Пикулина Тамара Сергеевна: другие произведения.

Семь Миров. Импульс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот уже 22 года, с самого детства, я закрываю глаза и вижу один и тот же сон. Передо мной открывается мир бесконечного купала неба, усыпанного звездами, исполинских зеленых растений, разноцветных трав и плодов. Мир, обогреваемый светом золотистой звезды, чьи лучи лишь ласкают теплом и не способны убить, словно звезды из сказок. Мир, наполненный хрустальной водой и чистейшим кислородом. Видения мои настолько яркие, что затмевают собой реальность. Каждый раз, просыпаясь в своей капсуле, я словно возвращаюсь во тьму, шагнув в нее из совершенного света.Отправляясь на космическую станцию с заданием поймать опасного шпиона, я и представить не мог, что именно этот человек раскроет правду о моих видениях. Импульс, который засек старик Иза, передает виды, музыку и даже язык, неизведанной, но обитаемой планеты, точно такой, которую вижу я. Я всегда знал, что мне предстоит длинная дорога, но что на самом деле спрятано по ту сторону этого таинственного звездного лабиринта?

  
  Семь миров
  Часть 1. Импульс
  Глава 1. Тулона
  Капсула Марсия приближалась к Тулоне. Это было завершением девятой сопроводительной экспедиции для молодого пилота. Он испытывал сильную усталость, но старался не терять внимание, понимая, что делает нечто важное для своего мира. На тонких серебряных тросах в невесомости возле него плыли огромные кубические кристаллы с газом аргоном. Тулонцы везли этот ценный груз с планеты пацифов.
  Аргон был нужен для того, чтобы сделать атмосферу Тулоны пригодной для человека. А пока жизнь на планете таилась в сокрытых внутри городах. Но люди не переставали верить, что уже скоро смогут выйти под открытые лучи звезды Оникс.
  Из века в век, из уст в уста повторялось одно и то же наставление: "Крепитесь, это лишь временное заточение, и скоро люди увидят мир и звезды и будут дышать без куполов и стен".
  Спустив грузы, пилоты получили заветную свободу и быстро разлетелись. В одиночестве провожая взглядом капсулы коллег, Марсий сделал вывод о том, что он один не спешит домой, а все, вероятно, оттого что там его никто не ждал. На несколько мгновений он откинул голову и посмотрел в небо.
  Сквозь рассеявшуюся в один миг мглу проступили тысячи ярких точек, величественно красующихся на черном лице неба. Наблюдать за звездами, мимо которых совсем недавно мчался, было особым ритуалом для Марсия. Словно погруженный в сон, он смотрел на сверкающие алмазы, дрожащие среди бархатной черноты, ожидая, что вот-вот одна из них сорвется с места, подхватит его, и непременно принесет в тот мир, который он ищет всю свою жизнь. Проникнуть в таинственную даль, чтобы наконец открыть тот новый свет, существовавший много тысячелетий до него, - об этом он мечтал более всего.
  Марсий чувствовал, что где-то - возможно, совсем близко, возможно, даже в его галактике - существует планета, идеально подходящая для людей, изобилующая кислородом и водой, не раскаленная и не ледяная, а именно такая, которую все хотят. И пусть за тысячи лет поисков семимиряне уже отчаялись обнаружить такое место, вера Марсия была подпитана видениями, которые приходили к нему с самого детства. Он видел сказочный мир своими глазами, он бредил им, он бывал там и знал все о нем: какого цвета там облака, какая звезда ходит по небосклону, что там растет и какие живут звери. Жаль, но в реальность его видений никто не верил. Подумав об этом и тяжело вздохнув, он двинулся в город.
  Марсий жил в столице, в самом теплом районе планеты возле экватора, но и там две трети года температуры были отрицательными.
   Медленно спустившись в город через шлюз, он сам не заметил, как уже дошел до аллеи Генералов, ведшей к его дому. Называлась она так потому, что, проходя по ней, можно было увидеть голограммные скульптуры всех тех, кто стоял у власти с самого начала времен. Все генералы были красивы, сочетали в себе черты истинных тулонцев: крепкие, белокурые, голубоглазые, с белоснежной кожей. Марсий выглядел как они, но был другим по сути.
  Он быстро шел мимо них с опущенной головой, стараясь не смотреть ни на одного из генералов. Виной всему был стыд, который он испытывал перед каждым из них. Многие из скульптур возвели в честь его предков, так как он принадлежал к одной из трех правящих династий. Мало того, был последним потомком по прямой линии Лаунов и впервые за всю историю рода лишился не только права избираться в правители, но и оставаться членом совета "Двенадцати". Марсий чувствовал кожей, как величественные белые лица морщатся и отворачиваются, лишь заслышав его шаги.
  Дом, который достался ему от отца, стоял на самом верху. Он был просторным, светлым, в форме идеального куба, с эллипсовидными окнами и нежно-сиреневой подсветкой по кромкам. По четырем углам от дома мерцали голограммы волков. Это мифическое животное считалось покровителем дома Лаунов. У каждой из знатных военных династий был свой тотем, но почему Лаунам достался именно этот, Марсий не знал. Это животное не водилось ни на этой планете, ни в других мирах, и никто никогда его не видел.
  Марсий относился к символу своего дома равнодушно, хотя оно встречалось и на дорогом ему талисмане, который он носил на шее. Делал он это не из-за почитания предков, а потому что того требовала религия Тулоны.
  Он остановился возле дома. Несколько поколений Лаунов жили в этих стенах, испытывая счастье и гордость, рассказывая легенды о великих победах. Марсий не чувствовал себя достойным такой роскоши, поэтому распорядился судьбой дома иначе. Он впустил к себе детей, чьи родители погибли в боях за Тулону, подобно его собственным, и превратил родовой дом в приют, оставив за собой лишь пару комнат на заднем дворе. Он всегда заходил с черного хода, никогда не сталкиваясь ни с воспитанниками, ни с воспитателями. В маленьком, изолированном от внешнего мира пространстве, ему было спокойнее.
  Он спешил уединиться, но не вышло. На пороге в тени дремал Карий.
   Карий был единственным другом Марсия в этом мире. По какой-то причине он был невероятно предан ему, не обращал внимания ни на какие сплетни и пересуды, ходившие вокруг Марсия.
  Несколько мгновений Марсий молча смотрел на него, не спеша тормошить, пытаясь угадать, что произошло с другом за время его отсутствия. Карий был в штатском, взъерошен, немного бледнее обычного, а на щеке его виднелась подживающая ссадина, оставшаяся еще со времени их прошлого совместного задания. Марсий слегка улыбнулся: у Кария была масса приятелей, любимая девушка, и все же в этот вечер последнего выходного дня он сидел у него на пороге.
  Марсий хлопнул его по плечу.
  Карий вздрогнул, насторожился, но, распознав в возвышающемся над собой силуэте Марсия, широко улыбнулся. Он резко встал, обнял Марсия и сразу перешел к нотациям:
  - Марсий, черная дыра тебя поглоти! Все уже давно вернулись, празднуют, а тебя где носит?
  Марсий молча махнул рукой, приближая к датчику на двери лицо для сличения сетчатки, но, не успев выполнить активацию, почувствовал, как друг тянет его за руку назад.
  - Нет-нет, сегодня ты ужинаешь с нами! - настойчиво произнес он.
  Марсий устало на него посмотрел и отрицательно помотал головой.
   - Идем же! Гейла освобождается раньше, а сегодня поступление свежих водорослей с полей. Слышишь!
   Перспектива сталкиваться с возлюбленной Кария едва ли могла заинтересовать Марсия. Девушка его открыто недолюбливала, но разочаровать друга отказом он не смог.
   - Да, но совсем ненадолго, - смиренно произнес Марсий.
   - Только заберем ее с работы - и ко мне!
   Гейла была надзирателем в обсерватории. Работая в отделе внешних космических воздействий, она уже долгое время чувствовала себя бесполезной. Никаких перемен изо дня в день. Хотя все к этому стремились, неизменное благополучие её угнетало.
  Скажем, если бы кто-то из соседних миров посягнул на тулонский информационный канал или, например, задумал бы проникнуть в околопланетное пространство Тулоны, Гейла узнала бы об этом первой. Если бы в сторону их мира летел метеорит, девушка была бы обязана незамедлительно оповестить всех о нем. В том числе сообщать ей приходилось и об изменениях в жизни главной звезды Семи миров, вокруг которой они вращались. Но вот уже три года, с момента её вступления в должность, ничего не происходило. Многие шутили над ней, говоря, что виной всему её выправка и суровый взгляд.
   Когда пилоты прошли через защитное поле её лаборатории, девушка даже не оглянулась, чтобы не отвлекаться от своих мониторов.
   - Подождите у входа, - строго произнесла она.
   Но ни Марсий, ни Карий на ее приказ не отреагировали. Внимание Марсия уже успели захватить мониторы, изображающие потенциально опасные астероиды. С некоторыми из них он встречался в жизни, на некоторых даже высаживался. На экранах они выглядели совсем по-другому.
  Как многое во внутрипланетном мире, обсерватория работала на энергии магнитного поля Тулоны, оттого большинство ее приборов было создано из намагниченных жидких металлов.
   Взгляд Марсия остановился на самом главном объекте Семи миров. Им по праву являлся Оникс. Яркий, как пламя, он нещадно палил. Обычный оранжевый карлик, самый распространенный тип звезды в их галактике, на мониторе с надписью "главный объект" он выглядел настолько значимым, словно не было других похожих на него нигде во вселенной.
  Гейла повернулась к гостям лицом - и в ту же секунду замерла. Включился сигнал тревоги. Мониторы стали растекаться по трем направлениям, исказилось пространство комнаты. Некоторые из стеклянных перегородок треснули и со звоном рухнули на пол, поранив нескольких человек из ее штата. Зеркальная поверхность стен взъерошилась и закипела, жидкая амальгамная обшивка потолка закрутилась в спирали и тонкими иглами потекла наружу.
  Датчики и приборы, окружавшие Гейлу, вели себя аномально: уровень жидкости в магнитных измерителях пополз по столбцам вверх, а самый крайний из них лопнул от напряжения, обрызгав обувь девушки. Испуганные возгласы Гейлы смешивались с металлическим жужжанием помех. Кинувшись к панели прямой связи, оглушенная неожиданным инородным свистом, она с ужасом обнаружила, что не может передать сигнал в штаб.
  - Воздействие идет извне. Атака! - вынесла приговор она, проанализировав показания прибора и толкнув Марсия в сторону выхода.
  Гейла понимала, что если не может передать информацию сама, то Марсий - единственный из присутствующих, кто может бежать в штаб лично и рассказать об увиденном. Даже разжалованный, он все еще имел прямой доступ к правителю города. Понимал это и он. Марсий выбежал на улицу. Аномалии встретили его сразу. Трассы, выстроенные вдоль линий магнитного поля, искривились. Летательные капсулы горожан потеряли ориентировку, некоторые сталкивались в воздухе и падали в ледяное озеро. Многоуровневые эстакады смешивались между собой. Казалось, что над городом навис титанических размеров магнит, настолько массивный, что смог сбить структуру магнитного поля Тулоны.
  Лететь на капсуле было бесполезно, и Марсий побежал, перепрыгивая с моста на мост, устремляясь к подножью башни Совета.
  Главный штаб располагался в белом здании в форме параллелепипеда, поднятого над городом на трех огромных иглах, - самая высокая точка их мира. Из всех лифтовых кабин работали только запасные, те, что работали на гидравлике. Остальные стояли без движения с замурованными внутри людьми. Марсий провел пальцем по зеркальной панели до упора вверх, задав направление движению.
  Достигнув последнего яруса, он выбежал навстречу длинному белому коридору. Не задерживаясь на посту и не докладываясь, он услышал выстрелы за своей спиной, но не обернулся, а лишь прибавил ход. Охрана узнала его в лицо, в противном случае он был бы уже мертв.
  Добежав до конца коридора, он широко распахнул дверь и столкнулся лицом сразу со всеми одиннадцатью членами совета. Длинный стол спускался ступенями по спирали вниз, проходя от участника к участнику. Законное двенадцатое место Марсия по-прежнему пустовало. Генерал Индро, седовласый правитель их мира, стоял за верхней ступенью стола. Напротив него лежали бесполезные средства связи, вид его был взволнованным, а в глазах застыло недоумение. Главный вопрос, которым он задавался сейчас: "Была ли аномалия связана с внутренним сбоем городских систем, или это атака?"
  - Воздействие идет извне! - крикнул Марсий, не дождавшись разрешения говорить.
  Индро резко и с досадой наклонил голову.
  "Неужели снова война?" - читалось в его взгляде.
  - Защита на максимум! - скомандовал он.
  Не теряя времени, он активировал стол. За одно мгновение стол трансформировался в каскад из панелей управления.
  Советники выпустили сразу всю армию на внешнюю границу, закрыли незащищенные участки воды и полей, спрятали зоны с городами и провинциями под невидимые электрические купола, поставив их под сильнейшее напряжение. Все жилые районы перевели в ночной режим, экономя энергию и снижая возможность выдать себя. Не было связи ни с одним из двух спутников. Ката и Аякс молчали.
  Несколько минут они провели в абсолютной тишине, наблюдая. Неожиданно на столе Индро заработал импульсатор, что было главным средством связи в подземном мире. Словно по цепной реакции, сигналы стали раздаваться повсюду за столом, на других импульсаторах.
  - Восстановилась связь! - не удержавшись, воскликнул Марсий
  - Да, - строго подтвердил генерал, принимая сигнал.
  Над поверхностью стола возникло сплетенное из голубых лучей лицо Гейлы. Она умело скрывала волнение, говорила четко и спокойно в привычной своей манере:
  - Через город пронесся небывалой силы магнитный ветер. Магнитное поле планеты не справилось и пропустило его через себя. На время были сбиты магнитные полюса и силовые линии.
  - Вы определили источник воздействия? - спросил Индро.
  Гейла замялась.
  - Кто?! - крикнул Индро.
  - Мы не определили источник воздействия. Аналогов произошедшему не было в истории нашего города, но мы работаем над этим, - оправдываясь, произнесла она.
  Индро с досадой отбросил импульсатор в сторону и рухнул в кресло. Разумеется, первые подозрения пали на крамов - главных врагов. За столом воцарилось молчание. Никто не хотел войны.
  - Магнитные заслонки встали на орбитах, - доложил один из генералов. - Какие будут распоряжения?
  - Удерживаем защиту на максимуме до тех пор, пока не станут ясны причины, - приказал генерал Индро.
  - Это будет очень дорого нам стоить, - предупредил его другой генерал, намекая на расход электроэнергии.
  - Жизни моих граждан стоят дороже, - с укором произнес Индро в его сторону. - Свободны!
   Индро распустил совет, поручив каждому из его членов отправляться с проверкой по участкам и разбираться с последствиями.
  Комната быстро опустела. Марсий обернулся к Индро спиной и сделал было несколько шагов по направлению к выходу, как тот окликнул его:
  - Я не отпускал тебя!
  Марсий обернулся и виновато посмотрел на генерала. Вот уже несколько месяцев он старательно избегал встреч с правителем, но теперь ему было не выкрутиться.
  - Подойди ближе, - смягчив тон, произнес Индро.
  Марсий подошел вплотную к столу и остановился. Ему трудно и неловко было смотреть в глаза Индро.
  - Как ты поживаешь? - спросил генерал.
  Марсий глубоко вздохнул.
  Генерал по-прежнему был добр к нему, хотя он того и не заслуживал. Несколько лет назад Марсий совершил серьезный проступок и с тех пор не мог найти себе оправдания. Он украл звездолет и хотел лететь на поиски заветного мира - того, что он видел в своих видениях, но был остановлен, наказан, а после разжалован в простые пилоты. Со времени смерти родителей Марсия семья Индро воспитывала его как сына, до тех пор, пока юноша не достиг совершеннолетия. Только связь с генералом Индро спасла его от изгнания в тюрьму на спутник Аякс.
  - Твои видения все еще преследуют тебя? - тихо спросил Генерал.
  - Нет, - сухо произнес Марсий, опустив глаза в пол.
  Правитель хитро улыбнулся.
  - Ты всегда опускаешь глаза, когда врешь. Значит, они все так же с тобой, - подытожил он.
  - Я знаю, сколько средств было потрачено Вами на мое лечение, - скованно пробормотал Марсий. - Но все это было напрасно, простите меня. Видения приходят ко мне каждый день. Они лишь усилились и стали ярче.
  - Я хочу тебе признаться, - неожиданно откровенно заявил генерал. - Мне бы очень хотелось, чтобы твои видения были истинным миром, а не плодом воображения. Ведь если верить им, мир твой идеально подходит для людей!
  - Идеально, - повторил за ним Марсий.
  - Но доказательств его существования нет, - произнес генерал, разведя руками.
  - Да, доказательств у меня нет, но я чувствую, что мир, который я вижу, реальный, - произнес Марсий. - Мне трудно это объяснить, я просто знаю - и все!
  - Для нас было бы очень полезно, если бы это было правдой. Города стареют, системы рушатся, освоение планеты идет слишком медленно, и твой мир нам бы очень пригодился. Но я не могу отпустить тебя вслепую, в неизвестность, - произнес Генерал.
  Марсий поник головой. Вот если бы только он мог добыть доказательства!
  - Вероятно, он очень далеко. Все ближайшие системы мы уже обследовали, ни одна не пригодна для нас, - предположил Марсий. - Если бы вы только отправили меня на поиски!
  - Не могу отправить тебя на поиски, но вынужден отправить тебя в другое место, -произнес генерал. - Есть фантазии, а есть насущные проблемы. То, что произошло сейчас в городе, явно действия наших врагов.
  - Куда вы хотите меня направить? - спросил Марсий.
  - Если мы не можем установить причины аномалии сами, то нам помогут наши агенты. Я разошлю людей на станции и в другие миры. Тебе достанется один из наших самых сложных контактов. Это твой шанс реабилитироваться. Если ты справишься, то я восстановлю тебя в совете.
   Марсий пристально посмотрел на Индро. Ему бы хотелось получить второй шанс и вернуться в совет. Индро продолжил:
  - Есть человек, который может сказать, кто атаковал нас сегодня. Это старик Иза. Он шпион, беглый преступник с Ионы. Долгое время он был нашим агентом. Слышал ли ты о нем?
  Марсий был очень удивлён вопросом. Старик Иза был знаменит, и все военные тулонцы знали о нем. Он был в розыске сразу на семи планетах.
  - Я слышал о нем, - ответил Марсий.
  - Ну, тогда ты, должно быть, знаешь, что найти его трудно.
  Марсий кивнул. Генерал продолжил:
  - Власти Ионы засекли его на Гириусе и просили содействия в поимке. Твоя задача не только в том, чтобы найти его, тебе нужно будет его им отдать. Старик предал Тулону! Мы узнали, что он продавал информацию о нас крамам.
  Марсий почувствовал, как его сердце наполняется ненавистью к старику. Любой, кто сотрудничал с крамами, был его личным врагом.
  Генерал заметил, что юноша раскраснелся, и улыбнулся:
  - Не забудь получить информацию о том, кто атаковал нас, а потом ликвидируй преступника сам или отдай ионцам. Если они найдут его первыми, то проси о диалоге со стариком. Мы уже получили на это разрешение.
  Марсий все запомнил. На Ионе старик был приговорён к смертной казни. Так или иначе его ждала смерть.
  - Я не подведу вас, - ответил он.
  - Ты и твой напарник вылетаете завтра на рассвете, всю дополнительную информацию получите в штабе, - приказал Индро и махнул рукой на дверь.
  Марсий кивнул по уставу и вышел. Под напарником Индро подразумевал Кария, но не затруднялся запоминать его имя. Карий не был выходцем из правящих династий, оттого не представлял интереса для генерала. И все же с самых детских лет именно Карий был поставлен с Марсием в тандем, и на их счету было уже более ста совместных заданий по делам штаба. Родители Кария также были военными, но не из элитной части. Хотя какая, в сущности, была разница, главное, что у Кария родители были живы и любили его.
  Марсий вышел от генерала. Он направлялся в сторону обсерватории, понимая, что друг не бросил бы Гейлу одну в момент, когда на нее свалилось столько работы и стресса. По пути он наблюдал следы случившейся ранее аномалии. В кромешной тьме горожане собирали обломки капсул с мостовых, вылавливали их из озера. Капсулы были устроены очень хитро. Внутри было круглое ядро, рассчитанное на двух или четырех человек, а снаружи оно было покрыто толстым слоем ферромагнитной жидкости, удерживаемой вокруг ядра силами магнетизма. Когда капсулы стояли, то напоминали облитый серебром мерцающий шар, когда двигались - выглядели как капля. Разбитые капсулы, которых в этот вечер было большинство, напомнили груду металлолома, покрытую сверху ртутной лужей. Люди собирали ферромагнитную жидкость в контейнеры, подсвечивая себе белыми лучами. Город оставался в аварийном режиме. Это было разумно, ведь никто не знал, произойдет ли атака снова.
  Карий понуро стоял возле входа. Увидев Марсия, он заметно ободрился, но сразу начал с жалоб:
  - Она выставила меня за дверь!
  - Не мешай ей сейчас, ее карьера висит на волоске, - рассудил Марсий.
  - Индро уже что-то прокомментировал на ее счет? - взволнованно спросил друг.
  - Нет. Но ты же знаешь, что случается с теми, кто его разочаровывает, - произнес Марсий и добавил: - Идем, нам надо выспаться. Вылетаем завтра на рассвете!
  - Нам дали задание? - настороженно спросил Карий.
  - Да, и не простое! Все инструкции завтра. Сегодня - спать!
  Не тратя более сил и слов, они разошлись по домам. Ночной Ари был взволнован, и мало кто мог спать, но Марсию было не привыкать к подобным условиям. Он мог заставить себя уснуть в любой ситуации, так как привык к стрессу. Атака магнитным воздействием не показалась ему страшнее тех, что случались раньше, напротив, была в этом даже своя красота. Оружие врагов с каждым разом становилось все совершеннее, заставляя всех проходить тяжелый, нечеловеческий путь развития.
  
  
  
  Планета Крама. (Несколько часов спустя)
  
  Удивительной силы зной на Краме в это время года. Казалось, еще чуть-чуть - и полая пирамида, главный купол города, треснула бы от сухости и обрушилась вниз на миллионы горожан, но нет, камень был пригоден для высоких температур и мог простоять еще не один сезон.
  Старая крамовка сидела в центре храма, не сводя глаз с зеркального круга. Облаченная в синюю накидку, сгорбившись и не шевелясь, она выглядела особенно сосредоточенно. Ярко-красное небо преломлялось сквозь пирамиду и отбрасывало на нее свет. Она щурилась, но не переставала смотреть. Даже черные ящеры, ползающие по вершине, постукивающие лапками по стеклу, не сбивали ее с мысли. В ее взгляде читалось удовольствие. Марсий был уже близок к разгадке, и это заставляло ее торжествовать.
  Сморщенная старческая рука водила по гладкой поверхности, выуживая оттуда все новости об одаренном тулонце. Описания его последних видений завораживали. Далекий мир предстал перед ним еще краше, образы были так полны и чисты, что это заставляло ее трепетать.
  - Татида! - окликнула ее воспитанница.
  - Тише, - не отрываясь, прошептала она. - Ты только посмотри на него!
  Она поманила Атлу к себе рукой, позволив ей как можно четче рассмотреть лицо их героя, его глаза и улыбку.
  Покачивая диадемой, девушка заглянула в кристалл и застыла. Марсий и впрямь возмужал. И вроде бы все те же белые локоны и снежная кожа, но вот скулы, брови, линии лица преобразились. Он напоминал изваяние, казался твердым, словно лед, был рослым, но гармоничным. Длинные пальцы рук, крепкие запястья, проступающие как рельеф вены, плечи и мускулатура - теперь все было идеальным.
  Татида с наслаждением наблюдала, как ее воспитанница все более заинтересовывается тулонским воином. Она одобрительно кивала головой, о чем-то сильно задумавшись. Татида читала ее восхищенные мысли, лукаво улыбаясь.
  - Как можно, обладая такой силой и красотой, быть настолько несчастным и неуверенным в себе? - с досадой говорила Атла, приближая к себе изображение его глаз. - В их городе нет равных ни его красоте, ни его талантам. Родись он с такими сверхспособностями в нашем мире, его носили бы на руках.
  Голубые глаза Марсия излучали неприкрытую грусть. Он был потерян и несчастен, отчего крамовской жрице все сильнее хотелось помочь ему раскрыться.
  - Совсем скоро он будет у нас, время пришло! - уверенно произнесла старуха, обняв воспитанницу за плечи.
  
  
  
  Глава 2. Заветная встреча
  Тулона, следующее утро
   Капсула Марсия была готова к полету и стояла на старте. Он и Карий шли в ее сторону по просторному белому полю аэродрома, ожидая появления инструктора. Так происходило всегда, куда бы они не направлялись. Информацию о задании они получали только перед самым вылетом. Человек из секретных служб уже шел им навстречу. И снова все как всегда: строгий, в серебряном костюме, с каменным лицом. На несколько минут он активировал вокруг них купол. Из необъятного поля аэродрома пилоты переместились в белую сферическую комнату.
  Инструктор говорил вполтона, спокойно и четко:
  - Вы летите на Гириус. Космическая ярмарка была последним местом дислокации старика Изы. Помните, Иза преступник, шпион высшего уровня. По данным наших служб, он вооружен. Для переговоров с ним вам понадобится алмазная крошка, четыре куба которой вы найдете под штурвалом.
  Алмазная крошка была универсальной денежной единицей в Семи мирах. За нее можно было приобрести любой товар. Обычно она была спрессована в небольшие пластины или увесистые слитки. Та сумма, которую озвучил инструктор, была непомерна высока. Марсий с Карием тревожно переглянулись. Опасно было даже перевозить ее.
  - Старик не знает, что мы в сговоре с планетой Ионой, он будет думать, что вы ищете его, чтобы получить информацию об атаке Тулоны магнитным ветром. Скорее всего первым выйдет с вами на связь. За работу он будет просить плату. Мы даём вам эту сумму с собой, но только для того, чтобы старик не усомнился в вашей платёжеспособности. Получив от него информацию, вы должны его задержать и отдать ионцам. Алмазную крошку вернуть в штаб! Если шпион окажет сопротивление, разрешается стрелять на поражение. Ионцам можно отдать его как живым, так и мертвым. В рюкзаках оружие и взрывчатка. Старшим назначается Марсий. Постарайтесь провести эту операцию без лишних свидетелей и жертв. - произнес инструктор и указал рукой на два плоских серых рюкзака. - Вот его копия, - добавил инструктор и протянул к ним скульптурку.
  Марсий взял фигурку в руку и, надавив на нее сверху и снизу двумя пальцами, преобразовал ее в копию настоящего старика.
  "Так вот, значит, как он выглядит!" - подумал он.
  Перед ними и впрямь стоял старик. Раньше Марсию казалось, что это лишь прозвище. Но Иза был морщинист, сутул, худ, низок ростом, в длинном балахоне. Черты лица его принадлежали ионской расе. Хитрость и лукавство угадывались даже в трехмерной копии.
  Марсий и Карий вставили линзы в глаза, переписав в них образ старика.
  - Не забудьте получить сведения о том, кто именно атаковал нас вчера! - повторил инструктор.
  Марсий кивнул, Карий тоже. Инструктор снял купол и покинул их.
  Мягко отсоединившись от поверхности, капсула преодолела притяжение Тулоны и вылетела в космическое пространство.
  Согласно координатам, Гириус витал на орбите Юрэя, пятой планете от Оникса, сразу за кольцом астероидов, оставленным после взрыва Оилы. При нынешнем положении Тулоны лететь до Гириуса было всего двое тулонских суток, и это радовало.
  Марсий и Карий работали слаженно. В полете они давали друг другу передохнуть, а временами много разговаривали.
  Карий налегал на ионский, шепча под нос фразы, повторяя слова, стараясь отработать забытое произношение.
  - Пытаешься наверстать упущенное? - с улыбкой спросил Марсий.
  - Разрази меня комета! Ионский мне давался хуже остальных, - с досадой воскликнул он.
  - Помню, - посмеялся Марсий.
  - Не так уж это и забавно, помоги лучше! Будем говорить только на ионском всю дорогу, - приказал он.
  - Хорошо, - согласился Марсий уже на вражеском языке. А таковым он считал любой из тех, что не был ему родным.
  - Твои видения и вчера тебя посещали?
  - Да, - сдержанно ответил юноша.
  - Что-нибудь новое?
  Карий очень любил слушать истории Марсия, пусть даже на полупонятном языке. Он старательно записывал все рассказы в свой магнитный блокнот, с которым никогда не расставался. Это был цилиндр размером с мизинец, с ферромагнитной жидкостью внутри. Он содержал в себе всю их совместную историю, начиная с самого детства. Карий всегда носил его как браслет. Одного прикосновения пальца к центру цилиндра хватало, чтобы дно раздвигалось и наружу выплескивался бесформенный желеобразный сгусток. За одно мгновение сгусток обращался в твердую фольгу в форме идеального зеркального круга. Тулонцы читали и писали по кругу, уводя свои буквы по спирали к центру.
  Карий мог набирать слова на нем, мог наговаривать текст голосом, мог запечатлеть происходящее вокруг. Из пластичной материи он способен был даже лепить, словно скульптор, и она все запоминала. Карий делал ежедневные оттиски своей руки, начиная с десяти лет. Стоило лишь запросить день - все этапы взросления были сохранены. Периодически он приставал с этим и к Марсию, шутки ради запоминая и его руки тоже. Он любил фотографировать их, зеркальная поверхность запоминала все, что отражала в себе. Отработав, материя собиралась в каплю и возвращалась в свою нору, как послушное существо.
  - Снова этот блокнот, тебе не надоело? - в голосе Марсия послышалось раздражение.
  - Да вы сговорились, что ли? Гейла его уже дважды выбрасывала, но я не могу остановиться. Эта вещь со мной с самого детства, - оправдался Карий.
  - Вот именно! Такими уже давно никто не пользуется!
  - Это сильнее меня, я хочу писать о тебе, о себе и обо всем, что с нами происходит, а сегодня пусть даже на ионском языке.
  Марсий долго молчал. Рассказывать о своих видениях было все равно что изливать душу. А изливать душу, в которую и так уже изрядно наплевали, было нелегко. Но Карию он доверял больше, чем кому-либо. Только в его глазах он видел искреннюю заинтересованность и вселяющую надежду искру. Выставив курс заранее, чтобы не отвлекаться, поймав волну собственного настроения, он приступил к рассказу:
  - Я уже говорил тебе, что-то происходит в мире моих видений последнее время, они словно эволюционируют. Вместо абстракций и цветовых пятен я стал видеть вполне конкретные очертания. Образы по-прежнему всплывают передо мной внезапно. Ярче всего видны высокие зеленые существа. Я слышу их шелест, чувствую благоухание. Много зелени вокруг. Я иду по её ковру босыми ногами, и она щекочет мне стопы. Устремляя взор высь, я вижу огромное открытое пространство голубого свечения, с вкраплением несимметричных белых пятен на нем. Пятна движутся над головой, меняя форму в самой причудливой манере. Все это вызывает ощущение чистоты и экзотики. Становится легко дышать. Я слышу голоса людей, их смех, непонятную речь. Вчера я заметил там мальчика. Он заблудился среди зеленых существ. Я видел его настолько отчетливо, что мог бы узнать, если бы встретил в реальной жизни, но он не заметил меня. После я видел их ночное небо, чистое и глубокое. Их звезды совсем другие, иные созвездия и оттенки. Мои видения всегда заканчиваются видом этого черного неба, такого манящего и таинственного.
  Марсий закончил свою историю и отвел взор к иллюминатору.
  Карий старательно все записал, выключил блокнот и повесил его себе на запястье.
   - Немного ты рассказал мне сегодня, - с легким разочарованием произнес он.
   Он попытался представить описанную другом картину в своем сознании, но как он ни старался, слишком диковинным был нарисованный мир, и воображения Кария не хватало, чтобы увидеть то, что в действительности видел Марсий.
   - Жаль, что ты не рисуешь, - произнес он. - Иначе ты бы смог изобразить увиденное.
   - Жаль, - согласился Марсий.
  Глядя в тоскливые глаза юноши, друг спросил:
  - Ты и правда веришь, что этот мир существует?
  - Он существует. Я точно знаю. Где-то далеко за пределами Семи миров он есть. Я его чувствую! - без тени сомнения ответил Марсий.
  - Через сутки будем на станции! - просчитал время до сотой секунды Карий.
  - Синоптики предсказывали магнитные бури в квадрате Ската?
  - Они пронесутся задолго до нашего появления на трассе.
  Марсий кивнул.
   Дорога к Гириусу была изучена и трудностей не вызывала. В рассчитанное время их капсула достигла объекта. Станция Гириус вращалась на орбите газового гиганта Юрэя. Она состояла из двух огромных металлических шаров, соединенных между собой тонкими нитями - коридорами. Шар большего размера использовался как ангар. Прилетающие путники оставляли внутри него свои корабли и через коридоры проходили в торговый отсек, которым был шар меньшего размера.
  Заведя капсулу в тулонский отсек, Марсий и Карий вышли наружу. Они были полностью экипированы. За плечами Кария висел плоский длинный рюкзак, начинённый взрывчаткой. Достаточно было одного прикосновения к панели на поясе - и все взлетело бы на воздух. За плечами Марсия был точно такой же рюкзак, но с алмазной крошкой. Магнитный луч был закреплен у Марсия на костюме в районе бедра.
  Он был рад получить его назад. Луч работал в трех режимах: он мог рубить, как меч, мог вытягиваться и изгибаться, как лассо, мог стрелять.
   Перевалочный пункт космических бродяг и торговцев был настежь открыт для всех желающих, что, впрочем, было его единственным достоинством.
  Найти в разношерстной стае человека, который, скорее всего, скрывает свое имя и лицо, было непростой задачей, и решить ее помогло бы разве что общение с этой стаей, но все же оставался шанс, что Иза даст о себе знать сам.
  Держась рядом, юноши отправились к торговым рядам технического отсека.
  - Будь естественней! - шепнул Марсий на ухо другу, заметив, что тот был скован от нервного напряжения.
   Попутно вглядываясь в лица торговцев, юноши двигались вперед. Все прилавки, как всегда, были завалены утилизированными роботами с планеты Иона. Многие товары из представленных считались запрещенными, и искать сбытчика опасных систем было уместнее всего именно здесь, но ни один из изученных торговцев не подходил под описание.
  - Если что, вернемся сюда потом, идем выше, - решил Марсий, указав другу наверх.
  В верхнем отсеке было гораздо приятнее находиться. Здесь не было бездушных роботов, только зелень и жизнь. Торговцы выставляли напоказ своих зверей, растения, семена, готовые продукты и воду. К каждой ярмарке мурийцы спешили порадовать чем-то новым: новый вид растения, животного или насекомого. Их фантазия не знала границ. Мастера генетики творили настолько невообразимые вещи с живым миром, что временами это даже пугало.
   Марсий на минуту остановился, завороженный животным с двумя огромными одинаковыми головами на разных концах тела и одной тонкой лапой посередине. Ему никак не удавалось разгадать, какие виды уже существующих животных смешаны в этом чудовище и для чего оно было создано.
  - Осторожно! - окликнул его Карий, указав рукой на пол.
   Марсий тревожно посмотрел под ноги и увидел, что из-под его ботинка пытается освободиться полип, на кончик которого он встал. Юноша поспешил сойти, неловко извинившись про себя.
  - Поднимаемся еще выше, - произнес Марсий, убедившись, что здесь старика нет.
  На предпоследнем уровне доминировали крамы и пацифы. В павильоне горел красноватый свет, было много отражающих предметов и поверхностей. Крамы продавали камни и кристаллы, а пацифы - ткани и украшения. Торговцы стояли вперемешку. Вдоль рядов разгуливали в основном только дамы, и Карий с Марсием смотрелись неуместно. Крамок легко было отличить от любых других дам даже со спины. На их плечах обязательно сидел джин - существо, изобретенное на их планете. Энергетический сгусток, сотканный из света, появляющийся из кристалла, помогал людям во всем. Был и переводчиком, и другом, и записной книжкой, и средством связи.
  Старика, конечно же, тут не было. Оставалось проверить верхнюю галерею и переходить к плану Б, или, иначе говоря, начинать опрашивать встречаемых людей.
  Галерея находилась под прозрачным куполом. Материя, из которой он состоял, была настолько чистой, что создавалась стойкая иллюзия нахождения в открытом космосе.
  Марсий сел в колышущееся кресло, зависающее над полом без опор, и на мгновение расслабился. Удивительная сила нарциссизма заставляла всех этих творцов выставлять свои работы. Понемногу здесь были собраны все миры.
  По кругу павильона на далеком расстоянии друг от друга стояла тулонская скульптура, высеченная из натурального камня, добываемого только в их мире. Этот камень светился и источал воду, во всех мирах его считали священным. Твердые скульптуры чередовались с пластичными. Тулонцы воздействовали на ферромагнитную жидкость невидимым магнитным полем, и она меняла форму.
   Крамы выставляли свои лучшие кристаллы. Все их искусство было построено на умении визуализировать мысли через кристалл. Достаточно было представить лицо или событие в голове, и они появлялись внутри. Кристаллы были невероятно податливы, они считывали мысли не только крамов, но и далеких от подобного творчества посетителей. Художником мог стать каждый. Чем чище были мысли, тем красивей получались образы. Подойти к кристаллам Марсий так и не решался. Как ни заманчива была эта красота, крамы были его заклятыми врагами, и любая вещь, несущая энергию их мира, была для него под запретом.
  - Что если наш шпион неравнодушен к творчеству? - не успокаивался Карий, продолжая проверять всех тех, кто был в этом павильоне.
  - Не удивлюсь, если так! - ответил Марсий. - Люди с таким изощренным мозгом нуждаются в подпитке.
  Тулонцы продолжили смотреть экспонаты.
  Пацифы выставили свой театр. Это привлекло самое большое внимание. Они делали представление с живыми актерами, никто другой подобного не допускал. Их сцена висела в центре павильона. Она напоминала серебряную полусферу, немного раскачивалась, была открыта в сторону кресел и ярко освещена изнутри.
   Сегодняшнее представление было необычным. Декорации, которые пацифы использовали в этой постановке, не были похожи ни на один из семи известных миров. Марсий стоял потрясенный, не понимая, видят ли остальные то же, что видит он, или это видения пришли к нему так внезапно.
  Мир, который нарисовали пацифы, был удивительно схож с тем, что он наблюдал в своих видениях. Совпадение было слишком очевидным. Такое было возможно, только если кто-то видел те же видения, что и он, или уже побывал в том мире.
  - Карий, - немного сипло от волнения произнес Марсий, - помнишь, ты жалел, что я не могу нарисовать тебе мир, который вижу в снах?
  - Да, - серьезно ответил друг.
  - Так вот, кто-то сделал это за меня, - указывая в самый центр серебряной сцены, говорил он.
  Они замерли. Несколько мгновений они смотрели спектакль в тишине, ловя каждую деталь. Представление шло на пацифском, слов произносилось мало, в основном менялся визуальный ряд. В истории рассказывалось о космических путешествиях некого юноши. Это была фантастическая сказка, не особенно зацепившая по сюжету, но потрясшая сценическим воплощением. Все было точь-в-точь, как видел Марсий: водопады, синее небо, белые пятна, закат, желтое светило, один-единственный серебряный спутник, леса, ярко-салатовая зелень, настолько лучистая, что ни одно растение даже на плодородной Мури не могло похвастаться таким сочным оттенком и такими размерами. Он с точностью опознал зверя с ветвистыми рогами, которого видел только у себя в голове и нигде более. Голограммы сменялись одна за другой, люди мелькали среди них, кричали, создавая образы. Но все, о чем мог думать Марсий в эту минуту, укладывалась в простой вопрос: "Откуда пацифы взяли эти образы?"
  - Нам надо искать старика, - шепнул ему на ухо Карий, волнуясь, что они теряют время.
  Марсий его не услышал. Он хотел дождаться окончания спектакля, чтобы узнать, кем он был создан.
  Представление закончилось. Публика осталась довольной. Режиссер вышел последним, поклонился и произнес слова в честь своего императора. Пацифы были фанатично преданы правителю, и все, что они делали, было во имя него и для него.
  Внутри сцены погасили свет и накрыли содержимое стеклом, готовя аппарат к новому шоу. Актеры спустились по нитям вниз и разбежались. Пациф, который был представлен как режиссер, сходил вниз последним. Марсий подгадал момент и первым бросился к нему. Худосочный мужчина с классической пацифской внешностью, невысокого роста, брюнет, с раскосыми глазами, оторопел. Его легко было понять: тулонцы никогда не проявляли симпатии к их театру, всегда вели себя высокомерно, не выражая чувств и эмоций, а в лице Марсия было столько заинтересованности.
  - Вы автор? - с придыханием спросил тулонец.
  - Я, - с очевидной гордостью произнес пациф. - Я еще и директор.
  - Это лучшее, что я когда-либо видел, - искренне признался Марсий.
  Мужчина распрямил плечи, улыбнулся, но не смог избавиться от удивления.
  - Что я слышу? - усмехнулся он в ответ на неожиданный комплимент от тулонца.
  Директор неестественно заламывал руки, говорил искусственным голосом, явно скрывая свой истинный тембр. Он весь был в образе себя самого и откровенно наслаждался этим. Внимание тулонцев ему, очевидно, льстило, но по бегающим глазам его видно было, что он спешит.
  - Могу ли я поговорить с вами? - просил его Марсий.
  - Я все сказал в своем произведении.
  - Я понимаю, но я долго вас не задержу, - уговаривал Марсий. - Только один вопрос. Что вдохновило вас к созданию именно такого мира? Почему эти цвета и эти формы? Что это?
  Директор по-актерски закатил глаза.
  - Воображение, что же еще? - ответил он слегка обиженно, пытаясь уйти.
  - Постойте! Прошу, - остановил его Марсий. - Что, если я скажу Вам, что мир, который вы вылепили голограммами, реальный, и это не просто воображение?
  - Я рад, что мое искусство производит такое впечатление, и все же вы оскорбляете меня, как будто уличая в том, что я его украл, а не придумал сам, - прижав к груди ладонь, произнес он.
  - Нет, ни в коем случае, - растерялся Марсий, не понимая, каким способом он может разговорить автора. - Я лишь хочу знать, может быть, было что-то, что подтолкнуло вас?
  Директор строго на него посмотрел и уже повернулся, чтобы уйти, но в тот же миг был грубо остановлен Карием. Пациф был растерян, ему не приходилось терпеть натиск сразу от двух военных тулонцев. Он опустил взгляд, словно сдавшись. Затем настороженно посмотрел на Марсия, на Кария, а после стал говорить:
  - Ну, хорошо, признаюсь, есть момент. Долгое время я искал новый образ, хотелось чего-то экзотического и свежего. Я мучил художников, выжимал все соки из коллег, но долгое время никто не мог удовлетворить мой запрос. И вот недавно, случайно, мы были с выступлениями на Сириусе, должно быть, знаете, станция по типу этой, только куда запущеннее.
  Марсий кивнул.
  - Так вот, крамы и туда свезли свои кристаллы, и многие из желающих визуализировали в них свои мысли. Я не люблю это, но шел мимо, и взгляд приковали воспоминания одной девочки. То, что она видела, было так необычно и дерзко! Ее визуализации были очень чистыми, получались в цвете, что бывает редко. Ее талант меня сразил. Я использовал ее образы в своей постановке.
  - Как найти девочку? - спросил Марсий. - Вы же наверняка завели знакомство?
  Синхронно с вопросом Марсия Карий протянул директору пластину с алмазной крошкой.
  - Хуже, - с легкой досадой произнес директор, принимая пластину от Кария. - Я пригласил ее работать к себе в труппу. Мой интерес сразу заметил ее опекун, хитрый нищий старик. Мы заключили сделку. Я взял их к себе на корабль, взамен она создала для нас тот мир, что ты увидел.
  - То есть, она и ее опекун сейчас здесь? - серьезно спросил Карий.
  - Здесь, - произнес директор и, сбавив тон, стал говорить чуть тише. - Я не знаю, где она видела этот мир, скажу одно: эта подозрительная парочка мне изрядно надоела. Моя постановка готова, и надобности в них больше нет. Ваш интерес, напротив, очевиден, и, если вы предложите им денег или транспорт, они расскажут все!
  - Ведите нас к ним, - прошептал Марсий. - Мы сделаем все, чтобы Вас они больше не тревожили.
  Директор театра теперь смотрел заинтересованно. Он забыл про собственную спешку. Похоже, неприязнь к прилипалам была настолько велика, что он готов был выдать их немедленно.
   - Идемте, - решительно произнес он и повел их за собой к кораблю, одновременно рассказывая: - Старик почти никогда не выходит, за всем необходимым он отправляет на развалы ребенка. Очевидно, что они не родственники, так как старик ионец, а девочка оил.
  Карий и Марсий переглянулись, но перебивать директора не стали.
  - Да-да, совершенно рыжая, вероятно, из последних выживших. Ведут себя они чрезвычайно подозрительно. Я думаю, в бегах.
  Директор преподносил эту историю как очередную постановку, с присущим ему драматизмом и позерством.
  Корабль странствующего театра был закреплен на дне ангара. Он был не нов, обшарпан, но крепок. Формой напоминал шар, усыпанный бисером из маленьких сфер. Сферические формы были свойственны только пацифам. Каждая сфера была чьей-то каютой - актера ли, декоратора. Вход был открыт, никакой охраны.
  Через шлюз они прошли в самое ядро шара. Просторное помещение, в котором хранилась сцена, сейчас пустовало. Все стены, и даже пол, были равномерно изрешечены отверстиями, которые вели в каюты. Ходить можно было лишь по тонким тропам между ними.
  - Здесь, - указал рукой вниз, в одну из нор, директор. - С вами я не пойду, теперь сами.
  Марсий кивнул, поблагодарил его и стал спускаться по вертикальной лестнице. Ход заканчивался круглой дверью. Марсий несколько раз постучал по ней ногой. Пришлось ждать, отворять сразу никто не спешил. Карий спускался вслед за ним. Марсию пришла в голову идея отстучать ногой ритм, принятый в военном мире Семи миров как сигнал перемирия и переговоров.
  Как ни странно, это подействовало. Послышался щелчок, люк разъехался в стены. Снизу на них смотрела пара неистово голубых глаз. Это была та девочка, по виду оил, всё, как и говорил директор. Совершенно рыжая, кудрявая, с двумя густыми длинными косами. Она смотрела смело и уверенно, будто бы нисколько не смутилась перед незнакомцами. Марсий постарался как можно доброжелательнее улыбнуться.
  - Здравствуй, - поздоровался он.
  Девочка не ответила, а лишь хитро подмигнула. Было в ее глазах неуловимое безумие и напор, отчего Марсий не смог долго в них смотреть.
   Лестница автоматически поползла вниз, спуская его на пол каюты. Оставаясь повернутым к ребенку, он спрыгнул. За ним сошел Карий, и встал перед Марсием.
  Марсий сразу же начал с вопроса:
  - То, что ты сделала для спектакля, незабываемо и красиво. Мы здесь затем только, чтобы спросить, где ты видела этот мир? Ты ведь видела его раньше?
  Марсий задал свой вопрос на оильском, но она не поняла его. Тогда, Карий, помня, что директор говорил, будто опекун ее ионец, как мог перевел то же самое на ионский язык.
  По глазам девочки было видно, что вопрос она поняла:
  - Я не знаю, его показал мне мой дедушка.
  - Где он? - спросил Марсий.
  Он не успел договорить, как в тот же миг почувствовал прикосновение холодного предмета к своему затылку.
  Сомнений не оставалось, в него целились ионским оружием. Марсий поднял руки вверх. Карий, стоявший перед ним, прочитал это по тени, и, не оборачиваясь, потянул руку к панели на поясе.
  - Долго вы шли! - упрекнул их кто-то на тулонском, но с явным ионским акцентом. -Развернитесь!
  Марсий и Карий медленно обернулись.
  Предположение о том, что ионский шпион и опекун талантливой девочки - одно лицо, подтвердилось. Укрываться в театре было гениальной идеей, впрочем, именно этим старик и славился - своей гениальностью.
  - Хвала гравитации! Мне не придется говорить на ионском, - нарочито громко выкрикнул Карий из-за спины Марсия. - Только боги знают, как тяжело дается мне ваш язык!
  Фраза Кария спровоцировала усмешку у незнакомца.
  - Я слежу за Вами с того самого момента, как Вы пришвартовались, - сказал он им.
  Образ старика соответствовал описанию. Глаза Изы переменчивого цвета напоминали планету Иона в разное время суток. Они то тускнели, то разгорались снова. И в этих самых глазах, окруженных тысячами морщин, поблескивало нечто живое, ребяческое и хитрое. Заметно было, что он носил линзы, позволяющие видеть в темноте. На нем был длинный черный балахон, сильно потрепанный и мятый. За его спиной были развешаны круглые видовые экраны, показывающие Гириус с разных точек. Каюта выглядела тесной и доверху была заполнена ионским оборудованием.
  Девочка переметнулась к нему и, ухватившись за складки одеяния, встала очень близко. Присутствие ребенка рядом с преступником и шпионом сбивало с толку. Не похоже, что это опекунство было продиктовано добрыми чувствами, хотя ребенок был резв и смел, вероятно, даже счастлив. Она говорила на ионском так чисто, словно он был ее родным. Оильского языка она не знала, а значит, со стариком была с самых ранних лет, и потому только он мог раскрыть Марсию правду о мире, который она видела.
  - Значит, вас прислали ко мне с заданием, - подытожил он, положив на рыжую голову девочки сморщенную ладонь.
  - Да, - произнес Марсий несколько растерянно.
  Тулонец был сильно смущен, он не знал, с чего начать - с выполнения приказа Индро или с вопросов о мире, который видела эта девочка. От того, как он повел бы диалог, многое зависело.
  - Не ожидал, что вы меня найдёте! - удивлялся старик.
  - Если честно, мы полагали, что вы найдёте нас первыми, - ответил Марсий.
  - Для чего? Чтобы вы привели ко мне ионцев?
  Марсий стоял не шевелясь, пальцы его немели от холода. Старик знал, что они были в сговоре с Ионой и хотели убить его.
  - Я служил Тулоне верой и правдой много лет, - начал старик.
  - А ещё служили крамам! - упрекнул его Карий.
  - Всем, кто хорошо платил, - улыбнулся он.
  Иза не сводил прицела с грудной клетки Марсия. И тулонец не понимал, почему старик медлит и не стреляет, особенно если знает истинную цель их визита. Логичнее всего ему было убить их, взять деньги и бежать. Старик ответил на этот вопрос сам, словно прочитал его мысли:
  - Я бы уже выстрелил в тебя, если бы не твой напарник, который стоит за твоей спиной, с взрывчаткой в рюкзаке.
  Марсий внимательно на него посмотрел. Старик знал даже о взрывчатке в рюкзаке Кария. Верно, выстрел мог спровоцировать взрыв, и не стало бы сразу ни их, ни половины театра.
  - Постойте! - обратился к нему Марсий. - Я вижу, вы все поняли. Да, мы пришли с заданием вас убить или сдать ионцам, чтобы убили они. Но теперь все изменилось, и вы последний человек в этой вселенной, которому я желаю смерти.
   Старик прищурился, не понимая, куда он клонит.
  - Мне нужно знать, где ваша девочка видела мир, который воспроизвели в постановке.
  Иза удивлённо приподнял брови и быстро ответил:
  - Я не буду говорить с тобой до тех пор, пока твой напарник находится в этой каюте. Он должен вернуться на вашу капсулу!
   Марсий оглянулся на Кария.
  - Уходи, - попросил он его.
  - Что? - не понял его друг. - Ты хочешь остаться здесь один? Это самоубийство!
  - Уходи немедленно! Это приказ! - скомандовал Марсий.
  Скрепя сердцем Карий медленно стал подниматься по лестнице вверх. Иза бросил ему вслед:
  - Только без фокусов! У меня твой напарник, и я все вижу!
  Марсий оставался со стариком один. Его магнитный луч был спрятан за поясом. Иза видел это и приказал:
  - Вытащи луч, положи на пол и толкни ко мне!
  Марсий медленно выполнил приказ старика. Иза наступил на луч ногой и поднял его. Он посмотрел на мониторы, следя за Карием, убедился, что тулонец вернулся на капсулу, и стал говорить:
  - Вот теперь мы можем разговаривать, - спокойно произнёс он. - Предлагаю по порядку. Первое: Тулоне нужно знать, кто атаковал ее, и я подготовил отчёт, - старик вытащил из кармана информационный носитель и показал Марсию.
  Марсий потянулся к носителю, но старик не позволил взять его, предупредив:
  - Деньги вперёд!
  Марсий достал из рюкзака все четыре куба и отдал старику.
  - Плата достойная, твой генерал не будет сожалеть. Информация, которую я даю, изменит все!
  С этими словами старик передал Марсию носитель и продолжил:
  - Второе: у тебя есть вопрос от себя лично, как я понял.
  Марсий кивнул и повторил:
  - Где ваша девочка видел мир, которой показали в спектакле?
  Старик о чем-то задумался, покачался с ноги на ногу, нахмурился и выступил со встречным вопросом:
  - Иными словами, ты просишь меня дать тебе еще информацию, так?
  - Да! - нетерпеливо воскликнул Марсий.
  - В таком случае знай: Иза никогда ничего не дает просто так! - произнес старик.
  Марсий кивнул.
   - Тебе известно, что дороже всего во вселенной?
  - Что?
  - Информация! А правдивая информация стоит вдвое дороже! Хочешь знать правду, где моя Лика видела это? Тогда ты должен заплатить! - лукаво улыбаясь, произнес старик.
  - Боюсь, мне нечего вам больше предложить! - с досадой воскликнул Марсий.
  - Твое кольцо! Я вижу у тебя на пальце кольцо, а говоришь, нечего предложить, - неприятно прищурившись, произнес Иза.
   Марсий вздрогнул. Кольцо было бесценно в его понимании, и речи о том, чтобы расстаться с ним, быть не могло. Он нашел его в потайном ящике отца после его гибели, а до этого кольцо носил дед, еще раньше прадед, он видел его на старинных объемных фото. Кольцо было с Лаунами с самого начала рода.
  - Это кольцо слишком дорого мне! - взволнованно ответил юноша.
  - Что ж, решать тебе. Если кольцо дороже, чем информация, которую ты можешь получить, то уходи, если нет, снимай кольцо - и увидишь все своими глазами.
  Марсий встал перед неприятным выбором. Лишиться отцовского кольца означало потерять незримую защиту всего рода, которую он ощущал, нося его, а не лишиться было все равно что упустить шанс узнать ответ на вопрос, терзающий его более остальных. Плата была огромной, но великая сила любопытства тянула его к старику сильнее, чем самая огромная планета может тянуть несчастного своим притяжением.
  "Я никогда не прощу себя, если уйду сейчас, так и не получив ответа", - подумал Марсий.
  С болью сорвав кольцо, он быстро протянул его. КНИГУ МОЖНО ПРЕОБРЕСТИ В МАГАЗИНАХ МОСКВЫ ИЛИ ЗАГРУЗИТЬ ПЕРЕЙДЯ ПО ССЫЛКЕ: http://7mirov.com/Купить-книгу/
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Осипова "Дыхание будущего Сборник фантастических рассказов" (Киберпанк) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | А.Каменистый "Весна войны" (Боевая фантастика) | | В.Платонов "Департамент контроля" (Научная фантастика) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | М.Эльденберт "Скрытые чувства" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"