Петрунин Андрей: другие произведения.

Побег в ловушку

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прямое продолжение рассказа "Побег из ловушки", уже не такое печальное, но всё равно безнадёжное.

  

Побег в ловушку

  Всё было кончено. Уж не могу вспомнить, в какой раз - в двухсотый или в трёхсотый. Вот только на этот раз всё зашло гораздо, гораздо дальше, чем я мог ожидать. Но, несмотря на это, а быть может - именно из-за этого, мне было просто всё равно. От чувств, обуревавших меня два года назад, не осталось и следа. Даже то, что на этот раз я получил то, о чём так давно мечтал, ровным счётом ничего не изменило. Впрочем, обо всём по порядку.
  Прошлой зимой меня сумели откачать. Полнейшей глупостью было пытаться устроить самоубийство во втором по величине мегаполисе Европы. Алгоритмы умного города, по множествам признаков отслеживающие жизнедеятельность каждого находящегося в нём человека, обратили внимание на перебои в моём сердце и немедленно вызвали соответствующие службы. В итоге скорая, позорно опоздавшая к моему дедушке, когда ему так требовалась медицинская помощь, приехала ко мне вовремя.
  Как только я снова начал дышать, врачи, убедившись, что моей жизни ничего не угрожает, поспешили на новые вызовы, оставив меня в пустой комнатушке общежития. Я бездумно смотрел в окно, наблюдая, как угасает очередной короткий зимний день, а на огромной автостраде, переходящей в эстакаду, собирается очередная растянувшаяся на многие километры пробка. В моей голове царила пустота, но потом что-то словно щёлкнуло, и я, как заведённый, продолжил выполнение своей жизненной программы.
  К счастью для меня, контракт с 'КриоРусом' ещё не поздно было разорвать, что я и проделал, равнодушно наблюдая за тем, как деньги, которыми было заплачено за бессмертие, возвращаются на мой счёт. Больше мне нечего было делать в этом мегаполисе, и я ретировался сначала из общежития, а потом и из города. По пути на вокзал я сдал свой обратный билет, приобретённый на последний день зимних каникул, а вместо него купил место на ближайший поезд, даже не глядя на цену, благо денег у меня было предостаточно.
  После этого прошло почти два года, полных других попыток, которые, как и многие предшествующие им, в большинстве своём заканчивались, даже не начавшись. Однако следующей осенью, спустя всего месяц после того, как мне исполнилось тридцать лет, и я с полным правом мог гордиться вступлением в ряды магов, случилось то, что подвело черту под моими терзаниями. Впрочем, я и раньше чувствовал, что что-то во мне угасает, но события этой осени окончательно расставили все точки над 'ё'.
  Началось всё с того, что в сентябре меня пригласили на конференцию по искусственному интеллекту, которая должна была состояться в одном из выставочных комплексов на окраине Большой Москвы. Ещё находясь в своей далёкой от цивилизации деревне, я по сети выбрал подходящую квартиру в одном из монструозных жилых комплексов, располагавшихся неподалёку от места проведения конференции, и оплатил месяц проживания в ней. Приехав на своём старом автомобиле в крупнейший в Европе мегаполис и расположившись в крошечной квартире-студии, я в очередной раз задумался о терзавшем меня одиночестве. Вокруг меня были сотни тысяч девушек, и по закону больших чисел хоть одна должна обратить внимание на меня!
  Достав свой старенький карманный компьютер, я открыл знакомые мне уже много лет группы знакомств и принялся листать ленту анкет. В этой ленте преобладали анкеты ищущих отношения парней, а вот среди девушек большинство искали подружку. Если же девушка искала романтического партнёра, то почти наверняка она оказывалась лесбиянкой, и лишь иногда встречались редкие анкеты тян, разыскивающих своего куна. При этом спрос на них превосходил предложение в десятки, если не сотни раз.
  Именно из разряда последних и оказалась анкета семнадцатилетней девушки, мечтавшей о настоящей любви, которую я нашёл уже в среду, на третий день своего пребывания в Москве. На неё уже откликнулись десятки парней, и я трезво оценивал свои шансы, особо ни на что не надеясь. Однако, постаравшись, я написал максимально милый ответ, гармонирующий со стилем анкеты, на который немедленно получил отклик. Её внимание ко мне крайне воодушевило меня, и уже вечером я созвонился со своей новой знакомой. Этот разговор поразил меня до глубины души - мне казалось, что ещё никогда в жизни я не встречал настолько подходящего мне человека. Нам было интересно друг с другом, наши увлечения практически полностью совпадали, я буквально таял, слыша её голос, а ей очень нравилось слушать, как я ей что-то рассказываю. Воистину, она была самим воплощением милоты, и теперь я не был способен думать ни о чём ином, кроме как о ней.
  Уже засыпая с улыбкой на губах, я бросил взгляд на электронный календарь. Конечно же! На этой неделе исполнилось ровно пятнадцать лет с того дня, как я встретил свою первую безответную любовь. Как ни крути, это немало - половина всей моей жизни, а если считать сознательную жизнь, так и вообще больше двух третьих. Быть может, мне повезёт, и именно в этот самый день спустя столько лет я найду ту самую, свою единственную и неповторимую?
  Предположение было из разряда фантастики, поскольку уже на следующий вечер меня ждал неприятный сюрприз. Разумеется, я не мог быть уверен, что из сотни написавших этой девушке парней она предпочтёт именно меня, однако реальность оказалась ещё более обидной. На второй день знакомства она призналась, что у неё уже есть парень. С одной стороны, это было неожиданно, а с другой - вполне ожидаемо, поскольку подтверждало эмпирически доказанное правило, согласно которому мне никогда не повезёт в любви. В ответ на это признание я рассказал ей историю, случившуюся со мной прошлой зимой, а она говорила мне, какой я милый и замечательный...
  На третий день мы продолжили общаться, причём я никак не мог понять, что происходит, поскольку она умудрялась одновременно оказывать мне знаки внимания и рассказывать о своём парне. Я бы понял, если бы он был её ровесником, но её парень был на четыре года старше меня, то есть вдвое старше её. Как оказалось, они общались уже два с половиной года, при этом первый год - на расстоянии, потом этот парень ради неё переехал в Большую Москву, и, едва ей исполнилось шестнадцать лет, как они начали заниматься любовью. А уже через полгода, как только ей исполнится восемнадцать, они планировали свадьбу. Как же я завидовал им, как же мечтал быть на месте того парня! Но увы, пока он познавал секс с юной девственной девочкой, готовой на всё, чтобы сделать ему приятно, я мастурбировал в комнатушке общежития, брошенный, отчаявшийся и готовый свести счёты с жизнью.
  Вечером, когда я после пятого дня конференции прогуливался в ближайшей рощице, оказавшейся кладбищем, мы созвонились в третий раз, причём я делал это уже безо всякой надежды на взаимность. Просто мне хотелось узнать подробности, как такая юная девушка взаимодействовала с парнем вдвое старше её. И вот тут меня снова ждал сюрприз, на этот раз - неожиданно приятный. Когда мы завели разговор на тему секса, оказалось, что я возбудил её одними своими словами, а уж когда обнаружилось, что у нас совпадают фетиши, наше общение вышло на неведомый мне прежде уровень откровенности. После этого как-то так само собой получилось, что мы договорились встретиться в реальности уже на следующий день. Когда я вернулся в квартиру, мы продолжили переписываться, кидая друг другу милые смайлики, картинки и видео, ну а потом случилось самое удивительное - она инициировала разговор по видеосвязи, в ходе которого совершенно неожиданно для меня начала демонстрировать мне своё обнажённое тело. О таком стремительном развитии событий я даже помыслить не мог, однако нельзя не признать, что это было безумно приятно.
  Утром в субботу я проснулся, охваченный предвкушением удивительного дня, и это чувство меня не подвело. Пока моя новая знакомая сидела на курсах по рисованию, я занимался ремонтом своей старой поделки - электронных кошачьих ушек и хвостика на микропроцессорном управлении, приведя их в рабочее состояние, в котором они не находились уже очень давно. Соваться в центр Москвы на автомобиле было глупостью, поэтому я сел на наземное метро и помчался на первое за много месяцев свидание.
  Стоило мне выйти из станции метро, как на меня вихрем налетела прекрасная девушка и заключила меня в такие крепкие объятия, каких у меня ещё никогда не было. Мы гуляли по центру Москвы, крепко держась за руки, чтобы хоть как-то согреть ладони друг друга в этот холодный ветреный день, и говорили обо всём на свете. Единственным табу в нашем общении был её парень - стоило мне попытаться уточнить, что она собирается делать со своими старыми отношениями, раз теперь она со мной, как она замирала и шептала, что не знает. Несмотря на нависшую над нами неопределённость, я беспрестанно кайфовал от непередаваемого ощущения нахождения рядом с девушкой, которой действительно нравился. После прогулки по центру мы поехали на метро в её родной район, находящейся на противоположной окраине Большой Москвы от того района, в котором я снимал квартиру.
  Чтобы немного согреться и перекусить, мы зашли в развлекательный центр, где заняли столик в переполненном кафе. У неё с собой были бутерброды, печенье и какао, а у меня - купленная специально для неё шоколадка. Я даже не смел надеяться на подобную близость, но когда я решился только на то, чтобы слизнуть с её щеки кусочек шоколада, она подставила для меня свои губы, и мы поцеловались взасос. До сих пор я скрежетал зубами от зависти, глядя на целующиеся у всех на виду парочки, и вот теперь, сам оказавшись на этом месте, всласть упивался свалившимся на меня счастьем.
  До её дома мы ехали на автобусе, в котором я незаметно для остальных пассажиров гладил её по внутренней стороне бедра, а она извивалась от возбуждения и шептала, что у неё внутри совсем мокро. Эта девушка жила на восьмом этаже, но мы проехали его и вышли только на шестнадцатом, где в стороне от лифтового холла был укромный уголок, стены которого были покрыты её рисунками, на которых были изображены синие киты. Из окна шестнадцатого этажа расстилался поразительный вид на окраину мегаполиса.
  Оставшись наедине, мы сорвали нашу одежду и принялись ласкать друг друга. Эта девушка безумно хотела меня, даже больше, чем я её, но жалость к старому парню мешала ей, и она зарыдала, уткнувшись в моё плечо. А я чувствовал голую девушку в своих объятиях и разрывался между желанием обладать ей и мыслями о том, правильно ли я поступаю. Но я не мог уйти, не обидев её, и вскоре то, что должно было случиться, случилось. Так я потерял свою девственность - на лестничном пролёте последнего этажа старой шестнадцатиэтажки с девушкой на тринадцать лет младше меня, в которой уже много раз был парень на семнадцать лет старше её.
  Мы бы ещё долго были вместе, мурлыча друг с другом, но всем надо было расходиться по домам, и если ей для этого было достаточно спуститься на лифте, то мой путь через всю Большую Москву запросто мог растянуться на три часа. Хоть станция метро была в целом часе ходьбы, я долетел до неё, словно на крыльях, успев вбежать в подземку всего за несколько минут до её закрытия. 'Вот оно, начало моего счастливого будущего, вот они, мгновения, которые мне потом будет, с кем вспомнить...' - так думал я тогда.
  А вечером в воскресенье моя любимая исчезла из сети, чтобы прислать сообщение, которое заставило меня испытать флешбэк из прошлой зимы:
  Привет.
  Прости, что так бесчеловечно получается...
  Ты очень-очень хороший, тёплый, милый. Я буду скучать по тебе.
  Но... Я не люблю тебя. Это было как солнечный удар (Бунин, знаешь такой его рассказ?). Я и в обычном-то состоянии соображаю не очень, а уж когда мне кто-то нравится, вообще башку сносит... Ты мне очень нравишься, но это не то же самое. Ты милый + я чувствовала, что так сильно нужна тебе... Это для меня сильный магнит. Но второе - это же жалость, не так ли? Тебе не нужна жалость, ты сам писал. Ты же искал настоящую любовь. И ты очень достоин её. Очень-очень желаю тебе удачи, лунный котёнок.
  Ты же классный! Так мило и потрясающе, что ты сделал эти кошачьи ушки, как настоящий изобретатель из книги или фильма. У тебя восхитительные курчавые волосы, я их обожаю. Я уверена, гладить их понравится не только мне. Ты милый, добрый, заботливый, очаровательный. Я не очень умею анализировать и запоминать все качества человека, но у тебя точно много хороших качеств.
  Пожалуйста, я очень тебя прошу, ради меня, ради всех кошкодевочек, ради себя или ради всего, что свято в твоих глазах... Прошу тебя, не отчаивайся. Не сдавайся, не опускай руки. Я в тебя верю, ты оправишься и найдёшь себе такую девушку, что ещё порадуешься, что от меня избавился.
  Пожалуйста, не пиши мне больше, не звони и не приходи. Ты снова очаруешь меня, переманишь к себе ненадолго, но разве это поможет, если ненадолго? Так только ещё больнее всем будет. Просто попрощайся (если захочешь), и всё. Можешь ругаться... Расстраиваться, конечно, тоже можешь... Это разобьёт мне сердце. Но я поплачу, а потом успокоюсь. И ты - тоже. Я в тебя верю.
  Удивительно - всего несколько дней назад я и не знал о существовании этой девушки, а теперь, читая это письмо, готов был разрыдаться от охвативших меня чувств. Я пытался созвониться с ней, но оказалось, что она в это время была вместе со своим парнем, и мой глухой от застрявшего в горле комка голос слышит не только она, но и он. Будучи на грани срыва, подобному испытанному мной полтора года назад, я призвал на помощь своё Сверх-Я, наиболее рациональную часть своего разума, и всё-таки сумел справиться с охватившей меня эмоциональной бурей. В качестве спасения от противоречий, грозящих разрушить мою психику, я решился послать куда подальше любые способы коммуникации и физически разорвал любую связь с внешним миром, вытащив из своего мобильного компьютера сим-карту.
  Весь следующий день я провёл отрезанным от всемирной сети, стараясь погрузиться в суть обсуждаемых на конференции проблем и не думать о произошедшем за последние пять дней. Но вечером, едва вернувшись в квартиру, я засунул сим-карту в мобильный компьютер с поспешностью, с которой утопающий хватается за спасательный круг. Как только я вернулся в сеть, на экране отобразились десятки пропущенных вызовов и сообщений, от содержания которых у меня затрепетало сердце. Ещё ни один человек никогда так не переживал за меня, и меня переполнило невообразимое чувство нежности к этой удивительной девушке. Не успел я прочесть все её сообщения, как она позвонила мне ещё раз, чтобы заплаканным голосом признаться, что любит меня. Я понял, что она нуждается во мне рядом с собой, договорился немедленно приехать и бросился к станции метро.
  Всего за два часа я пересёк Большую Москву, попутно поддерживая эту девушку и ведя непрерывный спор с её старым парнем, написавшим мне. Он оказался довольно корректен со мной, напомнив мне самого себя, и мне даже стало жаль его. Но к согласию мы не могли прийти, поскольку наше будущее зависело не от наших решений, а я от чувств третьего человека.
  Наконец, я добрался до дома этой девушки и был пущен в квартиру, где меня немедленно обняли и накормили бесподобной лазаньей. Я познакомился с её родителями, упомянув о своей работе и увлечениях, на что её мама сказала, что рада видеть человека, который нашёл себя в жизни. Я подумал, что ещё никто никогда так не ошибался в отношении меня, поскольку мне не найти себя в жизни без любимого человека, но вслух ничего не сказал.
  Она вышла проводить меня в подъезд и в лифтовом холле буквально напрыгнула на меня. На этот раз мы не раздевались полностью, однако я мял руками её упругие груди, а она никак не могла оторваться от меня и отчаянно тёрлась промежностью о моё бедро, до боли зажав его между ног. Мы, как и ровно за двое суток до этого, максимально мило попрощались, будто бы и не было вчерашнего страшного письма, и я вновь воспрял духом.
  Однако, пока я шёл к станции метро, меня начало одолевать беспокойство. На мои пожелания спокойной ночи она отвечала скупо, и, уже привыкнув к её пестрящему смайликами тексту, я сразу почувствовал, что что-то не так. Мои попытки выяснить, что случилось, не увенчались успехом, хуже того, отвлёкшись на переписку, я сбавил шаг, что стало моей роковой ошибкой.
  Когда я подбежал к метро, оно уже было закрыто на вход. Я обессилено прислонился лбом к двери из толстого стекла. Квартира, которую я снимал, находилась почти в ста километрах отсюда, на противоположном конце московской агломерации, поэтому нечего было и думать, чтобы дойти до неё пешком. Конечно, я мог вызвать такси, но цены... Взглянув на них и взвесив все за и против, я решил куковать ночь на улице. Сначала мне, разгорячённому быстрой ходьбой, эта идея показалась не такой уж и плохой. Однако на улице с каждой минутой всё сильнее холодало, и я в своей летней курточке начал не на шутку замерзать. Не знаю, что было бы со мной, если бы не круглосуточный магазин, в котором я перекантовался эту ночь. Меня мутило от недосыпа, но хуже всего было моральное состояние. Причина холодности этой девушки объяснилась, когда её парень отправил мне её милое сообщение, от которого меня бросило в озноб. Так вот куда делись предназначенные мне сердечки, из-за которых я опоздал на поезд!
  За полчаса до открытия метро я выполз из магазина и, трясясь в ознобе от пронизывающего меня до самых костей холода, заковылял по направлению к станции метро, где к тому времени уже собралась целая толпа. Люди, вставшие ни свет ни заря, готовились брать штурмом станцию, чтобы ехать работать за многие километры от дома. Я, хоть и не сомкнул глаз этой ночью, жалел их, ведь для меня такая ситуация была исключением из правил, а для многих москвичей - просто ещё одним днём из жизни. Наконец, работники метро открыли двери, и все бросились занимать места в уже стоящем у перрона поезде. Я тоже занял место в вагоне, готовый поспорить, что так далеко, как мне, не придётся ехать ни одному из моих попутчиков.
  Уже спустя час я пересел на поезд наземного метро, а тем временем погода испортилась не на шутку - сплошной пеленой повалил снег. За последние десятилетия глобальное потепление принесло немало неприятностей, среди которых сильнейший снегопад в конце сентября был ещё далеко не самым плохим вариантом. Я смотрел на снежный вихрь за стеклом окна, дрожал на сиденье, свернувшись в комочек и пытаясь хоть как-то согреться, и с ужасом думал, что будет, когда мне придётся покинуть относительно тёплый вагон. Этот миг настал, и, выйдя из поезда, я почувствовал себя в ледяном аду. Огромные хлопья снега падали на землю, покрывая её белоснежным слоем, и таяли на моей куртке, моментально промочив её насквозь, добавив к холоду ещё и сырость. К счастью, моё путешествие уже подошло к концу - не заходя в квартиру, я сразу отправился в выставочный комплекс, где наконец-то смог согреться, а после горячего чая с божественными сэндвичами, начинёнными индейкой и овощами, почувствовал, что умирать мне ещё рановато.
  На конференции я сидел в полусне, но всё же писал ей, надеясь вернуть милое общение. Но в этот день сила была на стороне её старого парня, и ближе к вечеру она вновь меня заблокировала. Впрочем, я находился уже не в том состоянии, чтобы испытывать какие-то эмоции по этому поводу, и, стоило мне добраться до квартиры, как я моментально уснул. Проспал я четырнадцать часов подряд, при этом настолько глубоким и крепким сном, что, проснувшись, чувствовал себя счастливым только от самого факта своего существования. Погода снова резко сменилась - вместо вчерашнего снегопада с небес светило солнце припозднившегося бабьего лета, заливая ярким светом прелестное сочетание синевы луж и опавших листьев. Я шёл по улице к выставочному центру, с наслаждением вдыхая запахи, и все встречавшиеся мне по пути люди казались потрясающе красивыми. Удивительно, насколько благотворным может быть простой здоровый сон! В свете этого прекрасного сентябрьского утра мне хотелось улыбаться всему миру, и я начал с чувством напевать знакомую мне с детства песню:
  Не будут больше надо мной смеяться
  Из твоего подъезда пацаны
  Не нужно по ночам с тобою шляться
  Уж лучше посмотреть спокойно сны!..
  Но стоило мне подключить свой карманный компьютер к интернету и проверить новые сообщения, как от лёгкости, с которой я наслаждался одиночеством, не осталось и следа. Всё было бы просто и ясно, если бы эта девушка оставила меня заблокированным, но в личных сообщениях снова были письма от неё. И вновь началось перетягивание каната, в ходе которого я просил её приехать ко мне, а она писала то о том, что не может без меня, то о том, чтобы я не мучил и заблокировал её, ведь у неё уже есть жених. Эти метания продолжались всю среду, на протяжении которой она то оправляла меня в чёрный список, то присылала мне милые рисунки с нами.
  В четверг я почувствовал, что маятник качнулся в мою сторону. Ещё вчера эта девушка пообещала держать наше общение в тайне от своего парня, а сегодня серьёзно собиралась приехать ко мне вечером. Сделать это у неё не получилось, зато она сполна компенсировала своё отсутствие сеансом видеосвязи, большую часть которого соблазняла меня и возбуждалась сама.
  В пятницу она, как и неделю назад, ездила к своему парню, а когда он ушёл на смену работать кладовщиком, прямо из его квартиры начала закидывать меня своими обнажёнными фото, на которые мне, сидящему на подведении итогов конференции, оставалось только пускать слюнки. Ну а когда лекция подошла к концу, я отправился на строительный рынок, где закупился верёвками, чтобы попробовать связывание, о котором она так мечтала.
  Ещё ночью я почувствовал, что меня то знобит, то кидает в жар, но списал это на волнение перед встречей, хотя я уже заболевал. Но болеть мне было некогда - ранним утром в субботу она приехала ко мне, подарив тем самым неведомое мне прежде счастье, которое было сильнее любого недомогания. Когда я встречал её на станции наземного метро, контролёрша, следившая за проходящими через турникеты пассажирами, пробормотала 'Чего только ни увидишь - девушка с хвостом лисы'. И действительно, из-под юбки у этой девушки торчал пушистый лисий хвост, а на голове красовались ушки.
  Весь этот чудесный день мы по-всякому няшились, связывали и ласкали друг друга без конца и края. Ближе к вечеру я признался, что чувствую себя не очень хорошо, и она призналась в том же. Похоже, я её заразил, на что она совсем не обиделась, а после того, как я поделился с ней противовирусными таблетками, мы пришли к выводу, что болеть вместе очень романтично. Мы играли в старые компьютерные игры, пили чай с вареньем и улыбались друг другу. Ровно сутки мы жили семьёй, и эти сутки, не взирая на паршивое самочувствие, стали лучшими в моей жизни. Ночью мы пытались уснуть в обнимку, но не могли это сделать из-за возбуждения. Рано утром я проводил её до станции метро, а когда, трясясь от озноба, вернулся в квартиру, ждал, пока она не доберётся до дома, после чего сразу же отключился.
  Следующие несколько дней, несмотря на свалившую меня болезнь, были прекрасны. Мы подолгу созванивались, продолжали узнавать увлечения друг друга, играли в сетевые игры, ну и, конечно же, обсуждали наше будущее. В семье она росла не одна, а вместе с младшим братом и сестрой, и тоже мечтала родить трёх детей, что удивительным образом совпадало с моими желаниями. Многие девушки, с которыми мне доводилось общаться, были убеждёнными чайлдфри, и то, что девушка хотела не одного ребёнка когда-нибудь после сорока, а трёх детей и сразу, было редчайшим исключением.
  Спустя четыре дня эта девушка вновь приехала ко мне. По пути в квартиру мы зашли в магазин и вдоволь закупились едой, из которой вместе приготовили сырный суп, вкуснее которого я ещё ничего не ел в своей жизни. На этот раз остаться со мной на ночь у неё не получилось, поскольку родители были не на даче, а ждали её дома, но мы всё равно замечательно провели время вместе, в обнимку друг с другом смотря её любимый сериал.
  Этим вечером я посадил её на поезд наземного метро, после чего больше уже никогда не видел. Она даже не стала писать мне никаких объяснений, просто заблокировав меня везде, где только можно. Впрочем, это и правильно, более чем достаточно было письма десятидневной давности, в котором она ненароком предсказала последующие события. Единственные в моей жизни отношения продлились ровно две недели, при этом девушка, которая была со мной, в это же время ничуть не меньше времени провела с другим парнем.
  Когда я окончательно понял, что она больше не напишет мне, то погрузился в какое-то оцепенение, которое усугублялось продолжающейся болезнью. Страшно даже представить, сколько часов своей жизни я потратил, пытаясь найти свою 'родственную душу'. И вот, я её нашёл и сразу же потерял. Но почему на этот раз я не психую, не бью кулаком об стол и даже помыслить не могу о том, чтобы наложить на себя руки, как это было прошлой зимой?
  В очередной раз жизнь подтвердила простую истину - 'ламповых тян' на свете слишком мало, чтобы их хватило всем нуждающимся в них кунам. Такие бескорыстные девушки существуют, но им приходится разрываться между многими и многими парнями, что никак не вписывается в моногамные отношения. Да, любовь мне не светит, ну и пусть. Мне просто давно пора признать, что никто никогда не скажет мне, что любит меня, а если и скажет, это будет не настоящей любовью, а лишь мимолётным влечением.
  Через несколько месяцев эта девушка выйдет замуж за своего парня, родит ему трёх детей и у них всё будет хорошо. Или не будет? Если она, после двух с половиной лет отношений с ним так легко прыгнула на меня, то кто может гарантировать, что дело ограничится одним мной? Впрочем, какая разница? Всё равно это уже не моя проблема. От осознания этого мне стало гораздо легче, и я, стараясь ни о чём не думать, забылся в горячечном сне.
  За день до нашей последней встречи я решил сделать этой девушке подарок, заказав особый вибратор, который был способен сделать ей ещё приятнее, чем было возможно с использованием имеющихся у меня средств. Эта штука стоила приличных денег - конечно, значительно меньше, чем пара костюмов виртуальной реальности прошлой зимой, но тоже немало. К счастью, я не стал оплачивать заказ сразу же, выбрав опцию оплаты при получении, что впоследствии и спасло мой кошелёк. Последние несколько дней мне на почту приходили всё новые и новые письма следующего содержания:
  Здравствуйте!
  Мы продлили срок хранения Вашего заказа в постамате до 9 октября (четверг) включительно. Обращаем Ваше внимание, что услуга продления срока хранения предоставляется единовременно. Пожалуйста, получите заказ, чтобы его не отправили обратно.
  Хорошего Вам дня!
  Я игнорировал их, пока не столкнулся с угрозой голода - пришло время спуститься в продуктовый магазин. Закупившись в нём едой, я подошёл к постамату, вынул свой карманный компьютер и представил на миг, как прикладываю его к сканеру терминала. Одно небольшое движение, и в моих руках окажется штучка, способная довести до экстаза практически любую девушку. Но для меня в ней не было смысла, поэтому я улыбнулся про себя, резко развернулся и решительным шагом, насколько это позволяла слабость из-за болезни и рюкзак с продуктами, вышел из старого торгового центра.
  Оставшиеся две недели в Большой Москве я провёл в полном одиночестве. Ничего делать не хотелось - я лежал в мокрой от пота постели, вставая лишь затем, чтобы сполоснуться под душем и влить в себя очередную кружку чая, запив ей таблетку противовирусного препарата. Остальное время я либо спал, либо просто глядел в потолок, а мысли в моей разгорячённой голове ворочались в медленной агонии, словно выброшенные на берег рыбы.
  Болезнь окончательно отступила как раз в тот день, когда закончился месяц, на который я арендовал квартиру. Я в пару заходов перетащил свои вещи в автомобиль, заблокировал дверь квартиры, налегке вышел из подъезда и с наслаждением вдохнул прохладный октябрьский воздух. Даже здесь, в этом унылом дворе без единого деревца, переполненном автомобилями и выхлопными газами, после двухнедельного заточения в жарко натопленной комнатушке, дышалось просто замечательно. Сквозь щель между домами во двор ворвался осенний ветер, и моё лицо обдало порывом свежего воздуха.
  - Крепчает ветер!.. - продекламировал я строчку из стихотворения, ставшую названием одного из моих любимых фильмов, - Значит, жить пытайся!
  В детстве я смотрел мультфильм 'Лесная братва', где забавные зверушки, обсуждая попавшийся им на глаза человеческий автомобиль, удивлялись, что такая махина обычно перевозит всего одного человека. Уже тогда я понимал, что данный пассаж должен был агитировать за экологию, и возмутился его необъективностью - ведь в такую машину могли с удобством разместиться пятеро человек. А теперь я поневоле воплощал собой человека из этого мультика, возя в автомобиле, предназначенном для восьми человек, только себя самого. Я и сейчас был целиком за рациональное использование природных ресурсов, но приобрёл автомобиль, о котором давно мечтал - чудо японской автомобильной промышленности полувековой давности. Когда-то этот микроавтобус был верхом технического прогресса, и даже сейчас его комплектация выделялась на фоне автомобильного ширпотреба. Там был встроенный кондиционер, холодильник, телевизор. Три ряда кресел, два из которых могли складываться, превращаясь в двуспальную кровать. Этот микроавтобус был идеальным вариантом для путешествий с любимым человеком по просторам России, но, увы, этой возможностью автомобиля мне не довелось и, похоже, так и не доведётся воспользоваться.
  Когда я выезжал с территории жилого комплекса, мне на глаза попался какой-то блестящий объект, лежащий на обочине дороги рядом с помойкой. Остановившись на обочине, я подбежал к своей находке. Это был огромный телевизор с электронно-лучевой трубкой, какие стояли в каждом доме сорок лет назад, но вот уже как тридцать лет исчезли из продажи, практически моментально вытесненные экранами на основе жидких кристаллов. Напрягшись всем телом, я подхватил телевизор за специальные углубления в корпусе, но он тут же выскользнул из моих рук и завалился боком в грязь. Раздался хруст треснувшего от удара об землю пластика. Массаракш, да этот огромный кинескоп был тяжелее той девушки! Поднатужившись, я всё-таки доволок телевизор до автомобиля и в последнем усилии закинул его в салон.
  Ну что же, как пелось в старой доброй песне, так любимой мной в детстве - 'До свидания, Москва, до свидания... До свиданья, наш ласковый Миша, возвращайся в свой сказочный лес...'. Эта ведь песня про меня! Ласковый Миша, то есть я собственной персоной, возвращается в свой сказочный лес, теперь уже навсегда. Никогда больше и ноги моей не будет ни в основной, ни в 'культурной' столицах России. Пусть туда, как мотыльки на огонь, летят люди, привлечённые лучшей жизнью, возможностями и карьерой. А вот я ни за что не желаю становиться ещё одним 'понаехавшим' в этот мегаполис.
  В зеркале заднего вида мелькнул уродливый жилой массив, в котором я провёл один из самых странных месяцев своей жизни. Я мысленно показал ему неприличный жест, ничуть не жалея о том, что покидаю эти места. А в автомагнитоле, возвращая меня к давним воспоминаниям, играла песня 'Беглянка' легендарной американской рок-группы 'Бон Джови'. И пусть прямой перевод её слов был совсем об ином, задорный ритм этой песни идеально соответствовал моему настроению. Я был счастлив побегу из этого муравейника и скорому возвращению на свои родные просторы.
  Чем дальше я отъезжал от Большой Москвы, тем хуже становилась дорога. Многополосный платный хайвей Москва-Казань, за проезд по которому мне пришлось заплатить кругленькую сумму, был шикарен, но всё хорошее имеет свойство заканчиваться, что и произошло, когда я свернул с него в районе Владимира. Впрочем, основная часть пути до моей вымирающей малой родины была уже преодолена. От Владимира до Иванова вела старая автомагистраль, впрочем, относительно неплохо отремонтированная. Но ещё до того, как я добрался до областного центра, мне пришлось съехать с неё на совсем уже узенькую дорогу областного значения, впрочем, ещё хранящую на себе следы асфальтового полотна. Но после поворота в мою деревню закончилась и она, осталась лишь грунтовка, сильно размокшая под осенними дождями. Чтобы не увязнуть в грязи, я нажатием кнопки включил полный привод, добавив к ведущим задним колёсам также передние. Этот режим вездехода пришёлся весьма кстати, и старенький микроавтобус, жалобно поскрипывая на ухабах, благополучно довёз меня до дома.
  Выбравшись из автомобиля, я вдохнул полной грудью кристально чистый воздух, наполненный неповторимым ароматом вымоченного осенним дождём леса. Определенно, так не подышишь ни в одной точке Большой Москвы. И не только в городах, жителям которых не повезло родиться рядом с огромными подмосковными мусорными полигонами, но даже в московских лесопарках нигде нельзя было спрятаться от постоянного рокота скоростных дорог, и одна только возможность дышать чистый воздух дорогого стоила. И это не говоря уже о том, что в Москве был загрязнён не только воздух, но и ночное небо. Сильнейшее световое загрязнение над мегаполисом затмевало даже самые яркие звёзды, превращая ночное небо в беспросветную пустоту. Конечно, в нынешнюю пасмурную погоду я из своей деревни никаких звёзд всё равно не увижу, но в редкие ясные ноябрьские вечера обязательно воспользуюсь своим телескопом. Определённо, искрящееся звёздами ночное небо, полное удивительных загадок и тайн, достойнее для рассмотрения, чем лента анкет в группах и ботах знакомств, на которые я бессмысленно потратил тысячи, если не десятки тысяч часов своей жизни.
  Купленный мной участок находился в заброшенной деревне, затерянной среди лесов и полей Ивановской области. Забора вокруг него не было, лишь на вкопанных мной столбах покачивались прикрученные ржавой проволокой видеокамеры. За покосившимся деревянным домиком виднелся грандиозный котлован, в котором должен появиться подвальный этаж нового дома. Но денег на него пока не было, и сейчас я жил в старом доме, проданном мне вместе с участком, на котором вполне мог разместиться весь человейник на десять тысяч человек, в котором я прожил месяц в Подмосковье.
  Подойдя к двери, я проделал двойную операцию - снял тяжёлый навесной замок, бывший, наверное, старше этого дома, после чего коснулся большим пальцем правой руки сенсорной панельки, установленной мной этим летом и активизирующей систему умного дома. Киберпанк, который я заслужил...
  - С возвращением домой, мой хороший! - раздался звонкий голос из привинченных к потолку динамиков от старой радиолы, - За время твоего отсутствия дважды отключалось электропитание. Я боялась, что источника бесперебойного питания не хватит, и тогда я не смогу обеспечивать безопасность нашего дома. Ты ведь больше не уедешь так надолго?
  - Да, я больше никуда не уеду, - улыбнулся я своему голосовому помощнику.
  Её звали 'Вика' - виртуальный информационный компьютерный ассистент. Только сейчас до меня дошло, что моего домашнего голосового помощника звали так же, как и ту девушку. Впрочем, какая разница? У той особы, как и у десятков других, моё имя значится в чёрном списке, значит, мне тоже следует забыть их всех. А моя домашняя Вика никуда от меня не денется. Она всегда доброжелательна и готова со мной поговорить. Она управляла освещением в доме и во дворе, камерами видеонаблюдения, ну и, конечно, мультимедийной системой, представлявшей собой проектор и стереосистему на древнем, полувековой давности, усилителе. Благодаря ей в этой столетней деревянной избушке я чувствовал себя уютнее, чем в построенном четверть века назад и уже рассыпающемся на глазах подмосковном человейнике, жители которого до сих пор выплачивали ипотеку за свои комнатушки.
  Я оглядел свой дом, в котором не был целый месяц. Нельзя не признать, что моё жилище выглядело крайне странно, отражая противоречивость своего хозяина. Наскоро приклеенные к гнилым брёвнам дисплеи на жидких кристаллах. Дощатый пол на участках, не заставленных с коробками с моими реликвиями, был идеально чист - робот-пылесос потрудился на славу. Полностью разобранная печка возвышалась грудой поломанных кирпичей во дворе, а вместо неё торчал белоснежный котёл для нагрева воды.
  - Нет соединения с сетью, - оторвала меня от созерцания своих владений Вика, - оплатить подключение к сети 'Старлинк'?
  Мобильного интернета в моей деревне отродясь не было, а о тщетных попытках добиться устойчивого соединения с вышками из районного центра напоминала возвышающаяся во дворе собранная из реек десятиметровая мачта с установленным на ней оборудованием для усиления сигнала. Устав каждый раз наводиться на постоянно затухающий сигнал, я решил проблему кардинально, заказав комплект спутникового интернета 'Старлинк', и вот уже как несколько месяцев не зависел от земной инфраструктуры.
  - Нет, не сейчас, - махнул рукой я. Всё равно в интернете не было никого, кто ждал бы меня там, а здесь мне было чем заняться и без всемирной сети.
  Стянув куртку, я тут же обнаружил, что в моём доме довольно прохладно. Какие же люди всё-таки ненадёжные животные - даже незначительное отклонение температуры от привычной нормы причиняет нам дискомфорт.
  - Вика, включи отопление, - попросил я, кутаясь в толстовку.
  - У меня нет возможностей для этой операции, - замялась Вика.
  Я хлопнул себя по лбу. Действительно, как же я мог забыть! У меня никак не доходили руки включить управления электрическим отоплением в систему умного дома. Повернув реостат, я запустил на полную мощность генераторы инфракрасного излучения. Счётчик, разменявший восьмой десяток лет, начал бешено вращаться, наглядно демонстрируя уходящую на отопление мощность, зато в доме с каждой секундой становилось всё теплее и теплее.
  Пока мой дом прогревался, мне нужно было разогреться самостоятельно, для чего я решил затащить в дом свою сегодняшнюю находку. На этот раз я не надрывался, таская тяжеленный телевизор на руках, а выкатил из притулившегося к дому сарайчика небольшую тележку, на которую и погрузил очередное пополнение своей коллекции. Конечно, пришлось попотеть, взваливая телевизор на тележку, привязывая его к ней, а потом втаскивая тележку на крыльцо дома, но оно того стоило. Раритетный телевизор 'Тошиба' занял достойное место в моей коллекции электроники, встав в один ряд с ещё советским переносным телевизором 'Электроника' и одним из первых 'Самсунгов' на жидких кристаллах.
  Первым делом я решил проверить свою находку, подключив к ней ещё одно своё приобретение, обошедшееся мне меньше, чем стоила бы игрушка для удовлетворения той девушки. Это была раритетная игровая приставка фирмы 'Сони', выпущенная задолго до моего рождения. В детстве у меня не было игровых приставок, более того, я даже не знал об их существовании, и сейчас, окружив себя всей этой техникой, пытался наверстать упущенное. Я подключил её к так кстати попавшемуся мне на дороге телевизору, вставил диск и запустил игру 'Атлантида: Затерянный мир', пытаясь представить, что смотрю на её низкополигональную трёхмерную графику, устаревшую ещё тридцать лет назад, как на нечто поражающее воображение.
  Отложив игру, я вдыхал незабываемый аромат страниц старых книг, листал собрания сочинений Герберта Уэллса, Джека Лондона, Алексея Толстого и Александра Беляева. Крайне осторожно, чтобы ненароком не повредить, переворачивал страницы одной из драгоценнейших реликвий моего детства - передаваемой по наследству энциклопедии 'Почемучка', и с удовольствием обнаруживал, что до сих пор помню наизусть стихотворения оттуда. Со слезами на глазах перебирал коллекцию игрушек из киндер-сюрприза, с которыми у меня было связано немало трогательных детских воспоминаний.
  Затем я открыл коробку с огромной коллекцией старинных мобильных телефонов, в большинстве своём купленных на барахолке за смешные деньги, и попробовал включить некоторые из них, но старые аккумуляторы были полностью разряжены. Зато мне попался на глаза сенсорный телефон, на который я фотографировал свою первую любовь в день нашего знакомства на краеведческой эстафете. С того памятного дня прошло целых пятнадцать лет, но мне казалось, что это было только вчера, а все минувшие с тех пор годы были просто кошмарным сном, пустым и бессмысленным. На исцарапанный пластик сенсорного дисплея упали солёные капли слёз...
  Потом я провёл ещё один ритуал, один из самых сложных. Вытащив на свет кинопроектор 'Русь' родом из СССР, я предельно осторожно вставил в него плёнку, попутно вспоминая, как правильно располагать её в сложном механизме, состоящем из множества зубчатых колёс и валиков, на что ушло минут десять. Затем я включил его, но ненадолго - установленная в проектор мощная галогенная лампа имела свой срок службы, но таких не производили уже как полвека, и, если она перегорит, вторую мне будет взять негде. Кинопроектор оглушительно тарахтел прямо мне в ухо и слепил глаза, но результат того стоил. На развёрнутом полотне с переменной скоростью возникала беззвучная кинохроника моей семьи шестидесятилетней давности, когда моя мама в буквальном смысле ходила под стол пешком.
  После киноплёнок я перешёл к более современным носителям информации, проигрывая видеокассеты с семейными записями тридцатилетней давности, и с замиранием сердца наблюдал за тем, как уже давно отжившая своё технология воскрешает кусочки моего раннего детства. Пока я возился с видеомагнитофонами, в памяти всплыл момент из недавнего прошлого. Семь лет назад, в такой же понурый осенний день, я возвращался с барахолки, где приобрёл несколько электронных артефактов из прошлого, в том числе - японский видеомагнитофон, который не влез в мой рюкзак, из-за чего мне пришлось нести его в руках, прижимая к себе. У моего подъезда красиво, как в кино, целовалась парочка, а я, обнимая видеомагнитофон, с лицом лягушки прошёл мимо них. Тогда я крайне болезненно переживал, что просиживаю молодость над никому не нужным барахлом и вынужден вместо девушек целовать фотоаппараты и обнимать видеомагнитофоны. Но разве это плохо? Если моя большая любовь не нужна людям, я буду дарить её вещам, от которых можно не требовать любви взамен. С вещами, в отличие от людей, можно быть уверенным, что они никогда не обманут и не предадут.
  Во время ревизии ещё одной части своей коллекции, состоящей из старых ноутбуков, сейчас уже ни на что не годных, но когда-то стоивших огромных денег, я нашёл на одном из них папку со скачанными ещё в школе порновидео. Некоторые видео были совершенно безобидными, в них демонстрировали себя японские школьницы в купальниках, но они меня уже давно не возбуждали, поэтому я включил кое-что пожёстче. В итоге я всё-таки кончил, но особого удовольствия от этого не испытал. Миг пикового наслаждения сменился отходняком, во время которого меня охватила волна ненависти и презрения к самому себе. Ну почему я так завишу от этого мерзкого желания, преследующего меня каждый день? Будь проклято моё либидо, уже столько лет выносящее в хлам мои золотые мозги!
  Интересно, если посчитать, то за свою жизнь я мастурбировал примерно десять тысяч раз, а с девушкой так или иначе я кончил всего десять. Это всего одна тысячная доля или десятая часть процента - мельчайшая толика, которой ни за что и никогда не покрыть моё многолетнее ежедневное унижение. Не жил половой жизнью - нечего и начинать. Ложка хороша к обеду. Если у человека в детстве не было велосипеда, а сейчас он ездит на 'Мерседесе', то в детстве у него всё равно не было велосипеда. Однако есть вещи, которые, эмулировав в своём сознании детское восприятие, можно познавать в каком угодно возрасте. Те же книги, компьютерные игры или конструкторы. Тогда как любовь всегда штука сложная, а такая любовь, которую я искал всю жизнь - просто невозможная, особенно в моём возрасте. Ну а естественные ежедневные позывы надо удовлетворять самому, даже не помышляя о том, что в этом мне может помогать живой человек рядом со мной - любимая девушка, которой я тоже могу доставлять наслаждение.
  Я начитался немало историй, которые раз за разом только убеждали меня в полной безысходности, собственной неполноценности и подрывали мою веру в себя. Если им верить, то для того, чтобы стать успешным в сексуальной жизни, мне придётся уничтожить всё самое лучшее в себе, всю свою идентичность. Даже если это получится, стоит ли оно того, если никакой секс всё равно не даст мне того, о чём я действительно мечтаю? Какое право они имеют возводить в абсолют это низкое влечение? А не пойти ли им всем куда подальше? Я не хочу играть по их правилам и жить в клетке их стереотипов! У меня есть собственная гордость, и я буду играть свою музыку! На волне этих чувств я нашёл и запустил клип с песней из любимого сериала моего детства 'Пропавшие' - 'Сочиняй свою собственную музыку':
  Скорее всего, ты никуда не попадешь,
  Это самый одинокий тип одиночек,
  Всё может очень плохо обернуться,
  Ведь заниматься тем, чем тебе нравится, - самое сложное занятие.
  Но тебе следует сочинять свою собственную музыку,
  Петь свою особую песню.
  Сочиняй свою собственную музыку,
  Даже если никто не подпевает...
  В памяти старого ноутбука были записаны не только видео для взрослых и старые клипы. Особую ценность для меня представляла папка, в которой хранились файлы, связанные с моей первой любовью. Сначала я пролистал её фотографии, самой свежей из которых было уже больше десяти лет. Моя любовь вовсе не была красивой девушкой, что я замечал ещё во время наших прогулок. Инстинкты говорили мне, что она не нравится мне, как самка, но высшие чувства твердили совершенно иное, ведь я видел в ней человека, личность которого казалась мне куда интереснее моей, что для меня важнее любой сексуальной привлекательности. В отдельной папке хранились давние рисунки моей первой любви, сделанные ей ещё в школе. В них, словно в калейдоскопе, отражался её внутренний мир - любимые герои из книг, фильмов, игр, реальные учёные и музыканты... Уже потом она стала довольно известной художницей, но мне были милее всего её первые работы, которые она показывала мне прямо из своих рук. Я листал эти рисунки, вспоминал немногие встречи с ней, и на мои глаза наворачивались слёзы...
  За окнами избушки чернела тёмная октябрьская ночь, и я не спал уже почти сутки подряд. Однако спать мне не хотелось - после опостылевшего жара болезни я чувствовал себя удивительно свежим и бодрым. Но в глубине моей души зрела печаль, в чём-то схожая, но, в то же время, разительно отличающаяся от моего отчаяния прошлой зимой, когда я чуть было не убил себя. Отличным способом ещё сильнее погрузиться в эту светлую грусть - посмотреть какое-нибудь сентиментальное аниме, что я и сделал. Среди файлов, хранившихся в памяти раритетного ноутбука, нашлось старое, времён моего рождения, аниме Макото Синкая 'Пять сантиметров в секунду', в неторопливое повествование которого я погрузился с головой. Неимоверно печальная заключительная песня исполнялась на японском языке, но внизу экрана высвечивались русские субтитры:
  Я всегда и повсюду ищу тебя
  Всё время ловлю твой радужный взгляд
  В далёком светлом окне
  На полустанке в ночи
  Пусть даже я твёрдо знаю - там нет тебя
  Если бы только сбывались желания
  Я сразу предстал бы перед тобой
  Я одолел бы шутя
  Сто миллионов преград
  Я всё бы отдал, чтобы только обнять тебя
  Если б я тяготился одиночеством
  Кто угодно мог меня спасти
  Только врать самому себе не хочется...
  Вот именно! Хватит врать самому себе - меня уже никто не спасёт! Никто не услышит, никто не придёт, никто не поможет, никто не спасёт! Меня тяготит вовсе не одиночество, а понимание того, что уже ничего не исправить. Моя трагедия в том, что, в отличие от многих людей, в своё время у меня никогда не было никаких подобных чувств. Мне ещё хуже, чем главному герою этого аниме. Пусть он несчастлив в настоящем, но у него хотя бы есть, что вспомнить, а всё, что у меня есть - это мечты, которым уже никогда не стать явью. А дальше я уже в голос рыдал под эту песню, даже не пытаясь сдерживать слёзы. Всё, что мне остаётся, это пытаться представить, каково это - настоящая подростковая взаимная любовь, не имея ни малейшего шанса испытать её в реальности. Я окончательно осознал, что всё моё трепыхание, все мои бесчисленные попытки знакомств за последние десять лет были пустой тратой времени, не имевшей ни единого шанса на успех. Любовь - это настолько важная вещь, в которой должно быть либо всё, либо ничего. Всего у меня уже никогда не будет, значит, я выбираю ничего!
  В чёрном зеркале экрана выключенного ноутбука отражалось неказистое убранство избушки и моя физиономия с тёмными кругами под глазами, из-за которых я напоминал панду. Как бы я был счастлив, если бы в этом импровизированном зеркале отражался не только я, но и моя любимая, настоящая, искренняя девушка, подобная той москвичке... Представив на миг эту картину, я усилием воли запретил себе даже думать об этом.
  Пожелав электронной Вике спокойной ночи, я завалился спать в старую поскрипывающую кровать с продавленной железной сеткой. На этом раритетном ложе, должно быть, несколько лет назад умерла старушка, которой раньше принадлежала эта избушка. Когда-нибудь я всё-таки дострою новый дом и куплю туда современную кровать с ортопедическим матрасом, но это будет ещё очень не скоро. Ну а пока мне приходилось жить в таком своеобразном деревенском киберпанке, в котором насквозь прогнившие бревенчатые стены, ржавая кровать и туалет в виде дырки в земле успешно сочетались с высокоскоростным спутниковым интернетом, искусственным интеллектом и шлемом виртуальной реальности. Впрочем, интернета у меня сейчас не было, чему я был, как ни странно, даже рад. Чтобы снизить расходы на электроэнергию, а заодно - обезопасить себя от пожара, я выключил инфракрасные обогреватели. Как-нибудь надо будет написать программу, которая бы автоматически включала обогреватели при температуре ниже определённого предела, но это потом. А пока я натянул на себя тяжёлое шерстяное одеяло и с наслаждением растянулся под ним.
  Вдоволь наплакавшись, я засыпал с улыбкой на губах, вдохновлённый своим решением. Если я больше никого не буду искать, то не испытаю больше никаких мучительных попыток и разочарований. Вот о чём я действительно жалел, так это о том, что мне не суждено будет оставить потомство. С каждым годом я всё больше думал о том, как здорово было бы воспитать своих детей, научить их всему тому, что я знаю, читать им на ночь сказочные повести, кататься с ними на велосипедах по окрестным лесам и полям...
  А если взять мою идею-фикс, то мне бы хотелось построить вместе со своей дочкой самолёт, как это сделал отец Сабрины Пастерски тридцать лет назад. Тогда она была двенадцатилетней девочкой, увлечённой самолётами и наукой, а сейчас стала всемирно известной исследовательницей, предложившей революционные теории в области физики элементарных частиц. Хотел бы я помочь своей дочери пройти схожий путь, сделав так, чтобы она не потеряла себя, не замкнулась в своих комплексах, а нашла своё призвание, сделав тем самым этот неблагодарный мир хоть чуточку лучше. Да даже если бы она не хватала звёзд с неба, а была бы обычным ребёнком - какое счастье было бы просто рассказывать ей о всяких интересных вещах, учить чему-нибудь новому, смотреть, как она растёт, умнеет и хорошеет...
  Да уж, всё это было бы очень здорово, если бы было возможно в реальности. Однако уже давно пора было признать, что человека, который одновременно захочет стать мамой моих детей, и которого бы я полюбил, просто не существует. Нет, конечно, я бы мог расширить критерии поиска и найти какую-нибудь бедную глупую девушку, которая согласилась бы стать моей женой. Но я бы к ней ничего не чувствовал которая была бы для меня просто куклой для секса и ходячим инкубатором. Ну уж нет, на такую сделку со своей совестью я не пойду ни за что на свете - уж лучше оставаться вечно одиноким. Я сам себя загнал в ловушку, из которой никуда сбежать уже не смогу. Так и останусь помирать в своей уже давно умершей деревне, как забившийся в норку премудрый пескарь из сказки Салтыкова-Щедрина.
  Однако мне будет чем заняться в одиночестве. Как минимум, меня окружает оставшийся от детства и собранный позже хлам, каждая частичка которого задевает определённые струны моей души, и который можно перебирать практически бесконечно. Помимо этого, мне надо как-то зарабатывать себе на жизнь, так что завтра я, как миленький, оплачу подключение к сети и продолжу работать над своими проектами. Заработанные деньги пойдут на строительство нового дома, в котором, при иных обстоятельствах, могли бы с комфортом разместиться двое взрослых и трое детей, но буду жить лишь я один. Кстати, раз уж любимая кошкодевочка мне не светит, надо будет завести обычную кошку - домашние питомцы достойны ничуть не меньшей любви, чем ставшие ненужными вещи. Ну а для досуга существуют тысячи книг, фильмов и игр, которые я уже давно планировал прочесть, посмотреть, пройти, и которых с избытком хватит мне на всю оставшуюся жизнь...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"