Певнев К.Г.: другие произведения.

Улица "Хвойной черты"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    День, остановивший для главного героя рутинные будни на зло ежедневной реальности и обыденности. Оказавшись там, где всё так, похоже, и в то же время так по-другому, он пытается найти путь домой и в то же время увлечен новыми людьми и событиями. Оба пути на первый взгляд правильные. Но выбрать можно только один.

  
 []
  
  
   Глава первая Дома, высокие жилые дома. Девяти и щеснадцатиэтиажные. Их строили ещё до нашего рождения. К две тысячи десятому году на первых этажах не было ни одного офиса, выдолбленного из квартиры, ни единого граффити на стенах. Хотя видно, что возведенные в восьмидесятые дома, уже выглядят не очень свежо. Зато везде порядок. В подъездах чистота, не вызывающая тревогу, как везде в нашей стране чувствуешь злость тех орангутангов, что раздолбали почтовые ящики. При всём при этом, в этом городе нет видео камер скрытого и наружного наблюдения, помогающих обычно сдержать вандализм некоторых "граждан". Большую часть города я не видел, так как попал на окраину. С крыши девятиэтажного дома, я смотрел на лес, сидя на краю лифтового строения. Большой хвойный лес, перед которым остановилось расширение города, недостроенного мегаполиса. Справа были мосты, никогда такого не видел. Они были разных сплетений, уводящие водителей над лесом в другие районы не выросшего в еще одну Москву города. Причудливо они кружили и между домами, высотными жилыми, за ними находились еще такие же, и еще и еще. Без магазинов и офисов, выдолбленных из квартир первого этажа. Были только супермаркеты, отдельные здания, на район. По-моему, очень цивильно. Как до моего рождения, лет так двадцать пять назад. Хотя полу лес, полувысотный город, такого я еще никогда не видел. Под нами с Ириной то и дело срабатывал лифт. Представлю мою новую знакомую. Ирина она живет здесь. Миловидная девушка восемнадцати лет (признаться честно, я подумал, что ей около двадцати). Её карие глазки встретили меня без страха во взгляде, а светлые волосы кофемолочного оттенка тем временем раздувались на легком ветру. Живет на седьмом этаже этого же дома. Знает все нычки, где найти ключи от той или иной крыши. Я познакомился с ней сегодня днем, сразу как вышел из лесу и попал сюда. Спросил для начала, сколько времени и какая это улица. Ответ был для меня малость интригующим. Ведь в городе, где живу я, нет улицы "Хвойной черты" и это я точно знаю! Так и завязался разговор. Оказалось я здесь такой не первый. Девушка любезно напоила меня чаем и рассказала об истории этого города. Общение продолжилось, когда уже смеркалось. Она пригласила меня на крышу. - Строительство прекратили, когда рабочие начали бесследно пропадать. - Рассказывала она, глядя на меня, когда история дошла до названия улицы. - Одни, вторые, третьи. Десятки человек, так и не были найдены. Из этого леса никто не возвращается. Я сначала посмотрел на темную полосу хвойных верхушек, а затем снова на неё - Совсем? - Было раз, один строитель, вышел оттуда, на этот пустырь - Ответила Ирина, показав пальцем на заросшую растениями и сорняками поляну. По ней я и шел к этим домам, переступая через брошенные много лет назад строительные материалы. - Но так ничего и не выудили из него. Он не разговаривал. Взгляд был просто в никуда. - Дальше она продолжила, замедляясь - Он сел на бетонную плиту и смотрел перед собой. Сидел и смотрел. - Иииии? - Протянул я. Звезды сквозь разрывы в облаках очень украшали момент сидящей рядом Ирины. - Говорят он всё еще в той больничке, молчит. Она посмотрела на меня. - Как растение. Короткая пауза. - Понятно. - Произнес я. - В честь этого леса и назвали улицу? - Да. И события сыграли роль. - А если от туда никто не выходит, как я через него прошел? - Никто не знает. - Ответила она сходу. - Но еще было два человека, утверждавших, что они из какой-то страны. У нас нет понятия "страна". - Девушка нахмурила брови. - Одна даже утверждала что она из другого мира. - И где они сейчас? - Живут и работают здесь. Женщину проверили в психбольнице, здорова она или нет. Отклонений не выявили, решили что фантазерка, отпустили, описав как человека без определенного места жительства. Сейчас работает где-то в Солене. - В Солене? - Да, в Солене, ближайший к нам город. - Как давно это было? - Года три назад. Точно не помню. Устав неподвижно сидеть, я поднялся на ноги и спустился на крышу. - Далеко? - Поинтересовалась девушка. - На крышу. - Улыбнулся я. Хотя мне было не до смеха. Я был в непонятном, незнакомом месте, в котором неизвестно как очутился. А самое пугающее - дальше - неизвестность. Встав на фоне заплетенных между домами мостов, освещенных оранжевыми фонарями, я спросил "А что она фантазировала?" - Кто? - Переспросила Ирина, спускаясь с лифтового отсека по лестнице. - Эта женщина? Ответ слышался где-то позади меня. - Рассказывала, что в её мире есть города, с названиями которых нет здесь, в нашем мире. Что телефоны носят с собой. Обо всякой фигне фантастической. Я обернулся. - Фантастической? А какой сейчас год? Девушка перекошено посмотрела на меня. - Две тысячи десятый. - Ии.и... - Я заикнулся. - И нет сотовых? - Чего нет? - Сотовых телефонов? - Нет. Не знаю такого. - Интернета? - Точно нет! - Рассмеялась девушка. - У тебя дома я не заметил даже компьютера. - Ооо...Ну это есть только в службе занятости. Я глубоко вздохнул, глядя на Ирину. Ее карие глаза блестели интересом. - Ты тоже хочешь сказать, что ты не из нашего мира? - Боюсь...что да. Девушка рассмеялась. - С таким соседством... - Раздвинув руки в стороны, повернулась в сторону леса. - ... Неудивительно. - И не страшно жить рядом? - Нет! - Слету повернулась она. - Лично мне интересно. - Почему? - Знаешь, время от времени мы наблюдаем здесь летающие тарелки. Ночью, они прилетают и садятся туда, скрываясь за деревьями. Но больше всего мне нравится...Как бы описать... Она посмотрела в небо, пытаясь, что-то вспомнить. - Представляешь, как змеи ползают? - Ну... - Воооот... По небу, над лесом, летают такие белые, светящиеся существа, большие, как змеи. Прорезают небо и исчезают в воздухе как в стенах, либо впиваются в лес, и исчезают за соснами. Жалко кинокамеры нет ни у кого в нашем районе. Я уж не стал расспрашивать, куда делась вся цифровая техника. Не хотел в психушку угодить. - ...Так бы запечатлеть. А то случается редко. Раз в несколько месяцев. Спонтанно. - Закончила девушка и посмотрела на меня. Я присел, глядя на лес. Ночью, он выглядел темной полосой. Повернул голову, посмотрел на дома за мостами. В окнах горел свет. Десятки, сотни, тысячи окон, в которых тебя не знают и не ждут. Совершенно чужие тебе люди с другим пониманием мира и идеалами жизни. Машины, со знакомыми значком на капоте, но совсем другим внешним видом, двигаются, исчезая вдали, за верхушками сосен, на уровне которых отстроена трасса в другой район этого непонятного города, который ты мог видеть только во снах. А теперь подобное стало явью. - Костя - Окликнула меня Ирина, выдернув из мыслей. - Через десять минут выключат свет в городе, нам нужно спустится с крыши, иначе ничего не будет видно. Переломаем шеи себе, пока будем искать дорогу назад. Я сначала проигнорировал её слова. - Что мне теперь делать? - Утром, обратись в милицию, скажи, что не помнишь кто ты и откуда. Там помогут! Нельзя чтобы тебя забрали в больницу к психам. - Произнесла Ирина, подойдя ко мне и взяв за руку. - А пока, побудешь у меня. Мама работает. Потянув меня в сторону спуска на девятый этаж, она подняла меня на ноги, но я её остановил, сжав кисть в руке. - Ирина. И последний вопрос на сегодня. Можно? - Да. - Произнесла она заинтригованно. - Почему ты мне веришь? Её личико приподнялась в выражении, дав понять правдивость и серьезность ответа. - Я видела с балкона, как ты вышел из лесу... Глава вторая Как бы сильно тебе не хотелось спать, Костя, ты проснешься вместе с солнцем, в этой большой комнате, с ковровым покрытием начала девяностых, но таким уютным и напоминающим дом в котором ты вырос. За белой оконной рамой, едва видимой сквозь полупрозрачный тюль. За редкими, растянутыми облаками, распростирался утренний свет, а во внешнем мире, тянулись звуки...слегка неясные...звуки каких-то паромов, которые исчезают с полным восходом солнца. Даже если облака затянули небосвод, их всё равно слышно. Но, тревога будит, как бы красиво утро не звучало и не выглядело. Всегда по первости будила, когда ночую вне дома. А тем утром я почувствовал её острее обычного. Просыпаясь так, вне домашнего очага, стараешься не нарушать тишину другого. Того, в котором находишься. Хотя в том случае стоит, сказать очутился. Ирина спала в соседней комнате. Мне было немножко не по себе оттого, что она пригласила меня к себе домой. Но, веря её словам, я понял, что она мне доверяет. В груди, рядом с сердцем, билось большое желание этот кредит доверия оправдать. У меня приятные мурашки табуном пробегали по спине от мысли, как вместе с сердцем стучит что-то еще. Нечто более ощутимое, чем тревога и ситуация в которой я оказался. Она мне понравилась. Её образ жизни, который я увидел, мимика, и голос хорошо смягчали жесткость приземления в новой реальности. В какой палате под замком я бы находился в то утро, если бы не Ирина. Без неё бы еще не узнал о людях, которые утверждали, что 'они из какой-то страны'. Собственно слухи об этих двоих меня успокаивали. Втроем всегда легче разделять сумасшествие. Лежа под теплым одеялом на софе, в потоке мыслей и новых эмоций, мои глаза начали медленно закрываться. И это, не смотря на фразу 'Мама работает'. А до скольки она работает, одному мне неизвестно. Не очень-то хотелось спалиться здесь. Так что потихоньку со спинки софы я стянул джинсы под одеяло и как можно тише их одел. Так же тихо, насколько это было возможно, я поднялся, чтобы одеть толстовку. После аккуратно сложил всё постельное бельё. Тихо, чуть ли не на цыпочках, я подошел к окну. Вид был замечательным. Поднявшись над лесом, солнце, едва оставляя верхушки сосен, стремительно тянулось вверх. Светило оказалось невысоко над высотной трассой, уходящей далеко за загадочный горизонт. Оранжевые блики асфальта ровно легли на дорожную гладь, которую периодически тревожили автомобили. В груди билось беспокойство и растерянность. Все кто были дома - меня потеряли. Где-то я появился, а где-то - пропал. Помню, что это был сон - не больше. Но вновь вспомнил, что здесь я такой не один и какая-та надежда есть. Как говорят многие философы 'мы притягиваем то, о чем думаем'. Вот и, кажется, сбылось. Только я хотел отойти от окна, задергивая занавеску, чуть не подлетел в воздух от странного шороха под ногами. Чуть не вскипел от неожиданности. Обернувшись, увидел, как за софу панически что-то залезло. Нечто маленькое, размером с детский мячик, предположительно шерстяное. Непохожее на щенка или любое другое изветсное мне животное. С опаской, переступая страх, я направился к софе. С детства отличался излишней любознательностью. Отодвигать софу не рискнул, лишний шум, но заглянул за щель, между стеной и спинкой. Медленно, медленно глядя на нечто пушистое забившееся за диваном, почти полностью облокотился на спинку софы. Существо похожее на увеличенного под лупой котенка дрожало. Благо было светлого окраса. Секунд тридцать я разглядывал странное творение природы (а может генетических экспериментов) пока оно не подняло на меня свои большие дрожащие глаза. Прежде чем отскочить с перепугу, в отражении больших выпученных глаз я смог разглядеть светлую полоску и мою голову по середине. Существо оказалось похоже на кошку, с огромными глазами. Раза в три больше обычного. Взгляд её завораживал и не отпускал. Дрожащая сетчатка успокаивалась. Белое и пушистое нечто резко повернуло голову и будто посмотрело влево. 'Но там только стенка софы' - Подумал я. Только когда повторился звук оказалось что я его под гипнозом просто не услышал. Кто-то ковырял замок входной двери и явно собирался войти в квартиру. 'Ммм...Рановато нам знакомится' - Подумал я о матери Ирины, отойдя от софы. Как ковбой дикого запада я стоял в комнате как посреди пустыни - взгляд перед собой, на противника (в том случае входная дверь), руки не касаясь туловища опушены по швам. Не знал, что мне делать. Уже представлял, как я скажу 'здравствуйте' ошарашенной женщине. Замок открывался. Я пошел в коридор, приняв решение надев -кроссовки, бесцеремонно покинуть квартиру. Не успел я наклонится за своими адидасами, как меня за плечо хватает Ирина, и затаскивает к себе в комнату. Со словами 'быстро, быстро' она открывает мне свой шифанер. Пары секунд мне хватило только чтобы посмотреть на нее, а та уже впихнула меня в свой гардероб. Всё что я успел заметить - её шикарные волосы были распущены, а из одежды одна голубая мужская рубашка двукратного размера. -------------------------- К нашему появлению на улице небо прочистилось. Было ярко голубым. Обрывистые и редкие белоснежные облака перемещались себе между панельными высотками. Утренняя роса стекала по зеленой траве. Обернувшись по сторонам, я заметил, что все газоны вокруг были ровно выстрижены. Как на заказ. Ни единой бумажки на них. Выйдя из-за тени высотного дома, солнце ударило прямо нам в глаза. - Не отставай! - Сказала Ирина. - Как далеко участковый? Ира повернулась ко мне. - Да не особо. Я догнал её. - Расскажи, пожалуйста, почему у вас та часть города... - показал я в сторону мегаполиса. - Таких причудливых расположений? - Причудливых расположений? - Переспросила она. - Там откуда я родом дома расположены блоками, в прямоугольные и квадратные кварталы. Так мы их и называем. Она пожала плечами, щуря глазки от солнца. - У нас дома расположены 'Иллюзорами' и у каждого своё имя. Я перекосил брови. Мимо ходили люди. Одетые гораздо проще, чем я привык видеть. Но, будучи одетым Ириной в старые вещи её отца, я сливался с толпой в голубой рубашке, в которой я её видел утром и туфлях из кожезаменителя. - Откуда пошло такое название? Ира вздохнула. - Ну...Иллюзоры они разных форм если смотреть сверху. Как иллюзии художника. - И как имя этого иллюзора? - Достаточно просто. Хвойный. - Ага. - Отметил я, дав знать, что услышал. Проходя мимо немногочисленных автомобилей, я разглядывал их с большим интересом. - А у тебя водитеслькое есть? Девушка улыбнулась. - Что? Сиденье? - Да нет. Права. С дворовой территории мы сошли на асфальтовую дорожку дугой уходящей за деревья палисадника. - Нет! - Категорически помотала она головой. - У нас, их выдают только служащим на городской основе. - Это как? - Полиция, военные, врачи, ученые... - Поэтому машин так мало. Ира улыбнулась. - А надо больше? Закатывая длинный мне рукав, по локоть, я ответил: 'У нас все желающие могут права получить, главное деньги плати' - И сколько же у вас машин там? - Великое множество. - А у тебя есть? Я вскочил на поребрик, и секунд десять шел по нему, удерживая равновесие. - Да. Синяя. Модель называть не стал, будучи уверенным, что такой здесь не существует. - А я никогда не водила автомобиль. Наверно классно! - Тебе бы понравилось. - А как называется этот город? - Вербург. - Такой не похожий на мой, но название близко к моему. Екатеринбург. Обернувшись по сторонам, я вновь прочувствовал полноту новых ощущений мира, в котором нахожусь. Всё не так. Всё воспринимается по-другому. Атмосфера жизни здесь совсем не такая как дома. И тут я вспомнил про дом. Про маму и брата. Я остановился. - Что случилось? - Поинтересовалась Ирина. Я посмотрел на неё и плавно отвел взгляд в строну. - А как я вернусь домой? Мимо нас проходили люди с сумками, книгами. А оранжеватое солнце, занимающее почти четверть небосвода, поднималось всё выше, увеличиваясь в диаметре. - Я даже не знаю, куда попал. А как же мама и брат? Куда они без меня? Ира подошла ко мне. - Помогу чем с могу. - Сказала она, сбавив тон, намекнув мне таким образом, что не нужно так громко вслух об этом разголяться. - Пожалуйста, не переживай. - А может, - продолжил шепотом - обратно в лес? - Нет! - Никто не знает природу явлений происходящих там. Люди от туда не возвращаются! - Но я же пришел. - Не могу отпустить тебя! У меня поднялись обе брови. - Пойдем! - Сказала она, как точку, поставила, схватила за руку и повела меня за собой. -------------------------- - Имя? - Спросил человек в черной форме, записывая все, что я говорю в свою анкету. - Константин. - Ответил я. Кабинет был средних размеров. На власть и полномочия этого человека в районе ничего не указывало. Ни наград на полках, ни грамот в рамках на стене. Только рабочая обстановка. - Фамилия? - Не могу вспомнить. - Ладно. - Терпеливо вздохнул он. - Из какого города прибыли к нам? - Не могу вспомнить. Тот отложил ручку и угрюмо посмотрел на меня. Его густые брови нависли над недоверчивым взглядом. - В нашем районе уже хватило беглецов из Солена. - Из Солена? - Со скептицизмом в голосе спросил я. - Да. - Я не знаю такого. Короткая пауза и я осмелился спросить 'как мне быть дальше?' Он откинулся на стул, указав на меня ладонью. - Ну, сам подумай. Ни прописки, ни памяти. Ладно, имя своё помнишь. Я молчу. Ничего не отвечаю, будучи прижатым, к стулу чувством 'плыву по течению. Будь что будет'. Жду. - Что скажешь еще? Кроме того, что ничего не помнишь. 'А что ты ждешь?' - Ответил я про себя. - 'Нахожусь неизвестно где, явно далеко от дома в каком-то затерянном городе полным Иллюзоров вместо кварталов' Тут то я и начал понимать, что милиция здесь не помощь. - Что скажу... - Ответил я, опустив глаза. - Можно я пойду? - Нет! - Ответил человек, в форме взяв ручку обратно в левую руку. - Пройдешь курс реабилитации. Там тебе помогут восстановить память. Мне ничего не оставалось делать, кроме как согласиться. А куда деваться? Там хоть накормят, спать уложат, давление померят, а после воткнут катетер в вену. Лучше чем на улице ночевать. Ирина не может меня приводить каждую ночь. Решил, на первое время пока хватит и больницы. Командир снял трубку телефона с дисковым номеронабирателем и позвал в комнату сопровождение. В кабинет вошли два милиционера в таких же черных формах. - Вот направление. - Протянул он мою анкету одному из своих подчиненных. - Четвертая больница. 'Четвертая больница' - Повторил я про себя. - 'Дожил...'. Покидая здание в сопровождении двух сотрудников МВД, меня встретил обеспокоенный взгляд Ирины. Но беспокойстве было умеренным. Девочка предполагала, куда меня могут увезти. - И далеко ваша, четвертая больница? - показательно спросил я у одного из 'провожающих' в надежде, что Ирина услышит это. - Приедем, узнаешь. Меня посадили в машину. За глухим звуком двигателя, я посмотрел на Ирину, провожающую нас взглядом. Её фигурка становилась всё меньше и меньше по мере продвижения автомобиля. После поворота я уставился вперед, разглядывая Иллюзорные улицы. Хоть перекрестки напоминали домашние. Все цвета такие же. Но пешеходов явно больше чем машин. Через две минуты мы выехали на кольцевую дорогу, возвышаясь над городом. Ограждения были недостаточно низкими, чтобы потерявший управление водитель улетел в лес и не достаточно высокими, что ты тот же водитель разбился в лепешку. Теперь я мог разглядеть город вблизи. С Ириной крыши этот район казался далеким и более возвышенным. Обычные девятиэтажные дома казались там башнями, а сейчас, они слово выросли вниз. Кольцевая пролегала где-то на уровне пятого-шестого этажа. За скоростью движения, между пролетающими фонарными столбами можно было разглядеть детали окон, лоджий, даже цвет с формой одежды висящей на веревках. С одной такой лоджии, дети пустили бумажный самолетик, какие я любил делать в детстве. Он пролетел над автомобилем, и, будучи сбитым силой ветра, был унесен в сторону. С другой стороны, над верхушками сосен красовалось солнце. Большое, но не слепящее. Оранжеватое, но не палящее. Прищурившись, его можно было разглядеть в детялях. Хотелось поддаться всплеску эмоций и выкрикнуть 'класс!', но я воздержался. Больница, в которой я оказался, выглядело приличной, но морально устаревшей. С малых лет не видел таких люстр. В приемном покое меня оформлял врач, с седыми волосами и темных очках. Почему темных я так и не понял. Может, реагирует на ультрафиолет? После сказал, что меня проводят в палату. - Надолго я здесь? - Не от меня зависит. - Ответил тот. Я отвел глаза в сторону, поняв, что ответа, не дождусь. Через десять минут непрерывной писанины, он резко встал и скомандовал: 'Пошли!'. Хуже чем командир в отделении. В приоткрытых дверях палат приёмного покоя можно было разглядеть людей под капельницами. А некоторые сидели на кроватях, вязали, рисовали. Один даже пытался длинную ленточку повесить на люстру, периодически подпрыгивая. На втором этаже стационара меня предали медсестре. Та, просмотрев мою историю болезни, сказала 'добро пожаловать!' и проводила меня в палату, а точнее, двух местный бокс. В помещении никого не было. - Утром будь готов к анализам. - Улыбнувшись, сказала сестра, и закрыла за собой дверь. - Каким ещё...? - Спросил я уже закрытую дверь. Я снял обувь и улегся на просевшую кровать. Легкие покачивания продолжались еще секунд тридцать. Глаза закрылись. Я начал засыпать. Глаза всё еще видели фантомы проезжающих передо мной домов с лоджиями и бельем на веревках. Хотелось увидеть Ирину. Она была единственной зацепкой за жизнь в этом городе. Она могла мне помочь найти дорогу домой. Предполагая где я могу находится, мне в голову приходили разные мысли. Но в этом бреду мне в голову пришла мысль, что я где-то в районе экватора. Такого подсознание. Ищет малейшие зацепки в самых нелепых ситуациях, дабы привести туда, где мозгу спокойней. В какой-то момент и мысли исчезли. Я просто уснул. -------------------------- - Эй! - Прозвучало со стороны соседней кровати. Подумав об этом, я мигом проснулся. На кровати никого не было. Решил, что схожу с ума. - Пссс!! - Позвала кровать, из-под нее тут же вылез манящий палец. Выругавшись, я вскочил на пол и отошел в сторону. Голова парня появилась из-под кроватного царства и предложила мне подойти. - Сам подойди! Тебе же надо! - Скомандовал я неадекватному парню. - Она там? - Поинтересовался парень. - Она? Кто? - Спросил я, сложив руки на груди. - Сестра. Я лениво подошел, выглянул из-за двери и проверил наличие сестры в коридоре. В другом его конце находился её пост. - Нет. Нету. - Объявил я. Паренек тут же вылез из-под постели. И протянул мне руку 'Здравствуй! Я Миша!' Я немого промешкался, прежде чем пожать ему руку. - Я Костя. - Ты почему здесь? - Потому ... - сделал я паузу, чтобы сложить грамотно лож в голове - ...ничего не помню. - Понятно. - Сказал Миша и сел на кровать. - Вы здесь не надолго задерживаетесь. - Как так? - Я занял обратно свое место. - Такие как ты быстро вспоминают, откуда они. 'Я и не забывал' - Подумал я про себя. - Приходите неизвестно откуда и исчезаете. - Продолжил тот, не дожидаясь моего устного ответа. - Ну а сам-то давно здесь? - Завтра шесть лет. - Довольно ответил он. - Понятно - Сказал я. - Можно мне теперь вздремнуть? - Да, конечно. - Ответил тот. К ночи над Иллюзором за окном, заполненным соснами, зажглись оранжевые огни. Они просто висели в воздухе, без каких либо движений. На том расстоянии, что они находились от нас, они выглядели как светящиеся овальчики. Я насчитал шесть. Миша спал под кроватью. Дабы не мешать ему своим шорохом я тихо, как только получалось, прошагал до поста медсестры. На месте её не оказалось. Окно было приоткрыто. Так как попасть в гардеробную не представлялось возможным, я полез на козырёк здания в одних носках. Каждый мелкий камушек чувствовал под собой. Пускай мусора на козырьке навалено не было. В городе было тихо как в деревне. На этот мир опускалась ночь. Спокойная ночь без гула и шума автомобильных моторов. Лишь изредка тишина прерывалась покрышками машин, едущих по своим делам. А над деревьями за поворот иллюзора выстроились высотки, в каждом окне которых, горела своя, маленькая звездочка. Подкравшись к краю козырька, я остался без освещения. 'Ночное отключение электричества' - Как объяснила мне Ирина. - В слепом городе. - Пробормотал я себе под нос. Оставалось надеяться только на удачу и на то что, на газоне внизу нет битых бутылок или каких-нибудь шприцов. Сев на край, я спустил одну ногу, затем вторую и повис. После спрыгнул на газон. По ногам отдало. Я жадно всосал воздуха, испытав терпимую боль. Пошелестев по травке, под звуки светлячков, я вышел на асфальт. Такой холодный, но гостеприимный. Третья глава Всю ночь глаза Ирины еле смыкались. Её мысли и переживания сомкнулись в новом для её жизни человеке. Странном незнакомце, вышедшем из леса. Девушка волновалась с того самого момента, когда машина милиции тронулась с места, а после, исчезла за поворотом. От этих мыслей у неё периодически появлялась головная боль. Но держалась не долго. Проходила быстро. А после отключения электроэнергии её начала одолевать небольшая тревога. Утром она собиралась, дождавшись первого автобуса, отправится в четвертую больницу. Но хватит ли терпения? Каждый день её жизни походил один на другой. Ей долгое время хотелось изменений, но воспитание заставляло оставаться скромной. Костя стал ручкой двери в новый для неё мир. Через какое-то время, девочка уснула. Но ненадолго. Спустя примерно час, она проснулась. Открыла глаза, глядя в окно. Ирину будто что-то разбудило. Нечто изнутри. Сквозь занавески распространялось зарево. Ветер растягивал по небу редкие облака. Вид, столь притягивающий и манящий, что она опустила босые ножки на прохладный пол и подошла к окну. Верхушки сосен загадочного леса покачивал утренний ветерок. Шелест листьев успокаивал. Прижимал к спокойствию. Оставлял волнение за спиной. Даже прошедшее днем ранее казалось в тот момент сном. Странным сном. Который хотелось бы повторить. В лесу можно было разглядеть странных птиц, белого цвета, мелькающих между ветвями сосен. Пять или шесть штук. С пушистым оперением, напоминающих орлов. Движения их напоминали голубиные, но были более резкими и пугали своей неестественностью. Периодически они садились на ветки, успокаивались и смотрели в сторону города. Через какое-то время, карабкаясь по карам сосен, прыгая с ветки на ветку, уползали обратно вглубь леса. Редко появляясь на окраине леса, они не позволяли себя изучить. Ни одна охотничья пуля не убивала их. При попытке расширения города, когда начали пропадать строители, правительством мэрии было дано разрешение охотникам отстрелить двух-трех существ в целях изучения. Ни ранений, ни увечий. Они как вода принимали на себя выстрелы лишь вбуркиваясь при попадании, продолжая сидеть на ветвях, гордо надув пушистую грудь. Ирина смотрела на них, представляя, что они знают тайну леса. И куда пропали люди. И откуда пришел Костя. -------------------------- Когда-то в прошлом. Особенно в школьные годы я находил адреса девочек, в которых был влюблен. А после втыкал им в двери конверты с письмами красивого содержания. В один пасмурный день я прошел пешком около пятидесяти километров. Я еще подумал 'зачем?'. А после проработал почтальоном почти год. Столько ходьбы. И это, не смотря на наличие автомобиля припаркованного под деревцем во дворе. Теперь понял что не зря. После пройденного километража, пятнадцать километров мегаполиса прошли для меня как прогулка в парке. Только в одних носках было трудно идти по асфальту. Каждый бугорок чувствуешь. Каждый камешек, пускай даже мелкий. По-началу всё опасался, что меня примет полк ППСМ. Но, ни одной машины, ни единого прохожего. Большой населенный пункт, на ночь превращается в город-призрак. Такую мертвую тишину в последний раз я слышал в Ирбите, когда шел ночью на автовокзал. У нас с друзьями складывалось новое движение, кампания распадалась, мы объединялись в новое формирование. Я считал, что надо не стоит долго засиживаться у бабушки в гостях, поэтому отправился, затемно на автовокзал. Но различия по размерам этого и того города в десятки сотен метров и кварталов. Точнее Иллюзорах. Проходя по дворам, надеясь остаться незамеченным, в качестве ориентира использовал дома на возвышенности. Я хорошо ориентируюсь на местности, если запомнил хоть какие-то детали. По нему примерно представлялась картина, куда двигаться, чтобы придти к цели. Осложнена ситуация была тем, что ориентир периодически терялся между Иллюзорами погруженными во тьму. Город был обесточен. Только по обильному небосводу я мог определить, куда идти. Один из факторов не позволяющему мне уставать - интерес. А еще загадочность атмосферы происходящего. Это как бы сон, только наяву. Взбираясь на небольшой холм, отыскивая нужный мне силуэт здания, меня охватило чувство надежности и уюта звездного одеяла, под которым я оказался в этом спящем городе. К середине ночи чувствовал себя как рыба в воде, абсолютно не боясь на кого-либо наткнутся. Шурша по газонам, бесшумно ступая на асфальт, периодически спотыкался. Один раз упал. А когда за домами завиднелось зарево, легкое и беспечное, ориентироваться стало легче. Легкий утренний ветерок шелестел листья, напоминая, как я не спал по ночам, будучи школьником. Заметив заветный иллюзор, я пошел быстрым шагом. Ноги просили отдыха, но времени было мало. Меня наверно уже хватились в больнице. Сосед по палате в частности. Этот мир был необычным. Но я очень хотел вернуться домой. Правда как, сам не знал. Зато помнил как в детском лагере, куда меня отправили родители против моей воли, я целыми днями сидел напротив ворот выхода. Они стали для меня единственной надеждой вернутся домой. С тем же успехом загадочный лес превратился в ту самую надежду. Я вновь испытал те эмоции, как в детстве. Я был полон решимости. Мне не хотелось верить в тех существ, о которых рассказывала Ира. Мозг прогонял эти мысли, в желании оказаться дома. Но отличие от детского рвения домой напротив ворот, разделялось понимание того, что здесь гарантий не было никаких. И вот он, я, стою на бетонной плите, напротив сосновой черты. Она возвышалась надомной на несколько высоких метров. Сосны раскачивал ветер. Я ждал, сам не зная чего. Наверно зеленого сигнала светофора в глубине леса. Но вряд ли он там появится. Истинная причина переживаний крылась в длинном доме позади. Я обернулся. Все окна отражали цвет неба. Прямо как зеркала, направленные в мою сторону. Не знал, как поступить. Вдруг я не вернусь. Наступило в моей жизни время, когда я поверил в чудеса. Только готов ли я был к ним, дела я тот шаг в сторону леса? -------------------------- Как вид сверху на карте. Как снимок со спутника. Все объекты видны в двухмерном измерении. Как вырезанные из журнала картинки, движимые начинающим мультипликатором внизу, под сценой. Две кровати и рука, плавно вылезающая из-под одной из них. Клетчатый рукав показался наружу, затем темный, слегка уже седоватый затылок. Худой человек, поднялся на ноги. Он одел очки и с легкой улыбкой посмотрел в окно. Фигура одинокого, но почему-то счастливого, человека была освещена утренним светом. Большое солнце поднималось с той стороны, откуда его не видно в окно, но оранжевым озарялся весь город. Огни над Иллюзором погасли. Они всегда гасли к шести утра. Ровно. Минута в минуту. Не раньше, не позже. На шорох в палате появилась медсестра. Скрипнув дверью, дала о себе знать. - Проснулся дорогой. Не бойся, сегодня не будет грома. - Заверила она Мишу. - Я же сказал - начал он, всё так же улыбаясь, - Что он здесь не надолго. - Кто ненадолго? - Костя. - А где он? - Перепугалась она. Миша стоял, обернувшись в пол оборота, добавив: 'Он хочет вернуться. В лес'. Медсестра оглядела смятую кровать, оставленную вчерашним пациентом. - Господи! - Схватилась она за грудь, наконец, осознав, что случилось. - В какой лес? О чем ты говоришь? - В тот самый. Из которого он к нам пришел. - Ответил Миша, не отпуская свою легкую улыбку. -------------------------- Ирина первым же рейсом прилетела к больнице. На автобусе, которого я прежде не видел. Но он явно лучше тех старых, что у меня дома ездят. Я уверен она была неотразима, поднимаясь по тем ступеньками под лучами солнца-гиганда. Как жаль, что я её не дождался. Всё могло бы быть иначе. Хотя то, к чему мы в итоге пришли, и главное, каким способом, меня вполне устраивает. Сотрудники правоохранительных органов, находившиеся на месте, пояснили, что я пропал. Точнее убежал. Её даже не пустили в палату. Посмотреть. Вдруг я что-нибудь после себя оставил. Но тут-то и подкрался к ней Миша. Сзади на ушко спросил: 'Вы знаете Костю?'. - Да. - Ответила она. - Идите сюда. - Повел он её в сторону. Но его трюк заметила медсестра. - Миша! Миша нельзя! - Воскликнула она, бросившись к ним. Сотрудники милиции были в ступоре. - Он хочет вернутся в лес. - Второпях сказал шепотом мой сосед по палате. - Что? - Переспросила Ирина. - Домой хочет. И идет в лес. - Нет! - Помотала девушка головой, не веря своим ушам - Это он сказал? - Нет. Но это я знаю точно. - Сказал псоледнюю фразу Миша, и, будучи оттянутым в сторону медсестрой, был благополучно затолкан обратно в палату. Взволнованная девушка покинула здание больницы. Выйдя на крыльцо, она глубоко вздохнула, и спросила саму себя: 'Где же ты?'. Задавалась она, этим вопросом застыв взглядом на возвышавшиеся перед ней Иллюзоры домов, окутанных утренней дымкой. Где-то там, среди них человек, не знающий этот мир и совсем не приспособленный к жизни в нем. Совсем один. В одних носках и собирается к соснам. Успел ли дойти. Ирина надеялась, что я потерял дорогу. Но это было не так. Вот об этом я жалел, когда ступал в лес. Жалел, что не сбился ночью с пути. Столь непохожий на все остальные. Лишь своей атмосферой давал понять, что заходишь не в своё русло. Я сделал один шаг, потом второй. Перейдя черту, я пошел вглубь леса, зорко озираясь по сторонам. Ничего. Птички в городе как пели, так и поют. Всё шло спокойно. Но когда дом Ирины скрылся за соснами, я остановился. Ничего не происходило. А так хотелось домой. - Ну и? - Произнёс я вслух, разведя руками. Тут же позади послышался шорох. Не на траве. На сосне. Странная белая птица. Похожая на орла. Но с голубиными очертаниями и резкими движениями. Оно моргало, глядя на меня сверху вниз. Тут меня охватили мурашки. С ног до головы. Их стадо промчалось, едва не лишив меня дара речи. Это не просто был испуг. У этих птиц в глотке есть особые мембраны. Они вызывают суперкороткие волны. Инфразвук. Они действуют на подсознание. Удержать себя в руках мне помогло ещё более веселое действо. Это меня и спасло от умственного безумия и соседство с Мишей на всю оставшуюся жизнь. Свет погас. Как если выключить прожектор. Только очертания белой птицы были едва заметны во тьме. Ноги по-прежнему чувствовали траву сквозь носки. Я обернулся - тьма. Через пару секунд вокруг материализовался знакомый мне квартал. Рядом с моей школой. Но всё было как в темноте, но я мог всё видеть. Дома, деревья. Будто источником света был я сам. Но свет был слабый. В окнах было темно. Сойдя на дрогу, по которой еще недавно ездил на машине, я побежал. Птица осталась сидеть на ветке, которая под ней появилась. Голова начала кружится. Я ринулся в сторону дома. Кратчайшими путями. Меня как будто нёс ветер. 'А может не правда всё это?' подумал я. Слишком реально и не правдоподобно в тоже время. Проскочив проулок, в котором я пережил свою первую аварию в прошлом году. А вот и школа милиции. Город был пуст. Я остановился, упал на колени и закричал, глядя в пустое черное небо. Надеялся на неожиданное пробуждение у себя дома. Надеялся, что нет ни Вербурга, ни Иллюзоров, ни леса. Но мой крик был приглушенным. Как если голос пропал, кричать невозможно. А после меня что-то схватило и потащило в сторону забора школы милиции и со всей силы швырнуло меня на него. Ударившись, я упал на асфальт. Двухметровое коричневое существо с железной хваткой и заостренными частями тела и выражением лица ударило меня висок. Искры посыпались из глаз. Я уже мало что осознавал. Существо что-то злобно прошептало на непонятном мне языке и прыгнув в темное небо - исчезло в вышине. -------------------------- Ирина сломя голову, бежала от остановки в сторону леса, когда услышала мой обезумевший крик. Это было уже на поляне, с брошенными бетонными плитами. Еще бы немного и она бы сама, не думая, заскочила бы в лесополосу. Когда я понял, что избит, решил, лучше выбираться из лесу. И как только я под воздействием головокружения дошел до края леса, меня тут же встретила перепуганная Ирина. Сначала даже не узнала, но взяла себя в руки. - Нам нужно идти, нас могут видеть! Твои крики могли услышать! - Пойдем... - Прохрипел я. - Нужно провести тебя, домой. Незаметно. Дождаться пока мама уйдет в гастроном. Мы спрятались от лишних глаз за штабелями бетонных плит заросших травой. Солнце стремительно поднималось. Вокруг журчали кузнечики. Летали насекомые. - Жди! Никуда не уходи. - Сказала девушка. - Я вернусь! - Куда мне идти то в таком виде. - Улыбнулся я. Её взгляд наполнился уверенностью. Прежде чем встать, она погладила меня по волосам. Лежа там, я начал осознавать насколько реально всё находящиеся вокруг меня. Дома, люди, странные существа. Многие люди, устав от рутины повседневной жизни думают что незаурядных, непознанных событий не бывает. Но, задумываясь об этом, именно это и притягивают. Я вот работал и думал, в чём смысл моей жизни. Мечтал о чем-то новом и необычном, смотрел в звездное небо и в полголоса думал 'одиноки ли мы во вселенной'. И так продолжалось до тех пор, пока я не оказался тут. Свежие синяки начинали заливаться кровью. Я мог чувствовать, как под кожей происходили эти тянущиеся процессы. Сорвав несколько цветочков, похожих внешне на наши ромашки решил их понюхать. Необычный и приятный запах. Ощущение будто море приехало к тебе. А когда Ира вернулась, я протянул импровизированный букетик ей. - Это тебе. - Произнес я. Ира улыбнулась. Её одолело смущение. - Спасибо. - Улыбнулась девушка. Она взяла цветочки, плавно подхватив меня. Стараясь облегчить ей груз, попытался встать самостоятельно. Головокружение мешало. Но мне все-таки удалось, невзирая на это подняться на ноги. Полуприседом, укрываясь за строительной свалкой, зарослями травы и тросняка, мы добрались до тротуара. Девочке наверняка это казалось безумием. В чистом и стерильном мире, вести избитого парня, на глазах у прохожих к себе домой. Слава Богу, не было много народа на улице. Одна женщина на въезде во двор упала в обморок. Здесь, в этом мире не было второй мировой. У них понятие мира другое, нежели у нас. Некоторые за всю долгую жизнь не видали ни одного жестко избитого человека. Даже по телевизору, даже в новостях. Доковыляв до подъезда, мы залезли в лифт. - Мама то дома? Если да то не стоит. Она промолчала. Я посмотрел на неё своим перебитым взглядом. - Нууу. - Протянула она. - Сейчас узнаешь. Узнал я и, правда, сразу. С порога её мама начала нам помогать. Уложив меня на диван, она оставила мне капельницу некого раствора. Ира заверила, что та прозрачная жидкость мне поможет. Я еще удивился, что её мама хранит такие вещи дома. После, она шепотом дала дочери инструкции и оставила нас наедине, тихо прикрыв дверь. Я уснул. -------------------------- Легкий ветер. Так успокаивает. Здесь он теплее и приветственнее. Но всё же строг, зато справедлив. Равноправен для всех одинаково. Без исключений. Успокаивает и просит не тревожится. Пусть так и будет. Может эти ощущения, и привели меня обратно на ту крышу. Скорее всего, это так. Я очень просил об Ирину сводить меня туда. Проснувшись, тянуло обратно. - Долго тебе здесь находится нельзя. - Сказала она. - Ты еще слаб. Я хромающими шашками бродил из стороны в сторону на фоне мегаполиса, горящими тысячами вечерних огней. - Мне нужно принять решение. Здесь это проще сделать. - Тебя ищут. Возле подъездов расклеены объявления о розыске. Реостат под нами щелкнул, и лифт поехал на очередной зов нажатой кнопки. Через тонкие тапочки его вибрацию можно было почувствовать ногами. Ира находилась рядом. Всегда в радиусе не более метра. Моё состояние ей не внушало доверия. - Я сдамся. Сам. - Тебя закроют. Будут принудительно лечить от психологического расстройства. - Ира прервалась, будто что-то еще хотела сказать. Я вопросительным взглядом посмотрел на неё. Звёзды на небе так и ждали ответа вместе со мной. - И больше я тебя не увижу. - Уверенно договорила она. Девушка отвела взгляд. - Расскажи о месте, откуда ты пришел. - Попросила она. - Чем оно отличается от нашего? - А именно что хочешь узнать? - Ну, всё! - Улыбнулась она, разведя руками. - Аммм... - Протянул я, думая, что привести в качестве примера. - Наши улицы, называются кварталами и расположены прямоугольниками. Ира улыбнулась. - Машин много... Думал уже сказать про иномарки. Тут-то и одумался. Здесь-то иномарок-то нет т.к. стран не существует. Поэтому начал рассуждать более глобально. Подойдя к краю крыши, глядя в сторону моста, я продолжил: 'У нас...там, все живут в городах, которые объединены в один флагом. Называется государством'. Я повернулся. - И территории могут быть разными. Моя страна занимает больше всего территории на планете. - Класс. - А еще, у нас очень развиты технологии по сравнению с вашими. - Вот бы увидеть. - Спокойным голоском произнесла она. - Знаешь, оказавшись тут, понял, чего раньше не замечал. - Чего? - Как сильно я устал от всех этих прибамбасов и ритма жизни. - А какие у вас прибамбасы? Я медленно опустился на бетонный пол. Ира присела рядом. - Телефоны примерно размером с гребешок. Некоторые такие же тонкие и носим мы их с собой. У каждого свой. Бывает и не по одному. Связаться с человеком, если он на другом конце города, или даже страны, уже не является проблемой. - Нам бы так! - Это так утомляет. Вы и без этого нормально обходитесь. - Ну да. Если мама задерживается, то я переживаю. А тут позвонила бы и всё прямо ей. - Этим не ограничится. Бывают телефонные мошенники, всё ради счета твоего телефона делают. Их воруют у нас часто. Если потерял, уже не вернёт никто. Плывущим взглядом я вид рассматривал. По мосту ездили машины. Где-то еще ходили прохожие. - У нас вообще все помешаны на деньгах. Дабы побольше заработать, побольше себе на карман сорвать. Те, кто должны наш покой оберегать - куплены. Закон защищает только власть имущих. - Короткая пауза, ощущение легкого ветра. - А здесь, этой тяги на плечах не чувствуется. Всё по-другому. - А как чувствуется? - Легко у вас. У вас смысл жизни в чем-то другом. - Я посмотрел на неё. - Только вот не могу понять в чем... Девушка ничего не ответила. - Как бы мне здесь ни нравилось. У меня есть семья, которой я нужен. Опять таки, из-за денег в основном. Маме одной тяжело тянуть брата и квартиру. - А у вас нет социальной помощи? Большую часть денег за коммунальные услуги у нас погашает трудовой стаж. И к старости тебе вообще не приходится платить за квартиру. - Формально льготы есть. Но получить их целая история. Придется отстоять десятки очередей и получить еще столько же справок. И не факт что помогут. - Плохо... - Ага. Поэтому мне необходимо вернутся домой. Поэтому я и сунулся обратно в лес... - Сказал я показав на него пальцем. - ...в надежде что так я попаду обратно. Ира отвела взгляд в строну. - А вместо этого меня атакует непонятно кто...или что. Я нужен домашним...необходимо попасть назад... И вообще, хочу знать что происходит. А для этого придется сдаться вашим властям. - В таком состоянии еще рано куда-то идти! Я приложил руку к ребрам и поднялся обратно на ноги. Мышцы болели. На фоне звездосвода верхушки хвойной черты хаотично покачивались на ветру. - Мне нужно знать, что со мной. А если я больше не увижу дом? Вопрос остался без ответа. - На своей ли я вообще планете? - Я не знаю. - Тихо ответила девушка. - Ну а что мне еще сделать, что бы узнать правду? Её глазки ходили из стороны в стороны. Ира подошла и взяла меня за руку. Так смело и без колебаний. - Я помогу, чем смогу. Найдем людей, которые, как и ты утверждали, что они не отсюда. Выдержав короткую паузу, я медленно кивнул головой. Четвертая глава Каждый организм при восстановлении требует много энергии. В том числе и просит спать. Когда я встал было уже около полудня. И знаете, как это бывает в гостях? Стараюсь не высовываться. Сидя на диване, сидел и смотрел на занавески. Хвойная черта шумела как волнующееся море. Ветер с вечера, каким был таким и остался. А вот Иры в комнате не было. Я поднялся и оделся. Так тихо как у меня получалось. Было легче. Организм восстанавливался. В первые дни я совсем не замечал ничего подозрительного. Но ещё был не на все сто готов рваться на поиски правды. Было дома тихо. Кошка-подобное существо вылезло из-под стола и немного меня напугало. Аккуратно, прижимая голову к полу, выпучив глазастые шары, оно приблизилось ко мне. Я протянул руку. Кончиком пальца коснулся влажного носа. Обнюхав мою руку, существо запрыгнуло на софу и село рядом. По взгляду и движению головы, создавалось ощущение, что оно имеет разум. Не удивился бы, если б оно со мной заговорило. Привыкнув к присутствию данного зверенка, я решил - незаметно или с палевом - нужно сходить в туалет. Тихо открыв комнату, я присмотрелся к коридору. Кошка с большими глазами плавно вышла и направилась в сторону кухни. Моей целью была деревянная дверь, неровно покрашенная простой белой краской. Тихонько я пробрался до цели. Мама Ирины тут же появилась за моей спиной. - Костя. - Окликнула она меня. - Как ваше самочувствие? Я повернулся всем туловищем, стараясь ноги не передвигать. Мой красный глаз и синяки с ссадинами её не напугали. Не зря человек медик по жизни. - Мне лучше. - Чай будете? Я не знал что ответить. Мне не было известно, что Ирина рассказала маме про меня. Стоило ли рассказывать, как есть, если меня спросят, откуда я или надо приврать. - Да. А где Ирина? - Она в городском архиве. Думаю, скоро придет. Плавно, и тут же кивая головой, я отвел взгляд, добавив затихающим голосом 'Хорошо. Спасибо'. Мне, как гордому человеку стыдно было вламываться подобным образом в чью-то жизнь. Еще к тому же из-за меня у Иры с мамой могли начаться проблемы с законом. А здесь он действует, в отличие от места, откуда я пришел. Привык, что всякие мелочи сходят с рук. Езда на машине с полностью тонированными стеклами карается таким 'большим' штрафом, что мой подозрительный автомобиль за полтора года не привлек внимание, ни одноного инспектора дпс. А здесь даже и тонировки ни у кого нет. А если бы и была то за неё, наверное бы, сажали без суда. Кстати последнего здесь и нет. Судьбу преступника решает народ. Один из нас, прибывших, испытал орудие местного правосудия на себе. Но об этом позже. Ира вернулась домой примерно через полчаса. С отпечатанными черно-белыми фотографиями текстов и обрезков газет. И картой. Города. Вербурга и еще одного. - Привет! - Улыбнулась она. Я тем временем сидел за её письменным столом. Пил чай. - Рад видеть тебя. Искренно и от всей души хотелось вскочить и обнять знакомого мне в новом мире человека. Жаль, здоровье не позволяло. - Как ты? - Поинтересовалась она, присев передо мной. Глазами ощупав ковер, пол, шифоньер и перейдя к её глазам ответил: 'носок не могу найти'. Выражение лица Иры в миг переменилось. - Ааааа!! - Кивнула она головой, понимая, в чем причина. - Есть тут у нас одна пушистая штукенция. Всё ворует и складывает у себя в логове. По мелочи. - Понятно. Мы с ней уже познакомились. - Сдержанно покивал я головой. - А это что такое? - А вот! Мне гордость не позволила переспрашивать. - Принесла. Мурзилку нам. - Улыбнулась Ира. - Но ты сначала чай допей. Потом покажу! Спорить не стал. Пока допивал чай, Ира осмотрела мои синяки и ушла поговорить с мамой. Слышал голоса, но не мог разобрать слов сквозь бетонные стены. Обсуждение наверняка касалось меня. Тем временем принципиально не заглядывал в копии, принесенные Ирой. Только краем глаза. Заголовок из газеты: 'Потерянный чело...' а дальше закрывал рулон карты. Дожидаясь пока девушка вернется, я прогулялся до окна. Столько прохожих. Просто, но красиво одетых. У кого джинсы со свитерами, спортивные костюмы, а кто-то в сарафанчиках с зонтиками от солнца. Погода хорошая. Там наверняка тепло. И солнце. На полнеба. Но оно не палило как у нас. И даже не слепило, глядя на него. Было слегка приглушенным. Как будто оно - карликовая звезда, а мы близко. Ира вернулась. И попросила меня сесть на диван, недовольно и мило показав это выражением лица. - Кому-то выздоравливать нужно! - Сказала она. Я послушался. - Так. Я покопалась в городском архиве и собрала все, что смогла найти по тем людям, которые, как и ты вышли из лесу. Я кивнул на копии. - Да я заметил там. - Ай ай ай! Подглядывать не хорошо! - Заметила мне девушка, выискивая среди тех фотографий что-то конкретное. - Ну, вообщем первым в нашем городе появилась женщина. - Ты о ней в первую нашу встречу рассказывала. - Да! Но она находится в Солене. Работает на распределительном участке центрального склада. Мои обе брови по очереди приподнялись от легкого расстройства, от ожидания услышать, что в этот город никак не попасть. - Я никогда там не была. И этот город далеко. Почти шестьдесят километров по мосту, который виден с моей крыши. - И как быть? - Туда не ходит общественный транспорт. Посмотрев в окно, я почувствовал падение в овраг, сидя на диване. - Но! Парень, который появился вторым. - Заметила Ирина, показав фото газеты с заголовком 'Потерянный человек устроился в ГАИ' - Работает в милиции. У нас. Здесь. Я улыбнулся. - Как раз мне-то к ним лучше и не соваться. - А тебе и не придется. - Сказала Ирина. - Расскажи мне про свой мир! -------------------------- В тот день, Макаркин Женя, придя в себя, не сразу поднялся на ноги. Он ощупал взглядом высокий дом, зеленого цвета. Возле которого и очнулся. 'Этажей шестнадцать. Не меньше' - Подумал он. Газон, на котором он сидел, был очень ухоженный и простирался метров на тридцать до пешеходной дорожки. Редкие деревья, высаженные вручную, красовались на большом расстоянии один от другого. Само строение было новое. Все оконные рамы покрашены в белый цвет. Квартиры с одинаковыми занавесками ни чем с фасада здания друг от друга не отличались. Женя встал, но тут же подкосился от искр посыпавшихся из глаз. Он присел, дав крови равномернее заполнить пространство в голове, и медленно поднялся на ноги. В воздухе пахло свежей травой покрытой росой. Все травинки были примерно одного уровня. При этом вовсе не выстрижены, а ровно выращены. Казалось - идеальный город, идеальный район, но построенный по улице, дороги на которой явно проектировал нетрезвый дизайнер. Проезжая часть, огибала полукругом дома, гордо возвышающиеся над землей из зеленого газона. Молодой человек, не совсем вписывался в этот вид, в своем синим рабочем костюме. Форма была испачкана грязью, на брови была ссадина. Сам, Женя, был парнем рост метр семьдесят с короткой стрижкой. Потоптавшись вокруг белыми кедами, он испугался собственного шороха травы под собой. Одумавшись, Макаркин направился к тротуару. Глядя на новенький район, в пасмурном городе. Он старается не вспоминать о том дне. Спустя шесть лет он высоко залез в новом для него месте. Стараясь не сбиться с толку, дабы не потерять голову по родному дому, в котором остался маленький ребенок и жена Алёна. Здесь он так ни кем и не обзавелся, в надежде, что однажды вновь увидит семью. В день, когда ему в кабинет поступил роковой звонок, его не было на дежурстве. Но это не спасло его от звонка в дверь квартиры. - Кто там? - Я хотела бы пообщаться с Макиркиным Женей. Защелка за дверью щелкнула. Парня ждало знакомство с миловидной девушкой с карими глазами и газетными вырезками в руках. - Я слушаю вас. Сперва девушка замешкалась, не зная как начать разговор. Боясь сказать то, зачем пришла. - Меня зовут Ирина. - Произнесла она, сжимая вырезки в руках. - Я читала о вас. Мы разыскиваем тех, кто пришел из лесу. - До свиданья. - Возразил парень, закрывая дверь. Девушка метко вставила ногу в дверной проём. Её охватило отчаяние. - У меня дома сидит человек! Который, так же как и вы появился оттуда! Ира достала бумажку, исписанную корявым Костиным подчерком. - Он жил в стране под названием Россия, в городе Екатеринбурге. Макаркин успокоился, ослабил натяг двери. Ира вытащила ногу что-то, недовольно пробормотав себе под нос. - И что вам надо? - Мы хотим собрать всех, кто очутился здесь, чтобы попытаться выяснить, как вы здесь очутились. - Да, и почему я должен вам помогать? Нежные ручки стиснули газетные вырезки. - Может потому, что вы тоже... - Ира затихла. - ...Скучаете по дому. На фоне приглушенного звука телевизора, инспектор думал о своём прошлом, догадываясь, что он сам притянул к себе этот момент. Девочка стояла, притихнув, словно ожидая вердикт. - Я тоже из Екатеринбурга. - Вздохнул Макаркин. - И как я могу помочь здесь? - Нам нужно попасть в Солен! Там находится женщина, тоже пришедшая из вашего мира. - И, какие предложения? - Съездить вместе. Туда не ходит транспорт. - Нужно пообщаться мне с твоим парнем. - Кивнул Женя, с немного прояснившимся выражением лица. -------------------------- Первый раз в жизни Ирина села в автомобиль. - Пристегнись. - Сказал Женя. Девушка знала об устройстве автомобиля немного. Однажды на перемене она читала о ремнях безопасности. Но на деле плохо с ними была знакома. Резко дернув ремень, он застрял. - Не так быстро. - Сказал Женя. Проделав процедуру правильно, Ира назвала улицу и номер дома. Автомобиль тронулся с места. Дворники протирали ветровое стекло служебной машины. Шел дождик, капли которого, пластаясь, падали на прозрачную поверхность и тут же размывались механикой очистительного механизма. - Как его зовут? - Костя. - Как давно появился? - Спросил Женя тоном спокойного сержанта. - Четыре дня назад. Женя посмотрел на Иру, прищурив глаза. - Это его разыскивают по всему городу? - Да. Он сбежал из больницы и попытался вернуться в лес. - Что? Надеялся, что там примут, вернут домой? - Ну, так он и сказал. Макаркин невольно вспомнил свои попытки войти в лес. Ровно два раза глядя в глубь черты, он стоял в теплый, солнечный вечер на заросших бетонных плитах. Оба раза разделял промежуток в четыре года. - Вернулся в лес? - Поинтересовался Женя. Ирина наблюдала беззвучное падения капель дождя, на стекло пассажирской двери. Ответ последовал не сразу. Со слезами на глазах она кивнула головой. - Живой? - Да. - Ответила Ира, вытирая слёзы. - Но его кто-то или что-то побило. - Разберемся. Машина поднялась на мост, объединявший вкруговую два конца города. С одной стороны высотки, с другой - лес. - Давно пора жечь этот лес! - Сказал Макаркин. Ира возразила: 'Нельзя! Он большой! А если все существа, живущие к нам, придут за нами?' - В моём мире об этом бы не задумались. - У нас не так. - Ответила Ирина, спокойно вздохнув. Изредка проезжавшие навстречу автомобили мигали дальним светом фар, приветствуя Женю. Он отвечал тем же. Машин немного. Все принадлежат сотрудникам силовых структур. Практически все были знакомы друг с другом. - Все меня все еще считают потерявшим память. На самом деле я всё отлично помню. Дождь закончился, но небо оставалось непреклонно пасмурным. - Надеюсь, Костя поможет вспомнить подробности исчезновения. Женя ничего не ответил, съезжая с трассы в район Ирины. - Куда ехать дальше? - Спросил он, заехав во двор длинного панельного строения. - Третий подъезд. - Илюха. - Сдержанно произнес Женя, завидев милицейский джип возле подъезда Ирины. Ира заволновалась. - Где-то происшествие видимо. - Сейчас узнаем. Подожди тут. - Сказал парень, выйдя из машины. Двигатель машины оставался включен, печка грела салон. Сквозь такой звуковой фон девочка наблюдала разговор Жени и его знакомого коллеги. Человек в форме открыл заднюю дверь машины и показал находящегося там человека. Ира не могла разглядеть кто, дверь загородила вид. Женя тем временем вернулся в машину. Сел и замолчал с угрюмым взглядом, выискивая что-то глазами на приборной панели своего авто. - Кто там? Женя! - Твой парень. - Ответил он, посмотрев на Иру. - Вышел на улицу и был пойман. Девушка вышла из машины и ринулась к джипу, когда тот уже двинулся с места. Автомобиль начал отдалятся. Не успев догнать его, Ира остановилась на месте, глядя вслед транспортному средству. У неё начала болеть голова от ощущения, что догонять бесполезно. Её мама вышла из подъезда и крепко обняла дочь. Машина Жени медленно подкатилась к ним и припарковалась рядом. Парень почувствовал реальную надежду попасть домой. Пятая глава Часто в жизни, я привык делать того, что творить не стоит. Чтобы не напрягать окружающих, стараюсь проходить все испытания самостоятельно, будь то приготовление еды или толкание сломанного автомобиля до дома. Особенность характера, оставшаяся с детства. Когда не кого было попросить, делал сам. А попросить-то было особо и некого. Здесь не пришлось просить. Но я гордый волк. Пошел вниз, по подъезду, тихонько покинув квартиру Ирины. В больших домах часто кто-то выходит из квартир. И меня заметили. Тетя там одна. Закричала и убежала обратно, громко хлопнув дверью, уронив серый мешок на бетонный пол. Яблоки покатились вниз по лестнице, как при замедленной съемке падали вниз по пролету. На крики вышел кто-то из соседей. Через две минуты милиция была уже внизу. Чему поражаться если избитого парня ищут всем городом, но меня удивила сплоченность местных жителей. Пять минут после звонка, и ты закован в наручники. У нас только ради представителя власти или мажора так оперативно сработают ребята в форме. Обращались со мной строго и молча. Два сотрудника милиции сидели как в копанные, глядя, будто, в какую-то точку. Не иначе как путешествовали в собственных мыслях. Ни слова не проронили. В те минуты осознание своего поступка начало вспыхивать у меня в сознании. Ирина, крыша, её взгляд. Она же хотела помочь. Почему-то только в тот момент я это реально осознал. Слово 'зря' произнес внутренний голос. Мне стало стыдно. А за квадратным окном джипа оставались деревья, дорога, пешеходы. Они живут здесь своей загадочной жизнью, ключ к смыслу которой мне еще сильнее захотелось получить. Подъехав к уже знакомому отделению, меня под плечи высадили из авто. Повели в здание. Перед входом висел мой фоторобот. Не самый удачный. Лицо уже обычного, глаза карие. Особо приглядеться не дали шанса. А жаль, нос нарисовали довольно реалистично. Уводя вглубь бело-зеленого коридора меня вновь привели в кабинет средних размеров. В котором всё так же не было наград на полках, грамот в рамках на стене. Только рабочая обстановка. - Задержанного привели! - Отчитался молодой милиционер угрюмому командиру. - Вольно! Подождите снаружи. - Отпустил его тот. Дверь закрылась, в кабинете воцарилась тишина. Длилась она ровно десять секунд. - Ну как с памятью? Вернулась? Отрицательный ответ я донес до него мимическими мышцами лица. Его реакция последовала выкладыванием газетных вырезок из его стола. - Это тебе для информации. Вдруг ты и, правда, не местный. Нагнувшись над статейками разных лет, они приблизились для меня в фокусе как при увеличении объектива камеры. 'Преступник, ограбивший пенсионерку, расстрелян в центре ликвидации...' Вторая рассказывала о парне похитившим школьницу. Не стану цитировать в деталях, они ужасны. Приговор приведен в действие шесть лет назад расстрельной группой номер триста два. Третья статья говорила об отце, избивавшем собственных детей. Приговор приведен в действие полтора месяца назад. Таких статей у него десятки. Намек я начал понимать без переспросов. Мурашки пробежали по спине. - В тюрьмах мест нет, что всех расстреливаете? - Поинтересовался я откинувшись обратно на стул. - Чего нет? Тюрем? - Переспросил командир, убирая статейки обратно в стол. - Парень, не знаю кто ты такой и откуда, но судя по твоему лицу, ты следующий. - За что? Не спросите? - Я резко посмелел. - Ты сбежал из клиники. Этого уже достаточно. Ты социально опасен. Плюс с кем-то подрался, на кого-то напал. - Может, я упал! - Неожиданно осмелел я. - Но это еще нужно доказать. Я опустил голову, окончательно поняв глупость своего поступка. - Да не переживай ты так! - Улыбнулся командир. - Расстреливать тебя за это никто не станет. Такое наказание предусмотрено только за тяжкие преступления. Но лет так пять принудительной работы санитаров в клинике тебе гарантированны. -------------------------- - Они каждый вечер зажигаются, знаешь, никто не в состоянии их остановить. Однажды я долго смотрел на них. Шел такой же дождь. Я попытался выбраться, но застрял в форточке. Очки упали вниз и разбились. После меня несколько дней охраняли санитары. Но они по-прежнему манят меня. А что если я попаду туда? 'Ну да' - Думаю я про себя. - 'Куда же тебе еще деваться, только туда' - Эти существа отправят её в те же края, где ты был. - Закончил Миша, повернувшись ко мне. Я не стал обращать внимания на его бред. Но огни над Иллюзором за окном и вправду выглядели интригующе. Хотя настроение не располагало к наслаждению видами за окном. Спустя примерно час, Миша угомонился. Я расселся на кровати уткнувшись затылком в стену. Капли дождя били по алюминиевому крыльцу выводящему каждый день больных на прогулку во двор больницы. Этот звук меня всегда успокаивал. Люблю дождливые вечера. А тут еще и спокойно. Света нигде нет. Сосед спит...под кроватью укрывшись от внешнего мира. Лишь только оранжевые огоньки в небе над силуэтом сосен смирно висели в воздухе. Спал я плохо. Очень. Периодически просыпаясь в этой атмосферной тишине дождливой ночи, я посматривал в окно. Отчего-то было интересно, на месте ли еще висят огоньки. И почти сразу я ложился обратно. Знаете, как бывает вдали от дома. Спишь, и начинается во сне казаться, что ты у себя в комнате, в родном городе. Обманчиво притягивающее ощущение. Оно задевает, а по просыпанию, убивает. В дребезги уничтожает остатки настроения. Но на место старых эмоций, на запись, приходят новые. То самое ощущение нового, одолевало меня. Дверь скрипнула, и запись началась...В проем просунулась чья-то голова. Свет маленького фонарика ослепил меня. - Костя? - Послышалось шепотом. Прищурив глаза, я испуганно не хотел ничего отвечать. - Ты идешь со мной! - Полутоном приказал голос. - Ты кто? - Поинтересовался я отпрянув назад. - Я такой же житель Екатеринбурга, как и ты. Момент осмысления, короткая пауза... - Пошли, Ирина ждет! - Произнес парень, намекая тоном, что времени в обрез. Легкий шок и знакомое имя заставили меня сделать шаг на встречу загадочному человеку в форме милиционера. Мы прошли темному коридору. По отделению. Я на ходу одел кроссовки. Выглядело это смешно. Но когда мне это удалось я спросил 'В каком районе жил?'. - Уралмаш...- ответил тот без эмоций. - Сосед. - Ухмыльнулся я, проходя мимо поста медсестры. - Как звать? - Женя... Настольная лампа тускло освещала вестибюль отделения. За окном шел дождь. А я в одной рубашке с закатанными рукавами. Было не жарко. - Садись назад. - Сказал парень, подведя меня к автомобилю. Сев в салон, между передними креслами появился силуэт Ирины. Она готова была заплакать. Я стыдливо опустил глаза, затем снова их поднял и попытался её обнять. - Прости! Я дурак! Просто отчаялся. - Не делай так больше! Хорошо? - Убедительно попросила она. - Не буду. Женя садился в машину, не успев закрыть дверь, послышались тревожные возгласы медсестры шарпающей чешками по мокрому асфальту. Где она была спрашивается когда мы мимо поста проходили. - Куда вы его забираете?! Это запрещено! - Это приказ моего командования, вы не должны мне мешать. - Ответил милиционер. Дама немного успокоилась, услышав такое заявление, но добавила. - Я проверю! - Да, пожалуйста! - Ответил Женя, по-нашему захлопнув дверь. Ирина встревожено посмотрела на него. - Нам нужно торопиться... - Поехали! - Кивнул парень головой. Автомобиль, похожий на ладу, но с европейским качеством сборки рванул с места, освещая фарами пустой, темный город. - Куда мы? - Беспокойно спросил я. Дорога загибалась направо постепенным изгибом, в ту сторону, где над обесточенным городом висели огни. - Искать дорогу домой. - Ответил Женя. Они все ближе и ближе притягивались с каждым моментом. За деревьями и листьями их было сложно разглядеть. Единственная деталь - похожи на овалы разных размеров. Проезжая часть сворачивает резко влево, и мы теряем с огнями визуальный контакт. Дорога поднялась над землей... - Мы едем в Солен. - Пояснила Ирина. Извилистый мост петлял между жилых высотных домов. В некоторых окнах горели свечи, в остальных все спали. Так крепко как я даже не мог себе представить. Пощупав лицо, я продолжал смотреть на силуэты домов. Увечия, нанесенные мне негостеприимным лесничим рассасывались неестественно быстро. Боль от них была слабой. А тем временем некоторые дома казались знакомыми. Я проходил тенью сквозь их дворы за сутки до этого. Других машин на дороге не было. - Покинуть город необходимо пока темно. - Заметил Женя. - Мы успеем! - Сказала Ирина. - Но мы, же долго ездить не будем? - За сутки управимся. Главное не тормозить. Поерзав немного, я протиснулся между передними сиденьями. - А между городами кордонов нет? Женя отрицательно помотал головой. - Тут если информация пройдет между городами, то будут искать. А так всё на доверии основано. Мы свернули в сторону незнакомого мне района. Съезд с трассы привел нас к иллюзору, а внутри него, нас затянуло прямо во двор. Женя без слов выскочил и побежал в подъезд, возле которого становился. Я развел руками, ничего не понимая. - Он живет здесь. - Обернувшись ко мне, пояснила Ирина. Он отсутствовал минуту, две, три. Позади во двор начали съезжаться какие-то огни. Свет в городе погас. Напряжение нарастало. Дверь подъезда распахнулась. Женя открыл дверь с моей стороны и швырнул мне кучку какой-то одежды. Сев за руль он сорвал машину с места. Шесть огней оказались фарами трех автомобилей. Выезд из двора был один. Разогнав автомобиль в тупик, он начал разворачиваться, задев задней фарой столб. Послышался звук битого стекла. Нас круто дернуло в сторону удара. Женя выругался и вновь начал разгон. Никогда не видел, чтобы по двору двигались на такой скорости. Из патрульной машины, заехавшей во двор, выскочил милиционер, в такой же форме, как и Женя. Попытавшись объехать патрульную машину перегородившую путь, наш автомобиль залетел на паребрик, подскочил, приземлившись на траву, и безжалостно снёс сотрудника милиции, выскочившего нам на встречу. Ира вскрикнула. Женя явно запаниковал, погнав еще быстрее. Две оставшиеся машины, между которыми мы проскочили, устремились за нами. 'Они явно такого вождения никогда не видели' - Хотелось так и вскрикнуть, но почему-то не хотелось. Улетая под сто пятьдесят километров в час по плавно уходящей в закругление трассе Женя неожиданно спросил, повернув ухо ко мне 'Костя? Водить умеешь?' - Да. А что? - Садись за руль! - Ответил он, начав резко снижать скорость. Я сразу вышел, ту же попал под проливной дождь. - А ты? - Встревожилась Ирина. - А я отвлеку их! - Ответил он, достав пистолет. - Не забывайте про костюмы! Милиционер резко открыл дверь и вышел, на момент замер и обратился ко мне. - Костя! - Протянул он мне конверт. - Если вернешься домой, передай ей конверт, вдруг я не смогу этого сделать. Дождь поливал нас обоих. Позади доносился звук сирен. - Езжайте! Или нас всех схватят. Без лишних эмоций, я резко сел в машину и мы тронулись. Ирина обернулась посмотреть в заднее окно, увидеть, что происходит с Женей. Но его фигура становилась все меньше и меньше. Темнее и темнее. А ехали мы все быстрее и быстрее... Глава шестая. Ирина молчала большую часть пути, глядя куда-то в сторону. Не бросай в пути тех, кто даже сам этого хочет. Совесть съест. По-крайней мере тех, у кого она есть. С детства страдаю этим психическим недомоганием. То и дело хотелось развернуться и поехать обратно за Женей. Но как разворачивались события, превратившиеся в малюсенькую точку зеркала заднего вида, нам было неизвестно. Возможно, там нас продолжали ждать. Дорога была монотонной. За полтора часа тянущейся разделительной полосы мы не встретили ни души. Для кого строились дороги между городами непонятно. Извилистый изгиб трассы медленно уводил нас правее, в зеркале видно было только темноту. Меньше минуты прошло, и трасса вильнула влево. Я сбавил скорость и оставил машину. Ирина оживилась. - Почему мы остановились? - Топливо у машины... - Произнес я, забыв из-за волнения остаток фразы. - Какое? Потыкав пальцем в приборную панель. - Отсутствует датчик топлива. На чём движется машина? - Насколько мне известно, любые механические транспортные средства и строительная техника работают на ядерной энергии. - Ответила Ирина, посмотрев на меня. - В школе так объясняли. Попытался сначала не удивляться. Не привык к такой роскоши. - Секунду. - Сказал я, выйдя из машины. Вышел я так быстро даже дверь не закрыл. Ливень не так давно закончился, а воздух был очень свежий. Вокруг царила кромешная тьма. С целью убедится в отсутствии крышки бензобака, я ощупал задние крылья руками. Его и, правда, не было. Попутно зацепил разбитую оптику и вмятину на бампере. Причем лампочки габаритных огней все уцелели. Вернувшись обратно в машину меня, тут же спросили 'а у вас не так?'. - Нет. - Ответил я и повернул взгляд на Ирину. Только свет приборной панели, едва касаясь, отсвечивал круглые черты ее лица. - Мы заправляем машины горючей жидкостью. За деньги и делаем это довольно часто. Она кивнула головой, дав понять, что ей ответ ясен. - Почему мы остановились? - Ты была в Солене до сегодняшнего дня? - Никогда. - Вот, вот. Какие там порядки? Не остановят нас при въезде? Может комендантский час действует? Предлагаю заехать утром туда. А пока отдохнуть. Ира, сжавшись в кресле устроившись на нём боком. В качестве ответа молча, покивала головой. Она выглядела уставшей. - Там инфраструктура немного иная. Каждый двор как бы сам за себя. Вот. - Вот и появимся в служебной форме. Я включил печку на самый спокойный режим. Ее еле было слышно. Сиденье откидывалось как на моей машине. Хоть что-то мне показалось 'по-домашнему'. - Тоже хочу лечь. - Сказала Ирина. Я привстал на ее сиденье руками, пролез между панелью и ее личиком, начав искать ручку с пассажирской рядом дверью. Наши щеки еле соприкасались, я чувствовал её тепло. Девочка прижалась к подголовнику. Найдя ручку, я начал ее вращать. Сиденье постепенно превращалось в лежанку. Прическа Ирины волнисто легла на сиденье. Всем телом чувствовал ее взволнованное дыхание. Очень сильно одолевало влечение, но я его все-таки преодолел. Лежа она выглядела очень соблазнительно и очень смущенно. - Спасибо. - Произнесла она, пока я заваливался на своё кресло. Куда-то на момент, мне показалось, волнения всего путешествия, испарились. Мне стало хорошо и спокойно, на тот момент, когда мы находились рядом. Я смотрел на ее силуэт, который периодически освещался множеством звезд в небе. Облака обрывались всё чаще и чаще, оставляя ясному небу путь к жизни. Казалось, она заснула, но неожиданно спросила. - Как там Женя? Так страшно за него. - Будем, наедятся, что он найдет способ выбраться. Он к вашему миру привык. Надеюсь... - Как лицо? - Поинтересовалась она. - Как ни странно, уже не болит. Ни один из синяков. - Ответил я полушепотом, пощупав больные места. Все увечья заживали быстро, почти, что на глазах. - Хорошо. - Шепотом заметила Ирина, и закрыла глаза, начав засыпать. Я проснулся раньше. Мне снился сон, где строил свой дом из белых кирпичей. Такой большой и красивый. Подсознательная мечта так и пыталась вырваться в сознание, показывая знак, непонятный мне. Ира еще спала. Я тихо покинул салон, заметив вдали, на горизонте над лесом светящееся существо. Оно напоминало морского угря. Метров сто в длину и пять толщина в диаметре. Но с трассы, на таком расстоянии он казался дождевым червем. Такой яркий, оттенка огня лампы накаливания, пытался улететь. Будто боролся с ветром, его отбрасывало обратно в сторону Солена. Влетал сквозь сосны боком, исчезал в лесополосе, но мелькал вновь, взмывая вверх. И снова назад, вновь и вновь, но каждый раз его движения были разными, направление, же оставалось неизменным. Завораживающее зрелище. Движения плавные как на бальных танцах. Хотелось увидеть поближе, но до него было километров пять наверно по газонам и полям, разделявшим нас. Возможно и больше. Свежий лесной воздух вперемешку с запахом мокрого асфальта очищал голову от недосыпа. А летающее шоу на фоне звездного неба продолжалось как по нотам. Небесному змею удавалось пробираться в глубь леса, но как пловец из-под воды всплывает за глотком воздуха, так и существо взмывало над соснами на короткие моменты. С каждым разом змей появлялся всё реже и реже пока совсем не исчез в глубине хвойной черты. Со стороны Солена медленно подбиралось зарево. Очень тихо и осторожно я вернулся в салон. Посмотрев на Иру, меня одолели небывалые впечатления. Сознание включило запись одних из счастливых воспоминаний. Этот угорь в небе, странный, не похожий на мой, мир и она, чистая и неиспорченная, добрая и красивая. Так мило спала. В странном мире становилось всё светлее и светлее. Уже не спалось. Я лег напротив неё и всматривался в круглые щечки, милый носик, нежную кожу, соблазнительные губы и сливочного цвета волосы. Вообщем мечта. Давно не чувствовал на себе интерес милой девочки. В то утро проскользнула мысль о поиске не обратного пути к дому, а способов осесть здесь. Но этот импульс мозга мгновенно улетучился в отключающемся мозге. Я начал засыпать. Будто включили функцию сна в голове. Когда я открыл глаза, Иры рядом не было. Приподнявшись, я заметил её рядом с машиной. Зарево озаряло горизонт. Дверь открылась, я вышел из машины. Ира повернулась и ясным взглядом посмотрела на меня, поприветствовав милой улыбкой. - Ну что? Выспался? - Поинтересовалась она, подойдя ближе. - Ну... - Протянул я в ответ, потирая глаза. - Можно сказать и так. - А что было не так? - Спросила Ирина, стряхнув с моего плеча пару волос. С замиранием сердца я посмотрел на нее: 'Эээ...Там в лесу какая-то штука летала. Типа светящееся змея в воздухе...красиво и страшно'. - Не бойся. Если близко не походить, не укусит. Она открыла дверь машины. Из-за ее плеча я начал рассматривать форму, придавленную спинкой водительского сиденья. Она его вытащила резким движением. - Так. - Сказала она, развернув комбинезон. - Вот это, насколько я вижу, твой размер. - Полагаю, что тебе он будет велик. - Вот именно. - Заметила она, достав комбинезон поменьше. - Я в машине переоденусь. Я улыбнулся: 'А я по хвойный лес'. Форма оказалась мне немного шире в плечах. Что в принципе вид не портило. Ирина в ней выглядела, не скрою, соблазнительно. По сути это были синие комбинезоны как у астронавтов только на груди слева написано 'Служба порядка. Солен'. На плечах надписи и нашивки в виде логотипа. Пирамида, зависшая над городом вверх тормашками. Солнце начало проглядывать между соснами. Большое и оранжевое. Вернувшись в машину я сел и смотрел прямо перед собой. Переживал. - Ну как? Поедем? - Спросила Ира. Я повернулся лицом к ней. Руки лежали на руле. - Осознаю в очередной раз эту боязнь. - Какую? - Боязнь нового. - Мы можем вернуться. - Заметила она. Девочка была невозмутима. Отлично контролировала эмоции. - Нет, начатое нужно заканчивать. - Сказал я, начав движение. На подъезде к городу, трубы промзон показывались из асфальта по мере роста моста. Видно, что этот город был более промышленным, нежели Вергбург. Как позже я узнал изначально, город был построен, чтобы снабжать остальные города энергией, полезными ископаемыми. - Но это было задолго до того, как города распались на отдельные формирования и начали независимую жизнь. - Закончила Ирина читать архивные записи, которые прихватила с собой. Глава сеьмая. Среди сосен то и дело промелькивали поблекшие трубы брошенных заводов. Для одного города их было слишком много. Тем временем мост превратился в трассу. Обочины были покрыты тонким слоем сосновых иголок. Большинство их них были пожелтевшими. Первые улицы встретили нас пустотой. При въезде отсутствовали светофоры. На перекрестке я остановился. Три темно-синих грузовика проехали мимо нас. Все с длинными прицепами, перевозящие какие-то установки накрытые тентами. На них значок Солена. Мы с Ирой переглянулись. Я осмотрелся по сторонам, вглядываясь в детали. Из десятка труб на горизонте шли выбросы, улетучиваясь толстыми клубами в утреннюю атмосферу. Рядом была большая кафешка, со столиками на улице. На дверях табличка 'Открытие в обед'. Слева двухэтажные жилые дома панельного типа. - Поехали куда-нибудь уже. - Сказала Ирина, выведя меня из транса. - Куда пока точно не знаю, надо остановится где-нибудь. Мы тронулись. Перекресток плавно уходил овалом вокруг ни то квартала, ни то иллюзора. Чем дальше мы заезжали, тем выше росли жилые дома. Тип тот же что и у Иры в городе. Панельные и высокие. Редкие прохожие смотрели на нас как лейкоциты на чужеродные микробы. Без признаков уверенности на лице мы двигались по городу, словно вирус по организму. Всё дальше и дальше оставляя позади машины, которые выглядели больше как корейские иномарки у меня дома. Отличные от тех, что я видел в Вербуге. Разогнавшись по широкой дороге движение, открыло вид на пирамиду, огромных размеров. Метров пятьсот в ширину, висевшую в воздухе вниз головой, острым углом к земле. Серый, изрубленный швами объект крутился вокруг своей оси, за минуту проделывая полный оборот. Между нами мелькали фонарные столбы и деревья. В такой динамике видеть эту конструкцию казалось еще более пугающе. Пирамида висела над близлежащей промзоной. Неподалеку был палисадник с въездом к нему. Я резко завернул. Мозгу необходимо было время принять и осознать всё увиденное. Парк был не ухожен. Больше похож на какую-то асфальтированную стоянку среди небольшого леса. Ближе к деревьям стоял выцветший танк. Явно брошенный. Возле моего дома, где я жил в детстве стояли два похожих танка. Мы подъехали поближе. Выйдя из машины немного потянулся, присмотревшись к пирамиде. В этот момент мимо вращающегося объекта пролетала стая птиц. Ира подошла ко мне. А ей улыбнулся. Она выглядела встревожено. - Ты никогда не слышала об этом? - Нет. - Тихо ответила она. Взглянув себе на плечо, увидев эмблему снизу вверх, я добавил: Вот что здесь изображено над городом. - Классно... - Заметила Ирина, будто оказалась завороженной тем зрелищем. Лучи оранжеватого солнца освещали утренний бриз, висевший в воздухе. У нас это выглядит как смог, только там эта дымка веет прохладой и свежестью. Пирамида манипулировала освещением бриза направляя лучи солнца согласно законам физики, которые сама же и нарушила, зависнув в воздухе. Я перевел взгляд на танк. Направился к нему как воспоминанием детства разглядывая пристальным взглядом. Слету запрыгнул на заднюю его часть. - Нам нужно искать Лену. - Возразила Ирина, доставая из бардачка карту города, газетные вырезки и тетрадный лист бумаги, отписанный Женей. - Хорошо. - Сказал я, не слезая станка. Девушка подошла к танку и попыталась взобраться. С первого раза не удалось. Я ей помог. - Так давно мечтала увидеть танк. - Произнесла она, забравшись на башню. - Вербург перестал выпускать оружие еще задолго до моего рождения. Войны прекратились давно. - Это хорошо. - Сказал я, оглядываясь вокруг себя. Ира, тем временем села, свесив ножки в открытый люк кабины. Точнее люка не было совсем. Его видимо оторвали и сдали на металл. Солнце пробивалось между деревьев. Девушка кивком головы пригласила меня сесть рядом. Я не отказался. - И так! - Произнесла она, глядя на меня разворачивая газетные заметки. - Женя навел справки, прежде чем поехать за тобой. - Нам нужно место нахождения. - Это уже отмечено. Склад находится в западной части города. Относительно недалеко от сюда. - Заявила Ира, развернув карту. - Я поняла, что за черный квадрат изображен здесь. Девушка обернулась на пирамиду, потом снова посмотрела на меня и улыбнулась. - Она будто всегда здесь находилась. Но не важно. - Одернулась девочка. - Вот Ленино досье. В папке из кожзаменителя была стопка листков, и пара черно-белых фотографий. На них была женщина лет сорокапяти. Может постарше. Круглолицая, упитанная. Волосы аккуратно прибраны. - Она сама пришла в милицию. Её чуть не отдали на лечение. - Смело. - Ну да, пришла за помощью, а ее чуть не заперли в палате. Она начала рассказывать примерно то, что ты рассказывал мне. - Что конкретно? Известно? Ира начала перебирать заметки в поисках ответа. Я тем временем всматривался в её выражение лица, брови, глаза. - Вот. - Произнесла она, вынув листки, напечатанные на машинке. Печатной машинкой на бумаге был изложен весь текст допроса. 'Я сама с Уралмаша, из города Екатериурга' - прочел я про себя. Пальцем провел по тем наштампованным буквам. - Я тоже оттуда. Ира посмотрела на меня сочувствующим взглядом. Я не отводил взгляд от текста. Продолжал читать, выделяя для себя некоторые моменты. 'У меня там осталась дочь и внук', а так же я заметил 'меня наверняка ищут'. - Меня тоже. - Произнес я. Я отвел глаза, как будто отрекся от мыслей о доме. Ира погладила меня по спине. Повернувшись к ней, погладил её по щеке. Она смутилась, но не испугалась. Прижав её к себе, я её поцеловал. Она оставила папку лежать на коленях, и обняла меня. Очень не хотелось отпускать, человечка, приютившего меня в этом незнакомом мире. Отпустив ее, я прошептал на ушко: 'Ты мне нравишься'. - Ты мне тоже. Очень, очень нравишься. - Сказала она мне. - Я очень долго тебя ждала. Посмотрев на деревья за ее плечом, я улыбнулся, и недолго думая ответил: 'Ну вот он я'. - Ну ты собрался искать путь домой. - с сожалением произнесла она мне в плечо. - Это сколько не поиск пути назад, а поиск ответа. - Ответил я, посмотрев ей в глаза. - Ответа на что? - Отчета на вопрос - где я? Ваш мир не похож на мой. Секунда молчания. - Я боюсь уже не увидеть дом. Девочка обняла меня. - Увидишь. ----------------- Выехав обратно на незнакомые улицы, идя по карте, мы нашли на окраине города нужный склад. Придорожная территория, извилистая дорога, пересекаемая двумя железнодорожными путями. Оранжевое солнце знойно полукругом охватывало здание. Вокруг больше не было машин. Глядя через лобовое стекло на проходную меня терзали небольшие сомнения, пустят ли нас. Ира на моё беспокойство предупредила, что Женя говорил о нашей форме. - Только у страж порядка есть такие. Вроде как пропуск сам по себе. - Смотри, я могу пойти один. Ира выразила отрицание, помотав головой. - Если что я тут одна останусь? - Ну хорошо. - Сказал я, потянувшись. - Надеюсь, она там еще работает. Подготовь пожалуйста фотографию. Я завел машину...Точнее включил электрику отвечающую за энергоснабжение всех систем, и мы подъехали к шлагбауму. Из кирпичного однокомнатного зданьица вышел седой, лет шестидесяти мужчина. Я опустил окно. - Чем рад помочь? - Улыбчиво, с боязнью спросил он. - Мы ищем эту женщину. - Ответил я, показав фотографию - Она должна работать здесь, на складе. - Аммм...Проезжайте к тому зданию. - Сказал он, указав на синий павильон. - Там и найдете, надеюсь. Лицо знакомое. Шлагбаум поднялся, отбросив тень по машине. Мы проехали. Чувство подсказывало мне, что нужно было быстро искать, кого нужно и сваливать. Пандус был пуст. Рядом с ним машину и оставили. Вышли и поднялись по небольшой лесенке. Ворота склада были приоткрыты. Будка охраны стояла внутри здания. - Вы к кому? - Спросил один из охранников, что был рядом. С виду невысокий, прилизанный, похож на главного героя фильма 'побег из Шоушенка' А мы, показали фотографии, назвали имя. - Пройдемте. - Сказал мужчина. Стеллажи склада состояли из балок разного цвета. Вертикальные синие, горизонтальные оранжевые. В ячейках ровно были составлены коробки. Какие-то цифровые обозначения на стеллажах. Рабочие в серых формах собирали коробки в тележки, которые возили за собой. Сквозь узкие окна под крышей пробивалось солнце, цепляя самые верха складских конструкций и различных коробок расположенных на них. - Лена! - Окликнул охранник женщину с нашей фотографии. - С тобой тут хотят пообщаться. Её взгляд встретил нас без оптимизма. - Да, о чём? ѓ- Поинтересовалась она. - Один на один. - Намекнул я охраннику. Тот начал удалятся. - Елена, мы по поводу вашего появления в этом городе. - На эту тему со мной уже много раз разговаривали! - Возмутилась она, продолжив работать, отвернувшись от нас - И больше не скажу ни слова. У меня есть работа и какой-то заработок. Я его не хочу потерять. - Вы не так поняли... - Конечно! - Сказал женщина, начав уходить, бросив тележку. Мы с Ирой переглянулись. Пауза. Дальше выскочило из души, само собой: 'Лена, я с уральских рабочих, жил возле Каньёна! А ты, с какой улицы?'. Женщина остановилась. - Этот мир не такой как наш, правда? - Добавил я ей в спину. Она медленно обернулась. - Мы с дочерью жили на космонавтов, возле Белки. Я подошел ближе. - Здесь я уже несколько дней. - Только ты? А вы? - Обратилась она к Ире. - Нет, я из Вербурга. - И как вы меня нашли? - Женя. Из Вербурга. Тоже из Екатеринбурга, как и мы. - Ааа...Слышала о таком. Теперь втроем здесь. - Да. - Ответил я холодным голосом. Лена развела руками: 'и чем я могу тебе помочь?' - Не знаю ничего о моем присутствии здесь. Хотелось бы знать хоть что-то. - Парк памяти заводам шестого строения. Сегодня в десять вечера. - Сказала она, взяв свою тележку, тяжело покатив её за собой. Мы с Ирой посмотрели друг на друга. - Надеюсь, найдем где это. - Подумал я вслух. До вечера оставалось ещё много времени. Мы с Ирой решили найти окраину города. Решили скрыться от лишних глаз. На карте мы нашли озеро. Большое. Как наш Байкал, возмжно больше. Противоположный берег находился далеко. Да так что не было видно. Проезд до этого места был выстелен из щебенки. Будто кто-то уже туда ездил. - Может не нужно? - Спросила Ирина. - Ну...мы уже почти приехали. - Ответил я, завернув руль в резкий поворот. Поворот вывел нас к трехэтажному дому. Очень знакомая архитектура. Стиль середины прошлого века. Такие же строили у нас пленные немцы после войны. Дом был бледно оранжевый, под крышей отлупились куски со штукатуркой. В окнах пусто. Я остановился и сразу вышел из машины. Молча осмотрев строение, я двинулся вперед. Ира вышла из машины, но с места не двинулась. - В похожем доме я живу! - Воскликнул я, показав пальцем. Только вот у нас их не строили на песчаном берегу. Вода из озера билась о стены первого этажа. Войти внутрь, не промочив обувь можно было, прыгая с булыжника на булыжник. Я протянул руку Ире и предложил пойти со мной. Она, сохраняя вешнюю уверенность, побрела в мою сторону, под звуковое сопровождение волн, прибивающихся к берегу. Время от времени со стороны озера слышался некий гул. Как будто медленно волокут одну тектоническую плиту по другой. Будто земля там, вдалеке, стонала. - Что это за звуки? - Поинтересовался я у Иры. - Если верить газетным вырезкам, которые я нашла в городском архиве, то эти звуки неизвестного происхождения появились совместно с пропажей людей в наших лесах. - Ответила она, взяв мою руку - Мне кажется, планета просит, чтобы на неё обратили внимание. - Она у вас какая-та заброшенная, много земель пустует. Ира на моё предположение только пожала плечами. Подойдя к окну первого этажа, я заглянул внутрь. Слава Богу, рост позволял. Перекрытия отсутствовали. Изнутри дом был пустой коробкой с множеством ненужных окон и маленьких балкончиков. Я перелез внутрь, найдя место среди хлама и разбитых кирпичей, куда встать. Ире помог залезть внутрь. Перед нами предстала картина покинутости и некой, как бы сказать... - Энергетика истории этого дома. Здесь когда-то было хорошо. - Заметил я, разглядывая под полуметровой толщей озерной воды равые остатки жизни. - Колесо от велосипеда. - Заметила Ира. - Заплесневелый комод вот там! - Сказала я показав пальцем на него, утонувшего много лет назад. - Такой же стоял при жизни у моей бабушки! Поток мыслей пронзило странное чувство дежавю. - Такое ощущение, что я здесь либо был, либо должен был побывать. - Вот ты и здесь! - Засмеялась Ирина, облокотившись мне на плечо. Не отпуская руки, я потянул девочку за собой, по развалинам кирпичей, которые еще не съела вода. Отойдя в строну мне бросились едва освещаемые дневным светом обои, наклеенные на стене, там, где, когда то была квартира на втором этаже. - Такие же голубоватые были у нас в большой комнате, когда мы с мамой жили в другом доме. - Я сделал паузу. - Правда, это было очень давно. - Может, всё для тебя наклеили? - Не думаю. Но на это походит. Показав пальцем под воду, я продолжил освещать находки: 'при жизни, мой отец увлекался прыжками в высоту, а там бегают в кедах с шипами, вот таких же'. Именно такие же, синие лежали там. Точнее когда-то. Те, что были под водой, уже практически полностью позеленели. - Я как-то раз, лет в семь бегал по квартире, игрался. Отец разбирал свою спортивную одежду. И наскочил на них. Поцарапался сильно. Со стороны озера вновь планета произнесла свой протяжный стон. - Я наверно надоем тебе. - Произнес я, поведя Иру в сторону входа в дом, там, где был подъезд. Пальцем показал на поросшую водорослями, торчащую одним углом, задевающую верхушку водной глади, стиральную машину. - У нас была такая... - Мои кроссовки полностью погрузились в воду. - ...Лет десять прослужила. Отпали именно такие же кнопки. - Ты в воду встал! - Возразила Ира. - Я заметил. - Ответил я вздохом на возражение. Там было под водой много хлама, и большинство вещей было просто не разобрать под мхом. Отпустив руку девочки, я побрёл дальше, почувствовав температуру воды. Не сказать что холодно, но и не жарко. Хотя воспаление легких точно не подхватить. Там, чуть отойдя от стены, можно было разглядеть коляску. Детскую. - Подойди ко мне, пожалуйста! - Попросила Ира. Прошлепав обратно, я встал перед ней. Загадка застыла на её лице. - Повернись храбрец! - С юморным выражением лица скомандовала она. Я повернулся, и она запрыгнула мне на спину, как ребенок в лагере. - Теперь, можешь продолжить показывать. - Шепнула она мне на ушко. Шаг за шагом, под звуки волн, ударяющихся о стены дома, мы подошли к стиральной машине. - В первый день я долго смотрел, как крутится барабан. - И как? Понравилось? - Улыбнулась Ира. - Да! - Ответил я, отойдя чуть дальше, погрузившись покалено. - Ковер. Застелен, на дне вон там. У нас был похожий. Волнуя воду, я аккуратно с Ирой, обошел стиральную машину. Едва не споткнулся, завидев изделия из камня. Вода была уже выше кален. - Аккуратнее! - Воскликнула Ира. - Ну, вода не холодная. - Ну и что? Не хочу промокнуть. - Мой дед. Мамин отец... - Начал я - Всю жизнь этим увлекается. Каменные изделия. - Красивая идея. - Заметила Ирина. На дне, глубина метра наверно. Между металлоломом, какими-то ржавыми автомобильными крыльями, похожими на те, что стояли на старенькой копейке моего отца, лежали две стелы. Два столика, с выдвигающимися полками, а на них, изготовленные из камней того же цвета, большие, дизайнерские рамки под фотографии. - Отличие этих стел от тех, что стоят у деда дома только одно... Короткая пауза Даже шум озера будто затих. - В этих нет фотографий. Двух больших фотографий. В одной была мамина фотка в молодости, в другой - тетина. Ира прижалась щекой к моему левому виску. Даже не разрознилась на то, что я сделал четыре шага навстречу лежащим в полумхе каменными изделиям погрузившись чуть ли не до пояса. Она поджала носочки, которые коснулись воды. А я стоял и разглядывал как знакомые на вид предметы, так и не очень. Старые сетчатые кровати изогнутые непонятно каким смыслом, фотокамера Зенит, которую так любил отец, телевизор, как у бабы Иры в Ирбите, только почему-то с разбитым экраном и прочие вещи, напоминающие мне о том, чего я уже не надеялся увидеть. Вещи, как и стены дома, надолго запоминают наши энергетику. Мы уходим, она остаётся. - Я всегда чётко чувствовал энергию тех, кто жил в каком-либо заброшенном доме. Чувствую её и сейчас. - Сказал я. - Пойдем обратно. - Сказал Ира, услышав вновь проснувшийся гул планеты. - Ок. - Остветил я, посмотрев в сторону выхода. Но прежде чем мне захотелось куда-то идти, я завидел в середине дома, на глубине где-то трёх метров большую рамку с фотографией. Мне хотелось её разглядеть получше. - Только я хочу убедиться, что на той фотографии под водой не моя семья. Девочка глубоко вздохнув спрыгнула в воду. Тут же погрузившись выше пояса. - Давай только быстро. - Прошептала она. Размяв лёгкие и задержав дыхание, я опустился под воду. В ней очень хорошо слышался гул. Плавными рывками, добрался к картине, прибитой к куску стены. Попытка оторвать его ничего не дала. Тогда я протер стекло от подводной пыли и сквозь муть, приблизив глаза ближе, попытался разглядеть фотографию. У нас никогда не было такой семейной фотографии. Но те люди силуэтами походили на нас. Где-то на осеннем пейзаже. И там, видимо, были все кто жил в нашей семье в моём детстве. Гул земли остыл на секунду. Сзади меня кто-то взял за плечи. Я резко обернулся. Это была Ира, которая так боялась промокнуть. Я оттолкнулся от дна, и в потоке обнял, её крепко поцеловав. Мы вместе поднялись на поверхность. Начав жадно дышать, она спросила. - Кто там? На фотографии? - Точно не знаю, но они похожи на тех о ком я рассказывал. - Поплыли к выходу. - Предложила девочка. Вместе, аккуратно, мы начали плыть в сторону выхода из подъезда. Под проемом, где раньше была дверь, основалось метра два до дна. Мы воспользовались им как выходом из бухты и выплыли в открытое озеро на встречу большому оранжевому полукругу, называемом - солнце. Отплыв от дома метров на пятнадцать я обернулся и буртыхая ногами, что бы не погрузиться осмотрел его фасад. - Жить здесь... - Обратился я к Ире, обнявшей меня сзади - было классно. Поблеклый. Оранжеватый. Остановивший рутинные будни на зло начальникам, снизив их прибыль, отобрав уставших сотрудников одной семьи, когда-то живших здесь. Теперь их дух обитает в мире и покое. Это строение оставляло ощущение, будто я здесь прожил много лет. Это конечно не так на самом деле. Теперь уже и не важно. Он остался один хранить чьи-то воспоминания под водой. Многие из них, возможно, мои. На берег мы вышли левее, где нас покорно ждал Женин автомобиль. Оказавшись на суше, мы без лишних слов начали целоваться. Да, да. Мокрые, немного замерзшие, но это мелочь по сравнению с той страстью, которая охватила наши тела. Я схватил Иру на руки, предварительно расстегнув её комбинезон, и понес в машину. День превращался в вечер. 'Видимо такова здешняя природа облаков' - Подумал я, затягивать прочно и начисто. Сверху редкими хлопьями падал ни то снег, ни то пепел. Оказавшись на откинутом сиденье, я коснулся её щеки кончиками пальцев. Взгляд заблестел. Её кисть легла на мою. Мы прижались друг к другу. Руки шли по талии вниз, то поднимались выше. Тут я уже не отпирался от самого себя что влюбился. Ира расправила мокрые волосы, я тем временем перелег к ней сторону. За окном слышался гул планеты, а в машине было тепло. Становилось жарко. Медленно начал забираться руками под комбинезон. Начал снимать его верхнюю часть. Мы продолжали обильно целоваться. Комбинезон мой тоже начал постепенно слазить с плеч. Впустив руки еще ниже, я схватил её за ягодицы, начав полностью оголять другой рукой. Так же быстро разделся сам. Всё произошло быстро и в тоже время казалось, что не закончится никогда. Ира очень громко реагировала на всё что происходило. Периодически я кусал её за мочку уха, что бы добавить мурашек по телу. А волны тем временем продолжали задевать фасад брошенного здания. Парк, в который нас пригласили, был соткан на территории брошенного завода. Стемневшая улица освещалась прожекторами, установленными на здании цеха. Снаружи были расставлены скамейки вокруг пруда, берега которого были бетонные. В прошлом это был резервуар. С неба падал легкий снег, но было не холодно. Около пятнадцати градусов тепла. Мы вошли на территорию парка, держать за руки. Вокруг ходили люди. Отдыхающие, совсем не агрессивные, нежели те, что были утром. Более доброжелательные и спокойные. Может, это было связанно с нашим внешним видом. Мы переоделись в свою обычную одежду. Стиль в этом городе. Отличался немного от Вербурга. Здесь он более рабочий. Отсюда местные модельеры и отталкивались. Но не в этом суть. Когда мы зашли, у входа человек раздавал газеты. - Бесплатно, что ли? - спросил я его. Ира меня шутлив одернула. Тот, в своей тюбетейке, покосился на меня, будто хотел пристрелить. - Ладно, молчу. - Сказал я, взяв газету. Мы пошли дальше, направляясь к скамейке. - Мы не рано? - поинтересовалась Ира. - Всегда надо быть готовыми заранее, лучше, чем опоздать. - Ну, смотри. - Сказала Ира, остановившись следом за мной. На первой странице газеты была размещена фотография. Полк полицейских прицелился в своего коллегу. Заголовок: 'Сотрудник милиции, сбивший на смерть коллегу и отпустивший больного преступника был публично растреллен'. - Это же женя. - Заметила Ирина. Девочка отошла и села на ближайшую скамейку. Заплакала. Очень тихо и без особых эмоций. Я подошел и обнял её сзади, представляя какую жертву, принес Женя ради нас. На фотографии отчетливо видно как собрали, наверно, всю милицию города. Публично унизив, власти его казнили. Присутствовали при этом его напарники или нет - неизвестно. Хотя там нет такого, что напарники становятся друзьями. Их меняют постоянно. Что бы те не успели подружится. 'Скорефанится' как бы сказали у меня дома. Ира всё так же пускала слёзы. На нашем фоне всё так же крутилась пирамида. Совсем недалеко. Лена подошла незаметно. Я даже немного испугался. - Ну, здравствуйте. Можно присесть? - Спросила она. Ира кивнула головой и убрала газету. Я сел и обнял девочку. - У вас всё хорошо? - Спросила Лена, глядя на Иру. Я показал её газету. - Парень, который из нашего города, который нам помог с машиной и формой был растрелен. Та окнула от удивления. - Ничего себе! - Нас преследовали. Не успели уехать быстро. - Рассказала Ирина. Лена смотрела газету. - Вы были с ним знакомы? - Спросил я её. - Только заочно. Слышали друг о друге. Но он никогда не предпринимал попыток меня разыскать. - Это было опасно. - Сказал я, опустив глаза в пол. - Да - ответила Лена. - Но хочется знать, что всё-таки с нами произошло. Почему мы здесь. Небо потихоньку становилось ясным. Облака расходились. Звезды над нами светили так незнакомо. Никогда не учил их наизусть, но их будто перевернули или переставили. Лена показала пальцем на пирамиду, очертания которой вращались под звездами. - Лет так пятьдесят назад, когда здесь высадилась древняя цивилизация, местные жители, приняли их в штыки. Кое-как была достигнута договоренность. Мир. Они прячутся здесь от своих преследователей, мы получаем технологии, возможность перемещаться в космосе. Я посмотрел на неё как на сумасшедшую, и спросил: 'а какой, сейчас год?' - Ты не дослушал. - Извиняюсь. Она продолжила. - Но это была будто реклама скидки в магазине. Города начали бурно развиваться строится. Но в лесах появились ранее не знакомые никому существа, города замкнулись в невидимые хвойные границы. Что привело к замкнутости между мегаполисами. Каждый начал жить как отдельная страна. И что бы что-то здесь поменять, начали появляться люди, с других планет. - Смысле? - Мы на Глизе 581. Мы с Ирой переглянулись. Я опустил глаза на бетонную плиту, заменявшую в парке асфальт. Голова немного закружилась от сопоставления увиденной реальности и услышанной информации. Все очень походило на другую планету. - Одна из соседних солнечных систем. Мы, как считают местные, одни из них. Те, кто что-то здесь могу поменять. - Что поменять? - Без эмоций спросил я. - Монотонную жизнь. - Ммм. - буркнул я. - Много поменялось с тех пор как вы с Женей попали сюда? - Нет - Ответила Лена - Как ты попал сюда? - Из леса вышел возле моего дома. - Ответила за меня Ира. - А после попытался туда вернутся. - Добавил я, показав на лицо. - И мне там некое существо наподдавало. Лена кивнула на пирамиду в небе. - Ну, видимо они. - Сказал я. Люди вокруг нас гуляли, редкие снежинки падали. - А дорога домой у нас есть? - Только если сильно захотеть. - Тогда почему вы оба здесь? - Спросил я. - Кто оба? - Вы с Женей? - Желали попасть домой сильно, а надо было в два раза сильнее. Я молча сидел. Не зная, что сказать. Долго сидел. Был подавлен. Ира положила руку мне на правое плечо. - Ну что. - Сказал я, приподняв голову. - Возвращаемся. Буду привыкать к новой жизни. Правда, я в розыске. - Скроем. - Обняла меня Ира. - Или оставайся здесь. - Предложила Лена. - Нет! - Возразила Ира. Лена немного помялась и спросила: 'Тебя уже не хотят отпускать. Когда поедете обратно?' - Как можно быстрее. Пока темно. - Написано где похоронят Женю? - Наверно. - Предположила Ирина, бросив взгляд на статью. - Здесь написано, что уже похоронили. - Я с вами. - Заявила Лена. Глава восьмая. Ученые утверждают, что инопланетяне очень похожи на нас, так как жизнь на молекулярном уровне развивается одинаково. Это конечно истории разных эволюций, но в большинстве своём они одинаковы. Не думал что настолько сильно. Одинаковые в своем роде существа живут в двадцати световых годах друг от друга. И даже говорят на одном языке. Мне до сих пор кажется, что у нас один Отец создатель. Только в одном его мире большинство созданий стравлены и одурманены культурой потребления. А в другом все живут для нечто иного, никуда не спешат, берегут друг друга и при этом скромно живут, хоть уже и узнали что такое контакт с иными цивилизациями. Ночью мы направились обратно. Ясное звездное небо накрыло город, а мне всё никак не верилось что я на другой планете. Мы покидали город огней, людей и большой черной пирамиды. Его уменьшающееся отражение плавно превращалось в точку в зеркале заднего вида. Впереди лес, освещенный ярким светом фар. Ира смотрела на меня уставшими глазами, слегка улыбаясь. Лена на заднем сиденье думала о чем-то своем. Угорь в том месте, где он был, в этот раз царило спокойствие и темнота. Я ехал быстрее, чем в прошлый раз. Пощупав рукой лицо, увечий причиненных в лесу я не обнаружил. Они полностью прошли всего на несколько дней. Здесь даже раны заживают быстрее. Дорога поднялась в мост над лесом. Верхушки хвойной черты проносились по обеим сторонам от моста. Я начал медленно останавливаться. Ира проснулась. Полусвет фар, попадающей в салон от бокового ограждения трассы, позволял видеть Иру. Она проснулась. Лена тоже очнулась от сна. - Куда нам дальше? - Шепотом я спросил. - Прямо, а дальше я подскажу. - Сказал Ира. - Хорошо - Кивнул я. На улице постепенно начинало светлеть. Я выключил фары, едва замечая разметку, продолжал перемещаться по городу. Пустынные извилистые улицы обесточенного города, были прекрасны. Тишина и покой. Мы приехали к кладбищу. Въезд, обрамленный черными вратами, никто не охранял. Трогать мертвых здесь - моральное самоубийство. Так заверила Лена. Надпись изготовленная из черного металла, выложенного на отшлифованном блестящем камне гласила одним, но таким давящем в этой обстановке словом - 'Навсегда'. Три дороги распространялись вглубь между могилами. - Молодых хоронят в самой первой секции. Я полагаю, что Женя в конце. - Предположила Ира. - Поехали. - Сказал я тронувшись с места. - А в остальных секциях средний возраст и старики? - Да. - Сказал Лена. - У нас четкое разделение по возрастам. - Дополнила Ирина. - До 30, до 60 и после. - А у нас хоронят всех подряд. Без разбора в одних секциях. - Наши миры так сильно отличаются. - Сказала Ира. - Как вы там у себя живете? - С трудом, Ирочка, с трудом. - Ответила Лена. Мы подъехали в самый конец секции. Некоторые утренние пташки уже начали свое пение. - Ну, пойдемте - Предложила Лена. - Поищем. Идя за руку с Ирой, я чувствовал себя на своём месте. В мире, где есть, судят по грехам, а не кошельку. В мире, где на первом месте людей находится нечто большее, чем личное благосостояние и где не спят со всеми подарят и не делают аборты. Здесь люди живут как один организм, заботясь друг о друге, пускай и наказывают очень строго за не самые лучшие проступки. Так и случилось с ним, человеком из моего мира. - Ребят! - Позвала Лена, а когда мы подошли, добавила: Вот он, наш Женя. Вдогонку к сказанному мною выше, надгробье под фотографией милиционера в форме говорило плавным почерком: 'Он пришел из неоткуда. Он пришел и стал одним из нас, служа на благо люда в серой форме, немало душ спас. С благодарностью от Всего города Вербурга. Прости нас' И ни слова о совершенном. - Помог нам выбраться, узнать правду. - Вспомнила Ира, вытирая слезы. - У него осталась семья. - Здесь? - Поинтересовалась Лена. - Нет, у нас, на Уралмаше. - Сказал я, достав конверт. - Он просил передать. За деревьями между могил впереди нас послышался шорох. Дыхание у всех как у одного - замерло. Ира вцепилась мне в руку. Из-за сосны показался человек в очках и клетчатой рубашке. - Миша? - Спросил я. - Здравствуйте. - Поприветствовал он нас. - Вы кто? - Спросила Ира. - Я с ним в одной палате лежал. Не от мира сего. Он скромно, в тапочках подошел к нам. - Я знал, видел, что вы придете. - Сказал он. - Поэтому покинул дом. - Больницу что ли? - Спросила Лена. - Да. - Сбежал. - Перефразировал я. - Тебя ищут уже наверно. - Неееет. - Прошептал он. - Еще рано. - Я знаю, как вам попасть домой. - Да ладно. Даже пирамида молчит, а ты знаешь. Миша опустил глаза. - Огни за окном. - Прошептал он. - Под ними всё решится. Мы с Ирой переглянулись. - Пока еще все спят, и свет еще не включили. - Сказал Миша - Я хочу вернуться домой. - Поехали. - Сказал я, вспомнив про блокнот в бардачке. Глава девятая. Я не верил, если честно, что не очень здоровый человек в очках может знать, как быстро преодолеть двадцать световых лет. Все же было интересно, что он хочет предложить. Я старался двигаться максимально быстро. Ира вцепилась подлокотник. Первые люди появились на балконах. Те, кому рано вставать. - У нас всё еще так же ездят? - Поинтересовалась Лена. - Даа! - Протянул я. - Даже хуже! Огромный грозовой фронт двигался в нашу сторону. Ветер завывал между домами. Дорога из одного конца города в другой как змея извивалась на скорости. Под мостом, петлявшим между девятиэтажками, по дороге проехала такая же машина, на которой мы ехали. Даже цвет тот же. Это заставило сократится мои брови в злосном выражении. Дворники включились автоматически, начав сносить капли воды, падавшие на лобовое стекло. На фоне синих облаков, между зданий, показались те самые огни, овальные, просто висевшие в воздухе, без каких либо движений. Времени было около шести. Пролетев мимо больницы, мы подъехали к месту, где дорога сворачивает от огней, где мы начали, как мне запомнилось, путешествие в Солен. Постепенно вдавив педаль тормоза в пол, и повернулся к Мише. - Ну, вот, надеюсь, ты не на правительство работаешь? - Н-н-н-ет... - Робко отмахнулся он. - А как вы нас нашли? - Поинтересовалась Лена. - Я знаю, что вы скучаете по дому. Пройдемте под огни. Поляна под огнями была обнесена сетчатым металлическим забором. Травы по колено и идти по ней метров сто. Миша подошел к забору и аккуратно отодвинул заранее заготовленный кусок газона. Второй кусок помог отодвинуть я. - Пойдемте... - Произнес он, пролезая под металлическую конструкцию. Я подтянул Иру за руку. Она стояла как вкопанная. Глаза были красными. Может я и хотел забрать её с собой. Но отрывать от мамы не хотел. Девочка всхлипнула носом. Миша уже пролез по ту сторону забора. Лена начала спуск под него. - Я остаюсь - Спокойно произнесла Ира, отпустив слезу катиться по щеке. - Здесь мама. - Закончила она, сжав мою руку. Некоторые заявят, что я совершил ошибку. Но сам так не считаю. - Лена! - Обратился я к ней. Миша уже был под огнями. Сверху, из-под них начал вырываться ветер, будто садится вертолет. Трава распылялась в овсе стороны, как бы в круг то в одном месте, то в другом. - Быстрее - Вскрикнул он. Лена перелезла за забор. Обернувшись, она всё поняла. - Вместе останетесь. - улыбнулась она. - Передай это моим родственникам. Там все написано, где их искать. - Сказал я, протянув ей листок, сложенный втрое. - А это Женина жена. Уверен, она ждет вестей от него. - Хорошо Костик! Передам обязательно. Спасибо вам ребята за помощь! - Не за что - Произнесла Ирина, растянув улыбку на проясневшем в лице. Дальше все выглядело будто в замедленной записи. Лена спокойно отходит от забора, аккуратно складывая конверт и листок в карман, закрывающийся на молнию. Ветер нагнетал все больше сопротивления и доходил даже до нас. Трава полностью согнулась под его воздействием. Большая стая белых странных похожих на орлов, но с голубиными очертаниями и резкими движениями рванула над нами, прямо в свечение. Мы с Ирой подняли глаза, они на той же скорости пролетали над нами, как мы выжимали на Жениной машине. Местные в свое время пытались разгадать, что это за огни, но результатов это не принесло. Если бы в этом городе окруженным хвоей, додумались привести сюда одно из нас. Все бы выяснилось. Резкая вспышка света скрыла Лену, как только все птицы влетели в свечении, скрылась сама. Один Мишаня остался стоять под светлеющим небом. Огни, исчезли. Видимо шанс вернутся, был дан только один раз. ----------------- Спустя три месяца, аклимавшись после возвращения, Лена поднималась на лифте к себе домой. К своей, уже не молодой дочери и внучке, повзрослевшей на двадцать лет к возвращению бабушки. В физике есть теория про временные измерения. Когда время в одном месте идет быстрее, чем в другом. Для таких расстояний разница во времени оказалась очень большая. Жена Жени спустя такое количество времени не дождалась весть от мужа и по счастливой случайности её ребенок не сменил места жительства. - Алёны Макаркиной? Мамы нет дома. - Ответил взрослый сын, через приоткрытую дверь. - Её давно уже нет с нами. Из-за сына выглядывал маленький карапуз, прячась за ноги отца. Лена вздохнула. - Понимаю, пришла тут какая-та маразматичка. Но вот этот конверт прошел не через одни руки, что бы попасть к твоей маме. Прочти, пожалуйста. Как будет время. Парень посмотрел с недоверием, но конверт взял. Что отел передать Женя своей любимой в том письме так и остается тайной известной только их взрослому сыну. За эти двадцать лет, что Лена отсутствовала на Земле, многое поменялось. Телефоны стали еще более плоскими, машины ездят на автопилоте. А вот на другие планеты так никто и не полетел. Костина мама получила письмо от пропавшего очень давно сына. Его младший брат уже женился, живет отдельно. По почерку Костя отличался от всех. Непохожий на стальных он описал все как было. Быстро и четко. Датировано письмо двадцатью годами ранее. Его мама, когда то сама попала в некий куб. когда они с мужем делали ремонт. Засмотревшись на кристаллик узора стекла межкомнатной двери, она оказалась внутри него. Светлый и манящий. Даже невозникло желания возвращаться. Вернуло только 'Оксана!' громко произнесенное мужем, потерявшем супругу в квартире из которой вроде как никто и не выходил. Костя помнил этот рассказ и надеялся, что мама его поймет. Поймет, что есть другой мир, в котором стоит остаться. Поймет, что там он может что-то поменять или подменятся сам. 'Глизе 581. Созвездие весов. Двадцать световых лет. Если наши научатся путешествовать между солнечными системами, прилетайте, встретим!' - Сообщил он в своём письме. Что касается самой Лены, ставшей самой молодой бабушкой на земле...Она стала местной знаменитостью. Пропавший человек вернулся спустя столько лет и не постарел. Пришлось сдаться СМИ. Иначе было бы не встроится обратно в эту систему, не найти работу и начать жить снова той жизнью из которой её забрали что бы что-нибудь да изменить на Глизе. Эпилог Правда, что мы не одиноки во вселенной? Куда пропадают люди? Ежегодно по статистике на Земле пропадает без вести около двух миллионов человек. Подавляющее большинство таких исчезновений: убийства, несчастные случаи, стихийные бедствия...Кто-то скрывается по собственному желанию. А как объяснить остальную долю исчезновений? Я как-то задумывался над этим вопросом и благополучно забыл про него, ведь ответа сам найти не мог. А через несколько лет, он нашел меня сам. Официально жить здесь я начал недавно. Есть в этом честном мире человек, помогающий адаптироваться таким как я. Розыск меня больше не проводился. В прессу пустили информацию, что я остался в Солене. Работаю водителем в городской структуре под измененной фамилией. Очень нравятся здешние авто разработки. Машины, на ядерном топливе, которые практически не ломаются, один двигающий элемент под капотом. Здесь и правда очень хорошо. Но периодически скучаю по дому. Иногда задаюсь вопросом, попала Лена домой, или нет. Миша утверждает что да. Стали периодически его навещать. Он сейчас живет в соседнем иллюзоре. На улице Пролубной кстати. Сам он по фамилии Пролубников. У нас с Ирой появилась привычка. В течение двух предыдущих недель взбираемся к ней на крышу почти каждый день, перед отключением электричества. И ждём пока, город уснёт, слушая звуки то и дело срабатывающего под нами лифта. В один из таких вечеров, когда ещё горели фонари на улице. Между деревьев, где я был дважды, вылез светящийся угорь, Сквозь сосны, борясь с невидимым ветром, он боком двигался из стороны сторону, резко начиная и плавно заканчивая движения. Я обнял Ирину за её округлевший животик. Пятый месяц как-никак. - Смотри! Смотри! Оно раньше так не делало! - Воскликнула Ира. Угорь расплылся по ночному небу, став полупрозрачным, раз в десять больше по площади. Кусок этого светящегося облака пролетел над нашим домом на фоне ярких звезд. Оказавшись над серединой двора, он рванул обратно, к основной части, исполняющей волновые движения над лесом. Масса света вновь превратилась в угря и рванула боком к другому концу леса. - Поразительно вообще! - Не удержался я. Оттуда существо растянулось до трассы, второй конец нагнал начало через пару секунд. И снова став облаком разделился на несколько частей. После вновь соединился. И так минут десять постепенно опускаясь всё ниже и ниже пока не исчез в глубине хвойной черты.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Эдуард " Кваzи Эпсил'on Книга 4. Прародитель." (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Б.Олег "Булыга: Заключенный Љ12 " (ЛитРПГ) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"