Пирус Анна Сергеевна: другие произведения.

О тех, кто рядом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1975-й год. Из дневниковых записей: С самого утра и до пяти делаю видеозапись спектакля. Без перерыва. И глаза мои не смотрят, и голова раскалывается... А дома: дочкины детские руки на клавиатуре пианино и робкие, но живые звуки. Хорошо! ... Ездила в родной Карачев. Прибирала в хате, пылесосила потолок от нависшей по углам паутины, - завтра Пасха! Потом - мамин рассказ о Кузе, рыжем гармонисте: - Видать, не суждено было мне счастливой быть с ним, вот Бог и прибрал его... ... На улице тепло, солнечно, зелено. А Платон снова маялся: нет интересной работы, нет друзей, а тут ещё и не пишется. Его маята перебралась и на меня, прицепилась тоской по сильным, умным людям, по правде... ...Сидим с мамой на ступеньках крыльца, а Виктор ремонтирует рядом мотороллер и рассказывает: в Костроме сторож собора ночью вдруг заметил женщину, - неподвижно стояла та посреди паперти, - и прокричал ей: уходи, мол! Ну, она и растаяла... но тут же появилась в другом месте... ... Полностью погрузилась в дневники молодости. Зачастую, кажется: вот это - лишнее, это - не надо, а стоит ли оставлять это? Но выбрасывать єто и этоЋ жалко, вот и думаю, думаю...

  
  1975-й
  Обычно брат мой приезжает из родного Карачева по четвергам, привозя нам рюкзак овощей, и сразу, с порога:
  - Ну, что нового?
  Подавай ему события, драмы, а еще лучше, трагедии, - тихо и просто жить ему скучно! А когда уходит, остаюсь с взбудораженной душой, - будто что-то не то сказала, не то сделала и вот прямо сейчас надо бежать за ним, чтобы...
  И такое во мне - каждый раз после его ухода.
  
  С одиннадцати утра до пяти делаю видеозапись спектакля. Без перерыва.
  И глаза мои не смотрят, и голова раскалывается!
  - Чем кончим? - спрашивает театральный режиссер, и предлагает: - На реплике: 'Люди не чтят хороших традиций'.
  - 'Сотрут, и не заметишь', - предлагаю.
  Пауза. Улыбка его, понимающие улыбки актеров... Соглашается.
  А дома: дочкины детские руки на клавиатуре пианино и робкие, но живые звуки... Если б научилась играть! Сколько б радости потом - и для меня!
  Моя не осуществлённая мечта...
  Чуть позже - на кухне, детям: только трудом можно чего-то добиться... учитесь ценить время... человек творит себя сам... А они едят булку с халвой, хихикают, елозят по табуреткам, по моим коленям...
  
  Ездила на выходные в Карачев...
  Спала на кровати брата, как в люльке. Хорошо!.. Но его храп - с раскладушки, испуганный вскрик мамы из другой комнаты, - приснилось: стены рушатся.
  Потом прибирала в хате, пылесосила потолок от нависшей по углам паутины, - завтра Пасха! - вешала тюлевые занавесочки, а мама стояла рядом и командовала, опираясь на лыжную палку:
  - Присборь, присборь их! И дырки-то складочками загороди, чтоб не видны были, - указывала ею: - Да не туда эту-то, а сюда. Ну подумала б: зачем туда-то? Солнце загораживать? Витька ее сейчас р-раз и скрутить, и сорвёть сразу...
  Потом - её рассказ о Кузе, рыжем гармонисте:
  - Видать, не суждено было мне счастливой с ним быть, вот Бог и прибрал его... - Сидела на кровати, свесив ноги и опершись на ту же палку. - Уж очень я его любила! - И тёмный профиль её на какое-то мгновение застывал. - Любовь, моя милая, это тоже талант. Не каждому она и даётся... такая.
  А вечером с Виктором - к автобусу, на мотороллере, в клетчатой шали.
  И дождь моросил.
  И лужи выпархивали из-под колёс.
  И ветер всё хлестал и хлестал шалью.
  
  Острое сожаление вызывает, что не могу унести 'в грядущие годы' вот такие облики детей, их привычки, слова, - уже сейчас немногое вспоминается из того, какой была дочка в три года?
  А растет она доброй девочкой. Купили ей велосипед на толстых шинах, так она всегда радуется, если кто-либо из детей катается на нём, а когда приводит подругу, то первым делом спешит угостить её, и мечтает о том, чтобы носить в группу сладости и всем раздавать.
  Очень любознательна, - со сто 'почему?'. Когда отвечу на один из вопросов, то обязательно посмотрит на меня эдак снизу и скажет: 'Пра-аильно, мама!'. Будто бы уже знала, но просто проверила. Ну, а если сомневается, то: 'Адманываешь, мамочка!' - и снова взглянет с хитрецой. Так что, ответов моих полностью не принимает, а обязательно поправит, поэтому часто слышу: 'А если мне так нравится!'
  Да и в садике жалуются, что сладу с ней нет и на прогулках - до всего ей дело! Недавно водили их на приезжий зооцирк, так она прошмыгнула прямо под ноги слону, - воспитательница с ужасом об этом рассказывала.
  Очень любит, когда её чему-то учат, и если б у меня было время заниматься с ней, то она бы уже читала, шила, вязала, - вчера в течение часа сковыряла крючком шнурок, - только когда учится, к ней не подходи: кричит, злится, если что не так!
  Карманы её вечно набиты всякой всячиной: пузырьки, клочки, винтики, стекляшки, камешки, палочки, лопнувшие шары, - все ей надо! - а если что выбросишь, то скандал.
  И по улице не пройдешь с ней мимо того, что лежит беспризорно. Сегодня шли возле библиотеки, и она что-то приотстала. Оглядываюсь, а дочка моя уже волочёт за собой щит с объявлением.
  Но при всей своей активности замечает и облака на небе 'черные', и луну, которая 'плывет', и солнце, 'как из пластилина', и деревья 'уже красные'.
  
  На улице тепло, солнечно, зелено.
  А Платон опять мается: нет интересной работы, нет друзей, а тут ещё и не пишется.
  Конечно, понять его можно, но всё же...
  Его маята перебралась и на меня, прицепилась тоской по сильным, умным людям, по правде, - зачастую невыносимо видеть пьяные рожи, слышать мат, пошлые шлягеры из открытых окон и враньё, враньё, враньё!.. в газетах, по радио и телевизору.
  Как устаёшь от всего этого!
  А тут еще дети разыгрались перед сном.
  - Хватит! Успокойтесь! - сорвалась.
  Нет, не действует. Ремень, их вопли... и у самой - слезы.
  Секу себя: плохо! Это - от беспомощности!
  Но знаю: опять сорвусь.
  
  Сценка у порога моего родного дома.
  Сидим с мамой на ступеньках, а Виктор ремонтирует рядом мотороллер и рассказывает: в Костроме сторож собора ночью вдруг заметил женщину, - неподвижно стояла та посреди паперти, - и прокричал ей: уходи, мол! А она всё так же стоит и ничего не отвечает. Тогда вызвал милиционера, тот пришел и пригрозил женщине, чтобы вышла из помещения, а то!.. Ну, она и растаяла... но тут же появилась в другом месте. Испугался милиционер, вызвал наряд. Стали отлавливать нарушительницу, а та: то появится, то исчезнет, то появится...
  - Это Божья матерь являлась, - итожит брат. - Это она предупреждает: довели, мол, Россию...
  Мама слушает, молчит, но потом всё же бросает:
  - Нябось, пьяный этот сторож был-то, вот и...
  Витька косится на неё, но продолжает:
  - А вот к Валюшке, знакомой поэтессе, каждую неделю, по понедельникам, ровно в два часа ночи!.. приходит чёрт. Садится в кресло и сидит, и смотрит, смо-отрит на неё...
  Мама опять:
  - Кто в этих чертей верить, тому они и мереш-шуца.
  - А к Людке... жене моей бывшей, - снова игнорирует он мамину реплику, - однажды стучатся ночью в дверь. Открывает она, а перед ней - синий осклабившийся рот! Только один рот и больше ни-че-го!
  И смотрит на меня с такой верой в это!.. А мама опять:
  - Напьюцца водки, вот им черти потом и склабюц-ца...
  И тут мой братец-мистик не выдерживает:
  - Да ну тебя! Заладила своё: напьются да напьются! - и сдвигает брови. - Всё-то ты не веришь!
  - Конечно, не верю. - Мама медленно поднимается и, опираясь на свою любимую лыжную палку, направляется в дом. - Во, наработались бы так, как я, - осторожно, цепляясь за хлипкое перильце, переступает ещё одну ступеньку, - так не то что о чертях сил нетути думать, а и о себе, - уже входит в коридор. - Не чаешь до кровати довалицца...
  
  Вчера Платон ходил в отделение местных писателей на обсуждение рассказов 'начинающего' Шелгунова, - пишет тот о рабочем классе. Рассказывал: твой брат, мол, вначале вроде бы хотел защитить молодого автора, но получилось, что разнес его в пух и прах.
  - Я теперь понял Виктора, - сказал в конце. - Он абсолютно не принимает действительности и верит лишь в то, что придумает, что только ему самому и кажется.
  И Платон прав...
  Виктор и свою Натали, вот уже третью жену, тоже во многом выдумал. Нет, она, конечно, и красивая, и умница, - кончила с отличием университет, пишет статьи, увлекается литературой, - но надолго ли хватит её совершенств, чтобы быть терпеливой женой?.. тем более что он старше её на двадцать восемь лет!.. Пока у них вроде бы всё хорошо, - родилась дочка, - но ведь Виктор, по сути, живет в Карачеве, и переезжать в Энск не собирается, так что...
  
  Вечером, когда готовлю обед на завтра, дети обычно крутятся под ногами и от этого - мои бесконечные вскрики: Глеб, ты куда?.. Галя, не рисуй на стене!.. Глеб, не лезь на стол!.. Галя, отдай ему машинку!
  Когда возвращаешься с работы вымотанная и остаешься с ними с глазу на глаз, трудно, конечно, бывает, - уж очень активны! - но и радостно: растут, растут человечки!
  
  Вот уже несколько лет хлопочет Виктор о молодежной подпольной организации Карачева, в которой и сам, четырнадцатилетний, участвовал, - крался тёмными вечерами по улицам и ставил штампы на немецких объявлениях: 'Смерть немецким оккупантам!'.
  Так вот, недавно ходил он в райком, а какой-то чиновник сразу начал орать: 'Никакой организации здесь не существовало!' Тогда он пошел к секретарю по идеологии, и та вроде бы сочувственно отнеслась к его просьбе.
  - Даже папка у неё есть по этому делу, - рассказал обнадежено, - но нет документов о существовании организации. Если б достать их!..
  И попросил меня обратиться к партийному секретарю нашего Комитета Полозкову, - тот как раз пишет о войне.
  А недавно прислала ему письмо связная партизанского отряда Катя: живет она в Суземке и пишет ему, что Карачевская подпольная группа сделала очень много, и она готова подтвердить это.
  - Хотя б кто-нибудь взялся за это дело! - сказал как-то мне и посмотрел, страдая. - Я-то неблагонадежным считаюсь! Моих корреспонденций даже в 'Энский рабочий' не принимают, - и снова скорбно взглянул: - Надо б увековечить как-то наших подпольщиков...
  
  Звонила Полозкову: 'Вам дозволено рыться в архивах, так, может, узнаете что-либо о Карачесвкой подпольной организации?', а он ответил: 'Документы о ней добывать - труд напрасный. В КГБ не хотят признавать факт ее существования'.
  Вот так...
  Так что пока моему брату 'факт существования' Карачевской подпольной организации приходится увековечивать в его собственном романе 'Троицын день'.
  
  2010-й
  Виктору тогда шёл сорок первый год. А работал он в Энске, в заводской многотиражке, и хотя у него здесь же была кооперативная квартира, в которой жила его любимая Натали с дочкой, но по прежнему, каждый день, уезжал он в Карачев, - там и мама, и огород, с которого они ещё что-то продавали, а самое главное - его роман 'Троицын день', который он начал писать еще с двадцати лет.
  Первый раз он женился на Жене, студентке медицинского института, и когда она закончила его, а ему надо было ехать с ней куда-то 'по распределению' на три года, то он отказался, и они развелись.
  Помню ее: красивая была... и длинные, волнистые волосы её помню, - не любила она их прятать под шапками, вот и... Мать её потом рассказала: вызвали Женю как-то зимой к больному, поехала она, а в дороге с машиной что-то и случилось. Простояли они долго, - а Женя-то без шапки! - вот и простудила голову... и умерла.
  Долго Виктор ходил холостяком, но потом снова женился на Людмиле Малевской, местной поэтессе. И сын у них родился, но он всё так же после работы ездил в Карачев к маме и своему роману. Когда же у них начались ссоры, то из заработанных с огорода денег, дал ей сумму для вступительного взноса на кооперативную квартиру и они развелись.
  
  1975-й
  И снова мало делаю записей, - лишь иногда, после поездок в Карачев, - потому что полностью погрузилась в дневники молодости. А их довольно много, так что, читая и перечитывая их, зачастую кажется: вот это - лишнее, это - не надо, а стоит ли оставлять это?
  Но выбрасывать 'то и это' жалко, вот и думаю, думаю...
  И когда на работу еду, и когда вяжу в своем уголке дивана, и перед сном, и когда не спится.
  Трудное это занятие... но интересное! ----------------------------------------------------- Дорогой читатель! Приглашаю Вас на свой сайт, где кроме текстов, есть много моих фото пейзажей. Веб-адрес для поисковых систем - - http://galinasafonova-pirus.ru
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"