Платонов Андрей Николаевич: другие произведения.

Квинтэссенция зла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 30.04.2014
    Никто не в силах объяснить природу зла. Однако частичка этого паразита есть в каждом. У кого-то она настолько крошечная, что он ее не замечает, кто-то борется с ее шепотом, обещающим великие соблазны, а кто-то поддается влиянию. И когда последних становится достаточно много в мир приходит Истинное Зло. Сущность, дающая своим адептам силу и способности пробуждать самые темные чувства и желания из наиболее потаенных уголков человеческой души.


Квинтэссенция зла

Глава 1. Гори ведьма

   Дым густым столбом поднимался к небу. Однако, его вечный спутник огонь не спешил появляться и плясать на куче бревен, которая и служила местом рождения серых клубов. Сквозь сизое марево внимательный глаз мог разглядеть девичью фигуру, висящую в центре занимающегося костра. Веселое потрескивание веток заглушал непрерывный кашель задыхающейся женщины.
   - Уот, ты что сырые дрова положил, поганка ты болотная?
   Костер располагался посреди небольшой деревеньки. Вокруг огненного эшафота собралось два десятка крестьян и теперь один из них строго спрашивал с другого.
   - А я что? Я виноват что ль, что давеча дождь лил? Да такой что кругом сухой дровины ни одной не осталося. Можа, староста, из твоего сарая надобно было взять? Так сказал бы.
   - Подсушить значится сперва надобно было, - упер руки в боки старик, названный старостой. - А то ж эта ведьма проклятущая в дыму задохнется упреж чем огонь займется. Дюже легкая смерть для нее будя, после всего содеянного. В очищающем огне должна сгореть, поганка! - неистово выкрикнул староста, брызжа слюной. - В огне! А ты, Уот, все испортил! Испортил, поганец! - При этом последнем оскорблении лицо старосты стало багровым, он воздел, дрожащую от ярости руку, и принялся колотить, тихо скулящего, Уота.
   Мужики кинулись растаскивать дерущихся, и никто не заметил, как на площадь въехали два всадника.
   - Что тут происходит!? - раздался грозный возглас.
   После строго окрика крестьяне как один обернулись в сторону вновь прибывших. Увидев пришельцев, появившееся было раздражение на их лицах сменилось на настороженный испуг. К толпе несостоявшихся инквизиторов подъезжал рыцарь в полном доспехи, сопровождаемый слугой. Рыцарь был высок, широк в плечах. Из открытого забрала на смердов строго взирали ясные серые глаза. Мальчишеское лицо без единой морщинки говорило о том, что юноша вырос в стороне от серьезных горестей и невзгод. В одной руке молодой человек держал большой треугольный щит, на котором красовался красный двуглавый грифон. Другую руку парень угрожающе положил на рукоять меча, до времени покоившимся в ножнах.
   - Я повторяю свой вопрос: что тут происходит!? - добавив метала в голос, произнес юноша. - Немедленно освободите эту женщину! - указал рыцарь латной перчаткой на дымящийся шест. При этих словах раздававшийся из недр дымной завесы кашель прекратился. Приговоренная потеряла сознание или вовсе задохнулось.
   - Брол, быстро вытащи ее оттуда! - крикнул аристократ слуге, видя, что крестьяне застыли в нерешительности и не спешат выполнять приказ.
   В отличии от сиволапых Брол молниеносно отреагировал на слова хозяина. Он спрыгнул с коня и побежал к костру. В этот момент очнулся староста и с прытью, которую тяжело было ожидать от столь престарелого человека, схватил одну из веток и, словно молодой волк, бросился наперерез слуге рыцаря.
   - А ну уйди отседа, поганка болотная! - процедил старик, замахиваясь длинной палкой.
   В голосе старосты звенело столько ярости и угрозы, что было ясно: удар последует сразу же после следующего шага Брола.
   Данная ситуация поставила в ступор не только Брола, но и рыцаря, и даже самих крестьян. Где это видано, что б крепостной противился воле благородного сэра, да еще и с оружием в руках, хоть и столь неказистым? За подобное следует вешать без разговора.
   Благородному сэру Алону д'Кроу до сегодняшнего момента никого вешать не приходилось. И, в силу своей набожности и доброты, не очень то и хотелось начинать. Но и так просто оставить эту ситуацию воин не мог. Сорвав висящий на седле боевой цеп, рыцарь ударил в бока коню, и в два скачка оказался рядом со старостой. При виде аристократа в латах крестьянин замер в нерешительности. Его смелости хватило заступить дорогу слуге, но ее, явно, было недостаточно что бы выйти против рыцаря. Несильный, но точный удар по руке шипастым ядром быстро остудил пыл хлебороба. Старик по-детски вскрикнул и, схватившись за руку, упал на землю.
   - Брол, я сказал вытащить девушку из костра! - как ни в чем не бывало повторил приказ юноша. - И вы тоже не стойте столбами, - обвел рукоятью цепа застывших крестьян воин.
   Испугано косясь на рыцаря и его грозное оружие, мужчины, женщины и даже дети начали растаскивать так толком и не разгоревшийся костер.
   - Вы не понимаете, благородный сэр, этого нельзя делать, - бормотал сквозь слезы староста, баюкая переломанную руку. - Нельзя, никак нельзя этого делать. Она же, поганка болотная, она же погубит всех, всех погубит.
   Но сквозь шум и гомон людской толпы тихое бормотание старика уже никто не слышал. Чьи-то заботливые руки подхватили его тело и отволокли подальше от сутолоки. Иначе, не дай Хранители, затопчут. А крестьянин все продолжа причитать:
   - Огню ее надо предать, огню. Нельзя освобождать, никак нельзя.
   Неизвестно, что повлияло на смердов то ли яростный взгляд серых глаз, то ли угрожающее помахивание цепом, но не прошло и минуты как девушка была снята с шеста, и Брол уже вдыхал ей рот в рот живительный воздух.
   - Жива, сэр Алан, - проговорил слуга, приложившись ухом к левой груди девицы. Молодой д'Кроу отметил, что рука слуги, как бы невзначай, легла на вторую грудь крестьянки. Брол был известным ходоком и даже в такой ситуации не изменил своей натуре. И не удивительно, девушка была чрезвычайно хороша собой и даже испачканное сажей платье и лицо не могли этого скрыть.
   - А теперь, кто мне объяснит, что тут произошло? - строго вопросил рыцарь, для убедительности постукивая рукоятью цепа о голень стального сапога.
   Крестьяне стояли потупив взор, переминались с ноги на ногу, никто не решался высказаться за всех. Староста сидел в стороне и все что-то причитал себе под нос. Другого лидера у деревни не было. Сэру Алану д'Кроу уже приходилось сталкиваться с подобным поведением смердов, и он знал, как решить возникшую проблему.
   - Ты, - махнул он рукой в сторону Уота, - говори, почему вы хотели сжечь эту женщину.
   Глаза крестьянина затравленно забегали, он облизнул разбитые губы, больше похожие на два вареника и неуверенно заговорил:
   - Это. Ведьма она. Вот и сжечь надобно было.
   - Что ты мелишь, какая еще ведьма!? - зло сверкнул глазами юноша.
   От окрика аристократа Уот вздрогнул, однако с подкупающей уверенностью в голосе все же заявил:
   - Что ни на есть, самая ведьмачая.
   - Клянусь Матерью Хранительницей, этот мир окончательно потерял разум, - покачал головой молодой воин. - С чего вы взяли, что она ведьма?
   - Так эвон, рыжая, - неуверенно проговорил смерд.
   Алан с новым интересом осмотрел бессознательную девушку и, действительно, кое-где заметил пробивающиеся сквозь сажу рыжие локоны.
   - И что вы всех рыжих жжете? - с интересом и удивлением спросил д'Кроу. К своему стыду до недавнего времени молодой воин не покидал пределов баронства отца и не знал, как живут люди в других местах, например, таких как эта странная деревня.
   - Да что вы! Упаси Хранители! - в ужасе воскликнул Уот. Эта первая, кого собирались. Она ж, это, она детей воровала вот.
   - И откуда вы взяли этот вздор? - не скрывая своего скепсиса, спросил Алан.
   - Ну как же!? - в искреннем изумлении вытаращил глаза крестьянин. - У Маркиши Кривоносой девочка пошла купаться до речки, да и не воротилась, у Кромпа охотника сын в лесу сгинул куда-то, да вон, и у старосты жена при родах душу вместе с ребенком Хранителям отдала. Оттого он на вашего слугу и кинулся. Совсем от горя старик ума лишился. А вы, эвон, еще убивицу его родичей освободили.
   - Что!? Что ты сказал, смерд? - еще секунду назад благодушное лицо налилось багрянцем от охватившего д'Кроу гнева. - Ты смеешь сомневаться в решении рыцаря? В моем решении!? - Воин привстал в стременах, угрожающе звякнул боевой цеп.
   - Простите меня, милостивый сэр! - жалобно выкрикнул хлебороб, бухнувшись на колени. - Мой язык сам не ведает, что говорит, - затараторил Уот со скоростью ветреной мельницы при урагане. - Не губите, я же сказать не то хотел. Совсем не то. Я хотел сказать, что староста больше всех хотел ее сжечь, оттого что винил ведьму эту в том, что его жена с ребенком умерли. А вы, вы все правильно сделали. Это староста, староста во всем виноват. Он и подбил нас всех. Он, негодяй.
   - Ладно, успокойся и продолжай, - вернулся обратно в седло Алан, сам удивляясь своей вспыльчивости. Раньше за собой подобного он не замечал.
   - Что продолжать? - размазывая по щекам грязные слезы, поднял на рыцаря глаза крестьянин.
   - Как вы поняли, что именно эта девушка виновата во всех ваших несчастьях? - подавив раздражение, медленно произнес д'Кроу.
   - Ну эта, до нее просто ничего не было. Ну, никто не пропадал, то есть. Жили себе и жили. Ни хорошо не плохо, как все. А как она к нам в деревню заявилась, так и началось: свары разные между собой, драки, опять же дети начали пропадать. Вот нам староста и сказал, мол это она во всем виновата, чужачка то есть, потому как ведьма. А ему жена его покойница об этом твердила. И еще перед смертью сказала, что эта ведьма на нее проклятье наложила. Сказала и померла. Тут староста нас и стал подбивать на то что б избавится от ведьмы. Да и многие наши бабы с ним согласны были.
   - А ты вот сам не думал, как она дала себя схватить, если ведьма? - с усмешкой произнес д'Кроу. - Почему не околдовала вас всех?
   Не то что бы аристократ хотел убедить смерда в невинности девушки, просто Алану была интересна темная крестьянская логика по которой можно обвинять в колдовстве всех непонравившимся им людей. Для самого рыцаря случившееся в деревне история была ясна, понятна и объяснима без всякой магии. В деревню приходит молодая, красивая девушка. Наверняка, она сразу становится первым объектом интереса для мужчин и центром ревности для женщин. Отсюда и ссоры межу супругами и влюбленными, да и драки межу поклонниками. Ну а как беда случилась местные женщины тут же нашли на кого всю вину свалить.
   - Ну что замолчал? Почему, спрашиваю, не околдовала вас?
   - Так мы это, - нервно теребя завязку рубахи, промямлил Уот. - В общем, оглушили мы ее неожиданно, что б эта, колдунства своего применить не смогла. Пошла она, значится, воды, а мы на нее с мужиками из кустов набросились, оглушили связали по рукам и ногам и в сарай. А утром уже и столб готов с костром.
   - Не виновата я ни в чем, ваша милость! - прохрипела виновница происшествия.
   Откашлявшись после этой фразы, ведьма поднялась на ноги и начала отряхивать испачканное платье.
   - Боюсь, красавица, тут даже стирка не поможет, - весело ухмыляясь, высказал мнение Брол.
   Колдунья зло зыркнула на слугу рыцаря, но бесполезные движения все же прекратила.
   - Не ведьма я, ваша милость. Просто девушка.
   Спасенная подбежала к коню аристократа и, схватив ступню рыцаря, упала на колени.
   - Заберите меня от этих помешанных, ваша милость, - молила девушка, рыдая, - Иначе убьют они меня, точно убьют. А я служанкой вам буду, готовить буду, что хотите делать буду, только заберите, не оставляйте на погибель.
   Аристократ даже растерялся от такого напора. Но тут же пришел в себя. Алан с детства мечтал о рыцарских подвигах, о том, как будет сражать чудовищ и спасть принцесс. С возрастом страсть к приключением не утихла, и сейчас он ощущал себя героем рыцарского романа, которыми зачитывался в юношестве. Конечно перед ним не принцесса, да и крестьяне не напоминают злобного дракона или демона, но все же он сейчас спас жизнь. И тем приятнее, что жизнь эта принадлежит красивой деве. А раз спас, то и дальнейшая ответственность за даму лежит на нем.
   - Встань, - приказал он висящей на его ноге девушке. - Иди домой, умойся и собери вещи. Поедешь со мной до соседнего баронства. Там тебя не тронут. Но смотри, долго я ждать не стану.
   - Вы сама доброта, ваша милость, - всхлипывая отошла от ноги воина девушка. - Я буду молить Хранителей о вас. Я не заставлю вас ждать, я мигом.
   Взмахнув волосами, счастливица опрометью бросилась куда-то в глубь деревни.
   - А ты, - повернулся д'Кроу к что-то бубнящему себе под нос старосте. - Ты отдашь ей коня за свою дерзость, и скажи спасибо, что я тебя не повесил.
   - Ты понял или нет!? - не дождавшись ответа, прорычал Алан.
   - Он все сделает, все отдаст, - подскочил к лошади щуплый мужичонка. - Не в себе просто он сей час. С головой у него туго. А я брат евойный, все отдам, как скажете, только молю вас, милостивый сэр, не вешайте брата.
   - Не важно кто сделает, но лошадь что б была, - отмахнулся д'Кроу.
   Крестьяне начали разбредаться, а к Алану подбежал слуга и что-то шепнул на ухо.
   - Эй ты, губатый! - крикнул рыцарь Уоту.
   - Чего изволит, милостивый сэр!? - подскочив от страха, обернулся смерд.
   - За твою дерзость ты позаботишься о провизии для нас на неделю. Да и сей час я бы поел что-нибудь горяченького.
   - Как скажете, милостивый сэр. Все сделаю, - закивал головой хлебороб.
   - Слышала, что приказано, - обратился Уот к стоящей рядом матроне. - Давай бегом в дом и что б через полчаса на столе все горячее стояло.
   - Лучше б у тебя в штанах стояло, - огрызнулась в полголоса баба и пока муж не успел осмыслить фразу быстро засеменила прочь.
   - Я тут не далеко живу, - сделав вид, что не услышал комментарий жены, повернулся к рыцарю Уот, - пойдемте провожу.
   Крестьяне начали разбредаться по своим делам, и никто не обратил внимание на одинокого бродягу в широкой соломенной шляпе, стоявшего опиревшись на длинный походный посох под деревом неподалеку.
   Жена Уота оказалась довольно расторопной женщиной, и когда Алан с сопровождающими подошли к дому крестьянина во дворе уже был накрыт стол. На столе уютно расположились две тарелки с пирогами, овощи с огорода, бутылка с какой-то мутной жидкостью и каравай хлеба.
   - Проходите, сэр, садитесь, скоро горячее принесу, печка уже истоплена, - закудахтала хозяйка, как только мужчины вошли. - А ты что встал, - прикрикнула она на своего благоверного, - иди лошадей господ в хлев отведи да овса задай.
   И хотя обычно аристократы едят за отдельным столом, в походе преломить хлеб с чернью считается не зазорным. Звякнув доспехами, Алан спрыгнул с коня, бросил поводья Уоту и уселся за стол. Кивком головы воин предложил присаживаться Бролу. Слуга не заставил себя долго ждать, и через пару мгновений уже расположился напротив хозяина.
   Жена Уота ту же принялась наполнять деревянные кружки мутной жидкостью, приговаривая:
   - Откушайте, сэры, нашего самогончика. Добрый самогон, из пшеницы. Такого вы ни у кого не попробуете.
   - Отчего ж не откушать, - улыбнулся рыцарь. - Давай выпьем Брол за наш первый подвиг. И хоть не пришлось замарать меч во вражеской крови, зато на нашем счету одна спасенная жизнь.
   - Во истину, господин Алан, вы сегодня сделали угодное Хранителям дело, и они вас возблагодарят, - пробурчал Брол, дергаясь на стуле от нетерпения. Слуге хотелось выпить и поесть, но начать трапезу раньше хозяина он не мог.
   Осушив кружку, д'Кроу довольно крякнул и неспешно принялся за еду. Не разносолы, конечно, к которым он привык дома, но в дороге и такая пища за радость. Уже шесть дней как молодой рыцарь покинул пределы родного баронства и три предыдущих дня воину приходилось питаться сушеной солониной да кашей. Так что не прошло и получаса как стол опустел, а путники довольно развалились на своих местах.
   - Угораздило же нас связаться с женщиной, - покачал головой рыцарь, после нескольких минут молчаливого переваривания пищи. - Чего доброго, до вечера придется ждать, когда она соберется.
   - Не придется, ваша милость, - раздался девичий голос.
   Калитка отварилась, и во двор вошла преобразившаяся ведьма. Простое, но изящное платье выгодно подчеркивало аппетитные женские формы, а смытая сажа открыла привлекательное личико. Ярко рыжие волосы свисали толстой косой с плеча, а зеленые глаза так и сверлили аристократа.
   - Ну поехали, раз готова, - проговорил смутившийся рыцарь, поднялся из-за стола и направился к выходу.
   Под двором девушку ждала дряхленькая кобыла с седельными сумками, свисающими по бокам.
   - Это что все твои припасы? - удивленно посмотрел на ведьму Алан.
   - Не успела ничего скопить, - улыбнулась девушка и с ловкостью бывалой наездницы запрыгнула в седло, оставив парня в легком замешательстве. Определенно эта ведьма разбивала все сложившееся у рыцаря стереотипы о спасаемых красавицах, да и женщинах вообще.
   - Где ты там, Брол? - крикнул он, что б как-то скрыть свое удивление.
   - Иду, сэр Алан, уже иду, - слуга, наконец, вывел лошадей из ворот и передал поводья одной из них хозяину.
   - Ну раз все готовы, тогда вперед! - воскликнул воин и одним прыжком вознес себя в седло - удержаться от легко позерства перед дамой он просто не смог.
   Троица двинулась прочь из деревни. В след путешественникам смотрели десятки пар глаз. Разное читалось в их выражениях: у старосты ненависть, у Уота облегчение, у некоторых девушек можно было прочесть зависть, а в глазах странного бродяги в широкой соломенной шляпе угадывался неподдельный интерес, интерес и азарт, азарт хищника, вставшего на след дичи.

Глава 2. Пикник на обочине

   - Как тебя хоть зовут? - спросил Алан, когда деревня скрылась за поворотом.
   - Элейн, ваша милость. Я еще раз хотела горячо поблагодарить вас за спасения. Если б не вы, - голос девушки дрогнул, - если б не вы...
   - Все уже позади, - поспешил остановить начинающуюся истерику рыцарь, - ты в безопасности.
   - Да, и это только благодаря вам, - томные зеленые глаза, наполовину наполненные влагой выражали всю глубину признательности женщины. И молодому человеку стоило немалых усилий отвести от них взгляд.
   - Будет тебе, Элейн. Я сделал то, что должен был сделать. На моем месте так поступил бы любой.
   - Нет, нет, - вы настоящий герой, - с горячность воскликнула ведьма.
   - Расскажи лучше, как ты попала в этот переплет? - решил сменить тему покрасневший от смущения рыцарь.
   - Я пришла в эту деревню относительно недавно. Месяца три назад. Сначала все было хорошо. А потом местные женщины меня почему-то невзлюбили. А я ведь ничего, ничегошеньки им не сделала. А вчера и вовсе меня оглушили чем-то. А очнулась я уже на костре. Великие Хранители, как же я испугалась. Да меня до сих пор трясет. Видите?
   Девушка вытянула изящную руку перед носом рыцаря.
   - И сердце готово выпрыгнуть из груди. Послушайте.
   Прежде чем Алан успел что-то ответить Элейн рванула его руку так, что он едва не выпал из седла и приложила к своей груди.
   - Слышите? - спросила она томным шепотом, наклонившись к уху аристократа. Их лошади настолько сблизились, что молодые люди соприкасались ногами друг с другом.
   - Брол! А ты продовольствие у крестьян не забыл взять? - резко притормозив коня, спросил у ехавшего позади слуги красный будто маков цвет парень.
   - Как можно, сэр Алан? Вот оно у меня в сумке, - похлопал по мешку Брол. - Не извольте беспокоится, на неделю хватит.
   - А вы куда едите, ваша милость? - поинтересовалась Элейн, вновь поравнявшись с рыцарем.
   - Я еду к своему дяде, Барону Огюсту. Наверное, ты о нем слышала. У него самое большое баронство на севере. Он прислал весточку, что скоро там будет война и ему нужны рыцари. А мне нужна слава.
   - Война, это так страшно, - всплеснула руками Элейн, - а вы такой храбрый.
   - И такой сильный, - девушка вновь вплотную сблизилась с Аланом. - Наверно под этими доспехами скрывается весьма мускулистое тело, - с придыханием проворковала ведьма.
   - Брол, мне кажется за тем поворотом кто-то есть, я съезжу проверю, - бросил через плечо д'Кроу и дал шенкеля своему скакуну.
   Встречный ветер обдувал раскрасневшееся лицо охлаждая разгоряченного юношу. Нет, определенно не так себя должны вести спасенные девы. Конечно, ее чувства понятны. Девушка хочет отблагодарить спасителя, но честь рыцаря не могла позволить воспользоваться ситуацией.
   Пятый сын, он практически был лишен внимания отца так-как не мог рассчитывать на какую-то значимою должность в королевстве или наследство. Алана воспитала мать, которая и взлелеяла в нем чрезвычайно трепетное отношение к женщинам. Настолько трепетное, что парень до сих пор не испытал девичьей ласки. Он ждал настоящего чувства. Однако коварная плоть не подчинялась ни доводам разума, ни чести. Жар, разгоравшийся в паху, требовал немедленно удалиться от источника его разжигающего. Добрая скачка - как раз то что нужно в такой ситуации.
   Охладив пыл, д'Кроу вернулся к своим спутникам. Элейн ехала рядом с Бролом и о чем-то с ним беседовала. Раздался ее звонкий смех. Где-то в желудке рыцаря неприятно шевельнулся червячок ревности. Парень всегда был белой вороной среди своего окружения. Он не таскал дворовых девок на сеновал, не напивался на дворовых пирушках. Все свободное время д'Кроу проводил в упражнении с оружием. Вечера коротал за чтением книг о подвигах бесстрашных рыцарей и Хранителях - добрых создателей вселенной. Парень настолько влился в свой мир фантазий, что возвел понятия о чести в ранг фетиша. Поведение же ведьмы напрочь ломало все придуманные им стереотипы о прекрасных дамах. Однако показать этого воин никак не мог.
   Молодой аристократ подчеркнуто безразличным выражением лица пристроил своего коня чуть впереди и застыл как статуя, покачиваясь в такт лошадиным шагам.
   - Что там было, сэр? - спросил из-за спины слуга.
   - Показалось. - бросил воин через плечо.
   На дороге, по которой они ехали, встречалось довольно мало народу, не смотря на то что она соединяла между собой несколько довольно крупных баронств. Все же время от времени Алан с товарищами встречали путников, которые спешили куда-то по своим делам. Одни из них везли нагруженные повозки, другие передвигались верхом. Попадались и пешие. Объединяло всех встречных одно - тоскливые лица и взгляды, в которых просматривалась обреченность. Несомненно, такими были не все, но их было настолько много, что молодой рыцарь не мог этого не отметить. Он даже хотел поинтересоваться у Элейн о причине данного феномена, но посмотрев, как она в очередной раз заискивающе улыбнулась Бролу, передумал.
   С каждой минутой д'Кроу было все тяжелее слушать шушуканье за спиной, внутри закипало ранее ему неведомое раздражение. Парень истово боролся с желанием пустить коня вперед, что б не слышать шепота Брола и игривых смешков Элейн. Однако, он не мог позволить показать свою слабость. Тем более, что и сам не ведал от чего в нем накопилось столь противоречивое и недостойное рыцаря чувство. Поэтому молодой рыцарь испытал глубокое облегчение, когда солнечный диск наконец спустился к горизонту.
   - Отличное место для ночевки, - провозгласил воин, указав на небольшую полянку, отъевшую островок пустоты у возвышающегося по краям дороги густого леса, - пожалуй, здесь и остановимся.
   - Как скажете, сэр Алан, - коротко кивнул слуга и вырвался вперед обустраивать место для ночевки.
   - Благородный сэр, а не слишком ли это опасно ночевать вдоль дороги? - спросила, поравнявшись с рыцарем Элейн, - не лучше ли было обустроить ночлег где-то в лесу?
   - Опасно углубляться в неизвестный лес, - раздраженно бросил Алан. Он очень не любил, когда его решения подвергали сомнению. Тем более какие-то крестьянки. При приближении девушки он испытывал какую-то странную робость, которую и пытался скрыть за грубостью.
   - Кстати, ты не хочешь помочь Бролу? - произнес рыцарь, с вызовом встретив непонимающий взгляд.
   - Как скажете, ваша милость, - произнесла девушка, покорно опустив голову.
   Однако, Алан успел заметить странный огонь, блеснувший в глубине ее зеленых глаз. Задумчиво глядя вслед пришпорившей коня женщине, рыцарь думал, что она, определенно, не похожа ни на одну крестьянку из тех с которыми ему доводилось встречаться до сих пор. Была в этой девушке какая-то грация, стать и сила не свойственная хлеборобам. А ее речь явно отличалось от говора обычных смердов.
   Когда аристократ неспешно въехал на поляну Брол уже успел разжечь костер и притащить какое-то бревно из леса.
   - Прошу вас, сэр Алан, присаживайтесь, - произнес он, указав на бревно и взял коня рыцаря за узды, - скоро будет готова еда. Крестьяне нам выдали отличную утку и соленья. Сейчас Элейн все разложит.
   Коротко кивнув, д'Кроу лихо спрыгнул со скакуна и уселся на предложенное место. Перед ним девушка расстелила скатерть и выкладывала на нее нехитрую крестьянскую снедь. Брол тем временем таскал из леса дрова для костра.
   Рыцарь не без удовольствия наблюдал за ловкими движениями ведьмы. Юноша, воспитанный матерью и рыцарскими романами непроизвольно превозносил всех женщин, приписывая им непостижимые достоинства. Таинственная женская душа не только манила, но и пугала своей неопознанностью молодого аристократа. Он уже жалел о своей грубости, он боялся, что мог оскорбить столь утонченное и прекрасное существо.
   - Можете откушать, ваша милость- закончив накрывать непритязательный стол, проговорила Элейн.
   Д'Кроу непроизвольно встретился взглядом с ведьмой и его не знающее страха сердце сжалось. В глазах красавице явно читалась обида и что-то еще. Но что, понять юноша не успел, Элейн отвела взгляд.
   - Прошу, Элейн, откушай со мной, - неуверенным голосом предложил воин.
   - Как скажете, ваша милость.
   Алана аж передернуло от елейной покорности, пропитавшей эту фразу.
   - Эй, Брол, давай сюда, - позвал он слугу, разжигавшего огонь, - потом дрова натаскаешь.
   Ужин прошел в напряженном молчании. Изредка юноша бросал взгляд на аккуратно евшую Элейн, но начать разговор так и не решился.
   На скатерти еще оставалась кое-какая еда, да и желудок Алана еще не чувствовал полного насыщение, однако на парня неожиданно навалилась сонливость. Хотя он был даже этому рад. Повисшее напряжение сильно нервировала молодого воина. И сон сейчас был бы как нельзя кстати.
   - Брол, первое дежурство за тобой, - широко зевнув проинформировал слугу рыцарь и направился к потрескивающему огню.
   - Разбудишь как обычно, - проговорил парень, устраиваясь на плаще у костра.
   Доспехи рыцарь снять так и не удосужился. Исключение составил лишь шлем, который он подложил под голову вместо подушки. Обычно Алан очень сложно засыпал. В Голове постоянно роились какие-то мысли. Но сегодня, явно был не тот случай. Не смотря на насыщенный событиями день, сон пришел к аристократу почти мгновенно.
   Проснулся рыцарь от металлического шороха и вдруг навалившейся тяжести на грудь, рука нащупала меч прежде чем глаза успели открыться.
   - Я видела, как вы на меня смотрели, ваша милость, - услышал воин страстный шепот у себя над ухом.
   Открыв глаза, Алан увидел Элейн, взгромоздившуюся ему на грудь. Между прядей ее волос проглядывал лунный диск. В его свете лицо девушки приобрело какой-то неестественный, но между тем привлекательный оттенок.
   - Может, вы хотите увидеть немного больше, - заигрывающи улыбаясь, продолжила свое соблазнение ведьма.
   Едва заметное движение, и платье соскользнуло с плеч красавицы, обнажив груди, обласканные лучами лунного света.
   - Я так хочу отблагодарить моего спасителя, - прошептала Элейн наклонившись вплотную к губам Алана.
   В душе парня кипела буря. Ломались стереотипы женских добродетелей, взращенные его матерью. Понятие о чести билось с неистовым желанием. С каждым жестом и словом женщины жар внизу становился сильнее. Руки сами тянулись к соблазнительной обнаженной плоти. Это было испытание пострашнее битвы с драконом. И Алан знал, что уступив сейчас этому напору он проиграет. Что-то внутри не переставая твердило: "не поддавайся". Он не знал были ли это заветы матери, или его собственные понятия о чести, но воин все же не поддался сжигающему желанию и хриплым голосом проговорил:
   - Не стоит благодарности.
   Он попытался снять с себя девушку, но руки почему-то не слушались юношу. Д'Кроу с трудом отвел взгляд от груди девушки, подняв его чуть выше и с удивлением и страхом увидел, как еще недавно такое соблазнительное и прекрасное лицо девушки исказила лютая ярость, показавшаяся рыцарю особенно зловещей в свете луны. Юноши даже померещилось, что лицо Элейн начало преображаться. Алану казалось, что он находится в каком-то сне. Настолько все происходящее было нереально. В голове какая-то муть, которая мешала нормально соображать и реагировать на ситуацию.
   - Ты ответишь за это, родовитый ублюдок - услышал воин ужасающий бас эхом отозвавшийся в голове юноши. Элейн воздела руку к небу, и Алан разглядел очертания ножа. Но сделать рыцарь ничего не мог, онемевшие конечности отказывались подчиняться.
   Д'Кроу не успел осознать всю опасность ситуации, как услышал глухой звук. Будто кто-то одним ударом вколотил гвоздь в крышку гроба. Элейн мешком повалилась на грудь воина, и Алан смог разглядеть торчащий в ее затылке странный клинок в виде небольшого серпа с длинной рукоятью.
   Зрелище окровавленной головы привели аристократа в чувство. Алан вышел из оцепенения, он снова мог двигать руками и сразу начал действовать. Скинув труп ведьмы, юноша вскочил и закружился на месте словно компас, ища острием меча неведомого врага, благо ночное светило давало неплохие шансы увидеть нападавшего. Разглядев не спеша подходящего к костру человека в широкой соломенный шляпе, Алан прыгнул ему навстречу.
   Разговоры в битве излишне, но это для обычных людей. Рыцарь просто обязан уведомить врага о своих намереньях.
   - Кто бы ты ни был, ты умрешь! - крикнул аристократ и провел стремительный выпад.
   Алан всегда считал, что владеет мечем просто великолепно. Он ни раз доказывал это на турнирах. Однако незнакомец явно этого не знал. С обидной легкостью мужчина ушел от разящего удара, сделав едва заметный шажок в сторону.
   - За что же это вы хотите меня убить, благородный сэр? За то, что я спас вам жизнь? Не думал, что у аристократов такие странные понятия о благодарности.
   Голос пришельца был неприятным, пугающим. Словно шелест давно высохших листьев, ломающихся под подошвой ботинка. И настолько противоестественным, что смысл сказанного не сразу дошел до парня. Он успел нанести еще один рубящий удар, эффектно крутанув меч кистью руки. Но эффектно далеко не всегда эффективно - клинок снова рассек воздух.
   - Успокойтесь, молодой человек, я не желаю вам зла, - снова заскрипел незнакомец без тени волнения или отдышки.
   Та непринужденность с которой вооруженный одним лишь посохом противник избегал смертельных ударов просто выводила Алана из себя. Это задевал все естество рыцаря. Он - чемпион рыцарских турниров не может наказать какого-то бродягу. Но доводы разума все же взяли верх, смысл слов странного человека наконец-то нашел понимание в затуманенном мозгу аристократа. Д'Кроу остановился, все же не спеша опускать меч.
   - Кто ты такой? - выдохнул рыцарь.
   В первые секунды Алан решил, что кто-то напал на их лагерь и поэтому не раздумывая кинулся в бой. Но когда незнакомец вместо атаки начал диалог аристократ все же решил выяснить мотивацию странного человека.
   - Я готов ответить на ваши вопросы, но прежде мне нужно довершить дело.
   - Какое еще дело? - рыцарь вновь напрягся и поднял меч в боевую позицию.
   - То, которое вы не дали совершить крестьянам в деревне, - продолжил пришелец, не обращая внимания на готового к бою воина, - сжечь ведьму.
   Д'Кроу на автомате обернулся взглянуть на мертвую Элейн и замер: женщина двигалась. Девушка выдернула необычное оружие из затылка и подняла голову. И лицо, которое юноша увидел в свете догорающего костра повергло его в неописуемый ужас. Нет, это несомненно было лицо Элейн, но до чего же оно изменилось. На еще недавно прекрасном челе застыла маска дикой, всесокрушающей злобы. Вместо зеленых глаз на рыцаря смотрели бельма, без намека на радужку и зрачки. Но прежде чем страх молодого аристократа оформился в какие-то действия среагировал незнакомец.
   - Прах тебя побери, в сторону, - отпихнув застывшего столбом рыцаря, бродяга бросился к костру.
   С угрожающим шелестом палка распалась, и в руках незнакомца появился клинок. Не тратя больше времени на разговоры, пришелец прыгнул к твари. Но Элейн не собиралась подставлять голову под отточенную сталь. Ведьма взмахнула рукой, и мужчину отбросило на спину неведомой силой. Соломенная шляпа слетела с головы бродяги, но Алану все равно не удалось рассмотреть незнакомца - седые, висящий до плеч, растрепанные волосы скрывали от рыцаря лицо его спасителя. Между тем бродягу ничуть не смутило падение: сделав кувырок через голову, он снова оказался на ногах.
   - Вы ответите за это, черви - басовито исторгло существо, еще недавно бывшее прекрасной Элейн и бросилось в лес.
   Тварь передвигалась на карачках, словно какой-то паук или краб. А в скорости передвижения могла поспорить с именитыми бегунами. Бродяга, выругавшись, кинулся в погоню.
   - Клянусь Матерью Хранительницей, что это было? - выговорил ошарашенный юноша.
   - Брол, ты это видел? - только сейчас рыцарь вспомнил о слуге.
   - Эй, Брол! - Алан подошел к лежащему неподвижно мужчине. - Ты что, дитя коровы, уснул на посту? - Рыцарь грубо схватил спящего за волосы.
   Еще мгновение назад не подававший признаков жизни слуга внезапно развернулся и, вцепившись в плечи юноши, попытался дотянуться зубами до горла. Лицо Брола исказила дикая ненависть, а вместо глаз рыцаря буравили бельма с лопнувшими кровавыми сосудами.
   Алан едва успел подставить руки, и теперь еле сдерживал яростный напор твари. Аристократ упал на спину, и с ужасом смотрел на щелкающие гнилые зубы буквально в локте от своего лица. Страх нарастал с каждой секундой, парень понимал, что долго он Брола не удержит.
   Руки д'Кроу затряслись, готовясь поддаться давлению того, кто еще днем был его слугой. Силы рыцаря были на исходе, он уже мысленно возносил молитву Матери Хранительнице, как вдруг мерзкое рычание прекратилось, а челюсти слуги перестали двигаться. Д'Кроу увидел, как на шее появилась красная полоска, а секунду спустя голова слуги съехала со своего места, упав на лицо юноши, а из шее вырвался фонтан крови. Нервно скинув с себя обезглавленное тело Алан перевернулся на живот, медленно поднялся на четвереньки и исторг из себя весь ужин.
   - Спасибо, - преодолевая конвульсии, пробормотал юноша.
   - Это моя работа, - бродяга невозмутимо вытер клинок об одежду безголового трупа и засунул в ножны. Теперь никто не смог бы различить в невзрачном посохе опасную начинку.
   Молодой аристократ с трудом поднялся из неблагородного положения и, вытянувшись столбом, с пафосом произнес:
   - Сэр, я обязан вам жизнью. Дважды обязан. А я не привык оставаться в долгу.
   Не смотря на все ухищрения рыцаря было видно, что пережитое далось ему не легко. Недавно испытанный ужас выдавали побелевшее лицо и затравленный взгляд молодого воина. За свои восемнадцать лет Алану не доводилось видеть смерть настолько близко. А о существах подобных Элейн он даже не слышал. И надо сказать эти твари умели нагнать страху почище несущегося тебе в лицо копья на турнире.
   - Кстати, удалось ли вам сокрушить эту ведьму? - старательно скрывая дрожь в голосе, спросил д'Кроу.
   - К сожалению, она ушла. И это очень плохо, так как эти твари довольно мстительны.
   Как будто в подтверждение слов незнакомца в голове Алана раздался отвратительный голос:
   - Я найду и убью тебя, сын шакала.
   Целое стадо мурашек пробежало по телу юноши. Ужас железным когтем царапнул сердце. Но парень быстро пришел в себя.
   - Попробуй достань меня, тварь! - крикнул рыцарь в глубину леса, выставив вперед меч.
   Жуткий, пробирающий до костей хохот был ему ответом.

Глава 3. Зло есть в каждом

   - Что это за тварь? - Алан обернулся к бродяге, и тон рыцаря говорил, что он не отступит пока не получит все ответы.
   - Я вам все расскажу, - невозмутимо ответил незнакомец, - но, разговор предстоит длинный и думаю, вам для начала не мешает привести себя в порядок.
   Пришелец кивнул на доспехи. Д'Кроу осмотрел себя: все латы были залиты кровью. Он содрогнулся от отвращения и брезгливости, когда понял, что за дискомфорт он ощущает под доспехами - кровь пропитала подлатник. Рыцарь с остервенением принялся сдирать с себя обмундирование. А учитывая, что обычно в этом ему помогал Брол? дело предстояло непростое.
   - Схожу пока за своими вещами, а то, знаете ли, пришлось бросить их возле дороги, - с усмешкой произнес бродяга.
   Зрелище, действительно, смотрелось презабавно. Такое впечатление, что создатели доспехов специально располагали крепления в наиболее труднодоступных местах. Раздеваясь, рыцарь с удивлением заметил на наплечниках две глубокие вмятины. Не иначе покойный Брол оставил их, когда пытался вцепится в горло. Глядя на продавленную сталь, Алан подумал, что если ведьма вновь появится, то лучше бы ему оставаться в доспехах. Однако чувство брезгливости преодолело осторожность, и он с удвоенной силой принялся стаскивать латы, постоянно оглядываясь и хватаясь за меч при любом шорохе.
   Пока рыцарь разоблачался и одевал чистую одежду, пришелец успел не только сходить за своими вещами, но оттащить труп Брола в кусты, натаскать дров и распалить затухающий костер. Когда Алан закончил, мужчина восседал на бревне, покуривая изящную трубку, изготовленную из цельной кости, какого-то животного.
   По уму нужно было бы выстирать одежду и протереть доспехи пока кровь окончательно не застыла. Тем более, что недалеко в лесу был слышен веселый звон ручейка. Но от одной мысли углубиться в темноту деревьев, когда там бродит эта тварь д'Кроу бросало в дрожь. Рыцарь решил дождаться утра. Сложив в кучу грязное тряпье, Алан прихватил меч и сел на пенек напротив бродяги.
   - Вы дважды спасли мою жизнь, а я все еще не знаю, как вас зовут, - неуверенно начал беседу воин, - меня зовут сэр Алан д'Кроу.
   - Зовите меня Рагор, - прошелестел своим странным голосом бродяга и достал из-за пазухи большую металлическую флягу.
   - Будите, - предложил он рыцарю свой напиток, сделав добры глоток.
   Не смотря на то, что Алан сидел не менее чем в паре шагов от собеседника, воин ощутил едреный дух бурячного самогона. Аристократа аж передернуло. Однажды ему довелось пробовать эту сивуху, изготовляемую из отходов кормовой свеклы и ощущения у него сложились не самые приятные. Однако нервы требовали успокоения, и он с благодарным кивком принял флягу и приложился к горлышку.
   - Благодарю, - поморщившись от ужасного вкуса, протянул емкость хозяину рыцарь.
   - Теперь-то вы можете рассказать с чем нам довелось столкнуться? - проглотив неприятный комок в горле, оставшийся после выпивки, пробормотал д'Кроу.
   - Я их называю носители, носители Зла - попыхивая трубкой, произнес Рагор и замолчал, как будто это все должно объяснить.
   - Но кто они? Откуда они взялись? Зачем эта ведьма хотела меня убить? Что случилось с Бролом.
   Поняв, что просто так ответов он не получил, рыцарь выпалил сразу все, что его беспокоило.
   - Когда-то они были людьми, - лекторским тоном начал рассказ Рагор, - но заразились Злом. Заразились от других носителей. У этих тварей есть лишь одна цель и желание - творить зло. А самое большое зло - это страдание людей. Одержимые заставляют людей страдать и от этого получают силу. Страдания людей для них наивысшее лакомство. Набрав достаточно силы, они способны заражать Злом других людей. Как и произошло с вашим слугой.
   - Почему же тогда этого не произошло со мной?
   - Зло есть в каждом, - устало произнес Рагор и снова глотнул из фляги, - в ком-то больше, в ком-то меньше, но в каждом. И одержимые этим пользуются. Они помогают семенам зла в человеческой душе взойти и расцвести. Тогда-то человек и становится носителем истинного Зла, Зла не как эфемерного понятия, придуманного людьми, но носителем частички некой сущности, которая дает своим адептам сверхчеловеческие способности. Но если у человека есть воля, есть убеждения, те страсти и желания, которые таят в себе семена зла отходят для него на второй план. Он может с ним бороться и победить. Ты победил в себе зло, а твой слуга нет.
   - А те люди в деревне? Почему они не стали носителями Зла?
   - Что бы кого-то перевоплотить в носителя требуется немало силы. Для этого адепт Зла должен причинить много страданий. Эта ведьма было очень сильная, однако делится этой силой с кем-то в деревне, наверно, не захотела, а, может, не успела. После того, как у нее не получилось заразить злом Вас, она проделала это с вашим слугой. И, учитывая, как быстро все произошло, ей не понадобилось много усилий.
   - Не понял, что вы хотите этим сказать? - насторожился д'Кроу.
   - Что слуга ваш был редкостным мерзавцем. Обычно одержимые подготавливают почву, исподволь заставляя совершать людей мерзкие поступки. Но с вашим слугой, видимо, этого не понадобилось. К тому же далеко не всегда заражение злом превращает человека в одержимого. Если зла в человеке не достаточно, он сходит с ума. Поэтому обычно адепты Зла подходят очень тщательно к выбору объекта заражения.
   Алан не стал возражать, так-как и сам замечал за Бролом похоть и вороватость.
   - Как же их опознать? Ведь они как люди, - задал он следующий вопрос.
   - Да, они действительно как люди. Преображаются только когда используют силу. Однако их можно найти по косвенным признакам. Где носитель Зла там всегда больше драк, грабежей, насилия, люди становятся агрессивнее и злее. Можно получить нож под ребра за один косой взгляд.
   Д'Кроу вспомнил с какой горячностью на Брола бросался староста в деревне. Вспомнил как он сам постоянно ощущал какое-то раздражение. Юношу пробрал озноб - рыцарю претило, что он так легко попал под чужое влияние.
   - Брол мне чуть доспехи не промял - столько у него было силы. И я видел, как Элейн отшвырнула вас неведомым образом. Почему же эта тварь сбежала, если настолько сильна? - с горячностью вопросил юноша.
   - Испугалась, - пожал плечами Рагор.
   - Кого испугалась? - непонимающе посмотрел на бродягу Алан.
   - Меня, - с безразличием в голосе ответил Рагор.
   Д'Кроу в недоумении смотрел на странного воина, пытаясь разглядеть его лицо. Но увидеть что-то в тени широкополой шляпы не получалось.
   - Эгхм, почему же она вас испугалась? - не дождавшись продолжения спросил аристократ.
   - Потому, что ее чары сработали не совсем так, как она рассчитывала. Они должны были отшвырнуть меня куда сильнее и размазать по дереву словно блин. Однако этого не случилось и тварь испугалась.
   - А почему же они на вас не подействовали? - со скепсисом в голосе поинтересовался рыцарь
   - Потому что на своих они не действуют.
   Рагор снял шляпу и отвернул высокий воротник. Алан вздрогнул и схватился за меч. На рыцаря взирал мужчина средних лет. Его лицо выражала еле сдерживаемою злобу, а кривая усмешка наводила неописуемый ужас.
   - Вам не стоит меня опасаться, - в примирительном жесте вытянул руки Рагор, - как я уже говорил, я не причиню вам зла.
   - Но, но, но...
   Юноша растерялся и не знал, что сказать. С одной стороны, этот мужчина спас ему жизнь, с другой же его лицо не многим отличалось от лица тварей, что недавно пытались его убить. Исключение составляли лишь глаза: у Рагора они были вполне человеческие.
   - Да, я носитель Зла, - продолжил бродяга, не обращая внимания на вскочившего рыцаря, - оно изменило меня, однако ему не удалось до конца меня одолеть. И я нахожусь со Злом в постоянной схватке. Что бы жить мне необходимо творить зло. Этого хочет все мое существо. Но что бы оставаться собой я должен постоянно сдерживать в себе эти желания.
   Рагор говорил тихо, устремив взгляд в землю. Алан видел, как нелегко бродяге дается эта исповедь.
   - Я вынужден постоянно бороться с желанием убивать и калечить. И лишь, когда я вижу носителей Зла могу дать волю своим инстинктам. И поэтому я постоянно на них охочусь.
   - Но ведь, наверно, можно убивать просто бандитов, или убийц, - неуверенно произнес рыцарь.
   - Нет, я не убиваю людей, - покачал головой Рагор, - если начну, то, боюсь, не смогу остановиться.
   - Но зачем вы все это мне рассказали, - рыцарь не сводил непонимающего взгляда с Рагора.
   - По понятным вам теперь причинам я вынужден скрывать лицо. В нескольких днях пути отсюда начинается баронство барона Огюста. Там чрезвычайно строгие законы, и бродяга, скрывающий лицо, наверняка заинтересует тамошние патрули. Но если бы я путешествовал в качестве вашего слуги, то передвигаться по землям Огюста мне было бы куда проще. Если вам, конечно, в ту сторону.
   Алан не услышал ни просительных, ни заискивающих ноток в этом монологе. Рагор монотонно излагал свой план, будто не сомневался в ответе.
   - Я обязан вам жизнью и исполню вашу просьбу. Тем более, что я действительно еду до замка барона Огюста. Ибо он является моим дядей.
   Рагор коротко кивнул, принимая помощь и снов приложился к фляге.
   - Тогда называйте меня на ты, сэр Алана, как и положено благородному обращаться к своему слуге. Кстати, пока мы с вами говорили уже рассвело. Пора собираться в путь.
   - Раз ты мой слуга, Рагор, тогда седлай лошадей и собирай лагерь, - нарочито небрежно произнес Алан, тем самым пытаясь преодолеть страх и благоговение перед этим человеком.
   Рагор оскалился в злобной усмешке, поднял воротник, надел шляпу и принялся собирать лагерь. За годы жизни он привык и не к такому. Воин не чурался любой работы, лишь бы она вела к цели. А высокомерие? Высокомерие нужно усмирять - это будет еще одна маленькая победа над поселившимся внутри него Злом.

Флешбэк 1. Нулевой носитель

   Горы - могучие великаны, стоящие тысячелетиями. Но даже они не вечны. Ветер, вода и главное - время постепенно, песчинка за песчинкой подтачивают гигантов. И бывают моменты, когда хрупкое равновесие породы нарушается, и какой-то из камней срывается, летит вниз, увлекая за собой собратьев. И горе тем, кто попадется на пути этого грозного потока.
   - Айра, берегись! Обвал! - Маркус схватил свою спутницу и потащил поближе к горе.
   - Маркус, что происходит!? - вскричала девушка, в отличии от спутника она не видела никакой опасности.
   - Давай быстрее! - раздраженно крикнул Маркус, продолжая тащить за собой Айру, - бегом вон в ту нишу, это наш единственный шанс.
   Они успели как раз вовремя. Едва забрались в щель, удачно образованную горной породой, сверху посыпались камни. Будь молодые люди без крыши над головой не миновать беды.
   - А как же снасти? - сквозь слезы проговорила испуганная девушка, пытаясь перекричать грохот камней.
   - Какие еще снасти!? - выпалил Маркус, удивляясь нелепому вопросу, - моли Хранителей, что жива осталась.
   Ниша была довольно маленькая, молодые люди стояли, вжавшись в скалу, и дрожали от страха. Иногда мелкие камни рикошетили от земли и больно били по телу. Но все же им повезло - к концу обвала парочке удалось отделаться лишь несколькими ушибами.
   - Кажется, можно вылезать, - пробормотал Маркус, после того, как шум вокруг прекратился, - и первым вышел из-под спасительного козырька.
   Загородив рукой глаза от солнца, Маркус оглядел склон скалы, пытаясь рассмотреть, что там происходит.
   - Айра, вылазь, все нормально, - махнул он рукой через пару минут исследования.
   - Думаю сегодняшний день мы сможем записать как свой второй день рождения, - нервно хихикнула девушка.
   - У нас и первый один на двоих, теперь еще и второй будет, - улыбнулся Маркус.
   - На то мы и двойняшки, что бы всегда все делить, - утирая слезы, кивнула Айра.
   - Взгляни, что это там? - указал парень вверх, - По-моему, пещера. Только раньше я ее не видел.
   - Ты прав, похоже на пещеру, - оглядев склон, подтвердила девушка, - и раньше ее точно не было. Наверно, обвал ее открыл.
   - Интересно.
   Глаза Маркуса загорелись. Он всегда был неравнодушен к тайнам, а тут целая неисследованная пещера. Большой соблазн. Парень подошел к месту, где они с сестрой ловили рыбу до обвала: удочки пропали, однако, мешок с вещами был на месте, хоть и весь грязный. Открыв его, парень удовлетворённо кивнул - масленый фонарь, который он прихватил на случай, если рыбалка затянется до темноты, остался невредимым.
   - Подожди меня здесь, - бросил парень сестре и полез по склону, перекинув мешок за спину.
   Ловко цепляясь за чахлые деревца и камни, Маркус быстро добрался до входа в пещеру. В лучах солнца парень разглядел широкий тоннель, уходящий вглубь горы. Запалив фитиль фонаря, юноша решительно направился внутрь. Вскоре проход повернул, теперь Маркус мог рассчитывать только на свет фонаря, который освещал лишь маленький пяточек перед глазами юного спелеолога. Что бы случайно не пропустить развилки Маркус внимательно осматривал все стены и пол, поэтому продвигался чрезвычайно медленно. Через некоторое время он начал замечать на полу кости, и чем дальше юноша продвигался, тем больше их попадалось. Кости были разных размеров и форм. Маркус не мог определить, кому они принадлежали, но потом на его пути начали встречаться черепа, человеческие черепа. Вскоре костей стало столько, что парень не мог поставить ногу, что б не наступить на какую-нибудь из них. Чем дальше Маркус шел в глубь пещеры под хруст костей, тем сильнее его пробирал страх. Но любопытство было сильнее, и он настойчиво двигался дальше. В конце концов юноша оказался в большой круглой пещере. Рука Маркуса затряслась от ужаса: пол пещеры был усыпан костями. Кое-где он заметил даже цельные скелеты. На некоторых виднелись ржавые доспехи и оружие. Позы сохранившихся скелетов говорили о жестокой схватки произошедшей здесь в доисторические времена.
   Пытаясь понять, что же все-таки здесь произошло Маркус двинулся внутрь пещеры. Рассудок юноши говорил: "Беги отсюда, беги пока не поздно". Но будто какая-то неведомая сила тянула парня к центру. Маркус шел, разглядывая неведомые доспехи и мечи, пока в сет фонаря не попала громадная куча костей. Повинуясь возникшему наитию, он в немом исступлении начал их раскидывать. Работал с азартом золотоискателя, раскапывающего самородок. Через некоторое время взору Маркуса предстал алтарь, вырезанный в виде пятиконечной звезды из цельного камня бурого цвета. В его центре лежал медальон аналогичной формы. Маркус взял странное украшение и внимательно осмотрел: не единой царапины, не единого пятна ржавчины или грязи, лишь неведомые символы, покрывающие поверхность.
   - Надень, - раздался едва различимый шепот под сводами пещеры, - надень.
   Парень вздрогнул и затравленно огляделся.
   - Вероятно, почудилось, - подумал юноша.
   Трясущимися, непослушными руками Маркус нацепил на себя медальон. Конечности двигались без какой-либо команды от мозга. Едва звезда соприкоснулась с грудью, юноша почувствовал, как в голове что-то лопнуло и провалился в беспамятство.
   Очнувшись, Маркус первым делом увидел, что его фонарь погас, он с удивлением отметил, что теперь и без его помощи может отлично обходиться. Темнота больше не являлась непроглядной. Парень удивленно осмотрел своды пещеры. Размеры помещения были огромны, количество мертвецов не поддавалась пересчету. Все стены исписаны странными символами и ужасающими фресками, изображающими пытки и убийства. При этом рисунки поражали свои мастерством и четкостью изображения всех деталей.
   - Что это за место? И что произошло со мной? - прошептал Маркус в немом изумлении.
   И хотя парень на ответ не надеялся, он все же его получил.
   - Это храм Зла, а ты теперь его патриарх, - услышал юноша шепот в голове.
   Странно, но Маркус не испытал ни страха, ни удивления. А на его лице появилась улыбка. Улыбка ребенка, получившего то, о чем всегда мечтал.

***

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"