Пилипенко Сергей Николаевич: другие произведения.

Ярг-киммериец:сердце аримана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ о приключениях варвара по имени Ярг, которого нанимают украсть магическую реликвию у черного мага. Здесь есть все и магия, и демоны, и сражения и даже в некотором роде любовь!


  
   Ярг-киммениец: Сердце Аримана
   Темные грозовые тучи закрыли солнце, так щедро дарившее
   свое тепло Ларше, столицы небольшого государства Замора. Небольшого, но сильного государства, граничащего с востока с сильной восточной державой Веруилией, по размерам своих владений сравнивалась с могущественной империей магов, Ахероном. Могучей империей, которая тысячелетиями покоряла, уничтожала, завоевывала не только мощной силой своего войска, но и магией владык стала самой могущественной, жестокой и великой державой запада, которой никто не мог сопротивляться. Именно с ней и граничили северные земли Заморы, стоя буфером между двумя гигантами, стремящимися силой, хитростью, жестокостью и магией завладеть всем миром, окутанным холодными, скользкими кольцами Сэта, бога зла.
   С запада к Заморе лежала самая грозная и сильная страна
   Арийской эры Ахерон. К югу граничили холмистые равнины Кофа, которыми, как и всеми правили вассалы Ахерона, погрязшего в крови жестокости и паутине черной магии.
   В то суровое, жестокое время, называвшееся Арийской эрой,
   миром правили жрецы и колдуны, поклонявшиеся кровавому богу
   Сэту, которому приносились кровавые жертвы его врагов.
   И лилась дымящей рекой теплая кровь у подножий алтарей,
   И гигантских изображений Сэта,
   И гибли души пожираемые ненасытным богом зла и тьмы
   И дарил он милость свою детям своим, приверженцам зла и хаоса.
  
   В одной из грязных дешевых таверн Ларши, за грубым дубовым столом, сидел мужчина. Его суровое лицо обрамляли длинные черные волосы, сдерживаемые кожаным обручем, украшенным золотыми заклепками. Синие, излучающие дикий блеск хищника, выросшего вдали от цивилизации, глаза глядели на золотую чеканную монету с изображением владыки и верховного жреца культа Сэта, черного мага Ксальтутона, властелина Ахерона.
   Синяя атласная рубаха скрывала мощные пласты железных
   мускул. Заканчивали его одежду кожаные штаны и сапоги из козий шкуры. Сбоку в кожаных ножнах, прошитых тройным швом, покоился длинный двуручный меч, настоящее смертоносное творение кузнечного искусства.
   - Где вино хозяин, Кром тебя забери! - Рявкнул мужчина, грохнув по столу кулаком, размером с молот. В его голосе послышался странный акцент, с которым обычно говорили северяне. И стоило золотому блеснуть на столе, как сразу же появился толстяк в засаленной одежде, на которой виднелись бурые пятна, несший краюху хлеба, кусок еще дымящегося прожаренного мяса и кувшин с вином. Схватив золотой со стола, он попробовал его на зуб и, пожелав приятного аппетита, удалился, не соизволив дать остаток. Киммериец, что-то пробурчал на счет аппетита и принялся за еду. Отрывая крепкими белыми зубами, большие куски дымящегося мяса он, не спеша их, разжевывал, кусая иногда немного черствый хлеб и запивая все это неплохим вином.
   Внезапно он почувствовал, что кто-то дергает его за пояс, мгновенно сработала его реакция и огромная ручища схватила руку вора.
   Но это был всего лишь мальчуган, с голодными карими глазами, одетый в одни лохмотья.
   - Господин, там вас спрашивал незнакомец, высокий такой, в чешуйчатом панцире, смуглый с зелеными глазами и светлыми волосами. Он похож на наемников с запада и плохо говорит на арийском.
   - Спасибо, что предупредил. Держи! - Северянин вынул первую, подвернувшуюся под пальцы монету, из кожаного кисета и бросил мальчугану. Блеснуло серебро, и мальчуган ловко схватил ее и спрятал за пазухой.
   - Выясни где он остановился и получишь еще. - На грязном лице мальчугана блеснула белозубая улыбка, и он исчез в дверном проеме.
   Сегодня Ярг-киммериец мог себе позволить быть щедрым, так как прошлой ночью он удачно обчистил одного купца драгоценностями. Но сегодня даже звенящие кругляшки не спасали от нападавшей скуки. Сейчас просто необходимо было, чем-то заняться или он просто зачахнет! Думал сероглазый гигант. Поднявшись со скрипучего грубо сколоченного стула, отполированного множеством седалищ, он направился к выходу.
  
   Он решил до дождя побродить по улице, в надежде найти какое-нибудь развлечение. Прохожих было мало, да и те обходили огромного варвара стороной,
   Дотошные, крикливые лотошники уже убрались с улиц, со своими лотками, предвидя грозу. Свежий ветер обдул загорелое лицо гиганта и понесся дальше выдувая смрад и вонь с улиц. Кое-где рабочие спешили убрать мусор, отходы и фекалии с тротуаров до дождя, выброшенные прямо на мостовую жителями.
   Киммериец, довольный свежим прохладным воздухом, свернул в переулок.
   Часть домов разбиралась по приказу губернатора города и поэтому на прохожих щерились пустые проемы дверей и окон, словно пустые глазницы черепов.
   Внезапно первобытный варварский инкстинт почуял опасность, мгновенно все чувства киммерийца обострились. Он напрягся, приготовившись к нападению, и лишь холодные пронзительные глаза шарили по пустым проемам домов, выискивая причину опасности. Внезапно из ближайшего окна выпрыгнули два человека с обнаженными короткими мечами. Один их вид дал понять о роде их ремесла.
   - Ярг? Ярг киммериец? - произнес старший из них. Киммериец придирчиво смерил их взглядом и сразу услышал за спиной тихий крадущийся шорох шагов.
   - Клянусь клыками Сэта, ты пойдешь снами, - сказал другой, направляя меч в сторону киммерийца.
   - С какой это радости я должен с вами идти, у меня свои дела. И вообще для вас будет лучше, если вы сейчас сами скажете, кто вас подослал. - Тихо с угрозой сказал Ярг, ослабив меч в ножнах. Шорох сзади затих и киммериец понял, что нужно действовать.
   - Вы только посмотрите на этого варвара... - только и успел
   сказать предводитель, застыв в изумлении.
   Варвар быстрым движением ушел от противника, одновременно вынимая меч.
   - Псы вонючие! Еще никому не удавалось застать Ярга киммерийца врасплох.
   Человек, подбиравшийся сзади, с увесистой дубинкой, не успел отреагировать и на его лице застыло удивление, которое сразу же исчезло, как только могучий кулак выбил из него сознание.
   - Кром и сталь! - Крикнул Ярг боевой клич и бросился на врагов, которые, отойдя от первого шока, одновременно напали на варвара, дико крича в надежде, что тот испугается. Варвар плавно ушел влево и меч одного врезался в булыжники мостовой, высекая рой искр. Меч второго столкнулся смечем киммерийца.
   Могучий пинок ноги и нападавший справа полетел на булыжники мостовой, корчась от боли. Ярг мгновенно всадил меч в упавшего. Оставшийся в живых оказался не дюжим бойцом и кроме силы и кое-какой реакции больше ничего не мог противопоставить скорости, технике, силе и ярости киммерийца. Варвар казалось, играл с уже уставшим убийцей, на лице которого был виден страх смерти. В то время, как нападавший уже истекал кровью, сочившейся из дюжины ран, у киммерийца было лишь несколько царапин и досада за порванную рубаху.
   Сделав очередное обманчивое движение, на которое среагировал убийца, Ярг вонзил свой меч в грудь врага. Отступившись немного, киммериец вытер лезвие меча и начал осматривать раны:
   - Так! Пара царапин и порванная рубаха. Отродье Неграла! Придется новую покупать. - Договорить он не успел, стон, послышавшийся сзади, прервал его. Он быстро повернулся, схватив рукоять меча. Это оказался тот, кто первым попал под атаку киммерийца и видимо удар Ярга оказался не смертельным.
   Он подошел к лежавшему и, вынув свой увесистый нож, приставил к горлу онемевшего от страха бандита.
   - Кто вас прислал? Говори или кожу с пят поснимаю!
   Вспотевшее, искривленное болью лицо, забрызганное грязью, перекосилось, и губы прошептали,
   - Нам заплатил Бобкок, валузиец... - он закашлял, изо рта пошла кровь и он замер, глядя помутневшими глазами в ночное небо.
   В этот миг ударил гром, молния осветила кровавое место. Киммериец поднял глаза к небу и, развернувшись, заторопился обратно в таверну " Голубая молния", где он снял комнату.
   Пара злобных глаз со злостью уставились вслед удаляющейся фигуре киммерийца, а потом на тела погибших. А затем прошептал,
   - Отродье гиены! Клянусь хвостом Лира и яростью Эрлика они не смогли бы одурачить и слепую старуху. - Говоривший сплюнул, выразив таким способом презрение.
   Молния осветила говорившего, сопровождаясь гулкими раскатами грома. Это оказался тощий коринтиец в грязной кожаной куртке и залатанных шароварах. За старым кушаком торчала рукоять кривого верулийского кинжала.
   Ударил сильный дождь, мгновенно намочивший коринтийца.
   - А разрази тебя Валкх! - Выругался он, побежав из переулка.
  
   В комнате, освещенной двумя полу сгоревшими свечами, дававшими рассеянный тусклый свет, стоял приторный спертый запах давно непроветриваемой комнаты смешанный с резким запахом просмоленного дерева. Она была неплохо обставлена, относительно других гостиниц. В небольшой комнате стоял красивый резной стол из красного дерева повидиму сделанный в далекой Вендии, а роскошная кровать изготовлена в Офире. Пол и стены были устланы роскошными Верулийскими коврами.
   За столом сидел высокий, крепко сбитый мужчина, его кожа была немного светлее, чем у стигийцев. Но это был естественный цвет, сохранившийся у валузийцев от коренных жителей материка, некогда покоренного древними атлантами, которые смешались со смуглым народом материка и дали потомство с таким смуглым цветом. Но вряд ли об этом кто помнит, потому что даже легенды об этом забылись. Да и саму Валузию теперь считают легендой, даже не подозревая о том, что далеко на севере еще стоят города все еще живой, пришедшей в упадок империи.
   Хищное гордое лицо выдавало в нем аристократа, чему был доказательством раб, стоявший у дверей одетый в атласные одежды, с кожаным отделанным золотом ошейником и обнаженным мечем в руке.
   Человек, сидевший за столом, читал свиток, пожелтевший от времени, и в котором явно не хватало окончания. От свитка шел странный запах, по которому маг сразу узнал бы, что он сделан из человеческой кожи, так как самое важное и самое сильное заклинание следовало записывать на такой пергамент, ибо оно теряло свою силу.
   Символы, которыми была написана рукопись, принадлежала легендарным змеям-людям, которых Кулл-завоеватель истребил много веков назад. Отложив свиток, он задумчиво пригладил рукой свои длинные волосы и бесцельно уставился в окно. Неожиданно в дверь постучали. Раб подошел к двери, а аристократ тихо вынул из ножен свой узкий меч, богато украшенный золотом, серебром и драгоценными камнями. Раб открыл дверь, готовый вступить в поединок, но на пороге появился тощий, промокший до костей коринтиец, с которого на дорогие Верулийские ковры беспрерывным потоком капала вода.
   Валузиец, со вздохом облегчения, опустил меч и опустился в кресло, подперев голову, а раб, закрыв за вошедшим дверь, опять стал у входа.
   Тощий, промокший до нитки, шпион подошел к столу и
   недоверчиво покосился на раба, безразлично уставившегося в стенку за спиной хозяина.
   - Ты промок как крыса Соранус! - Поймал настороженный взгляд шпиона валузиец, - не беспокойся, он верен мне как пес, видимо, что-то важное?
   - Да господин, этот проклятый варвар, чтоб безымянный высосал его мозги, убил троих моих наемников.
   - Что ж, если он и вправду так хорош как о нем говорят, и если это вообще правда то думаю, он подойдет для нашей миссии. - Задумчиво протянул валузиец, - хорошо, найди его и приведи ко мне и получишь еще пару золотых. - С этими словами он бросил мешочек, в котором что-то звякало, коринтиец поймав его, спрятал за пояс, и поспешил скрыться за дверью.
  
  
   Довольный киммериец сидел в своей комнате на грубой кровати и затачивал зазубрины на мече, при свете масляной лампы. Этот урок он не забудет никогда - "держи меч в чистоте и всегда заточенным, и он никогда тебя не подведет в решающий час", говаривал когда-то его отец, когда он еще мальчуганом смотрел, как тот работал в своей кузнице. И киммериец добросовестно стачивал немногочисленные зазубрины, из-за которой пал в решающий час не один великий воин. Дверь отворилась, и вошел измокший мальчуган, довольно улыбающийся и успевший уже приодеться.
   - Я выяснил, где он остановился, этот смуглый господин. - И замер в ожидании, киммериец улыбнулся снисходительной улыбкой и, достав золотой, бросил парнишке. Тот поймал монету и продолжил,
   - В гостинице "Алмаз Ларши", и с ним еще какой-то человек с золотым ошейником, усеянным шипами, и коротким мечем. - Сказав это, мальчуган убежал из комнаты.
   - А-а, ясно. Значит это валузиец. Кроме них никто своим рабам усеянные шипами ошейники не одевает. - Задумчиво протянул варвар и принялся дальше точить свой меч, которому намного больше лет, чем самому киммерийцу. Тем не менее, все еще крепкий и острый, делающий славу неизвестному мастеру, изготовившего его столько
   лет, или веков назад.
   Утром киммерийца разбудил стук в дверь. Он мгновенно сорвался с кровати, выхватив на ходу меч, и открыл дверь,
   оценивающе глядя на пришельца. Там стоял тощий оборванец. Тот придирчиво пошарил взглядом по рослой фигуре варвара и явно довольный своим осмотром мотнул головой, как бы в подтверждение своей оценки.
   - Если ты Ярг киммериец, то тебя хочет видеть один господин.
   Сказал оборванец, путая гиборийские слова с арийскими. Но варвар понял, ему приходилось бывать во многих странах, и он немного выучил разных языков. Так как большинство племен и народов общались на арийском и гиборийских языках, и лишь народы, обитавшие дальше Верулии имели свои языки, отличавшиеся в основном, зачастую диалектами.
   Киммерийцу это не понравилось, и поэтому он нахмурился, делая на лице недоверчивую и угрожающую мину. Оборванец видимо понял реакцию киммерийца и поспешил того успокоить,
   - Тебе ничего не грозит, этот господин хочет с тобой только поговорить.
   - О чем?
   - Меня в свои планы наниматель не посвящает, я всего лишь маленький человек и моя работа заключается лишь в том, чтобы тебя отвести к нему. - Уже более спокойно ответил оборванец.
   - Хорошо, но если это какая ни будь ловушка, то клянусь Кромом, из одного коринтийца я сделаю двоих. Понял?! - С этими словами киммериец натянул свои сапоги, набросил на плечи плащ и пошел за оборванцем.
  
   Валузиец натянул чешуйчатую кольчугу, с помощью слуги, и уселся за столик, на котором лежал шлем, выкованный из бронзы в виде змеиной головы. Он вынул меч и положил его справа на столе. Раб стал, слева скрестив руки на груди. Правая рука и плече были защищены медными пластинами, к поясу, слева, крепились ножны с мечем, а справа был, заткнут кнут.
   Дверь отворилась и вошел оборванец за которым сразу же ступал высокий черноволосый варвар. Вошедший подозрительно осмотрел валузийца и его раба, отметив про себя, что обое они
   вооружены, а также саму комнату, намечая пути к отступлению, если вдруг станет жарко.
   Нутром он почуял, что-то сверхъестественное, и хотя в маленькой комнате все было на виду, киммериец чувствовал что-то незримое, какую-то ауру опасности витавшую в воздухе. Когда он очередной раз взглянул на валузийца, то понял, что эта аура исходит от него.
   Первым заговорил валузиец,
   - Ты звени тех, кто пытался приволочь тебя силой, они немного погорячились...
   - Точно, и теперь, наверное, поняли свою ошибку. - Закончил с сарказмом киммериец. - Но я не злопамятный. Улыбнулся он, слегка скривив губы.
   Валузиец улыбнулся на эту шутку. После некоторого молчания, во время которого валузиец обдумывал какой подход нужен к этому недоверчивому варвару, как и все представители валузийской расы, хитрые и вкрадчивые, он быстро нашел правильный путь и не ошибся.
   - Моему повелителю понадобились услуги, м-м, ну-у будем говорить вора. - И валузиец начал ждать, как на это отреагирует варвар.
   - А чем я могу помочь? - Спокойно заявил горец.
   - Я слыхал, что тебе нет равных в мастерстве владения мечем и так же слыхал, что ты самый удачливый и ловкий вор в Ларше. - Вкрадчиво сказал валузиец.
   - Что до первого то тут вы правы, в этом мне нет равных, а, что касается последнего то тут я неуверен.
   - Держи Соранус, это твое, а теперь оставь нас. - Монета сверкнула в воздухе, и оборванец проворно поймал ее. Киммериец даже глазом не моргнул, стоя у двери и наблюдая за всеми тремя. Еще мгновение и шпион исчез за дверью, получив свою плату, оставив киммерийца наедине с валузийским вельможей и рабом.
   - А теперь к делу. - Серьезно заявил валузиец, сменив тон голоса,
   - Нужно украсть "Сердце Аримана".
   В комнате повисла аура настороженности, киммериец подозрительно глянул на валузийца.
   - Дело сложное и тяжелое. Придется лезть в логово самого опасного колдуна запада, да и Кром знает, что там у него может слоняться по дворцу. Да еще к тому же он стережет его глаз да глаз, так, что если я соглашусь и выберусь оттуда, вам придется раскошелиться. Тем более что вы вряд ли найдете еще, кого ни будь, кто согласится по доброй воле лезть в зубы к Ксальтутону и его темным слугам. - Киммериец слышал кое, какие слухи, ходившие об этом камне, одни утверждали, что это якобы обломок далекой звезды, другие, что этот камень родился в вулкане на далеких островах за краем земли, третьи были убеждены, что это настоящее сердце бога. Но первые, и другие, и третьи были солидарны в одном - этот камень имел необычайную силу и то, что им владел сам великий и кровавый владыка Ахерона, маг и верховный жрец культа Сэта Ксальтутон, которого боялись все короли запада и склонялись перед ним также как простолюдины. Также он слышал рассказы о ворах, которые пытались его похитить, и о том какие смерти их настигли. Ярг не относился ни к пессимистам, ни к оптимистам, он просто верил в свои силы.
   - Пятнадцать тысяч золотых по окончанию дела! - Названая валузийцем цифра вывела киммерийца из состояния рассуждения,
   - Его можно украсть, когда колдун будет спать сном черного лотоса. Перед жертвоприношением Сэту он общается с духами серых земель, при помощи сна черного лотоса. Если поспешишь, то можешь успеть, у тебя есть месяц, чтобы добраться до Пифона. - Добавил валузиец после некоторой паузы.
   - Согласен! - Дал свой ответ Ярг.
   - Тебя будет сопровождать мой раб.
   - Это еще зачем? Я работаю один. Я доставлю вам камень, даю свое слово, но если вы попытаетесь меня обмануть, то клянусь Кромом и ледяным Имиром, я вас из преисподни достану.
   - Ладно, будь, по-твоему, сейчас получишь задаток пятьдесят золотых, остальное по окончании дела. - Но изменившаяся мимика на
   лице киммерийца заставила валузийца добавить, - пойми, я верю твоему слову, но все же согласись, платить наперед за невыполненную работу несерьезно. Тогда запомни. Ровно через месяц в порту Пифона тебя будет ждать наша галера. Там и получишь свои деньги, в обмен на камень.
   Ярг взял протянутый, туго набитый монетами мешочек, недоверчиво взвесил его в руке и спрятал.
   - Если вы меня попытаетесь надуть, то я доставлю камень твоему владыке. Ведь это король Валузии послал тебя. Верно?! - С этими словами киммериец вышел. В его голове мелькнула мысль, но киммериец сразу отбросил, ему нет дела до того, что король Валузии будет делать с камнем. О самом же владыке Валузии ходили разноречивые слухи, будто он последний из детей Сэта, которых по древней легенде уничтожил Кулл, родившийся много веков назад в древней Атлантиде. Он был изгнан из своей родины и ступил на материк, на котором правили семь империй, названия которых стерлись в памяти людей. Лишь одна империя, из тех седых времен дожила да арийской эры, проделав немалый путь в несколько десятков тысячелетий.
   Оставшись наедине с рабом, валузиец преобразился, поменял одежды воина на тогу служителя Сэта, исчез и раб, тоже переодевшись в служителя темного культа, кем они и были на самом деле, и какими их видели люди снаружи. Внутри же таились змеи, хищные и жестокие, хитрые и вкрадчивые.
   - Наш первоначальный план провалился, придется заручиться поддержкой одной из здешних красавиц, чтоб побольше красоты и обольстительности, достаточно воинственна и коварна, а главное, чтоб за как можно меньшие деньги готова была убить, кого надо и умереть когда надо. - Говорил жрец, в голосе дорого была лишь ледяная жестокость и холодное спокойствие, которому позавидовали бы самые кровавые и жестокие маги и убийцы.
   - Иди Сэтх, и найди такую хоть испод земли, у тебя сутки на поиски. Отправляйся. - Приказал валузиец.
   - Слушаюсь, повелитель. Уважительно поклонился младший жрец.
  
   Киммериец перво-наперво купил лошадей и провизии, так как путь обещал быть неблизким, и, оставив это все у южных ворот,
   направился таверну, решив, отправится в путь рано утром.
   А тем временем, валузиец отправившийся искать амазонку, бродил по узким улочкам, в поисках таковой. И вскоре нашел.
   - Господин я принес то, что нужно. - Сказал младший жрец, положив на пол свернутый ковер, в котором явно кто-то находился. Жрец, сидевший за столом, оторвался от чтения манускрипта, отложив его в сторону, и подошел к ковру.
   - Чересчур воинственна и горда, что касается коварства то тут ей не найдешь равных среди женщин. - И он повернулся, боком показывая широкую резаную рану на бедре, края которой уже начали срастаться. - Красотой превосходит саму принцессу Акивашу. Закончил жрец и начал разматывать ковер, внутри которой оказалась связанная девушка с кляпом вотру.
   Едва старший жрец вытянул кляп, как сразу полился поток ругательств и обещаний. Бобкок не обращая внимания на не прекращающуюся ругань, бросил на ее стройное, отточенное, словно из слоновой кости тело, такой взгляд, что она, сама того не желая, замолчала. В этом взгляде вместилась вся похоть мира, жажда, бесстыдство и возжелание и не знавшая стыда девушка, покраснела, словно алый плащ, ее огорчению не было предела. Чтобы, какой то жрец заставил ее испытать то, что испытывают рабыни, которых обнажают, при продаже, дабы показать все прелести, ничего не скрывая. Ее амазонку! То, что произошло, показалось ей страшным сном, мимолетным видением. Она мысленно себе пожелала, отомстить за этот стыд.
   Одетая в черную тунику, узкие черные штаны, таки еже черные сапожки, подпоясанная ремнем, к которому крепились пустые ножны для меча и ножа, связанная, она волей неволей завораживала.
   Младший жрец, в руках которого были легкая булава для метания, лук с колчаном полным стрел, меч и нож, сложил все это перед сидевшим за столом мужчиной.
   - Значит, перейдем сразу к делу, за свою работу получишь сорок золотых. Просто нужно избавиться от кое-кого в определенном месте в определенное время! - Заявил сидевший за столом.
   - И кого я должна отправить на встречу с богами за такие
   деньги? - Прищурилась девушка.
   - Одного вора, скоро он похитит одну вещ, и ты должна будешь обольстить его и сделать все, чтобы он взял тебя с собой. Когда он
   похитит ту вещь, о которой тебе знать совсем необязательно, ты отправишь его в серые земли. Когда передашь украденное моему слуге получишь обещанное и даже сверх того...
  
   Уже месяц, как киммериец отправился из Ларши, не ведая о том, что по его следам давно уже идут его наниматели. Ему везло с погодой и все время его пути ему светило ласковое, приветливое солнце.
   Утро в ахеронском пограничном городке было на редкость спокойным. С юга город отделял от остальной земли Ахерона горный массив. С северо-запада небольшой пятачок земли, некогда отвоеванной у Верулии, граничил с землями молодого государства Коф. С востока же примыкали границы Верулии. Поэтому каждое спокойное утро без армий восточных правителей под крепостными стенами считали хорошим.
   Ярг от всего этого был далек. Он приехал в этот маленький, забытый правителями Ахерона городок, еще до заката, пока ворота были еще открыты, в поисках некоего человека. Стража у ворот внимательно смотрела за каждым кто приезжает. Однако на киммерийца она обратила меньше внимания, ибо много этих северных варваров состояли в легионах Ахерона.
   Его северная кровь бурлила от ярости и желания пустить арийским воякам кровь. Извечная вражда толкала его на кровавые действия, но он успокаивал себя тем, что десяток тысяч золотых, а также хорошая возможность крепко насолить Пифонскому владыке, есть хорошая цена, сдержать свою ярость.
   Он еще вечером вошел в первую попавшуюся таверну, выглядевшую не очень дорогой, где и снял комнату.
   Утро было хорошим и спокойным, и едва проснувшись, собрав седельные сумки, он спустился в таверну, где и попал сразу на толстого хозяина. Тому ничего не осталось как подать курицу и вино гиганту варвару, а не ахеронскому чиновнику. Однако сам хозяин оказался рад, так как золото варвара блестело лучше, чем медь мелкого чиновника, да и к тому же северянин с серыми глазами не потребовал остатка. И теперь ариец сидел за грубым столом и, сжимая от гнева кулаки, яростно играя желваками на скулах, смотрел как варвар, свободно раскинувшись на лавке, с наслаждением рвал крепкими здоровыми зубами белое мясо курицы, обильно запивая ее плохоньким вином.
   Здесь в пограничном городке, было множество разных людей и с востока и с запада, и с севера, и с юга, будучи на торговом пути, жители привыкли к разнообразию племен и народов. А уж когда с самого утра таверна забита людьми из торговых караванов, на киммерийца вообще мало кто обращал внимание. Лишь пара сомнительного вида мужчин, с короткими мечами на поясе, сидевших у дверей, то и дело поглядывали на седельные сумки варвара. От их взора не ушло то, что он расплатился золотом и даже не потребовал остатка. Но пласты могучих мускул, выпиравших сквозь атласную рубаху, да большой меч, с потертой рукоятью, прислоненный к старому дубовому столу, стали хорошим поводом отказаться от алчных мыслей по отношению к северянину и поискать жертву более смирного вида. И они хмуро занялись прерванным поглощением кислого вина и черствого хлеба, со старым сыром осматривая помещение в поисках более легкой добычи.
   Закончив нехитрый, но хороший завтрак, киммериец вынул из кисета за поясом золотую монету и, дождавшись пока толстый хозяин таверны поравнялся с ним, слегка поднял ее. Толстяк тут как тут оказался около варвара.
   - Что господину еще угодно? - Елейным голосом спросил он, чуть ли не кланяясь.
   - Никакой я не господин! Скажи-ка мне лучше, хочу найти одного человека. - Прищурившись, произнес Ярг.
   - Тогда вы попали на того кто вам нужен. Я могу разыскать здесь любого. Хоть бы он прятался в застенках подземелья префекта. - Все так же любезно учтиво ответил хозяин.
   - С некоторых пор здесь поселился некто Акураш. С виду похож на гирканца. Лысый как тыква, с тонкими усиками и маленькой бородкой. Таскает на себе кучу амулетов и кисетов с зельем и обижается когда его называют магом.
   Толстяк задумался, а спустя некоторое время тихим голосом прошептал.
   - Сдается мне я знаю, кого вы ищете. Только он ушел из города. Туташный жрец Сэта, при помощи префекта издали указ, по которому всякий маг или иной какой ведун или лекарь должен отдавать в казну по истечению каждого месяца десять золотых, и должен публично поклонятся богу Сэту. Вот человек похожий на вашего знакомого и убрался за крепостные стены. Подальше от алтаря змееголового бога, на котором его грозили принести в жертву.
   - Кром и Сэт его раздери. И где я должен его искать? - Яростно заворчал киммериец, запив ругательство остатками вина.
   - Говорят, он поселился в лесу. Недалеко от водопада трех пальцев. - Прошептал хозяин таверны, не сводивший взгляда с золота в руке варвара.
   - Как найти этот водопад? - Сверкнул яростью в глазах киммериец. Толстяк хотел было заикнутся еще об одной монете, но недобрый, злой взгляд варвара отговорил его от этого. Склонившись, он прошептал в самое ухо как искать этот водопад.
   Ярг небрежно кинул на стол монету и, подхватив седельные сумки и меч, вышел из таверны, оставив толстого хозяина с вожделением осматривать заработанное золото.
   Выводя из сарая своего мерина, похлопывая его по лоснящейся шее, Ярг краем взгляда встретился с взглядом ахеронского офицера, проходившего в десятке метрах от него и оживленно беседовавшего с каким-то человеком. Киммериец успел забросить сумки на лошадь, как вдруг на всю улицу раздался яростный крик.
   - Киммериец я тебя узнал, отродье Зандру! Держи его! - Ярг удивленно оглянулся и увидел того самого офицера. Тот проворно выхватил из ножен длинный меч, и с искаженным от ярости лицом бросился на варвара. Но у киммерийца небыло времени и желания выяснять старые счеты с давним врагом. Да и еще в центре арийского поселения, где мигом окажутся солдаты префекта. Одним махом он вскочил в седло и погнал по улице, меж высоких квадратных домов к воротам, угостив давнего врага хорошей затрещиной ноги. До него донесся озлобленный голос упавшего.
   - Немедля мчи к префекту, пускай посылает немедленно за мной дюжину всадников!
   Кром и Митра в это утро явно были расположены к киммерийцу хорошее. Так как ворота оказались открыты настежь, а солдаты не успели даже к ним притронутся, когда киммериец вынырнул на улицу и промчал во весь опор сквозь них, пока стражники болтали с девицами.
   Лишь оказавшись около самой опушки леса Ярг остановил лошадь на холму. Бросив заинтересованный взгляд на ворота, он видел, что те некоторое время еще были закрыты, а на стенах уже сновали солдаты, словно ожидая нападения. Но вот ворота тяжело отворились и из них во весь опор вылетели семь всадников, и тут же тяжелые створки закрылись.
   Количеству высланных всадников Ярг искренне удивился. И плохо же они ценят его голову! Сам Ксальтутон Пифонский оценил его голову в тысячу золотых. А вот что делает в такой глухомани Харла, это уже интересно. Судя по богатству доспехов, тот поднялся неплохо в карьере, с их последней встречи. И Ярг зло оскалился.
   - Зря ты за мной увязался, Харла. В этот раз я отправлю-таки тебя к Сэту! - Выждав пока его заметит небольшой отряд, киммериец развернул лошадь и, издав дикий клич своего племени, погнал мерина в лесную чащу.
   Харла сперва ругал префекта за долгое ожидание подмоги. Затем за то, сколько их ему выделили. А потом и стражников у ворот, умудрившихся выпустить беглеца и закрывших ворота перед самим его носом.
   - Всадник на опушке леса! - Крикнул солдат находившийся рядом с Харлой. Одного взгляда было понятно для бывшего сотника, под началом которого некогда служил варвар, что это тот самый варвар киммериец, из-за которого он лет десять назад потерял в чинах.
   - Галопом за ним! По чьей вине он уйдет, голову с плеч сниму. - Закричал Харла, не слушая отговорки старого всадника, ехавшего рядом с ним, что в густом лесу с опытным человеком даже всемером будет тяжело справится.
   Они углубились в лес уже довольно глубоко. Первым ехал старый солдат, хорошо читавший след лошади варвара, а за ним гуськом, немного растянувшись, вопреки правилам, следовали остальные.
   Несмотря на близость степей и пустынь, здесь стояли лиственные деревья. Однако вместо привычного кустарника здесь рос густой и высокий папоротник. Густые кроны деревьев пропускали мало солнечного света, и посему лес был погружен в относительный полумрак.
   Никто не заметил, притаившейся в высоком папоротнике опасности, не сводившей серых, исполненных яростью глаз с проезжавших мимо всадников.
   Никто не увидел и не услышал, как из зарослей к отставшему всаднику бесшумно метнулась смерть. Загорелая могучая рука закрыла рот и стянула с лошади, а вторая рука зажатым в ней ножом мгновенно вспорола горло.
   Всадник, ехавший, как ему казалось, предпоследним чересчур отвлекся, наслаждаясь мыслями о том, как вечером будет забирать утренний выигрыш в кости. И успел увидеть, как что-то мелькнуло серебристой молнией, и мир исчез в мимолетной вспышке боли.
   Петля бесшумно скользнула вниз, меж толстых веток и затянулась на шее. Сильные руки киммерийца резко потянули веревку вверх, и солдат задергался в петле, от приступа скорого удушия. Затянув крепко узел веревки, Ярг скользнул вниз на землю. Его по-прежнему никто не увидел. Он поднял с земли короткое копье мертвеца, болтавшегося между веток и, размахнувшись, сильно бросил. Предсмертный храп всадника, заставил троих всадников мигом оглянутся.
   - Тысяча демонов Зандру тебе в печенку, варвар. Чтоб безымянный высосал твои мозги. - Выругался Харла, видя одного солдата болтающегося высоко меж веток на веревке, которая предназначалась для самого варвара. А второй конал на земле пробитый насквозь копьем.
   - Взять его. Каждому по тысяче сам Ксальтутон выплатит. - Заорал Харла вытаскивая меч. Услышав сумму золота за голову этого варвара, стоявшего перед ними, всадники выхватили мечи и пустили лошадей на беглеца, позабыв все те истории, что ходили об этом северянине. Ярг уклонился от меча первого, пропустив его, отразил рубящий удар второго и с полу разворота рубанул сам. С наслаждением услышав крик боли, а затем звук падения тела, киммериец развернулся к Харле. Он вместо того чтобы отражать удар арийца, бросился к нему и ухватив за панцирь сбросил с лошади. Слушая, как старый враг, со стоном пытается подняться, Ярг бросился к последнему всаднику. Меч всадника уже было поднялся над головой, готовый опустится на голову варвара, но Ярг бросился вперед и, взмахнув мечем, подрубил ноги лошади. Мимо кубарем пролетели лошадь и всадник, и киммериец тут же бросился к упавшему. Всадник только и успел, что подняться на колено, когда варвар налетел и одним страшным ударом отбил выставленный меч и рассек череп, расколов шлем.
   - Собака варвар. Сейчас ты пожалеешь, что на свет родился. - Услышал Ярг крик Харлы. Тот уже поднялся и, подняв меч, бросился на киммерийца.
   - Зря ты за мной увязался. Я тебя предупреждал, что следующий раз отправлю тебя к Сэту, клянусь Кромом! - Они столкнулись и скрестили мечи. Их мечи замелькали с быстротой молний, высекая рои искр и оглушительный грохот. Киммериец про себя отметил, что его давний командир неплохо научился владеть мечем, с их последней встречи. Но все же недостаточно, чтоб его победить!
   Некоторое время они наносили яростные удары друг другу, без особого успеха. Однако силы стали быстро покидать ахеронца. А варвар казалось, только этого и ожидал. Ярг усилил свои атаки и вскоре на незащищенных частях тела арийца, было много легких ран. Наконец киммериец улучил момент, и ариец среагировал на обманное движение и тут же широкое лезвие меча варвара, пробив панцирь, вошло в грудь. Харла натужно выдохнул и с ужасом глядя на лезвие, вошедшее в него, повалился наземь.
   - А чтоб Без...
   - Я предупреждал тебя Харла. Отправляйся к Сэту! - Зло сказал Ярг, перебив умирающего, и вынул меч из обмякшего тела.
   - Теперь нужно тебя найти, Акураш. - Произнес Ярг вытирая меч, и сунув его в ножны додал, направившись к своей лошади,
   - И хорошо бы трезвого.
   Гул падающей с высоты воды все нарастал. Да и влажность здесь была ощутимее, что было признаком того, что он приближается к воде. Над верхушками иногда поределого леса виднелся верх плато, обрывавшийся, словно обрубаный топором палача. Ярг был доволен сидя на своей лошади. Его давний неприятель был мертв, как и шестеро ахеронских всадников. А за его лошадью шли еще пять лошадок, боевой трофей. Он потянул на себя вожжи, остановив ее, и прислушался. Ему не показалось, откуда-то впереди доносился грубый смех. Привязав лошадь к дереву он вынул меч и быстро но тихо пошел на голоса, чувствуя что найдет там того кого искал.
   Раздвинув большие листы папоротника, он с изумлением увидел как Акураш, невысокий лысый гирканец, в своем химерном одеянии, сидел на земле почти в позе зародыша, привязанный к продетой под коленами палке, да еще и с завязанным ртом. И вид имел весьма плачевный. А неподалеку расположились двое ахеронских солдат. Они явно чувствовали себя здесь в безопасности, так как их большие прямоугольные щиты и копья находились с иной стороны пленника. А сами солдаты спокойно что-то ели и обильно запивали из кувшина. Ярг ухмыльнулся. Поняв из их разговора, что тех всего двое, он еще больше про себя засмеялся. Дисциплина здесь хромала на обе ноги. Киммериец прикинул расстояние и тихо раздвинув кусты, высоко подняв меч, с диким кличем своего народа бросился на солдат. Десяток метров он преодолел очень быстро. Двое солдат так и не успели вынуть мечи, оторопело глядя на несущегося, на них черноволосого варвара с мечем в руках. Первый солдат только и успел схватиться за рукоять как Ярг ударом с боку, сверху вниз, отсек пол руки, и под дикий вой раненого, пробегая дальше, послал меч обратно, снизу вверх и голова второго упала набок. А затем он вогнал меч в корчившегося солдата. Он на ходу выхватил нож и подскочив к гирканцу быстро освободил того от пут.
   - Приветствую тебя Акураш! - Улыбнулся киммериец,
   - Ты здесь один? Или кроме этих двоих еще кто-то неподалеку шатается!?
   Гирканец тяжело поднялся, и стало видно, что он еле достигал плечей варвара. Растирая руки, тот покачивался. Ярг недобро на него глянул.
   - Да ты никак опять пьян в стельку!
   - Может я и пьян, но соображаю получше многих трезвых. - Обиделся гирканец.
   - Ну ладно не серчай. У меня к тебе дело...
   - Знаю что за дело у тебя. Мне шептал о том темный ветер пустынь. Говорю сразу, с тобой я не полезу в логово змея. Но вот кое-чем помогу. Я разговаривал с одним из спящих богов, и он указал, чем тебе можно помочь.
   Варвар нахмурился. Вся эта игра в магию всегда его выводила из себя.
   - Это когда ж ты с ним общался. Не на дне бутылки часом?
   - Не стоит так пренебрежительно относится к спящим. Да я пьян и именно поэтому солдаты префекта сумели меня схватить. Знает бестия, что я люблю хорошую лозу. Но я не о том. Дай сюда свой меч. - И щуплый Акураш бесцеремонно забрал у варвара меч и стал на нем что-то чертить грязным обгрызлым ногтем. Закончив, он придирчиво посмотрел на свое творение и отдал киммерийцу. Тот взял меч и, нахмурившись, глянул на лезвие, но ничего там не заметив, лишь пожал плечами.
   - Это конечно от всех тех бестий, что шатаются и охраняют камень во дворце Ксальтутона, не спасет, но поможет со многими совладать. Ты взялся за такое дело, что никто не знает, с чем столкнешься. Так что все зависит от тебя. А теперь давай напьемся, ато в моей глотке горит огонь...
  
  
   Черная крупная лошадка не спеша, шла по узкой горной дороге. Осторожно ступая, за ней на привязи, шли еще две лошадки, немного поменьше первой и везли на себе небогатую поклажу воина, восседавшего на черном жеребце. Воин был высоким крупным. Его мощные мускулы выпирали рельефными холмами кольчугу, под которой была грубая стеганая куртка, а на ногах были высокие сапоги из козий шкуры и черные атласные штаны. Длинные черные волосы, сдерживал кожаный обруч, украшенный золотом, а испод густых бровей сверкали два голубых колодца, в которых горела непоколебимая сила, мощь и не покоримая воля. Воин был типичным представителем северных горцев с холодных гор далекой Киммерии, которых цивилизованные люди прозвали варварами, и которых вот уже столько тысячелетий пытается покорить Ахерон, и те предпочитают погибнуть, нежели стать рабами.
   В редких движениях воина чувствовалась легкость и ловкость, сила и скрытая энергия лесного хищника, готового наброситься на добычу. Тяжелый двуручный меч, легко ударял о сильное
   мускулистое бедро, в такт покачивания всадника на лошади.
   Мужчине можно было дать лет, эдак под тридцать пять, скуластое испещренное шрамами лицо, не было лицом изнеженного, привыкшего к легкой жизни, какого ни будь карьериста из армий арийцев или гиборийцев. Оно принадлежало крепкому, много повидавшему на своем веку, воину варвару, прошедшего сотни сражений и битв, бывавшего в таких местах и странах, что существовали в умах людей лишь в легендах да песнях. Он сражался как с людьми, так и с существами, родившимися в аду и далеких безднах космоса, с королями и магами, и по какой-то мимолетной прихоти судьбы и богов, всегда выходил победителем. Смерть он принимал как должное и не боялся ее, так как она была частью его самого и всегда была с ним, невидимая и опасная, коварная и уступчивая.
   В нескольких сотнях метров впереди, тропинка исчезала за поворотом и скала нависала над ней словно ястреб над добычей, готовый сорваться в любое мгновение. А с лева зияла чернотой бездонная пропасть, в которую изредка летели камешки из-под копыт лошади. Вверх по склону ютились редкие деревья, сдерживавшие скорое разрушение горы. Изредка мимо него пролетали мелкие камни, проносясь мимо, словно метеориты и исчезая в пропасти. Холодный ветер силился остановить одинокого странника, но это было также сложно, как сдвинуть скалу.
   Стоило всаднику обогнуть скалу, как услышал впереди женский крик, не то разгневанный, не то молящий. Всадник пригляделся и увидел невдалеке, на небольшой площадке, несколько мужчин схватили женщину, имевшую глупость путешествовать одной. У варвара не было сомнений, что собираются делать разбойники с ней дальше.
   Стоять и смотреть, как измываются над кем-то, было не в натуре черноволосого воина. Пришпорив темного мерина, он понесся вперед, на помощь. Подъезжая ближе, он разглядел нападавших. Это действительно оказались обыкновенные разбойники. На них была до дыр, заношена одежда, со следами некогда богатой отделки, но вооружение оказалось плохонькое. У каждого из разбойников, был простой короткий меч, ахеронской или верулийской работы. Какого они были племени, разобрать было трудно, да и разбираться всадник не стал.
   Разбойники так увлеклись своей забавой, что не заметили подъехавшего всадника. Могучая рука схватила ближайшего за шиворот, и отбросила в сторону. Бедняга столкнулся головой со стволом щуплого, одинокого деревца, приютившегося у самой скалы, и опустился на землю, потеряв сознание.
   Второй разбойник, державший женщину за ноги, от неожиданности растерялся, выпустив их. И только ее ноги оказались свободными, она сильно лягнула ими беднягу, который пытаясь удержать равновесие, быстро попятился назад спиной. А через мгновение послышался его душераздирающий крик. Не сумев устоять, он сходу полетел в ущелье, отчаянно хватаясь руками за воздух. А через мгновение послышался сухой удар тела о валуны внизу и крик оборвался.
   Один из разбойников в ярости отпустил руку девушки и выхватил из-за пояса меч, с гневным криком бросился на всадника.
   - Сейчас ты пожалеешь, что поехал этой дорогой, ублюдок варвар. Мардук тебя раздери!
   На яростный крик разбойника всадник ответил волчьим рычанием и сильным ударом своего тяжелого меча. Короткий клинок разбойника, подставленного под могучий удар варвара, разлетелся в щепки, а голова раскололась, словно спелый арбуз, забрызгав все вокруг кровью. Оставив без внимания падающее тело поверженного врага, варвар успел увидеть, как женщина ловко разобралась с оставшимся разбойником. Необычайно легко она танцующим шагом увильнула испод колющего удара, и всадник едва сумел уловить ее быстрое движение. Пропуская колющий выпад мимо, она провернулась вокруг себя, успев при этом вырвать небольшой нож из ножен на поясе бандита и оказавшись на одной лини спиной к спине, всадила короткое лезвие в шею. Разбойник так и не понял, как жертва увильнула испод выпада его меча, а затем его же нож по рукоять вонзила в шею, раздробив шейные позвонки. Уже немеющее в объятьях смерти тело споткнулось и, кувыркнувшись, сорвалось в пропасть. Последний, пытавшийся удержать взбесившуюся вдруг лошадь, отпустил поводья, поняв, что ему не справится с животным и сломя голову, бросился наутек. Столь быстрая расправа с его товарищами, учиненная неизвестным всадником варваром и девицей повергли его в ужас.
   - Проклятье на вашу голову, порождения жаб! Чтоб Деркетто вырвала ваши чресла, отродья...- Начала было ругаться она, но стрела, прилетевшая откуда-то сверху, вдруг ударила о камень у ее ноги и разлетелась в щепки, прервав ее изречения. Всадник мигом соскочил с лошади, подхватив за узду обе лошади, завел их под небольшой карниз, отлично защищавший от летевших сверху стрел и камней. Замешкав на миг, он увидел, что отважная женщина уже держала в руках тугой гирканский лук и целилась куда-то вверх. И прежде чем он ухватил ее за ворот кожаной куртки и уволок, упирающуюся, под навес, успела пустить стрелу. Раздался чей-то сдавленный крик, а затем небольшой камнепад и в конце к ногам упало пробитое стрелой тело.
   - Отпусти презренный мужчина! Как ты посмел помешать мне отомстить тем, кто на меня напал?! - Разъярено закричала она. Но варвар почувствовал в ее голосе фальшь и в ответ рявкнул,
   - Глупая! - Только сейчас он рассмотрел, что пред ним совсем еще молодая девушка.
   - Несмотря на то, что ты хорошее обращаешься с луком, стоя здесь на виду, ты слишком хорошая мишень. - Его тон был настолько непререкаем, что она замолчала, обижено глядя на высокого незнакомца исподлобья.
   - Ну что уставился? Девки не видел? Да отпусти же, наконец меня разрази тебя Деркетто. Мне больно! - Потирая отпущенное запястье девушка, наконец, смогла рассмотреть своего спасителя. Высокий могучий черноволосый варвар с севера, в прочной кольчуге. Она немного не так представляла себе того кого ей предстояло убить.
   - Ярг киммериец! А как тебя величают, молодая воительница, из гирканских степей! - Представился варвар.
   Как ни странно, но в словах варвара девушка не почувствовала издевки, насмешки или фальши.
   - Меня зовут Белинда, я родом действительно с востока. С восточного побережья моря Виллов. Благодарю за помощь. Ты вовремя подоспел. Если бы они не застали меня врасплох, своим внезапным нападением, то отправились бы в царство Сэта намного раньше.
   - Позволь поинтересоваться, что так далеко от родных степей, делает женщина-воин?
   Белинда удивленно распахнула глаза. Он знает о степном племени воительниц!
   - Я предпринимаю паломничество к храму Сэта в Пифоне, как того требуют наши обычаи. - Ярг снисходительно улыбнулся, и осторожно выглянув из-под козырька скалы, сказал.
   - Эти отродья Неграла и Мардука видимо убрались. Если хочешь, можешь ехать со мной в Пифон. Но, так или иначе, нам надо отсюда убираться пока все тихо. - Белинда легко улыбнулась киммерийцу, как складно все вышло, даже не пришлось привораживать.
  
   Ворота столицы Ахерона были еще раскрыты настежь и стражники не имели особых вопросов к амазонке из гирканских степей и гиганту варвару, так как сразу за перевалом они пристали к верулийскому каравану и караванщик с радостью взял их охранниками. Несколько человек из нанятых охранять караван пару ночей тому исчезли и женщина воин со степей и громадный варвар, предложившие свои услуги за совсем умеренную плату оказались совсем кстати.
   Продрав утром глаза, Ярг первым делом подумал, что нужно делать. Но в его размышления почему-то влезли мысли о той воинственной девчонке, Белинде. Было в ней что-то смутно знакомое, что-то, что оживило мысль о безопасности. Но киммериец сразу отбросил эту мысль, он шел на столь опасное дело, что на опасность мог указывать любой взгляд, на него, звуки шагающего патруля, любое дуновение ветра. Одевшись он покинул таверну, еще раз осмотревшись и не найдя по близости спутницы Ярг направился в сторону возвышающихся пурпурных башен дворца, где обитал сам Ксальтутон. Великий жрец и маг, перед которым падали ниц короли всего запада. О котором со страхом и опаской говорили даже маги востока, о самих которых ходила слава искусных и непревзойденных вершителей темной магии.
   Но боялись все не только его магии, но и одной древней реликвии, камня носившего имя "Сердце Аримана", хранившегося у пифонского владыки. Но он был в равной степени и жаждой зависти, как и страха. Древнее, мрачное, жуткое наследие погибшей Атлантиды, ныне ставшей легендой.
   Киммерийца мало волновали и интересовали леденящие кровь в жилах рассказы и легенды о чернокнижнике. Его больше интересовало как, где и кем, охраняется сам камень.
   Ярг, родившийся в горах Киммерии и закалившийся в ахеронском рабстве, не боялся ни человека, ни демона, ни чернокнижника, ни какого-то там магического камня. Но его варварская душа трепетала и дрожала перед магией. Но спасала киммерийца от страха, погубившего многих ярость, заставлявшая душу и тело отчаянно противостоять и бороться наперекор всему.
   Улицы Пифона, на редкость отличались от улиц иных городов, где он побывал, чистотой и порядком. Нищих и тех было поискать. Ярг довольно много повидавший в своих приключениях, подивился тому, что в столице империи было мало стражи ходившей по улицам. Отчасти он мог понять это, ведь здесь обитал самый страшный маг запада.
   "Неужели он так полагается на свое имя и славу?! Тогда он недоумок!" Думал киммериец. По улицам ходили люди одетые в основном в тоги и хитоны. Все они были смуглыми от жарких лучей солнца. Большинство мужчин носили медные пластинчатые лорики, а их головы покрывали медные шлемы. Мало кто мог позволить себе настоящие стальные доспехи, стоившие в арийских городах довольно дорого. Они были признаком богатства или удачных походов против северных племен.
   Это был народ, живший ради войны. Прекрасное и чарующее зрелище. И как киммериец ненавидел арийцев, но должен был себе признаться, что ему нравилось это зрелище. Блики зайчиков на оружии и сверкавших доспехах.
   Жители Пифона были разбавлены в богатой мере иностранцами. Кто подолгу службы, кто из трусости, кто в изгнании. Смуглые неприветливые стигийцы, веселые и беспечные офирци и котийцы, крючконосые и бородатые жители шемитских равнин. И редкие уроженцы восточных народов. Большое множество рабов сновало по улицам, кто по важным делам своих господ, кто, сопровождая их. Здесь было большое смешение племен, языков, одежд, манер, культур, цветов, но всех их объединял кровавый и алчный культ бога Сэта, обвившего кольцами земли, державший народы в страхе и покорности.
   И правил он под видом ахеронских жрецов и магов, приносивших ему обильные жертвы.
   Наконец закончился квартал местной знати и сверкнул всем своим великолепием дорец-храм с возвышавшимися пурпурными башнями.
   И именно в этом мрачном великолепии обитал верховный жрец и заклинатель Сэта. На большей площади, окруженной крепостной стеной, перед входом во дворец-храм, стояла нависшая над алтарем огромная змея, обвившая его своими толстыми кольцами. Из громадной разинутой пасти торчали два белых клыка, размером с верулийские ятаганы, похоже, изготовленные из слоновой кости. Узкие щели глаз, все также хищным рубиновым отблеском взирали на толпу своих почитателей. Оставалось только гадать какой до сумасшествия талантливый каменотес сумел изваять это гигантское пресмыкающееся, которое казалось, застыло для броска на жертву, и вот-вот шевельнется. Чей извращенный гений сумел вложить в коварные черты гигантского змея столько злобы и ярости.
   Однажды он уже стоял перед этим земным подобием Сэта и беломраморным дворцом. Но как пленник и раб в тяжелых железных кандалах.
   Тогда он попал к жрецу из Эн-Рамона, вне всякого сомнения, спасшего его душу от жертвоприношения. Спасшего ради корысти и наказания и где тот жрец теперь? В преисподней, логове проклятого змееголового бога! И скоро все это темное царство магов и жрецов отправится туда же. Он словно оракул, поникший в будущее, знал это и мрачно радовался этому!
   Киммериец шел мимо, всем своим видом показывая свое мнимое восхищение и преданность. Увлеченно рассматривая красоту и роскошь. Однако глаза его видели не янтарь, мрамор и перламутр, а полутемные коридоры, двери, слуг, рабов и стражей.
   Большинство того, что хотел узнать киммериец, он узнал с помощью глаз, хитрости, а где с помощью золота валузийца.
  
   Этой же ночью, недолго раздумывая, Ярг направился посетить знаменитого черного колдуна Ксальтутона-Пифонского, с твердой надеждой вернуться оттуда хотя бы с головой на плечах.
   Проверив, надежно ли сидит меч за спиной, киммериец начал ловко взбираться по крепостной стене, используя каждую трещинку, каждый выступ. За столетия камень стен изрядно потрепали солнце и дожди. Вскоре не особенно спеша, Ярг оказался на верху стены, проворно взобравшись по ней, ведь он был киммерийцем. А лучше киммерийцев вряд ли кто умеет, словно мухи ползать по отвесным стенам.
   Он вовремя услышал глухой звон оружия и звук шагов, чтоб вовремя успеть повиснуть на одном из зубцов стены. Мимо в ночной тьме прошло около полдюжины стражников. И если бы не факелы в их руках, в столь слабом свете луны, в ночной темноте их даже он не смог бы увидеть. Скрипя медными частями доспехов, шурша длинными плащами, солдаты прошли мимо висевшего снаружи варвара, даже не подозревая о его присутствии.
   Когда шаги солдат тихли в ночном мраке, киммериец осторожно осмотрелся и никого не заметив в ночи на бруствере, используя кирпичную кладку, быстро спустился вниз, благодаря всех богов, о которых только слышал в своих приключениях зато, что пифонцы оказались такими растяпами стражниками.
   Перед парадным входом в пирамидальный дворец, жутким призраком, застыла каменная громада змея-бога. Ярг быстро оказался подле обагренного тысячами жертв алтаря, где и затих на мгновение. Он не заметил, как блеснули глаза каменного змея в темноте ночи. Кожа варвара вдруг зазудела, словно в предчувствии чего-то сверхъестественного. Из потаенных глубин его варварской души поднялся древний первобытный страх. Но Ярг быстро подавил в себе его.
   Было странным делом, что у входа охранявшегося каменным идолом, небыло никого из стражи. Как небыло решеток на узких окнах бойницах нижнего этажа. Оно и понятно, самым надежным средством от воров была репутация самого Ксальтутона, о котором говорили, что Пифонский владыка всегда знает, когда кто-нибудь приближается к нему или к его камню. Но для защиты от киммерийца одних леденящих кровь слухов было слишком мало.
   Протиснувшись в узкое окно, он мгновенно выхватил меч из-за спины и осмотрелся. Длинный коридор был пуст, и ни единой живой души. Он тихо как призрак заскользил вдоль стены в сторону тронного зала, готовый в любой момент пустить в ход меч.
   По стенам, вдоль которых крался киммериец, пробегали густые тени, гонимые точно души умерших, неверным светом колеблющихся огней факелов. Ничем не украшенные, тем не менее, стены не выглядели скучными и серыми. Наоборот, в них было что-то величественное, завораживающее.
   Огромные створки дверей тронного зала также никем не охранялись. Подойдя к ним. Киммериец сумел разглядеть на медных листах, которыми те были оббиты, знаки письмен, от которых веяло древностью и ужасом. Ярг присмотрелся к письменам, но они оказались ему незнакомы, а он в своих долгих приключениях и странствиях видел много письмен. Некоторые даже изучил. Как умный вор он считал, что должен уметь читать письмена. Но ничего похожего он не видел. Видимо руны были весьма древними. Киммериец почувствовал, как по коже побежали мурашки. Чувство опасности, вдруг неистово запылавшее в нем, заставило руку замереть перед золотой рукоятью двери, изготовленной каким-то древним мастером, в виде змеи. Перед тем как убрать руку он даже казалось, успел почувствовать живое тепло золотой рукояти. Недоверчиво присмотревшись пристальнее, киммерийцу показалось, что положение головки змеи даже немного изменилось.
   Нежилая более рисковать, Ярг сунул в нее широкое лезвие меча и используя как своего рода рычаг, потянул на себя. Толстая створка легко отошла в сторону, ровно настолько, что киммериец в нее смог пройти. Войдя в тронный, зал Ярг увидел, что тот неплохо освещен. Огонь пылал в шести чашах на треногах, что стояли поблизости высокого пирамидального возвышения, состоявшего из множества ступеней, тянувшихся наверх, где в глубине ночного полумрака, растворяясь во тьме, на плоской вершине пирамиды стоял трон. Присмотревшись, Киммериец заметил небольшой пьедестал у трона и сразу понял, что на этом возвышении и положено было покоится древней реликвии. Сам трон, почти растворившийся во тьме, был сделан в виде змеи, на чьих кольцах видимо восседал верховный жрец, а над ним, словно козырек крыши, нависала большая голова змеи, точно охранявшая свое дитя, сидевшего.
   Ярг медленно приближался к пирамидальному возвышению с троном, с опаской поглядывая по темным углам зала. Но в тронном зале, окутанном тьмой, было пусто. И лишь жуткий свет треног погружал зал в призрачный полумрак, с носившимися по громадным стенам неясными тенями призраков, будто сам ад поднялся из темных глубин земли в логово чернокнижника. Ярг на мгновение замер около пирамидального возвышения. Тишину зала погруженного в могильный сумрак, нарушал лишь треск огня в каменных чашах, на треногах. Но киммериец отчетливо ощущал еще кого-то, незримого. Кого-то кто ждет! Мотнув гневно головой, пытаясь отделаться от этого чувства, варвар двинулся дальше, сосредоточившись на поиске более реальной угрозы.
   Обойдя тронное возвышение, он вошел во мрак, куда свет от огня треног недотягивался. Там было две двери, и настенное изображение змеи, высеченной из большого куска мраморной плиты. Ярг посмотрел на двери и решительной походкой пошел к барельефу с пресмыкающимся гадом. Он внимательно осмотрел плиту, пробуя нажимать некоторые части изображения. Но все зря. Киммериец уже в сердцах подумал, что ему соврали. Он готовился дать себе слово отыскать тех, кто рассказал о тайном ходе, как неожиданно на что-то нажал, облокотившись на барельеф. Отскочив, он принял боевую стойку, глядя как медленно открывается тайный проход. Его взору открылся длинный коридор, освещенный красным сиянием, лившимся из узких ниш в полу под стеной. Киммериец медленно вошел, осматривая грубые блоки стен и пола. На стенах посреди коридора, висели жуткого вида, казалось мумифицированные, отвратительного вида головы, от одного вида которых кровь в жилах стыла. Но эти головы заинтересовали варвара. Что-то в них было не так. Плотно закрытые большие глаза, почти в пол человеческого роста голов. Кончики бурых клыков, выглядывавших из складок кожи пасти. И какой-то черный налет на безгубой пасти всех жутких голов. Продолжая шагать, Ярг минул первую голову и вдруг застыл. Босой ногой, ступая на каменные блоки, он почувствовал едва заметное движение оного. Киммериец присел и внимательно присмотрелся к каменному блоку в полу. И увидел едва заметные щели вокруг него. Ярг понял, что это и есть одна из хитрых ловушек, из которой будь он менее внимателен, или не так развит его инстинкт, ему не спастись!
   Ярг переступил странный блок в полу и повнимательнее присмотрелся к стене напротив одной из голов. Проведя пальцем по саже на стене, он поднес к носу и принюхался. Черный осадок на стене оказался сажей, оставленной огнем! Поняв ловушку, варвар ехидно оскалился в улыбке и уверенно двинулся далее. Шагая в красноватом сумраке света, лившегося из ниш в полу, киммериец неотрывно смотрел на аркоподобные каменные двери, до которых оставалось совсем близко. Он шел, и казалось дивный узор из странных переплетений на камне двери, поглощал все его внимание. Рука с мечем безвольно опустилась и тут на его разум стала надвигаться тьма. Его разум угасал. Он уже готов был, растворится во тьме, когда что-то мягко сжимавшее голову взорвалось вспышкой света, и волна холода погнала по жилам, вливая в почти оцепеневшие члены жизнь. Его глаза распахнулись, и он ужаснулся, на его груди сидела жуткая тварь, прижимавшая его к каменному полу. И она была чем-то сродни обезьяне, гиене, медведю и льву и в тоже время ничего общего сними не имела. Тяжелая черная туша лежала на нем, и он не мог даже шевельнуться. Рука с мечем, оказалась напрочь прижата к полу, но вторая была наполовину свободной. Он едва сумел вынуть нож и всадил широкое и длинное лезвие вбок, где должно было быть сердце. Но твари это явно никак не повредило, она лишь недовольно и злобно оскалила пасть, полную клыков из которой воняло мертвечиной и смертью. А ее черные глаза, разделенные пополам желтой вертикальной полосой, неотрывно впивались в глаза киммерийца. Ярг чувствовал, что этот холодный бесстрастный взгляд вновь стал его затягивать в омут тьмы. Он стал отчаянно извиваться, пытаясь, высвободится от громоздкого тела намертво пригвоздившего его к полу. Но даже вся его сила оказалась беспомощной. Тварь даже не шелохнулась. И вдруг он услышал в голове жуткий шепот и понял, что это говорит чудовище.
   - Зачем ты пришел в комнаты моего повелителя варвар?!
   И киммериец понял, что перед ним один из демонов преисподни, где царит Сэт! Явно вызванный проклятым чернокнижником для охраны своего проклятого сокровища.
   - Ты пришел сюда за светочем темной силы света, варвар и найдешь здесь вместо кровавого сердца свою смерть. И душа твоя ляжет на алтарь семи темных богов ада!
   Поняв, что нож ничем более не поможет, киммериец вспомнил об Акураше, что-то шкрябавшем на лезвии его меча. Он с трудом вывернул ладонь и вонзил в покрытое густой щетиной туловище, сверкающее в алом свете лезвие.
   От яростного крика казалось голова лопнет. Киммериец от боли выпустил из рук меч и заткнул уши, сжав зубы, чтоб не застонать. Крик прекратился также резко и Ярг с трудом выбрался испод обмякшего громоздкого тела и, шатаясь, поднялся на ноги. Он с яростью плюнул в морду мертвого демона, лежавшего на плитах пола.
   Стоило киммерийцу отвлечься как, неожиданно хрипя, пасть раскрылась и сомкнулась на руке варвара, клацнув клыками о бронзовый наручный щиток. Ярг чувствовал, как его ладонь соприкасается с языком в пасти, и его наполнила ярость. Он смотрел в черные глаза, источавшие дикую ярость и ненависть к человеку. И жизнь понемногу покидала темную тварь. Однако она жаждала его крови. Ну, нет! Он не даст себя съесть! Стиснув зубы, Ярг попятился назад, к ближайшей ловушке, с трудом таща немного упирающуюся тушу.
   Он, изогнувшись, ухватился за рукоять меча и вырвал его из тела. Пасть раскрылась, освободив руку, и умирающая тварь дико закричала от охватившей ее боли. И тут же нажал освободившейся рукой на камень ловушку, падая на пол. Раздался щелчок и спустя мгновение поперек коридора ударили потоки пламени из ртов каменных голов.
   Вой пламени заглушил дикий крик монстра. Вновь заткнув уши, киммериец стал отползать от мечущегося в самом жерле огненного ада, монстра. Глядя, как синим пламенем, в потоке желтого огня пылает демон, Ярг злобно оскалился в довольной ухмылке. И даже жестокий жар пламени сейчас приносил лишь дикую радость. Его враг, медленно валящийся на пол в объятиях странного синего пламени, был мертв!
   Поток пламени утих, как и последние язычки огня на камнях пола. Демон огромной темной, обгоревшей тушей, лежал на полу, а Ярг удивленно осматривал себя, раздумывая каким чудом его, не зацепили тот дикий, ревущий поток мощного пламени и клыки демона. Недоверчиво глядя на черные отверстия ртов, киммериец подошел к обуглившемуся телу. Он хотел было потянутся за ножом, застрявшем в туше, как черное обгоревшее тело вдруг осело, рассыпавшись в прах. Но даже золы не осталось на полу. Словно камень поглотил прах. Но на плитах пола осталось жуткое пятно, громадного тела.
   - Кром! - Выдохнул киммериец, видя как исчезли остатки демона. Уж, не сам Кром ли повелитель огня и стали, оберег его?! Эта мысль заставила его мрачно улыбнуться. Магия всегда его страшила, пробуждая в нем древний страх. И то, что ее проявление было уничтожено огнем, повелеваемым Кромом, вселяло в его душу еще большую решимость сделать то, что он задумал, и уверенность в том, что его замысел удастся.
   Сжав уверенно меч, Ярг направился к двери хранилища, без страха ступая на тень жуткого монстра, на полу. Не мешкая ни мгновения, он распахнул тяжелые дубовые двери, оббитые листами бронзы. Те оказались открыты, и Ярг шагнул внутрь, готовый сразится с любым противником. В его душе была уверенность, в сердце отвага и бесстрашие, а в руке добрая крепкая сталь.
   Но небольшой зал, погруженный в мягкий алый сумрак, испускаемого светом камня, был пуст. На прямоугольном возвышении, на синем бархате материи, покоился алый камень. И киммерийцу казалось, будто он чувствует живое биение пульса камня. Он шагнул прямо к камню, забыв об осторожности. Замерев на мгновение, Ярг медленно спрятал меч за спину, и также медленно и благоговейно, взял обеими руками камень с возвышения. Довольно улыбнувшись, он спрятал его в сумку, переброшенную через плече и уверенно шагнул к выходу, с твердой решимостью выбраться живым. Помня, что удачливый вор тот, кто сумеет уйти с награбленным. Пройдя по тайному коридору, он даже не обратил внимания на темное пятно на полу. Остановившись перед закрытой тайной дверью, он уперся руками в каменную плиту, преграждавшую вход, и налег на нее всем телом. Мускулы вздулись буграми, но плита не двигалась. Из горла киммерийца раздалось приглушенное рычание, и плита медленно стала отходить в сторону. Шагнув в зал, Ярг извлек из ножен меч и стал обходить тронное возвышение, насторожено разглядывая мрачный полумрак тронного зала, понимая, что это не все ловушки властелина Пифона.
   Обойдя громадное тронное возвышение, киммериец замер, покрепче перехватив обеими руками рукоять меча. Он готов был поклясться, что в полумраке, царившем в громадном помещении, у громадных створок дверей было пусто. Из тяжелого сумрака, окутавшего ничем не украшенные стены и оттого еще более привлекающее внимание, вдруг шагнули две высокие фигуры, закованные в медь. Воины не спеша приближались к вору. Войдя в сферу света, от огня треног около тронного возвышения, их внешность становилась все более отчетливой.
   Ярг узнал их доспехи. Они были валузийскими, только такие, воины "королевства теней" носили очень давно, еще при легендарном Куле-атланте.
   - Ты пришел за смертью варвар? - С насмешкой сказал один из воинов, в дивном арийском языке, которого был слышен знакомый акцент.
   - Ты ее получишь от древних змей Валузии, что некогда правили землями и людьми! - Приглушенный, мелодичный голос второго, был с тем же выговором. Оба воина сблизились плече к плечу и надвигались на вора смотря на того из-под лобья.
   - Мы убиваем всех кто приближается к камню без ведома нашего повелителя! - Говор приближавшихся воинов начал раздражать киммерийца, слишком много слов.
   Воины остановились на мгновение в паре метрах от варвара. Ярг отметил для себя щиты обоих хранителей. Края обеих щитов были усеяны острыми, стальными треугольными зубьями. Ими запросто можно вспороть крепкую кольчугу, а уж голое тело и подавно. И неожиданно стражи напали. Ярг только в последний момент сообразил, что те задумали. Он мгновенно упал на колено, уперев меч острием в пол. И тут же почувствовал, как одно из лезвий просвистело над головой, от чего по телу пробежала дрожь, от возбуждения, а второе со звоном столкнулось с его мечем, застыв, не сумев преодолеть защиты. Многие попадались на этот прием, но не этот пришелец с севера. И это разъярило стражей. Они яростно насели на него с обеих сторон, пытаясь мощным натиском разрубить вора. Но киммериец оказался не так прост. Он стал пятиться к тронному возвышению, лишь отбывая удары и следя за щитами. Но хранители об острых краях онных словно забыли. Слишком медленно, но Яргу приходилось все же пятится, под градом сыпавшихся ударов воинов. Пару ударов он пропустил, но сверкающие в свете огня треног, лезвия лишь нанесли поверхностные раны. А киммериец все отступал, только успевая отбывать удары, иногда уклоняясь, и ждал. Сейчас ему нужен был один единственный удар, который оставит ему лишь одного противника. А воины упорно теснили варвара, медленно подымаясь на возвышение, где в царившей тьме притаился трон змея. Но все же киммериец дождался своего момента. Стражи синхронно занесли мечи для удара сверху и... Киммериец скользнул меж ними вниз и, оказавшись за их спинами, перехватив меч лезвием к себе, всадил острую сталь в спину стража. Сладкой песней прозвучал хриплый стон поверженного врага. Вырвав лезвие из валящегося на ступени тела, он успел подставить под удар меча второго. Они обменялись парою ударов и разошлись, неотрывно глядя друг другу в глаза. Во взгляде одного гнев и ненависть, во взгляде второго презрительная насмешка. Не отрывая друг от друга взгляда, они медленно ступенька за ступенькой поднимались на верхушку тронного возвышения.
   Замерев на мгновение, страж ударил сбоку вниз. Киммериец отбил этот выпад и нанес пару ударов, не особенно надеясь, что они пройдут. Щит и меч приняли их, и теперь Яргу пришлось слегка пятится под градом ударов стража. Отбив очередной удар, варвар, едва успев уклониться назад, избежал остриев щита. И едва не полетел вниз тормашками, сумев, ухватится за узкий пьедестал у трона. И теперь они стояли друг против друга, и их разделяло возвышение для камня. В густом полумраке, царившем на тронном возвышении, страж выглядел особо жутким.
   - Жалкий человек, тебе пощастливилось сразить моего брата по оружию, но не радуйся и не возомни себе много. Это лишь шальная улыбка удачи. Сейчас твоя душа отправится к Сэту!
   И они вновь сшиблись. Два раза мечи скрестились в воздухе, высекая рои искр и волны лязга, и киммериец глубоко сел на колено, пригибая низко голову, почувствовав дуновение ветра от пронесшегося над головой щита. Тут же Ярг подскочив с плит, и ударил вверх, перерубив руку со щитом. Ответом был разочарованный и обреченный стон, и тут же меч опустился вниз, перерубив незащищенную шею.
   Оскалившись в злобной улыбке, киммериец смотрел, как пошатнулось тело, безвольно опустив руки и словно подрубленное дерево, повалилось на каменные блоки пола.
   И тут же киммерийцу почудилось, будто во мраке, темные абрисы головы поверженного стали меняться. Ярг с гневом почувствовал, как холодеет кровь в венах, из тела, лежавшего на полу, не вытекло ни грамма алой жидкости. С ужасом он увидел, присматриваясь к голове во мраке, что она стала похожа на змеиную. Пленка закрыла глаза, а удлинившаяся пасть, раскрылась в агонии, показывая рад мелких клыков. Во мраке тронного зала раздалось нечто похожее на выдох, словно кто-то могучий из ада с мукой покидал мир, и тело рассыпалось в прах. На каменных блоках остались лежать лишь доспехи и оружие.
   Потрясенный варвар уселся на трон, неотрывно взирая на доспехи, зиявшие мрачной пустотой. Эти воины и вправду оказались древними змеями Валузии, Сэт их раздери! Так каким же черным искусством, Пифонский чернокнижник, призвал этих существ к жизни?! Думал киммериец, не отрывая своего взора от пустых доспехов, покоившихся во мраке.
   Из онемевшего состояния его вырвало странное ощущение, упорное чувство чьего-то настойчивого взгляда, исполненного дикой ярости и вражды. Киммериец мгновенно вскочил на ноги, сжав обеими руками рукоять своего старого меча. Он внимательным взглядом, начал осматривать жуткий полумрак тронного зала. Тьма в скрытых мраком углах, казалось начала надвигаться сама собой. Но спустя какое-то время он понял, что тот, кто смотрит на него, находится не внизу, а вверху, скрытый тьмой, под самым куполом, куда не достигает даже свет треног пылавших огнем. Однако его острый взгляд не смог ничего разглядеть в абсолютной тьме, скрывшей куполоподобный неф зала. Даже здесь на вершине пирамидального тронного возвышения, были видны слабые абрисы тронного зала и пустых доспехов, рассыпавшихся в прах поверженных врагов. Это заставило киммерийца нервничать. Ему легче было сразится в одиночку с целой армией, чем ждать невесть чего, что скрыто во тьме, и наверняка умеет летать и явно имеет разум.
   Неожиданно, из тьмы за спиной, вынырнула огромная человекоподобная фигура, с растопыренными руками и расправленными, большими, перепончатыми крыльями. Киммериец успел отмахнуться мечем, по широкой дуге. Но большей силуэт, издав пронзительный крик, сумел уклониться, и широкое лезвие меча мелькнуло в каких-то нескольких сантиметрах от груди. Но и громадные когти на руках твари, не дотянулись до человека. Не успело улечься эхо яростного и раздраженного крика твари, а она уже нырнула во тьму, растворившись в ней. Ярг яростно мотнув головой, вновь встал в боевую стойку, сжимая меч, готовый ударить в любой миг. Напряженно вглядываясь и вслушиваясь в темноту, он ожидал нового нападения.
   Киммериец не разглядел во тьме крылатую тварь, но и без того ему было понятно, что это не очередной реликт из прошлых времен, покрытых пылью лет, а самый настоящий демон, вызванный из темных глубин ада, жарких владений Сэта. Но даже не это его сейчас тревожило. Он уже довольно долгое время бродит по дворцу, успев поднять столько шума, что казалось, только глухие не расслышали этого, а в тронный зал по-прежнему не ломятся с остервенелым криком, стража. И это его сейчас тревожило куда больше чем какой-то летающий демон, довольно проворный для того чтоб оставаться незамеченным во тьме и также проворно из нее появляться. Он едва успел упасть на пол, предупрежденный варварским инстинктом и почувствовав легкое веяние ветра над головой, поднятое взмахом огромных крыльев. И опять полная тишина, и пустота во тьме тронного зала. Ярг пристально осматривая темноту, попятился спиной к трону. Теперь тварь могла напасть лишь с трех сторон. Громадная змея трон, нависшая над ним прикрывала спину киммерийца, а сам он не раз подумывал подхватить с земли круглый щит. Однако замер в ожидании атаки. И опять варвар успел заметить демона раньше, чем тот нанес удар. Киммериец просто упал на колено, подхватив щит и прикрылся им. Либо тварь промахнулась, либо не ударила. Ярг вскочил на ноги озираясь, и увидел, что демон на этот раз не скрылся во тьме куполообразного нефа. Он парил, невдалеке растопырив свои большие кожистые крылья, словно ловя потоки воздуха. Киммериец почувствовал на себе наполненный злобы и жажды убивать взгляд демона и ответил тем же, прокричав,
   - Ну, что уставился исчадие ада! Или нападай, или проваливай к себе в гиену, Кром тебя раздери! - Его могучий голос эхом покатился по залу и темное существо вздрогнуло.
   Демон замотал головой, разъяренно рыча и распростав руки, ринулся на человека, приготовившегося к атаке. Следя за быстрым приближением полуосвещенной фигуры демона, Ярг в последний момент отступил на шаг назад и резко ударил мечем. Острая древняя сталь прошла сквозь мышцы и кости адского исчадия, не задержавшись ни на миг, и зал содрогнулся от яростного крика боли. Демон не стал останавливаться, а замолчав, на ходу развернулся и спланировал на человека. Ярг на мгновение отвлекся, глядя на культю, отрубленную почти по локоть, и ударил раньше, чем нужно было. Демон успел вовремя зависнуть и увидеть перед собой сверкнувшее лезвие меча и сам тот час же ударил. Ярг вовремя успел закрыться щитом и от столкновения полетел на пол, но его меч, выбитый из руки, полетел далеко во тьму, за тронное возвышение. Киммериец озлобленно зарычал, услышав звон стали упавшей на мраморные плиты пола. Услышав смех демона, жуткую пародию на человеческий, Ярг гневно тряхнул головой. Не сводя взгляда с твари, он покрепче сжал лямки щита и извлек из ножен большой нож, более похожий на тесак. Понимая, что с этим оружием ему не выстоять против крылатого существа, потеря одной руки которого явно не сделало слишком слабым.
   Тяжелыми взмахами больших крыльев, демон стал набирать скорость, приближаясь к человеку, которого он хорошо видел, даже во тьме тронного зала.
   Ярг покрепче уперся ногами в пол, прикрывшись щитом, и выжидал. Короткое мгновение стремительного полета адского создания растянулись, казалось в вечность. Хоть нетерпение и легкий страх снедали его душу, киммериец твердо стоял и выжидал, словно опытный лучник ожидает приближения цепи всадников, дабы выстрел был более убойной силы и точности. Его рука откинулась назад и с силой метнула нож. Демон, однако, сумел среагировать и завис в воздухе в метре от человека, изогнувшись, пропуская брошенное оружие, едва оцарапавшее темную лоснящуюся кожу. Не успела рука варвара опустится после броска, как он высоко подпрыгнул к зависшему исчадию ада, понимая, что это самый лучший момент для атаки. Провернувшись в воздухе, Ярг с разворота ударил щитом в темную грудь. От удара тварь откинуло назад, и ее охватил шар пламени, оставивший в воздухе за отлетевшим созданием ада, шлейф огня. Крылатая тварь сгорела так быстро и столь яростно, что киммериец, упавший на колени после прыжка, увидел лишь большей огненный шар, горевший лишь короткое мгновение, а затем так же внезапно потух, как и вспыхнул от удара. Черные обуглившиеся кости, все, что осталось от демона, лишь стихло пламя, упали с приглушенным цокотом на пол, и тронный зал вновь погрузился во мрак.
   Киммериец поднялся с колен и изумленно посмотрел на щит, словно тот заговорил.
   - Проклятие Сэта на этих чернокнижников с их магией. Неспроста это порождение преисподни вспыхнуло так ярко. Видит Кром, щит тоже наделен чародейством. - Закончив длинную тираду, киммериец быстро спустился с тронного возвышения, где во тьме после недолгих поисков отыскал свой меч.
   - Пора уносить отсюда ноги, да поскорее. - Произнес Ярг и почти побежал к приоткрытым створкам дверей.
   Осторожно выглянув в полутемный коридор, он удостоверился, что там было пусто. Он закрыл за собой громадные двери, на всякий случай, хотя вряд ли кто осмелится войти в тронный зал, пока повелитель Пифона спит сном черного лотоса, даже, несмотря на тот шум, что он здесь поднял.
   Ярг не стал выбираться назад той дорогой, которой пришел. Он прокрался по полутемным коридорам большого дворца, где задняя часть его была частью крепостной стены. Протиснувшись в бойницу, он глянул вниз. Спускаться по немного наклонной стене, конечно, было опасно, но и оставлять следы своего пребывания в виде веревки с крюком тоже было опасно. Цепляясь за каждую щель, за каждый наименьший выступ он стал медленно спускаться.
  
   Взобравшись на верхний этаж харчевни, где киммериец снимал комнату, он не заметил двух пар глаз наблюдавших за ним. Синие, исполненные насмешки, глаза принадлежали девушке, стоявшей в десятке метрах от задней стороны харчевни. Вторая пара глаз принадлежала, не столь высокому как киммериец, мужчине, в котором тот узнал бы без сомнения раба валузийского вельможи. Только теперь на нем одежды раба сменились на одежды жреца Сэта. Сжимая в руке тугой ахеронский лук, он смотрел и за киммерийцем, который был лишь тенью в ночной тьме и девушкой, чей силуэт, был едва виден во мраке ночи.
   Наконец из окна показалась темная фигура варвара, успевшего одеться и прихватить свои скудные пожитки, уместившиеся в дорожной сумке, переброшенной через плече. Он ловко спустился на землю, не смотря на кольчугу, которую успел натянуть. Едва его ноги коснулись земли, как метко брошенный пернач, нежной рукой, скользнул по непокрытой ничем голове и варвар свалился наземь не двигаясь.
   Сразу около него появилась, скрытая ночью фигура девушки и, нагнувшись, стала быстрыми и ловкими движениями обыскивать своего, некогда, попутчика.
   Даже в ночном мраке, сверкнул красным светом алый камень, в руках молодой наемницы. Благоговейное восхищение заполнило душу жреца, хоть его лицо и оставалось каменной маской. Целясь в замершую от восхищения девушку, сильная смуглая рука, натянула тетиву с вложенной в нее стрелой, задержав дыхание, пальцы разжались. Вздрогнув, темная фигура девушки упала около своей жертвы.
   Смуглые пальцы стрепетом подняли из разжатой тонкой ручки алый камень и осторожно спрятали в мешочек на поясе жреческой тоги. А затем жрец быстро растворился в ночи узких улочек бедняцкого квартала.
  
   У задней стены таверны "Горящий камин", в ярком свете выглянувшей из-за туч луны, шевельнулась могучая фигура. Человек сел и приложив к голове руку, выругался с легким северным акцентом.
   - Кром! Ну и болит. - В воздухе почувствовался едва слышимый запах духов. Он мгновенно оказался на ногах с мечем в руках. Но человек лежал не двигаясь, а из груди торчала стрела. Киммериец понял что ошибся, это оказалась женщина, если судить по кольчуге, в которой застряла стрела, в одной из нагрудных чашек. Штаны были сшиты на манер жителей востока, с широкими раструбами штанин. И помимо узкого и длинного мечей и ножа, через плече был переброшен лук и колчан, со стрелами. Хоть сейчас и царила ночь, однако было светло как днем, лишь краски смазались, и все казалось серым. И света луны было достаточно, чтоб он кое как разглядел лежавшую. Смазанные черты лица оказались странно знакомыми.
   Его попутчица с перевала! Всплыла вдруг догадка. Заметив невдалеке метательную булаву, он насторожился. Он поднял ее и нащупал странные борозды на окованной железом рукояти и ударной части. Странная догадка мелькнула в его голове. Выхватив из ножен ее меч, он на лезвии обнаружил те же узоры.
   Девушка, лежавшая перед ним, была одной из бесстрашных и свирепых дев амазонок, живших за озером Салайет. Довольно гордые и свирепые в бою и нежные и чувствительные ночью, вопреки своей воле! Вспомнил Ярг одно из своих приключений в гирканских степях. "Какие воины и какие женщины! Ни одной женщине выросшей за стенами города, не сравнится с ними".
   Согласно кивнув, он присел и осмотрел кольчугу, куда воткнулась стрела. И изумленно вскинул брови. Стрела вероятно лишь поверхностно попала в тело, застряв в металле. Скорее всего, на груди останется небольшой шрам.
   Присматриваясь как извлечь стрелу, внезапно пришла странная мысль. Странно, его оглушили, а затем эта амазонка со стрелой в груди... Камень!!! Ярость мгновенно заполнила его душу. Не раздумывая ни мгновения он рывком вырвал стрелу, из скрипнувшего метала, чашек и звеньев. Отбросив стрелу, он несколько раз хлопнул ее по лицу, приводя в сознание. В ответ послышался слабый стон и не менее слабый голос.
   - Великий Сэт. Я пришла к тебе и готова служить оставшуюся вечность!
   - К Сэту тебе еще рано, но клянусь Кромом, ты туда быстро отправишься, если не ответишь на мои вопросы! - Яростный рев над ухом привел ее в чувство быстрее, чем хлопки по лицу.
   Словно ужаленная змеей, амазонка вскочила с земли, и ее рука метнулась к рукояти меча на поясе. Но Ярг был быстрее нее. Его могучая рука перехватила изящную руку у самой рукояти и сдавила с такой силой, что бедняжка вскрикнула.
   - Где камень подлая тварь! - Взревел киммериец, поддавшийся охватившей его ярости, схватил молодую воительницу за горло.
   - Отвяжись от меня варварская собака! Также яростно, крикнула она в ответ, чувствуя, как перехватывает ей горло железная хватка.
   - У меня его нет! Сволочи, подонки, шакалы... - От ее голоса у киммерийца едва не заложило уши. Слушая поток прокленов, клятв и ругательств Ярг поморщился, ослабляя хватку,
   - Дайте только добраться до вас, отродья Неграла, вы мгновенно лишитесь мужского достоинства.
   Когда хватка варвара исчезла, амазонка тяжело задышала, только сейчас поняв, насколько крепка была его хватка, и мимо воли в ней зародилось уважение к мужчине. Впервые в ее жизни. Ярг не спеша извлек из ножен свой большой нож и медленно поднес к обнаженной коже горла, чтоб она почувствовала холод и остроту стали, вновь задавая вопрос.
   - Кто тебя подослал?! Говори, иначе с твоей милой груди начнет исчезать кожа, сантиметр за сантиметром.
   - С чего это ты взял во имя Деркетто, что я на тебя напала. - И осекшись, виновато замолчала, удивившись сама себе.
   - Этот знак на твоем перначе, клянусь Имиром он такой же, как на твоем мече и ноже, хоть в этом полумраке его и не различишь. В твоей груди сидит стрела, причем рану на груди, скорее всего даже царапиной назвать нельзя, стало быть, ты оглушила меня, бросив дубину, а он подстрелил тебя из лука. Видимо хорошее у него зрение, раз он сумел тебя разглядеть в этом мраке. А раз ты жива, значить он тебя не касался, иначе понял бы что оплошал и закончил бы то, что начал. Видит Сэт ты его знаешь. Говори, ато я начинаю терять терпение. И хоть я женщин никогда не трогаю, это мне порядком поднадоело. - Почувствовав на коже резкую, но вполне терпимую боль она заговорила, поняв, что варвар сделает то, что задумал и рано или поздно вырвет из нее имя.
   - Я работала на одного чужака, представившегося жрецом из Валузии, но он похоже не в себе. Валузия всего лишь легенда...
   - Да нет, не легенда. - Задумчиво перебил киммериец, глядя на светло-серый силуэт девушки.
   - А ты почем знаешь? - В ее голосе прозвучали нотки почти детской посредственности.
   - Я был там. Мой народ уже века воюет с империей спящих! Ты выросла на востоке и ничего не знаешь о северных землях.
   - Это все сказки, Валузия, люди-змеи, Кулл. - Неунималась девушка, запихивая за пояс отобранную у киммерийца булаву.
   - Если бы ты видела десятую долю того, что выпало на мою долю... Но вернемся к нашему нанимателю. У него был слуга или раб с золотым ошейником?
   - Был. Он заплатить обещался за то, что я тебя убью и заберу то, что ты похитил.
   - Шакал! - Глухо прорычал киммериец.
   - Я не знаю почему, но в последний миг вместо стрелы я взяла булаву. Меня словно кто-то удержал.
   - Никак, какой из богов вспомнил о моем существовании?! - Почти съехидничал Ярг.
   - Я неуверенна, но он вроде бы именовал себя Бокор, Бобок.
   - Бобкок. Поправил киммериец.
   - Да! Бобкок, клянусь грудями Деркетто. Этот червь заслуживает на медленную смерть. - Прошипела амазонка.
   - Клыки Сэта и копыта Неграла. Эта валузийская падаль в порту. Еще сегодня в порту стояла боевая Валузийская галера. Только жрец Сэта может запросто приплыть на враждебном боевом судне. Он от меня далеко не уйдет змей подколодный. Он узнает, как киммерийцы умеют держать обещания. А тебе сердечная амазонка, я советую убраться отсюда подальше, а еще лучше домой, в степи Гиркании. Скоро здесь будет буйствовать Сэт, в обличии Ксальтутона-Пифонского, потерявшего свое драгоценное сердце.
   Услышав имя зловещего чернокнижника, Белинда содрогнулась от страха. И одновременно исполнилась восхищения варваром. Он сумел похитить самую великую драгоценность Ахерона. Магический камень Пифонского чернокнижника. Да он заслуживает уважения и восхищения, коим не позор предастся и амазонке. Глядя, как удаляется во вновь потемневшую ночь киммериец, амазонка побежала вслед за ним, прокричав вслед.
   - Эй, постой! Подожди Ярг, я с тобой. Тебе пригодится добрый лук в умелых руках.
   Тучи вновь быстро застилали ночное небо, над Пифоном, погружая город в настоящий ночной мрак, словно насланный самим Сэтом, поднявшимся из ада.
  
   Два человека, в тогах жрецов Сэта, ярко контрастировавших меж собой ростом, спокойно прошли в открывшиеся ворота Пифона. Ни один из стражников не отважился их задержать для досмотра, как того предписывал закон. Они даже не рискнули мельком глянуть, что те двое тащили в свернутом ковре. Дорога к порту также была обнесена крепостной стеной, и стражники у ворот порта также не отважились, вдастся в расспросы к двум жрецам. Никто и никогда не знал, когда и с каким делом посылает верховный заклинатель Сэта в Пифоне, своих жрецов.
   Порт оказался небольшим. Пол десятка таверн, бывшими одновременно и постоялыми дворами, две дюжины жилых домов, казармы и портовые постройки. Защищала порт крепостная стена не менее мощная, чем город.
   Жилые дома оказались позади, как и казармы и таверны и дом префекта порта. Около портовых хранилищ, два жреца заметили редких охранников, не слишком рьяно исполнявших свои обязанности. Те бродили между зданиями, с факелами, вооруженные мечами.
   Стоило двум жрецам оказаться на каменой пристани, о которую разбивались волна за волной, воды моря, как высокий жрец скинул громоздкий капюшон и устремил свой взор на темные силуэты кораблей, колыхавшиеся на волнах.
   Здесь стояли несколько военных галер, стройные и хищные как акулы. С дюжину купеческих галер, полдюжины карак и множество мелких рыбацких лодок. Немного поодаль в гордом одиночестве, мерно покачивалась стройная темная галера.
   Скинув с себя с облегчением жреческую тогу, Ярг с отвращением отбросил ее в темноту. Его серые глаза исполнились радости, взирая на мерно раскачивавшийся силуэт галеры.
   - Вон ее-то нам и надо! - Сказал киммериец и, подойдя к краю пристани, стал стягивать с себя кольчугу. И лишь когда варвар стал опускаться в воду, амазонка забеспокоилась.
   - Мы, что поплывем вплавь?!
   - Да! - Холодно ответил Ярг, не обращая внимания на испуганный и обеспокоенный тон воительницы.
   - Но я думала, что нас будет ждать лодка. - Белинда подошла к краю и попробовала ногой воду. Холодные иглы впились в ее конечность, заставив поежится.
   - Она же холодная.
   - Я тебя с собой не звал! - Коротко отрезал киммериец, спустившись в темную гладь залива. Проследив как сильными размашистыми гребками, темный силуэт киммерийца поплыл к одинокой галере, амазонка выругалась, помянув дюжину божков и богинь и взвизгнув, опустилась в воду.
  
   Матрос, несший вахту в эту ночь, дремал сидя на носу. Заложив босые ноги на борт, и сложив могучие руки на мускулистой груди, он мирно посапывал при свете одинокой масляной лампы. Единственной одеждой матроса, чья черная эбеновая кожа, блестела при свете лампы, были шемитские шаровары.
   Ничего не подозревавший чернокожий, спокойно дремал, забыв о своих обязанностях, когда могучий скрытый темнотой силуэт гиганта с длинными мокрыми черными волосами, перебрался через борт и сразу припал к палубе, напряженно осматриваясь. Заметив лишь одного вахтенного, в свете лампы блеснули белые зубы пришельца.
   С тихим шелестом, лезвие покинуло ножны, и он двинулся к вахтенному. Его движения были быстрыми, уверенными, ловкими, сродни движениям охотящегося тигра. Ни единого звука, не произвел пришелец, все ближе приближаясь к дремлющему моряку, исполнявшему спустя рукава свои обязанности.
   Чернокожий заворочался, но не проснулся. Киммериец подошел ближе и широко улыбнувшись, приставил меч к черному горлу. И некому было предупредить вахтенного, скамьи для гребцов были пусты, очень немногие пиратские галеры отваживались держать рабов. Капитаны пиратов справедливо полагали, что лишь свободный пират будет хорошее управляться с веслами, либо спасая свою жизнь, либо в пылу безумия битвы.
   Едва острое, широкое лезвие коснулось черного горла, как глаза мгновенно распахнулись и дико завращались. Однако он не издал ни звука, понимая, что один звук, сорвавшийся с его губ, может легко перерезать ему горло.
   Сперва чернокожий не узнал кто перед ним. И лишь когда окончательно пришел в себя и увидел в колышущемся свете лампы, силуэт гиганта, едва не помер от ужаса. Жуткий страх сковал его члены и душу, когда он узнал пришельца, с которого на палубу стекала вода.
   - Дракон, дракон восстал из преисподни Сэта! - Шептали полные, черные губы в темноте, вжимаясь все больше в просмоленный борт судна. Чернокожий узнал в пришельце, своего некогда капитана, с которым наводили ужас на все побережье Схема, Стигии и Ахерона.
   - Исчезни демон, ты не наш капитан Ярг! - Отчаянно лепетал вахтенный, дико тараща глаза на возвышающуюся над ним могучую фигуру черногривого великана.
   - Мбонга! Хорош молоть чепуху, Кром тебя раздери. - Весело прошептал киммериец, пряча меч в ножны, за спиной.
   Но несчастный моряк еще больше вжимался в борт, глядя как через невысокий борт, перебирается еще одна фигура, более низкая и щуплая чем демон-Ярг.
   - О Дамбала! Еще один демон пришел из моря, высосать мою душу. Сгиньте, исчезните, оставьте меня в покое. - Взмолился Мбонга.
   - Да успокойся ты и разуй глаза, раздери тебя Сэт! Это я живой и невредимый и совсем не демон. - Страх чернокожего стал раздражать киммерийца.
   - Не бывать такому, чтоб моим телом завладел какой нибудь вшивый демон!
   - Но вернувшиеся говорили, что тебя сожрали демоны в покинутом храме. - Все еще недоверчиво продолжал чернокожий.
   - Ха, неужели ты думаешь, что найдется такое отродье преисподни, которое успеет сожрать меня раньше, чем лишится головы от моего старого, доброго меча?! Да и это трепетное создание не демон, а всего лишь амазонка. - Вновь широко улыбнулся киммериец, присев на борт.
   - О духи предков, амазонка еще страшнее демонов! - Чернокожий казалось, стал приходить в себя.
   - Да и стал ли я приставлять к твоему горлу меч, будь я демон? - Весело произнес киммериец, дружески хлопнув бывшего друга по плечу, не менее могучему, чем его собственное, на котором в свете лампы поблескивали капли морской воды.
   - Ты меня уговорил, клянусь клыками Дамбалы. Теперь я верю, что живой человек, однако после той погони жутковато вот так столкнутся с тем, кого считали добычей демонов.
   - Мбонга, я живее всех живых вместе взятых. И в чертоги Крома еще пока не собираюсь. Но поведай мне, кто у нас нынче капитанствует! А? - Киммерийца видимо мало волновало то, что он проник на судно тайком, но амазонка постоянно оглядывалась, всматриваясь в темноту, в поисках врагов, не снимая руки с рукояти короткого меча на поясе.
   - Хироз! - С отвращением ответил чернокожий, при этом сплюнув, высказав свое презрение.
   - Этот выскочка?! - Искренне удивился киммериец,
   - И это после того как я его турнул из братства, при этом едва лишь чудом позорно сберег свою голову на плечах!
   - Понимаешь он довольно хороший боец, и по праву считался вторым после тебя фехтовальщиком. - Казалось, чернокожий матрос окончательно пришел в себя. Однако все также опасливо поглядывал на все еще молчавшую амазонку, которая страшила его не меньше самого Сэта.
   - Я поверил бы в это, если б не знал, как все обстояло на самом деле. Почему ты сам не оспорил право на капитанство?
   Чернокожий виновато опустил голову, словно в чем-то провинился.
   - Все не так просто киммериец. Когда ты пропал в джунглях, этот арийский змей появился, словно сам Сэт из преисподни, неожиданно. У него были смелые идеи и планы, к тому же с твоим исчезновением, галеры самого Ксальтутона за нами охотились как стигийцы за рабами в буше. Затем с его появлением эта охота вдруг прекратилась. Как-то подозрительно и как видишь, мы спокойно заходим на некогда бывшем флагмане Пифонского флота в порт столицы империи. Самому не верится. Да и к тому же этот прохвост
   сумел слишком быстро разделить команду на два лагеря. Как ты говорил, разделяй и властвуй. Но еще он имеет здесь десяток преданных головорезов. Тебе они конечно и в подметки не годятся, но... - Многозначительно промолчав чернокожий додал,
   - Из-за его безумных идей сложили головы много хороших моряков.
   Ярг понимающе поцокал языком и как бы между делом сказал,
   - Да плохи ваши дела. Висельнику тут позавидуешь. Да и еще одно вам сейчас лучше было бы убраться отсюда подальше. Один недостаточно разумный вор, но безумно самоуверенный, обокрал самого Ксальтутона. - Лицо киммерийца стало слишком довольным, скрытое полутьмой света лампы.
   - А точнее стащил его камень.
   Чернокожий поперхнулся воздухом от неожиданности и, пошатнувшись, едва не столкнул за борт лампу.
   - О боги Каалу. Этого еще недоставало. Постой, постой, чтоб Неграл своим хвостом вскрыл мой череп, если этот нерадивый вор не стоит предомной!
   Ярг гордо задрал подбородок, улыбаясь.
   - Да, клянусь бородой Крома, так и есть. Так, что нам нужно где-то спрятаться на судне, и как можно скорее покинуть порт и окрестности Пифона. А там дальше будет видно. - Многозначительно улыбнулся киммериец.
   - Ты еще более сумасшедший, чем Хироз! Нужно подумать. Этот ариец так просто не купится...
   Амазонка, с которой обильно стекала вода на палубу, стоявшая за спиной варвара, и дрожавшая от прохлады, из всего разговора не поняла ровным счетом ничего.
  
   Смуглолицый капитан, раздраженно смотрел на карту с выцветшими надписями, явно довольно старыми. Это была единственная каюта, если не считать трюма и юта.
   "Странно откуда этот чернокожий ублюдок взял эту историю? Вот придурок, тупица, осел! Клюнул на пустышку как рыба на приманку!" Стал сам себя ругать, разъярившийся внезапно ариец, коим он, несомненно, был по происхождению. Довольно крупного телосложения, одетый в кольчугу. "Здесь наверняка что-то затевается. Ну ничего, это легко разрешимо. Протянуть под килем, чтоб узнать что именно, а затем всех неугодных на корм рыбам!" Злорадно улыбнулся капитан, сверкнув желтыми зубами.
   - Зиго, Тарн! Рявкнул он. - Сразу открылись двери и ввалились два здоровяка, видимо ожидавших снаружи. Один из них был слишком рослый, как для людей своего племени, населявшего долину Цинга. Зато второй ничем не отличался, от гиборийцев Офира. Оба на босую ногу, одинаково одетые, шаровары, выцветшие безрукавки, платки на головах и никогда не расставались с мечами. Представ перед капитаном, довольно ухмыльнулись в предвкушении забавы.
   - Живо притащите сюда Мбонгу, лентяи!
   Спустя некоторое время дверь капитанской каюты открылась, и вошел чернокожий, а за ним двое подручных капитана. Лица пиратов сияли, а Мбонга безразлично смотрел сквозь капитана, сложив руки на груди.
   Глядя на чернокожего, Хироз покраснел от ярости.
   - Какого водяного, он все еще с мечем!
   Пираты непонимающе переглянулись и тут же бросились выполнять. Мбонга стоял и даже не собирался сопротивляться, покуда у него отбирали и меч, и длинный кривой нож.
   - А теперь пошли вон! - Капитан нахмурился, положив руку на рукоять своего кривого меча, дабы навести страх и продолжил,
   - Ну, Мбонга, отвечай, какого демона вы там затеяли и с кем?
   - О чем вы капитан? - Сотворил удивленное лицо чернокожий.
   -О чем?! Ха. Что, Сэт вас раздери, ты наплел мне три короба чепухи. И вообще, откуда ты взял эту историю, кто надоумил? Я чувствую здесь чью-то знакомую руку.
   - А, это! Недумаю, что вам это понравится кеп...
   - Давай выкладывай все, что знаешь. Ато у кое кого руки чешутся вспомнить пыточные застенки Пифона. - Рявкнул капитан, у которого лицо от злости посерело.
   Мбонга повел удивленно бровью и заговорил.
   - Хорошо, можно обойтись и без этого. Но клянусь сверкающими клыками Дамбалы, как только я скажу, вы потеряете корабль.
   - Давай говори, не испытывай моего терпения. А там посмотрим кто, что потеряет. - Ехидно ухмыльнулся Хироз, в предвкушении жестокой и нравоучительной забавы.
   - Все, что я вам сказал сущая правда. А узнал я от того кто украл Сердце. Правда, у него самого его украли. Надули. Белл, изменчивый бог, как сама фортуна. Сейчас с одним, а через мгновение с другим.
   - Ага, простой воришка, решивший, что сможет спокойно убраться из города, от заслуженного наказания с помощью моего корабля. - И после некоторой паузы, с еще большей злобой в голосе добавил. - И тем самым поставил под угрозу мой корабль и меня самого! Глаза арийца нехорошее сузились,
   - Эй, там за дверью! Зиго, Тарн. - Те не заставили себя долго ждать. Надменно зыркая на чернокожего, они жадно ухмылялись.
   - Живо найти того кто тайком пробрался ночью на судно. Не без помощи нашего кушитского друга. Сегодня у нас будет развлечение. А потом может быть, получим награду от самого Ксальтутона Пифонского.
   Глядя, как улыбается капитан, пираты съежились, при упоминании зловещего чернокнижника. Пираты хоть и грабили от его имени, но с самим верховным наместником Сэта, особого желания не имели. Мало чего может взбрести в голову черному колдуну.
   Мбонга злорадно улыбнулся, глядя на кислые рожи двоих подножных капитана. Он-то знал, что последует, когда вор появится на палубе...
  
   Шум на палубе нарастал с такой силой, что Хироз в конец не выдержал этого. Да и тех двоих оболтусов как ветром сдуло. Скорчив страшную мину, раздраженный и в ярости он выскочил на палубу. От увиденного ему показалось, что собравшиеся пираты встречали никак самого Ксальтутона. За ним не спеша вышел Мбонга, на чьей эбеновой коже отражались солнечные лучи, а на лице сияла злорадная ухмылка.
   Едва Хироз задрал голову, его глаза едва не оставили глазных впадин. На верхней палубе, в окружении старых друзей и иных пиратов, горячее встречавших, стояла громадная, до боли знакомая фигура с полуобнаженным торсом. И это был именно он. Киммериец! Тот стоял, широко расставив ноги, уперев руки в могучий торс, дружественно и непринужденно улыбаясь, болтал с толпой, словно чувствовал себя хозяином положения.
   Капитан в истерике хотел было заорать что-то на счет того, что бы варвара немедля связали и выбросили за борт, на корм акулам. Но вовремя сообразил, остановившись, что даже при всем нынешнем своем влиянии, кто и полетит за борт без долгих разговоров, то это будет именно он, а не будь трижды проклятый киммериец. Хироз понимал, что двум капитанам на одном судне не бывать, а когда тут еще и этот варвар с киммерийских гор, тем более. Единственный его шанс это бросить вызов, либо принять вызов от этой обезьяны. Но он не решался, стоя как напуганный малыш, ариец слишком хорошо помнил свою последнюю стычку с киммерийцем.
   Презрительно скривив лицо, первым заговорил Ярг,
   - Однажды ты спасся от моего меча. Но тогда мы были в миле от побережья, а теперь мы посреди океана, а за бортом акулы. Доставай меч, если он еще не заржавел, и закончим наш спор. - Ухмыльнулся киммериец и под общее улюлюканье и ликование моряков спрыгнул вниз, ловко приземлившись на ноги как кошка.
   Лицо ахеронца посерело толи от морской болезни, толи от страха. В его глазах мелькнули искры бешенства. Выхватив меч из ножен, капитан дико закричал и бросился на киммерийца с диким блеском в глазах и пеной на губах. Пираты тут же расступились, освобождая место для драки.
   Ярг принял боевую позицию, решив немного поиграть с арийцем помня, однако, что тот все-таки хороший боец и стоит доброй части команды.
   Зарычав словно львы, они скрестили мечи, высекая рои искр и гулкий звон железа. Хироз бросился в атаку, нанося мощные и быстрые удары, метя то в руку, то в ногу, то в шею. Но действовал он слишком прямолинейно, хоть скорость и ошеломила многих. Слегка пятясь, киммериец с неименьшей ловкостью и быстротой, отражал стремительные удары.
   Могучие мускулы, под загорелой до бронзового цвета кожей, то вздувались, грозя взорваться, то расслаблялись в такт четким движениям рук, орудовавших тяжелым мечем. Киммериец управлялся с ним, словно в мече не было полдюжины килограммов железа.
   У ахеронца клинок был поменьше и поизящнее, но в прочности едва ли уступал стали варвара. Но вот силы самого арийца постепенно убывали, как и боевой запал. А варвар казалось, был сделан из железа. Пара скамеек уже были разломаны, сильными ударами киммерийца. Отбив очередной удар капитана Ярг, словно дровосек занес меч над головой и опустил на голову капитана, грозя разрубить пополам. Хирозу едва удалось увернуться, спасшись простым бегством. Широкое лезвие киммерийца разнесло еще одну лавку, и щепки полетели вслед разбежавшимся пиратам, увертывавшимся от могучих ударов варвара.
   Хироз мгновенно уловил шанс и с короткого замаха рубанул в загорелую шею варвара. Ярг, ожидавший этого удара, еще вовремя своей атаки, заметив движение стали, перекатился в сторону по лавке. Пираты, глазевшие на стычку, вовсе глаза, наблюдали за каждым движением двух рубак, и вовсю бесновались, поддерживая криками кто что горазд и кто кого. И вновь замелькали в воздухе мечи, извлекая из стали оглушительный звон и опять киммериец ударил как дровосек. Каким-то неимоверным движением Хироз слегка отвел этот удар в сторону и сам не поверил своей удаче. Меч киммерийца, прочно застрял в ножке разрубленной скамьи. Он сразу отмахнулся мечем, и киммерийцу пришлось отскочить в сторону, от неуклюжего выпада. Будь капитан сообразительнее и расторопнее и Ярг был бы уже издыхающим трупом с глубокой раной через всю грудь. Но Хироза это ничуть не смутило, он обрадовался такому повороту событий и быстро атаковал, вторым темпом, пока варвар остался безоружным, метя в голову.
   Но в этот раз киммериец не посчитал нужным уклонится. Он молниеносно шагнул к арийцу и, сложив в кулак ладонь, опередил капитана, нанеся могучий удар в живот. Меч вылетел из руки, а капитан мгновенно задохнулся, на короткое мгновение. Хватая ртом ускользающий воздух, рука арийца сама потянулась к ножу у пояса, словно поддавшись выработанному инстинкту.
   Однако Ярг был быстрее и беспощаднее. Едва рука арийца шевельнулась в сторону ножа, как киммериец мгновенно оказался около капитана и заключил того в смертельные объятия. Хироз уже почти взялся за рукоять и восстановил дыхание, как почувствовал себя в могучих тисках, из которых ему не выбраться. И это знание его ужаснуло! Он стал все отчаяннее сопротивляться, но объятия становились все сильнее и сильнее. Дыхание в конец утруднилось, и силы стали стремительно покидать капитана. Он с ужасом смотрел в серые, пронзающие холодом мрака, глаза и со всепоглощающим страхом понимал, что ему конец.
   На мирно покачивавшейся, на волнах галере вдруг воцарилась могильная тишина. Все, затаив дыхание смотрели на застывших бойцов. Те, что стояли поближе услышали слабый звук хруста ломающихся костей, под неимоверной силой, сжимавшего в своих объятиях киммерийца. Глаза ахеронца полезли из орбит от напряжения, боли и страха близкой смерти. Тело в последний раз забилось в отчаянной попытке освободится, но внезапно резко замерло и обмякло. Глаза закатились, рот искривился в немом крике агонии. Киммериец расслабился и развел руки в стороны. Мертвое тело капитана мешком свалилось к ногам победителя.
   Белинда была удивлена и восхищена. Она привыкла, что там, где она выросла, мужчины слабы и трусливы, впрочем, как добрая половина этой команды. Хотя они гораздо лучше тех, что ей доводилось видеть, но этот варвар воистину настоящий воин и мужчина. Он наверняка способен и льва задушить в своих объятиях. Глядя на могучего северянина, хмуро смотревшего на поверженного, ей на ум пришла старая история, поведанная однажды матерью. Однажды командуя отрядом амазонок, тогда еще принцесса, им удалось пленить черноволосого великана с могучими мускулами и пронзавшими холодом серыми глазами. Он был свиреп как лев и могуч как серая обезьяна, обитавшая в гирканских предгорьях. И хоть это и было семнадцать лет назад, но этот северянин, очень походил под описания матери... А может это и есть тот самый человек?! Мелькнула сумасшедшая мысль в ее голове.
   - Ну, кто теперь ваш капитан! - Громко крикнул Ярг, свирепо обвев взглядом команду.
   - Ярг, Ярг киммериец! - Общим гулом заорали пираты.
   - Двое выбросить эту падаль акулам на корм. Один живо в воронье гнездо и смотреть на все четыре стороны. Остальным чинить скамьи и выдраить судно. Нас ждет славная потеха, не будь я киммерийцем, клянусь Кромом. Рулевой курс на север!
   Толпа радостно взревела и, видя, что все стоят, он добавил, нахмурив брови и вынимая меч,
   - Или кто желает оспорить право на капитанство?! - Еще раз взревев, толпа бросилась исполнять приказы.
   - Живо за роботу морские волки. Клянусь Кромом еще до того как нагоним эту Сэтову галеру я вам еще все кости пересчитаю!
   Белинда удивилась, как легко могучий варвар управляется с этой бандой морских разбойников.
   Когда толпа рассеялась, амазонка увидела, что пират все-таки зацепил киммерийца, и левый бок торса был располосован. Она проворно спрыгнула вниз и подошла к нему.
   - Стой. Да постой же ты! Ты сильный мужчина, но даже тебя может убить незалеченная рана. - Ярг удивленно уставился на амазонку, но застыл словно статуя, пока осматривала рассечение.
   - Рассечение неглубокое, но придется зашить. - Она вопросительно глянула на Ярга. Тот беззаботно кивнул головой и крикнул, чтобы принесли вина иголку и нитку.
   Ей уже приходилось залечивать раны, глядя, как киммериец выпил хорошую часть вина, Белинда принялась шить. Она все ожидала хоть какой-то реакции. Но варвар, которому она зашивала рану, молчал, словно не чувствовал того, что с ним делают.
   Ярг лишь слегка скривившись, наблюдал за работой амазонки. И неожиданно его внимание привлек узор татуировки, выглядывавший из-под рукава, туники. Что-то странно знакомое было в этой небольшой татуировке. Силясь припомнить что это, он вспомнил свое пленение в гирканских степях, за озером Салайет.
   - Кто ты амазонка? - Резко спросил он, легко подняв и поставив ее на ноги. Она ошарашено, не понимая, уставилась на варвара.
   - Эта татуировка указывает, что ты непростая амазонка. А одна из вождей?!
   - Да, эта татуировка означает, что я принцесса. Я дочь властительницы озерных амазонок, Атлы! - Гордо ответила девушка, непоколебимо глядя в глаза варвару.
   - Дочь тигрицы Атлы? - Удивление киммерийца, ошарашило саму амазонку, откуда он узнал прозвище ее матери!
   - Среди амазонок, черноволосые встречаются редко, а синеглазые и подавно! - Пристально глянул Ярг в глаза Белинде.
   - Однажды, когда я спросила кто мой отец, мама ответила. Вернее рассказала о нем. Знаешь ли ты, что обычаи амазонок таковы, что дети никогда не знают своих отцов. Они недостойны, чтоб будущие воительницы знали, какое хилое мужское создание их породило! Но к моему великому удивлению она рассказала мне об отце. Он родом с севера, из племени киммерийцев. У него черные волосы, серые глаза и всегда клялся именем Крома. - Заговорила Белинда, словно и не была наследницей трона гордых воительниц гирканских предгорий.
   - Почти все киммерийцы подходят под это описание. - Как бы невзначай возразил Ярг, натягивая принесенную рубаху , бывшего капитана, одним из пиратов. Благо оба они были одинакового телосложения.
   - Но не всех их зовут Яргом, и не все они командовали экипажем взбунтовавшейся галеры, пустившей на дно моря Виллов три лучшие галеры султана. - Упрямо заявила Белинда.
   Ярг одобрительно улыбнулся,
   - Думаю, Атла хотела сказать тебе, что твоим отцом могу быть я. И если это действительно так, то я горд, что моя дочь стала настоящей амазонкой.
  
   На каменном, укрытом мехами ложе, словно на алтаре, возлегало могучее тело, одетое в богатые изумрудные одежды, украшенные золотыми змеями.
   Из раскрытых ртов десяти, искусно изготовленных змей, стоявших вокруг ложа, вырывались огни пламени, хорошо освещавших комнату. И никто не посмел бы усомнится в том, что огонь из пасти змей мог гореть три дня, не угасая. Ибо зажжен был магией всесильного чернокнижника, возлегавшего на каменном алтаре, чем ложе и было. Низ его, не укрытый мехами, был испещрен древними письменами, пробуждавшими страх в душах простых смертных.
   Человек, лежавший на мехах, имел длинные черные волосы, и аккуратно подстриженную бородку, окаймлявшую ярко очертаную челюсть и двумя лучиками подымавшуюся к кончикам губ. Кожа была необычайно белой, и вызвано это было тем сном, которым он спал. Он выглядел достаточно молодым, но если бы кто мог заглянуть в его черную душу, то содрогнулся бы от ужаса, увидев черные глубины темной души и от того как долго живет на земле маг. И если бы не едва видимое вздрагивание век человека, его можно было бы принять за мертвеца. Но он был жив, и в его силах было повелевать мертвыми и подымать их с могил, призывая их души к жизни, из темных глубин ада и серых стран.
   Человек, который спал на дивном одре-алтаре, был самый могущественный маг и верховный заклинатель Сэта в Пифоне Ксальтутон.
   Он спал сном черного лотоса, росшего на берегах ядовитой, кишащей разной нечистью, реки Захребы. Эти цветы насылали сны, что были сродни смерти. И видения эти были вещими, но понятны они были лишь тем, кто владел черным искусством магии.
   Один мрачный сон сменялся другим. Одни не значили ничего, иные малозначительны, знания, что приходили вместе с ними были малоинтересны чародею.
   Мрачный полумрак, похожий на густой туман, застилал разум и понемногу клубы густого тумана стали таять. Вначале появились неясные тени. Затем абрисы стали четче и душа чернокнижника увидела отчетливые тела двух чудовищ, быстро плывших по бескрайней водной глади, вдалеке от земли. Кожа обеих чудовищ, отдавала сверканием стали и переднее сияло дивным красным ореолом. Что-то зловещее страшное пробудилось в бездонных, черных глубинах души мага. Это был первый зародыш беспокойства, ибо даже он, могучий маг, склонявший голову перед живым богом тьмы Сэтом, не понимал значений этого сна. Вдруг сон развеялся словно дым, гонимый ветром и разум чернокнижника окутала темнота, темнее которой он не видел даже в бездонных колодцах ада, где беседовал с черными душами бездн, получая страшные знания. Темнота незаметно исчезла, и маг понял, что идет воплоти, по жуткой пещере, имевшей кроваво-красный оттенок. Пещера была громадной и Ксальтутон, шагая под ее громадными сводами, чувствовал себя жалким муравьем. Насколько глаз зрел, отсутствовала темнота, и все ответвления, ходы, провалы, штольни, все было освещено в призрачный кроваво-красный цвет. Между громадными и маленькими колоннами сталактитами, казалось поддерживавшими своды пещеры, виднелись темно-красные отверстия штолен, уходивших глубоко вниз. Из них доносилось едва слышимое дикое пение и музыка, не походившие на то, что создавали смертные, и смешивались с наводившими легкий ужас отчаянными воплями, душераздирающими криками и сумасшедшим смехом. А по самим стенам пещеры, словно двигались вереницы теней, унылых душ, которым нет прощения и надежды на возрождение.
   А чернокнижник все шел не останавливаясь, опасливо поглядывая по сторонам. То тут, то там, из небольших лужиц и озерец кипящей массы, выплескивались фонтаны раскаленной лавы, чьи брызги испепеляли камни. Время от времени, из разогретой до сумасшедшей температуры жижи, тихо выныривали уродливые головы, следившие голодными, жадными глазами за шедшим мимо них человеком в изумрудного цвета одеждах. И также тихо исчезали, с шипением погружаясь в булькающую лаву понимая, что его трогать нельзя. Кругом стояла неимоверная вонь серы и чего-то жженого. Жара стояла жуткая, и магу казалось, будто он брел в пламени, но каким-то чудом не горел.
   Ксальтутон не понимал куда идет, только где-то, глубоко в сознании, он знал куда нужно ступать. Наконец он остановился перед тяжело клубившимися ядовито-красными, темными клубами дыма, перегородившими гигантскую пещеру. Клубы дыма, казалось, начали таять и из темной дымки стали проступать неясные, смутные очертания гигантских, медленно двигавшихся змеевидных колец.
   Внезапно, в темной дымке сверкнули налитые кровью злые, кровожадные змеиные глаза, вслед которым стали медленно проступать очертания гигантской клиновидной змеиной головы, такой большой, что могла проглотить зараз дюжину коров, не особо их заметив. Вся поверхность змеи была усеяна сплошной чешуей, величиной со щит. А меж массивных клыков, постоянно сновал раздвоенный язык. Большие бордовые, на фоне темно-изумрудной чешуи, змеиные глаза грозно, неотрывно смотрели в черные глаза мага, погружая душу в необъятный ужас. Все еще полускрытая клубами дыма, гигантская змея, заговорила,
   - На колени, презренный раб, пред своим владыкой! - Покатился утробный шипящий голос змея по бескрайним закоулкам пещеры.
   Мгновенно смолкли дьявольская музыка, пение, смех и стенания. Перестала кипеть и булькать даже раскаленная лава и пространство пещеры окутала тяжелая, гнетущая тишина.
   - Владыка всего и живого и мертвого! - Промычал Ксальтутон, упав ниц в благоговейном страхе перед тем, которому служил, не смея поднять головы.
   - Знаешь ли ты, мой верный слуга, зачем ты здесь?! - Прогремел над головой мага, утробный голос змея.
   - Чтоб служить тебе, владыка!
   - Да-а! Служить. Мне! - Рассмеялся змей бог диким и грозным смехом, от которого всех слышавших и демонов и рабов рабов-душ мага, бросило в леденящие объятия ужаса.
   - Ты хорошо мне служишь, человек. Поэтому слушай и внимай, ибо растолкую твой сон, тобой не понятый. Исчезнет сердце империи и падет она лишенная своего могущества и сотрут ее с лица земли варвары. Внемли моим словам, ибо даны не как предсказание, но как путь избежать этого. Запомни и проснись от черного сна слуга мой! - И вновь по бескрайним просторам полился леденящий кровь, жуткий смех. Лежавший ниц, на раскаленных добела камнях, маг, не чувствовал жжения. Он смотрел, как вновь густеет дым, скрывая бога-змея Сэта, укрывая густыми клубами дыма, его гигантское чешуйчатое тело.
   Камни вдруг затрещали, покрывшись сетью глубоких трещин и обвалились, полетев куда-то казалось в бездну, не имевшую дна с закричавшим от ужаса магом, все еще сопровождаемый безумным смехом божества.
   Стремительно село тело, на алтарном возвышении, покрытом мехами. Все еще полные ужаса глаза мага смотрели отчужденным взглядом перед собой на стену покрытую старым гобеленом. На тяжелом, грубом, старом полотне были вытканы, кроваво-красная гигантская пещера, тяжелые клубы дыма перегородившего ее и бордовые, грозные треугольные змеиные глаза.
   Маг не ощущал исходившего от камня потока силы. Наконец он пришел в себя окончательно и почувствовал на коже капли пота. Вдруг вспомнились слова, словно каленым железом впечатавшиеся в его разум.
   - Исчезнет сердце империи и падет она, лишенная своего могущества...
   Его душа исполнилась еще большего ужаса. Он сорвался с возвышения и быстрым шагом пошел в тронный зал. Двери в тронный зал распахнулись сами. В воздухе витал запах крови, и стояла гнетущая тишина. Душа чувствовала неладное и Ксальтутон бросился к тайным дверям, ведшим в хранилище камня. Он махнул рукой, и тяжелая плита потайного хода отошла в сторону, открывая вход в полутемный коридор. Его настороженность сменилась гневом и страхом. Коридор был темен и демон, охранявший его, был явно мертв. Чернокнижник сделал замысловатый жест рукой, и из больших отвратительных голов ударило пламя, немного угаснув, на плитах пола остались гореть лишь маленькие язычки огня. Да! Вот след от мертвого духа преисподни. Ксальтутон бросился в тайную комнату. Тяжелые двери были распахнуты настежь. Он ворвался внутрь хрустального зала и тот вновь засиял.
   Возвышение для камня, было пустым!
   Чернокнижник почувствовал то, что уже знал. Все слуги камня и его хранители были МЕРТВЫ!
   Из его горла вырвался крик боли и отчаяния, такой сильный, что все стекла в зеркальном зале треснули и посыпались на пол. Погребальной песней раздался мелкий звон осыпавшегося стекла.
   Ксальтутон понял смысл сна о морских чудовищах. Это были корабли, и на одном из них было "Сердце Аримана"! И этот корабль удирал, а за ним повидиму гналось иное судно. Его рука в бессильной злобе сжала подлокотники трона, изготовленный в виде змеи.
   Послышались быстрые шаги, и в тронный зал вошел человек в богато украшенных доспехах. По всей видимости, это был один из высших офицеров Пифонской армии. Остановившись перед пирамидальным возвышением с троном, он пал на колени перед своим повелителем, восседавшим в полумраке, на змеином троне.
   - Адмирал Валаар, немедля подготовить три лучших галеры и оснастить самым лучшим экипажем и самыми сильными рабами. Из порта ночью вышли две галеры, немедленно догнать их. Вечером вы уже должны отплыть. С вами поплывет мой ученик. Исполнять все его приказы. Адмирал вам лучше их догнать, иначе сложите головы на алтаре Сэта.
   - Да мой повелитель! - Покорно ответил, старый моряк и вида не подававший, что внутри все похолодело от страха, и быстро вышел, получив позволение встать колен.
   Хоть и стояло раннее утро и большинство жителей и солдат еще спало, но приказы верховного жреца Ксальтутона, исполнялись в любое время суток.
   Ксальтутон встал с трона и пристально посмотрел на двери. Длинные узкие створки сами собой закрылись, словно ведомые чей-то невидимой рукой. Маг подошел к краю тронного возвышения, выудил из-за пояса небольшой кисет и, развязав его, запустил в него руку. То, что он оттуда вынул, зажатое в ладони, он бросил на ступени. Словно сотни стальных зернышек, посыпались со звоном, на мраморные плиты. А затем, выудив еще раз черные семена, опять бросил на пол. Спрятав кисет, маг стал шептать древнее заклинание на забытом арканском наречии. Когда он закончил шептать, сделал пас рукой, словно вычерчивая какой-то знак. И в воздухе зажегся жуткий, пылающий огнем символ.
   Лежавшие в беспорядке черные семена, вдруг пришли в движение, и образовали ровный круг. Затем они стали носится в вихре, становясь все плотнее и плотнее, и также внезапно упали на ступени со звоном. В неровном круге стояло нечто, скрытое странным черным плащом, капюшон которого был низко посажен, скрывая полностью голову незнакомца.
   Маг почувствовал на себе исполненный ярости свирепый взгляд.
   - Ты знаешь, кто тебя послал дух бездны?!
   - Да-а! - Коротко ответил незнакомец, даже не шевельнувшись.
   - Ты служишь кровавому Сердцу! - Из уст чернокнижника, это звучало как утверждение.
   -Да! - Ответил незнакомец, на утверждение мага.
   - Ты подчинишься мне?
   - Да! - Все также коротко ответил пришелец.
   - Отправляйся на галеру, и верни мне "Сердце Аримана"! Капитаны будут во всем тебе подчинятся. - И через мгновение до молчания, добавил,- а также того, кто его похитил. Ступай!
   - Да повелитель! - Натянуто проворчало существо, низким замогильным голосом и исчезло, рассыпавшись на тысячи мелких зерен.
  
   Черная галера неслась по спокойным водам моря, словно ястреб за ускользающей добычей. Небольшая волна, хороший ветер, крепкий парус все, что нужно было для хорошей скорости. Бронзовый таран, длинной узкой галеры, легко рассекал набегавшие волны. На тонком шпиле мачты, развевался черный флаг, с золотым драконом на полотнище. А в вороньем гнезде, сидел тощий пират и пристально смотрел на горизонт, то и дело, поглядывая назад. Весла бездействовали, так как скорость и так была хорошей и пираты, находившиеся на верхней и нижней палубах, продуваемых морским бризом, бездельничали, пока небыло работы. Белинда лежала на носу, нежась под теплыми лучами солнца, чувствуя на себе жадные взгляды команды. Рядом опершись на фальшборт, стояли чернокожий Мбонга и Ярг киммериец. В отличие от полураздетого кушита, коим был по рождению Мбонга, Ярг был в шароварах и красной атласной рубахе, доставшейся от предыдущего капитана, что давеча стал акульим кормом.
   - Далеко еще до той галеры, за которой ты так гонишься?! Мрачно проворчал чернокожий, отпивая из оловянной кружки вино.
   - А Сет ее знает! Должны были ее уже догнать. - Ответил сероглазый гигант.
   - Погоня вероятно уже идет по нашему кильватеру.
   - Скорее всего, ты прав. Кто-кто, а Ксальтутон этого так просто не оставит. Он, вероятно, послал по моим следам весь флот и всех своих демонов. И я буду не я, если это не так, клянусь Кромом!
   - Поскорее бы разделаться с валузийцами, пока нам хвост не прижали.- Пробурчал чернокожий.
   - Угу! - Согласился Ярг, хмуро глядя на горизонт.
   Из вороньего гнезда донесся крик.
   - Вижу мачту!
   - Отлично, направление?! - Оживился Ярг.
   - Прямо по носу!
   - Эй вы, бездельники, на весла. Мы должны догнать ту галеру! - Раздался зычный голос Ярга. Тут же на палубе началось оживленное движение. Более сотни пиратов сели на весла и под дружное пение стали грести. Галера еще более ускорила ход и ближе к вечеру они приблизились на столько, что наблюдатель в вороньем гнезде сумел распознать судно.
   - Капитан, это та галера, что ночью покинула порт Пифона.
   - Ярг, уже темнеет. Если мы постараемся нагнать ее сейчас, то нам придется брать на абордаж ее ночью. А это не самое легкое занятие. - Обеспокоено сказал Мбонга.
   - Приготовится к схватке. Утром мы затопим то корыто в крови! - Хмуро крикнул киммериец. Повернувшись ко все еще нежившейся амазонке, он уже более ласково добавил, - Белинда будь готова. И будь внимательна.
   - С удовольствием капитан Ярг! Никогда не участвовала в морской битве. Я последую твоему совету.
   Яргу стало отчего-то не по себе, от того тона каким ответила амазонка. Он почувствовал себя очень глупо.
  
   Ярг стоял на носу и неотрывно смотрел на пытавшееся все еще удрать судно. Он со злым спокойствием смотрел на фигуры людей, отчаянно метавшихся по палубе. Глядя на галеру, киммериец почувствовал на себе испепеляющий яростный взгляд. Пристально вглядываясь, Ярг стал искать того кому принадлежит этот взгляд. И увидел стоявшую у борта фигуру. Он сразу понял, что это он, тот кому принадлежит исполненный ярости взгляд. Яргу показалось, будто он увидел алый отблеск у фигуры. Обернувшись, он гневно глянул на пиратов, сидевших на веслах, словно те были виноваты, что утих ветер и теперь они идут на одних веслах. Но те дружно работали веслами, под зычные команды. Мускулы тугими канатами ходили под бронзовой от загара кожей. Струйки пота медленно стекали по бугрящейся от напряжения мускулов, коже. У каждого гребца за поясом был меч и длинный нож, готовые пустить их в ход, как только галеры столкнутся бортами. Большая часть команды скопилась на носу и у бортов, вооружившись баграми луками и абордажными крючьями. Бронзовый таран, с шумом разрезал волны, стремительно приближаясь к обреченному кораблю, все еще пытавшемуся в отчаянном стремлении, уйти. Но пиратская галера, быстро и неумолимо приближалась. Что-то про себя бормоча, киммериец скомандовал, повернув голову в сторону кормы. Его зычный приказ был слышен даже на преследуемой галере.
   - Право руля. Перекроем им ветер. Абордажная команда к левому борту! - Немного обождав, уже спокойным голосом, он обратился к Белинде, - будь внимательной и не лезь к Сэту в клыки. Странная, по детски непринужденная улыбка, заставила Ярга почувствовать себя глупо. Рыкнув, он повернулся к догоняемой галере, пытаясь выгнать из себя это дурацкое чувство. Большой парус валузийской галеры, вдруг обвис, лишенный потока ветра, и судно резко потеряло скорость, двигаясь лишь с помощью весел.
   Пиратская галера, послушно вильнула вправо, покорно повинуясь движениям рулевого. Десяток пиратов, стоявших на носу, натянули тетивы и, прицелившись, дружно как по команде выпустили стрелы. Длинные стрелы, темной тучей, поднялись вверх и стремительно упали на палубу. Несколько человек со стонами упали на палубу, еще один за борт. И вновь пираты выпустили град стрел, отозвавшийся криками и стонами. Наконец и валузийцы ответили тучей стрел. Большинство пиратов успели попрятаться, но трое упали пораженные стрелами. Двое из них больше не шевелились, с пробитыми грудью и головой.
   Ярг стоял во весь рост, даже не думая прятаться. Он неотрывно высматривал капитана валузийской галеры.
   - Приготовить багры и крючья, сближаемся. Лучники отгоните от борта вояк. - Крикнул киммериец. Ответом было дружные отлаженные движения пиратов. Рядом гордо встала амазонка.
   - Я хорошо управляюсь луком! - Заявила она, опережая хмурого и сосредоточенного киммерийца.
   - А если бы я использовала не булаву, а стрелу, ты встретился бы со своим хмурым Кромом еще прошлой ночью! - С этими словами они широко расставила ноги, вложила на тетиву стрелу и прицелилась. Выждав немного, она отпустила тетиву, и стрела мелькнула молнией к обреченному кораблю. Один из лучников зашатался и свалился за борт. Остальные валузийцы выстрелили в ответ тучей стрел.
   Ярг едва успел закрыть собой амазонку, готовившуюся выстрелить еще раз.
   - Кром! - Злобно рявкнул он, когда пара стрел, вонзились в кольчугу. Амазонка неожиданно для себя взвизгнула, подумав, что громадного киммерийца сразили.
   Но северянин лишь небрежно оттолкнул ее и, заведя руку за спину, вырвал из кольчуги стрелы и показал ей, ухмыляясь.
   - Ха! Их луки слишком слабы, а стрелы легки чтоб пробить кольчуги, выкованные в Асгарде! - Улыбкой волка, оскалился Ярг, небрежно отшвырнув в сторону стрелы.
   Дважды заменялись стерновые, сраженные валузийскими стрелами, но пиратская галера, наконец, поравнялась с бортом беглеца и Ярг вовсю глотку рявкнул,
   Лучники! Те дружно поднялись и выстрелили. Дюжина моряков у борта упали, кто на корабль, кто за борт. Тут же вслед приказу киммерийца, взвились крючья и зацепились за высокий борт. Дружно пираты стали подтягивать борт к борту. Кто-то упал сраженный стрелой, пара канатов были обрублены, но борта галеры все же соединились. Тут же с обеих галер полетела туча стрел. Палубы обоих кораблей укрылись мертвыми. Но пиратов было не остановить. Словно штормовая волна, они накрыли палубу валузийской галеры и сцепились с солдатами. Завязался тяжелый бой, на верхней палубе. Валузийские воины были очень хороши, но им было далеко еще до воинов Кула, в особенности до Алых Убийц. О коих сказки и легенды ходили не менее величественные, чем о самом Куле. Но и пираты были не лыком шиты. Крепкие, закаленные во множестве битв и стычек, они ничем не уступали валузийцам. И посему бой был тяжелым. Множество голосов слились в единый шум с криками радости и стонами, звоном стали и хрустом крушащихся, под сильными ударами, костей и плоти. И лишь там, где вертелся как ураган киммериец, бой принимал иной поворот, и казалось, валузийцы его заранее проигрывали.
   Ярг едва ли не первым оказался на борту вражеской галеры. Из четырех бросившихся к нему вояк, добежали лишь двое. Киммериец с некоторым удивлением отметил столь меткую стрельбу, и к тому же столь быструю. Оба моряка, упали на палубу со стрелами между глаз, с интервалом в несколько ударов сердца.
   - Кром и сталь! - Громко крикнул он и бросился на опешивших, на миг, матросов явно понявших кто перед ними. Одним могучим ударом, он разнес в щепки, слабую сталь, подставленную под удар меча, а вместе с ним расколол надвое голову, незадачливого вояки. Затем круговым движением отбил в сторону меч второго, нацеленный в ничем незащищенное горло и обратным движением снес голову. Он оказался на какое-то мгновение один, но затем неожиданно для него самого, оказался в кольце солдат, закованных в медь. Но даже окруженный, он казался неуязвимым как боги. Отбивая удары и уворачиваясь, он крутился и двигался как ураганный ветер, оставляя за собой одни трупы.
   Кто-то повалился на палубу за его спиной, но киммериец не стал оборачиваться. Продолжая рубится с восьмью солдатами, он имел небольшой перевес. Отступив к борту, он не дал им возможности нападать со всех сторон. Валузийцы попробовали просто столкнуть его в воду с палубы. Но киммериец был слишком опытным, чтобы таким приемом от него, можно было легко избавится. Ярг просто бросился навстречу и ударил в ноги. Двое с воплями упали на палубу с подрубленными ногами, еще один получил неглубокую рану в правый бок. Ярг оказавшись вне круга солдат, мгновенно развернулся и почти не целясь, ударил. Отрубленная голова, отлетела далеко за борт, оросив нос галеры, фонтаном крови. В этот момент рядом с киммерийцем плечом к плечу стала амазонка. Ее кожаные доспехи уже были в крови, равно как и оба меча, один из которых явно принадлежал какому-то валузийцу.
   Заметив, что киммериец смотрит на ее порванный кожаный доспех, она улыбнулась и весело заявила,
   - Я не ранена, и кровь это не моя!
   Ярг хотел, что-то возразить, но в этот миг он заметил изумрудные одежды и знакомое лицо нанимателя и к тому же валузийские солдаты вновь двинулись на него.
   Белинда, задержи их. У меня свидание! Яростный окрик киммерийца, заставил на мгновение всех вокруг замереть. В этот момент рядом возник Мбонга. Он сжимал жутковатое оружие в руках, видимо принадлежавшее кому-то из валузийцев. На длинной, с локоть деревянной рукояти, крепилась железная булава, усеянная шипами и большим клювообразным острием.
   - Я прослежу за ней! - Весело крикнул чернокожий, перекрикивая шум битвы.
   Амазонка негодующе фыркнула, взмахнула обоими мечами и рванулась вперед.
   Ярг двигался туда, куда направлялся валузийский вельможа. Тот изредка касался кого-то из пиратов, и несчастный падал, корчась в агонии на палубу. Яростно, без разбора, работая мечем, кулаками и локтями, Ярг пробирался на корму, где в полном одиночестве среди мертвых тел застыл валузиец.
   Оказавшись в нескольких метрах от врага, киммериец гневно крикнул,
   - Я обещал вернуться, если меня предадут, и... - Он сам замер, онемев от удивления, ярости и неожиданности. Рядом с вельможей, возник тот, кто был при их встрече рабом. Вельможу, положившего руку тому на плече, держа в руках, что-то закутанное в холщину, вдруг окутал красный огненный смерч и оба валузийца исчезли, оставив переполненную мертвыми и ранеными, захваченную пиратами галеру.
  
   Узкая, изящная черная галера, встречала прохладное утро в море, далеко от берегов. Утренний бриз, все продолжал гнать судно на север. Пираты, после недавней абордажной битвы спали, восстанавливая силы. После битвы с валузицами их осталось в живых чуть более половины. Однако киммериец пополнил свою команду рабами с захваченной галеры. Многие изможденные галерным заключением спали, вповалку. Бодрствовали лишь те, кто стоял у стерна и в вороньем гнезде.
   Еще накануне вечером, киммериец дал указания, куда держать курс. Пират не смотря на все свое удивление не осмелились задавать вопросы, зачем им плыть на север, когда на юге полно толстых купцов, которые только того и ждут, чтоб их потрясли. Проснувшись утром, Ярг сразу пошел на палубу. Какой-то из бодрствующих пиратов, тут же извлек из-за борта ведро с водой и подал капитану. Ярг взял и одним махом вылил содержимое на себя. Мотнув головой, он закинул мокрые, длинные волосы на спину, бодро расправив плечи. Не успел он опустить ведро, как с вороньего гнезда послышался взволнованный крик,
   - Тревога! Три галеры на хвосте. - Палуба сразу ожила, и стала похожей на большей муравейник. Киммериец тут же спустился в каюту и надел стеганую куртку, а поверх нее прочную асгардскую кольчугу.
   Уставившись на горизонт, он силился разглядеть паруса. Если они алые, значит, он не ошибся и ахеронский змей отправил за ними погоню. А сие значит, что ничего хорошего не сулило. Наконец крик сверху подтвердил его догадку.
   - Капитан, на горизонте алые паруса! Это Ахеронские боевые галеры. - Все кто был свободен, бросились к бортам, взволновано таращась на горизонт.
   - Хорошо, они еще достаточно далеко от нас.
   - Но у них достаточно хорошая скорость! - Отозвался взволнованный Мбонга.
   -Держать тот же курс! Ану живо все по местам, если не хотите болтаться на арийских реях! - Рявкнул киммериец и довольно ухмыльнулся,
   - Мбонга, тащи корабельного плотника в каюту. Клянусь Кромом, это будет весело.
   Допив кружку вина, киммериец вновь клонился над картой, расстеленной на сундуке, вокруг которого стояли Мбонга и тощий плотник.
   - Мы еще вчера утром оставили позади Бараханский полуостров, так, что сейчас должны быть где-то здесь. - Ткнул Ярг на одно место на карте.
   - Значит самое ближайшее, мы достигнем берегов Валузии, дня за два, три, при хорошем ветре. Ведь сходить на берегах где живут пикты, значит попасть в еще большую опасность, чем арийцы, что у нас на хвосте. - Задумчиво высказался чернокожий, нервно теребя цепочку на черной шее, разглядывая карту.
   - Ты прав дружище. Но так далеко бежать с ахеронскими боевыми галерами на хвосте я не собираюсь. Сиго ты помнишь, когда мы уходили от стигийцев, где мы посадили их галеры на рифы?! - Улыбнулся загадочно киммериец.
   Тощий корабельный плотник, задумчиво теребил свою густую бороду, напряженно вглядываясь в потрепанную карту.
   - Припоминаю. Далеко сыны юга забрались на север, преследуя нас. Но эти рифы ведь не обозначены на карте.
   - Я ручаюсь, что они не обозначены ни на одной карте ахеронцев, как и на этой! - Весело заявил Ярг, оторвавшись от пергамента и вновь наливая себе темно-красной жидкости.
   - Вообще-то можно попробовать, хотя я не очень-то уверен в этой затее. Клянусь Мардуком и Белом, прошлый раз нам просто повезло, корыто то было полегче за это. Но видит Сэт сражаться в открытом море с тремя галерами еще больший идиотизм. - Задумчиво почесал затылок Сиго, после короткой паузы.
   - Эй, постойте! Вы, что хотите перелететь через рифы?! -Ужаснулся Мбонга, сообразив, о чем те двое толкуют, друг с другом.
   - Ты прав дружище. Именно через рифы и так чтобы мы остались целы, а эти псы остались на них.
   - Но ведь это самоубийство, клянусь Дамбалой, пытаться проскочить над рифами. - Не унимался Мбонга.
   - Нет, самоубийство это принять бой с тремя боевыми галерами, вдалеке от берегов. - Непререкаемым тоном заявил киммериец.
   - И при этом на одной из них может находиться Ксальтутон, либо кто из его демонов, клянусь Кромом.
   - Нет Ярг. Боги явно лишили тебя здравомыслия. - Одобряюще засмеялся Мбонга.
   - Все решено...
  
   К исходу дня, ахеронские галеры, заметно приблизились к беглецам. Рано утром Ярга разбудил один из тех пиратов, что были на вахте. Став на корме, он посмотрел на горизонт. С недобрым чувством киммериец отметил, что расстояние между ахеронскими галерами и пиратской сильно сократилось. Глядя на упругие паруса ахеронских судов, которые казалось, вот-вот лопнут от напряжения, киммерийцу казалось, что преследователей гонит штормовой ветер. Однако на море был посредственный бриз.
   Хоть нынешнее судно пиратов и было одним из самых быстрых на западном море, однако боевые ахеронские галеры, догоняли слишком быстро.
   - Поднимай тревогу! Немедля гребцов на весла, и чтоб ни одна живая душа не отлынивала! - Рявкнул Ярг пирату, стоявшему рядом и глазевшему на боевые галеры. Сам о пытался унят в себе дивный страх, появившийся с столь быстрым приближением галер. Но киммериец знал, сто это был за страх. Единственный ведомый ему страх, могла вызвать лишь магия, да и еще, то чего не понимал его варварский разум. Но этот страх не испугал его, а разбудил ярость и ненависть.
   - Кром! Чтобы это не было, так просто они нас не догонят. Его слова подкрепились размеренным барабанным боем, и дружным скрипом весел смешанным с пиратской песней, которую затянули сидевшие на веслах.
   Люди уже по нескольку раз меняли один одного на веслах, давая друг другу, отдохнуть, а ахеронцы ни на миг не отставали. Взгляд киммерийца становился все более хмурым, при виде неумолимо приближающихся галер! Неужто сам Ксальтутон на одной из них. Ну, если не он, то один из его темных слуг точно. Витали мысли в голове Ярга, при виде суден, на которых уже были видны маленькие фигуры людей.
   - Капитан! Скалы впереди! - Послышался голос сидевшего в вороньем гнезде. Ярг мгновенно бросился на нос. При виде возвышавшихся вдалеке двух громадных пиков, торчавших из воды, рот киммерийца расплылся в довольной улыбке. Он бросил взгляд на команду. На их лицах были отчаяние и ужас.
   - Был ли я вам плохим капитаном?! - Крикнул киммериец раздраженно. Заметив чувства на их лицах и немой вопрос во множестве взглядов.
   - Нет! - Дружно закричали как один пират.
   - Много ли вам выпало страдать и пресмыкаться пред ахеронцами, из-за меня?
   - Нет! - Вновь послышался сплоченный хор голосов.
   - Ну, так какого лешего, вы приуныли, Сэт вас дери! Выше головы бездельники, мы еще отведаем, какая кровь течет в жилах арийских прихвостней Пифонского колдуна, что плывут по нашему кильватеру. Всем готовится к драке, на веслах, будьте на чеку, от вас зависит, перелетим мы рифы или нет. Клянусь Кромом, повеселимся на славу.
   Все пираты дружно воскликнули, одобрительно в ответ. Чем ближе пиратская галера приближалась к скалистому острову, разделенному проливом, тем быстрее ее нагоняли боевые галеры ахеронцев. Уже были видны люди, расположившиеся вдоль бортов, готовые к абордажной схватке. И сердца многих пиратов дрогнули. Но слепая вера в легендарного капитана и многие слухи, рассказы, песни и легенды, ходившие о киммерийце, придавали уверенности в том, что боги им вновь улыбнутся и победа будет на их стороне.
   А сам Ярг неотрывно смотрел на широкий проход, между скал.
   - Гребцы, разгоняем галеру, сейчас высокая вода. И да будет воля Иштар, Бела и Крома, не оставим свое днище там. Рунже левее руль. Так держать, а теперь держись кто за, что видит!
   Пираты, стоявшие на палубе, не знали чего бояться больше галер, почти нагнавших их или скал, торчавших в изобилии из-под воды, о которые с оглушительным шумом разбивались морские волны.
   Все замерли в ожидании того, что сейчас судно вскроет днище о подводные скалы. Шептались молитвы, зароки и клятвы, в надежде спасти и защитить свои жизни и души. Все замерли в ожидании неизбежного. Пальцы вцепились кто, во что горазд и...
   Галера поднялась на волне и понеслась, сквозь торчавшие из воды каменные зубья.
   Неожиданно раздался громкий треск, и короткий рывок от которого добрая половина пиратов полетела на палубу, не сумев удержаться.
   - Руль сломан! - Закричал Рунже, выползая из-под деревянного бруса, вытирая рукавом ручеек крови с лица. И тут вся команда дружно взревела,
   - Слава капитану! Слава Яргу!
   -Ану живо за весла! А то клянусь Кромом, оставим днище на рифе! Вот потеха то будет ахеронцам. - Весла вновь дружно ударили в воду, и галера ускорила ход, покидая грохочущий узкий пролив между скал.
   Скоро к скалам подошли три галеры. Их алые паруса трещали под напором невидимого для парусов пиратской галеры ветра. Сразу три судна взлетели один за другим на волне, над гребнем торчавших из-под воды скал. Пираты прильнули к бортам и дружно завопили от радости. Одна галера резко встала, мачта рухнула на палубу, накрыв ее парусом. Многие матросы полетели за борт, а шумные и ненасытные волны с силой и грохотом ударяли о ее борт. Две других галеры казалось, миновали участь первой и вот-вот преодолели барьер, как очередная галера слегка развернулась бортом и резко замерла, а затем под ударом следующей волны накренилась на борт, зачерпнув воды. Послышался отчаянный крик людей, а затем она перевернулась вверх дном. И только одной галере суждено было преодолеть риф.
   - Табаньте правым бортом, правый разворот! - Рявкнул киммериец,
   - Всем приготовится к абордажному бою. Клянусь Кромом, даже если вся эта галера кишит демонами Сэта, я ее утоплю в крови!
   По пиратской галере полился свист, завывание и улюлюканье радостного предвкушения рубки. Они верили капитану и готовы были идти за ним в преисподнюю к самому Сэту, если прикажет.
   Ярг, одетый в кольчугу, стоял у борта, широко расставив ноги. В руках он держал лук со стрелой, а сбоку в ножнах покоился старый добрый меч. Рядом с северянином стояла амазонка с луком, который уступал по дальнобойности луку киммерийца, напряженно смотрела на приближавшуюся галеру.
  
   Галеры неумолимо сближались. Все собрались у бортов, готовые к абордажной рубке, держа в руках багры и абордажные крючья. В нужный момент на обеих галерах убрали весла и когда корабли поравнялись, с обоих бортов полетели крючья. Острые зубья, вонзились с треском в дерево. Кое-кто из стоявших у борта, дико закричали, от боли, когда какой из крюков вонзился в тело, пришпилив к дереву. Когда борта галер столкнулись, обе команды живой волной хлынули на вражеские палубы. Лишь дюжине арийцев удалось перескочить, остальные откатились от борта. Пираты мощным напором сдержали первый порыв врага, прорваться на их корабль, а затем хлынули сами. На палубу повалились раненые и мертвые, кто-то не удержался на ногах и тоже упал. Немногим удавалось подняться. Команда ахеронского корабля оказалась опытной, и пиратам пришлось туго. Все смешалось на палубе корабля. Киммериец на мгновение замер, с окровавленным мечем в руках. Таинственная фигура, закутанная в черный плащ, с глубоко натянутым на голову капюшоном, привлекла его внимание. Она источала тяжелую ауру смерти и зла. Ярг почувствовал, как кровь в жилах стынет, и от гнева зарычал. Он словно откуда-то знал, что незнакомец, крытый с ног до головы черной материей, жаждал заполучить именно его. И от нее несло духом преисподни.
   - Никак Ксальтутон, послал за мной демона?! - Жадно ухмыльнулся киммериец, и вслед за амазонкой, перепрыгнул через борт, ударом плеча свалив кого-то из ахеронских вояк, тоже прыгавшего через борт. Сходу киммериец всадил меч в грудь моряку, намеревавшемуся всадить в него багор. Вырвав из падающего мертвого тела меч, следующим мощным ударом он снес голову солдату. Где-то немного поодаль, рубилась молодая амазонка, успевшая уже добыть себе второй меч, в пару к своему. К нему бросились двое солдат и еще четверо попытались его блокировать, взяв в тиски, зажав с четырех сторон большими прямоугольными щитами. Это лишь рассмешило киммерийца, прошедшего множество битв и имевшего большей опыт.
   Взлетели вверх пара мечей, чтоб покончить с попавшим в капкан варваром. Но тот был быстрее и проворнее. Ударом тяжелого сапога по ногам он сбил с ног одного. С силой распростав руки, легко, словно пушинку он оттолкнул двух других, сбивших на своем пути еще несколько своих товарищей. А затем вовремя повернулся, чтоб отбить удар сзади и опустил, словно дровосек меч на голову незадачливого вояки. Тот попытался закрыться щитом. Но сила разгневанного северянина была такой, что меч разнес в щепки подставленный щит и расколол голову пополам. Однако клинок прочно застрял, и падающее тело увлекло меч за собой. Повернувшись в пол оборота, Ярг перехватил запястье руки, опускавшей на его голову меч, и резким ударом другой руки, сломал в локте и успел подхватить небольшой меч, вывалившийся из разжавшихся пальцев. Оставив бедолагу, выть от боли, киммериец схватился со следующим. Обменявшись парой ударов, он сделал обманчивое движение и резким режущим ударом рассек горло. Стоя в гордом одиночестве посреди трупов, забрызганный кровью врагов, он словно голодный зверь смотрел на рубку, шедшую на палубе. С опущенного книзу меча, медленно скапывала кровь. Киммериец был похож на одного из тех призрачных воинов, сошедших на землю с Валгаллы, о которых так много ходило леденящих душу легенд. Вся палуба ахеронского корабля была пропитана терпким духом крови. Вокруг стоял шум битвы, лязг стали, треск дерева и железных доспехов вперемешку с шумом падающих за борт тел, воинственными кличами, смехом, руганью, воплями и проклятьями.
   Один беглый взгляд, брошенный на корму, заставил киммерийца вскипеть от ярости. Там в гордом одиночестве стоял некто, весь скрытый черным плащом. И только около него оказывался кто-то из пиратов, как его рука мгновенно ударяла, легко каясь жертвы, и человек падал словно подкошенный.
   Уже второй раз киммериец с раздраженным негодованием, смотрел, как проклятые некроманты, убивают его людей, простым касанием ладони. Это так его разозлило, что казалось, появись перед ним сейчас сам Сэт, он разорвал бы пресмыкающегося бога голыми руками.
   - Кром! - Взревел Ярг и бросился на незнакомца в черном, начавшего пробираться к нему. Киммериец словно таран, прошел сквозь сражающуюся толпу, разметав всех на своем пути в разные стороны. Могучий взмах сильных мускул и меч казалось, разрубил скрытую капюшоном голову незнакомца. Но с неописуемым негодованием и с первобытным ужасом Ярг увидел, что его отобранный у арийца меч, почему-то сломался пополам, о подставленную под удар руку.
   Мимо пробегал один из ахеронских солдат, размахивавший окровавленным мечем, явно победивший в своем сражении. Не раздумывая, киммериец всадил обломок меча тому в горло, и ариец резко осел на палубу, зажав руками меч, торчавший из раны. Широко распростав руки, черноволосый киммериец заключил в смертельные объятия невысокую, скрытую плащом, фигуру. Руки сомкнулись на спине, вокруг тощего тела и словно стальные тиски, стали сдавливать хрупкое тело.
   Какое-то мгновение киммерийцу казалось, что он сжимает кусок камня, а не живую плоть, но лишь какое-то мгновение. Существо в плаще вдруг отчаянно задергалось, словно птица в силке, будто забыло свое черное искусство. И все же он сумело найти в себе силы нанести несколько ударов по ребрам киммерийца. И северянин достойно принял эти удары, лишь слегка скривившись.
   Но все же Ярг едва не выпустил незнакомца, когда оглушительная боль разлилась по всему телу, и перехватило дыхание. Перед глазами стал меркнуть свет. Казалось силы стали покидать его.
   На какое-то мгновении, он заметил в тени капюшона, странные синие глаза. Глаза без зрачков, в которых виднелись лишь страх, изумление и бессильная ненависть. Киммериец понял, что его противник вовсе не человек, хоть может быть и похож, а существо, рожденное неземной матерью и явившееся одни боги знают из каких темных глубин, творить зло.
   Ярг оскалился, для таких тварей у него было лишь одно Смерть! И последним, неимоверно тяжелым усилием, он сдавил существо. Раздался нечеловеческий, полный боли и невыносимой ярости, крик и хруст ломающихся костей. Затем его руки ослабели и разжались. Мертвое тело, окутанное темным плащом, полетело за борт к акулам, которыми все вокруг галер, кишмя кишело, и над водной поверхностью рассекали черные треугольные плавники.
   И Ярг провалился в темноту беспамятства.
  
   Белинда, сражавшаяся невдалеке от киммерийца, вонзила свой меч в горло очередному противнику и краем взгляда увидела, как свалился у борта на палубу Ярг, выпустив темную фигуру за борт. Над ним тут же возник солдат в дорогих, забрызганных кровью доспехах, помятых сильными ударами. Украшенный двумя гребнями шлем, разноцветным оперением, указывал на то, что его владелец командовал, по крайней мере, этим кораблем. Рот воина растянулся в самодовольной ухмылке и рука, сжимавшая покоробленный ударами, окровавленный меч, взметнулась вверх. Но опустится, не успела.
   Амазонка выхватила из-за пояса пернач и с поражающей для столь юной особы, силой метнула его. Тот мелькнул в воздухе, перевернувшись, и ударил в затылок шлема воина. Меткий бросок, не выбил из воина сознание, но заставил того шатнутся вперед и перевалится с воплем за борт. Около нее возник еще один солдат. Белинда ловко уклонилась от удара и сама рубанула, целясь в ногу. Завыв от боли, то свалился вниз, где сидели прикованные к веслам, измученные рабы. И тут же снизу донесся отчаянный хрип. Амазонка бросилась к лежавшему без сознания киммерийцу. Из-за борта послышалось тяжелое дыхание и приглушенная ругань, и над бортом появилась голова, укрытая потом, от напряжения. Белинда с разворота взмахнула мечем, и человек от страха разжал пальцы, и из-за борта послышался крик и всплеск воды. Амазонка встала около того, кого еще совсем недавно собиралась убить, и готова была защищать его от каждого, кто вознамерился бы добить северянина.
  
   Ярг понемногу приходил в себя. От оглушительной боли во всем теле, он слегка застонал. Но тут же замолчал, превозмогая боль, он раскрыл глаза и хрипло крикнул,
   - Эй, кто там, курс на север, Валузия.
   В ответ послышались знакомые голоса.
   - Ну вот, а ты беспокоилась, раз курс на север, значит жив.
   - Но ведь та мразь в черном, убивала одним касанием руки. И как только после таких ударов можно выжить и остаться живым. Он почти не дышал, а правый бок распух словно тесто. Что с ним будет? - И тут раздалось рыдание. В его поле зрения попались верный Мбонга и Белинда, стоявшие у изголовья.
   - Успокойся девочка, наш северянин и не с таких ситуаций выкарабкивался. Бывало и похуже. О, да он уже глаза открыл. - Слезы на лице амазонки исчезли, и тут же засияла улыбка. Яргу сразу стало как-то не по себе.
   - Вина! - Он попытался было подняться, но четыре руки сразу уложили его обратно.
   - Это еще что за шутки...
   - Ты должен лежать, пока я не приготовлю целебный напиток. - Послышался третий голос. Повернув голову, киммериец увидел высокого, немолодого, уже в годах, человека с посеребренными волосами. На нем была некогда белая рубаха и штаны, а на груди висел знакомый киммерийцу медальон.
   - Забыл представить. Дивиатрис, он Лигуриец, из пиктских островов. Если б не его волшебное искусство, ты вероятно уже встретился бы с твоим мрачным богом. - Весело улыбнулся Мбонга.
   Киммериец заворочался на кровати.
   - К Сэту всех волшебников и колдунов.
   - Я не волшебник и не колдун, да будет вам известно я белый друид, перед которым падает ниц великий вождь пиктов Гонагур могучая рука. - Невозмутимо ответил друид, не переставая колдовать над чем-то в медной чаше,
   - И потом это не волшебство, а целебные настойки из трав.
   - Я ни перед кем падать ниц не собираюсь, будь ты хоть самим Сетом. - Буркнул Ярг, сморщившись от боли.
   - Ответ достойный. И без хвастовства. - Заметил друид, протягивая кувшин.
   - Пей!
   Киммериец взял кувшин, глянув с подозрением на добродушную улыбку друида, от которой ему захотелось вырвать, и нехотя пригубил вино. Он почувствовал как огнем по жилам, растеклась жидкость, вливая силы в ослабшие и болящие мышцы.
   Немного времени спустя Ярг и друид, сидели за столом, распивая вино и разговаривая, словно закадычные друзья.
   - Хорошо, обо мне ты знаешь от своих богов. Тогда поговорим о тебе. О твоей стране я знаю достаточно. Но вот как ты попал на галеру к ахеронцам?
   - Ксальтутон пригласил меня в гости. Он потребовал чтоб я обуздал своих сородичей и более того натравил их на киммерийцев, которые по его словам сидят комом в горле. У меня тоже есть принципы...
   - Одним словом предательство своего народа не входило в твои принципы? Понимаю! - Согласился Ярг, вливая в себя очередную порцию вина.
   - Ну, вот за это они меня и заковали на галеры.
   - Так мы пустили сегодня на дно флагман? - Искренне удивился киммериец,
   - Да вместе с темным слугой ахеронца, из ада, который едва не прикончил тебя.
   - Только о нем сейчас не упоминай, ато под рукой нет никого подходящего. - Свернул грозно яростью в глазах киммериец.
   - У тебя преданная воительница, стояла над тобой бессознательным и защищала от арийцев. - Заметил друид.
   - О да я знаю! - Пробурчал Ярг, потирая голову, вспоминая, куда угодила булава амазонки.
   - Я знаю, куда ты сейчас направляешься, и знаю зачем. Что ты собираешься делать с "Сердцем Аримана"? - Голос пьяного друида вдруг стал серьезным.
   - Не знаю, наверно в море утоплю. - Беззаботно ответил киммериец.
   - Оно не утонет, не сгорит и не расколется. - Заговорил друид, предвидя вопросы.
   - Его нужно спрятать. Но перед этим использовать против проклятого пифонца. - Додал друид.
   - Что касается первого тут ты прав, но вот со вторым незнаю, я уже доверился одному.
   - Как знаешь, но знай, твоя судьба и судьба всего мира, в твоих руках. Если не использовать камень сейчас, то потом будет поздно.
   Киммериец с подозрением глянул на друида. Казалось, он стал совсем трезвым.
   - Хорошо, посмотрим. Для начала нужно камень вернуть.
   Друид откинулся на койке, словно с плечей свалился тяжелый груз.
  
   Киммериец, амазонка и друид покинули пиратскую галеру, оставив за капитана чернокожего Мбонгу. Все кто был на борту повысовывали головы над бортом, и грустно проводили взглядом своего легендарного капитана, казалось чудом воскресшего из мертвых. Трое людей спокойно исчезли в густых зарослях леса принадлежавшего древней Валузии, и пираты затянули тихо грустную песню.
   Первым шел могучий киммериец, упругой тигриной походкой, смазанная жиром кольчуга при этом ни разу не звякнула. Рука не отпускала рукояти меча, покоившегося в ножнах. Серые глаза внимательно всматривались в зеленую чащу, а слух ловил малейший подозрительный шум.
   Вслед за ним шла амазонка, раскрасившая свое лицо боевой раскраской. В одной руке она сжимала пернач, а в другой лук. Единственной ее защитой были кожаные доспехи, да медная тиара на голове, вместо шлема.
   Замыкал процессию, гордо шествовавший друид, опиравшийся на вырубаный киммерийцем посох. На нем была ритуальная рубаха друидов, из белой холщины. Он шел, с интересом наблюдая за амазонкой и лесом.
   Киммериец первым вышел на небольшую поляну, посреди которой лежало огромное дерево, сваленное видимо какой-то недавней бурей.
   Он замер так резко, что амазонка шедшая следом не успела остановиться и с разгону уперлась в его широкую спину.
   - Ну все! Дальше непойду. - Заявила она, усевшись на том месте, где стояла.
   Киммериец повернул голову и спокойно сказал,
   - А я и не собираюсь всю ночь идти. Кстати, у тебя за спиной змея.
   Это заявление подействовало как соль на рану. Воительница мгновенно вскочила и отпрыгнула от того места где сидела, принявшись искать пресмыкающееся. Но никого меньше белого друида, добродушно взиравшего на нее, не увидела. В ее глазах сверкнула ярость и гнев, а рука замахнулась в попытке ударить варвара.
   - Грязный подонок... - Дальше ее слова невольно замерли, глядя и ощущая как сильная рука киммерийца сжала ее кисть.
   - Нет, уж если ты увязалась за мной, то будешь отдыхать тогда, когда я скажу. - Тихо сказал он, глядя ей в глаза. Девушка не выдержала пристального взгляда и виновато отвернула голову.
   - Хорошо отдых. Тем более что уже темнеет. Думаю можно развести огонь.
  
   Огонь весело потрескивал, освещая темноту вокруг троих путников и согревая их. Они увлеченно утоляли свой голод, отдыхая от дневного перехода.
   - Послушай Дивиатрис, почему этот Пифонский пес не сумел предвидеть похищения его камня. Ведь если верить тому, что о нем говорят и о его камне, он похож более на какого-нибудь вшивого божка. - Спросил киммериец, подбросив задумчиво деревяшку в огонь.
   - Не знаю, видимо за тобой стоит нечто большее, нежели воля проведения. Похоже, какой-то из твоих хмурых богов, решил тебе помочь. - Добродушно и лукаво ответил друид.
   - И потом, Ксальтутон обычный человек, несмотря на всю свою силу и умение даже ему невмоготу предвидеть того что скрыто пеленой времени. Да и как использовать камень он почти ничего не знает. Лишь следит, чтоб эту силу не использовали против него самого.
   - Так какого Сэта этот камень сдался валузийским жрецам. - Непонимающе уставился Ярг на друида.
   - Древние змеи Валузии знали, как разбудить и управлять силами "сердца Аримана". Не всегда наружная оболочка является истинной, но внутри живет старый мир. Или как говорили древние мудрецы Валузии, наружность не всегда отражает внутреннюю сущность. - Загадочно ответил друид и додал,
   - А теперь если позволишь, я лягу спать.
   Киммериец задумчиво глядел, как Дивиатрис улегся наземь и накрылся дорожным плащом. Положив меч рядом, Ярг посмотрел на амазонку. А может она и впрямь его дочь! На его лице мелькнула странная удовлетворенная улыбка. Он откинулся на поваленное дерево и уснул.
  
   Даже сквозь сон он услышал шорох травы, скрип кожаных доспехов и легкое позвякивание метала. Он мгновенно проснулся, готовый к нападению, словно хищник. Выглянув осторожно из-за ствола дерева, киммериец увидел троих мечников, тихо подбиравшихся к ним в предутренней темноте. Склонившись над амазонкой, он зажал ей рот и приглушено зашептал.
   - Белинда, проснись. У нас гости. - Он уже собирался было будить друида, но тот уже видимо сам проснулся. Взяв покрепче рукоять меча, Ярг стал ждать, вслушиваясь в приближающий шорох травы и кустов. Даже не глядя, он чувствовал напряжение амазонки, порывающейся вскочить и напасть. Но девочка молодец, чувствовала, кто в их маленьком отряде главный и тихо лежала, держа лук с вложенной на тетиву стрелой на поготове.
   Киммериец вдруг вскочил и рубанул мечем. Белинда вскочившая вслед за ним от удивления замерла. Такого удара она еще не видела. Варвар одним ударом срубил сразу три головы. И в этот момент на поляну выскочили с дюжину меченосцев. Один из них приставил к губам рог и затрубил. Но звук рога оборвала стрела амазонки, пробившая сердце. Выкрикнув боевой клич киммерийцев, Ярг бросился на врагов, забыв о товарищах. Еще двое мечников упали пораженные стелами воительницы, прежде чем огромный варвар столкнулся с солдатами, круша их своим мечем. Несмотря на то, что напавших было в трое больше, киммериец со спутниками быстро расправились с ними. И вскоре вся небольшая поляна была усеяна мертвыми трупами нападавших.
   Тяжело дыша, амазонка посмотрела на киммерийца, стоявшего прямо как столб, и казалось совсем не уставшего. Он словно что-то высматривал в темной чаще леса, укутанного предрассветным мраком. Казалось, он предвидел ее вопрос, заговорив.
   - Это лишь передовой отряд. Где-то поблизости должны быть еще. И они наверняка слышали короткий звук рога.
   - Киммериец, по-моему, они нас окружили. Спокойно сказал друид, перехвативший поудобнее свой окровавленный посох.
   Трое спутников стали спина к спине и напряженно ожидали нападения, окруживших плотным кольцом солдат, прорывавшихся сквозь густые заросли вереска и орешника, проросших меж толстых стволов деревьев. Гневно скривив лицо, Ярг уже собирался вручить душу Крому, как заметил, в глубине темноты леса мельтешило что-то, что-то слабо светившееся.
  
   Нападавшие вопили от ужаса, но сражались. Хотя солдат и было около трех дюжин, но они добирались к поляне по несколько человек, и киммерийцу с товарищами поначалу не составило труда расправляться с ними. Но когда основная группа меченосцев высыпала на небольшую поляну, неожиданно сзади на них напала призрачная воительница, крушившая солдат ни с чем не уступавшей киммерийцу яростью. Амазонка сама немного испугалась, но не могла понять почему, валузийцы испугались напавшей. Хотя дивное, слабое свечение немного сбивало с толку. Получая небольшие моменты передышки, Белинда дивилась тому, как схожи манерой боя и темпераментом новоприбывшая и киммериец. А желтое существо незнакомки, с большими ушами и хвостом, оканчивавшимся пушистым острием, больше похожее на мартышку, воистину пугало. Несмотря на свои маленькие размеры, оно, то сидело на плече у хозяйки, то кидалось на солдат, одним непостижимым рывком разрывая глотки, и остальные части тела, незащищенные доспехами. Ее громадный, украшенный рогатой гардой и рогами у начала большого лезвия, меч с одинаковой легкостью, что и меч киммерийца, проламывал доспехи, отсекал конечности, сносил головы. Вскоре все кто мог двигаться из меченосцев, постыдно бежали, в панике проламываясь без разбору сквозь вереск и орешник, оставив своих мертвых товарищей.
   Только сейчас амазонка основательно рассмотрела новоприбывшую, без которой им не справится было бы с солдатами. На пол головы ниже варвара, она казалось, была под стать тому. Белинду поразили седые волосы той, не глядя на то, что неприкрытая нижняя часть лица, золотой маской, давала понять, что сама незнакомка довольно молода. Одежда спасительницы, состояла в основном из шкуры тигра, набедренной повязки, прикрывавшей спереди и ничего не скрывавшей сзади. Высоких сапог и кожаного корсета, с укрепленными на груди золотыми чашами, железных наплечников и налокотников, оканчивавшихся длинным шипом, выглядывавшим над сжатой ладонью. И все это было искусно украшено кровавого цвета изящными узорами. Равно как и большой набалдашник громадного меча у основания лезвия, как и два больших ножа, укрепленных почти горизонтально на поясе, и малый меч. А щит украшал герб в виде цветка лилии, на красно-синем фоне. Амазонка оторопела, только сейчас увидев, что на их новой соратнице нет ни единой капли крови врагов. Да и сама она имела какой-то неестественный, эфемерный вид.
   Воительница, приветливо улыбнулась обаятельной улыбкой, никак не сосчитавшейся с ее боевым ражем, и заговорила.
   - Киммериец, и ты амазонка идемте, вымоетесь, пока кровь ваших врагов не засохла. Здесь неподалеку есть небольшая запруда. Вы с нами почтенный друид? - И вся троица без слов пошла за незнакомкой. Хотя киммерийца она все-таки знает. Заметила про себя амазонка.
   Вода оказалась приятной, после такой стычки и неплохо расслабила, пока они отмывались под веселым присмотром незнакомой воительницы и ее зверька, наводившего на жительницу гирканских степей страх.
  
   Амазонка едва скрывала страх охвативший ее, видя, как воительница приобрела прозрачный вид. И теперь ее ручной демон, как она представила, крутился рядом, словно преданная собачонка.
   Призрачная воительница сняла с себя маску и предстала во всей своей призрачной красоте. И она была прекрасной, даже амазонка невольно залюбовалась. Сидя перед костром, они отогревались, пока их одежда сохла.
   - Ты как всегда прекрасна Изида! - Несуразно заулыбался киммериец, не сводя взгляда с призрачной воительницы.
   - Да, позвольте вам представить, Изида королева Валузии и призрак в одном лице. - Первым, отозвался друид, удивленно заметив, - А я-то думал, куда вы пропали ваше величество. Судьба пиктов тесно связана с судьбой королевства спящих. И теперь видимо, эти судьбы разделены. Именно так можно трактовать посланные видения тайной рощи.
   - Призрак?! Но там на поляне, вы ведь рубились... - Мысль амазонки прервалась на полпути, от осознания и непонимания того что она видит и слышит. Эфемерное лицо королевы призрака погрустнело.
   - Ты красивая, воительница с востока. В ваших с киммерийцем чертах лица и повадках есть нечто общее.
   - Ваше величество позвольте мне сказать, что с вами случилось! - Аккуратно прервал призрака Дивиатрис,
   - Прошу поправить меня если я ошибусь, говоря то, что вижу. На вас пытались наложить заклятие быстрой старости. Но видимо в чем-то ошиблись и вы вместо того чтоб умереть от скорой старости превратились в призрак, волосы ваши однако постарели.
   - Да ты прав почтенный друид. Жрец Сэта, возжелал меня и мой трон, но получив от меня отказ, он проклял меня, наложив страшное заклятие. В итоге он получил трон Валузии, а я призрачную жизнь без права умереть и любить как все. И к тому же узнала, что жрец является одним из спящих, древних змей Валузии, умеющий напускать на себя личину человека. А рядом не оказалось Брула-пикенера, который помог бы, уличить измену. И теперь, я лишена даже возможности отомстить. Это же проклятие приобрело еще одно свойство, я не могу, к жрецу королю приблизится, чтоб нанести удар. - Призрак еще более стала грустным и провела прозрачной рукой сквозь маленького демона, который встрепенулся, наершившись.
   - Лишь один Сикуби, маленький демон, уже сто лет является моим попутчиком. - Закончила Изида, грустно улыбнувшись, глядя на взъерошившегося демона.
   - Друид, ведь ты тоже владеешь магией! Ты можешь снять это заклятие?! - Вскочил на ноги киммериец.
   Дивиатрис тяжело вздохнул, грустно глядя на языки пламени, лизавшие дерево, разгоняя темноту ночи накрывшей саваном лесную поляну.
   - Я знаю, что ты ее любишь, киммериец. Для этого не стоит быть ни магом, ни шаманом. Однажды я встречался с подобным заклинанием. Его наложил один человек-змея. И снять такое заклинание очень тяжело. - Он украдкой посмотрел на королеву призрака, которая не отрывала своего грустного взгляда от огня.
   - Слушай старик, ты хоть что-нибудь можешь сделать? - Выкрикнула Белинда, вскочив, так что ее обнаженные груди подпрыгнули как норовистые зверьки.
   Друид оторвал свой задумчивый взгляд от костра и после некоторого молчания сказал.
   - Хорошо, я могу попробовать. Но мне понадобишься ты Белинда. Я воспользуюсь тобой как магическим амулетом. Но это может быть опасно! - Предостерег он. На мгновение амазонка замешкала, испугавшись, но гордость взяла верх, вскинув голову к всплывавшей луне, она ответила.
   - К демонам Зандру опасность! Я готова.
   - Тогда мне нет смысла говорить о своей готовности. - Тихо с надеждой в голосе, почти прошептала призрак.
   Друид засуетился, доставая маленький ножик, что-то выискивая при свете огня на земле.
   - Тогда ты воительница степей должна обнажиться. Ты Изида станешь под тем большим дубом, и держи своего маленького друга подальше от себя. А ты Белинда сядешь около меня. Только я немного приготовлюсь.
   - Хорошо вы тут колдуйте, а я пойду прогуляюсь. - Заерзал могучими плечами варвар и исчез во тьме леса.
   - В такую темень?! - Удивилась амазонка.
   - Он не любит колдовства. - Спокойно произнесла королева-призрак, поднявшись, и оставив маленького демона, что-то шепнула ему, а затем пошла к огромному старому дубу.
   Сидя неподалеку и прокалывая ножом кору, от нетерпения, Ярг еще больше заволновался. До него донесся сильный и властный голос друида читавшего что-то на незнакомом языке. Киммериец повернул голову и увидел, сквозь просвет листвы как полутемный силуэт лигурийца положил на голову, сидевшей у его ног тонкой фигуры, руку. Он сам отвернулся, но увидел отблеск молнии, из-за спины и гром прокатившийся после. Его рука еще крепче сжала нож, что даже костяшки побелели.
  
   Зловещий маг, повелитель Ахерона, метался в безумной ярости по погруженному в полумрак тронному залу. Посланный им демон, из холодной бездны космоса, погиб от руки этого варвара. Уже несколько раз этот жалкий человечишка с севера уходил от его кары, каждый раз побеждая посланных его убить демонов. Никак кто-то из его вшивых северных божков решил варвару подыграть. Нет, нужно это прекращать! Надо что-то придумать, пока Сердце Аримана не применили против него самого. Даже рискнуть! Кулаки высокого мага, чей голый череп блестел в свете огня треног, сжались от ярости, так что костяшки пальцев захрустели.
   - Кирон! - Сильный и властный голос Ксальтутона, понесся темными коридорами, громогласным эхом. И вскоре перед высоким, пирамидальным, тронным возвышением стоял седоволосый воин в богатых железных доспехах. Обветренное, испещренное шрамами лицо бывалого воина было исполнено страха. Старый солдат знал, что если быть неосторожным то можно потерять не только голову, но и душу, когда владыка Пифона был не в лучшем расположении духа. А верховный заклинатель Сэта в Пифоне был непросто не в духе, он был в ярости.
   - Да мой повелитель. - Склонил в почтении голову солдат.
   - Немедля пять мужчин и пять женщин к алтарю Сэта. И самых лучших. - Раздался властный приказ мага, восседавшего на своем змеином троне. Старый солдат с облегчением вздохнул, и еще раз поклонившись, вышел.
   Через некоторое время, у полукруглого алтаря, перед гигантской статуей Сэта, перед обителью повелителя Ахерона, стояли на коленях, прикованные цепями к нему десять человек. Во всем их внешнем виде, чувствовалось ужас и обреченность. Все замерли, когда вышел Ксальтутон в просторных черных одеждах. Он мерно подошел к чаше алтаря, где уже горел огонь, и стал шептать на давно всеми забытом языке страшные заклинания, подбрасывая каждый раз в огонь щепотку порошка. В воздухе казалось, почувствовалось присутствие кого-то пришедшего из темных глубин ада. Кого-то могучего, более страшного, чем сам верховный заклинатель. Обреченные рабы взвыли в ужасе, догадываясь, кто так тяжело с громогласным вздохом приходит в мир живых.
   Ксальтутон полоснул ножом по горлу одного из рабов и, обагрив лезвие кровью, бросил его в огонь алтаря. Сизый дым вырвался из полыхавшего пламени и поднялся к свирепой морде громадного змея, нависшего над жертвами.
   - Повелитель живых и мертвых, явись в свое тело земное, и прими мою жертву. Тебя призывает твой верный раб и слуга. - Ксальтутон упал на колено, распростав руки в стороны, раболепно склонив голову.
   Рубиновые глаза громадного змея вдруг наполнились жизнью. Большая чешуя на теле зашевелилась, приоткрытая пасть тихо сомкнулась и змей ожил. Бог змей медленно обвел всех взглядом и все воины, стоявшие большим полукругом, упали ниц, не смея поднять глаз.
   - Что тебе нужно, мой верный слуга? - Услышал в своей голове могучий и страшный голос змея Ксальтутон, от чего еще больше задрожал. Не отрывая взгляда от земли, он неровным голосом произнес.
   - Владыка света и тьмы, повелитель черных душ, твой преданный слуга молит о помощи, и принять эти жертвы.
   - Чем! - Вновь раздался в его голове шипящий голос пресмыкающегося.
   - Пошли черные легионы, преисподни уничтожить столицу Валузии, и возвратить украденную драгоценность.
   - Хорошо ты получишь власть в эту ночь над всеми черными душами. Ты хорошо мне служил. Верни то, что у тебя украли или мое расположение угаснет. - Вновь прошипел голос змея в голове дрожавшего всеми фибрами души мага. Громадная голова змеи лениво повернулась к стоявшим на коленях рабам, не в силах даже скулить, скованных ужасом.
   - Кто вы? - Прошипел змей.
   - Твои рабы! - Голоса жертв были тусклыми лишенными живого звука, интонации, это были голоса мертвых.
   - Да-а-а. Идите ко мне, мои рабы. - Девять жертв мучительно и натужно закричали и спустя мгновение холодные обмякшие тела лежали около алтаря.
   Жизнь покинула рубиновые глаза змея, как и все тело и змей, вызванный к жизни жуткой магией, повелителя Пифона, вновь стал жуткой статуей перед дворцом Ксальтутона.
  
   Даже если, некогда величественная Валузия, и пришла в упадок, то судя по могучим крепостным стенам, преграждавшим путь людям, желавшим сквозь них пройти, такого не скажешь. Даже издали они казались величественными и могучими, а вблизи и подавно. Уже пол дня они шли молча, лишь друид о чем-то разговаривал с королевой, которая, наконец, приобрела реальную жизнь. И радовалась как ребенок. Однако ни киммериец, ни Изида не решались завести друг с другом разговор. Перед глазами варвара все еще стояла дрожавшая от прохлады женщина, пытавшаяся согреется у костра, вместе с амазонкой.
   Войти в город оказалось делом легким. Стражники у громадных крепостных ворот, слушали пораскрывав рты байку Дивиатриса, о том, что он купец потерпевший крушение, на своей галере, пытаясь уйти от пиратов. Они поверили в то, что киммериец, его наемник, а две женщины, сопровождающие его рабыни. Даже поверили в то, что он своих рабынь вооружил. Но больше всего Ярга заботило то, что стражники могли узнать свою бывшую королеву. Но все обошлось, ему показалось, что лишь один что-то заподозрил.
   По совету Изиды, четверо путников остановились в постоялом дворе, видавшем виды. Они не стали ужинать вместе со всеми постояльцами, на первом этаже, а все заказанное забрали в снятые комнаты.
   Идти за камнем они решили сразу после полуночи.
   Укрытый темнотой город, надежно скрывал четверых человек кравшихся по улицам к одному из тайных ходов, в тайные подземелья дворца. Войдя в открывшийся проход, Изида закрыла за собой тайную дверь. Друид что-то шепнул и перед ним в спертом, наполненном запахом плесени и запущенности, воздухе завис огненный шарик, выхвативший из темноты, пыль, плесень, паутину тайного подземелья. Ступая гуськом по узким сырым каменным проходам, Ярг, шедший сразу за Изидой, сказал в полголоса.
   - Да мрачные коридоры.
   - Да, рассказывали, что здесь бродят призраки убитых королей. - Согласилась королева, почесав за ухом своего маленького демона, зажмурившего от удовольствия глаза.
   - Да пусть эти коридоры будут ими забиты, меня это не остановит. - Зло буркнул киммериец.
   Изида посмотрела, через плече, на варвара, который ей казался восставший из тлена времен Кулом, легендарным правителем Валузии.
   - Эти стены видели многих ходивших ими эмиссаров. Убивать, похищать, строить тайные заговоры. Эти стены помнят много жутких историй древнего королевства, убийство, подмены королей и совета, тайное восстание древних змей Валузии. Продолжила, повев бровью Изида, и сойдя на шепот додала, - сегодня полнолуние, и эти змеи соберутся в тайном храме. Мы пришли! За поворотом вход в храм. Тут может быть стража.
   Ярг с подозрением глянул на светившие в стенах масляные лампы. Дивиатрис, что-то шепнул и огненный шар потух.
   - Уважаемый друид, не могли бы вы создать вокруг меня призрачное сияние. Говорят в этих коридорах бродят призраки. Возможно это собьет с толку того кто там стоит. - Прошептала Изида, и, увидев кивок лигурийца, сняла с плеча желтого демона и, посадив на каменный пол, что-то тихо шепнула.
   Из-за угла медленно и отрешенно вышла объятая призрачным сиянием женская фигура. Два закованных в бронзу стражника, сжимавшие в руках большие алебарды, удивленно уставились на нее, а затем переглянулись.
   - Ка нама каа лаерама! - Сказал вдруг призрак. Стражники замялись, зашевелив губами, а затем стали стремительно меняться, превращаясь из людей на какое-то подобие рептилий. Призрак отрешенно сложил руки на плечах и...
   Из-за спины призрака выскочила громада черноволосого варвара, и всадил в оторопелого стражника меч. Оттолкнув умирающего в сторону, черноволосый пришелец, лишившись меча, схватил второго за алебарду и ею же ударил по остроконечному шлему, повернув спиной к призраку. Изида мгновенно выхватила длинный нож и всадила в спину.
   - Что это было? - В полголоса спросил варвар, извлекая из мертвого тела меч.
   - Это древний пароль, созданный против людей змей, когда те научились принимать человеческую личину. - Спокойно ответил друид, вышедший из-за угла с амазонкой оторопевшей от вида мертвых змей стражников. Он махнул рукой, и сияние исчезло, и тут же маленькое желтое существо умостилось, на плече у королевы, подозрительно принюхиваясь.
   - Угу. Понятно. - Коротко сказал варвар.
   - Кто это? - Оторопело спросила Белинда, не в силах сдвинуться с места.
   - Древнее племя змей, порождение Сэта. Иногда они принимают подобие людей, но всегда становятся собой после смерти. - Сказала королева, не глядя на головы стражников принявшие змеиный облик, прислушиваясь к едва слышимому звуку из-за массивных деревянных дверей.
   - Привыкай, там их еще много.
   Взявшись за ручку, киммериец осторожно приоткрыл тяжелые оббитые бронзой двери, приговаривая.
   - Посмотрим кто тут у нас.
   - Это Адааман. Змей подколодный. - Прошептала Изида из-за спины киммерийца.
   - И вельможа наш. - Послышался яростный шепот амазонки.
   - И два десятка аколитов. - Отгавкнулся Ярг. Он едва на ногах устоял, когда две женщины, проломившись мимо него, ворвались внутрь тайного храма.
   Сразу все удивленно повернули в сторону входа головы.
   Киммериец со спутниками, оказались в хмуром, круглом помещении, стены которого были выложены из обычного грубо обработанного камня. А низкий полусферический потолок поддерживали четыре гранитные колонны. И весь зал освещался лишь огнем каменной чаши у алтаря.
   - Ну, вот ты варвар и пришел предстать перед королем Валузии в священном святилище древних змей. - Заговорил, Бобкок, стоявший справа от высокого человека с посохом у каменного алтаря, на котором лежал, словно живой алый камень.
   - Преклони колени, и принеси себя в жертву отцу мира Сэту. - Пророкотал высокий человек с посохом, испепеляющим взглядом, смотревший на четверых незваных гостей.
   - У меня только один бог. И это Кром. - Рявкнул Ярг. Из полумрака, в неверный свет факелов шагнула Изида, сжимавшая в руке свой большей меч, яростно глядя на людей скопившихся перед алтарем. Все отшатнулись в испуге, узнав грозную повелительницу Валузии, восставшую из мира серых теней.
   - Адааман, сегодня змей подколодный я положу на алтарь Сэта твое сердце! - Человек, которого Изида назвала именем короля зашелся в припадке страшного смеха.
   - Как ты близка к истине моя прелесть. Взять их. - Зычно сказал король. Все кто был в святилище, уже собрались было наброситься, на пришельцев как в храм ворвался еще один человек, на лице которого застыли ужас и отчаяние.
   - Повелитель, на город напали слуги Сэта! Демоны уничтожают город, наше оружие беспомощно против них!
   Белинда одним ударом пернача отправила беднягу на пол с проломленной головой. И тут разразился ад. Хоть аколитов и было много, но вооружены они были одними длинными ножами. А против ярости и гнева киммерийца и Изиды этого было слишком мало. Киммериец и валузийка прошли сквозь плотную массу меняющихся в змей людей, яростно орудуя мечами, оставив после себя одни трупы. Оставшихся оказалось слишком мало. С полдюжины их бросились на амазонку и друида. Лигуриец орудовал своим посохом не хуже заправского бойца, а Белинда была слишком изощрена в искусстве боя на мечах. Собравшиеся в святилище, гибли, и вновь принимали свой истинный, змеиный облик.
   В суматохе боя никто не заметил, как король, поменявший человеческую личину, на змеиную подкрался к Изиде. И неожиданно для него мелькнуло что-то желтое и вцепилось в шею своими окровавленными клыками. Изида, сразив противника, резко развернулась, ошеломленная раздавшимся над самым ухом, наполненным боли криком, своего желтого друга. На ее глазах выступили слезы, видя, как змей держит на голове маленького демона руку и тот, объятый голубыми языками пламени, словно исчезал. Кожа плоть, кости, и наконец, на пол опустилось одно облачко.
   Он погиб спасая свою хозяйку, и Изида в ярости подняла меч, рубанула, располосовав искаженное в мимолетном испуге змеиное лицо короля, расколов голову как арбуз.
   В стороне амазонка, отчаянно отбиваясь от кривого меча слуги Бобкока, наконец, улучила момент и всадила в грудь свой тонкий, прямой клинок.
   Сам Бобкок видя, что ему не устоять под яростным напором варвара, заметался, уходя от яростных ударов киммерийца.
   - Зря ты не сдержал своего слова. Отправляйся в ад к Сэту. - И одним ударом отсек и голову, и руку, поднявшуюся для защиты.
   Когда все утихло, по мертвым телам змей, к алтарю подошел Дивиатрис и благоговейно взял с него камень.
   - Идемте наверх. Нас там ждут демоны Сэта.
  
   Четыре человека уходили от города, охваченного яростными языками пламени. А в нем промеж груд мертвых жителей стояли охваченные синими языками огня, окаменевшие страшные слуги Сэта. А на лице, повернувшей на мгновение к городу, голову Изиды, скатилась слеза по погибшему маленькому демону, отдавшему за нее свою жизнь.
  
   И была битва великая,
   И сошлись две силы,
   Зло и добро,
  
   И разверзлось небо
   Языками пламени,
   И вышли реки из берегов,
  
   И в битве стихий,
   Был повержен
   Пифонский змей,
  
   И бежал в земли Стигии,
   И пал там от яда завистников,
   И спрятан был камень,
   Именуемый "Сердцем Аримана",
   Под храмом, хранимый
   Многими слугам тьмы.
   "Песнь о камне"
  
  
   Конец
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | Е.Халь "Исповедник" (Научная фантастика) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"