Рих Леонид Александрович: другие произведения.

Элав С Планеты Птиц

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Романтическая фантазия, философская новелла инженера, ученого, педагога, музыканта Леонида Риха о любви, стремлении к гармонии, устройстве мира, сущности человека, смысле жизни. Адресована мечтающим и верящим, рассуждающим и чувствующим, юным и зрелым - всем, кто считает, что душа существует объективно.


   0x01 graphic
  
   Рих Л. Элав с Планеты Птиц. - Новосибирск: ГУП РПО СО РАСХН, 2004. - 84 с.
   ISBN 5-9554-0013-3
   Романтическая фантазия, философская новелла инженера, ученого, педагога, музыканта Леонида Риха о любви, стремлении к гармонии, устройстве мира, сущности человека, смысле жизни. Адресована мечтающим и верящим, рассуждающим и чувствующим, юным и зрелым - всем, кто считает, что душа существует объективно.
  
  
  
  
  
  

Џ Устинов А.А., 2004

  
  

ЭЛАВ С ПЛАНЕТЫ ПТИЦ

  
   Для меня загадка, откуда появился сюжет, но я благодарен судьбе за то, что многие вопросы и идеи, которые меня давно волновали, нашли отражение в этом повествовании.
  
   Как вы знаете, во вселенной множество планет, больших и малых, голубых и розовых, раскаленных и абсолютно холодных, живых и мертвых. На одной из небольших голубых живых планет жили птицы. Их было очень и очень много. Они были очень разные: большие, даже громадные, как слоны, и маленькие, совсем незаметные, как комары или мушки.
   Абсолютно все пернатые имели крылья (иначе какие же они птицы?). Одни знали, что у них есть крылья. Другие, казалось, что нет (что странно!). И я не знаю, почему так было.
   Окраска у птиц была различной. У одних все перья были одного единственного цвета, например, фиолетового, черного (хотя можно ли черный называть цветом?), красного или желтого. Большей частью в понимании человека и цвета-то были не чистые, а смешанные - зеленовато-оранжевый, красновато-серый... Одним словом, самые разнообразные оттенки. Оперение другой части птиц сочетало чистые цвета, например, красные крылья и синие брюхо и голова или крупные желтые полоски по всему зеленому телу. Сначала мне казалось, что именно по расцветке перьев пернатые в основном и отличаются друг от друга.
   Никаких других живых существ на этой планете больше не было. Просто море растений, плодов, семян на всех континентах - судя по всему, птицы имели достаточно комфортную среду обитания. И у птиц, несомненно, были все основания считать, что они - самые совершенные существа на голубой планете. По этому вопросу я бы тоже не стал с ними спорить.
   Поведение птиц было разным, причем это не было связано с видом пернатых (я, вообще-то, думаю, что большинство пернатых сами этого не замечали!). Скажем, одни - существенно меньшее число от общего - постоянно летали, кажется, они никогда не садились. Другие, составлявшие большинство, напротив, никогда не поднимались в воздух. И летать, как и не летать, могли совершенно разные птицы. Одни - маленькие, средние, большие, одноцветные, пестрые - летали. Другие - маленькие, средние, большие, одноцветные, пестрые - нет. Это забавное обстоятельство существенно усложняло все мои попытки разделить пернатых на виды.
   Летали птицы тоже по-разному. Одни - быстро и прямолинейно, другие - медленно, со множеством пируэтов. Одни - всегда низко и всегда недолго, другие - достаточно высоко, а некоторые - и высоко, и быстро, и долго. Именно отличия, связанные со способом полета, меня почему-то заинтересовали более всего остального.
   Так сложилось, что мне суждено было долго жить на этой голубой птичьей планете. Как пернатые стали предметом моего сознательного интереса, я даже и не заметил. Наверное, произошло это шесть - семь лет назад, когда я познакомился с одной очень странной и очень красивой птахой. Звали ее Элав. К слову, красота птицы, видимо как и красота какого-то другого существа или растения, понятие в некоторой степени относительное. Это мое мнение, и мне, честно, не важно, согласится с ним кто-то еще или нет. Впрочем, я нашел способы оценки красоты, как мне представляется, достаточно объективные. Но не это сейчас главное. Если говорить о других птицах, то большинство, кто знал Элав, считали ее красивой. Сама она, как мне кажется, относилась к своему облику вполне адекватно...
   Как я уже отметил, я долгое время наблюдал за пернатыми. Просто сначала это были неосознанные наблюдения, как у ребенка, познающего жизнь. Но позже, после удивительного знакомства с Элав, они стали вполне целенаправленные, потребовавшие от меня исключительного внимания, интуиции, энергии и немалых душевных сил... Я не только изучал птиц с голубой планеты, но и говорил со многими из них.
   Множество занимательных вещей открылось вследствие моих наблюдений и контактов. Если честно, то мне непросто выделить то, что заслуживает особого внимания. Но я попробую отметить самые интересные моменты.
  
   Забавно, что пернатые, которые сами никогда не летали, считали, что и другие птицы летать не могут! Я поначалу брался спорить с ними, показывал на небо, но мои доводы их не убеждали. (Хотя какие же еще нужны аргументы, если вот прямо над вами летают птицы!) Только некоторые из нелетающих птиц соглашались со мной. Они тоже видели других птиц в полете. Одни из соглашающихся со мной говорили, что сами летать никогда не смогут: или уже поздно, или им в принципе не дано. Другие из них верили, что будут летать обязательно, когда научатся.
   Позже я нашел простой способ распознавать летающих и нелетающих пернатых, независимо от их размера, окраски, манеры говорить и других особенностей: у тех, кто умел летать или кто верил, что можно научиться летать, всегда чуть светились глаза. Неважно, какого цвета они были. Да, еще и взгляд у таких птиц был более ясным (возможно, грань зрачка чуть-чуть более четкая, не знаю). Несколько раз таким способом я распознавал летающих птиц и в преклонном возрасте. А вот у нелетающих пернатых я никогда не видел чего-то особенного во взгляде - чаще всего он был не очень ясным, как будто чем-то замутненным. Причем, что интересно, это замеченное мной отличие не было как-то связано с остротой зрения или способностью к восприятию цветовой гаммы. То есть, говоря языком инженера, "технические", оптические параметры органов зрения пернатых служили, как и у других живых существ, цели ориентации в пространстве, а особенное свечение глаз или его отсутствие было проявлением каких-то внутренних свойств. Может, способность к полетам отражалась как-то и в других внешних признаках, но мне что-то отличительное, кроме свечения глаз, заметить не удалось...
   Мне представилась возможность говорить о странном феномене незнания нелетающих о полетах и с летающими птицами. Они с некоторой грустью отвечали, что хорошо знают, что большинство нелетающих не верят, что можно летать. Что те не догадываются, что полет - это так прекрасно и естественно и что именно для этого птицы и были созданы Творцом, или Птицей-Богом. Почти все летающие пернатые хотя бы раз, хотя бы своим близким пытались объяснить, зачем существуют птицы. Но почти все из них после множества попыток научить нелетающих верить приходили к мнению, что быстро такое изменение произойти не может (!). Вот здесь, видимо, я столкнулся с главной загадкой голубой птичьей планеты...
   Я уже отмечал, что большинство птиц считало, что они, птицы, самые совершенные существа на планете. Так оно и было, если говорить о сложности "конструкции" и поведения, то есть лишь о том, что было связано с осязаемой, материальной частью птиц. Так оно было и для меня. Но только до тех пор, пока я не столкнулся с главной загадкой: а как же блеск в глазах у летающих и феномен незнания о полетах у нелетающих? Еще одно, очевидно, важное наблюдение: у всех маленьких по возрасту птичек, начиная со второго или третьего дня после рождения до превращения во взрослую птицу (то время, которое у человека называлось бы детством и юностью), глаза всегда блестели (!). И все птенцы видели, как некоторые пернатые летают. Наверное, почти все они верили, что тоже будут летать, когда вырастут. Потом, как вы понимаете, птенцы превращались во взрослых птиц. Большинство из них становились нелетающими, забыв о своем детстве. И только меньшая часть кружила в небе, над поверхностью воды или зелеными полями с тем же, почти детским, особенным блеском в разноцветных глазах.
   Большинство нелетающих пернатых странным образом полагали, что существенные отличия между ними полностью заключаются в их размерах и окраске (!). Некоторые из этих нелетающих птиц очень гордились своей породой. Действительно, даже мне, уже понимавшему, что деление на летающих и нелетающих намного важнее окраски или размера, по внешним признакам одни нравились больше, другие - меньше. Некоторые виды были просто великолепны - само совершенство, от которого трудно отвести взор. Вот только всегда настораживал и отталкивал пустой, безжизненный взгляд этих красавцев и красавиц: чувствовалось какое-то жуткое противоречие между безупречным внешним обликом и бесцветным внутренним миром...
   Поскольку размер и внешность были заметны всем, деление на породы принималось среди нелетающих птиц почти беспрекословно. Вполне очевидным образом происходило и распределение как естественных природных мест пропитания, веток, дупел, так и созданных самими пернатыми гнезд и кормушек. Лучшее доставалось лучшей породе - такая птица должна была иметь размер средний или более, а также достаточно яркую окраску. Иногда не очень яркие и не такие большие птицы начинали вслух оспаривать право породистых на лучшее. Но те в свою очередь объединялись и всегда ставили непородистых на место. Я не оговорился, используя слово "объединялись": сами породистые пернатые не составляли никакого монолитного сообщества. Они постоянно спорили, выясняя среди своих, кто достоин высокого статуса, а кто нет. Представьте, сколько энергии приходилось им тратить.
   Как я узнал, в истории птичьей планеты было множество попыток составить полный единый реестр пород. Каждый новый перечень, претендующий на универсальность, отличался от предыдущих множеством дополнений и исключений. Но ни один так и не отразил постоянно меняющуюся ситуацию. Да и вряд ли мог: рождающиеся от смешанных пар птенцы, которые то и дело демонстрировали неведомые птичьей науке наряды, самим своим появлением на свет разрушали очередную, с таким трудом выстроенную систему. Мне, наблюдавшему всю эту возню со стороны, иногда становилось смешно, а иногда - грустно. Занимаясь классификацией птиц как любитель, я никогда бы не взялся провести какую-либо границу между видами или, например, ввести несколько таких уровней, как суперпородистая птица, нормально-породистая, полупородистая, непородистая и т. п. Их же, пернатых, было в действительности бесконечное множество!
  
   На планете были и пернатые, которые явно нарушали нормы общежития, давно выработанные и базирующиеся на принадлежности к породе. Называли их перемещенцами. Эти птицы не отличались очень большими размерами и какой-то совершенной окраской. Внешне, как правило, они были невзрачными. Энергия же и активность у них, напротив, были чрезмерными. Жизнь таких птиц складывалась, если я правильно подметил, из двух этапов. Первого, когда они отбирали кормушки и гнезда у непородистых пернатых, что позволяло им и их родственникам немного располнеть и приобрести некоторую солидность. И второго, когда с помощью шантажа и угроз им удавалось попасть в заветный реестр. Естественно, что смешение пород становилось облегчающим обстоятельством. Важно также отметить, что в первом поколении перемещенцы никогда не летали.
   Вам может показаться, что в жизни пернатых на голубой планете не было никакой справедливости. Вовсе нет! Я понимаю, что справедливость для очень красивой птицы с габаритами слона - это одно, а для серой птички размером с комара - совсем другое. И все-таки движение по реестру вверх, точнее включение в его самые нижние строчки и в редчайших случаях перемещение вверх, иногда случалось и для абсолютно непородистых птиц! Мы, люди, могли бы ассоциировать подобные причины с такими знакомыми нам заслугами, как "заметный вклад в науку, технику, культуру", "защита отечества", "укрепление дружбы между народами" или "вклад в дело мира". На планете пернатых подобное происходило, когда почти все или многие непородистые птицы требовали включить в реестр ту или иную особь. Почему общество считало некоторых непородистых лучше, совершеннее и за какие заслуги старалось продвинуть их к более сытным кормушкам или переселить в более просторные и комфортные гнезда, мне так и не удалось выяснить. Судя по всему, умение летать в расчет птичье сообщество не принимало. Но для меня именно эта способность уже давно являлась признаком совершенства.
  
   Как только мне стала ясна основа для дифференциации, я обратился к летающим:
   - Почему же вы, пернатые, не отмените реестр, не прекратите раздрай и не начнете определять свое совершенство по способности к полетам? Тогда жизнь на вашей планете станет совсем другой. Она будет гармоничной: примитивные птицы никогда не будут управлять более совершенными, прекратятся склоки, вы перестанете тратить столько энергии на борьбу между собой!
   Летающие отвечали:
   - Причин давно сложившемуся порядку так много, что никаким приказом, никакой информационной кампанией ситуацию не изменить. Во-первых, пока еще только очень небольшая часть пернатых летает. Во-вторых, летающим птицам значительно меньше нужны и кормушки, и гнезда. Они живут полетами, так что у них нет большого желания заниматься переделом благ. В-третьих, способность летать не передается по наследству (!). В-четвертых, птицами-учеными так и не доказано, что птицы вообще летают (!). Те из ученых, кто сами летают, предпочитают помалкивать. Немногих исследователей, кто пытался изменить позицию официальной науки, просто заклевали нелетающие. Причем били их и породистые, и непородистые...
   Я услышал еще какие-то аргументы, но все они, как мне теперь представляется, были не так уж важны. Впрочем, некоторые пернатые, наверное более мудрые и осведомленные, с улыбкой говорили:
   - У вас, у людей, ведь все то же самое: деление на породы, право сильного. Более того, вам еще сложнее определять уровень развития, поскольку люди летают или с помощью искусственных аппаратов, или во сне. Первое с собственными качествами человека никак не связано. Второе просто недоказуемо, точнее, легко доказуемо обратное: вечером человек засыпает и продолжает лежать во время сна на кровати до самого утра. Хотя, конечно, он может видеть сны, в которых летает.
   - А что говорят ваши писатели? Почему они не могут открыть пернатым глаза и повести за собой?
   - Наши писатели в основном из нелетающих. Одни из них пишут о величии и подвигах породистых, что принято относить к позитивной литературе. Другие - о страданиях непородистых, что соответственно называют негативной литературой. И та, и другая разновидность литературы популярна, но негативная востребована больше. Писатели из летающих не имеют возможности печатать свои книги, если они не соответствуют общей доктрине. И вообще, большинство пернатых ищут в книгах переживаний, чтобы отвлечься от реальной жизни, а не истины.
   - Хорошо, а какова позиция философов, ученых?
   - Философы навечно отстали от практической жизни, им интересны только теоретические построения... Подавляющее число ученых руководствуются материалистической концепцией, ставшей доминирующей в связи с прогрессом науки и техники, поэтому многие феномены они даже и не пытаются изучать. Им проще считать, что ничего выходящего за рамки этой концепции не существует! Спросите о чем-нибудь необычном, например, студента-стипендиата, аспиранта, лауреата конкурса молодых ученых, вы услышите: а как мы это докажем, чем измерим? Что уж говорить о столпах и светилах науки! Редко кто из профессионалов не теряет с возрастом способности мечтать и верить в чудо. Открытия и изобретения чаще делают дилетанты, неотягощенные знанием материалистической концепции.
   - Ну а представители религиозных конфессий? Они же должны иметь свой взгляд на такой принципиальный вопрос! Уж их то, наверное, нельзя упрекнуть в вульгарном материализме?
   - Да, - отвечали летающие, - у них действительно есть собственные свидетельства связи обычных пернатых с Птицей-Богом. И даже то, что птицы, верящие в нашего Бога, могут к нему приблизиться. А это, по сути, и означало бы - научиться летать. Однако все ныне здравствующие главы конфессий сами ни разу не подтверждали возможности полетов хотя бы одной живой птицы. Может, потому что они сами летать не умеют (никто из нас не видел их за этим занятием). Или потому, что им не дано воли или мудрости для адекватной времени интерпретации священных старинных книг. А может, и потому, что никто из них не готов рисковать своим положением, выступая с такими заявлениями, пока между конфессиями идет непримиримая борьба. Правда, некоторые из нас, летающих, утверждают, что представители церквей - средние чины из молодых - летать умеют, только свою принадлежность к священнослужителям они тщательно скрывают.
   - Да, весело, - подумал я. - Просто детектив, заговор какой-то!
   Пытаясь разобраться в причинах невозможности распространения информации о полетах и гармонизации жизни на Планете Птиц, я обнаружил одну удивительную закономерность: дети летающих птиц не всегда начинали летать, когда вырастали! Как оказалось, вовсе не "конструкция" тела, крыльев и хвоста, не размер и окраска определяли эту способность. Общее у всех летающих - особенное свечение глаз и что-то скрытое внутри. Может, это то, что мы, люди, называем духом, душой или верой? Поначалу мне ничего другого так и не пришло в голову. И все это никак не складывалось в единую картину, которую мне, инженеру по образованию, так хотелось увидеть...
  
   Ответ нашелся совершенно случайно, причем в такой области, которая, как мне сначала показалось, не имеет никакого отношения к изучаемому мной феномену. В середине декабря, то есть всего несколько дней назад, у меня сгорел компьютер! Да, вспыхнул натурально.
   Кто связан с вычислительной техникой, знает, что в компьютере могут исчезнуть данные, "слететь" программа, "завестись" вирус, уничтожающий часть информации или мешающий нормальной работе программ, отказать операционная система или какой-нибудь аппаратный узел. В таких случаях вызывают специалиста, который настраивает, "лечит" вашу машину. Правда, восстановить утраченные данные, этот специалист способен не всегда. Если говорить о моем случае, то он был намного хуже: компьютер просто загорелся из-за мельчайших птичьих перьев в вентиляторе блока питания и восстановлению уже не подлежал. А вот все мои данные чудесным образом сохранились! Всего лишь за день до возгорания я ради спортивного интереса сбросил все свои тексты, картинки и алгоритмы, в том числе и результаты моих собственных экспериментов по анимации движения птиц, на флэшку, которую мне подарили на день рождения в конце ноября.
   Когда-то давно, пытаясь составить классификацию пернатых с голубой планеты, я снял на камеру несколько характерных полетов птиц разных видов. Позже я перевел все в компьютер и сделал математическое описание их траекторий. Эти данные плюс использование технологии трехмерного морфинга (перерождения объектов) позволяли даже без реальных снимков моделировать полеты птиц в компьютере. Конечно, я не мог оставить без внимания Элав, мою любимую птичку! Именно ее образ и стал главным предметом моих экспериментов. Правда, я тогда еще не так хорошо разбирался в жизни на птичьей планете, чтобы не наломать дров в отношениях с Элав.
   В то время, когда я ее снимал, она еще очень редко летала - невысоко, недолго и очень неуверенно. Возможно, она и не верила, что рождена для полета. Но в моем компьютере в виде математической модели Элав летала и высоко, и быстро, и очень красиво! Да, вы правы, я был влюблен в это юное создание безумно и так сильно, как только человек может любить не себе подобного! Я очень беспокоился за ее будущее, поэтому несколько раз настойчиво уговаривал Элав посмотреть на ее цифровой образ на моем мониторе и постоянно твердил, что она может и будет летать, несомненно, намного выше, быстрее и совершеннее других... Да, я ее просто боготворил...
   Однажды в порыве отчаяния, переключаясь, как маятник, от уговоров к запугиванию, повторяя, что если Элав не начнет летать постоянно, то никогда потом не научится, боясь очень скоро увидеть свою любимую в навсегда нелетающих, я сделал короткий видеоролик. В нем не было сюжета, даже полета! Элав, сидя на мокрой серой скале, нависшей над заросшим бурой травой каменистым берегом, печально смотрела в даль мрачного морского неба. Не было солнца, не было ветра - все остановилось в фантастическом диком неживом пейзаже. Никакие признаки в моем ужасном мультике не говорили о времени суток, никто бы не взялся утверждать: начало это дня или его конец... На этом фоне моя красавица семь минут беззвучным, потерянным голосом повторяла: "Ничего не изменишь... Я не знаю..." (Звуковой фрагмент я вырезал из одного нашего с Элав разговора. Конечно, тогда ничего не сказал ей о том, что записываю этот разговор!)
   Все это - фанатизм влюбленного! Что там голос, я собрал все перышки, которые она обронила у меня в холле и кабинете! В то время у меня был даже контур следа ее лапки, который она оставила у моего домика. Как вы думаете: может учащаться сердцебиение в разговоре с любимой птицей? Тогда, срисовывая контур, мне пришлось наклониться с карандашом и листком бумаги к земле и поднять голову на ее возглас: "Зачем это Вам?" Кажется, я навсегда запомнил ее удивленные большие зеленые глаза ...
  
   Сейчас свой ролик ничем другим, как жутью, я бы не назвал. Ничего страшного в нем вроде и не было, даже движения почти никакого - вот вам яркий пример анимации! Но все вместе создавало тоску и безысходность такой невероятной силы, что по настроению впору было расставаться с жизнью. Я и название ролику дал такое, которое вполне могло бы подойти для гимна всех нелетающих птиц: "Она ничего не смогла бы изменить".* Да, тогда я был безумно влюбленным экстремистом...
  
   * Саундтрек к указанному ролику можно загрузить с адреса:
   http://www.ravalex.com/audio/She_Could_Change_Nothing.mp3
  
   Много позже, когда мой "шедевр" посмотрели мои друзья, то некоторые из них, американцы в основном, говорили примерно следующее: "Леня, по технике и подаче это классно. Это, наверное, самое лучшее из того, что ты сделал. Но в Америке ты это не показывай: у нас всегда все хорошо или, по крайней мере, всегда хорошо в конце. Показывай у себя, в России: у вас там всегда все плохо... Вот если бы ветер разогнал тучи, появилось солнце, хороший парень подлетел к твоей грустной птахе и они вместе счастливые взмыли над морем, то это было бы по-американски! Пойми, у нас принято быть счастливыми..."
   Если, по сути, насчет России они не правы. Если же судить по роликам, хоть нашим, хоть американским, то, очевидно, так и выйдет. А вот очень многим нашим мой грустный мультик с почти неподвижной птичкой понравился. Мой брат Константин с тех пор иногда по нескольку раз в день смотрит его по петле - получается что-то вроде видеоклуба: картинка-то почти не меняется, как музыка в клубном танцевальном сете...
   Эх, молодость! В общем, я серьезно напугал Элав. Мы стали видеться раз в год или даже реже. Во время наших редких встреч она боялась моих оценок и новой агитации, а я - собственного фанатизма... Мы молча расставались, просто разбегаясь в разные стороны. Потом с нетерпением ждали друг от друга хоть короткой весточки и оба искали повода для новой встречи...
  
   Любовь человека жестока, мы ведь все это знаем. И Элав не была готова к моей любви-помощи в такой активной форме. И, будучи к разговорам не склонной, однажды после очередной размолвки попыталась возразить мне так, как это обычно делают подростки, - отчаянным, безрассудным поступком. Вспоминая о нем сейчас, через несколько лет, я не могу отделаться от боли и тревоги в сердце. Я до сих пор не знаю точно, что это было: желание убить себя в ответ на мой экстремизм или просто попытка напугать меня.
   Случилось следующее. Как-то вечером после нашего очередного спора, произошедшего накануне, я подходил к своему домику, погруженный в какие-то мысли, и вдруг заметил неподвижный пепельный комочек прямо у порога. Каждый, кто хоть немного наблюдал за птицами, знает, что живая птица выглядеть так не может. Только смерть превращает это воздушное существо в безжизненный сверток. Я замер на мгновение, самые страшные мысли пронеслись в моем сознании. Потом стал медленно опускаться на колени. Да, это была моя любимая Элав! Все кончено, кому нужна теперь моя агитация, вера, убежденность, кого теперь из нас двоих интересует, кто выиграет в нашем споре о ее будущем! Теперь моей Элав просто нет...
   Я не помню, сколько секунд или минут длилось мое оцепенение. Сознание утратило контроль надо мной в эти страшные мгновения. Наверное, я знал, что надо делать: надо взять ее остывшее тельце на руки, прижать к груди и расцеловать закрывшиеся глаза, глаза, которые уже никогда больше не увидят сине-зеленое небо. Глаза, свечение которых, может быть, только и удерживало меня на птичьей планете. А может быть, я лишь обманывал себя, что мои исследования важны как для пернатых, так и для людей, а единственной причиной была Элав? У меня не было сил протянуть руку и прикоснуться к ней. Мое подсознание, возможно, знало о том, что произошло на самом деле. Возможно, и сознание упорно отгоняло мысль о смерти. Кажется, в голове проносились бесконечные образы из прошлого или будущего. Однако все это я помню очень смутно. Что-то случилось с моим зрением: было еще достаточно светло, но все окружающее меня, как мне казалось, погружается в темноту... Я, наверное, был готов отдать все, что у меня было раньше, и все, что у меня еще будет, лишь бы мне не надо было тогда протянуть руку и прикоснуться к ее тельцу, чтобы окончательно понять, что ее уже нет и не будет уже никогда.
   На какое-то мгновение я, видимо, пришел в сознание. Мое зрение снова стало ясным. Элав лежала на грудке, поджав свои маленькие лапки, наклонившись на правое крыло, которое как-то неловко вывернулось в сторону, зацепив небольшой холмик красной песчаной пыли. Несколько перьев на конце хвоста были сломаны и отражали слабеющие лучи заходящего оранжево-зеленого солнца. Мой любимый рыжий хохолок, который у Элав редко занимал какое-то постоянное место на славной головке, от удара о землю вздыбился и так же, как и правое крыло, застрял в пыли. Как физик, способный рассчитать взаимодействие тел, я не должен был удивляться чему-либо в этой картине. Как человек, потерявший любимую (пусть даже она и птица), я не мог принять того, что видел. Дыхание мое замерло, а руки без моей на то воли опустились... В это время клювик Элав слегка вздрогнул, и я услышал тихий стон. О боже! Она жива, она еще откроет свои чудные глаза, она еще будет летать! Или пусть вообще не летает, если не хочет. Я был готов на все, лишь бы видеть ее снова живой.
   Сейчас мне трудно вспомнить, что было дальше, скорее всего, я принялся бормотать что-то невнятное или даже заплакал. Наверное, Элав услышала мои причитания и попыталась подняться. Ничего из этого не вышло, лишь легкая, слабая дрожь прокатилась по ее пепельным крыльям. Я поднял мою несчастную птичку и бережно отнес в дом.
   Целые сутки я поил Элав из самой маленькой чайной ложечки, протирал ее перья мягкой фланелевой салфеткой, думал, как наладить, склеить те перья, которые она сломала при падении. Уже потом, намного позже, я признался Элав, как я был напуган, увидев ее без движения, и как потом был счастлив, что она жива и осталась в моем доме. Ведь она была со мной постоянно так долго - почти двое суток! На второй день она могла уже ходить, немного прихрамывая, а на третий - просто улетела. Да, именно улетела, она же птица!
   Элав так и не рассказала мне, что произошло. Мне оставалось лишь догадываться. Наверное, в тот роковой вечер она поднялась ввысь настолько, насколько хватило ее девичьих сил, сложила крылья и камнем бросилась вниз. Сознательно или бессознательно она попыталась разрешить наш спор, может быть, доказать мне, что летать высоко, быстро и красиво она уже может. Однако сначала ей хотелось узнать: зачем это вообще нужно? Мне не следовало ее подгонять, ведь жизнь сама расставляет все по своим местам... Да, этот случай о многом заставил меня задуматься, но, как показало будущее, от экстремизма он меня избавил далеко не полностью: сущность человека меняется очень медленно...
   Свою любимую птичку Элав я уже давно не видел, а все, что у меня о ней сохранилось, - несколько оцифрованных реальных пируэтов, коллекция смоделированных мной траекторий плюс злополучный ролик. И все это могло пропасть, не будь у меня этой флэшки, не создай я копию за день до пожара...
  
   Ответ. Как пришла в голову эта догадка, я не знаю. В последнее время мне вдруг стало казаться, что ни мы, люди, ни птицы с голубой планеты, вообще ничего никогда не творим, а только открываем, догадываемся! Все уже существует независимо от того, знаем мы об этом или нет и нравится нам это или нет. Если нам удается взглянуть на проблему под правильным углом, то мы можем увидеть решение, если не удается, то нет. Можно сказать и так: мы находим подтверждение только тому, во что готовы поверить. Например, мы допускаем, что электричество должно существовать, и мы его для себя открываем, хотя оно и без нас существовало. Или полагаем, что многообразие веществ строится из ограниченного набора химических элементов, как слова из букв, и открываем эти элементы. Хотя они и без нашего открытия и понимания существовали!
   Помните о том, что пернатые не могли передавать своим птенцам способность к полету? И о том, что отличие летающих и нелетающих птиц проявлялось в особом свечении глаз и при всем моем желании мне не удалось найти никаких других отличий? И что это особенное, хоть и очень существенное, было нематериальным? Так ведь и коды моих алгоритмов на флэшке тоже по существу нематериальны! Это же просто символы, точнее некоторая идея, записанная символами. Через день взамен сгоревшего компьютера мне привезли новый, совсем другой модели и более мощный. Я сгрузил все данные на винчестер, и моя цифровая Элав снова полетела!
   На радостях я сел за машину, проработал несколько часов подряд в заметном возбуждении и отладил пять новых моделей полета, причем таких, которые раньше мне никогда не удавались. Это обстоятельство стало моим первым шагом к разгадке! Что если Природа, Птица-Бог (не знаю, кто еще) уже давно умеют использовать что-то наподобие таких алгоритмов? Сумел же я алгоритм из одного компьютера сохранить и запустить в другом, да еще существенно его улучшив! Ведь сам по себе компьютер - просто кусок железа, и делать он, пока в него не ввели программу, абсолютно ничего не может! А когда компьютер сгорает, то вместе с ним исчезают и алгоритмы, если их не сохранить отдельно! Так, может, Природа, в которой все чрезвычайно экономно, умеет сохранять алгоритмы полетов умерших птиц, а потом возвращать эти алгоритмы во вновь родившиеся особи?
  
   В тот день я не заметил, как наступил вечер. Запетлив самый красивый пируэт, пересел в кресло в нескольких метрах от компьютера, выключил освещение в кабинете и долго смотрел на монитор: цифровая Элав порхала в голубом с зеленым отливом небе, то взмывая почти вертикально вверх, то стремительно падая вниз, то паря в невесомости, как будто застывая в потоках воздуха. Иногда она разворачивалась в мою сторону, и казалось, что я вижу ее немного ироничную улыбку и удивительные зеленые глаза. Как будто она смеялась надо мной или над собой прежней: "Видите, как я теперь летаю! А Вы пугали меня, говоря, что я навечно останусь среди нелетающих!" Когда я немного прищуривал глаза, нарочно расфокусируя свое зрение, новый ролик начинал превращаться даже не в живое видео, а во вполне реальную картину. Мне казалось, что если я вот сейчас не отклонюсь в сторону, то Элав наверняка заденет меня крылом или врежется прямо в мою счастливую физиономию... Не помню, сколько минут я просидел в тишине, наблюдая за ее полетом. Не исключено, что я просто заснул...
   Солнце уже давно село, лишь вдали у горизонта узкая полоска неба окрасилась в темно-оранжевый цвет. Окно моего кабинета выходило к морю, и видимый пейзаж лишь немного захватывал небольшую травяную сопку справа и редкий лесной массив слева. Мне всегда нравился этот вид: если хотелось наблюдать только море, я отходил вглубь комнаты; если сопку, то подходил ближе к левой стороне окна; а если лес, то к правой. Когда я отрывал взгляд от монитора и поворачивал голову к окну, то видел всю картину целиком: и море, и лес, и сопку. За окном около дома не росло деревьев, поэтому даже при сильном ветре никаких звуков из-за стекла не доносилось. Очень редко, когда шел дождь и ветер дул с моря (и такое происходило на птичьей планете, но всегда только ночью) на удары дождевых капель стекло отвечало мелким случайным пощелкиванием...
   Звуки, которые вдруг послышались от окна, не были похожи на удары капель, да ведь и дождя не было. Мне не хотелось открывать глаза: ложиться спать было еще рано, но чуточку подремать - очень приятно. Звуки снова повторились, и их ритм никак нельзя было назвать случайным. Они напоминали осторожный стук в дверь, когда сдержанный и воспитанный человек приходит к вам в гости, чтобы поделиться какой-то важной для него и для вас новостью, но готов и к тому, что вас, может быть, нет дома, или вы просто спите, а будить вас громким стуком все-таки нет оснований. Легкие, осторожные удары (их было всего три) образовывали строгую ритмическую фигуру - 1/16 - 1/8 - 1/16 (музыканты называют это синкопой).
   Приоткрыв еще в полусне глаза, я был почти уверен, что все, включая это осторожное постукивание, мне просто снится. То, что я увидел в первые мгновения, вполне вписывалось в мой сон: темно-оранжевая полоска неба у горизонта стала чуть темнее и тоньше. Я попробовал пристальнее вглядеться в картину за окном, но ничего, кроме этой полоски да слабых отблесков заката на поверхности моря, разглядеть было невозможно. Так и оставаясь в полусне, я, наверное, снова бы закрыл глаза, но картина за окном изменилась: сверху опустилась какая-то тень, очертаниями напоминавшая силуэт птицы. На долю секунды тень удалилась, а затем снова приблизилась к окну. Да, это действительно была птица. Это была Элав! Я настолько хорошо изучил ее очертания, что смог бы узнать ее даже в абсолютной темноте. Приближаясь к окну, она подняла голову, чтобы опять постучать по стеклу, но, увидев, что я проснулся, просто зависла в воздухе в полуметре от окна, как-то невероятно медленно и красиво взмахивая крыльями, как при замедленном просмотре видео, и загадочно улыбнулась.
   Я узнал ее, но вряд ли в тот момент мне удалось окончательно проснуться. Даже сейчас, печатая эти строки, не знаю, засыпал и просыпался ли я тогда, прилетала ли Элав, и слышал ли я стук в окно (до той удивительной ночи она никогда раньше в окно кабинета не стучалась, да еще таким странным образом). Впрочем, сам ритмический рисунок стука мог вполне принадлежать ей: Элав была чрезвычайно музыкальна (но об этой стороне ее натуры мне рассказать в этот раз вряд ли удастся).
   Иногда мне кажется, что все, что происходило далее, я помню отчетливо и в мельчайших подробностях. Только оно слишком плохо вписывается в мои представления о мире - в то, что может быть, а чего быть не может. Так что, когда вся эта странная история закончилась, после явного эмоционального стресса или, точнее, определенного шока в моем сознании я стал склоняться к тому, что мне все это приснилось. Наверное, так проще - судите сами.
   Я попытался встать с кресла и жестом пригласить Элав облететь дом, чтобы зайти через дверь, но услышал ее голос. Он звучал не так, как мы слышим звуки, и не через стекло (это было не возможно, мое окно обеспечивало очень хорошую звукоизоляцию), а так, как мы слышим голос, или звук в сознании, воспроизводя его из памяти. Она первый раз за несколько лет нашего знакомства обратилась ко мне на ты. На планете пернатых это правило действовало в общении между членами семьи и близкими друзьями и заключалось в использовании первых слогов имени и фамилии. В моем случае это было бы Лери, но Элав сократила мое имя до простого Лё. Я думаю, вам понятно, что ее вариант устраивал меня больше, чем правильное птичье сокращение. На Земле такое обращение, несомненно, вызвало бы мои возражения, но услышать его здесь от Элав было чем-то чрезвычайно приятным и теплым. Элав неторопливо, но отрывисто сказала (точнее, я услышал ее слова, хотя она ни разу не раскрыла свой клювик!):
   - Привет, Лё. Собирайся быстро, мы полетим сегодня!
   Что могло означать ее "мы полетим"? Никаких летательных аппаратов на птичьей планете не было. Межпланетные челноки с Земли прилетали лишь в особых случаях, и каждый такой визит предварялся долгими согласованиями между руководителями планет. Так что причиной срочного полета могли, по моим предположениям, явиться исключительно форс-мажорные обстоятельства. И почему Элав сделала акцент на слове "сегодня", как будто бы разговор шел о том, что нам обоим давно хорошо известно? Как будто я ее много раз спрашивал, когда мы полетим, и вот сейчас она мне отвечает на этот вопрос...
   Честно говоря, тогда это были лишь обрывки мыслей, ни оформить их в более или менее связную смысловую последовательность, ни, тем более, произнести все это вслух, у меня не хватило бы времени. Элав, как будто бы читая мои мысли, отвечала на хаотично проносившиеся в моей голове вопросы еще до того, как я их пытался формулировать.
   -- Лё, расслабься, на всякий случай я запрещаю тебе говорить слово "зачем". Оно используется коварным сознанием, чтобы остановить познание. Теперь у тебя есть только одно главное слово "хочу". Поверь, я лучше тебя знаю, чего ты хочешь, и ты сегодня узнаешь почти все, что я знаю сама.
   Элав улыбалась, как маленькая шкода, как школьница из хорошей семьи, родители которой и не предполагали, что именно их правильная дочка устраивает все сумасшедшие проказы в классе!
   Как вы можете догадаться, я еще не пришел в себя от шока - от самого появления Элав, от нашего разговора без звука и от ее непонятного: "мы полетим сегодня". У меня просто еще не работало сознание, так что на ее странные реплики о словах "зачем", "хочу", "узнаешь почти все" мне ответить было абсолютно нечего.
   Пока я пытался сообразить, что со мной происходит, прошло еще какое-то время, может, всего пара минут. Окружающие меня образы постоянно меняли очертания, хотя освещенность соответствовала приближающейся полуночи. Я не очень хорошо понимал, где мы, пока впереди не вспыхнула оранжевая полоска заката, которая, как мне казалось, уже давно должна была смениться полной темнотой: на планете пернатых не было Луны - спутника, как у нас на Земле, и ночи на этой планете были абсолютно темными. Мы парили в воздухе или, скорее, очень быстро летели в сторону моря. Элав мерно взмахивала крыльями. Странно, но скорость полета (насколько я мог ее оценить) существенно превышала любую, которую могли развивать птицы, и уж никак не соответствовала непринужденной манере движений, выбранной Элав. Я, правда, что-то подобное смог бы смоделировать в компьютере, более того, одна из последних моделей полета, отлаженных мной, очень походила на то, что я видел и ощущал. Эти наблюдения немного меня успокоили, наверное, я действительно все еще сплю, и то, что я вижу, - просто сон, несомненно, самый лучший сон в моей жизни!
   Мы летели крыло к руке... Было странно, что мне самому не приходилось совершать никаких движений. Казалось, что какими-то невидимыми нитями я был привязан к моей очаровательной спутнице и при этом абсолютно ничто не сковывало меня! Иногда я отрывал свой взор от оранжевого заката и поворачивал голову влево, чтобы взглянуть на Элав. Каким-то удивительным образом она всегда предугадывала мои движения и, повернув голову в мою сторону, загадочно улыбалась.
   - Лё, - ее мягкий отрывистый голос неожиданно вывел меня из все более поглощающего транса и как будто вернул в сознание.
   Я на мгновение опустил глаза и невольно вздрогнул: под нами была бездонная пустота, скорее всего, бескрайнее море, которое представлялось теперь далеко не таким ласковым и приветливым, каким я привык видеть его из окна моего кабинета. Элав опять шкодливо улыбнулась, заметив мой испуг, и продолжала:
   - На самом деле все проще, чем ты думаешь. Смысл жизни и у нас здесь, и у вас на Земле, и вообще во всей вселенной в развитии. Критерием развития является уменьшение затрат энергии. Так что единственный Принцип, который необходим для развития жизни во всех ее проявлениях, - принцип наименьшего действия. Вы, земляне, называете его принципом Гамильтона, выводите из него все уравнения движения, законы Ньютона и прочее. Лё, ты помнишь раздел "Механика" из курса теоретической физики?
   Несмотря на всю фантастичность обстановки, я, кажется, начинал приходить в себя. То, что я услышал, мне было абсолютно понятно на логическом уровне, но простые заявления, как известно, порождают уйму непростых вопросов. Однако в тот момент мне не удалось ничего ни сформулировать, ни ответить ей. Элав продолжала, как будто предвидя не только то, о чем я еще ее спрошу, но и даже то, о чем подумаю. Может быть, это и не она сама говорила, а кто-то другой использовал ее как посредника.
   - Да, конечно, этого одного Принципа достаточно и для развития социума, и для того, что вы называете искусством, культурой, а также религией и всего, что вы бы отнесли к вопросам этики и морали. Я же сказала: для развития абсолютно всего. Этому Принципу подчиняется и камень, и растение, и животное, и человек, и даже тот, кого вы называете Богом. Этот Принцип и есть Бог! Подумай о значении слова "гармония" - это лишь другое название принципа наименьшего действия. Красивая совершенная мелодия, красивый танец, красивое полотно или строение, красивый стих, красивая формула или алгоритм - все, что воздействует или функционирует сильно, эффективно, сделано экономно! Помнишь ваше выражение: "Все гениальное просто"? Ведь все это о случаях, когда цель достигается с минимальными затратами, где работает принцип максимального сохранения энергии!
   - Почему брейк-данс гармоничен не менее, чем классический балет? Лё, ну это же детский вопрос! Я же предупредила тебя: забудь слово "зачем"! Ты же, кажется, сегодня уже достаточно наволновался, и я не собираюсь тебя мучить ребусами, ты просто слушай и все! Так вот: и брейк-данс, и классический балет - далеко не оптимальные способы движения с точки зрения обычного человека. Но оба они оптимальны в рамках достижения конкретной художественной цели: первый способ движения передает одно состояние, второй - другое. Ты вот поучись брейк-дансу или балету год-другой и поймешь, что отработанная форма движения наиболее совершенная. То есть она самая эффективная, если говорить о достижении художественной выразительности, и одновременно самая экономная с точки зрения расходования энергии. Понятие гармонии, Принцип, таким образом, связывают материальное и идеальное начала.
   - Нет, конечно! Нет ни добра, ни зла. То есть они есть, но только в вашем и нашем сознании. И справедливости тоже нет. Ну уж о последнем мог и сам догадаться! Хорошо, ты просто попробуй применять принцип наименьшего действия во всех случаях, где тебе необходима оценка того или иного явления. Если тебе так важны категории "добро" и "зло", ты увидишь, что добром будет то, что соответствует Принципу, а злом, что не соответствует.
   - Да, для одних это - хорошо, а для других это же самое - плохо. Ведь сам по себе Принцип выполняется всегда - это закон вселенной. Однако в конкретной ситуации для одного конкретного человека его выполнение будет добром, а для другого не менее конкретного человека при таких же обстоятельствах - злом.
   - Это слишком просто, - попытался я возражать.
   Но завершить мою мысль Элав мне не дала:
   - Хорошо, Лё. А ты помнишь Сашу, которого ты называл "богом в электронике" и часто поддевал фразой: "Саша, тут у меня закон Ома нарушается!" - когда сам не мог отладить электронную схему?
   Откуда она знает о Саше? Это было очень давно на Земле, когда я учился на радиофакультете. Саша, мой хороший приятель, был тем человеком, у которого знание закона Ома было абсолютным. Казалось бы, все просто - три величины, связанные элементарным отношением (это же знает каждый школьник). Но я видел не очень много инженеров, которые оперировали бы этим законом в совершенстве и могли бы применить его везде, где есть электрическая цепь. Саше же было все равно: шла ли речь о полуторакилограммовом электровозном семисторе мощностью в несколько киловатт или о микротриоде, увидеть который можно было только в микроскоп и который, как казалось, не потреблял вообще никакой энергии.
   Действительно, тогда я часто говорил: "Закон Ома нарушается!" В ответ на мое заявление Саша возбужденно восклицал: "Не может быть!" - и мгновенно находил ошибку в моей схеме. Каюсь, я не раз сознательно спекулировал на его ревностном отношении к закону Ома, но в итоге всегда получал прекрасно работающую схему! Очевидно, это воспоминание вызвало у меня улыбку.
   -- Лё, у нас мало времени. Но раз уж мы это зацепили, я хочу уточнить: развитие науки и техники привело к чрезвычайно узкой специализации. Как ваши, так и наши инженеры уже не знают или не помнят многие основные законы. Зачем им знать закон Ома, когда современные электронные устройства собираются из сверхсложных цифровых чипов, взаимодействие между которыми определяется протоколами? К слову, зачем музыкантам знать основы музыкальной акустики, когда они оперируют существенно более сложными понятиями? Да, в основе всей электроники лежит закон Ома, в основе музыки - законы акустики. Но, для того чтобы быть сейчас прекрасным инженером или музыкантом, эти основы уже не нужны: и те и другие имеют дело со следствиями! Другое дело, когда мы пытаемся разобраться с чем-то новым или понять основы чего-либо, казалось бы, давным-давно известного. Когда ты говоришь: это слишком просто, ты в действительности не хочешь принять Принцип, потому что он очень прост. Извини, но ты, как и большинство людей, как и большинство птиц, с удовольствием вязнешь в следствиях.
   Похоже, Элав (или кто-то за ней или в ней) переоценила мои способности к адаптации и усвоению. Одна невеселая мысль пронеслась в моей не совсем ясной голове, и в меру ехидное сознание тут же придумало название всему, что со мной происходило: познавательная смесь - молчаливой Элав месть. Ух ты, почти рекламный слоган! Нет, Элав никогда не была мстительной. И мое ехидство - защита от самого себя, мне было просто стыдно за прошлое. Как я мог тогда, семь лет назад, чертов экспериментатор, чуть не погубить ее своим экстремизмом! С чего я решил, что если я люблю ее, то у меня есть право переделывать ее сознание? Может, любить кого-то - значит принять его таким, какой он есть? Что бы делал я сам, окажись тогда на ее месте, и смог бы потом, через столько лет, остаться великодушным? И что бы я делал, если бы тогда после нашего спора у нее не хватило сил выдержать мой натиск, мою "помощь" в познании мира? Как бы я смотрел потом ей в глаза, зная, что она в будущем никогда не сможет летать не из-за того, что не поверила в свои силы, а из-за того, что один влюбленный землянин своей "поддержкой" довел ее почти до сумасшествия, подтолкнул к самоубийству и что из-за него она стала калекой?
   Элав повернула голову в мою сторону. Я заметил, как в ее глазах на мгновение исчезла улыбка. Неужели она вспомнила наши прошлые встречи? Ба, я же просто идиотик! Ведь всю дорогу, точнее весь полет от моего дома, она читает все мои мысли! Мне стало как-то не по себе, голова закружилась, а линия заката стала размываться во что-то бесформенное. Тогда я, видимо, не понял, что в полной тишине, не слыша ни своего дыхания, ни взмахов крыльев Элав, ничего другого, отчаянно пытаюсь выкрикнуть что-то подобное:
   - Может, вы просто сразу отправите меня в психушку? Может, вы...
   В абсолютной тишине раздался легкий хлопок, одновременно с которым какое-то неяркое голубое облачко вспыхнуло вокруг Элав, осветило мои руки и тут же рассеялось. Мы остановились, и, похоже, вернулись в реальность. Тогда совсем непонятно: что же было до этого? Оказалось, что температура "за бортом" не такая уж высокая, я думаю, градусов 15 Цельсия. Откуда-то появился легкий ветер. Значит, до этого момента воздуха вокруг нас вообще не было? Мне стало зябко... Мы с Элав были теперь в вертикальном положении, лицом к лицу, как при обычном разговоре. Ее рыжий хохолок мелко бился под порывами ветра, закрывая попеременно то правый, то левый глаз... Обрывок фразы, которую я пытался выкрикнуть, повис в появившемся воздухе и чуть не оглушил меня:
   - ...в психушку!
   Элав спокойно смотрела на меня. Как раньше я не замечал, каким взрослым и мудрым иногда бывает ее взгляд. Откуда это? Или она и раньше так на меня смотрела, только я ничего не видел. Да, тогда я, как петух на насесте, гордо проповедовал полезность полетов, и, столкни меня судьба с какими-нибудь подпольщиками-оппозиционерами, наверняка устроил бы революцию на этой чудной голубой планете. И на Земле попытался бы поднять шум и убедить общественность в том, что аборигенам птичьей планеты надо обязательно помочь понять простую истину: раз часть пернатых уже летает, давно пора расправить крылья и остальным. Фанатик!
   - Лё, ничего не изменишь, - голос Элав звучал теперь реально. - Помнишь мою фразу из твоего ролика? Если серьезно, то мы с тобой сейчас здесь именно из-за нее. Ты будешь смеяться, но наш Центр Межпланетной Контрразведки получил диск с твоим мультиком у вас на Земле через какого-то агента в Венги. (Думаю, она хотела сказать в Венгрии, но неособенно знакомое слово по привычке сократила.) Меня чуть позже приняли на работу в эту организацию. Кстати, ты знаешь, твой ролик - любимое видео моего шефа. А все данные с твоего компьютера уже более пяти лет считываются в нашу центральную машину. Ты не подумай, что я за тобой шпионила или прилетала к тебе по службе. Напротив, контакты с тобой мне были запрещены, и я очень рисковала, прилетая к тебе. Просто среди агентов тоже есть люди, как вы говорите. Так вот: пара моих коллег и прикрывала меня от начальства, когда я бывала у тебя. Да, твой компьютер сгорел тоже из-за наших: два микроагента погибли, когда обновляли систему слежения. Они не успели покинуть корпус компьютера в момент запуска. В общем, глупая смерть в лопастях вентилятора. Об этом я услышала на планерке и напросилась на это задание... Ладно, зачем тебе еще детали? У нас так времени на главное не останется. И еще: ты, Лё, не грузись, мне самой нелегко. Я тебя тоже... ну в общем... и... Только что мы с тобой можем сделать? Так что действительно: ничего не изменишь...
   Элав замолчала и после легкого вздоха продолжила:
   - Наши решили, что тебе нужно рассказать все, что мы знаем. Мнения специалистов Совета Безопасности по многим вопросам не сходятся со взглядами экспертов из Органов. Но решение о том, что изучение феномена способности к полету должно стать основным направлением стратегических исследований, похоже, будет принято уже на следующей неделе. Революции не будет: мы пережили достаточно революций и войн и сделаем все, чтобы не допустить очередной бойни. Просто ученые, артисты, педагоги из летающих получат государственную крышу, соответствующее финансирование, технологии. Прятаться им больше не придется, но и никакой официальной информации для общества предоставлено не будет. Часть летающих станет агентами. Кстати, некоторых из них ты хорошо знаешь.
   С вашим руководством разговор по данному вопросу будет возможен, если у вас на общепланетном уровне будут приняты адекватные решения. И прежде всего мы требуем неразглашения полученных вами новых знаний и тем более их источника. Учти, никакого другого, то есть официального контакта, с тобой ни у кого из наших не запланировано. И пока с вашей стороны не начнет поступать что-нибудь полезное в рамках этой тематики, никто из землян дополнительных знаний не получит. Таким образом, все, что ты сегодня узнал, наше руководство организовало как обычную (и бездоказательную!) утечку. Просочись эта информация по открытым каналам - наши сделают удивленное лицо и, возможно, осмеют в прессе. Сделаете закрытый запрос - потребуют подтверждения официального получения информации от нас, но ни у тебя, ни у ваших его не будет. Будем ли мы контактировать в ближайшем будущем с неофициальными представителями Земли вот так, например, как сейчас с тобой? Решения на этот счет пока нет... Зачем ты все-таки срисовал тогда контур моего следа, Лё?.. Это очень опасно. Так как даже у нас никто не берется прогнозировать результаты распространения такого рода информации. О чем я уже рассказала?.. Извини, я говорю и не понимаю: я ли это и с тобой ли я сейчас?.. Лё, я хотела тебе сказать, что мы вместе... Да, это опасно и для землян.
   На долю секунды мне показалось, что я снова вижу Элав такой, какой запомнил, увидев впервые...
  
   Это была удивительная история! Обычно Элав сторонилась других птиц (на моем родном русском таких людей называют белыми воронами) и почти всегда молчала. Я часто заставал ее сидящей на камне недалеко от моего домика. Когда мне случайно удавалось пересечься с ней взглядом, меня поражали два свойственных, как казалось, только ей выражения глаз: печальный взгляд вдаль, когда на нее никто не смотрел, и ироничный, когда я обращал на нее взор. Элав и две ее подружки Наги и Люос, как мне удалось узнать, были студентками музыкального отделения Академии Искусств в Ново - крупном городе, в пригороде которого я и снимал свой домик. Сейчас я понимаю, что, видимо, уже тогда какое-то предчувствие подсказывало мне: любой шаг к знакомству с ней будет иметь серьезные последствия. Очень может быть, что я просто струсил, точнее, струсило мое подсознание. Да, а сознание никогда бы себе в этом не призналось!
   Тогда, лет семь назад, я хотел сделать что-нибудь для нее анонимно и понаблюдать за ее реакцией. Согласитесь, если почти в любом мужчине по отношению к женщине живет охотник, наблюдатель, то у человека к птице это возникает бессознательно. И это вовсе не означает, что наблюдатель не боится того, за кем решил наблюдать! И если страх имеет место, то, наверное, на каком-то подсознательном, интуитивном, животном уровне... В общем, улучив момент, когда Элав не было с Наги и Люос, я попросил их передать ей скромный подарок - упаковку фисташек, которые мне иногда присылали с Земли (эти орешки нельзя было достать на Планете Птиц). Причем я строго-настрого запретил подружкам раскрывать Элав от кого это! О, я наивный человек, конечно, девушки проговорились! И в следующий раз, когда они были уже втроем и направлялись мне навстречу, все мои попытки остаться невозмутимым и делать вид, что ни с кем из них я незнаком, лопнули как мыльный пузырь. Элав была спокойна, с почти незаметным налетом иронии и усмешкой в глазах. Мои заговорщицы чуть не лопались от волнения и восторга. Что мне оставалось делать? Я раскрыл себя, и мы познакомились ...
   Как потом мне рассказали девушки, Элав совершенно спокойно восприняла и подарок, и информацию о том, кто его прислал. Люос возбужденно спрашивала: "И что, ты завтра не подойдешь к нему сама? Он же человек!.." После бурного обсуждения подружками происшествия, в котором Элав, виновница, и не принимала участия, она спокойно ответила: "Нет. Зачем?"
  
   ...Через несколько мгновений мы продолжили полет. Моя спутница стала снова серьезной и сказала:
   - Как вы говорите? Кому нужно, тот услышит? Странно, но мне кажется, вы хотели сказать: кому нужно, тот поймет, или кто верит, тот узнает. Правильно?
   Элав замолчала. Теплая улыбка осветила ее глаза...
   - Нет, это бред какой-то! - мое сознание раздваивалось, и я уже не мог себе объяснить, как вырвалась эта фраза.
   -- Лё! Лео-ни-Але-сан-ро-ви! Почему "нет"? И почему "бред"? - Элав снова перешла в телепатический режим, попыталась назвать меня по имени и отчеству, но только проговорила что-то несвязное и незаконченное.
   В другой обстановке я бы, наверное, долго смеялся или начал ее передразнивать. Теперь я понимаю, что на самом деле Элав лучше меня знала, что творится в моей голове и почему у меня путаются мысли. А вопросы задала лишь для того, чтобы помочь мне вернуться к диалогу, в котором она должна выдать мне информацию, а я должен ее получить, как простой приемник, без оценки. Она продолжила:
   - Сознание и душа - разные вещи. Сознание, как и тело, лишь инструмент души. То, что вы называете душой, существует объективно. У нас мы называем это Энер, или вектором сущности. Ты правильно догадался, что это саморазвивающийся информационный код, который внедряется в птицу. У всех птиц он есть, но уровень сложности его различен. Мы знаем о десяти уровнях сложности. Начиная с пятого уровня Энер птица способна летать. По наследству вектор сущности не передается и с породой птиц никак не связан. Я думаю, что это тот же механизм, который в некоторых ваших религиях обозначается термином "реинкарнация". Вы ведь тоже не можете передать своим детям свою сущность. Только сходство оболочек и некоторые особенности психики, то есть только то, что завязано на особенности материальной составляющей человека!
   - Ты прав и в том, что птицы (как и вы, люди) не являются совершенными существами. Развитие их телесной оболочки уже достигло завершающей стадии. Она совершенна, а сознание - нет. Почему Природа или, если хочешь, Бог (то есть принцип наименьшего действия) выбрали этот путь, мы не знаем. Но только вектор сущности позволяет не терять наработанные алгоритмы и обеспечить развитие. Есть всепланетная база алгоритмов, куда возвращаются все Энер после смерти птиц и откуда они снова внедряются в только что родившихся птенцов. Обычно за одну птичью жизнь вектор сущности развивается ровно на один уровень. Мы не знаем, что происходит с Энер после достижения десятого уровня и откуда берутся Энер первого уровня. Наибольшая концентрация птиц с высоким уровнем Энер наблюдается в тех регионах, где высокий уровень образования, но не очень высокий материальный достаток. Получается, что страдания способствуют развитию. Косвенное измерение уровня Энер возможно посредством оценки меры внереальности птицы, то есть способности ее к абстрагированию - ощущению себя вне тела, вне времени, вне пространства.
   Элав перевела дух.
   - Когда мы (как и вы, видимо) спим, то есть, когда несовершенное сознание отключено, наши Энер совершают моментальные перемещения в базу алгоритмов и обратно - отсюда гениальные решения задач, открытия, творческое вдохновение, предсказания... Наши специалисты не склонны считать Энер простыми статическими матрицами данных. Это, скорее, автономные операционные процессоры, которые во всепланетной базе проходят плановое тестирование, очистку от вирусов и повышение уровня, то есть апгрейд. В экстремальных случаях (когда оболочке с высоким уровнем вектора сущности грозит уничтожение) Энер имеет право инициировать запрос во всепланетную базу для получения мгновенной алгоритмической поддержки или разрешения возвращения на базу. В исключительных случаях база может санкционировать и уничтожение оболочки...
   Я, видимо, что-то прослушал, несмотря на телепатическую передачу. Отвлекло меня совсем некстати всплывшее сильное воспоминание. Несколько лет назад (когда я был в короткой командировке на Земле) я оказался участником автомобильной аварии, в которой под колесами погиб бомж. Властям в течение месяца не удавалось установить личность этого человека. Я вполне мог оказаться на несколько лет в тюрьме, хотя и не был виноват. Одна моя знакомая, психолог, увлекающаяся эзотерикой, узнав о происшествии, тогда сказала: "Ты столкнулся с типичным примером того, как судьба специально сводит людей. В твоем случае его (бомжа) - чтобы лишить жизни, а тебя - чтобы дать остыть от твоего экстремизма в отношениях и задуматься. Если бы ты был менее ценен для реальной жизни, ты бы или тоже погиб, или бы сейчас был за решеткой. Так что делай выводы". Случай тот стал для меня очень сильным потрясением, и я никогда более не садился за руль. Однако в слова психолога я, конечно, тогда не поверил.
   - ...сами себя уничтожают, когда несовершенное сознание не хочет принимать мир таким, каков он есть, то есть не хочет принимать Принцип. Все в этом мире подчиняется закону и происходит только то, что может произойти. Это не значит, что надо опустить крылья, извини, вы говорите: опустить руки. Это значит, что надо соблюдать законы Природы... Оболочки пернатых чрезвычайно совершенны, и если птица больна, то поверь, девяносто процентов причин связано с ее несовершенным сознанием, с нежеланием принять законы мироздания, принять Принцип. А болезни - не что иное, как медленная смерть, которую устраивает своей оболочке сознание. Вполне вероятно, что это один из механизмов отладки сознания, который выбрала Природа.
   Элав повернулась ко мне и продолжила:
   - Также возможны "горизонтальные" дистанционные контакты между Энер высокого уровня в обход базы (то, что вы у себя на Земле называете телепатией). Но и этот механизм изучен недостаточно. Предполагается, что слабое взаимодействие Энер возникает всегда, когда птицы обнимаются, ну и когда они... любят друг друга.
   На долю секунды мне показалось, что Элав запнулась. Интересно: если бы я тоже был птицей, мы могли бы быть вместе?
   При всей своей наблюдательности в самую первую нашу встречу я не обратил внимания на блестящее тонкое колечко на ее правой лапке. А, может, я просто упорно не хотел его замечать? Позже, наоборот, это кольцо всегда резало мне глаза. Наверное, меня даже слегка бесил определенный идиотизм ситуации: как я мог ревновать птицу? Впрочем, по поведению Элав никто бы и не сказал, что она в паре...
   - Лё, мы сейчас не об этом. Не перебивай! Я просто передаю тебе то, что должна. И это не совсем то, что я сама думаю, - сказала Элав, повернув голову в мою сторону.
   Она опять прочла мои мысли, но, похоже, на этот раз дала мне высказаться. Видимо, ее все-таки интересовало мое к ней отношение!
   - Мы ничего не знаем о взаимодействии между базами вашей и нашей планет, хотя логично было бы предположить, что нечто подобное должно иметь место. Соответственно мы не знаем, есть ли какая-то вселенская база, то есть более высокая в иерархии база алгоритмов, контролирующая наши всепланетные базы.
   В который раз я повернул голову в ее сторону. Один и тот же вопрос возникал в моем сознании каждый раз, когда ее монолог прерывала крошечная пауза: где я сейчас, что со мной происходит и что произошло с ней? Элав повернулась ко мне и, как мне показалось, мысленно переключилась на что-то другое (то давно знакомое мне печальное выражение на долю секунды отразилось в ее глазах). Она отвела взгляд...
   - Ты опять? - Элав ненадолго замолчала и уже не так быстро и энергично продолжила (и где эта молчунья научилась так говорить?):
   -- Любовь - стремление к гармонии. Если говорить о любви между двумя особями, то это все тот же Принцип... и отключение сознания в момент близости... Пары недолговечны, если уровни Энер сильно отличаются... Хорошо, если эта разница выясняется до образования пары. Если одна птица летает, а другая нет, то непонимание и даже расставание неизбежны. Конечно, подобные союзы могут основываться только на физической или психологической близости, одинаковом образовательном уровне, общности интересов и устремлений, а то и на экономическом расчете, что в основном и случается... Лё, я устала, честно. Дай мне договорить. Хорошо?
   Единого плана или мнения, необходимых для информирования широкой общественности, у нас еще нет. Все это слишком рискованно, поскольку может привести к радикальной перестройке всего социума. Скорее всего, будет разработана поэтапная программа информационного воздействия. Да и это вряд ли можно будет выполнить, пока не объединены религиозные конфессии. Не исключено, что нам понадобится новая всепланетная идеология.
   Нам также срочно нужны объективные свидетельства существования Энер, базы, абсолютного действия Принципа. Мы очень надеемся, что очередные результаты клонирования дадут надежную статистику отсутствия Энер у всех клонов. Если у нас нет строгих доказательств существования Энер (так же, как и у ваших ученых, нет доказательств существования души), мы будем набирать статистику бездуховного поведения клонов, то есть доказывать отсутствие у них Энер! Пока все наши клоны живут не более восемнадцати месяцев. Все они чрезвычайно агрессивны и болезненны. Хотя это не мешает росту подпольного рынка: самые богатые из породистых, особенно состоятельные перемещенцы, покупают с большими скидками отсроченные комплекты автоклонирования и пакеты генетической поддержки...
   Да, пока клоны не доживают до того возраста, когда речевые навыки развиваются до уровня, позволяющего проводить глубокое тестирование их психики. Однако, как только птиц-клонов удастся вырастить до четырех-пяти лет и они начнут разговаривать и обучаться, мы уверены, что нужную нам статистику мы соберем... Почти прилетели...
   - Ты заснул?.. Я только хочу... А, время... Ладно, спи, Лё... Удачной командировки! Ты вернешься к марту? Ты слышишь? Я буду ждать... Спасибо тебе, что ты есть! Вряд ли ты когда-нибудь поймешь, как повлиял на нашу историю...
  
   Что-то легко щекотало мой левый глаз, я машинально провел ладонью по лицу и предпринял попытку открыть глаза. Легкое пепельное перышко, примагнитившееся к моим ресницам, теперь медленно опускалось на ворсистое покрытие пола. Я знал, что в воздухе рукой его никогда не поймать, надо дождаться, пока оно упадет на пол, и осторожно взять его двумя пальцами. Я так и сделал, поднял перышко к лицу, пощекотал немного нос и стал внюхиваться в его удивительный запах. Это была частичка Элав! Я закрыл от удовольствия глаза и, кажется, начал снова погружаться в сон. Приятные воспоминания всплывали из моей памяти, и я про себя стал ритмично, будто напевая, повторять:
  
   Милая Элав,
   Когда же я увижу тебя снова?
   Я должен вернуться на Землю скоро,
   И не знаю,
   Буду ли на твоей планете опять!
  
   Милая Элав,
   Когда ...
  
   Вдруг откуда-то из памяти в мою благостную дремоту включился знакомый и так любимый мной голос: "Я буду ждать... Комплекты автоклонирования..." И снова: "Я буду ждать... Комплекты автоклонирования..."
   Обе фразы произносила Элав, но с совершенно разной интонацией. Казалось, что кто-то сделал грубый монтаж двух звуковых файлов. Я вздрогнул, открыл глаза и понял, что теперь уже их не закрою и что уже точно не сплю. На часах было около 10:30, что вообще-то поздновато для моего обычного графика. Когда я очнулся, за окном был день. Оказалось, что в кресле я провел всю ночь, чего со мной никогда еще не случалось. Компьютер работал, хотя монитор отключился, перейдя в ждущий режим. Я поднялся и, пройдя через холл, вышел на порог вдохнуть свежего воздуха.
   Ощущение было очень странным: я чувствовал в себе невероятную бодрость и энергию. Казалось, я мог бы с разбегу перепрыгнуть через мой двухэтажный домик, сто раз взбежать на соседнюю сопку или запросто переплыть половину моря! И одновременно с этим я чувствовал удивительную пустоту в голове, точнее не пустоту, а ясность. Если сравнить ее со старинной библиотекой, то с ней случилось примерно следующее: кто-то тщательно в ней поработал - расставил все книжки по разделам, выбросив все лишние, привел в идеальное состояние каталог, вытер пыль. Мыслей было много, но они не образовывали что-то громоздкое и трудноперевариваемое. С этим необычным для себя ощущением я шел легким пружинящим шагом по тропинке к морю и пытался понять причины своего удивительного состояния. Бесполезно! Если бы меня кто-то в тот момент спросил: "Ты знаешь, что...", я бы бодро ответил, не дослушав вопроса: "Да, знаю, я вообще теперь все знаю!" Мой ответ воображаемому неизвестному меня развеселил: я нисколько не сомневался как в искренности своего ответа, так и в абсолютности знания, которым я теперь обладаю. Я ускорил шаг, потом побежал. Ступив на рыжий песчаный берег, я на бегу сбрасывал с себя одежду. Пытаясь избавиться от джинсов, споткнулся, зачерпнув правой рукой горсть песка. Штаны слетели с меня всего в полуметре от водяной кромки, я сделал еще несколько прыжков по воде, пока она не скрыла колени, и с разбегу окунулся в воду. Вынырнув, издал громкое-громкое "а-а-а", которое пронеслось над водой, отразилось от сопки, пролетело над моей головой справа налево и застряло где-то в лесу. Да, мне иногда нравилось, если не спеть, то хотя бы громко крикнуть. И нынешнему моему состоянию этот радостный победный крик более всего соответствовал. К слову, некоторые знакомые пернатые из летающих, знающие об этой моей повадке, часто подтрунивали надо мной: "Лери, ни в один из наших хоров тебя никогда не возьмут! Но место в штабе гражданской обороны мы тебе можем забить, не сомневайся!"
   Прибежав домой, я почему-то не полез по своему обыкновению под душ. Меряя холл прыжками, я взял из холодильника бутылку сока и бросился к компьютеру. Шлепнул по клавише, чтобы активизировать монитор, где все еще крутился по петле ролик, который я сделал вчера и под который заснул: Элав разворачивалась вправо и, насколько я помнил эту траекторию, должна была сейчас взглянуть в виртуальную камеру, а потом резко уйти вверх в левой части картинки. Да, так оно и случилось... Я свернул окно, запустил мэйлер и стал сгружать почту. Я с грустью подумал, что не видел Элав уже больше года, и если она не появится или не напишет до 12 января, когда я должен буду возвращаться на Землю, то я, возможно, вообще никогда ее больше не увижу...
   Пришло с десяток писем, два с Земли. В одном подтверждалось мое участие в конференции в Анахайме, недалеко от Лос-Анджелеса, 15-18 января 2004 года. В другом сообщалось точное время отправки челнока на Землю и мои перелетные данные. Так что на птичьей планете мне оставалось быть, как я и предполагал, еще три недели. Вполне достаточно, чтобы подготовить все материалы, отпраздновать Новый год в середине птичьей осени и закончить несколько оставшихся дел.
   В письмах от пернатых ничего особенного не было. Кроме одного с темой: "Ничего не изменишь". Это же Элав! Только адрес не ее обычный, не общий, какие дают на бесплатных серверах, который я прекрасно знал. А какой-то новый, официальный, с достаточно редким расширением, принадлежавшим, насколько мне известно, правительственным организациям. Может, я и не понял бы, что это письмо от нее, не будь в строку "тема" вписана до боли знакомая мне фраза. Вот что Элав писала:
  
   - Привет, Лё! Много работы, год выдался сумасшедший, поэтому и не смогла вырваться... Не грусти, мы обязательно встретимся... Я буду на Земле в Итал в начале апреля. Сможешь туда прилететь?
  
   Твой Мышонок.
  
   Элав всегда - все мои радости и все мои печали. Да, я планировал в начале апреля быть в Германии, во Франкфурте, и можно, наверное, было бы съездить в Италию. Но где, когда и как ее там искать? Вот же гуманитарная натура! Ей, как и прочим гуманитариям, надо в обязательном порядке давать что-то инженерное (а всем инженерам - что-то гуманитарное!). И почему опять этот Мышонок? Что она знает о мышах, и почему она решила, что такое прозвище будет ей соответствовать? И что это за электронный адрес, и что это за работа?
   Я быстро составил ответ: просто несколько приветливых слов и вопросов, надеясь сначала узнать главное, а потом уже расспросить обо всем подробно. Но на мое письмо через пару секунд пришел ответ почтового робота:
   - У вас нет доступа для контакта с этим лицом. В случае повторного обращения к нему ваши персональные данные будут переданы в Департамент Индивидуальной Безопасности птиц государственной важности Генеральной Полиции штата Росс для изучения мотивации ваших действий.
   Угу, понял. И как я еще в спешке на "Enter" пару раз не нажал! А то бы вышло, что уже дважды обратился к "птице государственной важности". М... вашу! И если Элав теперь работает в спецслужбе, то я бы, скорее всего, уже через пару часов завтракал какой-нибудь овсянкой в казенном доме. А группа шустрых серых или темно-зеленых птичек активно занялась бы изучением "мотивации моих действий"! Что ж, придется ждать, пока она сама напишет или объявится.
   Я допил сок и пошел к холодильнику за новой бутылкой. Открыв дверку, пошарил на нижней полке, - морозный воздух слегка освежил мои руки. Я испытал странное ощущение, что совсем недавно уже чувствовал такую прохладу. Но на птичьей планете температура не опускается ниже +20 Цельсия... Тут из памяти выплыла фраза, о которой я почему-то забыл: "Я буду ждать... Комплекты автоклонирования..." Это то, что я слышал от Элав! Что-то странное, несвязное, несомненно, собранное из двух совершенно различных высказываний и абсолютно непонятное для меня. Я остановился: что-то важное произошло со мной совсем недавно. И связано это было с Элав. И я обязательно должен вспомнить, что именно.
   Я бросился к компьютеру и открыл окно программы, где Элав с сумасшедшей скоростью и непревзойденным изяществом мерила воздух. Что-то бесформенное стало постепенно вырисовываться в моей памяти. Меня не покидало ощущение, что я помню все, но рассказать это словами не могу. Будто в меня сгрузили какую-то информацию, но код для ее расшифровки не сообщили. Это было похоже на попытку вспомнить сон: кажется все ясно до малейших деталей, но как только ты пытаешься пересказать увиденное, все события и образы рушатся, как карточный домик, связи между ними теряют всякий смысл. Через несколько минут ты полностью забываешь то, что видел, и начинаешь сомневаться, снилось ли тебе вообще что-нибудь...
   Я все-таки попытался вспомнить и записать все, что, как мне казалось, видел во сне. Потом просмотрел несколько раз написанное, подправил, что-то дополнил, чтобы текст стал более связным. Я решил, что надо еще раз прочитать все это через день-другой, так как многие моменты мне казались достаточно странными...
  
   До Нового года на Земле оставалась еще неделя. Я подготовил почти все материалы к предстоящей конференции, так что до 12 января у меня оставалось еще уйма времени. Странные события в ночь с 21 на 22 декабря, точнее мои догадки о том, что они все-таки были, не давали мне покоя. Если все это сон, то откуда взялось перышко на моих ресницах, когда я проснулся? Элав не была в моем доме больше года, и ни у кого другого таких перьев не было. Даже если бы существовали похожие, то уж запах-то этого перышка был точно ее! Конечно, если кому-то захотелось пошутить надо мной или если я по неизвестной мне причине оказался втянутым в какую-то игру, то устроить все эти фокусы было бы не так уж сложно. Но кому это надо?
   В последние дни 2003 года я встретился с некоторыми из летающих, и мы, как всегда, "побродили" вокруг волнующих и меня, и их вопросов. Точнее, это я пытался "побродить". Но что-то изменилось за прошедшую неделю. Мне казалось, что все они, или почти все, что-то скрывают от меня. По отдельным фразам, по интонации я мог только догадываться, что произошло нечто очень важное и положительное. За 20 лет, которые я почти полностью провел на птичьей планете, я не мог припомнить, чтобы летающие так скрыто и сдержанно чему-то радовались и не очень охотно поддерживали разговор о феномене способности к полетам. Более того, когда я пытался кому-то из них напомнить о наших прошлых разговорах, то многие или делали вид, что этих разговоров не было, или заявляли, что это были просто их догадки или не совсем удачные шутки. Оставалось только, чтобы они заявили: "Не летаем и никогда не летали!"
   Ярча - мой старинный знакомый, непородистый, как и Элав, живший всю свою жизнь в штате Росс, в прошлом тренер по синхронным движениям, - давно создал собственную школу-студию подготовки птенцов для полетов на ранней стадии. Вначале его частная школа существовала на взносы состоятельных нелетающих. Они доверяли Ярче своих птенцов в надежде, что тот научит их летать, что их детские мечты, стремления (о чем они прожужжали все уши предкам) станут реальностью. Раньше Ярча утверждал, что он способен распознать уровень Энер любого птенца и что именно на этой основе он производит отбор в свою школу. Правда, он никогда не делал это публично и ни одному из своих воспитанников ни разу не выставил уровень Энер. Ярча говорил, что такая оценка может только повредить птенцу и что обнародование данных об Энер птицы неэтично. Он также утверждал, что по внешнему виду Энер - небольшая, размером в пол-ладони человека, почти бесцветная и бестелесная птичка, поселяющаяся в каждой реальной птице при ее рождении. Энер посылается каждой реальной птице самой Птицей-Богом. Но не в каждой птице Энер может пересилить желания телесной оболочки, когда птица подрастает... А теперь мой знакомый просто улыбался в ответ на мои вопросы о том, что же случилось, а потом вежливо и умело переводил разговор на другие темы.
   Так же странно повел себя и Пибл - мой коллега по компьютерной графике, породистый, журналист, специализирующийся на видео-технологиях, работающий и живущий в штате Евро. Когда-то он признавался мне, что получил тайное знание от кого-то еще, рисовал в моей тетради какие-то сложные схемы взаимодействия между Энер высокого уровня и искренне хвалил меня за мою настойчивость и некоторые смелые догадки. Теперь же, в ответ на письмо с вопросом о том, что же происходит, отписался рассказом о своих повзрослевших детях, о том, что в его газете прибавилось работы и что он будет рад видеть меня у себя дома, когда я вернусь с конференции.
   У меня оставалась надежда, что я смогу получить какие-то объяснения происходящему, если найду Мизо. Живущий, как и я, в штате Росс, только не в северной, а в горной его части, Мизо часто заглядывал ко мне, когда по делам оказывался рядом с Ново. Непородистый, экономист, инженер, сделавший эффектную карьеру, и теперь "большой государственный клюв", высоко поднявшийся по реестру, скорее всего, смог бы прояснить ситуацию: интересующей меня информацией он, по моим представлениям, просто не мог не владеть. Ранее он не раз заявлял, что знает, как можно было бы преподнести нелетающим птицам сведения о летающих, даже не дожидаясь заявлений от государственных исследовательских институтов... Но и с Мизо в течение целой недели не было никакой связи.
   Еще один надежный товарищ был у меня в штате Амер. Вака был из породистых, уже пожилой ученый, изобретатель механизмов. Убежденный атеист, ранее преподававший и долго живший в городе Ново, здесь в штате Росс, в последнее время был не в фаворе у властей. Когда мы жили рядом, у нас сложились исключительно теплые и доверительные отношения. Вака научил меня одной чрезвычайно важной вещи - он подсказал, как решать задачи: "Лери, если надо что-то придумать, сначала ищи свое решение, а потом смотри, что сделали другие. Так ты обязательно найдешь что-то новое!" После того как он уехал, я на какое-то время потерял с ним связь, но полгода назад контакт был налажен. Я был уверен, что без проблем свяжусь с ним снова, но и от него в течение этой удивительной недели так ничего и не пришло.
   Не отвечали на письма ни два моих очень близких приятеля Рада и Деха из штата Амер, ни Дэба из штата Изра.
   Складывалось впечатление, что все мои прежние связи отваливаются одна за другой. Так обычно случается: когда о ком-то разносится дурная весть, все больше знакомых перестают подавать ему руку при встрече. Но здесь-то все было наоборот: все, с кем мне удалось встретиться, были искренне рады меня видеть! Иногда мне даже казалось, что некоторые были готовы рассказать что-то важное, может, то, что нас всех интересовало и объединяло не один год...
   Мне оставалось только или плюнуть на все и спокойно заниматься своими делами, что у меня вряд ли бы вышло, или самому догадаться, что же все-таки произошло на планете пернатых в последнюю неделю декабря 2003 года по календарю Земли. Если встреча с Элав мне не приснилась, если всех летающих завербовали и все они подписали NDA, то единственное событие, которое может их всех и меня обрадовать, - официальное решение руководства Планеты Птиц относительно феномена способности к полетам! И не важно, узнает ли о нем широкая общественность или оно будет закрытым, лишь бы было принято на самом высоком уровне.
  
   Когда меня осенила эта догадка, я перестал писать письма. Я стал таким же уверенным и спокойным, как мои пернатые друзья. Немедленно удалил все копии моих рассылок и списался с Люса, моей давней приятельницей, работавшей в Ново в отделении одной из самых прогрессивных государственных газет. Я отправил ей мои сумасшедшие записки, и она пообещала, что к концу января отредактирует их по всем правилам птичьего языка, принятого для научно-популярной и приключенческой литературы. Я решил, что опубликую их к середине марта, ко дню рождения моей чудной Элав. Это станет подарком, какой я никогда ей еще не делал...
  
   Вечером перед новогодней ночью по календарю землян я долго сидел в кресле в своем кабинете, наблюдая за одним из последних моих закатов на голубой птичьей планете. Напрасно я старался заставить себя думать о скорой встрече с Землей, о первой своей поездке в США и о предстоящем докладе на конференции. Мысли помимо моей воли возвращались к последним декабрьским событиям, изменившим мир пернатых. К Элав... Я даже стал опасаться, что, наверное, у меня не хватит терпения во время выступления, и обсуждение задач трехмерного морфинга может завершиться рассуждениями о проблемах существования души и принципе наименьшего действия... Если бы в тот момент меня мог наблюдать мой бывший шеф Игорь, землянин, он сказал бы, что я сижу и тихо радуюсь.
   Нет, это только внешне я радовался тихо. Еще бы! Мной овладело какое-то вселенское волнение, и безмерная степень абстрагирования от всего существующего теперь управляла мной. Вполне может быть, что я - первый из землян, кому было позволено узнать великую тайну. Может фраза: "Ничего не изменишь..." несет совсем не тот очевидный поверхностный смысл, а является кодировкой Принципа? Ничего не надо менять: все уже готово, основа бесконечного развития заложена изначально самим Принципом, надо только его принять! Может, из-за этой фразы патрон Элав и смотрит мой ролик? Ладно, все, видимо, проще: он в нее, наверное, тоже влюблен.
   Первый из землян, пожалуй, слишком нескромно - узнаю себя любимого! К слову, через двадцать лет после окончания школы один из одноклассников мне напомнил, что побежденному в школьной драке я всегда говорил: "Запомни, я всегда прав!" Да, я очень часто не помню прошлого и объясняю это себе и другим тем, что моя голова занята настоящим и будущим. Когда мне напомнили об этой забытой фразе, стало немного не по себе: в каждом коллективе, которым я руководил, мои подчиненные слышали: "Я всегда прав, когда я буду сомневаться, то спрошу вашего мнения". Мою резкость могло оправдать только то, что я действительно не стеснялся ни сомневаться, ни спрашивать их мнения...
   ...Да, определенно нескромно! Какой к черту первый...Что же необычного, неведомого есть в принципе наименьшего действия? Камень лежит, потому что именно такое положение не требует затрат энергии! Растения, животные - совершенные создания! Мельчайшие мушки, которых пяток может поместиться на головке спички, - сотни, тысячи патентов, технологий, диссертаций по механике, биологии, аэродинамике, кибернетике! Какое научно-исследовательское бюро возьмется выпустить комплект конструкторской документации на такую мушку, даже когда прототип ее уже существует? Я уже не говорю о том, чтобы подобную мушку разработать "с нуля". А ведь она еще и живая - она знает, куда и как лететь, где найти пропитание, как защититься от врагов, да еще может воспроизвести на свет другую мушку! И живых существ на планете Земля - миллионы! Этот принцип все мы, люди, прекрасно знаем. Все, что делает человек (если говорить о разумных действиях): конструирование орудий, поиск закономерностей, разработка технологий, - делается с целью экономии энергии! Мы только не готовы принять одно - существование души. Мы пока не готовы отнестись к ней, как к реально существующей и функционально необходимой части человека, служащей, как и все остальное, реализации Принципа! Да, мы легко можем переписать алгоритмы на дискету, а затем запустить их в другом компьютере. Но в то, что природа давно использует подобный механизм, обеспечивая наше развитие, мы поверить еще не готовы...
   Меня всегда поражало то, как какая-та девчушка за роялем или со скрипкой может виртуозно и выразительно исполнить произведение маститого с мировым именем композитора и заставить зал плакать. Как может этот маленький человечек, еще ничего абсолютно не знающий о жизни, передать состояние и переживания автора, которые ему не ведомы? Принцип - энергия - механика - движение - вот оно главное! Человек прекрасно распознает, выполняет и копирует движения, он интуитивно чувствует их соответствие Принципу, их красоту и совершенство. Ибо Принцип - это все, что вокруг нас!
   ...Один мой знакомый художник, землянин, переехавший лет шесть назад из России в Германию, однажды задал мне такой вопрос: "Почему мне или тебе нравится определенный женский образ?" Забавно, но мужчины, влюбленные в одну и ту же женщину, часто легко находят общий язык! Тогда я не смог сказать ему что-то определенное. Я и сейчас не знаю точного ответа. Может, потому, что каждый женский образ это определенная коллекция, набор движений: походка, жесты, голос, интонации. Все это реализация Принципа в конкретном человеке. Вполне вероятно, что определенный набор движений и кажется другому самым совершенным.
  
   Да, и еще одно: я, возможно, понял, почему искусство сильнее и действеннее, чем наука! Строгое, формальное знание - удел разума, сознания, которое у нас несовершенно. Это то, что, как кажется, оставлено нам Природой для собственного использования. Подсознание же, обитель души, принадлежит Принципу. Оно, а не разум, связано со всепланетной базой. Искусство оперирует преимущественно абстрактными, нечеткими, многозначными образами, которые практически не приводятся к формальному представлению. И это, как ни странно, оказывается более эффективным для передачи информации, взаимодействия с Энер - вектором сущности, с душой, а в итоге, и для реализации Принципа. И если ранжировать все искусства по степени многозначности, а также по объему нематериальной компоненты в предмете искусства, то музыка, как вид, окажется самым внепредметным, абстрактным, внематериальным и потому самым действенным! Может поэтому, только музыка (лишь она одна из всех видов искусства), минуя несовершенное сознание, позволяет подключиться к подсознанию с минимальными потерями энергии? К слову, почти все знакомые мне летающие - в большей или меньшей степени музыканты...
  
   Как вы знаете, во вселенной множество планет, больших и малых, голубых и розовых, раскаленных и абсолютно холодных, живых и мертвых. На одной из небольших голубых планет жили люди...
  
   Леонид Рих,
   21-22 декабря 2003 года
   ------------------
  
   Я не занимаюсь художественной литературой, честно. В моих планах не было никакой новеллы. "Элав с Планеты Птиц" родилась в ночь с 21 на 22 декабря 2003 года, когда я взялся писать короткое новогоднее поздравление одной моей знакомой. Для меня загадка, откуда появился сюжет, но я благодарен судьбе за то, что многие вопросы и идеи, которые меня давно волновали, нашли отражение в этом повествовании.
   Согласитесь, даже самый отъявленный пессимист может прийти к выводу: ему удалось лишь то, во что он когда-то поверил. Я убежден, что самая большая беда людей - неверие. Главное в жизни - душа и вера. Разум - лишь помощник, не более. Живите сердцем. Если ваши желания и стремления не нарушают законов природы, тогда обязательно получится все, во что вы поверили!
  
   Если вы хотите высказать свои мнения и пожелания, то присылайте их на адрес: LeonidRikh@mail.ru
   В будущем с новыми материалами вы сможете ознакомиться на сайте:
   www.lifemechanics.net
  
   Всего самого!
   Леонид Рих
  

Леонид Рих

Элав с Планеты Птиц

Литературный редактор - Любовь Сапунова

Корректор - Марина Панфилёнок

Компьютерный оригинал-макет - Оксаны Коурдаковой

Дизайн обложки - Романа Шкретко

Женский образ на обложке - Марии Крохмаль

Подписанов печать 25.02.2004 г.

Формат 60х84 1/32*

Печ. л. 2,75. Тираж 300 экз. Заказ N76

Отпечатано в ГУП РПО СО РАСХН

630501, Новосибирская обл., пос. Краснообск.

   0x01 graphic
  
  
  
  
  
  
   31
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Волгина "Стопхамка" (Женский роман) | | М.Старр, "Сто оттенков босса" (Романтическая проза) | | Жасмин "Как я босса похитила" (Женский роман) | | А.Минаева "Свадьба как повод познакомиться" (Современный любовный роман) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Мой "идеальный" босс" (Любовное фэнтези) | | Ю.Ханевская "Отбор для няни. Любовь не предлагать" (Юмористическое фэнтези) | | С.Доронина "Любовь не продаётся" (Романтическая проза) | | Т.Михаль "Сделка с Ведьмой" (Городское фэнтези) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"