Поддубный Николай Васильевич: другие произведения.

Шут виноградной воды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ловушка для любопытных

   Шут-виноградной-воды
  
  Гибель империи была ужасной и стремительной. В одночасье рухнули на землю все летающие крепости, веками державшие в страхе и повиновении даже самые непокорные народы. Запылали изящные беседки и прекрасные висячие сады. Хрустальные замки рассыпались мириадами мелких осколков.
  Былое величие рассеивалось как дым, наступали смутные времена...
  
   1
  - Всё пропало! - голос главного режиссёра Перчинского драматического театра Сидоровича громыхал, как майская гроза. Его рокочущий бас отдавался эхом в самых дальних уголках театра. Он шёл по коридорам твёрдой походкой Каменного Гостя и перекрытия старенького театра содрогались от его могучей поступи. Широкая, похожая на лопату ладонь главрежа, то и дело гулко хлопала по дверям гримёрок. В курилку, тем не менее, он вошёл очень тихо. Настолько тихо, что сценарист Солончак, пережидавший бурю в самом спокойном, на его взгляд месте, от неожиданности подскочил, увидев двухметровую тень руководителя у своих ног.
  - Где Портков? - проревел Сидорович.
  - З-заболел, - заикаясь, ответил сценарист.
  - О, боги, и этот тоже! Всё! На сезоне можно поставить крест! И на театре тоже! На панель с тобой пойдём!
  - М-может... - Солончак робко поднял руку.
  - Что?!
  - Дэ-другую пы-пьесу?
  - Что? Какую? Ни одна пьеса из нашего репертуара не пройдёт! Мало того, что реквизит застрял в какой-то Хрюковке! Вдобавок, проклятый грипп скосил весь цвет труппы! Всё пропало! - он так яростно махнул рукой, что поток воздуха, увлекаемый его большой ладонью, взъерошил волосы сценариста.
  - А если...
  - Что?!
  - У меня есть совершенноноваяпьесавсегочетыреактёраиминимумреквизита, -затараторил Солончак.
  - Четыре? - брови Сидоровича удивлённо изогнулись.
  - Н-ну, пять...да, пять... больше не нужно - пробормотал, потупившись, сценарист.
  - Так! Где сценарий? Живее! - главреж протянул руку.
  - Вот, - Солончак вложил в руку режиссёра свёрнутые в трубку листки бумаги.
  - Тээк, - протянул, листая сценарий, Сидорович, - археологи нашли на каких-то там раскопках древний меч, но его выкрали члены деструктивной секты, поскольку он был необходим для про-ве-де-ния обрядов... Ну-ну... Сектой прикрывались наркодельцы, старавшиеся напустить побольше тумана на меч и всё, что с ним связано... Ну ты и накрутил! Так... Но один из археологов в одиночку выводит всех на чистую воду и возвращает меч в музей. М-даа! Это же надо до такого додуматься! С похмелья, не иначе! - он с улыбкой взглянул на сценариста и тот снова потупился. - Ладно, пойдёт! Собери всех на сцене. Только живо! У нас всего-навсего два часа! Шишков! - гаркнул он на невысокого полного гражданина, постоянно следовавшего за ним попятам. - Сейчас же, бежишь в краеведческий музей, к Сушкину! Говорят, ему на днях археологи отличный меч притащили. Вот тебе расписка. Скажи, что до полуночи вернём.
  - А если не даст?
  - Тогда, - Сидорович хитро прищурился, - тогда скажи ему, что в следующий раз за карточный стол он сядет только после погашения долга.
  
  
   2
  К началу спектакля сценарий был аккуратно нарезан и роздан актёрам, а двое суфлёров заняли свою будку. Шишков, весь мокрый от натуги, вбежал в театр с третьим звонком. Меч оказался столь внушительных размеров, что Сидорович, увидев его, удивлённо присвистнул.
  - Слава! - позвал он актёра, которому представилась редкая возможность сыграть роль первого плана. - Ты поднять-то его хоть сможешь?
  - За-апросто-о, - блеющим тенором пропел тридцатилетний щёголь и ловелас Вячеслав Иванович Король, неожиданно легко вскинув меч на плечо. После принятого для храбрости коньяка (спасибо осветителю, спас друга!) настроение у него было прекрасное.
  - Все по местам! - громыхнул за кулисами голос Сидоровича. - Поехали!
  
  Первый акт актёры отыграли почти без помарок. Зато во втором начали происходить странные вещи. То осветительные приборы сами по себе включатся, то гром громыхнёт. А когда в финальной сцене, игравший героя-археолога Король, подобно киношному Конану-варвару, приложил рукоять меча к груди, блеснула молния, раздался самый настоящий гром и непонятно откуда заморосил мелкий дождик. Молния на какое-то время ослепила и актёров и зрителей.
  
  
   3
  Хельг осмотрел остатки своей дружины и тяжело вздохнул. От полуторатысячного гарнизона осталось всего двадцать человек. Им повезло - враг, десятикратно превосходивший их, не успел замкнуть кольцо. Правда цена, заплаченная за это, оказалась слишком высокой. На поле боя полегло столько друзей Хельга, что он предпочёл бы остаться с ними, но долг командира... Этих двадцать человек он по одному вытаскивал из боя, каждый раз прорубая себе дорогу. Хельг снова тяжело вздохнул, с тоской посмотрев на запад. Он с горечью подумал, что никто из погибших не будет погребён, как подобает воинам. Мало того никто вообще не будет погребён. Гнархи никогда не оставляли на поле боя трупы. Ненасытные твари перемалывали своими жуткими челюстями даже кости. Одно лишь смущало Хельга - среди нападавших были и люди. И люди эти были из личной гвардии принца. Хельг покачал головой и поправил шлем.
  - Братья, - сказал он, - нам больше нечего защищать, кроме своих жизней. Двинемся на восток, к уцулам. В пограничье всегда нужны хорошие воины.
  Он развернул коня, и всадники направили своих скакунов вслед за ним.
  
   4
  Слава опустил меч и осмотрелся. Он стоял посреди какой-то мрачной избушки, стены которой были увешаны вязанками сухих трав. В углу стояла печь, из которой явственно тянуло запахом, обычно сопровождающим процесс самогоноварения.
  - Это ещё что за декорации? - удивился Слава. - Разве это было в сценарии? Он опустил меч, обернулся и вздрогнул от неожиданности. Перед ним стоял неопрятно одетый старичок со спутанной бородой.
  - Кишмалаш! Травартанна! - крикнул старик.
  - Да что вы, в самом деле! - возмутился актёр. - Я же ничего не трогал!
  Старик подозрительно взглянул на актёра, почесал затылок и подошёл к дубовой бочке, стоявшей в противоположном от печи углу. Взяв висевший на стене ковшик, он помешал содержимое бочки и, зачерпнув, протянул его Славе.
  - Ути! - не терпящим возражения тоном приказал старик.
  - Отличное пиво! - изумился актёр, принюхавшись, - Дай-ка попробовать!
  Он приложился к ковшу.
  - М-м-м... Пивко люкс! - пробормотал Слава, переместив около литра жидкости себе в желудок. - Может добавочки?
  - Ути, нон абути, - отрезал старик и в голове у актёра словно взорвался разноцветный фейерверк. Последнее, что он запомнил было какое-то странноватое свечение вокруг старика...И звёздочки...Такие забавные...
  
   5
  
  
  
  
  
  
  Проснулся Слава с ужасной головной болью.
  - Ну, дед! Ну, зараза! Не иначе ерша мне подсунул, - проворчал он и попытался подняться. Однако встать он не смог, по той простой причине, что руки и ноги его были надёжно привязаны к скамье.
  - Говорил же я тебе, не злоупотребляй! - отозвался старик из-за печи.
  - О! Заговорил! А то прикидывался тут...кыш-пыш, шиш-беш...
  Старик подошёл к актёру и взглянул ему в глаза.
  - Слишком много болтаешь! Наверное, снадобья вчера слишком много выпил? Оно, конечно, мозги вправляет, но вот побочный эффект...Впрочем, не всё ли равно...
  - Ну, ты...
  - Лучше помолчи! Пока я не скормил тебя муравьям!
  - Молчу-молчу, - пробурчал с детства ненавидевший муравьёв Слава, - только объясни мне, где я и кто ты такой?
  - Где ты? - старик ухмыльнулся, - ты здесь, у меня. И я теперь твой хозяин!
  - Что? - возмутился актёр, - а ну, развяжи меня! Я тебе покажу, кто из нас хозяин!
  - Ш-ш-ш-ш! - зашипел старик, - ты давно не спал...Ффарранокхх...- он легонько дунул Славе в лицо и тот почувствовал, что глаза у него начинают слипаться. Впрочем, то ли старик оказался плохим гипнотизёром, то ли актёр оказался устойчивым к внушению, но сон так и не одолел его. Слава лежал с закрытыми глазами и старательно вслушивался в бормотание колдуна. Старик то бормотал себе под нос, то переходил на крик.
  - Совершенно непонятно... Такого нет ни в одной книге! На него не действуют сильнейшие заклинания, способные свернуть шею самому искушённому магу, и в то же время его валят с ног детские усыплялки! А меч...- Слава услышал шуршание ткани, - вроде бы неказистый, а что-то в нём есть... Ой! Точно есть! Неужели?.. Нет-нет, не сейчас! Завтра я продам этого бродягу в рабство и займусь мечом. Да, именно так! На свежую голову! А сейчас - пойду, проверю силки...
  Раздался скрип закрывающейся двери, и Слава осторожно приоткрыл левый глаз. В доме никого не было.
  - Вот это пьеса! Чёрт бы побрал этого Солончака, вместе с его сценарием! Куда же меня занесло? И главное как отсюда выбраться?
  Актёр припомнил все странности, происходившие во время спектакля, и с ужасом понял, что его привычный мир сейчас далеко, и что завтра его действительно продадут в рабство, и... И что самое время смываться!
  Его сердце бешено колотилось. Он по своей актёрской привычке сделал глубокий выдох и, немного успокоившись, осмотрелся.
   Меч, наполовину завернутый в парчу, лежал на лавке, к которой был привязан актёр. Тем не менее, ему потребовалось основательно потрудиться для того, чтобы перерезать путы.
  - Ф-фу, - прошептал он, - теперь бежать отсюда! Эх-х, пивка бы! - он с сожалением взглянул на бочку, но вспомнив, какой эффект произвело на него 'пиво', взял себя в руки. Кроме того, в руки он взял завёрнутый в парчу меч, сиротливо висевший в углу копчёный окорок, и выдернул из стопки, лежавших на столе фолиантов, небольшую книгу в кожаном переплёте. Затем, тихонько вышел из дома и пустился во всю прыть туда, где среди лесных зарослей виднелся просвет...
  
   6
  Дружина Хельга третий день двигалась по степи. Солнце палило нещадно, воздух был пропитан терпким запахом полыни, а над землёй висело колышущееся марево, в котором цепкий взгляд пограничника, тем не менее, заметил какое-то движение.
  Не прошло и четверти часа, как дружинники настигли ковыляющего по степи человека, вооружённого завёрнутым в парчу мечом. Человек этот был небрит и измучен жарой, но его странный костюм, нелепые ботинки, с длинными узкими носами и копчёный окорок, с которым он не хотел расставаться, несмотря на усталость, не могли не вызвать улыбки.
  - Кто ты? - спросил Хельг, стараясь не рассмеяться.
  - Воды, - попросил путник и, утолив жажду из поданной ему фляги, представился, - Король Вячеслав Иванович.
  - Король чего?
  - Э-э-э, зовут меня так! - хмуро ответил Слава, которому до оскомины надоела эта плоская шутка.
  - И куда же ваше величество направляется? - уже не скрывая улыбки, спросил Хельг.
  - Всё равно куда, лишь бы выбраться отсюда.
  - Хорошо. Дайте ему коня.
  Актёр с трудом взгромоздился на коня, и дружина продолжила своё движение на восток.
  К вечеру того же дня отряд достиг подножья гор. Воины спешились и Слава, покряхтывая, последовал их примеру.
  - Какая боль, - то и дело стонал он, держась за поясницу и с трудом переставляя ноги.
  - Это тебе не в карете ездить, - мимоходом посмеивались дружинники, первым делом занявшиеся обустройством лагеря.
  - Да пошли вы...- беззлобно огрызался актёр, - посмотрел бы я на вас после лыжных гонок!
  К наступлению темноты лагерь был разбит, а на разведённом между камней костре готовился ужин. Слава отдал свой трофейный окорок в общий котёл и теперь с наслаждением вдыхал аромат варившейся похлёбки.
  - Эх, к этому бы супчику, да стопарик водочки! Или вина, на худой конец, - оживлённо потёр он руки, когда, наконец, похлёбка была готова, и дежурный по лагерю разливал её в лёгкие походные миски.
  - Ну, это можно, - ответил Хельг и кивнул дежурному. Тот откупорил небольшой бурдюк, валявшийся неподалёку от костра, налил в маленькую деревянную чашку немного золотистой жидкости и передал её актёру.
  - Вино, - благоговейно закатив глаза, прошептал Слава и сделал глоток. - Кхм, э-э-э... А вы уверены, что это вино? - он с подозрением посмотрел в чашку.
  - Не сомневайтесь, ваше величество! Самое настоящее вино! Очень редкое. Из подвалов императорского хранилища!
   - Мне кажется, вас обманули. Это не вино. Это, - актёр замялся, подыскивая сравнение, - это виноградная вода!
  Воины покатились со смеху.
  - Вот сказал!
  - Ну, умора!
  - Императорское особое - для него вода!
  - Король? Да он шут!.. Шут виноградной воды!
  Слава, растерявшись от такого количества шуток и колкостей, залпом выпил содержимое чашки. И сразу почувствовал! Едва уловимый, но великолепный букет, оставивший во рту послевкусие, не поддающееся описанию. Ему вдруг захотелось сочинить оду, посвящённую этому вину, но...Он оглянулся и, увидев хохочущих дружинников, рассердился на них. Они его отвлекали... Да, так оду не сочинить! Но... Они такие дружелюбные... Хо...рошие...попутчики...
  Он зевнул и погрузился в сладкую дрёму...
  
   7
  
  Лес то и дело освещаемый вспышками молний жалобно стонал под натиском ветра. Первый за всё лето дождь был принесён самой настоящей бурей. На опушке, несмотря на ливень уже вовсю пылали сухие деревья. Лесная живность словно вымерла от страха перед стихией. И только в домике на большой поляне жизнь текла своим чередом. Старый человек, кряхтя и поминутно хватаясь за спину, растирал в ступке какую-то смесь. При этом он поглядывал в открытую на первой странице книгу, и что-то яростно бормотал себе под нос. Закончив работу, он устало опустился на скамью и положил на ладонь щепотку смеси. Затем он что-то прошептал и сдул порошок с ладони.
  - Ничего не получается, - старик угрюмо захлопнул книгу, закрыл глаза ладонями и тихонько всхлипнул. Вспышка молнии, раскат грома и стук в дверь, почти совпавшие по времени, заставили его встрепенуться.
  - Кого там буря принесла?! - зло крикнул старик.
  - Гостей, конечно, - ответили из-за двери.
  - Проваливайте, я никого не звал!
  - Лучше открой, а не то дверь вышибем!
  Старик взял массивную кочергу, единственное оружие, подвернувшееся по руку, и тихо повернул щеколду. Дверь распахнулась, и в дом ворвались два здоровяка в мокрых от дождя плащах, из-под которых выглядывали кольчужные доспехи. Они мгновенно обезоружили старика, усадили его на скамью и встали рядом.
  Хозяин избушки сопротивлялся недолго. Силы покинули его, и отчаяние уступило место безразличию. Даже появление третьего "гостя" не вывело его из этого состояния. Гость, между тем, оказался человеком интересным. Он слегка прихрамывал, опираясь на изящную трость. Черты его лица мешал рассмотреть капюшон длинного кожаного плаща. И только по рукам старик понял, что перед ним молодой человек.
  Гость, не поднимая капюшона, осмотрел скромное жилище отшельника и молча подошёл к столу. Полистал книгу, понюхал порошок, который незадолго до его прихода готовил старик и уселся на краешек стола.
  - Ничего не получается? - спросил он участливо.
  Старик даже не пошевелился.
  - А я ведь могу вернуть тебе силу, Марлаграм. И ты станешь единственным магом не только в империи, но и в нашем мире.
  - Так вот оно что? - вскинул голову старик. - Значит сбылось!..
  - Ты о пророчестве? Да, мне пришлось воплотить эти бредни в жизнь.
  - Так ты... вы... неужели вы пошли на сделку?..
  - Только так я мог добиться своей цели. Зато теперь я в силах изменить этот мир.
  - Изменить мир?.. Для этого маловато сил даже у вас, - старик задумчиво покачал головой.
  - Чушь! Дай мне меч!
  - Что?
  - Меч, который объявился несколько дней назад.
  - У меня его нет.
  - Лучше отдай!
  - Но у меня действительно его нет! Его забрал человек, с которым меч попал ко мне.
  - Какой ещё человек?
  - Какой-то странный. Он появился у меня из ниоткуда и ни слова не понимал до тех пор, пока не выпил зелья. Я его связал и пошёл проверять силки, а когда вернулся... Он исчез. Вместе с мечом.
  - Ты поможешь мне его найти!
  - У меня не осталось сил...
  - Я верну тебе силы! Но учти, никаких фокусов, - предупредил гость и усмехнулся, - потом я расскажу тебе, как умирал наш семейный маг.
   Марлаграм задумчиво посмотрел в окно. Вспышка молнии высветила силуэты двух существ, стоявших возле дома и старый маг вздрогнул.
  - Хорошо, - сказал он, - я согласен.
  
  
   8
  Богдо-Уцур, столица небольшой горной страны Уцули, встретил путешественников оживлённым гулом. Небольшой пограничный отряд, встретивший дружину Хельга ещё в предгорье, сопровождал бывших стражей имперских границ вплоть до самой стены города. Пограничники хорошо знали Хельга, поэтому сопровождали его и его спутников не как пленных, а как гостей. Начальник городской стражи, который когда-то вместе с Хельгом участвовал в сражении при Хромсе, где уцулы плечо к плечу с имперскими воинами отражали бесконечные атаки гнархов, сам выехал навстречу старому боевому товарищу.
  - Вот уж не думал, что ты сюда заявишься, старый лис! - начальник стражи, шутя, ткнул Хельга кулаком в бок.
  - А ты, Кнут, неплохо устроился, как я посмотрю,- ухмыльнулся Хельг, - от рядового до начальника столичной стражи путь неблизкий...
  - Не поверишь, должность в карты выиграл, - воин захохотал во всё горло. - Ну, давай, рассказывай, - сказал он, успокоившись, - если ты здесь, да ещё и не один, плохи дела империи. Или я не прав?
  - Ты угадал, Кнут. Дела плохи.
  - Насколько?
  - Империи больше нет.
  - Та-а-к...- протянул начальник стражи. - Поехали ко мне. Почистите свои пёрышки, поедите, отдохнёте, а там и о делах поговорим.
  Дом Кнута оказался небольшим, но довольно уютным. Гостиная комната, занимавшая добрую половину дома, с трудом вместила всех прибывших. Старый слуга, кряхтя и хватаясь поочерёдно то за голову, то за поясницу, едва успевал доставать из кладовой съестные припасы.
  - Итак, что случилось? - спросил Кнут, когда гости, наконец, утолили голод.
  - Гнархи, - коротко ответил Хельг.
  - Не может быть! Их же всех уничтожили!
  - Выходит не всех! Их было не столь много, как десять лет назад, но всё же достаточно для того, чтобы не оставить нам никаких шансов.
  - А крепости?
  - Они все погибли.
  - Как? - Кнут даже вскочил от неожиданности.
  - Помнишь Свена?
  - Ну-у...
  - Так вот, он умер у меня на руках. И перед смертью Свен пытался мне что-то сказать. К сожалению, я не смог разобрать всего, но понял, что в этом деле как-то замешан принц Рогер. Он вроде бы лишил всех магов возможности пользоваться волшебством. А без магии ни одна башня не сдвинется с места. Сперва я думал, что ослышался, но... Среди нападавших были гвардейцы принца. Кроме того, в степи мы подобрали человека, - Хельг кивнул в сторону Славы, - и он рассказал о маге, который держал его у себя в качестве пленника, но оказался недостаточно силен, для того чтобы не дать ему сбежать. Мне показалось, что этот колдун просто лишился своей силы.
  - Рогер, - задумчиво произнёс Кнут. - У нас, кажется, тоже будут проблемы.
  - Почему? - спросил Хельг.
  - Ты что, не в курсе? Хо! Этот... - Кнут пошевелил губами и тяжело вздохнул, - нехороший человек, приезжал к нам в прошлом году, с, якобы, официальным визитом. В первый же день он упился до чёртиков и объявил себя нашим королём. Потом он начал вытворять такие штуки, что мне пришлось его связать и отнести в башню. Чтобы протрезвел. А когда он очухался, стал кричать, что завтра-де империя объявит нам войну и всех, кого он оставит в живых, замуруют в этой башне.
  - А потом?
   - Потом его, вместе со свитой, выставили за пределы Уцули.
  - Странно. Ничего такого я не слыхал, - Хельг покачал головой. - Плохи дела. Насколько я знаю Рогера, он этого так не оставит.
  - Вот и я о том же, - Кнут угрюмо покрутил ус. - Кроме того, есть ещё одно обстоятельство, - он прошептал что-то на ухо Хельгу и тот нахмурился. - Так что, придётся тебе явиться на приём к богдо-гэгэну. Расскажешь ему обо всём. Он у нас стратег.
  - А ты?
  - А я тактик. Причём, не очень хороший.
  
  
   9
  Дружину Хельга расселили по стоявшим рядом с жилищем начальника стражи домам. Причём самого Хельга вместе с актёром поселили в заброшенном домике, раньше принадлежавшем аптекарю. По дороге к дому сопровождавший их воин страшным шёпотом поведал новым жильцам о дурной славе, закрепившейся за этим полуразвалившимся жилищем. Округляя глаза, он рассказывал о том, как по ночам вокруг дома ходит призрак аптекаря, ставшего жертвой своих же колдовских экспериментов, и наводит своими завываниями ужас на добрых горожан. Слава, успевший оценить достоинства местной медовухи, только хихикал после каждой страшной истории. Однако когда спутники остановились перед дверью невзрачного на вид домика, хмеля в его голове значительно поубавилось. Стражник отвёл Хельга в сторону и стал что-то ему нашёптывать, а Слава, собрав в кучку остатки хмельной храбрости, открыл дверь и заглянул в дом.
  - Дом как дом, - сказал он вполголоса и шагнул вперёд. Когда глаза его окончательно привыкли к полумраку, Слава разглядел стоявшую в углу кровать, стол, заваленный книгами, шкаф, заполненный диковинной стеклянной посудой и...что-то необычное на полу. Он слегка наклонился, чтобы рассмотреть странный предмет и отпрянул: серая тень метнулась из угла и забралась в его левую штанину. Слава закричал неестественно высоким голосом, подпрыгивая и одновременно пытаясь расстегнуть брюки. Остатки хмеля окончательно покинули его голову, оставив наедине с животным ужасом. Что-то быстро ползло по его левой ноге, поднимаясь всё выше и выше. Наконец, ему удалось-таки расстегнуть брюки и...из-за пояса выглянула пушистая мордочка крупного хомяка.
  Слава, чей крик уже почти перешёл грань, отделяющую звук от ультразвука, как-то сразу обмяк. В таком виде его и застал Хельг: актёр стоял посреди комнаты со спущенными до колен брюками и пытался что-то из них достать.
  - Посмотрите, какая прелесть, сказал он Хельгу и выглядывавшему из-за двери стражнику. Увидев хомяка, воины дружно расхохотались.
  - Ну, спасибо, парень, рассмешил, - высморкавшись в рукав, прохрипел стражник. - Спокойной вам ночи. Х-хе!
  
   10
  Наутро Хельг, по просьбе Славы, устроил небольшую экскурсию по городу. Актёру Богдо-Уцур показался маленьким. Расположен он был в небольшой горной долине, со всех сторон окружённой невысокими горами. Архитектурные изыски и исторические памятники, в том виде, в каком их привык видеть Слава, в городе отсутствовали. Поэтому, единственной достопримечательностью здешних мест для актёра стали молоденькие девушки, резво пробегавшие по улицам. Правда, первая же попытка познакомиться, была пресечена внезапно посуровевшим Хельгом.
  - Ты хочешь, чтобы за тобой гонялось всё мужское население города, вооружённое кинжалами?
  - Но я же ничего плохого не делал!
  - Если бы сделал, мы с тобой бы уже не разговаривали. Здесь очень суровые законы. Если остановил девушку, значит, хочешь на ней жениться. А если ты вдруг передумал, то плати большой отступной, или иди в услужение к родителям девушки, если денег нет.
  - А если...
  - Или за тобой...
  - Будет гоняться всё мужское население города, вооружённое кинжалами, - закончил Слава. - Ну и город. Мало того, что податься некуда, так ещё и девушки все под пятой у родителей. Ужас!
  - Терпи! А не хочешь терпеть - женись. И никакого ужаса. А насчёт податься... Пойдём-ка лучше в мастерскую, закажем ножны для твоего меча. А то ходишь, как пугало.
  Слава покраснел и поправил ткань на мече.
  
   11
  
  - Знатный меч, - сказал пожилой мастер-оружейник, разглядывая принесённое актёром оружие. Он поднёс толстую сальную свечу к лезвию меча и тихонько присвистнул. - Не может быть! - он быстро вышел из комнаты и вернулся с толстой книгой в руках. Поплёвывая на палец, он пролистал добрую сотню страниц, пока не добрался до нужной. - Невероятно, но это он, Меч Дождя! - мастер ошеломлённо смотрел на гостей, явно не зная, что ему дальше делать.
  - Меч Дождя? - переспросил Хельг.
  - Да-да! Сомнений быть не может! - подтвердил оружейник.
  - Столько совпадений...- прошептал Хельг. - Тем не менее, мы хотели бы заказать у вас ножны. Не годится носить меч, тем более такой, завёрнутым в тряпку!
  - Конечно-конечно, - засуетился мастер, - зайдите после обеда, ножны будут готовы!
  Хельг кивнул и направился к выходу, толкая перед собой ничего не понимающего актёра. На улице их уже ждал Кнут.
  - Так и знал, что вы здесь. Хельг! Тебя ждёт богдо-гэгэн. Только друга своего, - он насмешливо прищурился, покосившись на актёра, - домой отправь. Разговор там будет серьёзный.
   - Подумаешь, гоголь-моголь не желает меня видеть. Мы, чай, и сами царских кровей, - проворчал Слава и с важным видом отправился к дому аптекаря.
  
   12
  Два дня Марлаграм не выходил из своей кельи. Он без конца что-то перетирал и смешивал, добавляя в перегонный куб всё новые и новые компоненты. За этим занятием его и застал давешний гость.
  - Чем порадуешь, старик? - спросил он, протиснувшись в келью.
  - Сегодня ночью я сообщу вам, где находится меч.
  - Долго возишься, - проворчал 'гость' и обоими руками опёрся о трость.
  Марлаграм нахмурился и, с трудом подавив в себе вспышку гнева, проговорил:
  - Вы не представляете себе, насколько это трудно. У меня ведь не осталось ни одной его вещи!
  Старик предпочёл умолчать о волоске, найденном у скамейки, к которой был привязан Слава.
  - Ох, смотри, доиграешься! Я снабдил тебя всем необходимым и даже сверх того, а ты едва шевелишься! К полуночи я должен знать, где меч! - щека 'гостя' задёргалась, и он вышел, хлопнув дверью.
  - Ты узнаешь, - прошептал ему вслед старик, - ты всё узнаешь! Сил ты мне дал мало, но опыт у меня не отнять!
  Марлаграм склонился над одной из своих книг и прошептал заклинание.
  - Хха! Он в Богдо-Уцуре! Но тебе, принц, это не поможет, - старик посмотрел на дверь и криво усмехнулся.
  - Даже твои союзники гнархи не помогут тебе завладеть мечом... Они сожрали твоего придворного дурака-мага, подсказавшего, где меня найти, а я приготовлю тебе сюрприз. Посмотрим, кто из нас проживёт дольше!
   13
  
  Лежать на жёстком топчане без дела было скучно.
  - Что за город, - ворчал Слава, - ни тебе стадиона, ни тебе кинотеатра... Да что там кино! Хоть бы газетный киоск был! Почитал бы чего... Почитал... Вот склероз! - он хлопнул себя по лбу и достал из кармана пиджака книгу, прихваченную у колдуна. - Ценная, наверное, вещь. Старинная! Жаль только какой-то вязью написана. Зато картинки есть!
  Он с удовольствием рассматривал искусно изображённый на рисунке меч, покрытый таинственными рунами, ножны из черного дерева, с золотой инкрустацией, и посох, с тонкой резьбой в верхней его части.
  - Вот так дела! - сказал кто-то над ухом актёра. Слава вскочил и осмотрелся. Кроме него и хомяка в доме никого не было. Он подозрительно уставился на зверька и спросил:
  - Это ты сейчас говорил?
  - Ну, я, допустим, - ответил хомяк густым басом, - а что здесь такого?
  - Мнэ-э, - замялся актёр, - видите ли, не привык я, чтобы хомяки, грызущие всё подряд, да тоненько попискивающие...
  - В данном случае вы столкнулись с приятным исключением, - самонадеянно прервал его хомяк. - Впрочем, я ведь не всегда был хомяком. Я и есть тот самый аптекарь, которым пугают всех детишек в округе. Просто, в результате одного эксперимента, моё грешное тело оказалось сильно повреждено, а мне пришлось занять вот это...
  - И как вам живётся, в таком-то виде?
  - Неплохо, знаете-ли! Вопрос питания меня занимает очень мало. У любого из соседей я всегда могу найти себе обед. Опыты, правда, ставить стало сложнее, но я не останавливаю работы. Мне никто не мешает. Все боятся. Здесь же призраки живут.
  - Правда? - Слава покосился в угол.
  - Чушь! - рассмеялся хомяк. - Призраков не бывает, уж можете мне поверить! Просто люди так легко верят во всякие выдумки!
  - А что вы делали у меня в штанах? - подозрительно посмотрел на хомяка Слава.
  - О! - хомяк снова рассмеялся. - Это один из способов активной защиты. До сих пор действовал безотказно! Признайтесь, вы ведь испугались?
  - Мм-да, - неохотно промычал актёр и попробовал перевести разговор в другое русло, - а что вас так заинтересовало в этой книге?
  - Ха! Вы ещё спрашиваете? Всё! Спросите у соседей, кем был при жизни Весалис Друз! И они вам ответят! Ещё как ответят! Я был страстным книголюбом!
  - Василий Друзь, значит, - пробормотал Слава, - а можно просто Вася?
  - Можно, но вы не дослушали. Это самая редкая книга изо всех виденных мной. Считается, что она существует только в двух экземплярах...
  - Очень приятно, а меня зовут Слава...
  - Что вы меня всё время перебиваете? - возмутился хомяк. - Неужели вам неинтересно?
  - Очень, очень интересно! - поспешил его заверить актёр.
  - Тогда слушайте внимательно. Мне кажется, что книга к вам попала неспроста. Вы видели рисунок меча, ножен и посоха?
  - Конечно!
  - Тогда откройте страницу с мечом. Так...Я могу ошибиться, поскольку рукопись старинная и многие выражения давно не используются, но смысл, думаю, будет понятен. Итак:
  
  Когда наш мир был совсем юным, а законы не были написаны, высоко в горах жило немногочисленное племя скайлов, существ, совершенно непохожих на людей. Они были чисты душой и могущественны. Скайлы взирали с высоты на людей, убивающих друг друга, но не решались вмешаться, ибо боялись причинить вред любой из сторон. Быть простыми наблюдателями они тоже не могли, ибо люди гибли ежесекундно. Тогда скайлы разделили большой мир на множество малых и заперли враждующие народы в разных мирах, Но войны продолжались. Брат шёл против брата, сын против отца. Люди готовы были уничтожить вместе с противниками и доставшиеся им миры. Тогда скайлы создали Меч. Они соткали его из волшебства, которым владели, вплели в него солнечный день и лунную ночь, ласковый ветер и неистовство летних гроз, и нарекли его Меч Дождя. Затем они создали Посох, несущий силу и мудрость. Меч Дождя достался смертному праведнику, а посох - бессмертному страннику. И до тех пор, пока посох находится в руках у странника, а меч носит праведник, Большой мир будет жив.
  
  - Красивая сказка, - вздохнул Слава.
  - Сказка? - возмутился Вася. - Хорошо, а как вы сюда попали?
  - На коне...
  - Нет, не то! Вы ведь не из нашего мира?
  - Нну...Да!
  - А это не сказка?
  - К сожалению, нет, - Слава снова вздохнул и поведал бывшему аптекарю свою историю.
  - Очень интересно...и очень странно! - сказал Вася, внимательно выслушав актёра.
  - Да уж, прямо со сцены...
  - Нет, странно не это. Странно, что Марлаграм, один из самых могущественных волшебников нашего мира, оказался настолько слаб, что...ой! - неожиданно тонко пискнул Вася и скрылся под топчаном. В ту же секунду тихо скрипнув, открылась дверь, и в дом вошёл Хельг.
  - Я принёс тебе ножны, - сказал он весело. - Держи!
  - Как прошла встреча на высшем уровне? - спросил Слава, разглядывая ножны.
  - Неплохо, - Хельг почесал за ухом. - Нас приняли на службу. На очень выгодных условиях.
  - И меня?
  - Да. И тебя. Причём ты устроился лучше всех. Ты назначен на должность э-э-э...Ну, что-то вроде талисмана.
  - Заманчиво, заманчиво...и что я должен делать?
  - То, что и положено талисману - приносить удачу.
  - А если не получится? - с сомнением посмотрел на него Слава.
  - Не говори глупостей. Ты хоть знаешь, что за меч тебе достался?
  - Меч Дождя, если не ошибаюсь?
  - Вот именно! - Хельг внимательно посмотрел на актёра. - А что ты знаешь о нём?
  - Почти ничего, - честно признался Слава.
  - Тогда слушай! Этот меч был создан, когда мир был ещё юн...- Хельг воодушевлённо рассказывал, совершенно не обращая внимания на погрустневшего актёра.
  - Меч, посох... а я то при чём?
  - Ты не понял? Меч сам выбирает хозяина.
  - И что дальше?
  - Обладатель Меча стоит целой армии. Меч обращает в пыль любое оружие!
  - Но я не умею им пользоваться... - попытался возразить Слава.
  - Ничего, - хлопнул его по плечу Хельг, - научишься!
  - Мне бы домой...
  - Чудак! Пойми, ты не случайно здесь оказался! Я думаю, что тебе необходимо сделать то, что не может сделать никто из нас.
  - Я что, похож на героя?
  Хельг рассмеялся и снова хлопнул актёра по плечу.
  - Бывают герои и более дохлые на вид. Главное - душа. Страх делает душу маленькой. Боятся все, постыдного здесь ничего нет. Но человек должен победить свой страх и если ты сможешь сделать это, то весь мир будет у твоих ног.
  - А зачем мне мир под ногами? - не унимался Слава.
  - Может и незачем, - согласился с ним Хельг, - но вернуться домой ты сможешь только после того, как свершишь предначертанное.
  
   14
  
  - Где меч? - хмуро спросил принц, едва переступив порог кельи.
  - Посмотрите сами, - устало отозвался Марлаграм. - Простите, что не могу подняться, возраст...
  Старик действительно выглядел утомлённым. Он сидел на колченогом стуле, слегка помешивая стеклянной палочкой содержимое небольшой колбы.
  - Где? - коротко спросил принц.
  - Посмотрите в глубь вон той реторты. Нет-нет, той, что на огне!
  - Ничего не вижу!
  - Сосредоточьтесь и подождите немного, - старик отхлебнул из колбы и сжался как от сильной боли. Его ссохшееся тело начало стремительно расти.
  Принц, старательно вглядывавшийся в содержимое реторты, не заметил, как Марлаграм начал менять свой облик. От созерцания пузырьков, летящих сквозь толщу янтарной жидкости, он отвлёкся только после того, как услышал треск рвущейся ткани. Теперь перед принцем стоял не беспомощный старик, а громадный обезьяноподобный зверь. Клыкам этой твари мог позавидовать даже пустынный умас, голова, которого долго украшала гостиную императорского охотничьего домика, а в кулаке свободно поместилась бы голова взрослого человека.
  Принц отшатнулся и провёл тростью линию у своих ног. Зверь бросился на него, но невидимая стена преградила ему дорогу. Морда чудовища исказилась в страшном оскале, а глаза его налились кровью. Громадный кулак взметнулся вверх и обрушился на пол у самой черты. Перекрытия не выдержали такого удара, и пол под ногами принца начал оседать. Чудовище огласило келью победным рёвом, но стражники, стоявшие за дверью, в последний момент успели схватить принца за воротник. Победный рёв сменился отчаянным воем и зверь, отчаянно цепляясь за воздух, рухнул вниз.
  - Живо вниз! - крикнул принц стражникам, едва те втащили его на неповреждённый пол коридора. - Добейте его!
  Но добивать никого не пришлось. Под кельей, в которой трудился Марлаграм, находился арсенал, и зверь при падении напоролся на составленные в пирамиду копья. Возле тела, почуяв запах смерти, уже начали собираться гнархи.
  - Отгоните их, - брезгливо махнул тросточкой принц. - А впрочем, не нужно. Принесите мне голову этой твари.
  Солдаты спешно выполнили приказание, не обращая внимания на гнархов, следивших за ними с голодными глазами.
  - Именем тёмного повелителя, данной им властью заклинаю! - закричал принц, уперев кончик трости в принесённую на подносе голову. - Говори, где меч!
  Голова открыла полные боли глаза и зашевелила губами. Принц нагнулся и, услышав ответ, расплылся в улыбке.
  - Глупец, - сказал он, глядя в глаза поверженного противника, - кого ты хотел обмануть?
  Голова хищно улыбнулась и клацнула зубами. Принц отпрянул и закричал от страха: ухватившись зубами за кружевной воротник, голова быстро перебирала челюстями, приближаясь к горлу своего врага...
  
   15
  
  
  Вячеслав Иванович Король довольно быстро свыкся с должностью талисмана. Ещё бы! Ведь для него сбылась мечта обывателя о беззаботной жизни. Не хватало ему лишь женского общества. Да и то, обилие хорошей еды и вина всевозможных сортов с лихвой восполняло ему эту недостачу, не зря ведь народная мудрость утверждает, что рождённый пить любить не может.
  Хельг, тем временем, днями пропадал на строительстве оборонительных сооружений на дальних подступах к Богдо-Уцуру.
  Так прошло три дня.
  
  - Вставай, - донеслось до актёра, и он оглянулся. Рядом стояла прекрасная девушка. Она нежно провела рукой по его волосам и он, обняв красавицу и зажмурившись от охватившей его сладостной истомы, потянулся к ней губами... Девушка всё ускользала и ускользала из его объятий, но вот он дотянулся до её щеки и поцеловал...
  
  - Да что же это такое! - гневно пробасила красавица.
  Славу удивило, что у неё кроме баса оказались ещё и небритые щёки.
  - Просыпайся, же!
  Актёр вскочил и потёр глаза. Он сидел на топчане, в домике аптекаря, а из-под подушки выглядывал хомяк Вася.
  - Тьфу! Приснится же такое! - Слава вытер губы тыльной стороной ладони. - Ну, чего тебе, - спросил он хомяка.
  - Вставай!
  - Да встал уже! Имей совесть, ночь на дворе!
  - Буди Хельга. Скажи, что хочешь показать ему что-то важное. Заодно проветришься и сам посмотришь.
  - Что посмотрю? Где? - актёр ошалело озирался.
  - Не задавай глупых вопросов! И давай быстрее, а то до восхода солнца не успеем.
  - О-о-о! - простонал Слава и пошёл будить Хельга.
  
  Актёр и воин, оба слегка пошатываясь, шли по предрассветным улицам столицы. Хельга качало от усталости, а Славу от вчерашнего пира. Василий, удобно устроившийся во внутреннем кармане пиджака, тихонько подсказывал актёру куда идти. Вскоре они вышли к невысокому утёсу, на вершину которого вела чуть заметная тропа.
  - Нам наверх, - шепнул хомяк. Слава тяжело вздохнул и поплёлся вверх по тропе. Вершина утёса оказалась совершенно плоской, будто специально приспособленной для наблюдения. Вид отсюда открывался замечательный: у подножья утёса уютно расположилось небольшое озеро, окружённое негустой дубовой рощей. Над горизонтом уже появился краешек солнца, окрасив небо и воду озера в нежный розовый цвет. Хельг стоял как заворожённый и наблюдал за восходом.
  'Удивительно, - подумал Слава, - он встречает восход, будто впервые, хотя это наверняка не так!'
  - Здорово, - прошептал Хельг, - смотри!
  Слава вгляделся в ещё не успевшую посветлеть дубовую рощу и увидел, как под сенью вековых деревьев к озеру медленно идут два единорога. Грациозные животные осторожно вышли на берег и, внимательно осмотревшись, вошли в воду. И актер, и воин замерли, боясь пошевелиться.
  - Ты должен знать, что защищаешь, - прошептал Василий, щекоча усами Славино ухо. - Это последние единороги Большого мира. Больше их нет. Нигде. Кровь единорога открывает врата в другие миры.
  Идиллию нарушил прогремевший среди ясного неба гром. Единороги, поднимая фонтаны брызг, бросились к берегу и через мгновенье исчезли среди тенистых дубов.
  
   16
  Серия мощнейших взрывов разнесла в щепки первую линию обороны Богдо-Уцура. Поднятые по тревоге солдаты столичного гарнизона уныло толпились у городской стены, и Кнут безуспешно пытался поднять их боевой дух. Слава, едва поспевавший за Хельгом, едва не врезался с разбега в могучий живот начальника стражи.
  - Что это было? - спросил он, едва отдышавшись.
  - Конец, - вполголоса ответил Кнут. - Сходи, полюбуйся.
  Слава, вслед за опередившим его Хельгом, поднялся по стоптанным ступенькам на городскую стену и осторожно выглянул в бойницу. В нескольких километрах от города, над дорогой висела громадная скала, утыканная толстыми брёвнами.
  - Пушек в два раза больше, чем предусмотрено армейскими нормами, - пробормотал Хельг.
  - Она что, в воздухе висит? - робко спросил Слава.
  - Она не только висит в воздухе, она ещё по воздуху перемещается, - задумчиво ответил воин. - А я думал, что летающих крепостей больше нет.
  - Что дальше будет? - спросил Слава.
  - Скорее всего, они подойдут вплотную к городской стене, разрушат её и предъявят ультиматум, который мы вынуждены будем принять, - ответил ему подошедший Кнут.
  - И ничего нельзя сделать?
  - Отчего же нельзя, - отозвался Хельг, - можно! Можно дождаться, пока они пойдут в атаку, и обезоружить их с помощью твоего меча. Правда, перед этим они сравняют Богдо-Уцур с землёй. А можно сделать вылазку в крепость и уничтожить её. Но в этом случае есть риск погибнуть. Зато население города будет в относительной безопасности при любом исходе операции.
  - Поэтому, мы остановимся на вылазке, - закончил Кнут и хлопнул актёра по плечу. - Иди, отдыхай. Собираемся здесь же после полуночи.
  Кнут отвернулся от актёра и взял за локоть Хельга.
  - А ты поможешь отобрать людей для вылазки.
  Слава почувствовал себя здесь ненужным и, понурив голову, пошёл домой. Он тоскливо посмотрел на горы, окружавшие город и под ложечкой у него противно заныло. Героем он никогда не был и из всего многообразия приёмов рукопашного боя, как правило, выбирал бег. А если дело было совсем плохо, то бег он выбирал очень быстрый. Вот и сейчас ему до дрожи в коленях хотелось куда-нибудь убежать. Желательно подальше. Ещё лучше - домой. А там... отдать меч в музей и забыть об этом приключении, как о кошмарном сне. Он так размечтался, что не заметил даже, как подошёл к двери оружейной лавки.
  Не отдавая себе отчёта, он потянул дверь на себя и вошёл внутрь. Старый оружейник встретил его с улыбкой.
  - Я знал, что вы зайдёте, - сказал он.
  - Что? - смущённо спросил Слава, очнувшись.
  - Я рад вашему приходу, - сказал оружейник чуть громче.
  - Да я, если честно...
  - Понимаю, понимаю, - мастер был умудрён жизнью, поэтому удивить его чем-нибудь было довольно сложно. - Хотите чаю? - спросил он.
  - Не откажусь, - ответил Слава.
  Оружейник кивнул подмастерью и провёл гостя в небольшую комнату, в которой стоял массивный дубовый стол и столь же массивные скамьи. Подмастерье принёс ароматный липовый чай и две плошки с мёдом.
  - Вы ведь нездешний? - спросил оружейник.
  - Да, - нехотя ответил Слава.
  - А вы хоть знаете, что за меч попал к вам в руки?
  - Н-ну... в общем, да...
  - Значит, знаете, но мало. Тогда слушайте. Этот меч был дан людям для того, чтобы они могли сохранить свой мир. В нём заключена большая сила. Он способен обращать в пыль любое оружие и разрушать чары; он может выбирать себе хозяина и помогать ему так, как не поможет и целая армия, но при этом он никого не может убить.
  - Меч, который не убивает? - удивлённо изогнул бровь Слава. - О, сколько нам открытий чудных!..
  - Представьте себе! - мастер глотнул чаю и продолжил: - Меч Дождя может служить лишь Праведнику...
  - Ххе, - саркастически усмехнулся Слава.
  - Не смейтесь, человек слаб, но он должен бороться со своими слабостями. Ведь не все праведники были такими от рождения. Только если вы сможете побороть свои страхи, обладание мечом сделает вас непобедимым.
  - Да? - рассеянно спросил Слава и покрутил чашку. - Мне уже пора. Большое спасибо за рассказ.
  Он отодвинул чашку и вышел из-за стола.
  - Скажите, а можно его кому-нибудь передать, или попросту где-нибудь оставить?
  - Вряд ли. Меч сам выбирает себе хозяина. Попробуйте снять ножны, - мастер усмехнулся и стал с интересом наблюдать, как актёр тщетно пытается отделаться от намертво прилипшего к одежде оружия. - Не получится, - он сделал большой глоток чая и поставил чашку на стол. - Разве что вы воспользуетесь Шорами Истины, - мастер покачал головой.
  - А что это?
  - Ножны. Очень красивые. Если вложить в них меч, он будет подчиняться любому. А главное - обретёт способность убивать.
  Тогда настанут тёмные времена, падут многие государства и исчезнут целые народы.
  Слава содрогнулся от мысли, что из-за него может произойти катастрофа.
  - Спасибо ещё раз, - сказал он и поспешно вышел на улицу
  Во внутреннем кармане зашевелился Василий.
  - Ну что, герой, готов к подвигам?
  - Какие подвиги? - махнул рукой Слава, - мне бы дёрнуть отсюда!
  - Это убежать, что ли? Мне кажется, что это бессмысленно.
  - Почему это?
  - Во-первых, летающая крепость неспроста появилась здесь вслед за тобой. Кому-то очень нужен твой меч. Поэтому, тебе вряд ли удастся скрыться от того, кто тебя ищет. Ты же не бросишь меч, зная, что этим поступком обретёшь на смерть и муки целый народ. А возможно и не один.
  - А во-вторых? - поморщился Слава.
  - Во-вторых, это наверняка и есть твой шанс вернуться домой.
  
   17
  
  
  Ровно в полночь, небольшой отряд, возглавляемый Хельгом, отправился к летающей крепости. Её тёмная громада, казалось, вот-вот рухнет на лазутчиков. Хельг, едва отряд подошёл к основанию крепости, зажёг
  толстую восковую свечу. Ночь была совершенно безветренной, однако возле одного из выступов крепостной стены пламя свечи заметно отклонилось.
  - Где-то здесь, - прошептал воин и начал шарить рукой по шероховатому камню стены.
  - Нашёл, - Хельг с трудом отодвинул в сторону тяжёлую каменную плиту, закрывавшую вход.
  Дальше всё происходило, как в кошмарном сне. Где-то, на самом верху крепости, зажёгся яркий свет, и из открытого Хельгом прохода начали выскакивать легко вооружённые воины в форме имперских солдат.
  - Отходим! - скомандовал Хельг, но было поздно: путь назад им отрезали существа, похожие на гибрид человека и кузнечика.
  - Гнархи, - выдохнул Хельг.
  Отряд занял круговую оборону, но нападавших было слишком много. Какое-то время воины Хельга сдерживали натиск людей и гнархов, но силы были неравны. Слава стоял в самом центре круга и не мог пошевелиться. Он, как во сне пытался дотянуться до меча, но рука не слушалась. Слава потряс головой, пытаясь отогнать наваждение, и посмотрел на руки. Правая висела плетью. Он попытался достать меч левой, но едва он коснулся рукояти, в голове у него словно взорвался разноцветный фейерверк и свет погас...
  
   18
  
  - Он жив, - услышал Слава нежный женский голос, - о, мой спаситель!
  Он медленно открыл глаза и, с трудом сфокусировав зрение, увидел очаровательную девушку, склонившуюся над ним.
  - Где я, - прошептал он.
  - В крепости, - ответила девушка. - Вы и ваши воины дрались как тигры, но вас было мало. Вы ведь шли сюда, чтобы освободить меня, - утвердительно прошептала девушка и залилась румянцем.
  - Э-эгхм... - смутился Слава, - ну не совсем вас, но...
  - Понятно... - грустно сказала девушка. - Тогда... - она немного помолчала, - меня зовут Рима. Я дочь короля Мирха. Надеюсь, вы хотя бы знаете, где это?
  - Нет, - покачал головой актёр, - я живу слишком далеко отсюда.
  - Я поняла... - она снова помолчала и тихо продолжила: - Мой отец был по-настоящему дружен со старым императором. Но Рогер... тогда он ещё был принцем... Он... он убил своего отца и уничтожил всех его друзей. В том числе и моего отца! - она резко встала. - Меня же он взял как охотничий трофей... - Рима снова села и заплакала.
  - Успокойтесь, - погладил её по голове Слава, - как-нибудь выберемся. Он похлопал себя по бедру. Меч был на месте. Он собирался сказать ещё что-нибудь успокоительное, но в этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошёл пышно одетый мужчина с позолоченным жезлом в руках.
  - Император приглашает гостей отобедать с ним, - торжественно произнёс он и, стукнув жезлом о пол, вышел. Дверь осталась открытой. Рима грациозно встала и взяла актёра за руку.
  - Пойдёмте. Я ужасно голодна, но обедать наедине с этим чудовищем мне не хочется.
  Проголодавшийся актёр не сразу оценил убранство столовой. Блюда, стоявшие на столе источали такую неповторимую гамму запахов, что смотреть на что-либо другое было совершенно невозможно. Слава пододвинул стул девушке и собирался уже сесть сам, как в обеденный зал вошёл худощавый черноволосый мужчина, лет тридцати. В руках у него была изящная тросточка.
  - Император! - провозгласил мажордом, стукнув жезлом.
  Мужчина улыбнулся и, слегка прихрамывая, подошёл к столу.
  - Я наделся, что вы не откажетесь составить мне компанию, - сказал он мягким баритоном. - Присаживайтесь и будьте, как дома. Да, я забыл представиться! Рогер. Прошу вас, называйте меня по имени. Все эти титулы так утомляют... А как зовут моего гостя?
  - Король, Вячеслав Иванович.
  - Простите, не расслышал. Король чего?
  - Король Беларуси, - с вызовом ответил Слава.
  - Не сомневаюсь, это великая страна, - улыбнулся император. - Да вы угощайтесь, угощайтесь!
  Слава с удовольствием принялся за стоявшего перед ним цыплёнка, а Рима, с кислой миной положила в рот виноградину. Сам Рогер почти ничего не ел. Он сидел, погрузившись в раздумья, и лишь изредка поглядывал на "гостей".
  - Не понимаю, - сказал он, наконец, - как король мог связаться с бандитами.
   Славин аппетит мгновенно улетучился. Он подозрительно взглянул на Рогера.
  - Да ещё с какими бандитами, - император встал и нервно заходил по залу, - с давними врагами империи! Стыдитесь, ваше величество!.. Но я прощаю вас, - его лицо смягчилось, и Слава оценил актёрское мастерство Рогера, - ведь я знаю о вас больше, чем вы думаете, - он пристально посмотрел на гостя. - Вы просто заблудились и хотите попасть домой. Думаю, что могу помочь вам. При условии, что вы не будете усложнять мне задачу своим плохим поведением. Вы согласны?
  Слава посмотрел на Риму. Та с безразличным видом жевала виноградину (кажется вторую) и даже не смотрела в его сторону.
  - Согласен, - кивнул он, чуть помедлив.
  - Отлично! - улыбнулся император и, пожелав гостям приятного аппетита, вышел.
  По окончании обеда, "гостей" проводили в их покои. Комната Римы находилась напротив Славиной.
  - Как в панельном доме, - пробурчал актёр, когда за ним закрылась дверь, отделявшая их комнаты от остальных помещений замка. Рима молча ушла в свою комнату.
  - Подумаешь, - проворчал Слава и пошёл в свой "номер". Единственное окно в комнате открывало ему вид на Богдо-Уцур. Город лежал как на ладони. Он присмотрелся и увидел, как далеко внизу маленькие как муравьи люди пахали, таскали грузы, словом, жили обычной жизнью. И никаких страшных разрушений, о которых говорили Хельг и Кнут, не было видно. Слава потянулся и бухнулся на кровать. Он настолько привык к неснимаемому мечу, что сразу же уснул, даже не заметив попавших под бок ножен.
  
   19
  Хельг подбросил дров в костер, и какое-то время молча наблюдал, как языки огня лижут сухие ветки.
  - Понимаешь, - наконец сказал он, - жизнь должна быть как вино. Помнишь императорское особое? Попробуешь чуть-чуть - никакого вкуса. А сделаешь глоток побольше... Оно приятно на вкус и слегка кружит голову. Главное не перебрать. Также и жизнь... - Хельг замолчал и посмотрел куда-то в темноту. К костру тихо подошёл немолодой человек. Странное одеяние его, некогда окрашенное в яркие цвета, а теперь совсем выцветшее, было изодрано в клочья. В руках у него был посох, а на голове красовался шутовской колпак. Благородные, немного резкие черты его лица смягчала грустная улыбка, застывшая на тонких губах. Он посмотрел на Славу, и в глазах его заиграли золотые искорки.
  - Странная штука сон, - сказал он, тихо хихикнув, - иногда не хочется спать, а иногда - просыпаться...
  - Странник? - тихо прошептал Хельг.
  
  
  
  Слава открыл глаза. Темно, а спать уже не хочется. Мысли всякие в голову лезут... Император этот... Что-то ему нужно от Славы, а вот что? Да и красавица явно что-то недоговаривала. Уж что-что, а интонации Слава различать умел. Всё-таки, без малого десять лет в театре... Эх, дела... И посоветоваться не с кем... Василий, негодник, то из кармана не вылезал, теперь пропал куда-то...
  - А не пойти ли мне к этой барышне, - прошептал он, - и не задать ли пару-тройку вопросов?
  Слава встал и тихонько подошёл к двери. Прислушался. Тихо. Нажал на ручку - открыто. Отлично. В коридоре пусто. Замечательно. А дверь красавицы приоткрыта!
  - Хм, а не меня ли она ждёт? - усмехнулся Слава, глядя на тонкую полоску света, падающего из-за двери. Но игривый настрой пропал едва "король Беларуси" приблизился к двери.
  Из комнаты Римы доносился мужской голос.
  - Ты думаешь, он тебе поверил? - спросил мужской голос.
  - Ого, - прошептал Слава, - да это же император!
  - Да, - ответила Рима, - он не слишком умён.
  - Всё равно, будь с ним осторожнее. Слишком многое поставлено на карту.
  - Расслабься, - томно проворковала Рима, - ты и так уже сделал невозможное: во всём мире не найти ни одного мага. Кроме тебя и этого старика, как его... Марлаграма!
  - Уже нет. Свою песню он спел, и я отправил его на отдых. Ты видела новую голову в каминном зале?
  - Этот зверь с тряпкой в зубах?
  - Воротник, - поправил Рогер. - Пришлось оторвать воротник, чтобы не дать ему добраться до горла!
  - Хм, тем более!.. Ты почти достиг своей цели!..
  - Но цена, заплаченная за это, чересчур высока! Я не могу рисковать.
  - Что же, каждый из нас заплатил, как мог. Не забывай, что ради тебя мне пришлось убить своего отца! Расслабься! Я слышала, что Шоры Истины уже доставили...
  - Так вот оно что! - едва удержался от крика Слава. - Ладно... - он лихорадочно соображал. - У меня есть меч! Убить императора? Нет, им нельзя никого убить. А жаль... Зато, я могу попытаться освободить друзей и свершить то, за чем шёл сюда.
  Он подошёл к двери, отделявшей коридор от остальных помещений замка. Дёрнул за ручку - закрыто. Осторожно вытащил меч и вставил его в щель между дверью и косяком. Хрустнул замок, и дверь открылась. У дверей, сидя на корточках, дремал стражник. Слава приставил меч к его горлу. Воин открыл глаза.
  - Тш-ш-ш! - прошипел Слава, - тихо вставай и веди меня к вчерашним пленникам. Понял меня?
  Стражник слегка кивнул, осторожно поднялся и медленно пошёл по коридору.
  Они шли по бесконечным коридорам крепости и, когда Славе уже начало казаться, что стражник пытается завести его в ловушку, остановились перед мощной, окованной бронзой, дверью.
  - Открывай, - потребовал актёр.
  - Не могу! Ключей нет.
  Слава вздохнул и, отодвинув воина в сторону, ковырнул замок мечом.
  - О! Опять сработало! Заходи!
  За дверью обнаружился длинный коридор с множеством дверей.
  - Опа! Глазки! Точно, тюрьма!
  Слава шагнул вперёд и тотчас услышал звук, отдалённо, напоминающий сирену.
  - Это ещё что?
  - Тревога, - пожал плечами стражник.
  - Тогда стоит поторопиться, - актёр пошёл вдоль коридора, поочерёдно заглядывая в глазки. За седьмой или восьмой дверью он увидел прикованного к стене Хельга и с помощью меча сломал замок. Но не успел он открыть дверь, как коридор начал наполняться имперскими солдатами.
  - Ну, что же, - крикнул Слава, в котором начал просыпаться боевой азарт, - мы ещё посмотрим, кто кого!
  Он поднял меч и быстро пошёл навстречу врагу. Издалека донёсся звук грома, и в коридоре ощутимо запахло озоном. Воины в нерешительности остановились, а Слава, влекомый неведомой силой, наоборот рванулся вперёд. Меч в его руках засверкал и начал описывать круги. Сверкнула молния, ослепив всех, кто был в коридоре и грохнул раскат грома. Слава остановился, протёр глаза и увидел, что воины обезоружены, но за их спинами уже стоят свежие силы. В руках одного из воинов он заметил сеть.
  - Как вас много, - усмехнулся актёр, и окрылённый первым успехом поднял, было, меч, но плиты под его ногами внезапно разошлись, и он полетел в темноту.
  
  
   20
  
  - Я же вас просил, без глупостей! - сказал император. - А вы? Машете своей железякой... Вы не оставили мне выбора...
  Слава тряхнул головой. Зрение постепенно возвращалось. Он стоял посреди большого зала, в одном углу которого покачивалась на пружинных рессорах странная машина, а в другом (он прищурился), в другом под прицелом арбалетчиков, на голом полу сидели его связанные товарищи.
  - Я сейчас же отправлю вас домой. Вы доставляете мне слишком много проблем, - нервно теребя пуговицу, заявил император.
  - Отпустите их! - потянулся за мечом Слава.
  - Ну, уж нет, - усмехнулся Рогер, - если я их отпущу сейчас, вы можете опять начать махать своей железкой, а мне придётся тратить силы на то, чтобы успокоить вас. Эта машина доставит вас туда, откуда вы явились... На мою голову! Отправляйтесь домой! Я великодушен и отпущу ваших друзей, едва вы уберётесь отсюда. А вам ещё и подарок сделаю. На прощание, - он махнул рукой и пышно одетый слуга поднёс огромное золотое блюдо, накрытое кружевной салфеткой. Рогер сбросил салфетку на пол, и Слава увидел лежавшие на подносе ножны.
  - Шоры Истины, - прошептал он. - Точь-в-точь как на картинке!
  - Думаю, - сказал император, - королю негоже носить такой прекрасный меч в таких убогих ножнах. Поэтому, по моему приказу, вам доставили более приличное "жилище" для такого оружия. Примите этот прощальный подарок и отправляйтесь в свою э-э Бурусь, или как там...
  Слава взглянул на Хельга. Тот улыбнулся.
  - "Жизнь должна быть как вино", - вспомнил Слава. - А что я видел в жизни? Нет, видел-то я достаточно, но такого... Не кружится у меня голова, - он медленно достал меч и пошёл к императору.
  - Только без глупостей, - взволнованно сказал Рогер, - иначе ваши друзья превратятся в мёртвых дикобразов!
  Слава опять посмотрел на Хельга, и тот кивнул ему. Лёгкий взмах и сталь меча обрушилась на драгоценную отделку ножен. Тотчас погас свет и пол ушёл у него из-под ног...
  
   21
  
  Слава стоял на сцене. Слегка оглушённый, он не сразу понял, куда попал. В зале какое-то время царила тишина и... Громкие овации... Слава поудобнее перехватил меч и пошёл за кулисы.
  - Полный успех! - хлопнул его по плечу стоявший за декорациями Сидорович. Но Слава, не обращая внимания на похвалу, поплёлся в гримёрку. Рядом, в мастерской, подражая Шевчуку, надрывался осветитель Салажонок:
  
  Он крепчал день за днём,
  Не старел год за годом.
  Ему молодость дала сестра долгожданная даль.
  Но он проклял свой дар,
  Став обычным уродом.
  Ему имя дала дождевая
  Старуха печа-а-аль...
  
  Запах полыни, купающиеся единороги, летающая крепость...
   "Жизнь должна быть как вино", снова вспомнил сравнение Хельга Слава и почувствовал, как в груди его что-то защемило. В глаза, словно песка насыпали. Он хлюпнул носом и почувствовал, что во внутреннем кармане пиджака что-то шевелится...
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"