вы его хорошо ранили, убойно. Ну а если задели только, то этот зверь так уйдет, что не отыскать. Заляжет в валежнике среди топей и рыла не высунет. Поверьте моему слову.
  Арлинг смотрел в красные, окосевшие от местного пива глаза егеря и видел в них отблески кабаньего взгляда. Терпеть до следующего дня он не станет. Ему непременно нужно было показать шкуру диковинной твари отцу, который прибывал сегодня вечером.
  - Я ранил его смертельно! - гордо заявил он, обращаясь к Даррену. Мастаршильдца он решил игнорировать. - Ты только представь, что мы поймаем настоящее чудовище! В Согдиане все просто лопнут от зависти! Соберем собак и отправимся прямо сейчас.
  - Ты слышал Ларса, Арлинг. Как мы его найдем? Через час стемнеет. Да он в любом месте может залечь, смотри какие горы! Шею хочешь свернуть?
  - Кабан белый, идиот! Его в темноте хорошо видно. А вот пока мы тут болтаем, он спокойно уходит!
  Арлинг готов был спорить до бесконечности, так как идти за секачем один не собирался. Его выручил Карр, который иногда проявлял чудеса сообразительности.
  - Эй! Здесь кустарник заломлен, да здорово так. Поднесите факел.
  Следы были очевидны. На опавшей хвое отчетливо виднелись брызги крови. Их было немного - крошечные, хаотично разбросанные бусины алого цвета, но милее картины Арлинг давно не видел. Попал! Это был настоящий след, полный зверя и охоты. Секач, возможно, был самым крупным кабаном во всем Мастаршильде, и подстрелил его новичок Арлинг Регарди.
  - Скорей! - махнул он рукой, подзывая егерей с собаками.
  Хоть и с неохотной, но мастаршильдцы повиновались. Гончие сразу умчались вперед, гулко лая в таежных дебрях. Арлинг никогда не испытывал такого азарта. Идти по кровавому следу добычи и вдыхать запах уходящей жизни было чудесно. Охотники из деревни, которые будто нарочно замедляли шаг, остались далеко позади. Почти все согдианцы, кроме Даррена и Карра, тоже решили не искушать судьбу и плелись в хвосте.
  По мере того как они углублялись в ельник, спуск становился круче. Тяжелые пихты и посеребренные инеем ели вырастали на глазах, поднимаясь в черную высь гигантскими мачтами. Повсюду, где можно было разглядеть, косогор был покрыт гниющими стволами павших гигантов. Неожиданно потеплело, и с неба уже сыпал не снег, а мелкий дождь.
  Собачий лай вдруг раздался ближе - как раз за подлеском из высоких кустов жимолости и можжевельника. Арлинг готов был поспорить, что отчетливо слышал, как на мокрой хвое топчется что-то большое и неподъемное. С трудом верилось, что удача все-таки вспомнила о нем, и его ожидания вот-вот сбудутся.
  Не доходя до кустов, друзья разошлись и с разных сторон стали скрадывать зверя. Напряжение достигло пика и почти физически ощущалось в воздухе. Глухое рычание пса сменилось жалобным скулежом, вепрь же сражался молча, лишь изредка низко охая. Отчетливо раздалось глухое щелканье, и Арлинг понял, что кабан пустил в дело клыки. Очевидно, он вертелся из стороны в сторону, стараясь не дать собакам зайти со спины.
  Регарди почувствовал на себе взгляд Даррена и поднял глаза. Тот, приложив палец к губам, показывал на небольшую прогалину, которая виднелась среди мохнатых ветвей недалеко от Арлинга.
  Пригнувшись, Регарди достал стрелу из колчана и стал подкрадываться к зияющей темноте прогала. Внезапный визг пса раздался почти одновременно с треском ветки, попавшей под ногу. Проклиная свою неуклюжесть, Арлинг бросился напролом, с трудом уворачиваясь от колючих веток, хищно целившихся в глаза. Даррен помчался за ним, но кабана уже и след простыл. На развороченной земле лежала мертвая собака с вспоротым брюхом. Еще два пса жалобно скулили в кустах.
  - Вот паскуда! - выругался Даррен, склоняясь над ранеными животными. У одной гончей был перебит позвоночник, у другой скользящим ударом задеты ребра.
   Цепочка кровавых пятен, которая вилась по светлой хвое и опавшему листу до самой прогалины, исчезала внутри зарослей, словно кабан чудесным образом исцелился.
  - У них жир быстро рану затягивает, - досадливо пояснил Даррен. - Он сейчас в лежку уйдет, и ищи его в этих дебрях, сколько сил хватит. Возвращаться надо. Собаки-то Ларсовы. Представляю, как старик расстроится.
  - Избавься от них, - распорядился Арлинг, не собираясь задерживаться.
  У Даррена смешно округлились глаза, но возразить он не успел. Послышался голос еще одной гончей - последней собаки Ларса, которая, срываясь на хрип, яростно облаивала кого-то неподалеку.
  - За мной, - выдохнул Регарди, ползком выбираясь из переплетенного лианами кустарника. Уж на этот раз он не позволит вепрю сбежать.
  - Осторожно! - голос Даррена раздался над самым ухом, и Арлинг замер, не успев опустить ногу.
  - Смотри!
  Подобрав палку, друг ткнул ею в мягкий мох, начинавшийся прямо за кустами можжевельника. Покрытая бурым ковром поверхность заколыхалась, словно кисель.
  - Надо обход искать. На мшаву похоже.
  - На что? - не понял Арлинг, злясь из-за неожиданного препятствия.
  - Здесь топи начинаются. Мы же в самом распадке оказались. Если это моховые болота, то дальше идти нельзя. Сверху мох, а внизу пучина. Пропадем не за денежку.
  - Но зверь-то прошел! И псина перебралась!
  - Не глупи, Регарди, сдался тебе этот кабан! - разозлился Даррен. - Через час-два здесь вообще ничего видно не будет. Собаки его хорошо потрепали, за ночь он сам дойдет.
  - Если зверь тот самый, про которого местные охотники говорили, то потом мы его ни за что не найдем, - неожиданно вмешался Карр. - Уйдет в лежбище и сгниет там. Такой случай раз в жизни бывает. А перебраться и по кочкам можно, здесь не везде топи.
  Даррен возмущенно уставился на товарища, но ссоре помешал треск валежника, послышавшийся из глубины распадка. Лай вдруг прекратился, а вечернюю тишину разбил женский крик, прозвучавший в этом месте дико и чуждо.
  "Ведьмины топи", - вспомнились Арлингу слова деревенского старосты. Мастаршильд был слишком далеко от этих мест. Вряд ли сюда мог забрести кто-то из деревни. Да и собирать в болотах было нечего - ни грибов, ни ягод. Островки валежника с чахлыми деревьями окружали поля темно-бурой зыби, покрытой мягким ковром мха. Торчавшие из них кочки, похожие на взлохмаченные человеческие головы, образовывали едва заметные тропы, расходящиеся по всему распадку, словно вздутые вены.
  Еще какое-то время из сумрака доносились звуки борьбы и странные шорохи, а потом все стихло, словно мир лишился своего разноголосья. Карр слегка кашлянул, и Арлинг понял, что тому пришла в голову та же мысль. Негромкий звук кашля пронесся над сырым мхом и валежником раскатистым эхом.
  Регарди почувствовал, как страх вцепился в горло холодными пальцами. Почему егеря до сих пор их не догнали? Или они повернули назад, оставив гостей на произвол судьбы? А может, мастаршильдцев и в живых-то уже не осталось? Как-то разом вспомнились рассказы о кикиморах, лесных дриадах и болотницах, которые ему приходилось слышать от суеверного слуги Холгера и местного смотрителя. С трудом заставив себя оглянуться, он встретился глазами с Карром, чей взгляд недвусмысленно говорил о том, что еще немного и согдианин обратится в позорное бегство. При виде чужого страха Арлинг приободрился. Их трое, и они вооружены. Ни к чему вспоминать суеверия, когда можно сходить и посмотреть, откуда раздавались странные звуки. "Наверняка, у них очень простое объяснение", - заверил он себя.
  Убедившись, что друзья последовали за ним, Регарди начал осторожно подбираться к густому валежнику, за которым вновь послышались странные звуки. Легкая возня, жалобное поскуливание, но самое жуткое - тихое, невнятное бормотание, которое можно было принять за стоны раненного зверя, если бы... У него появилось множество догадок насчет природы белого вепря, но все они не сулили ничего хорошего. Зверь мог принадлежать мастаршильдским ведьмам, а мог быть самым настоящим оборотнем.
  Подкрасться незаметно не удалось. Заросли кустов с яркими бусинами ядовитых ягод, вдруг закипели, словно их мелко трясли от самых корней, и по всему болоту раздалось гулкое кабанье оханье. Друзья бросились вперед почти одновременно, и, цепляясь за колючие ветки, напролом преодолели живой забор.
  За буреломом распадок уходил вверх, но все видимое пространство занимало огромное, вывороченное с корнем дерево. Полусгнивший ствол местами обвалился внутрь, а ветки сгнили, не выдержав сурового болотного климата. Дерево внушало непонятный трепет, вызывая желание обойти его как можно дальше. Если бы Арлингу сказали, что перед ним одно из первородных растений Амирона, он бы поверил, не задумываясь. Гигантский корень, словно растопыренная многопалая лапа, вздымался в небо, создавая причудливые узоры с дикой лозой, которая так тесно переплелась с ним, что казалось, дерево наполовину воскресло, пустив причудливые ростки жизни.
  Гончую они увидели не сразу. Проклиная вонючий болотный воздух, Арлинг заглянул в одну из многочисленных дыр, проделанных в древесном стволе природой, и резко отшатнулся, приняв сверкающие глаза пса за дьявольские огни. Когда он позвал ее, собака тут же подбежала и, поджав хвост, привалилась к его ноге, игриво показывая желтое с проседью брюхо. Злобная псина, которая ни за что не подпустила бы к себе незнакомца, которым, несомненно, был для нее Регарди, вела себя так, словно превратилась в глупого щенка.
  - Что это там у нее? - спросил Карр, наклоняясь к гончей, которая тут же воспользовалась этим, чтобы лизнуть его в лицо. За ошейник была воткнута яркая тряпица, неприметная на рыжей шкуре собаки.
  - Не трогай! - предостерегающе крикнул Даррен. - Это ведьмины штучки. Нас предупреждают. Нужно убираться отсюда быстрее.
  - Ненавижу все это, - проворчал Арлинг, вытаскивая из-за ошейника пестрый платок. - С какой это стати мы должны их бояться? Ведьмины земли? Ха! Это края Элджерона Регарди, а в будущем - его сына, то есть, мои. Знаешь, что это за вещица? Такие платки носят все мастаршильдские девки. Думаю, когда мы вернемся, стоит устроить допрос местных дам с пристрастием. А если будут молчать, приглашу к ним в гости старикана Педера Понтуса. У него давно руки чешутся кого-нибудь спалить на костре. Эй, ведьмы! Слышали меня? Если шкура белого кабана не будет ждать меня у ворот Мастаршильда к утру, я устрою в вашей деревне пожар!
  - Арлинг, прекрати, с ними не шутят. Собаке дали что-то понюхать, чтоб присмирела, я о таких травах слышал. А ведь могли и убить. Значит, они знают, кто мы, и ссоры не ищут. Давай просто уйдем, а?
  - Ты с таким жаром говоришь о ведьмах, словно они тебе сестры родные.
  - Дурак!
  Едва слышный шорох можно было принять за шум ветра в кронах тисов, но согдианцы были слишком взволнованы, чтобы пропускать его мимо ушей.
  - Там, - шепнул Арлинг, указывая на кусты багульника, которым порос весь склон. Только сейчас он заметил, что они перешли почти весь распадок и достигли противоположного края. Придется попотеть, чтобы отыскать обратную дорогу.
  "К дьяволу все!", - отмахнулся он, осторожно подкрадываясь к зарослям. Про кабана он уже не вспоминал. Вцепившиеся в рукоять ножа пальцы заныли, но Арлинг приказал себе не расслабляться. Застигнутая врасплох ведьма станет достойной наградой его мучениям.
  Он оказался на долю секунды быстрее выскочившей перед ним девушки. Взмахнув черным платком или длинными волосами - Регарди в темноте не разглядел, - она принялась быстро карабкаться по отлогому косогору, но Арлинг в два прыжка нагнал ее и повалил на мокрую хвою. Он был выше и сильнее, но девица так отчаянно сопротивлялась, что ему не сразу удалось с ней справиться. Помогли подоспевшие Даррен с Карром, которые держали ее, пока Арлинг скручивал ведьму веревкой, припасенной для кабана. Она кусалась и царапалась, но когда согдианцы поставили ее на ноги с туго связанными за спиной руками, вдруг расплакалась, да так жалобно, что у Регарди не поднялась рука стукнуть ее, хотя он и собирался это сделать.
  В глаза сразу бросился странный наряд девушки. Ведьма бессовестно задрала юбку, подоткнув ее длинные полы за пояс и нацепив просторные мужские штаны, которые были тщательно заправлены в аккуратные сапожки. Толстовка - отцовская или мужнина - и поношенный жилет из козлиный кожи делали ее похожей на дровосека. Ношение женщинами мужской одежды считалось кощунством и строго наказывалось. Старый Понтус отправлял на костер и за более мелкие проступки. Но больше всего Арлинга удивили "бусы", сделанные из весьма неподходящих предметов: ложек, платков, ножей, колец, наконечников стрел и игрушек. Будто и не человек стоял перед ними, а сам леший, нацепивший на себя все, что люди обронили в местных лесах. Как ведьме удавалось бесшумно передвигаться со всем этим сокровищем, так и осталось для него загадкой.
  Она уже не вырывалась, покорно повиснув на руках Даррена и Карра, которые из последних сил выжимали из себя остатки мужества. Наверное, они решили, что прокляты на всю оставшуюся жизнь.
  Отодвинув ножом спутанные пряди с лица девушки, Арлинг с удивлением обнаружил, что она молода и очень недурна собой. Впрочем, ведьме полагалось быть красивой. Вид портил покрасневший от слез нос и исцарапанные ветками щеки, но здесь, в распадке у болот, это лишь придавало ей очарования. Особенно ему понравились глаза. Большие, обрамленные густыми ресницами, с черными, как болотная топь, зрачками. И взгляд у нее был притягательный - затягивал в себя, словно омут.
  - Вот уставилась, страхолюдина, - голос Карра вернул его на землю, правда, Арлинг не сразу сообразил, кого тот имел в виду. - Что ты с собакой сделала? Отвечай, мерзавка!
  - Она меня напугала! Я подарила ей ленточку.
  Арлинг и не предполагал, что к прекрасному лику ведьма обладала еще и ангельским голосом. Дьявольские силы! Может, он уже заколдован и ничего не понимает, но охота на кабанов превращалась в самое интересное в его жизни приключение.
  - Сама дура, и нас за дураков держишь? - не унимался Карр. - Куда кабана дела? Уж не порчу ли навести собиралась? Смотрю, принарядилась подобающе.
  - Пустииии! - заголосила девушка, и по ее лицу покатились прямо-таки гигантские слезы.
  - Постой, - вмешался Даррен, видя, что Карр собирается влепить ведьме пощечину. - Кажется, я знаю ее. Это дочка деревенского мясника - Магда. Она сумасшедшая. Люди говорят, в детстве ее ударило молнией, вот с тех пор она с головой и не дружит. Старый Фадуна жаловался, что она часто в леса уходит, а потом ее по нескольку дней ищут. Сегодня она далеко забралась.
  - Басни все это, - фыркнул Карр. - Любой лесничий скажет, что здесь ведьмины чащи. Если ее до сих пор не повесили, то она очень умело притворялась. Вот и раскроем мастаршильдцам правду, кто их скотину портит. Кровища там, в кустах, ее рук дело. Она нашего вепря сама убила и использовала по назначению.
  - По какому такому назначению? - не понял Даррен.
  - Съела, - отрезал Карр, едва успев увернуться от зубов девушки, которая попыталась укусить его за руку.
  - Вот сука! Нечего с ней возиться. Эй, Арлинг, ты чего?
  Регарди оперся рукой о поваленный ствол дерева-гиганта и мечтательно смотрел на темные тучи, стремительно бегущие в окнах между кронами вечнозеленых елей.
  - Что? - не понял он, рассеянно скользнув взглядом поверх голов согдиан.
  - Не смотри на нее, - нервно сказал Карр. - Еще приворожит. Я слышал, такие могут. Они дьявольские отродья, им все что угодно может прийти в голову. Давай вздернем ее на этом дереве, будет знать, как портить благородным господам охоту.
  - Ты, наверное, прав, - протянул Регарди, поняв, что собраться с мыслями стало чертовски трудно. - Признавайся, красавица, ты меня заколдовала?
  Тон получился игривым и несолидным для такого знатного человека, как он. Арлинг вообще не то собирался сказать. Слова повисли в пустоте, столкнувшись с непониманием в глазах согдианцев и с вопросом, вспыхнувшем во взгляде ведьмы.
  - А ты хочешь? - вдруг спросила она, перестав дергаться в руках Карра.
  Вопрос застал Арлинга врасплох, и он впервые в жизни не нашелся, что ответить.
  - Эй, оставьте девчонку в покое, - вмешался Даррен. - Мы на кабана пришли охотиться или на ведьм? Гоняемся за какими-то призраками. Белый секач... Это ж надо было так себе голову заморочить! Ты, наверное, зайца подстрелил, а про вепря солгал.
  - Кровь! Ее было много! - яростно запротестовал Регарди. - Я что, по-твоему, слепой, не могу кабана от рысака отличить?
  Одних слов ему показалось недостаточно, и, подскочив к Даррену, он толкнул его в грудь, попытавшись свалить на землю. Почему-то ему стало очень важно, показать, кто здесь главный. Даррен терпеть не стал и со всей силы пихнул его в ответ. Не ожидав отпора, Арлинг не удержался на ногах и отлетел в заросли багульника, плюхнувшись спиной в болотную жижу.
  Сначала он услышал странный звук, не похожий ни на ветер, играющий в кронах елей, ни на человеческие голоса, которые могли принадлежать другим охотникам. Поняв, что увяз в трясине всем телом, он поднял глаза и увидел самое страшное зрелище, какое не смог бы представить, даже если бы сильно напился. В паре метров от него, в темноте зарослей, притаился снежный вепрь, который казался чудовищем из ночных кошмаров. Так как Регарди лежал на спине и смотрел через голову, то ему показалось, что кабан топчет копытами небо. Белая, с кровавыми подтеками щетина стояла дыбом, узкие щелочки глаз извергали огонь, а острые, отточенные до филигранной остроты клыки торчали из оскаленной пасти едва ли не на локоть в длину. Секач стоял неподвижно, изредка роняя из пасти белую пену, оседавшую на влажную землю снежными хлопьями. Страшнее всего было то, что зверюга смеялась - тихо, едва слышно, но Арлинг запомнил этот издевательский смех на всю жизнь.
  "Его вижу только я", - догадался Регарди, чувствуя, что от страха язык прилип к нёбу, не давая крику вырваться наружу. Охотничий нож он где-то потерял, а до лука с колчаном было не дотянуться.
  - Ох-хо-хо! - сказал кабан, и, наклонив морду к земле, побежал на него мелкой рысью. Торчащие в стороны клыки-ножи приближались с неуловимой быстротой.
  "Неужели они там все оглохли", - подумал Арлинг и отчаянно дернулся, пытаясь выбраться из жирной грязи. Это судьба, фатум. Вепрь целился ему в глаза, собираясь вначале ослепить врага. Ужаснее смерти Регарди не мог представить.
  - На помощь! - голос наконец-то вернулся, но было поздно. Дыхание зверя уже оседало на лице вонючими каплями.
  Ведьма упала на него всем телом, вылетев из кустов так внезапно, что он не понял, что удивило его сильнее - ее неожиданное появление или непонятное поведение секача, который на всей скорости вдруг развернулся в другую сторону, едва не задев лицо Арлинга задними копытами. Его накрыло волной жидкой грязи, которая густо облепила лицо и набилась в рот. Регарди казалось, что от крика он сорвал горло. Хохотнув напоследок, зверь гордо скрылся в густом валежнике, словно король, даровавший жизнь врагу.
  Когда Даррен и Карр с перепуганными лицами вломились в кусты, Магда все еще лежала на нем, тщетно пытаясь встать - со связанными руками это было непросто. Он же подняться даже не пытался.
  -Глупый белый, - пропыхтела она и виновато улыбнулась Арлингу.
  Регарди улыбнулся ей в ответ и вспомнил, что может дышать.
  - Ты в порядке? - запыхавшийся Даррен был белым, как мел. - Эта идиотка словно взбесилась! Цапнула меня за руку.
  Он принялся энергично поднимать Магду, очевидно, полагая, что ведьма собиралась покусать и Арлинга тоже. Еще не пришедший в себя Регарди неожиданно вцепился в девушку. Даррен не удержался и, потеряв равновесие, плюхнулся рядом в грязь. Нападение кабана уже казалось страшным сном, который, как положено, испарился при первых лучах солнца. Им, конечно, был не Даррен. Арлингу светила прекрасная незнакомка. Ошметок грязи отлетел от подошвы сапога Регарди и приземлился точно меж глаз согдианина, налепив ему искусственную горбинку. Первой расхохоталась Магда. Ее смех звучал так беспечно и искренне, словно она оказалась в кругу лучших друзей. Глядя на нее, развеселился и Арлинг, чего нельзя было сказать о его товарищах.
  - Спятил, что ли? - выругался Даррен, с трудом вытаскивая из жидкой кашицы ногу. - Я, конечно, всегда догадывался, что ты псих, но не подозревал, что это зашло у тебя так далеко. Руку давай...
  Наконец, все трое выбрались на твердый участок суши, оцепенело разглядывая друг друга. Мех на некогда шикарном воротнике Арлинга повис грязными сосульками, мало отличавшимися от его волос, как по цвету, так и по форме. В не лучшем виде были и Даррен с девушкой. Грязь смешала все различия, превратив их в странных темно-бурых существ, густо обсыпанных опавшими листьями, старой хвоей и тонкими веточками.
  - Ты! - прорычал Карр, указывая на Магду. - Я тебя сейчас утоплю по-настоящему!
  - Убери руки, - велел Арлинг, с трудом заставив себя успокоиться. Так весело ему еще никогда не было.
  - Приди в себя, Регарди! Эта ведьма заколдовала тебя, как ту собаку в кустах. Еще немного, и она повяжет тебе ленточку на шею!
  - Заткнись и дай мне нож.
  - Ты хочешь ее зарезать? Зачем так возиться? Давай лучше ведьму повесим. Что ты делаешь?
  Арлинг осторожно снял веревки с Магды и не сдержал возглас удивления, когда девушка сунула холодные ладони в его руки.
  - Замерзла очень, - просто объяснила она, как будто другого способа согреться кроме рук Регарди не существовало. Впрочем, он и не думал их отдергивать.
  - Эй, - не выдержал Даррен, хватая Арлинга за плечи. - Ты бы поосторожнее. Она может быть больной. Прокусила мне палец до крови, хорошо, если не бешеная. Лучше отпусти ее. Пусть идет, куда хочет, у нас и так проблем хватает. Надо егерей найти, нельзя же без них возвращаться. И с кабаном что-то решить.
  - Не было никакого кабана, - не моргнув глазом, соврал Регарди. - Я все выдумал. Подстрелил какую-то белку, а секач померещился. Что мы, мало свиней забили? Пора возвращаться. Нас, наверное, уже обыскались. Пойдешь с нами, красавица?
  - Ага, - кивнула Магда и плотнее запахнула на Арлинге куртку. Как будто это он, а не она, клацал зубами от холода.
  Карр собирался что-то сказать, но Регарди бросил на него такой взгляд, что Даррен, испугавшись новой ссоры, поспешил вмешаться.
  - Пусть ее, - пробормотал он, глядя на Арлинга, как на больного. - Плохое это место. Давай сначала выберемся отсюда, а потом разберемся. Если она и впрямь ведьма, повесить ее всегда успеют.
  Стремительно надвигающиеся сумерки заставили Карра согласиться, хотя на Арлинга затаили глубокую обиду. Впрочем, Регарди было на это наплевать.
  Осторожно взяв Магду за руку, он повел ее из леса, выбирая самую ровную и сухую дорогу. В голове царил хаос, зато на душе было как никогда мирно. Глядя на бледную луну, которая робко выглянула из-за уходящих туч, Арлинг подумал, что багульник вообще-то оказался прав. Весна дышала ему в затылок, заставляя поверить в то, что и у человека могут вырасти крылья.
  
  * * *
  
  Канцлер Согдарии и объединенных провинций Империи Элджерон Регарди отобрал у слуги запотевший графин и сам наполнил водкой пузатую стопку из фардосского хрусталя. Четвертую за вечер.
  Пить Канцлер умел. Глядя на уверенные движения и твердый взгляд отца, Арлинг подумал, что, наверное, потребуется не один такой графин, чтобы заставить Бархатного Человека потерять самообладание. Он никогда не понимал, почему за отцом закрепилось такое прозвище. Возможно, из-за его пристрастия к роскоши, а может, странного характера. Мягкого и теплого с одной стороны - лицевой, но холодного и независимого - с другой, оборотной. При первом взгляде Канцлер производил впечатление уступчивого и сговорчивого человека, но Арлинг знал, что угодить отцу было невозможно. Он всегда добивался своего.
  Если император являлся душой и сердцем Согдарии, то Элджерон Регарди был ее головой. При виде красивой тучи на небе он думал о плохой погоде, размокших дорогах и росте цен на рыбу из-за задержек рыболовецких барж по причине сильных штормов.
  Когда Седрик Третий раздумывал над проблемами художественной ценности в поэзии Старого Двора и писал философские трактаты, Канцлер решал вопросы финансирования армии и проводил аграрные реформы в провинциях. Пока Император исследовал графику и мифологию народов Южной Родии, пытаясь определить их роль в формировании иконописного искусства Левантийских городов, Элджерон разрабатывал новую систему повинностей и вводил прогрессивный налог на доходы лордов, чтобы пополнить казну после неурожайного года и подавления мятежа в северных землях. Седрика любили, Канцлера боялись. Император занимался самосовершенствованием и поиском новых путей духовного развития, Элджерон устранял врагов и конкурентов, используя армию, Церковь и собственный незыблемый авторитет.
  Потомок древней династии Гедеонов всецело доверял главному советнику. Впрочем, никто не мог упрекнуть старшего Регарди в том, что он плохо управлял Империей. Народ был сыт, роптал редко, а самое главное - вовремя получал положенную порцию развлечений. Превратив Совет Гранд-Лордов в шутовской круг любителей искусства, приближая одних и отдаляя других, Канцлер ловко подтасовывал карты и настраивал струны имперской скрипки в тон собственным вкусам и предпочтениям.
  Добившись ссылки трех императорских сыновей в отдаленные провинции, и связав руки молодой императрицы-мачехи умело подобранным компроматом, Элджерон мог смело претендовать на престол, но царские регалии ему были не интересны. Сорокалетний Регарди предпочитал стоять за хилыми плечами Седрика Третьего и зорко следить за бескрайними просторами имперских владений, не показываясь на виду. Пятьсот лет активной экспансии превратили крохотную Согдарию в страдающего одышкой гиганта, который уже прогибался под тяжестью собственного веса, но упорно двигался вперед, заслоняя своей тенью всю ойкумену.
  Утонув в заботах о согдарийцах, Элджерон Регарди часто забывал о сыне, оставшемся от его единственной любви, младшей сестры Императора - Фэйге, которая умерла после тяжелых родов. Арлинг никогда не мог избавиться от ощущения, что видит в глазах отца нескрываемый упрек и досаду.
  Прибыв в мастаршильдский замок утром, Канцлер смог найти время для встречи с сыном только к ужину. Сам Арлинг тоже не спешил повидаться с родителем, пребывая в весьма странном для себя состоянии. Ему хотелось побыть наедине, но тот факт, что отец не пригласил на вечернюю трапезу даже его лучшего друга Даррена Монтеро, говорил о том, что грядет серьезный и, скорее всего, неприятный диалог.
  Начинать разговор первым он не хотел, и, спрятавшись на дальнем конце стола за блеском тяжелой посуды и плачущими воском свечами, принялся рассматривать отца, которого не видел уже много месяцев.
  Высокий, чуть скошенный лоб, выдающиеся скулы и заостренный подбородок выдавали в старшем Регарди хитреца, хотя, в целом, его черты были приятны и создавали впечатление надежного и открытого человека. Зеленовато-карие глаза Канцлера совсем не походили на синие Арлинга, которые достались ему от матери. Элджерон смотрел на собеседника в упор, создавая обманчивое впечатление, что в его взгляде можно прочесть все мысли, но обычно выходило наоборот. Нос у Элджерона был с горбинкой и немного острым кончиком. Арлинг унаследовал его вместе с формой рта. Уголки губ у старшего Регарди были слегка опущены вниз, будто перевернутый полумесяц. Арлинга всегда удивляло, как отец умудрялся создавать о себе благоприятное впечатление с таким печальным выражением лица.
  Вот и сейчас Элджерон был похож на обремененного ответственностью, но, тем не менее, доброго главу семейства, который собрался пообщаться за трапезой с единственным сыном. Между тем, в голове у Канцлера, наверное, роились грандиозные мысли насчет будущего Арлинга. Хотя, возможно, он позвал его, чтобы просто отчитать за последние проделки в столице. Или староста успел пожаловаться. В последнее время общение отца с сыном было своеобразным. Элджерон строил планы, а младший Регарди успешно их разрушал, доказывая, что не способен повторить подвиг отца и стать вторым Бархатным Человеком Согдарии.
  Чтобы заполнить паузу, Арлинг подозвал Холгера, личного слугу, который был приставлен к нему с детства и играл роль сначала няньки, потом воспитателя, а теперь надзирателя. Велев налить себе водки, он пробежался глазами по столу, пытаясь отыскать убитую им свинью и поражаясь больному воображению шеф-повара. Из скромных провинциальных продуктов тот умудрился приготовить шедевры кулинарного искусства, которые, по мнению Арлинга, выглядели не совсем съедобно.
  Рядом с истекающим жиром гусем разместились золотые горы рулетов с капустой, стопка блинов с сыром, пара жареных зайцев, луковый пирог и ваза с золотой и серебристо-серой икрой. Дальше пошло веселее. Яблоки с фасолью, запеченная капуста со свининой (наверное, та самая!), сливы с клецками, кровяная колбаса с изюмом, что-то непонятное в кляре, салат из оранжевых кружков (морковь?), маленькие рыбки в желе...
   - Это что? - брезгливо спросил он Холгера.
  - Тушеная брюква в масле с белым мясным соусом, сахаром и уксусом, - гордо ответил старик с таким видом, будто сам готовил.
   - А здесь? - Регарди с любопытством заглянул в хрустальную розетку с зеленой массой.
   - Щавель, петрушка, укроп, эстрагон, мелисса, анис, молодые побеги черемши...
  - Достаточно, - перебил его Арлинг, отсылая от стола.
  И так было понятно, что семейный повар перестарался, приготовив ужин на десяток человек не меньше. Наверное, его не предупредили, что ужинать будут всего двое.
   - Власть подобна яйцу, - неожиданно произнес Элджерон, изящно отламывая кусочек от хрустящей булки. - Если держать ее крепко, то можно случайно раздавить, а если небрежно, она может упасть и разбиться. Власть нуждается в поддержке. Так было всегда.
  Проследив взгляд отца, Арлинг увидел вырезанную на потолочной балке надпись на старом согдарийском языке. Она гласила: "Когда у короля мудрые советники, его правление будет мирным". Странно, он совсем не замечал ее раньше, хотя трапезничал в зале, по меньшей мере, раз двадцать. Впрочем, в последнее время от его внимания ускользало очень многое. Например, почему он никогда не видел в деревне дочь мясника?
  Девушка поразила его воображение. Она не была красавицей, но обладала особой притягательностью, для которой всегда так трудно найти подходящие слова. Впрочем, они были не нужны. Детская наивность ее речей вместе со взрослой серьезностью взгляда и грацией лесной феи, сбежавшей из сказки в мир людей, пленили Арлинга Регарди, выкинув ключ от запертой двери его сердца в мастаршильдский омут.
  Магда держала его за руку до самой деревни, где их встретили встревоженные егеря и отец девушки, который искал ее весь день. Представив себя на месте новой знакомой, Арлинг подумал, что не смог бы избежать отцовского гнева, который, скорее всего, превратился бы в порку на конюшне. Но Фадуна даже ни разу не повысил на дочь голос. Крепко обняв ее, он поторопился закутать Магду в теплый тулуп и, осыпав Арлинга благодарностями, осторожно повел девушку домой, словно она была хрустальная.
  Осадив Карра, который пытался поднять склоку из-за неудавшейся охоты и ведьмовских замашек Магды, Регарди тепло попрощался со старостой и, продолжая удивляться своему поведению, тихим шагом направил коней через спящий поселок. В любой другой раз он непременно пронесся бы галопом под темными окнами, наслаждаясь мнимой свободой и суеверным страхом простодушных селян.
  Напряженная тишина подсказала ему, что отец, похоже, все-таки ждал ответа.
  - Как дела в Ерифрее? - спросил он, смутно припоминая причину отъезда Канцлера. Его совсем не интересовала мятежная провинция, но говорить о чем-то надо было.
  - Мы не встретили серьезного сопротивления, - охотно подхватил тему Элджерон, словно ожидал, что сын спросит именно об этом. - Хотя вести с ними переговоры было ошибкой. Автономия, подтверждение привилегий - все это было лишь предлогом. В прошлом веке они добились весьма значительной уступки со стороны Империи по вопросу военной контрибуции.
  Канцлер замолчал, уделив внимание заячьей лапке, но потом продолжил:
  - Впрочем, риска здесь не было. Ерифрея еще долго не сможет вернуть себе свободу. Благодаря беззащитности южных провинций и свободе перехода через Галакр наши войска в любое время смогут дойти хотя бы до Мезуанских хребтов.
  Арлинг ничего не понял из того, что сказал Элджерон, но, чтобы не злить отца, притворился, что ему интересно.
  - Наказание понесут все мятежники или лишь предводители?
  - Я не сомневаюсь, что ерифрейский мятеж дело рук Дваро, - уверенно заявил Канцлер, накалывая вилкой странный на вид овощ и перекладывая его в ложку. - И сделаю все возможное, чтобы император узнал о причастности принца к заговору. Он должен лично убедиться в том, что его необходимо отослать еще дальше, куда-нибудь на край земли. В Галакр или даже Сикелию. Чем дальше, тем лучше. Если не поможет и это, то Дваро закончит свои дни в мужском монастыре, который я построю лично для него. Что касается других мятежников, то они отправятся на костер или виселицу. Педер Понтус давно жаловался, что я оставил его без работы своими дипломатическими играми.
  Арлинг согласно кивал в такт отцовским словам, лениво пережевывал кусок кровяной колбасы и смотрел, как играет в бликах свечей яблочный сидр, на который он перешел после второй рюмки водки. В отличие от Канцлера он не был столь привычен к этому душистому, злому напитку, слегка отдающему медом и ванилью.
  Все мысли младшего Регарди занимала странная девушка, которую он встретил на болотах. Она была дикарка, эта Магда, и не могла сравниться ни с одной гранд-дамой высшего согдарийского общества, в котором он вырос. Ни внешностью, ни поведением, ни интеллектом. И все же она была ему интересна, как ни один другой человек на свете.
  Арлинг знал ее всего пару часов, но, казалось, что они знакомы много лет. Она охотно отвечала на его вопросы, рассказала, что любит цветы, особенно мальвы, рыбок в сельском пруду и старую собаку Брету, которая, увы, погибла на прошлой неделе, подавившись костью. Как выяснилось, с белым кабаном Магда дружила давно и часто навещала его в лесу, принося гостинцы - фрукты, орехи и кукурузу, которую альбинос особенно уважал. Еще она любила петь и по дороге домой исполнила изумленным согдианцам несколько песен про веселый дождь, дружбу теленка с кроликом и восстание крестьян при правлении Седрика Первого. У нее был очень странный голос. Он то взлетал вверх и становился тонким, пронзительно чистым и звенящим, то вдруг резко обрывался вниз, приобретая низкие, грудные тембры, звуча мягко и одновременно волнующе. Когда они уже подходили к деревне, девушка вдруг заявила, что она никогда не ела мясо и рыбу, и им не советует. Мир Магды отличался от мира Арлинга, как живой цветок отличается от прекрасной розы, выполненной искусным ювелиром из благородного корунда цвета голубиной крови.
  - Болезней, даже самых неизлечимых, можно легко избежать, однако, заразившись ими, уже не спасешься. Ты слушаешь меня, Арлинг?
  Слова отца вернули его в трапезную мастаршильдского замка. Несмотря на то, что в зале горело не меньше полусотни свечей, и жарко пылал камин, ему вдруг стало холодно и зябко. Ах да, они обсуждали мятежников из Ерифреи. Интересно, когда отец созреет, чтобы рассказать причину их встречи.
  - Мятеж был поднят из-за внутренних таможенных пошлин, - уверенно заявил Арлинг, вспомнив обрывок оброненной кем-то фразы. - Дваро здесь не причем.
  Хоть он и не разбирался в политике, но взял себе в привычку иметь мнение по некоторым вопросам, которые обсуждались в высшем свете. Наследного принца Дваро обсуждать было модно, и Арлинг давно решил, что будет ему симпатизировать. Младший сын Императора был старше его лет на десять, но он отлично стрелял из лука и был заядлым дуэлянтом, в чем младший Регарди находил определенное сходство с самим собой. Он видел Дваро пару раз до ссылки в Ерифрею, однако общего языка они так и не нашли.
  Канцлер тяжело вздохнул и потянулся к графину с водкой, но потом передумал и взял яблоко.
  - Сборы на ввозимые в провинцию грузы мы ввели еще два года назад и с тех пор ни разу их не повышали, - сурово отрезал он. - Если тебя интересует повод, то им стал отказ императора рассмотреть прошение местных лордов освободить их от предоставления рекрутов.
  Арлинг рассеянно кивнул и запустил пальцы в чашу с солеными огурцами, проигнорировав недовольный взгляд Элджерона.
  А что если пригласить Магду в гости? Например, завтра? Он покажет ей свою конюшню, она, наверное, должна любить лошадей. В Мастаршильд привезли его самые любимые породы: благородных опаловых халингеров с выразительным взглядом, пылких алкетинцев золотых и буланых мастей, крупных таракенских кобылиц - вороную и караковую, и двух лошадок из далекой Сикелии, подаренных ему дядей Абиром на день рождения. Пропорционально сложенные, с красивой шеей и стройными ногами, они должны были особенно понравиться девушке.
  - Те, кто презирает закон и устои государства, заслуживают жестокость, - голос отца снова ворвался в голову Арлинга, прервав размышления о Магде. - Нет худшего преступления, чем проявление мягкости к государственным преступникам. Народ всегда осуждает самые полезные и необходимые меры. В таких случаях мы должны закрывать глаза на сострадание и не обращать внимания на жалобы заинтересованных сторон.
  "Нет, приводить ее сюда не стоит", - подумал Арлинг, глядя на рогатые головы оленей и потемневшие от времени портреты давно умерших лордов, украшавших стены трапезной. К тому же, ему будет трудно ручаться за собственное приличное поведение. Дочери гранд-лордов, с которыми он привык общаться, были воспитаны, грамотны и красивы, но, как правило, легкодоступны. Как поступить с феей из леса, Арлинг не знал.
  - Новой главой Финансового Совета будет Герлан Монтеро. Если бы Норвуз повременил со смертью еще полгода, наши дела находились бы в еще худшем состоянии. Мы возлагаем на Монтеро большие надежды. Император подпишет приказ сразу после моего возвращения.
  Похоже, Канцлер перешел на новую тему. Интересно, знал ли Даррен о столь высоком назначении своего отца?
  - Ты, кажется, знаком с его сыном, Дарреном.
  "Да, папа, пора бы выучить имена моих друзей, а особенно - лучшего друга", - раздраженно подумал Арлинг, но вслух сказал:
  - Мы учимся в одной школе.
  Элджерон удовлетворенно кивнул и аккуратно отломил ложкой кусочек сыра с фруктовой подливой. Арлинг не заметил, как они перешли к десерту.
  - Да, я помню его. Он произвел на меня хорошее впечатление. Серьезный и воспитанный молодой человек. Не то, что ты.
  Младший Регарди усиленно размышлял, куда клонит отец. То, что он был несерьезный и невоспитанный, не являлось новостью ни для него самого, ни для Элджерона.
  - У него есть сестра, Тереза, она твоя ровесница. Полагаю, с ней ты тоже знаком. А ты знаешь, что род Монтеро ведет свои корни от первых императоров Согдарии? Они гораздо знатнее нас, между прочим. Прадед Герлана, правда, немного испортил репутацию семьи, приняв участие в борьбе за освобождение западных территорий, но за прошлый век Монтеро полностью оправдали себя в глазах императора и Совета.
  - Спасибо, я этого не знал, отец, - Арлинг старался быть терпеливым.
  - Так вот, тебе стоит присмотреться к Терезе внимательнее. Мы с Герланом решили, что вам было бы неплохо пожениться.
  Арлинг поперхнулся огурцом и выплюнул зеленые кусочки на белоснежную скатерть.
  - Что?!
  - Тебе пора взяться за ум. В следующем году ты оканчиваешь школу и будешь представлен ко двору уже не как мой сын, а самостоятельная фигура. Я хотел бы предостеречь тебя от неосторожных шагов. Игры будут неизбежны, но семья поможет получить необходимый статус, который придаст весомости и, в каком-то смысле, безопасности. А если у вас появятся дети, то еще лучше. Но над собой тебе придется работать - долго и тщательно. Ты должен воплощать уверенность в каждом шаге, смелость к новизне, уважение к традициям, научиться не смешивать белое с черным, то есть, стать полной противоположностью Дваро. Ты понимаешь, о чем я?
  - Нет, - хрипло ответил Арлинг. Он усиленно искал предлога покинуть стол, но ничего достойного на ум не приходило.
  - Люди мечтают о бессмертии - это естественное желание, оно идет из нашей сущности, вырастает из природного эгоизма человека. В детях мы живем вечно. Сейчас ты думаешь, что я рассказываю тебе очевидные истины, но, на самом деле, меня не понимаешь. Согдария - мой ребенок, Арлинг. И, как любой родитель, я хочу, чтобы он был счастлив. Принц Дваро болен. Он принадлежит к вымирающему роду выживших из ума Гедеонов. Разве можно оставлять детей на присмотр сумасшедшему?
  - Отец...
  - Не перебивай меня.
  - Я не буду жениться на Терезе.
  - Почему?
  - У меня уже есть невеста.
  - Как интересно. Позволь угадать. Кривоносая Пиклодокка?
  От удивления Арлинг растерялся. Он не думал, что отец столь наблюдателен. Интересно, откуда он знал Розмарину? Уж не устраивал ли Элджерон смотр дочерей гранд-лордов в поисках подходящей кандидатуры для сына?
  - Ее зовут Магда. Магда из рода Фадунов, - сказал Арлинг и встал из-за стола, нарушив все правила этикета. Но сидеть дальше было невмоготу. Слова вырвались неожиданно, хотя до последнего момента он не был уверен, что их произнесет. Кровь прилила к лицу, и ему пришлось залпом выпить стакан сидра, чтобы прийти в себя.
  - Сядь, - спокойно велел Элджерон, и в этом спокойствие скрывалась гроза. - Никогда не слышал о такой. Чем занимается ее отец?
  "Он мясник, режет куриц и забивает быков", - хотел сказать Арлинг, но промолчал. Лесная фея оказалась в опасности, он чувствовал это интуитивно, уже жалея о том, что не сдержался и назвал ее имя.
  - Холгер рассказывал мне, что в прошлом месяце ты встречался с Розмариной Пиклодоккой. Летом у тебя были чувства к дочери гранд-адмирала. В начале года ты пылал страстью к сестре наместника из Грандопакса. Теперь новая пассия? К счастью, пока я не слышал о бастардах, но это может быть вопросом времени. Каждый внебрачный ребенок - нож в сердце твоей будущей карьеры. Ты думаешь, что можешь брать от жизни все, ничего не давая взамен? Шестнадцать лет - это очень серьезный возраст. Это рубеж в твоей судьбе.
  - Мне пятнадцать...
  - Ерунда. Твой дед женился в четырнадцать лет и прожил с супругой до ста двадцати. Мы долгожители, Арлинг. А жену ему выбрал его отец. Это хорошая традиция рода, и я намерен ее продолжить. В будущем ты будешь мне благодарен.
  - Но...
  - Спасибо, что согласился отужинать со мной, сын, - официально заявил Элджерон, давая понять, что разговор окончен. - Завтра мы вместе отправимся в столицу. Кстати, какое-то время ты будешь жить при дворе. Седрик уезжает в зимнюю резиденцию во Флерию и хочет, чтобы ты сопровождал его. Можешь пригласить Даррена. Я договорюсь со школой, чтобы тебе перенесли занятия. Кстати, не забудь почитать что-нибудь о творческом поиске в архитектуре Савгойской династии. Будет о чем поговорить с императором.
  Элджерон встал и, дождавшись, когда Арлинг завершит глубокий поклон, полагающийся по этикету родителю, покинул трапезную.
  Младший Регарди долго глядел ему вслед, после чего подошел к столу и, отыскав среди почти нетронутых блюд хрустальный графин, наполнил до краев стакан из-под сидра. Арлинг выпил водку залпом, однако ненужные мысли не исчезли, и он забрал сосуд в спальную.
  Предстояла долгая бессонная ночь раздумий и поиска решений, которые были давно за него найдены.
  
  Глава 3
  
  СЕМЕЙНЫЙ СОВЕТ
  
  Холодное, юркое тело коснулось его щеки, скользнуло по шее и попыталось проникнуть в ухо. Сознание возвращалось с трудом, постоянно срываясь назад, в пропасть с обледенелыми берегами и раскаленным дном. Резко повернув голову, Арлинг услышал хруст хитина и поморщился от боли. Насекомое успело за себя отомстить, оставив на щеке волдырь от укуса, который сразу раздулся до размера грецкого ореха и принялся зудеть с такой силой, что Регарди не сразу удалось переключить внимание на окружающий мир.
  Сдвинуться с места не получилось. Он был связан и, похоже, давно. Пробуждающееся тело дало о себе знать покалыванием в затекших мышцах рук и спины.
  Где он? Этот вопрос мучил его каждое утро уже много лет.
  Запахи и звуки уже рвались в голову, но Арлинг не спешил пропускать их, дробя каждый аромат и шорох на части и отслеживая, в первую очередь, те, которые представляли опасность. Убедившись, что его жизни ничего не угрожало, Регарди позволили себе "осмотреться". Сложив разные оттенки в одну композицию, он поморщился от зловония. Пучок гнилой соломы под носом невыносимо смердел. Впрочем, воняло повсюду. Едва слышная возня крыс и пауков-кровососов, хрустальный звон капель сочащейся сверху влаги, печальные вздохи древних стен, стонущих под своей тяжестью, и глухие бормотания заживо погребенных людей красноречиво говорили о том, что он оказался там, где свобода тела заменялась страданием души, а страх и отчаяние убивали веру, любовь и надежду.
  Арлинг знал только одно место, которое пахло и звучало подобным образом. В Балидетскую тюрьму привозили преступников со всей Сикелии - в основном, политических, неугодных имперскому режиму жителей Великой и Малой Согдарии. Рассказывали, что тюрьма была построена в лабиринтах упавшего с неба гигантского камня, который со временем ушел под землю, скрывшись под слоем глины и песка. Но это, конечно, были слухи.
  Лезвие, спрятанное в потайном кармане рукава, было на месте. Убедившись, что он один, Регарди с наслаждением освободил руки, но тут же замер, услышав кряхтение рядом.
  - Кто здесь? - прошептал халруджи, пряча лезвие в ладони и ругая себя за невнимательность. Все это время человек сидел неподвижно и дышал так тихо, что Арлинг принял его за крысу.
  Мерзкое хихиканье раздалось не сразу. Узник зашевелился, забулькал и, наконец, разразился хриплым смехом. "Наверное, если я посижу здесь пару недель, буду смеяться также", - подумал Регарди, отодвигаясь в сторону.
  - Какой ловкий, - неожиданно внятно пробулькал сокамерник. - Отдай железку!
  - Какой глазастый, - парировал Арлинг. - Подойди и возьми.
  Плохо, очень плохо. Не стоило знакомиться с людьми подобным образом. Узник оказался на удивление внимательным. Разглядеть тонкое лезвие в тусклом свете факела, тепло которого халруджи улавливал справа, было непросто.
  Человек замешкался и вдруг быстро пополз к нему, шлепая ладонями по сырой глине. На миг Регарди представилось, что к нему двигалось нечто, обитающее в тюрьме со времен Древних.
  Решив не испытывать судьбу, халруджи напал первым. Тело отреагировало быстро и послушно. Обхватив ногами шею узника, Арлинг прижал его к полу и слегка придушил.
  - Будешь кричать, удавлю, - пригрозил он. К его облегчению, существо оказалось разумным, так как кряхтение и вопли прекратились.
  Подавив чувство брезгливости, Регарди быстро ощупал пленника и поморщился, когда обнаружил, что у человека нет ног.
  - Тебя как зовут?
  - Калииим... Пусти, больно!
  - Потерпишь. Мы в Балидетской тюрьме, верно?
  Хрюканье должно было означать положительный ответ.
   - Как я сюда попал?
   - Как обычно, - протянул Калим. - Я спал, когда тебя притащили. Бить стали. И меня тоже. Всегда так делают. Если бьют, то всех.
  - Когда это было?
  - С десяток свечей, пожалуй. Факел недавно меняли. Да что ты в меня вцепился, шею пусти!
  
  - А сколько тебе лет, красавица? - спросил Арлинг Магду, поправляя пушистую прядь на голове девушке и с трудом борясь с желанием, распустить тугую косу в черный хаос блестящих волос.
  - Двенадцать звездных пегасов, пять закрытых лун и две говорящие кошки, - не задумываясь, ответила Магда, и шутливо дернула его за челку.
  
  Сейчас халруджи и вправду вспоминал каких-то людей, которые не отличались вежливым обращением с пленными купцами. Не кучеяры и не драганы, а те, другие, со странным говором и едва уловимым запахом сахара.
  - Ладно, последний вопрос. Что с городом?
  - А что с городом? - вопросом на вопрос ответил Калим и постарался ужом выползти из-под его ноги. Для калеки он был слишком проворным.
  Решив, что ничего толкового от сокамерника не добьется, Арлинг его отпустил. Тот сразу зашлепал прочь, но, отодвинувшись на безопасное, по его мнению, расстояние, остановился и принялся ожесточенно чесаться.
  - На Балидет напали, - нарушил молчание Регарди. - Наш караван захватили почти у стен города. Под крепостью стояла целая армия - десятки тысяч драганов. Они готовилась к штурму. Ты что-нибудь слышал об этом? Кто меня привел?
  Калим перестал чесаться и громко зевнул. Арлинг не мог избавиться от ощущения, что тот не сводил с него глаз.
  - Если скажешь правду, отдам железку, идет? - предложил халруджи. Судя по тому, как оживился узник, вопрос был правильный.
  - Не так быстро, - осадил его Регарди.
  Узник закряхтел и пошарил руками по полу, после чего раздался треск разгрызаемого хитона и хлюпающий звук, который говорил о том, что Калим съел жука.
  - Говорю же, спал я, - чавкая, заговорил он, но уже более мирно, чем раньше. - Как тебя привели, не видел. Потом Колпак пришел, сказал, мол, мест нет, и ты пока у меня будешь. Обещал перевести наверх, к смертникам. Еще что-то про выкуп говорил, но я не разобрал толком. Раз сказал не лезть, я не лез. Через три свечи появились Зуб и Солома, с ними еще кто-то был, долговязый такой, с усами, про деньги спрашивал, кто платить будет, и есть ли у тебя родня. Ты молчал, а они ждать не любят. Бить стали, мне досталось. Обещали еще прийти. А почему у тебя глаза завязаны?
  Похоже, безногий действительно ничего не знал. Впрочем, кое-что из его слов обнадеживало. Если Арлинга до сих пор не убили, а терпеливо ждали выкупа, то и Сейфуллах должен быть жив.
  - Повязку зачем носишь, спрашиваю.
  Значит, тюрьма переполнена. Кем? Купцами, простыми балидетцами или воинами, защищавшими крепость?
  - Держи.
  Бросив лезвие Калиму, Арлинг поднялся и медленно двинулся к решетке, запоминая расстояние, неровности пола и звук собственных шагов. Когда-то глина под ногами была покрыта соломой, но сейчас от нее остались лишь воспоминания, да редкие стебли, вдавленные глубоко в пол.
  Он не имел не малейшего понятия, как сбежать из подземной тюрьмы, но должен был сделать это непременно и в самое ближайшее время.
  - Ты слепой? - снова спросил Калим. Он уже успел порезаться лезвием, и запах крови раздражал Арлинга.
  - Тебя это волнует?
  - Да так, просто спросил. А имя у тебя есть?
  Регарди хотел огрызнуться, но потом вспомнил, что это лишь безногий старик, доживающий свои дни в яме без света.
  - Амру, - бросил он, решив придерживаться версии Сейфуллаха. - Тебе ноги здесь отрезали?
  Спросил просто так, чтобы заполнить тишину, но получилось плохо. Лучше бы не спрашивал. Старик заплакал. Горькие всхлипы сменялись грозными проклятиями и ругательствами в адрес незнакомых халруджи богов, звучавших в подземелье сикелийской тюрьмы бессмысленно и жалко.
  Регарди отошел к стене и принялся ощупывать кладку, стараясь не обращать внимания на Калима. Ведь его совсем не интересовало, как старик потерял ноги. У каждого своя дорога. Что ему сейчас было нужно, так это выбраться из тюрьмы и найти Сейфуллаха.
  - Прости, - не выдержал он. - Лишнего сболтнул.
  Всхлипы прекратились, но старик продолжал дрожать - колебания его тела вполне ощутимо передавались по полу.
  - От старости мои волосы побелели, как камфора, а кости стали похожи на жесткий тростник, но когда-то давно я был лучшим канатоходцем Самрии и всей Сикелии.
  Арлинг не хотел слушать историю Калима. В словах старика звучала боль, которая обжигала ледяными волнами. Ему, Регарди, она была не нужна.
  - У нашей труппы было много побед, но самым главным номером всегда был мой, - продолжил Калим, не обращая внимания на шумную возню Арлинга, который пробовал решетки на прочность.
  - В небе я творил чудеса. Каждый раз, когда мы приезжали в новый город, и нас встречала толпа, я знал, кого они ждали. Толпа рукоплескала мне, боготворила, я был героем, готовым умереть в любую секунду. Ради них. Я приносил себя в жертву людскому азарту. Я-то знал, что они хотели - чтобы я сорвался вниз, упал в пропасть и потерял свои крылья. Но я не падал, а продолжал парить, смеясь над миром и всеми, кто ползал на брюхе. На проволоке я был подобен Господу Некрабаю. Свободная, шаткая, болтающаяся проволока. О, как я обожал ее! Меня не останавливала высота. Я хотел выше и выше. Это я первый перешел по канату через Большой Южной Водопад, это меня приглашал в гости сам император Согдарии. Тогда я был не Калимом. Меня называли Тенью Серебряного Ветра.
  Старик замолчал, беспокойно чиркая лезвием по камню. Звук раздражал Арлинга, впрочем, как и сам Калим, который совсем некстати решил поделиться воспоминаниями. Халруджи не любил слушать о чужих бедах.
  - Ты сорвался? - вопрос вырвался неожиданно, и Регарди пожалел о своей несдержанности.
  - Теперь я бы с радостью согласился на такую судьбу, - вздохнул старик, - но тогда я смеялся в лицо каждому, кто говорил, что мое падение лишь вопрос времени. Однажды в Самрию приехал один богач с востока, большой любитель развлечений. Наша труппа как раз была в городе, готовилась к фестивалю в честь богини Луны. Тот купец, а звали его Джаль-Баракат, как позже выяснилось, был вовсе не купцом, но тогда он затмил всем разум дешевым золотом. Он привез его с собой на двух тысячах дромадерах из земель, лежащих где-то у подножья Гургарана. Как говорят, если смазать медом, и кинжал оближут. Джаль-Баракат объявил, что созывает всех звезд сикелийского небосклона, чтобы выбрать самую лучшую, самую яркую и талантливую. В Самрии часто устраивали такие зрелища, но никогда не обещали столько золота. Я не сомневался, что победа достанется мне. Вот только хитрец не сказал главного. Джаль-Баракат оказался слугой могущественного царя из восточных земель, лежащих далеко за пределами Сикелии. И нужны ему были новые артисты для царского цирка. Когда, вручая приз, он сказал, что должен забрать меня с собой на Восток, чтобы мой талант увидели истинные ценители, я сразу заподозрил неладное. Кто поверит, что в пустыне у Гургарана есть царство, о котором не слыхали даже самые старые кучеяры? Это была ложь, а правда заключалась в том, что хитрый Джаль-Баракат искал рабов для продажи на черном рынке в Иштувэга. Я сразу раскусил его, но не мог понять, зачем ему было тратить столько денег. Ведь он выплатил мне весь приз до последнего султана. От его предложения я, конечно, отказался. Какими золотыми горами он меня только не заманивал.
  Старик закашлялся, но вскоре опять захрипел:
  -Впрочем, Джаль-Баракат с успехом поймал многих моих друзей. Слава, сказочные богатства - чего он им только не наобещал! Но среди них были не только друзья. Молодая и прекрасная Аас, которую я любил и ненавидел за смелость и чертовское обаяние, собиралась отправиться покорять двор таинственного царя. Этого я допустить не мог. Ночью перед отъездом я пробрался в дом Джаль-Бараката и убил его, задушив куском проволоки. Кто станет печалиться по купцу, у которого в Сикелии даже не было родственников. Глупец, я хотел остановить дьявола. Я хорошо спрятался, да меня никто и не подозревал. Как там наместник замял дело, не знаю. Когда через пару недель я снова показался в городе, никто про Джаль-Бараката и не вспоминал. Аас снова принялась терзать мое сердце и тщеславие, и жизнь потекла своим чередом, вернее, сочились ее последние капли. Месяц спустя Джаль-Баракат, живой и невредимый, явился ко мне ночью и поставил два условия. Либо я отправляюсь к его царю, либо он отрежет мне ноги. С ним пришло десятка два наемников, так что выбор у меня был невелик. Как ему удалось выжить, осталось загадкой, он не утруждал себя объяснениями. Той же ночью и отправились. Меня не трогали и не обижали, но шли мы по иштувэгской, "невольничьей" дороге, я в этих вещах разбирался. Джаль-Баракат больше никого с собой не захватил, а на мой вопрос, почему к царю везут только меня, он ответил, что давно научился отличать алмазы от дешевых подделок. Я был польщен, но лесть меня не остановила. Джаль-Баракат вел себя со мной так, словно я никогда пытался его убить. Мы вместе трапезничали, много беседовали, да и ехали в одинаково роскошных паланкинах. Убежать оказалось не трудно. От своей бабки я знал одну травку, которую иногда можно встретить в сикелийских оазисах. В общем, на одном из привалов я щедро угостил ядом и Джаль-Бараката, и его людей. Когда все уснули, чтобы никогда не проснуться, я забрал пару лучших верблюдов, набил в мешки столько золота, сколько мог унести, и отправился обратно в Самрию, благо отъехали не очень далеко. Кхх... Ровно через месяц ночью в мой новый, тщательно охраняемой дом вломился Джаль-Баракат с небольшой армией разъяренных керхов, вырезал всех слуг, которыми я успел обзавестись, а меня превратил в калеку, выбросив мои ноги бездомным псам.
  Старик закашлялся и повествование прервалось к большому облегчению Арлинга. Отыскав по запаху воду, которая сочилась из трещины в стене, он набрал пригоршню влаги и поднес ее к губам Калима. Им руководила не жалость, а желание заткнуть старику рот, чтобы он больше не произнес ни слова, пока Регарди отсюда не выберется.
  - Жемчужина Мианэ встретила меня не рукоплесканием и радостными криками, а пинками стражи и плевками суеверных прохожих, - продолжил Калим, смочив горло. - Джаль-Баракат увез меня из Самрии и бросил помирать у ворот Балидета, самого дальнего города Сикелии. В дороге мои раны зажили, но душа кровоточит до сих пор. Что могло ждать нищего калеку? Я умер в тот час, когда понял, что мне больше недоступна даже высота своего роста. Хотя, наверное, умер кто-то другой. Тот, кем я никогда не был. У меня не хватило духу даже перерезать себе вены. Что ты чувствуешь? Жалость? Может, и нет, но только потому, что ты сам калека. Жалость - это самое...
  - Я не калека, - поправил старика Арлинг, обрадовавшись, что появился повод его прервать.
  Калим усмехнулся.
  - Конечно. Все мы так думаем. Научись ты в сто раз лучше обращаться с новым телом, чем раньше, оно все равно останется телом калеки. Мы изгои, проклятые. Как бы мы ни притворялись обычными людьми, в корзине со спелыми фруктами нам делать нечего. Человеческая жалость - вот, что нам осталось. О, ее у людей в избытке. Ты калека, слепой, и всегда будешь таким. Разве можно увидеть мир, лишь слушая его шорохи, вдыхая запахи, трогая его? Это все равно, что представлять свободную пляску канатоходца, забравшись в люльку качели. Ты никогда не увидишь, как красива новая звезда на рассвете, я же обречен ползать на брюхе до конца своих дней. Надеюсь, это будет скоро.
  Слова Калима разозлили Регарди, но он промолчал. Да и что можно было сказать человеку, который жил прошлым? "Как и ты сам", - поправил он себя, пытаясь расковырять пальцами трещину в стене. Впрочем, здесь не справилось бы и лезвие.
  - Слепота мысли хуже слепоты глаз, старик, - заметил Арлинг, в какой раз пробуя прутья на прочность. Если бы удалось сдвинуть один из них хотя бы на несколько аров, он бы пролез.
  Едва слышный шум, раздавшийся из недр тюрьмы, заставил его насторожиться.
  - Ты слышал? - он повернулся к Калиму, который при появлении звуков поспешно отполз в угол.
  - Это Колпак с Болтливым камеры обходят. И к нам заглянут, можешь не сомневаться.
  "Хоть одна хорошая новость", - подумал халруджи, связывая себе обрывками веревки запястья и лодыжки. С виду такой узел казался прочным, но его можно было легко развязать одним касанием.
  По мере того как приближались шаги тюремщиков, холод стен становился сильнее. Их было двое. Один шагал тяжело и грузно, будто на собственных плечах неся вину всех осужденных, другой же едва слышно порхал, почти не касаясь пола ступнями. Иногда они останавливались, чтобы зажечь потухшие факелы и прикрикнуть на заключенных. Арлинг насчитал в коридоре еще три камеры, которые находились на значительном расстоянии друг от друга. Можно было только догадываться, какую толщину имели внешние стены.
  Запах немытых тел и мясной каши, которой, очевидно, перекусили стражники, стал ближе, а звуки разделились на несколько четких линий. Один из тюремщиков - наверное, толстый, - носил жесткий фартук, который громко шуршал, ударяясь о носки сапог и неровности пола. На родине халруджи палачи всегда носили фартуки.
  Тюремщики принесли с собой еще один факел, и Регарди с радостью подался навстречу его теплу. За время жизни в Сикелии он успел отвыкнуть от холода, который был так привычен в забытой Согдарии.
   - Слепой здесь? Выходи!
  Загремели ключи, протяжно заскрипела открываемая решетка. Арлингу хотелось сказать что-нибудь Калиму на прощание, но, решив не привлекать к нему внимание стражей, промолчал. Ведь ему было все равно, что случилось с мастером-канатоходцем.
  Идти пришлось долго. Регарди и не подозревал, что в камне можно высечь такие сложные лабиринты. Тюремщики вели его под руки, он же не сопротивлялся, удивляясь их почти ласковому обращению. Когда долговязый заботливо предупредил его о высокой ступени, Арлинг даже забеспокоился. Как-то не вязалось нынешнее поведение стражей со словами Калима. Может, у них так принято обращаться со смертниками? Впрочем, все его попытки заговорить и выяснить, что случилось с Балидетом, были оставлены без внимания.
  Они еще не вышли из здания, но город уже дал о себе знать шумом улиц и шквалом разнообразных запахов, среди которых резко выделялась вонь дубильного двора, расположенного недалеко от тюрьмы. Балидет, казалось, жил обычной жизнью: на улицах кричала детвора, в кронах высоких кипарисов шумел ветер, смаги, погонщики мулов, требовали уступить дорогу и ругались с разносчиками воды.
  Где восторженные крики захватчиков и плачи побежденных? Почему не слышно, как громят дома и грабят лавки? Отчего в воздухе не пахнет гарью и кровью, а птицы мирно щебечут в кипарисовой роще, как и десять месяцев назад, когда караван Сейфуллаха только покидал Балидет? Или захватчики все еще там, за стенами крепости?
  Во внутреннем дворе тюрьмы их ждали. Регарди сразу узнал Майнора, управляющего семьи Аджухамов. От него привычно разило смесью парфюмерных композиций, среди которых выделялись нотки лакричных палочек и лимона. С их помощью Майнор мечтал отбелить кожу, как это было модно у знатных кучеяров. Появление управляющего многое объясняло. Слуга, не питавший к нему симпатии, вряд ли бы явился сюда добровольно. Рафика Аджухам, отец Сейфуллаха, тоже не стал бы платить деньги за халруджи. Скорее всего, управляющего прислал мальчишка, которого выкупила семья. Вот только почему он ничего не помнил?
  - Забирай слепого и проваливай, - пробурчал Долговязый, освобождая Арлингу руки. - А ты лучше в городе не показывайся. Драганы тобой сильно интересовались.
  Похоже, выкуп прошел не совсем гладко. Доброта тюремщиков настораживала. Регарди вежливо кивнул, ломая голову над причиной их поведения. Похоже, его отпускали тайком от драганов. Значит, город все-таки взят, а его держали как военнопленного? Собирались скормить свиньям, как обещал Вонючий? Регарди не терпелось обо все расспросить управляющего, хотя он и знал, что кучеяр не станет с ним откровенничать. Они не были дружны и в лучшие времена.
  Майнор, чьи предки, видимо, грешили с пайриками, был сух, как песок, и заносчив, словно ветер. Арлинг уже представил себе, как кучеяр окидывает тюремщиков презрительным взглядом и процеживает сквозь плотно сжатые губы циничный ответ. Но вместо этого послышался звон монет. Судя по звуку, их было штук пятьдесят. А если представить, что это были золотые султаны, а не простые медяки, щедрость Майнора приобретала мировой размах.
  - Мы запрем наши уста и не причиним хлопот ни вам, ни Управителю, да не иссякнет лучезарный свет его! - голос слуги стал слаще меда. - Всех благ, добрые люди. Да будут боги вами довольны!
  Даже когда они вышли на улицу, и Майнор уселся в паланкин, который несли два крепких нарзида, Арлинг не мог справиться с удивлением. Управляющий, оказывается, умел быть вежлив.
  - В здравии ли господин Сейфуллах? - у Регарди на языке вертелись тысячи вопросов, но он выбрал самый главный, решив, что проигнорировать его будет трудно.
  - В здравии, - сухо ответил Майнор, обмахиваясь веером. Похоже, мероприятие по освобождению халруджи его сильно утомляло.
  - Что с городом? Нас захватили?
  - Нет.
  - Но ведь Балидет был осажден.
  - Был.
  - А сейчас?
  - Сейчас нет.
  Регарди захотелось скинуть напыщенного кучеяра на землю, но он заставил себя успокоиться. Терпение - вот, чего ему всегда не хватало.
  - Как я оказался в тюрьме?
   На этот раз Майнор не стал утруждать себя ответом и прикрикнул на носильщиков, чтобы они поторапливались.
  Решив, что от слуги больше ничего не добиться, Арлинг сосредоточился на окружающем мире.
  А в мире было неспокойно. Узкие улочки города со стройными кипарисами и приземистыми домами остались прежними, но в воздухе витало едва заметное напряжение, которое усиливалось по мере того, как они приближались к центру.
  Багряная Аллея проходила через весь Балидет, пересекая его с Востока на Запад, и была так стара, что многие считали ее частью древнего города, на останках которого была возведена крепость. Улицы разбегались от нее, словно сетка мелких кровеносных сосудов от главной артерии. Свое название Аллея частично получила из-за красного цвета камней, которыми была выложена главная дорога, но старики рассказывали, что Багряной называли древнюю династию, правившую в Балидете задолго до прихода кучеяров.
  По обеим сторонам центральной улицы текла проточная вода из реки Мианэ, где стирали белье, купали лошадей и скот, а также совершали ритуальные омовения. Затейливое журчание звучало так мирно, что халруджи не мог поверить, что город захвачен. Водой заведовали начальники воды, которую за годовую плату отпускали ее каждому дому. Они, в свою очередь, подчинялись жрецам Семерицы, богине воды и всего живого. Жрецы также следили за чистотой фонтанов, которых в Балидете было великое множество.
  Если в других городах нечистоты выплескивали прямо на улицу, под палящие лучи солнца, в Жемчужине Мианэ исправно работали очистные сооружения, построенные Гильдией полвека назад. Но особой гордостью горожан были придомовые бассейны, чьи размеры указывали на статус и финансовое положение семьи.
  Арлингу часто описывали красоту городских зданий, чьи облицовка и конструкция были выполнены из водонепроницаемого сланца и твердого песчаника всех цветов радуги. Кучеяры твердо верили, что только из камня можно построить изящное и долговечное сооружение. Почти все дома окружали сады, которые считались общественным достоянием. Любой прохожий мог зайти в них и насладится тенистой прохладой.
  Впервые попав в Балидет, Регарди был поражен обилием растительного мира, одно существование которого ставилось под угрозу в царстве безжалостного пустынного солнца. Тополя, кипарисы, сосны, шелковицы, акации, гранатовые деревья, смоквы, абрикосы, сливы, персики, виноградники всех сортов - казалось, что балидетцы создавали в своих садах уголки рая, отгораживая их от грешного мира клумбами со священными гиацинтами. В начале лета Балидет утопал в благоухании роз, а осенью грезил одуряющими ароматами хризантем.
  Шагая по мягкому камню Аллеи, Арлинг подумал, что только сумасшедший мог осмелиться захватить этот город. Балидет был последней крепостью Сикелии на пути к южным странам, с которыми на протяжении столетий велась активная торговля пряностями и шелком. А так как единственная дорога к царству Шибана тоже проходила через город, Император должен был отправить сюда не только регулярное войско, но и знаменитую Армию Жестоких, если не хотел навсегда потерять стратегически важный пункт территории и крупный источник пополнения государственного бюджета.
  Арлинг впервые почувствовал драганов, когда они подошли к центральной площади, недалеко от которой располагался особняк Аджухамов. Среди пряных ароматов специй и фруктов, чистых дерзких нот городских фонтанов и дурманящего запаха апельсиновых деревьев слабо ощущалось присутствие не-балидетцев, которые столь гармонично вписались в городскую жизнь, что были едва заметны. Казалось, чужаки просто гуляли по городу, осматривая достопримечательности и наслаждаясь отдыхом после тяжелого перехода по пустыне. Никто не грабил храмы, не разорял дома и не уничтожал памятники. Горожане тоже вели себя тихо, словно под стенами Балидета никогда и не стояла ощетинившаяся осадными башнями армия захватчиков.
  Однако проходя мимо драганов, Майнор приказал нарзидам ускорить шаг.
  Регарди прислушался. Тревога, которую он почувствовал при выходе из тюрьмы, искусно пряталась под маской безмятежности. Скрытая нервозность в словах, чуть убыстренные движения и торопливость прохожих подсказывали, что в городе произошла трагедия. Все играли в чью-то игру, старательно обманывая друг друга. Незаметный в повседневных буднях страх поселился на крепостных стенах, в узких извилистых улочках, в мраморных храмах с белыми и черными святилищами, и даже во Дворце Гильдии, откуда доносилась непривычная тишина.
  С особняком Аджухамов тоже было не все в порядке. Роскошное, облицованное керамической плиткой трехэтажное здание с витражами в окнах и родовым флагом на куполе источало тревогу и напряжение. Едва они вошли во двор, дежурный страж поспешил плотно затворить ворота, словно за ними гнались пайрики. Их никто не встречал. Майнор сразу исчез в доме, будто одно присутствие халруджи было ему неприятно, за ним разбежались и нарзиды-носильщики. Когда десять месяцев назад Арлинг покидал этот дом, он был похож на муравейник, который разворошили палкой. Тогда двери не закрывались от бесконечного потока просителей, купцов, чиновников и друзей, а во дворе постоянно сновали слуги, нарзиды, охрана и разнорабочие, старающиеся поспеть во всем и не упустить ничего. Насколько кипучая жизнь особняка Аджухамов оглушала раньше, настолько дом удивлял своим спокойствием и безразличием теперь.
  Постояв во дворе и послушав звуки, доносящиеся из здания, Арлинг отправился искать Сейфуллаха. Несколько слуг, которых он встретил в коридорах, поспешно скрылись при его появлении. Впрочем, оно было к лучшему. Регарди не был готов отвечать на расспросы, не зная, что пропустил, пока был в тюрьме.
  - Слава Омару, сохранившему тебя в пути! - приветствовал его знакомый голос. Кухарка Масуна, старая, добрая женщина, была одной из немногих, по кому он скучал все эти месяцы.
  - Слава Омару, давшему мне встретить вас здоровой и благополучной, - ответил Арлинг, склонившись в глубоком поклоне. И только проговорив ритуальное приветствие, халруджи сообразил, что вряд ли эту женщину можно быть назвать благополучной. Ведь ее сын служил у Сейфуллаха в охране, и Регарди не знал, какая судьба его постигла. Но Масуна не заметила замешательства Арлинга и горячо обняла его. От неожиданности Регарди не сразу нашелся, что ответить.
  - Мы так волновались! Когда господин Сейфуллах прибыл один, у меня сердце упало. Ну, думаю, не помогли мои молитвы, а ты, вон, живой! Так быстро все произошло. Господи, как страшно!
  - Все хорошо, - пробормотал Арлинг, мягко отстраняя Масуну. - Ваш сын...
  Повисло недолгое молчание, и он уже собирался произносить соболезнования, когда женщина ответила.
  - Ушел, - просто произнесла она. - Многие к ним ушли, он - один из первых. Едва на порог ступил, так и объявил. "Мама, - говорит, - нашел я себе призвание. Буду теперь у Управителя служить". Выше отца вымахал, а разума не набрался.
  Договорить Масуна не успела, так как по всему дому раздался громкий, оглушающий треск барабанной дроби, который сменился глухими ударами, словно кто-то изо всех сил колотил палкой по стенам.
  - И так со вчерашнего дня, - предупреждая вопрос Арлинга, ответила кухарка. - Никак не успокоится. Говорят, Аджухамы очень не хотели за тебя деньги платить, а он настоял. Все отца простить не может. Молодой, не понимает, что человеческая жизнь дороже свободы. Ступай к нему скорее, может он хоть тебя послушает.
  То, что Сейфуллах был в оружейной, Арлинг уже догадался. Именно там хранились военные барабаны, вместе с фамильными мечами и доспехами предков. Несмотря на то что душевное состояние господина его тревожило, он был несказанно рад, что Сейфуллах жив. Впрочем, поведение молодого Аджухама было объяснимо - его эмоциональная натура бурно переживала любые перемены.
  Между тем, Сейфуллах и не думал останавливаться. Оглушающие удары сменялись дикими выкриками, топотом ног и звуком падающего тела. Покашляв на пороге, чтобы предупредить о своем появлении, Арлинг осторожно вошел в зал.
  В оружейной по-прежнему пахло древностью. Старинное оружие, собираемое семьей Аджухамов на протяжении многих веков, внимательно наблюдало со стен за наследником рода.
  Мальчишка не сошел с ума. Он сражался с невидимыми врагами, которые окружили его со всех сторон и теснили в угол. По стоявшему в помещении запаху пота Арлинг понял, что Сейфуллах гоняет себя уже давно. В очередной раз подскочив к барабанам, Аджухам ожесточенно набросился на них, словно они были воплощением мирового зла. Отстучав бешеную дробь, он кинулся к снарядам, но, пролетев мимо, с разбегу врезался в противоположную стену. Сейфуллах даже не пытался контролировать себя, выплескивая наружу злость и отчаяние. Тут же вскочив и подобрав палку, Аджухам принялся избивать пол, двигаясь навстречу Арлингу. Халруджи не знал, заметил ли он его, но предпочел не вмешиваться. Наконец, палка грохнула рядом с его сапогом и отлетела в угол.
  - Господин, - Регарди коснулся левой рукой лба и поспешно опустился на колени, приветствуя мальчишку. Так и не решив, что лучше произнести первым - благодарность за спасение жизни или слова радости о том, что Сейфуллах жив и здоров, - он предпочел не говорить ничего.
  Аджухам фыркнул и устало опустился рядом.
  - Я убью его, - прошептал он. - Вырежу псу его жалкое сердце и сожгу перед воротами Балидета.
  Арлинг молчал, чувствуя, что сейчас не лучшее время для расспросов.
  - Куда ты провалился, халруджи? Всегда тебя где-то носит, когда ты нужен.
  Это был заслуженный упрек. Арлинг предпочел бездействовать, выполняя отданный в спешке приказ не вмешиваться. Если Аджухам захочет, он будет вправе выставить претензию иману и школе. Или, что хуже, потребовать принести вторую клятву верности.
  - Нет больше прекрасного Балидета! - неожиданно воскликнул Сейфуллах, и, захлебнувшись пафосом, перешел на хриплый шепот. - Есть лишь горстка поганых трусов. Эти предатели сдали город шайке разбойника, испугавшись баек, которыми можно только детей пугать. Если в Балидете жили бы стойкие мужи, то город выдержал бы любую осаду! Но знаешь, что хуже всего? Он заставил меня читать ультиматум о сдаче! Это я убеждал отца, что иначе всех детей и женщин каравана сожгут, а когда стены Балидета рухнут, жителей заживо закопают в песок! Это я говорил балидетцам, что войско Маргаджана подобно туче с градом, которая уничтожит жалкие ростки их жизней, если ветер смирения не успокоит разгневанного бога. Это я передал Гильдии послание негодяя, и я же принес ключи от города, когда меня отпустили. В этом мире все так странно, халруджи, так странно...
  Сейфуллах вдруг замолчал и уткнулся головой в плечо Арлинга. Регарди замер, потом что такое случилось впервые. Видимо, совсем скверно было на душе у молодого Аджухама, раз он искал утешения у халруджи. Так они и сидели некоторое время, словно окаменевшие. Сейфуллах не шевелился, Арлинг же не пытался его успокоить. В прямые обязанности халруджи это не входило, а с человеческими чувствами у него были проблемы.
  - Меня освободили сразу, как только Гильдия передала ключи от города, - продолжил Аджухам, пребывая мыслями совсем в другом месте. - Купцов и переселенцев драганы отпустили, нарзидов забрали себе, а охрану перебили. Сказали, что теперь мои люди попадут в рай. Мертвые кучеяры в драганском раю... Проклятые согдарийцы! Тебя я искал долго, пока один купец не рассказал, что видел странного слепого среди смертников. Наверное, драганы не знали, что с тобой делать, а может, решили, что ты предатель. Пришлось подкупать тюремщиков.
  Арлинг коснулся лба, выражая благодарность господину, который погрузился в угрюмое молчание.
  - Кто возглавляет армию? - этот вопрос мучил Регарди давно.
  Сейфуллах снова подобрал палку, но его злость, похоже, уже прошла.
  - Он назвал себя Маргаджаном. Когда я говорил с ним, мне казалось, что жар песков дышал мне в спину. Ты знаешь, я не суеверен, но Маргаджан, если не дьявол, то его верный слуга. Сказал, что пришел с востока, из Карах-Антара, хотя всем известно, что там никто кроме пайриков не живет. Балидетцы в страхе лишились разума. "Мы решили войти в благородное повиновение победителю", - так объявил мой отец, скрыв трусость за красивыми фразами. "Зачем проливать кровь невинных?", - спросил он меня. Мол, как жили при Согдарии, так и теперь будем. "Какая разница, кому платить дань", - Сейфуллах понизил голос, передразнивая Рафику Аджухама. - Глупцы! Покорную овцу доят трижды. Согдария добровольно не отдаст такую золотую жилу, как мы. Со дня на день явится Канцлер с Армией Жестоких, но вот разбираться они начнут на нашей земле, а за предательство заставят платить кровью!
  - Они не грабят город и ведут себя странно, - продолжил молодой купец. - Не как завоеватели. Отдали нашей семье все товары и верблюдов. Очень любезно с их стороны. Гильдия, конечно, осталась довольной. Но зачем тогда убили моих людей?
  - Чего они хотят? Дани?
  - Пес знает... Завтра Маргаджан собирает у себя всю знать города. Знакомиться будет. Вот тогда и поймем, чего ему от нас надо. Известно, что долго они здесь не задержатся. Муссаворат следующий.
  - До Муссавората дней двадцать пути, но с фуражом и обозами армии потребуется не меньше месяца. Надеюсь, город предупредят.
  - А то, - фыркнул Сейфуллах. - Кстати, из Балидета отпускают всех желающих. Маргаджан дал пять дней на переселение тем, кто не хочет жить в новом городе. Однако головы гонцов, которых послали в Самрию сообщить о захвате, через час украсили центральную площадь. Ты вони не чувствовал, когда проезжал мимо? С тех пор к ним добавилось три разведчика и восставшие жрецы Семерицы. Симпатичная, должно быть, пирамидка вышла. Маргаджан дал понять, что так будет с каждым, кто захочет воспользоваться его великодушием. Даже почтовых голубей умудрились перестрелять.
  - Кто-нибудь уже уехал?
  - Таких дураков в городе мало, но нашлись. Несколько семей ремесленников, кажется кто-то из купцов. Солдаты выводят их через Южные Ворота, и никто не знает, живы ли они вообще. Мне кажется, Маргаджан просто облегчил себе работу по устранению недовольных. Сначала делает вид, что отпускает, а когда эти идиоты, окрыленные от радости, оказываются за пределами оазиса Мианэ, тихо режет всем глотки - чтобы бунта раньше времени не случилось. Мы должны сражаться, Арлинг, понимаешь? Это наша земля, и если не мы, то кто?
  Регарди не ответил, и Сейфуллах недовольно толкнул его в плечо.
  - Я не жду от тебя большой любви к Сикелии, халруджи, но, если наш договор по-прежнему в силе, лучше притворись, что судьба Балидета тебе не безразлична. Я не готов мириться с тем, что какой-то чужак будет править моим городом. Что бы ни решили там отец и Гильдия. Или ты со мной, или возвращайся к иману.
  Понять, чего опасался мальчишка, было нетрудно. Сейфуллах боялся, что Арлинг уйдет к драганам. Он не знал, что Регарди предпочел бы поселиться среди диких керхов и питаться падалью, чем вновь вернуться в ненавистную Согдарию. Однако говорить это Аджухаму не стоило.
  - Если я подвел вас, прошу дать мне возможность все исправить, - осторожно попросил халруджи, надеясь, что Сейфуллаху не взбредет в голову отправлять его убивать Маргаджана.
  - Дурак, - закончил разговор мальчишка и направился к выходу. - Сегодня на обед соберутся мои родственники. Будут думать, как жить дальше. Отец хочет, чтобы это была мирная встреча - без охраны. Поэтому с этой минуты для всех ты мой секретарь, а не телохранитель, что, конечно, не освобождает тебя от обязанностей последнего.
  Регарди почтительно склонил голову. У молодого Аджухама, наверное, уже готов план восстания против захватчиков. Сейфуллах был не из тех, кто принимал новые условия, не попытавшись изменить мир под себя. Что касалось самого Арлинга, то он с удивлением отмечал растущую внутри пустоту. Если бы не присутствие драганов, захват города оставил бы его равнодушным.
  Покинув Сейфуллаха, Регарди направился в свою комнату, которая находилась в главном здании под покоями Сейфуллаха. Осторожно приоткрыв дверь, он долго и тщательно принюхивался. Разумеется, его просьбы не входить в комнату даже ради уборки были проигнорированы. Здесь много раз бывала служанка Хильда, заходила Масуна и даже Майнор. Сейфуллах тоже заглядывал, причем, совсем недавно. Его запах выделялся сильнее других.
  Проверив окно, щели дверей, стены и потолок, Арлинг успокоился. Казалось, все визиты носили мирный характер. Никто не устроил ловушек и не подбросил незнакомых вещей. Насторожился он тогда, когда понял, что сундук, который был единственным предметом в комнате, вскрывали. Замок висел на месте, но едва различимые царапины на металле говорили о чьем-то любопытстве. Впрочем, на работу профессионалов, это похоже не было. "Нужно будет пообщаться с Майнором", - подумал он, перебирая пахнущие залежалым вещи. Постельное белье и одежду Арлинг выбросил без раздумий. Труднее было расстаться с запасами лекарственных трав и масел, но рисковать не хотелось. С какими бы намерениями не заглядывали в сундук, теперь все вещи в нем можно было считать испорченными. "Не пренебрегай мелочами", - говорил учитель.
  Погладив шерстяной бок тугого мешочка, Регарди с сожалением отложил его в сторону. Для того чтобы приготовить новую смесь из ясного корня потребуется не один месяц. Однако он не так хорошо разбирался в ядах, чтобы суметь обнаружить их запах среди знакомых трав. Поймав себя на мысли, что пропажа лекарств огорчает его больше, чем захват города и гибель караванщиков, халруджи задумался. Встреча с иманом, которая еще полгода назад носила оттенок легкой ностальгии, приобрела острую необходимость. В том, что учитель не пострадал, Арлинг не сомневался. Впрочем, беспокойство за имана было хорошим поводом нарушить запрет и вновь переступить порог школы, которая стала ему вторым домом.
  Время прихода гостей Регарди проспал. Ему снился Джаль-Баракат. Высокий чернобородый человек стоял на обрыве спиной к нему и глядел на открывающуюся внизу долину, залитую утренним солнцем. Он был похож на имана, но черты лица у него были мягче. Ветер надувал куполом широкий плащ, концы которого чернобородый сжимал в узле на груди. На голове у него сидел согдарийский шлем, но на поясе крепилась широколезвийная кучеярская сабля. Неожиданно Джаль-Баракат оглянулся и, посмотрев Арлингу в глаза, вытянул руку, указывая вперед.
  В этом сне халруджи был зрячий. Сначала он видел лишь солнечные блики, игравшие на изумрудных полях и крышах деревянных домов, но присмотревшись, с удивлением различил крохотную фигуру человека, шагавшего, казалось, по воздуху. Когда блеснула нить проволоки, Арлинг понял, что смотрел на канатоходца. Концы проволоки скрывались в легкой утренней дымке, однако Калима это не смущало. Он уверенно двигался к невидимой цели, не обращая внимания на гуляющий в небе ветер.
  Джаль-Баракат разжал пальцы, позволив плащу огромным крылом взмыть вверх у него за спиной. Теперь он указывал вниз. В деревне, которую Арлинг уже где-то видел, было неспокойно. Неистовый самум срывал соломенные крыши и заносил песком плодородные пастбища. Канатоходец не замечал, что буря, не насытившись долиной, устремилась в небо, подбираясь к нему с хищно ощеренной пастью. Не выдержав, Регарди крикнул ему, но буря с жадностью поглотила его голос.
  Джаль-Бараката давно уже не было на краю обрыва, да и сам халруджи вдруг потерял человеческое обличье, превратившись в птицу, стремительно летящую к человеку на проволоке. Калим отчаянно звал его, но Арлинг, сделав круг над его головой, вдруг передумал и бросился вниз - туда, откуда доносился запах дыма, который отчего-то волновал его сильнее, чем близкая смерть канатоходца.
  Крики Калима вдруг превратились в вопли Сейфуллаха, и дверь со всего размаха врезалась ему в бок. Арлинг не заметил, как заснул на полу у порога.
  - Проклятье, халруджи, ты зачем здесь разлегся? Я тебя полчаса зову. Может, ты еще и оглох ко всему?
  - Ничего не горит? - тревожно спросил Арлинг, принюхиваясь к дому. В усадьбе Аджухамов действительно пахло горелым, но это был лишь запах убежавшего молока.
  - Это плавятся мои мозги, - не заставил ждать с ответом Аджухам, перешагивая через ноги Регарди. - Не знаю, как ты можешь жить в этих голых стенах, но если завтра для меня здесь не появится хотя бы ковер, отправишься в барак к нарзидам. И приведи себя в порядок. Выглядишь, как ослиный помет. Не вздумай показываться в таком виде на глаза моим двоюродным братцам. Меня засмеют.
  Заглянув в открытый сундук и громко фыркнув, Сейфуллах вышел из комнаты.
  Арлинг еще долго прислушивался ему вслед, размышляя о том, как в мальчишке могли уживаться столь противоречивые качества. Он чувствовал, что струны души кучеяра натянуты до предела. Странно, неужели сам халруджи до такой степени очерствел, что воспринимал все происходящее, лишь как очередную смену декораций на сцене собственной жизни? Решив, что ему никогда не понять патриотических чувств Аджухама, Арлинг отправился в сад.
  На встречу в трапезную он не торопился. Однажды Регарди уже имел горький опыт знакомства с родственниками Сейфуллаха и не хотел второй раз наступать босой пяткой в змеиное гнездо. То, что Рафика запретил присутствие охраны на обеде, означало лишь одно. Если семейная встреча превратится в открытое столкновение интересов, вместо сабель в ход пойдут острые ножи, спрятанные в рукаве. О вспыльчивости семьи Аджухамов и их любви решать вопросы холодным оружием Арлинг знал не понаслышке. Он собирался явиться на встречу подготовленным.
   Прислушиваясь к голосам гостей, Арлинг добрел до старого тутового дерева, надеясь, что его скромный тайник остался нетронутым. Похоже, так оно и было. Нора под искореженными старостью корнями была надежна привалена пластом дерна, который он позаимствовал с соседней клумбы. Впрочем, не обошлось без сюрпризов. Предусмотрительно сунув палку в отверстие, Арлинг услышал возмущенный визг древесной крысы, облюбовавшей удобную нору. "Не для тебя ее рыли", - подумал он, вытаскивая непрошеную гостью за хвост и радуясь, что в его тайнике не поселился кто-нибудь ядовитый.
  Кусок прочной ткани, хранивший небольшой склад запасного оружия на "черный день", поистрепался, но настой из львиной травы, которой он предусмотрительно пропитал материю, хорошо сохранил ее от тления. Короткую саблю с раздвоенным концом он решил не брать, остановив выбор на метательных ножах, глиняных шариках для стрельбы, монетах с заточенными краями и духовой трубке, которая легко помещалась в карман и была похожа на палочку писаря. Как раз то, что нужно для секретаря. Спрятав кинжал в подошву сапога, Регарди тщательно прикрыл тайник дерном, жалея, что вовремя не пополнил запас отравленных игл.
  Он уже собирался уходить, как вдруг уловил необычный запах. Проведя пальцами по скрюченной от старости ветке, Арлинг с удивлением наткнулся на мягкий бархат лепестков. Оказывается, в дереве еще теплилась жизнь. Правда, время для цветения оно выбрало не подходящее. Задумчиво потеребив цветок, Регарди все-таки сорвал его и, сунув в карман, направился к дому.
  Особняк Аджухамов уже ничем не напоминал сонный улей. Время обернулось вспять. В богато украшенных стенах вновь била ключом жизнь, суетились слуги, важно расхаживали гости. Все - как и десять месяцев назад, вот только приглашенные кучеяры отчего-то не смеялись, а хмуро проходили в трапезную, не забывая поклониться домашнему богу, чья статуэтка была предусмотрительно выставлена хозяевами у порога. Арлинг тоже поклонился Затуте. Какими бы бездушными идолами не казались чужие боги, обижать их не следовало.
  Аппетитные запахи из кухни дразнили, но внимание Регарди привлек оживленный разговор слуг - обсуждали Управителя и захват города. Арлинг все равно опаздывал, поэтому решил немного задержаться и узнать, о чем болтали домашние. Сейчас ему было интересно все - даже слухи.
  Приветливо кивнув Масуне, халруджи подошел к корзине с хлебами, от которой поднимался волнующий аромат свежей выпечки. Ему повезло, так как он сразу наткнулся на цитрусовые лепешки, которые обожал Сейфуллах. Забота о господине могла стать хорошим поводом для опоздания, поэтому Регарди стал не спеша выбирать самые мягкие хлебцы. На кухне было людно, и на него не обращали внимания.
  - А мне он понравился! - восторженно заявила кучеярка, нарезавшая ломтиками сочные апельсины. - Настоящий красавец! Я его хорошо разглядела. Честно слово, не вру. Сложен, как бог, а голос сильный, аж до сердца пробирает. Когда проезжал мимо на белом жеребце, то посмотрел прямо на меня. Глазища во! Черные, как агаты! Я сразу поняла - этот человек послан богами! И воины его другие совсем, не то, что наши. Те только плов жрать, да в кости играть умеют. А эти вон какие все вежливые. Никого не обижают, за порядком следят, хулиганье сразу притихло. А ведь в нашем районе вечерами что делалось - проходу не было!
  - Дура ты, Сальма, одним местом только и думаешь, - сердито одернула служанку Масуна. - Попридержала бы язычок, а то господа Аджухамы тебя быстро на ферму отправят. Ничем хорошим все это не кончится. Что ты думаешь, император Седрик вот так просто отдаст нас какому-то проходимцу безродному? Да бандит он, Управитель этот, понабрал таких же разбойников, как сам, и гоняется за легкой жизнью. Думаешь, мы ему нужны? Вот объявит о новых поборах, посмотрю, как ты восхищаться им станешь. И вообще, странные дела творятся. Эти люди, которые с драганами пришли, кто они? На наших не похожи, не керхов и шибанцев - тоже. И ведут себя странно. Я сама видела, как они возле главного фонтана песни пели и порошки цветные в воду кидали. От дьявола они, а не от добрых духов. Уж лучше бы в кабаках вином глотки заливали, да девок гоняли. А эти по улицам разбрелись и высматривают, высматривают... А как барабаны забьют, сразу во дворец бегут к командиру своему под крылышко.
  Сальма фыркнула, но тут вмешался пожилой слуга, который до этого молча жевал стебли пахучего лука-равшана. Арлинг решил, что он прибыл вместе с гостями, и, скорее всего, принадлежал к дому Сокрана Аджухама. Слуги дяди Сейфуллаха отличались особым выговором, характерным для северной части Балидета.
  - Зря, Масуна, ты девку ругаешь, - мрачно сказал он. - Сколько можно терпеть керхов, которые свободно по нашим землям гуляют? Согдарии плевать на провинции, и всегда так было. От регулярных войск помощи, как от женщины на охоте. Когда кочевники разгромили Бартукай, наместник и пальцем не пошевелил. Город маленький, лежит далеко, а то, что тамошняя гильдия с керхами земли не поделила, так это их проблемы. Согдария уже не та, что сто лет назад, обмельчала. Маргаджан хоть и драган, но у него есть армия, которая стоит не где-нибудь в портовом городе, а под нашими стенами. И коли Балидет не разрушили и не грабят, значит, будут защищать, как свое. А кому дань платить, императору на Севере или какому-то царю на Востоке, мне лично все равно. Лишь бы не трогали мою семью и веру. Как жили раньше, так и теперь будем.
  Поняв, что горка лепешек сейчас рухнет, Арлинг подхватил корзину и направился к выходу. Услышанного было достаточно, чтобы понять, что драганы останутся надолго.
  Настроение быстро портилось. "На самом деле, меня не интересует, почему Канцлер вдруг позволил какому-то проходимцу захватить Жемчужину Мианэ", - подумал он, но врать себе было трудно. У Империи никогда не было сильных противников на Востоке, однако с тех пор как он покинул берега Согдианы прошел большой срок. За это время в песчаном крае мог появиться молодой царь, который не боялся сломать зубы о шкуру старого волка.
  Несмотря на то что на улице от жары плавились камни, из трапезной веяло ледяным холодом. Семейная встреча проходила не в дружеской обстановке. Слуги старались слиться со стенами, опасаясь лишний раз обратить на себя внимание. Похоже, что Сокран Аджухам облил ядом не только дом своего брата, но и всех его жителей. Голос кучеяра звучал спокойно, но в каждом слове слышалось шипение песчаной эфы.
  Какой-то слуга попытался отобрать у Регарди корзину с хлебами. Халруджи ловко оттеснил его плечом и проник в комнату, которая больше походила на семейный склеп, чем на место для теплой встречи родственников.
  Рафика постарался на славу, предложив гостям щедрое угощение. По кучеярским обычаям стол изобиловал мясными и крупяными блюдами, ароматы которых вызвали у Арлинга зверское чувство голода и заставили задуматься, когда он ел в последний раз. Кулинарные изыски Масуны могли насытить одними запахами, но сейчас они только мешали ему "рассматривать" приглашенных.
  Сейфуллах испепелил Регарди взглядом, однако ему хватило ума промолчать. Пол был устлан мягкими коврами с густым ворсом, и халруджи подумал, что он мог бы промчаться здесь на быке, и его все равно никто бы ни услышал. Внимание гостей было приковано к Сокрану Аджухаму, торжественно восседавшему по правую руку от главы Гильдии. "Итак, их семеро", - определил Арлинг. Два брата Рафики и их дети. Не без удивления он отметил, что Сейфуллах уже не занимал свое место рядом с отцом, а сидел с левого края вместе с четырьмя двоюродными братьями. Значит, семья не простила ему разоренного каравана.
  Обойдя всех гостей и убедившись, что цитрусовые лепешки никого не интересуют, Регарди подошел к Сейфуллаху и опустился позади него на колени. За Сокраном и Тимретом, младшим братом Рафики, также сидели телохранители, старательно изображавшие из себя секретарей и личных помощников. Желание главы семейства о "мирной" встрече было выполнено, но, как часто это водилось у кучеяров, лишь формально.
  Арлинг почувствовал, что его разглядывают, и улыбнулся. В отличие от своих господ слуги почти ничем не пахли, и их присутствие было заметить труднее. Поразмыслив, Регарди предположил, что все телохранители в трапезной были из одной школы. Тимрет всегда ходил под Сокраном, и охрану, наверняка, выбирал себе так, чтобы не раздражать подозрительного брата.
  Если догадки Арлинга были верны, то он оказался в одной комнате с "карпами" - выходцами из военной школы, чьей символикой был карп, считавшийся у кучеяров бессмертной рыбой. И без того мрачное настроение Регарди окончательно испортилось. Его отношения с "рыбьей" школой никогда нельзя было назвать гладкими. Их разногласия тянулись со времен его ученичества и вряд ли должны были закончиться в ближайшем будущем.
  Сложив руки на коленях ладонями вверх, Арлинг загнул большие пальцы внутрь, предупреждая, что сейчас не лучшее время для выяснения отношений. Впрочем, он не был уверен, что его поняли. Старый жестовый язык, которым пользовались некоторые наемники Сикелии, учили не во всех военных школах провинции.
  Тем временем, Сокран прилюдно уничтожал племянника.
  - Пятьсот тысяч золотых султанов ты подарил пустыне. Позволь узнать, откуда такая щедрость? Разве этому тебя учили в Самрии? Какое безрассудство! Если бы ты потерял деньги твоего отца, мы все решили бы здесь, на семейном совете. Но добрая половина расходов была покрыта за счет общей казны Гильдии.
  Сокран многозначительно замолчал, и Арлинг догадался, что он обводит взглядом присутствующих. Рафика не вмешивался, словно происходящее его вообще не касалось. Куда сильнее удивляло поведение Сейфуллаха. Зная его вспыльчивый характер, халруджи ожидал бурной реакции на слова Сокрана, однако, казалось, что мальчишка был полностью поглощен едой.
  По едва ощутимому колебанию воздуха Регарди догадался, что Сейфуллах согласно кивал дяде в ответ. Новая тактика или скрытая истерика? Впрочем, запаха журависа не чувствовалось, и это радовало. Плохо было то, что телохранители родственников Сейфуллаха все-таки оказались из "рыбьей" школы. "Карпы" любезно представились, пустив едва заметную дробь по полу кончиками пальцев.
  - Если бы он пожертвовал пустыне только деньги, - продолжил Сокран, - мы могли бы закрыть на это глаза, с условием, что Сейфуллах со временем возместит ущерб всем пострадавшим семьям. Но люди! Люди важнее золота! Что ты знаешь о человеческой жизни, мальчик? Она бесценна. Не стоит пытаться изображать того, кем мы не являемся. Разве тебя посылали командовать армией наемников? Нет. Тебя отправляли с миссией, значение которой было куда важнее любой военной кампании. Я всегда был против присутствия солдат в караване, но меня не послушали. Где были твой разум, твое врожденное чувство осторожности, которыми так славится мой брат? О чем ты думал, когда решил оказать сопротивление превосходящим силам противника? О чем думали твои офицеры, чьи услуги мы оплатили столь дорого? Впрочем, большая их часть оказалась мудрее сына моего брата, перейдя на сторону чужеземцев. А ты, тот, на кого Гильдия столь опрометчиво возложила такую ответственность, как командование караваном, ты решил сотворить чудо, выставив горстку наемников против многотысячной армии! Погибли не только воины, но и купцы. Полсотни человек из торговых кланов не вернулись в город. А это наша кровь, и она не смывается, Сейфуллах.
  - Пожалуй, не стоит быть таким строгим, дорогой брат, - вмешался молчащий до этого Тимрет. - Нам все-таки вернули верблюдов и почти всю выручку. Сейфуллах молод и горяч, но он дошел почти до самого Балидета. Через земли керхов, между прочим.
  - Любезный брат, не осмелюсь возражать твоей превосходящей мудрости. Захватчики поступили щедро, отдав нам наши же деньги. Но если мы вспомним истинную цель путешествия Сейфуллаха, то утраты представляются невосполнимыми. Начнется война, и пока Маргаджан не захватит остальные города Сикелии, дорога в Фардос и другие торговые земли для нас закрыта. Достоинства мужа проявляются в путешествии. Пусть Сейфуллах вернет кадуцея. Для столь высоких миссий ему стоит подрасти.
  Сокран замолчал, и Арлинг понял, что все смотрели на Рафику. "Карпы" тоже подобрались, несомненно, чувствуя гордость за красноречие господина.
  - Что ж, - задумчиво произнес старший Аджухам. - Пусть скажет слово в свою защиту сам Сейфуллах.
  Арлинг почувствовал, как мальчишка кивнул, небрежно отложив в сторону кусок баранины. Такого отменного аппетита его господин не проявлял уже давно.
  - Почтенные гости, уважаемый отец, - начал свою речь Сейфуллах. - Пышный букет похвал, благоухание которых посрамит мускус самрийской каборги, будет наградой Сокрану Аджухаму, соловью красноречия, певчей птице из садов ясного слога, жаворонку в цветнике веры! Он возлагает на голову венец мудрости и носит одежды жизненного опыта. Он первое звено в цепи праведников, лучезарный свет и честь мира, да увековечит Омар его величие!
  Сейфуллах остановился, чтобы отхлебнуть айрана из чашки, но Регарди показалось, что он сделал это, чтобы скрыть с трудом сдерживаемую улыбку. У Арлинга появились большие сомнения в том, что мальчишка не баловался журависом. Похожие подозрения возникли и у остальных членов семейного совета, которые в гробовом молчании слушали сына Рафики.
  - Стряхни с себя пыль ненависти и злобы, дорогой дядя! - дерзко продолжил Сейфуллах. - Не иначе, как ваша великая мудрость подсказала закупить моим воинам гнущиеся мечи из дешевой стали и больных баранов, которые пали от язвы в первый же месяц. А сто тюков мокрого шелка - чей это был товар? Любой купец из каравана подтвердит, что на мешках стояло клеймо Сокрана Аджухама. Почтенные гости, уважаемый отец, я должен был продать сто тюков гнилого мокрого шелка нашим друзьям из швейного братства Муссавората. Несомненно, дальновидный дядя решил таким образом устранить конкурентов, даже не поставив меня в известность о качестве этого не самого дешевого товара. Любезный Власт, глава братства, согласился принять в обмен на брак столько же тюков муслина, что, конечно, не одно и то же. Вряд ли он захочет покупать у нас еще раз. Но все эти мелочи подобны пылинкам перед лицом неисправимых поступков, совершенных верным слугой вашим, Сейфуллахом Аджухамом. Меня обвиняют в излишней щедрости, оттого что я подарил пустыни столько золота, но сравнивать изливающую дождь тучу с дарами и щедростью моего дяди - великая несправедливость и явное заблуждение. Швейные фактории в Иштувэга в первый раз за много лет не купили нашу ткань, потому что с прошлого года делают ее сами. Помниться, Сокран Аджухам был очень доволен своей поездкой в Иштувэга. Во сколько вы оценили этих милых насекомых, дядя? В школах нас учат беречь и охранять национальную гордость Балидета, а, вступая в Гильдию, мы даем торжественную клятву никогда не вывозить куколок шелкопряда Мианэ за пределы долины. Да, им придется несладко в непривычном климате Иштувэга, но несколько колоний вполне могли выжить. Для торговли с соседними городами шелка хватит едва ли, но вот Иштувэга уже не будет нуждаться в наших услугах. Бесценный подарок, не правда ли, дорогой дядя?
  - Ах ты, щенок! - вскричал Сокран. Арлинг чувствовал, как напряглись карпы, и взмолился, чтобы семейная ссора не перешла в семейное побоище.
  - Дьявол говорит устами мальчишки! Знаешь ли ты, какая кара ждет того, кто посмеет вывести куколки шелкопряда из Балидета?
  - Значит, вы согласны со всем, кроме вашей причастности к продаже куколок в Иштувэга? - деловито осведомился Сейфуллах и воткнул ложку в ореховую халву. В воздухе ароматно запахло молоком и миндалем.
  - Да как ты смеешь!
  - Последний раз в Иштувэга заходил ваш караван. И в отличие от нас, рядовых членов Гильдии, вас, дорогой дядя, не обыскивает охрана перед отъездом из города. Куколки шелкопряда такие маленькие, что их можно спрятать в любую коробку из-под чая, не так ли?
  - Дорогой мальчик, для таких обвинений должны быть очень весомые доказательства, - вставил Тимрет, беспокойно ерзая на подушке.
  - Да, кстати, совсем забыл, - спохватился Сейфуллах. - Как раз перед отъездом из города ко мне подошел один купец, который назвался Женгардитом Заулом. Оказалось, что он хорошо знаком с Сокраном Аджухамом и желал бы встретиться с ним снова, как и в прошлом году. Я заверил его, что мы с дядей - лучшие друзья, и что я могу передать на словах все, что пожелает мой новый знакомый. Убедившись, что я достоин доверия, купец Заул поведал, что хотел бы приобрести такую же партию красивых бабочек, которую Сокран продал ему в году Слона. А чтобы слова не остались лишь колебанием воздуха, он передал мне записку. Для вас, дядя.
  Гости напряженно замерли. Молчал и Сокран.
  - Да вот неудача, - протянул Сейфуллах, горестно вздохнув. - Ко мне боги не столь благосклонны, как к моему дорогому родственнику. Записка сгорела вместе с тремя купцами, двумя наемниками и пятью слугами, которые спали и не успели выбежать из горящего шатра, когда на наш лагерь напал любимый нынче Маргаджан.
  Арлингу показалось, что Сокран издал едва слышный вздох облегчения. Как бы там ни было, старший Аджухам тут же бросился в нападение.
  - Ты...
  - Довольно, - вмешался Рафика. - Я услышал достаточно. Это не наша трусость и не храбрость захватчиков привели к тому, что город захватили. Это наши склоки заставили богов повергнуть Балидет в пучину несчастья. Мой старший брат и мой родной сын грызутся между собой, словно безродные псы! Вы оба забыли, что мы на одной стороне. Вместо того, чтобы объединить силы перед лицом внешней угрозы, вы поливаете друг друга грязью. Ваши обвинения друг другу слишком серьезны, чтобы их можно было решить, не затронув чести рода.
  - Ты, как всегда, прав, дорогой брат, - поспешно вставил Тимрет, выполняя привычную функцию примеряющей стороны. - Давайте обсудим эти вопросы на собрании Гильдии.
  - При условии, что мой племянник сможет представить Совету доказательства, - хмуро добавил Сокран. - Сейфуллах научился красиво говорить, но мед на его языке превращается в яд лжи. С каких пор в Самрийской Академии учат сочинять сказки вместо соблюдения кодекса Гильдии?
  - Как хорошо, что вы вспомнили о законе, - не удержался Сейфуллах. - Помимо сочинительства, который тот же кодекс возводит в ранг купеческих ценностей, нас учили развивать хорошую память. Позвольте процитировать первый акт второго раздела. За измену и преступление против родины враг добрых людей нации должен быть предан смерти через отсечение головы. Гуманно, не правда ли? Я бы велел скинуть предателя со стены и забить камнями.
  - Я сказал - хватит! - прервал его Рафика.
  Сейфуллах послушно замолчал и велел Арлингу подать кофе со льдом. Регарди чувствовал уверенность мальчишки, но не одобрял его поведения с Сокраном. Старший Аджухам был не тем человеком, с которым можно было упражняться в красноречии. И тем более, обвинять его в предательстве. Регарди в первый раз слышал о записке от таинственного Женгардита Заула. Впрочем, Сейфуллах посвящал халруджи не во все свои дела.
  Разливая прохладный напиток, Арлинг почувствовал, что за его движениями внимательно следили не только "карпы", но и другие гости. Ему нестерпимо захотелось окунуть в чашку Сейфуллаха палец, чтобы проверить, не пролился ли кофе. Досчитав до трех, он резко поднял носик медного кофейника, но позволил себе вздохнуть лишь тогда, когда услышал, как мальчишка делает первый глоток.
  - Я собрал всех сегодня не для того, чтобы выслушивать ваши склоки, - возмущенно заявил Рафика. - Решать споры и наказывать виновных будет Совет, когда город вернется к обычной жизни. Маргаджан обещал оставить управление Балидетом за Гильдией, но можно ли ему доверять? Кто из нас слышал о сильном восточном царстве, способном собрать такую армию? Захватчики умело обыграли хорошо известную легенду о царстве Негуса, которое, в свое время, не смогли отыскать даже лучшие разведчики Согдарии. Маргаджан заверил нас, что владычество династии Гедеонов окончено, но сдается мне, оно только начинается. Как бы мы ни хотели избежать кровопролития на землях предков, разбираться император Седрик придет сюда, под стены Балидета. Некоторые близкие ко двору источники донесли о серьезных волнениях в столице. Ходят слухи, что под маской разбойника Маргаджана скрывается мятежный принц Дваро. Потерпев поражение от войск Канцлера, он мог бежать с верными ему кармокарами на север Сикелии, а оттуда, перейдя пустыню и завербовав в союзники керхов, дойти до Балидета. Сомневаюсь, что Дваро сможет создать здесь Новую Согдарию. Его войско огромно, но имперская армия - не отряд добровольцев. О захвате Балидета уже знают в Самрии, а к Муссаворату отправлены регулярные войска. Нам предстоит сложная задача. Я заверил Маргаджана в нашей лояльности новому царю - пусть и мифическому, но в битве отцов и сыновей Гильдия встанет на сторону первых.
  - Если связать двух птиц, у них будет четыре крыла, но летать они не смогут, - язвительно заметил Сокран. - А если это не Дваро? Пока мы будем доказывать преданность выжившему из ума Гедеону, который, кстати, может в нее не поверить, чаша терпения новых властей переполнится. Сейчас мы оплачиваем лишь содержание армии, что, между прочим, обходится недешево, а представь, если с нас потребуют выплату контрибуции? Это рискованная игра, Рафика. Сомневаюсь, что другие члены Гильдии ее поддержат.
  - Мы не можем позволить себе потерю шелковых территорий. Пока в Сикелии правит империя, а не Маргаджан-Дваро, Гильдия останется на стороне Гедеонов. О чем и сообщим Седрику при первом удобном случае.
  - Весьма недальновидно, дорогой брат. Северные и западные города уже закрыты. Торговля с царством Шибана не спасет годовую выручку от падения. А вот война - да. Даже если это и наследный принц, быть на его стороне - выгодно. Регулярные войска до Муссавората могут и не дойти. Пьянство и лень - плохие спутники для перехода через пустыню. В последний раз, когда я видел наших доблестных защитников, у них были большие трудности с дисциплиной. Пока Седрик соберет армию, Маргаджан успеет дойти до Самрии. И тогда уже диктовать свои цены будем мы, а не Самрийская Гильдия. При условии, что мы поступим благоразумно и не станем возводить сожженные мосты заново.
  "Где-то я это уже слышал", - рассеяно подумал Арлинг. Прохладная атмосфера семейной встречи постепенно накалялась, опаляя жаром противоречий всех присутствующих. Когда в дискуссию вступил Тимрет, а за ним Сейфуллах, Регарди всерьез забеспокоился, как бы ни дошло до рукоприкладства. Если Рафика и Тимрет говорили спокойно, то Сокран с Сейфуллахом едва ли не подпрыгивали со своих мест. Нервничали и "карпы".
  - Не нужны нам ни Дваро, ни согдарийцы! - уже не стараясь понизить голос, кричал Сейфуллах. - Балидет всегда был свободным! Как и другие сикелийские города. Вот и хорошо, что в Согдарии раскол. Воспользуемся их беспорядком, чтобы выбить проклятых драганов с нашей земли! Когда-то Сикелия успешно воевала и с керхами, и с другими соседями, так почему сегодня мы думаем только о том, как заплатить меньшую дань, не допуская мысли, что ее можно не платить вообще!
  - Если ты ненавидишь драганов, отчего таскаешь с собой этого калеку? - ехидно поинтересовался Сокран. - Кто докажет, что он не шпион императора? Кроме того, что он живет в нашем доме и ест нашу пищу, мы еще заплатили немалые деньги за его выкуп. Когда школа собирается оплачивать нам убытки?
  Надежды Арлинга на то, что о его происхождении не вспомнят, не оправдались. Давай, Сейфуллах, смени тему! Почему бы тебе не рассказать гостям, что Дваро еще в молодости увлекался журависом? По слухам, Канцлер закупал его гигантскими партиями на плантациях Сикелии специально для наследного принца. Когда их караван стоял в Самрии, в одном из местных трактиров активно обсуждали здоровье Дваро, которое якобы ухудшилось настолько, что принц утратил способность самостоятельно передвигаться и трезво мыслить. Кажется, никто не говорил, что Маргаджан не мог ходить.
  Майнор явился, словно долгожданная вечерняя прохлада после полуденного пекла. Регарди почувствовал его тревогу и возбужденное беспокойство гостей. Управляющий пришел не за пустыми тарелками. Гости замолчали, но Майнор так тихо прошептал что-то на ухо Рафики, что причина его появления так и остались тайной - для всех кроме Арлинга.
  Управляющий шептал одними губами, но среди вдохов и выдохов Регарди различил весьма печальную новость для дома Аджухамов. Драганы угнали с шелковичных плантаций всех нарзидов, не тронув других слуг. А так как нарзиды составляли большую часть рабочей силы, которая использовалась для обработки полей оазиса Мианэ, все работы остановились. Более того, к полудню завтрашнего дня Маргаджан приказал собрать нарзидов из домов Балидета у городских ворот. За всеми объяснениями драганы отправляли к Управителю.
  Гости напряженно следили за Рафикой, однако глава Гильдии не спешил посвящать их в происходящее.
  - Друзья, вынужден объявить наше собрание законченным, - спокойно произнес он. - Сокрана и Тимрета прошу выехать со мной на шелковичные фермы.
  И уже тише - на ухо Майнору - добавил, чтобы туда же пригласили и других членов Гильдии. Но Сейфуллаха среди них не назвал. Зерна недоверия, посеянные щедрой рукой дяди, все-таки дали корни.
  Гости разбежались на удивление быстро. В трапезной остался только Сейфуллах, который, не спеша, ковырял ложкой в блюде с инжировой пастой. Младший Аджухам думал. В пути караванщики часто шутили о трех складках на лбу капитана, которые обычно не предвещали ничего хорошего.
  Поддавшись желанию утешить мальчишку, Арлинг рассказал ему все, что услышал от Майнора. Сейфуллах равнодушно пожал плечами.
  - Еще при нападении на лагерь было понятно, что их интересуют эти узколицые, - фыркнул он. - Знаешь, что я думаю? Маргаджан их убивает. Приносит в жертву своим богам, чтобы те насылали тучи помутнения на разум его врагов, то есть нас, кучеяров. Или очищает кровь будущих подчиненных - чтобы не смешивались. Я не видел ни одного живого нарзида из моего каравана, после того как нас выпустили.
  "Мертвых мы тоже не встречали", - подумал Арлинг, но промолчал. Если прав Сейфуллах, то он надеялся, что Дии досталась легкая смерть. Он не знал, почему вспомнил о девчонке. Встреча с учителем вдруг стала необходимой.
  - Отпустите меня до утра, господин, - попросил Регарди, подавая Аджухаму чашу для полоскания рук. Если он все же одумается и не дойдет до учителя, то наверняка заглянет в городской парк пообщаться с коллегами по ремеслу. "Карпы" вели себя чересчур уверенно и просто напрашивались на драку.
  Сейфуллах был погружен в мысли и ответил не сразу.
  - Сегодня я иду к Альмас, - задумчиво сказал он. - Мы ведь еще не виделись.
  Вопрос о свободном вечере отпал сам по себе. Халруджи был обязан сопровождать господина повсюду - даже на свидания с будущей женой.
  - Подарки для вашей невесты вам отдали? - поинтересовался Арлинг, стараясь скрыть досаду от сорвавшихся планов и удивление от того, что Аджухам до сих пор не навестил девушку. Странная была у них любовь. Очень вежливая, красивая, заботливая. Но не обжигающая. Иногда ему казалось, что Сейфуллах безумно влюблен в юную Альмас, но каждый раз, когда Рафика говорил о соляных копях семьи Пиров в Муссаворате, в голову приходили мысли о весьма практичных целях будущего брака.
  - Нет, - усмехнулся мальчишка. - Драганы сказали, что тюки с подарком занесло песком и их не нашли, но, скорее всего, им просто понравилась игрушка. Сейчас я думаю, что Альмас не оценила бы мой дар. Я преподнесу ей кое-что иное. То, что дороже золота, а может и человеческой жизни. После всего, что случилось, она совсем не кажется мне бесценной.
  
  Глава 4
  
  МАГДА
  
  Пламя свечи колыхнулось в причудливом изгибе и превратилось в струйку дыма, окутав мир светло-сизой пеленой. Призрачные фигуры людей медленно кружились в гипнотическом вальсе, повторяя танец огня. Свет беспокойно дрожал, наполняя пространство зала радужными пятнами, а звук пульсировал, то стихая почти до шепота, то достигая хаотичного крещендо. Когда стена перед ним рассыпалась искрами, Арлинг понял, что пьян.
  Он пил весь вечер, надеясь утопить в местном вине скучную зиму, простуду, которая до сих пор терзала его раздражающим кашлем и крайне удрученное состояние духа. Потребность в глотке свежего воздуха стала жизненно необходимой, и Регарди стал искать опору, чтобы не свалиться на начищенный до зеркального блеска паркет.
  Где-то возле его головы мелькнули облаченные в белые перчатки руки, и пол плавно провалился вниз, утратив былую твердость. "Похож на сахарную вату", - подумал Арлинг, не уверенный, кому лучше подходит сравнение - ему или полу. Уткнувшись в пенистое жабо лакея, который безуспешно пытался его поднять, Регарди кулем повис на слуге. Ему было плохо, и он твердо знал, что не вино стало тому причиной.
  Зима начиналась странно. Снег падал с первого дня Лютого месяца и не прекращался почти неделю. За снегопадом пришли морозы и сильный ветер, прогнавшие остатки осени. Согдария стала белой, чистой и почти безжизненной.
  Арлинг покинул Мастаршильд с больной от похмелья головой и тревогой в сердце. Впервые в жизни послушавшись отца, он присоединился к императорской свите и провел месяц пустой, суетливой жизни при дворе монарха во Флерии. Видимо, из него получился отличный придворный льстец, так как по возвращении в столицу Седрик неожиданно пожаловал младшего Регарди титулом гранд-лорда, чем вызвал немалый переполох в совете грандов и беспокойство Канцлера. Усомнившись в благочестивом поведении сына, Элджерон устроил подробный допрос, чем именно Арлинг занимался во Флерии и откуда возникли слухи о его участии в тайных оргиях, якобы проводившихся в императорском замке. Сам Арлинг и не догадывался о подобных развлечениях Седрика. Он считал императора забавным стариканом, который разменял седьмой десяток и помешался на искусстве.
  Слухи о приключениях сына Канцлера во Флерии обросли сказочными подробностями и прибавили ему популярности, создав ореол загадочности. Правда, с титулом гранд-лорда пришлось подождать. Канцлер счел подарок императора преждевременным, а Арлинга - пока еще недостойным высокого звания правящих миром. Как ни странно, но младший Регарди ничуть не расстроился. В первый раз ему было все равно. Цели и смыслы жизни, которых у него всегда было слишком много, вдруг стали бледны и неразборчивы.
  Вернувшись в школу, он с головой погрузился в учебу, пытаясь отыскать в ней источник, способный утолить его жажду. Но вода знаний была горька и невкусна. Просачиваясь по каплям, она оставляла в голове едва заметный след, который тут же испарялся, уступая место пугающей пустоте. История навевала скуку, философия - тоску, а математика - головную боль. Даже любимое фехтование не приносило былой радости. Когда Арлинг в тренировочном поединке проиграл первокурснику, все решили, что он серьезно болен. Воспользовавшись удобным предлогом, Регарди сбежал из колледжа за месяц до выпускных экзаменов, уединившись в поместье Канцлера под Согдианой, где принялся опустошать винный погреб отца, который достался Элджерону еще от прадеда.
  Что было дальше, Арлинг помнил смутно. Ему казалось, что он шагал по веревочному мосту над пропастью, в которой разыгрался страшный буран. Его кидало из стороны в сторону, а мимо проносились знакомые и не очень лица - Даррена, отца, Холгера, лордов и лордиков, а также Терезы Монтеро, которая стала слишком часто появляться в поместье Канцлера. Впрочем, младшему Регарди она не мешала. Он усиленно искал ответ на главный вопрос, который мучил его последние несколько месяцев - почему мир вдруг превратился в странное подобие былой жизни, утратив яркость красок, четкость границ и вкус наслаждений.
  Лакей устал тащить его и опустил на мягкую поверхность, которая оказалась диваном. Он был растерян и не знал, что делать дальше с напившимся гостем.
  Что делать дальше не знал и Арлинг, так как совершенно не представлял, где находился. Вокруг порхали наряженные дамы со странными прическами в виде лесных крон и клумб, торжественно вышагивали кавалеры в давно вышедших из моды камзолах, суетились слуги, разнося искрящиеся бокалы, в которых, по мнению Регарди, было слишком много пузырьков и мало веселья.
  "Твоя звезда сейчас упадет", - подумал Арлинг, и сполз на пол. Его неудержимо тянуло испачкать белый атлас дивана содержимым желудка. Регарди протянул руку к резному подлокотнику, чтобы подняться, когда ярко-синий кружевной манжет, расшитый черным жемчугом, привлек его внимание. Им оказался рукав его камзола. И зачем он так вырядился? Впрочем, если в ближайшее время не найти свежий воздух, все остальное потеряет значение.
  Словно в ответ на его мысли, кто-то снова подхватил его и попытался поднять на ноги. С равным успехом можно было пытаться поставить на ребро диванный пуфик. Он все равно валился на бок. Выругавшись, Даррен - а это оказался именно он - ухватил Арлинга за пояс и поволок на балкон. Регарди еще издали заметил мельтешащие звезды и принялся подбадривать друга, не желая, чтобы его бросили на очередную тахту.
  Облокотив Арлинга о перила, Даррен задумчиво достал трубку и принялся неспешно ее набивать, изредка кидая на друга взгляды упрека из-под угольно-черной челки, остриженной по последней согдианской моде. Монтеро был трезв, как стеклышко.
  Оба молчали. Арлинг боялся открыть рот, потому что не хотел расставаться с плескавшимся в желудке вином, пусть и мерзким на вкус, но успешно выполняющим свою роль по освобождению головы от ненужных мыслей. Даррен же был молчуном по природе.
  Перегнувшись вниз, Регарди принялся разглядывать темнеющие кусты, думая о Монтеро. У сына Канцлера было много друзей, но настоящий - только один. И хотя Даррен был старше на несколько лет и не походил на него ни внешностью, ни характером, Арлингу часто казалось, что он видел в Монтеро своего близнеца. Оба родились в один месяц, рано потеряли матерей и воспитывались целым штатом прислуги, с той разницей, что у Регарди нянек было немного больше. С самого детства у них было все - знатное происхождение, богатство и неограниченные возможности. Первая и единственная трудность, с которой они столкнулись, перестав быть детьми, заключалась в слишком широком выборе, который предлагала им жизнь. И хотя Арлинг рос в окружении многих детей из знатных родов, с Дарреном его породнило чувство поиска особой, иной цели, которое не давало обоим ни минуты покоя. Им нравились одни и те же музыка, книги и оружие, а лошади были их общей страстью - оба владели ценными породами, которых выставляли на скачки. Монтеро, как и Арлинг, симпатизировал наследному принцу Дваро и недолюбливал старых гранд-лордов. Оба были заядлыми дуэлянтами и пользовались дурной репутацией задир и растлителей юных дев. Регарди твердо знал, что без Даррена его жизнь была бы неполной.
  - Где мы? - спросил Арлинг, с трудом собравшись с мыслями.
  - В Грандопаксе, - лениво протянул Монтеро, выпуская колечки дыма в звездное небо. - В урочище древних богов и лесных великанов, на краю которого поселились люди.
  Регарди пристально вгляделся в кромешную тьму за перилами балкона, но смог разглядеть только светлячков, приманенных яркими огнями окон.
  - И что мы здесь делаем, в урочище? - уточнил он, тщательно пытаясь вспомнить, что произошло за минувшие сутки. Возможно, одной выпивкой тут не обошлось. И, возможно, Монтеро курил сейчас отнюдь не табак.
  - Представляем твою семью на дне рождения дальних родственников, - ответил Даррен, ухмыльнувшись на злой взгляд Регарди.
  Появление ночного ветра Арлинг встретил с благодарностью. Его свежесть благотворно влияла на больную голову, выдувая из нее хмель и агрессию. А ведь так хотелось дать Монтеро по уху.
  - День рождения дядюшки Гундакса?
  - Ага. Передаем поздравления Канцлера наместнику самой северной и никому не нужной провинции великой Империи.
  - Точно, - Арлинг кивнул, довольный, что вечер обрел какой-то смысл. В голове стали просыпаться воспоминания. Тем временем, Даррена потянуло на философию. Такое с ним случалось редко, и Регарди прислушался.
  - Не понимаю я этого Гундакса. Имея в двоюродных братьях самого Элджерона, зачем сидеть в пропахшей смолой и пушниной крепости? Здесь все смердит этими туманами с болот. Сколько они их уже осушают? Не меньше полувека. Да и то, что мы видели на местных улицах, не воодушевляет. Такого даже в дикой Ерифрее не встретишь. Недаром говорят, что Согдария начала гнить с этих мест.
  Арлинг прыснул от смеха, но от комментариев воздержался. Если что, то гнила Империя по всем правилам - с головы. В Согдиане этот процесс начался едва ли не с первых Гедеонов. Неужели бывалого Даррена смутил старик-шаман, зачем-то брызнувший на него кровью убитой крысы, когда они въезжали в крепость?
  Желая подбодрить друга, Регарди решил спеть. Настроение у него было подходящее - легкое, смешливое и какое-то мыльное; словно невесомый пузырь пены приземлился ему на голову и теперь заправлял всеми его делами и мыслями. Но из репертуара на ум приходили только военные марши, которые они с усердием учили в школе. Арлинг задумался, размышляя, будет ли Монтеро рад услышать строевой марш драганов, но вдруг понял, что Даррен ему что-то рассказывает.
  - Она изменилась, Арлинг. Не мне ли, брату, этого не замечать. Расцветает, будто бутон розы. Я не сентиментален, ты знаешь, но забота о внешности, которая всегда волновала Терезу в последнюю очередь, слишком очевидна. Она стала скрытной и молчаливой. Когда мы виделись в последний раз, Тери спросила, как у меня дела. Спросила совершенно искренне! Я был в шоке. Ее никогда не интересовали ни другие люди, ни тем более родственники. Мы все думаем, что это любовь. Только она способна изменить людей к лучшему. Когда любишь, чувствуешь, что живешь, а не существуешь, что должен, а не имеешь право. Тогда хочется летать, не думая о том, что рожден ползать.
  Арлинг задумчиво кивал, по привычке уплывая в сторону собственных мыслей.
  Даррен говорил мало, но делал это хорошо.
  - Хочу летать, а не ползать, - едва слышно повторил Регарди, перекатывая слова на языке, словно горошины перца. Еще немного, и его мир будет обожжен смесью горькой правды. Он уселся на перила и, балансируя над темнотой, принялся думать. Некоторые всю жизнь учатся вставать на ноги, другие только к старости делают робкие попытки первых самостоятельных шагов. Но некоторые - очень немногие - умеют бегать и прыгать с рождения. Совершать гигантские скачки вперед, с каждым разом все выше и дальше. Но летать не умеет никто из людей. Влюбленные говорят, что любовь дарит им крылья. Арлинг был глубоко убежден, что крылья эти были обречены волочиться по земле всю жизнь.
  - А она что здесь делает? - удивленный возглас Монтеро безжалостно сбросил Регарди на землю.
  Сквозь толпу хмельных гостей к ним направлялась Тереза. На фоне пышных костюмов провинциалов ее строгое платье цвета слоновой кости выделялось, словно бриллиант среди стеклянных осколков. Изысканный, едва заметный макияж, грациозная походка, уверенный взгляд - все говорило о том, что только чрезвычайно важные обстоятельства вынудили эту столичную даму посетить столь далекую от жизни провинцию. Младшая сестра Монтеро позволила себе небрежность в прическе, спустив у виска каштановую прядь, которая мгновенно притягивала взгляд. Тереза Монтеро не была красивой, но ее умение быть женственной и интригующей приносило ей победу в любом соперничестве. К тому же, она была умна, но умела ловко скрывать это, притворяясь в своих интересах наивной и недалекой женщиной.
  Арлинг тоскливо посмотрел в густеющую темноту под балконом и пожалел о том, что не напился до потери сознания. Младшая сестра друга вызывала в нем скуку с легкой примесью раздражения.
  - Даррен, милый, не ожидала увидеть тебя на этом сборище! - воскликнула Тереза, не отрывая глаз от Регарди. - И тебя тоже, Арлинг...
  Даррен приветствовал сестру поклоном, Регарди же ограничился кивком головы, подумав, что если он хоть сколько-нибудь согнется, то непременно упадет лицом в пол.
  - Кажется, ты собиралась навестить тетю Симпилию.
  - Ах, братишка, ты разве не слышал? Нынешняя весна никому не дает покоя. Дожди размыли Большой Западный Тракт, отрезав весь Гиленпесс. А вы, смотрю, как всегда неразлучны.
  Даррен хмыкнул, оглянувшись на Арлинга, но тот упрямо молчал, опасаясь, что если откроет рот, его вырвет.
  - Надо было предупредить, я бы тебя встретил, - недовольно пробурчал Монтеро. - Грандопакс это не соседняя деревня. Полагаю, мы здесь по той же причине, что и ты. Кстати, с каких пор тебя стали интересовать дни рождения наместников?
  - Гундакс здесь не причем, - улыбнулась Тереза. - Видишь ли, я решила заняться этнографией. Языческими племенами севера и влиянием их культурной среды на быт местных жителей. Что бы там ни говорил старик Понтус, но одному богу драганов не одолеть арвакских божков. Говорят, следы чудовищных культов находят даже во Флерии, а ведь это рядом со столицей.
  Даррен был явно озадачен тем, куда клонила сестра.
  - Ты собираешься отправиться к арваксам в тайгу? - не понял он.
  Тереза рассмеялась и, вклинившись между ними, изящно облокотилась о перила.
  - Конечно, нет. Зачем куда-то ехать, если арваксов в городе больше, чем звезд на небе. А тебя не интересует этнография, Арлинг? Ты сегодня молчалив.
  Регарди вымученно улыбнулся и пожал плечами.
  - Пойду промочу горло, - сказал Даррен, хитро подмигнув Арлингу. - Смотри, не обижай мою сестру, я скоро.
  Регарди с удовольствием запустил бы ему чем-нибудь вслед, но Даррен исчез с такой поспешностью, словно за ним гнался отряд разъяренных арваксов.
  Тереза проводила брата одобрительным взглядом и повернулась к Арлингу. Молчание, повисшее между ними, можно было резать ножом на маленькие кусочки и складывать горкой на блюдо.
  - Ты обещал пригласить меня с собой, помнишь? Но ты этого не сделал, и я решила приехать сама. А сейчас ты злишься.
  Ему показалось, или ее голос действительно дрожал?
  - Извини. Я, конечно, должен был предупредить тебя, но мы не думали оставаться здесь надолго.
  Арлинг с тоской посмотрел на дверь, за которой скрылся Даррен. Кто же бросает друзей в трудные минуты, а Монтеро?
  - Понятно, - грустно сказала Тереза, и Регарди показалось, что она сейчас расплачется. А если это случится, ссоры с Дарреном не миновать.
  - Молодец, что приехала, я очень рад тебя видеть, честно, - соврал он. - Уйдем с балкона, здесь прохладно.
  "Верно, пойдем скорее туда, где много людей, шумно и ничего не располагает к откровенным беседам".
  - Да нет, здесь хорошо, - улыбнулась Тереза, - а с тобой рядом совсем не холодно. Даже наоборот. Очень жарко...
  Регарди и не заметил, как они оказались прижатыми плечом к плечу, словно счастливая парочка, нашедшая уединение в укромном местечке. Если их застанет Даррен, объясняться придется долго.
  - Подумать только, мы почти на краю земли, - задумчиво протянула Тереза, склоняя голову ему на плечо. - Что-то особое есть в этих провинциях, то, чего нет у нас в Согдиане.
  "Почему бы тебе просто не уйти?".
  "Потому что случится скандал".
  "А может, она тебе нравится, но ты злишься, что выбор сделан отцом?".
  "А еще можно скинуть ее с балкона, а Даррену сказать, что был сильный сквозняк, и его сестру сдуло в кусты".
  - Я знаю, почему нас тянет в такие места, - продолжила Тереза, положив тонкую руку ему на грудь. - Здесь витает дух свободы, который никогда не видать столице. Здесь нет правил, и делать можно все, что захочешь. Будто сам воздух позволяет стать дикими, безрассудными... неприличными. Кстати, большая часть северных провинций сохранила свои старые арвакские названия? Грандопакс - "Семь даров земли", Мастаршильд - "Поле, где рождается солнце", Баракат - "Звезда сверкающего тела".
  Поле, где рождается солнце. Арлинг вздрогнул, словно его ужалили.
  - Что с тобой?
  - Действительно жарко, - пробормотал Регарди, осторожно освобождаясь от рук Терезы. - Хочешь, я принесу мороженое с вином? Не отказывайся, позволь мне исправить свою ошибку.
  Первая пришедшая в голову мысль оказалась трезвой.
  - Будь быстрым, - прошептала Тереза, провожая его взглядом.
  Едва кивнув, Арлинг вынесся в зал и, чудом избежав столкновения с вальсирующими парами, метнулся к выходу. Голова еще кружилась от вина, но он с ловкостью циркача преодолел первый пролет лестницы, лихо прокатившись по перилам и перепугав зажавшуюся в углу парочку. Темные коридоры, альковы и будуары с тяжелой драпировкой по стенам сменяли друг друга, грозя никогда не кончиться. Окончательно заплутав, он вцепился в первого встречного слугу, велев срочно вывести его наружу и подать коня. Если бы Арлинга спросили, что он собирался делать, вопрос застал бы его врасплох. Хмельные пары, которыми разило от Регарди, и красноречивая брань убедили слугу быть расторопным.
  И вот Арлинг уже мчался по ночным улицам Грандопакса, на ходу вспоминая, в какой стороне находились главные ворота. К счастью, стража не стала цепляться к его позднему отъезду, поверив в наспех выдуманную байку, достоверность которой подкрепил кошель с золотом.
  А между тем, обширная, всеобъемлющая ночь накрыла мир. Ее свежесть бодрила и убеждала в правильности решения. Оно пришло в голову внезапно, заставив его поверить, что иного выхода нет и не будет. Ночной тракт петлял серебряной нитью, глухие леса безразличной стеной возвышались по ее краям. Арлинг не замечал ни подозрительных ночных шорохов, ни бледного свечения в спутанных ветвях чащобы, ни голодных глаз, пристально наблюдавших за ним из высокой травы. Его пьяный взгляд уловил лишь падающую звезду, которая, прочертив в темном небосводе огненный след, ярко вспыхнула и исчезла в сумраке ночи у самого горизонта.
  В Мастаршильд он прискакал за час до рассвета. Тогда Арлингу было некогда думать над тем, каким образом ему удалось отыскать дорогу в провинцию, в который он был всего раз в жизни. Позже он выучит ее наизусть, запомнит каждый изгиб дорожной ленты и все оттенки пыли на придорожной траве. Сейчас его интересовало только одно - дом мясника, в котором жила непостижимая Магда.
  Дарсалам захрипел и взрыл копытом сырую землю у грубо сколоченной калитки. Его вторжение в спящую деревню осталось незамеченным. Где-то мычали коровы, ожидая утренней дойки, протяжно скрипел указатель ветра на резной крыше дома, еле слышно шептались сверчки, не решаясь уступить место ранним птицам. Ночной туман еще не исчез, цепляясь рыхлыми клочками за заборы и набравшие цвет сливовые ветви. В воздухе заманчиво пахло весной и вскопанными грядками. Спокойствие и безмолвие наполняло мир Мастаршильда перед рождением нового дня.
  Удивившись, что его до сих пор не заметил дворовый пес, Регарди легонько стукнул в грубо отесанные ворота. Они неожиданно поддались, широко распахнувшись внутрь. Старая рыжая собака, спавшая у крыльца, подняла лохматую голову и, едва взглянув на Арлинга, тяжело опустила ее обратно на лапы, всем видом показывая, что не намерена прерывать сладкий утренний сон ради непрошеного гостя.
  Разозлившись, что его появление проигнорировал даже пес, Регарди подобрал камень и швырнул его в окно под крышей - отчего-то ему казалось, что Магда должна была жить именно там. Камень звонко стукнул в стекло, и, чудом его не разбив, скатился под нос ленивому псу, который на этот раз даже не шевельнулся. Дом по-прежнему спал, закутавшись в утренний полумрак. Никто не затеплил свечу, не зашаркал шлепанцами и не высунулся из окна, чтобы узнать, кому понадобилось ломиться в такую рань. Потерев озябшие плечи, Арлинг выругался и оглянулся в поисках нового камня - покрупнее. У него была важная причина, которая объясняла и извиняла его поведение - пусть ему и придется разнести эту жалкую хижину на куски. Он увидит Магду Фадуну, потому что... потому что должен был сделать это много месяцев назад.
  - Зачем кидаешь камни в мой дом? Там никого нет.
  Магда стояла за его спиной, и он понятия не имел, как ей удалось так незаметно подкрасться. Он едва не подпрыгнул от неожиданности.
  Девушка замерла у ворот, прислонившись к калитке и не сводя с него глаз. Худые лодыжки смешно торчали из растоптанных калош, а черный махровый платок, в котором она была закутана с ног до головы, делал ее похожей на большую растрепанную птицу. Судя по ее виду, дома Магда не ночевала. Губы девушки посинели от холода, а ветер запутал черную гриву волос так, что, казалось, ни один гребень не справится с массой хаоса, вьющейся вокруг ее головы.
  Арлинг растерялся. Еще минуту назад он точно знал, что собирался говорить и делать, но сейчас все мысли улетучились, словно клочки утреннего тумана в лучах встающего солнца. Магда же заговаривать первой не собиралась. Похоже, она чувствовала себя вполне уютно, привалившись одним боком к калитке, покачивания которой ее ничуть не беспокоили. Девушка двигалась вслед за воротцами, то плавно подаваясь вперед, то резко откидываясь назад. Ее странное поведение настолько заворожило Регарди, что он очнулся лишь тогда, когда с соседнего двора раздался громкий крик петуха.
  - Ты помнишь меня? - хрипло прошептал он, не в силах отвести глаз от бледного лица в черном водовороте волос.
  - Да, - тут же отозвалась она, не прекращая качаться. - Ты сын дровосека из соседней деревни. Пришел за мясом. Но курицы еще увидят ночную грозу, и крови тоже нет. Лучше обменяй свои дрова на морковь.
  Арлинг в растерянности взглянул на Магду, потом перевел взгляд на себя. Да, он выглядел нелепо в своем расшитом жемчугом камзоле, который был изрядно испачкан дорожной грязью и пылью, но перепутать его с каким-то дровосеком - это уж слишком!
  - Ой, надо же, обозналась!
  Магда ловко соскочила с калитки и выглянула за ворота, но там был лишь Дарсалам, который недовольно щипал придорожную траву. Ночное путешествие ему пришлось явно не по душе.
  - Ты свинопас, - заговорщицки сообщила она. - Обижаешь кошек и куришь веселые травы на дворе у своей бабушки. Все про тебя знаю.
  Регарди помотал головой, стараясь прогнать остатки хмеля и понять, чего он хотел от этой сумасшедшей девицы.
  - Разве он похож на свинопаса, коник? - спросила Магда у Дарсалама, подсовывая ему непонятно откуда взявшийся кусок сахара. - Это человек благородных кровей.
  "Ну, наконец-то!", - подумал Арлинг, с замиранием сердца глядя, как девушка приближается к нему.
  - Перед нами Комарий Царь! - торжественно объявила Магда. - Пришел выпить нашей крови. И принарядился по случаю. Больше Фадуна не станет мешать его деткам резвиться в старой бочке. Низко кланяемся, царь, низко кланяемся. Ты думал, что мы тебя не узнаем? Как же! Ведь только у тебя самые синие глаза на свете.
  Девушка склонилась в шутливом поклоне, да так и осталась стоять, занявшись разглядыванием ссадины на коленке. Казалось, обо всем мире она просто забыла.
  Регарди не помнил, чтоб его когда-нибудь так злили. На негнущихся ногах и с гордо поднятым подбородком, он прошел к Дарсаламу, но конь неожиданно проявил строптивость, встав на дыбы.
  "Я могу купить всю эту деревню, девушка, вместе с твоим папашей и свиньями", - гневно подумал он, пытаясь успокоить коня и чувствуя, как у него горят уши. Да как она смела? Девица поплатится за такое обращение с ним, непременно поплатиться!
  - А почему я должна тебя помнить, убийца кабанов? Твое солнце встает там, где мое садится.
  Регарди резко обернулся и встретился с черными глазами Магды.
  - Я не убивал секача, ты же знаешь, - запротестовал он, чувствуя себя глупо. Почему-то вдруг стало очень важно, чтобы ему поверили.
  - Белого больше нет. Зимой они вернулись и забрали его шкуру.
  - Мне жаль, Магда.
  - Староста говорит, ты злой и трусливый.
  - Он завидует.
  - Почему?
  - Я богатый.
  Девушка прыснула в кулак, удивив Регарди резкой переменой настроения.
  - Я тоже! - гордо заявила она. - Не веришь?
  - Ну, по крайне мере, у тебя есть то, чего у меня нет, - усмехнулся Арлинг, окидывая ее взглядом с ног до головы.
  - Хочешь, покажу?
  Вопрос сбивал с толку. Он и не предполагал, что его поймут столь буквально. Но Магда уже схватила его за руку и потащила к воротам.
  - Пойдем, здесь недалеко.
  Вопреки его желанию, они направились отнюдь не к сеновалу, а в густые заросли кустарника, начинавшиеся через дорогу. Продираясь за Магдой сквозь колючие ветви, Регарди был рад, что она не видела его пылающих щек.
  Кустарник быстро сменил хвойный лес - непроходимый и, наверное, бесконечный. Одежда Арлинга совсем не подходила для подобных прогулок. Вышивка камзола цеплялась за каждую ветку, рассыпая жемчуг радужным веером, а сапоги намокли от росы, превратившись в неподъемные колодки. Быстро запыхавшись, он с удивлением смотрел, как Магда ловко продирается сквозь гниющий валежник, умудряясь не зацепиться ни махровым платком, ни спутанными прядями черных, как свежевскопанная земля, волос. Иногда до него доносился их запах - дурманящий и окрыляющий. Красноствольные сосны и темные ели стояли стеной, образуя над их головами непроницаемый шатер. Вокруг царил полумрак, и Арлинг частенько падал на землю, натыкаясь на кострище сухого буреломника там, где Магда прошла, даже не споткнувшись.
  К его облегчению лес скоро стал мелеть и чахнуть, но радоваться было рано. Под ногами тревожно захлюпало, и в голову закралась подозрительная мысль, уж не собрались ли его утопить в болоте в отместку за Белого.
  - Гляди в оба! - крикнула Магда, указывая на землю. - А палку выброси, с ней дальше нельзя.
  Ровную поверхность прогалины покрывали белесые травы, изредка пестревшие желто-голубыми цветками и бардовыми пятнами грациозных могильников. Нетрудно было догадаться, что скрывала под собой приветливая луговина. Сырой, тяжелый запах болота не могли заглушить даже ароматы весенних первоцветов.
  Это же мшава, догадался Арлинг, надеясь, что девушке не придет в голову, пересекать топь, спрятавшуюся под покрывалом из трав. И хотя он все еще был заинтригован, каким именно богатством хотела похвастаться Магда, похмелье и усталость начинали брать свое. "Если я утону здесь, никто об этом даже не узнает", - подумал он, с сомнением отбрасывая палку в сторону. Ходить по болотам без шеста было самоубийством, но что-то подсказывало - девицу лучше послушаться.
  С опаской посмотрев на блюдце полыньи в зеленой трясине, он осторожно пошел вперед, стараясь ступать по корневищам растений и мелких кустарников. Травяное покрывало ходило ходуном, изредка фыркая и пуская брызги. "Это безумие", - подумал Арлинг, глядя, как девушка ловко перескакивала через оконца черной воды, выглядывающие посреди могильников. Откуда она знала, что эта зеленая прогалина - омут, покрытый ряской, а та темная проплешина, похожая на трясину, - почерневшая кочка?
  И все же, он нисколько не жалел, что решил пойти за красавицей в лес. Магда, и в самом деле, была прекрасна. Она порхала по мшаве, словно по паркету бального пола, останавливаясь лишь для того, чтобы помахать ему рукой и подарить одну из своих никогда не повторяющихся улыбок.
  "Какой удивительный день", - подумал Регарди и с головой ушел в омут, приняв мелкую полынью за очередную кочковину. Второй раз окунуться ему не дали. Магда оказалась быстрее. Крепко ухватив Арлинга за волосы и ворот камзола, она ловко выволокла его на сушу, хотя он готов был поклясться, что минуту назад вокруг были лишь зыбень да топи. Регарди даже не успел испугаться. Спасение оказалось столь быстрым, словно он искупался не в трясине, а в целебном источнике.
  - Ты только не уходи, только не уходи, - лепетала девушка, пытаясь очистить грязь с сапог Арлинга, хотя жижа покрывала его с головы до ног - Не уйдешь? Синие глазки?
  Регарди, наконец, пришел в себя и поспешил поднять ее с земли.
  - Меня зовут Арлинг, - сказал он, обнимая ее за плечи и чувствуя, какая теплая у нее кожа.
  - Хорошо, Арлинг Синие Глазки, - серьезно кивнула Магда и, вывернувшись из объятий, взяла его за руку. - Пойдем, здесь недалеко.
  Регарди уже никуда не хотелось идти, о чем он и собирался заявить, когда краем глаза заметил странный свет, мелькнувший в зарослях могильников. Через мгновение огоньков стало больше, и вот уже целое море крошечных свечей затеплилось над болотной пучиной.
  - Нам туда! - торжественно заявила Магда, увлекая его в сторону загадочного свечения.
  "Да это же те самые болотные огни, души умерших, про которых рассказывал деревенский староста, - промелькнуло в сознании Арлинга. - Ну и дурак! Ты что, надеялся, что она тебе ягоду болотную покажет? Наверное, это и не девушка вовсе, а лесная ведьма, или, как их здесь называют, болотница! А ведь похожа как! Губы - ровно бутоны могильников, длинные, пушистые ресницы, тонкие, как уголь, черные брови, глаза... Глаза, словно омут...".
  - Смотри, вот мое богатство, - сказала Магда, протягивая вперед руку.
  Море огней колыхалось прямо перед ними, покрывая тонкий изумрудный ковер травы, раскинувшийся между зарослей багульника. Красивые цветы, рассыпанные по всей поверхности бездонного озера чарусы, благоухали столь терпко и сладко, что у Арлинга закружилась голова от внезапно нахлынувшего счастья. Несметное множество крохотных бабочек - тонконогих и пестрокрылых - дополняли картину. Они безмятежно порхали над поляной, смело приземляясь на огоньки, чтобы затеять с ними шаловливые танцы.
  Регарди замер, ожидая, когда Магда-болотница утянет его в черные воды, но девушка, привалившись к его плечу, заворожено наблюдала за пляской огней, позабыв обо всем на свете. Впрочем, о нем она помнила. Обвив его ладонь тонкими пальцами, Магда поднесла ее к губам и нежно поцеловала.
  - Ты моя звезда, Арлинг, - прошептала она, и Регарди понял, что весь остальной мир для него умер.
  Они выбрались на дорогу, когда солнце уже стояло в зените, а деревня кипела жизнью, словно большой муравейник. Впрочем, их никто не заметил. Прокравшись в дом через огороды и заросли смородины, они окунулись в беззаботное веселье, гоняясь друг за другом по двору, дурачась и обливаясь водой из бочек.
  Вытаскивая из кладовки миску с творогом, Магда объяснила, что отец уехал на свадьбу тетки в соседнюю деревню, поэтому на хозяйстве она одна, и Арлинг может остаться до следующих "огней". Регарди никогда не чувствовал себя так легко и спокойно. Все было иначе - воздух чище, краски ярче, еда вкуснее. Жизнь преисполнилась смысла. И хотя он был пьян от событий минувшей ночи и самой Магды, ему хватило ума отказаться от заманчивого предложения. Пора было уезжать, пока Дарсалам, пасшийся во дворе, не привлек внимание любопытных соседей. К тому же, он покинул Грандопакс, никого не предупредив. Бдительный Даррен мог перевешать всю местную стражу, решив, что друга похитили.
  На прощанье он не удержался и поцеловал ее, но Магда быстро отстранилась, погрозив ему пальцем.
  - Так нехорошо, - сердито пробурчала она, но тут же просияла от новой мысли. - А когда вернешься, пойдем считать звезды на дальний луг? Здесь недалеко.
  В Грандопакс Регарди добрался только к вечеру. Каждый шаг, отдалявший его от домика мясника, отзывался болью во влюбленном сердце. Редкие путники пялились на странного всадника в истрепанной и выпачканной грязью дорогой одежде, но со счастливой улыбкой на лице. Наверное, Арлинга принимали за жертву разбойного нападения. Суеверные драганы редко предлагали помощь попавшим в беду путникам из глупого страха переманить на себя несчастье. Его это вполне устраивало - расспросы были ни к чему.
  Между тем, Арлинг действительно был в беде. Он не знал, как жить дальше. А так как разумных мыслей в голову не приходило, Регарди перестал пытаться что-нибудь изобрести, решив, что все должно идти своим чередом.
  Он еще надеялся, что его ночное приключение останется незамеченным, но, когда на границе Грандопакса его нагнал патруль имперских солдат во главе с Монтеро, то понял, что придется постараться, чтобы в его ложь поверили. Впрочем, глядя на измученное бессонной ночью лицо Даррена, Регарди испытал настоящие муки совести.
  - Где тебя носило? - прорычал Монтеро, окидывая его с ног до головы пытливым взглядом. Не иначе как искал следы смертельных ранений.
  "Не там ищешь, дорогой друг", - счастливо подумал Арлинг, понимая, что солгать ему не удастся. Сейчас, как никогда раньше, ему хотелось говорить правду и только правду. А она заключалась в том, что он был ранен в самое сердце и ни за что не пожелал бы быть исцеленным.
  Регарди раскинул руки в стороны и, откинувшись в седле, от всей души расхохотался.
  - Ты, конечно, не поверишь, - счастливо заявил он, - но мое солнце только что встало.
  
  * * *
   - В тот день, когда ты, наконец, успокоишься, я почувствую себя по-настоящему счастливым.
  - Не сердись, друг. Я сам узнал о возвращении отца только сегодня. Даже если у нас и было время подумать, уверен, ничего лучшего мы бы не сочинили.
  - За всю твою ложь, Регарди, дьявол приготовит для тебя особое место в своих чертогах, там, где погорячее.
  - Ха-ха. Зато у тебя есть шанс попасть в мученики. Если мой папаша узнает о том, что ты меня прикрываешь, никакой ад тебе уже не понадобится.
  - Ты с ума сошел! Волочиться за деревенской девкой, когда любая гранд-дама готова отдаться тебе за чашку кофе. А может, ты извращенец? Тебе нравится соблазнять простушек из глубинки? Для этого не стоило забираться так далеко, можно было найти себе пастушку из пригорода. За те деньги, что потрачены на весь этот спектакль, ты мог купить себе целую деревню провинциалок!
  - Ага. Еще скажи, что меня приворожили.
  - Точно! Ведь болтают же, что она ведьма.
  - Слушай, Даррен, у меня к тебе просьба. Можешь найти хорошего сапожника? Ну, такого, чтобы руки из золота?
   Даррен уставился на него, уже не сомневаясь в плохом душевном состоянии друга.
  - Во-первых, я тебе не Холгер, а во-вторых, уверен, что в твоем огромном штате слуг полно сапожников. Зачем это?
  Арлинг сделал загадочное выражение лица.
  - Надо для большого дела. Слугам такое поручать нельзя - донесут.
  - Регарди, ты меня пугаешь.
  - Ну, хорошо. Мастаршильд - это тебе не Согдиана. Здесь все по-другому, не как у нас. Какую неделю пытаюсь наладить отношения с ее папашей, но он упорно видит во мне растлителя его маленькой девочки.
  - А разве это не так? - ехидно поинтересовался Даррен.
  - Нет, черт возьми! Мои намерения чисты и благородны!
  - Арлинг, я тебя всю жизнь знаю. С каких это пор твои намерения к дамам стали чистыми и благородными? И при чем тут сапожник?
  - Не зли меня, Монтеро, - пригрозил Арлинг, кладя руку на эфес рапиры. - Ни слова о Магде, или я надеру тебе задницу. А без сапожника здесь никак. По обычаям Мастаршильда, парень должен починить у возлюбленной башмак, тогда его ухаживания признаются всей общиной. Девушка, кстати, в ответ стирает для него белье. Если белье выстирано, а башмак подбит, тогда это считается чем-то вроде нашей помолвки. Тогда еще полгода я буду спать спокойно, зная, что никакая деревенщина не положит на нее глаз. Ну а потом - законный брак!
  - У вас что, все так серьезно?
  - Спасибо, друг, я знал, что только ты меня поймешь. Мой долг слишком велик, чтоб я смог расплатиться с тобой при жизни.
  Арлинг обнял Даррена и тревожно посмотрел на бледнеющее небо. До рассвета оставалось мало времени, а привлекать внимание на дневном тракте ему не хотелось.
  - Мне пора, а то мороженое растает. Его сделал императорский кондитер специально для Магды! Пришлось выдумать целую байку. И постарайся убедить отца, что я занят подготовкой экзаменов у тебя на вилле в тишине и спокойствии. Скажи ему так: наука для вашего сына превыше встречи с любимым родителем!
  - Арлинг, до выпускных осталась неделя! Сколько раз ты появлялся в школе за последний месяц? Ни разу! Ты спустил на взятки секретарю целое состояние. Неужели ты думаешь, он сможет скрыть твое отсутствие на экзаменах?
  - Да, ты прав, дружище, время против нас, - тяжело вздохнул Регарди, но тут же просиял.- С другой стороны, я рад, что пока ему не подвластен. Ну, бывай! Вернусь послезавтра!
  
  * * *
  
  Магды дома не оказалось. Отец девушки, Ёсиф Фадуна, долго юлил, уходя от прямого ответа, но потом признался, что дочь отправилась украшать цветами ярмарочную площадь вместе с другими девицами. В Мастаршильде ожидался большой храмовый праздник в честь богини урожая.
  По мнению Арлинга, в деревне были очень трогательные традиции. Так, девушки должны были украшать цветами свадьбы, ярмарки и другие праздничные мероприятия, в то время как юношей привлекали к тяжелым общественным работам, например, для очищения колодцев. За эти услуги община одаривала молодежь съестным для пирушек на новый год, проводы весны и другие деревенские праздники.
  Вежливо попрощавшись с мясником, Регарди пустил Дарсалама в галоп, надеясь догнать Магду по пути. Мастаршильдцы на него косились, но, по крайней мере, уже не плевались вслед, как это было в первые дни. Деревенский староста, Влахо Рыжий, постарался честно отработать кошель с золотом, который Регарди вручил ему во время своего второго визита в Мастаршильд.
  Условия их сделки были просты. Каждый месяц староста получал от Арлинга приличную сумму за то, чтобы деревенские держали язык за зубами и не болтали о том, что их деревню регулярно посещал знатный придворный из столицы. На крайний случай, - а таким могло оказаться любопытство смотрителя мастаршильдского замка, - ими была придумана история о том, что Арлинг был новым сборщиком налогов, который ухаживал за дочкой мясника. Легенда во всех отношениях была выгодной, хотя и не без дыр. Тем не менее, Регарди попытался частично воплотить ее в жизнь, отыскав инспектора, собирающего дань с провинции, и оплатив все деревенские долги и налоги до следующей зимы. Самого старателя фискальной службы он тоже вознаградил - за молчание о том, что одна из провинций-должников внезапно разбогатела.
  И все-таки деревня Регарди не приняла. Магда радостно рассказывала, что с появлением Арлинга у них стали меньше покупать мяса, что вызывало прямо противоположные чувства у ее отца. Ёсиф Фадуна оказался невероятно гордым человеком, сразу отказавшимся от любой материальной или денежной помощи Регарди. Мясник не прогонял его, но относился к нему, как к неизбежному злу, против которого простой человек бессилен. Несмотря на все заверения Арлинга о том, что он никогда не причинит Магде зла и не воспользуется ее наивностью, Ёсиф ему не верил, считая Регарди, ко всем его грехам, еще и великим лгуном.
  Но, видимо, староста сумел обнадежить Фадуну, что бастардов знатного лорда воспитывать будут всей общиной, так как мясник Арлинга терпел. Терпел ради Магды. Регарди сразу понял, что если бы не заступничество девушки, то не помогли бы ни староста, ни пламенные речи о глубоких чувствах к его дочери.
  Магда стала их светом, поделить который между собой им было трудно. Ёсиф боялся, что погаснет единственная свеча в сумерках его жизни, Арлинг же трясся над тем, что затеплившийся огонек счастья вдруг потухнет под порывами слишком сильного ветра, который поднялся над его головой в прошлом году и с тех пор не утихал ни на секунду.
  Магда была странной, но не сумасшедшей. Иногда он не мог уснуть всю ночь, ломая голову над тем, любила ли она его, и лишь под утро находил ответ. Да, любила, но своей, "странной" любовью. И Арлинг такую любовь принимал, понимая, что иного выбора не было. С каждым днем, проведенным с Магдой, умирала частичка другого, старого Регарди, чтобы на следующий день - немного, по частям - возродить нового, настоящего. Иногда боль от "странной" любви была столь сильной, что Арлингу хотелось выпить яду, но пока ему хватало мужества терпеть до конца все приступы малодушия, потому что потом... Потом наступало блаженство, которое не могла подарить потерявшая смысл жизнь богатого наследника в столице мира.
  Магда была очень занятой девушкой. Даже Арлинг со всеми своими обязанностями при дворе, в школе и дома - большую часть которых он попросту игнорировал - не имел столь бурной деятельности, какую порой развивала Магда. Приезжая раньше назначенного времени, он часто тайком наблюдал за ней, гадая, какой смысл несут в себе ее странные занятия. Как правило, на прямые вопросы она не отвечала, зато с готовностью предлагала к ней присоединиться. Что он и делал, с замиранием сердца следя за каждым ее шагом.
  Больше всего ей нравилось втыкать васильки в будки деревенских собак. Они делали это по ночам, чтобы не пугать суеверных мастаршильдцев. Его задачей было успеть воткнуть в крышу конуры синий букетик, пока Магда отвлекала псов. Когда она в первый раз рассказала ему, что они будут делать, Арлинг страшно возмутился своей ролью, но при виде того как самые свирепые псы начинали ползать на брюхе при приближении Магды, смирился, решив, что она, видимо, воспитывала их с детства. Другого объяснения он так и не придумал. Но самым удивительным было то, что наутро все васильки исчезали, хотя Магда клялась, что не имела к этому никакого отношения, а все это - дело рук загадочных проживальцев, обитающих где-то под землей.
  Магда никогда не ела из деревянной посуды, расчесывала волосы только по ночам, собирала со всей деревни старую, непригодную для ношения обувь и здоровалась с коровами, если они встречались ей на пути. Но Арлинга ее странности лишь очаровывали. К тому же, она была хорошей хозяйкой, и в доме Фадуны всегда было чисто и опрятно. Правда, с кулинарными способностями ей не повезло, так как девушка часто путала соль с сахаром и перчила блины вместо того, чтобы добавить в них масло. Регарди был готов мириться и с этим. Наблюдая за тем, как она раскладывала пучки травы вдоль забора в одной, только ей известной последовательности, Арлинг чувствовал, как его сердце наполнялось безмятежным спокойствием и настоящим счастьем.
  По дороге Магду он так и не встретил, а когда, наконец, добрался до площади перед небольшой церквушкой, где проводились все праздники Мастаршильда, то понял, что опоздал. Местечко было обильно украшено только что распустившимися маками и бирюзовыми луговыми колокольчиками. И хотя праздник должен был состояться вечером, на площади было полно народу - праздношатающегося и чем-то занятого. Некоторые, пользуясь случаем, развернули лавки и торговали нехитрым сельским товаром. Повсюду царило оживление, которое никак не вязалось в его представлении с религиозным праздником. Зоркий глаз Регарди отметил, что у церкви собрались не только мастаршильдцы, которых он различал по преобладающему в костюмах красному цвету, но и другие сельчане - очевидно, из соседних деревень.
  "Надо будет расспросить Влахо про этот праздник", - подумал Арлинг, направляясь к группе девушек, обвивающих ленточками фонарный столб.
  - Привет, красавчик! - весело крикнула толстушка в кружевном чепчике, из-под которого озорно выглядывал нос, усыпанный веснушками.
  - И тебе привет, красавица, - ответил Арлинг, узнав одну из девяти дочек охотника Ларса. - Магду не видали?
  - Видали, - охотно сообщила стоящая рядом девица в расшитом переднике. Ее он тоже узнал - племянница сельского старосты.
  - Здравствуй, Битилия! Какая у тебя красивая шляпа. Она очень идет к цвету твоих глаз. Так, где моя Магда?
  Девушка зарделась, но ее перебила дочь Ларса, недовольная вмешательством подружки.
  - На колокольне она, вон там. Полы моет. Тебя туда не пустят, подожди с нами.
  Арлинг задрал голову и, прикрыв глаза от солнца ладонью, принялся разглядывать церковную колокольню, пытаясь найти возлюбленную. Долго искать не пришлось. Хорошо знакомый пестрый платок Магды - его подарок - был отлично виден с земли.
  Расплывшись в улыбке, Регарди зачарованно наблюдал, как она смело орудовала метлой на высоте, и, кажется, напевала песенку. Он даже знал какую - про гусеницу, улетевшую на паутинке к солнцу. Они вместе сочинили ее в прошлые выходные, когда гуляли по виноградным полям Мастаршильда.
  Приосанившись в седле, Арлинг сдвинул шляпу на затылок и принялся ей махать. Специально для Магды он надел сегодня свой лучший костюм для загородных прогулок. И хотя мастаршильдцы косились на его панталоны в обтяжку и высокие сапоги, Регарди не мог пойти против моды. В столице короткие штаны и чулки с башмаками, в которые были одеты почти все мужчины на площади, давно превратились в прошлое.
  Наконец, Магда его заметила и радостно помахала в ответ.
  - Я скоро спущусь! - прокричала она. - Не уходи!
  Регарди не ушел бы, даже если его стали бы прогонять всей общиной. Тоскливо взглянув на пакет с мороженым, которое начало таять, он спешился, намереваясь подождать девушку под уже украшенным фонарным столбом, как вдруг стоящий рядом с ним детина в красной рубахе громко завопил на всю площадь.
  - Внимание! Внимание! Внимание! Слушайте все - на мастаршильдской площади в канун Дня Урожая разыгрывается добрая плетеная шляпа! По три человека с каждой стороны, до двух побед! И только честная игра до капли крови! Нет боя, нет шляпы!
   От поднявшегося визга девиц, порскнувших во все стороны, едва детина начал кричать, у Регарди заложило уши. Все еще не понимая всеобщего возбуждения, он с тревогой взглянул на колокольню, но Магда продолжала спокойно мести, не обращая внимания на шум.
  Между тем, парень в рубахе извлек кожаный ремень с огромной пряжкой и принялся размахивать им направо и налево, разгоняя всех в стороны. Вскоре посреди толпы образовался большой круг. Арлинга поведение деревенщины возмутило, но, видя, как все охотно расступаются и радостно кричат, счел за разумное отойти подальше.
  - Ринг выбит! - громко прорычал парень, который, кажется, нормально говорить не умел от рождения.
  Толпа зашевелилась, и в круг внесли массивное кресло с вплетенными в спинку зелеными ветками. Детина уселся в него с видом судьи. Тут же в центр выскочили два парня и принялись поспешно избавляться от одежды под радостные улюлюканья собравшихся. Арлинг понял, что один из них был не из Мастаршильда. Его поддерживала группа простолюдин в высоких коричневых шляпах. Сейчас они собрались вместе, и было видно, что они из одной деревни.
  Завидев Битилию, Арлинг не удержался от вопроса.
  - Что у вас здесь происходит? Соревнования?
  - Это же мастаршильдский бой! - возбужденно пояснила девушка, не отрывая взгляда от творящегося на площади. - Ну... Обычай такой. Каждый год наши парни дерутся с парнями из Тараскандры. А в награду получают желтую плетеную шляпу, вон она на голове у Пертона, который в кресле сидит. Да ты лучше смотри, сейчас такое начнется!
  Между тем, драчуны, оставшись в одних штанах, уже стояли рядом, осыпая друг друга ругательствами, которые, к удивлению Регарди, касались не личности противника, а всей деревни. Когда две девушки вынесли крепкие палки, Арлинг брезгливо скривил губы. Должно быть, пройдет еще не один век, пока цивилизация проникнет в такие заброшенные уголки Империи, как Мастаршильд. Благородный меч и справедливая шпага, на которых воспитывались лорды Согдианы, в провинциях проигрывали обыкновенной дубине.
  Взглянув на Магду, которая еще мелькала на башне, Регарди принялся наблюдать за дерущимися, искренне не понимая, отчего так заводилась толпа. Среди зрителей была не только молодежь, но и взрослые сельчане. Заметив старосту, который взгромоздился на перевернутый бочонок, Арлинг решил, что собравшихся объединял не только азарт.
  А тем временем, тараскандриец проигрывал. Бойцы отчаянно рубились, нанося удары и парируя атаки с невероятной ловкостью. Они кружили друг возле друга, не останавливаясь ни на секунду. Парень из Тараскандры уже несколько раз падал, а его ребра и плечи были покрыты не только синяками, но и алыми полосками лопнувшей от ударов кожи. Достаточно "изукрашен" был и мастаршильдец, однако держался он гораздо увереннее.
  Подойдя к Влахо, Регарди потянул его за плечо, но староста был так увлечен зрелищем, что не сразу обратил на него внимание.
  - А это вы, - вздрогнул он. - Добрый день вам, господин, добрый...
  И хотя староста честно постарался изобразить радость при виде Арлинга, его голос прозвучал так, словно ему в рот затолкали лимон.
  - Ну и сборище вы тут затеяли. А наместник знает о ваших игрищах?
  - Это добрая старинная традиция, - заюлил Влахо. - Мы каждый год так собираемся.
  - Знаю, уже рассказали. Чтобы выиграть желтую шляпу. Бред какой-то. Здесь крови уже на целое ведро пролили, хотя говорили о капле. Или у вас все по-другому считается?
  - Господин Регарди, вы не понимаете, - занервничал староста. - Капля крови должна быть из головы, а в голову пока не попали.
  Арлинг задумался.
  - Как-то глупо. Разбивать голову из-за шляпы. А если насмерть?
  - Все случается, - уклончиво ответил Влахо и добавил что-то еще, но Регарди его не расслышал из-за поднявшегося рева толпы.
  Лицо тараскандрийца было залито кровью, которая обильно струилась по всему его телу. Какую-то секунду он еще шатался, пытаясь обрести равновесие, но все-таки рухнул в пыль под восторженные крики победившей стороны.
  Жители Тараскандры восприняли поражение агрессивно, осыпая соседей ругательствами и забрасывая их мелким сором. Мастаршильдцы не давали себя в обиду, отвечая тем же. Дав сторонам вволю накричаться друг на друга, Пертон, до этого молча наблюдавший за толпой, громко объявил о втором поединке.
  Тем временем, победитель из Мастаршильда раскланялся и, придерживаясь за бок, покинул площадку, уступая место другому бойцу. На какой-то момент обе стороны затихли, готовя новых кандидатов, но вот толпа селян в коричневых шляпах заволновалась, взбурлила и, наконец, разродилась громкими криками:
  - Глобритоль! Глобритоль!
  - Дьявол, - проскулил староста, вновь взбираясь на бочонок. - Мы же договаривались, что его в этом году не будет! Вот паскуды!
  Заинтригованный, Арлинг вытянул шею, чтобы разглядеть, кого же так боялся Влахо, но понял, что напрягаться не стоило. Вышедшего на площадку детину было отлично видно со всех сторон. Плоский, перебитый во многих местах нос выдавал в нем опытного бойца, а лысый круглый череп и глубоко посаженные глаза создавали правильное впечатление не отягощенного интеллектом рубаки. Даже Пертон, который поразил Арлинга своим здоровым деревенским ростом, рядом с Глобритолем казался неоперившемся подростком.
  Прошла минута, вторая, но добровольцев от Мастаршильда не появлялось. На площади повисла напряженная тишина, какая случается только перед грозой.
  Поняв, что желающих нет, Влахо засуетился и выхватил из толпы вихрастого парня в щегольском белом костюмчике.
  - Ты пойдешь, Секел. Ты обещал, что будешь биться за деревню, если я закрою глаза на твои проделки в курятнике.
  - Влахо, ты спятил?! Да это же Глобритоль!
  - Сам знаю. Но если сейчас не станешь драться, завтра из Мастаршильда можешь проваливать. Я тебя прикрывать больше не буду. Выбирай. Или пара синяков, или долговая яма у наместника. Его псы тебя быстро схватят, в округе ты уже со всеми полаялся.
  Секел смерил старосту убийственным взглядом, но, видимо, аргументы были весомы.
  - Давай, Секел, ты же самый ловкий! - подхватила стоящая рядом торговка, и тут уже все остальные мастаршильдцы принялись выкрикивать его имя:
  - Секел! Секел!
  Такому давлению парень сопротивляться не мог. Сердито сняв шляпу и сунув щегольскую трость старосте в руки, он направился к рингу. И хотя Секел шел с высоко поднятой головой и даже несколько раз стукнул себя кулаком в грудь, походка у него была такая, будто он собрался на собственные похороны.
  - Ой, врешь ты, староста, - подозрительно протянул Арлинг, стягивая мастаршильдца с бочонка. - Где-то тут подвох, а Влахо? Зачем калечить людей из-за какой-то шляпы?
  Староста попытался отпихнуться, но Регарди держал крепко.
  - Шляпа - это честь деревни, - неохотно произнес Влахо. - Последние три года она находится в Тараскандре. Потому что у них Глобритоль. Он уже разбил двадцать голов, перекусывает гвозди пополам и готов драться за деньги хоть с родным братом. Мы пробовали перекупить, но они платят больше. А кроме шляпы победителю причитается Дальний Луг.
  - Вот это звучит разумно. Спорная территория?
  Влахо кивнул и тоскливо покосился в сторону ринга. Судя по крикам толпы и звукам побоев, Секелу приходилось не сладко.
  - Судимся уже полвека. Дело передали сначала в наместничий, потом в центральный суд, там все и затихло. Не знаю, кто эти бои придумал первым, но так хоть земля не пропадает. Может, с вашей точки зрения, господин, это и кажется глупостью, но для нас Дальний Луг очень важен. Мастаршильд сидит в лесах, и нам приходится гонять стада на выпас в соседние селения, а они берут плату, и не малую.
  Видимо, Секелу все-таки удалось задеть великана, так как с площадки донесся рык, который мог принадлежать только Глобритолю.
  - Если ты еще раз так сделаешь, я тебе кишки выпущу!
  Последующие за этим звуки не оставили сомнений, что Глобритоль приступил к осуществлению угрозы, если не буквально, то очень близко к этому. Через миг все было кончено. Бездыханного Секела вынесли с ринга, а Пертон истошно закричал:
  - Если в следующем, последнем, бою победит представитель той же стороны, шляпа уедет в Тараскандру!
  На этот раз мастаршильдцы притихли надолго. Может, у кого-то раньше и возникали патриотические чувства, то после поражения Секела, они исчезли полностью.
  - Если Мастаршильд не выставит бойца, я отдаю шляпу Глобритолю, - прокричал Пертон, но топа упорно молчала.
  Молчал и староста, оглядывая ряды односельчан и понимая, что никакое давление с его стороны не может быть сильнее охватившего их страха.
  - Итак, я отдаю шляпу, - разочарованно протянул Пертон, который, как показалось Арлингу, совсем не хотел вручать победу Тараскандре.
  - Я поборюсь за Мастаршильд! - крикнул Регарди, передавая старосте пакет с мороженым.
  В горле у Влахо булькнуло от неожиданности, но толпа уже начала расступаться, горя желанием рассмотреть храбреца.
  - Еще чего выдумали, - зашипел опомнившийся староста. - Хотите, чтобы нашу деревню дотла спалили?! Глобритоль вас убьет.
  - Не убьет, - отмахнулся Арлинг. - Он, конечно, крупный малый, но я подвижнее и ловчее. Вот увидите, в этом году Дальний Луг будет косить Мастаршильд.
  - Господин, прошу вас, не вмешивайтесь, - взмолился Влахо, но его перебил крик мастаршильдцев.
  - Пусть дерется, Влахо. А не то сам пойдешь!
  Арлинг поклонился, чувствуя себя едва ли не победителем. Не обращая больше внимания на трясущегося старосту, он прошел к рингу.
  - Ты не из Мастаршильда, - сурово сказал Пертон, нависнув над Регарди. - Ты не можешь биться.
  - Могу, - уверенно заявил Арлинг, расстегивая рубашку. - Девушка из Мастаршильда скоро станет моей женой. А раз так, то я уже почти наполовину мастаршильдец. Влахо, подтверди!
  Что ответил староста, он не расслышал, но толпа разразилась одобрительными возгласами:
  - Это так! Он наш! Бой, бой!
  Тем временем, болельщики из Тараскандры возбужденно зашевелились, решая, чем для них чревато появление нового бойца. Но, очевидно, внешний вид Арлинга не вызвал у них опасений, так как они тоже принялись кричать, чтобы бой поскорей начинали. Глобритоль же стоял абсолютно с безразличным видом, глядя на Регарди, как на будущую отбивную.
  Бравада Арлинга кончилась, как только в одну руку ему сунули палку, а другую крепко привязали платком к спине. "Представь, что это деревянный меч", - попробовал успокоить он себя, понимая, что палочный бой не одно и то же с обычным фехтованием или уличной дракой. Палка лежала в ладони тяжело, а большой палец привычно опускался вниз, вдоль по лезвию, которого не было.
  - Ты, - прохрипел Глобритоль, указывая на Регарди пальцем, величиной с его руку. - Я тебя сейчас отлуплю.
  Арлинг осклабился своей самой наглой улыбкой и, выставив одну ногу вперед, направил кончик палки в грудь врага. "У тебя за плечами десять лет военной школы и занятия с лучшими фехтовальщиками Империи, - подбодрил он себя. - А этот детина, наверняка, дезертир из имперской армии, промышляющий мелким разбоем на трактах. Между вами разница, как между разбуженным весной медведем и охотником. У первого - природная сила и бездумная злоба, у второго - опыт и мастерство".
  "Ты - второй", - зачем-то уточнил Регарди и приготовился к бою.
  С самого начала Арлинг решил занять оборонительную позицию, чтобы скорее измотать противника. О том, что выбранная тактика ошибочна, он догадался, когда Глобритоль всего через пару секунд после начала поединка нанес ему сокрушительной удар по бедру. Не выдержав, Регарди упал на колени, но тут же поднялся, успев увернуться от рубящего удара в висок. Впрочем, едва он успел занять позицию, как получил ощутимый тычок в живот, за которым последовала серия ударов по ногам.
  Очутившись на земле во второй раз, Арлинг начал злиться. Со злостью и болью пришло понимание ошибки. Глобритоль не стремился занять какую-либо стойку, а постоянно двигался, держа палку на уровне бедра и не стараясь направить ее на противника.
  "Что ж, с мастерством у тараскандрийца, похоже, все в порядке", - признал Регарди и выполнил сложный финт, чтобы неожиданно атаковать противника в голову. Но вместо скорой победы он получил мощный тычок в грудь, который предназначался в челюсть. Снова оказавшись на земле, Арлинг освоил новое правило: никаких ложных выпадов, только удары по самой краткой траектории с максимальной силой и скоростью.
  Подняться с земли оказалось не просто. Глобритоль заставил его изрядно покататься по рингу, прежде чем ему удалось вскочить на ноги. Заметив в толпе пестрый платок Магды, Регарди воодушевился и провел серию удачных ударов, приведя тараскандрийца в ярость. Уклонившись от контратаки, Арлинг торжествующе закружил вокруг Глобритоля, удвоив натиск и непрерывно вращая палку.
  Он уже собирался атаковать врага по глазам, когда тараскандриец внезапно сжался, как тигр, и выпрыгнул вперед, нанеся удар в правое колено Арлинга, которое оказалось неприкрытым. С криком Регарди рухнул на землю. Но мысль о том, что на него смотрела Магда, оказала животворное влияние. Поддев носком здоровой ноги горсть пыли, он метнул ее в глаза Глобритолю, выиграв время, чтобы подняться.
  Поединок затягивался.
  Очень скоро дыхание у обоих стало хриплым и прерывистым. Арлинг заставлял противника менять защиту, парируя удары то высоко, то низко, выгибал тело, как мог, стараясь отыскать у тараскандрийца дыру в защите, но все было тщетно. Глобритоль отражал все атаки, с невероятной ловкостью разрушая замыслы Регарди.
  Удача все-таки оставила Арлинга. Не выдержав очередного удара противника, его палка с громким треском сломалась. От неожиданности Регарди растерялся, не зная, положено ли ему новое оружие или придется драться обломком. Увидев, что победа близка, Глобритоль налетел на него, словно шторм на заплутавшую в чужих водах шхуну. Никто не поспешил Арлингу на помощь, из чего он сделал вывод, что новое оружие ему не дадут.
  Регарди пришел в ярость. Его тело превратилось в один большой синяк, а плечи покрывал узор из выступивших каплей крови. Замахнувшись обломком, Арлинг со всей силы двинул Глобритоля в челюсть рукоятью бывшего оружия. В цель он не попал, зато получил неожиданный удар ногой в пах, который заставил его согнуться пополам и уткнуться лбом в пыльную землю.
  - Это нечестный прием! - просипел он, стиснув зубы и мечтая не потерять сознание. Боль раскаленными волнами прошлась по телу, заглушив крики толпы и раскаты грома на горизонте. Кажется, приближалась буря.
  - Конечно, нечестный, - хриплый голос Глобритоля донесся издалека, но подействовал освежающе.
  "Если ты сейчас не соберешься, осколки твоего черепа разлетятся по площади", - подумал Регарди, и, заметив, что Глобритоль сделал к нему шаг, быстро перевернулся вправо, намереваясь зацепить ногу врага, чтобы повалить его на землю. Но старый, отработанный в шуточных драках с Дарреном прием почему-то не сработал. Глобритоль с легкостью увернулся, и Регарди почувствовал, что его тянут за волосы вверх.
  Последнее, что он помнил, была голова Глобритоля, неумолимо приближающаяся к его лицу. Потом раздался хруст, и мир поглотила тишина. "Кажется, мне сломали нос", - подумал Арлинг, проваливаясь в спасительное забытье.
  Сколько он пролежал на ринге, Регарди так и не узнал. Очнулся он того, что кто-то неистово молотил кулаками по его избитому телу, но ему, как ни странно, было приятно. Прошло еще некоторое время, прежде чем Арлинг сообразил, что плавал в луже воды, а сверху его поливал дождь.
  С трудом подняв тяжелую голову, он оглянулся, но разобрать что-либо в темноте разыгравшейся непогоды было трудно. Никогда он еще не видел столь ярко выписанной картины земного хаоса. Дождь лил стеной, ветер оборвал ленты и цветы с прилавков и стен часовни, разметав их по площади печальными лоскутами несостоявшегося торжества, а единственный чудом уцелевший фонарь был похож на глаз зверя, свирепо вращающего белками во мраке. Все вокруг ухало, стонало и грохало, будто он оказался в самом центре побоища славных времен Гедеонов-завоевателей. Глобритоль, Влахо и зрители исчезли, словно их сдуло порывом ветра.
  Дотронувшись рукой до лица, Регарди поморщился. Нос опух, превратившись в сплошной комок боли, глаза раскрывались с трудом, разбитая губа сочилась кровью. Но хуже всего была злость, которая медленно нарастала в нем подобно просыпающемуся вулкану. Какой-то солдат одолел его, искалечил ему лицо и посмел скрыться, думая, что победил. Это был нечестный бой, и Глобритоль - покойник! Арлинг найдет способ ему отомстить. Нет, он не станет марать об него руки. Пусть тараскандрийца отправят в армию смертников - откуда не возвращаются. Пусть сражается с кармокарами принца Дваро на южных территориях! Эти дикари всегда брали в плен живого противника, чтобы принести в жертву своему кровавому богу. Другой кончины Глобритоль не заслуживал. Или пусть отправят мерзавца на каторгу! В рудники Иштувэга, где не выдерживают и месяца, харкая кровью и умирая в страшных мучениях. А с ним и всех мастаршильдцев во главе с подлым Влахо, который бросил его здесь, испугавшись гнева Канцлера за то, что Арлинга забили до смерти. Ну, староста, берегись! Гнев Регарди будет ужасен.
  Звон в голове, беспокоивший его с момента пробуждения, вдруг стал нестерпимым. Он нарастал до тех пор, пока не лопнул гигантским пузырем, окропив сознание Регарди новой мыслью. Магда!
  - Магда, где ты? - беспомощно крикнул он, понимая, что его голос тонет в реве разыгравшейся бури.
  - Магда, отзовись!
  Льющаяся с неба вода превратила мир в сумрачное царство призраков, в котором даже собственное тело казалось чьей-то тенью. С трудом поднявшись, Арлинг заметался по площади, но все вокруг чудесным образом изменилось, превратившись в незнакомое место. Часовня и редкие прилавки, устоявшие против ветра, обрели пугающие очертания, слившись друг с другом и дождем в хаотичное месиво.
  Ее здесь нет, вдруг понял он, поскользнувшись на мокрой глине. Она тоже бросила его. Падение отразилось глухой болью во всем теле, напомнив о драке. Шлепнув кулаком по грязи, Регарди глухо застонал. Каким же дураком он был! Только теперь ему вспомнилось выражение глаз Магды, которое в разгаре боя, он принял за радостное сверкание. Предчувствие беды почти ощутимо повисло в воздухе.
  Где-то поблизости заржал Дарсалам, который первый заметил хозяина. Хоть кто-то о нем помнил... "Надо скорее найти Фадуну", - думал Арлинг, почти вслепую пробираясь к тому месту, где оставил коня. Тревога подхлестывала его, оставляя куда более болезненные следы, чем удары Глобритоля. Наконец, руки наткнулись на мокрый бок коня. К счастью, Дарсалам был не из пугливых и не сорвался с привязи. Кое-как успокоив дрожащее животное, Арлинг вскочил в скользкое седло, молясь, чтобы с девушкой ничего не случилось.
  Дождь хлестал с неимоверной силой, застилая ленту дороги серой пеленой. Регарди покинул площадь с облегчением, но вскоре остановился, не зная, куда ехать дальше. Буря превратила окрестности Мастаршильда в унылый мокрый пейзаж, смешав воедино дома, огороды, поля и постройки. Разумно было предположить, что Магда отправилась домой, но что-то подсказывало Арлингу - девушки там нет. Если она убежала в леса, то ее не удастся отыскать даже в хорошую погоду, потому что никто не знал здешних мест лучше, чем дочь Ёсифа Фадуны.
  Уткнувшись лбом в мокрую гриву коня, Регарди принялся размышлять, не обращая внимания на град, боль в голове и недовольное топтание Дарсалама, которому совсем не нравилось стоять под проливным дождем. А что если Магда на старом мосту? Ему вспомнилось, как она расстроилась из-за смерти старой соседской телки и убежала к Сизой Речке, не дождавшись его приезда. Решив не гадать, он развернул коня, направившись к едва заметному подлеску, за которым протекал небольшой, но глубоководный приток реки Кары. Мастаршильдцы называли его Сизым за мутную воду и скверный характер.
  Предчувствие не обмануло. Еще издали он заметил призрачную фигуру, которой могла быть только Магда. Сердце подпрыгнуло и замерло. Арлинг не верил глазам. Каким-то чудом ей удалось пробраться на середину полуразрушенного моста, от которого остались только опорные столбы и одинокая прогнившая балка, когда-то соединяющая два берега. Ветер раскачивал остатки моста, словно люльку младенца, опоры тревожно скрипели, жалуясь на бурные воды Сизого, готовые вырвать их с корнем. Магда ни за что не держалась, пригибаясь под порывами ветра. Казалось, еще миг, и она рухнет в ревущую реку, навсегда исчезнув в мутном потоке.
  - Магда! - позвал он ее, соскальзывая по глинистому берегу к подножию моста, который вблизи оказался еще более ветхим и хрупким. Тронув балку, Регарди понял, что прогнившая древесина ни за что не выдержит его веса. Магда же была слишком далеко, чтобы он мог ее схватить.
  - Магда! Посмотри на меня!
  Он принялся махать руками, пытаясь привлечь ее внимание, но девушка на него не глядела. Ее взгляд был прикован к взрывающейся под ударами града воде, и Регарди с трудом удержался, чтобы не прыгнуть в реку самому.
  - Я был не прав! Послушай, это была ошибка! Мне жаль, Магда, честно!
  В этот момент грянул гром, и слова Арлинга утонули в грохоте, которым наполнился мир. Схватившись за волосы, Регарди заметался по берегу, со страхом осознавая свое бессилие. Он ненавидел быть слабым. Он всегда знал, что и когда надо делать. Но сейчас в его мокрую больную голову не приходила ни одна здравая мысль. Похоже, что Магда сильно напугалась, и у нее начался тот самый припадок, о котором рассказывал Фадуна. До этого момента Арлинг не верил, что недуг его возлюбленной столь серьезен. По словам Есифа, во время сильных приступов девушка замыкалась в собственном мире и переставала замечать все вокруг. Она могла сутками сидеть на одном месте, никого не видя и не слыша, отказываясь от пищи и ни на что не реагируя.
  - Спускайся оттуда немедленно, или я сломаю этот чертов мост! - не выдержал он, тут же пожалев о том, что сорвался. Впрочем, скорее всего, его не услышали. Буря играла с ним, заглушая любые звуки.
  - Я люблю тебя, Магда! Если ты прыгнешь в воду, я прыгну следом!
  Магда грустно посмотрела на него и повернулась в другую сторону, едва не сорвавшись со скользкой деревяшки.
  - Сумасшедшая упрямая девчонка! - Регарди уже не сдерживал злость, за которой искусно прятался самый большой страх в его жизни. - Я приказываю тебе слезть сию же минуту! Слышишь? Если ты не спустишься, я передавлю всех головастиков в твоих бочках, растопчу твою клумбу и даже лес сожгу, поняла? Ты думаешь, я лгу? Ни черта! Я тут самый главный, и как захочу, так и будет! А ну иди сюда!
  Поперхнувшись залетевшей в рот крупной градиной, Арлинг закашлялся и принялся ожесточенно тереть лицо - ему показалось, что вода стала соленой на вкус. Но крови на руках не было. Запоздало до него дошло, что он плачет.
  - Магда! Если ты спустишься, я клянусь тебе, что никогда больше не возьму в руки оружия! Никогда никого не ударю! И даже ругаться не буду! Тебе ведь это не нравится, правда? Проклятая девчонка! Что ты со мной сделала!
  Только сейчас Арлинг осознал, насколько сильно изменилась его жизнь, с тех пор как он встретил Магду в болотах мастаршильдской тайги. Она показала ему, что мир состоял не из одних интриг, придворных скандалов и быстрых наслаждений. Он упивался властью, которую дарило ему положение отца и родство с Императором, не понимая, что добровольно обрек себя на пожизненное заключение. В то время как Элджерон укреплял стены его тюрьмы, Арлинг беспечно наслаждался вседозволенностью, играя в бога в окружении слуг и льстивых друзей. Даррен, конечно, был исключением. Похоже, он оставался последним человеком в Согдарии, способным честно сказать, что Арлинг - себялюбивый гордец, который в каждом человеке видит еще одного слугу и считает, что весь мир можно купить за деньги. Но если раньше Регарди добродушно посмеивался, слушая друга, то сейчас впервые в жизни ему захотелось стать другим.
  Он всегда жил одним днем. Дуэли до первой крови с придворными и драки до выбитых зубов и сломанных конечностей на ночных улицах Согдианы, роскошные балы, красивые женщины, как правило, дорогие и легкодоступные, редкие встречи с отцом с неизбежной ссорой в конце, скачки и породистые скакуны, на которых он тратил деньги так же легко, как на женщин, воскресные обеды с Императором, где рекой лились редкие вина из погребов Седрика Третьего и хвалебные речи во славу династии Гедеонов - время текло так быстро, что он не всегда успевал заметить, что уже наступило завтра, пребывая в сладостной дремоте вчерашнего дня. Будущее казалось скучным и расплывчатым. Оно ничего не могло ему дать, кроме того, что он уже видел и испытал. Военная школа и дальнейшая учеба в Императорской Академии нужны были лишь для того, чтобы поток отцовских денег продолжал течь так же свободно и беспрепятственно. Карьера при дворе Императора, семья и неизбежная власть представлялись очередным блюдом, которое подадут на смену предыдущим без всякого участия с его стороны. Так повар вносит десерт после того, как гости расправились со вторым и закусками. Но сейчас Арлинг знал, что новые деликатесы ему были не нужны. Фадуна предлагала нечто иное. Это была свобода - манящая и терзающая его с первых дней их встречи.
  Из-за дождя он не сразу понял, что она смотрела на него. Магда повернула голову и внимательно слушала, будто различая его слова сквозь рев и свист бури. Схватившись за последнюю соломинку, он рухнул на колени и закричал так громко, как мог:
  - Это правда, милая! Хочешь, я выброшу в реку свою шпагу? Она мне больше не нужна, ведь у меня есть ты! Только любовь, Магда! Только любовь!
  Когда девушка опустилась на четвереньки и поползла к берегу, осторожно огибая прогнившие участки, он не поверил своим глазам. А когда поверил, Магда была уже на берегу.
  Крепко схватив ее за плечи, Арлинг с трудом заставил себя разжать пальцы. Ему хотелось обнять ее, расцеловать и ... убить. Последнее желание обжигало сердце, причиняя невыносимые страдания тем, что было искреннее.
  - Совсем замерзла, - прошептала Фадуна, дрожа всем телом.
  - Ты... - начал Регарди, но понял, что ничего хорошего сейчас сказать не сможет.
  Взяв лицо Магды в ладони, он долго смотрел в ее глубокие черные глаза. Злость на Глобритоля и Влахо, стыд за поражение и боль от ударов утонули в них, уступив место блаженству и спокойствию. Неожиданно для себя Арлинг наклонился и поцеловал ее, крепко удерживая рядом до тех пор, пока не понял, что вместе с ней потерял разум и он.
  
  * * *
  Императорская военная школа для мальчиков занимала половину Алхисидского Собора, принадлежавшего опальному Братству Святого Алхидия. Полвека назад братия была уличена в фальшимонетчестве, после чего большая часть ее состава сгинула в катакомбах центральной тюрьмы Согдианы, а послушники подверглись гонениям. Когда на престол взошел Седрик Третий, отличавшийся мягким нравом и религиозным равнодушием, монахам разрешили вернуться в Собор, но с условием выплаты ежемесячной ренты, сумма которой была немалой.
  Соседство со школой ничего хорошего для Братства не принесло, а регулярные акты вандализма, совершаемые учениками, оставались безнаказанными. В основном, школу посещали дети знатных горожан и даже гранд-лордов, и полиция Согдианы с ними не связывалась. Но экзотическое учение сумело пустить прочные корни в пресыщенной удовольствиями столице, и монахи кое-как перебивались, существуя на пожертвования и сборы с паломников, приходивших к Собору со всех окраин Империи.
  Школа была основана еще в годы активной военной экспансии согдарийских императоров. И хотя среди столичной знати до сих пор считалось, что настоящий лорд должен быть воином с самого детства, все больше грандов предпочитали устраивать детей в торговые классы. Отдав сына в военную школу, Элджерон Регарди в первую очередь думал о возрождении традиции, чем о будущей профессии Арлинга. Сам же молодой Регарди после десяти лет обучения до сих пор не мог понять, интересовало ли его военное дело, или весь срок обучения он просто старался не слишком злить отца, чтобы тот не мешал ему бездельничать. До недавнего времени ему было абсолютно все равно, что он будет делать в будущем.
  Глядя на то, во что превратилась святыня в эпоху Седрика Третьего, Арлинг подумал, что последователи учения Алхидия должны были быть очень терпеливыми людьми. Странно, что раньше он сам не замечал, как величественное здание времен его детства стало хаотичной смесью архитектурных стилей. Некогда строгое сооружение, образец изящества и симметрии, превратилось в пугающий симбиоз религиозно-светского творчества.
  С одной стороны, собор окружали часовни, капеллы и башенки, утопавшие в каменном кружеве и цветных барельефах. Многочисленные фигуры святых, изящные витражи в стрельчатых окнах и высокий купол из золотого стекла довершали картину общего благочестия и добродетели, которые пропитывали атмосферу Братства вместе со сладким ароматом мраморных лилий. Круглый год прекрасные белые цветы благоухали в аккуратных клумбах, украшавших двор собора, периодически подвергаясь набегам со стороны студентов.
  Но северная сторона здания давно утратила религиозный облик, превратившись в брата-близнеца, попавшего в дурную компанию. Магазинчики, кофейни и лавки ремесленников облепили высокие стены собора, словно чумные пятна тело больного, разрушив древние фрески и росписи, созданные мастерами много веков назад. Полосатый школьный флаг нелепо развевался над золочеными шпилями, а стеклянная мозаика со сценами присяги и героических подвигов императорской армии, налепленная поверх монументальной резьбы фасада, выглядела дешево и безвкусно.
  И только главный вход сохранил прежний облик, по-прежнему внушая страх и смирение. Очевидно, рука строителей, которым было поручено переделать собор в школу, не смогла подняться на главный символ алхидийцев, до сих пор украшавший центральный портал школы. Огромная голова кобры с раздутым капюшоном поднималась из каменной стены, застыв в немом бешенстве над головой входящего. Большинство студентов предпочитало пользоваться другими тремя входами, минуя центральный.
  Но больше всего Регарди нравилась надпись, которая была выбита под каменной змеей. Он и сейчас остановился под ней, перечитывая знакомые слова: "Человек может делать все, что хочет, но не должен забывать о последствиях".
  Подавив дрожь, пробежавшую по спине, Арлинг заторопился на балкон второго яруса, где давно заметил скучающего Даррена. Судя по тому, как была заплевана шелухой семечек крыша охотничьего магазина внизу, Монтеро сидел на перилах балкона давно. "Неужели, экзамен завалил?", - с тревогой подумал Арлинг, направляясь к лестнице. Поверить в то, что Даррен не сдаст свой любимый предмет - "Основы военного управления" - было трудно, но в этом году случались странные вещи.
  - Привет, дружище! - крикнул он, усаживаясь рядом и радуясь, что застиг друга врасплох.
  - Ты откуда взялся? - пробурчал Даррен, недоверчиво оглядывая Арлинга с ног до головы. - И что это у тебя с лицом?
  Регарди усмехнулся, потрогав рубец на переносице. Со времен драки в Мастаршильде прошло три недели, но от следов Глобритоля он так и не избавился. Если бы это случилось год назад, Регарди измотал бы всех городских хирургов до тех пор, пока ему не убрали бы шрам, но сейчас внешность волновала его в последнюю очередь. К тому же, Магда сказала, что горбинка на носу придавала ему загадочный вид.
  - Да так, с лошади упал, - отмахнулся он, понимая, что Монтеро ему не поверил. Впрочем, Даррен никогда не был особо любопытным. Пожав плечами, он снова уставился вдаль невидящим взглядом.
  -Эй! - возмутился Регарди. - Я здесь! Кстати, можешь поздравить меня с окончанием самого бесполезного периода моей жизни.
  - Поздравляю, - безразлично протянул Монтеро. - Зачем сейчас-то явился? Если надумал сдавать экзамены, то немного опоздал. Последний закончился два часа назад. Если взятки давать, то ты и здесь опоздал. Комиссия уехала отмечать наш выпуск в Хрустальный Дворец.
  - Смени тон, Даррен, или я врежу тебе, честное слово. Что с тобой? Баллов не набрал, что ли?
  - А тебе какое дело? Ты целую неделю наслаждался жизнью со своей голубкой в Мастаршильде, даже не предупредив меня, что не явишься на сборы. Я устал врать, Регарди. И мне совершенно не интересно, что ты скажешь своему отцу, когда ему сообщат о твоем отчислении.
  - Остынь, Монтеро, чего ты завелся? Лучше взгляни на это!
  Арлинг осторожно извлек из кармана заветную красную бумажку и гордо помахал ею перед носом Даррена.
  - Красная карта?!
  Монтеро даже перестал щелкать семечки, с недоверием уставившись на Арлинга.
  - Но... как ты подкупил старого Оганеса? Он ведь не берет взяток, сколько лордов уже пыталось.
  - А ты даже не допускаешь и мысли, что я мог сдать экзамены честно?
  - Не смеши меня, Регарди. Честность и ты - понятия разные. К тому же, тебя ведь ни на одном экзамене не было.
  - Как племянник императора, я пользуюсь определенными привилегиями, - рассмеялся Арлинг, но, поняв, что злить друга дальше было опасно, неохотно признался:
  - Не обязательно платить деньги, - поморщился он. - Сейчас это пошло и банально. Можно оказать человеку услугу. Например, вытащить из тюрьмы его дорогого брата. Между прочим, я с трудом отца уговорил. Брат оказался политическим - участвовал в мятежах и шпионил для принца Дваро. Лучше не вспоминать, что пришлось наговорить папаше, чтобы убедить его выпустить бедолагу.
  - Ты ходишь по лезвию ножа, Регарди, - сердито пробурчал Монтеро, и Арлинг подумал, что давно не видел друга таким злым.
  - Предлагаю прямо сейчас начать оказывать услуги для вступительной комиссии Академии. Там люди повыше сидят. Если не ошибаюсь, главным инспектором собираются пригласить твоего отца. Представляешь, что будет, если он согласится? Как ты намерен подкупать его? Хорошим поведением?
  - Я не собираюсь поступать в Военную Академию, - загадочно улыбнулся Арлинг и стащил у Регарди горсть семечек. Выводить Монтеро из себя было приятно
  - Тогда зачем тебе красная карта? - ядовито спросил Даррен. - Зачем лишние усилия и трата времени, ведь их можно было потратить на девицу из деревни, а?
  - Все ради нее, Монтеро, все ради нее, - задумчиво протянул Регарди, гадая, где Даррен достал такие мерзкие на вкус семечки.
  - Я все продумал, - серьезно сказал он, - Помню, как мы вместе мечтали о военной карьере, но, извини, друг, по этой дороге тебе придется идти одному. В моей жизни теперь есть мир, понимаешь? Есть Магда. А эта красная карта - фундамент моего будущего дома. Как-то отец обещал мне за отличную учебу в школе исполнение любого желания. Звучит глупо, но хочу подловить его на слове. Вот я и попрошу Мастаршильд себе в подарок. Думаю, он не откажет. А после - тайно обвенчаюсь с Магдой. Мы поселимся в старом замке, поднимем заброшенные виноградные фермы, будем разводить породистых скакунов. Это будет новая жизнь, Монтеро! Я так давно ждал ее.
  - Да ты не усидишь на одном месте и года, - рассмеялся Даррен. - Твоя жизнь состоит из бурь и штормов, а когда наступает штиль, ты поджигаешь мосты и начинаешь все заново. Я знаю тебя слишком хорошо, чтобы поверить в твое деревенское счастье.
  - А ты? Ты ведь тоже любил, Даррен. Я помню ту девочку из Ерифреи.
  Лицо друга вдруг уподобилось каменной статуе, и Арлинг понял, что лучше было не наступать Даррену на больную мозоль. История с генеральской дочерью закончилась печально. Девица сбежала с мятежным офицером, забыв про благородные ухаживания Монтеро.
  - Ты подал заявление в Академию? - спросил Регарди, чтобы сменить тему.
  Губы Монтеро превратились в тонкую ниточку, почти исчезнув с лица, и Арлинг понял, что снова ошибся.
  - Меня не допустили, - сообщил Даррен безразличным тоном. - Не набрал баллов. Историю завалил.
  - Вот же дьявол...
  Регарди было искренне жаль друга. В отличие от него Даррен болел военным ремеслом с детства. Зная нрав его отца, Арлинг не удивлялся, что военная карьера стала пределом мечтаний молодого Монтеро.
  Отставной генерал Первого Полка времен Седрика Второго воспитывал детей в строгости. С тех пор как Герлан прочно устроился в государственном аппарате Гедеонов, семья Монтеро считалась одним из богатейших родов Согдианы. В отличие от Арлинга, который с детства был предоставлен самому себе и никогда не знал, что такое отсутствие денег на покупку нового стада племенных кобыл, Даррен со своими двумя братьями и единственной сестрой рос под бдительным присмотром строгих родителей и многочисленных родственников, которые с большим усердием занимались воспитанием детей. Среди них были и профессиональные педагоги, и священники, но больше всего было военных - от простых пехотинцев до командиров высшего звена.
   Честь и нравственность ценились в семье Монтеро других добродетелей, а труд и дисциплина освещали жизнь членов рода с самого рождения. Даррену приходилось несладко. Он был старшим сыном и наследником и должен был служить примером для подражания не только родным братьям и сестре, но и дальним родственникам, которых было немало, так как семья Монтеро славилась плодовитостью.
  Если бы не дружба Герлана Монтеро с Канцлером, Даррену вряд ли бы разрешили водиться с таким, как Арлинг, который, по мнению "воспитателей" молодого Монтеро, портил дело их жизни. В результате, из Даррена получился весьма странный представитель молодой аристократии - учтивец и любитель приключений с несгибаемым стержнем внутри.
  - Я достану тебе красную карту, - уверенно заявил Арлинг, проникнувшись горем Монтеро. - После той "услуги", которую я оказал, Оганес готов был облизывать подметки на моих сапогах. Сделать еще одну карту для моего лучшего друга будет для него удовольствием. Не горюй! Я ведь стольким тебе обязан.
  Но вместо того, чтобы обрадоваться, Даррен посмотрел на Регарди, как на сумасшедшего.
  - Нет, - твердо заявил он, внезапно побледнев еще больше. - Никогда.
  - Да брось, Даррен, - теперь настал черед Арлинга злиться. - Не дури. Если не поступишь в Академию, отец у тебя из спины ремни вырежет. Никто ведь не узнает. Оганес в жизни не проболтается, иначе не только его братишка, но и сам он в тюрьму сядет.
  - При чем тут отец? Пойми, моя семья на твою не похожа. А вот ремни будут из тебя резать, если правду узнают. Меня отец пальцем не тронет. Зачем ему меня бить? И так понятно, что это позор, честь битьем не восстановишь.
  - О, боги! - простонал Регарди, закатывая глаза.
  - Я заново все сдам. Можно взять еще один курс.
  - Но ты потеряешь целый год!
  - Арлинг, я не собираюсь идти по твоей дороге. На ней слишком грязно.
  Регарди открыл рот от возмущения, но Даррена уже было не остановить - наболевшее выплескивалось из него ядовитым потоком.
  - Да ты оглянись вокруг! - зашипел он, почему-то указывая в небо. - Обман сегодня считается признаком ума и блестящего интеллекта. Лорды из знатных родов с удовольствием причисляют себя к беднякам, лишь бы платить меньший налог, устраивают фиктивные пожары и притворяются смертельно больными - опять же, чтобы не платить! При этом многие погорельцы продолжают жить в якобы сгоревших домах и получают налоговые льготы, когда настоящие бедняки протягивают ноги, потому что вовремя не смогли получить справку о том, что они бедны! А взятничество? Оно цветет, словно сорняки на навозе! Чтобы поступить в школу, платят взятку, чтобы не выгнали за прогулы занятий, платят взятку, и даже чтобы ее закончить, тоже платят взятку! Сегодня нетрудно стать лордом - достаточно заплатить! Мы с тобой всегда гордились тем, что не похожи на других. Еще совсем недавно честь и справедливость были для нас не пустыми словами. Но не прошло и года, как все изменилось настолько, что мне уже не верится в то, что когда-то мы мечтали служить родине не потому, что нам навязали эти мысли родители, а потому что это казалось нам единственным верным способом найти себя в жизни. Я сам спокойно смотрю, как мой лучший друг тонет во лжи, и даже помогаю ему в этом. Ты преступник, Арлинг, потому что взятки - это не легкий способ решения проблемы, а преступление! Твой отец столько лет борется с коррупцией в стране, а ты, его сын, так бездумно позоришь его работу.
  Регарди ошарашено уставился на друга, стараясь понять, когда это Монтеро стали интересовать такие вещи, как коррупция и укрытие от уплаты налогов. Определенно, он что-то упустил, пока пытался завоевать сердце прекрасной Магды из Мастаршильда. Сейчас лучшим способом не разругаться с Дарреном, было ему подыграть. Чтобы друг не заметил усмешку на его губах, Арлинг поспешно отвернулся в сторону. Пусть Монтеро думает, что он раскаивается.
  - Мы все воруем. Только одни больше и заметнее других. Кстати, как поживает Тереза?
  Это было последней попыткой сменить тему. Уж очень беспокойный получался разговор.
  Арлинг все еще надеялся, что Тереза влюбится в какого-нибудь лорда и успеет выйти замуж до того, как Канцлер вспомнит о своих планах. В последнем разговоре с отцом, Регарди отчаянно врал, что он крепко подружился с дочерью Монтеро, и им просто нужно еще немного времени, чтобы лучше узнать друг друга. В душе Регарди лелеял надежду, что когда Элджерон увидит, каким серьезным и порядочным стал его сын, то отстанет от него со своими политическими играми и позволит спокойно жить в Мастаршильде вместе с Магдой, о браке с которой все равно когда-нибудь станет известно.
  - Она всегда спрашивает о тебе, - уже более спокойно ответил Даррен. Задумавшись, Арлинг не сразу понял, о ком идет речь.
  - Ты не рассказывал мне, что вы с ней вместе ездили на острова, - добавил Монтеро, и в его голосе послышалось любопытство.
  Видимо, лицо у Регарди приняло слишком странное выражение, потому что Даррен поспешил добавить.
  - Да весь двор уже знает, что вы частенько отдыхаете на вилле нашей тети в Гиленпессе. Тереза сказала, что ты тайно обучаешь ее там фехтованию, а для всех вы придумали легенду, будто неравнодушны друг к другу. Все бы ничего, да только меня смущают два обстоятельства. Во-первых, почему она не попросила об уроках фехтования меня, своего брата. И, во-вторых, когда это ты нашел время оторваться от своей возлюбленной в Мастаршильде, и учить мою сестру в отнюдь не близком Гиленпессе.
  Арлинг поперхнулся залетевшей в горло шелухой, и долго кашлял, радуясь, что у него появилось время на продумывание ответа. Тереза затеяла смелую игру, но, учитывая, что когда-нибудь его долгие отлучки из столицы станут известными, она была кстати.
  - Да, ты знаешь, было дело, - неохотно признался Регарди, гадая, к чему приведет очередная ложь. Успокаивало, что не он был ее зачинщик.
  Даррену его слова не понравились.
  - Предупреждаю тебя, Арлинг, что если ты тронешь мою сестру хоть пальцем, я проткну тебя шпагой.
  - Я понял, - серьезно кивнул Регарди. - Тереза не лжет, мы действительно занимаемся фехтованием. Она очень боялась, что это может повредить ее репутации, поэтому просила не рассказывать даже тебе. Вот. Это правда, честно.
  Даррен смерил Арлинга подозрительным взглядом и снова облокотился на перилах, хмуро уставившись на центральную площадь.
  Сегодня там собралось на редкость много народа. Людские потоки плавно вливались с примыкающих улиц, превращая площадь в гигантскую колыхающуюся массу. Если бы не количество собравшихся, Регарди решил бы, что началась очередная забастовка ремесленников. Когда же он разглядел несколько помостов, возведенных у памятника Седрика Первого, то сразу почувствовал атмосферу азарта, густо разлитого в воздухе. Народ пришел развлекаться.
  - Сегодня какой-то праздник? - спросил он Даррена, не особо надеясь на ответ. Все вело к тому, что им было легче подраться, чем пытаться дальше продолжать беседу.
  - Ага, религиозный, - скептически ответил Монтеро и сплюнул на полированную гранитную плиту балкона.
  Арлинг наморщил лоб, стараясь вспомнить название праздника и не было ли у него каких-либо поручений от отца по этому поводу, но в голову ничего не приходило. Тем временем, на одном из помостов заплясали языки пламени. Толпа тут же оживилась, зашаталась и хлынула к центру. Заинтригованный, Регарди перегнулся через перила, но площадь была слишком далеко, чтобы в пестром хаосе людских тел можно было разглядеть что-то подробнее.
  - Казнь, - процедил Даррен, презрительно глядя на беснующуюся толпу. - Что еще может так завлечь чернь? Педер Понтус с благословления Канцлера и монаршего согласия наконец-то добился своего. Нам говорят - смерть единственное искупление за высший грех перед Богом, а я говорю - у церкви кончились деньги, и борьба с еретиками лишь средство пополнения церковной казны. На прошлой неделе казнили лорда Вигсона за связи с аптуагинскими сектантами. Имущество, конечно, конфисковали. Он приходил к нам на открытие года, помнишь? Между прочим, ветеран войны. Связался с Дваро, за что и поплатился. Церковь, конечно, его земли интересуют. Там одних деревень не меньше десятка будет. В них тоже провели чистку, лишних людей убрали. Вчера вот казнили одну ведьму из Тараскандры, так столько народу явилось, словно сам император выступать собрался. Девица совсем молоденькая была, все плакала. Когда узнал, что ее резать раковинами будут, я бежал с площади так, словно это меня сейчас пытать будут.
  Арлинг слушал друга, затаив дыхание. Краска давно исчезла с его лица, уступив место смертельной бледности, которая не осталась незамеченной Дарреном.
  - С твоими связями я бы за Магду не беспокоился, - уверенно заявил Монтеро. - Она, конечно, странная, но комиссия ее вряд ли тронет. Во-первых, в деревне, как я понял, ее любят и никто в колдовстве не обвиняет, во-вторых, та девица, которую казнили, была любовницей Вигсона, а в-третьих, ты с Педером в хороших отношениях, верно?
  - С Понтусом даже мой отец предпочитает не связываться, - прошептал Арлинг онемевшими губами. - Не знаешь, где сейчас эта комиссия?
  - На той неделе была в Тараскандре. Эй, постой, ты куда?
  Но Регарди уже не слушал друга, быстрым шагом направляясь к выходу.
  - Мне нужно ехать, Даррен! Ведь Мастаршильд сразу за Тараскандрой!
  Даррен равнодушно пожал плечами.
  - Магда юродивая, таких в деревнях любят. Не думаю, что ее выдадут Педеру. Сельские верят, что сумасшедшие приносят удачу.
  Регарди промолчал и, кивнув другу на прощанье, покинул школу.
  Даррен, конечно, не мог знать об их разговоре со старостой, который состоялся, когда Арлинг поправился достаточно, чтобы вновь приехать в деревню. Влахо долго трясся и мямлил, прежде чем сумел выдавить из себя решение общины. Их встречи с Магдой должны прекратиться, так как под угрозой благополучие всей деревни. Ожидавший, как минимум, извинения за то, что его оставили лежать на ринге, Регарди вскипел и схватил Влахо за ворот, велев выбирать, чего тот боится больше - гнева Канцлера, который далеко и, возможно, никогда не вспомнит о существовании Мастаршильда и Влахо, в частности, или его, Арлинга, который рядом и очень злопамятен.
  Потратив на разговор со старостой больше двух часов и заставив его угрозами и обещаниями золотых гор молчать об их встречах, Регарди не смог избавиться от предчувствия - времени у них с Магдой осталось мало.
  
  * * *
  
  В Мастаршильд пришла осень, осыпав мягкие холмы золотом побуревшей листвы. По ночам случались заморозки, оставляя после себя иней и тонкие корки льда на лужах, но дни стояли сухие и теплые.
  "А в прошлом году в это время уже лежал снег", - подумал Регарди, глядя на низкие деревенские дома, уже погрузившиеся в тени сумерек. С крыши старой часовни, заброшенной после того, как наместник отстроил новый храм, была видна вся деревня - крошечный мирок его личного счастья в огромном мире бесконечных вопросов.
  На потрескавшийся от старости подоконник тяжело плюхнулась толстая сонная муха, но Арлинг безжалостно скинул ее вниз. Выглянув в узкое чердачное окно, он проследил взглядом за черной точкой, пока та не растворилась за пределами света масляной лампы. Странно, но насекомое даже не пыталось взлететь, покорно утонув в ночном сумраке.
  Арлинг запоздало оглянулся на Магду, испугавшись, что она разозлится на него из-за мухи, но девушка занималась тем же, чем и в последний час - выдергивала травинки из кучи соломы, которая сушилась в углу чердака, и сплетала их в загадочные узоры. Регарди она почти не замечала и лишь изредка просила его достать дальние, но, несомненно, очень нужные соломинки.
  По мере того как на землю опускалась ночь, на крыше часовни становилось заметно холоднее. Они забрались сюда посмотреть осенний звездопад, который, как считала Магда, должен был случиться в полночь. Арлинг предпочел бы оказаться в другом месте, но спорить с любимой не стал. Он до сих пор не мог простить себе, что опоздал на ее день рождения. Единственный прямой тракт перекрыли из-за внезапного обвала в Совином Ущелье, а так как с Регарди был целый обоз фейерверков, то пришлось искать обходную дорогу, из-за чего он добрался в Мастаршильд только к вечеру.
  Впрочем, его усилия оказались напрасны. Каким-то образом узнав о сюрпризе - Арлинг подозревал болтливого старосту, - Магда стала умолять его не будить страшные огни, в результате, обоз с искрящимися фонтанами, золотыми шарами и разноцветными звездами так и остался пылиться у Влахо в сарае. Ну и пусть Арлингу пришлось продать двух лучших кобыл, чтобы достать деньги. Деньги давно перестали иметь для него значение.
  Он хотел устроить праздник для всей деревни, а вместо этого они уединились на крыше старой часовни в ожидании чудесного звездопада, который непременно должен был случиться, несмотря на то, что все небо еще в обед затянули тяжелые грозовые тучи. И хотя Магда всегда была странной, в последние месяцы ее поведение было особенно необычным и даже пугающим. Она стала серьезной и молчаливой, почти не ходила в лес и не улыбалась. Регарди даже предположил, что девушка заболела, но Магда не хотела слушать ни о каком лечении.
  Разглядывая ее в полумраке чердака, Арлинг заметил, как сильно она похудела. Маленькое лицо в черном облаке волос казалось почти детским, если бы не большие темные глаза, которые смотрели слишком серьезно. Худые запястья и выпирающие ключицы волновали его все сильнее. Впервые ему хотелось заботиться о ком-то больше, чем о себе.
  Оглядываясь назад, он не мог не признать, что первые встречи с Магдой были местью отцу. Продуманное Канцлером будущее - с супругой из семьи гранд-лордов, высшим офицерским званием в командных кругах драганской армии и далекой перспективой на императорской престол после устранения наследных принцев - уже не казалось ему таким манящим и желанным, как раньше. Власть, богатство и слава - он успел насытиться ими задолго до того, как почувствовал их истинный вкус.
  Магда была странной, но сейчас Арлинг уже не мог представить, что когда-то в его жизни будет другая женщина. Именно с Фадуной он впервые захотел стать обычным согдарийцем, погруженным в свое маленькое личное счастье.
  Она была пленительно красива. В жизни Регарди было много красивых женщин, но Магда, не обладая самыми длинными ногами, самой лучшей кожей и самой прекрасной фигурой, превосходила их всех. Словно фея из сказки, она была слишком неземной, чтобы стать частью его смертной жизни. Если бы Монтеро догадался, что всегда нетерпеливый Арлинг после года дружбы с девушкой до сих пор не узнал своей возлюбленной, он поднял бы Регарди на смех.
  Заставив себя отвернуться от Магды, Арлинг с силой сжал края подоконника, отдернув руку тогда, когда почувствовал, что вогнал под кожу занозу. А ведь еще полгода назад жизнь казалась легким и приятным приключением.
  - Тебе не холодно?
  Они заговорили одновременно и смущенно замолчали, встретившись взглядами. Регарди покраснел и отвернулся к окну, за которым уже почти стемнело. Ночь в Мастаршильде наступала удивительно быстро.
  Все пошло не так с тех пор, как он попытался дать взятку церковной комиссии Педера Понтуса. Священники деньги взяли, но в деревню приехали полным составом, оштрафовав старосту за невыполнение обязательных ритуалов и забрав с собой невезучего Секела, который, перебрав в местном трактире, затеял драку с охраной столичных гостей. Магда же, по словам ее отца, всю неделю пребывания комиссии в Мастаршильде вела себя очень набожно, посещала утренние и вечерние службы, сменила брюки на юбку и прилежно молилась, не вызвав ни малейшего сомнения священников в ее благочестии.
  Гром грянул в один прекрасный день поздним летом. Вернувшись от Магды, Регарди неожиданно застал дома отца, который должен был находиться в очередной поездке по бунтующим южным территориям. Не став вдаваться в подробности, Элджерон разобрался с ним быстро, в два приема. Так Бархатный Человек расправлялся с повстанцами и приспешниками своего личного врага - принца Дваро.
  Первой воспитательной мерой стал жесткий выговор за неявку на вступительные экзамены в Военную Академию, второй - постыдная порка на конюшне за мошенничество в школе и растрату семейного бюджета на непонятные пока для Элджерона цели. Арлинг поспешил признаться, что спустил все деньги на пьянство и разгул, за что получил дополнительную порцию плетей от старшего конюха. Его пороли, как проворовавшегося слугу, но настоящее чувство боли и стыда он испытал, когда отец пообещал наказать еще и старшего сына Герлана Монтеро, ведь ложь - самое недостойное, что могло быть в будущем гранд-лорде. Заверения Арлинга, что Даррен тоже стал жертвой его обмана, Канцлера не убедили. После подобной выволочки Регарди неделю отлеживался дома, пока Элджерон решал вопросы о его зачислении в Военную Академию и устраивал помолвку сына с Терезой. На саму церемонию Арлинг не явился, сославшись на сильную простуду, но его присутствия никто и не ждал. Весь двор с удовольствием обсуждал подробности будущей свадьбы, которая должна была стать главным развлечением грядущей зимы - ведь молодых согласился повенчать сам император.
  Именно тогда Арлинг понял, насколько иллюзорны были его надежды о том, что он изменился и стал хозяином своей жизни. Все осталось по-прежнему. Отец пригрозил отправить его к монахам из Делвара, где ему придется до конца дней молиться и пасти свиней, потому что он, Элджерон, сделает все возможное, чтобы его сын получил достойный урок и раскаялся в непослушании. Перспектива сгнить в монашеской келье на краю мира серьезно напугала Арлинга. Он, как никто другой, знал, что отец не бросал угрозы впустую. Бархатный Человек всегда выполнял обещанное - за это его любили и ненавидели. Перед страхом потерять Магду Арлинг пообещал выполнять отцовскую волю, затаив глубокую обиду на Элджерона и всех свидетелей его унижения: гранд-лордов из Совета, с которыми Канцлер был дружен настолько, что делился с ними проблемами воспитания сына, льстивых слуг и друзей из придворной свиты, ряды который заметно поредели, с тех пор как младший Регарди перестал сорить деньгами отца и появляться на каждом светском балу столицы, и, конечно, Терезу, которая стала символом его несвободы. Арлинга тошнило от напыщенного вида согдианской знати, и он с удивлением обнаружил, что ему больше не приносит радости упоминание его родства с императором.
  Жизнь Арлинга превратилась в серую ленту, в которой иногда встречались вкрапления света - редкие встречи с Магдой. Передвижения Регарди ограничились Военной Академией, куда его сопровождал Холгер с телохранителями, а все свободное время он посвящал изобретению планов побега из Согдианы в Мастаршильд. Тайно приезжать к Магде становилось все труднее, и если бы не Даррен, который остался последним, кому он мог доверять, их встречи были бы невозможны.
  Несмотря на то что Монтеро лишили карманных расходов и запретили до зимы выезжать из столицы, Даррен стал помогать Арлингу даже с большим энтузиазмом. Перемена случилась из-за откровенного разговора с другом, на который Регарди решился после официальной помолвки с Терезой. У него ушло немало сил, чтобы убедить Даррена в том, что они с Терезой - лучшие друзья, которые попали в ловушку придворных игр и никогда не собирались становиться семьей. Следующей порцией лжи был рассказ о тайном возлюбленном Терезы, честном, но бедном парне из квартала ремесленников, в которого она влюбилась примерно так же, как Арлинг влюбился в Магду. Доверие Даррена возрастало по мере того, как Регарди напоминал ему о поведении Терезы в последние месяцы, ее счастливом, "влюбленном" виде и частых отлучках из дома под предлогом занятий фехтованием с Арлингом, которые, на самом деле, были свиданиями с бедным Равилем-сапожником. Доверившись Арлингу, Тереза клятвенно умоляла его не рассказывать тайну даже брату, и вот теперь Регарди стал клятвопреступником и надеялся на понимание Даррена. Ведь, он, его лучший друг, оказался точно в такой же ситуации, как и его любимая сестра. Единственное, что у них осталось - надежда на милосердие друзей, которые не осудят и не отвернутся. Им же, Арлингу и Терезе, ничего не оставалось, как играть в навязанную им любовь, чтобы не подвергнуть опасности жизни своих возлюбленных.
  Поверил ли Даррен ему до конца, Арлинг так и не узнал. Во всяком случае, Монтеро смягчил свое отношение к Магде и больше не называл ее деревенской наложницей Регарди.
  Но, несмотря на помощь друга, выбираться в Мастаршильд получалось все реже. За последний месяц Арлинг видел Магду только два раза. Необходимость перемен осознавалась острее по мере того, как он встречался с ее грустным взглядом, который она тщательно прятала за густую челку.
  Вот и сейчас Магда делала вид, что смотрела на соломенный венок в руках, а на самом деле постоянно косилась в его сторону. Где-то рядом лежал их путь, но пока он не видел даже обочины. Ничего, он будет искать лучше. Ведь время еще есть, пусть и совсем немного.
  - Арлинг, - позвала она, и Регарди вздрогнул. Магда редко называла его по имени.
  - Да, милая?
  - Зачем приезжаешь каждый вторник? Можно в новую луну. Или в старую. Или вообще не приезжать. У тебя много дел. Серьезных и важных. А я только, вот, бусы плету.
  Магда протянула ему дрожащую руку, на которой покачивался аккуратно сплетенный ободок из соломы.
  - У меня ведь ничего нет для тебя, Арлинг. Я больная. Все так говорят. Зачем ты ко мне ездишь?
  Она старалась сдержать слезы, но они чувствовались в ее голосе.
  - Ты моя жизнь, Магда, - прошептал Регарди, обнимая девушку. Он и сам не заметил, как оказался возле нее.
  - Ты будешь моей женой.
  Тысячу раз он продумывал то, как скажет ей это, но получилось неожиданно и странно. "А ведь ты не спросил, - усмехнулся он про себя, - ты просто сообщил ей об этом".
  Магда молчала, погрузившись в свои мысли.
  Может она не услышала? Или не поняла?
  - Гроза будет, - наконец, задумчиво произнесла она. Регарди не сразу понял, что девушка говорила о погоде.
  - Мы переживем любую непогоду! - уверенно заявил он.
  Первая капля дождя нашла дыру в старой черепице часовни и, ловко просочившись в нее, грузно шлепнулось Арлингу на макушку, скатившись ледяной дорожкой на шею. Регарди вздрогнул и крепче обнял Магду. Не нравилось ему это место. И осень ему тоже была не по душе. Он должен увести ее отсюда. Туда, где нет холода, который сможет выстроить между ними ледяную стену.
  Робко постучав по крыше костяшками пальцев, дождь подумал и забарабанил сильнее. В старой часовне оказалось на удивление много дыр, которые с радостью пропускали капли, а местами и целые струйки холодной воды осени.
  - Проводи меня домой, - прошептала Магда, пряча озябшие руки у него на груди. - Папа один, скучает.
  "Я тоже один", - захотелось крикнуть Арлингу, но слова застряли в горле противным комом. Кажется, он начинал понимать, что такое страх. Его короткий мир с самим собой рушился слишком быстро.
  Поняв, что Магда сильно дрожит, он заторопился. Может быть, она заболела? Тогда ее поведение легко объяснялось. У больного человека свои причуды. Регарди даже захотел, чтобы она действительно заболела, но правда лишь усмехнулась ему в лицо.
  - Меня не будет на той неделе, - сказала Магда, закрывая за ним ворота. - И на следующей тоже.
  А он и не знал, что она тоже умела лгать. Фадуна опустила глаза, и, просунув пальцы сквозь доски забора, коснулась его руки. Впрочем, тут же ее отдернув, словно его кожа была раскалена.
  - Хорошо, - кивнул Арлинг, удивившись собственному спокойствию.
   Он не будет настаивать, а приедет позже, гораздо позже. А когда вернется, то заберет ее с собой. Пусть даже против ее воли.
  Когда Дарсалам уже почти завернул за угол, Регарди не выдержал и обернулся. Магда все еще стояла у ворот, а ее лицо странно блестело в свете фонаря.
  "Хорошо, что идет дождь", - подумал он, слизнув соленую влагу с губ. До самой Согдианы он больше не оглядывался.
  
  Глава 5
  
  ТЕКУЩАЯ ВОДА
  
  Огни вечернего Балидета лихорадочно метались по коже Регарди, то отдавая теплом домашнего очага, то вея ледяным холодом звезд, беспечно рассыпанных вокруг молодого месяца. И хотя днем воздух был сух и неподвижен, к ночи поднялся ветер, тревожно шелестя листьями городских кипарисов.
  Дом семьи Пир, старейшей купеческой династии города, находился всего в ста салях от дворца Гильдии, но Аджухам с Арлингом не встретили на улицах ни одного драганского патруля. Сейфуллах предположил, что у людей Маргаджана были проблемы с дисциплиной, но халруджи не слышал шагов стражи и на других улицах тоже. Ощущение ловушки не покидало его всю дорогу. Он предпочел бы тайком пробираться мимо драганов, чем идти по безлюдному городу в ожидании скрытой угрозы. Посещать Альмас в столь поздний час вообще не было хороший идеей, но, как он ни отговаривал Сейфуллаха перенести визит на следующий день, тот упрямо отказывался, а потом и вовсе велел халруджи замолчать и не совать нос в чужие дела.
  Чужие, так чужие. Регарди воспринял приказ буквально и до сих пор не проронил ни слова. Впрочем, Аджухама это не расстроило. Он был слишком занят своими мыслями, чтобы заметить напряженное молчание слуги или непривычную тишину улиц.
  Стены дома Пиров были покрыты алебастром и раковинами, сверкая в скромном свете полумесяца новизной и холодным блеском. Арлинг не мог видеть их диковинный цвет, который славился на весь Балидет, зато ощущал странное тепло, исходившее от ракушек. Сейфуллах часто посылал его к Альмас с мелкими поручениями, и каждый раз именно тепло стен помогало ему с легкостью отыскать дом в центре шумного города.
  Сонный слуга долго не хотел их впускать, но с упрямым Сейфуллахом было трудно спорить. Увидев свет в окне Альмас, Аджухам воодушевился и пригрозил слуге отрезать ему уши, если тот не доложит госпоже о его приходе. Арлинг до последнего момента надеялся, что девушка благоразумно откажется их принимать, и они успеют вернуться домой до полуночи. А там, если повезет, ему удастся освободиться от Сейфуллаха и все-таки навестить имана.
  Но его надежды не оправдались. Слуга услужливо проводил их в гостиную, тысячу раз извинившись за свое поведение и передав, что госпожа немедленно спуститься к ним, как только уложит волосы и наденет самый красивый наряд, чтобы встретить жениха в лучшем виде.
  Отказавшись от вина и сладостей, Сейфуллах по-хозяйски уселся на подушки, велев Арлингу убраться из комнаты, как только придет Альмас. Регарди равнодушно пожал плечами и встал у двери. Родители девушки оказали Сейфуллаху большое доверие, позволив встретиться с дочерью наедине в столь позднее время. Для строгих Пиров такое поведение было необычным, и Арлинг принялся гадать о его причинах, когда в комнату вошла Альмас.
  Ему не нужно было ее видеть, чтобы поверить в то, о чем говорил весь город. Альмас уже давно носила титул самой красивой девушки Балидета. Сейфуллах много раз с увлечением рассказывал о ее удивительных глазах, чернее которых могла быть только безлунная ночь в пустыне, смуглой с золотистым блеском коже - нежной, словно гранатовый цветок, и пленительной родинке между бровей, которая сверкала утренней звездой не небосклоне ее лика.
  В молодости Регарди приходилось видеть много красивых женщин, но красота этой кучеярки была особенной. Размышляя над тем, что заставляло его, слепого, восхищаться ее внешностью, он предположил, что причина скрывалась в особом аромате ее духов, но как-то случайно коснувшись руки девушки, понял, что запах здесь не причем. Красота Альмас была похожа на желанный дождь после долгой засухи, теплые лучи рассвета после ледяной ночи, звенящую тишину после воя самума. Она пронизывала ее насквозь, словно лучи солнца хрустальную вазу, бросая изумительные отблески на весь мир. Мягкий и бархатистый голос лишь усиливал впечатление, заставляя собеседника робеть и смущаться, что злило Сейфуллаха и удивляло его самого.
  При виде Альмас Аджухам подобрал валявшуюся среди подушек багламу и, ущипнув пару струн, извлек трогательный звук, раздавшийся в гостиной слишком резко и одиноко. Регарди поморщился и, поклонившись хозяйке дома, направился к двери.
  - Слава Омару, сохранившему тебя в пути, - приветствовала Альмас Аджухама, грациозно опускаясь на подушки.
  - И твоего слугу тоже, - добавила она, и Регарди почувствовал, как ее взгляд зажигает пламя на его скулах.
  Поклонившись будущей жене господина, он поспешно вышел, понимая, что, если задержится еще на мгновение, взгляд Аджухама прожжет его насквозь.
  Впрочем, уходить далеко Арлинг не собирался. Оставив дверь неплотно прикрытой, он нащупал спиной стену и, опустившись по ней вниз, удобно устроился на полу в коридоре. Хоть это и был дом невесты Сейфуллаха, его обязанности по охране мальчишки никто не отменял. Он не сомневался, что за встречей влюбленных наблюдала пара бдительных слуг, но и ему не мешало быть поблизости, если лояльность рода Пиров к его подопечному вдруг уменьшилась. За десять месяцев многое могло случиться. К тому же, ему было любопытно - что скажут друг другу влюбленные после долгой разлуки? Чувствуя себя старым развратником, халруджи с трудом подавил чувство стыда, которое мешало ему изучать обстановку в доме.
  Тем временем, Сейфуллах покончил с официальным приветствием.
  - От самой колыбели я таил чувства к тебе, о Цветок Граната! - страстно произнес он, даже не сдвинувшись с подушки, на которой удобно устроился. - Дни и ночи я читал книгу любви, запоминая наизусть стихи и главы о тебе! Моя душа пленена страстью, а мое сердце клянется верностью! Муки от разлуки с тобой велики, а радости свидания неисчислимы! Щеки твои, словно алая роза, сердце мое их окрасило кровью! О, Улыбка Луны! Все влюбляются в розы, я же в ту, что краше роз! На приманку твоей красоты попалось мое сердце!
  Подивившись фантазии мальчишки, Регарди почувствовал себя неловко. Кажется, Сейфуллах был искренен настолько, насколько кучеяры вообще умеют говорить правду. Сам Арлинг не смог бы даже повторить подобное.
  - С первого взгляда на тебя арканы любви связали путами мое сердце, - отвечала Альмас, и Арлингу показалось, что он стал зрителем заранее подготовленного спектакля. - Сегодня, когда смилостивилась жестокая судьба, счастье подарило мне твою красу! Под покрывалом целомудрия и в одеяниях добродетели ждала я тебя, прелестник судьбы моей!
  - Ты бальзам для моей уставшей души и ключ для закрытых дверей моего счастья! - продолжил Сейфуллах, тихонько подыгрывая себе на багламе. - Служение тебе милость для меня!
  - Мы, словно фисташка в скорлупе, о Золото Моего Утра, - подпела Альмас, шурша юбкой. Регарди подумал было, что она танцует, но легкий звон посуды подсказал, что девушка наклонилось за чашечкой сладкого шербета, аромат которого давно беспокоил его обоняние. - Мы едины, словно мед и сахар, о Лучезарное Светило Моей Жизни! Ты первое звено в цепи праведников, и таланты твои неисчислимы!
  Арлинг подумал, что, назвав Сейфуллаха праведником, Альмас явно слукавила. Заскучав от пышных речей влюбленных, он отвлекся на царящую в доме тишину.
  На мгновение ему показалось, что мир исчез. Он по-прежнему ощущал дыхание сквозняка, скользившего по коже холодными пальцами, шершавый бархат ковра под ладонями и приглушенные голоса Сейфуллаха с Альмас, которые перешли на едва слышный шепот, продолжая обмениваться странными любезностями. Но мир будто накрыла непроницаемая пелена, сделавшая все звуки безликими.
  Арлинг поднялся и принялся мерить шагами комнату, которая была совершенно бесполезной. Кучеяры любили устраивать в своих домах такие уголки. Через них проходили, в них ожидали, но никогда не задерживались дольше, чем на четверть часа. Считалось, что они притягивали духов-пайриков, освобождая от них другие, светлые комнаты. В таких помещениях обычно не было никакой мебели за исключением ковров на полу, которыми балидетцы разве что улицы не застилали, да больших сосудов у дверей, где хранились разные бесполезные вещи - от старых сандалий до надоевших украшений и старых пряностей.
  Размышляя над тем, почему в доме, где должно было жить не меньше двадцати человек с прислугой, так тихо, Арлинг подошел к одному из сосудов и погладил его прохладный бок, читая тонкий узор выбитого рельефа. На сосуде был изображен караван, попавший в песчаную бурю. Крошечные человечки спешили согнать верблюдов в круг и замотать морды животных платками. Впрочем, мастер схалтурил - плечи кувшина были обожжены недобросовестно, и узор местами провалился.
  Понимая, что поступает нехорошо, Регарди не смог справиться с искушением и, опустив внутрь сосуда руку, вытащил первый попавшийся предмет. Ему пришлось несколько раз пробежаться пальцами по странной форме, чтобы понять, что это шкатулка в виде причудливой птицы. Заинтересовавшись, он попытался ее открыть, но коробочка оказалась с секретом. От нее исходил слабый, едва уловимый запах толченого миндаля и корицы. Принюхавшись более тщательно, халруджи разгадал нотки древесной коры, грибов и неизвестной ему травы. Ощупывая поверхность в поисках замка, Арлинг так увлекся, что едва не пропустил движение у себя за спиной. Повернувшись на пятках, он интуитивно отклонился, не давая вырвать шкатулку у себя из рук. Незнакомец не растерялся и повторил попытку, бесцеремонно схватив его за жилет.
  - Простите меня, - смущенно пробормотал халруджи, протягивая вещицу.
  Нападавший быстро выхватил предмет у него из рук и отступил в тишину, исчезнув также внезапно, как и появился. Заинтригованный, Регарди повернулся в его сторону и медленно поклонился. Человек очень старался, чтобы его не заметили, но Арлинг слышал его дыхание у дверей в комнату, где сидели влюбленные. Странных слуг завели себе Пиры. В голову закралась подозрительная мысль, что незнакомец мог оказать незваным гостем, как вдруг раздался окрик Альмас.
  - Хамна, это ты? Не маячь там, лучше подай нам кофе. И принеси мою шаль, а то прохладно.
  Досада от того, что какая-то служанка смогла застать его врасплох, да и еще ввести в заблуждение по поводу своего пола, расцвела на лица халруджи яркими пятнами.
  Но, похоже, подобные чувства испытала и Хамна. Она намерено громко прошла мимо Арлинга, отнюдь не нечаянно толкнув его плечом.
  - Эй, я же извинился, - тихо произнес Регарди, схватив ее за руку. - На твоем месте я бы не стал хранить здесь дорогие вещи.
  Несмотря на то что в доме было тепло, кожа служанки оказалась холодной, как у мертвеца. Арлинг отчего-то вспомнил о духах, которых должна была приманивать комната. Может быть, он как раз встретил такого? Но мысль была глупой. Перед ним, несомненно, стоял человек, живой и очень рассерженный. У служанки были жилистые, крепкие руки, и Регарди с удивлением отметил, что если бы девушка захотела, она, наверное, с легкостью освободилась бы от его захвата. Однако Хамна лишь слегка дернулась и злобно зашипела в ответ:
  - Убери руки, драганская свинья! Или я позову охрану, и ты будешь ждать своего господина на улице, там, где место всем чужеземцам, а тем более, калекам!
  Другой рукой она быстро сделала знак против сглаза, но Регарди не спешил ее отпускать. В девушке была еще одна странность - от нее ничем не пахло. Тишина дома и отсутствие запаха от стоящего рядом человека произвели на него удручающее впечатление. Почти все люди пахли - едой, дорожной пылью, одеждой, цветочной пыльцой, косметикой, животными, всем миром, но служанка была безлика. Как тишина в доме. Не удержавшись от любопытства, Арлинг наклонился к ее голове, чтобы понюхать волосы, но различил лишь аромат корицы с миндалем из шкатулки, которую она держала в руках.
  Хамна взвизгнула, попытавшись отскочить, но руки из его ладони не вынула. Внезапное понимание того, что девушка изучала его так же, как и он ее, неприятно пощекотало нервы. Похоже, Пиры не гнушались услугами тайных телохранителей.
  - Эй, халруджи, ты что, сдурел? Отпусти ее сейчас же! - злой Сейфуллах стоял в дверях и явно не был намерен выслушивать объяснения.
  Регарди с радостью разжал пальцы и склонился в глубоком поклоне. Он и сам не понимал, что с ним произошло.
  - Прошу меня извинить, - смущенно пробормотал Арлинг. - Мне показалось, что ей на руку сел жук-цецилка. Он ведь ядовит. Я будто даже услышал шелест его крыльев. Наверное, померещилось.
  - Жук-цецилка? - возмутилась служанка. - Каков наглец! Да он же ко мне приставал, господин Сейфуллах!
  Неизвестно, чем бы закончился конфуз, если бы не вмешалась хозяйка дома.
  - Успокойся, Хамна! - прикрикнула на служанку Альмас. - Я тебя, кажется, за кофе посылала, а не с чужими слугами заигрывать. Быстро на кухню, и не заставляй меня ждать. А ты, солнце мое Сейфуллах, лучше пригласи халруджи к нам. Разве может слепой быть помехой нашей встречи? К тому же, он так доблестно охранял тебя, мое сокровище, в пути, что заслужил посидеть в эту холодную ночь в теплой гостиной, а не торчать на пороге.
  Хамна стремительно исчезла, оставив после себя легкий запах корицы и множество вопросов. В одном он не сомневался. Девица определенно выдавала себя не за ту, кем являлась на самом деле. Надо будет выяснить, откуда она. Если ему не изменяла память, десять месяцев назад этой служанки у Пиров не было.
  Тем временем, Сейфуллах уже открыл рот, чтобы объяснить невесте, где должны находиться такие, как халруджи, но Альмас его опередила.
  - Прошу тебя, Тюльпан Моего Сердца! Не печаль меня своим отказом!
  Аджухам, конечно, сдался, но приглашение присоединиться к влюбленным Арлинга не обрадовало. Мальчишка не откажет себе в удовольствии потрепать ему нервы дома. Стараясь не снести многочисленные декоративные столики и фарфоровые вазы, расставленные по комнате, Регарди собирался выбрать себе подушку в дальнем углу, но внезапно передумал и устроился на расстоянии вытянутой руки позади Сейфуллаха. Неприятное чувство, нарастающее в горле, могло быть легкой простудой, но халруджи привык себе доверять. Что-то настораживало его в этом доме.
  Злость Сейфуллаха разлилась в воздухе едкой желчью, но Арлинг решил его игнорировать. Сложив руки на груди, он сделал вид, что погрузился в глубокие раздумья.
  - На чем мы остановились, мой Луноликий? - как ни в чем не бывало, продолжила Альмас. Похоже, присутствие Арлинга ее только забавляло. - Ты, кажется, говорил о подарке.
  Последовала незначительная пауза, в течение которой Сейфуллах, видимо, решал, что делать с халруджи, сидящим за его спиной, но, в конце концов, смирился, поняв, что без скандала от Регарди не избавиться.
  - Дар мой куда скромнее щедрот твоей красы, Самая Прекрасная Звезда Неба! - торжественно прошептал он.
  Сейфуллах зашуршал в складках расшитого жемчугом халата, а Регарди принялся гадать, что же он собирался оттуда извлечь - ведь главный подарок был украден. Неожиданно Арлинг понял, что странной тишины, которую он наблюдал полчаса назад, уже нет. Дом погрузился в привычные звуки готовящегося ко сну семейства. В спальнях зажигались свечи, по коридорам сновали слуги с бельем и горячей водой, кто-то молился. От раздумий его отвлек восторженный голос Альмас.
  - Какое прелестное кольцо! - воскликнула девушка. - Что это за камень? Гранат?
  Последовала пауза, и Арлингу показалось, что наследница Пиров не очень-то довольна подарком - голос у нее был напряженный. Впрочем, дар Сейфуллаха действительно не блистал оригинальностью. Колечко с камнем вряд ли могло удивить первую красавицу города. Однако Арлинг слишком хорошо знал мальчишку, чтобы понять, что тот никогда ничего не делал напрасно. Гранат считался у кучеяров камнем любви, так может, Сейфуллах хотел выразить свои чувства? С другой стороны, иман рассказывал, что такие камни обычно дарили беременным женщинам. В таком случае, Аджухам рисковал быть неправильно понятым родственниками невесты.
  - Камень всего лишь пустяк, Хрустальный Ручей Моего Счастья! Крышка перстня открывается, загляни внутрь!
  В комнате вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь жарким дыханием Сейфуллаха, которому не терпелось, чтобы его подарок оценили по достоинству.
  - Что это? - изумленно спросила Альмас. Кажется, она что-то извлекла из перстня, но Регарди не мог понять, что именно. В воздухе приятно запахло цветами и молоком, впрочем, запах очень скоро изменился, превратившись в странный незнакомый аромат. Из всех возможных догадок верной была одна - так могла пахнуть ткань.
  - Это "текущая вода", - гордо произнес Сейфуллах, подтвердив догадку халруджи.
  Если мальчишка не врал, Альмас держала в руках знаменитую ткань, пряжа которой была в три раза тоньше человеческого волоса и стоила в сотни раз дороже золота. Мастера Муссавората изготавливали "текущую воду" по строго засекреченной технологии для жрецов Амирона из Согдарии. Гильдия Балидета давно мечтала получить образец такой ткани, и теперь Альмас Пир держала в руках самое дорогое изделие ремесленников Сикелии. В каком-то смысле, оно действительно было дороже человеческой жизни. Если учесть, что за право обладать редкой пряжей потерял голову не один шпион балидетских купцов.
  Значит, вот в чем заключалась миссия Сейфуллаха, о которой говорил Сокран. И вот почему так расстроился Рафика. Опасную игру затеял мальчишка. Пиры хоть и входили в Гильдию, но к политике Аджухамов относились осторожно, если не враждебно. Свадьба должна была примирить стороны, но пока теплоты между кланами не наблюдалось. Отдав в руки Пиров ценную ткань, Сейфуллах недвусмысленно расставлял акценты власти в новом Балидете. С другой стороны, городом правили уже не купцы.
  - Твой дар бесценен, Сейфуллах Аджухам, и я принимаю его, - серьезно произнесла Альмас. Арлинг не сомневался, что дочь Пиров прекрасно поняла ситуацию. Аджухам рисковал не только своей головой, но и ее тоже. Если Сокран узнает, что "текущая вода" в Балидете, он сделает все, чтобы заполучить ткань.
  "Как же непросто им любить друг друга", - подумал халруджи, прислушиваясь к легким шагам Хамны, которые приближались к двери. А мальчишка оказался вовсе не прост. Арлинг старался не думать о том, что Сейфуллах смог достать редкую вещицу, даже не обращаясь к его услугам. Причем сделать это так, что Регарди ничего не заметил - а ведь они были почти неразлучны. Неприятные выводы о собственной некомпетентности напрашивались сами собой.
  С приходом Хамны в комнату ворвался терпкий аромат горячего кофе со специями и шаловливый сквозняк, который заставил плясать огонь в масляных лампах, беспорядочно расставленных по гостиной. Халруджи глубоко вздохнул и поморщился. Служанка явно перестаралась с корицей.
  Хамна обошла Арлинга за несколько салей и принялась разливать кофе в маленькие чашки, которые принесла с собой. Арлинг внимательно наблюдал за ней. Девушка вызывала в нем необъяснимое чувство тревоги. Запах корицы нестерпимо раздражал, вызывая с трудом сдерживаемую тошноту. Или ее переложили больше, чем следовало, или так пахла не корица. Странно, что Хамна допустила такую оплошность. Если бы халруджи испортил чай, переложив в него пряности, Сейфуллах мог, не задумываясь, вылить напиток ему на голову.
   Тем временем, Аджухам с Альмас молчали, воспользовавшись моментом, чтобы обдумать дальнейшее поведение. "Они слишком много думают", - досадливо поморщился Регарди. В его время все было не так.
  Следующий поступок халруджи совершил интуитивно, решив, что думать он будет потом.
  Выбросив вперед руку, Арлинг резко толкнул Сейфуллаха в плечо, заставив его выронить чашку. О том, что кофе прольется не на подушку, а на юбку сидящей рядом Альмас, он догадался слишком поздно. Наверное, напиток был слишком горячим, потому что влюбленные с криками подскочили. Аджухам тряс обожженными пальцами и шипел от боли, а его невеста безуспешно пыталась стереть пятно с драгоценной ткани, которую все еще держала в руках. Порча "текущей воды" в планы Регарди не входила, но дело было сделано.
  - Ты что творишь? - закричал Сейфуллах, с трудом удерживаясь, чтобы не дать ему пинка. Арлинг не сомневался, что от побоев на месте его спасло только присутствие Альмас.
  - Простите, милостивые господа! - залепетал он, падая ниц перед разгневанным мальчишкой. - Мне показалось, что на вас сел жук-цецилка. Говорю же, эта тварь все-таки залетела в дом! Укус цецилки сам знаете - не шутки!
  - Ты издеваешься?!
  - Нет, господин, - промямлил Арлинг и повернул голову в сторону Хамны.
  Своему слуху он доверял. Легкий выдох разочарования, сорвавшийся с ее губ, был вполне различим. "Мы с тобой еще разберемся, девушка", - подумал он, кланяясь мальчишке. Ему действительно было жаль испорченного подарка.
  - Ах ты, сукин сын! Я тебе покажу цецилку! - кажется, Сейфуллах собирался оттаскать его за волосы, но тут Альмас, наконец, обрела способность говорить и вовремя вмешалась.
  - Хамна, не стой истуканом, прибери здесь! А ты, Солнце Мое, не печалься столь горестно. Все мы иногда делаем то, о чем потом жалеем.
  - Вашему великодушию нет границ, госпожа, - с раскаянием в голосе прошептал Арлинг, надеясь, что Сейфуллаху не придет в голову просить вторую чашку кофе. И так было понятно, что вечер испорчен и следует собираться домой.
  - Зато мое терпение уже кончилось! - разорялся Аджухам, пытаясь помочь Хамне вытереть юбку Альмас. - Никогда не приглашай халруджи в свой дом, Моя Божественная. От их услуг больше вреда, чем пользы! Завтра же пойду к иману, пусть забирает его обратно!
  А вот это был плохой поворот событий. Может, стоило рассказать Сейфуллаху о подозрениях насчет Хамны? Нет, лучше сначала все выяснить самому. Ведь, если он случайно оскорбит хозяев дома своими домыслами, Аджухам точно его прогонит.
  - Смилуйтесь, добрые господа! - воскликнул Арлинг, стараясь, чтобы голос звучал, как можно жалобнее. - Я не спал, с тех пор как наш лагерь был захвачен Маргаджаном. В тюрьме нас терзали пытками и допросами, внимание мое ослабло, вот и мерещится всякое. Наверное, господин Сейфуллах прав, я не достоин быть его халруджи. Пусть иман отрубит мне правую руку. Так поступают с каждым халруджи, от которого отказывается господин. Если повезет, мне позволят пасти скот, но, скорее всего, отправят просить милостыню у храмов. Кому нужен слепой пастух. Клянусь, я сделаю все, чтобы не повторить этой ужасной ошибки! Прошу вас, господин! Я не хочу становиться калекой дважды!
  Он почти физически ощутил, как округлились глаза у Сейфуллаха. Главное - не переиграть, ведь ставка была сделана на Альмас. Впрочем, девушка оправдала его ожидания.
  - Сейфуллах! - от возмущения она даже забыла украсить имя возлюбленного очередным красочным эпитетом. - Арлинг верно служил тебе столько лет, а ты хочешь покалечить его? Ничто - даже "текущая вода" - не стоит человеческих страданий.
  Скрежет зубов Аджухама был вполне красноречив.
  - Не смей пользоваться милосердием моей невесты, негодяй! - в сердцах воскликнул он и поспешно добавил:
  - Ты, конечно, права, Драгоценный Алмаз Моего Счастья! Я и не собирался отдавать халруджи обратно иману. Пусть он лучше пасет наших баранов, а не школьных. Думаю этим он и займется с завтрашнего дня. Тебе не кажется, что мы слишком много внимания уделяем нашим слугам, а не друг другу? Мне пора уходить, давай пройдемся по вечерней террасе. Сегодня такие чудесные звезды.
  Подумав, Альмас любезно согласилась, и довольный Сейфуллах, взяв девушку под руку, увел ее из гостиной.
  - Не вздумай следить за нами! - едва слышно прошептал он, проходя мимо халруджи, но Арлинг и не собирался подглядывать за влюбленными. Его внимание было сосредоточено на Хамне, которая прибиралась в гостиной. К тому же, он надеялся, что бдительные родственники невесты не позволят затянуться прогулке слишком долго.
  - Кажется, мы не очень поладили в первый раз, Хамна. Попробуем еще раз?
  Регарди протянул ей осколок кружки, пытаясь определить, из какой она школы. Но на этот раз девушка хорошо следила за своими эмоциями.
  - А стоит ли? Впрочем, могу угостить тебя кофе. Я очень хорошо умею его готовить. Жаль, что твой господин не оценил моих талантов.
  - Ты представляешь, что скажет Сейфуллах, если увидит меня с чашкой кофе, который ему так и не достался? - рассмеялся халруджи. Если она шутила, то чувство юмора у нее было хорошее.
   - Давай я лучше помогу тебе с уборкой. Я хоть и слепой, но, если ты покажешь дорогу, могу донести посуду до кухни.
  Теперь настала очередь смеяться Хамне.
  - Нет уж, спасибо. Госпожа тогда решит, что я совсем разленилась и точно отправит меня на фермы. Тем более, что сейчас там и работать-то некому.
  - Да, я слышал про нарзидов, - подхватил Арлинг. - А ты давно у Пиров?
  - Пять месяцев. Ну, мне пора. И постарайся не портить мой кофе в следующий раз.
  - Ладно, - протянул он, слушая, как Хамна выходит, аккуратно закрывая за собой дверь. Девушка оказалась не очень разговорчивой. Или это он стал слишком подозрительным? Может, в кофе действительно было просто много специй?
  И все-таки он ей не верил. Хамна говорила с незнакомым акцентом, при этом очень старалась, чтобы ее речь звучала, как у прирожденного балидетца. Ходила служанка тоже подозрительно - так двигались или танцоры, или воины, готовые отразить нападение в любую секунду. Да и руки у нее были слишком сильные. Если только она не работала раньше на шелковичных фермах. Ему показалось, что Хамна была молода, хотя определить ее точный возраст он не решился.
  "Что же тебя волнует больше всего?", - спросил он себя, подходя к окну и прислушиваясь к шагам влюбленных. Как и ожидал Регарди, они пошли вовсе не на террасу, а в ночной сад, где раскидистые ветки жасмина надежно укрывали от любопытных глаз слуг, а одуряющий аромат белых цветов - от него, халруджи. Когда-нибудь Сейфуллах перехитрит самого себя.
  "Тебя смущает, что она женщина?"
  Среди боевых школ Балидета, готовивших телохранителей, Арлинг не знал ни одной женской. Или его познания в этой области несовершенны, или Хамна была не из Сикелии. А может, он просто стареет? Говорят, в старости люди становятся подозрительными, везде видят подвох и опасность. С другой стороны, иман всегда говорил, что не существует опасности, наступающей совершенно неожиданно.
  В саду послышался резкий шлепок, после которого наступила тишина. Кажется, у влюбленных что-то не заладилось. Поискав Альмас, Арлинг различил ее быстро удаляющиеся шаги. Впрочем, он еще не знал ни одного свидания своего господина, которое прошло бы без ссоры или попытки мальчишки узнать свою невесту поближе. Строгие кучеярские обычаи запрещали влюбленным до свадьбы даже касаться друг друга. Впрочем, многие молодые балидетцы с успехом игнорировали традиции.
  - Эй, халруджи! - закричал Сейфуллах, не заботясь о том, что мог разбудить почтенное семейство Пиров. - Мы уходим!
  Регарди позволил выйти себе чуть позже слуги, который услужливо открыл им ворота. Аджухам был слишком взвинчен, чтобы замечать такие мелочи, Арлинг же до последнего момента надеялся, что Хамна вернется с ним попрощаться - хотя бы из любопытства. Служанка так и не появилась, однако до самых ворот его не оставляло ощущение, что за ним наблюдали.
  В городе по-прежнему было тихо, но сейчас он хотя бы слышал шаги наемников на центральной площади. Та странная, пугающая тишина, которую он заметил по дороге к дому Альмас, испарилась, уступив место напряженному молчанию завоеванного города. Решив не рисковать, Арлинг свернул в окраины.
  - Ненавижу трущобы! - прошипел Сейфуллах.
  - Мы не идем в трущобы, просто обходим патруль, - терпеливо объяснил халруджи, тут же нарвавшись на приглушенную брань.
  - Ты все мне сегодня испортил, мерзавец, - не мог успокоиться Аджухам, - надо было оставить тебя дома, в следующий раз так и сделаю!
  - Прошу вас, тише, господин, - прошептал Арлинг, надеясь, что в старой части города драганов нет. Она была слишком зловонной и слишком грязной, чтобы привлечь внимание завоевателей. В свое время ему пришлось потратить немало месяцев, чтобы привыкнуть к специфичному запаху здешних улиц и научиться распознавать что-либо помимо гнили отбросов и вони старых стен, пораженных лишаем.
  - Она собирается уехать из города! - не вытерпел Аджухам, и Арлинг, наконец, понял причину его дурного настроения. Альмас и раньше с успехом отказывала жениху в близости, и Сейфуллаха это никогда особо не расстраивало. Значит, вот оно что. Пиры решили воспользоваться разрешением Маргаджана покинуть Балидет. К чему бы это? Им известно то, чего не знали другие?
  - Это глупо и трусливо! - бушевал Сейфуллах, шлепая по грязи. - Пиры решили переждать бурю в Иштувэга у родственников, но я не верю этому псу. Никто не уйдет живым из Балидета!
  - Умоляю вас, не шумите, - прошептал Арлинг, но на самом деле, он просто не знал, что сказать мальчишке. Аджухама можно было понять. Сорвавшийся брак с первой красавицей города станет неудачей гораздо большей, чем разгром каравана. Будет ли он также дерзко разговаривать со своим дядей, когда тот добьется полного доверия Рафики?
  - Она сказала: "Если ты любишь меня, ты поедешь со мной", но я отказался. Сразу. Даже думать не стал. Оставить Балидет сейчас - это предательство. Я ей так и ответил: "Альмас - ты предательница", а она считает, что здесь мы все покойники. Она слишком много слушает свою няньку-ведьму, та ей вечно чего-нибудь наплетет! Нам нужно сражаться, быть вместе, а не прятаться по щелям, как тараканы!
  - Тсс!
  Арлинг зажал Сейфуллаху рот и, пригнув ему голову, быстро присел с ним за ящик с мусором. Кто-то показался в переулке и замер, напряженно прислушиваясь. Если Регарди не ошибся, в руках у незнакомца был цеп. Звенья почти неслышно терлись друг о друга, но специфичный запах метала было трудно перепутать. Оружие всегда пахло смертью. К счастью, их не заметили, и Арлинг облегченно вздохнул. Сейчас было не лучшее время для драки.
  - Мне жаль, господин, - прошептал он, поднимая Сейфуллаха с земли. - Но я не смогу помочь вам убедить Альмас остаться. Да и вряд ли кто-то сможет. Это ее выбор.
  - Да пошел ты! - выругался Аджухам. - Тебе ведь на меня наплевать! Строишь из себя подхалима, а сам насмехаешься надо мной при каждом удобном случае. Лучше ты завтра мне на глаза не показывайся.
  - Как скажете, - пожал плечами Арлинг, стараясь убедить себя, что его совсем не задевают слова мальчишки.
  Несмотря на то что ночные улицы были неспокойны, оставшаяся дорога прошла без приключений.
  - Эй, - окликнул его Сейфуллах, когда они подходили к дому. - Пока не забыл. Держи!
  Арлинг с трудом поймал легкий, почти невесомый платок, который оказался "текущей водой". На какой-то миг он подумал, что держал в руках воздух.
  - Постирай его, - велел мальчишка. - Не знаю, как ты это сделаешь, но чтобы через два дня, ткань была в прежнем виде. Она уедет с Альмас в память обо мне.
  Халруджи молча поклонился и бесцеремонно сунул изделие в карман жилета. Он еще долго боролся с желанием выкинуть платок в канаву, но, в конце концов, выбрал ему смерть полегче. Жаркий огонь в топке домашнего очага Аджухамов станет достойным завершением пути краденого сокровища. Иногда халруджи не отказывал себе в удовольствии поучаствовать в играх кучеяров.
  
  Глава 6
  
  ЗАГОВОР
  
  Арлинг глядел на ночной город и пытался унять бешено бьющееся сердце. Его не покидало ощущение, что где-то он допустил ошибку. Вот уже несколько недель Регарди гнал прочь сомнения и усердно поливал ростки уверенности питательной смесью лжи и надежды. Вопрос, кого он обманывал больше, себя или окружающих, давно перестал иметь для него значение.
  Арлинг собирался сделать все, чтобы призрачный мираж мечты стал реальностью. Согдиана все еще лукаво подмигивала ему огнями былой жизни, но он знал, что скоро, очень скоро, все изменится.
  Регарди отвел глаза от спящего города и стал смотреть, как свет сигнальных фонарей судов отражается в неспокойных водах залива. Близость моря оставила неизгладимый след на облике столицы и ее жителях. Шум прибоя и крики чаек, крепкие дома на сваях, многочисленные причалы и пристани, соленый ветер, проникающий по утрам сквозь ставни, рыбный рынок, раскинувшийся на несколько кварталов, и древние культы морских божеств, выживших, несмотря на вековые гонения. Все это придавало городу особый шарм, который дополнялся прозаичным обстоятельством - нехваткой территории. Согдиана была зажата между двумя горными хребтами, которые отрезали ее от остальных земель Империи, словно кусок пирога. Аккуратные домики на окраинах тесно прижимались друг к другу, а лабиринт узких улочек и маленьких площадей уводил прямо в горы. И лишь в центре, словно гигантский пузырь водоворота, вздымался дворцовый комплекс, окруженный храмами, университетами, банями, амфитеатрами и особняками знати.
  Сколько Арлинг помнил Согдиану, она всегда была красной. Черепичные крыши и кирпич румянились в лучах рассвета, алели днем и багровели от огромного заходящего солнца вечером. И только полоска построек вдоль набережной была тусклой и блеклой. Здесь находился квартал ремесленников, чьи лавки и мастерские строились из дешевого ракушечника. Впрочем, в серой, неприметной полосе, тянувшейся вдоль залива, уже наметилось красное пятно. Это император распорядился снести несколько домов, чтобы освободить место под новое здание городской библиотеки.
  Когда-то Арлинг любил Согдиану. Но это было давно. Сейчас он мечтал только об одном - оказаться, как можно дальше отсюда. Лучше всего на краю света. Там, где они с отцом окажутся на равных.
  Даррен опаздывал. Он должен был прибыть час назад, но серая лента дороги, ведущая к дому Канцлера, по-прежнему пустовала. Двухэтажный особняк Регарди высился над набережной, словно зуб морского чудовища, выброшенного на берег весенним штормом. Арлинг ненавидел этот вычурный дом с множеством эркеров и башенок, массивными колоннами, налепленными по всему фасаду, и широким каменным крыльцом, расходящимся на две стороны.
  Уже месяц как Элджерон удалил от себя сына, переселив из дворца на окраину города.
  Однажды возвращаясь из Мастаршильда, Арлинг допустил неосторожность, чем вызвал очередной приступ отцовского гнева. И хотя ему помогал Даррен, который часто переодевался под Арлинга, чтобы отвлечь людей Канцлера, держать в секрете чувства к Магде становилось труднее. Элджерон не хотел верить, что его сын настолько полюбил охоту в мастаршильдских лесах, что пропадал в провинции неделями ради удовольствия подстрелить быстроногую олениху. Дичь, которую молодой Регарди скупал у Ларса-охотника, отца не убеждала. Иногда Арлинг холодел от мысли, что Элджерон узнает о Магде. До сих пор с помощью Даррена и Влахо ему удавалось обманывать Канцлера, будто под охотой он прятал интерес к сельским красавицам, устав от холеных гранд-дам и утонченных согдианок.
  Новый дом был похож на военную крепость. Почти весь первый этаж занимала охрана, сопровождавшая его повсюду, а на окнах второго этажа появились решетки. Не иначе как от воров, для отпугивания которых, по мнению Канцлера, было недостаточно стаи свирепых псов и две стрелковых башни с караулом в центральных воротах.
  В последнем разговоре с сыном Элджерон дал ясно понять, что любым способом намерен остановить сельские развлечения Арлинга и сделать его достойным высокого звания гранд-лорда.
   - Все в молодости совершают проступки, о которых потом жалеют, - сказал ему отец. "Впоследствии такие ошибки умело используются врагами и становятся теми трещинами, которые ведут к краху, если их вовремя не исправить.
  С тех пор Арлингу еще ни разу не удавалось улизнуть за пределы Согдианы. Все его передвижение по городу ограничивалось Академией и домом Даррена, где он мог встречаться с невестой. И хотя временное заключение должно было закончиться через неделю, младшего Регарди это не радовало. Как он ни просил отца отодвинуть свадьбу, Элджерон был непреклонен. Церемония состоится в Праздник Первого Снега, ведь императорские астрологи подсчитали, что это самое удачное время для заключения брака. Почему отец был уверен, что сын не вернется к своим "сельским увлечениям" после свадьбы, Арлинг не знал. Возможно, Канцлер надеялся, что вступление в совет гранд-лордов и новые обязанности отвлекут любвеобильного наследника, а с девушками из деревни разберется супруга, которую согдарийский закон наделял правом физической расправы с любовницами мужа.
  Роль Магды в качестве любовницы Арлинга не устраивала. Всего несколько дней... Ему не хватало совсем немного, чтобы быть уверенным в абсолютной победе.
  - Господин! - лысая голова лакея услужливо просунулась в дверь, заблистав в свете ониксовых светильников. - К вам Даррен Монтеро. Передать, что уже поздно, и вы легли спать?
  - Нет, - Арлинг с трудом подавил желание запустить в лакея сапогом. - Я жду его. Мне нужно отправить срочное письмо невесте. На вас, слуг, в таких делах положиться нельзя. Разболтаете на весь двор, потом слухов не оберешься.
  - Как скажете, - поклонился лакей, не спуская с Регарди подозрительного взгляда.
  Нарочито медленно подойдя к столу, Арлинг достал письменные принадлежности, сделав вид, что приготовился сочинять послание. Пусть отец не волнуется, хотя бы сегодня. Завтра у него появится достаточно причин для беспокойства.
  Монтеро вломился в комнату в застегнутом до горла пальто, перчатках для езды и шляпе, припорошенной снегом. Арлинг и не заметил, как за окном разыгралась непогода. Оно и к лучшему. Шторм идеально подходил для его дерзких планов.
  - Входи скорей, - приветствовал он его. Разговор им предстоял долгий.
  Монтеро без слов плюхнулся на стул и сонно потер глаза.
  - Надеюсь, это не розыгрыш. Мне стоило больших трудов заставить себя подняться. И не говори, что тебе нужно срочно увидеть Магду. В такую погоду я никуда не поеду.
  - Как странно ты назвал мою невесту, дружище! - воскликнул Регарди, подкрадываясь к двери. - Не знал, что у нее есть другое имя.
  Резко распахнув створки, он столкнулся нос к носу с лысым лакеем, который тут же принялся смахивать пыль с декоративной вазы, стоящей рядом.
  - Сам уйдешь, или тебе помочь? - вкрадчиво спросил Арлинг, недобро оглядывая слугу с головы до ног. Встретившись глазами с Регарди, лакей решил не связываться и быстро скатился по лестнице на первый этаж.
  Оставив створки дверей открытыми, Арлинг вернулся к Даррену и уселся так, чтобы ему был виден коридор и вся лестница. Он давно понял, что открытые двери - лучший способ борьбы с любопытными слугами.
  - Да, дружище, - задумчиво произнес Арлинг. - Не так я хотел с тобой попрощаться.
  Даррен уставился на него, решив, что ослышался.
  - Отец отправляет тебя в монастырь?
  - Нет, - усмехнулся Регарди, не сводя глаз с проема двери. - Я уезжаю сам. Далеко и навсегда.
  Даррен вздохнул и, сняв пальто, кинул его на кушетку. До места пальто не долетело, осев тяжелым, грузным комом на полу.
  - Завтра, - добавил Арлинг, поняв, что Монтеро не собирается комментировать его слова. - Завтра я покидаю Согдарию. Отправляюсь на корабле в Ерифрею, а оттуда в Сикелию. Ты знаешь, где это? Очень, очень далеко отсюда. Последнее завоевание Империи. Седрик Второй получил эти земли почти даром - все города сдались, едва Армия Жестоких высадилась на берег. Там повсюду песок, а жара такая, что стекло плавится. Только представь: дюжина городов, разбросанных по бескрайней пустыне. Отцу придется попотеть, чтобы найти меня там.
  Даррен шумно встал и поднял с пола пальто. На какой-то миг Регарди показалось, что он сейчас развернется и уйдет. Но Монтеро лишь иронично усмехнулся.
  - Рад, что ты вообще обо мне вспомнил. В последнее время я был нужен тебе только для того, чтобы устроить свидание с деревенской дурочкой. А Тереза знает, что ее жених собрался убежать за неделю до свадьбы?
   - Нет, - досадливо поморщился Арлинг. - И надеюсь, что ты ей пока об этом не скажешь. Тереза очень эмоциональный человек. Она станет волноваться, и Канцлер что-нибудь заподозрит. Это моя жертва Даррен. Ради нашей свободы, ведь Тереза мне как сестра. Если я сбегу, ей не придется быть женой нелюбимого мужа, разве не ясно?
  Монтеро поджал губы и упрямо покачал головой.
  - Никогда не думал, что твоя фантазия столь безгранична. Что ты будешь делать в песках, Арлинг? Я слышал про эту Сикелию. Богатые, изнеженные роскошью земли. Люди там безвольны, как засыпающие на зиму мухи. От скуки они курят помет песчаных ящериц и вживляют драгоценные камни под кожу. Городами правят торговые кланы, не имеющие понятия о чести и благородстве. Мужи вспыльчивы и трусливы, а женщины распущены и страшны, как сожженные солнцем цветы. Да, Сикелия богата. Они везут нам диковинные пряности, воздушные ткани из шелка, алмазы и корунды, теплые одеяла из верблюжьей шерсти... Можно перечислять до бесконечности. Но это торгаши, Арлинг. Они платят нам дань. Уезжать в страну, где суд правит купец, а в домах убираются рабы - неразумно! Может, тебе лучше выспаться? Вот увидишь, утром Согдиана вовсе не покажется такой ненавистной.
  - Я не один месяц готовлю этот побег, Даррен. Я знаю, что говорю. Из Ерифреи суда отходят в Самрию каждые три недели. Но в Аслимском заливе приближается сезон штормов. Этого я как раз и не учел. Последний корабль отправится из Согдарии на следующей неделе. А потом - только через два месяца. Завтра - мой последний шанс.
  - Как же ты попадешь в Ерифрею? Ты до своей Магды добраться не можешь, а Ерифрея находится в мятежных землях. Туда неделя пути летом, а зимой по нашим дорогам дней двадцать точно. Девицу берешь с собой?
  - Ты правильно понял, - осторожно ответил Арлинг, надеясь, что Даррену не придет в голову расспрашивать про Магду. С некоторых пор это была закрытая тема для разговоров.
  - Завтра за мной пришлют корабль, - добавил он, внимательно следя за другом. - Наследный принц Дваро поможет мне покинуть Согдарию.
  Наступившая тишина была недолгой.
  - Ты предатель.
  - Я знаю.
  Если Монтеро хотел воззвать к его совести, то чувства вины Регарди не испытывал.
  "Осторожнее, - сказал он себе, - или ты потеряешь последнего друга".
  За несколько осенних месяцев многочисленная свита льстецов, окружавшая его с юных лет, истончилась до пары-тройки обедневших лордов, которые не теряли надежды поправить свое финансовое положение за счет наследника Канцлера. Арлинг отдалился от двора насколько позволяло его нынешнее положение, и помощников в его личном заговоре против отца с каждым днем становилось все меньше. Придворные игроки вовремя почуяли грядущие перемены и сделали выводы. И хотя открыто обсуждать младшего Регарди боялись, вокруг попавшего в опалу Арлинга образовалась зияющая пустота отчуждения, которая пока была ему только на руку. Чем меньше любопытных будут совать нос в его дела, тем больше у него появится шансов на победу.
  - Зря ты связался с Дваро, - проворчал, наконец, Даррен. Поднявшись со стула, он принялся расхаживать по комнате, не глядя в его сторону.
  Арлинг усмехнулся и плеснул себе вина. Монтеро всегда боялся играть по-крупному. Дваро был всего лишь еще одним орудием мести отцу - не больше и не меньше. Но и особого выбора у Регарди тоже не было. Несмотря на то что мятеж в Ерифрее был подавлен, провинция по-прежнему находилась под властью Дваро. И хотя Арлинг ему не доверял, принц был единственный, кто согласился помочь устроить побег из Согдианы. Те немногие гранд-лорды, с которыми он когда-то был дружен, слишком сильно боялись отца, чтобы согласиться на подобное. Сейчас Регарди был благодарен им хотя бы за молчание. Впрочем, он не знал, долго ли оно продлится.
  Встреча с Дваро напомнила ему игру двух шулеров. Каждый пытался найти подвох и уличить другого в обмане. Они встретились на шхуне принца, когда мятежный сын Императора тайно прибыл в Согдиану.
  Дваро Гедеон был младшим сыном Седрика Третьего, унаследовавшим от отца большие глаза с сильным блеском и пышные вьющиеся волосы густого пепельного оттенка. На этом сходство заканчивалось. Обладая импульсивным, жестким характером, Дваро отличался от мягкого и лиричного Седрика, как зимний сухостой от декоративной розы. Когда запуганные Канцлером братья поспешно подписали отречение в пользу Совета Гранд-Лордов и его главы Элджерона Регарди, Дваро предпочел бежать, став во главе оппозиции, которая давно зрела на южных границах Согдарии. И хотя недовольных политикой Канцлера было немало, армия и церковь, неизменно поддерживающие Бархатного Человека, способствовали тому, что повстанцы так и остались небольшой группой мятежников, опирающихся на прослойку новых лордов, мечтавших о власти, и купцов, недовольных ростом торговых пошлин.
  Прежде чем допустить к принцу, Арлинга долго и тщательно проверяли, словно одно присутствие сына Канцлера могло стать угрозой безопасности Дваро.
  - Сбежать хочешь? - вместо приветствия спросил его Гедеон и громко расхохотался. Очевидно, происходящее и впрямь казалось ему забавным, хотя Арлингу было не до смеха. Свадьба с Терезой неизбежно приближалась, встречи с Магдой становились все реже, злость на отца - больше, а его терпение - меньше.
  - Уверен, тебе это доставит такое же удовольствие, как и мне, - улыбнулся Арлинг, решив, что на Дваро обижаться не стоит. Все Гедеоны были сумасшедшие.
  - Твои услуги, конечно, будут оплачены.
  - Деньги меня не интересуют.
  - Вот как? А я думал, что после Самонийской Рубки твоя казна обеднела.
  - Значит, собрался в Сикелию, - протянул Дваро, пропустив слова Арлинга мимо ушей. - Это не близко. Мое судно уже ушло в Самрию месяц назад.
  - Назови свою цену.
  - Тебе не жаль старика? Только представь, как он расстроится. Пожалуй, я мог бы помочь тебе даже бесплатно, но так сделка будет неполной. Подпишешь отречение?
  И хотя Регарди был готов к какой-нибудь необычной просьбе, удивление удалось скрыть с трудом. Неужели Дваро считал, что Канцлер готовит сына к престолу? Арлинг давно был уверен, что значил для отца не больше, чем дорогой породистый скакун, который нужен для поддержания авторитета и репутации. Что до самого Арлинга, то согдарийский трон перестал иметь для него значение после встречи с Магдой.
  - Да, - кивнул он. - Когда буду в безопасности в сикелийском порту.
  - Какой шустрый, - Дваро хитро прищурился. - Ты ведь можешь сбежать. Как насчет небольшого вознаграждения вперед? Мне придется готовить для тебя дополнительный рейс в Самрию.
  - Чего ты хочешь?
  - Недавно в столицу вернулась военная экспедиция, которая изучала восточные земли одной из сикелийских пустынь - Карах-Антара. Мои шпионы доложили, что Канцлер засекретил бумаги и держит их в личном архиве. Достанешь карты, и я отвезу тебя хоть на край света.
  На том и порешили. Арлинг не стал задумываться, зачем Дваро понадобились результаты разведки окраин сикелийских провинций. Политика давно его не интересовала. Цена была высока, но Регарди был готов пойти и на большее, лишь бы сбежать с Магдой туда, где они смогут жить без надзирающего ока отца.
  Личный архив Канцлер держал в кабинете, ключ от которого носил с собой, не расставаясь с ним даже во время сна. Первой трудностью было застать отца в городе, второй - уговорить его позволить Арлингу провести ночь в родовом особняке, откуда младший Регарди был изгнан за непослушание. Впрочем, внезапно нагрянувший День Родителей, о котором Арлинг забывал с завидным постоянством, помог решить обе задачи.
  Притворившись, что на него нахлынуло раскаяние, Регарди явился к Канцлеру на ужин с подарками и цветами и в присутствии многочисленных гостей заверил родителя в своей верности отцовскому дому. Конечно, Элджерон ему не поверил, но выставлять за дверь при свидетелях не стал, позволив остаться на ночь. Большего Арлингу не требовалось.
  Тем не менее, чувство стыда, охватившее его, когда он пробирался в отцовскую спальню, было неожиданным. Регарди считал, что испытывал к отцу только злобу и ненависть, но осуществить кражу оказалось тяжелее, чем он думал.
  Канцлер спал под тонким пледом, тяжело ворочаясь и вздыхая. От камина шел нестерпимый жар, а в комнате воняло дымом любимых сигар отца и травяными настоями. В последнее время Канцлер страдал от бессонницы, и Арлинг позаботился об этом, добавив снотворного в вечерний бокал Элджерона. Наклонившись, чтобы снять шнурок с шеи отца, он ужаснулся промелькнувшей в голове мысли, которая тут же переросла в желание. Шнурок был изготовлен из прочной полоски кожи. Если затянуть его вокруг горла и накрыть лицо спящего подушкой, Канцлер Великой Согдарийской Империи никогда не проснется. Шаги караула за дверью вернули Арлинга к реальности. Позже он много думал, случилось ли у него временное помутнение рассудка из-за жара в комнате, или это было искреннее чувство, выглянувшее из глубин сознания.
  Отыскав нужные бумаги, Регарди долго изучал их, пытаясь понять, зачем Дваро могли понадобиться карты восточных земель Сикелии. Экспедиция не нашла там ни алмазов, которыми славились северные территории континента, ни шелковичных плантаций, ни плодородных оазисов - лишь один песок, который покрывал гигантское пространство вплоть до Гургаранских Гор, за которыми, как считали картографы Империи, кончался мир людей и начинались земли богов. Там человеку было делать нечего. Может быть, Дваро искал именно его - край света? Подложив вместо карт пачку старых бумаг, Арлинг вернул ключ, поморщившись от запаха изо рта Канцлера.
  О болезни отца знали немногие, но слухи, распространяемые любопытными слугами и приспешниками Дваро, упорно просачивались за пределы семьи. Год назад старший Регарди имел неосторожность выкурить трубку с отравленным табаком, но вопреки ожиданиям врачей не умер. Впрочем, некоторые не теряли надежды, что яд все-таки сделает свое дело. В сорок лет Канцлер выглядел глубоким стариком.
  - Брось, Монтеро, - сказал Арлинг, отгоняя воспоминания. - Что сделано, то сделано. Судить меня будешь потом - когда я стану алмазным королем Иштувэга и приглашу тебя в гости. Помнишь дядю Абира? Он встретит меня в Сикелии и поможет перебраться на север. Хочу купить там рудник и заняться торговлей. Я ненавижу армию, Даррен. Отец хочет, чтобы я стал воином и отдал жизнь за Империю, но война - это не мое.
  - Помню, раньше ты мечтал о военной карьере, - задумчиво произнес Монтеро. - Как быстро у тебя меняются желания. На какие деньги ты собираешься покупать рудник? Ведь ты сам говорил, что Канцлер забрал даже алкетинских скакунов, чтобы ты не смог продать их.
  - У меня есть кое-какие накопления, - загадочно улыбнулся Регарди. Не мог же он признаться другу в том, что заложил обручальные кольца и ювелирные драгоценности, оставшиеся от матери. Элджерон полагал, что они должны были перейти в наследство будущей невестке, но Арлинг был другого мнения. Вырученных денег, конечно, было мало для начала новой жизни на краю света, но он надеялся на помощь Абира, который имел обширные связи по всему миру. Дядюшка не один год покупал у сикелийских дельцов контрабандные травы для курения и успешно торговал ими в Согдарии.
  - Боюсь, ты загоняешь себя в ловушку, - покачал головой Даррен. - Канцлер суров и жесток, но он твой отец, твой род и твоя кровь. Не думаю, что принц станет помогать тебе бескорыстно. Не верь ему, Арлинг. Вспомни историю с лордом Вигсоном. Дваро и пальцем не пошевелил, чтобы вытащить его из тюрьмы. Все знали, что Вигсона сожгли не за симпатию к аптуагинским еретикам, а за дружбу с мятежным принцем. Дваро даже его семье не помог. Всех отправили на эшафот. И ты веришь, что этот человек решит твои проблемы с отцом? Ты для него ничто, и нужен ему лишь для того, чтобы унизить Канцлера. Только представь, как двор взорвется, когда узнает о том, что младший Регарди заключил в сделку с личным врагом старшего Регарди. Я не говорю уже о том, что сделает с тобой Элджерон, когда все раскроется. Он достанет тебя, Арлинг. Где бы ты ни был. Хотя бы из принципа. Это у вас в крови.
  - Не достанет, - прошипел Регарди, начиная злиться на друга. - С каких пор ты стал симпатизировать моему отцу? Можно подумать, мы о святом говорим. Не смей меня отговаривать. Я наконец-то принял первое самостоятельное решение в жизни, а ты хочешь, чтобы я повернул назад, не сделав и шага? Перестань, обратного пути нет.
  - Ну и дурак, - Даррен подошел к столу и, налив полный стакан вина, выпил его до дна. - Вы, Регарди, все сумасшедшие, но ты, кажется, превзошел даже свою родню. Итак, мы прощаемся. Жаль, Арлинг, мне очень жаль, потому что я вряд ли когда-нибудь приеду в Сикелию. Не переношу жару, а от пряностей у меня болит живот. Я ведь, знаешь, хочу стать воином и отдать жизнь за Империю. Прямо, как в детстве. Помнишь, как мы мечтали о том, чтобы попасть в Армию Жестоких и отправиться покорять мир во славу Согдарии?
  - Помню, - улыбнулся Арлинг. - А еще помню, что ты хотел воевать на севере с арвакскими племенами, а я подавлять восстания в мятежных провинциях. И ты всегда был командиром, а я тайным убийцей, служившим Императору. Но, увы, для игр больше нет времени. Да и воображения не хватает. Нужно думать о настоящей жизни, а не о той, вымышленной.
  Даррен налил себе второй стакан, но пить не стал, неаккуратно поставив его на стол. На белом мраморе столешницы расцвели алые пятна.
  - Я могу что-нибудь для тебя сделать? - наконец, проговорил он, и Арлинг с облегчением вздохнул. Если бы Монтеро знал, с каким нетерпением Регарди ждал этого вопроса.
  Арлинг кивнул, неожиданно почувствовав, что слова застревают в горле.
  - Привези Магду Фадуну завтра в полночь на третий причал.
  Регарди ждал, какую угодно реакцию, но только не такую. Даррен расхохотался так, что даже лакей, разгуливающий все это время в гостиной, насторожился и вытянул шею, пытаясь разглядеть причину веселья полуночного гостя.
  - Ты шутишь?
  - Я похож на шутника? Мне не к кому больше обратиться, и ты это знаешь. Ты помогал мне столько раз, что я с тобой до смерти не расплачусь. Но это последняя просьба. Последняя. Честно. Магда не хочет уезжать из Мастаршильда, а я не могу поручить старому Холгеру ее похитить. Она - самое дорогое, что у меня осталось. Без Магды в Сикелии мне делать нечего. Алмазному Королю не выжить без королевы. Ты сделаешь это для меня, Монтеро?
  - Ты хочешь увезти девицу против ее воли?
  - Не зли меня! Магда больна и не может сама о себе позаботиться. Если она останется в деревне, ей грозит сумасшедший дом или церковная больница для одержимых. Староста не раз намекал на это. В последнее время она вела себя не осторожно, деревенские волнуются. Увезти ее совсем не сложно, Даррен. Я все приготовил: карету, лошадей, снотворное...
  - Ах ты, мерзавец, - незлобно протянул Монтеро, размазывая пальцем капли вина по столу. - Если Магда против, то за каким счастьем ты гонишься?
  - Она любит меня, я это знаю! - горячо заговорил Арлинг. - Да, я поступаю нехорошо, но я спасаю ей жизнь, понимаешь? Отец собирается отправить ее к тетке в Грандопакс на лечение, а это конец! Она умрет в больничных стенах!
  - А в жарких песках под знойным солнцем будет цвести и поправляться? - съехидничал Даррен, и Арлингу захотелось скинуть его со стула.
  - Она привыкнет. Потому что с ней буду я.
  Регарди замолчал, не зная, чем еще можно убедить Монтеро.
  Образ Магды стоял перед его глазами, маня и даря надежду. Они виделись больше месяца назад, но Регарди помнил ее так, словно она только что выбежала из комнаты, оставив за собой легкий аромат наступившей зимы и дубовых листьев. По мере того, как холода накрывали земли Согдарии белым саваном, Магда хорошела день ото дня, с такой же скоростью теряя рассудок и связь со всеми, кому она была дорога.
  В их предпоследнюю встречу, Арлинг взял ее на танцы в соседнюю провинцию Аверикс, где наместник с размахом отмечал наступление зимы, устроив гуляния на центральной площади. Среди пестрой толпы никто не мог узнать в нем сына Канцлера Согдарийской Империи, а в Магде - дочь мясника из Мастаршильда. Арлинг редко видел ее танцующей и не мог наглядеться на то, как плавно и естественно она двигалась. В Авериксе Магда веселилась так, словно они вернулись в ту промозглую осень кабаньего года, когда белый одинец столкнул их судьбы в глухой мшаве мастаршильдской тайги. Тяжелые приступы забытья, когда девушка переставала узнавать даже отца и видела в каждом встречном одной ей известных демонов, отступили, принеся облегчение Регарди, Ёсифу и старосте Влахо, который со дня на день ожидал комиссию Педера Понтуса по доносу.
  Арлинг горько усмехнулся воспоминаниям. А ведь он действительно поверил тогда, что удача им, наконец, улыбнулась. Натанцевавшись до упада, они забрели в чей-то сарай, где долго целовались, утонув в золотистой соломе, пока Регарди не одурел от запаха душистых луговых трав и самой Магды, которая казалась богиней любви, прилетевшей к нему со звезд.
  Но демон несчастья зорко следил за ними в ту лунную ночь. Когда Арлинг, сгорая от страсти, прошептал ей, что им осталось недолго мучиться в разлуках, так как совсем скоро он увезет ее туда, где землю круглый год греет теплое солнце, а в садах растут все фрукты мира, Фадуна резко вырвалась из его рук, разразившись рыданиями столь сильными, что все попытки успокоить девушку оказались тщетными. Одна мысль о том, чтобы покинуть Мастаршильд вызывала в ней ужас. У Магды случилась настоящая истерика со слезами, крупными, как весенний град, и глубокой обидой в голосе на весь мир. Бросив в него пучок соломы, она запрокинула голову назад и принялась быстро бормотать. Арлинг не мог понять, что она говорила, но слова, которые ему удалось разобрать - "каратель", "черный святой", "скользящий в темноте" и "дорога молчания" - ему не понравились.
  Тогда Регарди впервые ее ударил. Он не знал, что заставило отвесить любимой пощечину, но мера подействовала. Замолчав, Магда согнулась на полу, спрятав лицо в коленях и обхватив голову руками. Поняв, что погорячился, Арлинг сгреб ее в охапку и, оседлав Дарсалама, помчался в Мастаршильд. В дороге Магда вела себя смирно, лишь изредка гладя его по волосам и бормоча что-то по поводу цвета его пальцев. Увидев бледное лицо Ёсифа, который с самого начала был против танцев в Авериксе, Арлинг понял, что сейчас не самое лучшее время сообщать ему о скором отъезде дочери.
  Он вернулся через неделю. Так быстро, как только смог оторваться от почетного караула отцовских соглядатаев. Магда изумительно выглядела в белоснежном кружевном чепчике, из-под которого смешно торчали две тугие косицы. Девушка чувствовала себя лучше и приезду Регарди обрадовалась. Ёсиф же встретил Арлинга настороженно, словно предчувствуя, зачем тот явился.
  Закрывшись с Магдой в комнате и проигнорировав косые взгляды старшего Фадуны, Арлинг сразу перешел к тому, что он умел делать хорошо - врать. Усадив девушку на стул и убедившись, что она его внимательно слушала, Регарди рассказал ей обо всем, что, по его мнению, могло заставить ее согласиться уехать из Мастаршильда. Красочно описав скорую вырубку окрестных лесов и переселение всех мастаршильдцев в холодные северные края из-за строительства нового большого тракта, Арлинг перешел к выдуманным им предсказаниям астрологов и разным природным явлениям, которые указывали на то, что Магде необходимо уехать из Мастаршильда, как можно скорее. Увидев в глазах любимой непонимание, Регарди зашел с другой стороны, признавшись, что его отправляют в ссылку в чужие края, где он непременно умрет, если она не отправится вместе с ним. Магда терпеливо выслушала его до конца, а после - когда он без сил замолчал, с надеждой глядя ей в глаза, - с милой улыбкой на лице упрямо покачала головой. Нет, ее место здесь, рядом с отцом в Мастаршильде. Арлингу же она будет писать письма, пока он не вернется обратно.
  Потратив на уговоры еще час, Регарди понял, что упрямство Фадуны ему не победить. Ни угрозы, ни обещания золотых гор и предложение взять с собой ее отца на Магду не действовали. Она наотрез отказывалась даже слушать о том, чтобы покинуть Мастаршильд, предлагая Арлингу потанцевать или сбегать в лес посмотреть, не замерз ли ручей.
  Итак, она не оставила ему выбора. Он увезет ее из Мастаршильда, как бы больно не было им обоим. Ничего - Магда сильная, она поймет и привыкнет.
  Даррен задумчиво глядел на него, Арлинг же с трудом заставлял себя оставаться на месте. Ему хотелось вскочить на стол, обрушить люстру, порвать роскошные гобелены и разбить ониксовые светильники, которые раздражали его особенно сильно.
  Если Монтеро не согласится, придется срочно менять планы. Они и без того были безнадежно испорчены. Во-первых, отцом, который назначил свадьбу на следующую неделю, а во-вторых, Дваро, которому вздумалось прислать за ним корабль завтра к утру. Принц сообщил, что из-за ухудшения погоды через пару дней в Заливе может стать лед, и им нужно торопиться. В обледенение Аслимского залива Арлинг верил с трудом, но хозяином ситуации уже давно был не он. "Морская Пчела" отойдет от третьего причала с ним или без него, а следующее судно в Ерифрею прибудет в лучшем случае через три месяца. К этому времени, Тереза получит его фамилию и право на расправу с любовницами мужа. Дурацкий закон, придуманный Седриком-Завоевателем, был призван оберегать честь лордов и чистоту крови. И хотя в последнее время не было ни одного случая, когда жена лорда им воспользовалась, Арлинг был уверен, что Тереза не упустит свой шанс ему отомстить. А так как от Магды Регарди отказываться не собирался, он должен был действовать немедленно.
  За один день ему предстояло расстаться с прошлым миром, заплатив за билет предательством и болью, причиненной любимой женщине. Он еще не придумал, как сбежать от охраны, чтобы встретиться в назначенное время с человеком Дваро, но пока это волновало его меньше всего.
  - Ты сильный и храбрый, - сказала Магда, когда они расставались. - А я слабая и трусливая. Я с тобой не поеду. Хочу знать, будут ли птенцы у серой перепелки этой весной.
  - Чего ты боишься, милая? Ведь я всегда буду с тобой, не отойду ни на шаг!
  - Смешной ты, - Магда неожиданно встала на носки и, закинув руки ему за голову, громко чмокнула его в подбородок - куда дотянулась. Регарди хотел воспользоваться моментом, но Фадуна ловко вывернулась, закрыв за собой калитку.
  - Нам уже ничего не изменить, Арлинг, - неожиданно серьезно сказала она, отступив в темноту двора. На миг ему показалось, что это не Магда стояла перед ним, утонув в сумраках ночи, а зловещая тень судьбы раскинула костлявые руки, чтобы навсегда разлучить его с любимой.
  - Пусть время умрет, и все останется прежним, - горячо прошептала Фадуна. - Тебя любит другая женщина - пусть будет так. Только не уезжай. Подобный еще не знает о тебе, вдруг все обойдется? Я уйду в леса, а ты будешь приходить ко мне и говорить всем, что охотишься.
  - Магда, о чем ты? Я хочу, чтобы ты жила во дворце, а не в лесу! Нет другой женщины! Мы вместе доживем до глубокой старости! Никто не смеет встать между нами. Ни отец, ни Тереза, ни Согдария! Потому что я люблю тебя.
  - Друг мой, Синие Глазки, - печально сказала Магда, совсем скрывшись во тьме, - там, на Дороге Молчания, тебе будет плохо, а мне уже все равно. Когда Индиговый Бог проснется, он споет песню о солнечном свете, но ты ее не услышишь.
  Не поняв ни слова, Арлинг позвал ее, но Магда не оглянулась, громко захлопнув за собой дверь. С тех пор Регарди невзлюбил Мастаршильд еще сильнее. Ветер шептал в его дворах странные вещи.
  На улице раздался резкий звон рынды с корабля-памятника, выброшенного на берег гигантской волной, которая уничтожила в прошлом веке пол-Согдианы. Значит уже полночь.
  И почему Монтеро думает так долго?
  - Расслабься, Арлинг, - улыбнулся Даррен, вставая и натягивая перчатки. - Меня ведь совершенно не волнует судьба Магды Фадуны. Если ты так хочешь, я выкраду девицу. Ради нашей дружбы.
  
  Глава 7
  
  РЫНОК
  
  Солнце еще не встало над городом, но воздух уже нагрел мостовые и стены домов. В Балидете начиналось лето - знойное, пыльное, не знающее пощады. Жрецы-икеруны затянули утреннюю молитву на центральной площади, слуги поспешно закрывали окна от надвигающейся жары, оживленно гудел квартал мастеров, а торговцы, калеки и бездомные, просившие милостыню, наполняли улицы размеренным ритмом жизни сикелийского города. Лишь патрули из людей в незнакомых доспехах не вписывались в привычную картину сонного Балидета.
  Наступал еще один душный день, а завоеватели по-прежнему вели себя, словно посланцы богов, которые явились навести порядок в грешном мире. Никто не грабил лавки, не обижал женщин, не разрушал памятники. Почти все войско оставалось за пределами города, в долине за Ущельем Саксаулов, куда каждый день вывозились обозы продуктов. То была дань, которую потребовал Маргаджан от жителей. Еще не успела минуть гроза, как на горизонте снова клубились тучи.
  Торговля составляла суть Балидета. Без связи с другими городами и Самрией, откуда сикелийские грузы доставлялись в Согдарию, жизнь кучеяров увядала и чахла. Через городские ворота больше не проходили величественные караваны с товарами со всех концов света - будто кровь перестала бежать по венам раненного зверя. Он еще рвался вперед, но страх смерти уже витал над ним, разливаясь ядом по всему телу.
  Халруджи чувствовал этот страх. Уже час он лежал на полу своей комнаты, слушая, как пробуждается дом, и, понимая, что мир изменился. В последнее время перемены случались часто. Шаги прислуги, дыхание спящих хозяев, хриплый лай собаки у ворот, голоса прохожих - все звучало непривычно тихо, словно ему на голову накинули толстое стеганое одеяло. Может, он слишком долго пробыл в пустыне, слушая голоса песчаных ветров и палящего солнца?
  Сквозь приоткрытые створки окна в комнату влетели мелкие песчинки и тихо заскребли по дощатому полу. Волшебство утра растворялось, уступая место хлопотному дню. День и вправду обещал выдаться суетливым. Арлингу нужно было найти время пополнить запасы лекарственных трав, так как старые пришлось выкинуть. Он не доверял вещам, которые кто-то трогал в его отсутствие. К тому же, новый правитель Балидета, загадочный Маргаджан, вечером собирал во дворце всю знать, чтобы объявить о дальнейшей судьбе города. Вернувшись от Альмас, Сейфуллах заявил отцу, что не собирается ползать на брюхе перед врагами, и напился до беспамятства. Халруджи был крайне заинтересован, чтобы мальчишка хорошо выспался. Сегодня, как никогда, ему не хотелось играть роль услужливого слуги.
  Проделав привычные упражнения, он быстро избавился от остатков сна и растер тело мыльным песком. Еще одна странность кучеярского быта, к которой он не смог привыкнуть. Город не страдал от недостатка воды, но балидетцы считали кощунством использовать ее для ежедневного умывания. Обходясь в повседневных нуждах песком и парфюмированными жидкостями, которые использовались для омовения рук перед едой, кучеяры раз в месяц посещали городскую баню, устраивая из мытья настоящий праздник с пиром и ритуальными танцами. Регарди таких увеселений не понимал и периодически "осквернял" городские фонтаны, купаясь в них по ночам, когда удавалось найти время. Дело было даже не в чистоте. Специальный песок, добываемый из устья Мианэ, прекрасно очищал кожу и волосы, но не был способен заменить чувство, которое дарила вода, льющаяся по телу и смывающая грязь, волнения, страхи и беспокойства.
  Попытки имана заставить его умываться бычачьей мочой, которая считалась святой водой, охраняющей от болезней и внимания духов, запомнились Арлингу надолго. Когда слуги приносили в дом свежую "святую воду" для умывания, халруджи предпочитал заниматься самой грязной работой, лишь бы избежать противного ритуала. Кроме того, что жидкость перебивала все другие запахи мира, его тошнило от одной мысли, что он мог опуститься до того, чтобы умываться мочой. Дома, на бывшей родине, его подняли бы на смех.
  Поймав себя на мысли, что его по-прежнему волнует мнение давно не существующих для него людей, Арлинг нахмурился. Утренний туалет он закончил не в лучшем расположении духа. Несмотря на волны духоты, которые пробивались с улицы, Регарди с сожалением надел длинный кафтан с широким поясом. Он бы предпочел простой жилет на голое тело, но в нем было труднее скрывать "боевой арсенал", который легко умещался в рукавах кафтана и потайных карманах пояса. К тому же, право носить открытые предметы одежды было привилегией балидетской знати, к которой Арлинг не относился. Наряд завершил головной платок и традиционная повязка, закрывающая глаза.
  Арлинг уже собирался выйти из комнаты, как вдруг понял, что не один. Резко пригнувшись и выхватив нож, Регарди замер, осознавая, что в очередной раз попался на крючок собственного воображения. Он, наверное, рассмеялся бы, если не был бы так сконфужен. "Видения" случались редко, но всегда заставали его врасплох.
  На какой-то миг - кратчайшую долю секунды - ему показалось, что в углу комнаты, как раз в солнечном луче, который пробивался сквозь ставни, стояла Магда. Ощущение ее присутствия было столь реальным, что он едва не бросился ей навстречу. Арлинг отчетливо слышал ее дыхание, запах густых, черных волос, шуршание юбки в легком сквозняке, который всегда гулял на втором этаже дома. Вот она тихонько вздохнула и как будто сделала шаг ему навстречу. Может быть, даже протянула руку. Заскрипев зубами от злости, Регарди выбежал из комнаты, хлопнув дверью.
  Позже он, конечно, пожалел о своем поступке. На грохот прибежал Майнор, и утро было испорчено словесной дуэлью с управляющим. Зная, что кучеяр непременно нажалуется Сейфуллаху или его отцу, Арлинг извинился, и, стерпев долгий монолог об отличие драганов от кучеяров, основная суть которого сводилась к тому, что первые жили и будут жить, как свиньи, направился в комнату мальчишки. Да, пожалуй, ему стоило поторопиться с пополнением лекарственных запасов. Возможно, они понадобятся скорее, чем он думал.
  Запах перегара Арлинг услышал еще раньше, чем звук храпа, который издавал молодой организм младшего Аджухама. Раньше Сейфуллах никогда не позволял себе напиваться дома. Или Рафика был слишком занят, чтобы вмешаться, или времена действительно менялись.
  Кивнув стражнику у покоев Сейфуллаха, Арлинг постучал. Он не надеялся разбудить мальчишку с первого раза, но взламывать дверь или проникать в комнату через окно не хотелось. Через четверть часа храп прекратился, и недовольный голос призвал небесные силы обрушить самум на голову несчастного, который осмелился его разбудить. Узнав халруджи, Аджухам не подобрел, заявив, что собирается спать до обеда, и велев Арлингу проваливать, пока его не выпороли.
  Такой расклад Регарди устраивал. В распоряжении у него был как минимум час, который можно было потратить на свои нужды. Например, сходить на рынок за травами. "Или навестить имана", - подсказал внутренний голос, но халруджи его проигнорировал. Наверняка, учителю уже рассказали, что Арлинг вернулся в город, а так как за эти несколько дней иман до сих пор не дал о себе знать, значит, для встречи не было веской причины. Халруджи должен проявлять терпение. Даже если его тревожила судьба дорогого ему человека.
   Большой базар Балидета раскинул ковры в самой старой части города, в окружении трущоб и древних храмов. Горожане любили это место, нежно называя его Мерв, что на кучеярском означало "танец любимой жены". Кучеяры любили сравнивать с женщинами и со всем, что с ними связано, хотя для Арлинга так и осталось загадкой, что же на рынке напоминало танец: пестрая толпа хаотично снующих повсюду людей или запутанная постройка базара, которая могла сбить с толку даже опытного путешественника.
  Мерв был лабиринтом из разных улиц, переулков и закутков, которые грудились вокруг большой площади, забитой палатками и шатрами самых разных цветов и материй. Старый базар разрастался по Балидету, словно жирное пятно масла на куске дорогой ткани. Порой ему казалось, что весь город был одним большим рынком, но стоило зайти в Мерв, и он понимал - базар здесь, и он жил по особым правилам.
  Если Дворец Гильдии был головой города, то Мерв, безусловно, был его сердцем. Здесь не только покупали и продавали товары со всех концов света. Рынок был местом, где узнавали последние новости, развлекались и веселились, лечили чирьи и рвали зубы, оглашали законы и устраивали казни. Когда Арлинг впервые очутился в Мерве, то был оглушен хаосом запахов и звуков, не поддающихся определению. Тогда ему показалось, что он умер и родился заново. Позже иман рассказывал, что подобное чувствовали не только слепые, но каждый, кто впервые попадал на рынок.
  В Мерве проходил его первый экзамен на выживание. Арлинг хорошо помнил, как иман бросил его в хлебном ряду, велев самостоятельно отыскать дорогу к выходу. Ароматы свежей выпечки были весьма приятны, но стойко заглушали запах цветущих клумб из Багряной Аллеи, по которым он ориентировался. Сильный ветер в Балидете был редким явлением, но в тот день ему не повезло. Залетевший из пустыни теббад спутал все запахи в хаотичную смесь, и только обеденная молитва икерунов, которая разносилась ветром по городу, помогла ему выбраться на центральную площадь. Позже он научился не замечать одни запахи и выделять другие, слабые и почти незаметные, но Мерв по-прежнему оставался самым большим испытанием для его обоняния.
  Ориентироваться по звукам на рынке было легче. Повсюду кричали торговцы, расхваливая товары, и достаточно было запомнить одного из них, чтобы не заблудиться в рядах. Гортанный крик разносчиков чая и позвякивание медных стаканчиков можно было услышать в любой части рынка. Но учитель никогда не позволял ему выбирать легких путей.
  "Почувствуй музыку", - говорил иман, останавливая Арлинга между прилавками и заставляя называть все запахи, которые в тот момент улавливал его нос. И Регарди послушно перечислял. Перец, сандал, мирра и ладан - из ряда с пряностями, пот людей и животных, проходящих мимо, журавис и вино - от нарзида, лежащего под телегой с тыквами, тушеная баранина и кунжутные лепешки - из кормы "Черный святой", фрукты и цветы - отовсюду, шелк и ковровый ворс - из шатра с тканями, и, конечно, пыль, много пыли. Иман тогда остался недоволен, и Арлинг с трудом подавил злость, удивляясь, как зрячий учитель мог разбираться в запахах лучше него. И только успокоившись, Регарди понял, что осел проходящего мимо кучеяра оставил после себя лужу мочи, вонь которой он проигнорировал, сосредоточившись на более приятных запахах. "И это тоже музыка", - сказал иман, зажимая нос и торопливо подталкивая ученика к другому ряду.
  И все-таки Мерв изменился. На рынке всегда было много чужаков, но драганов он почувствовал в этом месте впервые. Словно семена репейника в чашке со злаками, они разрушали с трудом восстановленную гармонию Арлинга, пробуждая давно забытую ненависть. Драганы не вмешивались в жизнь рынка, а мирно прохаживались по рядам, присматривая за порядком. Но даже когда халруджи стал свидетелем, как один из драганов поймал воришку, стащившего браслет у ювелира, и при этом не стал рубить парню руку, как это было принято в Балидете, симпатии к бывшим соплеменникам не прибавилось. Непривычным было и отсутствие нарзидов, которые в былые времена шныряли по всему Мерву, выполняя поручения господ и попрошайничая. Керхов тоже не было заметно. Раньше они занимали крайние ряды рынка, торгуя скотом и коврами, которые искусно плели их женщины. Или керхов постигла та же участь, что и нарзидов, или их не пускали в город.
  Перехватив трость, халруджи направился в самый "сложный" ряд - туда, где торговали травами, пряностями и специями. Он никогда не использовал трость на улицах, но противиться приказу Сейфуллаха не мог. Слепому секретарю было положено прокладывать себе дорогу палкой. Нырнув в одуряющую смесь запахов, он сосредоточился на тонком аромате пыли под ногами. Недавно здесь прошел продавец цветов, оставив после себя пыльцу лилий, которая смешалась с грязью и песком дороги, придав им специфический аромат.
  Шатер знакомого травника он узнал сразу - по звону колокольчиков-сарнов над пологом. И хотя многие продавцы размещали подобные талисманы, призывающие покупателей, у Толмая они были особенные, с глубокой резьбой у основания, которая отличала их звучание от других сарнов.
  Внутри шатра царила долгожданная прохлада и аромат благовоний, тлеющих на подставках. Арлинг предпочел, чтобы их не было, ведь запахов и так было предостаточно, но продавец не понял гримасы на его лице и при виде покупателя щедро сыпанул пригоршню сушеных листьев на тлеющие угли. Справившись с клубами ароматного дыма, которые пришлось вдыхать через рот, халруджи приветствовал хозяина, с удивлением отметив, что за прилавком стоял вовсе не Толмай. Людей он запоминал сразу - стоило ему один раз встретить человека, чтобы потом с легкостью отличать его от других. Когда Сейфуллах бывал в хорошем настроении, то часто шутил, что ему не нужно держать собаку, чтобы отыскать пропавшую вещь. Ведь у него был халруджи. Арлинг усмехнулся и понял, что подобные мысли его веселят, а ведь лет десять назад сравнение с собакой не вызвало бы ничего кроме бешенства и желания свернуть обидчику шею.
   По быстрым шагам и суетливым движениям он предположил, что его встречал кто-то молодой. Возможно, сын травника.
  - Да продлится жизнь хозяина в совершенстве его достоинств, - сказал Регарди, складывая руки в знак уважения. - А разве достопочтимый Толмай больше не служит вечному Симургу?
  - Да будет солнце милостиво к дорогому гостю и не опалит его лицо зноем! - залился соловьем кучеяр, и Арлинг понял, что не ошибся. По голосу продавец был совсем мальчишкой. На миг его одолели сомнения в том, что он сможет найти нужные средства, но время для вежливого ухода было потеряно. Кучеяры легко обижались, а Регарди не хотел привлекать к себе внимания.
  - Сын Толмая, Хатым, с радостью примет дорогого гостя, - живо откликнулся мальчишка. - Чем он может порадовать его сердце?
  Арлинг отметил, что Хатым не прибегнул к жесту от сглаза, который обычно делали кучеяры при встрече с ним. Что ж, может быть, его сердце действительно порадуется. Остановив попытки мальчишки налить ему чай, Арлинг медленно прошелся вдоль низких столиков с разложенным товаром. За долгие месяцы в шатре Толмая ничего не изменилось. Те же пузатые ряды склянок, шуршащие пряные свертки, россыпи душистых трав и ларцы с порошками, чей запах был надежно скрыт лакированными крышками. Травник славился сборами, которые заготавливал сам в оазисах Мианэ, и Регарди надеялся, что сын Толмая перенял опыт отца. Что случилось с бывшим хозяином, он не спрашивал. Видно, не все жители города согласились с мирной сдачей Балидета.
  Арлинг сразу нашел нужные ему ингредиенты, но выбирать их сам не стал. Он чувствовал, как Хатым напряженно наблюдал за ним, стараясь казаться гостеприимным и услужливым. "Пришло время проверить тебя на честность, сын Толмая", - подумал халруджи, возвращаясь к прилавку и удобно устраиваясь на подушках для гостей.
  - Есть ли у тебя, любезный Хатым, свежие сборы этого года? Мне нужна трава Асиль, ясный корень и почки трехствольного дерева. Всего по сто мер.
  Мальчишка обрадовано закивал и поспешно направился к низким столикам. В его движениях чувствовалось искреннее желание угодить слепому гостю, и Арлинг задумался о причинах такого поведения. Может, Хатым решил, что он из захватчиков?
  Арлинг внимательно следил за маленьким хозяином лавки, но мальчишка не делал ничего подозрительного, плавно передвигаясь от одного стола к другому и выбирая именно те сборы, которые назвал Регарди. Вот он заполнил последний мешочек и почтительно поднес покупателю.
  Взяв один из свертков, Арлинг с наслаждением вдохнул свежий, бодрящий аромат трехствольника. Потребуется еще много времени, пока эти сборы приобретут нужные ему свойства, но халруджи умел ждать. Он уже знал, что трава, лежащая в других мешочках, была собрана в этом году, но чтобы не расстраивать продавца, проверил и их. Наконец, осмотр был закончен и наступил самый неприятный момент покупки - торг.
  Кучеяры любили торговаться не меньше, чем вкусно поесть и провести время с женщиной. Каждый день на рынке устраивались грандиозные спектакли, которые не обязательно могли завершиться покупкой, но приносили их участникам не меньше удовольствия, чем от приобретения нужной вещи.
  Много раз наблюдая за иманом, а позже за Сейфуллахом, Арлинг не раз убеждался, что никогда не сможет овладеть этим искусством, которое кучеяры впитывали с молоком матери. И хотя Регарди презирал и отвергал свою родину, порой в нем просыпался драган, который не мог согласиться с тем, что считал недостойным человека. Торг был унизителен, и во многом напоминал Арлингу обычай умывания бычьей мочой.
  - Какие хорошие у тебя сборы, - похвалил он мальчишку. - Сколько ты хочешь за эти три мешка?
  - Таких трав не найти во всем Мерве, - гордо ответил Хатым, поглаживая тугой сверток. - Сто султанов, и господин получит сокровища, из которых выйдет прекрасный настой для любви. Незабываемые ощущения для вас, господин, и рай для вашей женщины! Рецепт в подарок!
  Арлинг хмыкнул и улыбнулся. Мальчишка нравился ему все больше.
  - Старый Байла предлагал мне сегодня вдвое больше, но в три раза дешевле. Двадцать султанов, и я заплачу не медяками, а золотом.
  -Старый Байла обманщик и торгует сорняками! Господин просит отдать такие ценные сборы даром, как можно? На что будут жить моя жена и дети?
  Тут Регарди не выдержал и расхохотался. Хатым понял, что сболтнул лишнего, и тоже заулыбался.
  - Ты добрый человек, Хатым, - сказал халруджи, приняв серьезный вид, - но я слуга, и хозяин запрещает мне делать дорогие покупки. Придется все-таки идти к Байле. Пусть он и обманщик, но зато я смогу купить еще масла и кунжутных семян.
  - Асса! - всплеснул руками мальчишка. - Дом Аджухамов - богатый дом! Разве не ваш караван привез столько золота в город? Как можно не купить такие чудесные травы всего за восемьдесят султанов! Я уступаю вам двадцать монет, господин, вы мне нравитесь!
  - Ты тоже мне нравишься, Хатым, - сказал Арлинг, чувствуя, что ему надоедает эта игра. В конце концов, у него было не так много времени, до того как проснется Сейфуллах. Он еще хотел заглянуть в корму и узнать, что творилось в городе. А мальчишка оказался глазастым - разглядеть знак дома Аджухамов, скарабея на солнце, который был вышит у него на поясе, было непросто.
  - В отличие от меня у тебя два зорких глаза, и ты, наверное, заметил, что Аджухамы уже не правят Балидетом. Я не могу заплатить тебе больше тридцати султанов. Пусть боги будут милостивы к тебе и твоей лавке. Доброго дня!
  Регарди сделал вид, что уходит, но мальчишка схватил его за рукав - вежливо и настойчиво.
  - Для хорошего человека ничего не жалко, - горячо заговорил он. - Шестьдесят пять золотых! Только для дома Аджухамов. Я люблю свой город и хочу ему мира.
  Арлинг отметил, что Хатым не стал проклинать завоевателей и подивился прозорливости молодого продавца. Уши могли быть везде.
  - Ты мудр и рассудителен, любезный Хатым. Пожалуй, я буду покупать у тебя всегда. А может быть, попробую убедить хозяина отправлять к тебе и других слуг тоже. Какую скидку ты можешь дать мне сегодня?
  - Хорошо, - горестно вздохнул Хатым. - Пятьдесят пять. И пусть моему отцу будет стыдно за меня, но я хочу сделать вам подарок, господин. Всего пятьдесят пять султанов! Мои уши не слышали то, что сказал мой язык.
  - Асса! - всплеснул руками Арлинг, - ты все-таки хочешь, чтобы меня наказали! Господин сказал: "Не больше полсотни, или я тебя высеку!". Сколько бы ты сам заплатил, будь на моем месте?
  - Пятьдесят пять! Это самая лучшая цена за душистую Асиль, чаровник-корень и бодрящий трехствольник. Клянусь Омаром, дешевле господин не найдет даже у керхов!
  - Сорок. Я не был в городе долгих десять месяцев, и первый раз пришел в Мерв за это время. Я буду твоим постоянным клиентом, Хатым, и в следующий раз куплю по твоей цене. И, в конце концов, я калека. Сами боги велели тебе уступить мне.
  - Господин, ты меня грабишь! - вскричал мальчишка, артистично заламывая руки. - Пятьдесят три султана, так и быть. Только для тебя. За все три свертка - всего пятьдесят три монеты! Я не верю себе, но это так!
  Арлинг вздохнул и понял, что больше выносить это представление не в силах. Конечно, если бы на его месте был Сейфуллах, то травы достались бы ему монет за двадцать, но Регарди был драганом и на большую скидку рассчитывать не мог. Кучеяры никогда не продавали чужакам по той же цене, что и своим.
  Отдав Хатыму деньги и пожелав ему удачной торговли, халруджи с удовольствием вышел на улицу.
  Между рядами Мерва стало заметно больше людей. Солнце встало, опалив город жаркими лучами и придав его улицам особый аромат, исходивший от раскаленных стен и мостовых. Арлинг находил его приятным. Запах едва выделялся на фоне разнообразной палитры Мерва, но привлекал внимание скрытой силой раскаленного бога.
  Корма "Черный Святой" находилась на углу хлебного и фруктового рядов и была одним из самых старых зданий Мерва. Завсегдатаи утверждали, что корма стояла здесь задолго до того, как был заложен первый кирпич Дворца Торговой Гильдии. Рассказывали, что она осталось от старых построек, которые в свое время почти все были уничтожены культом Собачьего Бога, правившего, когда кучеяры только заселили Балидет.
  Здание и в самом деле дышало древностью. Его не раз достраивали и укрепляли, но круглые окна, глубоко вырезанные в плитах редкого голубого песчаника, и остроконечная крыша со шпилем, который виднелся со всех концов Мерва, больше не встречались ни в одном доме Балидета. Благодаря толстым стенам в корме всегда было прохладно. И хотя на улицах было полно продавцов, которые торговали дешевыми лепешками с мясом и сыром, люди ходили к Джалю, переплачивая монету-другую. Их манил холод. В жаркие месяцы лета в корме едва ли можно было найти свободное место. По преданиям, название "Черный Святой" осталось от первого хозяина заведения, который был нарзидом и принадлежал к древнему культу мистиков, поклонявшихся мертвым богам пустыни. Подобные слухи лишь привлекали посетителей, поэтому корма сохранила свое название и у других хозяев.
  Сегодня в "Черном Святом" было на редкость пусто. Привыкнув к новому окружению, Арлинг вскоре догадался о причине. В полукруглой зале не было нарзидов, которые являлись завсегдатаями кормы. Хозяин Джаль уважал традиции и, когда унаследовал закусочную от отца, сохранил для них дешевую выпивку. Мелкие торговцы, ремесленники, наемники и случайные люди, типа Арлинга, составляли остальных посетителей кормы, которые при всех достоинствах и недостатках заведения ценили его за один важный для всех обычай - здесь никогда не задавали вопросов.
  Познакомившись с кормой через имана, который любил сладости и часто заходил полакомиться знаменитым ореховым рулетом Джаля, Арлинг впервые в жизни почувствовал себя "своим", с тех пор как покинул Согдарию. Редкие кучеяры-завсегдатаи называли его просто Слепым, и никогда не интересовались его происхождением и причиной, почему он стал халруджи. К тому же, в корме всегда можно было узнать последние новости и слухи. Достаточно было выбрать удачное место и внимательно слушать.
  На толстых подушках за низкими столиками сидело всего несколько торговцев и пара ремесленников. Какой-то старик спал на диване у входа. По обычаям кучеяров, после трапезы рекомендовалось немного полежать на спине, чтобы не злить духов. На заднем дворе жарили барашка и кур на вертеле. Почувствовав дразнящий аромат мяса, Арлинг сглотнул слюну и опустился на свободную подушку. Рядом кто-то ел чечевицу с рисом, обильно сдобренную чесноком и лимоном. Смесь долгое время казалась халруджи несъедобной, но, поняв, что другие блюда местной кухни отличались еще более несовместимыми ингредиентами, он смирился. С другой стороны зала пахло кофе и разбрызганными благовониями - мускусом и гвоздикой, чьи запахи служили символом гостеприимства. Редкие посетители неспешно переговаривались о торговле, жаре, долгах, родственниках - обо всем, что входило в повседневную жизнь обычного балидетца, ни словом не упоминая о таинственном Маргаджане.
  Арлинг улыбнулся и раскинул руки в приветствии. К нему навстречу спешил Джаль, хозяин кормы. Когда-то кучеяр пролил себе на ноги раскаленное масло, и с тех пор хромал. Халруджи не стоило большого труда узнать его особую походку.
  Горячо обняв Регарди, Джаль подтянул еще одну подушку и уселся рядом, тем самым, оказывая гостю большую честь. Хозяин кормы садился за один стол не с каждым посетителем. От кучеяра пахло ореховой пастой, фисташками и мукой. Наверное, приход Арлинга оторвал его от приготовления излюбленного лакомства балидетцев - хабов, крошечных пирожных, вкуснее которых Регарди еще ничего не пробовал.
  Год назад Арлинг спас его младшую дочь, которая упала в колодец, и с тех пор Джаль искал случая отблагодарить халруджи, порой чрезмерно опекая его заботой. Впрочем, у всех были свои причуды, а бесплатная чашка чая всегда была приятна.
  К ним тут же подбежала служанка в шароварах и подоткнутой юбке, которая принесла таз, кувшин с узким горлышком и мыло. Регарди не собирался есть, но с удовольствием окунул пальцы в прохладную воду. Ощутив плавающие на поверхности лепестки жасмина, Арлинг улыбнулся и кивнул хозяину, показывая, что оценил его внимание.
  После обмена любезностями и традиционного расспроса о здоровье родственников и путешествии Арлинга, оба расслабились, наслаждаясь прохладой и чудесными ароматами благовоний.
  - Ты должен отведать моего вина из инжира и анисовой настойки, - гордо произнес Джаль. - Я приготовил его по рецепту одного заезжего купца полгода назад. Оно пришлось по вкусу всей Гильдии. Подумываю о том, чтобы поставлять его в Фардос, а может даже в Самрию.
  Тут Джаль осекся.
  - В лучшие времена, конечно.
  - Спасибо, дружище, - Арлинг похлопал его по руке, прислушиваясь к шуму на улице. - Твое вино всегда прекрасно, но сегодня ограничусь чашкой аракоса.
  Джаль развел руки в стороны, показывая, что желание гостя для него закон, и крикнул, чтобы принесли самого холодного аракоса, какой есть в погребе. Терпкий напиток из солодового корня и сыворотки давно пришелся Регарди по вкусу, к тому же, он не оставлял сильного послевкусия, что было для него важно.
  - Надеюсь, что не отвлекаю тебя от важных дел. Первый раз в Мерве за десять месяцев, не мог пройти мимо.
  - Не смей так говорить! - замахал руками Джаль. - У меня есть помощник Наджиб, вот пусть и работает. А то он только спать умеет, да с мужчинами заигрывать.
  Аракос принесли быстро, и кучеяр плеснул несколько капель в свою чашку, показывая, что напиток не отравлен - еще один жест гостеприимного хозяина.
  - Ты устало выглядишь, халруджи. Да и бледен, словно год провел в темнице, а не в пустыне. Уж не подцепил ли какую болезнь в Хорасоне? Тамошние девицы славятся своими подарками.
  Арлинг засмеялся и поднял чашку за здоровье хозяина.
  - Благодарю за заботу, Джаль, но разве ты не знаешь, что нам, калекам, жрицы любви недоступны? Не хотелось бы мне быть поротым публично на городской площади.
  - Брось, меня не проведешь. Во-первых, ты не калека, а во-вторых, если бы захотел, то свое получил, я тебя знаю. Тут дело в другом, верно? Признайся, какая-нибудь черноглазая красотка уже заняла твое сердце? Я давно подумываю о том, чтобы сосватать за тебя мою младшую дочь. К тому времени как она подрастет, твое служение, наверняка, закончится. Сколько лет ты уже у Сейфуллаха?
  - Три, - ответил Арлинг, мечтая сменить тему.
  - Как быстро летит время, - покачал головой Джаль. - Я говорил тебе, что брат моего деда был халруджи?
  - Нет. А кому он служил?
  - Одному купцу из Шибана. Его освободили от службы поздно, лет через тридцать, но он по-прежнему сопровождал караваны своего бывшего хозяина. Так оба и сгинули в Карах-Антаре, все искали сказочное царство на востоке, о котором деды рассказывают. Кстати, молодежь думает, что Маргаджан оттуда.
  - А ты, Джаль, так не считаешь, верно?
  Хозяин кормы рассмеялся и щелкнул себя по правому плечу - жест иронии, который обожали все кучеяры.
  - Маргаджан - хитрый черт. Он хорошо знает нас, наши обычаи и веру. Этим и пользуется. И еще он знает, что Империя сейчас слишком слаба, чтобы попытаться отбить Балидет. Я не сомневаюсь, что он легко завоюет Сикелию. Но, прежде всего, он драган, Арлинг, как и ты. А драганов на востоке нет, это точно. Гильдия считает, что он мятежный принц Дваро, но я слышал, что младший отпрыск Гедеонов слишком слаб здоровьем, чтобы возглавить такой поход. Ты ведь, кажется, раньше жил в Согдиане? Может, встречал этого принца?
  - Нет, - улыбнулся Арлинг, стараясь расслабиться. - Но даже если бы и встречал, сейчас вряд ли бы вспомнил. А что говорят о нарзидах? Как-то странно с ними получилось. Кто-нибудь видел, куда их увели?
  - Раньше у меня работало двадцать нарзидов, - тяжело вздохнул Джаль. - Сейчас приходится нанимать кучеяров, а они просят не по одной монете в день, а по десять. Но знаешь, кому я сейчас не завидую? Отцу твоего господина. Владельцы шелковичных полей скоро потерпят серьезные убытки, ведь сезон сбора не за горами. Хотя... Сегодня вечером Маргаджан собирает балидетскую знать, думаю, у него есть, что им предложить. Он старается понравиться городу, это видно. Вчера объявил о неделе праздников в честь освобождения от согдарийского гнета. А толпе ведь только и надо - сытно поесть да повеселиться. Он хорошо подготовился, этот Маргаджан. Куда и зачем он уводит нарзидов, никто не знает. Выводит за городские ворота - и все.
  - А следить не пробовали? Может быть, с охотничьих башен видно?
  - Что ты! Головы разведчиков, которых посылала Гильдия, давно гниют на площади. А от башен толку никакого. Уже несколько дней в оазисах Мианэ бушует самум. Бури никогда не подходили к Балидету так близко. Ничего не видать - ни Мианэ, ни полей, ни войска Маргаджана, хотя оно точно никуда не девалось. Его люди - или демоны, которые могут дышать песком, или хитрецы, которые знают о самумах больше, чем мы, а этого не может быть. Но правда в том, что каждый день они уходят в бурю вместе с нарзидами, а возвращаются одни. Знаю, о чем ты думаешь. Да, ходят слухи, что они поклоняются черным богам, а нарзидов скармливают самуму в обмен на услуги демона-бога. Ведь, когда они подошли к городу, разыгралась такая буря, что наши лучшие стрелки чувствовали себя, как беспомощные младенцы. Но вот что я скажу. Не вериться мне во всю эту чертовщину. И чем больше думаю над этим, тем больше уважаю этого Маргаджана. Если разобраться, вот что получается. Балидет хоть и построен в таком месте, где самумов не бывает, но раз в тысячелетие и на пальмах розы цветут. Сильные бури еще старуха Зерге год назад предсказывала, да ей тогда никто не поверил. Маргаджан тоже мог о них знать и хорошо подготовиться. Он использовал наши страхи и победил. А нарзиды... Здесь причина любая может быть. Скорее всего, правда проста до смешного. К примеру, кровная месть. Я слышал, вы, драганы, злопамятны. Какой-нибудь нарзид оскорбил его женщину, вот он и режет теперь всех без разбору. Если керх убил твою жену, пойди в ближайшее племя и вырежи всех от стариков до младенцев. Так учил меня отец.
  Джаль замолчал и плеснул Арлингу еще аракоса. Терпкий вкус напитка будоражил память. Регарди хорошо помнил тот день, когда на их караван напали драганы. Ураганный ветер и разыгравшаяся буря были настоящими... почти. На пути в Самрию их караван попадал в самум, и Арлинг знал о нем не понаслышке. Однако пару дней назад все было иначе. Буря началась, словно по заказу и закончилось с появлением людей Маргаджана. Пусть захватчики и были осведомлены о приближающихся штормах, но знание прогноза погоды не помогало управлять ею.
  - Кстати, вчера иман заходил.
  - Правда? - Арлинг почувствовал, как сердце гулко стукнуло и упало в пятки.
  - Он предположил, что ты сегодня заглянешь ко мне, так и случилось. Прозорливый человек, твой учитель.
  Значит, иман следил за ним. Как давно? Зачем? Может быть, тоже ищет с ним встречи? Вряд ли. Хочет успокоить и дать знать, что с ним все в порядке? Сомнительно.
  - Он спрашивал обо мне?
  - Скорее, это я спрашивал о тебе у него, - снова рассмеялся Джаль. - Знаешь, он теперь редко к нам заходит. Школа уже неделю закрыта, почти всех распустили. Остались лишь те, кто прибыл из других городов и вернуться не могут. Иман стал большим человеком, весь в политике и интригах. А про тебя говорил хорошо, даже хвалил.
  - Это настораживает, - улыбнулся Регарди. - Если учитель вновь зайдет к тебе, Джаль, передай ему...
  Взрыв смеха на кухне и приближающиеся шаги Наджиба заставили Арлинга замолчать. Порыв тоскливых воспоминаний прошел также внезапно, как появился, и халруджи понял, что ему, на самом деле, нечего передавать иману. Учитель был далек от него, как всегда.
  - Надеюсь, у тебя серьезная причина нас беспокоить, - сурово сказал хозяин кормы, бросая неодобрительный взгляд на помощника.
  Наджиб, от которого пахло потом и розовой эссенцией, отвесил поклон Арлингу и поспешно произнес:
  - Господин хозяин, почетный гость! Служка донес, что Сейфуллах Аджухам дерется с драганами во фруктовом ряду, вот я и подумал, что вы хотели бы на это посмотреть. Там уже пол рынка собралось, не протолкнуться!
  Кровь медленно прилила к щекам и тут же отхлынула, затопив сознание Арлинга горячей волной гнева. "Спокойнее!", - приказал он себе, понимая, что если на кого и злиться, то только на себя самого. Халруджи не имел права покидать хозяина, не убедившись в его безопасности. А пьяный мальчишка быть в безопасности никак не мог, даже в родительском доме.
  Наспех поблагодарив хозяина, Регарди вылетел на улицу, ударившись о жаркие волны раскаленного воздуха. Задержав дыхание, он досчитал до трех и медленно выдохнул, позволяя запахам, звукам и движениям окружающего мира поглотить себя без остатка. Да, на рынке определенно что-то происходило. Шум со стороны фруктовых лавок нарастал. Только теперь он понял, что слышал его на протяжении всей беседы с Джалем.
  А еще Арлинг почувствовал Сейфуллаха. Их отделяло не меньше сотни салей, но ветер стих, и запахи рынка заняли привычные места, позволяя без труда определять их источник. За три года службы он хорошо выучил запах Аджухама и даже мог различать в нем эмоции. Сейчас мальчишка был зол и растерян. А еще он был пьян, и это было хуже всего. Его гневные крики отдавались в душе халруджи сожалением и злостью на самого себя.
  Оттолкнув сунувшегося под ноги разносчика, Арлинг свернул в нужный ряд, надеясь, что Сейфуллаха не зарубят до того, как он подоспеет. Или Аджухам не убьет какого-нибудь драгана, а в том, что на площади были его бывшие сородичи, он не сомневался. Их запах чувствовался слабее, и хотя они говорили на кучеярском, знакомый акцент легко выдавал в них чужаков.
  Пока халруджи добежал до Сейфуллаха, мальчишка с драганами сместились на небольшую площадь между рядами. Плотная стена тел мешала ему добраться до них, но торопиться он не стал. Крики подсказывали, что Аджухама никто убивать не собирался. Драганы пытались отправить его домой, а он нападал на них, правда, безуспешно. Регарди был уверен, что одним вином здесь не обошлось. В запахе пота Сейфуллаха чувствовался терпкий аромат журависа.
  На какой-то миг ему стало жаль мальчишку. Никто из толпы не пытался вмешаться и помочь ему. Горожане сделали свой выбор и сейчас старались угодить новым хозяевам Балидета.
  Аджухам в очередной раз кинулся на драгана, но тот легко оттолкнул его, швырнув на лавку с арбузами. Дружный хохот резанул по ушам. Толпа веселилась. По площади разлился нежный аромат сочной арбузной мякоти, а крики разгневанного торговца заглушили вопли Сейфуллаха, который желал всем драганам смерти. Арлинг не помнил, чтобы его господин настолько терял самообладание.
  В голову не приходило ничего умного. Арлинг сильно сомневался, что Сейфуллах послушается его и уйдет добровольно. Да и драганы были порядком возбуждены. Хуже всего было то, что среди троих северян он заметил Варга, того самого воина, который хотел отправить его в драганский рай перед воротами Балидета.
  - Асса, асса, Сейфуллах Аджухам! - весело кричал Вонючий, подражая знаменитому кучеярскому возгласу. - Если бы ты прицелился лучше, на одного драгана в городе стало бы меньше! Давай, я здесь, перед тобой! Асса!
  Звук лопнувшего арбуза подсказал, что Сейфуллах промазал и на этот раз. Драган насадил корку на клинок и стал кривляться, изображая разгневанного Аджухама.
  - Проклятые драганы! - передразнивал он его. - Убирайтесь из моего города! Мы хотим платить золото жирным купцам из Согдианы и отдавать товар диким керхам! Верно, друзья?
  - Нет! - закричали бездельники из толпы, и Арлинг понял, что если он не вмешается сейчас, Сейфуллаха придется спасать не только от драганов, но и от своих тоже.
  И все же драки он не хотел. Присутствие Вонючего делало ее смертельной для одного из них. Вряд ли Варг отказался от мысли отправить его в рай.
  Раздавшееся рядом шипение привлекло внимание Регарди. Продавец змей появился вовремя.
  - Эй, - Арлинг потеребил за рукав парня, стоящего рядом с плетеной корзиной, из которой доносились характерные звуки. Кучеяр отмахнулся, занятый зрелищем на площади, но Регарди бесцеремонно развернул его к себе.
  - Покупаю, - сказал он, жалея, что в голову не пришел менее болезненный для его кошелька план. - Держи.
  Кошель был достаточно увесистым, чтобы убедить продавца не торговаться. Получив желаемое, Арлинг водрузил корзину на голову и прислушался к шелесту внутри. И хотя он уже знал о ее содержимом, на всякий случай решил уточнить:
  - Ядовитые есть? - спросил он, улыбнувшись, когда кучеяр сделал предостерегающий жест от сглаза.
  - Только слепуны, - промямлил продавец, не сводя глаз с повязки Регарди. Очевидно, он решил, что Арлинг покупает змей для какого-то колдовского обряда.
  Довольно кивнув, халруджи взгромоздил корзину на голову и, подперев плетеный бок одной рукой, стал быстро протискиваться сквозь толпу. Слепозмейки подходили для его затеи как нельзя лучше. Их алое тело с темными полосками по бокам часто путали с речными аспидами, которые водились в оазисе Мианэ и славились на всю Согдарию своим ядом - страшным и беспощадным. Выхватив на ходу бутыль с недопитым вином у одного из кучеяров, Регарди плеснул себе немного жидкости в лицо, и, размахивая бутылкой, вывалился на площадь.
  - Хозяин! - пьяно закричал он, шатаясь и делая вид, что пытается удержать корзину на голове. - Я купил вам замечательных змеек, хозяин! Пришлось отдать все деньги, но они того стоят! В одной корзине весь заказ сразу. И гадюки, и кобры, и эфы! Какой только гадости здесь нет. На все хватит! И на яд для вражин, и на любовное зелье для невесты! Хозяин, где вы? Я чувствую, вы где-то рядом.
  Толпа зашлась хохотом. Кучеяры были охочи до зрелищ. Арлинг почувствовал, как взгляд Сейфуллаха сфокусировался на нем, но Аджухам был слишком пьян и чересчур зол, чтобы прокомментировать его появление.
  - Слепой? - выдохнул Варг, делая шаг ему навстречу. - А я думал, ты мертв. Предатели обычно живут недолго. Похоже, Амирон тебя заждался. Может, устроить вам встречу?
  - Асса, добрый господин, - радостно воскликнул Регарди, притворившись, что ослышался. - Как я буду вам благодарен! Помогите мне снять эту тяжесть с головы, а то еще уроню на кого-нибудь.
  Варг подошел почти вплотную и имел неосторожность схватить его за плечо. Арлинг и не думал, что судьба будет так милостива к нему.
  - Эй, не толкайся! - крикнул он, начиная медленно заваливаться назад.
  Но Вонючий обнажил саблю и испортил все представление.
  - Я помогу тебе с головой, дружище, - прошипел он, - она тебе явно мешает.
  Регарди пришлось поспешно восстанавливать равновесие, чтобы не потерять корзину раньше времени. Увеличивать дистанцию с драганом он не хотел и лишь отклонился, когда лезвие Варга просвистело рядом. Толпа ахнула, решив, что Арлинг лишился уха, но в воздух взвился кусок его головного платка.
  В следующее мгновение корзина со змеями полетела в одну сторону - на драганов и зевак, а Регарди - в другую, на Варга. Пока слепозмейки разлетались веером по всей площади, сея панику среди толпы, халруджи отбил очередную атаку Вонючего и, сложив пальцы, нанес три быстрых удара в предплечье драгана. Он чувствовал себя похожим на зеркальную гладь озера - расслабленным и безмятежным. Все было кончено еще до того, как первые змейки опустились на землю. Сам Варг не успел сказать ни слова. "Устрани вожака стаи, и победа твоя", - так говорил иман.
  Вонючий рухнул, как подкошенный, а Арлинг откатился в другую сторону, стараясь не наступить на слепунов. Ему было жаль змей. Слыша, как драганы давят и рубят саблями несчастных тварей, он почти испытал раскаяние.
  Сейфуллах по-прежнему оставался в арбузной куче, созерцая происходящее с видом аскета. Понимая, что его надо скорее отвести домой, Регарди принялся за оставшуюся часть плана, надеясь, что драганы не попытаются зарубить его на месте.
  - Вот дерьмо, - протянул он, склоняясь над лежащим на земле Варгом. - Хозяин, я не виноват! Все видели - он меня толкнул. Боги, он не двигается! Кажется, его укусила гадюка!
  Варг и вправду был похож на жертву укуса - с оцепеневшими конечностями и перекошенным судорогой лицом. Паралич должен был пройти через пять часов, но к этому времени, Арлинг надеялся быть далеко.
  - Быстрее! - поторопил он напарников Варга. Драганы подходили осторожно, словно опасаясь, что халруджи может извлечь из-за пазухи еще пару змей.
  - Давайте положим его на этот плащ, - засуетился Арлинг, подобрав валявшуюся на земле накидку. - Его надо показать лекарю немедленно, иначе он умрет!
  Драганы еще колебались, не зная, как поступить с ним и с Сейфуллахом, но тут Варг захрипел, положив конец их сомнениям. В толпе какая-то женщина закричала, что покойник на рынке - к большому горю, ее поддержали остальные, и вот уже несколько кучеяров активно помогали драганам укладывать Варга на самодельные носилки. Они все верили в примету - мертвый в таком месте, как Мерв, к неурожаю и засухе - и старались быстрее предотвратить несчастье.
  - Мы знаем, как тебя найти, Слепой, - угрожающе сказал один из драганов, направляясь за кучеярами с Варгом. - Амирон ждет тебя.
  Арлинг рухнул на колени и ткнулся лбом в землю.
  - Добрые господа, пощадите, - слезливо протянул он, но понял, что говорит в пустоту. Драганы ушли вслед за носилками, а на площади осталась лишь пара зевак, да продавец арбузов, которые все еще надеялся получить деньги с Сейфуллаха.
  - Ты решил стать шутом? - протянул Аджухам, отмахиваясь от продавца. - Или пытался спасти своих от моего меча? Знай, я все равно убью их, по одиночке перережу, как этих змей. Фу, какая мерзость! Где ты их взял, да еще целую корзину? Ненавижу слепунов. И тебя, халруджи, ненавижу. А ты, торгаш, пошел вон отсюда, нет у меня денег!
  Арлинг молча извлек из-за пояса Аджухама пару золотых и кинул их продавцу арбузов. На сегодня им хватало неприятностей.
  Проигнорировав вялые попытки Сейфуллаха оттолкнуть его, он перекинул его руку себе через плечо и, поставив на ноги, поволок к выходу из Мерва. Его беспокоило не только состояние мальчишки. Несмотря на то, что на них глазело много людей, один взгляд ощущался особенно сильно. И это не было праздным любопытством - за ними следили. Когда они свернули к выходу, напряжение усилилось. Арлинг уже не сомневался в существовании таинственного наблюдателя. Иман потратил не один год, тренируя его чувствовать подобные взгляды.
  - Воды... - пробормотал Сейфуллах. Поняв, что мальчишку сейчас вырвет, халруджи поспешно усадил его в тень старого кипариса. Они проходили ювелирный ряд, но разносчиков воды, как назло, поблизости не было. Пока Аджухама выворачивало наизнанку в придорожную канаву, Регарди тщательно прислушивался. Наблюдатель не давал о себе знать, но Арлинг был уверен, что он по-прежнему следовал за ними.
  Задерживаться на рынке опасно, и он снова поднял Сейфуллаха за руку, однако мальчишка вдруг стал сопротивляться.
  - Эй, смотри! - громко закричал он. - Твои слепуны! Асса! Да, это же кукольник Теферон! Чего это он там затевает? Ну-ка, давай подойдем ближе!
  - Не думаю, что это хорошая идея, - возразил Арлинг, но Сейфуллах принялся оглушительно вопить, что сейчас убьет кого-то с повязкой на глазах, и Регарди решил не связываться. Сегодня они и так привлекли к себе много внимания.
  Перехватив парня за пояс, он подтащил его к тележке кукольника, вокруг которой толпилось полно детворы. Вырвавшись из рук Арлинга, Аджухам растолкал детей и, оказавшись рядом со сценой, принялся притопывать и хлопать в ладоши, призывая кукольника скорее начать действие. Кажется, Сейфуллаху полегчало, Регарди же едва не упустил наблюдателя, который теперь был где-то рядом. Он чувствовал его внимательный взгляд, в котором угадывалось не праздное любопытство. Их рассматривали, словно породистых лошадей перед покупкой.
  Протолкавшись в первые ряды к Сейфуллаху, он встал за его спиной, понимая, что они хорошо выделяются в толпе детишек, собравшихся посмотреть на представление мастера. В следующие несколько минут Арлинг тщательно изучал каждого, стоящего поблизости, но не заметил ничего необычного. Много детей, пара-тройка взрослых, все кучеяры. Опасность исходила не от них. Разозлившись на Сейфуллаха, он решил насильно увести мальчишку с рынка, как вдруг его внимание привлекли слова, раздавшиеся с тележки кукольника.
  - Пал вечный город, не цвели больше его сады, не ходили великие караваны по бескрайним пескам пустыни! И тогда собрались жители и призвали Скользящих, слуг Негивгая, страшных серкетов, чтобы жрецы воззвали к своему богу и умилостивили его кровавым танцем! И началась септория!
  Решив, что ему изменяет слух, он прислушался еще раз, но чувства не подвели. Кукольник Теферон действительно изображал септорию, знаменитый танец со змеями, который в далекие времена исполняли специальные жрецы в период великих несчастий - войн, засух, голода.
  Кучеяры верили, что септорию привезли караванщики, ходившие торговать с Песочными Странами и в царство Шибана. С ними в Сикелию попали первые серкеты, жрецы-монахи, поклонявшиеся темному богу пустыни. Серкеты жили обособленно, но их услугами часто пользовались торговые гильдии, платившие немалые деньги за кровавые ритуалы. Когда Сикелия была захвачена драганами и стала малой частью Великой Согдарийской Империи, Скользящие ушли из городов, затерявшись в пустыне. Скоро о них забыли, но некоторые ритуалы жрецов продолжали будоражить мысли суеверных кучеяров. Как только в Балидете случалось несчастье, всегда находился старик, который вспоминал серкетов и их септорию.
  Легенда о танце со змеями была популярной. Септорию не раз воспевали в своих поэмах кучеярские поэты, но те, кто видел ее в исполнении серкетов, давно покинули мир живых. Обряд посвящался древнему песчаному богу-самуму, чье имя было опасно произносить вслух, пусть и в безобидном кукольном представлении, пусть и в исковерканном виде. Иман всегда учил Арлинга не шутить с духами и уважать богов, даже тех, в которых не веришь.
  - Повелитель пламени и молнии! - неслось со сцены. - Король духов огня! Повелитель пустыни! Пусть Рубиновая Звезда твоя прольет свет на Балидет и избавит нас от захватчиков!
  Сейфуллах радостно зааплодировал, а из тележки кукольника раздался рубящий свист ножа. Одна из слепозмеек лишилась головы, которая полетела в толпу под восторженные крики детей и собравшихся возле них взрослых. Слухи по Мерву разлетались быстро, а представление про септорию не мог пропустить ни один кучеяр в здравом рассудке.
  - О Шу Балау, Кве Ма Телай, Ге, Фу Латрае!
  Несмотря на невыносимую жару, Регарди почувствовал, как его пробирает озноб. Пусть септория и была мистерией, еще одним пережитком кучеярских суеверий, но на месте кукольника он был бы осторожнее. Использовать слова ритуалов, искаженных историками и поэтами, было беспечно.
  Поежившись, Арлинг прислушался к Сейфуллаху, но тот был захвачен представлением и, похоже, не испытывал никаких неудобств. Регарди нахмурился и закрыл нос и губы оставшейся частью головного платка. Он не мог избавиться от навязчивого ощущения, будто оказался в гуще песчаной бури, а его тело покрывают крошечные чешуйки. Гулкие, едва слышные удары барабанов, которые раздавались где-то за стенами города, стали громче, но стоило ему тряхнуть головой, как морок исчез, сменившись обычным шумом Мерва. Чувство, будто за ними наблюдают, тоже исчезло.
  Тем временем, на сцене плясали серкеты. Халруджи чувствовал мягкие, плавные движения кукол, словно сам был марионеткой, которую дергали за веревочки. Скользящие изгибались в причудливом танце, подражая движениям слепозмеек. Еще живые, они были подвешены за хвосты на верхней раме сцены. Вот одна из фигурок вышла вперед, и, кувыркнувшись, ловко отсекла голову еще одной змее. Горячая бусина крови долетела до Арлинга и смешалась с выступившей от внезапного озноба каплей пота на лбу. Регарди не любил, когда убивали змей. Он испытывал к ним странное чувство родства. Большинство змей в Сикелии были глухими и полуслепыми, но воспринимали мир куда лучше человека. Если прав был старый Гасан, и после смерти душа человека переходила в то тело, которое он заслужил, в другой жизни Арлинг хотел бы стать змеей.
  Наконец, последний слепун был отправлен в рай под улюлюканье толпы, и кукольник пустил по кругу кружку для вознаграждения. Сейфуллах щедро сыпанул в нее горсть монет и, довольный, повернулся к Арлингу.
  - Ну что, халруджи, устроим септорию по-настоящему? Обойдемся без всяких там серкетов. Напустим Негивгая на Маргаджана и его армию, пусть знает, как вторгаться в чужие земли. Слова есть, дело осталось за малым - купить змей и красиво их перерезать. Справишься?
  - Нет, мой господин, - прохрипел Арлинг, жалея, что вообще решил пойти в этот день на рынок. - Не справлюсь.
  Разве можно объяснить кучеяру, что подобные ритуалы - бессмысленные действо, придуманное жрецами, чтобы ослаблять напряжение среди жителей во время несчастий и, тем самым, предотвращать народные бунты? Утратив знание о настоящей септории, кучеяры изображали ее по-разному - в виде красивого театрального представления или убийства змей с обязательным участием циркачей и заклинателей, но, как бы там ни было, она всегда оставалась лишь игрой, зрелищем на потеху публике. Кормом для толпы. Искать спасение через религию и подобные мистерии было уделом слабых. Даже иман не смог переубедить его в этом.
   Сейфуллах презрительно фыркнул, но, поскользнувшись на змеиной крови, едва не рухнул на тележку кукольника. Халруджи поймал его за пояс и поволок из толпы, не обращая внимания на отчаянные крики протеста. Аджухам требовал продолжения змеиного представления, обещая кукольнику скупить всех змей на рынке, если тот сможет выгнать проклятых драганов из Балидета, включая Арлинга.
  Через некоторое время мальчишка успокоился, повиснув у него на плече, но халруджи не покидало ощущение тревоги. Тот, кто следил за ними на рынке, был профессионалом. И вряд ли его интересовал Регарди. Даже в захваченном Балидете, Сейфуллах все равно оставался наследником главы Гильдии, а судя по ледяному тону Сокрана на семейной встрече, далеко не все родственники были рады возвращению младшего Аджухама. Избавление от нежелательных наследников с помощью наемных убийц было у кучеяров привычным делом.
  А значит у него, халруджи, будет много работы.
  Регарди покидал рынок в смятении. Септория пробудила в нем давно забытые чувства, которые он тщательно прятал под маской спокойствия и равнодушия. Если на улицах города начинали вспоминать древние ритуалы, значит, близились перемены, куда более страшные, чем смена городской власти. С некоторых пор он не любил новшества.
  
  Глава 8
  
  ПРИНЦ ДВАРО
  
  Время замедлилось и превратилось в тягучую смолу ожидания. Все фигуры были расставлены по местам, решения приняты, первые шаги сделаны. Тревожные мысли, страхи и сомнения потускнели. Осталась только надежда.
  Старик Холгер сдержал слово. Когда в назначенное время Арлинг покинул комнату, то услышал только размеренное дыхание спящих людей. Снотворное должно было усыпить их на всю ночь, но рисковать он не хотел. Холгер добросовестно выпил свою порцию зелья и теперь спал рядом с лакеем на диване. Коснувшись седых волос старика, Регарди понял, что будет скучать по нему. Оставаясь незаметными, Холгер всегда был рядом. Он нянчил его в детстве, воспитывал в отрочестве и теперь помогал на пути к зрелости. Регарди накрыл его пледом и вышел на улицу.
  Зима выдалась малоснежная, но ветреная. И хотя залив еще не замерз, вода уже засыпала, лениво перекатывая ледяные волны. Через месяц в морском рассоле образуются толстые льдины, а когда придут новогодние морозы, толстая корка припая растянется вдоль всего согдианского побережья, закрыв бухту для плавания. Столица погрузится в зимний сон, на страже которого будет непоколебимо стоять ледяное согласие, до тех пор пока весенние течения не окрасят воду в желтый цвет, а небеса не покроются отблесками гигантских движущихся полей льда.
   К ночи поднялся ветер, сердито теребя вымпелы судов и флаги на набережной - признак приближающегося ненастья, но Арлинг в приметы не верил. Еще вчера он не мог найти себе места, но сейчас был спокоен, словно выброшенный на берег корабль. Морская качка была ему не страшна. Даррен не подведет. Все случится по плану. Приближалась полночь, и Монтеро с Магдой уже должны были покинуть Мастаршильд, чтобы успеть на причал к трем утра. Главную опасность представляли патрули наместников, которые охраняли границы провинций и имели право проверять экипажи. Не стоило забывать и о разбойниках, которые по ночам свободно хозяйничали на Большом Западном Тракте. И хотя у Даррена была курьерская карета, пропуск, выданный императорской канцелярией на свободный проезд в любую провинцию, арбалет с хорошим запасом болтов, меч и пара ножей, в жизни всегда имела место случайность, которая срывала планы.
  Арлинг сразу заметил "Морскую Пчелу", широкую торговую галеру, которая должна была отойти под утро с грузом рыбной муки и двумя беглецами в Ерифрею. Корабль был небольшой, с округлой кормой, одной мачтой и десятью веслами по бортам. Он действительно чем-то напоминал пчелу, которая набрала полные корзинки пыльцы с нектаром и торопилась в родной улей.
  Закутавшись в тяжелый меховой плащ и пожалев, что пришлось оставить Дарсалама, Арлинг зашагал к причалу. Он давно решил, что не возьмет из родительского дома ничего кроме денег. Ни одна вещь не должна была напоминать отца и Согдарию, которую он собирался покинуть навсегда. В последнем письме дядя Абир заверил его, что у него имелось все, чтобы молодая семья могла начать самостоятельную жизнь на новом месте. Большего Арлингу не требовалось. Позже он собирался выплатить Абиру все до последней монеты, но сейчас помощь дяди была неоценима.
  Для Канцлера Абир Регарди был больным зубом, который тот никак не решался вырвать. Элджерон считал младшего брата безответственным, эгоистичным лодырем, который променял прекрасное образование и карьеру банкира на капитанскую каюту пиратской галеры и виселицу в ближайшей перспективе, но Арлинг видел в дяде смелого, необычайно умного человека, который страстно любил жизнь и не хотел ограничивать ее клеткой городских стен. Появляясь в жизни племянника набегами, Абир умудрился оставить в ней неизгладимый след. Их редких встреч хватило, чтобы Арлинг горячо полюбил дядю и позже стал доверять ему даже те секреты, которые не всегда решался рассказать Даррену.
  Абир был необыкновенным пиратом. Не забывая о наживе, он испытывал особую страсть ко всему тайному и сверхъестественному. Он много писал Арлингу о своих увлечениях магией арваксов, но Канцлер, который все же покровительствовал брату, периодически спасая его от тюрьмы и эшафота, пригрозил, что запретит ему заходить в порты страны, если тот не бросит заниматься ересью. Впрочем, с колдовством у Абира ничего не получилось, так как для подобных увлечений ему не хватало терпения.
  Когда Арлинг отправился в школу, дядя пустился искать конец мира, пропал на пять лет и объявился уже совсем другим человеком. Явившись однажды перед братом в столице, он неожиданно заявил, что желает забыть о прошлом, стать порядочным семьянином и торговать керамическими сосудами. Но на берегу Абир не просидел и года, увязнув в придворных интригах и став причиной скандала во многих лордовских семьях из-за любви к женщинам. Тайно набрав команду и заняв у Канцлера денег на открытие керамического завода в Грандопаксе, он нанял на все средства галеру и исчез где-то в южных широтах. Элджерон с судовладельцами долго искали его по разным портам и захолустным уголкам мира, пока Канцлеру не пришлось уплатить долг самому. Больше дядя в столице не показывался.
  Несмотря ни на что, Абир всегда находил время для племянника, отправляя ему длинные письма со всех концов света с подробным описанием своих приключений. А когда дядя бывал на берегу, то такие дни превращались для Арлинга в праздник. Абир научил его бриться без помощи цирюльника, драться всем, что попадалось под руку, метать ножи на полном скаку и ругаться на языке керхов, диких племен из далекой Сикелии. Когда Арлинг в одиннадцать лет стал задирать дочерей лордов и обращать внимание на роскошных гранд-дам при дворе, Абир отвел племянника в бордель, где его учительницей стала старая опытная шлюха по имени Нежная Ручка.
  Письмо Арлинга с просьбой помочь бежать из Согдарии с возлюбленной застало Абира в южных провинциях Империи и пришлось ему по душе. Дядя тут же откликнулся, но так как своего корабля к тому времени у него уже не было, посоветовал племяннику обратиться к мятежному принцу Дваро, у которого были преданные люди среди капитанов, ходивших в Сикелию. Абир не раз продавал принцу оружие и отзывался о нем, как о человеке чести и слова. И хотя Гедеон запросил необычную цену за свои услуги, у Арлинга были все основания ему доверять. Рекомендации дяди он ценил высоко.
  Как и было оговорено, на причале Арлинга встретил человек с изображением белой птицы в черном круге, символом принца, на левой перчатке. Представившись Вадаром, личным другом Дваро и начальником гребцов, он проводил его по скользкому, покрытому инеем трапу на палубу.
  Тяжелый, едкий запах из смеси человеческого пота, морской соли, въевшейся в дерево, и рыбной муки в просмоленных пакетах окутывал всю галеру плотным покрывалом зловония, заставив Арлинга впервые усомниться, что приключение будет приятным. Впрочем, выбора не было ни у него, ни у принца - суда в Ерифрею ходили редко. Дваро, наверное, пришлось сильно постараться, чтобы найти в столице груз, который мог бы убедить морские имперские патрули в том, что "Морская Пчела" - последняя купеческая галера, спешащая доставить рыбную муку в южную провинцию, до того как Аслимский залив оденется в ледяные покровы. Неприятный запах можно было перетерпеть, ведь за ним маячили манящие ароматы свободы.
  Когда Арлинг поднялся на палубу, его уверенность в том, что он достойно выдержит тяготы морского путешествия, убавилась. Ему приходилось бывать на гигантских барках императорской семьи с роскошно декорированными бортами и дворцами-надстройками, в которых было все, чтобы человек чувствовал себя уютно и непринужден. Но, как правило, такие путешествия ограничивались морскими прогулками в живописном архипелаге у западного побережья Согдианы.
  Море в сознании Арлинга было тесно связано с теплым бризом, коктейлем из полосатого осьминога и страстным танцем полуобнаженных дикарок с острова Самсо. На императорских барках матросы с бронзовой от загара и лоснящейся от масла кожей ходили в белых, расшитых золотом жилетках и жестких фартуках из посеребренной кожи, а гребцы имели ритуальные татуировки, покрывавшие их тела от лысых макушек до пальцев ног, которые должны были защищать императора от морских духов и оберегать барку от непогоды.
  У гребцов "Морской Пчелы" тоже были татуировки. Только вместо магических знаков и символов, их могучие плечи покрывали изображения черепов, оружия, бранных слов и женских прелестей. Угрюмые лица гребцов были похожи на морды загнанных в клетку хищных зверей, ожидавших своего часа мести. Лохмотья, в которые были закутаны продубленные морской солью тела, совсем не защищали от промозглого ветра, а закованные в кандалы ноги, казалось, срослись с палубой, став неотъемлемой частью корабля.
  То, что галера оказалась "каторгой", использующей рабов, стало неприятным открытием для Арлинга. Почти на всех купеческих галерах Согдарии давно трудились вольнонаемные рабочие из специальных артелей гребцов, которые жестко конкурировали друг с другом и выполняли работу быстро и качественно. На военных галерах гребцами были сами воины, что значительно облегчало судно и избавляло от риска неизбежного бунта. "Плавать на рабской галере, что на медвежьей берлоге плясать", - вспомнились ему слова Абира.
  Если с берега "Морская Пчела" казалась надежным оплотом в морской стихии, то, очутившись на борту, Арлинг понял, насколько эти ощущения были иллюзорны. Вокруг все скрипело, качалось и брызгало, а над головой гудел гигантский парус, похожий на темное крыло ночного демона. Сидящий рядом гребец осклабился, показав распухшие десна, и плюнул в Регарди коричневой, тугой слюной, тут же получив линьков от шедшего сзади Вадара. Последовавшая за этим брань удивила даже Арлинга, который после общения с дядей Абиром считал себя знатоком крепких словечек.
  Стараясь не замечать ледяные брызги волн и воющий в парусах ветер, Арлинг пробежал по помосту между скамьями гребцов к высившейся на корме надстройке, где его ждал Дваро. И хотя в голову лезли разные мысли о том, что ему, и, тем более, Магде здесь не место, он решительно их отбросил, думая о предстоящей беседе.
  Разговор обещал быть оживленным. В тесной капитанской каюте было людно и шумно, и Арлинг не сразу заметил принца, отличавшегося небольшим ростом. Дваро сидел на обитом мехом стуле, слушал бормотание склонившегося перед ним моряка и кутался в шубу. Его длинные волосы когда-то были гладко зачесаны назад, но морской воздух взбил их в беспорядочный ореол, который окружал голову принца, словно нимб святого. На лице Дваро застыло выражение тоски и скуки, которое сразу же исчезло при виде Арлинга. Махнув рукой, он отослал свиту, задержав взгляд на двух воинах, которые застыли у двери, положив руки на эфесы шпаг.
  - Ты опоздал, - хмуро приветствовал его принц, но Регарди проигнорировал претензию, и, не дожидаясь приглашения, уселся на свободную скамью. Прежде, чем приступать к переговорам, он собирался высказать Дваро свое недовольство тем, что их повезут на рабской галере. Для чувствительной Магды это могло стать суровым испытанием.
  - Надеюсь, в Ерифрее ты найдешь что-нибудь приличнее этого корыта, - заметил Арлинг, осматриваясь. И хотя каюта была обшита деревом, аккуратно прибрана и обставлена простой, но удобной мебелью, тяжелый запах, доносившийся из трюма, сквозняки из многочисленных щелей, скрип палубы под ногами и тревожный шепот волн за бортом не обещали приятного путешествия.
  Дваро ухмыльнулся и пожал плечами.
  - Я думал, тебя интересует безопасность, а не комфорт. "Морская Пчела" не предназначена для перевозки людей, вам придется жить в трюме с командой. Зато такие корабли не привлекают внимание императорских патрулей, а ведь это нам и нужно, верно?
  Регарди прищурился, но возразить было нечего. Они с Магдой собрались пересечь океан, чтобы найти новую родину в чужих краях, возможно, рабская галера была одной из самых легких трудностей, которые им предстояло пережить.
  - Где мои карты? - нетерпеливо спросил Дваро.
   "Вот и началось", - подумал Арлинг, мысленно скрестив пальцы на удачу. Встав, он подал принцу пакет, который должен был стать его пропуском в новый мир.
  Пока Дваро изучал бумаги, Регарди старался не думать о прошлой жизни и о том, что его ждет в будущем. Сейчас было важно только настоящее. "Ты все делаешь правильно", - попытался успокоить он себя, с удивлением обнаружив, что у него дрожали пальцы. Что же его тревожило? Уж точно не сделка с Дваро. Принц ненавидел Канцлера и дружил с Абиром Регарди. Этого было достаточно, чтобы доверить ему жизнь Магды. Тогда возможно то, что свой побег из отцовского мира во взрослую жизнь он представлял куда более романтично и уж ни в коем случае не на такой лоханке, полной рабов и вонючих мешков муки. Ему стоило подумать о Магде. Вот кому будет здесь действительно плохо.
  К тому же, придется позаботиться о ее безопасности. Те члены команды, которых он заметил, были не лучше зверей-рабов, прикованных к скамьям. Невысокие, коренастые, сутулые, с беззубыми от болезней и кулака капитана ртами и цепкими босыми ступнями, они ловко карабкались по толстым просмоленным канатам, напоминая пародию на человека, который был создан для того чтобы ходить по твердой, неподвижной поверхности под ногами. По мере того как усиливался ветер, раскачивая галеру из стороны в сторону, Арлинг убеждался в этой истине все сильнее.
  И хотя когда-то он пообещал Магде не пользоваться оружием и забыть о драках, при подготовке побега ему пришлось забыть о своих словах. Он забрал из дома шпагу, которую подарил ему дядя, пару крепких ножей, которые засунул за голенища сапог, и стилет, спрятанный во внутреннем кармане камзола. Остальные карманы, также как подошвы сапог, подклад плаща и внутренние нашивки на поясе, были набиты золотом и драгоценностями матери. Арлинг посчитал, что имел на них больше прав, чем отец. В результате, он чувствовал себя таким же тяжелым, как и "Морская Пчела", груженная мучными тюками.
  - Здесь не все.
  Голос принца прозвучал хрипло, словно воронье карканье. Дваро встал и показал Регарди полупустую папку, в которой должен был лежать дневник капитана экспедиции и карты подножья Гургаранских гор. Арлинг прекрасно знал, каких бумаг не хватало, потому что лично отдал их Даррену, но сделал удивленное выражение лица просто для того, чтобы позлить Дваро. Он не мог простить принца за то, что Магде придется ехать в одном трюме с рыбной мукой и такими же вонючими матросами.
  - Я решил немного изменить условия нашей сделки, - сказал Арлинг, посмотрев в глаза Гедеону. - Мне показалось, будет честно, если часть платы ты получишь после того, как мы окажемся в Ерифрее. Тебе не стоит беспокоиться. Мой друг передаст их твоему человеку в столице сразу, как только получит от меня сообщение, что мы удачно добрались и готовимся к отплытию в южную провинцию. Извини, что не предупредил заранее, но в наше время нельзя никому доверять, даже деловому партнеру.
  - О да, здесь ты прав.
  Дваро шумно выдохнул и опустился обратно на стул, плотнее запахнувшись в шубу. Арлинг ожидал увидеть хотя бы легкое разочарование на его лице, но принц казался спокойным и даже задумчивым.
  Резкий свисток, раздавшийся снаружи, привлек внимание Регарди и заставил положить руку на эфес шпаги.
  - Навались! - голос Вадара раскатился по галере и утонул в шуме бьющих о борт волн. Палуба качнулась сильнее, а звезды, видневшиеся из окна каюты, сдвинулись, словно решив упасть с неба все разом. Галера отплывала от причала.
  - Что это значит? - крикнул Арлинг, обнажив шпагу и направив ее на принца. Дваро не изменил задумчивого выражения лица, даже когда дрожащий кончик клинка оказался у его горла. Не сделал он и попытки защититься.
  Укол был едва ощутимым. Тело перестало слушаться, словно волшебным образом превратилось в комок теста. Падая, Регарди заметил, как один из воинов сунул медную трубку в карман. "Тебя подстрелили, словно куропатку", - подумал он, проваливаясь в небытие.
  Пробуждение было тяжелым, болезненным и полным отчаяния. Ему казалось, что корабль разбился о рифы, а сам он попал в водоворот, откуда уже не выбраться. Арлинг попытался вздохнуть и открыть глаза, но вместо воздуха в рот снова попала соленая вода, заставив его забиться в мучительной попытке освободить легкие.
  - Эй, хорош! Не лей больше, вроде очухался.
  - И ты хочешь продать эту дрянь Дваро? От яда песчанки и то быстрее в себя приходят, а тут - сутки! Зачем нам эта возня? В следующий раз свои микстуры на себе пробуй, а не на пленниках принца. Дваро был недоволен, что ему не удалось с ним поговорить. Приказал, чтобы тебя выпороли в Ерифрее.
  - Да ну?
  - Я не шучу. Если мальчишка загнется, порки тебе не миновать. Он нужен живым.
  - А кто это?
  - Не нашего ума дело. Помнишь Явара Рыжего?
  - А как же! Его вместе со всей командой взяли в прошлом месяце. Вешать по весне будут.
  - Дваро хочет обменять этого парня на его свободу. Никто лучше Явара не знает сикелийские воды. Говорят, он даже в Белом Заливе бывал, хотя оттуда мало кто возвращался.
  Арлинг, наконец, отплевался и попытался перевернуться на спину, что получилось с трудом. Мешали кандалы на руках и ногах.
  - Где мои друзья? - прохрипел он, стараясь не стучать зубами от холода.
  Бочки с провиантом, вонючие тюки с мукой, грязные своды давно нечищеного трюма, тревожный плеск волн и шум размеренно опускающихся весел красноречиво говорили о том, что Дваро почти сдержал слово, отправив его в путешествие на "Морской Пчеле". Но вместо того, чтобы наслаждаться с Магдой обретенной свободой, Регарди лежал в луже морской воды и чувствовал себя рыбой, выброшенной на берег.
  - Теперь тебе лучше дружить с нами, приятель. Если хочешь спасти свою лордовскую задницу, делай, что велят, и все будут довольны.
  Драганы расхохотались, а говоривший, моряк с золотым кольцом в нижней губе, плеснул остатки воды из ведра Арлингу в лицо. Регарди задохнулся от холода, но гнев и ярость помогли собраться.
  - Девушка, - терпеливо повторил он. - И с ней парень, одного со мной возраста.
  - Рога тебе наставили, что ли?
  Новый взрыв смеха вызвал бурю эмоций, которую Регарди быстро подавил, спрятавшись за маской безразличия. Ему придется многому научиться у Дваро. Успокойся, приказал он себе. Эти два ничтожества ничего не знают, не унижайся перед ними. "Морская Пчела" отбыла задолго до того, как Даррен с Магдой должны были прибыть в Согдиану. А если в порту оставили засаду, Монтеро должен был ее заметить - он всегда отличался прозорливостью. По крайней мере, Арлинг надеялся, что друг оказался более осторожным и не упал в ту же яму, что и он.
  Волна тошноты неожиданно подступила к горлу, и Арлинга вырвало на ноги стоящего рядом драгана. Второй моряк расхохотался и вяло пнул Регарди в живот, вовремя оттащив пострадавшего товарища, который собирался учинить возмездие над пленником.
  Поднявшись насколько позволяла качка и цепь от кандалов, продетая в кольцо на полу трюма, Арлинг разразился угрозами, понимая, насколько смешно и нелепо они звучали.
  - Безликое отребье! Вас вздернут на виселице еще до весны! Вместе с падалью Дваро! Но сначала вами займется Педер Понтус. Его представлять не нужно, вы все перед ним трясетесь, дешевая мелкота. Я хочу видеть Дваро немедленно!
  Арлинг выдохся и, замолчав, тяжело оперся о колени. Его мутило от качки и этих двоих. Пираты, уселившись на тюки напротив, достали кости и принялись играть, не обращая на него внимания.
  - Проклятые ублюдки! Даю вам последний шанс спасти ваше поганое будущее! Или вы меня отпустите, или Канцлер вас уничтожит. Тебя и тебя! Я лично прослежу, чтобы ваша смерть не была быстрой.
  Тут Регарди осекся и едва не засмеялся вместе с ухмыляющимися драганами, которые, похоже, неплохо развлекались.
  "Ты уже не сын Канцлера", - напомнил он себе. Арлинг не мог уйти без прощального письма, и оставил отцу записку, где высказал все наболевшее за последние годы. Послание было наполнено презрением и отвращением к политике Бархатного Человека, а в конце письма Регарди отрекался от семьи и фамилии. Сейчас такой поступок казался ему глупым и опрометчивым. Письмо было ошибкой. Он даже не хотел думать о возможной встрече с отцом. Желание принца обменять его на жизнь пирата, который заслужил повешение, не должно было сбыться.
  - Знаю, вы меня обокрали, - снова начал он, стараясь говорить спокойнее. Из одежды ему оставили только рубаху со штанами, но утрата фамильных драгоценностей и золота беспокоила его куда меньше пропажи клинка, подаренного Абиром. Шпага была памятью и хорошей подругой, не раз выручавшей его на дуэлях и драках. Потерять ее было больно.
  - Так вот, это лишь небольшая часть того, что вы получите, если одумаетесь и отпустите меня. Сейчас и немедленно.
  - Сейчас мы заняты, - лениво протянул драган с серьгой. - Доиграем и выслушаем твои предложения.
  - Потом будет поздно! - зашипел от злости Арлинг. - Жалкие оборванцы, вы даже представить не можете, на какие мучения себя обрекаете! Мне нужна только лодка! Я дам за нее десять тысяч согдариев. Этого мало? Тогда двадцать? Пятьдесят?
  - И откуда ты такие деньжищи вытаскивать собрался? - засмеялся моряк, пострадавший от его приступа дурноты. - Из штанов?
  - А что? Давай дадим парню лодку, - отозвался другой драган. - Вот только, куда он на ней поплывет? Мы в открытом море, до Ерифреи далеко, до Согдианы тоже. Патрули здесь не ходят, купеческих кораблей нет. Покружит, да к нам обратно и вернется. Когда брюхо от голода к спине прилипнет.
  - У меня есть деньги, дайте голубя, я напишу другу, он вам пришлет!
  - Это тот, который с твоей девчонкой убежал?
  - Голубя ему дай! Нет, он точно хочет, чтоб я от смеха еще до Ерифреи помер. Можем петуха дать, если его еще кок в котел не отправил!
  Арлинг гневно сжал кулаки, но крики и топот босых ног на помосте заставили драганов бросить кости и подскочить с тюка. Переглянувшись, они выбежали, оставив Регарди одного с невеселыми мыслями.
  Почему Дваро его предал? Неужели карты были лишь предлогом для того, чтобы заманить его в ловушку? Или ошибку допустил он сам, попросив принца о невыполнимом? Нет, он не требовал ничего, что принесло бы Дваро хоть какой-нибудь риск. Он был даже согласен на рабскую галеру! Все дело в прогнившей крови Гедеонов. Отец правильно сделал, что добился его отлучения с помощью старых лордов и Церкви. Теперь Дваро грозила плаха или пожизненное заключение в тюрьмах севера. Арлинг добьется, чтобы принца сослали на галеры, и не на "Морскую Пчелу", а на военные корабли, которые охраняли северные границы империи от арвакских пиратов.
  Трезвый голос рассудка выполз из-под корней затуманенного гневом сознания и холодно напомнил, что Арлинг в очередной раз ошибался. С какой стати отец вообще захочет что-либо о нем слышать? Регарди ничего не знал о Яваре, но был уверен, что если Канцлер пообещал по весне повесить пирата, так и случится. Ничто, даже похищение его сына, этому не помешает. И тогда на галеры отправится уже сам Арлинг - либо с помощью Дваро, либо с благословления отца. Если Канцлер и пожелает его спасти, то только из мести и лишь для того, чтобы заключить в еще большую неволю, чем это мог сделать Дваро. Нет, Арлинг не желал, чтобы отец помогал ему. Он расстался с домом навсегда. И пусть их с Магдой побег начался не по плану, сдаваться он не собирался. Даррен, наверняка, отвез девушку обратно в Мастаршильд, и сейчас она в безопасности. Арлинг верил в Монтеро. У него был талант выкручиваться из запутанных ситуаций. Выход обязательно найдется, просто нужно хорошо поискать. Может быть, Даррен уже нанял людей, которые рано или поздно спасут Арлинга.
  Корабль сильно качнуло, и Регарди, почувствовав новый прилив дурноты, скорее опустился на сырой пол. Помощь придет, нужно только подождать.
  Между тем, наверху творилось что-то странное. Он слышал надрывные крики Вадара, щелчки кнута и хлопанье поспешно выставляемых парусов. "Морская Пчела" заметно прибавила ход, и Арлинга затошнило сильнее. Неужели погоня? При одной мысли, что помощь могла быть близко, сердце учащенно забилось. С другой стороны, судя по тюкам без красных печатей согдианского торгового досмотра, галера везла немало контрабандного товара, и их мог преследовать обычный императорский патруль. Вряд ли офицеры станут разбираться, кто он - похищенный сын гранд-лорда или юнга, наказанный капитаном за провинность.
  В бессильной злобе Регарди дернул за цепь от кандалов, но она была надежно прикреплена к полу. Он ненавидел собственную слабость. Если патруль будет таранить галеру, удар бушприта придется по надводной части трюма, как раз там, где он находился. Арлингу вдруг отчетливо вспомнились школьные уроки по военной истории, когда учитель любовно воссоздавал морские бои во время восстаний в южных провинциях. Сначала плоскодонные военные галеры императора обстреливали вражеские корабли из катапульт, баллист и арбалетов, а после - проткнув острыми носами борта противника - переходили к абордажной атаке. Болтая на уроках с Дарреном и рассеянно слушая учителя, Арлинг и представить не мог, что когда-нибудь не только станет очевидцем галерного боя, но и окажется на атакуемом судне. Его размозжит тараном по трюму вместе с контрабандными тюками рыбной муки, и Магда никогда не узнает о бесславной кончине ее возлюбленного.
  А может он все придумал? И "Морская Пчела" пошла быстрее, потому что поймала попутный ветер?
  Но тут отчаянно затрещал стреломет, который он заметил на корме еще на причале Согдианы, и Арлинг понял, что ему осталось недолго мучиться в неведении. Скоро, очень скоро судьба сама решит, какой участи он достоин.
  Шум на палубе усилился. Крики, грохот орудия, свист арбалетных болтов и стрел говорили о том, что "Морская Пчела" отчаянно защищалась. И только сейчас Арлинг понял, что показалось ему странным. Их судно никто не обстреливал - били только стрелометы галеры.
  Мощный удар по левому борту отшвырнул Регарди на всю длину цепи к мучным тюкам, которые погребли его под своим весом. "Морская Пчела" еще какое-то время мчалась по волнам, будто подбитая на лету птица, но вдруг сильно качнулась, и, завалившись на другой бок, замерла, словно ее подняли в воздух. От нового удара Регарди перелетел на другую сторону трюма вместе с тюками муки и плохо закрепленными бочками провианта. Цепь не позволила ему врезаться в стенку борта, но одна из бочек приземлилась на неудачно подвернутую из-за падения ногу. Какое-то время он неподвижно лежал, слушая звуки разгоревшейся наверху битвы и гадая, сможет ли когда-нибудь ходить. Если его, конечно, не повесят со всей командой. Приподнявшись на руках, он сумел скатить с себя бочку, не сдержав крик, который в наступившей тишине прозвучал слишком громко.
  Трюм вдруг залил солнечный свет, выхвативший из темноты беспорядочно рассыпанные мучные тюки, лопнувшие бочки, из которых вывалились белесые куски соленого сала, и его неестественно вывернутую лодыжку. Сапог он где-то потерял.
  - Арлинг Регарди? - голос спустившегося в трюм имперского офицера показался ему добрым вестником Амирона.
  - Это вы, господин?
  "Нет, это не я", - хотел сказать Арлинг, но тут же поспешно закивал, чувствуя, как на лице расползается нелепая гримаса боли и радости.
  
  * * *
  
  Элджерон Регарди устало взглянул на сына и, махнув рукой, отпустил охрану. Обычный, ничего не значащий жест, но после нескольких часов ожидания в коридоре перед кабинетом отца, Арлинг чувствовал себя так, будто его публично унизили.
  Поняв, что покраснел от гнева, он заставил себя глубоко вздохнуть. Спокойствие - вот его крепость. Все, что случилось, уже не исправить. Нужно достойно принять любой вызов, который бросит ему отец. Что бы ни случилось, поражение он не признает. Это лишь временное отступление перед обстоятельствами и превосходящими силами противника.
  "Я не боюсь его", - решительно подумал Арлинг, стараясь не смотреть на отца, который снова склонился над бумагами, словно забыв о существовании сына. Но он слишком хорошо знал привычки Канцлера. Элджерон будет молчать столько, сколько потребуется для того, чтобы собеседник потерял терпение и контроль над своими словами и эмоциями. Этого отец от него не дождется. Арлинг будет трезв и спокоен, словно воды Аслимского залива в тот день, когда императорская галера "Великий Актур" доставила его к берегам Согдианы. И хотя Арлингу льстило, что в погоню за "Морской Пчелой" Канцлер отправил знаменитых Жестоких, охранявших самого Императора, ненависть к Элджерону была сильнее. Она бурлила в нем, словно просыпающийся вулкан, и он молил богов только об одном - чтобы извержение его гнева не случилось сейчас, в самое неподходящее для этого время.
  Офицеры "Великого Актура", тридцативесельной военной галеры, принимавшей участие в подавлении ерифрейских мятежей, были молчаливы, словно безликие столбы-домены, возведенные первым драганским императором вдоль согдарийского побережья. Элита согдарийских войск, носившая в народе название "Жестоких", вообще не замечала Арлинга, который весь путь до столицы совершил под замком в каюте капитана. С ним обращались с почтением, но никто не спешил объяснять, что случилось с Дарреном Монтеро. Про Магду он спрашивать не смел. Вопросы означали, что ему пришлось бы усомниться в ее безопасности. Арлингу хотелось верить в то, что она дома.
   Военный хирург ловко вправил ему лодыжку, а после дня вынужденного бездействия и покоя, Арлинг почти не хромал, хотя нога продолжала болеть и сейчас. Отец, конечно же, не предложил ему сесть, но Регарди и не ждал от него такой милости. Они оба были слишком горды, чтобы дать противнику любой намек на собственную слабость.
  Наконец, Элджерон дописал строчку и отложил перо.
  - Ты меня разочаровал, - сказал он, подняв глаза на сына.
  Глядя, как Канцлер искусно прячет чувства под маской, Арлинг испытал настоящее чувство зависти. У него так и не получилось скрыть свой гнев. В кончиках пальцев покалывало от напряжения, а щеки полыхали, словно зарницы.
  - Я этому рад, - ответил он, но голос сорвался. Слова прозвучали несерьезно, по-детски, поэтому Арлинг поспешно добавил. - Не ждите от меня благодарности. И прощения я тоже просить не собираюсь. Все, что я хотел вам сказать - уже сказал.
  И Арлинг кивнул на письмо, которое сразу заметил на столе Канцлера. Разлинованные листы из тетради по географии выглядели смешно и нелепо среди гербовых бумаг и документов с печатью императора. Два дня назад, которые уже казались прошлым веком, ему не захотелось тратить время на поиски более официального материала. К тому же, листы с неровно вырванными краями показались Арлингу подходящими для выражения чувств к отцу. Сейчас он, конечно, выбрал бы что-нибудь посолиднее. Например, бумагу с перечеркнутым фамильным гербом.
  - Ясно. Как нога?
  Странно, что отец так медлил. Обычно разнос начинался с первых слов. Или на этот раз Элджерон приготовил что-то особое?
  - Я бы хотел узнать ваши намерения в отношении меня, как можно быстрее, чтобы не тратить ни мое, ни ваше время, - сухо ответил Арлинг.
  - Не торопись, времени у тебя будет достаточно, - голос отца прозвучал почти ласково, и младшему Регарди стало не по себе.
  - Не утруждайте себя угрозами. Я все равно убегу, куда бы вы меня не отправили.
  - Значит, смерти четырех офицеров с "Актура" тебе недостаточно?
  - Это вы их послали, а не я. Вам лучше смириться и больше не пытаться навязать мне ваше видение мира, Элджерон.
  Арлинг впервые назвал отца по имени. Видя, как вздрогнул Канцлер, он испытал ни с чем несравнимое удовольствие. Хоть и небольшая, но месть.
  - Чего тебе не хватало, Арлинг? - Канцлер повысил голос, но тут же взял себя в руки. - С детства ты никогда ни в чем не нуждался. Я дал тебе все, но вместо того, чтобы использовать безграничные возможности, ты предпочел праздную жизнь лентяя. Я мечтал о наследнике, а получил трусливого слабака, который способен думать только об удовольствиях. Ты обвиняешь меня в излишнем контроле, но в чем я действительно виноват, так это в том, что не был с тобой еще строже.
  - Представляю, как вы расстроились, - равнодушно протянул Арлинг, рассматривая высокий потолок кабинета. Когда-нибудь это закончится. Слушать отца и оставаться спокойным в то время, как его голову занимали мысли о судьбах Магды и Даррена, было невыносимо трудно.
  - Почему из всех способов борьбы со мной ты выбрал самый глупый?
  Арлинг поджал губы и решил, что вопрос был риторическим. Элджерон должен был понимать, что если бы не случайность - предательство принца Дваро - Арлинг был бы сейчас далеко, и вопрос о победителях и побежденных звучал бы по-другому.
  - Прежде чем пытаться играть в политику, тебе следовало лучше изучить правила игры. Участие в заговоре мужчиной тебя не сделало. Ты даже не смог достойно проиграть. Породистые лошадки, охота и юбки лордовских жен - полагаю, выше этого ты уже не прыгнешь. Вопросы чести не для тебя. Такие, как ты, и в тридцать лет считают, что мир состоит из одних развлечений, разница между которыми - степень доступности. И чем недоступней плод, тем слаще. Вы башку себе разобьете ради мгновенного наслаждения, убедив и себя, и окружающих в его смысле. Никогда бы не подумал, что мой сын будет таким ярким представителем этой породы.
   Элджерон неторопливо поднялся и вышел из-за стола. Арлинг по-прежнему молчал, считая про себя секунды потерянного времени. Даррен, наверное, уже знал, что его привезли в город и искал с ним встречи. Скорее бы этот спектакль закончился.
  - К счастью, ты научился выбирать друзей, - уже мягче сказал Канцлер, останавливаясь напротив него. Он был выше, и Арлингу пришлось поднять голову, чтобы не отвести взгляд.
  - Даррен Монтеро достойный сын своего отца. Он спас не только твою, но и мою задницу, между прочим. Мне было бы весьма неприятно тратить время и объяснять Совету Лордов, каким образом заговорщикам удалось похитить военные карты из моего личного архива.
  Сердце Арлинга сжалось, а во рту вдруг стало сухо. Удар, о котором он догадывался, все равно получился неожиданным.
  - Предатель, - едва слышно прошептал он, пытаясь убедить себя в том, что Канцлер лжет. Элджерон лгал часто, но сейчас его слова звучали чертовски правдоподобно.
  - Почему же предатель? Твой друг оказался умнее тебя. Нам, конечно, еще предстоит выяснить, как он оказался втянут в эту мерзкую историю, но то, что он сознался, делает ему честь. А честь - это многое, Арлинг. Признать, что тебя использовали и сделать все возможное, чтобы исправить ошибку - это не предательство, а поступок, достойный благородного лорда.
  -Знаете что? - Арлинг сделал шаг вперед, едва не коснувшись кончиком носа подбородка отца. - Я вам не верю.
  - Разумеется! - Элджерон ухмыльнулся, обдав сына запахом крепкого табака. - Ты думаешь, что я специально пытаюсь очернить в твоих глазах Даррена, чтобы бросить тень на вашу дружбу. Только мне это, к дьяволу, совсем ни к чему! Молодой Монтеро совершил подвиг, и Согдиана оценит его заслугу. Дваро от нас, конечно, ускользнул, но зато мы раскрыли трех предателей, прятавшихся в Совете, и поймали любовницу принца, которая не успела сбежать с ним на корабле. Твой друг проявил мужество, выбрав правильную сторону. Идти прямой дорогой труднее, чем тропой лжи и уверток.
  - Бред какой-то, - прошептал Арлинг, чувствуя, как на лбу выступила испарина.
  - Может быть, - согласился Канцлер, продолжая нависать над ним. - Но Магда Фадуна уже призналась и подписала все бумаги.
  Регарди почувствовал, что бледнеет и остро пожалел, что рядом не оказалось стула. Пол приобрел странную мягкость и стал проваливаться под ногами, словно Арлинг чудесным образом перенесся из кабинета Канцлера на предательские болота Мастаршильда.
  - Магда - любовница Дваро?
  Больше сказать ничего не удалось, потому что имя Фадуны вызывало судорожную дрожь в теле и путаницу в мыслях, которые и без того не были слишком трезвыми. Поняв, что Канцлер внимательно наблюдал за ним, Арлинг обхватил себя руками и пошире расставил ноги - для устойчивости.
  - Она долго притворялась провинциалкой из Мастаршильда, но, на самом деле, у нее много личин. В Императорской Канцелярии ее знали, как Черную Ифу, воровку и поджигательницу. Она украла не только бумаги из моего архива, но и драгоценности твоей матери. Здесь не просто ловкость рук нужна, а многолетний опыт. Принцу все равно с кем сотрудничать - с убийцей детей или с сыном его злейшего врага. Этот позор будет вечно лежать на тебе, Арлинг.
  - Вы даже не понимаете, насколько сильно заблуждаетесь! Магда Фадуна никогда не была Черной Ифой и ничего не крала. Это чудовищная ошибка!
  Арлинг не заметил, как сорвался на крик, но Канцлер отмахнулся от него, словно от назойливой мухи.
  - Остынь! В дурачках остался ты, а хочешь, чтобы идиотами считали других. Девчонка во всем призналась, и другие заговорщики тоже. Неужели они думали, что можно похитить члена императорской семьи, и им все сойдет с рук? Кстати, чтобы ты не строил иллюзий на свой счет. В другое время я бы с удовольствием позволил тебе прокатиться по невольничьим рынкам, поклянчить милостыню на базарах Самрии, лишиться пальцев за воровство, потому что зарабатывать денег ты не умеешь, а отказывать себе не любишь. Одним словом, испробовать все прелести свободной жизни на собственной шкуре. Но здесь оказался замешан Дваро, и это сильно меняет дело. Предложив отправиться в Сикелию искать свободу от родительского гнета, он унизил не только тебя, Арлинг, но весь наш род. И в первую очередь, меня. Ведь мой сын публично продемонстрировал свою глупость. Такие поступки заслуживают страшной мести, но пока мы ограничимся тем, что казним его сообщников. Хотя я не уверен, что это как-то его взволнует. Такие люди, как он, бессердечные эгоисты. Ты чем-то на него похож, сын, и мне от этого грустно.
  Арлинг медленно выдохнул, поняв, что забыл дышать, пока отец говорил.
  - Не нужно никакой казни, - с трудом произнес он. - Это я во всем виноват. Больше никто. Тем более Магда. Я все расскажу, только не верьте лживым псам из Девятого Отдела, которым просто нужно закрыть дело и повесить его на первую невинную душу.
  - А тебе, значит, верить можно? - Канцлер скептически покачал головой и сложил руки на груди. Обычно этот жест говорил, что он услышал от собеседника, что хотел, и намерен закончить разговор.
  - Все устроил я сам, - поспешно заговорил Арлинг, опасаясь, что отец не станет его слушать. - Я попросил Дваро найти корабль и отвезти меня в Сикелию. Эти земли показались мне самыми далекими от Согдарии. Это я украл карты для принца Дваро, потому что такова была его цена за услугу. Это я забрал колье и серьги матери, потому что мне надо было строить жизнь на новом месте. И это все - ради Магды, потому что я люблю эту девушку и хочу жениться на ней. Вы настаивали на свадьбе с Терезой, и я не нашел другого выхода, кроме побега. Магда не хотела ехать со мной, и я уговорил Даррена привезти ее на причал в Согдиану. Ведь в последний месяц моя охрана была столь сурова, что у меня не было возможности выбраться в Мастаршильд. Монтеро ничего не знал о моих истинных намерениях, потому что я обманул и его тоже. Это правда. Ни слова лжи. Не было никакого заговора кроме моего личного бунта против брака с Терезой и ненавистной военной службы. Магда никогда не была и не может быть любовницей Дваро! Она всю жизнь прожила в Мастаршильде, ни разу не покидая деревню. Как может девушка из провинции пробраться в дом Канцлера Великой Согдарии и украсть у него бумаги? Да с такой охраной, как у вас, это не под силу и лучшим шпионам. Мне просто повезло, вы были пьяны, и я...
  - Довольно! - прервал его Канцлер. - Ты слишком невнятно выражаешься. Изложишь свою версию письменно.
  - Я хочу видеть Магду, - решительно произнес Арлинг.
  Канцлер уже не смотрел на него, вернувшись к разбросанным по столу бумагам.
  - Впредь хорошо думай, прежде чем писать мне подобные сочинения, - сказал он, поднося письмо к свече. - Любая глупость перестает быть смешной, когда повторяется слишком часто.
  - Где она? - настойчиво повторил Арлинг, понимая, что еще мгновение, и он вцепится Канцлеру в горло. Запах жженой бумаги раздражал его, а ухмылка отца злила и выводила из терпения.
  - Что касается твоей дальнейшей участи, - неторопливо продолжил Элджерон, - то я считаю, тебе будет полезно провезти некоторое время в монастыре делавитов. Ты запутался, Арлинг. Самое время разобраться в себе. Даже император иногда посещает монахов, чтобы позволить богу указать ему правильный путь. Три дня путешествия по реке, толстые стены, простая пища и ежедневные молитвы Амирону - вот, что тебе нужно. Со свадьбой и посвящением в гранд-лорды придется повременить. В последнем я вообще сомневаюсь. Я, конечно, обещал Герлану, что его дочь выйдет замуж за гранд-лорда, но тебе придется очень постараться, чтобы восстановить наши прежние отношения. Боюсь, мое уважение ты потерял окончательно.
  Элджерон злил его специально, но угрозы давно перестали иметь для Арлинга значение. Так же как и отцовское уважение.
  - Вы читали письмо, - сказал он, нависнув над столом Канцлера. - Я не хочу иметь ничего общего с вами или с Империей. Любые попытки удержать меня будут свидетельствовать о вашем позоре, не моем. Я никогда не женюсь на Терезе, потому что люблю другую. Как видите, я уже разобрался в своих чувствах. Сомневаюсь, что Амирон укажет мне иной путь, кроме того, что я уже выбрал. Вы хотите отомстить мне, но Магда Фадуна - это не орудие мести. Глупо обвинять ее в том, что она никогда не делала и не способна сделать. Уверен, ваши люди достаточно компетентны и давно выяснили, кем Магда является на самом деле. Эта девушка - лишь больная дочь мясника, которая живет фантазиями и даже не знает, что такое деньги. Если ваше себялюбие уязвляет одна мысль, что она станет членом нашей семьи, не упрямьтесь и отойдите в сторону. Я с удовольствием откажусь от фамилии и исчезну из вашей жизни навсегда. Вы еще молоды и можете завести себе другого наследника. Сами видите, что из меня достойного продолжателя рода Регарди не получится. Зачем мучить всех нас? Где Магда?
  Медленно выдохнув, Арлинг с надеждой взглянул на Канцлера. Ему даже показалось, что в глазах отца мелькнуло понимание. Ведь Элджерон - умный человек и должен был догадаться, что дальнейшая война с сыном приведет к поражению обеих сторон.
  - Понятия не имею, - глухо ответил Канцлер. - Помимо кражи и участия в заговоре против члена императорской семьи, девчонка оказалась ведьмой. Император отдал ее церковному суду, потому что преступления против бога куда серьезнее мирских дел. Сейчас ей занимается Понтус. Твоя Фадуна легко призналась в краже и связях с Дваро, но она отрицает участие в еретических ритуалах, хотя Педер уже нашел свидетелей. Ее или казнят, или отдадут в храм на послушание. В дела церкви я не вмешиваюсь. У тебя еще есть вопросы? Мы не увидимся несколько недель, потому что завтра я отправляюсь в Гундапакс на Совет Мореходов. И, кстати, я запрещаю тебе с кем-либо встречаться до возвращения из монастыря. Ты уже и так достаточно взбудоражил молодые умы Согдианы своими безумными планами побега.
  Упоминание Педера Понтуса, знаменитого палача Согдарии, растопило всю решимость Арлинга добиться от отца серьезного отношения к себе и своим планам на жизнь. Представив Магду в руках мясника Понтуса, он потерял последнее чувство контроля и бросился на отца через стол, схватив его за кружевной ворот безупречно белой рубашки. На шум в кабинет ворвалась стража, но еще до того, как охранники добежали до них, Элджерон легко вывернулся, и, казалось, играючи, толкнул сына в сторону. В свои сорок лет Канцлер был необычайно силен. Арлинг отлетел в другой конец комнаты, и, не удержавшись на ногах, упал на мягкий ковер из шерсти диких островных собак, украшавший пол кабинета.
  Встать ему не дали. Кончик шпаги Элджерона ощутимо уколол его в шею, заставив остаться на месте. После нескольких покушений, отец не расставался с оружием даже у себя в кабинете.
  - Тебя следовало бы снова хорошенько выпороть, щенок, но, видимо, побои на тебя не действуют, - хрипло произнес Канцлер. - Конечно, я знаю, что Магда ничего не крала. Но ты не должен был опускаться до простолюдинки и оскорблять Терезу. Если за нее не заступился брат, то это сделаю я. Учись проигрывать, Арлинг. Даррен - тоже порядочный мерзавец, и еще свое получит, но у него хватило ума вовремя остановиться. Я ценю его признания, однако титул гранд-лорда ему придется зарабатывать потом и кровью. И все же его случай, в отличие от твоего - не безнадежен. Ты даже не смог выбрать себе нормальную женщину, любовь к которой оправдала бы твои поступки. Простолюдинка, сумасшедшая, а еще и еретичка ко всему! Худшее оскорбление для рода и не придумать! Я буду даже рад, если Педер решит казнить ее. Такой позор можно смыть только кровью. Ты же не сын сапожника, Арлинг! Сам во всем виноват. О твоих приключениях с Дваро болтает вся страна, и ты думаешь, что я буду снисходителен? Я уже не говорю о той паутине интриг, который ты сплел вокруг своего увлечения! Мне пришлось потратить массу времени, чтобы понять, что мой сын просто дурак, а не политический злодей, играющий с Дваро на одной стороне. Девчонка, может быть, тебе и пара, потому что такая же дура, как и ты, но Согдиана ждет истории более правдивой, чем рассказ о двух идиотах, влюбившихся друг в друга. Сказка про Черную Ифу подходит как нельзя кстати. Загадочно, патриотично и благородно.
  - Отец, - прохрипел Арлинг, не замечая, что щеки стали мокрыми от слез. - Умоляю, только не Магда...
  - Я устал от тебя, сын, - Канцлер убрал шпагу от его шеи и махнул рукой страже. - Уведите его. Аудиенция окончена.
  
  Глава 9
  
  ПОКУШЕНИЕ
  
  Во дворце Торговой Гильдии халруджи бывал не часто. Слуги во внутренние покои не допускались, и даже телохранители должны были ожидать возвращения господ на улице. Так соблюдалась традиция, которую установил Рафика Аджухам. В доме торговли войне было не место. Дворец был возведен основателями Балидета и дышал стариной и могуществом первой кучеярской династии. Как рассказывали старики, в те далекие времена кучеяры не отсиживались за высокими стенами, а воевали с соседями, постоянно расширяя границы владений.
  Дворец вобрал в себя богатую смесь стилей со всего мира, являясь наглядным примером странного вкуса кучеяров-завоевателей. Хрупкие башни соседствовали с массивными колоннами, а стеклянные витражи были вырезаны прямо в плоской крыше, преломляя яркие лучи солнца в причудливые цвета и узоры. Обычно во дворце проживала семья главы Гильдии, но Рафика Аджухам впервые изменил традиции и поселился в отдельном доме. Языки болтали, что главной причиной таких перемен стало самоубийство последнего главы купеческого ордена, случившееся при странных обстоятельствах. Древние дома хорошо хранили свои тайны.
  Как бы там ни было, люди во дворце больше не жили. Зато в нем поселилась война. Стойкий запах оружия и доспехов перебивал изысканные ароматы благовоний, которые еще недавно хозяйничали в мраморных стенах. Арлинг провел ладонью по холодному камню, стараясь вобрать в себя его спокойствие и прохладу. О переменах говорили не только запахи. Во дворце витал дух чужаков, и ощущалась угроза, которая исходила от всего, что напоминало драганов.
  Семья Аджухамов явилась в бывший дворец Гильдии с опозданием - из-за Сейфуллаха. Весь день мальчишку выхаживала приглашенная знахарка, которая честно старалась привести его в достойный вид, чтобы не опозорить семью перед Управителем. Несмотря на угрозу скандала с Сокраном, Рафика отказался идти на прием без сына. За последние дни его лояльность к Сейфуллаху подозрительно выросла, порождая разные толки среди домашних. Даже утренняя выходка не стала достаточным поводом для наказания. Арлинг считал, что причина скрывалась в тайном разговоре Рафики с Сейфуллахом, который состоялся в прошлую ночь.
  Пока Сейфуллаха оборачивали лечебными листьями, пускали ему кровь и пичкали порошками, Арлинг старался быть поблизости. Он был уверен, что на рынке за ними следили не просто из любопытства. Возможно, кому-то стало известно о "текущей воде", которую Сейфуллах привез из Иштувэга, и этот кто-то нанял наемников, чтобы выкрасть драгоценную ткань у мальчишки. Тогда их слежение не имело смысла, потому что Арлинг сжег подарок Альмас Пир прошлой ночью. По законам Книги Махди халруджи не имел права вмешиваться в политику, но был обязан заботиться о своем господине, будто о собственном теле. Арлинг и заботился - по-своему. Когда Аджухам потребует назад отданный для чистки кусок шелка, Регарди расскажет ему трепетную историю о том, как разрушительно подействовала местная вода на нежную ткань. Врать он не разучился.
  Улучив момент, когда Сейфуллах остался один, Арлинг поделился с ним опасениями, рассказав о наблюдателе на рынке, на что молодой Аджухам лишь расхохотался.
  - Сокран - трусливый пес! - заявил он, расплескивая воду из ванны с травяным настоем. - Он давно хочет моей смерти. В следующий раз, не зевай. Как увидишь эту собаку, можешь свернуть ему шею. Разрешаю. Кстати, я про наемника говорю, а не про дядюшку. С тебя станется.
  Догадки Сейфуллаха про наемника не были лишены истины, и Регарди задумался. Если это правда, то ему не стоило ждать, когда убийца сделает первый шаг. С этого момента Арлинг не отходил от Аджухама ни на шаг, обидев Масуну, когда первый попробовал принесенный Сейфуллаху чай. Если Сокран действительно нанял убийцу, нельзя было пренебрегать ни одной мелочью.
  Пока Аджухам отмокал в ванной, он тщательно проверил все его вещи, перерыв сундуки и постель. Сперва Сейфуллах мрачно наблюдал за ним, потом не выдержал и посоветовал проверить еще его сапоги, палочки для чистки зубов и ночную вазу - вдруг они отравлены тоже? На всякий случай, Арлинг осмотрел и эти предметы, изрядно повеселив мальчишку. Но халруджи было не до смеха. За годы его службы еще никто не покушался на Сейфуллаха, и теперь все зависело от того, насколько он будет внимателен на улицах Балидета. Справиться с убийцей в особняке, где он знал каждый угол, было бы легче, но вряд ли наемник станет облегчать ему задачу, охотясь на Сейфуллаха дома.
  Арлинг перебрал в уме все маршруты Аджухама по городу, решив изменить каждый. Если враг не поскупился и заплатил наемникам из Школы Карпов, то эти ребята были мастерами с богатым воображением.
  Конечно, он настоял, чтобы его взяли во Дворец Гильдии. Рафика был против, но благодаря стараниям знахарки Сейфуллах снова приобрел привычное ему красноречие и убедил отца, что халруджи будет присутствовать на приеме как секретарь, который запишет все происходящее, чтобы сохранить знаменательное событие для потомков. Сокран негодовал, но предложить второго секретаря в виде одного из своих телохранителей не осмелился.
  Когда семья Аджухамов вошла в приемную залу, на время воцарилась тишина, которая постепенно стала заполняться сначала робкими, а потом все более смелыми голосами. Всем стало понятно - прежним порядкам в Балидете уже не быть. Об этом говорили и исчезнувшие семь кресел, в которых когда-то восседали члены Гильдии, верша суд и порядок. У дальней стены, украшенной огромной фреской с изображением основателей города, стояло только одно кресло, и ни у кого не возникало вопросов, кому оно предназначено.
  Больше всего в зале было купцов, но среди приглашенных мелькали и военные, а также жрецы и главы ремесленных цехов. Маргаджан хотел сам расставить фигуры на новом игральном поле. Арлинг сразу узнал давно забытые запахи больших семей, на изучение которых потратил когда-то немало времени. Память услужливо подсказывала имена - Навалы-оружейники, Макрамы-ювелиры, Сакхры-корабелы... Где-то у окна раздавался вкрадчивый голос Шамир-Яффа, основателя Школы Карпов, и в голове халруджи мелькнула надежда, что иман тоже мог быть в числе приглашенных. Но, как он не старался, учителя нигде не было заметно. Отогнав ненужные мысли, он встал за спиной Сейфуллаха и принялся делать вид, что записывал происходящее в зале.
  Аджухам не захотел остаться с семьей и отправился бродить по залу, приветствуя знакомых купцов. Арлинг последовал за ним, недовольный, что ему осложнили задачу. Халруджи не доверял ни одному из собравшихся, подозревая даже драганов, которые равномерно перемешались с кучеярами, общаясь с ними на ломаном сикелийском. Были в зале и другие чужаки из армии Маргаджана. Их было мало, и в отличие от драганов они держались особняком.
  Проходя мимо, Регарди замедлил шаг, с удивлением отметив, что чужаки пахли сахаром. Это было странно. Раньше только нарзиды вызывали у него подобные сравнения, но захватчики не имели с ними ничего общего. Высокие, ухоженные, надменные, они отличались от вечно грязных, больных и ленивых нарзидов, как породистый скакун от изнуренного тяжелой работой мула.
  Маргаджан опаздывал, и напряжение в зале росло. Сейфуллах громко пошутил о стаде коров, которых привели на бойню, но шутка не удалась, и он сменил тему, став расхваливать красиво уложенный тюрбан у одного из купцов. Арлинг слушал его вполуха, облокотившись на трость и продолжая изучать собравшихся. Ему не нравилось ходить с палкой для слепых, которая сковывала движения, но привлекать внимание драганов было нельзя. Если он встретит тут Варга с друзьями, вечер будет испорчен.
  Арлинг постарался скрыть светлые волосы, спрятав их под головным платком, но прямой нос и рост все равно выдавали в нем драгана. К тому же, как и захватчики, халруджи был на голову выше многих кучеяров. За долгие годы, проведенные под жарким пустынным солнцем, его кожа приобрела почти такой же бронзовый оттенок, что и у Сейфуллаха, но вблизи она, конечно, была светлее. К счастью, ему не надо было заботиться о цвете глаз. Повязка слепого давно стала его спутницей.
  Регарди медленно ходил вокруг Аджухама, изображая скучающего слугу, который предпочел бы отправиться в корму выпить пива, чем записывать скучные разговоры знати. В воздухе висело странное напряжение, исходившее вовсе не от купцов. В голове мелькнула мысль, а не прав ли был Сейфуллах, предположив, что их всех загнали в ловушку, но тут один из драганов нервно переступил с ноги на ногу, а другой подобрался так, что, казалось, на нем лопнет пояс от натуги. По залу прошла волна шепота, и Арлинг догадался, что Управитель, наконец, появился. Гасан Мукафа, секретарь Гильдии, который еще недавно торжественно открывал заседания купцов, гордо объявил Маргаджана, вложив в слова всю мощь тренированных легких. Он очень старался понравиться новому господину.
  Перестав перечислять достоинства Управителя, Мукафа, наконец, замолчал, и все услышали голос Маргаджана - низкий, но очень сильный, с четким ритмом и едва заметным привкусом стали в каждом слове. Это был голос человека, привыкшего повелевать и нести ответственность.
  Управитель говорил на хорошем сикелийском с едва заметным акцентом. Такой же был и у Арлинга. Даже за многие годы жизни среди кучеяров Регарди не научился смягчать звуки их языка до особого, плавно-текучего выговора. Сколько же лет прожил в Малой Согдарии Маргаджан?
  - Добрые жители Балидета! Я, Маргаджан, приветствую вас и принимаю право на вечное владение городом со всеми землями, реками и местностями, которые от него зависят. Вам будет оставлено все, чем вы владели до меня за исключением того, что мы оговорим отдельно. Я верю, что найду в вас не только преданных поданных, но и верных союзников, с которыми мы будем действовать в сердечном согласии и на благо Балидета и всей Сикелии.
  Управитель продолжал говорить, и по мере того, как его голос то повышался, то понижался, умело удерживая внимание и без того напряженных горожан, Арлинг не мог избавиться от ощущения, что где-то уже это слышал. Слова Управителя напомнили ему клятву, которую каждый год приносил император Согдарии своим поданным. Уважать традиции, защищать правду, помнить о справедливости... Регарди почувствовал себя неуютно. Маргаджан определенно бывал в Согдиане и сейчас старательно повторял то, что когда-то звучало на церемониях в императорском дворце. Может быть, Арлинг ошибся, и перед ними, действительно, принц Дваро?
  Халруджи наклонил голову и тщательно прислушался, ловя каждую интонацию, вдох и выдох Управителя. Нет, Маргаджан не мог быть мятежным принцем. Он хорошо помнил голос врага. Возможно, Управитель бывал в Согдиане, но имел со столицей империи столько же общего, сколько и сам Регарди.
  Арлинг чувствовал теплоту его кожи, которая была абсолютно сухая, несмотря на жару в зале, слышал, как вздымалась его грудь под шелковым кафтаном, от которого исходил четкий аромат золота, ощущал едва заметный запах волос. Он был уверен, что они темные - также пахли волосы Сейфуллаха. Управитель мало жестикулировал, оставаясь спокойным на протяжении всей речи. Вот, Маргаджан поднял руку и лениво провел ей по щеке. Пальцы заскребли по жестким волоскам, подсказывая, что новый правитель носил бороду. Недавно он выпил белого вина и закусил рыбой с вареными овощами. Эти запахи хорошо выделялись на фоне аромата жасминовой воды, которой он ополоснул руки после еды. Иногда, когда Управитель шевелился, Арлинг слышал, как звенела легкая кольчуга под тканью кафтана, а ножны на его поясе касались трона. Похоже, Маргаджан привык сам заботиться о своей безопасности, не полагаясь на телохранителей.
  И еще он был хорошим игроком. Халруджи чувствовал, как тщательно Маргаджан выбирал слова, словно опасался сказать лишнего, и в то же время, чутко реагировал на настроения толпы в зале. Он подробно описывал новые торговые пути и изгнание керхов к Гургаранским горам, что находило восторженные отклики у собравшихся, но стоило ему коснуться нового порядка и избавления города от согдарийского владычества, как купцы перестали возбужденно шептаться, и Маргаджан поспешно перешел к новой теме, ловко жонглируя привычными кучеярскому уху красочными словцами и сравнениями.
  Управитель напоминал Арлингу большое грозовое облако, нависшее над золотистым полем спелой ржи. Еще немного, и грянет буря. Но он был загадкой не только для него. Регарди чувствовал, как напряжен Сейфуллах. Аджухам тяжело дышал, сцепив руки за спиной и крепко сжав кулаки. Халруджи надеялся, что его господину хватит выдержки, чтобы справиться с эмоциями.
  - Жители Балидета! - тем временем, продолжал Маргаджан, купаясь во внимании. - Я желаю быть вашим другом и союзником без коварства и обмана. Вы, конечно, задаетесь вопросом, зачем мои люди забирают нарзидов. Так вот. Через день мы выступим на Самрию. Я не думаю, что самрийцы будут такими же благоразумными как вы, поэтому мне нужны люди для осады. Конечно, я мог бы взять кого-то из вас. Советники не раз обращали мое внимание на легкость и доступность этого способа пополнить ряды армии. Но я не сторонник братоубийственных войн, ведь у многих из вас есть друзья и близкие в Самрии и других городах Сикелии. Поэтому завтра вы должны передать оставшихся нарзидов моим людям.
  Управитель сделал паузу, дав купцам почувствовать миновавшую их угрозу. Прием сработал. Беспокойная возня в зале сразу прекратилась, а молчаливое согласие кучеяров с участью нарзидов вполне ощутимо повисло в воздухе.
  - Выживших вернем обратно, - щедро пообещал Маргаджан. - Вместе с ними я приведу вам керхов и тех предателей, которые останутся верными династии Гедеонов. Ваши шелковичные фермы и поля с ячменем не пострадают. А в награду за преданность я подарю вам восточные земли. Там, за Гургараном, лежат новые, утопающие в роскоши и золоте страны, куда первыми отправятся ваши караваны, а не купцов из Шибана или Самрии, потому что именно вам я покажу туда дорогу.
  Арлинг кожей чувствовал, как лояльность торговцев к Управителю растет с каждым его словом. А следующее его заявление повергло кучеяров в бурный восторг.
  - Балидет станет столицей новой Сикелии, - гордо провозгласил Маргаджан. - А пока мы будем освобождать от согдарийцев другие крепости, я оставлю в городе своего наместника, которого выберу из вас.
  "Еще немного и драганов будут боготворить", - подумал Арлинг, прислушиваясь к настроениям в зале. Теперь каждый клан получил возможность заслужить доверие Маргаджана и почетную награду. Управитель сравнял шансы для всех. Но сколько правды было в его словах? По мнению Арлинга, до сих пор они слышали только ложь.
   Халруджи почти увидел, как Рафика хмурится, а Сокран распрямляет плечи, уверенный в своих возможностях получить желаемое место. В зале оживленно шептались. Воспользовавшись паузой, Арлинг наклонился к Сейфуллаху и попросил описать Маргаджана.
  - У него взгляд падальщика, - недовольно пробурчал молодой Аджухам. - Такие улыбаются в лицо, но бьют в спину. Худой, высокий, бородатый. Волосы черные, как сажа. Не старый и не молодой. Может, твоего возраста. Хотя нет, старше. Кинжал на поясе, но не джамбия. Клинок короткий и ровный. Гарда простая, без изысков, но вот кафтан он точно с наших снял. На левой руке татуировка, но видно только часть. Рукав мешает. Какие-то письмена или символы.
  - Что за символы?
  - Не разобрать. Вроде надпись, а рядом какой-то знак, или, может, животное. Хотя нет, пожалуй, больше на смерч смахивает. Чуть ниже два бархана и городская стена. Или башня.
  - Так барханы или башня?
  - Я же сказал, что не видно! У него рукав длинный! Что тебе даст эта татуировка? Вряд ли разгадав ее смысл, ты сможешь отправить его обратно в ту дыру, откуда он вылез.
  Арлинг хотел огрызнуться, но Аджухам махнул рукой, велев ему замолчать.
  Тем временем, Маргаджан закончил обещать городу процветание и пригласил купцов задавать ему вопросы. Разделение в зале, которое наметилось еще до прихода Управителя, стало заметнее. Одни семьи выдвинулись вперед, чтобы засвидетельствовать лояльность новому хозяину Балидета, другие же во главе с Рафикой Аджухамом остались не своих местах, выражая почтение, но не более того. Арлинг не удивился, когда среди купцов выделился голос Сокрана. Дядя Сейфуллаха выражал надежду на скорейший захват других городов и открытие торговых путей в Самрию. Ему вторили те, кто годами копил злобу на Рафику за мягкую политику и мирные отношения с керхами.
  Переключив внимание на драганов и пытаясь угадать их настроения, Арлинг едва не упустил своего подопечного. Сейфуллах активно прокладывал себе путь локтями к трону с Маргаджаном. В голове у Регарди мелькнула сумасшедшая мысль о том, что мальчишка может броситься на Управителя, но перехватить Аджухама он не успел. Оттолкнув в сторону говорившего купца Макрама, Сейфуллах сразу привлек к себе внимание, чего, похоже, и добивался.
  - Сейфуллах из рода Аджухамов приветствует Управителя Балидета! - крикнул он, склонившись в изящном поклоне, который балансировал на опасной грани между издевательским и уважительным. "Если мальчишка станет дерзить, ничего хорошо из этого не выйдет", - мрачно подумал Регарди. Но Сейфуллах был воплощением кучеярской вежливости. Его слова лились, как растаявший сахар, а пахли острым перцем и горькими смолами.
  - Надеюсь, моя молодость и горячее сердце станут оправданием за столь грубое вторжение в вашу беседу с уважаемом Макрамом. Прошу дать мне слово, Управитель.
  Наверное, Маргаджан кивнул, потому что Сейфуллах с рвением продолжил, не обращая внимания на попытки Макрама возмутиться.
  - О, господин! Знаешь ли, как велико богатство Балидета, властителем которого ты так смело назвался? Мой город стоит на побережье Мианэ уже пять тысяч лет. Предки кучеяров жили здесь задолго до того, как первые драганы приплыли в Согдарию с арвакских островов. Только одна наша гильдия покрывает треть всей дани, наложенной Гедеонами на сикелийские земли. У каждой богатой семьи города - по тысячи верблюдов и до ста жеребцов, покрывающих кобылиц. Из всех стран на свете наша земля производит лучшие плоды, и мы собираем по восемь урожаев в год. Листья пшеницы и ячменя достигают целых четыре пальца в ширину, а просо и сесам бывают высотой с дерево. Шелковичные поля Балидета дают самые воздушные и нежные ткани, в которые так любят одеваться женщины драганов. И у нас нет голодающих и бедняков. Каждый житель и гость города, попавший в несчастье, имеет право на еду и кров в Алебастровой Башне, где может оставаться столько, сколько пожелает. За все платит Гильдия. У нас не умирают дети, а старики живут в почете и уважении до глубокой старости. Знаешь ли ты, о господин, сколько смелых предводителей, вроде тебя, пытались завоевать Балидет? Не стану отрицать, что некоторые добивались значительного успеха, но, как правило, он был кратким, а уроки весьма печальными. Уршилу Ассир, царь Шибана, захватил Балидет и несколько окрестных городов восемь столетий назад. Старики рассказывают, что незадолго до войны Уршилу было видение. Пустыня, где стоял его лагерь, вдруг покрылась прекрасными белыми цветами, мягкими, как губы девушки и душистыми, словно сочный персик. Но тут появились кони, которые потоптали и съели прекрасные цветы, не оставив ни лепестка. Уршилу призвал пророчицу, которая истолковала видение неверно. Мол, цветы - это жители Сикелии, а кони - сам Уршилу со своей армией. Царь Шибана выступил в поход и какое-то время успешно продвигался вперед, захватывая города, один за другим. Но кончил царь плохо. Пророчица не сказала главного. Могильник цветет для тех, кто скоро сам отправится в мир духов. Уршилу нашли растерзанным у стен Балидета, а в армии разразился мор такой силы, что лишь единицы выжили и позорно бежали домой, в Шибан. Так было. Знаешь ли ты, что в этом году могильник цветет необычайно щедро? Даже с городских стен видны белые поляны, а их аромат ощущается по всему Балидету. Захватчики приходят и уходят, а город по-прежнему стоит на берегах Мианэ. Я хотел бы, чтобы ты это знал, господин Управитель, и не забывал, когда будешь править Балидетом. Городом, который старше твоего народа.
  - Я помню тебя, Сейфуллах из рода Аджухамов, - ответил Маргаджан. И хотя многие в зале перестали дышать, драган не казался разозленным дерзкой речью мальчишки.
  - Ты храбр и смел, - благодушно продолжил он. - Если бы не ты, приятной встречи с жителями Балидета не состоялось бы. Для сведения - Я не беру пленных. Город отдает ключи от ворот или перестает существовать. Навеки. Ты пытаешься запугать меня или мне показалось? Знаешь, в Согдарии тоже цветет могильник. Красивый, редкий цветок. Но у меня на родине увидеть могильник считается к счастью. Я рад, что мои солдаты будут смотреть на него перед тем, как мы отправимся штурмовать ворота Муссавората.
  Намек на роль Сейфуллаха, которую он сыграл при захвате города, заставила щеки Аджухама вспыхнуть, а сердце забиться в неистовой ярости. Впрочем, молодой господин Арлинга сумел овладеть собой на удивление быстро.
  - Ты забываешь, что мы не в Согдарии, Управитель, - едко ответил он. - Здесь, в песках Сикелии, ваши обычаи не имеют значения.
  - Мудрейший Маргаджан! - вскричал Сокран, вмешиваясь в беседу. - Мой племянник горяч сердцем, но, увы, скуден терпением. Я предлагаю вернуться к обсуждению торговых маршрутов. Создание нового союза торговцев во главе с Гильдией Балидета, несомненно, внесет упорядоченность в тот хаос, который творится сегодня в Сикелии. Торговые пути нуждаются в одном хозяине, который будет следить за состоянием дорог, безопасностью...
  - И обдирать купцов, как это делали Агабеки до того, как мой отец возглавил Гильдию, - прервал его Сейфуллах, и отвесил еще один поклон Маргаджану. Управитель не двигался, не сводя глаз с обоих Аджухамов.
  "Почему молчит Рафика?", - тоскливо подумал халруджи, мечтая, чтобы встреча скорее закончилась. Маргаджан хорошо носил свою маску, и интерес Арлинга к нему начал пропадать.
  - Наша Гильдия с нетерпением будет ждать освобождения других городов, - льстиво произнес Сокран, игнорируя Сейфуллаха. - И, прежде всего, я хотел бы обратить внимание на город Иштувэга, эту шкатулку, полную самородков и прекрасных металлов. От лица многих находящихся здесь представителей Гильдии заверяю, что мы окажем любую помощь при ...эээ... освободительной операции.
  - Ты и без освободительных операций им неплохо помогал, - едко вставил Сейфуллах, - Наверное, твой милосердный дар в виде куколок шелкопряда мошенники Иштувэга не оценили и пожадничали, не доложив золота в твой кошель. Хочешь мести?
  - О, Управитель! - вскричал Сокран, краснея и надувая щеки от возмущения. - Мой племянник скуден не только терпением, но и умом. Призываю к вашей мудрости и надеюсь, что вы обратите пристальное внимание на несовершенство наших законов о наследовании. Разве может такой болван возглавить славный род Аджухамов?
  - Никогда не думал, что тебя беспокоят вопросы наследования, Сокран, - наконец, вмешался Рафика. - Мудрость предков, которые завещали нам Великую Книгу, уже недостаточно хороша для тебя?
  Вслед за Рафикой заговорили и другие купцы, но тут раздался голос Маргаджана, негромкий, с едва заметной иронией в каждом слове, и в зале вновь воцарилась тишина.
  - Какие вы все-таки шумные, - усмехнулся он. - О торговом союзе и вопросах наследования мы поговорим позже, на частных приемах. Но на традиции и обычаи я посягать не собираюсь, пусть это все знают. Если ваша Великая Книга говорит, что наследство передается от отца к сыну, значит быть посему. А если было совершено преступление, мы его расследуем. Мне интересно, такой ли ты болван, Сейфуллах, каким считает тебя твой дядя. Ответь, друг мой, как, по-твоему, стал ли я самым счастливым человеком, завоевав столь славный и богатый город, как Балидет?
  Вопрос был неожиданным, и в зале зашептались. Ни от кого не укрылось, что Сейфуллаху удалось привлечь внимание Маргаджана. Управитель проигнорировал куда более важные вопросы Сокрана и других купцов ради того, чтобы пофилософствовать с младшим сыном Рафики.
  Сейфуллаха не нужно было уговаривать, чтобы показать силу своего ума и превосходство над противником. Мальчишку понесло.
  - Человек - лишь игралище случая, Управитель. Сегодня ты владеешь великими богатствами и повелеваешь множеством людей, а завтра пасешь овец и радуешься куску плесневелого сыра на ужин. Обладатель сокровищ не счастливее человека, имеющего пару медяков. Да и редко бывает, чтобы сокровища оставались до конца жизни. Ты собираешься быть богатым всегда, о Маргаджан? У несчастливых богачей лишь одно преимущество перед счастливцами из бедняков - они скорее могут удовлетворить свои страсти, однако лишь до тех пор, пока не появятся новые желания. Но счастливый человек с низким достатком лучше перенесет тяжкие удары судьбы, потому что счастье будет оберегать его до конца жизни. А если судьба еще и обеспечит ему блаженную кончину, вот это и есть то, о чем ты спрашиваешь. Но пока человек не умрет, я бы воздержался называть его счастливым, - лучше пусть он будет временно удачливым.
  Арлинг переступил с ноги на ногу, досадуя, что Сейфуллах не захотел быть менее откровенным. Если Маргаджан сейчас прикажет отрубить ему голову, чтобы посмотреть, была ли кончина младшего Аджухама блаженной, придется несладко. Регарди соединил руки, поглаживая острые многоугольники из стали, спрятанные под длинными рукавами кафтана.
  Но, похоже, Маргаджан не собирался казнить Аджухама. Некоторое время он молчал, обдумывая слова Сейфуллаха, а затем задумчиво произнес.
  - Хороший ответ, но предсказуемый. У меня на родине говорят, что счастлив тот, кто держит в руках возлюбленную. Но сейчас, после стольких лет, я бы сказал, что счастье на стороне тех, кто доволен. Я доволен, Сейфуллах Аджухам, а блаженная кончина пусть лучше достанется тебе.
  Маргаджан рассмеялся, а за ним - сначала робко, а потом смелее - подхватили смех и кучеяры, за исключением, немногих купцов, которых заверения Маргаджана в будущем процветании города не убедили.
  У Сейфуллаха, конечно, был готов достойный ответ, но Управитель его перебил, не дав вставить и слова.
  - Друзья мои! - громко сказал он. - Я вижу в вас прекрасных союзников и преданных слуг. Чтобы скрепить нашу дружбу, приглашаю всех на Праздник Новой Луны во дворец. Я знаю, что вы, кучеяры, отмечаете новолуние, но для нас, драганов, это особый день, когда очищается душа, и все люди становятся чуть-чуть богами. Надеюсь, что ты придешь, Сейфуллах Аджухам, - добавил Маргаджан, повернувшись к младшему Аджухаму, которого разве что не корчило от злости. - Увидишь, драганы умеют не только убивать, но и веселиться.
   - Кто знает дорогу, к каравану не присоединяется, - нагло ответил Сейфуллах, но Управитель его уже не слышал. Он уходил из зала в почетном сопровождении охраны и тех кучеяров, которые еще надеялись обратить его внимание на себя и свои проблемы.
  - Иногда твое остроумие граничит с глупостью, - недовольно заметил Рафика, обращаясь к сыну. - Мы еще вернемся к этому. И прекрати эти словесные дуэли с Сокраном. Все, что касается семьи, обсуждается только на внутреннем совете и не рассказывается первому встречному. То, что тебя выделил Управитель, не повод для гордости, а позор для Аджухамов. Мой совет - проведи остаток этого вечера в молитвах, а не с бутылкой. Утром я хочу видеть тебя на трезвую голову.
  Рафика ушел, оставив сына с пылающими от гнева щеками. Он не позаботился о том, чтобы его слова слышал только Сейфуллах. Было ли это вспышкой ревности или отцовским беспокойством, Арлинг не знал. Ему хотелось скорее увести Сейфуллаха из дворца и отправиться спать. Несмотря на то что всю встречу Регарди бездельничал и маялся от скуки, он чувствовал себя уставшим, будто целый день провел в тренировочном зале школы, фехтуя с иманом на массивных керхских саблях.
  На улице было людно и суетливо. Слуги поспешно рассаживали господ в носилки, стараясь успеть доставить их домой до наступления темноты. Арлинг чувствовал, как покрывало ночи опускалось все ниже, закрывая жаркий небосклон плотным бархатом. Еще немного, и мир преобразится, а вместе с ним изменятся привычные звуки и запахи балидетского дня. Температура упала, но дышать легче не стало. В воздухе ощущалась непривычная для города влажность, и Регарди некстати вспомнил о мастаршильдских туманах. Таких густых и плотных, что они с Магдой порой не видели друг друга на расстоянии вытянутых рук. Проклятый пес Маргаджан. Регарди потряс головой и подумал, что определение счастливого человека, которое предложил Сейфуллах, ему нравилось больше. Управитель вызвал у него легкий привкус сахарного сиропа, в который случайно залетел песок, перемешавшись с приторной смесью. Он хрустел на зубах и царапал горло.
  Сейфуллах был не в духе и не пожелал присоединиться к остальным членам семьи, которые направлялись домой, сонно покачиваясь в паланкинах. Арлинг понимал, что Аджухаму нужно выпустить пар, но надеялся, что тому не вздумается бродить по городу в поисках приключений. Интуиция подсказывала, что эти самые приключения ждут их за первым углом. А весело будет, пожалуй, только Сейфуллаху.
  Мальчишка прислонился к колонне, мрачно рассматривая разъезжавшихся гостей Управителя. Арлинг застыл за его спиной, почти слившись с ночными сумерками. На почтительном расстоянии их ожидал Майнор, которого Рафика оставил с сыном. Было очевидно, что глава семьи тревожился за наследника. Слуга олицетворял терпение и готовность ожидать младшего Аджухама до рассвета, но с трудом подавляемые зевки говорили о том, что Майнора интересовало только одно - как бы побыстрее добраться до кровати. Арлинг и сам не прочь был немного вздремнуть, но вот Сейфуллаха, похоже, на сон совсем не тянуло. Младший Аджухам пристально наблюдал, кто из купцов задержался во дворце, и делал выводы.
  "Если он собирается стоять здесь до темноты, то домой придется возвращаться переулками, а не по Багряной Аллее", - подумал Арлинг, прихлопнув муху, чье жужжание доставало его все время, пока они стояли на улице. Какой-то осел пролил на ступеньках дворца вино, которое привлекло неудачливое насекомое.
  При одной мысли о таинственном наблюдателе с рынка, который мог оказаться наемным убийцей, у Арлинга заныл зуб. Стоило давно сходить к зубоделу, но он все откладывал до того дня, как у него появится больше времени. И сейчас Регарди ругал себя последними словами. Вместо того чтобы утихнуть, боль стала отдавать в левое ухо, мешая слушать звуки соседних улиц.
  - Вот дерьмо, - наконец, выругался Аджухам, и Арлинг порадовался, что кого-то еще не радовал этот вечер. Если Сейфуллах не заберется в свои проклятые носилки прямо сейчас, он запихает его туда насильно. Вряд ли Майнор станет ему мешать.
  - Вот же дерьмовое дерьмо, - повторил Сейфуллах, сплюнув на мраморные плиты крыльца. - А детей этот сукин сын тоже для осады будет использовать?
  Вопрос ответа не требовал, но так как Арлинг стоял рядом, то решил, что лучше с Аджухамом поговорить. Вдруг его хандра рассеется, и они отправятся домой мирно.
  - Не понял вас, господин, - бестолково произнес он, стараясь незаметно подтолкнуть Сейфуллаха в сторону Майнора. Но Аджухам стоял плотно и с места сходить не собирался.
  - Я бы очень удивился, если бы ты понял, драган, - прошипел Сейфуллах, и тут Регарди понял истинную причину их задержки. Мальчишка жевал журавис, откусывая от зажатой в ладони плитки. Сладкие ноты наркотика, которые Регарди принял за зловоние винной лужицы, легко различались в его дыхании, а земля вокруг была заплевана коричневыми комками. Десять месяцев назад Сейфуллах не позволил бы себе осквернять Дворец Гильдии подобным поведением. Наверняка сейчас он делал это нарочно, чтобы выказать презрение к новому хозяину дворца Маргаджану. Поступки Аджухама, как истинного кучеяра, всегда были полны символизма.
  - Лживый пес! - прошипел Сейфуллах, брызгая слюной и мокрыми крошками журависа. - Ни слова правды я не услышал из его смердящих уст! Я буду грязным нарзидом, если поверю во всю эту чушь насчет новых путей и царств на Востоке. За Гургараном нет жизни, даже самый дряхлый старик подтвердит, что никогда не ходили туда караваны, потому что никто еще не удавалось пересечь Карах-Антар, никому! Ни керхам, ни кучеярам, ни, тем более, драганам! Ха! Он собирается захватить Самрию! Я многое бы отдал, чтобы посмотреть, как он будет корчиться, когда его медленно поджарят на Площади Справедливости. Да он безумец, а мы все ...
  Арлинг решительно выдернул у Сейфуллаха плитку журависа и швырнул ее в пыль. В голове у него горели сотни костров, и Регарди сделался ужасно нетерпеливым. Может, ему стоило попросить Сейфуллаха выбить ему зуб?
  - Темнеет, - прохрипел он, - давайте домой...
  - Знаешь что? - Аджухам обдал его приторным запахом журависа. - Ты мне чем-то напоминаешь этого Маргаджана. Держись от меня подальше, ладно?
  Арлинг пожал плечами, радуясь, что Сейфуллах, наконец, покинул свой наблюдательный пост и направился к Майнору. Правда, оставался еще один нерешенный вопрос.
  - Господин, - окликнул он Аджухама, когда тот собирался усаживаться в носилки.
  - Ты мне больше сегодня не нужен, халруджи, - холодно произнес кучеяр, отворачиваясь в сторону. - Ступай вперед, и постарайся, чтоб я тебя до завтра не видел.
  - Хорошо, - кивнул Арлинг, понимая, что начинает терять терпение. - Но если я буду идти впереди, то смогу случайно пропустить вашу кончину, которая будет, скорее всего, насильственной и вряд ли блаженной. Аллея хорошо просматривается с крыш домов. Уже стемнело, а нас с Майнором всего двое. Вряд ли мы сумеем спасти вас, если наш наблюдатель решит взять подкрепление, к примеру, из Школы Черных Скорпионов.
  Сейфуллах задумался. Нужно было быть или очень упрямым, или слишком безразличным к жизни, чтобы не увидеть логики в словах халруджи. Аджухам ни тем, ни другим не являлся.
  - Ладно, - нехотя согласился он. - Топай, где хочешь, мне все равно. Эй, Майнор, ты заснул там что ли? Двигаем отсюда.
  - Стойте, - снова вмешался Регарди. - Вы пойдете рядом со мной, господин. В его тюрбане. А он вместо вас поедет в носилках. Я могу не объяснять причину?
  Он на самом деле не знал, как рассказать Сейфуллаху то, что чувствовал. Зубная боль усилилась, но покоя ему не давало необъяснимое чувство тревоги, которое зародилось пару минут назад. Доверять себе - первое, чему научил его иман.
  Сейфуллах молча вылез из носилок и также без слов сорвал с Майнора тюрбан, сунув ему в руки свой - с золотым кадуцеем в черном круге.
  - Господин! - в голосе управляющего послышались истеричные нотки. - Смилуйтесь! Я столько лет верно служил вашей семье. Я не могу!
  - Живо сел, - скомандовал Сейфуллах, кутаясь в накидку, которую отобрал у слуги. - Ты же не думаешь, что я хочу торчать здесь до утра.
  - Не бойся, Майнор, я буду рядом, - шепнул Арлинг, и, подхватив кучеяра под колени, закинул его на подушки. - Мы пойдем быстро.
  Двое слуг-кучеяров, которым тоже не терпелось оказаться дома, поспешно подняли носилки и затрусили по темнеющей аллее. Регарди пропустил угрюмо молчащего Сейфуллаха вперед и последовал за ними.
  Арлинг считал шаги и старался ни о чем не думать. Особенно о зубе, который так некстати о себе напомнил. Воин не должен беспокоиться о таких мелочах, как зубная боль. И, уж тем более, далек от нее, как и от любой боли вообще, истинный халруджи. Ведь его мысли должны занимать только благополучие и безопасность господина.
  Они вышли на Центральную Площадь, которая к этому времени заметно опустела. Драганские патрули подходили к праздным гулякам, вежливо предлагая отправиться по домам. Народ расходился. С драганами никто не спорил.
  Стало темнее. Арлинг ощущал сумерки всей кожей, они холодили лицо и навевали усталость. Ветер играл полами кафтана, скребя песчинками по сапогам и ладоням. Он расставил пальцы, наслаждаясь прикосновением прогретого солнцем воздуха. Хоть что-то в этот вечер было приятным.
  Сейфуллах молчал, и Арлинг был рад, что мальчишка нашел в себе силы не цепляться к драганам на улицах. Молчал и Майнор, хотя Регарди был уверен, что управляющему хотелось кричать во весь голос: "Не правда, это обман, меня заставили!". Небольшая нервная встряска пойдет ему на пользу.
  Они свернули с площади в узкую улочку, и Арлинг стал внимательнее. Если бы он был наемником и замышлял недоброе, лучшего места для преступления было не найти. В воздухе оглушительно пахло жасмином и туберозой из садов знати, неприятно щекотал нос остывающий после дневной жары сланец с фасадов домов, воняло застоявшейся водой из канав. Где-то протяжно читали вечернюю молитву, заливалась бешеным лаем собака. Пыль стала пахнуть иначе - будто раскаленная на жаровне кирпичная крошка. Один из носильщиков натер новыми сандалиями мозоль на пятке и теперь хромал. Из ранки сочилась сукровица, и ее тревожный запах не давал Регарди покоя. Когда они вошли в узкий переулок, зажатый с обеих сторон богатыми особняками, напряжение достигло апогея. Арлинг дергался на любой подозрительный звук и запах, пока Сейфуллах не накричал на него, обозвав сумасшедшим.
  Наконец, они миновали переулок и вышли на Кошачью Улицу, в конце которой находился дом Аджухамов. Ничего не произошло. Арлингу стало не по себе. Действительно, с чего это он решил, что на Сейфуллаха должны напасть сегодня? И почему обязательно напасть? Может быть, Рафика, зная вспыльчивый характер сына, нанял человека следить за передвижениями Сейфуллаха по городу? Или Сокран, подозревая, что младший Аджухам рассказал не всю правду о своем путешествии по Сикелии, пытался выведать то, что от него скрыли?
  Кошачья Улица встретила их привычными запахами. Прекрасные ароматы лилий и магнолий перебивались тошнотворной вонью из смеси рыбьих потрохов, животного мускуса, шерсти и кошачьей мочи, которая заглушала абсолютно все запахи, витая над цветущими садами и роскошными зданиями. Наверное, госпожа Тамасхан совсем недавно выложила вечернее угощение для своего неисчислимого кошачьего питомника. Вонь рыбьих голов оглушала. Сколько соседи, а вместе с ними и Аджухамы, ни ругались с престарелой Тамасхан, старушка все равно продолжала привечать бездомных кошек со всего Балидета, тратя на них состояние покойного мужа-банкира. Тамасханы были уважаемой фамилией в городе, и даже Рафика не мог повлиять на безумную женщину, которой принадлежала большая часть бань Балидета и мыловаренная фактория в Муссаворате.
  Когда-то улица носила название Искристой из-за обилия фонтанов во дворах, но уже лет десять ее не называли иначе, как Кошачьей. По подсчетам Арлинга, Тамасхан держала не меньше ста кошек у себя дома и еще столько же сбегались к ней со всего Балидета на регулярную кормежку утром и вечером. Регарди котов не любил, ему больше нравились собаки, зато Сейфуллах был без ума от кошачьей породы и часто навещал госпожу Тамасхан, заглядывая к ней на чашку шербета после полудня. Сегодня кошки вели себя на удивление тихо, и Арлинг порадовался этому подарку судьбы. Обычно их заунывные песнопения действовали ему на нервы.
  Дом Сейфуллаха возвышался в конце улицы огромной муравьиной кучей. Иного сравнения под конец дня у Арлинга не было. Там был кров над головой, пища и убежище. Не родной дом, который после школы имана он вряд ли когда-нибудь отыщет, но приют, где можно было побыть в относительной безопасности и покое. Регарди уже чувствовал золото на гербовых флагах, которые сохранили тепло скрывшегося за горизонтом солнца.
  Ввозможно, он еще пожалеет, что на Сейфуллаха сегодня не напали. То, что Сокран не питал любви к племяннику, который должен был унаследовать все состояние Аджухамов, было хорошо известно. К тому же, обладая взрывным характером, Сейфуллах имел много недругов, как в городе, так и за его пределами. За три года служения в качестве халруджи, Арлинг еще ни разу не сталкивался с покушением на господина, но все когда-то случается в первый раз. В том, что таинственный наблюдатель был, он не сомневался. Может, стоило провести завтра Сейфуллаха по рынку, а заодно и поохотиться?
  Зуб разболелся сильнее, впиваясь в челюсть раскаленным жалом, и Регарди твердо решил, что выбьет его, как только переступит порог своей комнаты.
  Где-то в кустах неожиданно мяукнула кошка, и слух Арлинга поразили неприятные нотки ее голоса - вызывающего и требовательного. В наступившей после этого тишине жужжание лезвия было оглушительно громким. Не задумываясь о том, что делает, халруджи почти лениво выбросил вперед руку, поймав тонкую палочку, не длиннее его ладони. Вытянутая граненая щепка из металла с остро заточенным концом. Арлинг не сомневался, что он смазан ядом. "Укус Осы" - так называли эти стрелки в боевых школах Сикелии. Майнор даже не понял, что едва не отправился в царство мертвых. Сейфуллах же был слишком занят своими мыслями, чтобы заметить странные движения халруджи.
  Не став медлить, Арлинг припал на одно колено и метнул стрелку обратно вместе с подарком от себя - сверкающим острым многоугольником. Противник должен был находиться рядом, не дальше пятнадцати салей, иначе он выбрал бы дальнобойное оружие.
  На легкую победу халруджи не надеялся. Наемник отбился от его подарка кинжалом, но, по крайней мере, Арлинг не ошибся с направлением. Легкий звон раздался со стороны сада Тамасхан. Сосредоточившись, Регарди определил, что у забора действительно кто-то был. Человек почти не дышал, но его руки шевелились, создавая колебания в воздухе. Арлинг метнулся в сторону, успев отбить ногой еще одну стрелку.
  Третью он пропустил. Носильщик рядом захрипел и рухнул на землю, подняв столб пыли. Заголосил Майнор, а Сейфуллах, наконец, спустился с небес на землю и потянулся к поясу, где меча не было. Арлинг слышал, как он судорожно шарил по складкам кафтана. На прием Маргаджана гости шли безоружными.
  Метнув в противника веер крылатых звездочек, Регарди схватил носилки, и, перевернув их, загородил Аджухама. Оставлять его на дороге было не лучшей идеей, но интуиция подсказывала, что наемник все-таки был один.
  - Не убивать! - прокричал Сейфуллах ему вдогонку. - Мне эта сволочь нужна живой!
  Наемник был или слишком быстрым, или умел летать. Перемахнув через прутья забора высотой в три саля, он легко приземлился на цветущую клумбу и, петляя, бросился нарезать круги по саду. Зря старался. Арлинг не собирался в него стрелять, так как было нечем. Пополнить боевой запас он не успел. И хотя Регарди ждал их, неприятности всегда случались не вовремя.
  Интересно, куда смотрели слуги Тамасхан? К ним в сад только что ворвался незнакомец, а сейчас проник еще один. Но возле дома не было ни души, не считая наемника, и кошек, которые прятались по кустам. Арлинг не рассчитал, что верхушка забора оборудована крючьями от нежелательных гостей и порвал штаны. Кажется, вместе с кожей. Икру левой ноги пронзила боль, и на миг ему показалось, что наемник достал его стрелкой, но это была лишь царапина от ограды. Между тем, мерзавец даже не сбился с дыхания. Он сделал круг и теперь обходил Арлинга со спины, чтобы прорваться к забору. Этого нельзя было допустить. Сейфуллах все еще стоял на дороге вместо того, чтобы со всех ног бежать к дому, как это сделал Майнор. Халруджи мог поклясться, что знал, о чем думал Аджухам, и от этого у него болел не только зуб, но и вся голова. Мальчишка хотел драки.
  Теперь он чувствовал врага лучше. По его легким, почти невесомым шагам Регарди предположил, что наемник был невысокого роста, возможно даже ниже его. Противник по-прежнему дышал едва слышно, зато стал хоть чем-то пахнуть. Пробегая по клумбе, он захватил ворох пыльцы, которая осела на его штанах и теперь подсказывала Арлингу о движениях врага с небывалой точностью. Если бы смоковницы в саду Тамасхан не цвели так пышно, наемник выделялся бы на его фоне, словно надушенная парфюмом женщина среди нарзидов.
  Арлинг бежал так быстро как мог, но напавшему удавалось опережать его на несколько шагов. Едва не наступив на грабли, Регарди обругал безалаберных слуг Тамасхан, как вдруг услышал подозрительный звук со стороны дороги. Кто-то ломал носилки. Кажется, Сейфуллах только что обзавелся оружием и теперь лез через забор, намереваясь отлупить наемника шестом. Надеясь, что у противника тоже кончились метательные стрелки, Арлинг подобрал грабли и запустил ими в спину врага.
   Но впереди его уже не было. Наемник неожиданно возник рядом, и халруджи почувствовал холод лезвия у шеи. Он успел уклониться за доли секунды до того, как нож коснулся горла, но все же был недостаточно быстрым. Клинок задел плечо, аккуратно отделив рукав от кафтана и оставив на коже набухающий кровью порез. "Тварь!", - подумал Арлинг, и одним движением освободившись от кафтана, кинул его в лицо наемника. Тот увернулся, но Регарди выиграл время и, выхватив нож из-за пояса, нанес режущий удар наотмашь в горло соперника. "Убивать врага нужно в первые тридцать секунд, иначе убьют тебя", - говорил иман.
  Наемник ловко, почти играючи, ушел в сторону и атаковал Арлинга. Уклонившись от удара по виску, Регарди оттолкнулся ногой от смоковницы и сделал кувырок, перелетев через голову врага. Оказавшись сзади, он полоснул ножом по ногам, целясь по сухожилиям на лодыжках. То, что на наемнике не было сапог, Арлинг понял, когда гнался за ним по саду. Одновременно он нанес сильный удар рукой по почкам, намереваясь поставить точку в драке и перейти к допросу обездвиженного соперника, но наемник с легкостью ушел от атаки, обрушив на него серию молниеносных уколов по всему телу.
  В следующее мгновение Арлингу пришлось нелегко. Устранение злоумышленника уже не казалось столь быстрым и увлекательным делом, как вначале. Мир резко сузился до рук и ног наемника, которые мелькали с невероятной быстротой, не оставляя ни малейшего шанса для ответной атаки. Отвлекшись, Регарди пропустил еще один удар, получив длинный кривой порез по груди. Понимая, что начинает злиться, он перешел к выжидательной стратегии, внимательно следя за движениями врага и перестав пытаться его атаковать. Когда-то наемник должен открыться, ведь ошибки делают все, и тогда нож халруджи окажется рядом - быстро и незаметно.
  Однако спокойствие покинуло и врага. Похоже, он, как и Арлинг, был удивлен, что противник еще жив. Регарди чувствовал его учащенное дыхание, слышал шипение и яростный скрежет зубов, когда лезвие ножа находило пустоту вместо его горла или встречалось с клинком халруджи. Эмоциональность соперника наводила на определенные мысли, но Арлинг быстро отбросил их, потому что у него выбили нож. Это было неожиданно и едва не стоило ему жизни. Наемник попытался вспороть ему живот, но Регарди успел увернуться, совершив боковой прыжок через плечо и чудом не врезавшись в дерево, которое оказалось слишком близко. Сосредоточься, приказал он себе, досадуя, что не допрыгнул до ножа, который лежал всего в паре салей от него. Запах своего пота на рукояти он чувствовал хорошо. Так же, как и свою кровь, которой, казалось, пах весь мир. У наемника не было ни царапины. "Плохо, очень плохо", - услышал он голос имана.
  Обманное движение руки и тычок в горло. Противник атаковал незамедлительно, но Арлинг был начеку. Нож врага опускался сверху, когда Регарди заметил долгожданную брешь в его защите. Халруджи с силой саданул его коленом в живот, и, подпрыгнув, добавил крепкий удар другой ногой по ребрам. Выбиваемый из легких наемника воздух стал сладкой музыкой для его ушей. Перехватив вооруженную руку врага в двух местах, Арлинг резко дернул, выворачивая его плечо внутрь. Нож с мягким стуком ударился о пыльную землю.
  Теперь они были на равных, но инициативу халруджи потерял столь же быстро, как и приобрел. Удар ногой в пах вывел его из равновесия, заставив увидеть настоящие звезды. Волна тошноты и боли захлестнула с головой, но он удержался на ногах. Воспользовавшись его замешательством, противник метнулся туда, где лежал выбитый нож. Арлинг не мог позволить ему обрести преимущество и в прыжке схватил врага за лодыжки. Они оба врезались в землю, подняв тучу пыли и сломав куст какого-то колючего цветка.
  В следующий миг они покатились по клумбам, вцепившись друг в друга, словно любовники. Наемник с ног до головы был одет в плотную одежду из скользкой материи, которая не позволяла провести надежный захват. Руки Арлинга скользили, находя пустоту там, где должно было быть тело врага. Регарди казалось, что он пытался задушить змею. Соперник умело уходил от захватов и болевых приемов, опережая халруджи на доли секунды. Они молотили друг друга о бордюры дорожек, хрипели и плевались кровью из разбитых губ, сминая цветы и разгоняя кошек, которые с недовольным шипением выпрыгивали из кустов.
  - Арлинг, не шевелись, сейчас я разделаюсь с этой сучкой!
  Голос раздался издалека, будто к нему обращались духи из другого мира. Кажется, Сейфуллах все-таки перелез через забор и был намерен постоять за свою честь. Услышав Аджухама, враг рванулся вперед, но Регарди намертво вцепился в него, крепко обхватив локтем за шею. За что и поплатился, получив удар затылком по носу. Только теперь до него дошел смысл слов, брошенных Сейфуллахом. Сучкой? Неужели он настолько потерял сноровку, что не сумел понять, что с самого начала дрался с женщиной? Регарди успел подставить лоб, отчего наемница взвыла, и, извернувшись в его руках немыслимым образом, вырвалась, оставив его хватать воздух.
  Сейфуллах был хорошим воином, но против бестии в саду Тамасхан у него не было шансов. "Она точно не из Школы Черных Скорпионов", - подумал Арлинг, бросаясь наперерез наемнице. Допускать ее приближение к Аджухаму было опасно. Сейфуллах зашипел от ярости, но халруджи оттеснил его, атаковав соперницу в нервные узлы на руках. В цель он не попал. Мерзавка нырком ушла в сторону, но Регарди быстро сменил тактику, не дав ей увеличить дистанцию. Ряд молниеносных ударов пальцами в ключицу и солнечное сплетение должен был ввергнуть врага во временный паралич, но вместо того, чтобы услышать хрип наемницы, Арлинг почувствовал, что взлетел в воздух, причем не по своей воле. Схватив его за запястье, соперница ловко перекинула его через плечо, словно он был соломенной куклой.
  Сгруппировавшись, халруджи сумел приземлиться более-менее гладко, но последующий удар пяткой в голову выбил из него дыхание, а заодно и больной зуб, который с громким треском надломился, заставив его поверить в то, что на них напал дьявол. С трудом завоеванное спокойствие улетучилось, словно невесомый эфир, а злость и ярость заполнили его до краев, пузырясь на губах кровавой слюной.
  В ушах стоял звон, а тело отказывалось повиноваться, но мысль о том, что Сейфуллаха могут убить в любой момент, заставила его совершить невозможное. Наемница уже была рядом с Аджухамом, ломая его выставленную вперед палку ударами ноги, когда Арлинг сумел улучить момент и повергнуть ее на землю подсечкой.
  Они сцепились, словно два бешеных пса. Наемница была в отличной форме и, казалось, совсем не устала. Она постоянно меняла ритм и тактику, прекрасно контролировала дыхание и умело притворялась, изображая боль и слабость, чтобы заманить халруджи в ловушку. Соперница больше не целилась по внутренним органам, а старалась вывести из строя его руки и ноги, постоянно пригибаясь, чтобы высокому Арлингу было труднее ее достать. Регарди чувствовал себя так, словно опять попал в школу имана, и тот методично отрабатывал на нем удары, показывая, где и как надо бить. Ему с большим трудом удавалось сохранять внимание и следить за движениями врага. Внешний мир давно утонул в звуках драки, превратившись в отголоски прошлого.
  Внезапно, он почувствовал, что вместо ожидаемого блока и ответной атаки его руки встретили пустоту и понял, что наемницы рядом нет. "Перешла на дальний бой и хочет меня удивить?", - подумал он, переводя дыхание и погружаясь в звуки реального мира.
  - Туда, сучка побежала туда! - закричал Сейфуллах, поторапливая Майнора, который вломился в ворота с толпой слуг.
  Управляющий подоспел вовремя. И как ему вообще пришло в голову позвать подмогу? Может, Арлингу стоило изменить мнение о некоторых вещах в этом мире? В частности, о собственной неуязвимости. Порезы на руках и груди сочились кровью, разбитые губы и дыра от выбитого зуба горели огнем, тело смахивало на отбивную, а настроение было паршивое.
  В саду неожиданно стало людно. Откуда-то появилась старая Тамасхан и принялась громко возмущаться, что ее розам нанесен непоправимый урон, а кошки получили нервный стресс, и кто-то должен за все это заплатить. Сейфуллах пропустил ее вопли мимо ушей, приказав слугам тщательно обыскать дом, а особенно подвал и чердак, потому что никто не видел, чтобы наемница выбегала из сада. Повсюду зажглись огни и к пряным запахам цветущих смоковниц, аромату помятых роз и вони кошачьей мочи добавился чад от факелов. На Балидет уже давно опустилась ночь.
  Арлинг отыскал свой нож и принялся счищать с лезвия грязь, чувствуя, как предательски дрожат руки.
  - Ты чего стоишь? - спросил Сейфуллах, наконец, обратив на него внимание. Рядом с Аджухамом суетились слуги и сбежавшиеся соседи, возмущаясь наглостью разбойников, которые осмелели настолько, что стали нападать почти дома.
  Арлинг же чувствовал себя так, словно его прилюдно выпороли.
  - Эта мерзавка где-то здесь, - уверенно заявил Сейфуллах. - Я видел, как она бежала к дому. Не стой столбом, помоги Майнору. Я не хочу лишаться людей, когда ее будут ловить.
  - Вы не ранены, господин? - спросил Арлинг, спохватившись. Впрочем, он не чувствовал на Сейфуллахе крови. Разве что несколько капель из разбитого носа наемницы на кафтане. Сделав шаг вперед, он наклонился и тщательно обнюхал рукав одежды Сейфуллаха.
  - Тебя что? По голове сильно ударили? - возмутился Аджухам, отдергивая руку, но Арлинг уже почувствовал то, что хотел. Догадка, которая робко зародилась в нем, когда они катались с наемницей в обнимку по клумбам, превратилась в уверенность.
  - На ней была маска?
  - Разумеется, - фыркнул Сейфуллах. - Но не думаю, что ей это сильно поможет. Кажется, она лысая. В городе не так много лысых девок, ее найдут в два счета.
  - Это не лысина, а специальный платок, который носят некоторые школы. Он не дает схватить за волосы.
  - И кто из нас двоих тут слепой? - начал закипать Аджухам. - Конечно, было темно, но я тебе говорю - она лысая! И если ты поторопишься, мы найдем ее еще до утра. В доме Тамасхан полсотни комнат, а нас всего десять.
  - Нет ее здесь, - сказал Арлинг, опускаясь на колени в поисках ножа соперницы. Сосредоточившись, он, наконец, учуял его, и аккуратно поднял, держа двумя пальцами за лезвие. На клинке была только его кровь, а вот рукоять содержала немало интересных запахов, подробно рассказывая о бывшей хозяйке.
  - Такие люди, как эта наемница, в домах не прячутся. Попытка вас убить не удалась, и она ушла, чтобы ее повторить. Следы ведут в сторону забора, я чувствую их. Там должна быть примята трава, а на прутьях могли остаться следы одежды. Пусть слуги проверят.
  - Слуги-то проверят, - Регарди почти увидел, как Сейфуллах подозрительно прищурил глаза. - Но ты мог хотя бы попытаться проследить, куда она убежала вместо того, чтобы стоять здесь и горевать о том, что тебя побила баба.
   "Вот же, гаденыш", - подумал Арлинг, но вслух сказал:
  - Простите, господин, я... растерялся. Позвольте мне осмотреть дом и вашу комнату, вдруг там засада.
  - Засада, - передразнил его Сейфуллах. - А может, ты стареешь, дружище, а? Ладно, я пошутил. Делай, что считаешь нужным. Не думаю, что эта сучка появится сегодня еще раз. Пожалуй, я заночую у Тамасхан. Из соображений безопасности, так сказать.
  "Может, и старею", - подумал Регарди, кланяясь Сейфуллаху.
  На самом деле, он мог бы погнаться за наемницей, и, возможно, даже настигнуть ее, но лишь для того чтобы вступить в новую схватку, итог который был весьма непредсказуем. "Врага, а особенного того, чье преимущество ты осознаешь, лучше убивать неожиданно, в его же берлоге", - так говорил иман. Халруджи собирался последовать совету учителя. Где находится берлога наемницы, он уже знал.
  Выйдя за ворота дома Тамасхан, Арлинг направился к особняку Аджухамов, но обыскивать его он не собирался. Чтобы одолеть таких людей, как Хамна, ему потребуется оружие. Например, хорошая сабля или удавка. К тому же, нужно было наложить повязки на раны и смыть садовую грязь. Регарди не хотел, чтобы его обнаружили по запаху собственной крови. Одно было хорошо. Голова больше не болела - Хамна удачно выбила именно больной зуб.
  Ночь обещала быть неспокойной.
   Полный текст книги доступен по указанным в общем разделе ссылкам.
  

Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"