Плотников Сергей Александрович: другие произведения.

Баронет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 5.34*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обложка
    2-я (из 6-и) КНИГА Внимание! Это ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ.
    Формат текста: РОМАН ЗАКОНЧЕН (ознакомительный фрагмент для Самиздата).
    Объем всего текста 16,3 а.л., объем отрывка 2,4 а.л.

Обложка
Аннотация: Если уж и попадать в фэнтези, то уж точно не безвестным бродягой без роду-племени или вынужденным от зари до зари работать в поле крестьянином, верно? Нет уж, в новый мир - только благородным. И как минимум - бароном! Что-что? Не хочешь вникать в проблемы и разбирать тяжбы крестьян, отбиваться от наглых соседей, собирать налоги для герцога и короля и фальшиво улыбаться новоявленным родственникам? А тебя никто и не спрашивает. Сам ведь захотел в попаданцы - теперь изволь соответствовать!
Подписка:
Только на сервисе author.today:
лого_author.todayТекста романа "Баронет" (авторский вариант).
Внимание! Книги цикла "Как по заказу" пишутся в рамках специального проекта и потому на их публикацию действуют особые правила:
   1) Участники Клуба Постоянных Читателей будут получать проды текста со значительной задержкой по отношению к продам на сайте autor.today.
   2) Выкладка полного текста на СИ не планируется.
  
  

Баронет.

  
  

Пролог.

  
  Остроумно. А я всё гадал: как должна выглядеть граница Великой Свободной Республики Лид? Одно дело запретить для неграждан посещение своей территории, кроме нескольких небольших международных анклавов вроде города Нессария, и совсем другое - добиться исполнения этого запрета. Современные развитые земные государства далеко не всегда с этим удовлетворительно справляются, что уж говорить о местных. Даже учитывая повсеместное использование рабского труда, постройка столь протяжённой каменной стены или затянулась бы на пару столетий, или потребовала мобилизации абсолютно всех граждан вместе с их разумной собственностью лет эдак на пятнадцать без выходных и отпусков. Собственно, доказано китайцами: они свою Великую Стену длиной почти в двадцать тысяч километров строили без малого девятнадцать столетий! Разумеется, как я и думал, теневые правители Лида ввязываться в столь масштабный мега-проект, который и после окончания строительства повиснет на экономике государства тяжёлым грузом, нужным не посчитали. Да и зачем, когда есть уже проверенные, "бесплатные" для Повелителей Жизни методы. Магия и химеры.
  Редкие столбы, на вершинах которых едва угадываются светящиеся только для магов точки контрольных амулетов - с такого расстояния не разобрать, каких именно, но из логики следует, что сигнальные. А внизу - широкая полоса жухловатого по зимней поре газона и изредка попадающиеся на ней меланхоличные чёрные чешуйчатые "коровы". И всё, граница на замке. Конечно, должны быть ещё и какие-нибудь заставы: в конце концов, амулеты надо заряжать и подновлять, и вообще, контроль нужен на всякий случай. Но именно что на "всякий". В том, что чешуйчатые рукотворные монстры способны выследить (в том числе и по запаху), найти, догнать, убить и сожрать трупы нарушителей (последнее - чтобы пограничники не перенапряглись с уборкой) лично у меня даже тени сомнения не возникло: видел этих "травоядных" милашек в деле. От такой охраны границы и армии вторжения серьёзно не поздоровится - не то что отдельным нарушителям, желудочный сок им пухом.
  Я, насмотревшись на такую границу, уже наполовину ожидал, что отличная республиканская дорога просто в каком-то месте пересекает газонную полосу и продолжается дальше разбитой грязной грунтовкой королевского тракта. Ну а что, граждане и их рабы, все поголовно несущие магические Печати магии жизни и так пройдут, а остальным всё равно не положено. Но нет. Контрольно-пропускной пункт всё-таки был. Построенный в полном соответствии с местными реалиями, разумеется: квадрат стен с воротами. В распахнутые створки которых и ныряла дорога - и наверняка выходила через другие такие же с противоположной стороны.
  Ну что ж. За шесть с половиной месяцев мне вполне удалось освоиться в республике, более-менее встроиться в местную жизнь - и уже испытать на себе все её прелести. Как то: стать рабовладельцем, едва не сдохнуть под копытами кабана-мутанта, стать профессиональным охотником на монстров, едва не сдохнуть в клыках нарийского тигра, найти быстрый и, главное, дешёвый способ стать полноценным магом Жизни, едва не сдохнуть, растворившись в суперкислоте неведомо как забравшейся далеко на юг гидры... Ну, вы поняли. Самое время посмотреть, как тут живут "за ленточкой". Правда, учитывая тенденцию, можно спрогнозировать возможные попытки проткнуть меня копьём, мечом или застрелить из арбалета - нравы в странах-соседях Лида иногда жуть как просты. Но я на этот случай подстраховался, о да.
  
  * * *
  
  Наверное, вам уже стало ясно: я тот самый типичный герой-попаданец, про которых на Земле написаны, нарисованы и напечатаны тонны макулатуры. Маг могучей стихии Жизни, отважный истребитель монстров, самый настоящий дворянин, да не какой-нибудь, а почти барон с собственным гербом. А ещё герой любовного фронта аж с тремя красавицами-рабынями в "гареме"! Что, завидно? Тоже так хотите? Вот и я когда-то мечтал... И получил на свою голову, блин. Ровно то, что хотел. Впрочем, смотрите сами.
  Для начала магия жизни на поверку оказалась невероятно сложной штукой, полноценно пользоваться которой можно было только досконально зная полтора десятка медицинских дисциплин вроде анатомии, физиологии, нейробиологии и других "логий". Которых я, естественно, на Земле не знал - был-то я не врачом и не биологом, а менеджером по продажам... Как будто этого мало, стихию внутри себя нужно было для начала отыскать, заставить слушаться и выполнять необходимые действия - а потом долго и нудно "качать контроль". Местные учатся такому с самого детства, проводя долгие годы рядом с наставником, а мне повезло попасть в тело восемнадцатилетнего одарённого, но не обученного обалдуя. Памяти предшественника мне практически не досталось, так что судить о степени магической начальной подготовки баронета Арна мне было сложно. Вот с оружием Бертран-младший явно когда-то тренировался: кое-что из приёмов владения копьём мне удалось "вспомнить", но сущие мелочи. А вот на шпагу навыки тела вообще не отзывались, как и на многое другое. И вообще создавалось впечатление, что восемнадцатилетний гражданин за предыдущие семнадцать лет более-менее освоил только дворянский этикет. Ну, как говорится, на безрыбье... эх. Если бы к этим навыкам можно было хотя бы получить доступ по желанию, а не спонтанно из-за сложившейся ситуации... Ладно, проехали.
  Что там дальше? Отважный истребитель монстров? Есть такое дело. В смысле, выбора, чем заняться в жизни у меня просто не было. Или копьё в руки и вали в сторону Шрама, или... тоже вали, только из республики, без копейки денег за душой и уже навсегда. Учитывая, что за границами Лида царит приправленное магией средневековье, перспектива показалась мне так себе. Пришлось зарабатывать на жизнь методичным разделыванием магических мутантов на ценные ингредиенты, из которых Повелители Жизни клепают, как на конвейере, новых чешуйчатых бурёнок и прочих полезных созданий вроде моей кобылы Вспышки. Учитывая, что в доноры годятся исключительно только что убитые без прямого использования магии твари, подобный заработок представляет из себя что-то вроде вдумчивой игры в русскую рулетку: почему-то твари добровольно идти под нож ну никак не хотят. И никакая экипировка, никакая команда поддержки не будут полной гарантией безопасности, что лично мне местная маго-фауна уже трижды наглядно продемонстрировала. В последний раз буквально на днях, что очень помогло быстро принять решение о временной передислокации подальше от Границы зоны дикой магии и поближе к переходящему по наследству поместью.
  Собственное баронство! Как звучит, а? Впрочем, учитывая количество родичей Арна разной степени дальности родства (один доброжелатель просветил, ага), без проблем здесь не обойдётся. Но одно я могу сказать наверняка: они точно не умеют плеваться разъедающей всё и вся супер-кислотой на два с хвостиком километра. То есть милые, в сущности, люди! Наверное, с ними даже договориться будет можно. Разговаривать с потенциальными клиентами я хорошо умею, и мне очень даже есть что родичам предложить. Прямо настроение поднимается, когда я думаю о занятии, не связанном с постоянным риском для жизни и разделкой истекающих кровью и кое-чем ещё менее приятным трупов чудовищ. А уж моё оставшееся на родной планете кресло старшего менеджера теперь вообще предел мечтаний. Никакого риска, не нужно как одержимому добывать с болью и кровью новые знания... и чего мне дома не хватало? Разве что пресловутого гарема.
  Рона. Фирониэль. Эльфийка, которую даже близко нельзя подпускать к луку или сковороде, зато можно доверить самое главное. Моя остроухая радость и прелесть. Пожалуй, не будь её, не знаю, смог бы я смириться с этим миром? Смог в конце концов принять его, найти себе цель в жизни? А ещё Рона помогла мне найти и выбрать из толпы "мяса" Машу, второго и последнего близкого мне здесь человека. Именно ради них я собираюсь прыгнуть выше головы: стать магом, выучиться на Повелителя Жизни. Ведь только так здесь можно с гарантией обезопасить от всяких там превратностей судьбы себя и свою семью. Если уж мне фактически досталась вторая жизнь, я намеревался хотя бы в ней получить то, что не смог достичь в первой.
  
  * * *
  
  - Предупреждать будете, уважаемая? - с любопытством спросил я у разумной химеры в знакомой форме. Именно в такой вот комплект одежды и брони, напоминающий экипировку земного полицейского-спецназовца без шлема (с поправкой на местные материалы), были облачены стражники-республиканцы в южных кварталах города-университета. Хм. Надо полагать - это и есть форма лидовских погранцов. Логично, если подумать: кому как не им охранять спокойствие граждан и контролировать иностранцев в международном анклаве?
  - Куда ж я денусь-то? - притворно вздохнула девушка, шевельнув своими выдающимися ушами. Снежно-белый мех с чёрными точками и закруглённые концы. Привет, ещё один монстр, которого я не знаю... и не узнаю, если повезёт. - Гражданин. Пройдя под сводами внешних ворот, вы покидаете территорию гарантированного действия республиканского закона. На территории королевств вы действуете исключительно на свой страх и риск и в той же мере подвержены исполнению актов местного правопорядка, что и любой другой иностранец.
  - Да уж в курсе, - хмыкнул я, через плечо кинув взгляд на Машу. Избыточно тяжёлый, по охотничьим меркам, доспех - дочка кузнеца позволила себе снять только шлем - при каждом движении всадницы россыпью разбрасывал вокруг себя солнечные зайчики. Ещё бы: если нужно, в элементы брони теперь можно было смотреться, как в зеркало. Перед отправлением я отдал вещи в мастерскую, где сняли матовый лак и в прямом смысле навели на металл блеск. Разумеется, в таком виде Марише про охоту на монстров можно было забыть, зато любому идиоту на дороге сразу становилось понятно: благородный господин едет. Благородный и хорошо вооружённый: Милка легко тянула не только свою наездницу, но и целый арсенал из двух арбалетов, двух копий и "кабаньего" меча. Насколько мне удалось разузнать ситуацию насчёт дорожных неприятностей в королевствах - связываться с такими вот самоходными крепостями идиотов находилось мало. Что среди разбойников, что среди других благородных.
  - Если вы всё же решили продолжить путь, - явно повторяя заученный текст, следом за мной оглядела мою спутницу пограничница. - То вам следует помнить: многие за пределами Лида относятся к жителям республики предвзято. Однако, факт действительного гражданства не может быть достоверно установлен никем, кроме других граждан и их собственности, а также прошедших полный курс обучения магов жизни.
  В этом я тоже успел убедиться самостоятельно: свечение магии других Стихий для моего восприятия было недоступно, и наоборот тоже было верно. Это при том, что магию одного вида можно было без особых проблем (зато с потерями) трансформировать в любую другую. Отчего, например, я прекрасно мог различить изготовленные в Лиде бытовые амулеты на основе контроля Воздуха или Воды - "заправлялись" они всё равно преимущественно доступной абсолютно любому гражданину Жизнью... Занятно, впрочем, другое: пограничница не взывает к чувству национальной гордости, а наоборот, чуть ли не прямым текстом советует не светить свою "прописку". Надо полагать - прямая рекомендация "сверху", и, заодно, тот самый редкий для культурных традиций Лида, а потому весьма ценный добрый совет. Впрочем, я и не собирался буром переть как мажор-рабовладелец.
  - Ещё что-нибудь? - на всякий случай переспросил я, вытаскивая из чересседельной сумки свёрток. Энергичное движение руками - и вот мои плечи украшает плащик, сделанный по той же выкройке, что и у Маши. Вот только цвет серо-стальной и посередине вышит герб: красная булава, перекрещенная с дубовой ветвью. Довольно простой герб, без всяких финтифлюшек вроде обрамления из листьев, цветов, звёзд и прочих символов, по которым словно по госномеру автомобиля можно узнать кучу дополнительной информации о владельце. Вот если стану из баронета полноценным владетельным бароном, выбив манор в наследство - тогда придётся дошивать понизу герба зелёный фон, например...
  - Не забывайте вовремя вносить налоговые отчисления, - со смаком спустила меня из эмпирей геральдики прямо лицом в дорожную грязь химера, заставив непроизвольно поморщиться. Как тут забудешь... - Один пропущенный взнос - и ваша недвижимость будет передана в собственность полиса...
  Да-да, а без собственности ты в течении месяца перестаёшь быть гражданином. Не смог за месяц найти и оплатить новую недвижимость в одном из городов? Блокировка печати и пожизненная депортация. Кстати, городское имение с тёплым сортиром могут отобрать и по другим причинам: из-за слишком сильно облупившегося фасада, например. Или потому, что владелец не соизволил оставить раба следить за недвижимостью, а заодно работать индикатором того, что достопочтенный гражданин не откинул на чужбине копыта. Дом милый дом, мать его. Хотя по сравнению с местным вариантом магического рабства даже такие правила - всё равно цветочки.
  
  * * *
  
  Все живущие на территории республики разумные - или граждане-рабовладельцы, или их рабы. Если Платон когда-то считал, что для успешного построения демократии достаточно всего трёх невольников на душу населения, то здесь на одного гражданина приходится не менее десятка единиц подобного имущества. Именно на их труде, а ещё на железобетонно исполняемых законах и зиждется продвинутое и тщательно лелеемое благополучие Лида. Не само по себе зиждется, разумеется, а по воле теневых правителей.
  Повелители Жизни, кстати говоря, не пафосное название правящего клана или там тайного общества, религиозного ордена какого-нибудь, а - вот представьте - научного течения. Не столь уж давно, по местным меркам, маги именно этой научной школы решили, что пора, пожалуй, применить свои теоретические наработки на практике. Взяли - и применили. Так применили, что у местных корольков волосы так дыбом встали, что аж сидеть на тронах неудобно стало. Желание уничтожить внезапно возникшего ненормального по меркам привыкших к средневековым порядкам аристократов государство-соседа поначалу было нестерпимым, как резь в носу перед чиханием. Вот только учёные, - а наука в этом мире, по понятным причинам, неотделима от магии, - на удивление хорошо подготовились не только в плане контроля поведения рабов. Политики и вояки, поначалу скрипя зубами, вынуждены были отложить свои амбиции в дальний ящик... а потом очень быстро втянулись во взаимовыгодные товарно-денежные отношения.
  Лид не только надёжно затыкает собой немалую часть границы Шрама, но и непрерывно поставляет на местный "мировой рынок" великолепных химер. Что в плане боевой эффективности представляет из себя "лошадь", способная за четыре секунды с места в карьер выдать около семидесяти километров в час по пересечённой местности, я получил представление на собственном опыте, "играя" в пятнашки-догонялки с тигром-мутантом. И я до сих пор жив, а вот меховой ковёр-переросток давно превратился в звонкие монеты. Для понимания: несколько вот таких вот камуфляжной расцветки "котиков" когда-то за два дня полностью уничтожили приграничное королевство Нария. Обычные, даже прекрасно обученные бойцы просто ничего не смогли противопоставить чудовищам. А неделю назад Вспышка с трудом, но всё-таки смогла вытащить меня из-под удара гидры - милой магической зверушки, которая тигров кушает на завтрак. И это - неразумная ездовая химера. Представляете, что могут творить вот эти милые, полностью разумные и способные пользоваться оружием девочки-пограничницы в чёрно-чешуйчатых "брониках"? Кстати, разумное живое оружие с прелестно выглядящими меховыми ушками - единственный класс химер, к экспорту благоразумно запрещённый.
  Впрочем, республике и её хозяевам скорее всего не помогли бы ни магия, ни супер-армия, если бы денежный поток в полном объёме оседал в карманах её граждан. Завоевали бы, не считаясь с потерями, по трупам бы прошли - только добраться до накопленных ценностей. Однако Лид не только крупный экспортер, но и не менее крупный импортёр. Возможность в любой момент обменять собственных подданных на звонкую монету - вот что, как мне кажется, отлично примирило благородных с существованием "неправильного" государства.
  
  Выезжать в случае чего за счёт подконтрольной черни - это давняя и любимая забава феодалов. Правда, обычно речь идёт только о всевозможных налогах в том или ином виде. Неурожай, война, свадьба старшего сына или любимой доченьки? Нехай крестьянин горбатится, его труд всё оплатит. После появления на карте этого мира республики стало возможно и от вконец разорившегося и озлобившегося живого актива заодно избавиться - что несложно, ибо на своих землях любой барон сам себе и прокурор, и судья, и свод законов в придачу. Печатям всё равно, кто под них попадает: висельник-убийца ли, мирный землепашец, ловкий мошенник или воин-ветеран. Результат всегда один: ещё один послушный лот на рынке рабов. То, что добрые дворяне и банды разбойников-людоловов до сих пор не переселили половину континента на территорию Лида - заслуга исключительно низкой закупочной цены (ещё бы, с таким-то предложением!) на заготовки под будущих невольников. Не отбивается рентабельность сколь-либо дальней принудительной транспортировки людей.
  
  * * *
  
  ...Кроме плаща я не забыл экипироваться и другими статусными вещами. Это по дорогам республики я мог сколько влезет рассекать без оружия, а в королевствах дворянин без железки у пояса - нонсенс. Особо желательно, чтобы "железка" выглядела как можно дороже, потому что благородный без понтов, спеси и желания померяться и тем и другим с окружающими - это ещё больший нонсенс. Так что теперь перевязь мне оттягивала изящная, с узким хищным клинком и сложной, изукрашенной декоративными насечками гардой шпага.
  Клинок вообще-то изначально предназначался как раз для Маши - аксессуар подобрали специалисты нессарийского салона красоты к её новому модному "гвардейскому" мундиру. Впрочем, местные традиции предписывают сюзерену обеспечивать своим вассалам оружие и снаряжение за свой счёт, но никак не дарить - потому моё решение забрать шпагу себе было вполне в духе местных традиций. Нужно будет - просто отдам опять, а пока пусть у меня на боку болтается. К сожалению, именно что болтается - в моей руке это довольно-таки опасное и сложное в освоении холодное оружие ощущалось чужеродным куском металла, пусть и с удобной рукоятью. Увы, похоже мой предшественник за все свои восемнадцать лет жизни так и не сподобился взять ни одного урока владения этим обоюдоострым шампуром.
  Гораздо охотнее, чем шпагу, я бы повесил на пояс магический метатель - штуку вроде пистолета, способную пулять какой-нибудь атакующей магией прямого действия вроде огненных шаров или молний. Вот это были бы всем понтам понты - показатель не только статуса, но и очень, очень хорошего достатка. Увы, подобное оружие производилось буквально поштучно где-то в далёком горном анклаве на западе континента и стоило совершенно баснословных денег - примерно как полторы ушастые пограничницы. То есть было не по карману от слова "совсем".
  Оставалось утешаться тем, что "закачанное" в мою правую руку и подключённое к Печати гражданина магическое плетение позволяло без всяких костылей и исключительно за счёт собственной магии довольно неплохо швыряться молниями... Точнее, один-два полноценных и смертельно опасных на небольшом расстоянии разряда я точно мог выдать. Проверено на медведях во время охотничьих рейдов - в смысле, обычных, не изменённых. Топтыгины ближе к середине осени усиленно отжирались к зимней спячке и потому без зазрения совести спешили наведаться к людям, решившим приготовить нечто вкусненькое на костре. Впрочем, гораздо чаще встроенный чарошокер я использовал как зажигалку - костёр там разжечь, фитиль коктейля Молотова подпалить... м-да. Определённо, есть множество вещей, о которых, когда они останутся в прошлом, я точно не буду вспоминать с ностальгией. Осталось только до этого светлого момента дожить. С другой стороны, я за тем и еду - приблизить насколько возможно наступление сего знаменательного мига.
  
  - Уважаемая, а лично от себя какие-нибудь рекомендации и советы можете дать? - справившись с норовящей перекрутиться перевязью, поинтересовался я у как раз закончившей изображать из себя живой справочник по законодательству Лида химеры.
  - От себя? - кажется, мне удалось удивить стражницу вопросом. - Хм... ну, вообще могу. Советую не останавливаясь миновать Торжище и сразу двигаться к Кривым Рожкам у королевского тракта.
  - Что еще за "торжище" такое? - напрягся я.
  Разумеется, перед тем как куда-то ехать, я заглянул в любезно предоставленную купцом Рахманом карту. Заглянул, посмотрел - и купил все доступные листы вместе с тубусом для их хранения. Дорогая покупка - ручная работа, декоративные завитушки в оформлении, надписи "тутъ обiтаютъ чудовища" и все дела. В королевствах, отправляясь куда-то, было принято заказывать перерисовку, но я решил не мелочиться. Лучше уж я переплачу, чем случайно выйдя за границы скопированной зоны окажусь в "нигде". Опять же, пригодится, когда я разберусь со свалившимся на голову наследством и поеду-таки к своему будущему наставнику по магии. Надеюсь, его личность к тому моменту как раз определится...
  - Торжище - это нелегальное поселение, - словно говоря про что-то незначительное, сообщила ушастая собеседница. - Пытались устроиться прямо за внешними воротами, но мы доходчиво объяснили этим... людям, что так делать не нужно. С третьего раза. И обгоревшие завалы заставили самостоятельно убрать. Теперь Торжище располагается в двух километрах к западу по дороге.
  - Нелегальность этого Торжища проявляется в том, что его на картах нет? - посетило меня пока ещё смутное озарение. - Название ведь неспроста такое "говорящее", я правильно понимаю?
  - Напрямую платят королевским картографам и мытарям, вот и нет, - кивнула в ответ на второй вопрос девушка.
  Ага. Ясно-понятно. Можно к гадалке не ходить - я и так теперь знаю, что там увижу.
  - Может, нам вообще стороной это место объехать, сразу выйти на тракт? - на всякий случай всё-таки переспросил я. Мало ли...
  - Просто не останавливайтесь, и всё.
  Ага. Ну спасибо за добрый совет. Что ж. Добро пожаловать в благородные, гражданин Арн!
  
  1.
  
  - Я поеду с тобой!
  - Рона, - я взял эльфийку за руку и нежно погладил по запястью. - Помнишь, ты мне сама рассказывала, как в королевствах относятся к эльфам? В лучшем случае как к рабам, а в худшем...
  - Надену ошейник, - без тени сомнения перебила меня девушка.
  Я непроизвольно поморщился. Рабство на территории государств-монархий тоже было - в смысле, не просто закрепощение крестьян с запретом покидать земли феодала, а "настоящее", хардкорное. В основном такое явление практиковалось в южных землях: вдали от Шрама и его опасностей, среди плодородных чернозёмов, дающих по два урожая в год. Там у благородных было существенно больше средств и возможностей развлекаться по-всякому и гораздо меньше причин отрываться от этого занимательного процесса. Именно южанами была придумана следующая ступень низведения разумного до состояния бесправной вещи и её символ - металлический клёпаный ошейник без замка. К носящим подобный атрибут по умолчанию следовало относиться как к чему-то бездушному - а потому совершенно не беречь. То есть, например, использовать для каторжного труда в шахтах, на земляных работах - ну и так далее, включая, судя по смутным слухам, зачем-то необходимые тамошним магам человеческие жертвоприношения*.
  К счастью, идея с немагическим рабством Белой Церкви, с их любимой риторикой о добровольном и радостном подчинении черни дворянству пришлась совсем не ко двору. Клирики закономерно усмотрели в "изобретении" ошейников попытку "нелицензионного" копирования успехов республики Лид (с которой, сами, разобраться не могли) и моментально полезли наводить свои порядки. Влияния светлых на юге, правда, всё-таки не хватило, чтобы подобную практику пресечь целиком и полностью, но оказалось достаточно, чтобы с ногами влезть в процесс. В итоге, в ошейники преимущественно заковывали только осуждённых преступников и только с санкции святош - этакая полезная для общества альтернатива казни. Исключение допускалось ровно одно: нелюди. Вот их можно было превращать в вещи без оглядки на закон и мораль самостоятельно, и использовать любым способом. Думаю, не нужно уточнять, что ждало в таком рабстве молодых и красивых эльфиек?
  Разумеется, эльфы были, мягко говоря, не в восторге от открывающихся перспектив. Те их свободные поселения, что не пожелали пойти под крыло республики, вынуждены были перекочевать к самой границе Шрама и тщательно скрывать своё местоположение. Оттого достать ушастую невольницу было довольно-таки непросто - а, значит, дорого. Опять же, если на юге церковники всё из-за того же недостатка влияния смотрели на развлечения благородных сквозь пальцы, то на севере такой проблемы у Белых не было. Заблудшему чаду могли настойчиво порекомендовать избавится от нечеловека, и даже дровишек для костра привезти прямо на дом - вместе со специалистами по аутодафе. Это не считая того, что ценный приз могли попытаться просто-напросто отбить - причём не обязательно разбойники. Вот и вопрос - оно мне надо?
  
  [*Жизненную силу можно конвертировать в магию Жизни, а её, в свою очередь, в магию любой другой Стихии. Подробнее об этом см. в книге "Гражданин".]
  
  Фирониэль я, разумеется, смог отговорить. Подозреваю правда, что победа осталась за здравым смыслом не без воздействия Печати подчинения - слишком уж потенциальная поездка на территорию королевств для дочери лесного племени напоминала изощрённое и мучительное самоубийство. Но просто так эльфийка меня, разумеется, не отпустила. Таких страстных и бурных ночей, как в течении последней недели перед нашим временным расставанием, у меня ещё никогда не было! Ни в том мире, ни в этом. А дни, пока я и Маша в авральном режиме пытались собрать себе хоть какой-нибудь денежный резерв в дорогу, Рона проводила с иглой. Исколола себе пальцы так, что мне несколько раз пришлось обращаться к силе своей Стихии, осунулась от усталости - но своего добилась. Ни одного предмета одежды без вышивки, включая нижнее белье, у меня не осталось. Особенно впечатляющим вышел герб на плаще: уж не знаю, как у эльфы так получилось, но при взгляде со стороны создавалось впечатление, что палица и дубовая ветвь как бы парят над серой поверхностью ткани.
  ...Маленькая стройная фигурка в развевающемся на зимнем ветру длиннополом тёплом платье на крыльце нашего коттеджа в Миракии, кутающаяся в шаль в свете косых утренних солнечных лучей - эта картина до сих пор так и стояла у меня перед глазами. Я покидал полис с тяжестью на сердце: не так, совсем не так мне ещё совсем недавно рисовалось начало путешествия к вершинам начального магического образования. Чем-то моя "командировка за наследством и далее" напоминала самые первые шаги в этом мире: впереди неизвестность, которую и менее поспешная подготовка развеять не смогла бы, в кошельке-калите у пояса дырка от бублика (ну почти, если сравнивать с теми суммами, что там ещё недавно звенели), а в качестве поддержки и опоры - одна-единственная спутница...
  Однако, отличная республиканская дорога мягко ложилась под копыта химер, равнодушная к любым чувствам путников. И чем больше километров разделяло меня и так и не обжитый дом, тем легче становилось на душе. Нет, я по-прежнему не обманывался на счёт своего будущего - в поместье никто розовые лепестки под копыта Вспышки кидать не будет. Скорее уж наоборот - если меня там и ждут, то уж точно не с распростёртыми объятиями, а крутя за спиной фиги. Но... я снова молод, чёрт возьми! И после шести месяцев практического уничтожения тварей, смею надеяться, действительно могу за себя постоять. Под моим седлом зверюга, способная дать фору иному кроссовому мотоциклу с Земли, рядом скачет мой верный рыцарь, обвешанный оружием и бронёй словно танк, а за спиной реет плащ с родовым гербом. Грех жаловаться на судьбу и унывать! Не зевать, не расслабляться, быстро и качественно работать головой, пользоваться любой открывшейся возможностью, чтобы изменить ситуацию в свою пользу - вот и всё, что от меня требуется. В конце концов, этот "квест" я взял себе по собственному выбору, а не под давлением обстоятельств непреодолимой силы. Если что - могу и задний ход дать...
  
  * * *
  
  Насчёт дороги по ту сторону пограничной черты - это я угадал. От внешних ворот заставы-форта вдаль тянулась обычная грунтовка, в меру разбитая и по-зимнему грязная. А так - пейзаж не особо и изменился: ржаво-зелёные, заросшие прибитой холодами и осадками к земле травой обочины, от которых тянет силосом; серо-коричневая стена не особо густого леса, в котором тёмно-зелёными пятнами проступают сосны и ели. И блёкло-синее, совсем не летнее, небо над головой. Зимнее солнце светит ярко, а вот греет откровенно плохо: хлюпает вода под копытами химер, меж лесными стволами клубится жидкий, прозрачный туман, а в тени особенно густых ёлок и вовсе лежат кучки серого, ноздреватого снега. Точно такого же цвета немедленно стала и шёрстка на ногах моей Вспышки. Ещё один повод не срывать лошадку в галоп - тогда в цвета местной зимы очень быстро окрашусь и я. Вот, кстати...
  Я обернулся к отставшей на полтора конских корпуса спутнице - и хмыкнул. Вот уж правильно говорят: танки грязи не боятся. Копыта тяжело бронированной и дополнительно нагруженной Милки на каждом шаге во все стороны расплёскивали вязкую гадость, так сказать "дорожного покрытия", словно воду. Н-да. Пожалуй, дорожные разговоры стоит отложить как минимум до королевского тракта. Есть слабая надежда, что хотя бы та дорога будет напоминать именно что дорогу, а не мелкое и, что греха таить, неприятно попахивающее болото. Даже воняющее, скорее... Сильно воняющее!
  
  ...Это оказалась не дорога. В смысле - источником запаха было не месиво под ногами химер, а то, что было впереди. Грунтовка вильнула - и деревья вдоль обочин неожиданно расступились, открывая вид на... на... Блин. С чем сравнить-то? Наверное, если бы существовало специальное кривое зеркало, искажающее не пропорции отражения, а его суть, то именно так выглядел бы в нём буквально пятнадцать минут назад покинутый форт республики. Ворота и стены - да. Но вместо каменного монолита небольшой, но грозной твердыни - почерневшие, покосившиеся вкривь и вкось брёвна частокола и несколько жердей, чисто символически обозначающие створ для въезда. Створки тоже есть - из трухлявой даже на вид, сочащейся влагой неподъёмной доски, и, похоже навсегда вросшие в открытом состоянии в землю у обочин. А за "стенами"...
  Не знаю, как у местных жителей получилось добиться подобного эффекта, но грязевая лента дороги внутри словно разливалась по сторонам, в середине своей превращаясь в совсем уже непролазную хлябь с лужами. В лужах неспешно копошилась тройка грязных по самые кончики ушей свиней и с десяток на удивление практически чистых гусей. Разумная жизнь центральную часть "площади" благоразумно огибала, сосредотачивая своё присутствие по краям, у там и сям криво натыканных изб - таких же чёрных и скособоченных, как и частокол. Стоп, я сказал "разумная"? Кажется, поторопился.
  
  Строения внутри неровного круга кое-как заточенных сверху брёвен образовывали свою окружность - ещё более кривую. Малые пародии на избы, похоже, являлись вроде как жилыми домами - из каменных труб поднимался дым, крохотные слепые окна иногда поблёскивали тусклыми поверхностями грязных стёкол. А вот большие... Одно... одна... один большой лабаз со скошенной крышей оказался таверной - прибитую над притолокой подкову я разглядел после того, как из-за двери выпали два цепляющихся друг за друга и за керамическую бутыль вдупель пьяных тела. Не став заморачиваться соблюдением приличий и элементарной гигиены, эти двое стали орошать стену прямо рядом с порогом скопившимися в организме излишками жидкости. При этом раскачиваясь, словно невидимый ветер так и норовил сбить их с ног.
  Если кто думает, что на подобную сцену кто-то из здешних жителей обратил внимание или, паче чаяния, одёрнул - вотще. Внутри не такой уж всё-таки и большой территории бесцельно шлялись или занимались своими делами человек этак с двадцать одновременно - и хоть бы один голову повернул. Откуда-то до меня и остановившейся рядом Маши долетало мычание, из ближайшей избы слышались женские взвизги и смех то ли на два, то ли на три голоса, вдали плакал ребенок, лаяла собака...
  - То самое Торжище, про которое нас предупреждали, - наконец дошло до меня. Уж больно открывшаяся картина поразила до глубины души своей сюрреалистичной целостностью. Надо признать - редко я видел подобные зрелища, а за последние полгода - вообще ни разу. Теперь, когда пронзительность пейзажа уже не так сильно резала взгляд (и нос, о боже! Как они тут живут?!), я стал замечать сначала пропущенные детали. Например, парочка пьяниц у стены трактира несла на себе Печати республики, причем не рабские, а гражданские. Ещё одна Печать проглядывала через стены ближнего сарая - судя по всему, поставленная на ездовую химеру. Да и из дома с веселящимися шлюхами (ну а кем ещё?) ритмично, но едва заметно мерцало призрачно-зелёным. А вот у занятых делами местных Печатей как раз не было. В общем, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, чем тут живут.
  - Поехали отсюда, - борясь с лёгкими приступами накатывающей тошноты, приказал я. Двинул было Вспышку по краю "площади", но увидел, как несколько женщин в безвкусно-цветастых платьях кучкой двинулись в нашу сторону - и направил химеру напрямик. Что-то мне подсказывало, что я так меньше испачкаюсь...
  
  * * *
  
  - Теперь я понимаю, почему погранцы это самое "Торжище" сожгли. Трижды, - придержав свою уже не очень белую лошадку, я теперь ехал бок-о-бок с дочкой кузнеца. После форсирования "главной площади" с позволения сказать поселения угваздаться сильнее было уже просто невозможно. В смысле, грязь продолжала лететь, но в том же темпе отваливалась под слоем собственного веса.
  - М-мерзость, - согласно передёрнула плечами рыцарь. - Как они так могут жить?!
  - Минимум вложений и максимум отдачи, - лесной воздух после смрада вокруг Торжища пах словно амброзия. - Видал я такие "схемы"...
  - "Схемы"? - не поняла меня Маша.
  - Нечто, что позволяет на первый взгляд совершенно законно и быстро, причём в течении некоторого промежутка времени, а не один раз, получать высокие прибыли, - я скривился, пытаясь поточнее раскрыть пришедший в российский бизнес прямо из "лихих девяностых" термин. У меня на Родине объяснять обычно никому не требовалось. - Не думаешь же ты, что все эти торговки собственным телом и подавальщики-наливальщики алкогольной бодяги именно тут случайно сами собой собрались? Или у них поинтересовались, в каких условиях они хотят жить?
  Люди... во всех мирах мы остаёмся самими собой. Если есть те, кто готов заплатить за "запретные" развлечения, то немедленно находятся "доброжелатели", организующие подобный досуг. Так и появляются на Земле целые кварталы в курортных оффшорах, застроенные казино, и целые страны, чуть ли не официально специализирующиеся на секс-туризме. Если так подумать, то в половине подобных мест моего родного мира всё организовано не менее... грязно. Прямо-таки вселенская закономерность какая-то... хотя, если подумать, всё логично.
  - Мерзость... - уже с другим оттенком эмоций в голосе повторила девушка.
  Объяснять, не объяснять? Пожалуй, придётся - а то мы так толком и не поговорили после того, как я получил от Рахмана предупреждение о проплывающем мимо наследстве. Пришлось собираться в дорогу бегом и кувырком - присесть некогда было, не то что объяснить свою задумку. Хотя, может и хорошо - времени на депрессию у дочки кузнеца тоже просто не осталось... А потом мы полтора суток галопом летели по идеальным республиканским трактам - с единственной короткой остановкой на поспать. И правильно сделали, как выяснилось - теперь-то спешить уже не выйдет. Не по таким хлябям. И это ещё погода идеальная - солнечная и для этого сезона сухая. Если пойдёт дождь... брр.
  - Маша, скажи мне, ведь у вас в деревне улицы точно так же зимой развозило? - кивнув под ноги химерами, уточнил я, заранее зная ответ. Природа моей родины наглядно и с удовольствием демонстрировала его всем желающим, решившим осенью или весной сделать шаг в сторону от асфальта. В Лиде и окрестных королевствах в целом климат заметно теплее, чем в России, но, видимо, по другим параметрам типа состава почв и характера увлажнения сходств хватает. - А пытались бороться как-то с распутицей? Ну ладно, не везде, а хотя бы вокруг храма, например?
  - Отец Клемент, кажется, предлагал, чтобы деревянным настилом площадь застилали... - сбитая с толку неожиданным вопросом, честно попыталась вспомнить дочка кузнеца. - Кажется, говорил, что в церковных сёлах все так делают... Я тогда маленькая была, мне не интересно было. А что?
  - А то, что предложение вскладчину улучшить общий комфорт отклика в широких массах не нашло. - против воли невесело улыбнулся я. Знакомо, как знакомо-то...
  - По крайней мере мы не выливали поганые отходы туда, где все ходят! - Марише показалось, что она поняла, к чему я клоню. - И если кто дом строил, всем миром всегда помогали, и папа тоже!
  
  Рыцарь осеклась, наверняка не понимая, что это вдруг на неё нашло. Нет, всё-таки не зря я убедил её написать письмо этому самому клирику Клементу, и аккуратно намекнул черкануть пару строк ещё и деревенскому кузнецу. Как бы девушка не хорохорилась, видно, не самое приятное расставание с ближайшим родственником, несмотря на все случившиеся после события, всё-таки продолжало лежать едва заметной тяжестью на душе. Ну козёл её отец, что сказать, - но ведь ближайший родственник, другого нет. Маше, когда мы покидали Нессарию, явно изрядно полегчало. Если бы не чёртова гидра...
  
  - Я к тому, что никто не будет вкладываться в то, от чего лично для себя не видит отдачи, - терпеливо объяснил я. - Торжище, как ты слышала, официально "ничьё", его вообще как бы нет. А, значит, его без последствий может кто угодно сжечь. Так зачем делать хорошо, если можно дёшево? Ну и люди, согнанные владельцами схемы туда работать, рассуждают точно так же: чего стараться мусорное ведро тащить до забора, когда завтра, может, от всего здесь одни угли и останутся.
  Маша задумалась. Как и у Фирониель, образование деревенской девочки было... как бы это помягче выразиться, несколько однобоким. Только в отличие от дочки вождя, дочь кузнеца никто не научил собственным примером задумываться над привычными, казалось бы, вещами. А житейской мудрости мой вассал набрать попросту не успела, почти сразу после побега из дома завербовавшись в солдаты Белых и тут же, буквально считанные дни спустя, попав в рабство. Ну ничего, уж сейчас прогресс виден невооружённым глазом. Увы, именно перенятая у меня привычка анализировать и сопоставлять факты наверняка и стала причиной нескольких последних Машиных срывов. Натуральное горе от ума, блин. Но лучше так, чем блаженный идиотизм.
  - Затраты и отдача... - подождав немного, повторил я, глядя в сторону. - Маша, как ты думаешь, зачем я вообще сорвался за наследством?
  Ага, ну, что я говорил! Сначала - полный непонимания взгляд в ответ, а потом - девушка сопоставила мой вопрос с нашим разговором. Отнюдь не дура мой вассал, и учиться умеет буквально на лету.
  - Титул - это ведь не только почёт и уважение, не только положение в обществе - это ещё и обязанности, с ним связанные, - опять глядя на дорогу, продолжил я. - И перед простыми людьми, живущими на твоей земле... и перед тем, кто тебе этот титул дал.
  
  Не знаю, кого как, а лично меня больше всего сейчас напрягало как раз последнее. Почему-то люди, мечтающие заполучить титул, обычно забывают о главной подляне для дворянина: право владеть землёй и командовать личной дружиной и крестьянами даётся монархом. И даётся не просто так - король, герцог, князь или кто там сидит на самом верху пирамиды власти на данной территории закономерно рассчитывает на дивиденды от своего вложения.
  Живя на Земле, я тоже эту довольно очевидную тонкость напрочь не воспринимал, хотя казалось бы - очевидно же! Вот безземльных и безгербовых благородных по сути дела и ухватить не за что: сюзерен отпустил на вольные хлеба - всё, ты сам себе командир. И кто поумнее, как я понимаю, уже давным-давно просёк фишку и вверх не лезет. Потому что уже сам герб, даже не подкреплённый территорией - мишень для манипуляций. Отобрать его выдавшему когда-то монарху - постараться надо, но если задаться целью и найти повод, то вполне возможно. Другое дело, кому нафиг обычно нужен безземельный рыцарь? А вот баронет, претендующий на пусть и небольшой, но приносящий стабильные доходы кусок земли, который к гербу прилагается - мишень, как ни крути, уже поинтереснее.
  То-то Рахман подсуетился, сумев сопоставить личности охотника Арна из Миракии и баронета Арна Бертрана. Даже взаймы попытался предложить "под совсем мизерный процент", сволочь такая. А всё почему? Да потому, что я от своей земли никуда не денусь... если баронство станет моим, конечно, но риски умный и ушлый торгаш наверняка посчитал и счёл приемлемыми. И это всего лишь купец, который максимум что сможет - получить некий косвенный доход от влияния на феодала самого низкого уровня. Спрашивается, зачем я тогда добровольно сорвался и полез в этот самый гадюшник? Да всё потому же.
  Деньги. Деньги, ради которых не нужно лезть под клыки нарийского тигра или кислотные плевки черепахи-мутанта. Затраты - и отдача. Мои усилия могут закончиться ничем, но я, по большому счёту, кроме времени ничего не потеряю. Кроме пары зимних месяцев, в течении которых степная бескормица всё сильнее выдавливает обитателей Шрама на юг, превращая и без того небезопасное ремесло охотника на монстров совсем уже в лотерею, в которой лично от меня мало что зависит. Мне дважды серьёзно повезло, и продолжать испытывать судьбу я не готов. Пока не готов. Что-то мне подсказывает (здравый смысл, не иначе): для неофита от магии Жизни правила игры будут со-овсем другие.
  В этом смысле поездка за наследством для меня абсолютно беспроигрышный вариант. Получу деньги, смогу нанять наставника-мага? Отлично! Не получу? Что ж, зато приобрету неоценимый опыт жизни в королевствах, который был у Арна до попадания, но отсутствует у меня. Ведь ехать к учителю потом придётся рано или поздно так и так.
  ...А теперь все эти размышления нужно постепенно и аккуратно донести до Маши. Времени подумать над изменениями в своей судьбе у моего вассала, как я и говорил, толком не было, да и сама дочка кузнеца больше не та наивная дурочка, решившая попытать счастья в церковных солдатах и угодившая в рабство - что и показывают недавние нервные срывы. Тем не менее, детские мечты после прочтения рыцарских романова никуда не делись. Не хочу, чтобы моё решение продолжать ранее выбранный путь мага научной школы Повелителей Жизни вместо подвернувшейся возможности служению какому-то там корольку стало для неё неприятным сюрпризом. Ну что ж, дорога лучше не становится, логические выводы из приведённых аргументов рыцарь делать научилась очень даже хорошо. А напрягать мозги ничуть не менее полезно, чем мускулы. И мне, и ей.
  
  * * *
  
  - Да, Рожки определенно кривые, - прокомментировал я для спутницы открывшийся вид на первое увиденное мною официальное поселение королевства Балот. За три с лишним часа, пока мы тащились в сторону королевского тракта, у меня здорово так укрепились подозрения, что созвучие названия страны (ага, "страны" - размеры меньше половины Московской области) и слова "болото" - неспроста. Я по неопытности, почувствовав вполне определённые позывы организма, направил Вспышку к обочине и лихо спрыгнул на траву... и влип так, что с трудом сапоги выдрал! Как оказалось, под скреплённым переплетёнными корнями слоем дёрна лежала всё та же чёрная грязь. Если просто ходить - вроде как и не проваливаешься, но стоит чуть подпрыгнуть или топнуть посильнее... м-да. А вот Машу в броне почва уже не держала. В итоге в походы к кустикам и назад мне приходилось своего рыцаря буквально вести за ручку - иначе встать из скользкой каши под ногами в случае падения у неё самостоятельно могло и не получиться. Средневековая р-романтика, мать её! Очень надеюсь, что тут просто место такое, и мы скоро из него свалим: к северу от Эрста, от полиса и до самого Вала Шрама такой проблемы нигде не было.
  Кривые Рожки располагались на высоком берегу безымянной речки-переплюйки, которой, к слову, тоже на карте не было. Оставалось только догадываться, что ещё картографы королевств по тем или иным причинам "не заметили"...
  Около деревни вода разливалась широким плёсом, и в ранних сумерках редкие тусклые огоньки, горевшие далеко не во всех окнах, отражались в чернильно-чёрной, словно мёртвой (по запаху - определённо мёртвой, фу), воде. Если смотреть с противоположного берега, деревня действительно словно охватывала отрогами озеро, будто стремясь сжать его и удержать. В ответ стихия упорно подмывала излучину, заставляя массы грунта медленно сползать вниз - вместе со всем тем, что там понастроили люди. Надо ли говорить, что на пользу домам и сараям это категорически не шло?
  Ещё одна "прелесть" зимы - короткий световой день. Дорога, не размениваясь больше на повороты, без затей ныряла прямо в озеро, а стремительно темнеющее небо не давало шанса найти какой-нибудь другой путь. В итоге, брод, шипя под нос матерные проклятия, пришлось форсировать сходу - иначе мы рисковали и вовсе заночевать на берегу. Единственное, я заставил Машу снять броню, а сам всё время, пока химеры брели где по колено, а где и по брюхо в воде, сжимал в руках рукоять подаренного когда-то владельцем скотобойни разделочного ножа. К счастью, Милка всё-таки не поскользнулась, чего я так боялся, и мне не пришлось нырять и перерезать ремни лошадиного доспеха, ориентируясь на видимое только мне свечение Печати. Пронесло... Надо ли пояснять, в каком настроении мы попали в селение?
  
  Сцена прибытия в темноте в придорожный трактир благородных путешественников есть практически в любой фэнтезийной книге или историческом фильме. И вот что я скажу: враньё от начала и до конца. Лай собак, свет факелов, расторопный мальчишка-конюх, за монетку споро распрягающий лошадей? Ага, десять раз.
  Пока мы добрались до длинной избы с подковой над дверью, темнота окончательно сгустилась. И вместе с ней погасли все огни в домах - вообще все. Если бы не почти полная луна, пришлось бы ориентироваться на ощупь или внаглую вламываться к кому-нибудь наугад, лишь бы крыша над головой была, а в углу - растопленная печь. А так жирно мерцающая в неверном жемчужном свете полоса грязи с лужами довела нас до центра деревни, ну а там особого выбора и не было.
  Воняло в Кривых Рожках не так уж и сильно - по крайней мере, если сравнивать с Торжищем. Однако, распахнутая дверь в таверну несколько поколебала моё представление о неприятных запахах. Скисшая стряпня, человеческий пот, подгоревший жир - всё это накладывалось на вполне аппетитные запахи из кухни и давало воистину убойный эффект, заставляющий подкатывать к горлу даже пустой желудок.
  Чем хороши химеры: в отличие от обычных лошадей их можно спокойно оставить на улице осёдланными и навьюченными не привязывая, и никуда они не убредут без соответствующего приказа. Посторонним к ездовым маго-киборгам без разрешения хозяина тоже лучше не подходить - не копытом прилетит, так зубами. Тем не менее, без обслуживания транспорт лучше не оставлять - запас здоровья и выносливости у творений магов по сравнению с обычными ездовыми животными большой, но отнюдь не бесконечный. Одно из первых правил, которому учится Охотник-новичок в рейдах: хоть умирай от боли, голода и усталости разом, но если нет опасных открытых ран, то сначала разберись с лошадьми, и только потом - с разумными. Поскольку выходить из заведения навстречу нам никто не спешил, договариваться и разбираться с владельцами таверны, согласно старшинству наших титулов, отправилась Маша. Я же, войдя, получил возможность как следует оглядеться по сторонам.
  Ну, как оглядеться? Первое и главное, после удара по обонянию, впечатление: темнота. Лишь чуть-чуть менее густая, чем снаружи: только из-за этого я вообще что-то смог рассмотреть. Источником света служили крохотные огоньки... даже не знаю, как правильно эти штуки назвать. Горелок? Лампад? Керамические плошки с вязкой на вид жидкостью, в которую опущен "хвост" едва-едва горящего фитиля - этакие прабабушки керосиновой лампы. Причём я сходу даже не брался сказать, чего больше было в решении хозяев заведения сделать пламя предельно маленьким: желания сэкономить топливо, попытки по возможности уменьшить вонь (вот что было источником запаха горелого жира!) или необходимости в минимальной пожарной безопасности на случай, если кто такую "лампу" перевернёт. Пока плошка с фитилем будет падать - огонь, скорее всего, погаснет раньше, чем подожжёт разлившееся масло... При таком "освещении" кроме, собственно, самих горелок можно было разглядеть только контуры предметов мебели, посуды на столах и силуэты немногочисленных посетителей. Ну и найти дверь в подсобные помещения - над ней мерцала одна из лампад.
  Я, помнится, говорил, что таверны Лида сделаны "под старину"? Забудьте. Дизайнер типовых зданий для питейно-гостиничных заведений республики явно попытался сохранить некоторые аллюзии на подобные места в королевствах - но именно что аллюзии. Или, не знаю, воплотить идеализированный образ, что ли. Во-первых, в помещении общего зала просто не было привычной мне стойки - вот вообще. Маше это оказалось не в новинку - девушка просто подошла к двери на кухню и без затей позвала хозяина, с позволения сказать, бизнеса (местный аналог классического "эй, трактирщик, где тебя черти носят?!"). Во-вторых, никакого камина - видимо, в деревянном доме держать столь мощный источник открытого пламени местным показалось не самой умной идеей (поддерживаю!). В третьих - элементами дизайна интерьера тоже заморачиваться не стали. С некоторой натяжкой за них могла бы сойти только снизка луковиц (кажется, чеснока), гирляндой свисающая с невидимых во тьме стропил - однако, похоже, это скорее был аналог солонки и перечницы на столе в земном ресторане. По крайней мере, прямо на моих глазах один из посетителей подошел к снизке и ничтоже сумняшеся оторвал себе одну. Класс. А, и да. Ни одного амулета или предмета с магией Жизни.
  Про посетителей я бы хотел рассказать отдельно. Хотел бы, но мои желания реальности были строго побоку: я не то что лица - детали одежды толком разглядеть не мог! Вроде на ком-то тоже был дворянский плащ, но ручаться я бы не стал. Единственное, что могу сказать - людей было около десятка, кто-то спал, навалившись на стол, некоторые неторопливо разговаривали, создавая в помещении невнятный гул. При нашем появлении разговоры на несколько секунд притихли, но потом опять вернулись к прежней громкости. Я прислушался, но толком ничего интересного расслышать не успел: Маша договорилась.
  
  Одно в таверне всё-таки было хорошо: внутри было по-настоящему тепло. Что прекрасно ощущалось, стоило только выйти наружу. Рассёдлывать и чистить химер пришлось самим - от щедрот сервиса нам выделили аж одну персональную горелку, немедленно задутую уличным ветром, и небольшой мешочек с зерносмесью для прикормки* лошадей. Сначала Маша собиралась забрать всю поклажу с собой, включая длинное копьё, но, подумав, мы большую часть оружия и припасов просто оставили у дальней стены "нашего" стойла. Кто захочет связаться с химерами, польстившись на чужое добро - пусть пеняет на себя. Засыпали корм в одно деревянное корыто, начерпали воду в другое. Моя спутница, ловко орудуя цельнодеревянными вилами, в несколько движений накидала к горке зерна сена из расположенного в углу конюшни стога. Потом мы в четыре руки в свете походного алхимсветильника орудовали щёткой и скребком - хорошо хоть я не забыл сунуть столь полезный, но в последнее время не очень нужный на охоте предмет в одну из чересседельных сумок, и всё-таки смог в темноте найти, в какую. В общем-то, примерно так мы обустраивались на ночлег каждую ночь в рейде, пока у нас Милка была единственной химерой. Разве что еду наш грузовой транспорт на природе летом вполне самостоятельно находил прямо на месте. Стоило пораньше вспомнить про лампу, но тут сработала привычка: как бы ни было темно, в движении по лесу лучше не слепить себя и химер.
  
  [*Лошади для длительного активного движения нужен калорийный корм. В сене калорий не так уж много, потому, если предполагается на следующий день ехать дальше - то будь любезен калории транспорту предоставить. Прикормка и сено/силос для скотины примерно как для человека мясо с гарниром - то есть хорошо сбалансированный обед. Можно питаться одним мясом или налопаться пустой кашей до сытости - но по возможности лучше питаться правильно. В современных условиях у нас, на Земле, обычно не заморачиваются ручным смешением компонентов рациона и используют готовые комбикорма.]
  
  - Маш, этот постоялый двор - он как, типичный для королевств? - я прикрутил мощность светильника до минимума, сравнил с трепещущим на сквозняке огоньком масляной коптилки - и со вздохом выключил лампу совсем. Фонарь-то я взял, а вот насчёт запаса алхимреагентов заранее не подумал. Мне даже в голову не пришло, что я не смогу их купить, если будет нужно. Однако местный уровень успел произвести на меня вполне определённое впечатление, и теперь я испытывал вполне закономерные сомнения.
  - Ммм... наверное, - мой вопрос застал спутницу врасплох, она даже замерла на несколько секунд, обдумывая ответ. А когда стала отвечать - уверенности её голосу определённо не хватало. - Прости, Арн, но я и видела их всего четыре, включая этот...
  М-да. Ступил.
  - То есть крестьянам ночёвка в таверне, получается, не по карману, - так привык воспринимать дочку кузнеца своим рыцарем, что напрочь выбросил из головы её происхождение.
  - Если едут на ярмарку продавать выращенное или назад - то обычно останавливаются, - уточнила Мариша. - Или когда отец ездил в баронский замок на работы по найму - тоже остановку в таверне делал. Телегу с инструментами на ночь за забор загнать, лошадь в стойло отдохнуть поставить. А если идти летом, из вещей только котомка за плечами, а с собой всего пара монет, - то и в поле ничего...
  Весело моя спутница до вербовочного пункта Белых добиралась - а я со своими не до конца изжитыми стереотипами с Земли совсем по другому её путь представлял. И ведь добралась же, причём, я вижу, как некий подвиг своё бегство из дома и пешее путешествие даже близко не воспринимает. Класс. Надо полагать, что и остальные сельские жители, не отличающиеся повышенным достатком, передвигаются по королевствам точно так же...
  Я приоткрыл дверцу в воротах конюшни - и влетевший внутрь порыв ветра немедленно загасил фитилёк на плошке с маслом, окончательно погрузив окружающий мир во мрак. Гостиничный с-сервис на грани фантастики, мать его!
  
  * * *
  
  Вы когда-нибудь уезжали к знакомым в пятницу вечером на ещё ни разу не виденную вживую дачу? Поесть шашлыков и как следует оттянуться за субботу, чтобы в воскресенье вернуться в город? А ещё там обещаны "лес под боком" и "кристально чистое озеро, где купаться и загорать можно"? Не знаю, как вы, а я так по молодости налетал раза три. На поверку "дача" с завидной регулярностью оказывалась летним домиком с крохотными комнатками и "картонными" стенками с щелями в палец толщиной, куда местные комары с трудом, но всё-таки протискиваются, озеро - крохотным противопожарным прудом, заросшим кувшинками и тотально оккупированным лягушками, а обещанный загар, шашлыки и веселье нужно ещё постараться неким образом самостоятельно добыть под ледяным проливным дождем. Для полноты картины именно в нужный день что-то должно случиться с электричеством - и получится чуть ли не полная копия условий с "нашего" постоялого двора. За исключением щелей и насекомых, правда - надо отдать местным должное. Ах да, и внутри было тепло и сухо - это я сразу оценил, стоило только выйти на улицу.
  В качестве умывальника - колодец, в котором ведро проломило корочку льда на поверхности воды. В качестве туалета - вонючая будка с дырой в полу. В качестве мебели - явно сколоченные собственными силами грубые топчаны (комнаты для постояльцев) и не менее грубые массивные столешницы и лавки. Когда на завтрак подали неровные куски обжаренного "с дымком" мяса а-ля шашлык, ощущение дачного дежавю стало совсем полным. Если бы не практика осенних охотничьих рейдов, пожалуй, я бы на полном серьёзе задумался, не повернуть ли мне назад - и чёрт с ним, с наследством! А так поймал себя на мысли, что по сравнению с отсыревшей за ночь, несмотря на вентиляционный амулет, палаткой, на постоялом дворе очень даже неплохо. А уж питаться не кое-как разогретой на костре вчерашней кашей в котле, который ещё и самостоятельно отмывать после еды придётся - вообще здорово и приятно. Вот уж воистину, всё познается в сравнении. Главное, чтобы было с чем сравнивать...
  
  - Что-нибудь ещё желаете, ваше благородие*? - хозяин таверны, которого я вчера ни разу даже в глаза не увидел, сегодня подбегал к нашему столику с регулярностью раз в пять минут. Причем именно что подбегал. Уж не знаю - то ли он разглядел наконец нашу одежду и снаряжение (и герб на моём плаще), то ли просто мы остались единственными посетителями. Весь вчерашний народ куда-то делся - в общем зале завтракали мы с Машей вдвоём.
  - Пожалуй, еды в дорогу, - подумав, решил я. - Что-нибудь, что можно есть не разогревая и с седла.
  - Сей момент! - мужик унёсся на кухню, даже спиной демонстрируя, как спешит выполнить поручение. Походная еда у нас с собой, разумеется, была, и её, наверное, в общем-то не нужно было экономить. Но раз уж представилась возможность испробовать вариант "обеда с собой" из королевств - пожалуй, стоило это сделать. Хотя бы просто для того, чтобы узнать, что именно туда положат.
  
  [*Ваше благородие - обращения к барону. Обычно представители неблагородных сословий так обращаются еще и ко всем носителям плащей без герба: с них не убудет, а рыцарю или "просто" благородному приятно.]
  
  Вчера я и Маша завалились спать едва ли не через полчаса после того, как покинули конюшню, потому как делать в царящей, казалось, во всем мире от края и до края темноте было решительно нечего. Не знаю, как мой рыцарь, а я вот смог заснуть далеко не сразу. И дело было даже не в плоских, твёрдых тюфяках вместо матрасов, отчаянно шуршащих при каждом движении - просто крутящиеся в голове мысли не давали расслабиться.
  Моя попытка предъявить права на баронскую вотчину отца Арна была во всех отношениях в сложившихся условиях разумным и логичным поступком, но... Было кое-что, что меня по-настоящему напрягало. А именно - то, что я был сыном Кристиана и Лилианы Бертран только биологически. Подсознание бывшего владельца тела, как я уже успел убедиться, переодически подсовывало мне подказки, стоило только возникнуть ситуации, связанной с прошлой жизнью баронета, но полноценными воспоминаниями такая информация не была. Я вообще пока не вспомнил никаких подробностей о том, что касалось бы Арна Бертрана лично. Ни лиц родных, ни видов мест, где тот жил до поездки в Лид, вообще ничего. Даже семейного герба не вспомнил - просто нашел его по геральдическому перечню, когда узнал свою фамилию от Рахмана. Нет, я не сомневался, что я - тот самый баронет-наследник, благо, титул-то я как раз смог "вспомнить", но... Что я буду делать (и говорить) при встрече с родственниками и знакомыми - это вопрос.
  Точнее, я этот аспект продумал ещё "на берегу" - до того, как срываться из республики в поездку. Мой предшественник вырвался из родных пенатов куда подальше, сильно подозреваю, не совсем самостоятельно - что-то ведь заставило его так поступить... точнее, кто-то. И я даже подозреваю, кто. Может, конечно, и не отъезд матери - но шансов на совпадение этих двух событий, как по мне, маловато. Не просто же так магесса свалила не просто из королевств, а аж с континента (!), едва отец отправился в свой трагически завершившийся поход. Что-то мне подсказывает, что не стала бы Лилиана Миракийская инициировать одностороннюю процедуру развода с мужем, если бы знала, что у того мало шансов вернуться назад живым. Н-да, семейная драма на лицо. Причём семейная драма, ставшая достоянием широкой общественности - раз уж Рахман про неё узнал. К сожалению, практически без подробностей. Как оказалось, благородному сообществу важен был сам редчайший факт развода среди дворян, а на причины, по большом счёту, было наплевать.
  На фоне таких вот событий, подробности о которых я, возможно, ещё узнаю, уверен, будет не слишком удивительно, что вернувшийся после полугодового отсутствия наследник поведёт себя... скажем так, высокомерно и отчуждённо. Тем более, в республику сбежал от семейного разлада гордый, но бедный младший сын большой дворянской семьи, а возвращается уже фактически полноценный барон, верхом на боевой химере и с личным, упакованным в латы по полной программе вассалом. А то, что у меня с собой меньше тридцати золотых монет, так это на моей роже не написано... В общем, момент для возвращения в баронство для меня сейчас едва ли не идеальный, и была всего лишь одна проблема. А именно, нужно было за время пути или научиться, или "вспомнить" о том, как быть благородным. Не просто таскать геральдический плащ, но стать дворянином. А для этого нужно было как можно плотнее взаимодействовать с окружающими людьми, влипать и решать различные ситуации - в общем, делать всё, чтобы получить или восстановить нужный опыт. В том числе, например - пообедать прямо в седле, чем хозяин таверны собрал.
  Совершенно незначительная мелочь, вроде, правда? Но Арн ведь во время своего пути из королевств в Лид тоже чем-то должен был питаться, и я как-то сомневаюсь, что он всю дорогу довольствовался сухарями и вяленым мясом. Если разговор зайдёт о чём-то подобном, я должен буду что-то ответить. Понятно, что некоторые подобные моменты могли пройти мимо внимания дворянина или забыться, но не все же скопом! А о скольких мелочах я пока даже не догадываюсь, страшно представить. Например...
  
  - Маша, во сколько нам обошлось местное гостеприимство? - убедившись, что хозяин постоялого двора скрылся на кухне, поинтересовался я.
  - Двадцать девять медных монет, - отчиталась рыцарь, не отрываясь от своей тарелки. Таскание на себе кучи металла в течении целого дня лучше всяких тренажеров сжигало энергию организма и постоянно напрягало мышцы, потому с аппетитом у девушки никогда проблем не было. Кроме того, я так и не отменил усиление обмена веществ организма дочки кузнеца, полгода назад запущенное мной посредством Печати подчинения - это тоже сказывалось на размере порций. Ушибы и ранения при нашей работе совершенно рядовое явление, и если мне помогала нивелировать получаемый ущерб собственная магия Жизни, то повысить стойкость к повреждениям у напарницы можно было только так. По крайней мере, до тех пор, пока я не овладею своей Стихией по-настоящему, а не на уровне "вкачать как можно больше силы в руку/ногу/тело и надеяться, что всё получится само".
  - Треть серебряной монеты, - машинально повторил я, успев задуматься совсем о другом. Только через пару секунд информация всё-таки достучалась до моего мозга. - Стоп. Сколько?
  - Двадцать девять меди, - повторила вассал.
  - Это только за комнату, или...
  - За отдельную большую отапливаемую комнату на ночь на втором этаже вместе с двумя тюфяками, двумя одеялами и лампадой - семнадцать монет, - скрупулезно начала на память перечислять Маша. - За ужин с мясом, железными столовыми приборами и тремя блюдами - три меди, за завтрак - три меди, аренда двух мест в конюшне - пять меди, за зерно для лошадей - еще одна монета.
  Я, вместо того, чтобы отправить в рот очередной кусок мяса, поднёс его к глазам, чтобы получше рассмотреть. Благо, окна в общем зале присутствовали, и в них попадало достаточно света. Хмм... мясо как мясо, и пахнет всё так же вкусно. А вилка - слишком массивная, немного грубоватая и с едва заметными разводами ржавчины - но чистая и в общем-то удобная.
  - Как интересно... - тщательно пережевав "шашлык", я опять-таки не заметил ничего подозрительного: свинина и свинина. - А в таверне в Эрсте тридцатки меди мне, пожалуй, только одному на ужин и хватило бы.
  - Там зал алхимлампами освещён, столовые приборы из мельхиора* и блюд в ужине минимум пять, - похоже, я не один заинтересовался местным ценообразованием. - И магией неприятные запахи убраны.
  И общедоступные тёплые и чистые туалеты внутри с горячей водой, - добавил про себя я. И персонала раза в три больше, даром, что из рабов - кормить-одевать их тоже надо. Как-то сомневаюсь, что тут заморачиваются хотя бы условно-белыми передниками: вон, владелец бизнеса рассекает в обычной, пусть и относительно чистой одежде.
  - У меня была с собой половина серебряной монеты, когда я... ушла из дома, - глухо призналась дочка кузнеца. Раны, полученные при продаже в рабство и после у девушки давно зажили, оставив "на память" лишь шрамы и хрипоту в голосе, но воспоминания о былом по-прежнему стабильно портили моему рыцарю настроение. - Соседи за ремонт металлической утвари в последние годы иногда давали мне лишнюю монету. Я оставляла себе, так и накопила... Когда я постучалась в дверь вербовщика, у меня в калите** оставалось больше половины. Я за еду больше медяка никогда не отдавала. Иногда хозяева, что пускали на постой, позволяли рассчитаться работой - молот у меня при себе был. Кое-кто осесть у них в деревне после предлагал - своего кузнеца у них не было, а кузню "всем миром***" помочь обещали поставить... Но я даже слушать не хотела.
  - Зато ты сейчас оруженосец настоящего барона, а так бы до сих пор долги перед "миром" отдавала, - аккуратно напомнил я. Маша кивнула, с видимым усилием согнала тень с лица - и с удвоенным рвением накинулась на еду. А я... я же словно новым взглядом осматривал всё вокруг. Многочисленные раздражающие нестыковки между уровнем быта в королевствах и в республики после осознания суммы затрат на по-местному шикарный ночной отдых внезапно получили своё исчерпывающее объяснение.
  
  [*Мельхиор - серебристый твёрдый сплав меди и никеля. Столовые приборы из него выглядят немногим хуже, чем из столового серебра, и не подвержены коррозии, в отличие от стальных.
  **Калита - кошелёк для монет в виде мешочка, подвешиваемого на пояс.
  ***"Всем миром" - устаревшее выражение, подразумевающее участие всех членов крестьянской общины в каком-то деле. Да, раньше "миры" были существенно меньше, ведь теперь под словом "мир", если оно используется в значении места, а не понятия, понимают ни много, ни мало - планету.]
  
  "Разрыв покупательской способности" - так, кажется, назывался подобный эффект на Земле. Это, например, когда гражданин какой-нибудь африканской страны, дома имеющий возможность нормально питаться, видит европейские цены на продукты и приходит в ужас. Хотя казалось бы: тут хлеб и там хлеб, тут мясо и там мясо. Только после этого до некоторых доходит, что европейские зарплаты кажутся заоблачными только тем, кто пересчитывает их на свою местную валюту, сидя дома. И дело не в том, что продавцы, зная возможности своих покупателей, подрисовывают на ценники лишние нолики - хотя и без этого тоже не обходится. Просто цена за что-то на полке, грубо говоря, включает в себя цену самой полки. Аренда и обслуживание недвижимости, гарантированные санитарные нормы, логистика и доступность товаров и услуг - всё это имеет свою цену, и за всё это платит в итоге конечный потребитель. Если ему, конечно, есть чем платить. А если нет... то и получится то, что я наблюдаю сейчас вокруг.
  Республика заставляет своих граждан поддерживать определённый уровень жизни, одновременно поддерживая высокие заработки среди подтверждённых профессионалов и задавая как напрямую, так и косвенно высокий уровень трат. Лид может себе это позволить: высокодоходный экспорт и девять десятых любого труда выполняют бесправные, не требующие зарплат и социальных гарантий рабы. В противовес, королевства никак, судя по всему, не контролируют уровень жизни подданных, позволяя финансам самостоятельно перераспределяться между кошельками бедных и богатых, черни и благородных. В итоге, похоже, эффект получается такой же: девяносто процентов золота в карманах у десяти процентов населения. Только суммарный объём этого золота на каждую монархию, по моей прикидке, раз этак в десять ниже, чем у республики. Вот и получается то, что получается.
  Тот же трактирщик, уверен, и рад бы поставить амулеты от запаха и алхимлампы в зал, ну или хотя бы свечи вместо уродских горелок-коптилок - да только где ему на это средства взять? Или тот же сортир облагородить? Но даже если он изыщет средства - подобное вложение средств никогда не окупится. Вот и царит в королевствах средневековье - хотя уровень развития магии, науки и алхимии давно уже позволяет построить жизнь на уровне уж точно не ниже середины двадцатого века на Земле. Видать, подобное никому оказалось не нужно, кроме горстки Повелителей Жизни, решивших по случаю планового захвата себе необходимой территории, заодно забацать этакую Идеальную Страну.
  
  М-дааа. Экономист и финансовый аналитик из меня тот ещё - но я всё-таки тоже кое-что запомнил из институтского курса экономики. И это "кое-что" мне подсказывает: главное я понял правильно. Кажется, я теперь гораздо лучше себе представляю то, что мне предстоит увидеть по дороге в баронство... и в самом баронстве тоже, к сожалению. Отчего на первый план теперь выходит другой вопрос: если я прав на счёт суммарной денежной массы, смогу ли я из своего положения баронета-наследника извлечь нужную сумму прибыли? Чёрт, моё и так не самое простое мероприятие только что стало ещё сложнее... но всё ещё осталось существенно легче бодания лоб-в-лоб с гидрой.
  
  2.
  
  Королевский тракт Балота в отличие от второстепенной дороги на Лид не вызывал мучительных раздумий на тему, что же будет проще: насыпать нормальное покрытие или наоборот, вырыть на этом месте судоходный канал. Разумеется, никакого мощения или хотя бы насыпи с отводными канавами по боками и близко не было, но утрамбованный до каменной плотности грунт и сам по себе стойко держал удары Судьбы. Если идти пешком и смотреть под ноги, можно было даже не изгваздаться по колено.
  Я, вообще, слышал, что новые поселения обычно возникают на транспортных артериях, а дороги, наоборот, обычно прокладывают от одного населенного пункта к другому - но, видимо, Кривые Рожки основал кто-то, с этой логикой не знакомый. Либо была ещё какая-то причина, уж не знаю, может, та самая пресловутая речка-переплюйка - но до одной из основных дорог королевства химерам пришлось везти нас ещё добрых пятнадцать минут. Тут-то и выяснилось, почему у трактирщика хватило времени крутиться вокруг нас: просто все остальные уже успели собраться и уехать.
  Следопыт из меня, конечно, не самый лучший за полгода рейдов получился, но отличить свежие конские следы и колеи от колёс повозок в грязи от вчерашних я смог без труда. И даже примерно определить время, когда их оставили: где-то за два, а то и за три часа до нас. Не иначе как с первым лучом рассвета постояльцы снялись, а то и вообще по темноте, видимо спеша пройти максимум расстояния за короткий зимний световой день. И только мажоры вроде меня и Маши могли себе позволить никуда не торопиться - но таких, кроме нас, в Рожках как-то и не нашлось.
  Впрочем, всю эфемерность проигрыша во времени я осознал, стоило только добраться до тракта и пустить химер аллюром. Сначала за спиной остались плетущиеся со скоростью пешехода крестьянские подводы, а потом настал черёд и всадников. И это мы не разгонялись, а шли экономичным, "крейсерским" ходом для тяжело гружёной Милки! Вот уж воистину, повторю ещё раз: всё познаётся в сравнении. Разумеется, я вовсю крутил головой, разглядывая новые для себя места. Уделил внимание и людям: наконец-то их можно было рассмотреть, не пытаясь сломать глаза в свете тусклых масляных коптилок. Впрочем, после утреннего озарения я лишь каждый раз находил подтверждение своим выводам.
  Вообще, надо сказать, тракт отнюдь не пустовал. Крестьяне двигались по нему в обе стороны, и даже соблюдали некое подобие правил уличного движения, прижимая свои неуклюжие телеги к правой по ходу обочине. Съездов с тракта разной степени накатанности и расхлябанности в обе стороны хватало, потому после "наших" подвод мы стали обгонять повозки, вышедшие на трассу явно из других мест. Центр дороги, видимо, выделялся именно для таких быстроходов как я и моя спутница: другие верховые, заслышав стук копыт химер за спиной, споро оттягивались в стороны, причём вне зависимости от наличия или отсутствия дворянского плаща за спиной. А поймав мой или Машин взгляд - ещё и кланялись, кто посильнее, привстав на стременах, кто просто наклоняя голову. Что ж, не вижу ничего удивительного, что правило "по одёжке встречают" действует во всех мирах.
  
  Кстати, об одежде. Пусть мы не останавливались и даже не притормаживали химер, но даже мимолётного взгляда хватало, чтобы понять: контраст с тем, что носили в республике, был разительным. Особенно это касалось тех, кто сопровождал телеги: крестьян и, возможно, ремесленников. Цвет их вещей, по большому счёту, был только один: серый разных оттенков. Ткань даже издали выглядела грубой, а если касаться фасона, то все вещи словно пошил один и тот же портной: типовые рубахи и штаны. Кое-кто щеголял в жилетах из овчины мехом наружу (обычно они сидели на облучках повозок), некоторые дополняли свой наряд овечьими же шапками, остальные защищались от холода или явно вручную связанными вещами из всё той же некрашеной серой шерстяной нити, либо вообще войлоком. Кстати сказать, отдельные войлочные шмотки на Земле смело могли бы тащить в модный бутик на продажу - что-то подобное я осенью и зимой замечал на московских модницах. К большому горю местных пейзан, здешней цивилизации до высокой оценки "полностью ручного производства, 100% экологичности сырья" было ещё расти и расти...
  Более-менее цветными пятнами выделялись всадники. Хотя тёмно-синие геральдические плащи некоторых дворян знавали лучшие времена настолько давно, что характерные контуры и цвет болтающейся за спиной бесформенной тряпки нужно было ещё постараться угадать. Зато практически все, кто передвигался верхами, были в той или иной мере открыто вооружены, хотя такого арсенала, что мы с Машей навесили на Милку, ни у кого и близко не было. Обычно ограничивались подвешенной к поясу шпагой или саблей, некоторые седоки везли притороченный за спину или к седлу разряженный арбалет. Один мужик в грязно-зелёных шмотках (этот, кстати, плащ не носил) привлёк моё внимание тем, что вёз объёмистый тул со стрелами и лук - но тоже со спущенной тетивой.
  
  Встречных и попутчиков разглядывать было достаточно интересно, вот только останавливаться или уж тем более заводить какие-то там разговоры у меня не было никакого желания. Помня, как на меня практически на ровном месте чуть не напал только что приехавший в Нессарию дворянчик, я не очень понимал, чего ждать от тех, кто освобождал нам дорогу. Правда, тогда я был без плаща и оружия, и за мной не возвышалась бронированная башня личного рыцаря верхом на боевой химере, но всё равно испытывать судьбу на ровном месте почему-то не особенно хотелось. А если чего и хотелось, то только поесть. Увы, но и с этим тоже было не всё гладко.
  Погода начала портиться с самого утра: небо заполонили тучи, а ближе к обеду облачность и вовсе превратилась в один сплошной низкий серый мрачный потолок. Ветер, задувший резкими порывами, вскоре начал всё чаще бросать в лицо пригоршню то дождевых капель, то липких мокрых снежных хлопьев. Совсем не та обстановка, в которой было бы желание ненадолго остановиться и устроить привал. Можно было, конечно, сбросить скорость и действительно поесть с седла, как я и планировал, вот только удовольствие это даже в хорошую погоду было сильно ниже среднего, а сейчас и вовсе... Нет, если бы вопрос стоял о жизни и смерти, или хотя бы о соблюдении сроков, то я, несомненно, потерпел бы. Но сейчас ситуация была в каком-то смысле даже обратной: крыша над головой и прилагающаяся к ней приятная либо не очень компания нужны мне были не меньше, а может быть даже больше еды. Если уж влипнуть во что-то неприятное по незнанию, то лучше там, где у потенциальных противников не будет за спиной городской стражи или половины дворянского квартала дружков.
  Приняв решение сделать днёвку, совмещённую с обедом, я начал с ожиданием вглядываться в каждый поворот дороги: по моим расчетам, мы уже должны были вот-вот наткнуться на одну из отмеченных на карте деревень. Ну или хотя бы на отдельно стоящую таверну - должны же быть и в этом мире придорожные гостиницы, так ведь? Однако время шло, химеры несли нас вперед, путники продолжали оставаться за спиной - а тракт как рассекал дикие на вид перелески и редкие, явно естественного происхождения луга, так и продолжал рассекать. И ни единого признака жилья. После того, как мы с ходу проскочили собранный из массивных, уже порядком разбитых копытами брёвен мост в несколько пролётов через довольно широкую речушку, я решительно натянул поводья и полез за атласом.
  
  Эту водную преграду картоделы всё-таки соизволили нанести, позволив мне сразу установить наше текущее местоположение... и выругаться сквозь зубы! Пять, нет шесть - шесть! - придорожных деревень мы уже, оказывается, миновали. Не иначе как невидимых - потому что иначе мы их никак не могли пропустить. Кроме того, на чёртовом тракте, даром что королевском, напрочь отсутствовали не только дорожные столбы - вообще хоть какие-то указатели! Хотя... ну-ка, стоп. Я пригляделся к отметке "Кривых рожков", нарисованных жирной точкой сбоку от дороги, потом нашёл глазами остальные населённые пункты. Толстенькие кружки, обозначавшие их, закрывали собой край схематичной отметки тракта, но закрывали не серединой - боком. Эти криворукие уроды что, таким образом хотели намекнуть, что сёла расположены тоже в стороне от торного пути? Вот... у меня даже приличных слов нет!
  - Маша, - сдерживая так и рвущиеся под порывы ветра с языка эпитеты, решил уточнить я. - У вас дорога ведь проходила через центр деревни, я правильно запомнил?
  - Да, - до спутницы тоже стало доходить, что с королевским трактом что-то не так.
  - Понятно, - понятно мне не было, но мозги, вместо какой-нибудь умной мысли, настойчиво советовали не стоять на ветру, а валить уже куда-нибудь в тепло и там пожрать... и потом уже подумать над несовершенством мироздания. - Тогда на следующем повороте...
  Я опять практически упёрся в карту носом, пытаясь понять, в какую сторону от дороги смещен центр кружка следующей деревни.
  - ...Направо.
  Чёрт. В каком там королевстве расположена эта самая "гильдия картографов"? Что-то мне уже захотелось наведаться к ним в гости. С горящим факелом в руках!
  
  * * *
  
  Деревню я всё-таки почувствовал раньше, чем увидел. Пусть на несколько секунд, но раньше. Носом. Запах дыма - ну и навоза, разумеется, куда ж без него. И только потом из сплошной стены валящего с неба снега проступил контур ворот. Открытых, к счастью.
  На самом деле, по настоящему густой снегопад начался уже тогда, когда мы минут десять пробирались по боковой дороге, свернув с тракта направо. Поначалу широкая и столь же грязная, как та, что вела к Кривым Рожкам, эта, с позволения сказать, транспортная артерия постепенно ужалась практически до состояния лесной тропы, где телега в одну сторону только с трудом проедет. Разумеется, у меня возникло подозрение, что мы выбрали не тот съезд - ведь указателей не было по-прежнему. Тем не менее, я решил проехать ещё немного, потом ещё... а потом небеса словно разверзлись, разом вывалив вниз весь свой накопленный снег. К счастью, мы всё-таки пришли именно туда, куда хотели.
  Внутрь постоялого двора я скорее ввалился, чем вошёл: благодаря магии Жизни простуда мне не грозила, но находиться на улице в местами (не будем уточнять) промокшей насквозь одежде было практически пыткой. К счастью, конструкторская мысль местного гостиничного воротилы самостоятельно или с чьей-то помощью дошла до такой полезной вещи, как коновязь, над которой некая добрая душа соорудила навес, где химер можно было просто оставить, чисто символически привязав. И скорее в теплоооо!
  - Вино. Горячее! Есть? - кажется, я теперь знаю, откуда растут ноги у знаменитого дворянского хамства. И раскидывания деньгами не глядя - тоже. Если такие вот поездки для многих из них обычное дело, совсем не удивительно, что вежливость вскоре куда-то теряется. Я сходу направился к подобию конторки, за которой скучал тучный мужик в практически белой рубашке с каким-то простеньким орнаментом на отложном воротнике, и прежде, чем тот успел что-либо ответить, звучно приложил серебряным кругляшом о доску. - И еды, тоже горячей. Но сначала вина!
  
  Когда глаза привыкли к полумраку (чёртова мокрая метель сделала из середины дня глубокий вечер), я наконец смог осмотреться и оценил, куда в этот раз попал. А местечко-то, кажется, более прогрессивное, чем двор пресловутых Рожков: доски стен не тёмно-серые, а белёные, даже потолок всего лишь умеренно закопчён. С балок свисает штук шесть косиц из трав и овощей, и даже есть нечто вроде украшений - всё тот же простой орнамент, намалёванный на стенах чуть выше человеческого роста. А вот с посетителями было негусто. Точнее, кроме нас их не было вообще.
  - Вино, ваше благородие! - трактирщик, выполняя мой заказ, передвигался по своему заведению исключительно рысью. Наверное и бегом бы побежал, если бы не боялся расплескать напиток.
  - Даже в бокалах, - не смог я сдержать своего удивления, принимая довольно изящную керамическую емкость. Пожалуй, даже не просто керамическую, а натурально фарфоровую!
  - Всё лучшее для наших дорогих гостей! - мужик очень старался, но заверение получилось у него всё равно слегка фальшиво. Хотя не сказать, чтобы он был совсем нам не рад: серебряный кругляш, видать, очень успешно справлялся с плохим настроением. - Еда будет и четверти часа не пройдет.
  - Верю, - горячий напиток, в который не забыли даже добавить пряности, мягко скатился по пищеводу и словно зажег маленькую печку в моём желудке: ни один чай на такое не способен... Ох, а ведь про вино я выдал даже не задумываясь, то ли на стереотипах, то ли получив подсказку от подсознания баронета.
  - Что-нибудь ещё, благородные господа? - трактирщик явно не собирался от нас просто так отходить. Только вот про "господ" он зря ляпнул: Маша булькнула своим вином и нехорошо на него посмотрела.
  - Да мы вообще-то просто пообедать заехали... - вслед за спутницей поморщился я, но уже по другой причине: снегопад и не думал прекращаться. Наоборот, кажется, ещё сильнее погустел, хотя казалось бы уже дальше некуда. Получается, что и торопиться смысла нет: ведь всё выпавшее сейчас растает, и возвращение к тракту рискует превратится в заплыв... - Лучше расскажи, почему у вас тут ни одной деревни рядом с королевской дорогой нет. В наших краях не так.
  - Господа с севера? - неожиданно прозорливо догадался мужик, теперь уже меня заставив булькнуть вином. - Тогда я расскажу, откуда такое отличие. Ваши армии не ходят по дорогам. А чужие вообще не ходят.
  - То есть как это?! - почему-то оскорбилась Маша. - Я сам... сам видел, как ходят!
  Да, мы перед путешествием договорились, что мой вассал продолжит говорить о себе в мужском роде и дальше. Соглашусь, шутка несколько затянулась, но даже дочка кузнеца была вынуждена согласиться, что легче так, чем объяснять, почему выглядящий как юноша рыцарь говорит о себе хриплым и совсем не женственным голосом в женском роде. Увы, залечить повреждённые перед продажей в рабство и успевшие давно зажить голосовые связки регенерация Печати подчинения не смогла. Цена же столь тонкой работы, как восстановление голоса у квалифицированного республиканского врача в ранге подтверждённого мага Жизни стоила столь неприлично много, что я об этом пока даже думать не мог.
  - Вы видели мобильные отряды, а не всю армию на марше разом, верно? - тем временем гостиничный бизнесмен демонстрировал свою чуть ли не энциклопедическую по местным меркам образованность. - Это потому, что если пришлось армию отправлять к Валу Шрама, то она сразу развёрнутая в боевые порядки пойдёт. Иначе могут выкосить её всю, в полевом-то построении.
  - А ты неплохо в этом разбираешься, - мне пришлось сделать усилие, чтобы и в этот раз "тыкнуть" человеку, неожиданно оказавшемуся несколько умнее, чем можно было бы предположить. Увы, в отличие от Лида вежливость в королевствах была в чести только в отношении к вышестоящим. А если выкнуть равному, если верить рыцарским романам, то можно и вызов на поединок схлопотать. Причём почему-то за неуважение...
  - Отец двадцать пять лет ходил строем, вернулся сержантом, - с законной гордостью сообщил мужчина. - Он и рассказал. Это у Шрама, особенно у горловины, у всех людей один враг... а кое-где говорят, что и у всех разумных. А чуть на юг, как у нас, так между их величествами уже и дрязги иногда происходить изволят. И вот наш светлейший монарх вынужден выслать к границе армию, дабы вразумить соседа, либо сосед решил нагло вторгнуться на территорию. И вот идут полки, а солдатикам-то есть хочется, а офицерам - и ещё чего. И если впереди деревня - марш не замедлят, да только ни одной коровы да свиньи не останется... да и баб красивых тоже.
  - Однако... - меня это здравое, бесхитростное и при этом по-местному предельно политкорректное объяснение немедленно убедило. А местные монархи - ещё большие идиоты, чем я думал... Впрочем, у них, скорее всего, просто тоже особого выбора нет. С волками жить - по волчьи выть. А что торговля несёт убытки и деревни, которые на ней подняться могут, тоже нихрена не развиваются - всем наплевать. - И подъездные дороги тоже потому в таком состоянии, что только шагом лошадь и пройдёт?
  В ответ сын сержанта только развёл руками: мол, ты всё правильно понял.
  - И часто у вас... движение армий случается? - решил для общего развития уточнить я.
  - Да раз в пять лет точно, - подумав, пожал плечами трактирщик. - Чаще-то оно реже. Армию двигать, оно ведь тоже денег стоит...
  "...Особенно когда фураж по мере движения с крестьян не собрать" - без особого труда "расслышал" я недостающую часть фразы.
  - Как вы при таких делах не прогораете только, - в ответ невольно вырвалось у меня. Купцы что - они-то, особенно крупные, наверняка в курсе царственных телодвижений. Кто подмазал кого надо, а кому и сами власть предержащие, имеющие долю с доходов за "крышу", говорят. Хотя, скорее всего, и торговцы тоже время от времени попадают под раздачу. А вот крестьяне, тащащие свои повозки по тракту навстречу неизвестности вообще настоящий подвиг совершают. Им-то неоткуда знать, кто движется по тракту навстречу.
  - Да все привыкли уже давно, - на мгновение настоящие чувства селянина прорвались наружу, но он тут же взял эмоции под контроль. - Каждый трактирщик по-своему приспособился. Вот я больше с односельчанами работаю... хотя и гостям очень рад!
  - Получается, зажиточное у вас селение-то, - я не забыл своих размышлений, и потому после всей полученной информации сделал напрашивающийся вывод. Если они такое, вполне приличное вино "для своих" держат, то уж точно не бедствуют.
  - Да уж получше живем, чем соседи, - а вот теперь владелец таверны даже не стал пытаться сдержать самодовольство. - Знать, посуда из Белой Лепки по всему Балоту расходится, да и по соседним королевствам! Сам король наш, да продлятся годы его правления справедливого, говорят, с такой иногда ест, когда серебро-золото надоедает! Нигде окрест таких нет - ни глины, ни гончаров, ни мазил.
  Ага, вот теперь мне действительно всё ясно. В том числе и причина отсутствия других посетителей: из-за расположения селений относительно тракта просто так зайти и перекусить по дороге мало кто может - это для химер изобразить из себя внедорожник раз плюнуть, а обычной лошади, я уже не говорю про обременённую телегой - совсем нет. Потому идущие по королевской дороге сойдут с неё только ближе к вечеру, только чтобы успеть до темноты расположится на ночлег. А местные сейчас тупо работают: делать посуду - занятие не сезонное, но требует хорошего освещения, особенно на некоторых этапах вроде росписи. В такой ситуации упускать короткое светлое время суток и вовсе преступно... Так, а трактирщик так и застрял у нашего стола, хоть и оглядывается всё чаще на дверь в кухню, откуда определенно потянуло чем-то вкусным. Кстати, посторонних запахов в заведении нет, и, думаю, тут дело не в амулетах. Скорее, в регулярной уборке и нормальной вентиляции.
  - Тебя что-то... интересует? - по очереди проглотив "от нас надо?" и привычное республиканское "уважаемый", прямо спросил я.
  - Вы ведь с Границы едете? От самого Шрама? - прямо-таки с какой-то жадностью спросил владелец гостиницы.
  - Угадал, - переглянувшись с Машей, не стал открещиваться от чистой правды я.
  - Благородные господа, а... расскажите, как там? - боже. Взрослый, неглупый (иначе бы давно разорился) и по здравому циничный мужик смотрел на меня и моего рыцаря глазами, больше подходящими восторженному подростку.
  - Холодно, сыро и опасно, - против воли вспомнив обстоятельства встречи с гидрой, передёрнул плечами я. Судя по тому, что Мариша уткнулась в свой бокал, ей тоже ничего приятного память не преподнесла.
  - А твари? Ну, чудовища? - внутренний пацан трактирщика никак не хотел униматься.
  - Да куда уж без них... - я поморщился, не желая распространяться о подробностях в общем-то довольно скучной и рутинной, если оставить за скобками постоянный риск, работы Охотником. Тем более что нас, кажется, приняли за гвардейцев одного из пограничных полков северных королевств, в задачу которых входила защита от тварей населения, а не превентивное уничтожение пересекающих Вал измененных. Этим рисковали заниматься только боевые группы Белых да Рубежники. Причем вторые скорее вынужденно: в районе Горловины Шрама километровой высоты вал многокилометрового ударного кратера по какой-то причине прерывался, и твари могли проходить на человеческие земли без всяких проблем...
  ...Пауза затягивалась, мужик, ответственный за нашу еду продолжал пялится на нас восторженным взглядом (не иначе как приняв молчание за редкостную суровость), и потому я не сдержался. Хочет баек про магических мутантов? Их есть у меня!
  - Вот недавно, и двух месяцев не прошло, завалили нарийского тигра, - словно нехотя признался я, заставив дочку кузнеца удивлённо вскинуть брови. Однако, наконец-то услышавший, что хотел, трактирщик ничего не заметил.
  - Ух ты! - мужик явно проникся. - И много народу полегло?!
  - В этот раз обошлось... без необратимых последствий, - веско припечатал я. - Мы же всё-таки профессионалы.
  - Да ну? - вряд ли владелец гостиничного бизнеса досконально разбирался в мутантах, тем не менее, он закономерно усомнился в правдивости моего рассказа. Было почему: несколько кошек-переростков, однажды одновременно пересекших вал Шрама примерно в одном месте, полностью уничтожили население целой страны за трое суток! Собственно, это и было королевство Нария, чье название "по наследству" приклеилось к новой на тот момент разновидности чудовищ.
  Справиться с одиночным тигром, в принципе, было по силам и обычным людям: всего лишь требовалось создать достаточную плотность огня... из осадных стрелометов, потому что обычные болты и стрелы от его шкуры просто отскакивали. Вторым вариантом было умудриться облить ловкую и крайне быструю тварь адгезивной огнесмесью вроде напалма. Или желеобразной кислотой, вроде той, что в меня плевалась гидра. Только сделать это нужно было два раза подряд, потому что в первый раз тигр просто избавлялся от огня, оперативно сбрасывая шерсть. Понятно, что проделать подобное без потерь было практически невозможно. И наличие магов в рядах поддержки пехоты либо метателей у офицеров зачастую сильно не помогало: порождения Шрама, сами пропитанные дикой Силой, к нефизическим поражающим факторам часто показывали ещё большую стойкость, чем к ударам обычным оружием.
  - Ну да, - я дождался, пока выражение скепсиса окончательно сформируется на лице мужчины... и достал из кармана свёрток. Как знал, что пригодится. Вообще я планировал подарить кое-кому из возможных конкурентов за наследство сувенир с намёком, но ладно: для демонстрации тоже сойдёт. Развернув слои мягкой ткани, я взял в руку изогнутый, с рабочего конца игольной остроты коготь. Размер у "коготка" был такой, что его можно было без особой натяжки использовать вместо стилета. На глазах так и прикипевшего к трофею зрителя я картинно провёл остриём по бокалу, вызывав мелодичный перелив... и пустив тонкую стружку. - Теперь веришь?
  Пожалуй, я ещё никогда не видел у человека таких больших глаз! Так, а вот теперь пора напомнить насчёт нашей еды.
  
  * * *
  
  Пожалуй, теперь я намного лучше понимал, насколько сильно простой люд королевств, не обременённый плащами и гербами, на самом деле уважает тех, кто реально стоит между ними и тварями. Уважает, любит, преклоняется - и готов чуть ли не в лепёшку расшибиться, чтобы хоть в малом оказаться полезным, помочь. Может, дальше на юг ситуация и меняется, но тут, уже на относительно безопасном удалении от Вала, даже малая толика народных восторгов, выпавшая мне и Маше после демонстрации когтя тигра, едва ли не захлестнула нас с головой.
  О, никто не лез с разговорами, не просил рассказать "историю про чудовищ" - просто люди поодиночке и семьями заходили в таверну, чинно рассаживались... и старались не особо сильно пялиться и не переходить с шёпота на обсуждение героев в голос. Кроме маленьких детей - этим-то точно никто был не указ, но их до нас деликатно не допускали. Трактирщик за сегодня, подозреваю, мог бы месячную выручку на одном пиве поднять, но, судя по паре долетевших до меня реплик, дешёвый некрепкий алкоголь наливал посетителям за так. Видно, решил не наживаться на односельчанах по такому случаю. А ещё жители Белой Лепки наверное произнесли рекордное количество славословий на редкость дурной даже для местной зимы погоде: снегопад, то и дело переходящий в дождь и назад, упорно отказывался униматься. Когда и без того не слишком светлое серое пятно ближайшего окна стало уверенно темнеть, я понял, что мы отсюда до завтра точно не выберемся. С другой стороны, нет худа без добра. Тем более что гостиничный воротила явно расстарался для дорогих гостей сделать ужин особенно вкусным. И, надо сказать, у него получилось.
  
  - К нам в село дважды заезжал паладин Белых со свитой, - искоса оглядывая уже практически до отказа забитый общий зал, шёпотом сообщила мне спутница. - Помню, мы с ребятами бегали смотреть... Отец мне строго-настрого запретил заходить в корчму, и за каждое нарушение слова порол, но что такое три дня спать на животе против живого Рыцаря Света! И я даже представить себе не могла, что окажусь на его месте...
  - ...Так быстро, - девушка запнулась и замолчала, потому за неё закончил я. - Да не стесняйся ты, плох тот солдат, что не мечтает стать генералом. Здоровые амбиции - это нормально.
  - Мне почему-то стыдно, - Маша ещё раз украдкой осмотрела зал и поёжилась. - Словно я присвоила чужую славу... Что на меня они так смотрят по ошибке... Особенно дети!
  - Но ты ничего не присвоила, - покачал головой я и невесело улыбнулся. - Просто для тебя то, что для них подвиг - рутина. Опасная, но привычная работа. Уверен, тот паладин тоже так считал.
  
  На самом деле мне тоже в какой-то момент изрядно стало не по себе ото всех этих взглядов. Я ведь тоже, смотря на собравшихся крестьян и ремесленников, мысленно сравнивал их с собой, и не мог не отметить - среди них людей более физически сильных, чем я, как бы не половина. Хотя бы просто из-за мышечной массы. Деревня - это много тяжёлого физического труда с детства: такие нагрузки даром не проходят - отражаются на телосложении. У меня есть моя Стихия, но иному сельскому мужику, способному при желании махать оглоблей, как тростинкой, магическое усиление не особо нужно. А если навалятся на тварь скопом...
  Так почему вовремя не перехваченные изменённые наносят такой сильный урон не только мирным пейзанам, но и профессиональным военным? Я-то справляюсь, и мой вассал - такая же деревенская девочка - справляется. И, главное, справляются как-то обычные охотники-новички, которым не повезло предварительно прожить половину жизни и приобрести какой-никакой, но опыт как планирования, так и командования, и которые, по сути, были самыми обычными людьми. Впрочем, стоило мне только задуматься, как я сразу нашёл ответ на свой вопрос.
  Дело было в Печати. Нет, не в гражданской, хотя повышенную скорость заживления ран и общую устойчивость к травмам списывать со счетов тоже было не нужно. Гораздо важнее была та Печать, что на рабах. Казалось бы, что может кардинально изменить в тех же вчерашних крестьянах невозможность уклониться от боя или отступить без приказа? Однако, когда человек сражается без оглядки на сохранение собственной жизни, но искренне (благодаря чудовищной и гениальной одновременно разработке Повелителей Жизни) пытаясь показать максимальную эффективность, результат становится сильно другим. Ну и не стоит забывать, что "мясо" всё-таки учат перед тем, как продать, и учат те, кто сами прошли через горнило профессии добытчика запчастей от монстров. И что самим Охотникам вполне свободно доступна вся информация о базовых противниках, включая перечень уязвимых мест.
  Да, новички щедро платят чужой кровью за победы. Но ключевое слово здесь - "чужой". Именно обученное и дешёвое "мясо", не умеющее отступать и до последнего защищающее владельца ценой своих жизней, позволяет начинающим Охотникам очень быстро накапливать собственный бесценный практический опыт противостояния мутантам. Подобную процедуру обучения кадров - когда будущие истребители тварей сражаются нужное количество раз под достаточно надёжной защитой против настоящих противников - кроме республиканцев относительно массово могут позволить себе, пожалуй, только Белые. Но именно что относительно: монастыри, из стен которых одарённые Светом выходят рыцарями-клириками в белых плащах, доход головной организации приносят лишь косвенно. Даже если есть склонность к нужной Стихии, обучать Белые ещё и не каждого возьмутся... если за счет Церкви. А вот за свой счёт в рыцари Света (не в паладины, разумеется) можно и без одарённости попасть - только плати и хорошо учись. Недаром белоплащников после десяти-пятнадцати лет беспорочной службы спокойно отпускают на гражданку, как ту героиню из любимого Машкиного рыцарского романа... Для остальных же подготовка противомонстровых команд выливается в такие деньги, что каждый специально подготовленный и снаряжённый егерь, рыцарь или гвардеец выходит буквально на вес золота. А это значит - их таких в каждом королевстве по пальцам пересчитать. Ведь с точки зрения стандартного здешнего монарха дешевле пару сотен подданных под клыками и копытами забредшего чудовища время от времени потерять, чем лишних "золотых" солдат в резерве содержать.
  Нет, конечно, среди обычных солдат есть и такие, которым повезло несколько раз подряд уцелеть в столкновениях и получить свой опыт там, где их товарищи полегли. И не сломаться при этом. Обычно подобным могут похвастаться некоторые пограничные части, попасть куда для рекрута немногим лучше, чем сразу на каторгу или под топор палача. Есть ещё крестьяне, живущие в непосредственной близости от Вала - по сути такие же заложники ситуации и аварийный буфер на случай массового вторжения мутантов, как эльфы в Лиде. Они тоже волей-неволей знают, как уничтожать порождений Шрама, и играют свою роль в обеспечении безопасности основных человеческих территорий. Но таким людям самостоятельно передвигаться по дорогам или не светит совсем, или они это будут делать, стараясь привлечь к себе как можно меньше внимания - по вполне понятным причинам. Вот и чествует простой люд именно тех немногих своих защитников, которых может встретить около своего дома, и которых может опознать. Типа нас с Машей. Что ж, как я и сказал своей спутнице - заслуженно же...
  
  Кстати, о чествовании. Пиво у нашего трактирщика хоть и слабое, но ведь всё равно алкогольное. И, что важнее, выдается нахаляву. Вот и голоса уже громче зазвучали, и народ явно слегка расслабился. Ещё немного - и сословные предрассудки перестанут мешать общению. Отличный момент, чтобы "пойти в народ". Мне ведь в моём маноре придётся общаться не только с равными дворянами, будут и простолюдины. И, если я правильно понимаю, вполне возможно мне придётся довольно много с ними пообщаться - по крайней мере некоторое время. Вот и узнаю о том, чем сейчас в королевствах "живёт и дышит" деревня. Ну и о взгляде на благородных со стороны неплохо узнать. А если что - так я и лишнюю бочку пива у гостиничного воротилы выкупить смогу...
  
   Читать с этого места author.today (3 глава бесплатно, дальше - по подписке)
Оценка: 5.34*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Михаль "Сделка с Ведьмой" (Городское фэнтези) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Мой "идеальный" босс" (Женский роман) | | И.Смирнова "Демон и его ангелы" (Приключенческое фэнтези) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга первая." (Приключенческое фэнтези) | | П.Белова "Маша и Дракон" (Современный любовный роман) | | В.Лошкарёва "Вторжение" (Любовная фантастика) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "И небо в подарок" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"