Подаруев Владимир Матвеевич: другие произведения.

Не надо песчалиться

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   ПОЧИТАЙТЕ ЕГО РАССКАЗЫ
  
  
   Владимир Матвеевич Подаруев - интереснейшая личность. Эрудированный человек, замечательный собеседник, талантливый литератор. Мало кто в Кургане так глубоко изучил песенное творчество Владимира Высоцкого. Не случайно в 1989 году, в солидном томе-сборнике "Вспоминая Владимира Высоцкого" (г.Москва, издательство "Советская Россия"), вслед за статьей Станислава Говорухина со своим очерком, посвященным спортивным песням поэта, выступает Владимир Подаруев.
   Ни за что не подумаешь, что В.Подаруеву уже за 60! Почитайте его рассказы, и вы познакомитесь с никогда не унывающими, веселыми и добрыми героями Подаруева. Они попадают в фантастические ситуации, им зачастую трудно бороться с реалиями суровой жизни, но на их щите выбиты слова девиза "С нами Бог и юмор!", и поэтому они - оптимисты. Как и сам Владимир Матвеевич Подаруев, человек, потерявший зрение, но обретший многих друзей и благодарных читателей.
  
   Валерий Паниковский
  
  
   ЧУТЬ-ЧУТЬ О МАЛОМ
  
   Что наша жизнь, господа? Понятно, что игра! А конкретнее? Конкретнее - это череда мгновений, которые мы тщимся остановить, создавая живопись, изящную слобесность, фотокино-видеотехнику. Начали с малого - наскальных рисунков, а дошли до телесериалов длиною в десять лет!
   Сейчас не найти семьи, где бы не было фото- или видеокамеры, мольберта или записной книжки писателя. Все норовят поймать и запечатлеть исчезающий образ! Вот и я поддался этому соблазну. Мне вдруг сделалось грустно, что жизнь прошла как-то серо, без особых взлетов и падений. Но потом я возмутился: "Черт побери! Пусть не было подвигов и открытий, но что-то интересное происходило?"
   Я начал припоминать и сам удивился! Набралось несколько любовных приключений, полтора десятка страшных, можно сказать, жутких историй и целая куча смешных, курьезных происшествий. Вот их-то я и попытался изобразить на бумаге.
   Здесь живут и действуют не вымышленные, а подлинные герои. Так, в рассказе "Престиж писателя" это замечательный курганский поэт Виктор Гилев, хирург, божией милостью, Владимир Рыбаков, известный в Мокроусовском районе механизатор Леонид Потапов. Персонажем рассказа "Исповедь холостяка является мой друг детства Алеша Благинин. Историю ночей в Чалагино поведала моя родственница Нина Дубровина. Она великолепно владела даром эпистолярного жанра. По ее письмам можно было бы составить целую повесть, но пока вышел лишь один рассказ о е муже Леониде Дубровине и его товарищах. Людмила Чепик - продавец магазина "Военная книга", действующее лицо в зарисовке "Я делаю открытие", и так далее.
   Если вы спросите: почему рассказики такие маленькие, отвечу так: это же мгновения!
   А на вопрос о том, почему столь далеко по времени разбросаны события, ответ несложный: возраст автора, господа! Думаю, что вполне достаточно сих кратких пояснений, ибо народ нынче грамотный, понимает не то что с полуслова, а с полунамека! Поэтому ни к чему разжевывать да растолмачивать прописные истины.
   Смею верить, что хотя бы одна история читателям понравится, или покажется любопытной, или, паче чаянья, развеселит. Тогда буду считать, что мне удалось остановить прекрасное мгновение!
  
   Ваш Владимир Подаруев

1

   БОЖЕ, ЦАРЯ ХРАНИ
  
   Граждане, я обращаюсь только к самым серьезным из вас! Чтобы никаких там усмешечек да улыбочек, потому как и вопрос ставится соответствующий.
   Вот что вы скажете о любопытстве, вредная это привычка или не очень? Мне она кажется вполне терпимой. Может быть, однако, потому, что я от рожденья крайне любопытен.
   Рассказывали, будто еще лежа в люльке, я тыкал рукой во все предметы и произносил четкое "ы" означавшее, по-видимому, что это и кто это? Но едва мне удалось заговорить, родным моим пришел конец. С утра и до вечера я терроризировал их вопросами: это чо, а это чо? Они спасались от меня бегством, но куда там! Я настигал их повсюду: на кухне, во дворе, всарайке и требовал разъяснений по всем пунктам.
   Но взрослые - народ находчивый, вместо ответов начали угощать меня затрещинами, да только ничего из этого не вышло. Я ревел так, что сбегались все соседи и, естественно, вступались за любознательного ребенка.
   Сейчас мне за пятьдесят, и в кое в чем я уже начал разбираться, но не понимаю еще многого. Например, не возьму в толк, почему возникает любовь и привязанность между антиподами? Ну с какой такой стати добрый начинает обожать злого, умный - глупого, а большой и красивый - маленького и невзрачного?
   Поэтому всех своих знакомых, имеются в виду супружеские пары, я спрашиваю: как вы познакомились, как полюбили друг друга? Как ни странно, но отвечают охотно, а истории бывают очень занятные, вот, например, эта.
   Однажды я гостил у известного курганского поэта и задал свой традиционный вопрос его жене. Она ответила довольно лаконично:
   - Познакомились мы на комсомольской конференции.
   - Сидели рядом? - предположил я.
   -Стояли.
   - Как это?
   - Обыкновенно. Закончилась конференция, все поднялись со своих мест и запели "Интернационал".
   - И что?
   - А тут началось самое интересное. Все поют, я тоже:
   Вставай, проклятьем заклеймённый, Весь мир голодных и рабов! Кипит наш разум возмущенный И в смертный бой вести готов.
   Что-то мешает мне петь, я пытаюсь определить что и не могу. Тогда я умолкаю, прислушиваюсь, и до меня отчетливо доносятся необычные, непривычные слова:
   Боже, Царя храни!
   Сильный, державный,
   Царствуй на славу нам,
   Царствуй на страх врагам
   Царь православный!
   Что это, наваждение? Я поворачивав голову, пытаюсь найти исполнителя, но все вокруг поют партийный гимн, лица сосредоточенные, серьезные. Значит, кто-то пошутил и угомонился, решаю я и присоединяюсь к поющим:
   Никто не даст нам избавленья
   Ни бог, ни царь и не герой.
   Добьемся мы освобожденья
   Своею собственной рукой.
   И тут я вновь слышу гимн царской России. Не оборачиваясь, чуть скашиваю глаза. Ага, вот он! Рядом со мной стоит среднего роста паренек в массивных очках и поет:
   Боже, Царя храни!
   Славному долгие дни

2

   Дай на земли;
   Гордых смирителю,
   Всех утешителю
   Всё ниспошли!
   Вид у моего соседа важный и торжественный. Может быть, поэтому на меня нападает смех, так что я уже не могу петь. Смеюсь я почти беззвучно, но все равно на нас оборачиваются - один поет черт знает что, вторая трясется от смеха.
   Из зала мы выходим вместе. На улице я спрашиваю, зачем он пел царский гимн?
   - А разве вам не надоело одно и то же?
   - Да, но ваш поступок могут расценить как идеологическую диверсию!
   - Ну и пусть. Давайте я лучше почитаю стихи-
   Он начинает читать, а я говорю, что знаю этого поэта. От удивления он умолкает, и мы останавливаемся.
   - Откуда вы его знаете?
   - Не его самого, а стихи, читала в газете, очень понравились.
   - Спасибо, - отвечает парень, я и есть автор этих стихов.
   Так мы познакомились, можно сказать, благодаря старому гимну. Потом выяснилось, что и сидели мы рядышком, просто я не обращала внимания на своего будущего мужа, пока он не запел "Боже, Царя храни".
  
  
  
   ПРЕСТИЖ ПИСАТЕЛЯ, или КАК РОЖДАЮТСЯ ЛЕГЕНДЫ
  
   Это было давно, однако истинная правда, ибо на выдумки я решительно не способен. Может быть, от того и не стал настоящим писателем, потому что настоящий писатель - это выдумщик и фантазер, иначе нельзя! Но не буду отвлекаться и сразу перейду к делу.
   Как-то заехал ко мне известный курганский поэт Г., в то время он работал редактором одной из районных газет. Он привез с собой знакомого механизатора, тому надо было купить автомашину, то ли очередь подошла, то ли за хорошую работу предоставили такую возможность.
   Ну, как водится, сели за стол. До борьбы с пьянством оставалось еще целых тринадцать лет, поэтому смело открыли беленькую. Никого и ничего не остерегаясь, выпили по одной рюмке, по второй, а беседа никак не завязывалась, рвалась, будто гнилая нитка. Мы начинали толковать о системе Мальцева и тут же перескакивали на поэзию Рубцова. Затем мы попытались разобраться, почему американцы обскакали нас и первыми залезли на Луну. Но и эта тема заглохла.
   Разговор пошел, когда осушили вторую, пшеничную. Вот здесь я понял, что такое воображение поэта! Г. посмотрел на сельчанина и загадочным тоном спросил:
   - Леня, ты знаешь, какой человек Володя?
   -Нет.
   - Так вот, знай! Я же все вижу, ты то и дело поглядываешь на его залатанные носки. А того и представить не можешь, что этот писатель отдал четыре тысячи на строительство горсада, а сам ходит в заштопанных носках. Вот какие у нас люди! А он тоже мог бы купить "Москвича" и раскатывать на нем по городу с полным форсом, мол, вот я какой! А Володя вот здесь, скромно сидит с нами без всякого "Москвича". Видишь, какие у нас писатели! Сколько получил, столько и отдал! Да если бы Володя заработал и десять тысяч, он бы их не пожалел для общего блага!
   Я сидел и лихорадочно соображал, как остановить этот поток фантазии? Превратить все в шутку и сказать, что ничего подобного не было, что просто-напросто Г., как и всякий

3

  
   поэт, горазд на выдумку? Но как такое сказать?! Г. известный в районе и области человек - и выставить его вралем? Нет, это невозможно. И потом, выдумывая историю с четырьмя тысячами, мой друг спасал престиж писателя вообще, а не мой лично. То есть цель-то благородная, только средство сомнительное.
   - Буду молчать, - решил я и почувствовал, что густо и неудержимо краснею. Поэт заметил мое состояние и тут же выручил:
   - Володя, а тебе выпивка идет, вон как порозовел!
   - Это уж точно на пользу, - заверил Леня. Я обрадовался, что тема переменилась, но механизатор оказался любознательным и вернулся к прежнему:
   - А чо, какое строительство в саду, ежли он уже растет много лет?
   - Что значит, какое? - Г. непритворно возмутился. - Клумбы разбивать, цветники, обрезать деревья и кустарники, обновлять флору.
   - Понял, - кивнул механизатор и продолжил, видимо, окончательно поверив в мой мнимый подвиг, - а я свои четыре тысячи десять лет копил, чтобы купить машину. Даже не представляю, как бы я отдал их на строительство горсада?
   - А все, Леня, опоздал, взносы больше не принимают.
   - Почему?
   - А потому. Клумбы уже разбили, деревья обрезали, флору обновили.
   -Но...
   - Никаких "но"! Покупай свою колымагу и высылай апельсины в бочках.
   Я не моги предположить, что этот сумбурный пьяный треп в скором времени получит развитие. А именно так и вышло, только в другой компании.
   На один из праздников мы пригласили знакомого хирурга Р. с женой. А должен вам заметить, что я с детства отношусь благоговейно к учителям и врачам. Поэтому совершенно необъяснимо мое поведение за дружеским столом.
   Где-то после четвертого или пятого тоста речь зашла о заработке писателя. Я сказал, что большие мастера, которые издают толстые книжки, получают, конечно, здорово. А такие, как я, пятью рангами ниже, то есть подмастерья, зарабатывают совсем немного.
   И вдруг, неожиданно сам для себя, я брякнул: "Оно бы так ничего, но часто приходится жертвовать на общее благо. Вот недавно я получил четыре тысячи и все до копейки отдал на строительство горсада". Сказал - и аж вздрогнул от страха! Что я натворил, какую чушь сморозил уважаемым людям?!
   За столом мгновенно воцарилось молчание. Гости перестали есть и с изумлением уставились на меня. Жена допивала вино и поперхнулась, едва не закашлявшись. Она попыталась что-то произнести, но так и не выговорила ни слова. Очевидно, хотела свести все к шутке, но спохватилась, ведь рухнет престиж писателя!
   Я почувствовал, что как и в тот раз, густо и неудержимо краснею.
   Выручил меня уже не поэт, а хирург, его интересовал тот же вопрос, что и механизатора, какое может быть строительство в горсаду? Я искренне удивился:
   - Как это какое? Перво-наперво: разбивка клумб и цветников, обрезка деревьев и кустарников, обновление флоры, ну и так далее и тому подобное.
   По-видимому, столь глубокий ответ убедил наших гостей не только в моей компетентности в области садостроительства, но и в правдивости выданной мной информации. Они вновь увлеклись закусками, а я почувствовал, что успокаиваюсь и краска отливает от моего лица. Пронесло!
   После этого случая я жестко контролирую себя за всяким застольем, где идет выпивка, чтобы, не дай бог, не приписать себе того, чего я сроду не делал... Пока это удается. Больше ни одному собеседнику я не рассказывал о своей мнимой благотворительности. Казалось бы, все путем! Но иногда меня одолевают сомнения, может быть, я действительно пожертвовал на горсад энную сумму? Отдал, а потом запамятовал.

4

   Ну не мог мой друг придумать такое ни с того ни с сего! И почему именно такая цифра - "четыре тысячи", а не две и не пять? И откуда такая конкретика - строительство городского сада, а не детского или, на худой конец, яслей?
   И еще. Спасая престиж писателя, знаменитый курганский поэт отдавал в залог свое имя! Нет, здесь что-то есть, это уж определенно.
  
  
   НЕВЕСОМОСТЬ
  
   Телефон затрещал ночью, час а в два. Чертыхаясь и сыпля проклятия, я подскочил к неистовой погремушке и сорвал трубку. Звонил мой старинный друг Г., редактор районной газеты. Мое недовольное "Слушаю" его явно позабавило, и он счел себя вправе ухмыльнуться:
   - Володя, я тебя не разбудил?
   - А ты как думаешь?
   - Да ладно тебе дуться. Приезжай завтра ко мне, а лучше прилетай, я тебя встречу.
   - Что случилось?
   Ничего, кроме того, что я помню твою просьбу.
   Какую?
   Ты же просил достать мяса, вот и прилетай, барашка увезешь.
   Хорошо, прилечу.
   Куда это ты намылился? - вклинилась в разговор жена.
   - За мясом, вестимо.
   - За каким еще мясом?
   - Барана пообещали!
   - Ну, если барана, то поезжай.
   На следующий день я уже был в райцентре. Друг приехал за мной в аэропорт на редакционном "газике". После коротких приветствий и объятий мы покатили к нему на квартиру. И тут я обратил внимание, что мы едем со скоростью пешехода, и нас обгоняют все, кому не лень, даже мальчишки на велосипедах.
   - Чего это мы так тащимся?
   - Тормоза отказали, а шофер на больничном, ремонтировать некому.
   Так мы и ехали, пока не повернули в обширный двор. Г. выключил мотор, но машина катила по инерции и как раз на туалет. Я уже представил, как мы опрокидываем беленький "домик" и сваливаемся в "благоуханную" яму. Зажмурив глаза, я ждал удара, но тут наш вездеход внезапно замер. Я посмотрел
   - до туалета оставались буквально сантиметры!
   - Класс?! - довольно осведомился приятель.
   - Класс, - охотно заверил я и поспешил наружу.
   Дальнейшие события развивались менее рискованно. Выяснилось, что семейство друга в отъезде, и мы предоставлены сами себе. Разумеется, перво-наперво решили отметить встречу. Не успели мы наполнить рюмки, как за окном раздался треск мотоцикла. Г. выглянул в окно и радостно объявил:
   - Это мой сотрудник П. Кстати, интереснейшая личность! В животноводстве и полеводстве - просто дока! Ты поговори с ним на эти темы.
   - Поговорю, но я-то в этих отраслях ни в зуб ногой!
   - Ерунда, после беседы с ним ты будешь знать больше любого агронома и зоотехника.
   Я очень усомнился в подобном оптимизме, однако последовавший затем диалог развеял все мои сомнения.
   Уже после третьего тоста, когда мы перешли на "ты", П. задал прямой и жесткий вопрос:
   - Ты за двух или трехразовое доение?

5

   От неожиданности я чуть не подавился огурцом и вполне натурально начал откашливаться. Ужасно не хотелось, чтобы
   этот сельчанин обо мне подумал, что вот, мол, они городские, молоко дуть горазды, а откуда оно берется, и понятия не имеют! Я лихорадочно ищу ответ и нахожу его в подражании Чапаеву:
   - Я за такое доение, которое эффективно в данный момент.
   Эти слова восхитили П., он хлопнул меня по плечу:
   - Совершенно верно, старина! Ведь традиционное двухразовое
   доение далеко не всегда...
   П. не успел развить свою идею, так как его голос потонул в реве мощной автомашины,
   въехавшей во двор. Мой друг и в окно не стал выглядывать, а сразу определил:
   - Толик приехал. Володя ты с ним обязательно потолкуй, это
   интереснейшая личность! Он - начальник пожарки!
   - Но я ни черта не смыслю в тушении пожаров!
   - И не надо. Толя за полчаса образует тебя, будешь подкован
   на все четыре.
   Начальник пожарной охраны вписался в наш коллектив весьма органично и без лишних церемоний осушил штрафную. Затем мы выпили все вместе, и пошло...
   Но без экзамена для меня не обошлось. Очевидно, сельские просветители с явным удовольствием накидывались на новенького.
   Толик несколько раз пристально взглядывал на меня, словно примеряясь, и вдруг заговорил:
   - Вот такая ситуация: поступили сигналы о трех возгораниях
   одновременно, а у меня на ходу только две машины, что делать,
   куда ехать?
   - На самый опасный объект, наверное, - отозвался я неуверенно.
   - Все три одинаково опасные.
   - Тогда на самый ближний.
   - Все на одном и том же расстоянии.
   Я задумался, отыскивая решение, и тут меня выручил друг. Он запел свою любимую песню "Алеша", мы дружно подхватили.
   Засиделись за полночь. Проснулся я от треска мотоцикла, это П. уже сгонял за пивом. Кряхтя и охая, вся компания начала опохмеляться. Благо, была суббота, и мы имели право на отдых. Отойдя душой и телом, распечатали "беленькую" и заседание продолжилось.
   Вечером позвонила моя жена.
   - Что делаете?
   - Дрова пилим, - бухнул я первое, что пришло в голову.
   - Какие еще дрова?
   - Ну такие, беленькие.
   - Что значит "беленькие", что это за дрова?
   - Березовые, значит, - нашелся я, - что не понимаешь?
   - А где твой баран?
   - Пока в степи бегает. Сейчас поедем его ловить.
   - Что-то ты больно веселый?
   - А чего мне горевать, не меня ж будут отлавливать!
   - Похоже, вы там изрядно поддали?
   - Кто, мы? Да ни в одном глазу!
   - Ясно, что не в глазу, а в глотке!
   К счастью, время кончилось, и нас разъединила телефонистка. Этот звонок как-то сразу отрезвил всю компанию. Толик и П. начали дружно прощаться. Но справедливости ради, должен заметить, что водка к тому моменту уже кончилась.
   - Давай малость вздремнем, а уж потом двинем за мясом, предложил мой друг, я с

6

   радостью согласился.
   Уже вызвездило, когда мы тронулись в путь . По селу ехали медленно, опасаясь всяких неожиданностей, ибо тормоза по-прежнему не работали. Но вот она - околица, и вездеход сразу ожил: мотор загудел громче, мы разогнались.
   - Эх, пошла, родимая! - Г. добавил газу. - Сейчас свернем и погоним напрямки степью. Через двадцать минут будем кумыс шаргать и бишбармак ошать!
   Вскоре мы действительно свернули и поехали бездорожьем. Вездеход затрясло, а нас начало подбрасывать на сиденьях.
   - Ерунда, - успокоил меня приятель, - зато в момент будем на месте!
   Но не зря говорят, что прямо летают только галки да вороны, что прямой путь не - самый короткий. Я вдруг обнаружил, что вокруг, особенно впереди, стало совсем темно.
   - А черт, - выругался Г., - обе фары погасли!
   - И как мы теперь?
   - Ерунда, по звездам допрем!
   И мы поперли. Однако, надо отдать должное, скорость все же сбавили.
   - Володя, держись!
   От этого крика мое сердце екнуло и пошло вверх, а сам я полетел куда-то вниз.
   - Вот она невесомость-то, вот она какая, - проносилось в моем мозгу, - скоро ли мы приземлимся?
   Я ударился головой о что-то твердое, меня отброси/ш назад, потом вбок.
   - Володя, ты живой?
   -Да вроде...
   -Это хорошо, а вот машина, похоже, крякнула. Давай выбираться.
   Мы вылезли и осмотрелись. Наш вездеход стоял на дне глубокого оврага, на наше счастье сухого.
   - Как это нас угораздило?
   - Да поздно я заметил, а тормоза - сам знаешь... Г. попытался завести машину - ничего не вышло.
   - Ладно, черт с ней, будем выбираться на своих двоих. Мне эта перспектива сильно не понравилась.
   - Посмотри, может, что-то сделаешь, не тащиться же пешком!
   - Ты думаешь, я в этих железяках что-нибудь соображаю? Я только и научился что - рулить.
   Но, видно, и ему не хотелось брести ночной степью, и мой друг возобновил попытки оживить двигатель.
   Минут пятнадцать что-то жужжало, скрежетало, раздавались проклятия, особо выбранные словеса. Но вот мотор чихнул раз, другой и вдруг весело затарахтел.
   - Порядок, - прокричал Г., - теперь мы по этому оврагу и выедем!
   Он развернул вездеход и повел его вдоль по дну оврага.
   - Володя, признайся, страшно было падать?
   - Да уж хорошего мало.
   - Зато узнал, что такое невесомость!
   - Лучше бы и не знать.
   Тут мы оба рассмеялись, но, как оказалось, совсем некстати. Наш вездеход, натужно воя, вдруг начал буксовать. Мы остановились, зато неожиданно вспыхнули фары. При их ярком свете стало видно, что овраг совершенно измельчал, нам оставалось преодолеть лишь небольшой склон, но сил у "газика" не хватало.
   - Володя, придется подтолкнуть.
   Я вылез из машины, зашел сзади и принялся толкать. Однако ничего из этого не вышло, нашей обоюдной мощности явно не доставало.
   На помощь выскочил Г., и мы вдвоем продолжили тяжелую работу.
   Ревел мотор, толкали, кряхтели и ругались мы с другом, но вездеход оставался на

7

   месте, комья земли летели из-под его колес.
   Мы совершенно выбились из сил и отчаялись, когда произошло чудо! Машина словно подпрыгнула и перевалила через край обрыва.
   А затем произошло непонятное. Наша машина вырвалась из оврага и помчалась по степи одна, без водителя!
   - Стой! Стой, тебе говорят! - заорал Г. диким голосом и бросился следом.
   Я бежал за ним. Однако вездеход оказался шустрее нас и спокойно уходил. Расстояние между нами и машиной быстро увеличивалось. Хорошо, что светили фары, и мы видели наше чудовище.
   Мой друг опомнился и больше не кричал вдогонку исчезающему вездеходу, мы бежали молча. Спотыкались впотьмах, падали и снова гнались за проклятой машиной.
   Неизвестно, чем бы все кончилось, однако нам здорово повезло - вездеход почему-то
   заглох и остановился, словно нас дожидаясь.
   Первое, что мы сделали, когда настигли беглеца -рухнули на его мягкие сидения и отдышались. Потом Г. начал заводить двигатель. Как ни странно, но ему это очень скоро удалось, и мы покатили.
   Полчаса мы еще рыскали и плутали по степи, но вот, наконец, лучи фар уперлись в длинное одноэтажное строение, огороженное двумя нитками жердей. Г. отчаянно засигналил.
   В доме зажегся свет, и вскоре на крыльцо вышел старый казах в длинном, до пят, вельветовом халате. Г. вылез из машины и поприветствовал старика:
   - Салям алейкум, аксакал!
   - Алейкумос салям, уруспар балалар!
   Дальше затеялся неторопливый разговор из смеси русского и казахского, из которого я уразумел лишь то, что нас приглашают войти в жилище.
   О казахском гостеприимстве я был много наслышан, поэтому аппетит мой разыгрался не на шутку, когда я представил низенький столик, заваленный кушаньями и напитками. И уж вовсе мои фантазии сделались нескромными при виде молодой, невероятно симпатичной казашки.
   Помещение, в которое мы вошли, было просторным, но лишено привычной мебели. В переднем углу стояла невысокая лавка и стол на коротеньких ножках. На столе блестел самовар, и больше ничего, во всей большой комнате.
   Молодая хозяйка принесла рулон толстой кошмы, и мы раскатали его по полу. Затем появились подушки и ватные одеяла. Казашка исчезла. Я перевел взгляд с ее спины на стол с самоваром. Мой друг грустно усмехнулся:
   - Ложись и бай-бай, Володя. Телегена нет и кина не будет.
   - Кто такой Телеген?
   - Мой кунак. Он сейчас в отъезде, а эти родичи его, но с ними
   никаких дел.
   - Кунак - это друг?
   - Больше даже, чем друг. Это, скорее, брат, но не по крови, а по душе. Если я расскажу Телегену о том, как нас приняли, то здесь будет "кайтыс болды" - очень плохо. Отца он, конечно, не тронет, стариков они почитают, а вот челяди всей и кызымушке этой - достанется. Но я не хочу огорчать кунака, да и эту несмышленую кызымку жалко.
   - А она хороша!
   - Молчи уж, давай спать.
   Утро оказалось не лучше вечера. Мы поднялись уже при солнце и поехали. Никто нас не провожал. Г. мрачен и молчалив, я тоже не раскрываю рта. И откуда нам знать, что за все наши злоключения мы будем вознаграждены, да как!
   П. встретил нас бидоном пива и упреками:
   - Где это вас черти носят? Целый час дожидаюсь!
   Мы бросились обнимать и тискать этого замечательного человека.

8

   П. не ожидал столь бурной реакции и ошалело отбивался от нас.
   - Ребята, что с вами? Да отстаньте вы от меня, я ж вам не баба!
   - Не баба, не баба, - радостно согласился мой друг и подхватил бидон.
   Мы быстро его осушили. П. сгонял за пивом еще и еще раз.
   Билет на самолет был куплен у меня заранее, и пришло время лететь. Г. отвез меня в аэропорт и с большим оптимизмом заверил:
   - В следующий раз, Володя, мясо обязательно будет, так что прилетай!
   - Ладно, - сказал я с не меньшим воодушевлением, и мы распрощались.
   "Аннушка" взяла курс на Курган, и вот здесь я вновь испытал чувство невесомости. Едва мы набрали высоту, как самолет начал попадать в воздушные ямы. Он словно бы проваливался куда-то. Это длилось мгновение, но было крайне неприятно. Я видел, как бледнеют и хватаются за подлокотники пассажиры, а иные из них подносят ко рту бумажные пакеты.
   Мое же положение было куда как хуже. Переполненный пивом желудок то подкатывал к горлу, когда самолет бросало вниз, то давил на низ живота, когда аэроплан выравнивал курс. Порой мне казалось, что я вот-вот лопну и потеку в обе штанины, какой будет позор! А туалета нет и спрятаться негде! Вот он -я, огурчик, скоро буду моченый.
   "АН-2" ухнул в очередную яму, опять невесомость, я понял, что сейчас лопну. Я замер в ожидании неминуемого конфуза. Сколько это длилось, не знаю, потому что очумел от боли и страха. Вдруг я почувствовал, как колеса "Аннушки" застучали по земле. Невероятно, но факт - мы прилетели! Я первый выбрался из самолета в аэровокзал. Вот он - туалет, вот мое спасение.
   Дома жена задала сакраментальный вопрос:
   - Ну и где твой барашек?
   - Пока бегает там, в степи...
   - Ну и ладно, пусть он бегает. Хорошо, хоть ты вернулся!
  
  
  
   ВОЗЗВАНИЕ К ДАЧНОЙ "САРАНЧЕ"
  
   Пожалуй, не найти такого садовода или огородника, который бы не пострадал отданной саранчи. Нет, не от той , что летает, а от другой, коя спокойно передвигается на двух, а ежели приспичит, то и на четырех конечностях.
   Летающая саранча истребляет все, что растет, цветет и зеленеет. А вот ходячая - куда как прожорливее. Она уничтожает свежий урожай и консервированный, посуду - любую, баки железные и алюминиевые, трубы водопроводные, выключатели и лампочки, электропровода, замки и дверные скобы и т.д. и т.п. Не хватит газетной полосы, чтобы все перечислить. Для этого понадобилось бы издать специальный саранчинский словарь, в котором разъяснялось бы, что, где и когда могут у вас украсть.
   Один мой знакомый, устав от ежедневной необходимости все и вся прятать, скрывать, хоронить и маскировать, нашел оригинальное решение - он повесил на двери своей дачной избушки плакат со следующим воззванием.
   "Господа-товарищи воры!
   И ныне, и присно, и во веки веков мы не станем запирать свою хижину. Входите, располагайтесь, будьте, как дома! (Последние два слова подчеркнуты). То есть не мусорите и ничего не ломайте.
   Оставляем вам самое необходимое: соль, спички, сухари, а вдобавок еще баночку яблочного варенья. Оно очень полезное и питательное, благотворно влияет на пищеварение. Других варений и солений не ищите, вы давно уже все прихватизировали.
   Посуды нет никакой! Опять же вы сами виноваты, господа налетчики! Зачем было экспроприировать все дочиста? Хотя бы пару чашек могли оставить?

9

   Урожай нынче хреновый, помидоры все еще зеленые. Хотя нет, на двух кустах начинают краснеть. Их обнаружить нетрудно: третий и четвертый, слева от дорожки, за баней. Огурцы сразу за дачей, но пупырчатые только на второй гряде у забора. И вот еще что. На нашем участке живут ежики. Они тоже предпочитают охотиться в темное время суток. Если вы их встретите, пожалуйста, не обижайте. Ежики уничтожают грызунов, тем самым сохраняют урожай для вас и для нас. Аминь!"
   Прошло несколько дней. Не без трепета шли на свою дачу хозяева. Как-то отнесутся к их посланию джентльмены удачи, поймут ли?
   Первое впечатление вроде бы обнадеживало. Воззвание висело на месте, огуречные плети и кустики помидоров не были повреждены. Что-то в доме? Они отворили незапертую дверь.
   Сказать, что владельцы скромной фазенды были удивлены, значит ничего не сказать! Они были ошеломлены, остолбенели на пороге.
   Все помещение, если не являло собой выставочный зал, то, по крайней мере, походило на посудную лавку!
   И чего только здесь не было! Добрый десяток чайников различных фасонов, размеров и цветов. Кастрюли алюминиевые и покрытые эмалью. Миски и тарелки, чашки и стаканы,
   вилки и ложки... Нет, гораздо легче сказать чего здесь не было, нежели перечислять все изобилие посуды.
   Пришлось снимать старое воззвание и вывешивать новое, в котором господ-товарищей дачников убедительно просили забрать потерянную посуду.
   Эта история не придумана. Она действительно произошла на одном из участков близ станции Роза. К сожалению, я не могу назвать имена всех участников данного происшествия, по той простой причине, что они забыли оставить свои визитные карточки. А вот хозяева дачи известны, и несколько слов о них.
   Александр Иванович Петров. Его трудовой стаж - полвека. Сорок лет отдано Курганскому машиностроительному заводу.
   Людмила Петровна Петрова. Она имеет среднее медицинское образование, отдала здравоохранению тридцать восемь лет. Да и теперь, находясь на пенсии оказывает медицинскую помощь соседям по дому и друзьям.
   Супруги Петровы много читают, очень любят произведения с юмором. Поэтому им не составило труда написать веселое обращение к дачным налетчикам. А что из этого вышло, вы знаете. Таковы уж гримасы нашего времени.
  
  
  
   ЗА ДВУМЯ ЗАЙЦАМИ (Новогодняя притча)
  
   Вы замечали, под Новый год с каждым человеком что-нибудь да происходит: веселое или грустное, а непременно случается! Со мной вот бывало всякое, но чтобы так не повезло, как нынче, это впервые.
   Ну, представьте себе, мы с Машей дружили полгода и ни разу не ссорились. Заявление в загсе лежит, через два месяца свадьба, а тут на тебе! 31 декабря - размолвка, да еще какая... И началось-то все с пустяка. Готовили мы с Машей костюмы для новогоднего карнавала: она хотела изобразить зиму и расшивала белое платье, а я хотел выступить русским витязем времен Дмитрия Донского, поэтому вязал кольчугу из медной проволоки и делал шлем из белой жести.
   Все шло хорошо, и когда уже наши наряды были готовы, Маша вдруг узнает, что ещё две девчонки будут изображать зиму и сшили почти такие же платья. Маша страшно расстроилась, рассердилась на организаторов карнавала, на себя и на меня и решила совсем не ходить на новогодний вечер. Эх, как только я её ни уговаривал, уверял, что ее наряд самый лучший, и она ещё получит премию, предлагал идти в обычном платье, а я в знак

10

   солидарности тоже не надену свои воинские доспехи... Но все было тщетным. Я уже готов и остаться вместе с Машей в общежитии и никуда не ходить, но тут меня кольнуло: мы еще не муж и не жена, а если я с этих пор начну подстраиваться к Машиному настроению, тогда что из меня получится - муж-подкаблучник? Нет, я пойду один, зря что ли два месяца железо гнул и клепал, мечи да копья мастерил?
   Пошел, а про себя думаю, побуду маленько, покрасуюсь на маскараде и к Маше, и мужское достоинство сохраню, ей не так обидно будет, что одна в Новый год. Успокоил себя так, вроде повеселее стало.
   Ну, а пришел в клуб, настроение само поднялось - огни кругом, музыка гремит, бал-маскарад уже в разгаре. Не успел я осмотреться, как объявляют "белый вальс". Подходит ко мне "зима" и приглашает танцевать. А во мне всё так и закипело: ах, думаю, вот из-за кого я с Машей поскандалил. Ну уж дудки, партнером я твоим не буду, поищи-ка себе другого кавалера.
   Уперся и стою как памятник, а чувствую, ситуация выходит некрасивая: дама ждет и отказывать я не имею права, но и вальсировать с ней сердце не поворачивается. Наверное, я стоял бы и по сию пору так, но на нас налетел "рассеянный с улицы Бассейной", на голове сковорода, на одной ноге калоша, а на другой сапог.
   - Это что за маскарад? Это город Ленинград?
   Моя "зима" засмеялась и ответила тоже в рифму:
   - Если вы не идиот, То это праздник Новый год.
   Рассеянный отскочил, а я узнал свою даму по голосу. Это была наша новая нормировщица Зина, красавица, каких на предприятии ещё не было. Жаль, сейчас лицо скрыто вуалью, а то бы мне весь бал позавидовал.
   Вполне понятно, что меня сорвало с места, и мы закружились. Танцевала Зина превосходно и с такой легкостью, будто и не касалась пола. Нас сразу заметил и, раздались откровенные возгласы:
   - Вот это пара! А костюмы, такой контраст, а как красиво!
   От этих похвал мне было вдвойне приятно быть рядом с Зиной, и я решил танцевать только о ней. Но не тут-то было.
   Едва смолкла музыка, как к моей даме подбежал "Хлестаков" и начал раскланиваться, держа стакан минеральной:
   - Сударыня, откушайте водички, только что из Парижа, мне прислали три дюжины бутылок! Я отправил его превосходитель ству для генеральши и вот вам-с.
   Зина отрицательно покачала головой, я показал "Хлестакову" кулак. Подсобник Санька все понял и ретировался - это он играл гоголевского героя.
   Вновь грянул оркестр, я повернулся к своей даме, но её уже держал за руку одноногий Сильвер с попугаем на плече. Я растерянно смотрел, как этот гнусный пират уводил мою красавицу. И словно в насмешку раздалось пронзительное: "Пиастры, пиастры!" За моей спиной потешались Добчинский и Бобчинский, а громче всех хохотал "Дон Кихот" с медным тазом на голове, рядом повизгивал толстяк Санчо Панса. Ну, с этих спрос не велик, а вот Джону Сильверу я покажу. Это же прессовщик с нашего участка Гоша. После праздника я ему так отлажу пресс, что он за неделю на нем и полпиастра не выбьет. Ладно, уж один-то танец я как-нибудь проскучаю, но потом никому своей спутницы не уступлю.
   Но когда я дождался перерыва и подошел к Зине, новое разочарование.
   - Этот танец я обещала вон тому синьору, - сказала она и кивнула в сторону входа. Там в дверях стоял жалкий старикашка в мятой шляпе, в деревянных башмаках и с деревянным мальчишкой в кармане. Я чуть не взвыл от досады - отдать предпочтение такой развалине... Представляю, какие па будет выделывать "папа Карло" в своих колодках.
   - А следующий танец? - взмолился я.
   Зина рассмеялась.
   - Ну хорошо, потом танцуем с вами.
   Я облегченно вздохнул и направился к буфету. Выпил минеральной, которая только

11

   что доставлена из Парижа, и вышел в фойе.
   Здесь меня поджидала очередная неожиданность - с улицы вошла Маша, улыбающаяся, пахнущая морозом, вся в тающих снежинках.
   - И как же бал, весело?
   -Да ничего интересного, - с напускным равнодушием ответил я. -Тогда, может быть, лучше погуляем? Погода чудесная, не очень холодно, и снежок сыплет.
   - Обязательно погуляем, Машенька, только ты меня подожди малость, я приглашен, всего один танец.
   Подскочил Хлестаков со своим пресловутым стаканом:
   - Не отведаете ли бургундского? На днях мне из Франции доставили.
   Маша, смеясь, отказалась, а меня будто черт подхлестнул: смолкла музыка, и я ринулся в зал, и очень кстати. Мою прекрасную "зиму" окружили мушкетеры, так что я еле-еле пробился к ней. Но танец был обещан мне, и я торжествовал. Опять нашей парой восхищались, и опять тщеславие переполняло меня.
   Все же, когда отзвучали последние аккорды, я вспомнил о Маше. Выскочил в фойе, там её не было. Заглянул во все закоулки клуба, тот же результат. Не вертелся под ногами и "Хлестаков". Когда я спросил о нем у Добчинского и Бобчинского, те напустили на себя
   важность и таинственно зашептали, что он у губернатора.
   Не одеваясь, я выскочил на улицу. Помчался, гремя всем своим железом. Прохожие шарахалась от меня, называли "чумным", но я не обращал внимания. В общежитии Маши тоже не было, и я бросился обратно. Ну, Санька, погоди, я тебе покажу, как чужих невест уводить.
   Между тем бал-маскарад продолжался, но мне уже стало не до него. Я сбросил о себя настывшие доспехи, надел пальто и шапку и снова помчался по ночным улицам. Город в эту ночь не спал, тысячи людей гуляли, пели, веселились. Я вглядывался в каждое девичье лицо - Маши не было. Но весь город не обойдешь, я скоро устал и вернулся в клуб.
   Карнавал заканчивался. Уже шел прощальный парад. С кем же Зина? Я не я буду, если не пойду её провожать назло всем мушкетерам и пиратам, назло Маше. У дверей актового зала толпа, вижу только через головы. Моя красавица "зима" с этим дряхлым "папой Карло" Но это уже ни в какие ворота! После парада я подошел к ней:
   - Зина, мне так хорошо было с вами. Надеюсь, не откажете, хочу вас проводить.
   - Что вы, напрасно беспокоитесь, я с мужем.
   От этих слов я едва устоял на ногах и только простонал:
   - Кто же он?
   Она молча указала, я ахнул - "папа Карло". Но вот он снял старческую маску и превратился в молодого человека. Правда, до красавицы Зины ему было, как нам до Луны, но вот, поди ж ты, муж!
   Как побитый пес, я поплелся в общежитие. Конечно, Маши дома не оказалось. Я пришел к себе и завалился спать.
   После праздника только разговоров было, что о карнавале. Меня же при этом бросало в жар, а то знобило железным холодом.
   А Маша, как далекая и прекрасная звезда. Если помирюсь с ней, приходите на свадьбу. Только маскарад устраивать не будем.
  
  
   ИСПОВЕДЬ ХОЛОСТЯКА
  
   Ну какой вы все, ребята, любознательный народ...
   Я не зря перефразировал классика, потому что народ у нас действительно любознательный, а вернее - любопытный. Докажу это на своем примере.
   Вот живу я, работаю, никому не мешаю, никого не трогаю. Так нет, лезут в душу, пристают с вопросами, а тема одна -женитьба. Как будто других проблем в жизни не

12

   существует. Почему не женишься да почему не женишься?
   Конечно, я игнорирую подобные расспросы, но порой меня достают, и тогда я отвечаю по-нашему, по-простому, по-деревенски: женилка, мол, не выросла!
   И что вы думаете, они успокаиваются? Да ничуть не бывало! Эти любознательные начинают рассматривать нижнюю часть моего туловища, будто там по меньшей мере сокрыта Янтарная комната. Нагло так изучают, затем переводят взгляд на мою физиономию, отыскивают вторичные половые признаки. - Да все у меня в норме, - отвечаю, - усы и борода растут, и там, внизу, все в порядке, ежели угодно, могу продемонстрировать!
   - Дурак ненормальный, - оскорбляются. Можно подумать, что дураки нормальными бывают.
   Короче, надоело мне отбрехиваться вот так, как поповой собаке от назойливых прихожан, и решил я ответить всем любопытствующим сразу через нашу свободную демократическую печать.
   Итак, заявляю откровенно со всей ответственностью:
   - Я не женоненавистник и не завзятый холостяк, я не голубой и даже не синий, я обыкновенный мужчина в расцвете лет. Зовут меня Гриша, но вы не смейтесь, не надо. Среди Гришек было немало достойных граждан. Взять хоть того же Григория Ефимыча Распутина. С плохим человеком стал бы Царь дружить? Вот вы лично, дружили с Царем или Президентом? Скажете, куда нам, то-то и оно.
   А Гриша Зиновьев чем не герой. Да если бы Шура Керенский внял его предупреждению, то никакой революции у нас не было бы! И жили бы мы сейчас в нормальной капстране, а не в джунглях базарной экономики.
   А чем плох нынешний Гриша-"яблочник"? Он тоже не последний человек в государстве.
   Но довольно о моих тезках, вернусь к заданной теме.
   Женитьба - не напасть, женатому бы не пропасть. Сразу после армии я познакомился с Нинкой. Деваха была, что надо, если не Мисс Курган, то Мисс Кособродск - это уж точно. Получилось так, что мы сразу стали жить, не опасаясь пагубных последствий. Сняли у частника угол, оба работали, все хорошо. Я уже собирался узаконить наши отношения, но вот однажды... Нет, вначале я должен пояснить, что подруга моя работала всегда в дневную смену, а я - в три, по скользящему графику.
   Ну вот, прихожу я однажды после ночной смены, смотрю, а в ограде по земле следы велосипедных шин. Спрашиваю у Нинки:
   - Кто это у тебя был?
   - Никого не было.
   - А велик чей?
   - А, да это братишка заезжал.
   - Ты же говорила, что у тебя нет братьев?
   - Правильно, родных нет, а это сродный приезжал.
   - Серега что ль?
   - Да не Серега, а Виктор.
   - Ты же говорила, что двоюродного брага Серегой звать?
   - Да, но этот по маминой линии, а по отцовской - вот Витька, он там же, в Кособродске живет.
   - И он такую даль на велосипеде перся?
   - А чо ему не гнать, дорога асфальтированная.
   Да, действительно, дорога хорошая. Из Кособродска запросто можно на рогатом прикатить, а на мотоцикле ничего не стоит из Каргаполья добраться, на машине - из Катайска... Нет уж, концы надо рубить в самом начале, не дожидаясь тяжелого транспорта.
   Я принялся собирать вещички. Нинка бросилась ко мне.
  -- Гриша, ты куда?
  -- Один поживу. Я ухожу от тебя.

13

  -- Но почему?
  -- Слишком много братьев у тебя.
   На том и закончился мой первый опыт. А вскоре волею судьбы, как говорили в старину, я очутился в Одессе. Ну не в самой "жемчужине у моря",а как бы в ее скорлупе, то есть в пригородном совхозе. Устроился, работаю, все идет отлично, только вот с желудком - беда. От изобилия фруктов и жадного их поедания у меня развилась детская болезнь левизны. Не успею приступить к работе, как бегу налево и отваливаюсь в посадке, размышляю. В бригаде копнителей сена, где я работал, вначале потешались надо мной, а потом стали "косяка давить", мол, он специально притворяется, чтобы сачковать. Пришлось идти в медпункт.
   Заявляюсь, а там фельдшерица не старше меня. Выслу­шала мои жалобы, велела раздеться до пояса и лечь на кушетку. Я все выполнил, лежу. Она присела рядом и давай мой живот щупать и гладить.
   - Здесь болит?
-Нет.
   -А тут?
  -- Больно.
  -- А здесь боль отдается?
-Да.
   Не знаю, сколько это продолжалось, но я вдруг понял, что отвечаю невпопад, а мысли в голове самые дурные. Еще ладно, что на мне брюки были, но и они не спасали положение.
   Фельдшерица узрела мое состояние, вскочила, да как закричит:
  -- Больной, вы о чем думаете?
  -- О вас, - говорю.
  -- Ах ты, нахал, наглец, невежа! Вон из кабинета. И больничный я тебе не дам. Ты совершенно здоров.
  -- Как же я здоров, если вы только что меня больным назвали?
  -- Ты другим местом болеешь.
  -- -Это каким же, интересно знать?

   - С головой у тебя не в порядке.
   - С такими докторами будешь не в порядке.
   - Освободи помещение, у меня еще много больных.
   Она сунула мне рецепт, я удалился, нарочито охая и стеная.
   В аптеке мне выдали коробочку с надписью "Пурген". Я знаю это лекарство и чуть не заорал от ярости: "Ох и стерва, ты что мне выписала? Это же средство от запора, а мне надо наоборот, совсем другое! Я кинулся было обратно в медпункт, но тут у меня так скрутило живот, что едва успел добежать до ближайшей посадки.
   А вечером были танцы. Я увидел фельдшерицу. Она улыбалась мне, как ни в чем не бывало. Я пригласил ее на вальс, потом проводил до дома. Через неделю перебрался из общаги в ее хату. Люся, так звали фельдшерицу, жила с матерью и шестилетней дочкой.
   И такая у нас любовь открылась, что и представить трудно. Через два месяца мы подали заявление в загс и начали готовиться к свадьбе. Все шло хорошо, но вдруг начались спектакли.
   Как-то я пообедал не дома, а в совхозной столовой. За ужином Люся учинила опрос:
   - Що ты робыл в идальне?
   Она, когда волновалась, всегда переходила на украинский язык. Я же такой роскоши не мог себе позволить и отвечал по-русски, на сибирско-чалдонском наречии.
   - Чо я мог делать в столовой, понятно чо, ел.
   - Аж дви годины?
   - Да не два часа, а всего минут пятнадцать.
   - Не бреши.
   - Собаки брешут, а я говорю.
   - Ты ж повариху Ганну чекал!
   - Да я чо, чокнутый? Никакую Ганну я не ждал, пообедал и ушел.
   В общем, кое-как успокоил свою неофициальную супругу, а через три дня новая ссора. Людмила обратила внимание, что я часто хожу в парикмахерскую, и закатила скандал.

14

   - Що ж ты кожный день билля церукарни шукаешь?
   - Ничего я там не ищу, а хожу бриться, у меня ж бритва сломалась.
   - Не бреши, ты Параську шукаешь!
   - Нужна мне твоя Параська, что быку шляпа. Вот куплю новую бритву и не буду в парикмахерскую ходить.
   Так оно и пошло - разборка за разборкой, ругань за руганью. Это бы еще и ладно, но я вдруг обнаружил, что ко мне вернулась та веселая летняя болезнь. Что ни час - сломя голову
   бегу в туалет. Там-то я и призадумался: "Уж не пургеном ли меня потчует моя фельдшерица? Нет, шалишь подруга, не на того нарвалась!"
   Я решил проверить свою догадку и начал незаметно подсовывать свою тарелку с борщом и кружку с компотом теще. Смотрю, та обрела вторую молодость - из хаты на двор несется, аж вихри за ней!
   Теперь все было ясно. Надо двигать отсюда, пока еще чем не траванули... Я исчез тихо, по-английски, не прощаясь. Не взял ни расчета, ни трудовой книжки. Да все это мелочи.
   Моя третья и последняя попытка жениться вообще закончилась рукопашным боем. А сперва с Татьяной мы жили душа в душу, ни ссор, ни ревности - идеальная пара!
   Началось все из-за пустяка. Танька сидела у окна и читала, я лежал на диване. Вдруг она говорит: - Дождик пошел.
   - Какой тебе дождь, если солнце светит.
   - А вот и нет, дождь идет.
   - Не болтай, солнце вон какое, а ты - дождь!
   - Я не знала, что ты такой упрямый, как осел.
   - Если я осел, то ты гусыня длинношеяя!
   - А ты орангутанг!
   -Что?
   Я вскочил и ударил Таньку по этой самой длинной шее. В тот же момент я взвыл от боли и повалился на пол. Танька пнула меня в самое ответственное место.
   Когда я очухался, то пришел к печальному выводу: еще одна такая драка, и я стану всероссийским импотентом. Нет, пора расставаться. И мы расстались "без слез, угроз и крови".
   На этом, собственно, все. Теперь-то, я надеюсь, ко мне не будут приставать с вопросом, почему я не женюсь?
  

БАНЯ

  
   Семен Лукич Банщиков любил баню. И вовсе не потому, что фамилия обязывала, а просто, как всякий русский, которому и суббота - не суббота, если она прошла без легкого пара, березового веничка и ядреного кваса. Банные дни были для Семена Лукича настоящими праздниками. Ибо, выходя из парной, он испытывал не только телесное, но и душевное облегчение. Будто гора сваливалась с плеч, и Семен Лукич до самого вечера оставался в размягченном благодушном настроении.
   Хороши были эти праздники - субботы, но однажды...
   Он пришел в баню и, как обычно, подал в окошечко кассы пятнадцать копеек. Однако билета не получил, а услышал:
   - Извините, я вижу, вы с веником, а у нас пару нет.
   Семен Лукич растерянно, словно не понимая, взглянул на кассиршу и уже больше не открывал глаз. Смотрел и молчал, все больше удивляясь. Сколько лет он покупал у этой женщины билеты и не замечал, что она такая милая и симпатичная. А голос-то какой! Ведь это же музыка! Может быть, Семен Лукич оттого и не обращал внимания на кассиршу, что

15

   не слышал ее голоса? Молча отдавал деньги, брал билет и уходил.
   Сегодня он не торопился уходить, стоит в каком-то колдовском оцепенении, смотрит, не моргнет даже.
   Она улыбнулась:
   - Так, вы берете билет? Пока моетесь, и пар дадут, возможно.
   Ушли за вторым кочегаром, наш-то успел сутра набраться. Спит, что поделаешь?
   Нечто непонятное творилось с Семеном Лукичем. С ним говорили, а он не отвечал, онемел будто. Головой, правда, кивнул и получил билет.
   Каменку в этот день все-таки накалили, и Семен Лукич вволю напарился. Выходя из бани, он подошел к кассе и, чуть склонившись, поблагодарил:
   - Спасибо за пар и водичку!
   - На здоровьечко, - ответила кассирша и улыбнулась.
   Неделя была хлопотной. Завод лихорадило, не хватало то одного, то другого. Начснаб Банщиков и его люди не знали покоя. Метались по базам и предприятиям города: добывали, выколачивали, обменивали. Сам Семен Лукич съездил в Челябинск на лакокрасочный. Соседи выручили, дали необходимую краску, но попросили фанеру. Пообещали, а как иначе?
   Только в пятницу напряжение немного спало. Семен Лукич сидел в своем кабинете, приводил в порядок бумаги. Вспомнил, что завтра баня, и опять удивился:
   - Слепой я что ли? Такую женщину не замечал. А, собственно, что она мне? Простая, приятно поговорить, а дальше? Завести знакомство? Нет, все это бредни. Размечтался, как юнец.
   Семен Лукич встал, сердито зашагал по ковровой дорожке. Хотел отделаться от глупых мыслей - не получалось. Кассирша так и виделась в белоснежном халате, который эффектно оттенял смуглое лицо и каштановые волосы.
   - Ладно, - приказал он себе - довольно, навоображал. Завтра пойду, и весь мираж рассеется.
   Но мираж не рассеялся. Более того, стал еще пленительнее, когда на утро Семен Лукич появился в бане. Кассирша встретила его улыбкой и первой поздоровалась. Конечно, он несколько смутился, но выручил заранее заготовленный жест. Семен Лукич взял билет и положил на тарелочку шоколадку:
   - Вот, разрешите угостить?
   Теперь смутилась она, запротестовала, но он уже быстро уходил по коридору.
   Эта неделя тянулась очень медленно. Вероятно, оттого, что Семен Лукич торопил дни, ждал субботу. Не во вторник же ему идти в баню! Однако время лучше не подгонять, иначе оно совсем остановится. Семен Лукич не знал куда себя девать дома, а на работе, как назло, все ладилось. Лимиты, фондовые и не фондовые материалы - все шло вовремя. Банщикова никто не тревожил и не дергал. Он сидел за столом и отвечал на редкие звонки. От такой жизни можно было сойти с ума, и Семен Лукич не выдержал. Взял командировку и в четверг улетел в Свердловск, чтобы заранее выбить дефицитный металл.
   Вернулся он в пятницу. Теперь до субботы оставалась всего одна ночь, и прошла она без сна. Опять разыгралось воображение. Семен Лукич представил, как эта женщина хозяйничает в его квартире, как им вдвоем хорошо здесь и весело, как тепло ее рук наполняет его силой и нежностью, как он целует эти руки...
   Грезилось славно, но холодный рассудок живо отрезвлял, и Семен Лукич оказывался в реальной обстановке.
   - Я-то свободен, - думал он, - вдовец со стажем, четыре года живу один, а она? И потом, на вид ей сорок с небольшим, а мне за полвека перевалило, пойдет ли она за меня? Улыбка у ней колдовская, что тут скажешь! А если это не знак внимания лично к нему, а обыкновенная дежурная вежливость? Да, в сущности, мы и не знакомы даже!
   Утром он отправился на рынок и купил три благоухающих розы, древний символ

16

  
   лучше всяких слов, решил Семен Лукич, ничего не будет сказано, но все станет ясным.
   Решить-то решил, а к кассе подходил неуверенно, цветы прятал, прикрывая их чемоданчиком для белья. Но приветливая улыбка кассирши ободрила его, Семен Лукич в ответ и совершенно свободно заговорил:
   - Не сочтите бестактным, можно узнать ваше имя, отчество, так сказать, на правах давнего и постоянного клиента?
   - Почему же нельзя, я не засекреченная, - рассмеялась кассирша, - меня зовут Надежда Васильевна.
   Семен Лукич просиял:
   - Очень приятно, а я Банщиков, то есть Семен Лукич. И вот в честь знакомства, так сказать, позвольте преподнести... Он протянул в окошечко розы.
   - Ой, какое чудо! - воскликнула Надежда Васильевна, но поблагодарить не успела, новый знакомый быстро уходил по коридору.
   Пока все шло хорошо, как и было задумано. Теперь предстоял второй шаг, и Семен Лукич решительно его сделал. Он подошел к тете Дусе-банщице и спросил, не замужем ли кассирша. Тетя Дуся с любопытством глянула на него, но с ответом не спешила. Семен Лукич начал быстро краснеть. Было как-то неловко перед этой пожилой женщиной и страшно. А ну, как скажет, что Надежда Васильевна замужем и трое детей... Конфуз да и только.
   - Разведенная она, - наконец промолвила банщица. Семен Лукич благодарно закивал головой.
   - Вы уж ради бога ей ни слова!
   - А мне что за интерес?
   Итак, все складывалось хорошо, оставался последний шаг...
   - Вот сейчас помоюсь, попарюсь, - весело решал Семен Лукич, - поблагодарю за баньку и приглашу Надежду Васильевну в кино, в ресторан... Хоть сегодня после смены, хоть завтра. Может, и ко мне заглянем в холостяцкую берлогу, даст бог и сойдемся... Но получилось совсем не так, как замышлял Семен Лукич.
   После парной и прохладного душа он, как и обычно, направился в раздевалку, в одной руке веник, а в другой - таз. Едва он толкнул дверь, как услышал перебранку. Привычно прикрывшись тазом, он шагнул в раздевалку и тут же попятился - перед ним стояла Надежда Васильевна. Она крепко держала подвыпившего парня. Возле них суетливо кружила тетя Дуся,
   ругаясь и грозя сухонькими кулачками:
   - Ишь нажрался и туда же лезет, в баню ему надо! Да добрые люди только после этого душу ополаскивают, а ты чего? А ну выметайся!
   Но парень не хотел "выметаться" и рвался из рук Надежды Васильевны к свободному шкафчику.
   - Помогите же вывести его, - взмолилась Надежда Васильевна.
   Семен Лукич двинулся было на ее зов, но опомнился, ведь он голый, ладно еще тазиком прикрывается, а поставь его...
   Семен Лукич совершенно растерялся и отступил к шкафчикам.
   Борьба двух женщин с пьяным, между тем продолжалась. Парень был сильный, и справиться с ним никак не могли. Помочь тоже некому, кроме Семена Лукича в раздевалке находился один
   старичок, который отдыхал после бани, тяжело отдуваясь.
   - Конфуз-то какой, конфуз, - проносилось в голове Семена Лукича, - что делать-то? Ах, как нехорошо!
   Он рванул дверцы шкафчика, схватил брюки. На мокрое тело те никак не лезли. Рванул с такой яростью, что пошел треск. Кое-как застегнул пуговицы и на помощь
   женщинам. Но уже опоздал. Тетя Дуся успела крикнуть кочегара, и тот одним рывком
   вышвырнул пьяного из раздевалки. Семен Лукич был весь не в себе, не помнил, как оделся,

17

   как ушел из бани. Придя домой, свалился на софу. Лежал, потерянный и тихий.
   - Все кончено, - повторял и повторял про себя, - нелепая случайность, преглупая ситуация! И разве подойдешь теперь к женщине? Да она смотреть на меня не захочет. Вот и все, вся любовь, был любим да стал другим.
   Он вздрогнул от звонка в дверь, вытер взмокшие глаза, побрел открывать. На пороге стояла Надежда Васильевна и виновато улыбалась и загадочно улыбалась, за ней высился молодой мужчина. Лицо того было строгим и напряженным.
   - Извините, Семен Лукич, - заговорила женщина, и голос ее сладкой болью отозвался в сердце Семена Лукича, - вы отдыхали после баньки, а мы вас потревожили. Дело в том, что вы,
   наверное, надели не свои брюки, а вот этого гражданина, а свои оставили, там документы, вот по ним и нашли.
   Семен Лукич посмотрел на свои ноги и ужаснулся - его ноги были продеты в длинные узкие штанины! Таких брюк он отродясь не носил.
   - Как же это так? - ахнул Семен Лукич, и ноги его подкосились.
   - Да вы не волнуйтесь, - Надежда Васильевна поддержала его за локоть, - с кем не бывает. Мы ведь не обвиняем вас в воровстве, просто ошибка вышла.
   Семен Лукич усадил гостей, а сам отправился в ванную переодеваться. Вышел он оттуда окончательно подавленный - зеленые брюки разошлись по швам.
   - Простите, - обратился он к строгому мужчине, - я не хотел, но вот штанины малость того, подраспоролись...
   - Это не беда, - перебила его Надежда Васильевна, - я мигом починю.
   Когда строгий мужчина переоблачился в свои изумрудные брюки, Семен Лукич и Надежда Васильевна сель пить чай. Потом он провожал ее до автобусной остановки. Было празднично на душе и на улице, потому что был конец апреля и уже вывесили флаги. Теплый ветер трепал красные полотнища, сам делался розовым и молодил лицо.
  

   БЕРЕЖЛИВОСТЬ ЛУЧШЕ ПРИБЫТКА
  
   Я сидел за шахматной доской в состоянии легкого кайфа. Еще бы! Мне только что удалось решить головоломный этюд Р. Рети. Я щелкнул пальцами у виска:
   - Значит, в этой черепушке кое-что имеется!
   Из состояния эйфории меня вывел звонок в дверь. Я пошел открывать. На пороге стоял незнакомый мужчина. Он был солиден, хорошо одет, но лицо выражало некое смущение:
   Извините, я по рекомендации вашей родственницы. У вас ведь есть племянница Надя Киселева?
   Да, - пробурчал я, силясь улыбнуться.
   -Так вот, она мне сказала, что у вас можно одолжить кофемолку.
   Проходите, раздевайтесь.
   Но я на секунду. Если вы дадите кофемолку, то я сразу и пойду, зачем вас отвлекать от дел?
   А вы знакомы с этой машиной?
-Нет.
   То-то и оно, - резюмировал я и провел гостя на кухню.
   Вот, смотрите, - я извлек на шкафа пластмассовый бочонок, снабженный электрошнуром, - на вид это совсем нехитрый снаряд, однако в работе о ним столько нюансов...
   Знакомый моей племянницы недоверчиво хмыкнул, мол, какие тут могут быть сложности?
   - Ладно, - я ухмыльнулся про себя, - щас увидишь.
   Я вставил вилку в розетку и нажал на кнопку. Раздался грохот, затем вой, точно включили сирену. От неожиданности мой проситель вздрогнул и в ужасе зажал уши.

18

   - Ну как? - Поинтересовался я, выключая агрегат.
   -Зверюга!
   Я расхохотался. Вернулось отличное настроение и можно было продолжить беседу:
   В вашем семействе старики есть?
   - Да, с нами живет теща.
   -Ага, значит, был у тещи, да рад утекши! Или у вас не так?
   - Не так. У нас нормальные отношения.
   - Тогда дело - дрянь!
   - Это почему?
   - Потому, что во время помола тещу придется выводить из квартиры - она не ыдержит такого рева.
   - Пожалуй.
   - А дети у вас есть?
   - Два мальчика, шести и восьми лет.
   - Совсем дело швах!
   - Но моих сорванцов и бомбой не напугать!
   - Вот это как раз и плохо. Народ они любопытный, возьмут да включат кофемолку, да пальцы туда сунут, а там режущий винт. Что будет, сами понимаете.
   - Да я их близко не подпущу!
   Я просиял:
   - Правильно, только так и надо! Пацаны, они и есть пацаны - могут сжечь кофемолку, да мало ли что? Угробить такую вещь проще простого. Не зря же говорят, что легче нажить, чем сберечь!
   - Да-да, - поспешно согласился знакомый моей племянницы, а я, воодушевившись, продолжал:
   - Вы, конечно, знаете притчу о трех запретах?
   -Нет.
   - Ну, это старая история. Отец наставлял сына: "Чадо мое, вырастешь - живи с соседями в ладу. Хорошему другу и товарищу доверяй все, кроме жены, собаки и ружья".
   - Почему?
   - Да потому, дитя глупое, что жена, собака и ружье должны знать только одни руки!
   - А то чего будет?
   - А то будет, что жену соблазнят, собаку к себе приручат, а ружье испортят.
   - Занятная побасенка, - усмехнулся мой гость.
   - Скорее, поучительная, даже мудрая! Я бы еще к этим трем запретам добавил кофемолку, уж больно тонкая и капризная вещица. Вот полагается на один помол затрачивать не более
   сорока пяти секунд! А ежели зазевался и передержал? Все, конец - пиши пропало! Спалил мотор, и останется только выкинуть эту штуковину...
   Так я довольно долго рассуждал о бережливости, об осторожном обращении с кофемолкой, пока не заметил, что лицо моего слушателя как-то странно окаменело и вытянулось, а взгляд сделался отрешенным. По инерции я пробормотал, что бережливость лучше прибытка, и замолчал. Собеседник тоже не открывал рта. Тишина показалась мне
   зловещей ."Или он шман-дарахнется на моих глазах, или упадет в обморок", - подумал я и невольно отступил к окну. Знакомый моей племянницы поднялся и сделал шаг в мою сторону. "Щас ударит", - мелькнуло в голове, и я отодвинулся еще на шаг. Но мужчина вдруг круто развернулся и пошел к выходу.
   - Постойте, - закричал я, - сейчас найду инструкцию к кофемолке, и вы ее заберете!
   - Не беспокойтесь, у нас зерен-то всего сто граммов, смелем вручную, а уж в следующий раз...
   - Да-да, непременно приходите!
   Когда дверь за гостем захлопнулась, я облегченно вздохнул и направился к шахматной доске, предстояло решить задачу на тему "Материальная жертва". Ну что ж, коли надо,

19

  
   пожертвуем, рука не дрогнет.
  
  
   БАРАБАШКА ПО-КУРГАНСКИ
  
   Помните, сколько шума было вокруг "Барабашки"? Его называли городским домовым,ночным хозяином, а само явление окрестили полтергейстом. О нем говорили по радио, рассказывали с экрана телевизора, а что творилось с газетами! Они все поголовно втрескались в барабашку! В то время разверни любую центральную и обязательно найдешь что-нибудь "эдакое"...
   Сообщалось, например, что для одной счастливой семьи домовой сварил щи! Проснулись утром, а завтрак их уже ждет, милости просим, господа!
   А в Бердянске или Брянске, не припомню, ночной хозяин выпил бидон молока, опрокинул вазу с цветами и дернул ручку унитаза, вода залила всю квартиру. Хозяева перепугались, решили,что вор залез. Быстро-быстро забаррикадировали туалет комодом, чтобы преступник не ушел, и вызвали милицию. Приехал наряд, дверь открыли, а там никого.
   Много писали об исчезновении спиртного из домашних буфетов. Причем бутылки всегда оставались на месте, пробки были целыми и плотно пригнанными, а содержимое исчезало, как-то испарялось. Очевидно барабашка поглощал алкоголь методом диффузии, прямо сквозь стекло! Одна дотошная бабенка не поленилась обратиться к криминалистам. Эксперты бились два дня над пустой бутылкой, но никаких изъянов в закупорке не нашли.
   А вот совсем свежая история.Господин Попов в еженедельнике "Свет" (сдвоеныый 11-12 номер за 1995 год) утверждает, что слышал, как невидимка домовой плакал, выл и бормотал. Что этот таинственный товарищ способен гнуть бревна и сбрасывать собак с чердака! Более того, ему ничего не стоит подвесить в воздухе любой предмет и притом без всякой опоры!
   В общем, подобных фокусов описано немало. Я читал про них, однако верить не спешил, ибо отношусь к унылому отряду скептиков,которых ничем не прошибешь. Но вот однажды...
   Однажды мне не спалось. Жена была на курорте, а потому мыслишки роились самые разные, но больше всего в духе "Декамерона". Чтобы отвлечься от них, я встал и побрел на кухню. Здесь меня поджидала стопа грязной посуды. Я зажег газ и поставил для мытья бак с водой.
   Тут включился и загремел пустой холодильник, я с яростью его остановил - напоминает о жене, при ней-то он всегда загружен. Чтобы не думать о дорогой супружнице, начинаю размышлять о водородной бомбе - это такой прием психолога Владимира Леви, кстати, здорово помогает! Можно в один момент отстроиться от мрачных идей.
   Ну, так вот, сидел я и рассуждал про себя примерно так. Водородную бомбу делают из тяжелой воды, а она, как утверждают, находится на поверхности водоемов. Получается, что легкая вода внизу, а тяжелая - наверху! Здравый ум в такое не поверит. Это специально сбивают с толку людишек, чтобы те ненароком не занялись бомбоизготовлением. Ибо кому не хочется подорвать тещу или дачу соседа, чтоб не вычихивался своим вторым этажом да еще мансардой.
   Я не знаю, может быть, я бы до сих пор продолжал свои военные изыскания, но тут рядом со мной что-то грохнуло. От неожиданности я даже подскочил. Что упало? Что стукнулось? Я начал обследовать кухню. Ничего не упало, все стояло на месте. Я уж было подумал, что мне это все почудилось, как опять совсем близко что-то стукнуло. Звук был громкий, отчетливый
   и, я бы даже сказал, требовательный. Я замер, ожидая чего-то еще, но было тихо. Ни шороха, ни потрескивания, ничего, говорившего о чьем-то присутствии. Единственный

20

   шумный прибор - холодильник отключен, мышей и крыс у нас отродясь не водилось, так что или кто может стучать? На всякий случай я заглянул в тумбочку, открыл духовой шкаф - никого!
   Не успел я сесть, как стук повторился. Меня передернуло, а ладони и лоб покрылись испариной. Возникло ощущение, что рядом со мной кто-то есть! Я не трус, но когда происходит нечто непонятное, становится не по себе. Захотелось выскочить из кухни, но любопытство удержало. Чем все это кончится?
   Я ждал продолжения, и оно наступило. Опять стукнуло чуть ли не в метре от меня, то ли по столу, то ли по стене. Кто-то невидимый забавлялся и подшучивал надо мной. Барабашка? Да, конечно же, он! Пугает в насмешку над моим скептицизмом. Надо с ним потолковать. Я уж было открыл рот, чтобы задать вопрос, как стукнуло дважды кряду. Я вдруг почувствовал, что необходимо переодеться. Пока я это делал, из кухни донесся очередной стук, барабашка словно подгонял меня, мол, давай шевелись!
   Ну что ж, раз зовут, надо идти и начинать диалог. Я вернулся на кухню, набрал в грудь воздуха и смело спросил, обращаясь в пустоту:
   - Ты кто, барабашка?
   Молчание.
   - Домовой?
   Молчание.
   - Хозяин?
   Раздался стук, что можно было отождествить со словом "да".
   - Значит, ты хозяин, а кто тогда я?
   Молчание.
   - Я квартирант что ли?
   - Да.
   Ловко, однако, он хозяин, а я квартирант в собственном доме, каково? Ну да ладно, скандалить не будем, выйдем лучше на главную тему.
   - Ты пьешь?
   -Да.
   - Много?
   Молчание. Ага, скромный товарищ, засмущался, поди и голову потупил, жаль только не видно.
   - Какие напитки потребляешь: вино, водку, пиво?
   Молчание.
   - Воду что ль?
   Молчание.
   - Молоко?
   -Да.
   - Так ты ребенок?
   Молчание.
   - Взрослый?
   -Да.
   - Поди, и женщин любишь?
   -Да.
   - Каких предпочитаешь: черных, белых, рыжих?
   Молчание.
   - Каштановых?
   -Да.
   Жена у меня красится в такой цвет. Приедет, скажу, чтобы сразу обесцветилась, а то черт его знает, хозяин все же!
   - У тебя и дети есть?
   -Да.

21

   - Много?
   -Да.
   - По всей стране, поди, разбросал?
   Да.
   - Алименты платишь?
   Молчание. Ладно, замнем этот вопрос, грешки у каждого есть. Но все равно интересно, как у них семейные дела складываются?
   - У вас там многоженство или просто свобода нравов?
   Молчание.
   - Значит, свобода?
   -Да.
   Неплохо устроились, почти как у нас. А ну-ка еще уточню:
   - У вас тоже сексуальная революция?
   - Да.
   - И порнуху по телеку гонят?
   Молчание. А, все ясно, у них телевизоров нет, они, наверное, нашими "ящиками" пользуются.
   - Кино вместе с нами смотрите?
   - Да.
   Тогда все в порядке, - подумал я, - за будущее этих ребят можно не тревожиться, в своем развитии они от нас не отстанут.
   У меня еще вертелись вопросы, но тут произошло неожиданное. Мой хозяин вдруг затараторил, то есть застучал, быстро и без всякого смысла: "Да-да-да-да-да!"
   Меня взяла оторопь: а ну как свихнулся друг сердечный? Что мне делать? В дурдом его не отправишь!
   - Перестань буянить, - заорал я, - а то вот сдам куда следует!
   Однако мои вопли не возымели действия, мой собеседник продолжал трещать, причем гораздо громче. Я заметался по кухне. Стук исходил от газовой плиты, от бака. Вода в нем начала
   закипать, но не шипела, как обычно, а почему-то стучала. Чудеса! Впервые такое
   Я заглянул в бак и захохотал будто помешанный - барабашкой, моим хозяином, оказалась обыкновенная суповая тарелка! Я с вечера замочил ее, но будучи в изрядном подпитии, напрочь забыл об этом. Сейчас пар методично поднимал тарелку, затем она со стуком падала на дно. Чем сильнее нагревалась вода, тем чаще становился стук. Так просто, а я-то нафантазировал...
   Правда, урок из этого случая извлек, теперь не пью на ночь и не оставляю грязную посуду.
  
  
   АНТИНОСТАЛЬГИЯ
  
   Вот нынче стало модным ругать положение в стране, особенно в области экономики. Мол, то не так и это не так. А я в таких случаях говорю прямо:
   - Не надо, ребята, - зато живем спокойно!
   Ведь раньше в застойку не жизнь была, а сплошной кошмар! Ну вспомните сами: дважды в месяц выдавали деньги! Некоторые скажут: хорошо. А ничего подобного! Ежели, к примеру, человек пьющий ,то он сразу от кассы шел в гастроном. Значит, дома скандал, семейный кризис, причем два раза в месяц. Это ли не трагедия?
   Но еще хуже, если зарплату получал трезвенник и добропорядочный семьянин. Ох, что тут начиналось! Беготня по магазинам в поисках дефицитных товаров и продуктов, а в результате - нахлобучка от жены, что совсем не то купил и дорого, зря только деньги издергал. Одним словом, неприятности и скандал. А вот теперь дензнаков нет, и все

22

   спокойно, сидим тихо, жуем макароны. У нас на заводе в счет зарплаты дают хлеб и макароны. Иногда курочку-рябу предлагают. Правда, курочка тане простая, а золотая, по цене, разумеется. А на днях вместо получки водкой отоварили, каждому по ящику, лафа! И как раз колдоговор с администрацией заключали, так прямо в договоре и записали, чтобы после выдачи этого зелья неделю нас на проходной не обнюхивали. Начальство было заартачилось, но куда деться, коли сами алкоголем потчуют? Скрепя сердце, подписали. Во, как весело живем! Про застойку и перестройку даже думать не хочется, как мы маялись в очередях за вином, зато уж нынче: пей-не хочу!
   А еще я никогда не забуду, как нас терроризировали профсоюзные деятели. Ведь проходу, стервецы, не давали, только и орали:
   - Поезжай в дом отдыха, путевка пропадает; отправляйся в турпоездку по Кавказу, бесплатно, можешь и жену захватить; подлечись на курорте, ты давно не поправлял здоровье, смотри как растолстел!
   В нашем цехе профсоюзный бонза вообще тиран был, если уж привяжется к работяге, то хрен отвертишься! Умел подойти к члену профсоюза, каналья. Вот как-то подлетает он ко мне, а рожа плутоватая, сразу видно, что какую-то подляну затеял. Ну а я про себя думаю:
   - Меня-то не облапошишь, черта с два, я ни на какие твои побережья хоть Черного, хоть Белого моря не поеду.
   Но плохо я его знал, окаянного! Спрашивает:
   - Матвеич, ты жару любишь?
   Нет, - отвечаю, - я же не узбек.
   Правильно, - говорит, - нам, сибирякам, морозец подавай и покрепче. А потных женщин любишь?
   - Да кто их таких жалует.
   Верно мыслишь, Матвеич, -обрадовался он, - зачем тебе жара и потные женщины? У тебя отпуск в июле, самый зной, да еще на югах. Поезжай в санаторий в марте, выручай, у нас путевка горит!
   - Ищи дурака, - отбрыкиваюсь я.
   - А что?
   - А то, что денег нет ни копья.
   - А зачем тебе деньги? Путевка бесплатная, на дорогу мы тебе дадим, а на карманные расходы жена подкинет.
   - Она подкинет, догонит да еще подкинет.
   Похохотали мы с ним, а в результате я поехал в санаторий в марте. Правда, отдохнул неплохо, чего греха таить. Но это было раньше, а сейчас спокойно, можно смело идти по цеху, даже по всей территории завода, никто на тебя с путевками не нападет.
   Недавно я сам подкрался к профсоюзному богу и тихо так, ненавязчиво намекаю, мол, хорошо бы Канары посмотреть. А он тоже тихо так с улыбочкой отвечает:
   - Так в чем же дело?
   Я обрадовался:
   - Есть путевки?
   - Да, но только на доллары.
   - Зелененьких у меня нет.
   - Тогда дуй в "Лесники".
   - Но туда четыре тыщи надо, а где я их возьму?
   - Бери путевку за четыреста на четыре дня.
   - У меня и этого не наскребется.
   - Тогда сиди тихо.
   Вот я и сижу.
   Ну, лечение, отдых, туризм дело сугубо добровольное, а вот спорт... Сколько нервов потрепали нашим болельщикам во времена нашей спортивной доблести ! Ведь вся страна

23

   сидела у телевизоров, когда играла сборная по хоккею. И упаси бог, если Владик Третьяк пропускал шайбу и наша команда уступала хотя бы одну игру! Катастрофа в масштабе Союза! Инфаркты, инсульты, поломанные кулаком телеящики, стихийные митинги в курилках.
   Зато нынче мы болеем спокойно, без эмоций, потому что заранее знаем - продуем!
   Остается лишь один вопрос: вылетим в отборочном турнире или в финальном? На чемпионате мира по футболу от нас избавились еще в предварительных играх, а по хоккею с шайбой нам удалось вырваться в финал, но тут нас чехи "зачехлили".
   А никто и не расстроился, потому, как от золота мы напрочь отвыкли.
   Конечно, спортивные болельщики - особый контингент. В их сердцах и в нашу штилевую погоду бушуют ураганы чувств. Неинтересно болеть за сборную - переключились на местные команды. Тут повезло и курганцам. "Мостовик" наш так бурно стартовал, что горячие головы видели его уже и на канадском льду! Но вдруг, после девяти побед кряду - проигрыш.
   Ясно, что это неслабый удар по нервам. Однако болельщики сами выбирают свой путь волнений и тревог. Ну не хотят люди быть хладнокровными, не в пример нам, бывшим книголюбам и меломанам.
   Помните, как еща совсем недавно мы рвали друг у друга из рук любую книжку детективов, как гонялись за каждым новым диском Высоцкого, ночами простаивали в очередях у магазина "Подписные издания"? Теперь вся эта суета сует позади. Прилавки книжных магазинов просто ломятся от приключенческой и детективной литературы, выпущена коллекция песен Высоцкого на тридцати кассетах, а компактных дисков с произведениями Владимира Семеновича вышло около сорока. Но мы спокойно, с гордо поднятой головой проходим мимо этого изобилия - у нас в кармане рублево-долларовый вакуум, пустота... Да оно и лучше. Сколько можно собирать, накапливать, загромождать квартиры книжными шкафами, полками с пластинками, аппаратурой и прочим? Как говорили мудрые, надо жить проще, надо жить легче. Поэтому когда начинают ругать современное житье-бытье и поминать добрым словом застойные годы, я говорю: - Тихо, ребята!
   Ежели внимательней присмотреться, то и в нынешней жизни можно отыскать немало положительного, разве нет?
   С тем же обращаюсь к читателям. Кто не согласен, можно подискутировать.
  
  

В ЧАС ПИК

   Нет, что ни говорите, а с возвращением кондукторов на городской транспорт наша жизнь стала веселее. Конечно, я имею в виду лишь законопослушных граждан. Зайцы, те, понятное дело, приуныли, ибо теперь редкий из них изловчится проехать на халяву. Недремное око кондуктора бдит, а глас вопиет. Этот вот глас и поднимает наш тонус.
   Уже при посадке в автобус и троллейбус слышишь вдохновенную речь хозяйки салона:
   -Граждане пассажиры, не стесняйтесь, проходите вперед! Середина, вы что приросли к полу? Станете как столбы и стоите!
   Средние оживают и напирают на передних. Раздается женский крик:
   - Мужчина, вы зачем так давите? Вы ж готовы лечь на меня!
   - Готов,готов.
   - Фу, какой хам!
   - Не больше, чем вы.
   - Задняя площадка, - это уже снова кондуктор, - вы чего стоите, будто мокрые курицы, и руки растопорщили? Продвигайтесь вперед!
   Задние приходят в движение, среди них пожилой солидный гражданин, он

24

   возмущается:
   - Вы почему грубите и оскорбляете пассажиров?
   - Это я-то грублю? Да я с вами нежно разговариваю, прокатились бы вы с тетей Галей на пятом маршруте, вот тогда бы узнали!
   - Пока мы едем с вами, а не с тетей Галей, так что будьте добры...
   Но кондуктор уже не слышит, она переключилась на других:
   - А здесь на ступеньках чего стали? Мне вас что, за уши тащить?
   - Не надо нас за уши, мы сами, своими ножками...
   - Вот и давайте ножками, а то вон за дверью еще пять человек.
   Наконец утрамбовка жаждущих ехать закончена, и автобус как бы нехотя трогается.
   Сейчас же начинается новое действо - взимание платы за проезд.
   - Передняя площадка,там все рассчитались?
   - Все, - дружно отзываются передние.
   - А вон та девочка в красной шапочке?
   В ответ раздраженный голос пожилой женщины:
   - Во-первых, я вам не девочка, а во-вторых, у меня проездной!
   - Мне отсюда не видно, девочка вы или нет, а проездной надо предъявлять!
   - Мне его не достать.
   - Интересно, где же это у вас проездной, что вы его не можете показать?
   Женщина в красной шапочке молчит. Кто-то из пассажиров предположительно указывает на интимное место женского туалета. В автобусе поднимается смех, но кондуктор обрывает веселье:
   - Хорош базарить, вначале оплатим проезд! Вот у вас, девушка в кожаной куртке, что?
   - Ничего.
   - Покупайте билет.
   - Я ж так доеду.
   - Нет, не доедешь, я тебя щас же высажу! Вася, останови автобус!
   - Зачем останови?- вопит один из пассажиров с грузинским акцентом.- Гони, дорогой! Я, понимаешь, на поезд опаздываю, а для дэвушки куплю хоть три билет.
   - А я не нуждаюсь в вашей подачке, - вдруг сердится девушка и достает деньги. - Передайте.
   Кондуктор между тем берется за нового безбилетника:
   - Мужчина в серой кепке, вы рассчитались за проезд?
   -Нет.
   - Поторопитесь, на линии контроль!
   - А мне не страшно, так и так денег нет.
   - В таком случае гуляйте пешком, как вот тут говорят, своими ножками.
   - Я не гуляю, я с работы еду.
   - А что, за работу не платят?
   -Да вот, заплатили рыбными консервами. Могу продать. "Сайра"-то в магазинах дороже.
   Кондуктор в явном замешательстве от такого предложения, но размышлять некогда, и она неожиданно соглашается:
   - Хорошо, давайте две баночки. Вот вам билет и сдача.
   - Сдачу я кидаю на чай! - прерывает ее продавец сайры.
   В автобусе дружный смех.
   - Мы не таксисты, чаевых не берем, - сердито парируетк ондуктор и передает сдачу.
   Едва заканчивается сделка, как раздается новое предложение, но уже от мужчины в берете:
   - А гуталин не возьмете? У нас зарплату выдали гуталином.
   - А что это такое?
   - Витаминный крем, но только для сапог!
   Салон уже наэлектризован весельем и встречает это пояснение дружным смехом.

25

   Кондуктор же остается серьезной.
   - И почем ваш гуталин? Дороже сайры? - изумляется она.
   - Так он и жирнее сайры!
   Теперь уже хохочут все, включая и хозяйку салона. Я с сожалением протискиваюсь к выходу, жаль покидать этот автобус, но сейчас моя остановка.
   Да, как ни крути, с приходом кондукторов ездить на общественном транспорте стало веселее, а если серьезно, то стало больше порядка, о котором мы так истосковались.
  
  
  

ВЫИГРЫШ

   Все началось с телефонного звонка. Трубку, как обычно, схватила жена. Она всегда первая подскакивает к аппарату, если даже находится на кухне, а я в это время топчусь рядом с телефоном. Как ей удается за одну секунду пролететь два помещения, не могу представить.
   Однажды, после очередного такого подскока, я заметил:
   - Елена, тебе бы в спринтеры податься!
   - А тебе - в статуи, - мгновенно отпарировала жена, - встанешь
   посреди комнаты и стоишь как телеграфный столб!
   - Современный телеграф без столбов.
   - Мозги у тебя без столбов, - заключила моя супруженица и упорхнула. Последнее слово оказалось за ней. Но я отвлекся.
   Итак, зазвонил телефон, а моя дражайшая половина сняла трубку. После привычного "да", началось нечто невероятное - словесное извержение из одних восклицаний и междометий, которые завершал вопль восторга.
   Продолжалось это минут пять, в течение которых я совершенно извелся, ибо силился понять, что же случилось? В голову лезли самые фантастические догадки: объявился богатый родственник в Америке, нашелся меценат, готовый издавать мои произведения, мне присудили крупную литературную премию, наш дом сносят и нам дают новую квартиру с улучшенной планировкой, с двумя уровнями и подвесным немецким потолком, и, наконец, меня выдвигают в губернаторы и уже собрали подписи! Короче говоря, я столь высоко воспарил, что голос моей ненаглядной едва достиг моих ушей:
   - Ты что, оглох? Иди скорей к телефону!
   Я метнулся на женин зов. Но это мне казалось, что я метнулся. Моя же благоверная расценила это как черепаший ход и возмутилась:
   - Ты хотя бы раз в жизни можешь пошевелиться?
   - Уже шевелюсь, - я принял трубку.
   - Ну что? - Жена смотрела на меня ошалелыми от счастья глазами.
   - Ничего, короткие гудки.
   - Ну, конечно, будут нас ждать, когда мы подползем к телефону.
   - Если надо, дождутся!
   - Это нам надо, - взвизгнула моя бесподобная. Тут и я невыдержал, заорал:
   - Ты можешь, в конце концов, объяснить, в чем дело?
   - Могу - Мы выиграли видеокамеру!
   - Где? - Осевшим голосом спросил я. Надежда на губернаторство, премию и спонсоров рухнула ко всем чертям.
   Понятно, что мое настроение упало, зато супруга продолжала ликовать:
   -Ты представляешь, радиостанция "Европа плюс Курган" разыгрывает призы по телефонным номерам, и самый большой выигрыш выпал на наш номер! Нет, ты почему не радуешься? До тебя не дошло, что мы выиграли?
   - Дошло, но я не могу вообразить такое!

26

   - А ты вообрази и звони в "Европу", узнай, где нам получить выигрыш?
   Я позвонил, но абонент был занят. Я еще раз набрал номер - результат тот же.
   - Ладно, - махнула рукой жена, - успеешь еще, дозвонишься. Скажи лучше, ты не передумал покупать себе шапку?
   - Нет, конечно. Хоть и говорят, что не шляпа украшает голову, а ум. Но если надеть воронье гнездо, то оно вряд ли украсит и толковую башку.
   - Хорошо, бери себе ондатровую, а я присмотрю норковую формовку, песцовая шапка у меня уже поистрепалась.
   Я так не считал, но счел за лучшее промолчать.
   - А как ты относишься к турецким курткам?
   - Нормально я отношусь и к туркам и к курткам.
   - Тогда так, берем тебе и мне по куртке. А из обуви ты покупай "саламандру", а я возьму
   финские сапожки. Хорошо бы еще палас приобрести...
   - Постой, постой, - прервал я свою несравненную, - рано мы размечтались...
   - А что?
   -А то. Вдруг нам деньгами не дадут, а скажут: "Забирайте приз". Куда мы с ним?
   - С камерой-то? Да сдадим в магазин!
   - Во-во, там нас и ждут, все глаза проглядели. Да этих камер щас завались, какой дурак их берет?
   - Ну, если в магазин не возьмут, предложим Вагиным , они поговаривали, что хотят купить видеокамеру.
   Я скептически пожал плечами, чем только распалил свою прекрасную Елену.
   - Было бы чего продать, а сбыть всегда можно. Давай лучше решим, может быть, вместо паласа ковер купим?
   - На кой черт, - начал было я, но мне не дали высказаться.
   - А тебе никогда ничего не надо, одним днем живешь! Если бы не я, то наша квартира походила бы на сарай!
   - Но хозяйка и призвана создавать уют.
   - Ага, значит я призвана, а ты демобилизован? Ловко!
   Дальнейший разговор нет смысла описывать. От упреков мы перешли к взаимным оскорблениям, а затем воцарилась 1ишина. Я утешал себя тем, что жена и должна быть такой шустрой, что баба без характера, что хлеб без соли и так далее.
   Но как я себя ни успокаивал, а тягостное настроение не проходило.
   Давно мы так не ссорились. И катился бы к дьяволу этот выигрыш, он не стоит наших нервов. "Наверное, то же самое испытывает и Лена", - пронеслось в моей голове. Ноя ошибался. Выигрыш по-прежнему занимал жену, и она первой нарушила безмолвие:
   - Почему не звонишь на радиостанцию?
   - Звони сама, а мне эти игры до кучи.
   - Ишь ты, какой богач выискался! Деньги ему до кучи!
   И тут шквал ругани захватил нас с новой силой. Помирились мы только на второй день, решив поделить выигранную сумму пополам, и каждый будет распоряжаться деньгами по своему усмотрению. Я позвонил нашим нечаянным благодетелям:
   - Говорят, вы нас хотите осчастливить. Нам выпал выигрыш?
   Вежливый мужской баритон попросил назвать номер телефона. Я сообщил. Мужчина записал наш телефон и оживленно произнес: -Так-так, сейчас проверим, выигравшие номера передо мной...
   Он начал бормотать, перебирая цифры, а я невольно замер, таких денег у меня отродясь не водилось, такой куш шел ко мне впервые.
   Только сейчас меня охватил азарт игрока, и я по-настоящему волновался. Жена, напротив, была уверена в успехе, ею владело нетерпение получить выигрыш.
   - Повторите ваш телефон, пожалуйста, - попросил баритон, и я услышал, что в его голосе не стало оптимизма. Холодок дурного предчувствия пробежал по спине, никакого

27

   выигрыша нет. Я знал это точно, но верить не хотелось. Трубка между тем молчала, очевидно, сотрудник "Европы" проверял номера. Наконец он заговорил:
   - Вашего телефона в списке нет.
   - Как это нет, - завопил я, - вчера был, а сегодня исчез?
   - И вчера не было.
   - Тогда зачем вы звонили и сообщали о выигрыше?
   - Мы этого не делали.
   - Тогда кто нам звонил, Пушкин?
   - Не знаю, кто-то подшутил...
   - И вместо выигрыша мы имеем розыгрыш?
   - Именно так.
   Не знаю, как мне удалось собраться, но я расхохотался и швырнул трубку на место.
   Тотчас на меня набросилась моя беспримерная:
   - Что случилось?
   - Ничего.
   - Как это ничего?
   - Да так, никакой нам камеры.
   - Тогда чего ты веселишься?
   - А что же, безутешно рыдать?
   - Я не знаю, но радоваться при таких обстоятельствах может только идиот!
   - Выходит, я уже того...?
   - Того или этого, но психи по тебе грустят!
   Понятно, что с таким выводом я согласиться не мог, и вчерашняя баталия возобновилась.
   Если дело дойдет до развода, ответчиком будет радио "Европа плюс Курган". А чего? Пусть не смущают своими выигрышами мирных российских граждан.
  
  

КВАРТИРАНТКА

   Как известно, жизнь у пенсионеров нынче не сахар. Дело было бы совсем дрянь, не будь эта категория российских граждан столь изобретательна. Только чего они ни придумают, чтобы пополнить свою пенсионную "корзинку"!
   Вот одни мои знакомые занялись "пушным промыслом", причем, весьма успешно. Судите сами, за месяц они сдают до трехсот "шкурок"! Теперь умножайте, хоть на бумаге столбиком, хоть в уме или на калькуляторе, результат выйдет один -солидная сумма, как с куста!
   Вы спросите, что за шкурки? А самые обыкновенные: стеклянные, из-под пива, вина, водки, ацетона и пр.
   Другая семья сдала лоджию своей квартиры поросенку и получает с него доход. Нет, конечно, не с самого поросенка, а с его владельца.
   А еще одни знакомые предоставили свои городские апартаменты какой-то секретной фирме, а сами перебрались на дачу. Так вот они ежемесячно тоже имеют немало! Каково? Правда, у них возникли некоторые сложности. Скажем, понадобилось им взять что-то из оставленного скарба. Так приходится звонить директору и спрашивать разрешение на визит в собственные апартаменты. А при входе надо еще пройти через металлодетектор. И упаси бог, если раздастся звонок! Два дюжих охранника тотчас выволокут хозяев на лестничную площадку и бесцеремонно обшарят, нет ли оружия? Процедура сия не из приятных, но и деньги такие на земле не валяются. Так что терпи, пенсионер!
   Как-то после очередной задержки с выплатой пенсий мы с женой задумались, а нельзя ли и нам подзаработать? Лишняя сотня - она бы не повредила, но где ее добыть? Собирать бутылки нам как-то не с руки, тяжело наклоняться, мы оба пузатые. Держать свинушку -

28

   тоже не получается, нет лоджии. А на обычных балконах ветеринарная служба разводить парнокопытных не рекомендует. И квартиру в аренду не сдать, ибо где жить самим? Дачи-то нет!
   Выход нашла жена:
   - Зачем нам сдавать всю квартиру? У нас есть отдельная комната, давай пустим квартирантку!
   На том и порешили. В газете нашли объявление о найме жилья и тут же предложили свои услуги.
   На другой день нас было уже трое. В нашу семью органично вписалась высокая, стройная, очень симпатичная девушка. Говорят, что первое впечатление самое верное! Я полностью согласен. Таня очаровала нас с порога, тщательно вытерев ноги о коврик. Нет, вы зря ухмыляетесь. Скажите, кто из молодых приучен очищать обувь перед входом в жилище?
   Да никто, уверяю вас. Нынче все бегут, спешат, торопятся, им не до чистоты, тем более, в
   чужом доме. А вот наша квартирантка долго и скрупулезно вытирала свои сапожки. Это сразу расположило нас к ней.
   Потом знакомство, и второй примечательный жест -Татьяна вручила деньги за месяц вперед. Мы с женой пробовали возражать, но тщетно, квартирантка настояла на своем.
   В эту ночь мы засыпаем, если не счастливые, то очень довольные. Семейный бюджет вырос на кругленькую сумму, у нас будет жить молодая женщина, которая и по хозяйству поможет, и досуг украсит. Да, жизнь явно поворачивает к лучшему.
   Проснулся я от толчка в бок и злобного шипения дорогой супруги:
   - Чуешь?
   - Что я могу во сне учуять?
   - А ты очнись.
   - Уже готов, - сказал я и громко, беззаботно зевнул.
   - Слышишь, как табачищем несет?
   - Ну и что?
   - Так дышать уже невозможно!
   Я сделал глубокий вдох через нос. Ощущение было такое, будто я затянулся кубинской сигарой! Даже кашель пронял.
   - Откуда это? - прокашлявшись, спросил я.
   - Квартирантка смолит.
   -Здорово!
   - Не нахожу здесь ничего здорового. Лучше поди да скажи ей, чтобы не курила.
   - Иди сама. Это же твоя идея - сдать комнату в аренду неизвестно кому!
   - Согласна, идея моя. Но ты мужчина или нет?
   - В том-то и дело. Если я приду, она заявит: что ты за мужик? Сам не куришь и другим не даешь! Нет уж, разбирайся сама.
   Вместо разборки жена встала и открыла форточку. Появился сквозняк, и дым повалил еще гуще.
   - Черт побери, разве могли мы предусмотреть такое развитие событий!
   Я вскочил и забегал по комнате, не зная, что предпринять. Почти всю ночь мы не спали, а утром вопрос был решен в одну минуту и очень легко - квартирантка согласилась курить только на балконе. Не успели мы обрадоваться столь удачному исходу, как возникла новая проблема.
   У нашей постоялицы не оказалось продуктов. Естественно, что ни вечером, ни утром она ничего не ела. А мы с женой оказались в неловком положении. Как мы могли набивать свои желудки на глазах у голодного человека? Поэтому мы окружаем Татьяну с двух сторон и уговариваем позавтракать вместе с нами. Квартирантка отказывается, объясняя, что она хочет похудеть и потому воздерживается от пищи. Однако мы настаиваем и в конце концов побеждаем.

29

   Сегодня в нашем меню пирожки с печенью и чай. Татьяна нахваливает изделия моей жены и быстро работает челюстями. Я, конечно, не считаю, но где-то после восемнадцатого пирожка квартирантка поднимается из-за стола и небрежно выдает:
   - Спасибо, червячка заморила, теперь можно и на работу.
   - Ничего себе червячок, - думаю я, - да мне столько и за день не осилить. Когда мы остались вдвоем, жена потрясенно выдохнула:
   - Вот это аппетит!
   - Просто отменный, - согласился я.
   - Наверное, у нее нет денег?
   Вечером этот вопрос жена задала Татьяне. Та шмякнула на стол пачку купюр.
   - Я буду платить вам за питание.
   Мы дружно запротестовали, мол, пока не надо, а потом увидим.
   Ладно, - квартирантка не стала спорить, - за вашу доброту я проверну для вас хорошее дело.
   Какое? - почти в голос спросили мы.
   А вот слушайте. Я уже вам рассказывала, что работаю в фирме, которая торгует бытовой техникой. Я могу вам достать любые вещи от утюга до холодильника и всего за треть стоимости!
   - Старые что ли?
   Новейшие!
   - А почему так дешево?
   - А из-за долбанных покупателей.
   Мы уставились на квартирантку, ничего не понимая.
   - Сейчас объясню. Нынче какой покупатель пошел? А самый гнусный и привередливый! То ему не так, это ему не по нутру! А все почему? А потому, что товаров теперь - хоть завались! Выбирай - не хочу. Вот и роются: здесь царапинка, тут муха какашку сделала, а там вон у телевизора задняя крышка погнута...Извините, но телек вы спереди или сзади смотрите?
   Вам не все равно, какая там крышка? Вы же телик не сзади смотрите, а спереди! Короче говоря, замаялись мы с этим народом. Их бы на пять лет назад вернуть и посмотреть,
   как бы они бегали по пустым магазинам.
   Мы слушали и не перебивали вдохновенную речь.
   - Так вот, - продолжала наша будущая благодетельница, -фирма продает своим сотрудникам все, что имеет хоть малейший дефект. Мне пока ничего не нужно, поэтому я могу купить для вас. например, самый современный трехкамерный холодильник всего-навсего за полцены!
   В такую удачу трудно было поверить, и мы засыпали квартирантку вопросами: "Правда? Неужели возможно? Когда?" Она отвечала с достоинством: "А хоть завтра!"
   Мы кинулись подсчитывать наличность. Не хватает! Что делать? Жена побежала по соседям. Через час, оба счастливые, мы вручили необходимую сумму нашей Танечке.
   Ну, читатель нынче искушенный и давно догадался, что с тех пор мы не видели ни квартирантки, ни денег.
   - Что же вы расписку не взяли или документы в залог? - спросите вы, мол, так надо делать.
   Да, а вот у нас ума не хватило, поверили проходимке. Понятно, что бросились звонить посреднику по найму жилья. Он сказал, что никаких сведений о клиентке не имеет. В фирме ответили, что такая сотрудница у них никогда не работала. Умудренный читатель может заметить, дескать, с паспортом надо было ознакомиться. Резонно. Так мы и сделали. Да что толку! Ведь следовал о данные паспорта переписать, а мы понадеялись на память, которая оказалась ни к черту. Только и запечатлелось одно имя. Правда,
   еще и фамилия, но здесь дела хуже, чем у Чехова. Там была лошадиная фамилия, а тут вообще животная, редкая какая-то. Уже третий месяц мы с женой перебираем всю фауну земного шара, производя от названия каждого животного фамилию. Однако искомое пока

30

   не дается. Господа, а может быть, вас осенит? Фамилия квартирантки звучит, примерно, в таком ключе: Вампирова, Гадючкина, Ехиднова, Жабина, Змеищева, Крысова, Шакалова и т.п. Удачливого ждет награда из вещей, оставленных впопыхах нашей беглянкой, а именно: два подержанных мужских зонта, пара подтяжек, три мотка синтетической пряжи, вязальные спицы и, наконец, лицевая половинка портсигара с надписью: "Не жалею, не зову, не плачу..."
  
  

НОЧНОЙ КОНЦЕРТ

   Вообще-то наш дом тихий. Потому, наверное, что народ здесь живет трудовой и пенсионный. Зимой одни работают, другие вяжут носки, а летом почти все "отдыхают" на дачах. Так что шуметь особо некому.
   Оно бы и славно, да произошло одно событие. Соседи с третьего этажа взяли и затащили в свою квартиру рояль. Ну, рояль не рояль, а уж пианино - это точно.
   Вначале мы не почуяли беды, наоборот, даже приятно было вспомнить детские песенки "В лесу родилась елочка", "Во саду ли, в огороде" - их наигрывала юная пианистка. А слышимость отличная: девочка там наверху бьет по клавишам, а мы внизу подпеваем.
   Один вечер так помузицировали, второй, третий, а на четвертый мы с женой возненавидели своего любимого композитора Шаинского. Потому что над нашими головами часами бежали голубые вагоны, неуклюжие пешеходы и раз дощечки, два дощечки.
   А дальше пошло и того хуже, гаммы эти проклятые: до, ре, ми, фа, соль, ля, си, очуметь можно! А что делать? Не скажешь соседу, мол, давай рояль на лестничную площадку вынесем или куда подальше. Он и пошлет туда подальше. Затыкать уши? Тоже не с руки, - как общаться между собой? Ведь азбукой глухонемых не владеем, да и радио не послушать.
   Тут я вспомнил, что где-то читал, будто шум можно уничтожить другим шумом, если соответствующим образом подобрать частоту. И я начал экспериментировать.
   Только потолок завибрирует от аккордов, врубаю магнитофон. Поглотить звук звуком мне не удавалось, тогда пришла мысль глушить его. Это получилось. Я включил концерт Маши Распутиной, и она загорланила на всю квартиру:
   - Скажи ему "Ну, поднимайся, кончай о чувствах говорить, бери сачок и отправляйся на хутор бабочек ловить!"
   Куда там рояль! Мои мощные колонки затмили и заглушили все! Однако я человек не вредный, решил так: музыка наверху смолкнет, тогда и я свою уберу. Тишина и покой восстановятся.
   Минут через двадцать я убавил громкость и прислушался. Потолок изрыгнул очередную гамму: си, ля, соль, фа ,ми, ре, до. Я врубил магнитофон на всю катушку, от гамм не осталось и следа, зато начали стучать по трубам. Это, похоже, соседи снизу. Ладно, ничего, пусть побалуются, только вот звук неприятный, звенящий: металлом о металл колотят. Вот дураки, а если батарею разгрохают? Она же чугунная. А пусть разбивают, их же зальет горячей водой, то-то поплывут! Тут забарабанили в стену слева. Звук был глухой, значит били кулаком, возможно, в боксерской перчатке. Там живет бывший боксер, ему стрясли мозги на ринге, теперь он заговаривается и временами буянит. Поэтому живет месяц здесь, месяц в дурдоме.
   Я попытался вспомнить, какой у него сейчас по графику дом, наш или тот? Получалось, что наш. Это хреново - он же сдуру как с дубу может стену проломить! Я слегка умерил рев колонок и посмотрел на часы: 22.20. Не так уж поздно, чего они разбушевались? О, вот еще один ошалел - сосед справа, трубач-пенсионер. Тихий человек, ему подарили серебряную трубу, так он на ней лишь раз в год играет, в свой день

31

   рожденья, когда напивается. А сегодня-то он в честь чего задудел? До именин далеко, Распутина что ль растревожила? Да, труба это вещь, всех перекрыла: и рояль, и звенящие батареи, и боксера, и мой магнитофон.
   Но я не из тех, чтобы вот так сразу и сдаться: добавил высоких частот, выставил всю мощность до предела. Колонки рявкнули машиным голосом: "Павиан, павиан, павианчик" и напрочь заглушили трубу.
   - Ага, против техники не попрешь, - возликовал я и танцевальным шагом заскользил по комнате. Триумф был полным и окончательным! Я не сразу расслышал крик жены:
   - Спятил что ли? Выключи ты эту шарманку! Иди, вон, в двери звонят.
   Я неохотно убавил громкость и пошел открывать. На пороге стояли два милицейских сержанта.
   - Почему нарушаете покой граждан?
   - Это я-то нарушаю? Да они меня обложили с четырех сторон! Вон наверху рояль бренчит, внизу по батареям лупят, сбоку стену вышибают, да еще и труба завывает.
   Я не буду пересказывать весь разговор, который закончился составлением протокола. Назавтра мне надо явиться на административную комиссию. Говорят, что грозит штраф! Только я никак не пойму за что? За Машу Распутину? Так у нас нынче свобода и гласность, можно хоть черта лысого врубать! Если нарушил правила социалистического общежития? Так социализма у нас и в помине нет - рынок! А правила рыночного общежития еще не придумали.
   Короче говоря, я-то считаю себя правым. Но на всякий случай, господа, одолжите мне указанную сумму или дайте адрес Маши Распутиной, я попрошу у нее.
  
  

О ВРЕДЕ НЕКОТОРЫХ ПРОДУКТОВ

   Может быть, кому-то покажется знакомым то, о чем пойдет речь. Но я убежден в том, что лучше лишний раз ударить в набат, нежели пребывать в состоянии полузабытья, благодушия и прострации.
   Итак, перво-наперво - сливочное масло - оно вредно! А главная причина-холестерин проклятый. Ведь он, змей, залазит в наши артерии и сидит там на стенках. Из-за него потом инсульты, инфаркты, а там и путевка в Зайково. Да ладно бы в оба конца, а то шиш - туда увезут, а обратно - хрен!
   А вторая причина - люди слепнут от него, от масла-то. Ну об этом в народе давно разговор идет. Я не верил, а затем убедился - точно! Моя знакомая работала в блинной, а что за блин без масла? Ну вот я начал замечать, что подружка моя как-то странно ведет себя при ходьбе: спотыкается, дергает головой вверх-вниз, вправо-влево. В чем дело, думаю, а тут присмотрелся, у нее вместо глаз узкие-узкие щелки образовались, как у танка - смотровые щели. Понятно, что под ногами она ни черта не видит, пока не наклонится, а над головой - пока башку вверх на задерет. Вот те и масло!
   Есть и еще причина, чем оно, родимое, нам вредит, - это цена. Ну-ка, попробуйте, купите его за шестьдесят-то рубчиков!
   Отсюда вывод: девчата, отдайте бутерброды с маслом
   вашим врагам, а сами переходите на маргарин. Тем самым вы сохраните зрение, убережете семейный бюджет от секвестра, а свои нежные сосуды от гнусного холестерина.
   Теперь о "белой гвардии", которая наступает на все человечество, это - соль и сахар! Вот уж воистину: не все то золото, что блестит, и не все то полезно, что вкусно. Хороша подсоленная пища, но вредна до ужаса! Спросите, почему? А очень даже просто и понятно. Ученые давно доказали, что соль сильнее любого локомотива. Тепловоз, к примеру, тащит за собой полсотни вагонов, а один грамм соли - четыреста граммов воды! Нетрудно подсчитать, если съешь за день десять граммов этой приправы, то принужден выдуть четыре литра жидкости! А каково это для почек и для сердца? Одним словом - гипертония,

32

   высокое давление. Нет, ребята, долой солонку со стола!
   А сахар? С этим продуктом дела еще хуже. Кто из нас не бывал в кресле дантиста, и каких только мук мы там не натерпелись? Вот я и подумал, а нельзя ли нам сделать что-то приятное для зубных врачей? Ну, хотя бы лишить их работы? Пожалуй, можно. Давайте, все дружно исключим сладкое из нашего меню, и тогда пойдут они с сумою, солнцем палимы...
   Но сахар не только вышибает зубы, он придает нашим фигурам благородный бочкообразный вид и дарит целый букет болезней: ожирение, атеросклероз, диабет и прочее. И все это приобретаем, хорошо бесплатно, а то ведь за немалые рублики. Да сахарницу пора отправлять в мусорное ведро и не иначе!
   Любопытные сведения есть о красной лососевой икре и черной мелкозернистой. Мол, та и другая вредны для здоровья, вызывают частичную амнезию, потерю памяти. К подобной информации я отношусь осторожно. Да, действительно, черная икра отшибает память, сам убедился. Я ее пробовал однажды, а вот где, когда и при каких обстоятельствах, убей, не припомню. Ну а красную я ел в 1990 году, точно знаю, память не нарушилась. Угощали соседи Устиновы.
   Остается спорный вопрос о мясе. Ходят упорные слухи, будто с него неудержимо стареют. Не знаю, я видел казахского акына Джамбула Джабаева, в свои семьдесят лет он смотрелся джигитом! Не думаю, чтобы этот мудрый аксакал питался травкой. У казахов в почете барашек. А взять уругвайцев, чемпионов мира по съедению мяса. На каждого жителя там, включая и грудных младенцев, приходится по сто сорок кг мяса в год! И не слыхать, чтобы они рано старели и круто помирали. Мы тоже начали было привыкать к мясу, но тут цены подпрыгнули в два с половиной раза, теперь придется молодеть.
   И, наконец, самый популярный и самый вредный продукт
   - алкоголь. За последние 85 лет отношение к нему менялось шесть раз, причем в диаметрально противоположную сторону.
   Так, в 1914 году Николай Александрович высочайше запретил его и установил в Российской империи сухой закон, в связи с войной.
   В 1925 году Алексей Иванович отменил сухой закон и ввел госмонополию на водку, необходимы были средства для индустриализации страны. Народ по достоинству оценил его решение и ласково назвал новую водку "рыковкой".
   Пробавлялись мы этим напитком 39 лет, пока не пришел Леонид Ильич. Он сказал, что пьем много, а доход маленький, надо осваивать космос и строить БАМ. За 18 лет трижды повышали цены на алкоголь.
   В 1982 году Юрий Владимирович заявил, что нехорошо драть с трудящихся три шкуры за отраву и снизил цену на один из сортов водки. Люди благодарно окрестили эту водку "андро-повкой".
   Но не пришлось долго радоваться. В 1985 году у власти оказался Михаил Сергеевич. Он объявил тотальную войну пьянству, дескать, под градусом не перестроиться.
   Через шесть лет Борис Николаевич разрешил пить. Ну и взялись наверстывать упущенное. Пьем досыта и гадаем, что-то придумает следующий царь? Что же касается вредности сего продукта, то она понятна, только вот и прелестей много. Как говорят хитрые японцы, кто пьет вино, тот не знает о его вреде, а кто не пьет вина, тот не догадывается о его пользе.
  
  

Я ДЕЛАЮ ОТКРЫТИЕ

   Господа, вы заметили, что мы народ увлекающийся и постоянно во что-то ударяемся?! Вот в политику, например. Тут уж нас ананасом не корми, а подай за стол президента Ро Дэ У. Чтобы доложил, как это так малюсенькая Южная Кореечка посмела войти в десятку самых развитых стран? На каком основании и каким макаром, так сказать?

33

   Ну, политика, это еще куда ни шло. Разберемся, а потом догоним и перегоним Южную Корею. Хуже другое увлечение - бизнес! Все 150 миллионов ударились в него, причем внезапно, в один день, скопом так и ринулись. У каждого ваучер, акции, прочие ценные бумаги... Дивиденды не успеваем считать, правда, все в уме остается, на руках - одни нули безголовые, без палочки то есть. Но и это полбеды. Потихоньку, помаленьку все утрясется. Человек десять выбьются в настоящие бизнесмены, "остальные 149 миллионов 990 тысяч 990 граждан останутся при своих", как говорили в старину. Хуже еще одно поветрие - мы потеряли веру в лекарства! Толи оттого, что они стали дороже денег, то ли мода такая.
   Одни лечатся теперь заговорным словом. Другие жмутся к стволам деревьев и стенам домов. Третьи вместо микстуры пьют все, что горит. Четвертые пьют...я стесняюсь сказать, ну, в общем, они далеко не отходят. Пятые перешли на подножный корм, т.е. на травы.
   Я исповедую принципы сразу двух групп - третьей и пятой. Ну, в третьей открывать нечего, там все уже сказано. Люди вдохновенно пьют клей и политуру, керосин и гуталин, лак для волос, не зря же то и дело тени исчезают и прочая косметика. Короче говоря, здесь ловить нечего. А вот в пятой когорте я преуспел! Впрочем, все по порядку.
   Если вы знакомы с историей науки, то знаете, что все великие открытия сделаны случайно! Ежели, к примеру, Архимед не свалился бы с корабля в море, то жили бы мы без его знаменитого закона. Ну, купались бы, плавали, ну выталкивала бы нас вода на поверхность! А почему и с какой силой - мы бы не догадывались, а так, барахтались бы наши тела в жидкости без всякого смысла.
   А не упади яблоко на голову Ньютону? Прозябало бы человечество без закона всемирного тяготения. Ну, ходили бы мы, ездили. Ну, притягивало бы нас к земле и друг к другу, а зачем - было бы невдомек.
   А будь на столе у Яблочкова не два карандаша, а только один? Все! Крышка! Не изобрел бы он свою свечу Яблочкова! А бедная Европа томилась бы в полумраке, пока не выскочил этот Эдисон со своей лампочкой.
   Я тоже сделал свое открытие случайно, а станет ли оно великим, не мне судить, время
   покажет. Но все по порядку.
   Лет двадцать тому назад увлекся фитотерапией, то есть траволечением. Понятно, что не от хорошей жизни. Была у меня дурная привычка унимать головную боль "колесами", таблетками, значит. Предпочтенье отдавал пенталгину, так как действовал он круто и бесповоротно, как современные рэкетиры. Чуть в башке замутилось, таблеточку хлоп и - порядок! Никаких проблем!
   Однако через несколько лет "колесной" терапии появились странные симптомы. После каждого приема лекарства меня начинало трясти будто контуженого. А ступни ног зудели так, что приходилось сдирать с них кожу. Я понял, что дожил до аллергии и с "колесами" пора кончать.
   Я набрал справочников по травам и принялся изучать. Мне повезло, потому что как раз было лето, и я от теории тут же перешел к практике. Я заготовил ворох всевозможных растений и начал упорно их поглощать. Успехи траволечения меня окрылили.
   Вот как-то звонит одна наша добрая приятельница и жалуется на печеночные колики и бессонницу. "Приезжай, - говорю я ей, - приготовлю тебе настой". Подобрал я желчегонные, противовоспалительные успокаивающие травы и задумался. Состав хороший, но действовать он будет медленно, а боль желательно устранить как можно быстрее. А не добавить ли еще белены? Отрава, конечно, но не смертельная же? Потом дозу применю самую умеренную. Так и сделал. Все хорошо, все по науке. А как раз приспело время гулять с собакой. Я собрался, а жене наказал: "Придет Людмила Николаевна, пусть нальет из банки стакан настоя и выпьет как чай после еды". С тем и ушел. Вернулся с прогулки, а у нас гостья. Я с порога кричу: "Люда, -настой пила?"
   - Да, я все выпила.
   - Как все?
   - Ну, сколько было, я все и выпила.

34

   - Так это же на трое суток было рассчитано, - я едва не стону от ужаса.
   - А я почем знала? Лена говорит: пей как чай, я и выпила все, что было.
   Я слушаю ее слова и чуть не падаю от ужаса - останется ли моя пациентка жива? Трехсуточная доза за один прием - это уж слишком! Я лихорадочно соображаю. Если начать промывание желудка... Но поздно!
   Глаза Людмилы внезапно округлились, зрачки расширились, и она брежневским языком спросила:
   - Что это у вас со стенами?
   - Ничего.
   -Как это ничего, когда их перекосило и они мне под ноги лезут? Меня прошиб озноб: началось! Я слышал, что от белены люди лезут на стены. Я представил, как наша стокилограммовая подруга бросается на стену! Если начнет карабкаться по ковру, то оборвет петли и ковер свалится. Если, не дай бог, она кинется на сервант, то прощай хрусталь. Сервант у нас стоит на трех ножках, четвертая отломлена и приставлена просто так, для вида.
   - Люда, Люда, - как можно спокойнее заговорил я, - чо тебе стены? Пусть себе лезут куда хотят, а ты сиди на диванчике, отдыхай, все будет славненько.
   Но Люда меня не слушала, она тыкала пальцем в пространство рядом со мной и хохотала:
   - Ой, Володя, ты только посмотри, какой орангутанг прыгает около тебя! Нет, два орангутанга! И оба одинаковые!
   Это уже галлюцинация, - с ужасом отметил я, не зная, что предпринять. Моя же пациентка продолжала веселиться:
   - Ха-ха-ха, оба пузатые, первый раз вижу пузатых обезьян! Да еще в штанах, а штаны сто лет не глажены! И рубахи мятые... Уж не обо мне ли, - мрачно подумал я. А Людмила не унималась: А рожи-то, рожи у обоих какие, будто лягушку проглотили.
   От этих слов меня чуть не стошнило.
   О, только один остался, - изумилась больная, а я мысленно перекрестился, хвала всевышнему, хоть перестало двоить! Володя, а куда вторая обезьяна делась? Не знаю, - подавленно промямлил я.
   А каков, однако, примат, - не унималась Людмила, - рубильник, что у бегемота, а лохмы торчат - точно веник.
   Я невольно провел рукой по волосам, они торчали в разные стороны. - Гляди-ка, этот орангутанг еще прихорашивается!
   Я окончательно помрачнел, с таким портретом впору удавиться.
   Между тем художница поднялась с дивана. Я бросился к ней: "Люда, Люда, посиди малость, успокойся".
   Мощный удар в грудь, и я отлетел в угол. "Следом полетит сервант", - обреченно подумал я. Но тут в комнату ворвалась жена, доселе бывшая на кухне, и умудрилась посадить подругу на место.
   Через некоторое время Людмила Николаевна успокоилась, а еще через час отправилась домой. Вы спросите: где открытие? А их целых два!
   Вот вам первое. С того памятного дня прошло два года, и моя пациентка не знает теперь, где у нее печень, забыла, что такое печеночная боль. Получилось одномоментное избавление от недуга - это ли не достижение?! Понятно, скептики могут возразить, мол, свойства белены известны давно и никаким открытием тут и не пахнет. Гнусные завистники, - отвечу я. Всем все известно, да что толку! Надо еще суметь применить эти знания!
   Теперь второе открытие. Кто видел себя со стороны? Зеркало не в счет, оно дает только картинку, а оцениваете себя вы сами и, естественно, завышаете показатели. Вы не назовете себя обезьяной, и ваши друзья вам этого не скажут. Только с помощью белены можно узнать истину, каков или какая вы естьна самом деле.

35

   Коли сомневаетесь, можете проверить оба открытия. Но предупреждаю, с беленой шутить нельзя! С ней необходимо говорить только на "вы" и в присутствии врача.
   Любителей красть чужие идеи сразу уведомляю, что мое первое открытие запатентовано за номером б400-Ш.Бш50000-О.Б., второе пока рассматривается в патентном отделе ВОЗ.
  
  

НОЧИ В ЧАЛАГИНО

   "...В королевстве, где все тихо и складно
   Где ни войн, ни катаклизмов, ни бурь,
   Появился дикий вепрь агромадный
   То ли буйвол, то ли бык, то ли тур..."
   Владимир Высоцкий
  
   История эта приключилась в деревушке Чалагино Тверской области. Ноя думаю, что она будет любопытна и курганским читателям.
   Переполох начался в три часа пополудни, когда прибыл рейсовый автобус из Кашина. Никто из пассажиров здесь не вышел, и только почтальон Света удостоила сей тихий уголок своим деловым визитом. Едва автобус отъехал, как раздался пронзительный вопль: - Ой, мамоньки, спасите!
   Из всех строений и огородов повыскакивали люди, чтобы узнать, что стряслось. Кричала Светлана. Она стояла на высоком крыльце одного из домов, а ее испуганный взгляд был обращен к дороге. Там прямо посередине улицы неторопливо шествовал здоровенный дикий кабан. Он именно шествовал, а не бежал, ибо ничто его не смущало - ни близость человеческого жилья, ни шум работающего трактора, ни крик обезумевшей от страха женщины.
   Его длинное грязно-серое туловище, поросшее густой щетиной, словно рассекало улицу пополам, а вытянутая клыкастая морда только что не бороздила по земле.
   В первые секунды чалагинцы растерялись и молча пялились на вепря, который будто заворожил их. Но вот кто-то свистнул, другой заорал, третий заулюлюкал, четвертый ударил по ведру и пошло... С оглушительным граем взвилась стая ворон, залаяли собаки, загоготали гуси, закудахтали куры. Только теперь пришелец остановился. Он замер, точно раздумывая, что бы такое предпринять. Вдруг резко повернулся и нырнул под изгородь ближайшего сада. В несколько мгновений пересек его, углубился в соседний огород, а вскоре пропал из виду. Три собачонки увязались было за ним, но тут же и отстали.
   Вечером в Чалагино только и разговору было, что про дерзкого кабана.
   Это надо же, - удивлялся дачник из Москвы Константиныч, - среди бела дня прямо в деревню заявился!
   Шальной какой-то, а вернее сказать, дурной, - глубокомысленно изрек недавний переселенец Прокопьич.
   Худая примета, - категорично сплюнул дед Кондрач, - не иначе нам свинью подложат, либо налог добавят, либо свет отключат.
   Не каркай ты, старый хрыч, - озлились мужики, - налогов у нас хватает, а электричество и без того то потухнет , то погаснет.
   Судили, рядили так, а утром новый тарарам. Первой заголосила бабка Кондрачиха: - Ох, злыдни, язви их в душу, всю картошечку перепахали, весь урожай погубили!
   На шум сбежались соседки и увидели картину разорения. Почти треть обширного огорода была кем-то перерыта. Картофельные гнезда были как-то странно разорены. Красные клубни кто-то разгрызал и тут же их оставлял, а белые и желтые картофелины, по-видимому, поедал. На соседних участках творилось то же самое.
   Это проделки вепря, - вынес свой вердикт Прокопьич.

36

   Неужели один столь перепахал? - изумился Константиныч.
   - Ясное дело, нет. Он о собой все семейство приводил, вот и набедокурили.
   - А до чего разборчивые твари, -встрял Кондрач, - только рассыпчатую картошку брали!
   - Да это что, - возразил Прокопьич. - Меня другое удивляет.Выходит, что он вчера днем произвел разведку, а уж ночью привел весь выводок, каково?
   - Стратег, - уважительно произнес Константиныч.
   - Скорее, тактик.
   Разгорелась, было дискуссия, но дед Кондрач прервал ее: - Кончай болтовню! Скажите лучше, что делать-то будем? Картошку копать еще рано, а ведь они, окаянные, всю ее подберут!
   - Точно, - согласился Прокопьич, - надо караул держать, с каждого двора по бойцу.
   - Дак вот из меня какой боец? - захныкал было Кондрач, но москвич оборвал его:
   - Ты это брось, дедуля. Огород держишь самый большой, скотина у тебя, пасека, а охранять, значит, не можешь? Дядя пусть стережет твое добро? Никаких гвоздей, вечером выходи или бабку свою наряжай.
   Когда стемнело, мужики начали стягиваться к избе Прокопьича, тем самым как бы заранее выбрав его командиром. А тот вышел важный, перепоясанный патронташем, с ружьем за спиной.
   Прокопьич оглядел свое воинство. Отряд состоял из восьми человек. Трое были вооружены вилами, один штыковой лопатой, один - багром. Кондрач притрусил вообще безоружным, зато имелось два ствола у "главкома" и еще одного караульщика.
   Безоружного тотчас атаковал москвич:
   - Кондрач, ты баптист ила пацифист, что в дозор с голыми руками явился?
   - А мели чо хошь, - отмахнулся дед.
   - Нет, я тебя серьезно спрашиваю, - не унимался Константиныч,- ежели, к примеру, на тебя кабан пойдет, что станешь делать?
   - А вот ногами затопаю.
   Раздался дружный хохот:
   -Это ты на свою бабку можешь топать, да и та, поди, не боится.
   - Ну,тогда закричу.
   Караульные опять заржали. Однако их остановил Прокопьич:
   - Зря смеетесь, мужики, Кондрач дело говорит. Наша задача не нападать на зверя, а напугать его, значит - как можно больше шума!
   Отряд недовольно загудел, а москвич подскочил к командиру:
   - Неужто и кабанинкой не разживемся?
   - Не знаю. Вилами, лопатой, багром вепря не уложить, можно только поранить. А раненый он не убегает, но бросается на охотника. И упаси бог, если цапнет клыком за ногу! Пиши, пропало, ни один хирург не соберет.
   - А пугалки ваши для ча?
   - Ружья-то? - Прокопьич усмехнулся. - Матерого кабана и из ружья мудрено завалить. Надо угодить картечью под левую лопатку или в ухо. А ночью да на бегу попробуй попади.
   - Выходит, "сильнее кошки зверя нет", - съехидничал Константиныч.
   - Так оно и есть, - серьезно ответил Прокопьич. - Кто с вепрем дело имел, тот цену ему знает.
   - Хорош нас пугать, - не вытерпел один из караульщиков, -говори, чо делать?
   - А вот проверим, кто чем запасся, так сказать, для сугреву?
  
   Бойцы принялись доставать, кто бутылку с молоком, кто термос с чаем. Командир на это лишь пренебрежительно фыркал. Сам он извлек из обширных карманов "заветную", попросил стаканчик от термоса. Первым причастился Кондрач, как самый старший, вторым Константиныч, как самый дородный и пузатый, а дальше пошло по кругу.
   -Ох, и добра же, стерва, - крякали мужики.Дежурство веселее пройдет.Только вот

37

   маловато...
   -Кондрач, ты первый начал, ты и беги, тащи свой НЗ.
   - Я чо, я согласен, да вот моя старуха...
   - А чего те старуха? Притопни на нее, как на вепря.
   Все рассмеялись, а худенький седой Кондрач, тряся Породой, побежал к своим хоромам. Вскоре оттуда раздался истошный крик:
   - Ах ты, старый забупдыга. Последнее из дому прешь! Ну, только заявись!
   - "Последние минуты Кондрата Булавина", - процитировал москвич - Не, вон он трусит, живой!
   Деда встретили как героя-хоккеиста, забросившего шайбу. Его тискали, обнимали, будто сто лет не видели.
   -Кондрач, а супружница-то у тебя боевая.
   - Дак ведь баба без характера, что щи без мяса!
   - Это верно.
   - Да хватит вам про баб. Командир, банкуй!
   Пластмассовый стаканчик вновь поплыл по рукам, а разговор еще больше оживился.
   - Эх, и крепка же, милочка!
   - Но мала бутылочка.
   - Так у вина одна вина - вечно не хватает.
   - Константиныч, ты чего завял? Дуй за горючим, твой черед!
   Москвич, пыхтя и отдуваясь, двинулся к своей даче. Вернулся он несколько сконфуженный.
   - Братцы, у меня только портвейн оказался, но зато шаровка, то есть сомисотка.
   -Пойдет и партийное, - согласились мужики.
   Когда с вином было покончено, командир сказал речь:
   - Ша, мужики, сладкого не досыта, горького не до слез. Заступаем в караул, делимся на две группы. Одна остается здесь у шоссе, тут вчера и объявился вепрь. Вторая занимает пост за огородами. К зверям отношение самое лояльное, даже нежное, никакой агрессии! Стрельбу открываем лишь при прямой угрозе! Усекли?
   - Так точно,тарищ командир.
   - Леонид Прокопьич, я с тобой, - засуетился Кондрач.
   - И я, - присоединился москвич.
   - Ладно, беру еще одного с вилами и расходимся.
   Всю ночь дозорные не смыкали глаз, всматриваясь в августовскую темень, вслушиваясь в каждый звук. Никого и ничего.
   Когда рассвело, обследовали все сады и огороды. Следов вторичного набега не было.
   Кондрач ликовал:
   - Я же говорил, что он зверюга умный, на человека не пойдет, а вы меня пытали: что будешь делать?
   - Погодь радоваться, дед, - осадил его москвич, - еще неизвестно, чем кончится другая ночь?
   Но и эта ночь прошла благополучно и даже весело. Каждый страж кроме прочего вооружения запасся еще и стеклянной "гранатой". И к утру постовые так взбодрились, что грянули песню: "По Дону гуляет казак молодой..."
   На третью ночь добрались уже до Иртыша и спели: "Ревела буря, гром гремел", на четвертую был "Священный Байкал", затем - "По диким степям Забайкалья", "По долинам и по взгорьям"...
   Про кабанов и не вспоминали, ибо главным стало - отвести вахту, то есть выпить, поговорить, попеть...
   Так продолжалось неделю. "Бойцы" сдружились, в командире своем души не чаяли и не представляли своей дальнейшей жизни без этих ночных бдений. Но, как известно,
  

38

   счастье долгим не бывает, кончилась и эта сторожевая идиллия. Восстали женщины. Они внезапно обрушились на отряд во время очередного распития. Больше всех бесновалась Кондрачиха:
   - Ага, вы по ночам пьете, а днями отсыпаетесь! С вас ни царского, ни боярского, ни работы, ни заботы! А мы за вас должны горбатиться и дома и в поле?
   Мужики пробовали отбиться, но тщетно. Караульная служба деревни Чалагино была расформирована в несколько минут. Командир, как и положено, ушел последним, пальнув из ружья в щербатую луну, будто она была во всем виновата.
   Конец этой истории трагичен. Дикие свиньи опять совершили дерзкий налет и именно в ту ночь, когда была разогнана охрана.
   Без сомнения, они следили за происходящим в деревне и как только сторожей не стало, воспользовались моментом. И снова звери облюбовали картошку, прошлись по всем огородам, чиня разор. Бабы только охали от такой напасти, а мужики воспряли духом - ага, без дежурства не обойтись!
   . Однако женский конклав нашел соломоново решение: не караулить и урожай сохранить. Надо просто-напросто выкопать картошку, благо ее не так уж много осталось.
   - Рано, - взъерепенились мужики.
   - Рано, зато сохранно, - отвечали бабы.
   - А свекла, морковь, капуста - это же все останется, - гнули свою линию сторожа.
   - Эти овощи зверь не трогает, так что беритесь за копку.
   Весь день чалагинцы копали и сушили картофель, вечером снесли его во дворы. Ждали набега кабанов, но те не появились. И вся осень прошла мирно. А вот что будет нынче, пока неизвестно. Но, как заявил командир Леонид Дубровин, его отряд готов к любым неожиданностям и может моментально занять круговую оборону!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

39

СОДЕРЖАНИЕ

   Почитайте его рассказы (В. Паниковский) 1
   Чуть-чуть о малом 1
   Боже, царя храни 2
   Престиж писателя 3
   Невесомость 5
   Воззвание к дачной "саранче" 9
   За двумя зайцами 10
   Исповедь холостяка 12
   Баня 15
   Бережливость лучше прибытка 18
   Барабашка по-кургански 20
   Анти ностальгия 22
   В час пик 24
   Выигрыш 26
   Квартирантка 28
   Ночной концерт 31
   О вреде некоторых продуктов 32
   Я делаю открытие 33
   Ночи в Чалагино 36
  
  
   Владимир Подаруев.
   Шаги в темноте. Часть третья. Не надо печалиться. Истории грустные и не очень.
  
   Издание подготовлено и осуществлено центром "Гармония" в рамках программы "Преодоление" поддержки творчества людей с ограниченными возможностями.
   г. Курган, 2004, 40 стр.
  
  
   No В. Подаруев, 2004. No Центр "Гармония" (обложка, макет), 2004.
   Заказ N 5-04. Подписано в печать 29.07.2004.
  
   Тираж 100 экз. Цена договорная. Оригинал-макет изготовлен в редакционно-издательском секторе центра "Гармония". Редактор Ю.М. Асташин.
   Отпечатано в полиграфическом центре "Принт-экспресс".
   г. Курган, ул. Кирова, 60, т. 46-20-82.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

40

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"