Plastic Jonbenet Doll: другие произведения.

Наруто: На границе рассвета

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Rinnegan!Naruto / Female!Sasuke

Наруто: На границе рассвета

Глава 1

Стоя на вершине Монумента Хокаге, Узумаки Наруто был царем. С его точки обзора дома и здания Конохагакуре но Сато казались не больше муравейников, а их обитатели – жалкими насекомыми, которые только и ждали, чтобы их раздавили.

Но Наруто не хотел их давить.

Все чего хотел мальчик – это выжить. И не стать той разменной монетой, которой Коноха однажды заплатит за свое существование. Сироты, подобные юному Узумаки, выросшие на улицах и в детских домах, рано или поздно осознавали простую истину о своем месте в Мире Шиноби...

Они рождены отдать жизни, дабы кланы ниндзя продолжили свое процветание.

От бессильной злости на подобную несправедливость Наруто скрипнул зубами.

Порыв холодного ветра растрепал его волосы, и мальчик решился. Он провел рукой по рано поседевшим волосам и набрал воздух в легкие. Потные от нервного напряжения руки сложили печать концентрации. Через секунду он опустил их... Желание открыть неизвестную печать на своем животе было очень сильным, но возможность погибнуть пробудил в нем понятную опасливость.

Впрочем, Наруто относил эти скачки между безумной храбростью и воплями инстинкта самосохранения к усталости, что преследовала его из-за большого объема тренировок, помогавших отвлечься от мыслей о будущем.

Мальчик не знал откуда взялась эта печать, но хотел верить в то, что она являлась наследством Узумаки Кушины, погибшей в день его рождения.

Вновь собрав свою волю в кулак, Наруто сложил пальцы в печать. И рывком послал чакру в центр нижней хары.

Кай!

Мальчику показалось, что мир собрался в одну черную точку, прежде чем взорваться безумным количеством красок. Чакра, что хранилась в печати, бурным потоком, выплеснулась наружу, охватив его тело лепестками белого пламени.

Узумаки Наруто стоял в сердце бури.

Он выдохнул и улыбнулся. Сейчас он был уже не царем, но богом!

Испытывая эйфорию и не отдавая отчет своим действиям, мальчик начал прыгать с одной каменной головы на другую, оставляя небольшие кратеры. Могущество текло в его венах. Опьяненный силой, он сконцентрировал чуть больше чакры в ногах чем планировал и прыгнул на соседнюю статую...

...Раздался треск ломаемого камня, который он совсем не хотел слышать.

К тому моменту как нос Третьего Хокаге упал на землю, чакра в печати закончилась, а Наруто проскочил мимо пары сонных чунинов возле ворот, ведущих к тренировочным полигонам Академии.

Единственная надежда мальчика была на то, что среди посланных шиноби не найдется достаточно сильного сенсора.

Страшная усталость, боль в мышцах и какая-то опустошенность с чудовищной тяжестью навалились на седовласого шиноби.

Что ты здесь делаешь?

Лицо Наруто на секунду искривилось в гримасе. Он узнал этот голос.

Как дела, Учиха? – Несмотря на свою усталость, Наруто растянул рот в веселой улыбке. Из наблюдений он знал, что самый быстрый способ избавиться от Саске – это притвориться болтливым идиотом.

Я спросила первой, – огрызнулась темноволосая девочка.

Да? – Наруто почесал затылок в притворной растерянности. – А я думал, что это было твое приветствие. Разве родители не учили тебя правилам поведения в обществе?

Наруто был уверен, что ударил в больное место, но ему было плевать. С раннего детства он не очень жаловал клановых шиноби, которые кичились своей родословной.

Девчонка застыла. От ярости ее ладони сжались в кулаки. Семья была запретной темой для носительницы могучего кеккей генкая и не зря – все ее родственники были убиты старшим братом.

Честно говоря, Наруто мало что знал об Учихе Саске, за исключением нескольких сплетен, услышанных в Академии. У них обоих были тяжелые жизни (хоть и по-разному), но это не означало, что Наруто все время предавался унынию. Он даже спрашивал себя иногда о том, как долго Учиха тренировала свой темный, задумчивый взгляд в пустоту, который бы больше подошел горной горилле. Она была милой, да, но этот взгляд ее совсем не красил. Самым странным Наруто казалось то, что практически все в Академии – и мальчики и девочки – обожали темноволосую красавицу.

Как будто ты что-то знаешь об этикете. – Саске немного расслабилась. – Кстати, если ты заблудился, то я могу направить тебя в сторону трущоб, из которых ты выполз...

Наруто криво усмехнулся. Этим его было не задеть. Хоть он и действительно жил в маленькой квартирке в самом бедном районе скрытой деревни.

Не утруждай себя, моя принцесса.

Саске нахмурилась, заметив, как бледно выглядит мальчик.

Что с тобой случилось? – Ее голос был бесцветен, лишь подрагивающие кончики пальцев выдавали заинтересованность. Похоже, даже Учиха не была застрахована от любопытства.

Я испытывал новую технику! – Глаза Наруто невинно расширились. – Ты знала, что если сложить печать собаки девять тысяч раз подряд, то листья на деревьях превратятся в рамен.

Девочка замерла, затем тряхнула головой, прогоняя наваждение.

Ты самый тупой шиноби, который когда либо существовал.

Наруто широко улыбнулся, будто принимая похвалу. Правда, буквально через пару секунд, он заметно поскучнел – четверо АНБУ спрыгнули на землю вокруг них.

Вы видели чтобы кто-нибудь проходил здесь? – донесся приглушенный голос из-за маски волка.

Если Саске и была удивлена, то не показала этого. Наруто же нацепил на лицо выражение умственно отсталого ребенка. У него это всегда хорошо получалось.

А что случилось? – юный Узумаки спросил нараспев.

«Волк» резко повернул к нему голову и пролаял:

Так ты ничего не видел?

Кто знает, – протянул Наруто, наслаждаясь ситуацией. Странно, но было похоже, что АНБУ не могли опознать его чакру.

Узумаки! – прошипела Саске, бросив на него предупреждающий взгляд.

Да ладно, сенпай, мы здесь только время теряем. – Человек в маске тигра повернулся к Наруто. – Ты знаешь, что это может быть расценено, как преступление, шкет?

Я просто пытаюсь помочь, – ответил Наруто с полной серьезностью, на которую был способен в данной ситуации. – Так что случилось?

АНБУ в маске жабы застонал:

Проклятые молокососы... Ладно... Мы ищем лицо, ответственное за разрушение Монумента.

Кто-то разрушил Монумент Хокаге? – удивленно переспросила Саске.

Нос Третьего Хокаге. – После этих слов АНБУ, улыбка Наруто стала шире. Он с трудом удержался от того, чтобы не рассмеяться в голос.

Возможно это сифилис, – юный шиноби уже не мог остановиться.

Что?! – взревел «Волк». – Так, забираем их. Ибики разберется.

Стойте! Я кажется видела, как в метрах тридцати от меня кто-то пробежал на север. – Учиха махнула рукой, показав направление. – Только я не уверена, что это был шиноби.

«Тигр» повернулся к Наруто и спросил:

Ты никого не заметил?

Не-а... Я пробовал новую технику, которая позволяет превратить листья в рамен. – Услышав это, команда АНБУ замерла в недоумении. – Вы знали, что если сложить печать червяка три тысячи семьсот двадцать три раза, то...

Все, не слушаем этого балбеса! Выдвигаемся на север! – похоже, что у «Волка» кончилось терпение.

Через секунду двое ребят остались одни.

Саске бросила уничижительный взгляд на мальчика, пробурчала что-то про «идиотов и их глупые печати», быстро развернулась и пошла домой.

А Наруто остался стоять на поляне, гадая почему все так недоверчиво относятся к тому, что листья могут быть превращены в рамен. Наверное, решил он, они никогда не слышали сказок о Рикудоу Сеннине.

***

Наруто знал, что его мерзкое настроение, скорее всего, вызвано усталостью и недосыпанием. У него не было рациональной причины желать кинуть камень побольше в здоровый лоб Харуно Сакуры, даже если та верещала, как гиена.

Когда очередной крик эхом разнесся по классу, Наруто, сделав титаническое усилие, поднял голову с парты и открыл глаза, которые с самого утра ужасно болели.

Утро в Академии принесло очередную ссору Яманаки Ино и Харуно Сакуры – жизнь была скучно повторяющейся.

Обе девочки, выставив свои когти, обменивались плохо построенными оскорблениями. Новизна этого идиотского действа давно испарилась и остальные ученики продолжали заниматься своими делами, так будто ничего не происходило.

В обычный день Наруто сумел бы не обращать внимания на эти крики, но уж очень усталым он вернулся вчера домой. Зато живым. Только теперь он осознал насколько был близок к смерти или увечью. Впрочем, он ни о чем не жалел...

К счастью, высшие силы послали спасителя.

Доброе утро! – Ирука-сенсей вяло махнул рукой, войдя в класс. – Ино и Сакура, пожалуйста, прекратите боевые действия и займите свои места.

Наруто наблюдал, как их учитель тщательно выровнял различные приспособления и материалы на столе, прежде чем оглядеть класс с приветливой улыбкой на лице.

Мной была проверена письменная часть экзамена. – Его глаза задержались на Наруто. – И сейчас я раздам ваши работы с выставленными оценками.

Наруто нахмурился. Он не помнил, что выполнял этот тест. Вполне возможно, что он пропустил его, хотя Ирука-сенсей старался придерживать такую работу на послеобеденное время, когда Узумаки обычно показывался в Академии. За прошлый год мальчик принципиально провалил большинство тестов – он считал, что не имеет смысла показывать предел своих знаний и умений. Ведь шиноби должны быть скрытными. Ирука бы напился от радости, в тот день, когда его «ленивый» ученик взял карандаш в руку и хотя бы написал свое имя.

Прежде всего, у меня есть один пустой – даже не подписанный – опросный лист. Наруто, я думаю, что это твое...

Узумаки устало посмотрел на показываемый предмет, в центре которого было немного размазанной туши и следы от слюны – было видно, что он заснул на нем. Мальчик моргнул в знак признания своей работы. По классу прокатилась волна мерзкого хихиканья, а лист был скомкан и отправлен в мусорное ведро.

Наруто, ты понимаешь, что с таким отношением к работе тебя убьют на первом же задании? – вздохнул Ирука, но увидев лишь летаргическую реакцию на свои слова, продолжил: – Ну что ж... Думаю, пора начинать заключительный экзамен. Подождите немного.

Учитель вышел из класса, видимо, чтобы позвать дополнительных экзаменаторов.

Не прошло и пяти секунд после ухода чунина, как класс взорвался во взволнованной и бессмысленной болтовне. Большинство детей обсуждало свои шансы на экзамене по ниндзютсу. Но были и исключения...

Сакура, со своим тестом в зубах подбежала к Саске.

Я набрала девяносто пять баллов! А сколько у тебя, Саске-сан?

Наруто почувствовал, как его глаз начал дергаться.

Я еще не смотрела, – проворчала темноволосая девочка, с которой, похоже, хотели дружить абсолютно все. Кроме юного Узумаки, конечно же...

Уверена, что ты получила все сто!

О, боги, Здоровый Лоб, – прервала ее Ино, как только встала рядом со своей соперницей. – Как будто Саске интересно знать твои скучные результаты.

Мы ведем здесь интеллектуальную беседу, Свинья. Тебе этого не понять. Да и сколько ты набрала? Шестьдесят баллов?

Наруто застонал и закрыл свои уши руками. Не то чтобы его совсем не интересовали представительницы противоположного пола. Скорее, верно было обратное. Просто, ему не нравились уродины или идиотки. К сожалению, большинство девчонок в его классе относились к обеим категориям.

В отличие от тебя, Лоб, я хороша в практической работе.

Это не означает, что ты являешься такой же хорошей куноичи, как я или Саске-сан!

Они продолжили стучать рогами, не обращая внимания на то, что объект их спора неотрывно глядела на Наруто, который чувствовал тяжелый взгляд на своей спине. Видимо, юная Учиха променяла свою индивидуальность на способность прожигать дыры одними глазами. Или это была одна из недокументированных способностей шарингана?

Громкий крик Сакуры прервал линию рассуждений Наруто, когда девочка ударилась спиной о стол из-за толчка своей противницы. Уже через секунду розоволосая фурия восстановилась и бросилась на блондинку. Они упали на пол и начали царапаться и кусаться. Остальная часть класса тут же переключила на них свое внимание, занимая удобные места для просмотра сего представления.

Если бы это было любое другое время суток, Наруто с удовольствием занялся тем же. Утро, однако, было священно. По его мнению, оно лучше всего подходило для сна. А тех кто осмеливался мешать этому увлекательному занятию нужно было варить живьем. Саске негромко зашипела, как кошка: она испытывала аналогичные сантименты.

Решив заставить их замолчать, Наруто потянулся к сумке, в которой был его обед. К сожалению, коробка бенто плохо подходила для использования, как метательный снаряд, да и не хотелось ему оставаться голодным. Но на дне он заметил забытую оранжевую фляжку. Наруто вытащил ее со злобной ухмылкой на лице. Это было молоко, или, по крайней мере, оно им было неделю назад.

Вскочив на стол, он одним движением отвинтил крышку и широким взмахом вылил содержимое фляги на двух барахтающихся девочек. Жуткое зловоние протухшего молока мгновенно распространилось по классу, заставив учеников рвануть к окнам, отчаянно желая глотнуть свежего воздуха. Ино и Сакура взвыли, как пара раненых гиппопотамов из Страны Болот. Желто-зеленые пятна и кусочки творога на волосах и одежде придавали им особое очарование.

Вот дерьмо, – пробормотал Наруто. – А я думал, что аякаши должны были молча забиться в корчах.

Ты говоришь об освященной воде, идиот, – прохрипела Саске. – Боги, как долго эта хрень лежала у тебя в сумке?

Дней семь. – Наруто махнул открытой флягой в сторону лица темноволосой девочки. Саске сжалась, прикрывая нос рукой. – Ты думаешь, что это сильно воняет? Недавно, я нашел дохлую крысу за стиральной машиной. Тупое животное пыталось сжевать провода и, в конечном итоге, поджарилось. Запах паленой шерсти был достаточно плох сам по себе, но затем тушка начала гнить и в ней завелись личинки, да так что через неделю мухи летали повсюду.

А почему ты не выбросил труп крысы?

Наруто завинтил крышку на фляге.

Мне стало любопытно...

УЗУМАКИ! Я УБЬЮ ТЕБЯ!

Сакура, наконец, стряхнула шок, в отличие от Ино, которая была слишком занята, пытаясь очистить юбку. И судя по голосу, безумная фурия была не в восторге от того, что ее когда-то розовые локоны превратились в... Наруто не был уверен, как можно описать это.

Девочка кинулась на Узумаки, и у него сработал рефлекс...

...Он бросил в нападавшую первое, что попало под руку, то есть свою флягу. Будто в замедленном действии, оранжевый снаряд проплыл в воздухе и попал прямо в центр большого лба. Сакура остановилась, прижав руки к поврежденному месту, слезы брызнули из ее глаз.

Ай! Больно!

Что здесь происходит? – спросил знакомый голос. Класс, как один, развернулся чтобы увидеть Ируку-сенсея и Мизуки-сенсея. – И что это за запах?

Все посмотрели на Наруто, заставив учителя застонать и покачать головой.

Моя фляга лопнула, – невинно сказал Узумаки.

Я не желаю слушать твои оправдания, НАРУТО! – Лицо Ируки покраснело, а руки начали трястись.

Заметив его состояние, седовласый ученик покачал головой.

Вам надо расслабиться, Ирука-сенсей. Переживания, говорят, вредны для здоровья.

Класс, пройдите в соседний кабинет. Узумаки останься, – видя, что дело идет к членовредительству, Мизуки решил вмешаться. Хоть он и испытывал удовольствие глядя на бедного Ируку, но не желал тратить время на все эти разборки.

Когда кабинет очистился от учеников, Ирука вздохнул:

Ладно. Наруто, замени себя этим стулом, – он показал на ближайший к себе.

Юный шиноби, решив, что время игр закончилось, сложил руки в короткой серии печатей и через мгновение появился на месте стула, идеально исполнив Каварими но Дзютсу.

Ирука тупо моргнул. Он не ожидал, что его самый проблематичный ученик так легко справиться с заданием. Темноволосый учитель посмотрел на своего коллегу и молча принял у него пухлую папку с документами.

На первом листе личного дела Наруто была фотография совсем юного ребенка с широкой улыбкой на лице. Несмотря на то, что Ирука часто бывал жертвой проделок мальчика, эта картина немного успокоила его нервы. Узумаки всегда имел какую-то заразительную харизму, что повышала настроение людей или... вгоняла их в тяжелую депрессию. Это зависело от настроения мальчика.

Впрочем, как сейчас читал Ирука, его общий бал за письменные тесты был довольно низким. Хотя здесь и присутствовала иррегулярность: он либо получал максимальную оценку, либо минимальную за полное отсутствие работы.

Следующим по списку шло тайдзютсу, и Ирука очень удивился. Документы говорили, что Наруто довольно силен. С третьего года обучения только Саске и Киба побеждали его в тренировочных боях. Хорошая скорость, молниеносные рефлексы, точные и сильные удары. Было похоже, что мальчик полностью освоил стандартный набор академических ката и начал создавать на их основе новый стиль, наиболее подходящий для его тела.

Отметки по остальным предметам были относительно неплохими, а это значило...

Поздравляю, Наруто-кун! Ты с успехом сдал выпускной экзамен.

Наруто легко улыбнулся, молча забрал свой новый хитай и помахав рукой, вышел из класса.

Неблагодарный шкет, – лениво сказал Мизуки.

Ирука устало вздохнул и потер своей шрам на переносице.

***

Наруто недоуменно моргнул, глядя на труп учителя.

Холодный порыв ночного ветра колыхнул траву и кроны могучих деревьев, заставив его поежиться.

Произошло что-то непонятное...

Мизуки-сенсей нашел юного Узумаки на поляне возле старого Храма Масок, где ребенок обычно предпочитал тренироваться, и начал рассказывать о дополнительном тесте Выпускного Экзамена, который он должен будет пройти где-то на границе со Страной Звука.

Наруто сразу не понравилось это странное предложение. Возможно поэтому он в грубой форме ответил отказом. Какого же было его удивление, когда Мизуки кинулся на него с кунаем!

Узумаки знал, что не сможет увернуться, но не хотел умирать!

...Сознание мальчик померкло.

Когда Наруто очнулся, то его глазам предстал труп учителя. На теле чунина не было ни одной раны, лишь из носа и ушей натекла лужица бурой крови.

Наруто устало потер глаза, почувствовав резкую боль. Его рассеянный взгляд «зацепился» за огромный свиток на спине трупа.

«Интересно, что это?»

Через десяток минут команда АНБУ и сам Хокаге спрыгнули с деревьев на землю, окружив подростка.

Наруто, что здесь произошло?

Юный Узумаки сглотнул, но про себя отметил тот странный факт, что глава скрытой деревни знает имя какого-то сироты.

Я-я не знаю Хокаге-сама. – Мальчик отодвинулся подальше от трупа. – Мизуки-сенсей нашел меня на этой поляне во время тренировки и начал говорить, что мы должны пойти на границу со Страной Звука, но я отказался, а он кинулся на меня! Потом я потерял сознание.

Пока Наруто объяснял, один из АНБУ отстегнул свиток со спины предателя.

Выслушав ребенка, Сарутоби нахмурился. Старый Хокаге отлично умел различать ложь и знал, что все сказанное мальчиком является правдой. Было похоже, что Мизуки работал на третью сторону в этой истории и помимо Свитка Запретных Печатей решил забрать с собой и сына Йондайме Хокаге. То что предатель знал личность отца Наруто было тревожным фактом, но сейчас это не имело особого значения.

«Гусь», как погиб Мизуки?

Один из АНБУ повернул лицо к трупу, и у Наруто сложилось впечатление, что мужчина мог видеть больше чем обычный человек.

На теле нет внешних повреждений, но... его мозг раздавлен изнутри, Хокаге-сама. Я никогда не видел ничего подобного.

Сарутоби задумчивым взглядом окинул заброшенный храм, что когда-то принадлежал клану Узумаки.

Проверь здание и территорию на наличие барьеров.

Я не вижу активных барьеров, Хокаге-сама, – через минуту пришел ответ от АНБУ.

«Возможно, это был одноразовый барьер, призванный защитить носителей крови древнего клана», – решил Хокаге.

Сарутоби повернулся к Наруто, который стоял, опустив глаза. Мальчика била дрожь. Старик печально подумал, что подросток переживает из-за случившегося. Это было правдой лишь отчасти.

Наруто, этот человек являлся предателем. Он сумел выкрасть свиток с секретными техниками и если бы он сбежал, то деревня могла оказаться в беде.

Узумаки не поднимал глаза. Его голова начала болеть еще сильней, и он уже с трудом держался на ногах.

Я рад, что ты не пошел с Мизуки. – Сарутоби улыбнулся. – А теперь, возвращайся домой.





Глава 2

Наруто проснулся необычайно рано – до того как зазвонил будильник. За окном все еще было темно, но небо с востока уже начинало окрашиваться в красный цвет. Мальчик лежал на своей кровати и вспоминал вчерашний день, наполненный событиями. Никогда прежде он не был настолько близок к смерти.

Впрочем, награда в виде пары техник из Свитка Запретных Печатей стоила пережитого страха.

Усмехнувшись, юный Узумаки встал с кровати и двинулся в ванную, бросив взгляд на старую фотографию своей матери. Имя и эта фотография являлось всем, что он унаследовал от Узумаки Кушины, погибшей в день его рождения.

Обшарпанная квартирка была маленькой и неприглядной, но мальчику она нравилась гораздо больше, чем общая комната в детском доме.

Стоя под холодным струями воды, Наруто осознал, что вчерашняя головная боль, к счастью, бесследно прошла. Он даже не вспоминал о ней до сего момента.

Помывшись, мальчик одел чистую пару темных штанов и футболку божественного оранжевого цвета.

Но только после того, как Наруто взглянул в зеркало, он заметил свои глаза.

Вот дерьмо. Должно быть это какая-то инфекция.

Из зеркала смотрел беловолосый парень с тремя линиями на каждой щеке и странными глазами цвета ртути, в которых плавали тонкие концентрические круги.

Наруто оттянул нижнее веко и убедился, что вся когда-то белая склера изменила свой цвет. Самым странным было то, что прежде он никогда не болел. Во всяком случае, не помнил об этом.

Мальчик потыкал пальцем вокруг глаз и даже немного надавил на них, но не испытал никаких неприятных ощущений. Да и видеть он мог абсолютно нормально.

Решив, что его организм со временем справится с этой болезнью, Наруто прошел в прихожую, одел сапожки и двинулся к центру деревни. У него еще было время, чтобы позавтракать.

По утрам старик Ичираку готовил рис, мисо суп, салат, жареную рыбу и омлет. Теучи рассказывал, что это не приносит особой прибыли, но все же помогает свести концы с концами.

Солнце уже показалось над крышами домов, и деревня начала оживать. Наруто редко просыпался так рано, но ему нравилась прохладная утренняя свежесть. Он шел по грунтовой дороге, глубоко дышал и чувствовал легкость.

К сожалению, приятная атмосфера была разрушена, когда какой-то торговец злобно уставился на мальчика.

Это не было чем-то новым. Сколько Наруто себя помнил некоторые люди не любили его. Ведь он был сыном Узумаки Кушины, которую все винили за нападение Девятихвостого Лиса.

Узумаки нахмурился и ответил торговцу столь же злым взглядом. Он никогда не был тем кто «подставляет другую щеку».

Мужчина средних лет моргнул в замешательстве и отвел свои глаза. Наруто прошел мимо, но заметил, что этот козел выглядел почти испуганным. Мальчик ухмыльнулся. Похоже, что от этой инфекции была хоть какая-то польза. Она сделала его глаза супер страшными.

Наруто, что-то случилось? – Видимо, его взвинченное состояние заметил Теучи, когда Узумаки вошел в маленьких рамен-бар.

Справившись со своей злостью, генин постарался улыбнуться. У него это не слишком хорошо получилось.

Все нормально, старик.

Заметив странность, повар медленно спросил:

Ээ... А что это у тебя с глазами?

Какая-то инфекция прицепилась, – спокойно ответил Узумаки.

Теучи покачал головой и начал готовить завтрак.

Я думал, что при инфекциях глаза должны становится красными. Ты случайно не нюхаешь клей? – рассмеялся мужчина.

Наруто недоуменно моргнул, услышав столь необычный вопрос.

А зачем его нюхать?

Повар хмыкнул и продолжил нарезку.

Не важно... Но тебе обязательно нужно показать глаза медику.

Все отлично! Они не болят, и я вижу нормально.

Теучи перестал резать овощи и строго взглянул на своего юного клиента.

Твои глаза очень странно выглядят. В них даже нет белой склеры и твоя голубая радужка исчезла!

Наруто надулся. Он не хотел идти в больницу. Он, вообще, имел самое общее представление о больницах и докторах, так как никогда не болел.

Да в моем классе есть девчонка без зрачка!

Уверен, что это Хьюга. У них целый клан людей с такими глазами.

Ну так в чем тогда проблема?

Мужчина вздохнул, молча поставив перед мальчиком его завтрак. Если Наруто втемяшил себе что-то в голову, его было не переубедить. На мгновение перед взором Теучи возникли образы давно погибших Узумаки Кушины и Намиказе Минато.

«Он пошел в свою мать, Минато-сан, как ты и хотел...»

Тогда скрой свои глаза чем-нибудь. У тебя же были специальные защитные очки. Одев их, ты избежишь лишних вопросов.

Немного подумав, Узумаки увидел рациональное зерно в совете повара.

Ладно, – мальчик согласно кивнул, приступив к завтраку. – Я все равно собирался заглянуть домой, прежде чем идти с документами в Башню Хокаге.

Значит, ты все же сдал Экзамен. Поздравляю!

Наруто широко улыбнулся.

Спасибо.

Можешь прийти сюда на обед со своими товарищами по команде. Так и быть, угощу вас.

Наруто оторвался от еды, не донеся до рта палочки с кусочком форели. Он никогда не отказывался от бесплатной еды, но...

Там видно будет.

***

Хатаке Какаши никогда не желал становиться наставником генинов и вести за собой новое поколение ниндзя. Да, он всегда был верен Конохе и где-то в глубине души гордился своим домом, своей деревней, своими товарищами и своим Хокаге.

Но он не хотел выполнять этот приказ, лишивший его возможности отправить никчемных генинов обратно в Академию.

Я снова назначен джоунин-сенсейем? – недоверчиво переспросил Какаши. – Я? И команда юных генинов?

Возможно, Хокаге-сама начал курить какой-то неправильный табак, подумал ученик Намиказе Минато. Нужно будет обязательно взять на пробу...

Мне казалось, что ты будешь рад, – с улыбкой произнес Сарутоби, который испытывал удовольствие от происходящего. Ведь в старости было так трудно найти достойное развлечение. – Сын Минато и последняя представительница клана Учиха...

Это был удар ниже пояса.

Но Какаши решил промолчать, боясь, что может разгневать Хокаге теми матерными выражениями, которые крутились у него на языке.

Он открыл папку с делами генинов.

Тебя что-то заинтересовало, Какаши? – минуты через две спросил старик.

Джоунин оторвался от документа с фотографией.

Да, Хокаге-сама. Почему вы позволили Наруто сфотографироваться вместе с очками?

Старик вытащил свою трубку из рта.

А почему я позволил тебе сфотографироваться, не снимая маски?

Джоунин кивнул, принимая объяснение.

Твоя задача, Какаши, заключается в том, чтобы команда стала новой семьей для Наруто и Саске. Мы не можем позволить себе потерять потенциального джинчуурики и последнего носителя шарингана в Конохе.

С шаринганом все ясно, но... Вы уверены, что Девятихвостый вернется, ведь Минато-сенсей запечатал его в животе Шинигами?

В нашем мире нет печати, которую нельзя взломать.

Вы правы. Кстати, а Наруто не разозлится, узнав, что я буду дополнительно тренировать Саске?

Сарутоби закрыл глаза. Это был сложный вопрос. Вопросы выбора всегда сложные. Он, да и вся деревня, возлагали большие надежды и ожидания на гениальную Учиху. Возможно, девочка даже станет новым Хокаге, чтобы там не шипел Данзо. В любом случае, Саске должна была полностью раскрыть свой потенциал имея особое внимание Хатаке Какаши. Ведь, как бы Наруто не был похож на своего отца, он, согласно отчетам учителей Академии, все же не имел таланта своих родителей. Вся ценность мальчика заключалась в сильной чакре.

Попробуй занять его. Дай пару простых техник для изучения. Ты знаешь, что делать не хуже меня.

Какаши медленно кивнул, соглашаясь.

Спасибо за совет, Хокаге-сама.

Ты свободен.

Когда джоунин исчез, Сарутоби откинулся на спинку стула.

Насколько все было бы проще, останься Минато жив...

Хокаге знал, что стал уже слишком стар для это работы. Как долго еще он сможет посылать на смерть тех ради кого он живет? И разве было в этом мире проклятие более страшное?

К сожалению, в молодом поколении просто не было никого способного повести деревню за собой. Старик мечтал, что однажды появится новый претендент на звание Хокаге. Новый Минато. Он мечтал, но не был настолько глуп, чтобы поверить в это.

***

Узумаки Наруто вошел в класс за пару минут до одиннадцати, когда должно было начаться распределение по командам. Его глаза были закрыты защитными очками, что он нашел пару лет назад возле своей двери. Это был первый и последний подарок на день рождения, который он когда-либо получал. Жаль, но он так и не узнал, кто же оставил их.

Витая в своих мыслях, Наруто нашел свободное место на заднем ряду и спокойно сел подальше от самых громких одноклассников.

Ирука, увидев, что все ученики были на месте, встал из-за своего стола и улыбнулся.

Поздравляю вас всех с получением звания генина, – сказал он. – Сейчас я зачитаю ваше распределение по командам.

Седоволосый генин последовал примеру ленивого Нары, положив голову на парту. Мысли его блуждали где-то между размером сисек Яманаки Ино, раменом и техниками, которые он выучил из Свитка Запретных Печатей. А еще он начал засыпать: голос Ируки всегда действовал на него, как колыбельная.

...Наруто, Учиха Саске и Харуно Сакура. Джоунин: Хатаке Какаши. Команда Восемь...

Юный Узумаки моргнул, осознав странность в словах учителя.

Ирука-сенсей, а почему я в команде сразу с двумя девчонками?

Потому что так приказал Хокаге, – коротко ответил чунин и продолжил распределение по командам.

Сегодня явно был не его день, решил мальчик.

Но я не люблю гаремы! Тем более, что Сакура совсем плоская... – пробурчал Наруто, заставив Чоуджи, сидевшего рядом, выронить чипс.

Сакура повернулась к Наруто и послала злобный взгляд. Узумаки ответил тем же, но из-за скрывающих глаза очков, это не принесло желаемого эффекта. Учиха сидела молча, лишь легкий румянец на щеках выдавал, что и она что-то чувствует.

Когда Ирука завершил распределение и пожелал всем удачи, Наруто встал со своего места и пошел на выход. Но у дверей он остановился, вспомнив о приглашении на бесплатный обед в «Ичираку».

Мальчик развернулся, разглядывая учеников.

Сакура, как обычно, раболепствовала перед Учихой, к очевидному раздражению темноволосой красавицы. Наруто с трудом подавил усмешку. Со стороны это смотрелось довольно забавно. Когда две девушки из Команды Семь дошли до дверей, Харуно, наконец, обратила свое внимание на него. Громко.

Что ты хочешь, Наруто?! Ты не видишь, что мы заняты?

Мальчику захотелось впечатать кулак в здоровый лоб этой дуры, но он сдержался.

Давайте пообедаем вместе...

Саске молча прошла мимо. Сакура решила не терять Учиху из вида и поспешила за ней, как собачка.

Как плохо, что нас распределили в команду с этим неудачником! Правда, Саске-сан? – раздался визгливый голос из коридора.

Узумаки зевнул.

Эй, Наруто, ты куда обедать пойдешь?

Чоуджи! Мы должны пойти на обед одной командой, чтобы лучше узнать друг друга.

Да мы знакомы еще с пеленок, Ино.

Обернувшись, Наруто увидел спорящих Чоуджи, Ино и Шикамару. Он улыбнулся и сказал:

Ичираку Теучи предложил мне привести своих товарищей по команде на бесплатный обед. Но я не думаю, что он будет против если вы пойдете вместо них.

Ино оглядела Наруто с ног до головы, прежде чем остановить свой взгляд на его лице.

Давно не видела, чтобы ты носил эти ужасные очки.

Эй! Это самые крутые защитные очки в мире!

Не важно. Пойдемте скорей! В «Ичираку» делают лучший рамен. – Чоуджи схватил Ино за руку и потащил за собой на улицу.

Постойте! Я не ем рамен.

Да, успокойся ты, Ино. Уверен, старик Теучи приготовит для тебя какой-нибудь овощной супчик, – сказал Наруто, когда их группа вышла из Академии. – Кстати, если ты волнуешься из-за фигуры, то может тебе следует пересмотреть свой рацион. Парням не нравятся «плоскодонки».

Шикамару и Чоужди громко рассмеялись, обратив на себя внимание нескольких прохожих. А Ино... Ино попыталась (неудачно) убить Наруто, воткнув кунай в его голову.

К счастью для мальчика, минут через пять ребята подошли к «Ичираку» и заключили перемирие.

О, Наруто! Тебе дали дополнительного товарища по команде?

Не-а. У меня в команде две фригидные стервы, так что я пригласил своих друзей, – ребенок ответил повару, усаживаясь на высокий стул. – Надеюсь, ты не против?

Ичираку улыбнулся. Это был первый раз, когда юный Узумаки пришел к нему в компании с друзьями.

Ничего страшного.

Это Нара Шикамару, Акимичи Чоуджи и Яманака Ино, – представил Наруто. – Они все члены Команды...

...Десять, – закончила Ино.

Ясно, – с улыбкой, кивнул повар. – Ваши отцы пару раз в месяц бывают здесь. И, я думаю, что уже видел тебя, Чоуджи.

Точно! Ведь здесь делают лучший рамен в Конохе!

Никто не может устоять перед пищей богов! – с мудрым видом добавил Наруто.

Повар и два генина довольно рассмеялись. Ино пробурчала о том, что ее окружают одни идиоты. Шикамару фыркнул что-то одобрительное.

Когда все сделали заказы, Яманака заговорила:

Как вы думаете, что будет дальше?

Наруто почесал затылок в растерянности.

Вы, наверное, знаете лучше чем я... Ведь ваши отцы джоунины, так?

Чоуджи сглотнул слюну, когда перед ним поставили первую чашку рамена, но нашел в себе силы ответить:

Наши родители даже стали известны! Тут главное пройти специальный тест, который даст джоунин-сенсей...

Тест? – Наруто чуть не подавился раменом. – Какой еще тест?

Каждый джоунин придумывает свой тест, – объяснил Шикамару. – Он нужен для того, чтобы определить готовы ли мы начать выполнять задания.

Узнав, все что хотел, Наруто накинулся на еду, стараясь не отставать от Чоуджи.

Через полчаса, поблагодарив повара, подростки вернулись в Академию. Юный Узумаки считал, что обед вышел довольно интересным. В такие моменты он забывал о бескрайней пропасти, что лежала между ним и тремя наследниками могучих кланов шиноби.

Эй, неудачник, нахрена ты нацепил эти очки? – окликнул громкий голос, когда четверо генинов вошли в класс.

Наруто повернул голову к довольно скалящемуся однокласснику.

Тебя это не касается, псина. – Отношения между Наруто и Кибой всегда оставляли желать лучшего.

Ах ты ублюдок, – Инузука начал вставать со своего места.

Киба-сан, я не думаю, что мы должны ссориться с другими ниндзя Конохи.

Инузука недоуменно посмотрел на товарища – Абураме Шино, – но все же шагнул к Наруто, который уже приготовился к драке.

Видя к чему идет дело, Шикамару и Чоуджи решили вмешаться и оттащили юного Узумаки подальше. И как раз вовремя, потому что в класс начали заходить джоунины.

Команду Десять забрал какой-то бородатый мужик с сигаретой в зубах.

Команде Восемь досталась супер сексуальная тетка. Наруто и сам не отказался бы от такой инструкторши.

Время шло, но никто не приходил за Командой Семь.

Саске молча смотрела перед собой. Сакура что-то бормотала себе под нос. А единственный представитель мужского пола витал в облаках, представляя себя учеником той черноволосой секс-бомбы. Уж он бы не отказался от пары-тройки особых уроков...

Когда дверь открылась и появился джоунин, беловолосый мальчик немного умер внутри. Этот циклоп, скрывающий «заячью губу» под своей маской, не был тем кого он хотел увидеть. Где сиськи?

Наруто раздраженно посмотрел на часы, висящие на стене. Полтора часа. Этот странный джоунин опоздал на полтора часа. Интуиция подсказывала мальчику, что подобная тенденция продолжиться и в дальнейшем.

Ты опоздал! – взвилась Сакура.

Мужчина взглянул на девочку, как на душевнобольную, прежде чем закрыть свой единственный видимый глаз и улыбнуться под маской.

Вы мне не нравитесь, – просто сказал. – Жду вас на крыше.

Джоунин исчез в Шуншине, оставив лишь чакра-дым после себя.

Наруто моргнул за своими очками. Что это было? Эта странная белая аура, которая на мгновение появилась вокруг его нового наставника?

Пару минут спустя трое генинов сидели на крыше Академии. Их сенсей стоял перед ними, лениво облокотившись об ограду.

Я думаю, нам нужно познакомиться. Кто хочет начать?

По просьбе Сакуры, мужчина начал первым, но ничего не открыл о себе, кроме имени, которое они уже и так знали. Следующей была сама Сакура, но все чего она хотела – это стать такой же, как Учиха, а не любила она Наруто и Ино. Саске же мечтала убить кого-то и возродить свой клан. Узумаки не удержался и пошутил, что будет не прочь помочь ей со вторым пунктом плана, за что заработал гневный взгляд от Саске, удар по голове от Сакуры и тихий смех Какаши.

Когда очередь дошла до Наруто, он честно сказал:

Я хочу стать сильней.

И зачем тебе это? – Какаши спрашивал скорее по инерции, а не потому, что действительно хотел знать.

Чтобы у меня была сила.

И что ты собираешься делать с силой?

Юный Узумаки широко улыбнулся.

Все, что захочу.

***

Интуиция не подвела Наруто.

Когда Какаши сказал, чтобы они пришли на тренировочный полигон в пять утра для проверки их способностей и ничего не ели, мальчик не поверил циклопу. Он пришел в десять часов и хорошо позавтракал. Сам джоунин объявился только через пару часов, пожаловавшись на черную кошку, которая перешла ему дорогу.

Когда тест все же начался, Наруто использовал несколько теневых клонов, чтобы напасть на мужчину, а сам спрятался в лесу. Он выбрал Каге Буншин но Дзютсу из Свитка Запретных Печатей за ее относительную простоту в изучении, и не прогадал. Эта техника была поразительна!

В любом случае, короткий бой между клонами и Какаши, подтвердил генину, что он не галлюцинирует, а действительно видит какие-то ауры. Когда Какаши использовал Каварими, чтобы заменить себя камнем, Наруто вновь увидел, как вокруг его тела появилось белое свечение.

Наруто моргнул. Только что один из его клонов был «убит» случайным шурикеном Саске. Девочка тут же напала на джоунина, показывая превосходное владение тайдзютсу. Узумаки поддержал ее атаку парой новых теневых клонов. И еще раз поразился их полезной способности передавать информацию. Это не зря была техника B-ранга. Возможно, стоит попробовать использовать их для обучения? Нужно будет позже обдумать эту идею, решил он.

Сосредоточившись на сражении, седоволосый генин осознал, что была еще одна особенность – когда Учиха собирала чакру для Гокакью но Дзютсу вокруг нее так же появилась аура, которая напоминала огонь. Значит и его клоны могли видеть это!

Все это было очень странным, потому что Наруто раньше не замечал за собой таких способностей. Скорее всего, причина крылась в необычной инфекции глаз.

Решив поэкспериментировать, он сложил руки в специальную печать.

Каге Буншин но Дзютсу!

Теперь, когда появившийся клон смотрел на него, Наруто сложил короткую серию других печатей и превратился в Ируку-сенсея.

Хенге но Дзютсу!

Ну, как?

Клон довольно улыбнулся и исчез, передав оставшуюся чакру и информацию своему создателю.

Наруто мгновенно получил воспоминание о том, как вокруг него самого появилась невероятно красивая разноцветная аура, которая не несла в себе элементной составляющей – так же как и аура Какаши, когда он использовал Каварими но Дзютсу.

Возможно, на свойства ауры влияет тип дзютсу, что использует ниндзя? Тогда цвет энергии зависит от самого человека: у Какаши – белая, у Саске – темносиняя, а у Наруто – разноцветная.

Мальчик так сильно задумался, что потерял счет времени. Он был вырван из размышлений громким звуком будильника, раздавшимся над тренировочным полигоном.

Вернувшись домой в тот день, Наруто снял свои очки и уставился в зеркало. Странные, стальные глаза с несколькими тонкими кругами уже не пугали мальчика, лишь разжигали его любопытство.

«Какие секреты вы мне откроете?»





Глава 3

«...Для освоения техники Шуншин но Дзютсу требуется контроль чакры не ниже уровня 3. Ни при каких обстоятельствах шиноби не должен пытаться использовать это дзютсу не имея необходимого мастерства, ведь подобное действие может привести к необратимым повреждениям мышц и кейракукей».

И что это значит? – Наруто зарычал от разочарования, одновременно сворачивая свиток.

Самостоятельное освоение техник D-ранга, которые были доступны всем генинам Конохи, оказалось совсем непростой задачей. Проблема заключалась в непонимании Наруто значений многих терминов. Впрочем, это не останавливало мальчика...

Последние две недели с начала его карьеры шиноби прошли довольно однообразно. Наруто просыпался, выполнял пару заданий D-ранга со своей командой, затем отрабатывал командную работу под присмотром Какаши и только после этого начинал в одиночестве осваивать ремесло ниндзя.

Он поднялся на мост и встал недалеко от своих товарищей, все еще размышляя над техникой в свитке.

Саске коротко кивнула Наруто и вновь уставилась на воду. Сакура вообще не обращала внимания на окружающую действительность.

«Как долго они ждут Какаши?» – подумал Наруто.

Похоже, что Сакура уже пыталась поговорить с объектом своей одержимости, но была в очередной раз проигнорирована.

«Может она знает, что значит контроль чакры уровня 3?»

Наруто уже решил спросить, но передумал: вряд ли это объясняли в Академии.

Немного помаявшись бездельем, беловолосый генин решил развлечься, а если получится, то и научится новой технике. Тут главное было правильно сыграть на чувстве превосходства Саске. Гордыми принцессками всегда легко манипулировать, если знать на что они ведутся.

Эй, Учиха! Что за огненную технику ты постоянно используешь?

Саске оторвала свой взгляд от мирной глади воды, посмотрев на мальчика.

Гокакью но Дзютсу. Пока ниндзя из моего клана не освоит это дзютсу, он не может считаться взрослым.

Тут точно была скрыта возможность издевки – Наруто мог напомнить, что клан Учиха перестал существовать, – но все же решил последовать первоначальному плану.

Ты можешь показать эту технику?

Саске фыркнула.

С чего ты взял, что я буду показывать что-то такому идиоту, как ты?

Извини, – грустно опустил голову Наруто. – Я забыл, что у девчонок так мало чакры...

Узумаки отошел подальше и уставился на небо, делая вид, что не обращает внимания на темноволосую девушку.

Саске сломалась через десять секунд.

В отличие от тебя, у меня полно чакры!

Наруто склонил голову и поднял бровь, с трудом сдерживая ухмылку.

Саске прошла на середину моста. Сакура тоже несколько оживилась, глядя на своего идола.

Смотри и учись. Вот почему я была лучшей ученицей в нашем классе, а ты был... собой.

Наруто продолжил внимательно наблюдать, не обращая внимания на едкие слова.

Учиха расслабленно встала возле перил. Через мгновение ее тонкие пальцы начали медленно – словно красуясь – складываться в серию печатей. Тигр, Обезьяна, Медведь, Лошадь, Тигр. Наруто запомнил их все. Саске глубоко вдохнула и неожиданно выдохнула струю жаркого пламени, которая быстро набрала массу над поверхностью бегущей воды.

Узумаки заметил гораздо больше, чем обычный человек. Он увидел, как аура Саске приобрела некоторую схожесть с огнем и как каждая печать усиливала это впечатление и заставляла свечение сворачиваться в шар.

Еще мальчик был рад, что и сегодня надел свои очки, защитившие его глаза от яркой вспышки огня. Да и жар призванного пламени был очень силен.

Впрочем, теперь, когда Наруто отлично разглядел технику, она не казалась ему очень уж сложной. Серия печатей была короткой. Конечно, требовалось много больше этого, чтобы исполнить ниндзютсу – любой дурак может сделать несколько знаков руками, – но Узумаки подумал, что он понял какие именно манипуляции проделала Учиха со своей чакрой.

«Нужно не забыть о том, как принцесска набрала чакру в легкие вместе со вздохом», – подумал мальчик и приготовился опробовать технику.

Он начал медленно повторять печати, чувствуя, как они влияют на его чакру. Наруто никогда не был особо силен в этом, просто потому что мало практиковался. Решив в будущем увеличить скорость складывания печатей, юный Узумаки продолжил свое занятие.

Что ты делаешь? – Учиха нахмурено наблюдала за его действиями.

А на что это похоже? Я собираюсь попробовать эту технику.

Ты не можешь этого делать! – в голосе Саске послышалась тревога.

Наруто опустил свои руки и взглянул на нее.

И почему же?

Учиха задумалась, придумывая хорошую причину. Мальчик сразу осознал, что его, скорее всего, попытаются обмануть.

У тебя нет предрасположенности к Элементу Огня.

И что это значит?

Учиха ухмыльнулась, слишком уж довольная собой.

Так я тебе и сказала...

К счастью, Сакура решила подключиться к беседе, а заодно и блеснуть своими знаниями. В течении следующих десяти минут она провела целую лекцию о типах элементной чакры.

Ну и откуда вы знаете, что у меня нет предрасположенности к Огню? – выслушав подробный экскурс в теорию чакры, поинтересовался Наруто.

Потому что тебя еще не проверяли на предрасположенность к элементам.

Наруто вздохнул. Как же тяжело иметь дело с глупыми людьми!

Хорошо, но разве это значит, что у меня нет этой предрасположенности? Может она у меня есть и я просто не знаю? – Он развернулся к реке, решив все-таки попробовать выполнить это дзютсу.

Наруто, ты разве не слышал, что тебе сказали?!

Все в порядке, Сакура. Он все равно не сможет выполнить Гокакью.

Беловолосый мальчик почти зарычал услышав слова Учихи. Его уже достало, что все думали о нем, как о полном неумехе, а ведь он был далеко не самым худшим выпускником в классе.

Теперь он еще больше хотел выполнить Гокакью но Дзютсу.

Через несколько минут практики складывания необходимых печатей, Наруто был готов.

Думать об огне. Сделать свою чакру огненной. Выполнить печати. Набрать чакру в легкие. И выдохнуть...

Катон: Гокакью но Дзютсу!

Наруто почти прервал течение чакры, когда ослепительные потоки пламени вырвались из его рта. Первой мыслью мальчика было то, что сейчас он опалит себе лицо. Но к удивлению, этот огонь из его чакры лишь немного грел, но не обжигал своего создателя.

Все еще поддерживая технику, генин пожелал чтобы пламя собралось в шар – который получился, как минимум, в три раза больше, чем у Саске – и мысленным толчком послал его вперед.

Сверхгорячее пламя с легкостью обратило верхние слои воды в пар, прежде чем шар огня с силой врезался в реку где-то вдалеке и взорвался огромным гейзером кипящей воды. Наруто отстраненно подумал, что могло произойти если б эта река не была такой глубокой?

Ха!

Наруто!

...

Саске!

Три генина повернулись к своему сенсею, спрыгнувшему на мост со строгим выражением на лице.

Ты должна была знать, что для использования столь разрушительных дзютсу в пределах деревни существуют специальные места. О чем ты только думала? Люди могли пострадать.

Саске ничего не ответила, но ее лицо исказилось в выражении апоплексической ярости, которую еще не видел ни один из ее товарищей по команде.

Это был Наруто, сенсей! Это он сделал!

Какаши уставился на розоволосую девочку, пытаясь осознать ее слова.

Что? Ты хочешь, чтобы я поверил...

Наруто скрипнул зубами. И почему это его сенсей не мог поверить, что он выполнил это дзютсу? Или только Учиха имела достаточно таланта для выполнения техник жалкого C-ранга?

Извини, Какаши-сенсей, – Узумаки обратился к джоунину, взяв себя в руки. – Я не ожидал, что огненный шар получится таким большим с первой попытки.

Хатаке в недоумении взглянул на беловолосого генина.

Наруто, ты это сделал? Но как?

Молча, – огрызнулся мальчик. – Учиха сказала «смотри и учись». А я запомнил печати...

Четверо АНБУ появились на мосту, прервав объяснение.

Что здесь произошло, Хатаке-сан? Вы видели, кто использовал огненную технику?

Джоунин мгновенно переключил свое внимание на АНБУ и несколько смущенно потер голову.

Я извиняюсь. Мои ученики оказались несколько более нетерпеливы, чем я ожидал, и решили поэкспериментировать с ниндзютсу...

«Кошка» повернулась лицом к Учихе.

Очень впечатляющее исполнение техники. Особенно, для столь юной куноичи. Но в следующий раз постарайся практиковаться в специально предусмотренных местах.

Наруто был уверен, что АНБУ решила будто это Саске выполнила Гокакью но Дзютсу. Не слишком неожиданно, но это разозлило Учиху еще сильнее. Может быть она расстроилась из-за получения похвалы, которой не была достойна?

Через пару секунд АНБУ, попрощавшись с Какаши, покинули Команду Семь.

Джоунин вздохнул и, собравшись с мыслями, начал говорить:

Итак... Ты Саске показала и объяснила Наруто, как делать технику. А ты, Наруто, выполнил ее...

Я ему ничего не объясняла! Он просто запомнил печати и украл мою технику!

Да там красть-то нечего...

Из-за нового витка препирательств у Какаши начала болеть голова. Он махнул рукой, заставив генинов следовать за собой на учебный полигон. Джоунин отлично знал, что одного знания печатей недостаточно для выполнения любой техники.

Наруто, сделай это дзютсу еще раз, – подойдя к озеру, Какаши обратился к сыну своего сенсея. – Признаться, я никогда не слышал, чтобы кто-то мог овладеть техникой с первого раза. Не считая, конечно, копирования шаринганом.

Наруто пожал плечами и начал медленно складывать серию печатей. Он только приблизительно знал, что такое шаринган, но был уверен, что и во второй раз у него все получится.

Катон: Гокакью но Дзютсу!

Огромный шар огня с большой скоростью заскользил по водной глади и взорвался где-то на середине озера, которое покрылось туманом из-за поднявшегося пара.

Это было... ну... великолепно, – Какаши, находившийся в ступоре от увиденного, впервые похвалил одного из своих генинов.

Видишь, он украл мою технику! – взорвалась Саске; ее голос сочился... ревностью?

Да, ладно... Это очень простая техника, ее любой может выучить...

Это стало последней каплей. Издав какое-то кошачье шипение, куноичи кинулась на юного Узумаки. И куда только подевалась ее грация и изящество? Наруто отреагировал инстинктивно. Он поймал руку девочки и одним рывком перекинул ее легкое тело через себя, прямо в озеро.

Когда разъяренная Саске поднялась из воды, у Наруто непроизвольно открылся рот, а глазные яблоки грозились выскочить из черепа, если бы их не держали защитные очки. Мокрая рубаха и шорты куноичи плотно прилегала к ее телу открывая очень соблазнительный вид. А огонь ненависти в глазах делал ее только краше.

Наруто, вытри кровь, у тебя из носа течет, – медленно произнес Какаши с непонятной интонацией. – И беги пока можешь... Сегодня я отменяю наше занятие.

Узумаки поступил мудро, немедленно последовав совету старшего товарища. Ему вслед несся яростный вой, обещавший потерю очень важных органов.

***

Катон: Гокакью но Дзютсу!

Наруто устало упал на землю.

Именно в таком состоянии его и застала странная женщина, которую мальчик никогда не видел до сего момента.

Мм... так вот ты какой. – Анко склонилась над лежащим на траве генином. Ее язык страстно облизал полные губы, вызвав у Узумаки странную дрожь, которая, словно электрический разряд, пробежала по телу.

Ты еще кто такая? – прохрипел Наруто, отвлеченно подумав о том, что эта леди явно не монашка, если судить по одежде, которая не оставляла места для полета фантазии. Хотя, может у нее не было денег, чтобы прикупить нижнее белье, блузку и штаны?

Впрочем, Узумаки был очень даже рад открывшемуся виду.

Сегодня явно был его день...

Еще и грубит первому встречному, – прошептал томный голос.

Больше не обращая внимания на эту женщину и ее бессмысленные комментарии, Наруто одним движением сел и запустил руку в сумочку, пристегнутую за ремень. Он достал небольшой свиток хранения и распечатал из него бутылку минералки, которую осушил за минуту. Все это мальчик проделал повернувшись спиной к извращенке. Он боялся, что может не выдержать буйства своих гормонов.

Анко нахмурилась, поняв что эта сопля ее игнорирует. Сумасшедший блеск появился в темных глазах ученицы Орочимару.

НИКТО НЕ СМЕЕТ ИГНОРИРОВАТЬ МИТАРАШИ АНКО!

С чувством нарастающей тревоги, генин начал различать сначала тихий, но все усиливающийся смех женщины. Что-то было не так. Нормальные люди так не смеются. Он уже пожалел, что повернулся к ней спиной. Но она точно имела хитай Конохи, и не должна напасть на молодого шиноби. Правда?

Свой ответ Наруто получил, только когда врожденный инстинкт заставил его увернуться, спасая от попадания куная в голову. Вскочив на ноги, Наруто заверещал:

Ои! Ты что делаешь?!

Второй ответ также пришел в виде куная, но уже с прикрепленной бумажной бомбой. Никогда прежде Наруто не был так рад, что благодаря самостоятельным тренировкам, научился использовать Каварими без печатей.

К сожалению, уже через секунду, глаза этой психопатки нашли место где «приземлился» Наруто, заменив себя камнем. Она сладко улыбнулась и промурлыкала:

Меня зовут Митараши Анко. Но ты можешь звать меня «Анко-сама» или «Хозяйка».

Иди в задницу, Анко-сама! – Такой ответ заставил мозг специального джоунина зависнуть на мгновение, которое нужно было Наруто, чтобы начать свое тактическое отступление. Юный Узумаки даже в уме не хотел признавать, что он просто убегает. Еще он подумал о том, что его кто-то подставил.

Я обожаю когда они сопротивляются, – промурлыкала Анко и погналась за в-скором-времени-трупом.

Тридцать две минуты безумного преследования окончились на небольшой лесной поляне, когда Наруто решил остановиться и все же узнать чего этой сумасшедшей тетке надо. Тот факт, что ему не удалось оторваться, мальчик приписал к усталости после тренировки. Он был мастером побегов, черт побери! Сейчас его чакра была почти полностью истощена, но в нормальном состоянии он бы...

Но как бы Узумаки не утешал себя, «Анко-сама» стояла перед ним, с еще более психованным блеском в глазах. С ужасом, Наруто осознал, что может оказаться в мире боли, об этом кричал его инстинкт самосохранения.

Мальчик уже решил вознести богам рамена молитву о ниспослании спасения, когда Анко заговорила:

Если ты хочешь выжить, то я советую напасть первым. Так у тебя хотя бы появится призрачный шанс...

Наруто не мигая глядел на расслабленно стоящую женщину. Из лекций Ируки-сенсея он помнил, что у некоторых шиноби со временем развивался комплекс недооценки противника. Они знают, что даже ребенок с легкостью может убить, но несмотря на это, их психика присваивает юным или старым ниндзя тот же уровень опасности, что и гражданским людям. Обычно, такие шиноби долго не живут. Может ему повезло, и Анко была одной из таких куноичи? Он не был уверен, но где-то в конце туннеля забрезжил шанс на спасение.

Беловолосый шиноби сконцентрировался, его мозг сформировал ментальную форму, а руки привычно сложили серию печатей, заставляя чакру, текущую в кейракукей, хлынуть в центр нижней хары в животе, только чтобы через невообразимо малое мгновение выплеснуться сквозь тенкетсу, обретя новую форму.

Ничего не произошло...

Специальный джоунин тряхнула головой глядя на это позорище. Она никак не ожидала, что выпускник Академии и ученик Какаши будет не способен выполнить примитивную техника Е-ранга – Буншин но Дзютсу.

Впрочем, судя по мальчишке, это его не слишком расстроило.

С легкой улыбкой, Анко отмела ненужные мысли. Сейчас было не время думать о всяких глупостях. Если щенок не желает нападать сам, то ей придется взять инициативу в свои руки. Два куная отправились в полет, и ее тело, размазавшись в пространстве, появилось в метре от мальчика. Ни один генин, да что генин, не каждый джоунин сумел бы увернуться от удара кулаком, сделанным с такой скоростью.

Где-то в глубине души, Анко почувствовала неудовлетворенность от столь легкой победы. Ее кулак врезался в лицо Наруто...

...только чтобы пройти сквозь него.

Глаза женщины расширились, когда ответный удар – будто бы из ниоткуда – обрушился на ее гортань. Только опыт и нечеловеческие рефлексы, отшлифованные Орочимару, позволили ей выжить, усилив тело чакрой.

Аналитическая часть мозга специального джоунина поняла, как Наруто удалось провернуть этот трюк. Генин все-таки создал клона, одновременно спрятавшись в его тени. Похоже, что она недооценила юного Узумаки.

Задохнувшись от боли, специальный джоунин почувствовала, как кулаки мальчика наносят с немаленькой силой удары в уязвимые точки. Две секунды болевого шока – это целая вечность в мире шиноби. Молокосос успел провести серию ударов и если бы в его руках были кунаи, то она была мертва после первого.

Сказать, что Митараши Анко возбудилась от мысли, что эта сопля держала ее жизнь в своих руках и пощадила, являлось бы приуменьшением. Сексуальное удовлетворение и убийство людей давно стали синонимами в ее словаре. Она понимала, что это не правильно, и в этом она была больше похожа на серийного убийцу, который кончает после расчленения визжащей жертвы, но ничего не могла поделать с собой. Такой ее создал Орочимару.

Что-то влажное потекло по ее ноге, и темноволосая куноичи выстрелила правой рукой со скоростью кобры. Удар открытой ладонью пришелся на нижнюю часть лица Наруто. Кровь брызнула из разбитых губ, а его тело отбросило на три метра. Но несмотря на неприглядную картину – потоки красного и все такое – Анко знала, что не нанесла особых повреждений, и любой ирьенин может вылечить пацана за десять секунд. Да и она сама если вспомнит пару уроков Змеиного Саннина.

Наруто молча поднялся с земли и рванул на врага. Анко скрутила свое тело, отмахиваясь от его ударов, будто от надоедливых мух, а затем ткнула двумя пальцами в подмышку, заставив левую часть тела генина взорваться от боли. На несколько секунд, ослепленный Узумаки совсем забыл об Анко. Его мозг пытался понять почему боль не останавливается? Пинок в грудь отправил его на землю.

Через минуту неподвижности, когда боль немного уменьшилась, Наруто приподнялся и упер яростный взгляд – к сожалению, скрытый его очками – в своего мучителя. На лице Анко застыло выражение крайнего неодобрения.

Чего ты ко мне привязалась?! – Узумаки сердито пролаял, сплевывая кровь изо рта и пытаясь разговором выиграть немного времени, чтобы перевести дух.

Анко склонила голову на бок, рассматривая генина, как интересную, но уродливую зверушку.

Вне зависимости от испытываемой боли, шиноби не должен показывать слабость врагу.

Она будто насмехалась, и это разъярило Наруто.

Заткнись! – воскликнул Наруто. Он вскочил на ноги и упер указательный палец в куноичи. – Сейчас я надеру тебе задницу, а потом найду того, кто послал тебя, и надеру и ему!

Несмотря на боль и головокружение, Наруто был взбешен. Причина этому крылась в осознании правоты слов Анко.

Он уничтожит Анко, решил Наруто. Посмотрим тогда, кто кого будет звать «Хозяином».

Руки Узумаки сложили специальную печать для создания теневого клона. Но в следующее мгновение, в его глазах потемнело и он бухнулся в обморок, вызванный истощением чакры.

Эй! – Анко даже открыла рот от такой наглости. Только она решила еще немного позабавиться, как этот пацан обломал ее развлечение.

Так вот чем ты занимаешься.

Куноичи повернулась на голос. На толстой ветке ближайшего дерева стоял Морино Ибики.

Просто решила посмотреть на генинов Какаши. Никогда не думала, что он возьмет себе учеников. А ты, что здесь потерял?

Ибики усмехнулся. Его выражение лица могло напугать более слабого ниндзю.

Патруль АНБУ сообщил, что ты гоняешься за каким-то мальчонкой и я решил поглядеть на это. – Мужчина немного помолчал. – Ну и как он тебе?

Жалок. В его возрасте я была намного сильнее. – Слова Анко не оставляли сомнения в том, что она гордилась собой. – Из него не выйдет нормального шиноби, в отличии от той черноволосой малолетней стервы.

Вот как, – задумчиво протянул Ибики. – Похоже, что ты так и не научилась смотреть правде в глаза...

Несмотря на неопытность генина и его относительную слабость, все естество главы Подразделения Пыток и Допросов вопило о смертельной опасности юного Узумаки. Этот мальчонка очень скоро станет абсолютным убийцей, как и его отец. Генины, чунины, джоунины и целые армии – все они превратятся лишь в статистику мертвых врагов...

Осталось совсем немного, лишь дождаться, когда Наруто найдет цель, ради которой он станет убивать и ради которой он будет готов умереть.

Изуродованный шрамами мужчина очень хорошо помнил своего товарища по команде. Безродного сироту, поднявшегося из самых низов, чтобы стать самим Шинигами на поле боя. И все ради женщины...

«Она из древнего клана, Ибики. Но я стану Хокаге, чтобы стать ее ровней... Я стану Хокаге... или Коноха перестанет существовать!»

Возможно, Кушина-сан была тем якорем, который сдерживал кровавое безумие Намиказе и рождал в его душе мягкую доброту, что запомнили жители Конохи?

Морино Ибики не знал ответ на этот вопрос, но всем сердцем надеялся, что сын его дорогих друзей найдет смысл своего существования, в мире, где только обладание силой дарило возможность выбора.

Мужчина спрыгнул на землю и подхватил Наруто, положив на свое широкое плечо. Он уже развернулся, чтобы отнести генина в госпиталь, когда его догнал разъяренный вопль:

ЧТО ТЫ СКАЗАЛ, ЛЫСЫЙ?!

Ибики усмехнулся и, не обращая внимания на Анко, которая увязалась за ним, бормоча угрозы себе под нос, пошел в сторону деревни. Через пару минут неспешной прогулки, киноичи угомонилась и мужчина заговорил:

А ведь он мог тебя прикончить. – Главе Департамента Пыток и Допросов не нужно было смотреть на Анко, чтобы знать, что на секунду ее губы искривились в недовольной гримасе.

Не понимаю о чем ты говоришь.

У мальчика есть талант, – Морино Ибики вздохнул. – И чего все носятся с этой Учихой?

Ему вдруг вспомнилось, как беременная Кушина-сан рассказывала всем желающим, что дочь ее лучшей подруги – Учихи Микото – обязательно влюбится в ее еще нерожденного сына. Ибики скупо улыбнулся.

«Будет забавно, если ты окажешься права, Кушина-сан...»

Всю оставшуюся дорогу до больницы Анко строила предположения на тему сексуальных Какаши. А еще она грязно ругалась, утверждая, что он променял ее божественное тело на двух малолетних шлюх и одного мелкого недоумка.

***

Сегодня явно не его день...

Мало того, что его избила полуголая психопатка, а какой-то угрюмый дядька в кожаном плаще пытался затащить в серое здание, в котором обитали странные люди в белых халатах, так теперь его преследует квадратный камень с дырками для глаз.

Наруто сплюнул. Нужно было решать, что делать дальше.

Он оглянулся по сторонам и, удостоверившись в том, что на узкой улочке никого больше нет, обратился к шпиону:

Эй, я тебя уже давно заметил!

В камне-коробке открылась крышка и наружу вылез маленький мальчик в дебильной шапке.

Ха! Тебе повезло! – заорал он, заставив генина усомниться в его умственном здоровье. – Но тебе не уйти от наказания! Это говорю, я, Конохамару!

Наруто на всякий случай ущипнул себя.

Но наваждение не исчезло.

Что?

Конохамару гордо промаршировал к генину.

Ты, Узумаки Наруто, совершил великий грех! – Он ткнул указательным пальцем в грудь подростка.

Наруто моргнул, не понимая о чем идет речь.

Ты осквернил Богиню! – Лицо ребенка своим цветом стало напоминать помидор. – Ты сделал непростительное с Учихой Саске... Ты... Ты!..

Наруто не дал ему договорить. Тяжелый кулак обрушился на голову недомерка, отправляя его в страну грез.

Еретик, – зло процедил юный Узумаки и, постояв пару секунд, раздумывая, стоит ли попинать бессознательное тело, двинулся в сторону своего дома.

Миром правили Боги Рамена! Потому Наруто просто не мог оставить безнаказанным сравнение какой-то Учихи с их безграничным величием!





Глава 4

Стоял великолепный летний день, ласковые лучи солнца играли мириадами красок на сочной листве деревьев, легкий ветерок колыхал траву, маленькие пичужки звонко щебетали, пролетавшие мимо чайки громко каркали, а стая белых, пушистых зайчат, по уши измазавшись в крови, ковырялась в теплых внутренностях очередной жертвы.

Но несмотря на эту идиллию, которая настраивала на доброжелательный лад даже последователей Джашина, Узумаки Наруто было грустно. Совсем не таким он представлял свое первое задание C-ранга...

Вместо прекрасной принцессы, которую следовало спасти из грязных лап противного злодея, ему выпал уникальный шанс проводить до дома старого алкоголика, от которого смердело потом и саке, и который вот уже второй час действовал на нервы своим бурчанием о том, что вместо настоящих ниндзя ему дали одноглазого инвалида, пару слабосильных девок и малолетнего придурка в оранжевой рубахе.

А еще Наруто нервировала Сакура, рот которой не закрывался с момента выхода из деревни. Саске, признаться, его немного пугала – она постоянно пялилась, но стоило мальчику поймать ее за этим занятием, как Учиха сразу отворачивалась. Небось строила коварные планы, думал он. Какаши же, уткнувшись носом в оранжевую книжку, был... собой, что так же совсем не повышало настроения.

И ва-аще что за дела с этими очками? Ты а-аква-лангист что ли?

Наруто сжал зубы, с трудом убрав руку от куная, который ему очень сильно хотелось воткнуть в одного не слишком умного старика. Он немного отстал от общей группы, поравнявшись с наставником.

Какаши-сенсей, а что случится если в голову нашего клиента абсолютно случайно прилетит мой кунай?

Джоунин оторвал свой единственный глаз от бумажной прелести и посмотрел на хмурого генина. Было видно, что мальчик не просто так решил задать этот вопрос.

Ничего хорошего для нас. Ну, кроме морального удовлетворения...

Наруто кивнул, но его глаза все еще были нацелены на алкаша.

А если в печень?

Какаши усмехнулся, заметив, как напряглась спина Тазуны.

Во первых, нам не заплатят за это задание, – джоунин начал лениво перечислять. – Во вторых, в наши дела добавят запись о неудачном выполнении задания C-ранга. И в третьих, Хокаге, на свое усмотрение, может понизить в звании, отстранить от выполнения заданий определенного ранга, поместить в специальное исправительное учреждение или казнить. Есть еще и «в четвертых» и оно гораздо хуже, чем все, что я перечислил до этого.

Ээ?

Майто Гай. Он начнет преследовать меня, стараясь «раздуть угасшее Пламя Юности». – Какаши произнес это абсолютно серьезно, и даже сам поежился от подобной перспективы.

А кто такой Майто Гай? – Наруто понял, что ничего не понял из слов джоунина.

Величественный Зеленый Зверь Конохи, – веско сказал Какаши, интонацией расставляя заглавные буквы. – Будешь плохо себя вести, и я обязательно вас познакомлю.

Наруто продолжил шагать с задумчивое выражением на лице. Признаться, он не хотел знакомиться ни с какими Зелеными Зверями. С другой стороны, «Зеленый Зверь» звучало не так страшно, как «Голубой Зверь» – вот уж кого он точно не хотел знать. О чем и поведал джоунину.

Какаши широко улыбнулся под маской.

Вообще-то, Майто Гай может становиться и Голубым Зверем, открыв Седьмые Врата Хачимона, обычно это последнее, что видят его враги в своей жизни.

Нет, решил для себя Наруто, он даже не желает знать, что делал Голубой Зверь со своими врагами, не говоря уже о том, чтобы познакомиться с этим чудовищем лично.

Именно в этот момент кое-что привлекло внимание мальчика. Он хотел оповестить своих товарищей о возможной угрозе, но Какаши, который уже давно заметил странную лужу и шиноби в ней, легко тронул его за плечо, показывая, что он знает о потенциальной опасности.

Беловолосый мальчик фыркнул и поравнялся с другими генинами, оставив джоунина позади.

Через десяток секунд их группа без проблем прошла мимо бросающейся в глаза лужи – затаившиеся в ней шиноби оказались достаточно умны, чтобы не тратить элемент неожиданности на генинов. Старый алкаш Тазуна, как раз, сдвинулся поближе к Сакуре и подальше от подростка, бормоча себе под нос что-то о мелких придурках, играющих в ниндзя.

В ладони Наруто появился кунай, выпавший из рукава.

Прошла секунда и двое ниндзя выскочили из своего укрытия прямо за спиной джоунина. Между их стальными перчатками, с огромными когтями, была натянута острая цепь, зловещего вида.

Юный Узумаки поблагодарил всех Богов Рамена за странную инфекцию, изменившую его глаза. Во время нападения вражеских ниндзя мальчик заметил белую ауру, появившуюся на мгновение вокруг его наставника. Какаши сумел заменить себя трухлявым бревном, обернутым в Буншин, прежде чем цепь разорвала его на части.

Если бы Наруто не видел эту ауру, то скорее всего застыл бы столбом, как Сакура и Тазуна. Но вместо этого, разум молодого шиноби быстро нашел ответ на появление врагов. Мальчик кинул кунай, что держал в руке, в направлении одного из ниндзя, которые рванули к престарелому алкоголику.

Беловолосый генин никогда прежде так сильно не хотел, чтобы его орудие попало в цель. Он всем сердцем желал, чтобы кунай летел настолько быстро, что от него невозможно было уклониться.

Мир остановился. Внезапно, он стал центром вселенной, способным притягивать и отталкивать все сущее.

Наруто не знал, что случилось, но инстинктивно толкнул кунай, многократно увеличив скорость снаряда.

Шинра Тенсей!

Вряд ли человек, не обладающий шаринганом, сумел бы заметить, как простой кунай промелькнул над головой Сакуры, прежде чем вонзится в грудь одного из вражеских ниндзя и выйти из его спины.

А в следующие секунды все закончилось.

Саске, парой шурикенов, сумела пригвоздить вражескую цепь к дереву. Сакура, справившись с шоком, прыгнула перед Тазуной, видимо, чтобы стать его живым щитом. А Какаши, узнав все что хотел, спрыгнул с ветки и одним ударом вырубил оставшегося в живых нюкенина.

Вся битва продлилась не дольше пяти секунд.

Наруто тупо смотрел на труп врага. Он впервые убил. У него, конечно, были предположения о том, как умер Мизуки, но теперь он сам убил человека. Осмысленно прервал чужую жизнь.

Какая-то полупрозрачная дымка поднялась от тела и через мгновение растворилась в пространстве. Юный Узумаки был уверен, что это была душа. Что-то внутри него говорило, что даже после смерти человек не исчезает полностью.

Возможно, именно это придало Наруто сил не терзаться совершенным убийством.

И где-то на краю сознания промелькнула мысль о том, что нужно будет поэкспериментировать с новой способностью притягивать и отталкивать.

В полной тишине Тазуна сделал большой глоток из своей бутылки саке. Произошедшее подействовало на него угнетающе. Сейчас он был, как никогда, рад, что нанял ниндзя Конохи, даже этого седовласого шкета, который с такой легкостью отправил к праотцам одного из нападавших. Кто бы мог подумать? А ведь мальчишка казался безобидным недоумком!

Наруто заметил боязливый взгляд старого алкаша. И хитро усмехнулся.

Теперь ты понял, что могло случиться?

Мужчина быстро кивнул. Узумаки почувствовал его страх, но нельзя было сказать, что ему это нравилось. Скорее, верно было обратное. Впрочем, он всегда знал, что такова судьба шиноби. Большинство обычных людей испытывали ужас в присутствии ниндзя.

Тазуна-сан, я думаю, нам нужно поговорить. – Какаши опустил свою руку на плечо клиента.

Он отсутствовал совсем недолго, после того, как забрал в лес оставшегося в живых нюкенина. Скорее всего, мужчина провел экспресс-допрос, а затем быстро перерезал ему глотку.

Старик чуть не обделался от страха.

А-а в чем проблема?

Проблема в тебе. – Ничего нельзя было прочитать за маской джоунина.

Я не понимаю. – Старик где-то нашел силы, чтобы побороть приступ страха.

Эти двое пришли за тобой, Тазуна-сан. И я даже узнал кем они были наняты и кто их сообщники.

Строитель мостов заметно увял под тяжелым взглядом шиноби.

Это Гато хочет моей смерти. Он захватил Страну Волн и...

За предоставление ложной информации мы обязаны казнить вас на месте, – негромко сказала Сакура, вспомнив какой-то закон.

Тазуна, осознав свое незавидное положение, мог только беззвучно открывать рот.

Мы продолжим задание, – влезла в разговор Саске. Она излучала какую-то темную энергию. Девочку бесило, что именно Наруто убил нюкенина.

Саске-сан права! – тут же согласилась Сакура. – Мы не можем бросить Тазуну-сана. – Признаться, больше всего она хотела вернуться в Коноху, но не решалась противоречить Учихе.

Наруто не обращал внимания на разговор, увлеченный мародерством трупа. Полубеспризорная жизнь научила его не кривить нос даже от подобных источников дохода.

Какаши вздохнул. Судя по информации, добытой от нюкенина, за головой Тазуны придет еще и бывший Мечник Киригакуре – Момочи Забуза. А этот шиноби был крайне опасен. Им следовало бы вернуться в Коноху, но...

Мы продолжим задание.

***

Он огромен! – выдохнула Сакура, когда из тумана показалось монументальное сооружение.

Команда Семь на лодке пересекала пролив, который отделял островную Страну Волн от материка. И открывшееся их глазам творение Тазуны заставило даже Наруто удивиться. Его уважение к алконавту сразу же выросло. Не на много, конечно, но размер моста был поразителен. Он никогда прежде не видел ничего подобного.

И как долго ты строил этот мост, Тазуна-сан? – спросил мальчик.

Чуть больше года, – ответил старик, испытывая прилив гордости. – В соответствии с расчетами, осталось не больше месяца, чтобы закончить его.

Наруто задумчиво потер щеку.

Что-то я не пойму, почему Гато просто не взорвет мост?

Лицо архитектора нахмурилось, а голос начал сочиться ядом:

Для Гато будет гораздо прибыльней убить меня и самому достроить мост, но только после того, как он полностью поработит людей в Стране Волн.

Вам нужно было сразу нанять шиноби, чтобы прикончить Гато, – довольно верно заметила Саске.

Какаши отложил свою книгу, решив объяснить существующую ситуацию.

Гато имеет довольно серьезную поддержку при дворах многих Дайме. Поэтому, пока он не перейдет дорогу какой-нибудь Великой Скрытой Деревне, никто не станет брать заказ на его голову... – Мужчина замолчал на секунду и добавил: – Все стараются избежать возможных неприятностей.

Наруто покачал головой. «Тогда какого биджу мы здесь делаем?»

Мальчик взглянул на Учиху, с трудом сдерживающую свое нетерпение. Кажется, он понял, почему Какаши решил продолжить задание. Но стоит ли удовлетворение гипертрофированного эго этой девчонки той опасности, что их ждет?

Наруто не был трусом, но прекрасно осознавал, что был слабее даже большинства чунинов.

Лодка, со скрипом, задела своим дном берег.

Тазуна-сан, я оставлю вас здесь, – тихо произнес лодочник, выровняв посудину.

Старик широко улыбнулся.

Супер большое спасибо. Отсюда мы быстро дойдем до моего дома.

Сойдя с лодки на твердую землю, ниндзя и Тазуна начали осторожно двигаться в сторону дома архитектора. Они шли по заброшенной дороге через лес. Здесь густая растительность и туман давали врагам отличную возможность устроить засаду. В чем и убедилась Команда Семь, когда огромное занбато чуть не разрубило их пополам. Всем пришлось пригнуться, услышав предупреждение сенсея.

Шаринган но Какаши, извини, но я заберу голову старика. – Тяжелый голос привлек внимание группы людей к высокому мужчине, который стоял на лезвии занбато, глубоко вошедшего в ствол дерева.

Увидев могучего шиноби, что пришел по его душу, строитель мостов нервно сглотнул.

Защищайте Тазуну и не вмешивайтесь, – спокойно приказал Какаши, не выказывая своего беспокойства.

К удивлению Наруто, он поднял свой хитай, за которым оказался скрыт красный глаз. Особенно необычно смотрелись три кривых точки, что плавали вокруг зрачка. Вот это уж точно выглядело, как инфекция.

Шаринган... – Саске была еще сильнее поражена наличием у их наставника этого глаза.

И что в этом особенного? – тихо спросил подросток.

Говорят, что его владелец может победить все виды гендзютсу, тайдзютсу и ниндзютсу. Шаринган – это великое додзютсу, дарующее особые силы.

Все это очень заинтересовало Наруто. Хотя он точно не мог победить все виды искусств шиноби, о чем ему постоянно напоминал Какаши во время тренировочных сражений. Впрочем, существование подобных знаний у его товарищей давало надежду на получение информации о причине изменения его собственных глаз.

Судя по всему, шаринган давал способность копировать дзютсу просто увидев их один раз. Это напомнило генину то, как он выучил Гокакью но Дзютсу. Но ведь он не скопировал его. Нет. Он просто понял, как работает техника. Только очень быстро.

Саске все еще недоверчиво смотрела на Какаши, хотя Наруто и не понимал почему. По словам нюкенина их сенсей оказался каким-то супер крутым шиноби, но это не должно было вызвать подобную реакцию у черноволосой девочки.

Узумаки пообещал себе узнать о додзютсу и странных глазах побольше, если он переживет сегодняшний день, конечно.

Момочи Забуза спрыгнул на гладь озера и сложил пальцы в серию печатей. Наруто внимательно наблюдал, зная примерно, что сейчас произойдет. И действительно, тело нюкенина покрылось голубой энергией, вызывающей ассоциации с текущей водой.

Туман начал подниматься с поверхности озера, быстро заполнив все окружающее пространство белой пеленой, за которой ничего не было видно. Или почти ничего.

Не волнуйтесь, я смогу защитить вас, – обнадеживающее сказал Какаши, и растворился в тумане.

Забуза, скрытый в белой мгле, рассмеялся и подробно описал возможные способы, которыми он может их убить.

Наруто подумал, что видел несколько вспышек голубого и белого в густой пелене тумана, но не был уверен. Все его внимание сосредоточилось на сакки – жажде убийства – обрушенной на них мастером-мечником из Киригакуре но Сато.

Если Забуза хотел испугать их, то у него это отлично получилось.

Куноичи Команды Семь вообще тряслись, как осиновые листы под порывами ветра. Тазуна, кажется, обделался.

Осознание того, что смерть Какаши означает и его собственную смерть, заставило Наруто взять себя в руки. В мальчике пробудилась та неестественная жажда жизни, которая с малых лет являлась катализатором его стремления к обладанию силой.

...а в следующую секунду нюкенин со своим здоровым мечом появился среди них.

Наруто даже не успел осознать случившееся, а Какаши уже воткнул свой кунай в спину врага.

Но это оказалось только началом – тело нюкенина расплескалось водой, а где-то в тумане вновь разгорелась битва.

В это мгновение, мальчик почувствовал себя абсолютным никчемным ниндзя. И тут же пообещал себе тренироваться еще больше. Он не мог вечно оставаться слабаком!

После слишком быстрого для генинов боя, Какаши оказался в центре небольшого озера, пойманный в какую-то технику. Наруто не сомневался, что их сенсей скоро погибнет от нехватки воздуха в этом шаре воды.

Забуза сделал печать одной рукой и из озера вылез его клон.

Саске, поборов страх, рванула на врага, но получила пинок в грудь и отлетела на пару метров назад.

И вы считаете себя шиноби? Вы – все вы – всего лишь детишки играющие во взрослые игры. Мне было восемь лет, когда я вырезал весь свой класс в Академии Кири. А что сделали вы, чтобы называться воинами?

В голову Наруто снова закралась мысль о скорой смерти. Он быстро подавил ее. Смерть означала невозможность есть рамен, что было просто немыслимо! А еще ему нравились сиськи Ино и Хинаты, и даже Саске...

Да, он абсолютно не желал умирать девственником!

Видя, что Забуза и его клон смотрят на Учиху, беловолосый генин сосредоточился.

Каге Буншин но Дзютсу! / Хенге но Дзютсу!

В его руке появился фуума-шурикен.

Играясь с теневыми клонами, Наруто узнал, что их можно сразу создавать отличными от стандартного вида, как бы комбинируя две техники.

Мальчик, не теряя времени, бросил огромный шурикен в настоящего Забузу. Он никогда не был особенно хорош в этом, но все же сумел направить снаряд по такой траектории, что его не смог перехватить водяной клон.

Забуза своей свободной рукой лениво выхватил фуума-шурикен прямо из воздуха.

И это все, на что ты способен, червь?

Наруто улыбнулся. Его хищная улыбка была похожа на оскал зверя, поймавшего свою добычу.

Буншин Дайбакуха!

Там, где еще мгновение назад стоял нюкенин, зажглось маленькое солнце.

***

О, сенсей, ты проснулся! Ты только не думай, что я собирался снять твою маску. Мне совсем не интересно, что она скрывает! – протараторил мальчик, убирая руки от лица джоунина.

Какаши застонал и попытался подняться с футона, но быстро понял, что все еще слишком слаб.

Наруто, что случилось? Где мы?

Беловолосый мальчик острожно уселся на пол возле ложа своего наставника.

Сенсей, ты потерял сознание после того, как оинин в маске унес Забузу. Мне пришлось тащить на своем горбу твою тяжелую тушу к дому старого алконавта.

Джоунин резко выдохнул, вспомнив, как именно он оказался в столь плачевном положении.

Мне нужно будет надрать тебе задницу за то дерьмо со взрывом...

Ои! Я всех спас! – Подросток гордо ткнул себя пальцем в грудь. Было заметно, что у него отличное настроение. – Хехе... Уверен, Забуза не ожидал, что станет Одноруким Мечником Киригакуре.

Какаши закрыл свой видимый глаз. Наруто был прав, осознал мужчина. Только чудо спасло Команду Семь от смерти. Он должен был быть рад за юного Узумаки, но чувствовал лишь раздражение. Скорее всего, потому что сын Намиказе Минато становился умелым шиноби без особого участия своего учителя. В то время как Саске, которую он дополнительно тренировал, не показывала выдающихся успехов.

Все же, это был очень опасный план. Забуза мог раскусить твой трюк или моя водяная тюрьма могла оказаться слабее...

Признаться, сам Какаши был поражен хитростью своего генина. Он сомневался, что смог бы распознать ловушку без помощи шарингана. Забузе, вообще, повезло выжить. Тот факт, что нюкенин отделался только взорванной рукой и ожогами на теле можно было считать чудом. Хотя, здесь огромную роль сыграло то, как мастерски он усилил свое тело чакрой.

Ты бы видел свое лицо, когда мой клон-шурикен взорвался!

Маа... – Какаши чувствовал себя несколько неловко. – А где Саске и Сакура?

Они внизу с Тсунами. Это дочь старика.

Ты можешь их позвать? – попросил джоунин. – Нам нужно поговорить.

Ээ... – Наруто смущенно почесал затылок. – Может не надо?

Почувствовав неладное, наставник Команды Семь внимательно оглядел своего нерадивого генина и тут же заметил красный отпечаток ладони на его лице.

Наруто, что ты сделал на этот раз? – он устало спросил.

Ну, Саске ведь получила пинок от клона... Вот я и предложил ей проверить, не сломана ли грудная клетка? И я вовсе не хотел смотреть или трогать ее грудь. Честно!

Хатаке Какаши застонал. Ну почему Наруто не был тем юным гением, вроде самого Какаши, которого в этом возрасте интересовал бы только Путь Шиноби? Впрочем, он не стал заострять внимание на очередной выходке малолетнего придурка.

Кстати, сенсей, ты мог бы рассказать о своем красном глазе?

Мужчина поднял бровь.

О моем шарингане?

Ага. Откуда он у тебя?

Наруто был бы рад, наконец, получить ответы. Ведь если его глаза были похожи на шаринган, то наверно Какаши сможет научить ими пользоваться? Или хотя бы объяснить откуда они берутся?

Тишина опустилась на комнату, когда джоунин погрузился в тяжелые воспоминания. Но как только непоседливый генин начал нетерпеливо ерзать, он заговорил:

Я потерял свой левый глаз во время Третьей Великой Войны. А этот шаринган был вживлен мне.

А кому этот шаринган принадлежал? Как он получил его?

Мужчина моргнул, прогоняя воспоминания.

Шаринган – это кеккей генкай клана Учиха.

Значит твой глаз принадлежал Учихе? – Наруто склонил голову на бок, пристально разглядывая Какаши, будто пытаясь что-то понять о своем учителе. – А у Саске когда появится шаринган?

Не каждый Учиха может пробудить додзютсу.

Это отвечало на некоторые вопросы Наруто. Такие глаза, видимо, передавались по наследству, да и то не всегда. Значит ли это, что и у его предков было додзютсу?

А есть какие-нибудь другие особые глаза кроме шарингана? – Наруто с трудом сдерживал возбуждение. Если у него был кеккей генкай, то это даст ему преимущество над другими ниндзя.

Какаши задумался. Признаться, ему очень не понравились все эти вопросы. Он знал о многих ниндзя, которые были готовы пойти на самые ужасные преступления, чтобы получить чужое додзютсу. С другой стороны, трудно было представить сына Йондайме Хокаге ворующим глаза у своих товарищей. Нет, Наруто никогда не пойдет на это. Следовательно, его интерес вызван самим фактом существования столь необычного феномена. Джоунин с трудом подавил очередной стон, осознав, что подросток не отстанет, пока не получит исчерпывающие ответы.

Да, – наконец сказал мужчина. – Существует огромное множество видов додзютсу. В нашей деревне я лично знаю более двух десятков носителей. Чаще всего подобные глаза являются результатом случайной мутации, вызванной чакрой. Они, в большинстве случаев, даже не очень-то полезны...

Но сначала ты же говорил совсем другое! – возразил мальчик.

Есть еще те, что передаются по наследству и относятся к форме кеккей генкаев. В Конохе – это шаринган и бьякуган. В Мире Шиноби они считаются Великими Додзютсу за свои уникальные силы.

Бьякуган?

Уверен, что ты прежде видел членов клана Хьюга.

Наруто вспомнил о своей однокласснице, Хинате, и кивнул.

Итак, что же это означает? Что у него все же есть додзютсу, но оно является продуктом случайной мутации и гораздо слабее, чем кеккей генкай, который может пробудится у Саске? Пусть так, но он был благодарен судьбе даже за это. Способность видеть чакру уже доказала свою полезность. А ведь еще он смог ускорить кунай...

Взгляд Наруто непроизвольно зацепился за хитай, который скрывал шаринган Какаши.

Сенсей, а если Саске пробудит свои красные глаза, то она тоже будет носить какую-нибудь повязку и открывать их только в бою? Вот отстой!

Мужчина тихо рассмеялся над предположением мальчика.

Нет, Наруто, ниндзя рожденные в клане Учиха могут активировать и деактивировать свои глаза, просто посылая в них чакру.

Наруто медленно кивнул. Этот кусок информации был очень важен. Судя по всему, додзютсу активируются чакрой. Но ведь он сам еще не делал этого, хотя и видел ауры. Значит ли это, что его додзютсу постоянно работает, как имплантированный шаринган у Какаши?

Был только один способ проверить. Наруто сконцентрировался на своей чакре. Он не мог использовать печать концентрации в присутствии наставника, чтобы не вызвать лишних подозрений, так что решил попробовать обойтись без нее. Мальчик закрыл глаза за своими защитными очками и послал в них немного внутренней энергии.

Это было странно – чувствовать столь много чакры в своих глазах, – но все же... было в этом что-то правильное. Узумаки решил, что у него получилось. И действительно, когда он открыл глаза, то Какаши, да и все вокруг выглядело по-другому. В теле своего сенсея, мальчик видел красивое белое свечение, подобное тому, что появлялось, когда джоунин использовал техники. Окружающее пространство также изменилось – из него почти исчез весь обычный свет. Мир стал черно-серо-белым, то есть черно-серо-цветным... Он просто не знал как описать то, что он видел...

Наруто посмотрел на себя и заметил, что его светящееся тело не имеет определенного цвета – оно переливалось большим количеством цветов, чем он знал. Это было воистину удивительное и завораживающее зрелище.

Значит, он правильно предположил, что каждый человек обладает своим собственным, особенным цветом чакры.

...позови Саске и Сакуру. У нас есть важный разговор.

Голос Какаши прервал размышления, и Наруто прекратил посылать чакру в глаза. Его зрение сразу же вернулось в норму.

Хорошо, сенсей.

Беловолосый генин вскочил на ноги и выбежал из комнаты, окрыленный новым открытием.





Глава 5

Чакра является продуктом слияния телесной энергии, которую создает каждая клетка в нашем теле, и духовной энергии, получаемой из знаний и опыта.

Очень хорошо, Сакура. Сейчас, я хочу чтобы вы трое направили свою чакру в подошвы своих стоп. Это позволит вам прикрепиться к стволу дерева и подняться по нему. Хождение по вертикальным поверхностям – это не только полезный для ниндзя навык, но и отличное упражнение для улучшения контроля чакры, – объяснил Какаши, стоя под углом в 90 градусов на стволе могучего дерева, ничем не поддерживаемый.

Или почти ничем...

Наруто ясно видел, как белая энергия сенсея проникала в древесину и удерживала вес его тела. Генин в очередной раз убедился, что видеть, как работает чакра во много раз полезней, чем слушать лекции о чакре. Впрочем, он все же внимательно выслушал объяснение Сакуры, чтобы точно убедиться в том, что верно помнит теорию.

Был еще один интересный феномен, который заметил Наруто. Он не только видел чакру, но и понимал ее. Даже, скорее, понимал намерение шиноби, которое отражалось в чакре. Или только в духовной энергии, которая была частью чакры?

У Наруто начала болеть голова от всех этих мыслей. Уж слишком это все было запутано. Каждый день он узнавал о своих глазах что-нибудь новое, но количество вопросов продолжало расти.

Используйте кунаи, чтобы отмечать прогресс после каждой попытки. Я не ожидаю, что у вас сразу получится. – Какаши лениво наблюдал, как три его ученика подняли с мягкой земли орудия и разошлись по разным деревьям. Признаться, ему было очень интересно увидеть, как каждый из них справится с этим заданием.

Наруто подошел к своему дереву, но не стал сразу бежать. В последнее время он имел больший успех, когда сначала наблюдал за другими шиноби. Так почему бы не сделать то же самое и сейчас?

Саске начала первой. Узумаки активировал свои глаза и начал пристально смотреть за тем, как работала чакра темноволосой девочки. Она сумела пробежать по стволу семь шагов, прежде чем древесина не выдержала большого количества энергии. Куски коры отлетели от ствола, куда в последний раз ступила нога куноичи, и Саске, сделав сальто в воздухе, грациозно приземлилась на землю.

Наруто подумал, что посылать слишком много чакры была не самая лучшая идея. Ведь, судя по всему, бедное дерево не могло неограниченно впитывать ее.

Следующей была Сакура. Она сложила печать концентрации и пустила энергию в свои ноги. Ее аура была одного цвета с глазами – серо-зеленого. В отличии от Саске, розоволосая девочка сумела подняться до достаточно толстой ветки, на которую она и села, улыбаясь.

Ну, как, сенсей? – радостно спросила куноичи.

И была вознаграждена довольной улыбкой Какаши.

Отличная работа, Сакура!

Даже Наруто был впечатлен. Еще его заинтересовало почему у Сакуры был такой хороший контроль над чакрой, учитывая, что он очень редко видел, чтобы она тренировалась. Если не считать, конечно, постоянного надоедания Саске своими разговорами, но это вряд ли могло считаться упражнением для улучшения контроля.

Сакура повернуться к объекту своей одержимости, лицо которой было задумчиво.

Я молодец, правда, Саске-сан?

Учиха даже не взглянула на нее, хотя и пробурчала что-то.

А ты, Наруто? Или будешь стоять все утро?

Мальчик повернулся к Какаши, который переключил свое внимание на новую жертву.

Сейчас начну, сенсей.

Он уже примерно понял, что нужно делать. Так же, как Сакура и Какаши, следовало посылать в дерево только определенное количество чакры. Если использовать слишком много, то дерево не выдержит, а если слишком мало, то ступни «не приклеятся» к стволу. Вроде, все правильно.

Наруто подошел к дереву и поставил ногу на шершавый ствол, перпендикулярно поверхности.

Тебе лучше разбежаться, Наруто.

Генин отрицательно покачал головой и сконцентрировался на своей чакре, регулируя ее. К его удивлению, это было довольно просто сделать. Когда он посчитал, что нашел правильное количество, то начал осторожно тянуть ногу на себя, удерживая постоянный поток чакры. Его нога не сдвинулась с места.

Наруто широко улыбнулся.

Он медленно поднял левую ногу, поставив ее на ствол, концентрируя свою чакру теперь в обоих ступнях и своей спине(чтобы не переломиться из-за действия гравитации). Затем он уменьшил количество чакры в правой ноге и сделал маленький шажок. И повторил снова...

Беловолосый генин начал уверенно подниматься по стволу.

Это был медленный процесс, но уже через десять секунд, он поднялся на уровень Сакуры. Правда, в отличии от нее, он продолжил свой путь наверх. С каждым шагом у него появлялась уверенность в собственных силах и улучшался контроль над чакрой. Когда мальчик достиг одну из верхних веток, он развернулся на каблуках и взглянул на товарищей по команде.

Все трое шокировано наблюдали за его восхождением.

Это было очень... неожиданно, Наруто, – выдал Какаши.

И почему это?! – взорвался генин. – Почему я не должен был сделать то, что смогла сделать Сакура?

Ну, у тебя намного больше чакры чем у наших девочек и, соответственно, тебе должно быть труднее ее контролировать.

Наруто кивнул, осознав логику в словах наставника. Чувство досады хоть и отступило, но оставило горький привкус во рту.

Насколько больше? – уточнила Саске, в ее черных глазах появился странный блеск, будто она рассматривала вещь, которую собиралась купить. Правда, эта глупая «вещь» еще не знала об уготованной ей судьбе.

Джоунин задумчиво потер подбородок.

Очень много для генина. Объем чакры Наруто примерно равен моему.

Саске удовлетворенно кивнула. Она тряхнула густой гривой черных волос и вновь сделала попытку подняться. В этот раз девочка без проблем добралась до уровня Сакуры, а еще через пять секунд оказалась на самой вершине.

Какаши на минуту ушел в свои мысли, а когда обратил внимание на ожидающих его решения учеников, сказал:

Признаться, я не думал, что вы так быстро освоите это упражнение. Но раз уж так получилось...

Каге Буншин но Дзютсу!

Рядом с Какаши появился теневой клон.

Саске и Сакура пойдут со мной к причалу, чтобы освоить хождение по воде. Потом, я лично научу вас паре техник.

А что будет делать я, сенсей? – Наруто спрыгнул с дерева.

То же самое, но возле лесного озера, чтобы тебя... мм... не смущал вид мокрых куноичи, – голос мужчины сочился довольством от хитрой мести, которую он придумал для Наруто за тот взрыв.

Какаши-сенсей, лучше помоги мне освоить Шуншин но Дзютсу!

Давай решим, чем ты будешь заниматься после того, когда придем на место.

Выбрав подходящее место, клон Какаши заставил мальчика бегать по дереву в течении десяти минут, пока не убедился, что Наруто действительно овладел упражнением. Было почти невероятно, что двенадцатилетний ребенок, с объемом чакры сильного джоунина, научился так быстро ее контролировать.

Возможно, это гениальная кровь родителей начала проявляться?

Какаши стало немного стыдно за свои старые мысли, ведь юный Узумаки никогда не давал ему причин сомневаться в своем таланте.

Я знаю, что ты хочешь побыстрее овладеть новой техникой, но тебе было бы лучше сначала научиться использовать чакру для увеличения скорости и силы в бою. Это фундаментальный навык тайдзютсу высокого уровня.

Узумаки, немного подумав, согласно кивнул.

Хорошо. Но я все же хочу выучить Шуншин! О, и я помню ту технику, с помощью которой ты закопал Учиху в землю во время командного теста. Ее я тоже хочу выучить.

Какаши тяжело вздохнул. В последнее время он часто это делал. Ну, по крайней мере, Наруто хотел учиться. Асума постоянно жаловался, что его генинов было очень трудно заставить работать.

Я действительно не думаю, что у тебя быстро получится овладеть техникой на основе Дотона. Кроме того, для использования Шинджуу Заншу но Дзютсу тебе сначала нужно будет выучить Дончу Сенко но Дзютсу. Но давай поступим так... Сейчас я объясню тебе, как ходить по воде и одновременно усиливать тело чакрой, а когда ты начнешь выполнять упражнение, я покажу твоему теневому клону эти техники.

А что насчет Шуншина?

Им ты сможешь овладеть и сам, после освоения ходьбы по воде.

***

Этот недомерок сразу не понравился Наруто.

Вы все умрете! Никто не сможет одолеть Гато!

Генин, скрипнув зубами, прошипел:

Ты хоть понимаешь, что мы здесь из-за твоего деда, а? И если мы погибнем, то он, ты и твоя мать будете следующими?

Наруто, оставь его в покое!

Узумаки повернулся лицом к розоволосой куноичи; его лицо исказилось от ярости. Инари использовал этот момент, чтобы убежать из гостиной комнаты. Но Наруто не обратил внимания на исчезновение этого мелкого засранца, который только и мог, что ныть...

Забуза правильно сказал о детишках, которые играют в ниндзя. Но среди нас ты самая никчемная. Так что закрой рот и лучше иди потренируйся! Или ты думаешь, что каждый раз кто-то будет спасать твою задницу?

Мальчик знал, что говорил жестокие вещи, но ему было плевать.

Сакура поражала его своим поведением. Неужели она не понимала, что жизнь шиноби – это не дебильная погоня за Учихой? Еще Наруто не нравилось, что она постоянно пыталась унизить его или пыталась им командовать без всякой причины. Самое же плохое было в том, что Харуно Сакура абсолютно ничего из себя не представляла, как куноичи. Она была абсолютно бесполезным, мертвым грузом команды. Действительно никчемное существо. Все на что она сгодится через пару лет – если выживет, конечно – это раздвигать ноги на дешевых заданиях по соблазнению.

Наруто высказал все, о чем только что думал.

И с некоторым удивлением увидел, как она расплакалась и убежала, услышав тяжелую правду. И эта дура считает себя куноичи?

Наруто... – тихо произнес Какаши, но в его голосе отчетливо слышалось недовольство. Неужели мальчик ничего не понял, когда он рассказывал о связи между товарищами по команде?

Узумаки с вызовом посмотрел на пораженных его словами людей в комнате. Даже Саске глядела на него как-то странно.

Я сказал правду! И надеюсь, что она измениться. – Он встал из-за стола и подошел к двери. – Сегодня моя очередь охранять дом, так что я пойду на позицию.

Выйдя на улицу, Наруто запрыгнул на крышу небольшого двухэтажного домика, где сразу же с комфортом устроился. Тут было самое удобное место для наблюдения за окрестностями.

Вот уже неделю ничего не было слышно ни о Гато, ни о Забузе. Ниндзя из Команды Семь поочередно тренировались, охраняли стройку и дом Тазуны. Последнее они делали, чтобы родственников алконавта не захватили в плен. Признаться, Наруто был доволен временем, проведенным в Стране Волн. Его мастерство шиноби неуклонно росло.

Наруто тряхнул головой, прогоняя лишние мысли. Он увидел, как скрылись за деревьями спины его товарищей и Тазуны, шедших в направлении стройки. «Супер Мост Тазуны» называл старик свое детище, и мальчик был с ним согласен, этот мост действительно поражал своей монструозностью.

Теплое солнце, прохладный ветерок и шелест листвы деревьев навевали сон. Через пару минут борьбы с соблазном, Узумаки решил ему уступить.

Он создал теневого клона.

Разбудишь меня в случае чего...

И не слушая тихих ругательств клона, отправился в страну грез.

Через несколько часов Наруто проснулся от не слишком нежного толчка в бок. Клон молча показал на двух роунинов, идущих в сторону дома, и развеял себя.

Ои, вы кто такие? – Наруто встал в полный рост и окликнул мужчин. Это был не самый умных ход, но в голове мальчика все еще не развеялись остатки сна. «Ах, эта милая голая Ино в огромной чашке рамена!» Хорошо хоть клон догадался стереть свою память, прежде чем исчезнуть.

Это должно быть один из тех ниндзя, – кивнул на генина один из роунинов.

Давай прикончим его побыстрее и развлечемся с дочкой Тазуны, – второй мерзко улыбнулся, подписав свой приговор. Нормальные люди так не улыбаются, решил мальчик, складывая печати...

Катон: Гокакью но Дзютсу!

Огромный огненный шар поглотил врагов, прежде чем они осознали, что происходит. Вопли заживо сжигаемых людей смешались с аппетитным запахом жаренного мяса.

Наруто резко выдохнул. Он явно перестарался. Именно из-за таких вот моментов простые люди до дрожи в коленях боялись шиноби. Если ниндзя – даже обычный генин – захочет убить гражданского, то ему может помешать лишь другой ниндзя.

Выглянувшие на крики Тсунами и Инари с ужасом уставились на эту картину.

Спрячьтесь где-нибудь! – крикнул Наруто и побежал к мосту. Он был уверен, что Гато и Забуза сделали свой ход.

Через три минуты Узумаки с ветки дерева смотрел на клубящийся туман и трупы бедолаг, не успевших сбежать с места битвы шиноби.

Где-то дальше на мосту Какаши бился с Одноруким Забузой. И, судя по всему, тяжелое увечье не сильно уменьшило опасность Мечника. Сакура стояла с кунаем в руке перед Тазуной. А Саске...

А Саске сражалась с шиноби в маске.

И глядя на темноволосую куноичи, Наруто не мог не поразиться ее талантам. Девочка очень эффективно использовала чакру для увеличения своей скорости и силы в бою – навык, которым Узумаки пока не мог похвастаться.

Не удивительно, что все называли Учиху гением.

Но и ее противник был силен. Сначала Наруто удивила способность фальшивого оинина делать печати используя лишь одну руку. Но еще более поразительны были его техники! Узумаки с трудом поверил своим глазам – которые были заранее активированы, – когда арктическая аура этого ниндзя приняла медленно текущие свойства воды и быстро кружащиеся свойства ветра.

Саске, на невероятной для генина скорости, удалось уйти с траектории полета сотен ледяных игл. Наруто даже показалась, что она использовала примитивную версию Шуншина, с которой он так же еще не разобрался.

Впрочем, Узумаки не долго огорчался своему отставанию в навыках, все же он сам кое-чему научился лишь наблюдая за этой битвой. Было похоже, что если смешать два элемента, то они создадут новый. Прежде, он даже не слышал о подобном!

Туман медленно распространялся и это начало волновать Наруто. Скоро он перестанет видеть и Сакуру с Тазуной и Саске с ее противником. Насколько мальчик мог определить, используя свои активированные глаза, этот туман был заполнен чакрой Забузы, с помощью которой нюкенин чувствовал в нем своих врагов и поддерживал дзютсу.

Эти мысли отошли на второй план, когда Наруто заметил, что подручный Забузы, устал сражаться по правилам Учихи. Он быстро сделал серию каких-то печатей и генин снова заметил, как в ауре врага вода смешалась с ветром.

Широкие, но тонкие куски льда начали подниматься в воздух: материализуясь они начали собираться в странный купол из пары десятков ледяных зеркал. Саске оказалась заперта внутри.

Чаша весов склонилась на сторону нюкенинов.

Узумаки Наруто решил, что пришло время действовать.

Он спрыгнул на землю и начал аккуратно складывать серию печатей.

***

Саске осознала, что попала в беду.

Ниндзя с ледяным кеккей генкаем запер ее в тюрьме из застывших зеркал, и не собирался выпускать. А еще ее враг очень быстро перемещался из одного куска льда в другой, осыпая тучей сенбонов.

Это было не только больно, но и унизительно...

К счастью, ей пока удавалось уворачиваться от атак или отбивать большинство игл своими кунаями.

Какаши оказался прав, когда говорил, что куноичи должны делать ставку на ловкость и скорость.

Подгадав момент, она молниеносно сложила серию печатей и выдохнула струю огня, которая, к сожалению, не смогла расплавить неестественный лед.

Интересно, а смог бы Наруто?

Девушка, тряхнула головой и перекатом ушла от очередной атаки. Глупо... Сейчас было не время думать об этом придурке.

Куноичи знала, что находится в скверной ситуации, но продолжала выживать. Она начала лучше видеть движения и атаки своего противника – скорее всего, у подручного Забузы кончалась чакра.

Значит, нужно сильнее измотать врага, решила Учиха.

Проколы, ссадины и порезы болели, но она все еще могла сражаться. Главное было аккуратно и вовремя вынимать немногие сенбоны из своего тела. Если бы она не делала этого, то стала похожа на ежа. Проблемой было то, что у нее начала кружиться голова от всех этих повреждений и кровопотери. Внезапно, в ней начал просыпаться страх.

С ужасом, Саске осознала, что сегодня может умереть.

Нет, она была гением из клана Ухича и не могла погибнуть! Не здесь и не так!

К сожалению, способность видеть атаки не означала, что она могла от них уклониться. Все свои силы Саске направила на выживание. Защитить слабые места и органы стало ее приоритетом. Она надеялся, что Какаши придет на помощь, и как можно скорее!

Но почему ей хотелось увидеть совсем другого спасителя?

...А в следующую секунду опора исчезла из под ее ног.

***

Ха! Ты выглядишь, как кровавая подушечка для булавок!

Что за дерьмо, дебил! Я его почти убила.

Ага, по тебе видно...

Наруто потащил Саске по туннелю, сделанному им в толще моста.

Это было нелегко, но он овладел Дончу Сенко но Дзютсу два дня назад. Секрет техники заключался в том, чтобы одновременно уменьшать плотность земли и двигать ее чакрой.

Естественно, к монолитному мосту пришлось приложить много больше усилий, чем к обычной земле, особенно учитывая перекрытия и арматуры, которые приходилось огибать или двигать. Но Наруто справился с этой непростой задачей.

У тебя есть план или ты собираешься опять сделать какую-нибудь глупость?

Ты считаешь свое спасение глупостью? Я ведь могу вернуть тебя обратно. – Наруто вылез из дыры далеко за пределами ледяной конструкции.

Через секунду Саске появилась из недр моста вслед за ним, и начала вытаскивать оставшиеся сенбоны из своего тела.

Вот дерьмо. – Узумаки оглянулся вокруг, но особо ничего не увидел из-за тумана.

Он моргнул под очками, когда его взгляд остановился на лице девочки.

Саске, у тебя прорезался шаринган.

Правда? – в ее голосе послышалось недоверие.

Получив подтверждающий кивок, Саске мягко улыбнулась. Наруто, неожиданно для самого себя, захотел, чтобы она чаще это делала.

Постой... Это плохо... – сказала куноичи.

Почему?

Я думала, что фальшивый оинин начал двигаться медленнее, потому что у него кончалась чакра, но на самом деле – это я смогла различать его движения на более высокой скорости. А это значит, что он все еще очень опасен.

Действительно, плохо.

Наруто начал терзать свой мозг, пытаясь что-нибудь придумать. Он был уверен, что вместе с Саске они смогут одолеть врага, если бы не туман... Эта мысль заставила мальчика замереть.

Сейчас кое-что проверю.

О чем ты говоришь?

К Наруто пришла совершенно безумная идея. Впрочем, здесь не было ничего нового, его идеи всегда казались безумными для других людей.

Он видел чакру, заполняющую туман и, следовательно, мог с ней что-то делать, правда?

Вспомнив уроки основ фууиндзютсу в Академии, генин решил попробовать запечатать чакру. Вот только как и во что? Вновь активировав свои глаза, он начал пристально рассматривать белую мглу. Секунды шли, но новые мысли не появлялись. Случайно, его взгляд упал на свое светящееся тело, которое переливалось тысячей цветов и оттенков.

«А что если сделать свою чакру схожей с чакрой Забузы, а потом вернуть ее в себя, как возвращается чакра от теневых клонов?»

Наруто решил попробовать.

Он захотел, чтобы его чакра стала такой же, как та, что он видел перед собой.

И что-то изменилось...

Вокруг его разноцветного тела появилась сфера из чакры, схожая с энергией Забузы.

Узумаки вытянул руки и сконцентрировался на этой сфере, вошедшей в контакт с туманом, который он теперь даже чувствовал.

Наруто мысленно приказал энергии вернуться в свое тело. Его действия не поддавались логике, лишь инстинктам.

Фудзютсу Киуин!

Полупрозрачная сфера стала видимой невооруженным додзютсу глазом.

Сначала медленно, но с каждым мгновением все быстрее, чакра из техники начала засасываться внутрь мальчика. Наруто почувствовал, как она становиться его собственной, восполняя то, что он истратил на земляное ниндзютсу.

Начиная с другого конца моста, туман, не способный себя поддерживать без чакры, начал опадал на землю каплями воды.

Саске непонимающе смотрела на сферу и на своего товарища по команде. Даже ее шаринган видел лишь само действие поглощения чакры из Киригакуре но Дзютсу, но не то, как Наруто делает это. А следовательно, она не могла скопировать это.

Когда туман полностью исчез, Учиха пораженно спросила:

Что это было?

Наруто с трудом вышел из состояния охренения от собственной крутости.

Моя новая техни... – Наруто не успел договорить. Он краем глаза заметил какое-то движение и инстинктивно закрыл собой девушку.

Острые иглы вошли в его тело, отправляя сознание в пучину тьмы.

***

Когда Наруто очнулся, то первым, что он увидел было лицо Саске, по которому текли слезы, а еще белый снег, что падал с чистого, голубого неба...

***

У Тазуны ушло две недели, чтобы починить повреждения и закончить свой мост. К этому времени, все уже мечтали о возвращении в Коноху.

Как-то так получилось, что отношения между членами Команды Семь стали лучше. Дыхание смерти, опалившее их, сплотило ребят.

Какаши начал усиленно тренировать Саске, сославшись на пробудившийся шаринган. К счастью, джоунин не забыл и двух других генинов, показав им пару техник для самостоятельного изучения.

Наруто, будучи собой, остервенело кинулся тренироваться. Он выучил новые дзютсу и принялся оттачивать до совершенства все свои существующие навыки. Особое внимание он уделил уникальной способности поглощать чакру из техник. В этом ему помогли теневые клоны, которые не боялись раз за разом подставляться под огненные шары и струи воды.

Когда пришло время возвращаться домой, команда шиноби прошла по новому мосту и покинула остров с чувством гордости за хорошо выполненную работу.





Глава 6

Команда Семь возвращалась с курьерского задания по доставке свитка в приграничный городок, когда на Какаши спикировал ястреб с красной повязкой на лапе. Джоунин спокойно отцепил маленький свиток с хищной птицы, развернул его и принялся читать, не обращая внимания на вопросительные лица генинов.

Наруто каким-то шестым чувством понял, что ничем хорошим это не кончится. А ведь эта миссия не должна была занять больше одного дня! Мальчик хотел побыстрее вернуться в Коноху и продолжить свои эксперименты с додзютсу.

Какаши-сенсей, что случилось? – Сакура знала, что таких птиц используют в Конохе для доставки срочных сообщений.

Джоунин убрал свиток в сумку на ремне и, вздохнув, ответил:

Нам придется сделать крюк, прежде чем вернуться домой. Судя по всему, внучка нашего Дайме заехала в деревню Акасаки по пути в столицу. Команде Семь было приказано сопроводить ее.

Саске скривилась так, будто съела кислый лимон. Меньше всего ей хотелось нянчится с избалованной дурочкой.

Почему именно нам было поручено это задание?

Какаши сощурил глаз в своей запатентованной улыбке.

Видимо, мою милые ученики произвели очень хорошее впечатление на Мадам Шиджими.

Наруто хмыкнул, вспомнив жену Дайме и ее проклятого кота Тору.

Ои! А где находится эта деревня?

На севере. Если мы двинемся напрямик, то достигнем ее через пару часов.

Какаши запрыгнул на дерево, зная, что генины последуют за ним.

Путь до Акасаки был скучен для всех, кроме Наруто. Мальчик обожал передвигаться, прыгая с дерева на дерево. В такие моменты он всегда чувствовал душевный подъем и какую-то легкость.

Эта часть Страны Огня была наименее населенной. Задолго до основания скрытых деревень клан Сенджу звал эти места своей родиной. И большинство людей, желающих здесь поселиться, просто исчезало. Но со временем, на этих землях все же появилось несколько богатых поселений. Причина этому лежала в необычайных деревьях, росших в дремучих лесах Сенджу. Некоторые люди даже считали, что здешняя фитосистема была разумна. Большинство историков склонялись к тому, что эти деревья были выращены до Хаширамы другими Сенджу, также владевшими легендарным кеккей генкаем Мокутон. Именно деревообрабатывающая промышленность стала источником благосостояния местных жителей. Первое время многие люди думали, что обширные вырубки могут привести к исчезновению священных лесов Сенджу, но это оказалось не так. Скорость, с которой здесь росли новые деревья, была намного выше чем в других местах. Стоит ли говорить, что последняя официальная наследница Сенджу и собственница этой земли, Тсунаде, являлась очень обеспеченным человеком? Ежегодная прибыль от сдачи лесов в аренду составляла огромную сумму, равную бюджету некоторых малых стран. Впрочем, это не мешало Легендарной Куноичи иметь не менее легендарный долг от азартных игр. Единственный род шиноби, имевший столь же обширные земельные владения в Стране Огня как Тсунаде, был клан Нара, разводивший оленей.

Первым признаком случившейся беды, замеченным Командой Семь, являлся, поднимавшийся в небо, столб черного дыма. Деревня Акасаки горела.

Приготовьтесь, – приказал Какаши и увеличил скорость. Инстинкт джоунина кричал о скорой битве.

Где-то слева прогремел взрыв, и Команда Семь немедленно изменила направление своего движения.

Первое, что увидел Наруто, когда достиг места сражения, была смерть невзрачного шиноби, защищавшего девочку лет семи в богатом шелковом одеянии. Нападавших было трое и все они были одеты как АНБУ со странными масками, разрисованными цветочным орнаментом. На их броне были видны следы крови и копоти.

Какаши среагировал первым. Используя Каварими но Дзютсу, он заменил себя девочкой, которая упала в руки Сакуры.

Почему АНБУ Кусагакуре но Сато напали на Нахо-химе?

Опустившееся на поляну напряжение можно было резать ножом.

АНБУ переглянулись и даже Наруто понял, что сейчас их будут убивать, как свидетелей похищения. Вряд ли Кусагакуре была готова к полномасштабной войне с силами Страны Огня и Конохи.

Хатаке Какаши, – прошептал один из АНБУ, и у беловолосого генина сложилось впечатление, что он был крайне раздосадован и испуган появлением легендарного джоунина.

Нам следует отступить, – высказался самый низкорослый из вражеских ниндзя. По голосу, юный Узумаки определил, что это была совсем молодая девушка.

Сакура, Наруто, забирайте принцессу и уходите отсюда. Ваша задача защитить ее любой ценой. Я и Саске разберемся с врагами.

Харуно, коротко кивнув, подхватив принцессу и немедленно рванула с поляны. Все в мире знали, что АНБУ являлись элитными шиноби, и обычные генины не имели и шанса против них.

Секундой позже Наруто последовал за куноичи. Позади него шары огня начали взрываться, встречаясь со стенами земли и струями воды.

У юного Узумаки только успела промелькнуть мысль о том, сколь долго Сакура сможет поддерживать подобный темп движения, как на их пути возник новый противник – еще один АНБУ Кусагакуре, которого не было среди врагов, оставшихся с Какаши.

Удивленная куноичи спрыгнула с ветки на землю и, сделав серию печатей, крепко прижала к себе принцессу. Наруто довольно кивнул, осознав, что только благодаря своим особенным глазам, он может их видеть за маскирующей иллюзией.

Каждый шиноби, прежде всего, должен знать себя. Эту простую истину Наруто осознал во времена учебы в Академии. Потому, зная о своих слабых и сильных сторонах, мальчик понимал, что его единственным шансом на победу над АНБУ является ставка на ниндзютсу.

Узумаки активировал свое додзютсу и тут же заметил чакру АНБУ, но совсем не там где ожидал. Настоящий шиноби затаился в густой кроне дерева над своим клоном. Очень простой, но от этого не менее эффективный обманный маневр.

Наруто сосредоточился, складывая печати.

Суитон: Мизураппа!

Мощная струя воды, выплюнутая Наруто, устремилась к вражескому шиноби, заставив его покинуть свое укрытие. Но генин еще не закончил. Он знал, что как только АНБУ вступит с ним в ближний бой, то мгновенно перехватит инициативу.

Киригакуре но Дзютсу!

Клубящийся туман, который образовался из воды, использованной в предыдущей технике, за пару секунд покрыл небольшую часть леса. Сейчас Наруто, как никогда прежде, был рад, что уговорил Какаши научить его дзютсу, скопированному у Забузы.

Использовав короткий Шуншин, мальчик сменил свою позицию на нижнюю ветку соседнего дерева.

В этом тумане аура АНБУ была подобна факелу для додзютсу генина. В то время как у ниндзя из Кусы осталась лишь одна цель – место, где предположительно должны были находиться Сакура и Нахо. Да и то, мужчина не был уверен продолжали ли они стоять там же.

Наруто начал кидать в противника кунаи, постоянно меняя свою позицию, но тот каким-то образом чувствовал их приближение и каждый раз успевал уклониться.

Не прошло и десятка ударов сердца, как АНБУ наскучила эта игра и он начал готовить какое-то дзютсу. Узумаки нахмурено заметил, что в ауре противника появился Элемент Ветра, но еще больше его поразило количество чакры, которую шиноби стал концентрировать в своем теле. Глупо, наверно, было надеяться на то, что вражеский шиноби даст легко себя убить.

Фуутон: Атсугаи!

Никогда прежде Наруто не видел столь мощной техники. Огромное торнадо сжатого воздуха с легкостью вырывало вековые деревья на своем пути и перемалывало их в труху. Стоит ли говорить, что туман не продержался и секунды?

Беловолосый генин мгновенно среагировал, рванув к Сакуре, с помощью Шуншина. Он прекрасно понимал, что если внучка Дайме погибнет, то и им не пережить недовольство владыки Страны Огня.

Наруто появился перед сжавшимися девочками и вытянул руки, бесстрашно встречая надвигающуюся смерть.

Фудзютсу Киуин!

Воздушная техника вошла в контакт со сферой. Узумаки почувствовал, как огромное количество чакры вливается в его тело. Он даже испугался, что не сможет удержать свое дзютсу из-за переизбытка энергии, но через несколько секунд буря улеглась, явив чудовищные разрушения.

Наруто, по ауре АНБУ, понял что тот находился в состоянии шока от увиденного. Мужчина не ожидал, что генины смогут пережить эту атаку.

Мальчик хищно оскалился.

АНБУ рванул на Наруто и только врожденные рефлексы позволили ему уклониться от первого удара, избежав обезглавливания. Ниндзя-то молниеносно мелькало в опасной близости с телом генина, не давая ему сосредоточиться или хотя бы разорвать дистанцию.

...Что-то с глухим треском провернулось в мозгах юного Узумаки, а глаза защипало...

Казалось, что он более четко начал понимать намерение, которое отражалось в чакре. Странные цветные образы заполнили сознание генина, позволяя реагировать на малейшие действия противника.

Нет. Он начал реагировать еще до того, как его враг совершал действие. Даже до того, как в голове АНБУ появлялась мысль о каком-либо действии.

Смертельный танец на маленькой лесной поляне продолжился. Но подросток с неестественной легкостью уходил от каждой атаки. Это было так... просто.

Если шаринган Саске позволял ей реагировать на действия, обрабатывая информацию о траектории движения, о сжатии и расслаблении мышц и о скорости движения чакры, то додзютсу Наруто, сквозь чакру получало знание, что брало прямо в подсознании вражеского шиноби.

Сакура кинула пару шурикенов, заставив мужчину отвлечься на их парирование.

Это все, что было нужно Наруто.

Он сжал и скрутил чакру в своем теле, подобно пружине, и в быстрейшем Шуншине, на который был способен, вошел в личное пространство противника.

...Его удар кунаем оказался отбит лезвием ниндзя-то.

АНБУ был быстрее, физически сильнее и обладал большим опытом, но в генине бурлила чакра, поглощенная из вражеской техники.

Узумаки стиснул зубы.

Шинра Тенсей!

Гравитационная волна ударила Куса-нина с силой мчащегося поезда из Страны Снега, откинув далеко назад. Только годы беспрерывных сражений позволили мужчине не погибнуть сразу, в достаточной мере усилив тело чакрой. Впрочем, поломанные кости и практически обращенные в кашу внутренние органы не оставляли надежды на спасение.

Наруто приготовился обрушить еще одну атаку, но, внезапно, зеленое НЕЧТО, ударом ноги, поставило точку в этой битве...

ДИНАМИЧЕСКИЙ ВХОД!

Голова АНБУ Кусагакуре но Сато с чавкающим звуком оторвалась от тела, из которого ударил фонтан алой крови.

Наруто моргнул. И дрожащими руками сложил печать концентрации, пытаясь прервать гендзютсу.

Но странный мужчина в зеленом облегающем трико продолжал улыбаться, встав в гордую позу.

Было в этом что-то завораживающее... И жуткое...

Кай! – ничего не произошло.

Кай!

Кажется вид Гай-сенсея сломал этого мальчика, – раздался голос позади Наруто.

Это не удивительно, Тентен.

ЙОШ! Я буду тренироваться еще больше, дабы Пламя Моей Юности горело столь же ярко как у Гай-сенсея!

КАЙ! КАЙ!

***

Как Наруто и предполагал, для шиноби не было работы выгодней, чем спасение принцесс. Пусть даже таких маленьких и капризных, как Нахо-химе. Главное, что не ему выпала «великая честь» возится с этой наглой девчонкой. Зато из Сакуры получилась отличная нянька. Кто бы мог подумать?

В таких размышлениях Наруто бродил по огромному замку, пытаясь придумать себе занятие. Но на ум, как назло, ничего не шло.

Древняя резиденция Дайме Страны Огня стояла в центре столицы, и остальные дома в городе, словно в страхе перед ее величием, не решались приблизиться и нарушить невидимую границу владений. С первого взгляда становилось заметно, что владыка страны не боится нападения. Ров, опоясывающий территорию поместья, был неширок. Над каменной кладкой стен высотой в пять человеческих ростов свисали ветви древних сосен, и при желании по ним не составило бы труда перебраться на территорию, но уже очень давно ни у кого не возникало охоты проделать подобное.

Мимо Наруто беззвучно скользили слуги. Большинство из них были одеты в дорогие шелка. Но несмотря на это, они всем своим видом показывали смирение и даже некоторое подобострастие. Подобно шиноби из древних кланов этих людей начинали учить ремеслу с раннего детства. Слуги даже общались между собой тихо и только по делу, будто боясь потревожить покой своих хозяев и их гостей.

В переходах, больше для вида, стояла вооруженная стража, провожающая чужака пристальными взглядами. Впрочем, юный Узумаки знал, что истинными защитниками Дайме являлись Стражи Огня.

Так и не найдя, чем себя занять, Наруто решил вернуться в свои покои, которые делил с наставником. Девушек, в соответствии с какой-то древней традицией, поселили в другом крыле замка.

Когда он вошел в большую, светлую комнату – довольно просто обставленную, – то сразу заметил древнего старичка, сидевшего перед низким столиком и мирно беседовавшего с Какаши.

Появление мальчика не осталось незамеченным и сенсей поманил Наруто к себе.

А вот и один из моих генинов, о которых мы говорили, Ринтаро-сан.

Приятно познакомиться, – мальчик коротко поклонился. – Меня зовут Узумаки Наруто.

Старик оглядел его с ног до головы, покивал своим мыслям, молча поднялся и вышел из комнаты.

Ээ? – Наруто недоуменно уставился на учителя.

Какаши усмехнулся.

Этот человек, Ринтаро Шен, является одним из ближних домашних слуг Дайме. Он имеет право говорить только с людьми, чьи имена записаны в специальном свитке.

Наруто устало потер виски. У него складывалось ощущение, что этот замок – со всеми его странными обычаями и правилами – находится на другой планете.

И что ему было нужно?

Джоунин достал из кармана свою оранжевую книжку, но все же ответил:

Он пришел узнать общие сведения о вас, чтобы передать их своему повелителю. Видишь ли, среди высшей знати считается неприличным приглашать за свой стол людей, о которых ты вообще ничего не знаешь. – В голосе Какаши появились странные нотки. – Ты ведь не забыл, что за спасение Нахо-химе нам оказана величайшая честь отужинать в семейном кругу с блистательным Дайме Страны Огня.

Мальчик скривился, но его учитель лишь покачал головой.

Наруто, о «величайшей чести» я говорю абсолютно серьезно, – тихо сказал джоунин. – Даже многие родственники Дайме не могут похвастаться подобным.

Он помолчал десяток секунд и добавил:

И мне это не нравится.

Почему? – удивился генин.

Можешь считать это голосом моей паранойи.

Кстати, – вспомнил Наруто, усевшись на татами. – А нам не придется одеваться в какие-нибудь глупые наряды для этого ужина?

Какаши критическим взглядом оценил одежду мальчика. Наруто был одет в темные штаны, забинтованные у голенищ, и тяжелую серую куртку с глубоким капюшоном и высоким воротником, что скрывал нижнюю часть его лица. Джоунин, правда, был уверен, что под курткой таилась рыжая рубаха, которые так любил его генин, но это не имело особого значения. Если сюда добавить защитные очки, то образ настоящего, серьезного шиноби был закончен.

Мм... Если бы мы были обычными людьми, тогда да... Но шиноби являются исключением из правил.

Следующие два часа прошли довольно тихо. Какаши читал порнуху, время от времени, поглядывая на своего генина с нечитаем выражением на лице. А Наруто, с упорством барана, пытался нанести фууиндзютсу символ на чистый лист, с помощью прикосновения руки и своей чакры. К сожалению, он пока не добился в этом деле никакого успеха.

Перед ужином за ними зашла симпатичная служанка, которая зарделась от оценивающего взгляда Какаши, и проводила их к большому залу, возле дверей которого уже ждали Саске и Сакура.

Когда Команда Семь появилась в традиционном зале, оказалось, что другие участники ужина уже присутствуют на месте. Стоило Какаши переступить порог, как тихий разговор между Дайме и его женой прекратился и они одновременно повернулись к шиноби. Помимо госпожи Шиджими, в ряду, что был справа от владыки Страны Огня, сидел всего один человек. А места слева предназначались для гостей.

Проходите, мои дорогие! Садитесь... – засуетилась полная женщина. – Мой дорогой муж так хотел с вами познакомиться.

Сам Дайме не произвел на Наруто особого впечатления. Это был худой человек с некрасивым, глупым лицом. Одежды его были расшиты самоцветами и жемчугами, отчего мужчина напоминал попугая, в руках он держал веер, которым часто обмахивался, а голову венчала уродливая церемониальная шапка, довершая образ ничтожества.

Впрочем, юный Узумаки не был настолько глуп, чтобы купиться на эту маску. Только полный идиот мог бы забыть, что находится в присутствии одного из самых могущественных людей в мире.

Двое Стражей Огня, скрытых какой-то техникой, стояли за его спиной, готовые защитить своего повелителя в любой момент.

Когда ниндзя расселись на предложенные места, тихие слуги поставили перед ними специальные подставки, заполненные подносами и чашками с едой.

Наруто заметил, как пристально Дайме наблюдает за ним. С любопытством, внимательно, изучающе. И у мальчика возникло ощущение, что именно он стал причиной этого ужина. Хотя этого просто не могло быть! Скорее, мужчина хотел оценить потенциал наследницы клана Учиха.

Прямо напротив Наруто оказался худой, нервный юноша с нездоровым цветом лица человека, мало бывающего на свежем воздухе. Его тонкие пальцы, казалось, постоянно находились в движении. Это был младший сын Дайме. Старший наследник, отец Нахо-химе, управлял одной из прибрежных провинций.

От осторожного разглядывания, Наруто отвлекли слова правителя:

Я очень рад... Да... Очень рад приветствовать уважаемых ниндзя, которые спасли мою любимую внучку... Да... – Даже писклявый голос Дайме, отлично подходил к его образу.

Мы благодарим вас, владыка. – Какаши низко склонил голову.

О! – Дайме поднял маленькую чашечку и отпил из нее. – Не стоит... Это мне следует благодарить вас.

Дети, ну, что же вы не кушаете? – с материнской заботой спросила Шиджими.

Генины неуверенно переглянулись.

У меня очень стеснительные ученики, госпожа, – улыбнулся джоунин под маской и, подавая пример, подхватил палочками кусочек маринованной рыбы со своего блюда.

Как именно он сумел положить его в рот, не снимая маски, осталось загадкой не только для молодых шиноби, но и для хозяев замка.

Наруто принял завуалированный приказ наставника к исполнению и немедленно начал набивать свой рот очень вкусной едой. Разговор между Дайме, его женой и джоунином продолжился, но мальчик уже не слушал. Для полного счастья Узумаки не хватало только какого-нибудь экзотического рамена. Саске и Сакура, в отличии от него, лишь для вида отдавали дань кушаньям.

...едная Микото, она бы гордилась, увидев, как расцвела ее дочь.

Скорее не слова жены правителя, а то, как застыла Саске, заставило Наруто оторваться от увлекательного занятия поглощения пищи.

Или Узумаки Кушина... Ведь наш юный герой рос, не зная материнской любви, – с горечью произнесла женщина. – Ах, жизнь шиноби, воистину, бывает несправедлива.

Наруто с трудом удержался от того, чтобы не кинуть вопросительный взгляд на Какаши. Откуда эта тетка знала имя его матери?

Дайме, на мгновение, скрыл лукавую улыбку за веером, а затем подался вперед и прямо обратился к генину:

Скажи мне, дитя, почему ты стал шиноби?

Наруто ощутил себя кроликом, на которого смотрит огромный змей. Признаться, он не знал, что ответить. Мальчику вспомнилось, как работники сиротского дома собрали всех пятилетних детей и отвели в Академию. И никто не спрашивал, хотят ли они становиться профессиональными убийцами. Так начался его тернистый путь шиноби.

Чтобы защищать Конохагакуре но Сато и Страну Огня, – наконец, сказал он, пытаясь отделаться от пристального внимания.

Прекрасно. Просто прекрасно! Конечно, ты родился на этой земле и должен защищать ее, как истинный воин.

Узумаки выдохнул, радуясь, что буря прошла мимо.

Но... – внезапно, продолжил Дайме. – Иногда появляются обстоятельства, которые вынуждают нас принимать тяжелые решения. Ради высшего блага! – Слова падали в мертвую тишину, как тяжелые камни. – Ты знаешь, мой мальчик, что есть долг, превыше долга воина?

Н-нет.

Я говорю о долге правителя.

Все это очень, очень не понравилось генину. И Какаши, как назло, хранил молчание, медленно потягивая саке.

***

Путь от столицы до Конохи проходил в молчании.

Наруто думал.

И чем больше он думал, тем больше понимал, что многого не знает.

Но в то же время, он не был уверен, что хочет знать.

Время от времени мальчик ловил на себе взгляды Саске и Сакуры, которых распирало от любопытства.

Наруто вздохнул, решив, что нет смысла оттягивать неизбежное.

Какаши-сенсей, а что имел в виду Дайме-сама?

Джоунин оторвался от своего чтива.

Кто знает...





Глава 7

Митараши Анко расслабленно стояла в центре лесной поляны, ожидая нападение одного очень необычного генина. Ей хотелось узнать, как далеко продвинулся Узумаки Наруто под руководством Какаши?

Странное желание, да. Но неуемное любопытство всегда являлось отличительной чертой этой женщины. Возможно поэтому, Орочимару и выбрал ее?

Анко усмехнулась, прогоняя ненужные мысли.

Ей следует сосредоточиться на здесь и сейчас. Наруто не станет сдерживаться, заметив ее рассеянность, скорее, наоборот. Для подтверждения этого факта достаточно было взглянуть на дырку в плаще от атаки, что могла лишить ее жизни, если бы не чуть не запоздавшее Каварими. А еще этот шкет научился скрывать свою чакру, просто уменьшая скорость ее течения. Интересная техника, пусть и не самая эффективная.

Анко моргнула, получив информацию от теневого клона, попавшего в барьерную ловушку и уничтоженного метко брошенным кунаем. В соответствии с правилами этого тренировочного боя, ей нельзя было покидать поляну еще минуту.

Куноичи закрыла глаза, сконцентрировавшись на ощущении чакры.

Внезапно, она наклонилась вперед, уклоняясь от шурикена, прилетевшего сзади.

Обычно, такой метательный снаряд являлся не более чем жалкой помехой для ниндзя, умевших усиливать свое тело, но генин Какаши научился покрывать их чакрой, делая гораздо смертоносней. Хотя, у этого была и отрицательная сторона опытный сенсор мог ощутить энергию на орудиях, что сейчас и произошло.

Обернувшись, Анко всмотрелась в листву высоких деревьев и вовремя заметила летящую тень в слабом свете исчезающих звезд. Кунай, на этот раз. Ей хватило одного взгляда, чтобы рассчитать траекторию его движения и избежать попадания, просто отступив в сторону. Кунай также чуть изменил свое направление полета. Было похоже, что им управляли с помощью нити чакры. Интересный трюк, но против куноичи ее уровня абсолютно бесполезный. Ее собственный кунай мелькнул в пространстве, отбивая эту атаку. Теоретически, сталь покрытая чакрой должна была победить простую сталь, но на практике, того невообразимо малого мгновения контакта было недостаточно.

Впрочем, Анко признала, что объединив кунаи и шурикены, покрытые чакрой, с нитями чакры, Наруто получил быстрое, бесшумное и смертоносное оружие. И против большинства ниндзя такие атаки являлись превосходной тактикой.

Когда минута закончилась, специальный джоунин бросила небольшую дымовую бомбу и создала теневого клона. Сама Анко спряталась под землю и последовала за клоном, используя Дотон: Дончу Эйгио но Дзютсу.

Пришло время испытать Наруто в открытом бою...

Искры, сталкивающейся стали, не могли разогнать предрассветную тьму, что царила в переплетенных кронах огромных деревьев, где две тени вели позиционное сражение.

Одна из теней выплюнула полдюжины сгустков огня, пытаясь сжечь своего противника. Анко заменила себя толстой, засохшей веткой, уходя от опасности, и ответила волной воды, грозящей смыть шиноби на своем пути. Только Наруто уже покинул место откуда атаковал прежде. Простой Шуншин, объединенный с Буншином, создал остаточное изображение, которое исчезло при контакте с яростным потоком воды.

Юный Узумаки, на пределе своей скорости, рванул к специальному джоунину, быстро сокращая дистанцию. Он старался оставаться за радиусом ее периферического зрения. Казалось, что он исчезает в одном месте, только чтобы появиться в другом, иногда оставляя своих клонов, дабы запутать куноичи. Но если мальчик считал, что этого будет достаточно в сражении с ученицей Змеиного Саннина, то он ошибался. Со скоростью, о которой могли только мечтать большинство джоунинов, Анко встретила генина на полпути, прямо во время одного из его Шуншинов.

Наруто удалось отвести первый удар кулаком, направленный в висок. Ему с трудом удалось увернуться от пинка по коленной чашечке. Но третий удар, в солнечное сплетение, достиг своей цели. В большинстве случаев, такое попадание могло заставить шиноби испытать болевой шок, но Узумаки, казалось, не обратил на него внимания. Анко довольно отметила, что подросток стал лучше усиливать тело своей сверхъестественно мощной чакрой, и это дало поразительный результат.

Наруто начал ускорять течение чакры, одновременно скручивая ее в спираль. Снова и снова. Мгновение, и он вошел в тройной Шуншин, пытаясь воткнуть свое оружие в грудь женщины. Показалось, что он просто выпал из реальности. Но куноичи знала этот трюк и высоко подпрыгнула, уходя из зоны поражения. Приземлившись на верхней ветке, Анко сложила серию печатей, обрушив самое сильное Канашибари но Дзютсу, на которое была способна. Мощная чакра юного генина поборола паралич через пару секунд, но было уже поздно – Митараши Анко стояла позади мальчика, прижав холодную сталь к его горлу.

Хех, а ты стал гораздо сильнее, – усмехнувшись, сказала Анко и убрала кунай. – Сейчас сядь и расслабься, постарайся восстановить наше сражение по памяти с мельчайшими деталями, особо разбери каждое свое действие и постарайся найти совершенные ошибки. Минут через десять проведем еще один бой...

Наруто устало, но довольно кивнул. Тренировки с Анко были куда интересней, чем с теневыми клонами или Саске.

Над Конохой свернули первые лучи утреннего солнца...

***

Избитый и измученный Наруто вывалился из кустов на тренировочный полигон, который обычно занимала Команда Десять.

Ои! – беловолосый мальчик приветливо махнул рукой.

Тише, Наруто! Мы тренируемся!

Наруто еще раз оглядел открывшуюся картину.

А мне кажется, что вы бездельничаете, – в его словах была доля правда, учитывая, что три генина и джоунин лежали на мягкой траве.

Все в порядке, Наруто. Мы уже заканчиваем, – сказал Сарутоби Асума и, встав с земли, потянулся. – Что с тобой случилось?

Узумаки смущенно почесал затылок.

Хехе... провел небольшую тренировку с Анко.

Асума закашлялся от дыма, только что прикуренной сигареты.

С Митараши Анко?

Наруто кивнул, подтверждая, что джоунин не ослышался.

Пока они разговаривали, другие члены Команды Десять также поднялись с травы.

Ино промаршировала к беловолосому генину и начала с интересом рассматривать его порезанную и дырявую футболку.

А почему твоя футболка какая-то... красно-коричневая?

Наруто широко улыбнулся.

Это от моей крови, Ино.

Асума вновь закашлялся. Ино отпрыгнула подальше. Шикамару пробормотал что-то о проблемных женщинах. А Чоуджи выронил чипс, не донеся его до рта.

Так чем вы тут занимались?

Не важно. – Яманака быстро справилась с собой. – Лучше скажи, правда, что Саске пробудила шаринган?

Еще на задании в Стране Волн, – признал Наруто, не очень понимая столь огромный интерес широких масс к этому додзютсу. Казалось, что вся Коноха вздохнула с облегчением узнав, что Саске смогла пробудить свои глаза.

Теперь Ино станет совсем невыносима, – недовольно сказал Шикамару.

Девочка злобно взглянула на своего ленивого товарища и вновь повернулась к Узумаки.

Ты все еще носишь эти очки?

Ои! Это супер крутые очки, которые по своей ценности следуют сразу после Всех-Вещей-Кушина, рамена и оранжевого цвета!

Ино покачала головой и фыркнула:

Ну, да, конечно...

Кстати, что-то мои товарищи опаздывают, – Наруто почесал нос, оглядываясь. – Какаши-сенсей плохо на них влияет.

Асума усмехнулся, выдохнув облако дыма.

Просто, ты пришел слишком рано.

Правда?

...

Кстати, – начал Наруто, и джоунин понял, что сейчас узнает причину, по которой мальчик появился на полигоне раньше назначенного времени. – Какаши-сенсей сказал, что Сарутоби Асума является одним из немногих шиноби в Конохе, которые специализируются на работе с Элементом Ветра.

Асума кивнул, уже понимая куда клонит подросток, благо Какаши предупреждал о чудовищном интересе его ученика к ниндзютсу.

Десять секунд прошли в молчании.

Рассматривая улыбчивого мальчика, упорно ждущего ответа на незаданный вопрос, бородатый джоунин вздохнул. Похоже, от него не отстанут...

Мм... У тебя предрасположенность к Элементу Ветра?

Не знаю, но я сумел овладеть всеми техниками, которые мне показал Какаши-сенсей. И он сказал, что пока я не готов к новым, но я так не думаю... – хитро протянул Наруто.

Сарутоби задумался. С одной стороны, у него не было никакого желания учить этого генина. С другой же, ему всегда не нравилась политика элитаризма в Конохе. Это было одной из причин, по которой он покинул деревню в молодости и поступил на службу к Дайме. Признаться, его уважение к Какаши немного упало, когда он узнал, что тот согласился на предложение Хокаге и Совета дополнительно тренировать Учиху. Шаринган или нет, но всем генинам в команде джоунины должны оказывать одинаковое внимание.

Думаю, у нас есть полчаса свободного времени, – задумчиво сказал Асума. – И моим генинам не повредит узнать, на что, действительно, способен их сенсей.

Не обращая внимания на недовольное выражение лица Шикамару, джоунин повел группу подростков глубже в лес.

Смотрите внимательно, – Сарутоби взял один из своих ножей в руку.

Наруто сразу увидел, как аура Асумы приобрела свойства Ветра. Кроме того, его активированные глаза ясно показывали, что вокруг клинка также появилась чакра.

Сарутоби кинул свой боевой нож в ближайший камень. К немалому удивлению ребят, клинок расколол гранитную глыбу и прошел сквозь нее.

Это было круто, Асума-сенсей! – поразился Чоуджи.

Хех, – ухмыльнулся джоунин. – Недаром, эта манипуляция элементной чакры имеет сложность ранга B.

А как ты это сделал? – Наруто задал интересующий всех присутствующих генинов вопрос. Он не мог поверить, что было достаточно просто напитать чакрой Ветра оружие.

Пропуская преобразованную чакру, я делаю ее невообразимо острой. – Асума поднял листик дерева с земли и положил его на свою ладонь. – Вот так.

Чакра Ветра в его руке разрезала лист пополам. Наруто моргнул, «прочитав» намерение, которое использовал Асума в этой технике. Похоже, нужно было представлять, что элементная чакра как бы разделяется на потоки, которые «затачивают» друг друга.

Это, кстати, является одним из упражнений на овладение Элементом Ветра, – джоунин специально выделил для Наруто. – У меня ушло полгода на освоение этого «фокуса».

Узумаки понял, что больше ничего не добьется от джоунина. Признаться, он хотел выучить новое дзютсу, но и эта элементная манипуляция была не плоха. Глупо было заглядывать дареной лошади в зубы.

Асума взглянул на небо, определяя положение солнца.

Ладно, вы побудьте здесь, а я ненадолго отлучусь... – Он исчез во вспышке чакры, выполнив Шуншин.

И когда он научит нас этому трюку? – несколько раздраженно спросила Ино, рассматривая пустое место, где секунду назад стоял ее наставник.

Наруто хитро усмехнулся.

Хех, это дзютсу не для маленьких детишек.

Он сделал шаг к Ино... и появился прямо перед ней, мгновенно преодолев четыре метра, которые их разделяли. Естественной реакцией девочки на это был хук левой, но Узумаки легко увернулся и отпрыгнул подальше от сердитой блондинки.

Наруто, мы тоже кое-что умеем, – Чоуджи не упустил возможности похвастаться. – Смотри.

Байка но Дзютсу!

Чоуджи раздулся, как огромный воздушный шар.

Наруто уставился на открывшуюся картину. Он даже попробовал ущипнуть себя, чтобы убедиться, что не спит. Когда молчание затянулось, он спросил:

Ээ... у тебя получилось?

Додзютсу Узумаки показывало, что в технике Чоуджи не было характеристик какого-нибудь природного элемента. Зато, его чакра стала несколько странной: так будто количество телесной энергии в ней значительно превышало количество духовной.

И если чакра была странной, то эффект от техники был совершенно причудливым!

Что ты имеешь в виду? Конечно, у меня получилось! – Чоуджи взглянул на трех ниндзя в замешательстве; его взгляд перешел с шокированного Наруто, на улыбающуюся Ино и остановился на скучающем Шикамару.

Наруто решил не высказывать своих мыслей об этой технике вслух, чтобы не обидеть Чоуджи. Вместо этого, он спросил:

А что делает твое дзютсу?

Оно делает меня больше!

Узумаки уже с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться. К удаче мальчика, Ино несильно ударила его по руке, давая понять, что не стоит этого делать.

Я имею в виду, что ты можешь делать в такой форме.

А! Вот смотри! – Чоуджи втянул свои конечности и голову внутрь круглого тела, напомнив Наруто ту черепаху, что он видел в детстве, и на довольно большой скорости покатился вперед.

Глядя на это, беловолосый генин решил, что, наконец, нашел дзютсу, которое ему не хочется выучить.

Через минуту юный Акимичи вернул свое тело в нормальную форму и подошел к ребятам.

Моя очередь, Чоуджи! – воскликнула Ино и встала прямо напротив Узумаки, зная, что товарищи подстрахуют ее.

Блондинка вытянула руки в направлении Наруто, сложив странную печать.

Беловолосый мальчик, чувствуя себя неуютно, поежился.

Подожди-ка... А что именно делает твоя техника?

Куноичи лукаво улыбнулась.

Сейчас увидишь, – пропела она.

Я думаю, не стоит этого делать, Ино. – Шикамару шагнул вперед, загораживая бедного беловолосого генина. – Наруто ни разу не испытывал на себя твое дзютсу. Он может реально испугаться.

Ладно, – недовольно сказала Яманака. И перенацелила печать на Нару. – Ты готов, Чоуджи?

Ага.

Услышав ответ полного мальчика, который встал позади нее и должен был подхватить ее тело, Ино закрыла свои глаза, концентрируясь.

Наруто увидел, как фиолетовая чакра вокруг ее тела заметно ускорила свое движение. Только чтобы через мгновение, вылететь из тела девочки. Глаза Наруто расширились от удивления, когда чакра Ино – почти полностью состоявшая из духовной энергии – вошла в тело Шикамару и скрыла его коричневую ауру.

Без всякого предупреждения темноволосый мальчик кинулся на Наруто и попытался его поцеловать. Узумаки инстинктивно среагировал, отпрыгнув подальше.

Что за..?

Ино! – недовольно крикнул, пришедший в себя Нара. – Ну, и зачем ты пыталась это сделать?

Яманака открыла глаза и ухмыльнулась.

Это была просто шутка, Шика.

Чоуджи, – Наруто повернулся к Акимичи, не обращая внимания на начавших ссориться подростков. – Что за дзютсу вы использовали?

Это техники, в основе которых лежит несбалансированное смешивание Инь и Янь чакры, то есть духовной и телесной энергии. – Мальчик протянул Наруто один из своих чипсов. – Будешь?

Наруто принял угощение с благодарной улыбкой.

***

Не прошло и десяти минут, как учебный полигон начал заполняться людьми.

Первой пришла Саске. Одарив блондинку тяжелым взглядом, она промаршировала к Наруто, схватила его за руку и оттащила от Ино, с которой тот весело обсуждал прошлые задания. От подобной картины у генинов из Команды Десять открылись рты.

Ои, Саске! Ты что делаешь? – возмутился беловолосый генин.

Замолчи. Стой здесь и не двигайся.

Узумаки, не понимая в чем дело, почесал затылок.

Ээ... Почему?

Потому что я так сказала.

Было в голосе Учихи что-то, что полностью отбило у Наруто желание спорить.

Следующей появилась Сакура, которая тут же начала хвастаться своей сопернице из Команды Десять о том, насколько она продвинулась в изучении медицинских техник, и, вообще, насколько сильнее она стала под руководством Какаши-сенсея.

Дело шло к очередной потасовке между Харуной и Яманакой, что часто случались в Академии, если бы из-за деревьев не показалась очередная группа шиноби. Сарутоби Асума шел, разговаривая с Юухи Куренай, которая вела за собой своих учеников.

Признаться, Узумаки Наруто мало что знал о ниндзя из Команды Восемь. В школьные годы он с ними почти не общался. Ну, кроме Кибы, с которым они множество раз сходились в драках, пытаясь выяснить кто же сильнее. Хината, насколько он помнил, была тихой, неуверенной в себе девочкой. А в теле Шино жили жуки. Но Наруто не боялся его кикайчу и не испытывал отвращения к Абураме, хоть пару раз и подшучивал над наследником великого клана.

Когда все шиноби собрались вместе, Куренай заговорила:

Сегодня у нас будет занятие, посвященное гендзютсу и способам противодействия иллюзорным техникам. Сарутоби-сан и Хатаке-сан попросили меня провести совместный урок.

Наруто показалось, что он услышала особое ударение на имени джоунина Команды Десять.

Кстати, а где Какаши? Опять опаздывает? – спросил Асума.

Он потерялся, идя по пути жизни, – усмехнулся Наруто.

Или ему перешла дорогу черная кошка, – добавила Сакура.

Сегодня среда, а значит он переводит бабушку через дорогу, – Саске поставила точку в обсуждении причины задержки их наставника.

Хех, – усмехнулся Асума, и под неодобрительным взглядом Куренай достал новую сигарету из пачки. – А вы отлично знаете своего сенсея.

Понятно, – вздохнула женщина, оглядывая генинов. – Не будем его ждать. Я начинаю нашу лекцию...

Под взглядом красных глаз, юные ниндзя подобрались, и даже Асума не стал прикуривать сигарету, решив не испытывать терпения своей любовницы.

Итак, – начала Куренай. – Гендзютсу – это искусство шиноби, которое создает иллюзии в разуме жертвы. Это осуществляется путем манипуляции чакры в мозгу противника. Не нужно путать гендзютсу с иллюзорным ниндзютсу, подобным Буншин но Дзютсу. Высокоуровневые гендзютсу могут влиять на абсолютно все чувства. Большинство техник этого искусства шиноби попадают под категорию Интона или Инь-Высвобождения.

Женщина оглядела юных шиноби, оценивая их реакцию, и спросила:

Может кто-нибудь назвать примеры, когда гендзютсу не состоит полностью из Инь-чакры?

К удивлению Наруто, заговорила Ино:

Я могу, сенсей! – В голосе Яманаки звучала гордость. – Существуют пространственные гендзютсу, то есть техники накладываемые на какой-то предмет или просто на окружающее пространство. Для создания «якорей» этих техник используется сбалансированная чакра, но когда человек входит в зону их действия, то на его мозг действует только Инь-чакра.

Куренай довольно кивнула.

Правильно, Ино.

Сенсей, – подал голос задумавшийся Наруто. – Но если шиноби могут управлять чакрой противника, то почему нельзя использовать элементное преобразование, превратив чакру врага в его мозгу, скажем, в чакру Элемента Молнии или Элемента Ветра?

Куренай довольно улыбнулась. Этот генин обладал живым умом и хорошим воображением. Необходимые качества для любого гендзютсу-специалиста.

Существует две причины. Во-первых, для элементного преобразования необходимо использовать сбалансированную чакру. И во-вторых, просто невозможно произвести элементное преобразование чужой чакры.

Наруто кивнул, показывая, что понял, но все же решил когда-нибудь испытать два этих пункта на прочность.

Куренай достала несколько небольших листов бумаги, с нанесенными на них фууиндзютсу массивами и передала членам команд. Даже Асума с непониманием уставился на странную печать, в центре которой был символ «Инь».

Эта печать... – начала женщина.

...после активации медленно начинает впитывать духовную энергию шиноби, который держит ее в руках, – тихо проговорил Наруто, разглядывая бумажку.

Куренай моргнула и, склонив голову на бок, задумчиво посмотрела на Узумаки, будто пытаясь раскрыть какой-то секрет. Признаться, она не ожидала, что кто-то сможет так быстро понять свойства ее творения. Тем более генин.

Шино поправил свои темные очки.

Куренай-сенсей, а как эта печать может помочь в наших тренировках?

Ах, да, – Куренай тряхнула головой, возвращаясь из своих размышлений. – Я разработала этот фууиндзютсу массив, как инструмент для повышения контроля над чакрой. Впитывая духовную энергию, она позволяет шиноби почувствовать ее. Обычно мы ощущаем только сбалансированную чакру, но для исполнения высокоуровневых гендзютсу важно чувствовать ее Инь часть.

Куренай-сенсей, – лениво протянул Шикамару. – Мы уже умеем ощущать духовную и телесную энергии. Это основа наших клановых техник.

Ино и Чоуджи кивнули, подтверждая слова товарища.

Очень хорошо. В любом случае, я собиралась дать задание поработать с этой печатью в свободное время. А сейчас скажите каким образом ниндзя, пойманный в гендзютсу, может прекратить действие вражеской техники?

Можно остановить движение чакры в своем теле, – тихо ответила Хината и тут же пожалела об этом. Стеснительной девочке не понравилось чувствовать себя центром внимания собравшихся генинов.

Правильно, Хината. – Куренай улыбнулась. – Существуют еще два способа, но они более сложны в исполнении. – Джоунин кивнула на траву. – Рассаживайтесь и приготовьтесь бороться с моими гендзютсу.

Через пару часов занятий Наруто узнал очередное удивительное свойство своего додзютсу. Гендзютсу практически не действовали на мальчика. Ему даже пришлось проявить определенную долю актерского мастерства, чтобы никто ни о чем не догадался. Схожей способностью могли похвастаться и Саске с Хинатой.





Глава 8

До лекции Куренай о гендзютсу Наруто не проявлял особого интереса к этому искусству шиноби. Способность ловить людей в иллюзии, обманывая их чувства, не казалась ему интересной или даже достойной настоящего воина. Но... ради возможности стать еще немного сильнее мальчик изменил свою точку зрения.

Именно поэтому Наруто находился на тренировочном полигоне этим ранним утром. Вчера он так и не смог овладеть одной из техник, которые дал Какаши, удивленный необычной просьбой, и это помешало ему нормально выспаться. В пять утра Узумаки устал бороться с бессонницей и пошел тренироваться.

Это гендзютсу C-ранга оказалось гораздо сложнее, чем та пара техник D-ранга, которые он уже самостоятельно выучил.

Маген: Наракуми но Дзютсу и Маген: Кокони Аразу но Дзютсу принадлежали к «семейству» самых потентных гендзютсу Конохи. Первая техника показывала жертве ужасающую картину, взятую прямо из подсознания. Вторая – накладывалась на окружающее пространство, скрывая или изменяя его внешний вид.

Техника, над овладением которой Наруто работал последние два часа, пока всходило солнце, была улучшенной версией Маген: Кокони Аразу и называлась Маген: Ниджу Кокони Аразу. Ее суть была такой же, как у оригинала, то есть изменение внешнего вида какого-нибудь пространства, но изюминка заключалась в создании второго слоя.

Наруто на собственном опыте выяснил, что было довольно трудно совместить оба слоя чакры без разрушения общей структуры. Вчера ему так и не удалось решить эту проблему даже с помощью его додзютсу, но лежа в кровати, мальчик слишком много ворочался, пока простыня не завернула его тело в своеобразный кокон. Именно это дало ему идею о том, как следует поступить с чакрой гендзютсу. Вместо двух «плоских» слоев, он решил попробовать использовать один «плоский» слой и один «завернутый».

К счастью, его теория оказалась верна, и Наруто с удовлетворением глядел на дерево, вокруг которого были закреплены два связанных между собой слоя гендзютсу. Ему потребовались два часа для правильного исполнения Маген: Ниджу Кокони Аразу но Дзютсу, но юный Узумаки был горд полученным результатом.

Посчитав, что нужно взять перерыв, Наруто лениво упал на траву перед небольшим озером. Легкая улыбка играла на лице. С каждым днем он становился чуточку сильнее и это не могло не радовать. Правда, прогресс в улучшении навыков тайдзютсу не был столь заметен. Несмотря на тяжелые, кровавые и болезненный тренировки, Какаши и Анко раз за разом доказывали, что ему еще есть куда расти. Нельзя сказать, что эти сессии были абсолютно бесполезны, Узумаки все же сумел освоить пару уроков. Анко даже в шутку начала называть его «мастером контрудара». Уклоняться от нападений врагов на огромной скорости и отвечать на них единственным ударом стало его стилем боя. Во всяком случае, пока он сам не мог достаточно эффективно атаковать противников подобного уровня.

Еще немного полежав, Наруто решил, что нет смысла и дальше бездельничать, и встал с травы. Подойдя к другому дереву, он положил руку на его ствол и сосредоточился на своей телесной энергии.

Идея об улучшении контроля над Янь-чакрой появилась у Наруто после лекции Куренай-сенсей об использовании Инь-чакры в гендзютсу. Он даже воспроизвел тренировочную печать, переделав ее для работы с телесной энергией.

Седовласый мальчик закрыл глаза. Сначала медленно, но с каждой секундой все быстрее, чистая Янь-чакра начала собираться в его ладони и передаваться дереву.

Странный скрип и громкое шуршание листвы разнеслось по поляне.

Хоо... – удивленный выдох прервал концентрацию юного Узумаки.

Наруто открыл глаза и увидел, что дерево заметно разрослось, впитав телесную энергию. У него, конечно, были определенные мысли, но он не ожидал подобного эффекта... Завороженно, он оглядел дело своих рук.

Признаться, – старческий голос заставил Наруто обернуться, – я не ожидал увидеть шиноби, обладающего Янь-чакрой сравнимой по силе с энергией Хаширамы-сенсея.

Хокаге-сама, – нахмурившись, коротко поклонился юный Узумаки. Он отметил в уме, что только Профессор был способен сразу определить природу его действий.

Ты знаешь, Наруто-кун, – сказал старик, подойдя ближе к мальчику. – Столь потентная Янь-чакра является необходимой для техник Мокутона. Многие считают, что дело только в обладании двумя элементными природами, предрасположенностью к Земле и Воде, но это не так... Воистину, способности некоторых потомков Рикудоу Сеннина поразительны!

Рикудоу Сеннина? – недоумевая, протянул Наруто, всегда считавший, что легендарный персонаж был всего лишь мифом – героем детских сказок, которые рассказывали работницы сиротского дома.

Сарутоби улыбнулся.

О да, истинный Шиноби но Ками... Не так давно, исследуя совсем другую мифическую сущность, я наткнулся на легенду о происхождении Рикудоу Сеннина. В ней говорилось, что в древние времена одна принцесса съела запретный плод с Шинджу – Божественного Древа – и получила невообразимое могущество. Она стала первым человеком в мире, способным использовать чакру. Ей удалось прекратить войны и люди начали жить счастливо. Чуть позже, эта женщина родила сына, который унаследовал ее способности. Настоящее имя затерялось в веках, но человечество даже сейчас помнит его, как Рикудоу Сеннина. Впрочем, некоторые источники сообщают, что у него был брат и два сына...

Мм... – Наруто потер затылок. – Но ведь все могут использовать чакру, если их научить! Не только потомки этой принцессы...

Хокаге кивнул, довольный логикой генина.

Конечно, даже у древних людей была духовная и телесная энергии, ты прав, но могли ли они смешивать их? Возможно, да, а возможно и нет. Мы никогда не узнает об этом... Но легенда, о которой я говорил, также повествует о том, что Рикудоу Сеннин был способен видеть и понимать чакру. Именно это позволило ему создать ниндзютсу и сокрушить Десятихвостого, в которого превратилось Божественное Древо. В дальнейшем, он передал свои знания сотням учеников... Так появились шиноби.

Сарутоби грустно посмотрел на подростка.

Иногда, я спрашиваю себя, что был подумал Рикудоу Сеннин, если бы узнал, как мы используем его знания?

Не зная что сказать и неуютно чувствуя себя в присутствии старого Хокаге, мальчик уставился на спокойные воды небольшого озера.

Мой сенсей создал это озеро, – внезапно сказал Сарутоби.

Наруто моргнул и начал внимательно изучать водохранилище. И действительно, берега оказались слишком правильными для природного озера.

Второй Хокаге? – уточнил Наруто.

Старый шиноби негромко рассмеялся.

Почему все считают, что только Тобирама-сенсей имел дело с водой? Нет, Наруто, это озеро создал Первый Хокаге.

Старик широко улыбнулся, когда юный Узумаки с вопросом взглянул на него.

Они были такими разными, эти братья Сенджу. Один из них был сильнейшим шиноби в мире, второй... величайшим исследователем законов чакры и создателем техник. Мне посчастливилось быть учеником у обоих. Хаширама-сенсей обладал невообразимой харизмой и теплотой. В то время, как Тобирама-сенсей был всегда холоден и рационален. – Старик замолчал, его глаза затуманились воспоминаниями.

А что с ними случилось?

Хокаге моргнул.

С кем?

Ну, с Первым и Вторым Хокаге? И с кланом Сенджу?

Сарутоби потер свою бороду и хитро посмотрел на мальчика.

Ты знаешь, я был уверен, что историю Конохи и ее лидеров преподают в Академии, которую ты закончил.

Лицо Наруто покраснело от смущения.

Просто Ирука-сенсей так скучно рассказывает, – начал оправдываться он. – И меня всегда клонило в сон на теоретических занятиях...

Тебя тоже? – удивленно уточнил Хокаге.

Секунда прошла в тишине.

Старик и мальчик громко рассмеялись. Никогда прежде Наруто не думал, что сможет так просто разговаривать с Хокаге, да еще и смеяться вместе с ним...

В тот же день Узумаки достал свои старые учебники по истории и узнал судьбу братьев Сенджу и их клана.

Сенджу Хаширама погиб, в одиночку сражаясь в Стране Дождя против объединенной армии Кумо, Ивы и Суны. С собой в могилу он забрал трех Каге этих деревень и тысячи их шиноби. Остатки той армии добил тогда еще никому неизвестный юный ниндзя по имени Ханзо. Именно он принес бездыханное тело Первого Хокаге в Коноху, отдавая дань уважения величайшему воину.

Тобирама погиб в самом конце Первой Великой Войны, прикрывая отход своих учеников и подчиненных. Его тело, при перевозке в Кумогакуре, сумел отбить отряд, который возглавлял Хатаке Атсуи – дед Какаши-сенсея.

А клан Сенджу, исполняя последнюю волю своего главы, расформировался, образовав тысячи семей шиноби и гражданских, которые и поныне жили и процветали в Конохагакуре но Сато.

***

Когда Сарутоби ушел, сославшись на «скучное заседание Совета», мальчик решил не терять времени. Он сходил позавтракать в ближайший ресторанчик, а затем вновь вернулся на тренировочный полигон.

Как оказалось, Какаши уже заждался его. А если точнее, то не сам джоунин, а его теневой клон.

У меня к тебе есть два дела. Первое, я придумал тренировочное задание по сбору информации. Оно довольно простое: ты должен будешь найти три любых достоверных факта о Морино Ибики.

И это все, что нужно сделать? – спросил Наруто, пристально и с недоверием глядя на Какаши. Зная его, он ожидал какого-нибудь подвоха.

Мужчина кивнул, довольный сообразительностью юного Узумаки.

Да, это все.

Так может ты мне сам расскажешь, а? – услышав вопрос, джоунин поднял бровь в удивлении. – Ты же не уточнял, как я должен получить информацию, – добавил мальчик.

Похоже, что он несколько недооценил своего ученика, решил Какаши. Ну, или его наглость.

Хорошо, слушай. Первое: он живет в штаб-квартире АНБУ. Второе: он пытает людей за деньги. Третье: он первый шиноби в семье.

И что, это все правда? – уточнил Наруто, подозревая, что Хатаке навешивает ему лапшу на уши.

По крайней мере, один факт, сказанный мной, является правдой. – Какаши, начал подозревать, что, возможно, в черепушке Наруто существовала часть мозга, работа которой не была сфокусирована на ниндзютсу и рамене. – И, по крайней мере, один факт является ложью. Запомни, шиноби не может полностью доверять информации полученной от противника.

А что будут делать Саске и Сакура?

Для них у меня так же подготовлены тренировочные задания, отличные от твоего.

Понятно, – кивнул Наруто. – А что за второе дело?

Я тут размышлял на днях. Ты, конечно, стал гораздо лучше сражаться и выучил несколько техник. Но... – лениво начал джоунин, рассматривая Наруто. – Этого недостаточно. И поэтому...

Наруто вздохнул, в ожидании очередного геморроя.

...я хочу узнать, что ты слышал о трансформации чакры?

Узумаки моргнул, озадаченный необычным вопросом.

Ну, трансформация чакры бывает двух видов: трансформация элемента и трансформация формы.

Какаши кивнул. Похоже он не зря таскал Наруто учебные материалы для чунинов из Центрального Архива.

Правильно. Но если ты уже начал работать над освоением элементной трансформации чакры Ветра, то я еще решил обучить тебя трансформации формы. Каждый день тебе следует выполнять специальные упражнения...

Он кинул свиток генину.

Эм, Какаши-сенсей, не то чтобы я был недоволен, но... Разве так наставник должен учить своих учеников? Может ты сам мне все покажешь и расскажешь?

Какаши широко улыбнулся под маской и ответил:

Нет.

Над полигоном пролетела ворона, в карканье которой Наруто послышался издевательский смех. Он уже набрал воздух в легкие, чтобы высказать все, что он думает о своем ленивом учителе, как клон развеялся.

Лесную поляну огласили грязные ругательства.

***

Шимура Данзо, не обращая внимания на степенный разговор других старейшин, во второй раз перечитывал отчеты джоунина Хатаке Какаши о выполненных заданиях и навыках Команды Семь.

Он мог бы использовать шаринган Шисуя, чтобы запомнить их, но предпочитал не торопиться. Спешка, в любых проявлениях, вела лишь к ошибкам.

В этих документах имелась странность: казалось, что Какаши концентрировал внимание только на одном генине – Учихе Саске. Но Данзо не мог поверить в столь вопиющий фаворитизм джоунина, тем более, когда дело касалось сына его сенсея.

Нет, осознал старый шиноби. В этих отчетах всего лишь написано то, что желают видеть большинство высокопоставленных людей в Конохе. Эти глупцы сами ослепили себя лживым блеском последней носительницы шарингана! А Какаши воспользовался этим фактом. Причина? Трудно сказать, но, возможно, джоунин хочет уберечь сына Минато от слишком пристального внимания. Ведь если мальчик, действительно, унаследовал таланты своих родителей, то очень многие пожелают поставить его силу служить своим интересам. Хатаке прекрасно знал незавидную участь тех «пешек», которыми любили играть сильные мира сего... В конце-концов, он сам был таким, пока, случайно, не обрел защитника в лице одного непримечательного и малоизвестного джоунина.

О, нет, Намиказе Минато вовсе не был тем гением, каким его любили изображать. Мальчонка с трудом сумел сдать выпускные экзамены в Академии! Джирайя взял его в свою команду, следуя старой, изжившей себя традиции, когда лучшего выпускника ставили в команду с худшим. И худшим был Намиказе. Впрочем, Данзо иногда казалось, что Минато специально учился плохо, чтобы его не воспринимали всерьез ниндзя из кланов.

А ведь еще был тот случай, когда шиноби Кумогакуре но Сато похитили джинчуурики. Узумаки Кушина сказала, что сама сумела сбежать. Но расследование, которое провел Данзо, показало совсем другое... Девочку кто-то спас и, скорее всего, этим «кем-то» являлся ее будущий любовник и муж.

Намиказе Минато. Спаситель. Чудовище. Величайший шиноби своего поколения. Безродный сирота, рожденный в Квартале красных фонарей, чья яркая харизма и почти безграничная сила сумели вознести его на трон Конохагакуре но Сато.

Он был лучшим, это признавали все.

Повстречать Намиказе на поле боя означало повстречать свою смерть. Недаром, он стал единственным шиноби в истории, при встрече с которым ниндзя всех скрытых деревень должны были исполнить лишь один приказ бежать! Подобной чести не удостоились ни Сенджу Хаширама, ни Учиха Мадара. Минато стал первым и, наверное, последним. Редкие исключения, вроде сына Райкаге и джинчуурики Восьмихвостого, которых он пощадил из политических соображений, лишь подтверждали правило.

Намиказе Минато стоял на следующей ступени эволюции шиноби.

Но даже у него оказалось слабое место, изъян – его любовь к Кушине и их новорожденному сыну. Из-за любви этот глупец пожертвовал свой жизнью! Из-за любви он не сделал своего сына джинчуурики, предав интересы Конохи! Намиказе мог стать истинным богом среди шиноби, а стал лишь воспоминанием, чьей-то болью, чьей-то надеждой...

Данзо дернул щекой. Он устало потер виски и вновь углубился в чтение документов.

Отчеты Какаши о тренировках и способностях юных шиноби были еще более неполными и запутанными. Но разум старого ниндзя, привычно, выхватывал из текста самое важное...

Харуно Сакура, генин, 13 лет. Родители: Харуно Мебуки (наследница торгового клана), Харуно Кизаши (чунин).

Ниндзютсу: 1.5 / Тайдзютсу: 1.5 / Гендзютсу: 2.5 / Интелект: 2.5 / Сила: 1.5 / Скорость: 1.5 / Выносливость: 1.5 / Уровень контроля чакры: 3 / Общий уровень: 15.5

Техники (помимо трех стандартных): Тоотон но Дзютсу, Шоосен но Дзютсу, Маген: Ханагасуми но Дзютсу.

Учиха Саске, генин, 13 лет. Родители: Учиха Микото (мертва), Учиха Фугаку (мертв).

Ниндзютсу: 2.5 / Тайдзютсу: 3 / Гендзютсу: 1.5 / Интелект: 2 / Сила: 2 / Скорость: 3 / Выносливость: 2 / Уровень контроля чакры: 2.5 / Общий уровень: 18.5

Техники (помимо трех стандартных): Катон: Рюуука но Дзютсу, Катон: Гокакью но Дзютсу, Катон: Хоусенка но Дзютсу, Маген: Касегуи но Дзютсу, Соушурикен но Дзютсу, Каге Шурикен но Дзютсу, Шуншин но Дзютсу.

Узумаки Наруто, генин, 13 лет. Родители: Узумаки Кушина (мертва), [Засекречено] (мертв).

Ниндзютсу: 2(?) / Тайдзютсу: 2.5(?) / Гендзютсу: 1.5 / Интелект: 2(?) / Сила: 2 / Скорость: 2 / Выносливость: 2 / Уровень контроля чакры: 3 / Общий уровень: 17

Техники (помимо трех стандартных): Каге Буншин но Дзютсу, Буншин Дайбакуха но Дзютсу, Шуншин но Дзютсу, Катон: Гокакью но Дзютсу, Дотон: Шиндзю Заншу но Дзютсу, Дотон: Дончу Сенко но Дзютсу, Суитон: Мизураппа, Киригакуре но Дзютсу, Маген: Наракуми но Дзютсу, Маген: Кокони Аразу но Дзютсу, [неизвестная техника, предположительно, на основе Элемента Ветра], [неизвестная фууиндзютсу техника].

Примечание: генин Узумаки показывает некоторый талант к ниндзютсу, что подтверждают техники, созданные им.

Биджу бы побрал этого Какаши! «Некоторый талант», видишь ли...

Данзо знал только двух людей, которые, будучи генинами, сумели создать эффективные техники. Этими ниндзя являлись Сарутоби Хирузен (Каге Шурикен но Дзютсу), в будущем ставший Хокаге, и его ученик Джирайя (Тоотон но Дзютсу), являвшийся, на сегодняшний день, сильнейшим шиноби Конохи.

Узумаки Наруто, уже сейчас, проявлял все качества отличного ниндзя, старик был уверен. Достаточно было взглянуть на то, как дважды его действия спасали Команду Семь в практически безвыходных ситуациях. Данзо особо заострил внимание на маленькой записке патологоанатома, о том, что обширные повреждения ниндзя из АНБУ Кусагакуре но Сато были несовместимы с жизнью. А следовательно, и вмешательство Майто Гая являлось лишним.

Тринадцатилетний генин победил опытного оперативника АНБУ! Разве это не показатель огромного потенциала?

Данзо, – голос Кохару прервал размышления старого ниндзя. – Как ты считаешь, необходим ли предварительный тест для наших генинов, которые решат участвовать в Экзамене на звание чуунина?

Возможно, – голос Шиноби но Ями был холоден. Меньше всего его волновали такие тривиальности. – Но мне кажется, что сейчас следует сконцентрироваться на совсем других вопросах. Таких, как информация, полученная от захваченной девчонки из АНБУ Кусагакуре но Сато.

Данзо прав, – трое старейшин обернулись на голос Третьего Хокаге, который вошел в зал. – Джоунины немного подождут.

Хирузен, ты выглядишь очень довольным, – сказал Митокадо Хомура, рассматривая Хокаге. – Что-то случилось?

Я случайно повстречал одного интересного генина, – ответил Сарутоби. – Но давайте вернемся к более важным вопросам, нежели мое настроение.

Он прошел к центральному месту и сел, положив свою церемониальную шляпу на стол.

На нашей встрече Дайме был крайне... зол. Он считал, что на эту провокацию Кусы – попытку похитить или убить его внучку – мы должны ответить полномасштабной войной. – Сарутоби раскурил свою трубку. – Но мне удалось разъяснить сложившуюся ситуацию и удержать его от необдуманных действий.

Хомура поправил свои очки.

В соответствии с информацией полученной Ибики от нашей пленницы, фракция «Полевой ягоды» Кусагакуре но Сато находится в отчаянном положении. Их противники практически уничтожили всю оппозицию. Не удивительно, что они захотели разделаться с «Полевым цветком», используя наши силы.

Привлекать постороннюю силу во внутренний конфликт! О чем они только думают? – воскликнула Кохару. У старой куноичи это в голове не укладывалось. Неужели шиноби «Полевой ягоды» были настолько наивны? Неужели они не понимали, что Коноха могла полностью уничтожить Кусагакуре но Сато или сделать своей марионеткой? Гражданские войны были самым удобным временем для захвата чужой страны и скрытой деревни.

Потому они и хотели похитить Нахо-химе, – констатировал Данзо. – Она бы стала их гарантией того, что Коноха уйдет из Кусы после уничтожения «Полевого цветка».

Сарутоби кивнул, соглашаясь с логикой своего старого друга.

Действительно, но сейчас меня больше волнуют Гокураку но Хако и Сатори.

Хирузен, – голос Хомуры был мягок, но в нем четко слышалось недоумение. – Ты веришь в эти сказки? Демонов не существует. Даже биджу являются не более чем разумными чакра-конструктами...

Сарутоби Хирузена весь мир знал как Шиноби но Ками, но в Конохе, он был известен под еще одним прозвищем – Профессор. Мало кто из живущих обладал столь обширными знаниями как старый Хокаге.

Ты забываешь, Хомура, о том чью именно чакру Рикудоу Сеннин использовал для создания биджу. И в соответствии с моей информацией, последняя демоническая сущность была запечатана не так давно, в эпоху клановых войн, в Стране Демонов.

Все это сказки... – начал Хомура, но был прерван ударом трости по полу.

Сейчас не время пускаться в теологические диспуты, – сказал Данзо. – Даже существование Рикудоу Сеннина является не более чем мифом, не говоря уж о Десятихвостом.

Нас должен волновать совсем другой вопрос. – Кохару раскрыла своей веер. – А, что если владыка Хозукиджо действительно сумел найти сущность схожую с биджу и превратить своего сына в джинчуурики?

Еще раз повторю, что в мире больше нет таких сущностей!

Достаточно, – приказал Сарутоби, прекращая дискуссию. – Нам нужно получить больше достоверной информации из Кусагакуре. – Он повернулся к Данзо. – Что говорят твои шпионы?

Глава «Корня» отрицательно покачал головой.

Они все мертвы.

В таком случае, я отправлю сообщение Джирайе. Пусть займется этим вопросом.

На десяток секунд в зале воцарилась тишина.

Пора позвать джоунинов и решить проблему с Экзаменами. – Кохару сложила пальцы в печать и широкие двери зала открылись.

В комнату, один за другим, начали входить джоунины. Они выстроились перед столом, за которым сидел Хокаге и старейшины.

Я думаю, вы все знаете зачем были вызваны, – начал Сарутоби, медленно потягивая дым из своей трубки. – Через неделю в Конохе начнутся Экзамены на звание чунина... Кто из вас желает номинировать свою команду?

***

До обеда Наруто пытался вспомнить, где же он слышал о семье Морино. Озарение пришло внезапно. И в старом уже прочитанном свитке об истории Конохи нашлось подтверждение тому, что семья Морино произошла от клана Сенджу. Следовательно, Ибики не был первым шиноби в роду!

С двумя другими фактами дела складывались не столь радужно.

Поэтому, мальчик решил пойти от обратного, то есть представить, что информация, полученная от Какаши, является истинной.

Первым пунктом своего назначения, Узумаки выбрал небольшое, невзрачное здание, которое считалось «официальным» представительством АНБУ.

Постояв с минуту возле закрытых дверей и поняв, что его не пустят внутрь, генин огляделся. В закусочной через дорогу сидел один знакомый ему человек. Уже через двадцать секунд он плюхнулся напротив Анко.

Ои, шкет, ты чего здесь забыл? – удивленно поинтересовалось куноичи, прожевав и проглотив данго.

Слушай, Анко, – он заговорщицки прошептал. – Какаши-сенсей дал мне супер секретное тренировочное задание. Для его выполнения мне нужно связаться с Морино Ибики, который пытает людей. Ты можешь сказать, где мне найти его?

Глаза куноичи расширились от удивления.

Какаши рассказал генину о том, что Морино Ибики является главой Департамента Допросов и Пыток?! – специальный джоунин подавилась чаем.

Что-то вроде того, – кивнул Наруто, с любопытством глядя на женщину. И как она могла стать ниндзя с привычкой выбалтывать секреты? – А ты это подтвердила...

Как он и ожидал, реакция последовала незамедлительно. Анко дернулась, чтобы схватить Наруто, но беловолосый мальчик был готов к этому и мгновенно использовал Каварими но Дзютсу, заменив себя стулом, стоявшим возле соседнего столика. Две секунды выигранной форы позволили генину покинуть кафе и затеряться в толпе прохожих.

Первым импульсом специального джоунина было кинуться за юным Узумаки и заставить его подписать кучу бумаг «о неразглашении». Но через секунду она передумала: на тарелке еще оставалось слишком много данго.

Пока Анко занималась поглощением сладостей, Наруто ликовал, ему все-таки удалось раскрыть еще одни секрет энигматичного Ибики.

Осталось самое простое, то есть узнать где живет его цель...

Когда в маленькое отделение почты Страны Огня вошла обворожительная блондинка в скромном кимоно, которое, впрочем, не могло скрыть ее идеальных форм, клерк Ишшин Татсуми непроизвольно расправил плечи и тут же решил помочь красавице отправить письмо и, по возможности, узнать ее поближе.

Через три часа, дивясь идиотству некоторых особей мужского пола, Узумаки Наруто остановился у 36 квартиры многоэтажного дома. Эх, жаль, что он не видел выражение лица этого клерка, когда его теневой клон развеялся прямо во время свидания в ресторане.

Взвесив все возможные плюсы и минусы от успешного взлома и проникновения в квартиру Ибики, Наруто решил не рисковать жизнью – он не понаслышке знал о разных ловушках, которые устанавливали в своих домах параноидальные шиноби – тем более, что нужную информацию можно было получить гораздо проще.

Вместо жилища джоунина, свой целью Наруто выбрал офис управляющего домом.

Мальчику потребовалось две минуты, лист бумаги, кисть, тушь и немного чакры чтобы создать громкую, но не особо опасную бумажную бомбу. Свернув лист с фууиндзитсу массивом в самолет, Наруто запустил его с третьего этажа, где располагался офис, и спрятался за дверью. Пять секунд спустя, генин активировал бомбу, вызвав небольшой переполох на улице.

Как и ожидалось, управляющий выскочил из офиса и ринулся к ближайшему месту сбора гражданского населения при нападениях. А Наруто использовал эту возможность, чтобы залезть в шкаф, хранящий папки с информацией о жильцах. Бегло читая лист за листом и запоминая их, как учили в Академии, Наруто согласился со слышанной когда-то фразой о том, что бюрократия может убить любого ниндзю. Ведь в мире шиноби, слово «информация» было синонимом слова «могущество», а следовательно, тот кто владел ею тот и был сильнее. Юный Узумаки понимал, что его логика была слишком проста, но вывод напрашивался сам собой: бюрократия есть зло.

Закончив читать файл и открыв для себя одну из тайн вселенной, довольный проделанной работой, Наруто двинулся домой. Сегодня ему предстояло еще написать отчет для Какаши.





Глава 9

Наруто, ты опоздал!

Седовласый генин скривился, услышав громкий вой Сакуры. Она, судя по нахмуренному лицу, была явно чем-то недовольна. Жара, похоже, имела отрицательное воздействие даже на нее. Странно, а ведь он слышал, что чем больше поверхность, тем быстрее она отдает тепло. Хотя можно ли относить этот физический закон ко лбу Харуно Сакуры, мальчик не был уверен?

Я опоздал?

Учиха фыркнула, оглядывая его с ног до головы. Сегодня Наруто одел свою тяжелую куртку с капюшоном, которая отлично скрывала трофейную броню АНБУ под ней. И, конечно, на его лице красовались защитные очки, которые больше всего не нравились Саске, хотя она и сама не знала причину своего недовольства.

Экзамен начнется через полчаса, – сказала черноволосая красавица. – Нам следует поторопиться.

Наруто кивнул, соглашаясь. Он привычно вышел вперед и двинулся к Академии, на ходу поправляя ниндзя-то, закрепленное на спине. Саске и Сакура последовала за ним. Подобный порядок движения генинов установил Какаши.

Команда Семь спокойно вошла в прохладное здание. Они прошли его полупустыми коридорами и поднялись на второй этаж, где, возле дверей в класс с номером 301, собралась толпа претендентов на звание чунина.

Подойдя ближе, Наруто хмыкнул, оценив представшую картину. Двое шиноби блокировали проход, в то время, как Рок Ли и Тентен изображали из себя дешевых балаганных актеров, умолявших пропустить их внутрь.

Позади мальчика раздался шепот Сакуры:

Это ведь второй этаж... Но номер кабинета указывает на третий.

Думаю, все это часть экзамена, – так же тихо ответила Саске. – Давайте аккуратно пройдем мимо.

К сожалению, надежда на спокойное начало Экзамена умерла в Наруто, когда Рок Ли нагнал их в специальном зале, который обычно использовался для проведения спаррингов.

Саске-сан! Я вызываю тебя на бой!

Темноволосая девочка нахмурилась.

Она не будет сражаться, – со вздохом сказал Наруто, прежде чем куноичи смогла принять предложение зеленого генина.

Наруто! – Учиха резко обернулась, махнув своими длинными волосами.

Сакура осторожно встала рядом со своими товарищами, которые мерились взглядами. Через пару секунд внутренней борьбы, здравый смысл победил и она также подключилась к беседе:

Умм... Саске-сан, но ведь если ты потратишь чакру сейчас... – мысль о том, что бой с Ли не будет легким, осталась висеть в воздухе. По прошлой встрече возле Акасаки генины из Команды Семь знали, что его не следует недооценивать, несмотря на странный вид.

Ах! – Рок Ли с силой ударил себя по лицу, оставив на нем красный отпечаток ладони. – Я забыл слова Гай-сенсея о меньших резервах чакры у девочек!

Саске скрипнула зубами от злости. Она очень болезненно реагировала на любые упоминания врожденной слабости куноичи перед шиноби мужского пола. Взгляд темных глаз Учихи грозил воспламенить товарищей по команде за подобное унижение.

ЙОШ! В таком случае, Наруто-сан, драться придется тебе!

Ээ? – мальчик недоуменно моргнул за своими защитными очками. – Я должен драться?

На полных губах Саске появилась кривая улыбка.

Конечно... Ведь у тебя, На-ру-то, – она протянула имя генина, – нет проблем с резервом чакры.

ИМЕННО! – Рок Ли встал в «позу крутого парня». – И тебе, как мужчине, придется взять ответственность.

Мне? Ответственность? – Наруто посмотрел на розоволосую куноичи в поисках хоть какой-то помощи. Девочка виновато отвела взгляд. – Но... Но...

Решено, – довольно кивнула Саске и запрыгнула на внутренний балкон тренировочного зала. Через секунду Сакура повторила маневр.

Как оказалось, балкон не был пуст. На нем уже стояла молодая куноичи из Команды Восемь.

Хьюга Хината...

Саске-сан, Сакура-сан, – девочка коротко кивнула и перевела свой взгляд вниз, где Наруто продолжал вяло отнекиваться от «вызова» Ли.

Хината-сан, а что ты здесь делаешь? – поинтересовалась Сакура, хотя это было и так понятно. – То есть, за кого ты болеешь?

Хьюга не стала поворачиваться лицом к розоволосой куноичи, но тихо ответила:

За Ли...

Саске фыркнула.

Клон Майто Гая проиграет.

Эти слова, похоже, задели Хинату.

Нет! – веско сказала куноичи из Команды Восемь, удивив собеседниц. Казалось, что миниатюрная девочка даже стала выше. – Никто не тренируется больше, чем Ли! И он даже сильнее тебя, Саске-сан. У Наруто нет шанса на победу.

Замолчи, Хьюга! – прошипела Саске, неосознанно готовясь напасть на «соперницу». – Ты не знаешь о чем говоришь. Мой Наруто-кун, он...

«Мой»? – удивленно моргнула Сакура.

«Наруто-кун»? – переспросила Хината.

Лицо черноволосой красавицы залила краска.

Т-то есть... Я-я хотела сказать, что мой... товарищ... по команде... На-наруто-сан... – заикаясь начала оправдываться Учиха.

К счастью для нее, события на нижнем уровне стали динамично развиваться, тут же захватив внимание трех куноичи.

Рок Ли громко провозгласил себя сильнейшим генином в Конохе. И очень быстро – для генина – напал, прыгнув вперед и нанося удар ногой с разворота.

Наруто спокойно уклонился, прежде чем опустить на макушку мини-Гая тяжелый кулак, оправивший его на пол.

Ли! – воскликнула Хината.

Юный Узумаки равнодушно посмотрел на балкон, прежде чем вновь сконцентрироваться на противнике. Рок Ли медленно поднимался. На его лице застыло выражение крайнего удивления.

И это все, на что способен «сильнейший генин»? – спросил Наруто с издевкой. Он не собирался упускать возможность даже такого психологического давления.

В этот раз тебе повезло, Наруто-сан! – Ли встал в боевую стойку.

И снова неожиданно напал. В этот раз он попытался обрушить свою ногу на голову беловолосому мальчику, сделав сальто в воздухе.

Наруто сделал шаг назад. А затем, размазавшись в воздухе, подловил зеленого генина ударом локтя в висок.

Этого оказалось достаточно, чтобы поставить точку в коротком бою. Бессознательное тело Ли глухо упало на пол. Узумаки не планировал калечить или убивать зеленого генина, поэтому аккуратно рассчитал силу.

Признаться, Наруто давно хотел увидеть Гокен в действии и был неприятно удивлен. Этот стиль оказался ужасно прямолинейным и предсказуемым, а его стойки абсолютно негибкими. Еще Ирука-сенсей рассказывал об опасности ношения дополнительного веса. Тело, конечно, становилось сильнее и быстрее, но отрицательные стороны в виде слишком жестких, запрограммированных движений сводили все плюсы на нет. Для наработки силы были более предпочтительны другие методы и упражнения.

Наруто даже не использовал гендзютсу или ниндзютсу, – в тишине зала раздались слова Сакуры.

Наверно, чтобы дать этому «сильнейшему генину» хоть какой-то шанс на победу, – голос Саске сочился ядом, а в глазах плескалось темное удовлетворение, когда она с ухмылкой рассматривала внезапно сжавшуюся Хинату.

Хороший бой.

Генины повернулись к источнику негромкого голоса. Им оказался Майто Гай, который перевел задумчивый взгляд от своего поверженного ученика на Наруто.

Но тебе, Узумаки-сан, следует знать, что Ли не показал даже десятой доли своей силы. В следующий раз...

Наруто стряхнул шок, который вызвало появление тихого Зеленого Зверя.

Тогда до следующего раза, Гай-сенсей! – бодро воскликнул мальчик и начал тактическое отступление, зная, что куноичи из Команды Семь последуют за ним.

Через пару минут они нашли нужный кабинет, возле которого их ждал Хатаке Какаши, лениво читавший свою маленькую оранжевую книжку.

Cенсей? А что ты здесь делаешь?

Какаши аккуратно закрыл творение Джирайи и убрал в карман. Он одарил своих учеников улыбкой, которая была едва видна из-за маски, скрывающей его лицо.

Я всего лишь хотел пожелать удачи своим милым генинам.

Нам не нужна удача, чтобы победить в этом фарсе, – поморщилась Саске.

Мужчина внимательно оглядел подростков.

Возможно... – протянул он.

Саске прошла мимо, высоко задрав нос. Сакура коротко поклонилась и последовала за Учихой.

Маа... Мои милые ученики меня совсем не любят.

Наруто хмыкнул и двинулся к двери, за которой скрылись девочки, но на его плечо легла рука наставника, заставив остановиться. Он обернулся.

Наруто, – голос Какаши начал звучать очень серьезно, – если что-то случится, ты должен будешь защитить Саске и Сакуру...

Узумаки склонил голову на бок, рассматривая своего учителя.

Я не хочу, чтобы ты узнал боль потери, – слова джоунина упали в напряженную тишину.

Хорошо, – Наруто серьезно кивнул и вошел в класс, оставив Хатаке Какаши наедине со своими мыслями.

Когда Узумаки вошел в класс, его глазам предстала огромная толпа генинов, желающих принять участие в Экзаменах.

С каждым годом требования для получения полевого патента чунина становились все более тяжелыми. Это было сделано, дабы у генинов появилось больше мотивации и скрытые деревни могли лучше показать себя на международных экзаменах, тем самым привлекая новых клиентов.

Быстро просканировав толпу, он заметил знакомые лица. Генины из команд Семь, Восемь и Десять стояли вместе и о чем-то разговаривали.







Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"