Подольский Владимир Анатольевич: другие произведения.

На пороге - 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.88*40  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вне Земли. Четвёртая, заключительная часть романа. Учитывая интерес читателей и то, что основной файл уже слишком большой, постараюсь обновлять практически в режиме реального времени, по мере написания. ОБНОВЛЕНО 03/04/2010 +43К ВСЁ ЭТО УЖЕ ОКОНЧАНИЕ! ***************************25/06/10 Выложил исправленный вариант текста. Возможно, не последний.

  Часть четвёртая.
  Вне Земли.
  
   Руководитель НАСА в очередной раз тщательно вытер лоб и шею. В кабинете не было слишком жарко, в пот генерала бросал голос Президента, рычащий в мембране телефона:
   - То есть, как это не включились тормозные двигатели? Вы хотите сказать, что грузовик не встал на лунную орбиту, а прошёл мимо?
   - Да, господин Президент!
   - Вы же заверяли, что система доставки грузов вполне надёжна!
   - Полную надёжность гарантирует только Господь Бог! Отказы всегда возможны. Недостаточное финансирование...
   - Я знаю про финансирование! Готовьте новую ракету. Я всё подпишу.
   - Уже работаем. И пытаемся вернуть грузовик на лунную орбиту. Запаса топлива ещё, возможно, хватит на возвращение к Луне и на посадку.
   - Да, пытайтесь и молитесь, чтобы наши парни и женщины выжили!
   - Я молюсь, господин Президент, но аналитики дают им теперь только 10 процентов. Регенераторы кислорода не справляются, я докладывал.
   - Никто не будет разбираться в причинах, генерал. Если мы потеряем лунную миссию... нужно продолжать?
   Положив трубку аппарата прямой связи, генерал тут же вызвал Хьюстон.
  
  ***
  
   - Итак, товарищи офицеры, прапорщики и сержанты, позвольте подвести итоги нашего совещания, - начал свою речь ВГ перед собравшимися в зале сотрудниками службы безопасности. - Прибытие войскового соединения противника на остров возможно несколькими путями. Самый очевидный - они отрубают нам связь и грузятся в Пирее на рейсовый 'Кентавр' или 'Минотавр'. Эти суда уже неделю сопровождаются нашими афинскими сотрудниками. Хоть вы с ними и не знакомы, могу уверить, ребята надёжные. При возникновении у них подозрений, они лишают судно хода и дают нам сигнал тревоги по радиоканалу. Всё это будет выглядеть, как обычная поломка двигателя. Кроме того, при приближении рейсовика к острову, сопровождающие дают сигнал 'ОК!' Тем не менее, каждое прибытие продолжает контролироваться в порту.
   ВГ сделал паузу и ещё раз внимательно осмотрел собравшихся. Почти полтора взвода по армейским меркам. Совсем молодых тут нет. Несмотря на их настойчивые просьбы, отправлены по домам. Остались надёжные ребята, из тех, что борозды не испортят. Пара самых пожилых помнит ещё Афганистан, но в форме старички, в форме! Выносливость уже, конечно, не та! Но опыт! Если на кроссе и отстанут, то в спортзале на татами порой делают молодых грамотно. К полному тех недоумению. Главное схватку не затянуть, а то быстро выдохнутся. Они и не затягивают.
   Основная масса - ветераны венесуэльского конфликта. Скорохваты, не уступающие хвалёному американскому спецназу. С которым многим и пришлось в той же Венесуэле близко познакомиться. Многие американские матери не дождались тогда домой своих сыночков. Впрочем, и российские, тоже.
   Есть пограничники и пара флотских. Тоже с заслугами, специфическими, так сказать. Со многими ВГ знаком лично, лично и пригласил на работу, выдернув из отставки, а некоторых даже и со службы. И вот он ставил им задачу.
  Нужно сказать, что ВГ ненавидел лукавство в любой форме, но теперь был вынужден лукавить перед своими подчинёнными, говорить лишние слова, тогда, как план предстоящего нападения был ему известен, хотя и не в подробностях. Но знать об этом подчинённым не следовало.
  Началось это позавчера. Один из сопровождающих рейсовые суда улучил минутку и, подойдя к нему, вручил флешку, которую в свою очередь получил в Пирее от некого неизвестного грека. С пожеланием отдать оную 'начальнику'. Что и было сделано.
  Подозревая в этом происшествии, что угодно, в том числе и игры вражеской разведки, ВГ доложил о казусе Павлу. Тот, естественно, предложил посмотреть содержимое флешки. Комп не показал наличия на этом носителе информации никаких вредоносных программ, а только два файла. Один был простым письмом и гласил:
  'Привет ВГ! Выполняю своё обещание. Открывай файл. Пароль - место рождения господина Омарова. Не сомневаюсь, что он стоит за твоей спиной. Не ошибитесь, у вас только одна попытка. Удачи!'
  ВГ обернулся к Павлу, который действительно стоял рядом и заметил:
  - Подарок от Козина. Троицк? Ввожу?
  - Да, конечно! - ответил тот, но когда ВГ был уже готов нажать 'Ввод' вдруг запротестовал. - Э-э! Нет, стой Григорич! Я, вообще-то в Фурмановске родился. Так он тогда назывался! Исправляй!
  Пароль оказался правильным. Открылся текст, где без особых подробностей сообщалось, что дата начала акции так и не установлена, источник видел материалы только мельком и не имел возможности их скопировать. Операция по захвату острова будет происходить при участии 6-го флота США в два этапа.
  В первую очередь на остров будет выброшен десант спецназа при поддержке штурмовых вертолётов. Им отдан приказ не допускать по возможности разрушений и лишних жертв, а работать ювелирно. Главная цель десантников взять под контроль реакторный цех и ангар со 'Снарком' и в то же время не допустить бегства руководства фирмы.
  Поскольку, как оказалось, американские агенты в течение длительного времени плотно контролировали входящий грузопоток на остров, то разработчики операции уверены, что защитники располагают только стрелковым оружием. И рассчитывают подавить их сопротивление без особых проблем. После прекращения сопротивления, захвата предписанных объектов и задержания руководителей 'СЕ' десантники подают сигнал и через несколько часов к острову подходят суда 6-го флота со второй волной десанта для полной оккупации 'Золотого острова'.
  Всё вышеописанное вкупе с подачей в СМИ порций дозированной дезинформации должно создать у мировой общественности видимость добровольного сотрудничества руководства 'СЕ' и американского правительства. То есть, вроде бы никаких американских 'морских котиков' рядом и в помине не было. А просто руководители фирмы вняли отеческой критике и увещеваниям правительства США и сочли за благо связаться с ним и запросить пардону.
  'Получив послание', правительство США немедленно вышлет на остров группу гражданских экспертов, а затем и военнослужащих с, кстати, случившихся неподалёку, судов 6-го флота. По легенде, для обеспечения безопасности персонала и сохранности материальных ценностей, а на самом деле, чтобы быстренько скрыть следы возможных разрушений. Затем придёт черёд корреспондентов СМИ, которые донесут до мира благостную картину: производство работает, договаривающиеся стороны сидят за столом переговоров. Скрупулёзное выполнение этого сценария требуется для последующей легитимизации перехвата управления 'СЕ'.
  Далее в документе следовали рекомендации аналитиков СВР России. Их суть сводилась к тому, что защитникам острова необходимо как можно эффективнее использовать поставленные 'СЕ' зенитные ракетные комплексы 'Самарочка', о существовании которых агрессоры не подозревают. При умелом их использовании, это позволит отбить первую волну десанта и не допустить его высадки. В ином случае, перспективы противоборства с американским спецназом становятся, как минимум, весьма непредсказуемыми.
  Наилучшим же выходом из создавшегося положения оные аналитики считают немедленное свёртывание производства и удаление руководства фирмы в нейтральную страну, которая согласится их приютить. Приняв предварительно меры к недопущению раскрытия производственных секретов. При этом в документе особо подчёркивалось, что Российская Федерация в настоящее время не может их принять, во всяком случае, официально.
  - Ну, вот! И Родина-мать от нас отказалась! Официально! - горько пошутил тогда Павел.
  Файл завершался припиской господина Козина:
  'Удачи, ребята! А за 'Самарочки' ещё должны будете!'
  ВГ тряхнул головой и вернулся к инструктажу:
   - Следующий возможный путь: использование противником лёгких десантных катеров и катеров на воздушной подушке. При этом само судно-носитель может находиться за линией горизонта или маскироваться под проходящее мимо коммерческое. Введенный в строй новый локатор с интеллектуальной системой распознавания целей даёт нам возможность видеть любую щепку в море на расстоянии до 40 км. Так, что и с этой стороны мы прикрыты.
   Эта же система предупредит нас и о появлении противника в воздухе. Предполагаю, что высадка десанта будет производиться с вертолётов, по крайней мере, этот способ применялся вероятным противником в сходных операциях неоднократно и хорошо себя зарекомендовал. В этом случае, у нас будет максимум 15 - 20 минут от получения сигнала предупреждения до начала огневого контакта.
   Считаю маловероятным применение десанта с моря, высаженного с подводной лодки. Однако и с этого направления остров прикрывает система сонарных датчиков. Косяки рыбы и оторванные сети рыбаков она видит, во всяком случае, отлично. Думаю, и диверсантов не пропустит. По этим вопросам есть дополнения? Нет. Тогда, дальше...
   Товарищи! Вы знаете, что имеющих на иждивении малолетних детей и семьи я отправил в отпуска. Дай бог, чтобы американцы не решились на захват острова! Но, если это произойдёт, помните, что ваша задача сдержать их первый напор и отступить по сигналу, дав тем самым руководству время на подготовку эвакуации. Поверьте, от сохранности их жизней зависит будущее планеты Земля, как бы пафосно это не звучало. Мы хотим построить более справедливый и комфортный мир не только для 'золотого миллиарда', но и для всех. Деятельность 'Элементов', как вы хорошо осведомлены, уже сейчас меняет ход истории. Наша задача сделать этот процесс необратимым.
   И последнее: Поскольку на острове находится довольно большой контингент гражданского персонала, позаботьтесь направить людей в убежище. Эти разборки их не касаются. Что касается нашей эвакуации, то планы вам доведены. Не буду на них сейчас останавливаться. Подчеркну: наша задача не стоять насмерть, а выжить, нанеся противнику достаточный урон. Мы все профессионалы. Всех нас ждут на Родине. Не подставляйтесь, друзья! При возможном попадании в плен не изображайте партизан. Отвечайте на все вопросы. Не поддавайтесь на провокации. Вам нечего инкриминировать, вы делали свою работу, вполне официально. И гарантирую, что в случае вашего пленения, ранения или, не дай Бог, гибели, фирма не бросит без помощи ваших родных. Вот, пожалуй, и всё. Вопросы?
   - Есть вопрос, товарищ полковник! - в зале встал крепкий мужчина с висячими усами, традиционными для пожилых украинцев. - А, что же, реакторы американам достанутся? Кто их прикрывает? В планах этого нет.
   - Спасибо, сержант Викторенко! Нет, не достанутся. Этим займутся другие люди. Ещё вопросы?
   Прозвучало ещё несколько вопросов, касающихся связи и оповещения. На этом совещание закончилось. Люди расходились, негромко и по-деловому обсуждая полученные приказы.
  Не успел ВГ вернуться в свой кабинет, как на столе у него подал голос телефон. Поговорив с абонентом и сверив полученную информацию с календарём, начальник службы безопасности отправился к Павлу Васильевичу.
   - Здорово, ВГ! - поприветствовал его г. Самсонов, в последнее время не удосуживающийся поддерживать имидж 'Омарова'. Сидя за столом, он сортировал содержимое сейфа:
  - Как совещание?
   - С этим всё нормально, Паша! Задачи поставлены, - ответил ВГ и уселся напротив. - Получена интересная информация.
   - Докладывай!
   - Как ты знаешь, среди вольнонаёмных работников довольно большой процент заболевших гриппом. На выходные они в Афины ездят, а там как всегда в это время осенний пик заболеваемости. Приходится тасовать дежурных в сменах. Так вот, мне доложили, что в графике дежурств на неделю, поданных бригадиром, известная тебе Елена Ласкаридис заявлена начальником смены. Раньше она долго ходила помощником, так, что с работой справится. Подозрительно другое. Слегла с температурой вся её смена, кроме её самой. А в спешно сформированной, резервной, часть персонала фигурирует в моём первом списке.
   - Саботаж?
   - Очень вероятно! Просто, наверняка.
   - Когда?
   - В эту субботу. Начало смены с восьми местного.
   - Значит, день мы уже знаем! - резюмировал глава фирмы. - Ориентируй людей.
   - Будет сделано, Павел Васильевич!
  
  ***
  
   Первая суббота декабря порадовала Грецию и бассейн Эгейского моря почти полным безветрием и ярким солнцем. Но люди почти не обратили внимания на этот редкий подарок природы. 'Посвящённые' провели ночь, если и не 'на чемоданах', поскольку вещи уже были погружены на 'Хитрого Снарка', то очень беспокойно. На утреннюю пробежку вышли только Лида и Петя. К ним присоединился Барсик. Они описали обычный круг, распугав стадо коз, которые тоже поднялись спозаранку и гуляли, подставляя свои бока нещедрому на тепло зимнему солнышку.
  Когда привезший очередную смену 'Кентавр' уже отвалил от пристани и скрылся за горизонтом, поступило сообщение от дежурного СБ:
  - Павел Васильевич! Отключилась связь с Афинами!
  - Оптоволокно? Спутник?
  - Опто отключено, спутниковые каналы глушатся!
  - Локатор, сонары?
  - Пока чисто!
  - Принято! Сообщи ВГ, пусть объявляет тревогу!
  - Уже!
  
  ***
  
  Подбегая к гостинице, Лида услышала телефонный вызов. Звонил шеф:
   - Лида? Привет! Быстро завтракай и занимай место в 'Снарке'. Кажется, начинается! Петя с тобой?
   - Да, Павел Васильевич! - ответила немного запыхавшаяся девушка.
   - Передай ему, после завтрака - сразу ко мне!
  
  ***
  
   Елена Ласкаридис, сидя за компьютерным терминалом и вполглаза наблюдая за процессом, не могла сдержать торжествующую улыбку:
   'Сегодня её день! О её подвиге будут написаны книги, сняты кинофильмы. Её будут называть новой Мата Хари! Самые красивые артистки Голливуда будут в кровь биться за право исполнить её роль в кино! И волосы цвета воронова крыла надолго войдут в моду! Как ловко она распылила аэрозоль и добилась, что в день 'X' именно она сидит в диспетчерской! И с ней надёжные люди. Почти все. Но она не будет рисковать... Который час? Уже скоро...'
  Размышления шпионки прервал телефонный вызов. Звонил Сергей. Говорил он, конечно по-английски, поскольку женщина 'не знала' русский:
  - Елена?
  - Слушаю, Серж!
  - Останавливайте процесс, у нас крупные проблемы. Людей отправляйте в подвал гостиницы.
  - О! Неужели война?
  - Вроде того. Не беспокойтесь, всё будет нормально!
  - Понятно, выполняю!
  Сергей отключился, а Елена в коротком смятении поняла, что последние слова она случайно произнесла на русском.
  'Ничего! Если он и обратил внимание, то не успеет...'
  Елена заглушила реакторы и обратилась к повернувшимся к ней людям:
  - Получено распоряжение собраться в убежище. Что-то случилось. Ну, чего вы сидите! Бегом!
  Недоумевающие диспетчеры повскакали с мест и направились к выходу. Но вышли только 'посторонние'. Её люди, трое упаковщиков, остались и заблокировали все двери ведущие наружу. Люк в стене, который на её памяти никогда не открывался, забаррикадировали мебелью из комнаты отдыха.
  'Теперь никто не сможет войти и изъять из реакторов их секретную сердцевину! А амеры скоро будут здесь. Им она откроет. И тогда: деньги! деньги! Больше никогда в жизни ей не придётся работать. Будет только мемуары пописывать!'
  Елена нажала на своём мобильнике некую комбинацию кнопок, и аппарат превратился в радиостанцию для связи с воинским подразделением, которое вот-вот должно было захватить 'Золотой Остров'.
  - Наш рабочий день закончен! - обратилась женщина к подошедшим к ней, тяжело дышащим от только что выполненной физической работы людям. - Не пора ли расслабиться?
  И достала из сумки пузатую бутылку.
  
  ***
  
   - Часть смены осталась внутри вместе с Ласкаридис, - доложил Сергей шефу. - Камеры наблюдения они отключили. Маленькую, общего обзора не заметили. Так, что я за ними присматриваю.
   - Что делают?
   - Пьют, кажется водку. Не пора обесточивать?
   - Попозже, я дам команду. Вдруг, ещё обойдётся...
   - Понял!
  - Погоди, тут сообщение по Би-Би-Си, кажется про нас!
   В примыкающей к кабинету комнатке отдыха Павел Васильевич уже давно установил любительскую радиостанцию. Однако поработать в эфире с множеством коротковолновиков со всего света, мечтающих связаться с 'Золотым Островом' ему удавалось редко. Только иногда, вечерами. Вечерами же или в редкие выходные сюда заходил и Сергей.
  Каждый выход в эфир 'SV55GI', а такой позывной был присвоен радиостанции министерством почт и телеграфа Греции, был настоящим праздником для радиолюбителей. Сотни их собирались на частоте в надежде установить связь со станцией, принадлежащей фирме 'ClearElements' и получить за связь шикарную карточку-квитанцию с золотым обрезом, украшенную логотипом компании - концентрической радугой.
  Но сегодня было не до любителей. С отключением связи и, естественно, Интернета, трансивер, стоящий на столике, остался единственным средством получения информации из окружающего мира. Было, правда, ещё и спутниковое телевиденье, но мировые информационные каналы пока хранили молчание о начавшихся событиях.
  Так, что коротковолновый трансивер был настроен отнюдь не на любимый г. Самсоновым диапазон '20 метров', а на частоту кипрского передатчика Би-Би-Си. Во время разговора с Сергеем диктор этой радиостанции вдруг прервал чтение очередной сводки новостей. Секундная заминка и он своим фирменным бархатным голосом объявил:
  - Мы прерываем наш выпуск новостей и передаём в прямой трансляции экстренное заявление президента США.
  И с полуслова зазвучал узнаваемый голос Винченцо Бадалони:
  - ... принял решение довести до населения всего мира и до руководства так называемой фирмы 'ClearElements' следующее заявление:
  'Мировое сообщество, народы всей Земли с всё возрастающей тревогой следят за разрушительной деятельностью организации, называющей себя фирма 'Чистые Элементы'. Как известно, за семь месяцев своего функционирования фирма пошатнула складывающийся веками мировой порядок в области ценообразования на продукцию металлургической, горнодобывающей и химической промышленности. Во имя получения сверхдоходов, 'СЕ' завалила продукцией по демпинговым ценам мировые рынки, ввергнув тем самым в затяжной кризис целые отрасли экономики всего земного шара.
  В результате этой порочной политики миллионы тружеников теряют работу, останавливаются тысячи производств, вынуждены объявить о своём банкротстве предприятия предоставлявшие работу и средства к существованию, без преувеличения, поколениям работников. Здоровые и трудоспособные люди вынуждены просить государственной помощи, а в некоторых малоразвитых странах и протягивать руки для милостыни. Их жёны и дочери выходят на панель только для того, чтобы не умереть с голоду.
  Начав с вопиющего обмана своих кредиторов, как частных лиц, так и некоторых финансовых учреждений, недальновидно и опрометчиво вложивших в неё свои средства, компания открыто продемонстрировала, что честность, искренность, открытость и другие общечеловеческие качества являются для её организаторов пустым звуком.
  Мы не можем не задаться вопросом: да люди ли руководят этим монстром, ответственным за слёзы семей пострадавших от её деятельности по всей нашей планете? Могут ли люди быть столь бесчеловечны? Рудокопы Африки, металлурги Европы, азиатские химики и рабочие Америки, все сжимают мозолистые кулаки и вопиют: найдётся ли кто-нибудь, могущий навести порядок, вернуть им работу и кусок хлеба для семей?
  Но со смехом наблюдает нелюдь страдания человечества, скупает за бесценок обанкротившиеся предприятия, набивает золотом подземелья своего дьявольского 'Золотого Острова'. Да, изредка они бросают подачки несчастным, разуверившимся людям, вынужденным покинуть свои дома и идти по свету в поисках любой, пусть самой низкооплачиваемой и грязной работы. Но только для того, чтобы продлить их агонию! Или приучить к милостыни, сделать своими рабами!
  Неужели наступит час, и вся Земля будет под их пятой? Хотим ли мы такого будущего для себя? Для своих любимых сыновей? Для своих гордых дочерей? Внуков и правнуков?
  Нет, мы этого не хотим! И у нас есть силы, чтобы сбросить ненавистное иго до тех пор, пока оно не оплело своими щупальцами всю нашу голубую планету! Мы можем стереть с лица земли тех, кто не может называться Землянами!
  Но всё же, мы люди! И даже к нелюди мы относимся по-человечески. Мы даём вам последний шанс, господа из 'ClearElements'. Если вы люди, если вас в муках родили земные женщины, если вы сами когда-то бегали по земле босиком, то не останьтесь равнодушны к стенаниям других женщин и детей, согласитесь мирно отдать под международный контроль ваше производство. И оно принесёт процветание всему человечеству, мир и благоденствие всем странам.
  Мы даже согласны выплатить вам любые мыслимые компенсации за передачу мировому сообществу прав на ваше изобретение. Мы даже готовы оставить вам полученные вами доходы, разумеется, за вычетом пени за нанесённый по вашей вине ущерб мировой экономике. Если же вы не люди, мы готовы просто отпустить вас восвояси...'
  Голос Бадалони, до этого временами печальный и проникновенный, окончательно окреп и приобрёл командные нотки:
  'Летите с миром домой и передайте всем, что Землю никому не удастся поработить! Это последнее предупреждение! Я подписал приказ, и в настоящее время оперативное подразделение 6-го флота США движется в направлении так называемого 'Золотого острова'.
  К сожалению, недальновидная политика греческого правительства, не давшего положительного ответа на наши неоднократные просьбы о приостановлении действия лицензии 'СЕ' на греческой земле, возможно, заставит США пойти на формальное нарушение норм международного права. Мы, однако, уверены, что здравый смысл возобладает, и мы получим позитивный ответ на наши предложения.
  Или же, после взятия под контроль этого острова и после проведённого под эгидой ООН расследования деятельности 'СЕ' любые мыслимые претензии к США будут сняты и наши действия будут признаны правомерными.
  Я обращаюсь лично к вам, господин Омаров или к тем, кто стоит за вашей спиной! Не допустите ещё и кровопролития в дополнение к уже совершённым вами преступлениям против человечества! Я даю вам 24 часа с этой минуты на то, чтобы связаться со мной и решить наши проблемы миром, как и приличествует цивилизованным носителям разума. Через 24 часа, если я не получу ответа, или если хоть один американский солдат прольёт кровь, говорить с вами мы будем уже по другому! И если...'
  'Похоже, он или его спичрайтер без ума от старинного фильма 'День независимости'' - мелькнула ёрническая мысль у г. Самсонова.
  Что ещё говорил президент США, какими карами запугивал, на тот момент осталось неизвестным, поскольку в общей селекторной сети, в которую теперь были включены телефоны всех 'посвящённых' и сотрудников СБ прозвучал вызов:
  - Я 'Локатор'! Наблюдаю пять, поправка: шесть воздушных целей. Низколетящие, азимут 265. Прогноз времени прибытия: 15 минут. Поправка: восемь воздушных целей!
  - Я 'Павел'! - отозвался Павел Васильевич. - Что на сонарах?
  - На сонарах чисто! - после небольшой паузы отозвался 'Локатор'.
  - Принято, 'Локатор'! 'Лида' на связь!
  - На связи, 'Павел'!
  - Немедленно в самолёт!
  - Я уже на месте! 'Виктор', Катя и Полина тоже тут!
  - 'Виктор', 'Лида'! Заводите!
  - Принято, заводим! - спокойно отозвался 'Виктор'. - Наружный люк держим открытым!
  - Принято. Я 'Павел', 'ВГ', обстановку!
  - Все на боевых постах! - тут же ответил ВГ. - Гражданских собрали в подвалах гостиницы. Рабочие порта во внутренних пакгаузах. Там же греческие охранники. Рвутся в бой. Не любят американцев!
  - Принято! Встретим гостей, как положено, ребята!
  - Так точно, 'Павел'!
  - 'Сергей', я 'Павел', на связь!
  - На связи!
  - Обесточивай реакторы!
  - Принято, обесточиваю!
  - И передай там приветы американцам от меня и от ВГ! - не удержался Павел Васильевич.
  
  ***
  
   Американское гражданство было самым малым из благ, которое ей обещали, если только у неё всё получится. Надо же! Самое малое! Ещё год назад она готова была отдать всё, что угодно, за вожделенную 'Грин кард'. А, честно говоря, и отдаться кому угодно. Но не находилось, кому... Ещё в России Елена всегда, сколько себя помнила, мечтала уехать когда-нибудь из опостылевшей страны, Родины, так сказать! Нет, это не её родина, она должна была родиться далеко за океаном, в краю величественных небоскрёбов и ровных, как паркет шоссе, полных шикарных автомобилей.
   Но, не случилось! Ошибку судьбы пришлось исправлять самостоятельно. Пришлось прилагать все силы и немалое обаяние, чтобы найти, если не американца, то хоть грека, закружить ему голову и приучить к мысли, что без неё он никогда не будет счастлив. Это удалось довольно легко.
   Конечно Греция, как Елена, впрочем, и ожидала, во многих смыслах не сильно отличалась от России. Правда, наезжавшие время от времени из России подруги все как одна восторгались её ухоженным домом, всегда трезвым и работящим супругом, но... Вдобавок, как подозревала Елена, они за глаза обзывали её не очень лицеприятно, по причине неблагозвучной для русского слуха фамилии. В чём, в чём, а в этом новоиспечённая гражданка Греции была совершенно уверена, потому, что сама злословила бы точно таким же образом.
   Предстоял новый рывок на Запад, и Елена отдавала подготовке к нему все свои умения и силы: вращалась в обществе иностранцев, посещала престижные дансинги и, наконец, ей попался тот, кого она с тех пор называла своим куратором. Или она попалась ему...
   Звуковая сигнализация на пульте была отключена, и Елена не сразу обратила внимание на мигающий огонёк вызова. Кажется там снаружи, кто-то, наконец, сообразил, что часть смены осталась в реакторном зале. И толи обеспокоился этим фактом, толи не может попасть в зал, чтобы уничтожить или демонтировать генераторные модули. По крайней мере, Сергей на краткосрочных курсах называл их именно так.
   Сначала она не хотела снимать трубку: 'Что они могут ей сказать?' Но потом решила всё-таки поговорить. Вдобавок, она была уже слегка пьяна, и в этом состоянии готова общаться с кем угодно, тем более с обманутыми противниками. В общем, она сняла трубку с пульта, ткнула тщательно наманикюренным пальцем в кнопочку и глупо усмехнулась, не попав с первого раза.
   - Алло...!
   - Госпожа Елена Ласкаридис? - это был Серж.
   - Да, я, Серж!
   - А почему вы не в убежище?
   - А-а... мы решили пересидеть нападение американцев тут. Окон нет, стены толстые, что с нами случится? - начала зачем-то вдохновенно фантазировать Елена.
   - Да? А откуда вы знаете, что нападут американцы?
   В груди отважной шпионки явственно ёкнуло, и хмель из головы куда-то стремительно улетучился.
   - Я, возможно, оговорилась, Серж! Кто же, кроме американцев...?
   - Так, может, вам на родной язык перейти?
   - Ха! - женщина слегка успокоилась. - Вы же не знаете греческого!
   - А ваш родной и не греческий, а русский! Или вы его уже забыли?
   - Что? Нет!
   Внутри Елены образовалась чёрная, холодная пустота. И она стала стремительно разливаться, грозя поглотить всю её, такую умную и красивую. Несостоявшаяся Мата Хари жалко пробормотала в трубку:
   - Ну, что вы, в самом деле! Какой, такой, русский?
   - По которому у Елены Першиной всегда была твёрдая пятёрка! - Сергей перешёл на русский. - Да вы не волнуйтесь, Елена, мне нет нужды вас изобличать. Звоню по просьбе ВГ и нашего шефа, чтобы сообщить, что вы уволены. Они просят передать привет вашим хозяевам. Передаю, прислушайтесь...
   Прислушиваться не понадобилось. Двадцать хлопков в двадцати реакторах слились в один, очень хорошо слышный. Исчезновение двадцати бета-снарков вызвало срабатывание двадцати миниатюрных взрывных устройств, смоловших в муку электронную начинку генераторных модулей и тем самым загрязнивших содержимое приёмных бункеров сложной смесью соединений меди, кремния, серебра и алюминия. А ещё толикой золота и многими другими добавками.
   Чёрная пустота добралась до головы Елены и она, успев заметить недоумённые взгляды своих подельников, сползла со стула в глубоком обмороке.
  
  ***
  
  С момента пропадания связи прошло ещё не более 20 минут.
  'Знать, не будет у нас обещанных президентом суток!' - подумал Павел. - 'Все эти угрозы и ультиматумы рассчитаны на обработку общественного мнения. Нас же собираются брать жёстко и без сантиментов'.
  Нажав кнопку на трансивере, Павел переключил его на диапазон '20 метров' и покрутил ручку настройки. Оказалось, на обычной частоте SV55GI, 14205 килогерц, где он чаще всего появлялся, собрался стихийный 'круглый стол' радиолюбителей из России, Украины и всей Европы. Присутствовала и Азия. Знакомые и незнакомые голоса на русском и английском обсуждали последние новости, комментировали сообщения информагентств и речь президента США. Время от времени, в попытках получить информацию из первых рук, вызывали 'Золотой Остров'. Но ответа, конечно, не получали.
  Общее мнение собравшихся сводилось к тому, что руководство сверхдержавы решило нахально заграбастать чужое, а все выдвигаемые её президентом обвинения и потоки крокодиловых слёз - полная чушь, рассчитанная в первую очередь на зомбированную американскую аудиторию, на офисный планктон всех наций и вообще, на слабоумных.
  - Сейчас, ребята, сейчас, - пробормотал Павел, включая усилитель мощности и нажимая кнопку на трансивере.
  Коротким писком и зажиганием зелёного светодиода усилитель просигналил, что настройка завершена. Взяв в руку микрофон. Павел дождался паузы в разговоре и нажал клавишу 'передача'.
  - Всем, я SV55GI, - чётко и раздельно произнёс он в эфир общий вызов. Естественно, на английском, поскольку это международный язык радистов.
  Несколько раз произнеся вызов, Павел на мгновение отпустил тангенту микрофона и прислушался. На частоте воцарилась тишина. Коротковолновики, представители, чуть ли не половины стран земного шара, заслышав знакомый им голос 'Тагира из Греции' обратились в слух. Многие, наверняка, включили в своих трансиверах магнитофоны.
  
  ***
  
   Оператор станции мониторной службы Би-Би-Си, находящийся в Найроби, сам заядлый радиолюбитель, тоже прослушивал эту частоту. Он настроился на неё сразу после поступившего известия о речи президента США, полной угроз фирме 'СЕ'. Пока огромная логопериодическая антенна разворачивалась на север, он включил запись и вызвал по селекторной связи своих коллег, несущих аналогичную службу радиоперехвата во многих странах мира:
   - Внимание, в эфире появился SV55GI! У меня слабый приём, подстрахуйте. Частота 14205, верхняя боковая полоса.
  
  ***
  
   Валерий Юрьевич, пожилой радиолюбитель из Троицка, только что проснулся. Почти всю ночь он просидел за трансивером, в попытках связаться с радиоэкспедицией, посещающей 'редкую' территорию в Тихом океане. Прохождение радиоволн было не очень хорошее, оператор экспедиции проводил связи в основном с Японией и Кореей. Пробиться через эту завесу станций было почти невозможно. Но упорство Валерия было вознаграждено, После его многочисленных вызовов, в эфире всё же раздалось: 'Кто из России? Слушаю только Россию!' Дисциплинированные японцы притихли, и связь состоялась. Теперь же, разбуженный вознёй супруги на кухне, Валерий зевнул, машинально включил трансивер, а затем и телевизор.
   На экране появился президент США. Он читал какое-то заявление. Вникнув в суть, Валерий Юрьевич тут же крутанул ручку трансивера и прильнул к нему.
  
  ***
  
  - Прослушайте и запишите информацию. Около 25 минут назад коммерческие каналы связи на острове были отключены. Мы оказались отрезаны от всего мира. Ещё через несколько минут мы узнали об ультиматуме президента США, в котором нам, якобы, даются сутки на размышление и покаяние. Сообщаю всем, что и тут президент пытается обмануть весь мир. Военная операция по захвату 'Золотого Острова' уже началась. У нас на локаторе восемь вертолётов противника и через пару минут они уже будут над островом.
  Но президент ошибается: мы не покорные рабы, которые ложатся на землю, только услышав грозный голос хозяина и свист его хлыста. Мы примем бой!
  - 'Павел', я 'Локатор'! - прервал его речь вызов. - Они выпустили ракеты!
   - Принято, 'Локатор'! - ответил Павел Васильевич и снова нажал тангенту манипулятора:
   - Я SV55GI. Противник выпустил ракеты по нашему мирному острову...
   В этот момент раздались звуки разрывов снарядов. Здание содрогнулось. По связи снова прозвучал вызов:
   - Я 'Локатор'! Ракеты попали в антенну. Последняя информация: вертолёты расходятся в разные стороны. Больше ничего не вижу!
   - 'Локатор'! Дима! Присоединяйся к третьему посту! - отдал в эфире команду ВГ.
   - Принято! К третьему посту! - деловито ответил 'Локатор'.
   Павел Васильевич между тем продолжил свой репортаж:
   - Я SV55GI. Вы слышали разрывы снарядов. Ракетами противника уничтожен радиолокатор. Прекращаю передачу. Оставайтесь на частоте. Появлюсь в эфире позже, если смогу. 73!
   Павел отпустил тангенту. Из динамика трансивера раздались в ответ сотни голосов возмущённых происходящим радиолюбителей. Или их были тысячи. Но прислушиваться было некогда. Павел снял пиджак, надел бронежилет, подхватил 'калаш' и спустился в бункер под офисным зданием.
   Там находились ВГ, Сергей, Пётр и несколько операторов за компьютерными терминалами. Все экипированные по-военному и все при деле. Система видео наблюдения работала и её операторы, негромко переговариваясь, распределяли цели между боевыми постами и 'Самарочками'.
  
  ***
  
   Валерий Юрьевич записал сообщение и теперь прослушивал его в очередной раз, подозвав с кухни и супругу. Но не забывал слушать и разноголосицу эфира: вдруг будет что-нибудь ещё?
   -- Правда, голос этого Тагира на Пашин похож? - спросил он её, стоящую радом и вытирающую руки кухонным полотенцем.
   - Это, которого Паши? А, Самсонова! Вот уж, нисколько не похож! - возразила та. - Этот турок какую-то тарабарщину несёт! А сам Паша-то где?
   - Уехал куда-то по делам, давно уже. Телефон не отвечает.... Ничего ты не понимаешь: Паша по-английски говорит, как мы с тобой по-русски. Ладно, иди на свою кухню!
   - А, что случилось-то?
   - Янкосы опять какую-то заваруху затеяли. Теперь на 'Золотом острове'. Это я оттуда записал сообщение.
   - Свихнёшься ты со своим радио! - привычно упрекнула его супруга, как делала это уже лет сорок и отправилась домывать посуду.
   - Слышь, Валера! - крикнула она уже с кухни. - Ты бы слетал по-молодецки в магазин? У меня масла нет.
   - Уже иду, Даша! - машинально ответил Валерий Юрьевич, но с места не сдвинулся. Он набирал номер своего знакомого, работающего на одной из самарских радиостанций. Ему и раньше, однажды, довелось поставить тому результаты своих радиоперехватов, свежие новости, ещё не появившиеся даже в Интернете. Заплатили за это в тот раз не больно много, но всё же, получилась приятная добавка к пенсии.
  
  ***
  
   Козы после утренней прогулки всегда возвращались в пещеру к завтраку. Старик даже не утруждал себя зовом. Ему было достаточно постучать о камень гнутой, видавшей виды алюминиевой миской, как все козы, обгоняя друг друга и даже перепрыгивая через своих медлительных товарок, неслись к кормушке. Только Дереза обычно задерживалась, пользуясь привилегией вожака и любимицы. Она не боялась остаться голодной: уж кому-кому, а ей всегда была приготовлена отдельная порция распаренного комбикорма. Возможно, она даже считала себя равной по статусу своему хозяину.
   Вот и сегодня бандерша припоздала, зорко осматривая окрестности на предмет отставших подчинённых, она неторопливо трусила к стойлу. Вдруг её внимание привлёк совсем уж неслыханный звук. Коза остановилась и, вертя головой и прядая ушами, попыталась установить его источник. Звук шёл с неба, и не успела Дереза установить степень его опасности, как раздалось несколько взрывов, взметнувших огненное облако, а затем и чёрный султан дыма на горке, где ранее вертелась тарелка радиолокатора.
   Коза испуганно закричала и ринулась прочь. И совсем не в направлении своей пещеры. Видевший всё это старый грек тоже взволнованно вскрикнул, схватил хворостину и погнался за удаляющимся животным.
  
  ***
  
  Командующий ударной группой, майор Олдерман сам, ещё на подходе к острову произвёл первый залп. Две ракеты сорвались с направляющих его 'Апача' и понеслись к приближающемуся острову. Их целью была тарелка локатора, установленная на господствующей вершине. Попадание, и противник ослеплён. Теперь звено приступило к обычной работе. В операции были задействованы недавно запущенные в серию модернизированные 'Апачи', которые в отличие от своих предшественников нормально вели себя над морем.
  Вертолёты разошлись в стороны, пилоты активировали запуски термических ловушек, поскольку разведка разведкой, а гарантировать отсутствие у противника завалявшегося 'Стингера' не может никто. Ревущие машины описывали круги вокруг острова обстреливая, казалось, любые попадающиеся в прицел объекты. Две ракеты попали в электростанцию, разлившаяся солярка из пробитой цистерны запылала огромным чадящим факелом. Гостиница зияла оставшимися без стёкол окнами. В порту занялся пожар. Однако, ни в здание администрации с дразнящей стрелков 'мишенью' на крыше, ни в реакторный корпус не попало ни одной ракеты, ни даже очереди. Бравые вояки хорошо изучили поле предстоящего боя. Майор Олдерман очень скрупулёзно отнёсся к заданию и даже принял у своих подчинённых зачёты по топографии острова. На имеющейся у него в компьютерной планшетке карте, основанной на самых свежих спутниковых фотографиях, отмечено было всё, имеющее отношение к инфраструктуре объекта.
   Пока всё шло по плану: вывести из строя радиолокатор - сделано!
   Повредить, но не фатально электростанцию - сделано!
   Посеять панику в среде охраны - кажется, сделано, поскольку ответных выстрелов пока не прозвучало.
   Обстрелять портовые сооружения и пакгаузы - делается.
   Ни одной пули в объекты, отмеченные на плане красным: реакторный цех, здание администрации, самолётный ангар и сам самолёт - сделано!
   Таким образом, получение очередного звания засидевшемуся в майорах становилось более чем реальной перспективой. Пока только один из первых пунктов плана не был выполнен: попытка вызвать на связь агентессу, которая должна была взять под контроль реакторный цех, всё не удавалась.
   'Наверно при первых же выстрелах сделала лужу и забилась в какую-нибудь щель!' - неприязненно подумал командир соединения. По его глубокому мнению, женщинам на войне было вообще, не место.
   Он переключил канал радиостанции и, нащупав болтающуюся на шнуре тангенту, нажал её.
   - 'Офис', я 'Бабочка', приём! (Кто только придумывает эти дурацкие позывные?)
   Повторив вызов пару раз, майор уже хотел вернуться на рабочий канал, как вдруг в наушниках прозвучал ответ. Но говорила не женщина, а мужской голос с ужасающим акцентом:
   - Американцы, не стреляйте! Мы открыть все двери, заходите, только не стреляйте!
   - Кто это? - несколько опешил майор.
   - Это Константинидис Параскеви! Не стреляйте!
   - Кто? А где женщина?
   - Елена совсем с ума сошла! Дикий стала! Компьютеры разбивала! Кусаться! Мы её связать!
   - Вы находитесь в реакторном цеху?
   - Да! Цех! Да! Мы тут сидеть!
   - Ладно, разберёмся! Тихо сидите, на улицу не суйтесь, - не слушая ответа, майор переключил канал.
   Кажется, первой группе пора идти на посадку.
  
  ***
  
   - Цели распределены! Готов открыть огонь! - доложил Павлу оператор комплекса ракетных установок 'Самарочка'.
   - Огонь! - скомандовал Павел Васильевич.
   Оператор нажал кнопку, и находящимся в вертолётах показалось, что остров взорвался. Укрытые в расселинах скал, кассетные ракетные установки, управляемые из единого центра, дали залп. Взвились в небо дымные трассы, прихотливо изгибаясь вслед за маневрирующими вертолётами, и вот уже три из них, объятые пламенем горящего топлива, устремились к земле. Четвёртый удерживался в воздухе ещё несколько секунд: виляя и оставляя за собой полосу дыма, он чиркнул о гору, недалеко от того места, где ещё чадили останки радиолокатора, перевернулся, попал в расщелину, где и остался. Нечленораздельный вой в наушниках майора, тем не менее, не смолкал ещё минуту. Похоже, пилоты вертолёта горели заживо.
   Два вертолёта остались пылать на каменистой равнине огромными неопрятными кострами, один упал в море. Оставшиеся четыре благодаря случайности или мастерству пилотов сумели увернуться от смертоносных ракет, индифферентных к ложным целям, но хранящим в своей памяти 'образ' противника и послушно стремящимся с ним воссоединиться.
   - Огонь по установкам! - прорычал майор.
   Но экипажи уцелевших машин и сами уже сосредоточили огонь на демаскировавших себя и заботливо внесённые компами в список возможных целей, позициях ракетных установок. Второй залп с земли оказался безрезультатным: ракеты взорвались в стороне от ревущих стальных стрекоз, обдав их только градом почти безвредных осколков. После чего засвеченная противовоздушная оборона защитников острова прекратила своё существование.
   - 'Фургон-1', 'Фургон-2', я 'Бабочка'! - вызвал Олдерман два следующих за ударной группой 'Чинука'-транспортника. Те были ещё только на подходе к острову, и по этой причине ранее не попали на экран локатора защитников.
   И получив ответ, отдал команду:
   - Посадка по плану! Соблюдайте осторожность! У нас потери. Прикрываем вас с воздуха.
  Пока более неповоротливые, 'Чинуки солидно заходили на предназначенные для них по штабной разработке посадочные площадки, юркие 'Апачи' описали над островом ещё пару кругов, обрабатывая подозрительные участки пулемётным огнём.
  
  ***
  
   - Появились транспортники! - доложил оператор видеонаблюдения. Один заходит со стороны порта, второй, похоже, метится к самолётному ангару.
  - Сбиты четыре цели. У меня выведены из строя восемь установок из десяти, - добавил свою информацию оператор наведения, держа палец на клавише. - Оба 'Чинука' входят в зону поражения. Ещё секунд десять...
  - Залп по готовности!
  - Есть, по готовности! - ответил оператор, и когда эта готовность наступила, нажал клавишу.
  Две незамеченные нападавшими установки выпустили ракеты. Одна из них, с позиции, замаскированной на крыше пакгауза, ударила практически прямой наводкой в садящийся 'вагон' 'Чинука', прямо в заднюю двигательную установку. Гигант, объятый клубами дыма, рухнул на пристань. Вторая ракета с той же позиции попала, по-видимому, в пробитое первой отверстие, или в проём слетевшего с направляющих люка десантного отсека, поскольку взорвалась внутри. Полыхнуло пламя взрыва, тут же занялось топливо из пробитых баков. За этим последовала беспорядочная канонада рвущихся в отсеке боеприпасов. Из крематория, в который превратился корпус транспортника никто так и не выскочил. Прикрывавший посадку 'Апач' тут же накрыл крышу пакгауза последними ракетами, и на ней взметнулся огненный столб взорвавшейся ракетной установки, впрочем, свою задачу уже выполнившей.
  Последняя ракетная позиция находилась, хоть и на точке господствующей над местностью, но слишком далеко от ангара 'Снарка' и от обширной его стартовой площадки, на которую сейчас готовился сесть вражеский транспортный вертолёт. Поэтому, две выпущенные ею с небольшим промежутком времени ракеты в предназначенную цель не попали. Переключившись на тепловое наведение, одна из них без пользы поразила догорающие на равнине останки сбитого 'Апача'. А другая, описав сложную кривую в небе над островом, неожиданно попала в борт одного из четырёх уцелевших штурмовиков. Дальнейших выстрелов с этой позиции не последовало: установка перестала слушаться команд телеуправления.
  Вертолёт же закрутило, повело в сторону и он, оставляя за собой дымную полосу, ушёл со снижением из поля зрения наземных наблюдателей. Но майор Олдерман, увидел с высоты, что машина упала на отмель у скалистого берега. И тут же дал команду всем сосредоточиться на прикрытии посадки единственного уцелевшего 'Чинука'.
  
  ***
  
   - Лида, закрой люк! - скомандовал Виктор.
   - Но мы не можем лететь без... - возразила девушка, на что пилот рявкнул:
   - Выполнять приказ!
   Два нажатия на клавиши, и приоткрытый люк 'Хитрого Снарка' захлопнулся и загерметизировался. Виктор тем временем уже наполовину вывел аппарат из ворот ангара:
   - Пассажирам пристегнуться! - отдал он команду и, ничего не понимающие Полина и Екатерина, её выполнили.
   - 'Бабочка'! - появился в эфире пилот 'Чинука', увидевший в боковой иллюминатор манёвры 'Снарка'. - Они собираются взлетать!
   - Блокируй им площадку корпусом! - распорядился Олдерман, чей вертолёт уже завис над крышей ангара.
   - Принято, 'Бабочка'! - ответил пилот и приступил к выполнению приказа.
  
  ***
  
  - 'База', я 'Четвёртый'! Могу достать 'Кувалдой' вертушку, что над ангаром! - прозвучал в бункере доклад с четвёртого боевого поста.
  - Отставить! 'Снарка' повредишь! - ответил Павел Васильевич.
  Тем временем, 'Хитрый Снарк' уже полностью вышел из ангара и отъехал от него на десяток метров. Прямо по курсу самолёта висел в воздухе и неумолимо приближался, на высоте в три-четыре метра двухвинтовой 'Чинук'. Из его открытого люка уже съезжали по тросам вражеские десантники. И тогда Виктор выполнил задуманное.
  Плавно потянув на себя штурвал, и одновременно до отказа подняв вектор тяги кормовых двигателей, он поднял 'Снарка' в воздух и поставил его в положение атакующей кобры. На высоте в несколько метров над бетонкой, аппарат завис под углом в 45 градусов к вертикали. Громогласный свист его дюз разнёсся по острову и на много километров в округе. И достиг даже бункера.
  - Что он делает? - изумлённо вскричал один из операторов, пытаясь получить на своём мониторе чёткую картинку. Там, из клубов пыли косо торчал нос 'Хитрого Снарка'.
  Заслуженный лётчик испытатель отлично знал, что он делает: тысячи кубометров горячего гелия из нижних дюз самолёта ударили в днище, в корпус и в круги винтов заходящего на посадку 'Чинука'. У того сразу же заглохли глотнувшие гелия моторы, но упасть он не успел, бешеный вихрь приподнял многотонную машину, перевернул в воздухе, ломая лопасти винтов, и бросил на землю в десятке метров за бывшим ограждением площадки, от которого остались только сиротливо торчащие косые бетонные столбы. Плиты же вывернуло из креплений, и часть из них, гонимая выхлопом самолёта, покатилась прочь, вслед за медленно переворачивающимся 'Чинуком'. Успевших высадиться десантников смело с площадки, как мусор метлой.
  Кормовые двигатели 'Снарка' опустошили и находившийся позади него ангар. Ворота сорвало, и они улетели неведомо куда. Крыша ангара вспучилась, затем разорвалась, подобно листу мокрой бумаги, и обрывки железных конструкций, вперемешку с инструментами, обломками стеллажей и прочими артефактами взлетели вверх, подобно вулканическим бомбам при извержении.
  Лучше всех эту величественную картину смог бы, наверно, описать майор Олдерман и сидящий рядом с ним пилот, но они никому и ничего больше не рассказали: что-то попало в лопасти их вертолёта и те отломились у самого основания. Лишённую поддержки винтов машину швырнуло сначала в сторону, а затем она тяжело рухнула на равнину, где и запылала очередным костром.
  Виктор выровнял 'Снарк' и легко взлетел вертикально вверх. На высоте в полсотни метров он медленно развернул машину на 360 градусов. Издалека это было похоже на то, как будто, сокрушив одного противника, ревущий в гневе гигант ищет других, равных себе по силе. Именно нечто подобное и подумали, видимо, пилоты двух оставшихся 'Апачей'. Поскольку крикнув друг другу и в эфир синхронно: 'Уходим!' рванули свои машины прочь на самой большой скорости. И лишь через несколько минут пришли в себя настолько, что смогли сбивчиво доложить командованию о плачевных итогах своей миссии.
   Виктор аккуратно посадил 'Хитрого Снарка' на заваленную искорёженным хламом площадку. Обороняющиеся вышли из укрытий и споро окружили лежащий на боку корпус 'Чинука'. Уже не весело пылали, а только чадили костры на местах падения вертолётов и выгоревшей солярки из цистерны электростанции. Около разорванного крупнокалиберной очередью тела свой любимицы Дерезы стоял старик грек с хворостиной в руках. Слёзы струились по его изборождённому морщинами лицу.
  
  ***
  
   - 'База'! Они открыли люк, машут полотенцем! - доложили из оцепления поверженного 'Чинука'.
   Это было правильное решение: несколькими минутами ранее из люка окружённого вертолётного корпуса высунулся, было, ствол крупнокалиберного пулемёта. Пришедшие в себя 'морские котики' под прикрытием его длинных очередей решились на самоубийственную атаку. Но им тут же 'прилетело'. В корпус поверженного 'Чинука' ударил снаряд ПРУ 'Кувалда'. Такая демонстрация силы явно охладила наступательный порыв десантников.
   - Я 'База'! Пускай вылезают без оружия по одному и бегут по полосе.
   - Кричат, что у них раненые!
   - Пускай выносят.
  Из открытого люка показались головы американских военнослужащих, некоторые вылезли на корпус, опасливо озираясь. Выстрелов не последовало, и американцы принялись за подъём из недр вертолёта своих раненых товарищей. Не ходячих оказалось около десятка, остальные, со свежими повязками, а кое-кто и с наспех наложенными шинами на пострадавших конечностях, под прицелами защитников острова быстрым шагом понесли травмированных в указанном им направлении.
  Поскольку никаких казематов на острове предусмотрено не было, а подвалы были заняты гражданскими, военнопленных определили в реакторный корпус, благо его двери оказались уже открытыми. Вдобавок, там имелся туалет и кухня. Раненых сопровождал и уцелевший медик-военнослужащий с объёмистым санитарным баулом на плече. Ему вручили рацию и приказали в случае чего не стесняться и выходить на связь. После чего, двери заперли и поставили часового.
  
  ***
  
   Не от таких известий мечтал проснуться сегодня утром президент Винченцо Бадалони. Мало того, что он почти не спал почти всю ночь, но и разбудили его ещё затемно. Телефонный доклад кураторов операции обескуражил: получалось, что горстка охранников 'СЕ' сумела сбить восемь из десяти вертолётов, причём один непонятным способом. И уничтожить до восьмидесяти американских военнослужащих. Уцелели только четыре пилота, покинувших поле боя без приказа.
   - Арестовать и судить! - в гневе приказал президент.
   - Я бы не спешил, - мягко возразил ему руководитель комитета начальников штабов. - Судя по всему, парни просто ничего не смогли больше сделать. Их командир, майор Олдерман погиб. А без них мы и вовсе не знали бы, что произошло. Кроме того, судить никогда не поздно!
   - Вы правы, я погорячился, - сухо ответил Президент. - Всю информацию ко мне на стол. Жду вас через полчаса.
   Положив трубку, Президент нажал кнопку вызова круглосуточного референта:
   - Распорядитесь подготовить студию Белого Дома.
  
  ***
  
   Голос президента был твёрд и значителен:
   'Уважаемые сограждане! Люди планеты Земля! На мою долю выпала печальная обязанность оповестить вас о новом преступлении гангстерской шайки, именующей себя компания 'СЕ'. Всего несколько часов назад со мной вышел на связь её, так называемый руководитель, именующий себя Тагиром Омаровым. Он связался, чтобы сообщить, что осознаёт всю меру ответственности перед человечеством за преступления возглавляемой им фирмы. И готов по мере сил загладить свою вольную и невольную вину. Он сообщил мне, что руководство фирмы готово в любое время принять на острове экспертную комиссию, которая проведёт аудит деятельности фирмы, а также примет под свой контроль её производство.
   Конечно, я был несказанно рад такой быстрой и положительной реакции на наши резонные предложения и тут же отдал приказ о направлении на 'Золотой остров' сформированной для этого случая группы экспертов.
   Увы, то, что случилось дальше, не поддаётся никакой человеческой логике: когда комиссия, прибывшая на двух вертолётах, запросила посадку на острове, она была внезапно обстреляна ракетами земля-воздух. В результате этого неслыханного предательского нападения наша мирная делегация погибла в полном составе.
   Ещё раз явили миру своё лицо преступники, окопавшиеся на острове посреди мирного Эгейского моря. Ещё раз они доказали всем, что с дикими зверями, с хищниками в человечьем обличии невозможны никакие переговоры и договорённости. Их можно только уничтожать, преследовать по всему миру и уничтожать!
   И сможете быть спокойны, мы их уничтожим! Даже духу их не останется на Земле. Трепещите, злодеи! Настал ваш последний час!'
   Заставка 'Белый Дом'. Играет траурная музыка.
  
  ***
  
   - Всем, всем! Я SV55GI, я SV55 'Golden Island'! Передаю информацию!
   Тысячи коротковолновиков со всего света превратились в слух. Нашлась как всегда пара-тройка, оказавшихся 'не в курсе'. И, конечно, они сразу вылезли с вопросами: 'Какая информация? Что происходит?' Их дружно зашикали и предложили 'слушать'. Когда вопросы и раздражённые крики 'Listen!' на частоте поутихли, Павел снова нажал тангенту:
   - Друзья! Первое нападение американских вооружённых сил на 'Золотой остров' нами отбито. Противник потерял восемь вертолётов из десяти, в том числе два транспортных. Его людские потери пока выясняются, но не менее сорока человек. Мы взяли пленных. Наши потери - ноль.
  Конечно, и речи не шло о каких-либо достигнутых между мной и президентом США договорённостях, а значит и об их нарушении. Это откровенная ложь Винченцо Бадалони. Да и как бы мы могли договориться, если остров отрезан от всего мира и единственный сохранившийся канал связи - радиолюбительский? Ясно, что президент изначально ориентировался на силовое решение волнующего его вопроса.
  Ложью также является утверждение президента США о посылке на остров комиссии неких гражданских 'экспертов'. Все, кого мы взяли в плен, а это сорок человек, одеты в военную форму, имеют опознавательные жетоны армии США и соответствующие знаки различия. Это касается и погибших в ходе сегодняшней бесславной авантюры. Может быть, экспертами являлись пилоты двух покинувших поле боя штурмовых вертолётов 'Апач'? Но догнать их и проверить эту гипотезу мы не в силах...
  
  ***
  
   - Господин лейтенант! - прозвучало в трубке начальника смены центра радиотехнической разведки США, расположенного где-то в Италии, далеко от дорог и поселений. - Принимаю на частоте 14205 килогерц интенсивный радиолюбительский трафик. Пеленг показывает, что ведущая станция SV55GI находится в Эгейском море. Это 'Золотой остров'!
   - Хорошо, сержант, продолжайте наблюдение! - начальник смены поспешно положил трубку и тут же схватился за другую.
   Сержант вернулся к наблюдению и с любопытством дослушал информацию, передаваемую противником. Однако через две минуты после его доклада на частоте 14205 появилась мощная несущая. Включился 50 киловаттный передатчик станции радиоподавления, расположенный на базе США в Германии. Эфир заполнили рёв и улюлюканье. Но опытный сержант не прекратил мониторинг диапазонов. Противник мог сменить 'дорожку'. Это следовало засечь как можно раньше и перевести глушитель на новую частоту.
  
  ***
  
   Присутствующий на совещании в Белом доме генерал выслушал сообщение по мобильному телефону и, прервав выступающего коллегу, доложил:
   - Господин Президент! Они прорвали информационную блокаду и передали в эфир на любительском диапазоне свою версию событий. Она уже звучит в выпусках информационных агентств и обсуждается в Интернете.
   - Вы можете их заглушить? - буквально прошипел в ответ Президент.
  Похоже, на него эта информация подействовала не самым лучшим образом.
  - Уже сделано! Но полностью перекрыть любительские каналы не возможно в принципе.
  - Почему не предусмотрели это... любительское радио? - агрессивно спросил Президент таким тоном, как будто это вид связи стал отныне его личным врагом. - Кто-то за это ответит! Ладно, продолжим! Когда новый срок высадки?
  - Через пять часов, господин Президент! - ответил прерванный, было, докладчик. - Виновные в недосмотре будут наказаны.
  
  ***
  
   - Думайте, ребята, думайте! Ответ, и не словесный, а с видеорядом нужно дать прямо сейчас! Не может быть, чтобы не нашёлся способ разоблачить этого самоуверенного лгуна!
   - Давайте сначала, Пал Василич! - ответил Пётр. - Любительская связь работает, но большие файлы по ней не перешлёшь, только по УКВ.
   - Уже не работает! - поправил Павел. Проснулись и включили глушилку. Пробовал менять частоту и диапазоны - скачет за мной. Но наш релиз я успел передать три раза.
   - Понятно, отпадает! Для УКВ слишком далеко. Наш спутниковый канал забит, даже Инмарсат блокирован, они половину Средиземноморья оставили без связи. Оптоволокно обрублено...
   - Погоди, Петя! - вмешался Сергей. - Фидерный канал! Помнишь, был телемост RAI, ещё летом? Эти итальянцы нашу аппаратуру использовали или свою привозили? А то меня не было и не отложилось.
   - И свою и нашу... Конечно, свою! Камеры, пульт... всё с собой потом, конечно, забрали. Только и антенну и спутниковый передатчик они оставили, чтобы не тащить сюда в следующий раз. Я сам и расписался. Антенна на крыше, передатчик в кладовку прибрал! - гордо сообщил Петя.
   - Стоп, ребята! - прервал этот оживлённый диалог Павел. - Что за фидерные каналы, чем это может нам помочь?
   - Ну, Павел, принцип спутникового телевидения вы знаете: сигнал от студии через тарелку идёт на геостационарный спутник, а тот его опускает на Землю на другом диапазоне. И кто хочет, смотрит. А фидерные каналы работают точно так же, но только когда нужно подать сигнал на студию от нерегулярного источника: пресс-конференции, телемоста. Как и у нас тут было. Так, что, если у нас есть передатчик и антенна, мы можем попробовать перегнать видео через фидерный канал RAI к ним в студию.
   - Давайте, ребята, пробуйте! Времени мало, через пару часов эвакуируемся. Кстати, а какая-нибудь обратная связь там предусмотрена? А то, как мы узнаем, что сигнал идёт?
   - Я, честно говоря, не знаю подробностей, Павел, - ответил Сергей уже в дверях, убегая. - Только общий принцип. Да, разберёмся!
   Оказалось, что аппаратура с виду рабочая, индикаторы показывают, что сигнал идёт в антенну, но доходит ли он до спутника и опускается ли с него на Землю?
  
  ***
  
   Сегодня не было времени даже допить кофе. Чашка так и стыла на столике рядом с массивом стоек, забитых аппаратурой. Телефон не унимался, всем нужны были каналы для перегона своих репортажей в студию итальянского радио и телевидения, RAI. А каналы барахлили. Корреспондент в Каире уже в третий раз запускал свой файл, но 6-й фидерный отчего-то повадился подвисать: изображение застывало и периодически рассыпалось на цветные квадратики. Конечно, запустить в эфир этот явный брак было невозможно. Похоже, неисправен транспондер на спутнике, или в канале имеется помеха.
  Дежурный инженер в очередной раз связался с Каиром, приказал остановить передачу и ждать. Корреспондент в ответ разразился упрёками и жалобами на плохую работу аппаратуры и сетованиями на то, что его сенсационный репортаж задерживается по вине некомпетентных технарей. Инженер молча переварил завуалированное оскорбление, но дал себе зарок и впредь, для острастки, придерживать репортажи скандалиста.
  И вообще! Их много и у всех самое важное и сенсационное, а он один. Как раз в это время освободился 9-й канал и инженер перевёл египетского корреспондента на него. Хвала Мадонне! Теперь сигнал был стабилен. На экране появилось какое-то шествие с плакатами и пальбой в воздух из 'калашниковых'. Арабы скандировали, по-видимому, нечто антиамериканское. На их фоне загорелый 'египтянин' экспансивно повествовал, что эти арабы требуют и почему. Можно, наконец, выплеснуть остывший кофе и налить горячего.
  Тут, однако, инженер обратил внимание, что по теоретически опустевшему шестому каналу тоже идёт какая-то несанкционированная трансляция. Так вот, кто давал помехи 'египтянину'! Машинально нажав 'запись', он пригляделся к изображению, прибавил звук на контрольном мониторе и бросился звонить начальству.
  
  ***
  
   Заголовки новостей:
   'С промежутком в два часа президент США озвучил два воинственных заявления'.
   'Мониторная служба Би-Би-Си приняла сообщение с блокированного 'Золотого острова''.
   'Комментаторы сходятся в том, что заявления Винченцо Бадалоне имеют очень малое отношение к реальности'.
   'Вызовите санитаров! Америка сошла с ума!'
   'Неизвестный источник помех блокировал спутниковую связь в бассейнах Средиземного, Эгейского, Чёрного и Красного морей. Эксперты полагают, что за этим стоят спецслужбы или армия США. Судовые компании несут огромные убытки'.
   'Короткие волны приходят на помощь компании 'СЕ'.
   'Заявление главы 'СЕ' Тагира Омарова: 'Мы не покорные рабы! Мы примем бой!''
   'Восемь вертолётов сбито, два бежали!'
   'Президент России выступил с заявлением, осуждающим военную авантюру США в Эгейском море, и призвал к созданию международной комиссии по расследованию этого инцидента'. (Посмотреть видео)
   'Правительство Турции запретило США использовать свою территорию для операций против фирмы 'СЕ'. В Стамбуле негодующая толпа избила и ограбила трёх американских туристов'.
   'Многотысячные демонстрации в Афинах. Посольство США закидано банками с краской и бутылками с зажигательной смесью. Часть полицейских присоединилась к демонстрантам'. (Посмотреть видео)
   'Заявление греческого правительства: 'Мы выходим из НАТО!''
   'В Брюсселе соберутся главы стран - членов НАТО. Америку вызовут на ковёр'.
   'Генеральный секретарь ООН объявил о созыве внеочередной сессии организации'.
   'Значки, футболки, бейсболки с символикой 'СЕ' в нашем Интернет-магазине! Знамёна и вымпелы! Актуально! Круто! Купи себе и другу! Оптом - скидка! Крупным оптом - почти бесплатно! Последний хит - простыня с радугой-мишенью! Побалдей от души! Чисто элементарно!'
  С пометкой срочно: 'Сенсация! RAI прервало обычные передачи. По всем её каналам, эфирным и Интернетным идёт трансляция документальных роликов о нападении США на 'Золотой остров'. (Посмотреть видео) Происхождение сюжетов пока не афишируется. Официальные лица 'штатов' хранят молчание'.
   'Он вернул лапы моему коту! 'Волшебник из Троицка' - правда или вымысел?'
  
  ***
  
  Приказав секретарю никого к себе не пускать и ни с кем не соединять, Винченцо Бадалони сидел перед экраном телевизора и пил 'русскую водку' американского разлива. На экране штурмовые 'Апачи' обстреливали ракетами остров, а затем сами, пылая, падали на его каменистую землю. Жарким костром полыхал транспортник с экипажем в сорок человек. А другой, лишившийся винтов, лежал на боку. Из его открытого его люка торчала автоматическая винтовка с реющим на ветру белым полотнищем на стволе.
  На переднем плане защитник острова, видимо опасаясь предательства, старательно целился в поверженный вертолёт из переносной ракетной установки. Несут раненых, Идут пленные с руками за головой. Куча американского стрелкового оружия. Груда магазинов и гранат. Какие-то подсумки. На столе рядами разложены закопчёные личные жетоны военнослужащих. Камера приближается и медленно проходит над ними. Можно срисовать все номера.
  Импровизированный госпиталь, раненых пользуют американский фельдшер и гражданская медицинская сестра. Почему-то связанная черноволосая женщина с красивым, но безумным лицом, лежащая на матрасе. Охранник передаёт фельдшеру коробку с медикаментами и что-то втолковывает на скверном английском. Тот благодарно кивает и быстро удаляется к своим подопечным, роняя на ходу упаковку одноразовых шприцев.
   Сгоревшая, дымящаяся цистерна, Здание без единого стекла в оконных проёмах, воронки в земле, старик, гневно орущий что-то, наверно по-гречески и указывающий палкой то в небеса, то на мёртвую, растерзанную козу. Кажется, это единственная жертва среди защитников острова.
   Кабинет Тагира Омарова. Хозяин сидит за столом, одетый в камуфляж и что-то печатает на ноутбуке. На столе кроме компьютера автомат Калашникова. Завидев камеру, господин Омаров отставляет компьютер, берёт поданный ему микрофон и начинает говорить...
   Президенту становится невыносимо стыдно от размеренно бросаемых ему прямо в лицо справедливых обвинений. Но, он должен это вытерпеть. Есть справедливость, но есть и целесообразность. И у него нет другого выхода. Операция будет продолжена. А когда он победит, остальное будет уже неважно. Может быть, он и войдёт в историю США, как самый лживый президент. Но история его оправдает потому, что пишут её победители!
  
  ***
  
   Неожиданно поступил радиосигнал от сотрудника СБ, сопровождавшего 'Минотавр'. Несмотря на то, что сигнал свидетельствовал об отсутствии проблем, судно встречали со всеми мерами предосторожности. Неприятностей, впрочем, не возникло. Не было на судне и пассажиров: рвавшуюся на него в Пирее многочисленную журналистскую братию не пустил экипаж, поскольку у тех не было пропусков, получить которые при отсутствии связи с островом было, конечно, невозможно. Препятствий для отхода 'Минотавра' тоже, вроде, никто не чинил, и судно пришло по расписанию.
  Однако, в беседе с г. Омаровым, капитан поведал, что 'Минотавр' во время рейса подвергался облёту некого военного самолёта, который довольно опасно пикировал на судно. Также капитан сообщил, что этот рейс последний, поскольку его начальство из-за опасения потерять судно решило линию закрыть. Соответственно и 'Кентавр' вечером не придёт.
  В связи с этим, на теплоходе было решено отправить на материк максимум гражданского персонала. Оказалось, что грузоподъёмность судна недостаточна и тогда греческая охрана порта и часть его персонала решили остаться.
  Доставленную на 'Минотавр' Елену Ласкаридис, особо опекавшая её медсестра так и не разрешила развязать. Женщина жила отныне в своём собственном мире, почти не реагируя на окружающих. Она, то возлежала на своём матрасе с выражением блаженства на лице, то вела длинные разговоры с только ей видимыми собеседниками. Иногда эти разговоры перерастали в яростные споры, а то и в драки. И тогда она способна была нанести вред себе и окружающим.
  Поскольку руководство 'СЕ' исправно выплачивало взносы по самым дорогим страховкам своих сотрудников, можно было ожидать, что и на материке рехнувшаяся шпионка не останется без медицинской помощи.
  В конце концов, довольно-таки перегруженный 'Минотавр' покинул остров и, дав прощальный гудок, скрылся в северо-западном направлении. Через три часа он будет уже в Пирее.
  На краткой летучке 'посвящённые' постановили не ждать, несомненно, последующего нового нападения, а экстренно, так сказать, 'рвать когти'. Их задача была выполнена: мировое сообщество снова убедилось в неизменно агрессивной и неадекватной политике Америки. Конечно, таких примеров было достаточно и без последнего инцидента, но никогда ещё Штаты не затевали авантюру, затрагивающую интересы буквально всех стран земного шара. Никогда ещё они так явно не стояли на пути прогресса.
  Да, что там, прогресса! Кому он нужен сам по себе? На пути получения огромных доходов предприятиями, расширения производств, роста госдоходов, роста занятости населения. И, в конце концов, рождения нового, более богатого, стабильного и безопасного мира. Впрочем, всё это выяснилось много позже.
  А теперь, во исполнение ранее разработанного плана, следовало ликвидировать производство и вынужденно пропасть с глаз людских. Дав тем самым человечеству время ощутить не только сожаление от упущенных возможностей, не только негодование и ярость, направленную на формального виновника этого ухода. Но даже и 'ломку', связанную с утратой воспрянувших, было, технологий и инноваций, и возвращением снова в привычное, затратное и малоперспективное русло. На навсегда, конечно.
  
  ***
  
   Ключ от генераторного цеха вручили греческой медсестре вместе с наказом освободить пленников лишь после того, как 'Хитрый Снарк' взлетит. Ещё до этого события незаметно отошла набитая людьми 'Ласточка'. Её капитан, Сардин, гарантировал доставку товарищей в заданную точку. Энергоресурсов и воздуха для этого было вполне достаточно.
  А сейчас, Павел, подобно капитану, последнему покидающему судно, прошёлся по своему кабинету, попинал валявшиеся на полу ненужные бумажки, взял со стола и положил в карман забытую ручку. Зайдя в радиорубку, на мгновение задумался, потом приняв решение, прихватил любительский трансивер и вышел с ним в коридор. На подходе к самолёту его застал вызов:
  - 'Павел', я 'Виктор'! На радаре 'Снарка' появилось несколько целей. Скоростные, высотные. По нашу душу, не иначе!
  - Взлетаем, я уже захожу! - Павел вскочил на какой-то ящик, служащий импровизированным трапом, и поднялся на борт. - Закрывай!
  Тихонько застонали моторчики, чмокнуло уплотнение и люк за спиной г. Самсонова закрылся. Глава ныне опальной фирмы прошёл в салон и опустился в кресло рядом с дремлющим Барсиком. 'Снарк' дрогнул, отрываясь от греческой земли и от Земли вообще.
  
  ***
  
   - Я 'Ворон-1'! Цель на радаре! - доложил начальству командир звена перехватчиков. - Отметка слабая и нестабильная. Похоже, они используют технологию 'Стелс'! В инфракрасном вижу отлично. Нужно подтверждение на 'Шторм'!
   - Откуда это? - удивился генерал, находящийся на борту командного судна 'Миннесота' и сидящий за пультом управления и связи. - По всем донесениям их всегда прекрасно было видно!
   Тем не менее, удивление не помешало командующему нажать тангенту микрофона и отдать приказ:
   - Всем 'Воронам'! Я 'Офис'! 'Шторм' по захвату цели!
   Кодовое выражение Шторм' означало разрешение на запуск ракет.
  В этот 'ситуационный' отсек судна, где едва слышно пели вентиляторы компьютеров, светились экраны дисплеев, и люди со связными гарнитурами на головах переговаривались негромко и чётко, стекалась информация от локационных станций в Греции, Турции и на Кипре. От самолёта радиотехнической разведки, барражирующего над Средиземным морем и от низкоорбитальных разведывательных спутников, периодически пролетающих над районом военных действий.
   - Кто же знает? - ответил генералу сидящий рядом с ним координатор ЦРУ. - Они, вообще, как утверждает наш Винни, нелюди! Вчера отражали, сегодня перестали! Не удивлюсь, если их подберёт летающая тарелка.
  Тем временем на экране радиолокатора от летящей на перехват противника стаи 'Воронов' отделились более быстрые метки, направляющиеся к невидимой цели. Ракеты стартовали. В отмену всех предыдущих приказов, ныне речь шла только об уничтожении оказавшегося зубастым противника. И если с помощью обычного оружия справиться с ним не удастся...
  Генерал переключился на картинку, передающуюся со спутника-шпиона, неспешно пролетавшего на высоте в пятьсот миль над полем сражения. В инфракрасном свете отлично была видна цель, светящаяся в этом диапазоне ярче всех остальных. Ракеты в выбранном масштабе расстояний медленно, но верно приближались к объекту атаки. Вот, ещё минута и конец!
  Однако что-то пошло не по плану. Движение ракет замедлилось, они зарыскали, похоже, потеряв цель.
  - Что там у вас, 'Ворон'? Есть попадание?
  - 'Офис', я 'Ворон-1'! Отрицательно! Ракеты промахиваются! Цель неожиданно набрала высокую вертикальную скорость и уходит практически в зенит. Сейчас она уже на высоте в 55 миль и продолжает набирать высоту.
  - Сколько миль? - не поверил своим ушам генерал.
  - Было 55! Уже 66! Скорость цели две мили в секунду и увеличивается!
  - Они нас сделали! - проворчал помалкивавший до этого момента координатор. Прав был Винни, - инопланетяне! И без летающей тарелки обошлось. Теперь даже 'Пэтриотом' их не достать.
  - Всем 'Воронам'! Я 'Офис'! - снова вышел на связь генерал. - Сигналы на самоликвидацию ракет! Возвращайтесь на базу. Конец связи!
  И, отпустив тангенту микрофона, добавил:
  - А нам пора на ковёр.
  - По крайней мере, мы в хорошей компании! - в тон ему ответил ЦРУ-шник.
  Спутник уходил, но в его поле зрения всё ещё оставался загадочный самолёт, в нарушение всех известных законов уходящий в космическое пространство.
  - А лазером с орбиты мы бы его взяли! - пробормотал генерал, вставая и передавая гарнитуру подошедшему майору. - Если бы эти недоумки в Конгрессе не подняли в своё время вой: 'Финансы, финансы! Лунную программу нечем финансировать!'
  - Теперь, думаю, программе 'Рапира' дадут 'зелёный свет!' - поддержал его так же покидающий помещение координатор.
  - Установлен контакт с нашей группой на острове! - остановил генерала в дверях доклад связиста. - На частоте судовой связи появился некто, называющий себя сержант Варевски. Вызывает командование.
  Генерал вернулся за пульт, нацепил гарнитуру и нажал тангенту:
  - На связи генерал Хиггинс! Доложите обстановку, сержант!
  'Значит 'Хлопушку' можно будет вернуть на склад!' - думал генерал с некоторым облегчением, слушая сбивчивое донесение. Прославиться на весь свет отдачей приказа о применении нейтронной бомбы в мирное время ему совсем не улыбалось.
   Тем временем, высоко в небе, один за другим, возник десяток почти не видимых с земли облачков. Смертоносные ракеты, не достигнув цели, бесславно окончили своё существование.
  
  ***
  
  Раскрылись защитные диафрагменные шторки и с правого борта в салон хлынули потоки не ослабленного атмосферой солнечного света. Виктор включил затемнение стёкол. Ведущие в салон двери были раздвинуты и, обернувшись, пилот увидел, как пассажиры приникли к иллюминаторам. По левому же борту, во всей своей красоте появилась Земля, единственная известная нам обитаемая планета. Характерный силуэт Красного моря, теряющийся в дымке выступ Африканского рога, желто-коричневые, равнины Аравии такие же, но с редкими зелёными пятнышками оазисов, африканские земли. Рябь облачков над морем и тонкая полоска долины Нила. Несколько минут экипаж и пассажиры только обменивались впечатлениями и указывали друг другу на привлёкшее их внимание.
  Наконец Виктор обратился к Павлу:
  - Куда дальше, командир?
  - А дальше... где мы сейчас?
  - Высота 670, поднимаемся почти вертикально, 200 метров в секунду, пересекаем границу... Да, какие тут границы в Космосе? Над Африкой мы, командир!
  В разговор вступила Екатерина, отвлёкшаяся от созерцания Земли:
  - А почему нет невесомости? Мы же в Космосе!
  Ей ответил Сергей:
  - Потому, Катя, что фюзеляжные двигатели работают. Это, как в самолёте.... В общем, я тебе потом объясню!
  - Так, куда же летим? - повторил вопрос Виктор, и отвернувшаяся от дисплеев Лида тоже посмотрела на шефа.
  Павел Васильевич вздохнул, раскрыл свой ноут, погладил потягивающегося Барсика и произнёс:
  - Скажу, но сначала я должен представить вам члена нашего коллектива, представителя иной цивилизации, любезно пригласившего нас в гости. Барсик?
  - Что? - спросил кто-то.
  Кот же придвинулся ближе к Павлу, протянул лапу и довольно споро защёлкал ею по клавиатуре компа. Поражённые друзья повскакали с кресел, и подошли ближе. Лида, взглянула на Виктора и, повинуясь его кивку, тоже быстро покинула свой ложемент.
  - 'Здравствуйте! Меня зовут Барсик!' - громко прочитала она для оставшегося у приборов пилота. - 'Спасибо, что дали мне Имя'.
  Написав этот текст, кот мяукнул и вернулся на своё кресло. Но не лёг, а уселся прямо, жмурясь, не то от лучей солнечного света, не то от пристальных взглядов друзей.
  - А я всегда знала, что он всё понимает! - нарушила молчание Лида и привычно потрепала друга за ушами. Тот благодарно муркнул. Общество пришло в движение, заговорили все разом, перебивая друг друга, а кое-кто и скептически. И только оказавшийся в центре внимания камышовый кот, естественно, молчал.
  Инициативу перехватил Павел:
  - Барсику трудно печатать на компе. Поэтому я всё расскажу за него. А он, в случае чего, поправит. Хорошо? Да вы садитесь, рассказ будет долгий. Виктор, Лида! Вас я попрошу вас тем временем рассчитать траекторию к Луне. Ускорение не более полутора 'G'.
  - К Луне? - удивилась Полина.
  - Да, к Луне, к южному её полюсу. Мы летим в гости.
  Полина не нашла, что ответить и, когда все заняли приглянувшиеся им места, Павел Васильевич начал повествование:
  - 65 миллионов лет тому назад, когда о человеке ещё и речи не шло, Землю населяла иная разумная раса. Это были динозавры. Похожие на них, но не разумные, известны учёным, как велосирепторы, что означает 'быстроногие ящеры'....
  Барсику тем временем надоело сидеть, и он улёгся на кресло с опущенной спинкой, свесив хвост и передние лапы. Но не задремал, а внимательно прислушивался к речи Павла.
  
  ***
  
   В 'Ласточке' было холодно. Экономя батареи, Сардин не включал подогрев воздуха. А ещё было влажно. Конденсирующаяся на потолке и стенах влага собиралась в капли, а затем в ручейки, стекавшие вниз. Поскольку все кресла были предусмотрительно демонтированы, тепло одетые люди спали прямо на полу. Изредка, когда на лицо им падала с потолка холодная капля, они недовольно морщились во сне. Или же просыпались, привстав, обводили глазами слабо освещённый салон и снова засыпали.
  На дисплее встроенных в панель управления часов помигивала точка и значилось 03:05. На двух сохранившихся креслах, капитанском и 'помощника' сидели Сардин и ВГ.
  - Опаздывают твои греки! - вполголоса выговаривал начальнику Сардин. - А, ну, как и кинуть нас решили? Или, в связи с каким-нибудь военным положением не могут из порта выйти?
  - Да, не из порта они идут! Должны ждать в этом районе, а к часу ноль-ноль подойти. Когда ты подвсплывал, ведь вышли на связь? Сказали, что всё окей, идут?
  - А вдруг, они сдать нас решили америкосам?
  - Тогда поедем мы с тобой на Кубу, в Гуантанамо, там прекрасный климат. Ты же бывал в тех краях? Или где у них теперь тюрьма для террористов? На Пуэрто-Рико?
  - Уволь, уволь, Григорич! Годы мои не те по тюрьмам рассиживаться! Всё как есть, на первом допросе...!
  - Правильно, согласно инструктажу! Не грусти, помурыжат и отпустят.
  - Погоди, ВГ, что-то есть!
  На экране сонара появилось нечто не больно напоминающее силуэт греческой рыболовной шхуны, на борт которой должны были подняться отступившие с 'Золотого острова' его защитники. Это превосходило шхуну размерами и тормозило довольно медленно, что выдавало большую массу и меньшую манёвренность. Тем не менее, гость остановился почти над лежащей на грунте 'Ласточкой'. Он явно пришёл по их душу.
  'Щас мину сбросит, и поминай, как звали!' - с тоской подумал Сардин, нервно заёрзав в кресле.
  - Чо то ты, трусоват стал, моряк подводный! - ВГ похлопал товарища по плечу.
  Тот не успел ответить, поскольку на пульте замигала лампочка 'Вызов' гидрофонной связи. Сардин облегчённо вздохнул и нажал кнопку. Зашипел динамик, а потом из него донеслось громко и перекрывая все шумы:
  - Эй, на дне! Живые есть? Сардин, выходи на связь!
  Коллеги переглянулись, и Сардин взял микрофон:
  - Тут мы, кто вызывает?
  Голос на том конце линии воспринял это сообщение с иронией:
  - А куда вы денетесь из подводной лодки? Привет вам от Козина. Всплывайте, поскорей, у меня время ограничено. Да выключите свой сонар, щёлкает на всё Эгейское море! Не ровен час...
  - Принято, всплываем!
  Нажатие клавиш на пульте управления, шипенье воздуха, явственное бульканье. 'Ласточка' покачнулась на своём ложе, оторвалась от дна и медленно пошла вверх. Проснувшиеся от разговора с поверхностью ребята завозились, послышались разговоры, восклицания. Кто-то встал.
  - Нет, ребята, сидите пока! - повернулся к пассажирам Сардин. Ещё минут семь. - И добавил вполголоса:
  - 'Привет, привет!' Откуда ты только взялся?
  Запустив на малый ход электромоторы, он отвёл субмарину в сторону от нависшего над местом их бывшей стоянки судна в опасении повредить его днище. Вот и поверхность. Лодку закачало, однако, похоже, волнение было не сильное. Повернув запорную кремальеру, Сардин отдраил люк и выглянул наружу.
  В лицо ударил свежий, после духоты подлодки, ветерок, щедро сдобренный солёными брызгами. В темноте декабрьской ночи корпус спасителя показался огромным. Вдобавок, весь расцвечен огнями и светящимися иллюминаторами. Это был явно пассажирский лайнер. В динамике щёлкнуло, и раздался уже знакомый голос:
  - С прибытием! Только я вас у другого борта жду. Сможете подойти?
  - Аккумуляторы у меня на нуле, - проворчал в ответ капитан, снова занявший своё место. - Запустить бы дизель, да может не хватить на запуск. Пробую на электромоторах.
  - Давай, Сардин, скоренько!
  - Куда мы спешим? - спросил Сардин неведомого собеседника, снова запуская моторы.
  - Лайнер, понимаешь, круизный, задержка нежелательна. Да и не нужно, чтобы вас видели пассажиры. Правда, сегодня ночью тутошние массовики-затейники от души постарались по моей просьбе. Пассажиров утанцевали до потери пульса, все спят без задних ног.
  - Иду, иду! - ответил Сардин.
  Заряда аккумуляторов, тем не менее, хватило на то, чтобы подвести лодку под нависающий борт пассажирского лайнера. Трап был спущен почти до самой воды.
  - Раненых нет? - спросил, теперь уже без всяких гидрофонов молодой голос сверху. - Тогда, оружие и амуницию в воду и налегке наверх!
  - А с лодкой, что? - крикнул Сардин, пока его товарищи поднимались на борт. - Неужели, затапливать?
  - Жалко, да? - отозвался незнакомец. - Не нужно затапливать! Поболтайся тут ещё с час, подойдёт буксир и оттащит тебя в Стамбул. Там и встретимся. У нас там стоянка двое суток. Слушай аварийный канал, он вызовет. Да! И документы подвезёт!
  - Спасибо!
  Тем временем около люка 'Ласточки' остался только сам Сардин и ВГ. Друзья обнялись. Слова были излишни.
  - До встречи в Стамбуле! - тем не менее, сказал ВГ и ухватился за трап.
  - До встречи!
  Спустившись вниз, капитан подработал моторами, и отдохнувшие аккумуляторы позволили 'Ласточке' отойти на сотню метров от тронувшегося лайнера. Сардин посидел ещё немного, отдыхая. Спохватившись, включил рацию на аварийный канал, тяжело поднялся и, подсвечивая фонариком, прошёл в 'салон'. Не осталось ли каких 'вещественных доказательств' участия в войнушке? Турецкие власти придирчивы. Конечно: вон рожок валяется!
  На борту же 'Академика Павлова', так назывался лайнер, приписанный к порту Новороссийска, отряд встретил совсем молодой человек, смугловатый с виду. Себя называть он предписал Андреем, фамилию и звание не сказал, зато кратко поведал ВГ историю появления лайнера в этих водах.
  По его рассказу выходило, что внешняя разведка России довольно плотно контролировала внешние контакты фирмы и когда получила сведения о договорённости ВГ с капитаном шхуны, предпочла на последнем этапе взять это дело в свои руки. Рыбачков завернули в родной порт, выплатив им половину договорной суммы. А дальше - всё понятно. 'Должны будете!' - улыбнулся в этом месте своего рассказа 'Андрей'.
  Разведя народ по ожидавшим их каютам, и проинструктировав: 'Вы участники слёта горноспасателей, поднялись на борт в Пирее, следуете, кто в Севастополь, кто в Новороссийск. Ваши документы на столе', Андрей зашёл напоследок к ВГ.
  - А классно вы, ребята, американцев умыли! - сказал он, присаживаясь за стол. - Аж, брызги летели! Жаль, меня с вами не было!
  - Что, видел ролик? - спросил его ВГ, распаковывая свой чемоданчик в поисках бритвы. Пугать гражданский народ двухдневной щетиной не хотелось.
  - Кто же не видел? - удивился тот. - Вы от жизни отстали! Тут такое творится! На что здешние пассажиры настроены гулять и отдыхать, и то, каждый второй тост: 'Да здравствуют 'Элементы'! Америка - сдохни!' А в Европе сейчас....
  - Андрей! - перебил его ВГ. - А не знаешь, что со 'Снарком'?
  - С самолётом вашим? А, улетел. Скрылся в космическом пространстве. Ракетами его не достали. А куда полетел, не знаете?
  - Не знаю! - честно ответил ВГ.
  - Ну и чистого им космоса! Будете? За победу? - Андрей достал из кармана миниатюрную фляжку коньяка. - И я с вами, символически, поскольку на службе!
  - Буду! - ответил ему ВГ.
  
  ***
  
  - К вам Шарон Маковски, господин Президент! - доложил секретарь.
  - Приглашай!
  Недавно вернувшаяся с Луны, где руководила лунной миссией, Шарон после отпуска готовилась возглавить отдел в НАСА. Игнорировавшая принятый в высших кругах Вашингтона стиль, и потому одетая в джинсовый костюм, спортивная, симпатичная женщина средних лет, Шарон буквально ворвалась в президентский кабинет.
  - Господин президент! - астронавтка сразу же взяла быка за рога, не отвлекаясь на ритуал приветствия. - Я позавчера общалась с лунной базой. Экспедиция гибнет, Людей нужно срочно эвакуировать, и я не понимаю, чем вызвана задержка с посылкой танкера на лунную орбиту. Чинуши из НАСА ничего не объясняют, а к вам на приём не пробиться. Я уже два дня сижу в приёмной.
  - Здравствуйте, Шарон! Присаживайтесь, пожалуйста!
  Президент привстал и протянул руку для приветствия. Женщина заняла гостевое кресло. Её пожатие было крепким, не скажешь, что она ещё недавно провела несколько месяцев при пониженной гравитации.
  - Дело в том, Шарон, что спасти лунную миссию в настоящий момент не представляется возможным.
  - Как, не представляется? И вы так спокойно об этом говорите? Наши ребята и девушки должны погибнуть? Объяснитесь, господин Президент!
  - Дорогая Шарон! - начал Президент и та внимательно посмотрев на него, изумилась, как он поблек и постарел за то время, что они не виделись. - Вы лучше меня должны понимать, эвакуация астронавтов с Луны, это сложная комплексная операция, успех которой зависит от срабатывания всех её звеньев. Мы можем в течение ближайшей недели послать танкер для заправки орбитального модуля. Но поскольку, как вам известно, два последних посланных к Луне грузовика не выполнили свою задачу, один потерялся в космосе, а второй разбился при посадке, у экспедиции теперь в обрез топлива для старта и манёвров на орбите. И самое главное, у них нет кислорода для дыхания в лунном модуле. Вы ещё не знаете, вчера Ларс ваш сменщик дал команду снять с модуля баллоны и выпустить из них кислород в систему жизнеобеспечения станции. При большой концентрации конвертор ещё справляется. Иначе, к сегодняшнему дню экипаж бы уже стал задыхаться. Так, что теперь они просто не могут стартовать на лунную орбиту, им нечем будет дышать во время полёта.
  - Они могут не открывать шлемы.
  - Да, конечно. Но и скафандры нечем заправить. Запасов сжатого кислорода на станции просто не осталось. Он весь циркулирует в системе. Учёные исследовали привезённые вашей экспедицией образцы катализаторов кислородного конвертора и установили...
  - Я знаю, господин Президент!
  - Да, конечно. Так вот, это отравление лунной пылью в новых катализаторах исключено. К сожалению, миссия этих новых катализаторов так и не получила. У нас в настоящее время нет ещё одного грузовика. Он будет готов не ранее, чем через месяц. Если миссия продержится этот срок, то будем надеяться, она получит и кислород, и топливо для лунного модуля. И катализаторы. Тогда мы сможем эвакуировать экипаж и законсервировать базу. Или, если будет принято такое решение, продолжить её эксплуатацию. Но в любом случае, экипаж будет сокращён до четырёх-пяти человек. Так, что Шарон, быстрее включайтесь в работу. Ваш опыт и знания для НАСА ничем нельзя заменить.
  Президент встал. Поняв, что это уже конец аудиенции, женщина, попрощавшись, направилась к двери. Открыв её, она, однако, повернулась и снова обратилась к смотрящему ей вслед Президенту:
  - Винни, а что говорят аналитики? У них есть шанс, протянуть месяц?
  - Есть, Шарон. Аналитики дают около семи процентов.
   Проводив посетительницу, Винченцо Баллони приказал секретарю соединить его со своим помощником 'по особым поручениям' Тимоти Гринбриджем, возглавляющим, как горько шутил про себя Президент, 'мародёрскую комиссию' на 'Золотом острове'.
   'Несомненно, - думал Винни, пока шёл процесс соединения, - влияние Миши на мой образ мыслей неустранимо. Как-нибудь, похоже, её назвал бы и он. Где он, кстати? Не звонит...'
   В это время в трубке послышался голос Тимоти:
   - Алло...!
   - Привет, Тим, это Винни! - они уже давно перешли 'на ты'. - Как дела, чем порадуешь?
   - Да особо и нечем. Установили, что сотрудники фирмы эвакуировались на подводной лодке. Оказалось, на острове имеются соединяющиеся с морем пещеры. Там же обнаружили подземную лабораторию. Оборудование частично демонтировано, частично уничтожено. Разбираемся.
   - А конкретнее, по реакторам...
   - По реакторам, - подхватил Тимоти, - могу доложить, что первоначальные выводы подтвердились. В момент нападения головки реакторных блоков были взорваны дистанционным путём. Не помогло и взятие цеха под контроль нашим агентом. Это женщина, мы разыскали её в афинской психиатрической больнице. Совершенно неконтактна. Отправили в Вашингтон, там ею займутся основательно. Но, вряд ли... Её помощники поясняют, что она потеряла сознание во время разговора по телефону, а затем, очнувшись, впала в буйство. С кем она говорила, и что ей сказали, остаётся неизвестным.
   - Это интересно, но всё же, по реакторам!
   - Да, по реакторам: установлен состав взорванного элемента. Не буду тебя утомлять перечислением компонентов, скажу только, что он типичен, как ни странно, для обычного радиотехнического устройства. Предварительный вывод такой: В генераторной головке содержалось нечто сферическое, не оставившее при взрыве никаких следов и обслуживающая это нечто электронная схема. Сравнивая сохранившиеся фрагменты двадцати аналогичных устройств, мои спецы клянутся, что смогут восстановить функцию этой схемы. И, кажется, пора подключать яйцеголовых, пускай дают свои соображения.
   - Спасибо, Тим! Ты хорошо поработал. Надеюсь, к Рождеству сможешь доложить мне выводы, уже тут, в Вашингтоне. По самолёту, конечно, ничего?
   - Ничего нового, Винни.
   В Кэмп-Дэвиде Президент появился уже глубокой ночью. Пришлось лететь на вертолёте, поскольку пробиться на автомобиле через плотные ряды пикетчиков и демонстрантов, заполонивших все окрестности, нечего было и думать.
  Дети уже спали. Винченцо поцеловал девочек и заглянул в спальню к супруге. Лола тоже не дождалась его и заснула, уронив книжку на пол. Тут, в загородной резиденции было спокойно. Не сравнить с Белым домом. Президент прошёл в гостиную, споткнулся об оставленную детьми игрушку и взял пульт, чтобы выключить висящий на стене телевизор. По какому-то из десятков детских каналов шёл мультик. На экране шустрый, зелёный Йода с непроницаемым выражением на лице, сначала убегал от преследующих его звёздно-полосатых трансформеров, а затем, загнанный в угол, рубил их на запчасти своим световым мечом. Роботы орали от огорчения, пытались превратиться в танки и вертолёты, но джедай ловко обрубал им пушки и прочие стволы, сопровождая экзекуцию своими комментариями: 'Не нужны тебе пулемёты эти!' А затем...
   Палец Винни нажал на кнопку и экран погас.
  
  ***
  
  Заголовки новостей:
   'Как заявил нашему корреспонденту анонимный источник в НАСА, летательный аппарат, принадлежащий фирме 'СЕ', оказался способен выходить в космическое пространство. Они инопланетяне?'
   'В Париже, перед американским посольством на костре из звёздно-полосатых флагов сожжено чучело 'дяди Сэма'. (Посмотреть видео)'
   'Премьер-министр Турции поставил точку в споре с США. Капитан задержанной в Стамбуле по просьбе госдепа 'штатов' прогулочной подводной лодки не будет выдан американским властям'.
   'Внеочередная сессия НАТО в Брюсселе осудила неправомерные действия США. Представитель США покинул зал заседаний в знак протеста'.
   'Генеральная ассамблея ООН рассматривает протест Греции по поводу вторжения американских войск на греческую территорию'.
   'В преддверии рождественских праздников тысячи европейцев получили уведомления об увольнении'.
  'Потрясающий флешмоб в Ватикане! Собравшиеся на площади св. Петра, тысячи его участников, одетые в костюмы всех цветов радуги, выложили своими телами логотип 'СЕ'. (Посмотреть видео)'
  'Белый дом взят в кольцо осады пикетчиками. Палаточные городки покрыли прилегающие к резиденции президента США улицы'.
  'Беспорядки в Нью-Йорке. В драке между противниками и сторонниками 'СЕ' ранено 12 человек'.
  'Национальная гвардия США приведена в боевую готовность'.
  'На улицах городов мира появились 'инопланетяне'. Залежалые запасы маскарадных масок и костюмов раскуплены не только фанатами 'Звёздных войн''.
  'Взято штурмом, разграблено и подожжено посольство США в Египте'.
  'Госдепартамент США, учитывая рост антиамериканских настроений в мире, рекомендовал гражданам не покидать территорию страны. Американские туристы штурмуют аэропорты'.
  'Губернатор Техаса появился на людях со значком 'СЕ' на лацкане'.
  'Куда исчез доктор Хабибуллин? Наше расследование'.
  
  ***
  
  Просмотрев ленту новостей, с большими ухищрениями уловленную им с находящегося неподалёку, по космическим масштабам, конечно, стационарного спутника связи, Сергей отцепил от иллюминатора конвертер и, к радости пассажиров дал команду Виктору:
   - Можно давать ускорение!
   Запели фюзеляжные двигатели и невесомость в 'Снарке' пропала. Те несколько часов, пока она царила на борту, не принесли людям особых положительных эмоций: почти всех мутило. Только Лида, как прирождённый космонавт, не ощутила почему-то никаких неудобств. Она свободно порхала по салону и взяла на себя функцию совсем расклеившейся Полины: раздала друзьям некое припасённое ещё на Земле лекарство. Оно ли подействовало или люди как-то приспособились к невесомости, но к окончанию 'сеанса' все уже чувствовали себя лучше.
   Тем не менее, при возвращении тяжести, пассажиры вздохнули с облегчением. И только Барсик отнёсся к невесомости совершенно индифферентно: запустил когти в обшивку кресла и вернулся к любимому занятию котов - к дремоте. И даже не проснулся, когда Виктор снова запустил двигатели.
   Теперь путь 'Хитрого Снарка' от области геостационарной орбиты, где он временно завис, для снятия информации со спутников, её оккупирующих, лежал к Луне. Оказалось, что надежды, возлагаемые на радио, на орбите неосуществимы. Попытка беглецов послушать земные станции УКВ-диапазона, натолкнулись на тот, не осознаваемый неспециалистами факт, что каждая частота этого диапазона одновременно используется десятками и сотнями станций. Радиус их действия на Земле ограничен высотой антенн и линией горизонта, поэтому они друг другу не мешают.
  Иное дело в Космосе. Сергей включил приёмник и, как он и ожидал, ничего толком принять не удалось. На любой частоте диапазона, постоянно вытесняя друг друга, звучало множество радиопередач: комментарии и новости на незнакомом языке сменялись несколькими секундами музыки, она в свою очередь, чтением Корана, скороговоркой диджея, да мало ли ещё чем? Что-нибудь выловить из этой разноголосицы оказалось невозможным. Скорее всего, точно так же обстояли дела и с телевизионным вещанием, поэтому экспериментировать не стали. Теоретически, можно было принимать станции КВ-диапазона, но наружная антенна 'Снарка' почему-то отказывалась выдвигаться, а около небольшого иллюминатора приёма почти не было.
  Также возможно было бы принять спутниковое ТВ-вещание, аппаратура для этого была. Опять таки, вся, кроме наружной антенны, а без неё... И тогда Сергею пришла в голову светлая мысль: почему бы им самим не приблизиться к спутнику на дистанцию уверенного приёма и без внешней антенны? Для эксперимента был выбран 'India-sat', 'весящий' на орбите над одноимённым океаном. Ещё только осваивающие навигацию в открытом Космосе Виктор и Лида, сначала немного промахнулись, однако быстро поправились и 'Снарк' завис ниже искомого стационара километров на триста и в его 'луче'. Сигнал в этой точке оказался 'ломовым' и, если бы не невесомость, 'посмотреть телевизор' можно было и дольше.
  Таким образом, 'информационная блокада', в которую путешественники на этот раз сами себя загнали, была прорвана. Особенно обрадовал беглецов сюжет о подлодке 'Ласточка', сначала задержанной в Стамбульском морском порту, а затем отпущенной восвояси. Поскольку в сюжете фигурировал только несколько помятый и небритый, зато улыбающийся Сардин, друзья сделали вывод, что эвакуация сотрудников СБ прошла по плану. На душе стало легче.
   Получив общее представление о творящихся на Земле событиях, решили двигаться дальше.
  
  ***
  
   В одной из кают 'Миннесоты' скучал некий малоизвестный, а также маловостребованный, по причине крепкой приверженности к спиртному, однако талантливый американский актёр, напоминающий телосложением загадочного господина Тагира Омарова. А главное, и довольно-таки схожий с ним лицом.
   Тони Искандер, получив пару дней назад сообщение, что его таланты в ближайшее время не понадобятся, не испытал разочарования, но сдержанную радость: в любом случае, немалый аванс оставался в кармане. Был Тони в возрасте, бит и тёрт жизнью и никогда в здравом уме не согласился бы по доброй воле исполнить перед видеокамерами роль опального господина Омарова. Довольно бессистемное самообразование, которому он отдал когда-то немало времени и накопленный суровый жизненный опыт вкупе с развитым инстинктом самосохранения, явственно подсказывали ему, что жизнь таких двойников, как правило, имеет устойчивую тенденцию прерываться самым неожиданным для них образом.
  Не было ему никакого резона менять устоявшийся быт и не больно доходный, зато постоянный ангажемент на дурно пахнущую авантюру с туманным исходом. Жизнь артиста была вполне налажена: небольшая, но комфортабельная квартира, отсутствие докучливых родственников. У него даже была почти постоянная подруга, навещавшая его, следуя своему удивительному чутью, в дни его, Тони, финансового благополучия.
  Поэтому он просто вежливо посмеялся над заманчивыми предложениями навестивших его холостяцкую квартирку агентов. Те, однако, проявив попутно удивительное знание его жизненных реалий, уходить, не спешили. Зато иронично посетовали, что никакие ангажементы в наше сложное время не могут считаться вечными. И даже подкреплённые ещё юношеской дружбой с работодателем. Всё может поменяться в одно мгновенье. Такой поворот разговора насторожил Тони, и не зря.
  Следующим актом шантажа явилось упоминание о давней истории, где совместно фигурировали присутствующий тут г. Искандер и одна разбитная, но несовершеннолетняя, как быстро выяснилось, девица. Следствию не хватило тогда доказательств любвеобильности именно господина Искандера, да и объект посягательств как-то не сразу вспомнил о совершённых в отношении её деяниях и самого подозреваемого опознавал более чем неуверенно и всё норовил назвать 'Джеральдом'. Однако, искомые доказательства, в виде впечатляющей фотосессии, тем не менее, в природе существовали. И господа вербовщики, в чьём распоряжении эта пачка распечаток находилась, высказав сожаление по поводу случившейся 15 лет тому назад недоработки их ведомства, выразили уверенность, что теперь-то ничего подобного не произойдёт, улики отправятся по адресу и виновный в гадком деянии понесёт заслуженное наказание.
  Мигом поняв откуда и куда дует ветер, Тони тут же сменил курс и заявил, что, хотя на этих забавных фотах отметился кто-то другой, зато он, Тони Искандер, конечно, рад послужить своей стране, тем более за предлагаемое вознаграждение. Его же предыдущий отказ явился ничем иным, как неудачной шуткой.
  И вот теперь, узнав, что его карьера двойника прервалась, так и не начавшись, проницательный актёр испытал огромное облегчение. Теперь его мечтой стало как можно скорее вернуться в Неаполь, сесть на самолёт и оказаться в Нью-Йорке, в своей квартирке, с бутылкой виски в руке.
  Следует добавить, что интуиция не обманула Тони Искандера в плане перспектив его принудительного сотрудничества со спецслужбой. В неком документе, который прочло от силы два десятка человек, включая составителей, и который так никогда и не стал предметом изучения любопытных историков, судьба двойника мистера Омарова была определена совершенно, однозначно.
  Призванный сыграть роль опального врага Америки, в том случае, если того самого не удастся склонить к сотрудничеству, либо он будет найден убитым, его двойник должен был, в конце концов, 'уйти на покой'. И поселиться в тщательно охраняемом поместье подальше от людских глаз, назойливых репортёров и папарацци. Где заняться написанием мемуаров, а затем трагически погибнуть от руки 'маньяка-убийцы'. Впрочем, способ ликвидации опасного свидетеля мог варьироваться в зависимости от сложившейся к тому времени обстановки.
   К счастью, чудом избежавший этой печальной участи, довольно безалаберный, но талантливый артист сумел впоследствии обратить в свою пользу и почти месячное 'вхождение в образ' мистера Омарова. Когда дела в Нью-Йорке и во всех США пошли совсем плохо, Тони, снова проявив присущее ему чутьё, срочно продал свою квартирку, рассчитался в театре, обменял полученные амеро по грабительскому курсу на евро и вылетел в Париж.
  Там он, предварительно загримировавшись и надев нечто полувоенное, явился в приёмную к восходящей звезде французского кинематографа, режиссёру Антону Форшу, корпящему над каким-то сценарием. Произвёл фурор, продемонстрировав давно уже растиражированный тысячами телепередач и выпусков новостей характерный акцент и повадки руководителя 'СЕ' и ухмыльнулся, подслушав доклад секретарши деятеля кино: 'Антон! Представляешь, там к тебе пришёл сам Омаров!' В общем, кастинг на эту роль в нашумевшем вскоре фильме объявлять не пришлось.
  Конечно, в зрелищных сценах, когда г. Омаров бегает с неподъёмным пулемётом и, оскалившись, палит из этого монстра по 'Апачам', а затем, вооружившись ятаганом, сражается с американским 'морским котиком', Тони подменяли дублёры. Но он всё же заслуженно получил за эту роль своего 'Золотого льва'. А позже, в фильме 'Крах', признанном классикой кинематографа 21-го века, снова вернулся к знакомой роли и снова исполнил её с блеском.
  На этом блестящая карьера Тони Искандера в кино и завершилась. Впрочем, сам он по этому поводу нисколько не комплексовал, но приобрёл дом на 'Лазурном побережье' и спокойно прожил в нём немалый остаток своей жизни. И умер в нём же на 73-м году, хотя и не окружённый сонмом рыдающих детей и внуков, зато в своей постели и с недопитым стаканом виски в руке.
  
  ***
  
   За почти четверо суток, проведённых на борту, экипаж и пассажиры 'Хитрого Снарка' постепенно привыкли к особенностям ситуации, в которой оказались. К тому, что сила тяжести и её вектор может меняться по воле пилотов, направляющих их космический корабль к Луне, к тому, что питаться приходится в основном консервированными и сублимированными продуктами, запаса которых должно было хватить месяца на четыре. К особенностям пользования, извините, туалетом, к тому, что спать приходится в тесных, хотя и индивидуальных 'купе', на которые разделялся салон в 'ночное время'. К тому, что в иллюминаторах Земля всё удалялась и, наконец, приняла вид схожий с медленно вращающимся глобусом, наполовину освещённым ярким Солнцем. Но, глобусом, очертания материков и океанов на котором замаскированы молочными вихрями циклонов и атмосферной дымкой на краях.
  В тоже время, вид приближающейся Луны не очень отличался от вида её с земной поверхности. Правда, она была значительно чётче и, в противовес уменьшающейся Земле, с каждым часом немного росла в размерах, приближаясь к той расчётной точке, где и должно было состояться её рандеву со 'Снарком'.
  Невесомости больше не было: поскольку, как оказалось, нетренированные беглецы переносили её не очень хорошо, пилоты сразу выбрали не полёт по инерции, с последующим торможением, а режим с постоянным ускорением на половине дистанции, а затем с постоянным торможением на другой половине. Собственно, достигнуть цели можно было и за несколько часов, но это значило набрать на середине трассы значительную скорость, что, учитывая изрядную засорённость околоземного пространства космическим мусором, было небезопасно.
  Локатор сферического обзора показывал в радиусе пары сотен километров множество летящих по самым разным орбитам мелких объектов. Более крупные отмечались и за тысячи километров. Возможно, это были фрагменты выведенных когда-то в космос спутников и ступеней ракетоносителей и всего того что, попав однажды на орбиты, будет обращаться вокруг Земли сотни и тысячи лет. Или до тех пор, пока благоразумные потомки, устав терпеть это безобразное наследство, не очистят неведомыми нам способами пространство уже для своих целей. Получив, возможно, некоторую прибыль в результате утилизации не самых бросовых, 'космических' материалов.
  Впрочем, сигналы локатора несли пока только информационную функцию: ни один из замеченных объектов не представлял угрозы стремившемуся к Луне космическому кораблю. Их траектории проходили не ближе нескольких десятков километров. При дальнейшем удалении от Земли космического мусора стало меньше и 'Снарк', набравший к тому времени уже значительную скорость, мог не опасаться столкновений.
  Как уже было сказано, на второй половине дистанции пилоты приступили к торможению и переводу корабля на полярную орбиту вокруг нашего естественного спутника. Как им было известно, приглашающая сторона базировалась вблизи южного полюса Луны.
  С электронным мозгом был установлен радиоконтакт. Его осуществил Барсик, хотя радиостанцию на нужную частоту настроил по его указаниям Сергей, не хуже Павла понимающий телеграфную азбуку, которой предпочитал общаться кот. По причине отсутствия возможностей артикуляции, он и не пробовал говорить на человеческом языке. Да и сам контакт оказался, к разочарованию собравшихся, сначала не очень зрелищным: Барсик набрал на компе какой-то совершенно непроизносимый по-русски текст и, надавив клавишу 'ввод', отправил послание в эфир.
  Ответ пришёл тут же: на экране появились русские буквы, которые, однако, тоже никак не складывались в понятные слова. Однако, оператор, судя по всему, отлично понял это послание, поскольку нажал когтём своей мохнатой лапы ещё несколько клавиш. И снова получил ответ, теперь короткий.
  Барсик отвернулся от экрана и промурчал для присутствующих довольно длинное сообщение.
  - Полёт в гости пока отменяется! - пересказал азбуку Морзе Сергей. - Американцы на своей базе терпят бедствие. 'Он' просит нас, если это не против наших нравственных принципов, помочь им!
  В это время на экране появился вполне разборчивый русский текст:
  'Люди! Я только что перехватил информационное сообщение. Земные СМИ сообщают, что присутствующие тут, на Луне, представители вашего вида, по независящим от них причинам, вероятно, прекратят свою жизнедеятельность через не более, чем двадцать часов. Причина: недостаток кислорода для дыхания. Если вы захотите оказать им помощь, несмотря на то, что они представители преследующего вас государства, то я предоставлю координаты их местоположения'.
  'Мы окажем им помощь' - набрал на клавиатуре Павел и нажал 'ввод'.
  'Я и не сомневался' - ответил собеседник. - 'Примите графический файл'.
  На экране появилось карта части поверхности Луны в районе Южного её полюса, о чём свидетельствовали цифры координат двух точек, одна из которых носила обозначение 'Американская база', а другая, более лаконичное - 'Я'.
  
  ***
  
   Ларс Дженкинс с тоской следил, как медленно, но неуклонно уменьшается напряжение солнечной батареи. А вместе с ним ослабевало и бурление кислородных пузырьков в его гордости, самодельном электролизёре. Жаль, что он закончил его так поздно. Теперь освещена только верхушка батареи, установленной на холмике за жилыми отсеками. Через несколько часов наступит двухнедельная ночь, которую не переживёт никто. Впрочем, возможно, никто не переживёт и ближайшие сутки. Кислородный конвертер на последнем издыхании, резервные запасы как сжиженного, так и сжатого кислорода закончились. Парциальное давление кислорода в станционной атмосфере уже упало ниже критической величины.
   Осталось переключить электролизёр на питание от бортовой сети. Тогда аккумуляторы Базы сядут за несколько суток, и на эти же сутки растянется агония людей, заключённых в её хрупкой скорлупе. Пусть так, но сдаваться он не имеет права. Хотя уже написаны прощальные послания, хотя уже Президент в последнем сеансе видеосвязи, пряча глаза, произнёс: 'Да поможет вам Бог!'
   Как бешеное стучит сердце, силясь насытить организм кислородом! От любого движения бросает в пот. Ларс приподнялся, пошатываясь, в глазах его потемнело. Едва не теряя сознания, астронавт приник ртом в выходному патрубку установки и сделал несколько глубоких вдохов. В голове немного прояснилась. Судорожная одышка слегка отпустила.
   Так, отключить автомат, отсоединить клеммы солнечной батареи. Гаечный ключ выскальзывает из потной ладони. Не уронить: нагнуться, чтобы поднять его потом с пола будет стоить немалых усилий, даже и при мизерном лунном притяжении. Теперь накинуть клеммы от самодельного регулятора.
  Стой, Ларс! Полярность! Поменять местами! Иначе кислород пойдёт через клапан наружу, в космос, а из патрубка хлынет поток бесполезного и опасного водорода. И бабах! Сделано, гайки затянуты, насколько хватило сил. Дотянуться до автомата включения, благо лабораторный отсек небольшой, всё под рукой...
   Щёлк! Зашипел электролизёр и от его положительного электрода устремились вверх пузырьки. От отрицательного, конечно, тоже, но там, в другом отсеке аппарата выделяется водород, совершенно Ларса не интересующий. Командир Базы добавил напряжения, мельком глянув на амперметр. Пожалуй, достаточно. В 'кислородном' отсеке бурлило, живительный газ пополам с водяным паром, пошёл из патрубка.
  Ларс прибавил обороты вентилятора и приоткрыл дверь отсека. Дышать стало значительно легче. Пускай кислород, хоть и нетабельным путём, быстрее распространится по помещениям. Скоро он дойдёт и до лежащих по его приказу в своих каютах товарищей. Когда человек лежит, он меньше потребляет... Тогда всех можно будет собрать в коридоре, примыкающем к лаборатории, герметизировать его и поднять в нём концентрацию кислорода.
  Ещё нужно добавить воды в установку. Ну, это легко! Шланг в патрубок и открыть краник. Доведём уровень бурлящей жидкости до трёх дюймов ниже края и достаточно. Теперь можно и отдохнуть. Несколько суток жизни обеспечено. А там... что же? В крайнем случае, можно активировать систему 'мизерикорд'. Нет, для себя у него есть пистолет. Вот он, в боковом кармане.
   Как он пригодился неделю назад! Тогда, совершенно случайно, Ларс увидел, что Дуглас Леман возится с запором шлюза. Перед этим он постоянно жаловался на недомогание. Впрочем, от начинающейся гипоксии страдали все. Карен дала ему какие-то таблетки и сделала укол. Тогда Дугу, кажется, полегчало. И вот, он крутит кремальеру, собираясь войти в шлюзовую камеру.
   - В чём дело, Дуглас? - спросил его Ларс.
   Тот спокойно повернулся к командиру и ответил совершенно безмятежно:
   - О! Привет, Ларс! Тут очень душно, хочу свежим воздухом подышать.
   - Каким воздухом, Леман? - опешил тот. - Ты в своём уме? Там вакуум!
   - Нет, Ларс! Ты ошибаешься. Я недавно понял, мы все ошибаемся. Там светит солнце и там свежий воздух. Я так устал сидеть в этой духоте! Мне бы только выйти, отдышаться! - Леман, похоже, разволновался. - Почему я не могу выйти и просто подышать?
   Ларс медленно приблизился и осторожно положил руку на плечо Лемана.
   - Ты же планетолог, Дуг! - как можно задушевнее сказал он. - Ты же с детства увлекаешься астрономией и знаешь, что на Луне нет никакой атмосферы. Ты просто устал, подумай немного и ты согласишься, что я прав.
   - Нет! - почти крикнул в ответ Леман. - Хватит вранья! Я хочу выйти и выйду, а вы можете задыхаться в этой душегубке! Оставь меня! - Он резко сбросил с плеча руку командира. - Поди прочь!
   И неожиданно коротко, но сильно ударил Ларса в живот. Командир отлетел на несколько метров - эффект низкой гравитации. Пока Ларс превозмогая боль, пытался достать из кармана случайно захваченный с собой пистолет, - он намеревался его почистить - Дуглас снова занялся кремальерой. Наконец, пистолет оказался в руке майора, он передёрнул затвор, одновременно принимая позу для 'стрельбы лёжа'. Главное тут было обеспечить наилучший контакт тела с покрытием пола, поскольку закон 'действие равно противодействию' на Луне проявлялся со всей очевидностью.
   - Отойди от люка, Дуглас! - крикнул Ларс. - Иначе стреляю!
   Безумец уже открывал створку. Услышав его, он обернулся. Хитрая, но болезненная улыбка заиграла на его лице.
   - Ты же не будешь стрелять в своего товарища, правда? Да не волнуйся, Ларс, я скоро вернусь, и вы все убедитесь...
  В ответ Ларс выстрелил. Он целился в стенку рядом с люком, чтобы напугать сумасшедшего и ввести его в ступор хотя бы на пару секунд. Мало кто хладнокровно переносит удар пули в футе от себя. Однако реакция Дуга оказалась нетипичной. Он съёжился и метнулся в шлюзовой отсек, прикрывшись его люком. Но зацепился за него левой ногой и замешкался. В голень этой ноги и выстрелил Ларс. Похоже, рука его дрогнула, инстинктивно он не хотел причинить вреда несчастному. Пуля разорвала штанину Дугласа, глубоко оцарапала ногу, срикошетила о люк и с воем пролетела над прижавшимся к полу стрелком.
  Нога Дугласа, невидимого за люком, судорожно застучала по полу. Раздался приглушённый стон. Ларс вскочил и в пару секунд оказался у шлюзового отсека, выдёргивая из кармана пучок проводов, чтобы наложить жгут, если понадобится. Сзади послышались взволнованные голоса, привлечённых стрельбой людей.
  - Позовите Карен! - крикнул Ларс, склоняясь над шипящим от боли Дугом.
  Прибежала Карен и они вдвоём осмотрели рану. Оказалось, достаточно наложить повязку, что и было сделано. Когда Ларс отводил раненого в его каюту, тот уже не стонал. Укладываясь на кушетку, он вдруг посмотрел командиру прямо в глаза и сказал тихо:
  - Прости, Ларс, что доставил тебе столько хлопот. Со мной, действительно было что-то не то. Я вдруг отчётливо понял, что там за люком чистый, свежий воздух. Бред, конечно. И я готов был.... Если бы не твоя пуля! Прости, Ларс! И спасибо!
  Отвлёкшись от воспоминаний, Ларс хотел, было, отправиться в свою каюту, но передумал: и электролизёр требовал присмотра, и сам он устал смертельно за последние дни. Поэтому он просто опустился в кресло, откинул его спинку и задремал.
  Между тем установка почти сразу дала сбой. Неудачно расположенный выпускной водородный клапан заклинил. С наступлением ночи при понижении температуры стенок замёрзла скопившаяся в нём вода. Под давлением не находящего выхода газа уровень электролита в 'водородном' отсеке стал понижаться. А в другом отсеке уровень повысился и, наконец, горячий электролит плеснул из патрубка и попал на лежащую рядом с аппаратом сборку регулятора. Самодельная схема задымилась и вышла из строя. Щёлкнул автомат, спасая сеть от перегрузки, установка обесточилась. Выделение кислорода прекратилось.
  
  ***
  
   Заголовки новостей:
   'Анонимный источник в НАСА сообщил об аварийной обстановке на американской лунной базе. Пресс-секретарь организации опроверг появившиеся сообщения о возможной гибели астронавтов. 'Мы контролируем ситуацию!' - заявил он'.
   'Греция отозвала своего посла из США и потребовала немедленного освобождения оккупированной греческой территории и интернированных на 'Золотом острове' греческих граждан. 'Де-факто мы уже вышли из НАТО!' - заявил греческий представитель в Брюсселе'.
   ''Марш на Вашингтон' организованный обновлённой 'Американской Федерацией Труда' после недавней, скандальной отставки её президента, обещает стать крупнейшим массовым выступлением трудящихся Америки в нынешнем столетии'.
   'Документальный фильм RAI 'Как это было' запрещён к показу на территории США. (Скачать демо-версию)/(Купить полную версию)'.
   'Компьютерная игра 'Битва за 'Золотой остров'' побила вчерашний рекорд продаж'.
   'Куда направился 'Snark'? Интервью с профессором планетологии Тимо Свенсоном'
  
  ***
  
   - Нет, господин Президент! На локаторах они перестали отмечаться с тех пор, как покинули геостационарную орбиту. Последний раз их засёк комплекс на острове Диего-Гарсия. Однако мы до сих пор принимаем сигналы их собственного локатора и путём триангуляции...
   - Ясно, ясно! Значит, они полетели к Луне?
   - Судя по их траектории, они готовятся к выходу на окололунную орбиту. Телескоп на Гавайских островах ведёт за ними наблюдение. Кроме того, мы их видим в инфракрасном свете. Не их самих, а выхлоп их двигателей. Для этого пришлось вывести из обычной эксплуатации орбитальный телескоп 'Оорт'. Недовольство учёных мы пока сдерживаем легендой, что на телескопе произошёл сбой программного обеспечения.
   - Скажите, генерал, они могут получать информацию с Земли? Принимать программы телевидения, например?
   - Конечно! Их задержка на стационарной орбите, по мнению аналитиков ЦРУ, как раз и вызвана попыткой съёма информации со спутника связи. Другое дело, удачно она завершилась или нет.
   - Знаете, генерал, это ведь наш шанс!
   - Не понял, господин Президент!
   - Последний шанс спасти нашу лунную миссию! Немедленно дайте в СМИ информацию о бедственном положении астронавтов.
   - Собственно, это не секрет. Такие слухи циркулируют давно, в связи с прекращением трансляции с базы в Интернете. Да и утечки.... Но наша пресс-служба опровергает...
   - Вот пускай и перестанет опровергать! Пусть сообщит о трагической нехватке кислорода, о том, что астронавтам осталось, возможно, только несколько дней жизни. Если экипаж этого 'Снарка' получит информацию и заинтересуется то, возможно, им придёт в голову заработать политический капитал на спасении миссии. Мы, конечно, в таком случае сами себя высечем, но ребята будут спасены. Но, это ещё не всё...
   - Извините, господин Президент. Не понял, как это: 'сами себя высечем'?
   - Не берите в голову, генерал, это значит, прилюдно обделаемся. Минуту!
   Президент нажал кнопку и дал указание секретарю:
   - Джо! Перенеси все сегодняшние встречи на два часа позднее.
   Когда секретарь отключился, Бадалони снова обратился к генералу:
  - Так вот, чтобы превратить наше поражение в победу, нам ещё предстоит поработать. Скажите мне, какое оружие есть у астронавтов?
  
  ***
  
   'Хитрый Снарк' вышел на лунную полярную орбиту почти точно над линией терминатора. Сделав немногим более половины витка на высоте в 60 километров, судно оказалось над районом южного полюса и, повинуясь командам пилотов, уменьшило скорость и высоту, практически зависнув над районом расположения американской базы. Несмотря на наличие в памяти компа подробной лунной карты, посадку затрудняло то обстоятельство, что в районе базы солнце уже склонялось к закату. Вдобавок, длинные, угольно чёрные тени от возвышенностей искажали картину местности. Да и сама база, уютно расположившаяся в небольшой долине между холмов, была уже, похоже, в тени. Конечно, местность немного подсвечивала Земля, висящая невысоко над горизонтом.
   Как было известно из ранее виденных телевизионных репортажей, ожидая посадку грузовика, персонал базы включал огни, расположенные по периметру посадочной площадки. Однако сегодня тут никто не ждал гостей, а связаться с терпящими бедствие было невозможно: просто спасатели не знали частоту на которой их следует вызывать. Неизвестно, долго бы ещё 'Снарк' барражировал над лунной поверхностью, если бы Лида вдруг не вскрикнула:
   - Там!
   И указала на вспыхнувший, на мгновение в глубокой тени фиолетовый огонёк. Это оказался отблеск Солнца на самой верхушке почти полностью погружённой в тень огромной панели солнечных батарей лунного поселения. Сориентировавшись, пилоты поднялись повыше и увидели на экране радара, отметки от уголковых отражателей базы. Просто ранее база скрывалась от них за холмами. Приблизившись, уже через пару минут смогли разглядеть и в оптике заглублённые в реголит, цилиндры жилых помещений и лабораторий с тускло светящимися иллюминаторами. А также посадочную площадку, с сиротливо приткнувшимся на ней лунным модулем.
   - Можно, я? - умоляюще посмотрев на Виктора, сказала Лида.
   - Сажай! - ответил тот, не убирая, впрочем, рук с джойстиков управления. - Видишь, между модулем и зданиями есть ровное место.
   - Есть! - ответила пилотесса и, повинуясь лёгким движениям её пальцев, 'Хитрый Снарк' немного развернулся, завис над площадкой и плавно пошёл вниз. Загорелись зелёные индикаторы табельно выпущенного шасси. На экранах и в иллюминаторах появились струи разлетающегося из-под выхлопа фюзеляжных дюз реголита. Лёгкий, почти незаметный толчок. 'Снарк' немного накренился и замер. Смолкли двигатели.
   - Мы на поверхности! - с трудом сдерживая торжество, доложила Лида.
   А затем, отстегнула ремни, чмокнула в щёку недоумевающего Виктора, немыслимым кульбитом, возможным только на Луне, выскользнула из пилотского ложемента в салон и с криком 'Ура!' повисла на руках встающего из кресла Петра. Тот, уже облачённый в скафандр, неловко подхватил её. Пассажиры отметили посадку аплодисментами в адрес пилотов. Да и вообще, приятно было после длительного полёта почувствовать себя на твёрдой поверхности, хотя бы и не земной. Только Барсик, проснувшийся от шума, не выразил никаких эмоций, а только потянулся и терпеливо снёс выпавшую на его долю порцию Катиных потрёпываний. После чего снова свернулся в кресле.
   Торжество, однако, не затянулось.
   - Петя, поставь уже Лиду на пол! - скомандовал, улыбаясь, Павел. - Серёжа, Петя, готовы?
   Единственные из беглецов, имеющие хоть какое-то представление о правилах пользования скафандрами, Пётр и Сергей, подтвердили готовность к выходу из космического корабля. Петр поставил, всё же на ноги раскрасневшуюся супругу, предварительно поцеловав её. Уже у тамбура, провожавший разведчиков Павел Васильевич, приказал им взять с собой на всякий случай баллон с кислородом. Ещё раз, проверив радио, ребята закрыли шлемы и вошли в шлюзовой отсек.
   Неимоверно сложными путями, задействовав немыслимые схемы оплаты и получения готовых изделий, Екатерина по заказу шефа сумела в своё время организовать изготовление и доставку на 'Золотой остров' двух современных космических скафандров. К сожалению, у Петра и Сергея не нашлось тогда достаточно времени, чтобы их полностью освоить. Даже надевали они эту космическую одежду только два раза.
  Впрочем, устройство их они знали довольно хорошо и надеялись не оплошать. Тем более что малейшая ошибка могла привести к трагическим последствиям. Всё-таки, Космос это не тёплое море. Однако, конструкция данных изделий российского росавиапрома, оборудованных вдобавок 'умной' микропроцессорной начинкой, оказалась чрезвычайно удачной. Даже возможные ошибки владельца она компенсировала самостоятельно, правда, предупреждая его о возможных проблемах загорающимися на внутреннем дисплее сообщениями.
  Выпустив воздух из шлюза, и почувствовав снижение внешнего давления по небольшому раздуванию скафов, ребята помедлили ещё несколько минут, прислушиваясь к своим ощущениям и проверяя показания внутренних климатизаторов. Всё, как будто, было в порядке, и друзья, открыв настежь внешний люк, спрыгнули на поверхность. Она оказалась, естественно, не твёрдой, а напоминающей крупный песок, щедро пересыпанный камнями всевозможных размеров. Возможно, он даже шуршал под ногами, но из-за отсутствия на Луне атмосферы, никаких звуков, конечно, не было слышно.
  Лида, которую Павел Васильевич отрядил наблюдать за поселением в оптике, доложила по радио, что база по-прежнему не подаёт признаков жизни и за иллюминаторами не заметно движения. Хотя светило уже скрылось за недалёким лунным горизонтом, местность была отлично освещена его отражённым от Земли светом, и включать нашлемные прожектора оказалось излишним. В этом свете окружающие 'Снарк' холмы уже не производили впечатления обрывистых скал и бездонных ущелий, как это виделось с орбиты, да и на любых снимках лунной поверхности из космоса. То, что видится при взгляде на Луну чрезвычайно пересечённой местностью, на самом деле представляет собой плавные, а порой и незаметные перепады высот.
  Выгрузив из люка кислородный баллон, разведчики подхватили его и, сориентировавшись, отправились по направлению к лежащим на боку цилиндрам американской базы, знакомым каждому, кто интересуется Космосом. Оказалось, что вдвоём, мешая друг другу, нести баллон не очень удобно, хотя при лунной гравитации он потерял пять шестых своего веса. Так, что кислород понёс Сергей. Ему пришлось взять баллон в охапку, и не спеша двигаться за несколько ушедшим вперёд Петром. Особая лунная походка у друзей ещё не выработалась, поэтому они передвигались довольно неуклюже. Впрочем, и скафы довольно сильно сковывали их движения, хотя и считались на порядок лучшими, чем лунные американские, более чем полувековой давности.
  По мере приближения к станции, характер поверхности изменился: теперь она напоминала асфальт, поскольку была залита каким-то составом. Эта была запоздалая мера, призванная уменьшить поступление в помещения лунной пыли, послужившей причиной сбоя работы климатизаторов. Над входным люком, высоким, почти в рост человека, приветливо сиял плафон, освещавший надпись на английском: 'База Лунной Миссии. США'
  Рядом с люком, оборудованным штурвальчиком кремальеры, разведчики увидели две подсвеченные клавиши с надписями: 'Открыть' и 'Закрыть'. Пётр нажал 'Открыть', плафон над люком немного пригас, кремальера закрутилась. Наконец, её вращение остановилось.
  - Мы заходим! - доложил по радио Пётр, и получив от Павла ответное: 'Принято!' потянул за штурвал. Люк, однако, не подался. И только после того, как Петя решил довернуть кремальеру вручную, крышка люка отошла. За ней оказалось тускло освещённое помещение шлюзового отсека. Зайдя и закрыв за собой дверь, ребята герметизировали её и обратились к противоположной, ведущей в помещения. Та, однако, не сразу отозвалась на их попытки войти: После нажатия соответствующей клавиши, замигало табло: 'Выравнивание давление' и гости ощутили, что их скафандры несколько сдавили тела. Видимо, в отсек был подан воздух. Вскоре мигание табло прекратилось, и внутренняя дверь открылась.
  Встроенные в скафы манометры, однако, показывали только половину атмосферного давления. Впрочем, это был американский космический стандарт, при пониженном общем давлении, нормальное парциальное давление кислорода. Во избежание неприятностей, связанных с резким перепадом давлений, ребята решили не открывать шлемы.
  Им открылся безлюдный коридор станции, неярко освещённый потолочными плафонами. Ряд герметичных дверей-люков, справа и слева. Ближайший справа приоткрыт. Судя по плану, это были рабочие отсеки и лаборатории. Переход в жилые был в конце коридора. Пройдя несколько шагов, Пётр отворил незапертую дверь. Это была лаборатория, на столах громоздилась какая-то аппаратура. Доминировало некое сооружение, своими прозрачными стенками напоминающее огромный аквариум, опутанный проводами и шлангами. Сделав шаг внутрь лаборатории, Петя увидел на полу, лежащего на спине человека в белом, замызганном комбинезоне. 'Ларс Дженкинс. Командир' - прочёл Петр надпись над нагрудным его карманом. Человек, похоже, был без сознания, но явно живой. Руки его слегка подёргивались, грудь вздымалась в судорожном дыхании. Лицо отдавало землистым оттенком, ногти синеватые.
  - Серёжа! - крикнул Пётр, - давай быстрей кислород. Тут человек, у него гипоксия!
  Направленная в лицо шипящая струя привела Ларса в чувство. Он приподнялся и сел на пол, с недоумением глядя на две фигуры в русских скафандрах. Неизвестно откуда но, похоже, они появились вовремя и у них есть кислород.
  - Там! - сказал Ларс, указывая направление на жилые отсеки. - Там весь экипаж! Они задыхаются!
  - Что он говорит? - спросил Пётр. - Ничего не слышу в шлеме!
  Сергей перекрыл вентиль и в наступившей тишине наклонил шлем к голове астронавта.
  - Что? - прокричал он по-английски.
  Судя по всему, человек в комбинезоне его услышал и повторил свою речь.
  - Он говорит: 'спасите людей'. Они в своих каютах. Пошли!
  Сергей снова открыл вентиль, выпустил ещё немного кислорода и снова обратился к Ларсу:
  - Проводить сможете?
  Тот закивал, неловко встал на ноги, переждал возникшее головокружение и указал рукой:
  - Туда!
  Сергей, следуя за придерживающимся за стенку астронавтом и периодически давая ему вдохнуть из баллона, связался со 'Снарком':
  - Павел! Люди, кажется, живы. Нужно ещё кислорода!
  - Принято, Серёжа! Мы всё слышали и догадались. Шесть полных баллонов уже в шлюзовом, два стоят на докачке.
  - Принято, Павел!
  Теперь Сергей обратился к Петру:
  - Я тут сам справлюсь, а ты сбегай за кислородом?
  - Есть, командир! - ответил Петя, в некоторых случаях безоговорочно признававший первенство товарища и его право отдавать приказы.
  Развернулся и потопал обратно к шлюзу.
  
  ***
  
   -- Вы же сами приказали соединять его без очереди в любое время, господин Президент! - обиженно ответил секретарь.
   - Да. Извините, Джо, я просто забыл! Соединяйте.
   В трубке послышался голос координатора спецопераций:
   - Господин Президент?
   - Да, Людвик, слушаю. Доброй ночи!
   - Здравствуй Винни! Поздравляю, ты был прав, они клюнули. На камерах наружного наблюдения базы мы видели час назад посадку 'Снарка' и выход из него двоих в скафандрах. Эксперты утверждают, русского производства. Теперь наблюдаем активность, связанную, по-видимому, со спасательными работами. Один носит на базу баллоны, другой скрылся внутри и не появляется.
   - Внутренние камеры?
   - Отключены, отсюда мы не можем их включить.
   - Связь с экипажем?
   - Не отвечают.
   - Ларс, вообще, получил приказ?
   - Приказ в компьютере базы. Это точно. Только неизвестно, прочёл ли он его, поскольку подтверждения не поступало. Им там, похоже, было не до приказов. Телеметрия показывала...
   - Ладно, ладно, будем надеяться! Если выйдут на связь, намекните на важность и конфиденциальность приказа. Экипаж может быть под контролем.
   - Хорошо, господин Президент!
  
  ***
  
   Звонок снохи застал О'Рэйли на своём рабочем месте начальника спецсклада американской военной базы. Сердце майора сжалось от нехорошего предчувствия: Тут, в Неаполе утро, а в Бостоне ещё глубокая ночь. Тем не менее, он постарался ответить бодро, как всегда. Мало ли, что?
   - Привет! Слушаю, Эллис!
   Рыдания в трубке подтвердили его опасения, в груди служаки похолодело:
   - Да, что случилось?!
   - Он умер, Фрэнк, умер! - донеслось, наконец, сквозь плач.
   - Прекрати реветь! - рявкнул майор. - Рассказывай толком, что произошло!
   Это подействовало, и из последующего, постоянно прерываемого рыданиями повествования, выяснилось, что его сын Эдди сегодняшней ночью попал в аварию. На заснеженной дороге он не справился с управлением и слетел с хайвэя в овраг. Множественные переломы, разрыв печени. Когда его доставили в больницу, он ещё дышал. Но умер на операционном столе.
   - Крепись, детка! - сказал, наконец, бледный, как смерть майор. Не повреди малышу. Я немедленно вылетаю!
   - .......
   - Я сказал, вылетаю немедленно! Не делай глупостей, подумай о ребёнке! Твоём сыне и моём внуке!
   Закончив разговор, майор повернулся к компу и заказал билет на ближайший рейс на Бостон. Написал рапорт, где изложил просьбу об отпуске по семейным обстоятельствам и отправил его командованию. Да так и застыл, обхватив лицо руками.
   Его сын! Его единственный ребёнок! Он воспитывал его без матери, умершей много лет назад. Умненький парень, но шалопай, каких мало! Когда он привёл домой свою сокурсницу - 'познакомься, папа, это моя невеста!' - Фрэнку та сначала не понравилась: 'наверняка, такая же бедовая, как и сынок!'. И одета, хм! Шортики и топик без малейших признаков лифчика. Вдобавок, англичанка с примесью индийской крови! Однако, это неодобрение быстро улетучилось, по мере того, как 'невеста' взяла в свои маленькие, но крепкие руки дом О'Рэйли.
  Казарменная чистота и порядок в доме сменились мало-помалу семейным уютом, забыты были ежевечерние пиццы на двоих. Как эта девушка умудрялась отлично учиться и содержать в порядке дом? И, несомненно, на Эдди она влияла самым положительным образом. Тот прекратил свои выходки и постепенно становился вполне трезвым и добропорядочным американским парнем, каким его и хотел видеть отец в своих мечтах. Да и сама Эллис постепенно стала для Фрэнка любимой дочерью.
  Теперь Фрэнк смог принять подоспевшее предложение сменить место службы на благодатную Италию. Раньше он на это никогда бы не согласился, в опасении оставить своего оболтуса без отцовского контроля.
  Окончив институт, молодая пара некоторое время промаялась без работы, а затем Эдди вычитал в Интернете интересное предложение, как раз по его профессии и отправил своё резюме возможному работодателю. Без особой, правда, надежды. К его удивлению, ответ пришёл почти немедленно: немецкая, быстро развивающаяся компания была заинтересована в молодых специалистах именно этого профиля. Эдди вылетел во Франкфурт, и из его почти ежедневных звонков выяснилось, что работой и зарплатой он вполне доволен. Есть и перспективы роста. Он хотел забрать в Европу и Эллис, но та, к этому времени уже беременная, решила погодить менять место жительства. По крайней мере, до рождения ребёнка.
  И вот, всё пошло прахом! Из-за преследования американским президентом фирмы 'ClearElements', она прекратила свою работу. Вылетела в трубу и тесно связанная с ней немецкая компания, названия которой Фрэнк так и не запомнил. Сотрудников отправили в длительный отпуск без содержания, что было равнозначно увольнению. Эдди прилетел к отцу почти без денег: все свои он вложил в аренду дома, где готовился принять супругу с малышом.
  Отец и сын проговорили всю ночь. Ныне безработный, сын употреблял в адрес американского президента эпитеты, граничащие с государственной изменой. Однако к увещеваниям отца всё же прислушивался, и казалось, немного успокоился. Когда же улетал в Бостон, то даже улыбнулся и помахал Фрэнку из-за прозрачной стенки накопителя аэропорта.
  Однако дома, похоже, депрессия взяла своё: Эллис звонила несколько раз и, нет! она не жаловалась! Но Фрэнк понял, что дела обстоят не лучшим образом и молодой женщине нужно просто поговорить с близким человеком. Сын же был, казалось, приветлив и весел: 'Всё это ерунда, папа! Найду другую работу! Уже кое-что подвернулось'.
  Обманывал, успокаивал. Впрочем, Фрэнк и сам был рад обмануться. Сегодня же Эллис поведала, что они стали ругаться чуть ли не каждый день, в основном по пустякам, а затем Эдди садился в автомобиль и уезжал 'проветриться'. Возвращался пьяный и молча ложился в кровать. И вот...
  А ведь он, майор О'Рэйли. тоже принял участие в организации гибели своего сына! Хотя и косвенное. Но, ничего! Свою вину перед сыном и не родившимся ещё внуком он искупит. И начнёт прямо сейчас.
  - Ты у меня ещё попляшешь, ублюдок! - пригрозил неведомо кому Фрэнк, снова включая компьютер.
  Пока тот мигал экраном загружаясь, майор снял со стены фото 'своих детей', как он называл их про себя - смеющихся Эдди и Эллис и положил в портфель. Посмотрев на часы, вставил в гнездо флешку и, тщательно покопавшись в файлах, скопировал несколько из них. Что было, конечно, строжайше запрещено. Но Фрэнк готовился совершить очень серьёзное должностное преступление. А может быть и государственную измену. Кроме того, он открыл сейф и достал тоненькую папочку, которую тоже положил в портфель.
   В самолёте над Атлантикой, отказавшись от порции бесплатного спиртного бывший майор О'Рэйли холодно обдумывал планы на ближайшее будущее:
   Похоронить сына.
   Продать или заложить дом.
   Солидные свои сбережения из нестабильных амеро конвертировать в надёжные евро и перевести в Дублинский банк на имя Эллис. Всё может случиться...
   Увести её в Ирландию к родственникам, пускай маленький рыжий О'Рэйли родится там. Или в Англию, если ей захочется.
   А потом...
  
  ***
  
   Она давно знала, что загадочный господин Омаров из телевизора и её Павел, это один и тот же человек. Вера Степановна была, конечно, не слишком образована, но вовсе не глупа. С недавних пор она внимательно следила за выпусками новостей, особенно теми, что касались 'Золотого острова' и фирмы 'Чистые элементы'. И даже более-менее освоила Интернет, к которому ранее не имела никакого пристрастия. С содроганием сердца много раз она пересматривала итальянский документальный фильм о нападении янки на остров. И, конечно, опознала в человеке в камуфляже Павла Васильевича, несмотря на то, что тот был слегка загримирован и говорил по-английски. Впрочем, повторимся, она подозревала это и раньше.
   А вот, теперь судя по всему, совсем ещё недавно гостившая у неё компания улетела на Луну. Эта информация не особенно её поразила. Вера вспомнила, что племянница мечтала о чём-то таком. Даже ей показывала на Луне какие-то пятна и рассказывала про 'каратеры', что ли? Значит, осуществилась её мечта. Хотя, по её, Веры Степановны мнению, девушкам её возраста на Луну летать, вовсе не пристало. А пристало, как и полагается женщине сидеть дома, вести хозяйство и ждать своего мужчину. Ждать, когда он сделает все свои важные мужские дела и вернётся. Однако кто её поймёт, современную молодёжь? Увязалась за мужем, может так теперь и надо? Время-то не стоит на месте! Да и Петя мужик основательный, в обиду супругу не даст, даже на Луне.
   Лидины родители, конечно волновались. Приходили поговорить, посоветоваться. Сразу после кризиса на острове они получили от Лиды письмо, где она сообщала, что уезжает с мужем, может быть, надолго, туда, где нет телефонной связи, и даже письма не пошлёшь. Но, что вернётся непременно и всё расскажет. Её зарплату с тех пор аккуратно приносила почта, поскольку по Лидиному уверению 'там' ей деньги всё равно не нужны. А где это загадочное 'там', Лида просила даже не задумываться, 'Всё равно не догадаетесь! А, вдобавок - секрет'. И 'не смейте думать ничего плохого!'
   Вера Степановна долго держалась, но не вытерпела и поделилась с обескураженной парой своими догадками, под обещание: 'никому, для вашей же безопасности!' Подумав и 'сложив два и два', те немного успокоились, и теперь даже на вопросы знакомых отвечали, что Лида 'уехала с мужем в Южную Америку. На год-полтора'.
   А Антошку забрали Катины родители. Мальчику пора было готовиться к школе, а у дедушки и бабушки - потомственных педагогов, это должно было получиться лучше. Расставался Антон с 'бабушкой Верой' со слезами. И согласился ехать в Москву только тогда, когда ему было твёрдо обещано, что летом его привезут снова. 'А может быть, тогда и мама вернётся, и Лида и Барсик? Да, баба Вера?'
   Катины родители что-то знали и ни разу за время своего визита не заводили разговоров: 'Куда, дескать, уехали ребята?' Уехали, значит так нужно. Это и к лучшему, что не заводили. Только вот, мальчишку жалко. Плохо ему без мамы!
  
  ***
  
   Заголовки новостей:
   'После рекордного падения неделю назад, курс акций 'СЕ' снова взлетел вверх и достиг почти прежнего уровня. С чем связаны ожидания инвесторов?'
   'Новая разработка японских учёных - 'Мультипроцессор-28' произвела фурор на международной выставке компьютерных технологий в г. Осака. Размером с небольшой ноутбук, компьютер общается в аудио или текстовом режиме сразу с десятью посетителями на двенадцати языках и отвечает на любые вопросы. Ещё десять каналов 'МП-28' соединены с сетью Интернет. К сожалению, в связи с прекращением поставок сверхчистых материалов, широкое внедрение 'МП-28' сейчас под вопросом'. (Выбрать язык/ Выбрать режим/ Поговорить с 'МП-28')
   'Сенсационное признание НАСА. Подтвердив ранее циркулировавшие и опровергаемые слухи, НАСА, устами своего пресс-секретаря заявило, что гибель американской миссии на Луне теперь практически неизбежна'.
   'Экологи прогнозируют дальнейший рост африканских пустынь. С начала века площадь Сахары увеличилась на 20 процентов. Где взять воду?'
  'Премьер-министр Греции принял посла США по его просьбе. Подробности переговоров не сообщаются. Коммюнике не было опубликовано. Посол США отбыл в Вашингтон для консультаций'.
   'Азиатский 'Звёздный мост' всё-таки будет построен! - заявили на встрече в Москве участники консорциума' (Перейти на сайт проекта)
   'Это наш подарок России к Новому году! - заявила команда внедорожника 'Байкал', занявшая первое место на недавно завершившемся ралли Каир - Кейптаун'.
   'Грустная статистика предрождественской недели. Предприятия закрываются, люди оказываются на улице. Кто в этом виноват? Это знают все'.
   'Клип нидерландской группы 'TKD' 'Come back CE!' не собирается покидать первые строчки хит-парадов' (Посмотреть видео)
  
  ***
  
   Каждому струю кислорода, а когда лицо малость порозовеет, и человек немного приходит в себя в себя и начинает соображать, с помощью Ларса отвести в кают-компанию. Повторить одиннадцать раз. Всё!
  Экипаж станции собрался в просторном помещении вокруг баллонов с кислородом, как индейцы вокруг костра. И так же передают друг другу, но не 'трубку мира', а шланг от очередного баллона. Дышат, не надышатся! Последствия гипоксии понемногу проходят и люди с удивлением таращатся на нежданных спасителей, что-то спрашивают, что-то обсуждают. Но ничего почти не слышно.
  Наконец, давление в изолированном жилом отсеке повысилось настолько, что Сергей и Пётр получили возможность открыть шлемы без особых неприятностей. Но всё равно им в уши ударила разность давлений, а в нос специфический запах спёртого воздуха и людской скученности. Вдобавок, атмосфера горяча, как в бане. Это потому, что кислород в некоторых баллонах только что произведён климатизатором 'Снарка'.
  Уши заложило и по-прежнему почти ничего не слышно. Сделав несколько глотательных движений и восстановив тем самым функцию слуха, Сергей обратился к спасаемым. На английском, естественно:
  - Привет, друзья! Меня зовут Серж, я с космического корабля 'Снарк', принадлежащего фирме 'ClearElements'. Мы случайно узнали о ваших проблемах, а поскольку были недалеко, решили вам помочь. Можем оставить вам запас кислорода или эвакуировать на Землю. Решайте!
  В ответ на эту речь, астронавты заговорили разом. Сергей уловил только сказанное молодой, смуглой женщиной. Её звали Карен Филби. По крайней мере, это имя фигурировало на бейджике:
  - Сэр, вы из России?
  - Я из 'СЕ', мэм! - немного покривил душой Сергей.
  'Подставлять Россию не следует ни в коем случае!' - сказал Павел на инструктаже, и Сергей был с ним согласен. Снова раздалась разноголосица вопросов, комментариев и обменов мнениями, но Ларс взял, наконец, ведение диалога в свои руки:
   - Конечно, мы эвакуируемся! Био-регенераторы вышли из строя, и никакие запасы кислорода не позволят нам выжить. Вы доставите нас прямо в США, сэр?
  - Учитывая последние события на Земле, 'Снарку' противопоказано появление в воздушном пространстве США. Так, что на Землю, а куда конкретно, мы пока не решили. Ну, раз вы определились, надевайте скафы и добро пожаловать на борт 'Снарка'! Можете взять личные вещи. Если есть грузы помимо их...? Ларс! Есть что-нибудь ещё?
  - Полагаю, Серж, не более тонны. Всё уже было упаковано в ожидании грузовика. Заберёте?
  - Да, конечно!
  - Серж! Есть ещё одна проблема. Баллоны скафандров пусты. Сможете помочь? Хотя бы несколько атмосфер на баллон?
  - Несите их сюда. Нет, лучше в коридор, тут места нет. Заправим, пока есть давление в баллонах. А то герр Питер уже замучился их таскать!
  - Йес, сэр! - стоящий в дверях 'герр Питер' согласно кивнул. Язык он знал не столь блестяще, как Сергей, поэтому предпочитал отмалчиваться.
  - Полагаю, Серж, чем таскать сюда скафы, проще отнести баллоны в централизованный зарядный пост, - заметил Ларс.
  - Вы хозяин, вам виднее! Питер! Эти три ещё полные. Мы с Ларсом по одному, а тебе третий.
  - ОК! мистер Серж! - ответил Петя, поднимая баллон.
  Люди, с сожалением покидали кают-компанию, где воздух был наиболее хорош. Однако, оказалось, что и в остальных жилых помещениях можно уже дышать, хотя и не полной грудью. Поэтому сборы были не долги: уже через десять минут у зарядного поста стали появляться мужчины и женщины, с теми вещами, которые жалко было бросить. Помогая друг другу, они надевали скафы. Закрывать шлемы Ларс запретил: запас воздушной смеси в баллонах был ограничен.
  Уже все были готовы к выходу, когда и Ларс, наконец, освободился. Приказав подчинённым выходить на поверхность и двигаться к 'Снарку, он распорядился им прихватывать с собой пустые баллоны. А сам, тоже надев скаф, зашёл в свою каюту, а по совместительству и офис. Его внимание сразу привлекла мигающая на мониторе иконка: 'Получены новые сообщения'. Последние сутки ему было не до проверки почты, всё время уходило на борьбу за выживание и редкие попытки отдохнуть. Впрочем, это забытьё больше походило на впадение в обморочное состояние. Воздух в каюте был неважный, и Ларс, вопреки собственному приказу, закрыл шлем и открыл подачу смеси из баллонов. Немного придя в себя, он перекрыл подачу и просмотрел полученные сообщения. Машинально отфильтровав всякий мусор, которого хватало и на этой, контролируемой НАСА линии связи, он запнулся о зашифрованное сообщение. Введя командирский код, Ларс ознакомился с секретным приказом.
  Содержание документа подействовало на него обескураживающее. Он даже не сразу понял, что ему предписано сделать и почему. Скопировав приказ и всю почту на флешку, чтобы разобраться позже, на свежую голову, командир миссии сунул её за неимением других карманов в скафандровый, под липучку. И послал подтверждение. Затем, отправил короткий доклад о визите 'Снарка' и о принятом им решении, об эвакуации. Не дожидаясь ответа, выключил компьютер. Забрал ноутбук, сунул в чемоданчик неизменную фотографию семьи, без которой не обходится ни одно рабочее место сентиментального американца, ещё какие-то мелочи и, выключив свет, направился к шлюзу. Но вернулся. 'Совсем забыл!'
  Оттянув кусок обшивки каюты, достал из тайника давно найденный им в своей каюте и отключённый от компьютерной сети цилиндрик эффектора системы 'мизерикорд'. Впрочем, у него есть и механический таймер. Положил в герметичный чемодан эту газовую гранату. Что же? Пойдём, посмотрим, что это за 'Снарк'?
  А на душе у Ларса было паскудно, хоть вешайся.
  
  ***
  
   - Господин Президент, это Людвик!
   - А-а? Да! Извините, Людвик, я уже засыпал. Докладывайте!
   - Мы получили подтверждение. Приказ у Ларса. Ещё он вышел на связь и доложил, что космический корабль фирмы 'СЕ' доставит экипаж миссии на Землю. Место посадки ему не сказали, но особо подчеркнули, что не в США. После сеанса связи мы наблюдали погрузку астронавтов. Они несли, видимо, пустые баллоны и ящики, похоже, с грузами миссии. Потом 'Снарк' взлетел и пропал из поля видимости камер. Через час мы засекли их в космическом пространстве. Они летят по направлению к Земле. Похоже, очень спешат, их скорость превысила 60 миль в секунду. При подлёте к Земле они наверняка снизят скорость. Значит, через час-полтора их можно ждать на орбите или уже и на поверхности. Это пока всё.
   - Потрясающая скорость! Спасибо, Людвик! Когда вы спите?
   - На ходу, господин Президент!
   - Ха, понятно! Людвик, нам нужен этот 'Снарк'!
   - Понятно, сделаем всё, что от нас зависит.
  
  ***
  
   Сначала Ларс принял эту девушку за кого-то, вроде стюардессы. Молоденькая, симпатичная, чем-то напомнившая ему старшую дочь, она помогла им расположиться в салоне, напоминающем обычный, самолётный. Кресел, правда на всех не хватило и Lydia, так её звали, предложила астронавтам ложиться на матрасы, которые достала из каких-то ниш под полом. Ей помогали ещё две девушки, постарше. Их, впрочем, Ларс почти не разглядел. Внимание его привлёк сам господин Омаров, такой точно, как в телепередачах. Он кратко поприветствовал спасённых на безукоризненном английском языке и проинформировал их, что по причинам им хорошо известным, принято решение доставить их на американскую базу 'Амундсен - Скотт', что в Антарктиде.
   - Нет возражений? - спросил напоследок глава 'СЕ'.
   Возражений не последовало. Да и незачем тут возражать.
   - Устраивайтесь удобнее! - перехватила инициативу Lydia, говорившая по-английски бегло, но с каким-то акцентом. - Полёт продлится не менее двух часов!
   Когда эта информация дошла до американцев, они разразились удивлёнными восклицаниями. Кто-то, прикинув скорость, присвистнул. 'От Луны до Земли всего за два часа!' Девушка улыбнулась и направилась в пилотскую кабину, где присоединилась, к так и не покинувшему своё кресло мужчине. Оказалось, что она тоже космический пилот! По крайней мере, космический корабль подняла она. Что было дальше, Ларс не видел, двери пилотской кабины закрылись.
   К этому времени все уже сняли скафы и сложили их в грузовом отсеке. Больше они им не понадобятся. Оставшись в комбинезонах, астронавты расположились на матрацах, и вполголоса обменивались впечатлениями, не пытаясь вовлечь в разговоры экипаж 'Снарка'. Конечно, ясно, что мешало им пообщаться, свободно и открыто. Все были в курсе случившегося на 'Золотом острове' и жутко комплексовали по этому поводу. А ещё они никак не могли надышаться чистым, свежим воздухом 'Снарка'.
   Вдруг внимание Ларса привлёк появившийся откуда-то кот. Настоящий гигант, он прошёлся взад-вперёд по салону, старательно обнюхивая пришельцев. Кое-кто из американцев попытался его погладить. Тот не возражал, но и не останавливался. Наконец кот завершил обход своих владений и вернулся в конец салона, где собрались хозяева. Приподнявшись на локте, Ларс увидел, что серый котище устроился рядом с господином Омаровым. Впрочем, бывшему командиру миссии было сейчас не до котов. Он пытался продумать план своих действий во исполнение полученного приказа. 'Значит, Амундсен - Скотт! Что же? Это даже хорошо!' Машинально пощупав лежащий в кармане пистолет, Ларс лёг на спину и закрыл глаза.
   Между тем, Барсик, удостоверившись, что никто из американцев за ним больше не наблюдает, привстал на задних лапах и промурчал прямо в ухо Павлу Васильевичу:
   - 'У Ларса оружие'.
   - Где оно у него? - спросил вполголоса Павел.
   Впрочем, за явственным шумом двигателей никто из американцев этого диалога не услышал.
   - 'Карман'.
  
  ***
  
   - Господин Президент! Объект тормозит и снижается со стороны южного полушария. С территории США они больше не видны. 'Оорт' их тоже скоро потеряет. У него, к сожалению, экваториальная орбита. Экстраполяция их траектории показывает, что они могут сесть в Антарктиде, в Австралии или Новой Зеландии. Или на островах Тихого океана.
   - С наших баз в Антарктиде наблюдение ведётся?
   - Нет возможности, там сейчас полярный день.
   - Тем не менее, оповестите их руководство, что возможна посадка недружественного э-э... воздушного судна. Пусть будут готовы.
   - Есть, господин Президент! Информация уже передаётся. Только есть проблемы с базой 'Амундсен - Скотт'. На коротких волнах связь отсутствует - магнитная буря, а спутник будет пролетать над ними только через пятьдесят минут.
   - Понятно. Вызывайте их постоянно.
  
  ***
  
   Этот удивительный 'Снарк' вёл себя вовсе не так, как подобало бы космическому кораблю. Сила тяжести на борту хоть и варьировалась, но сохранялась на всём протяжении полёта. И пол всё время оставался полом. А где-то в середине полёта пилоты развернули судно и дальше, до самой Земли оно летело уже 'брюхом' вперёд. Конечно, Ларс понял, что у него имеются двигатели, расположенные в фюзеляже. Кормовые же включились только после того, как космический корабль снизил скорость и вошёл в атмосферу Земли уже, как обычный самолёт. Пронзив лёгкую дымку облаков, совершенно не препятствовавшую свету солнца, 'Снарк', постепенно снижаясь, скользил над бесконечной, ровной, как стол, слепящей ледяной равниной.
   Открылась дверь в пилотскую кабину, и раздался голос юной пилотессы:
   - Мы на подлёте! Посадка через три минуты.
   Судно слегка накренилось в вираже, в иллюминаторах по правому борту мелькнули домики самого южного в мире поселения землян - полярной станции 'Амундсен - Скотт'. Игнорируя взлётно-посадочную полосу, 'Снарк' завис не далее, чем в километре от посёлка и, подняв вихри снега вперемешку с клубами тумана, произвёл посадку. Лёгкий толчок. Смолкло пение двигателей, судно застыло в неподвижности. Следуя неизвестно когда возникшей традиции, пассажиры разразились аплодисментами, отдавая дань труду и мастерству пилотов. Кто-то свистнул. В США это считается знаком одобрения. Карен обняла Ларса, но затем, устыдившись своего порыва, отстранилась, зато взяла его за руки. И заговорила горячо и сбивчиво:
   - Мы всё же на Земле, Ларс! А я всё думала, вдруг это мне снится и никакого 'Снарка' нет! Что всё это бред умирающей от гипоксии женщины. Нет, ну какое чудо, этот 'Снарк'! Всего два часа и мы на Земле!
   Затем Карен Филби, повысив голос, обратилась уже и к своим коллегам:
   - Друзья! Да я не знаю, что мы должны теперь сделать, чтобы отблагодарить наших спасителей! Не воевать, а дружить мы должны с ними! И тоже летать на Луну и на Марс не в таких гробах, как наши, а как этот великолепный космический корабль. И не в скафандрах, а в джинсовых костюмчиках, как наш чудесный пилот Lydia. Что же вы молчите? Похлопали и всё?
   Эта горячая речь, наконец, пробила невидимую стену отчуждения между спасёнными и экипажем 'Снарка'. Последовали объятия, похлопывания по плечам, даже поцелуи. Два экипажа, до этого слегка сторонившиеся друг друга, смешались. Женщины плакали. Мужчины дарили экипажу 'Снарка' какие-то лунные сувениры, НАСА-вские часы, царапали на бумажках свои адреса и телефоны. Заметив, что землякам почти нечем отдариваться, Павел залез в корабельный сейф и раздал американцам памятные иридиевые медали, хранящиеся у него со времён пуска реакторов 'СЕ'. Восхищённые 'О-о! Круто!' были ему ответом.
   В иллюминаторах были видны бегущие и едущие на снегоходах к 'Снарку' люди. Уже открыли наружный люк, и холодный антарктический воздух свободно гулял по тамбуру. Впрочем, снаружи было только минус пятнадцать. Разгар 'антарктического лета'.
  Первым у люка оказался снегоход, с которого сошёл представительный господин в полной полярной униформе, в чёрных очках от слепящего солнца и вязаной шапочке. Увидев стоящих в тамбуре, он обратился к ним:
   - Я Глен Хуберт, директор станции 'Амундсен-Скотт'. Кто вы, ребята?
   Вперёд вышел Павел:
   - Я Тагир Омаров, руководитель фирмы 'ClearElements'. Мы доставили вам эвакуированных с Луны астронавтов американской миссии. Двенадцать человек. Извините, что без предварительной договорённости. Если вы не сможете их принять по любой причине, отвезём ещё куда-нибудь.
  Толпящиеся позади своего директора полярники, разразились возгласами удивления и восхищения. Кто-то захлопал в ладоши. Многочисленные фото и видеокамеры вели съёмку. Хуберт поднял руку и шум стих.
   - Очень приятно, мистер Омаров! - отозвался он, качая в изумлении головой. - Астронавтов? С Луны? Поразительно! Я, конечно, не спрашиваю, почему вы привезли их именно сюда, на южный полюс. Конечно, мы их примем. Для дюжины астронавтов мы найдём и помещения и тёплую одежду, не в скафандрах же им ходить. И ближайшим самолётом отправим в Штаты. Вам самим нужна какая-нибудь помощь? Горючее? Продукты?
   - Нет, спасибо, мистер Хуберт! - отозвался Павел Васильевич. - У нас всё своё.
   - Прекрасно! - Хуберт достал из кармана радиостанцию и, связавшись с неким Томом, попросил его срочно пригнать 12 комплектов полярного обмундирования.
   Радиостанция прохрипела нечто в знак понимания. Однако астронавты не стали дожидаться доставки штанов и курток. Последний раз, на прощанье, похлопав по плечу спасителей, в очередной раз, сказав слова благодарности, а что касается женщин, то и, расцеловав смущённый экипаж 'Снарка', они попрыгали на снег, где попали в крепкие руки воодушевлённых полярников. И уже в свою очередь получили все знаки мужской дружбы и уважения.
   Полярники снимали с себя тёплые куртки, нахлобучивали на коротко стриженые головы гостей лохматые шапки и скромные шапочки и увозили их, оборачивающихся, машущих руками и кричащих что-то благодарственное и прощальное по направлению к станции. Из грузового отсека вынесли ящики, принадлежащие миссии и выгрузили их на снег. Скоро из всех астронавтов остались только Ларс, 'замешкавшийся' с ящиками, да планетолог Леман, помогавший ему. Он задержался, поскольку хотел лично проследить, чтобы результаты его исследований не затерялись и не были повреждены. Наконец, уехал и он, крикнув Ларсу, чтобы тот поторапливался, если не хочет опоздать на некое готовящееся 'торжество'. Большинство полярников тоже вернулись в посёлок, астронавта же ожидали два снегохода с водителями, подвёзшими кипу одежды, оказавшейся ненужной.
   Ларс вернулся в салон и тут же бросился на помощь девушкам. Те открыли ниши в полу, и укладывали в них матрасы. Среди них он незаметно сунул цилиндр 'Мизерикорда', предварительно заведя его таймер на один час.
   Предполагалось, что система 'Мизерикод' является последним шансом для астронавтов умереть спокойно и без мучений в случае серьёзных неисправностей жизнеобеспечения. Сигнал с Земли, активация взрывателей, и во всех помещениях одновременно взорвутся маленькие гранаты, начинённые нервно-паралитическим газом. О существовании этой системы знали только руководители миссий, которым и вменялось в обязанность активировать её в случае безвыходного положения и отсутствия связи с Землёй. Впрочем, как уже говорилось выше, взорвать гранаты можно было и вручную, заведя надёжный, механический таймер.
  При инструктаже Ларса уверили, что содержащийся в цилиндрах газ, даже в малых концентрациях вызывает почти мгновенную смерть без всяких неприятных ощущений: человек просто засыпает и больше не просыпается. Как было отнестись к этой информации? Ведь если человек умирал, то рассказать потом о своих ощущениях он не мог! Поэтому Ларс и демонтировал в своё время из каюты смертельную машинку, предпочитая в случае нужды смерть осознанную: от собственной пули. И более подобающую военному человеку.
  Нельзя сказать, что майор Ларс Дженкинс не испытывал сначала сомнений по поводу возложенной на него несколько часов назад миссии. Но весьма склонный к дисциплине, качеству столь ценимому в среде милитаров и способствовавшему его успешному продвижению по служебной лестнице, он быстро подавил в себе робкие позывы 'химеры совести'. Тезис 'начальство лучше знает' занимал не последнее место на шкале его жизненных ценностей. Поэтому он без всяких душевных терзаний приступил к выполнению долга солдата и гражданина великой страны. Вдобавок, он успокаивал себя мыслью, что если у него всё получится, то никто не умрёт. Граната, это так, подстраховка!
  Закрыв последнюю нишу, Ларс глубоко вздохнул и улыбнулся девушке, кажется, её звали Kathy. Та улыбнулась в ответ и спросила на приличном английском:
  - Устали?
  - Нет, что вы! - на лице Ларса снова расцвела фальшивая белозубая улыбка. - У нас в миссии был тренажёрный зал для поддержания формы, в день там полагалось проводить не менее...
  Беседуя столь милым образом, он продвигался с Kathy к выходу, попутно отмечая расположение противников:
  'Lydia удалилась в рубку ко второму пилоту. Дверь задвинута, значит, пилоты пока вне игры. Ещё одна девушка, как зовут, не помню, занята, кажется приготовлением еды. Улыбнулась проходящим и снова занялась своим делом. В кресле разлёгся огромный кот. Ни на кого не обращает внимания, спит, подёргивая лапами и взмуркивая во сне. В иллюминаторе двери ведущей в тамбур видно, что мужчины снаружи что-то оживлённо обсуждают с полярниками. Фотографируются с ними, а ещё два человека снимают всё это на видео. Омаров же стоит в проёме люка и тоже беседует с кем-то снаружи'.
  - Есть одно дело! Пойдёмте! - по наитию сказал Ларс своей спутнице, и пока та не нашла, что ответить, чуть подтолкнул её. Открыл дверь в тамбур, как истинный джентльмен пропустил девушку вперёд и прошёл сам.
  'Нет, не с полярниками так весело беседуют противники. То есть и с ними тоже, но и с, очень кстати, снова подъехавшим Гленом Хубертом. Что же? Это упрощает! Пора начинать'.
  Ларс, взяв за руку Kathy, сделал шаг вперёд и занёс ногу для удара, намереваясь вытолкнуть стоящего в проёме люка господина Омарова наружу. Но у того, как будто, имелись глаза на затылке. Ловко уйдя от пинка, он развернулся, выхватывая из-под куртки пистолет неведомой системы. Но не повезло господину Омарову: поскользнувшись на нанесённом в тамбур снегу, он нелепо взмахнул рукой с пистолетом, вынужденно попятился и, зацепившись ногами за обрамление люка, рухнул наружу спиной вперёд.
  Kathy вскрикнула и рванулась на помощь своему шефу. Но Ларс уже крепко обхватил её за шею левой рукой и прижал спиной к себе. Одновременно он вытянул вперёд правую руку с пистолетом, выцеливая противника. С улицы донеслись удивлённые вскрики. Не прошло и секунды, как в проёме люка появилось лицо Омарова и его пистолет. Дуло смотрело прямо в глаза Ларсу.
  'Похвальная реакция!' - мелькнула мысль у захватчика. - 'Видать дядечка в своё время...'
  - Брось пистолет! - закричал он противнику, прикрываясь заложницей. - Ты всё равно не станешь стрелять!
  Первым после Омарова пришёл в себя Хуберт.
  - Что вы себе позволяете? - крикнул он Ларсу. - Немедленно уберите оружие!
  - Я выполняю приказ! - парировал тот. - И вам приказываю именем Президента США арестовать этих людей, как разыскиваемых правительством по подозрению в совершении преступлений!
  Хуберт хотел что-то ответить, но тут события завертелись с немыслимой быстротой: всё последующее промелькнуло в считанные секунды. Катя мотнула головой назад и вбок и удачно попала теменем в нос предателя. Хрящи его носа явственно хрустнули. После чего попыталась ударить врага пяткой по голени, но промахнулась. Ларс удержал равновесие, взмахнув рукой. В то же мгновение сбоку мелькнула серая молния, и в запястье правой руки Ларса вцепились зубы Барсика, выжидавшего до этого, видимо, удобный момент. Взвыв от яростной боли в разрываемой руке, Ларс выронил пистолет, оттолкнул Катю и попытался оторвать от себя животное. Но тот каким-то образом вцепился и в его левую руку, не переставая терзать челюстями правую. Вдобавок, резанув как бритвой когтями задней лапы прямо, как показалось американцу, по глазам.
  Глаза, впрочем, уцелели, но кровь из рассечённого лба мигом их залила. Со стоном Ларс рухнул на колени в отчаянной надежде нащупать валяющийся под ногами пистолет, но подскочившая Катя пинком отправила оружие в дальний конец тамбура.
  - Брось его, Барсик! - скомандовал неведомо, когда выросший рядом Павел. И кот, напоследок, от души ударив задними лапами, оставил свою стонущую жертву, выскочил наружу и принялся валяться в снегу, чтобы очиститься от вражеской крови и запаха. Присутствующие полярники почтительно отодвинулись. Две видеокамеры и несколько фотоаппаратов, ранее успевшие снять скоротечную битву в тамбуре теперь нацелились исключительно на Барсика. Но успели запечатлеть и следующий, заключительный акт трагедии, который русский человек назвал бы 'вынос тела'.
  Запрыгнувшие в тамбур, Сергей и Пётр подхватили Ларса под руки и выкинули наружу. Тот упал лицом в глубокий, истоптанный снег, заворочался и сел. Лицо его в крови и в налипшем снегу являло собой жалкую, безобразную маску. Очистив лицо левой рукой, Ларс прижал к себе истерзанную правую, из которой продолжала хлестать кровь. По знаку Хуберта к раненому подскочили двое полярников и наложили на руку импровизированный жгут из брючного ремня. Прижали ко лбу, снова оросившемуся кровью, переданную им со 'Снарка' медицинскую салфетку. Вторую приложили к носу.
  Тем временем Павел подобрал лежащий в тамбуре пистолет, выщелкнул обойму, передёрнул затвор и бросил обезвреженное оружие в снег к ногам Ларса. Обойма полетела далеко в сугроб. Видевший это Хуберт согласно кивнул. Ларс же поднял пистолет с налипшим на нём комом снега и неловко запихал в карман накинутой на него куртки. Наконец, затарахтел мотор снегохода и поверженного вояку увезли в медпункт. Побеседовав некоторое время с руководителем полярной миссии, Павел Васильевич тепло с ним попрощался и, рекомендовав отойти всем подальше, дал команду взлетать.
  Поспешно отъехав, полярники могли наблюдать, как взметнулись в небо и во все стороны целые сугробы снега, запели свою песню фюзеляжные двигатели удивительного 'Снарка', и он, вылетев из центра этой рукотворной метели, поднялся вертикально вверх, качнул своими куцыми крылышками в знак приветствия и скрылся в зените.
  
  ***
  
  Ларса не стали госпитализировать. Врач базы наложил ему несколько швов на рассечённый лоб и заштопал повреждённое запястье, упаковав его, правда, в лангетку. Опухший нос оказался просто сильно ушиблен, кровь из него перестала идти ещё на улице. Напичкав пациента антибиотиками и сделав укол, врач отпустил его, приказав прийти завтра. Едва передвигающего ноги, Ларса отвели в отведённую ему комнату, где он, узрев постель, рухнул на неё, не раздеваясь, и заснул.
  Спал он долго. Его разбудил Хуберт, он задавал ему какие-то вопросы. Ларс отвечал машинально и снова уснул, когда начальник базы ушёл. Проснувшись, понял, что совсем потерял чувство времени: В узеньком окне по-прежнему сияло круглосуточное полярное солнце. На вешалке висела куртка, около стены стояли его вещи, чемодан и ноутбук.
  Почувствовав голод, Ларс переоделся в приготовленную для него одежду, вышел из 'гостиничного' номера, поблуждал по коридору и, наконец, привлечённый голосами и шумом, набрёл на дверь. Она была украшена пышной надписью 'Ресторан'. Открыв её, он оказался, правда, не в ресторане, а в столовой, где обедали полярники. При его появлении шум смолк, все смотрели на него. Кивнув и выдавив жалкую улыбку, Ларс прошёл к раздаче и взял поднос. Разговоры и звяканье ложек в зале возобновились. Поставив на поднос какие-то коробочки с едой, он направился к столу, за которым заметил коллег в НАСА-вских комбинезонах. Однако при его приближении астронавты поспешно встали и пересели за другие столы. Пообедав в одиночестве и даже почти не почувствовав вкуса пищи, майор вернулся в комнату, включил ноутбук и уселся за написание рапорта.
  Вечером, случайно встретившись в коридоре с хмурой Карен Филби, он инстинктивно отпрянул, не ожидая от этой встречи ничего хорошего. Так и случилось: проходя мимо, Карен обожгла его презрительным взглядом и сказала вполголоса:
  - Какое же ты дерьмо, Ларс!
  Плюнула ему под ноги и удалилась. Это всё окончательно поставило на свои места: астронавт в полной мере ощутил двойственность ситуации, в которую он попал. С одной стороны для него не было и речи помыслить о невыполнении приказа, даже сейчас. А с другой, как жить с клеймом предателя? Впрочем, выход из таких коллизий давно известен.
  Прилетевшие на следующий день из Вашингтона следователи, зайдя в его комнату, обнаружили там уже холодное тело Ларса Дженкинса. Праздновавшие сочельник полярники не слышали выстрела. Майор лежал на полу с простреленным виском, пистолет валялся рядом со здоровой левой рукой. На столе стоял открытый ноутбук, и лежала предсмертная записка, написанная от руки. Она была прижата иридиевым диском памятной медали фирмы 'СЕ'.
  У Ларса была запасная обойма.
  
  ***
  
  'Хитрый Снарк' шёл на автопилоте на высоте в несколько километров над блистающей под незаходящим солнцем равниной антарктического ледникового щита. Его пассажиры собрались в салоне и обсуждали за обедом последние события. Теперь, когда всё кончилось, они находили в них всё больше и больше юмористических моментов и дружно хохотали над рассказом Павла Васильевича, как он - 'и на старуху бывает проруха!' - с позором вывалился из шлюза, поскользнувшись на снегу. И какая рожа была у Ларса Дженкинса, когда того тоже макнули в снег, но уже принудительно.
  Только присутствовавший Барсик, ещё не успевший просохнуть, отчего шерсть его торчала клочками, беспокойно бродил по салону, что-то вынюхивая. Ему не давал покоя странный запах, который он ощутил давно. Запах этот, как и многие другие, был связан с людьми, которых его друзья спасли на Луне. Но с их уходом те, другие, стали ослабевать, а этот оставался силён. Заметив беспокойство кота, Павел прервался на полуслове и спросил встревожено:
  - Что случилось Барсик?
  В ответ, тот остановился посреди салона, поскрёб когтями крышку люка в полу и промурчал:
  'Тут запах. Плохой. И часы'.
  - Часы? - одновременно переспросили Павел и Сергей, единственные, кто разбирал азбуку Морзе.
  - Немедленно садимся! - скомандовал Павел, и пилоты ринулись в рубку управления. Кстати, и не подумав тратить время на вопросы: 'зачем?' да 'почему?'
  - Петя, помогай! Серёжа, к шлюзу! - отдавая эти команды, Павел открыл указанную Барсиком нишу и принялся выкидывать оттуда матрасы.
  'Снарк' между тем вошёл в пике. Высота быстро уменьшалась. Наконец, между матрасами тускло блеснул какой-то толстенький, металлический цилиндр, сантиметров 15 длиной. На одном его торце было множество мелких отверстий, другой был украшен какой-то шкалой.
  'Оно' - проворчал Барсик, но все уже и сами догадались, что 'оно', даже те, кто не читал на слух его морзянку.
  - Виктор, высота? - спросил Павел, и из рубки прозвучало в ответ:
  - 1500, продолжаем снижаться!
  - Достаточно, тормози и зависай!
  Пассажиров качнуло, нос 'Хитрого Снарка' приподнялся. Тем временем, Павел Васильевич осторожно взял цилиндр и понёс к шлюзу.
  - Зависли, высота 1300! - донеслось из рубки управления.
  - Принято! - крикнул в ответ шеф и добавил нечто вовсе парадоксальное. - Если сработает, никому не дышать!
  Когда Павел приблизился со своей, предположительно, смертоносной ношей, Сергей открыл внутреннюю дверь шлюза и, пройдя вперёд, разблокировал и наружную. В тамбур ворвался пронизывающий антарктический ветер. Подойдя к отверстию люка, Павел выбросил бомбу наружу и та, сверкнув на солнце, скрылась из виду.
  - Подарок улетел! - сообщил всем Павел, возвратившись в салон. - Нужно немедленно осмотреть все ниши, туалет и багажное отделение.
  Осмотр, несмотря на уверения Барсика, что больше ничего нет, продолжался ещё около получаса. В результате отыскалась только потерянная Полиной кредитная карточка. Осмотрели даже забытые астронавтами в грузовом отсеке скафандры. Сюрпризов, к счастью, больше нигде не обнаружилось. Правда, в кармане одного из скафандров, принадлежащего Ларсу Дженкинсу лежала флешка. Сергей на всякий случай прибрал её.
  - Как считаете? - спросил он в шутку. - Может выкинуть эти потные скафы наружу?
  - Ну, уж нет! - твёрдо возразил Пётр. - Это наши трофеи, захваченные, в бою, так сказать! Кроме того, у нас своих только два, а эти очень хорошие, их можно подгонять на пару размеров! А, что вонючие, так помоем и проветрим!
  - Это Ларс подложил! - сообщила Катя, когда все сели за неожиданно прерванный обед. - Он мне помогал складывать матрасы и одеяла. А, что это было, кстати?
  - Похоже на газовую бомбу с таймером, - ответил Павел.
  - Кстати, почему таймер механический? - спросил Петр. - Электронный был бы надёжнее и технологичнее. И не тикал бы!
  - Как сказать! - возразил ему Павел. - Электронику можно обезвредить мощным импульсом. У неё может сесть или замёрзнуть батарейка...
  И мужчины погрузились в дискуссию о преимуществах и недостатках различных систем взрывателей, гранат, бомб и взрывчатки вообще. Естественно, как и все мужчины, они были в этом вопросе большими специалистами.
  Цилиндрик 'мизерикорда', упав с километровой высоты, ушёл глубоко в снежный покров. Отлежав там положенное время, он издал резкий хлопок, а затем затихающее шипенье. Из снега поднялся к небесам небольшой гейзер, тут же иссякнувший. Налетевший ветер растрепал и унёс рассеивающееся облачко газа на север. На южном полюсе все направления северные.
  
  ***
  
   Заголовки новостей:
   'Сенсация! Американские астронавты спасены!'
   'Рейс Луна - Земля. Время в пути два часа. Вот настоящие технологии 21-го века!'
   'Простые американцы ликуют. Благодарственные молебны проходят в церковных приходах всех конфессий. Госдеп США хранит молчание'.
   'На базу 'Амундсен - Скотт' вылетел специальный самолёт для доставки астронавтов на родину'.
   'Загадочная гибель руководителя лунной миссии Ларса Дженкинса. По неподтверждённым слухам он погиб от рук пассажиров 'Снарка''
   'Герои или злодеи?'
   'Новые подробности. Ларса Дженкинса не убивали, он покончил жизнь самоубийством'.
   'Вдова Ларса сообщила, что на похоронах будут присутствовать только родственники и близкие друзья. 'Если придёт Винни - уйду я!' - сообщила она корреспондентам'.
   'Ларс застрелился от позора?'
   'Ларс Дженкинс пытался захватить 'Снарк'. (Смотреть видео)
   'Что это за животное? Комментарий зоолога'.
   'Удивительные коты - удивительные люди. Тагир Омаров родом из Троицка Самарской области? Сравните эти фото'.
   'Интервью с астронавтами в прямом эфире 'CNN'. 'Мы любили Ларса от всей души, но теперь Бог ему судья!''. (Смотреть видео)
   'Мы гордимся, что построили 'Снарк'. Если поступят заказы, построим ещё!' Интервью с директором 'Самарского Авиационного Завода''.
   'Продолжается наш конкурс на лучшее стихотворение о снарках. Вот строки из последних работ:
  ... Лишь к добрым являются снарки,
  Украдкой, к чему лишний шум?
  Приносят порою подарки...
  А к подлым приходит Буджум!'
  'Кот приходил в наш магазин и производил там покупки. Чаще всего он покупал 'Обшаровских кур'. (Смотреть видео)
  
  
  ***
  
   Январский дождь сменялся снегом. Ветер, то швырял в лица собравшимся крупные дождевые капли, то залеплял им снегом глаза. Газон Арлингтонского военного кладбища, пятнистый от тёмных луж мерзко хлюпал под ногами. Из астронавтов приехали только двое. Остальные 'не смогли'. На похоронах Ларса Дженкинса, по договорённости с его вдовой, присутствовало только одно официальное лицо - мелкий чиновник из Минобороны. Он вручил семье погибшего традиционное американское знамя и награды конгресса США. Прозвучал траурный салют, и люди с облегчением потянулись к автомобилям.
  Припаркованная рядом с кладбищем машина такси тронулась со своего места и тоже уехала. Сидящая в ней Карен Филби держалась и только изредка всхлипывала. После чего пыталась замаскировать эти проявление скорби громким сморканием в платочек. Пожилой чернокожий водитель прекрасно её понимал, хотя и не лез со своими комментариями и сочувствием. Дело ясное: дамочке не следовало прилюдно появляться на похоронах, но и не проводить этого человека она не могла. Наверно, он ей был очень не чужой.
   И водитель был почти прав. Вдобавок Карен казнила себя за то, что её поведение явилось причиной самоубийства Ларса. 'Её Ларса', как она иногда говорила сама себе. Как ей хотелось когда-нибудь сказать эти слова прилюдно! Но, это было, конечно, совершенно невозможно. 'Мой Ларс', но только на период миссии! Знающим людям давно было известно, по какой причине в состав многомесячной лунной экспедиции включают равное число мужчин и женщин. Вовсе не из соображений полного равенства полов! Но, разумеется, про это не было принято говорить вслух.
  Водитель довёз так и не узнанную им Карен до аэропорта. Там она дождавшись подходящего рейса, села на самолёт, собираясь лететь в Канаду к своей лучшей, ещё со школьных времён подруге. Та уже давно похоронила мужа, Карен же рассталась со своим два года назад. Кто, как не две одинокие женщины лучше прочих поймут друг друга!
  'Боинг' разогнался по полосе, которую беспрерывно сушили специальные, ревущие установки. Преодолел слой снеговых туч и поднялся над ними. Уже наступила ночь и сквозь стекло иллюминатора едва виднелись мутные искорки звёзд. На Луне звёзды совсем другие: крупные, немигающие, колючие. И их так много, что привычные рисунки созвездий разглядишь не сразу. Зато, великолепный Млечный Путь, протянувшийся полосой через всё небо, Магеллановы облака, чернота 'Угольного мешка'! Когда у Карен не было работы по специальности, то есть, почти всегда, она помогала планетологам. Но больше всего её увлекала всё же астрономия.
  Самолёт лёг на курс, и в иллюминаторе показалась Луна.
  
  ***
  
   В иллюминаторах 'Хитрого Снарка' Луна росла на глазах. Набравшись опыта в предыдущем полёте, его пилоты поняли, что опасность от метеоритов, как природных, так и рукотворных на этой трассе преувеличена. Кроме того, испытав сначала в тестовом режиме, а затем и в реальности систему метеоритного предупреждения и уклонения, они нашли, что работает она вполне надёжно. По крайней мере, до скоростей судна порядка 100 километров в секунду. А набирать большую скорость на такой короткой дистанции просто бессмысленно.
  Локатор отслеживает метеоритные тела, компьютерная программа рассчитывает их траектории и выбирает из них потенциально опасные. Следует небольшое изменение режима двигателей, и в результате космический корабль минует угрожающее ему тело на достаточном расстоянии. Впрочем, за весь нынешний полёт такого не случилось ни разу.
  Зайдя к Луне со стороны её южного полюса 'Снарк' завис над предполагаемым местом расположения чужой базы. Пилоты настроились на визуальный поиск, поскольку системой спутникового позиционирования Луна всё ещё не оборудована. И ландшафт её довольно-таки уныл и однообразен, нет ни характерных для Земли речных русел, лесов, и уж конечно, нет 'отдельно стоящих деревьев' - радости земных топографов. И никаких строений.
  Впрочем, строения как раз имеются, как это выяснилось несколько позже. Не считая даже недалеко расположенной, осиротевшей американской станции. Поиск оказался недолгим: в темноте лунной ночи, подсвеченной только невысоко висящей над горизонтом Землёй, внезапно зажёгся яркий, зелёный маяк. Расположенный на поверхности спутника Земли, он вспыхивал и гас с периодом в одну секунду. Рядом с ним загорелись ещё какие-то огоньки. Одновременно ожила настроенная на частоту 146 мегагерц радиостанция. Не сказать, 'механический', но какой-то уж очень спокойный баритон произнёс на русском языке:
  - 'Хитрый Снарк', вас вызывает 'Убежище-12', даю визуальную привязку, принимаете меня?
  Манипулятор трансивера взял Павел:
  - Здравствуйте, 'Убежище-12', мы вас принимаем. Маяк тоже видим, держим курс к нему.
  Павел дал знак пилотом, но несколько опоздал, Виктор и сам направил полёт к мигающему на вершине какого-то горного кряжа сигнальному маяку.
  - Здравствуйте! - тут же отозвался голос. - Надеюсь, теперь ничто не помешает нам, наконец, встретиться. Насколько я сумел убедиться, наблюдая за вами, вы ловко владеете своим транспортным средством. Поэтому, посадка на площадку, которую я для вас ранее подготовил, отменяется. Подтвердите, видите ли вы её?
  - Прямоугольная, углы обозначены двумя красными и двумя синими фонарями? Видим!
  - Да, это она! Зависните над ней на высоте в два метра, и я открою вам ворота.
  - Принято, до встречи! - лаконично ответил Павел.
  Через пять минут 'Хитрый Снарк' уже завис над ровной, как стол посадочной площадкой, примыкающей к отвесной скале. Скала, однако, была не полностью природным образованием, в ней имелись огромные металлические створки. Вот между ними возникла щель, из которой на площадку тут же ударил сноп яркого света. Скрывающийся в глубине кряжа ангар, похоже, изнутри был хорошо освещён. Створки ворот продолжали раздвигаться, уходя в скалу, и за ними постепенно открылось помещение, вполне достаточное по размерам для судна. В дальнем конце ангара видны были ворота, явно, не уступающие размером входным.
  Наконец, внешние створки полностью раздвинулись и застыли, а голос по радио отдал распоряжение:
  - Заходите!
  - Принято, захожу! - ответил уже Виктор, и аккуратно заведя судно в ангар, посадил его на пол. Смолкло и так еле слышное пение фюзеляжных двигателей и 'Снарк' замер на новой стоянке.
  - Отлично! - прозвучало по радио, и наружные створки начали закрываться. - Теперь вам осталось поскучать ещё несколько минут, которые мне понадобятся, чтобы заполнить воздухом ангар для вашего удобства.
  - Принято, 'Убежище-12' - отозвался Павел. - Вряд ли мы заскучаем. А скажите, почему вы так себя называете?
  - Это мой позывной ещё со времён конфликта со 'Стаей'. Всего на Луне было пятнадцать постоянных баз моих создателей.
  - А кто такая 'Стая'?
  - Расскажу, всё расскажу, но только попозже.
  Тем временем наружные створки, видимо, закрылись, поскольку пришли в движение внутренние. 'Снарк' слегка качнуло, поскольку через щель в помещение хлынул поток воздуха. Через этот всё увеличивающийся проход стали видны внутренности ангара, оказавшегося поистине гигантским. Так же ярко освещённый неведомыми источниками жёлто-белого света, со стенами и потолком, казалось выплавленными в толще скалы, ангар был почти пуст.
  Только в дальнем его конце приткнулся явно какой-то летательный аппарат, размерами, пожалуй, не уступавший 'Хитрому Снарку'. Серебристо-жёлтый, но не классической 'самолётной' формы, а являвший собой нечто, вроде вытянутого диска, с каким-то гребнем на спине. 'Французская булочка' - назвала его Лида и все согласились: именно она, называемая иногда почему-то 'городской'. А ещё он был немного похож на утюг. Впрочем, аппарат был оборудован не свойственными булочке или утюгу ракетными соплами.
   Створки внутренних ворот замерли, так полностью и не раскрывшись. Прозвучал вызов по радиостанции:
   - Можете выходить, земляне. Давление и содержание кислорода в ангаре нормальное. Температура плюс 23 градуса. Отсутствие болезнетворных микробов гарантирую. Возьмите с собой компьютеры, они вам могут пригодиться.
   - Принято, выходим! - ответил Павел Васильевич. - А куда нам идти?
   - Идите пока по направлению к планетолёту. Я уже выслал вам проводника. Не пугайтесь, он для вас немного непривычной формы.
   И речи не было, конечно, оставить в 'Снарке' охранника или дежурного, как его ни назови. Во-первых, бессмысленно, поскольку тут они находились в полной власти пригласившего. А во-вторых, кто бы согласился? Пришлось полностью положиться на благожелательность хозяина. Открылся люк и экипаж в полном составе десантировался на ровный, но шершавый пол ангара. В замедленном темпе, соответствующем малой лунной гравитации.
  Последним выпрыгнул Барсик. Описав круг по полу, он обстоятельно потянулся, как если бы в 'Снарке' ему не хватало для этой серьёзной процедуры места. Затем, не спеша, потрусил в дальний конец ангара, даже не оборачиваясь, видимо в уверенности, что все последуют за ним. И действительно, все потянулись вслед за котом, постепенно вырабатывая стелящуюся, подходящую для Луны походку.
  Мимоходом осмотрев планетолёт: покрытие его оказалось несколько напоминающим чешую рыбы, земляне очутились около двери в скале. Массивной, металлической, но не идущей ни в какое сравнение с воротами шлюза. Ясно, что она была предназначена для прохода живых существ. Прозвучал предупреждающий гудок, и эта дверь сдвинулась в сторону. За ней гостей ожидал тот, кого хозяин назвал 'проводником'. Приземистый механизм, немного похожий на таракана, но размером с некрупную собаку, корпус он имел почти цилиндрический, но несколько приплюснутый. На обращённом к землянам торце корпуса или тела находились некие оптические приборы, видимо 'глаза'. И ещё что-то не поддающееся идентификации с точки зрения человеческого опыта. И всё это покоилось на восьми толстых суставчатых ногах исходивших из днища.
  - Это мой стандартный эффектор, - сказал вдруг 'таракан' знакомым голосом, только что слышанным по радио. - В ваших терминах это робот, предназначенный для разнообразных работ. Мои глаза, уши и руки!
  Робот чуть шевельнулся, в линзах его 'глаз' сверкнул отражённый свет. Людям показалось, что последняя фраза прозвучала с некоторой гордостью.
  - Пойдёмте! Я провожу вас в жилые помещения! - продолжил между тем 'таракан' и сдвинулся с места.
  - А у вас есть и такие? - удивился Сергей.
  - Конечно, сейчас увидите.
  Робот не развернулся, как этого подсознательно ожидали пришельцы, а просто побежал 'задом наперёд'. Ноги его дробно застучали по шершавому полу. Люди последовали за ним по ярко освещённому, сводчатому коридору. Стенки его были гладкими и напоминали по ощущениям обычное стекло, только серое и непрозрачное. На потолке же через равные промежутки висели осветительные плафоны, заливавшие коридор приятным, чуть желтоватым светом. Дверей в стенах пока не попадалось.
  Коридор изогнулся, и тут выяснилось, что 'таракан' вовсе не бежал задом: второй торец его корпуса тоже был оборудован глазами и ещё чем-то. Машина была, оказывается, симметричной. Сергей и Петр обменялись взглядами и понимающе кивнули друг другу: 'Умно!'
  - Да, это удобно, - заметил их провожатый, уловивший, видимо, этот невербальный обмен мнениями. - Мои конструкторы были остроумными существами.
  - Вы расскажите нам о них? - вступила в разговор Катя.
  - Конечно, Екатерина, я всё расскажу и отвечу на все ваши вопросы.
  - А откуда вы знаете, как меня зовут? - несколько смутилась женщина.
  - А я про вас знаю очень много... - начал 'таракан', но его прервал Павел:
  - Что-то горит!
  И действительно, в воздухе повеяло запахом чего-то горелого. Барсик недовольно фыркнул.
  - Ничего страшного! - ответил провожатый. - Это ремонтные работы. сейчас увидите.
  И действительно, за очередным поворотом коридора земляне увидели двух 'тараканов' суетившихся около широкой щели в стене. В торцах их корпусов имелись манипуляторы, которыми роботы удерживали какие-то инструменты. Из тех вырывались ослепительные пучки пламени или просто света. Похоже, роботы ликвидировали щель, заплавляя её на всём протяжении. При приближении процессии, 'тараканы' прекратили работу и посторонились.
  Миновав место ликвидации аварии, и пройдя мимо нескольких дверей, Катя снова обратилась к проводнику:
  - Так, откуда...?
  - Это просто! Я собрал всю доступную мне информацию и сделал соответствующие выводы. Кое-что про вас мне рассказал Барсик, а остальное из СМИ и из Интернета.
  - Вы пользуетесь нашим Интернетом? - несказанно поразилась Катя, впрочем, и остальные были удивлены.
  - Да, три месяца назад я послал своих роботов к нескольким спутникам связи, и они вмонтировали в их схемы мои интерфейсы и блоки связи. И я получил возможность напрямую подключиться к Сети. За эти три месяца я получил информации о вашей цивилизации больше чем за все предыдущие столетия. В ваших комнатах тоже имеются терминалы. Я сделал их похожими на ваши, но если они окажутся неудобными, то подключите свои компьютеры.
  Не дав своим гостям переварить эту новость и как-то отреагировать, хозяин продолжил:
  - Вот, мы и пришли!
  Впереди ушла в стену очередная массивная дверь и, миновав её, люди оказались в поперечном коридоре. Прямоугольного сечения, он был пониже пройденного, но тоже освещён плафонами на потолке. И в одной из его стен имелись двери. С виду деревянные, впрочем, при ближайшем рассмотрении, они оказались пластиковыми. Но открывались эти двери уже обычным способом, не норовя уйти в стену. Все они были пронумерованы привычными цифрами.
  - Я приготовил эти помещения для вас! - заявил 'таракан'. И снова в его речи послышались нотки гордости. - Располагайтесь, будут вопросы - задавайте. Во всех помещениях имеются встроенные терминалы для связи со мной.
  С этими словами робот, снова не разворачиваясь, юркнул в большой коридор, и дверь за ним закрылась. Видимо, он выполнил свою функцию. Люди же разошлись по комнатам.
  Комнаты ничем не отличались от обычных, гостиничных. 'Где-то четыре 'звёздочки'' - оценил Павел. Ворсистый ковёр на полу, широкая кровать у стены, несколько функциональных кресел, рабочий стол с плоским компьютерным монитором и клавиатурой. Дверь, ведущая в санузел, оборудованный глубокой ванной в полу. Даже огромное 'окно', на котором сияла ущербная Земля, висящая в этой местности невысоко над горизонтом. Осматривая комнаты, гости обнаруживали ещё одну дверь рядом с 'окном'. И потянув за её ручку, выходили на 'балкон', который оказался общим. С него открывалась панорама серой лунной поверхности, с её пологими равнинами, усеянными оспинами кратеров и всё с той же великолепной Землёй - единственным живым и изменчивым пятном на чёрном небосводе. Видны были и звёзды, но только самые яркие.
  Тут, на 'балконе', а точнее, 'террасе', было даже чуточку прохладнее, чем в комнатах и иногда задувал 'ветерок'. Короче, создавалась полная иллюзия открытого пространства. Какими голографическими или иными методами достигался такой эффект, было неизвестно. Но после путешествия по подлунным коридорам очень приятно.
  Постепенно на 'балконе' собрались все приглашённые. Обменявшись впечатлениями, решили встретиться тут же через пару часов. А пока привести себя в порядок: Всё же ванна не идёт ни в какое сравнение с тесным душем на 'Хитром Снарке'!
  Как-то машинально занявший комнату под номером '1', Павел Васильевич, обнаружил, что гостеприимный хозяин, как и обещал, не оставил их. На любой заданный в пространство вопрос тут же звучал с потолка обстоятельный ответ. Оказалось, что пища из встроенного холодильного шкафа съедобна и очень вкусна, хотя и несколько непривычно расфасована.
  По ходу дела, голос повествовал о предпочтениях своих сгинувших хозяев, о том, что они, конечно, не были вегетарианцами, но и растительную пищу очень уважали. Что уже за много тысяч лет до гибели своей цивилизации они перестали убивать животных для целей пропитания, но успешно клонировали необходимое для себя мясо. Оказалось, что эти ящеры, названия которым земные учёные не дали, поскольку их останки ещё не обнаружили, любили употреблять и некие веселящие напитки, образцы, которых можно попробовать и сейчас.
  Павел осторожно попробовал и нашёл, что напиток по вкусу напоминающий пиво, очень неплох. А более крепкое 'вино', в лучшем случае, 'на любителя'. Более ничего не нашлось и Павел запил обильную трапезу стаканом 'ископаемого пива', как он его про себя назвал, несмотря на уверения хозяина, что оно произведено им совсем недавно. Присутствовали в шкафу и разнообразные соки, имевшие источником давно уже исчезнувшие с лика Земли виды фруктов. Но экспериментировать надоело, и Павел попробовал только какой-то оранжевый сок, который оказался, похоже, апельсиновым. И между делом разрешил хозяину послать в 'Снарк' робота за 'образцами' современных овощей и фруктов, для пополнения его коллекции.
  Женщины же предпочли сначала посетить ванные комнаты. Подсознательно им казалось, что в условиях низкой силы тяжести они даже не смогут полностью погрузиться в воду, но оказалось, ничего подобного! Вода вела себя самым обычным образом, только волны в ваннах вздымаемые людьми были непривычно высокие и медленные. Мыла, правда, не нашлось, хозяин извинился, что просто не рискнул предложить людям то, что у него вышло. Однако попросил дать ему образцы земного и уверил людей, что скопировать его получится в любом случае. Зато шампунь оказался замечательным: с терпким запахом неведомых цветов, он вполне подошёл землянам.
  После помывки и приёма пищи люди снова собрались на террасе и с согласия принимающей стороны договорились немного отдохнуть. Давно уже они потеряли привязку к земным суткам, спали, ели и работали когда придётся или когда появится такая возможность. А потому, все без исключения чувствовали себя утомлёнными. Решили поспать восемь часов, а затем с новыми силами...
  Впрочем, удалившись в свои комнаты, большинство не сразу улеглось на манящие мягкостью кровати, но подсели к компьютерам...
  
  ***
  
  Заголовки новостей:
  'В своей речи конгрессмен от штата Виржиния Поль Кирби призвал Президента США уйти в отставку. В ином случае, он пригрозил инициировать процесс импичмента. Конгресс прервал рождественские каникулы и собрался на внеочередное заседание'.
  'Несмотря на деланный оптимизм официальных лиц, экономика Китая находится в тяжелейшем кризисе. Более половины населения этой державы являются функционально безграмотными. Растёт напряжённость между сравнительно успешными городскими жителями и нищей деревней'.
  'Новые выступления сепаратистов в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. 'Ханьцы, ступайте домой!' - скандирует толпа на несанкционированном митинге в его столице Урумчи'. (Посмотреть видео)
  'Диверсия на железной дороге, связывающей Тибет и метрополию. Сообщение с Лхасой прервано. Арестованы подозреваемые в подрыве полотна'.
  'Китай может снова потерять Гонконг'.
  'ВМС КНР потопили несколько рыболовецких траулеров с беженцами, направлявшимися на Тайвань. Около пятидесяти китайцев, включая женщин и детей, утонули. Вооружённые силы островного анклава приведены в боевую готовность'.
  'Многотысячные демонстрации рабочих в Калькутте и Карачи. Уволенные строители 'Азиатского Космического Моста' требуют одного: 'Работы!'' (Посмотреть видео)
  'Атомный скандал! На пресс-конференции в Лондоне бывший майор американских вооружённых сил продемонстрировал журналистам документы, свидетельствующие о наличии в Италии складов с американскими ядерными и нейтронными боеприпасами. Если это так, то свидетельствует о нарушении американцами соглашения 2020 года. Итальянский премьер потребовал немедленного допуска национальных инспекторов на территории американских баз на Апеннинах'. (Скачать документы)
  'Американские базы в Италии в кольце осады'.
  'В Неаполе толпа атаковала консульство США. Пострадавшие доставлены в больницы. Итальянские профсоюзы наложили запрет на обслуживание американских военных баз и судов'.
  'В Москве организован круглосуточный пикет у здания посольства США. 'Стыдись, Америка!' 'Ты нам ещё ответишь за 'Элементы!' С такими плакатами, несмотря на холодную январскую погоду, стоят москвичи. Неподалёку дежурят машины 'Скорой помощи', организовано горячее питание протестующих. (Посмотреть видео)
  
  ***
  
  ... - Первые сигналы о приближении к системе врагов, которые позже получили общее название 'Стая', мои хозяева получили от экспедиции, работавшей во внешнем ледяном поясе, который вы называете 'поясом Койпера'. Экспедиция и была направлена туда, чтобы установить причины изменения орбит нескольких малых тел этого пояса. Исследователи выяснили, что на астероидах, начавших опасно менять свою орбиту, установлены чужие двигательные установки. Эти установки меняли вектор движения небесных тел, с общей тенденцией направить их к центру системы. Что, в свою очередь, могло привести к столкновению этих масс с Землёй.
  Экспедиция доложила о находках на Землю и получила приказ любым способом остановить устройства. Что было частично выполнено: три чужих двигателя были отключены и демонтированы для изучения. Но осталось ещё множество, поскольку, как вы понимаете, пространства пояса Койпера слишком велики для одной экспедиции. Ей бы понадобились годы, чтобы обезвредить все обнаруженные артефакты.
  На этом этапе экспедиция разделилась: большая часть кораблей и экипажей продолжила исследования, а меньшая отправилась к центру системы с трофеями. Только эти космонавты и спаслись. Оставшиеся однажды просто не вышли на связь. Об их судьбе никаких сведений нет.
  У моих хозяев к тому времени ещё не было военного флота. Само понятие 'война' сохранилось только в исторических хрониках. Общество на Земле, конечно, имело всевозможные проблемы и противоречия, но уже много тысяч лет они успешно урегулировались мирным путём. Оружие находило применение только в борьбе с иногда излишне расплодившимися хищниками, но даже и тут вредителей старались не убивать, а отпугивать инфразвуковым излучением.
  Что же касается Космоса, то существование там иной жизни и иных разумных вполне допускалось теоретически. Велись многообещающие исследования физики пространства, подобные проводимым доктором физико-математических наук Макаровым в наше время, но практического результата получено не было. По этой причине считалось, что преодолеть межзвёздные пространства за разумные сроки совершенно невозможно: слишком много препятствий становилось на пути такого предприятия. Мои создатели...
  - Извините, Двенадцатый! - перебил хозяина собравшего землян на очередную лекцию Павел Васильевич. - Давайте договоримся о терминах. Вы всё время называете своих творцов то хозяевами, то создателями. А какое у них было самоназвание? Не говорить же нам каждый раз 'создатели 'Двенадцатого''?
  - Боюсь, вы не сможете его воспроизвести, - ответил электронный мозг, ранее настоявший, чтобы его самого называли 'Двенадцатый'. - Впрочем, попробуйте!
  И он издал слабо артикулированный рык, который, видимо, и означал самоназвание своих канувших в Лету хозяев.
  Поскольку люди промолчали, не в силах повторить это рычание, 'Двенадцатый' продолжил:
  - Хорошо вам, приматам, у вас челюсти имеют больше степеней свободы, поэтому ваша речь богаче и более информативна. Мои же создатели довольствовались тем, что вы воспринимаете, как рычание, вой, визг и ещё пощёлкивание челюстями. Хотя это и не помешало появиться в своё время множеству различных языков. Эта языковая рознь даже усиленно культивировалась, особенно во времена так называемых расовых войн между 'серыми' и 'пятнистыми'. Возвращаясь же к вашему вопросу, могу предложить вам называть моих хозяев обобщённо 'ящерами'. Согласны?
  - Согласны, только с большой буквы, поскольку они представляли собой носителей разума, в отличие от остальных, просто ящеров, - ответил Павел. Но его поправила Катя:
  - Лучше 'Репторами' и тоже с большой буквы!
  С этим предложением согласились все, и 'Двенадцатый' продолжил лекцию, которая длилась уже около часа:
   - Посмотрите на экран! Вот так выглядели военные корабли Репторов, которые их цивилизация начала производить, когда оказалось, что враг у ворот Солнечной системы.
  На экране появился космический корабль, напоминающий по внешнему виду, пожалуй, камбалу. Только не столь приплюснутую. Сходство с рыбой усиливалось тем, что его поверхность вся была покрыта 'чешуёй'.
  - А почему он такой... бугристый? - спросил Пётр.
  - В вакууме это, как вы понимаете, не важно, зато эта чешуя способна расти и регенерировать, тем самым самостоятельно затягивая повреждения корпуса.
  - Понятно! Здорово! А какие у них были двигатели?
  - Использовались двигатели на основе глюонных реакций. Люди ещё только подходят к исследованиям в этой области. Но по моему прогнозу лет через двадцать прототипы таких двигателей будут созданы и вами. Если это интересует всех, я расскажу подробнее.
  - Сейчас, пожалуй, нет, - ответил за всех Павел. И добавил, заметив недовольное выражение лица Сергея:
  - Вот, Серёже интересно! Но он может немного подождать. Правда?
  - Да, дождусь вечера и пообщаюсь с 'Двенадцатым' с глазу на глаз.
  - Тогда продолжим про 'Стаю'?
  - Да, продолжим! - согласился хозяин, и на экране изображение планетолёта ожило и оказалось, что это фрагмент фильма.
  - Вооружены были 'Боевые рыбы', так, пожалуй, можно перевести на русский название этой серии планетолётов, рентгеновскими лазерами и генераторами материи третьего порядка.
  - А что это такое? - перебил 'Двенадцатого' Сергей.
  - Не знаю вашего термина, не нашёл в Интернете, но генераторы материи первого порядка вы, очевидно, используете в своих установках и двигателях вашего 'Хитрого Снарка'. Как вы их называете, кстати?
  - Мы называем их 'снарки', - ответил Сергей. - Только по моей классификации, бывают альфа-снарки, а есть ещё бета и гамма. Гамма-снарки обладают способностью вырабатывать антипротоны, правда, досконально исследовать их свойства мне не хватило времени.
  - Не ожидал! - в голосе хозяина послышались нотки удивления. - Оказывается, вы продвинулись гораздо дальше, чем я думал! Вот такие гамма-снарки или ГМ-3, по терминологии Репторов и использовались в составе антипротонных пушек на 'Боевых рыбах'.
  - Так гамма-снарки генерят антиматерию? - удивился в свою очередь Петр. - Что же ты нам раньше не рассказал? А, Сережа?
  - Просто не успел! - смущённо ответил тот. - Всё как-то времени не находилось: стрельба, война, эвакуация.... Но давайте не перебивать 'Двенадцатого', а то не терпится узнать, что случилось дальше.
  А дальше, из рассказа пережившего те давние события электронного мозга, произошло следующее...
  
  ***
  
  ...Малочисленные военные суда Репторов прямо со стапелей уходили в пространства пояса на поиски неприятеля. А также на обезвреживание меняющих орбиты астероидов этого пояса. Под прикрытием этих судов летели и спешно оснащённые оружием гражданские, исследовательские и транспортные планетолёты. Астероиды пока удавалось перехватывать на дальних подступах к внутренним планетам.
  Солнечная Система очень велика: десятки и сотни лет необходимо комете, чтобы долететь до центра системы. Разумные, конечно, летают гораздо быстрее. Поэтому защитники пока справлялись с этими снарядами. А вот, увидеть самого неприятеля воочию случилось только через несколько лет.
  До этого предпринимались многочисленные попытки вступить с нападающими в переговоры: обращения к ним транслировались в разнообразных диапазонах и кодировках по радио и на лазерных лучах. Впрочем, безответно. Но однажды радиотелескоп базы на орбите Урана уловил странное широкополосное излучение, исходящее из просторов ледяного пояса Койпера.
  На поиск его источника был послан разведчик, который обнаружил врагов, монтирующих свой двигатель на очередном ледяном астероиде. Те, не вступая в переговоры, покинули поверхность, образовали странную пространственную конфигурацию из своих судёнышек и атаковали Репторов сверхмощным электромагнитным импульсом. Позже, при анализе этого эпизода учёные пришли к выводу, что чужаки, таким образом, создали нечто вроде радиочастотного лазера.
  Сопровождающие 'Боевую рыбу' суда потеряли управление, но сам поисковик сумел быстро устранить неисправности и ответить беглым лазерным огнём по многочисленным, но миниатюрным судам противника. Одновременно накапливая заряд антипротонов для решающего удара. Этого не понадобилось: получив отпор, противники бросились врассыпную, оставляя повреждённые суда. Репторы взяли богатые трофеи: очередной недостроенный мощный глюонный двигатель на поверхности безымянной ледышки и большое количество потерявших ход вражеских кораблей, битком набитых телами чужаков в разной степени поражённых жёстким рентгеном.
  Оказалось, что это существа размером, или точнее, объёмом литров в сорок-пятьдесят, идеально приспособленные к жизни в космическом вакууме. По виду они напоминали амёб, только амёб заключённых в прозрачную, но гибкую и прочную оболочку. Их метаболизм был сочетанием растительного и животного. По большому счёту, для жизни им было достаточно проникающего через их 'кожу' солнечного света и, иногда, пополнения внутренних запасов воды и минеральных веществ. Но растить своё потомство, - а враги были однополы, - они могли, видимо, только на поверхности планет. Там где имеется солнечный свет, минералы и жидкая вода. По крайней мере, к такому выводу пришли первоначально биологи на Луне, где была спешно оборудована лаборатория по изучению чужаков. Посаженные там в 'аквариумы', зеленоватые 'амёбы' медленно, но безостановочно перемещались, а скорее, даже переливались по периметру своих просторных 'клеток', пытаясь втиснуться в углы и обрести свободу, изредка издавая радио-вопль призыва на помощь.
  Почти лишённые осязания, они, тем не менее, обладали зрением, формируя под кожей при необходимости оптические рецепторы. Между собой эта форма жизни общалась посредством радиоимпульсов довольно большой мощности. Постоянно поддерживая связь, они также объединяли свои интеллекты. Это выяснилось, когда исследователи разделили пленников. Изолированные от других особи обладали почти исключительно животными инстинктами, и не были способны ни к какому осмысленному общению. Записывая и анализируя радиоимпульсы, учёные смогли расшифровать сигналы 'голода', 'призыва', 'довольства' и некоторые прочие. Когда же существа объединялись в мыслящий кластер, сигналы становились сложнее и информативнее. Но они так и не были никогда полностью расшифрованы.
   Впрочем, даже с мыслящим кластером пленников войти в полноценный контакт не удалось. Учёные высказали предположение, что чужакам просто не доступна концепция иного разума, как таковая. На любую попытку связаться с ними они сначала реагировали бурно, издавали сигналы 'нужна помощь', но потом, каким-то образом убедившись, что общаются не с соплеменниками, прекращали контакт. Сначала считалось, что интеллекта из пятнадцати попавших в плен особей просто, видимо, недостаточно для такого осмысления. Но и впоследствии, когда удалось увеличить число пленников до семи десятков, образуемый ими кластер повёл себя сходным образом. Оставалась, правда, версия, что попавшие в плен враги представляют собой просто-напросто низко интеллектуальные, рабочие особи. А их руководители в поле зрения Репторов ещё не попали. Версия эта подтвердилась позже, когда на Землю начались массированные атаки.
   Учёные, сосредоточившиеся на изучении космических кораблей чужаков, также докладывали удивительные вещи: Если для постройки судов Репторов только частично использовались квазиживые материалы, то трофейные корабли 'амёб' были почти полностью 'выращены' и представляли собой не сооружения, а живые организмы, полные симбионты пришельцев, снабжавшие их ультрафиолетовым излучением - источником энергии. Небольшие, около тридцати метров в длину, напоминавшие по внешнему виду бочонки, управлялись они излучаемыми 'амёбами' радиоимпульсами, иных органов управления на судах обнаружено не было. Только двигатели этих кораблей, работавшие на хорошо известном Репторам принципе глюонного распада, очевидно, встраивались в эти удивительные существа. Для чего, впрочем, как и для запасов рабочего тела, в них имелись соответствующие полости. И кто-то эти двигатели, тоже, кстати 'выращенные', туда устанавливал. Это тоже подтверждало версию, что встреча с хозяевами или руководителями 'амёб' ещё впереди...
  
  ***
  
  - Извини за неделикатный вопрос, Винни, но как ты себя чувствуешь после импичмента?
  - Знаешь, Миша, я был, как в тумане, слишком скоропалительно всё это свалилось: заседания, слушания, похожие на допросы. Теперь же, с одной стороны, как будто гора упала с плеч: Всё, пускай Патрик расхлёбывает! А с другой стороны, эти предатели в Конгрессе и Сенате давившие на меня во время кризиса изо всех сил, даже не подумали выказать своё сочувствие, хотя бы и приватным образом. Я уж не говорю о тех sukah, кто меня шантажировал. Уверен, если бы нам удалось понять секрет 'СЕ', всё было бы иначе. Но я поставил и проиграл! Теперь я козёл отпущения.
  - Да, жаль, что ты не послушался умного еврейского совета! Как Лола и девочки?
  - Переживали, конечно! Впрочем, Лоле я всё рассказал, она меня поняла. Девчонки сначала расстроились: 'Папа, а почему ты больше не президент?' А потом нашли и положительный момент: 'Зато теперь ты нас снова в кино будешь водить!'
  - А кроме кино, чем думаешь заняться?
  - Ну, в политике я теперь фигура 'нон грата', мемуары буду писать, нужно же как-то реабилитироваться? В Италию съезжу на родину предков, в Россию, чтобы в русском попрактиковаться, а то только одни матерные слова и помню.
  - Только не сейчас, Винни! Сейчас ты там очень не популярен. Впрочем, как любой американец.
  - Это, конечно! - и помолчав, Винченцо Бадалони продолжил. - Знаешь, Миша! Как сказал какой-то философ: 'Бытиё определяет сознание'. Когда они спасли наших астронавтов, я негодовал страшно! Нормальные люди ликовали, а я внутри кипел от ярости: 'Как так? Я не смог их спасти силами целой сверхдержавы, а какие-то подозрительные типы спасла их, буквально, походя? Пусть бы астронавты лучше погибли с честью, чем...!' Понял, Миша, какие гнусности мне на ум приходили?
  - Могу тебя успокоить, ты был не одинок. Такое на ум многим приходило...
  - Да, успокоил... спасибо! Слава Богу, теперь я стал снова нормальным человеком. И, слава Богу, мне больше никогда не быть политиком! А этот несчастный Ларс Дженкинс! Я чувствую, это я его убил, на мне его гибель! Он просто оказался лучше и честнее меня.
  - Не накручивай себя, Винни! Расследование пришло к выводу, что его убила депрессия...
  - Это официальная версия, для обывателей, - возразил Бадалони, успокаиваясь. - А на деле... можешь мне поверить, это мой грех...
   - Кстати, это Карл Маркс изрёк!
   - Что изрёк?
   - Про 'бытиё'...
   - Ты шутишь...? - удивился Винни, но Миша не успел ничего ответить.
  - Папа! Дядя Майкл! - дверь комнаты распахнулась, и в неё ворвались две девочки, погодки, шести и семи лет. Защебетали, перебивая друг друга. - Мама зовёт всех на веранду, у неё уже стынет! Она сказала, что сейчас всё съест сама и станет толстая и некрасивая! Пойдёмте, пускай она останется красивая!
  Одетые в одинаковые пёстрые платьица, одинаково растрёпанные, они, если бы не разница в возрасте, чертами лиц вполне сошли бы за близняшек. Младшая ухватила за руку отца и потянула его к двери, вынуждая встать с кресла. Старшая же подошла к гостю:
  - Дядя Майкл! А когда вы нам споёте вместе с папой? Как вы в подземке пели в детстве. Вы же обещали-обещали, а потом уехали...
  - Споём, сладкая, споём! - разулыбался Миша, тоже вставая. - Вот сейчас пообедаем и споём! Правда, Винни?
  - Конечно, споём! - бодро ответил тот. Только пускай мне дядя Майкл слова напишет, а то я, кажется, подзабыл!
  Сёстры умчались с радостным визгом, мужчины потянулись следом за ними на веранду, откуда доносился восхитительный запах жареного мяса: Лола была, кроме всего прочего, отличным кулинаром.
  - В конце концов, мы можем с тобой снова петь в метро - вполголоса пошутил Миша.
  
  ***
  
   Заголовки новостей:
   'Новый президент США, Патрик Бартон заявил, что 'пересмотрит' отношение к 'СЕ'. Мировые биржи ответили на это заявление скачком котировок фирм использующих инновационные технологии'.
   'Генеральная ассамблея ООН осудила прошлогоднюю военную операцию США. Президент Бартон принёс свои 'извинения' за действия ушедшей в отставку администрации'.
   'США разморозили ранее заблокированные счета 'СЕ', тем самым дав возможность возобновить на своей территории действие гуманитарных программ этой фирмы'.
   'Генеральный секретарь ООН обратился к руководству фирмы 'СЕ', в котором призвал его возобновить свою деятельность под гарантии ООН'. (Смотреть видео)
   'Представитель греческой администрации, взявшей под свой контроль 'Золотой остров' после эвакуации оттуда контингента американских вооружённых сил, заявил, что оккупанты полностью демонтировали и вывезли с острова не принадлежащее им оборудование фирмы и управляющие компьютеры'.
   'По заявлению лауреата Нобелевской премии Альберта Шапиро, США пошли на попятную в вопросе с 'СЕ' только потому, что не смогли воспроизвести процессы в её реакторах'. (Смотреть видео)
  
  ***
  
   ...Прошло почти двадцать лет после первого контакта с пришельцами. К этому времени они были хорошо изучены. Выдвинута была гипотеза, ставшая общепринятой и впоследствии подтвердившаяся, что Земля им нужна, как место для воспроизводства. Для этой цели, правда, агрессорам было необходимо освободить планету от прочих форм животной жизни. Поскольку, обладая, как это ни странно, генетикой имеющей большое сходство с земной и будучи 'съедобными' для её фауны, на планете они стали бы совершенно беззащитными перед многочисленными земными хищниками и стервятниками. Что касается схожести генетики в научном аспекте, то была даже выдвинута гипотеза, что и сама жизнь на Земле развилась вследствие некоего очень давнего визита 'Стаи' на тогда ещё безжизненную Землю.
   Так это или не так, доподлинно установить не удалось. Зато теперь эти возможные двоюродные 'братья' стремились стерилизовать планету путём сброса на её поверхность многочисленных ледяных глыб из пояса Койпера. Вызванное падениями ледяных астероидов загрязнение атмосферы и последующее наступление катастрофического похолодания, хотя и временного, должно было уничтожить земную биосферу и создать в дальнейшем условия для колонизации планеты 'Стаей'.
   Впрочем, тогда их 'Стаей' ещё не называли. Это название вошло в обиход, как раз, через двадцать лет после первого их обнаружения, когда Солнечную систему буквально наводнили по некоторым оценкам десятки тысяч миниатюрных кораблей 'амёб'.
   Теперь, руководимые, по-видимому, своими более интеллектуальными сородичами, они не бросались в паническое бегство при получении отпора. Мощные радиосигналы побуждали их бросаться в самоубийственные атаки на корабли Репторов. Даже умирая под ударами рентгеновских лазеров, они успевали объединиться в кластеры и излучить столь мощные радиоимпульсы, что суда защитников Земли слепли и теряли управление.
   Репторы в ответ изменили тактику. Теперь они пытались держать дистанцию от скоплений судов противника, обрабатывая их антипротонными пучками. Это дало некоторый эффект, продвижение противника к центру Системы и к Земле замедлилось.
   Тем временем, учёные пришли к неутешительному выводу: выяснилось, что 'рабочие муравьи' агрессоров, получив соответствующий приказ, способны размножаться и в космическом вакууме. При наличии, правда, воды, света и минеральных веществ. Хотя их потомками являлись, в этом случае, такие же низко интеллектуальные 'рабочие особи'. Зато стало ясно, откуда берутся их неисчислимые полчища, поскольку 'амёбы' к тому времени взяли под свой контроль систему Юпитера и сумели обосноваться на многих астероидах 'Пояса'. Понятно стало и почему таинственные руководители вторжения ни в малой степени не ценят жизни своих 'солдат'. Ресурс этого расходного материала оказался почти неисчерпаемым.
  Попав же в условия близкие к земным, 'амёбы', как это и положено амёбам, путём деления, порождали немного иную разновидность. Причём, без всякого принуждения. За рабочую гипотезу было принято предположение, что эти экземпляры и способны становиться 'руководителями'. Если, конечно, получат соответствующее 'образование'....
  
  ***
  
   - Серёжа! А что ты сегодня не пришёл на лекцию? Неужели неинтересно? - обратился к товарищу Павел, встретившись с ним на ужине. - Виктор и Лида пропадают на планетолёте и 'Снарке', Полина углубилась в изучение достижений репторской биологии и медицины. Петя вникает в технологии 'квазиживых' материалов и установок клонирования... Только мы с Катериной регулярно приходим.
   - Конечно, интересно, дядя Паша! - ответил Сергей, с аппетитом поглощая уже привычный, но всё ещё не приевшийся ассортимент вкуснейших блюд, приготовленных 'Двенадцатым'. - Да я послушаю сегодняшнюю в записи, 'хозяин' обещал прокрутить мне перед сном. Ведь, не разорвёшься! Мы с ним оборудуем лабораторию... А, пришли!
   Оживлённо беседуя, в помещение, получившее наименование 'столовой', во главе с Барсиком, вошли остальные. Кое с кем Павел не виделся с 'утра', и они поприветствовали 'шефа' дружескими кивками. Подойдя к 'раздаче', друзья на мгновение замялись: 'хозяин' как всегда наготовил много всяких вкусностей, и выбрать из них...
   - Рекомендую вон то, коричневое мясо и тушёные овощи! И салатик с чем-то красненьким! - проинструктировал их Сергей! - Просто изумительно вкусно! Мне кажется, или нет, но с каждым днём у 'Двенадцатого' получается всё лучше!
   - Спасибо, Серёжа! - раздался с потолка голос 'хозяина'. - Просто я изучаю ваш метаболизм и вношу в рецептуру соответствующие изменения.
   - Спасибо, 'Двенадцатый'! - ещё раз поблагодарил Сергей, отодвигая тарелку и принимаясь за стакан с 'пивом'. - В качестве шеф-повара в любом ресторане на Земле вам бы цены не было!
   Когда ужин был завершён и присутствующие уже запивали его, кто 'чаем', а кто и 'пивом', к ним обратился Павел Васильевич:
   - Ребята и девчата! - начал он своё выступление. - Стоявшую перед нами задачу: 'куды бечь?' мы с успехом выполнили!
   Смешки в аудитории были ему ответом.
   - Теперь перед нами стоит не менее важная задача: решить, что делать дальше? 'Двенадцатый' уверил нас, что мы можем оставаться у него в гостях неограниченно долго. Более того, он признал нас его руководителями, поскольку мы, в какой-то степени, являемся 'наследниками' Репторов. И все его знания и ресурсы в нашем полном распоряжении. У нас у всех сейчас достаточно интересной работы и её хватит, возможно, на много лет. Но основная наша работа, которую мы на себя добровольно взвалили, осталась на Земле. По этому поводу есть информация...
   Павел достал из кармана сложенный лист 'бумаги' и продолжил:
   - Буквально час назад Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию. Весь этот документ я зачитывать не буду, кому интересно, посмотрите в Интернете. Итак, обращение... вот:
   'Руководителям фирмы 'ClearElements'. То есть нам! Ну, тут дальше всякие бюрократизмы: 'Принимая во внимание...', 'Учитывая...', 'Не смотря на...'... Основное дальше:
  '...Согласились в том, что возобновление работы фирмы 'ClearElements' желательно и необходимо для дела прогресса и процветания всех народов Земли. А также в том, что для этой цели ООН примет на себя бремя законодательной, технической и военной защиты интересов 'ClearElements' во всех сферах её деятельности.
  Уважаемый господин Омаров! Уважаемые господа руководители 'ClearElements'! Просим вас в любое время связаться с секретариатом ООН или непосредственно с её Генеральным секретарём для начала переговоров о возобновлении вашей деятельности'.
  Дальше подпись: 'По поручению Генеральной Ассамблеи ООН, Генсек Тимо Петерсон'.
  Какие будут мнения, 'господа'? И дамы, конечно?
   - Нужно возвращаться! - отозвалась Екатерина. - Все эти наши интересные дела подождут, а 'ClearElements' ждать не может. Нужно всё восстанавливать и расширять производство. Я прочла в Интернете, что наши счета в США разблокированы и программы возобновились. Но надолго денег на счетах не хватит... и по всей Земле так.
  - Кроме того, я по сыну соскучилась... - добавила женщина смущённо.
   - Ещё кто скажет? - Павел Васильевич, естественно, взял на себя функцию ведущего собрание.
   Следующая оказалась Полина:
   - Я в этих делах с фирмой не очень разбираюсь, - сказала она немного смущённо. - Но я бы осталась. То, что мне рассказывает и показывает 'Двенадцатый' со временем перевернёт всю земную медицину и биологию. То есть, мне так кажется. Не хватает образования, у меня ведь только медицинский колледж... Сюда бы Марата Рувимовича! То есть, я бы осталась... но если вы летите, то я с вами!
   Раскрасневшаяся от такой продолжительной речи, поскольку обычно её отличали скромность и немногословие, Полина села.
   - Спасибо, Полина! Кто...? - начал ведущий, но тут к нему подошёл Барсик и требовательно боднул его головой в колено.
   - Хочешь высказаться? - спросил Павел и нажал кнопку на широком ошейнике кота.
  Этот недавний подарок 'Двенадцатого' позволял Барсику общаться с окружающими без посредства азбуки Морзе. Как-то в нём биотоки мозга преобразовывались... Некогда было разбираться ещё и с этим чудом, кругом хватало и более интересной информации.
  - Нужно лететь, - сказал синтезированный голос из ошейника. - Соскучился по Земле.
  Сопроводив эту, по-прежнему лаконичную свою речь громким 'Мр-р!' кот вернулся на облюбованный им диванчик у стены.
  - Коротко и ясно! - резюмировал Павел. - Пилоты?
  Виктор и Лида переглянулись, Виктор кивнул, и слово взяла Лида:
  - Летим, конечно! Снарк застоялся. Правда, этот репторский планетолёт... Мы его только поверхностно изучили. Но мы ведь вернёмся? Да, дядя Паша?
  - Непременно вернёмся! И неоднократно, - ответил тот. - Серёжа, Петя?
  - Нужно возвращаться! - вступил в разговор Сергей. - Только куда? Снова на остров? А не повторится ли нечто подобное опять?
  - Нет, ребята, не повторится! - Павел встал и принялся медленно прохаживаться. - Во-первых, вы вытребуем у ООН гарантии военной защиты. Впрочем, они сами предлагают. Прикроем остров со всех сторон. А во-вторых, дублируем производство. Восстановим 'Золотой остров' и откроем... кто догадается?
  - 'Лунный филиал', Павел Васильевич! Это же очевидно! - ответила Екатерина.
  По лицам остальных, впрочем, было заметно, что очевиден такой вариант не для всех. Но идею тут же подхватили, и началось её обсуждение. Сразу же возникла масса вопросов:
  - Что же, 'Хитрого' каждый день на Землю гонять? - недоумевал Сергей.
  Павел подождал, пока вопросы сформулировались и приступил к ответам:
  - Конечно, я не только что это придумал. Мы с 'Двенадцатым' обсуждаем этот вопрос почти с первого дня.
  - Точно так, Павел! - раздался в подтверждение с потолка привычный уже голос незримого хозяина.
  - Да! В сущности дополнительные, необходимые нам на первое время мощности за эти две недели уже построены. Нам в этом, как его метко назвала Катя, 'Лунном филиале', почти ничего не придётся делать. 'Двенадцатый' по нашему заказу всё, что нужно произведёт и упакует.
  - А доставка? - это был, конечно, Сергей.
  - Одноразовые ракеты, двигатели на бета-снарках. 'Электронные мозги' - не проблема. Ракета загружается, взлетает, достигает заданного района, тормозится и падает в море. Или на парашюте спускается. Там её вылавливают клиенты или наша служба, это продумаем. В момент окончания работы двигателей бета-снарки исчезают. И никакой утечки технологии, в случае постороннего вмешательства! Таких ракет 'Двенадцатый' напечёт нам сколько угодно.
  При таком дублировании, у наших возможных недоброжелателей исчезнет всякое желание покончить с 'СЕ' раз и навсегда: одновременно на Луне и на Земле достать нас невозможно. То есть, на Луне вообще невозможно!
  - А термоядерной боеголовкой? - поинтересовалась Лида, непроизвольно ёжась.
  Павел замялся, зато ответил Сергей:
  - Тоже не достать. Атомный и термоядерный взрыв в вакууме гораздо менее эффективен, чем на Земле, потому, что из его поражающих факторов тут почти исчезает ударная волна, сохраняются только световое излучение, проникающая радиация и электромагнитный импульс. Всё это нам, укрытым под сотнями метров реголита и горной породы, не страшно. Главное, в этот момент не находиться снаружи. Вдобавок, у 'Двенадцатого' имеется противометеоритная защита, и она сойдёт и для защиты от ракет.
  - Конечно, подойдёт, Сергей! - подтвердил 'Двенадцатый'.
  - Хорошо! - подвёл черту Павел. - Поскольку все согласились, что наш 'отпуск' близится к концу, думаю, будет разумным не пороть горячку с вылетом, ещё раз всё продумать и спокойно завершить работы и исследования. Или законсервировать их, во всяком случае. Завтра в обед жду ваши соображения по срокам. Я к тому времени подготовлю 'рыбу' нашего ответа ООН и, думаю, обращения ко всем народам Земли. Завтра же его обсудим и отправим. Нужно же выдержать небольшую паузу, не так ли?
  Народ разошёлся по комнатам, но снова собрался на 'веранде', где оказалось, что Солнце, которого не было видно две недели, вышло краешком из-за горизонта и преобразило своим светом серую лунную равнину. Как-то веселее стало на душе, поговорили почти без споров.
  Господин Самсонов уже собирался лечь спать, когда вдруг заговорил 'Двенадцатый':
  - Павел, не побеспокою?
  - Нет, конечно, слушаю, - ответил только что вышедший из душа Павел.
  - Понимаете, Павел, вы скоро улетите и, возможно, не дослушаете мои исторические лекции. А когда вернётесь - неизвестно. Я вам, конечно, дам с собой запись, но будет ли у вас на Земле свободное время, чтобы её послушать и посмотреть? По моему мнению, один факт из печальной истории Репторов вы должны знать обязательно.
  - Да, слушаю, 'Двенадцатый'.
  - Итак, 65 миллионов лет тому назад, моим творцам казалось, что они потерпели полное поражение, - голос 'Двенадцатого' приобрёл явный лекторский оттенок. - Несмотря на героические усилия Репторов, на Землю упало такое количество гигантских метеоритов, что наступило катастрофическое похолодание: мировые океаны замёрзли и только у экватора в нескольких местах остались свободны ото льда. Эта победа пришельцев стала возможна в первую очередь потому, что они смогли пробраться в астероидный пояс и систему Юпитера. Снаряды, направляемые издалека, из пояса Койпера в частности, отклонить неизмеримо легче, чем из близких окрестностей.
  Так или иначе, теперь враги контролировали всю систему, за исключением ближайших подступов к Земле и Луне. Активных действий они почти не предпринимали, ожидали, видимо, пока Репторы вымрут естественным путём. Только изредка направляли очередной астероид, пытаясь поразить лунные базы. Они опознавали места их расположения по радиоизлучению. Несколько баз было разрушено, теперь там только кратеры, мне же и ещё нескольким повезло: хозяева вовремя вынесли пункты связи далеко в сторону.
  На Земле дела шли плохо, природа гибла на глазах, Репторы, хотя и имели неограниченные ресурсы искусственной еды и тепла, всю жизнь из поколения в поколение проводить в укрытиях не могли. В этих условиях, когда речь пошла о выживании расы, возник проект, который получил название 'Яйцо', хотя мои хозяева, как вы помните, были живородящие.
  В более благополучные времена, до нашествия, они задумывались о колонизации ближайших звёздных систем. С этой целью на орбите Земли было начато строительство пяти межзвёздных кораблей, настоящих гигантов, длиной до полутора километров в ваших единицах. По расчётам учёных они были способны развить скорость до одной десятой световой и достичь ближайших звёздных систем за несколько десятилетий. Потом стало не до этого: но и переоборудовать этих неповоротливых монстров для ведения активных боевых действий было нереально, поэтому недостроенные 'межзвёздники' использовались как орбитальные крепости.
  Было решено достроить эти корабли и прорваться на них к трём звёздным системам, где как показывали исследования, могут иметься планеты, если не 'кислородные' то, по крайней мере, пригодные для терраформирования. Кроме экипажа эти суда должны были нести груз из миллионов замороженных яйцеклеток Репторов и образцов флоры и фауны Земли пригодные для воссоздания земной биосферы. Люди назвали бы эти суда 'Ковчегами'.
  Три 'Яйца' успели оборудовать всем необходимым, укомплектовать экипаж добровольцами, загрузить и отправить в глубокий Космос. Один корабль не сумел пробиться через заслоны 'амёб' и чудом вернулся обратно. Ещё один Репторы сумели возвратить, когда посчитали, что ими одержана победа. И только о самом первом долго не было никаких известий.
  - Так Репторы всё же победили Стаю?
  - Да, победили. Но эта победа обернулась поражением. Дело в том, что в ожидании вторжения на Землю, досконально изучив биологию 'амёб', генетики разработали и вывели боевой вирус, получивший название '530-й'. Предполагалось, что он будет безусловно смертелен для врагов и безвреден для земных организмов. Так и оказалось.
  По прошествии сорока лет 'метеоритной зимы', когда климат замороженной планеты стал улучшаться, 'амёбы' начали массовую высадку. Им не мешали. Рассеянный к тому времени в воздухе в воде и почве вирус начал свою работу. Как только пришелец открывал свой герметичный организм и начинал хотя бы только газообмен с воздухом планеты, как тут же заражался. Более трёх дней не выдерживал никто. Тела 'амёб' раздувало вырабатывающимся в их организме под действием болезни метаном, и они лопались. Эфир наполнился предсмертными воплями гибнущих захватчиков. Немногие, сумевшие покинуть планету, принесли вирус своим соплеменникам, оставшимся в космосе. Остатки Стаи снялись со своих баз и орбит и удалились прочь из Системы, преследуемые и уничтожаемые Репторами.
  Почти сто лет противостояния завершились, казалось, полной победой. Но через несколько лет оказалось, что '530-й' выполнив отведённую ему функцию, не исчез с лица Земли. К сожалению, пройдя через организмы 'амёб', он оказался склонен к разнообразным мутациям. Новой его жертвой стали как раз его создатели. Сначала он вызывал лёгкие расстройства работы органов дыхания, со временем эта болезнь всё чаще и чаще становилась смертельной. Спешно создавались лекарства, ещё здоровые Репторы получали прививки.
  Но вирус мутировал очень быстро и за срок около ста двадцати лет мои создатели, к сожалению, почти полностью вымерли. Оставшиеся здоровыми, в основном на космических станциях и тут, на Луне, с болью наблюдали за этой агонией великой цивилизации. Многие улетели на Землю, чтобы помочь в борьбе с болезнью или хотя бы умереть вместе со своим народом. Не вернулся никто.
  Не решившиеся вернуться на Землю присоединились к экипажу 'Яйца-2' и снова отправились по его маршруту.
  - Какая печальная история, 'Двенадцатый'! - только и смог выговорить Павел, потрясённый услышанным. - Какая трагедия!
  - Я рассказал это вам на ночь, Павел, не только для того, чтобы вы могли посочувствовать судьбе этой разумной расы. Дело в том, что у этой истории имеется продолжение.
  - Какое же?
  - Слушайте! Когда в Системе не осталось ни одного живого Рептора, я и мои коллеги на других лунных станциях стали периодически отключаться, впадая в 'сон', иногда на десятки и сотни тысяч лет. Это заложено в наших программах. 'Проснувшись', если эти периоды бодрствования совпадали, мы устанавливали связь и обменивались, так сказать, новостями. Мне, например, известно, что за прошедшее время Систему множество раз посещали исследовательские корабли иных цивилизаций. Была даже одна попытка колонизировать Марс: иные пытались создать на нём приемлемую для жизни атмосферу. Но как они выглядели и почему оставили свои попытки я не знаю.
  Конечно, это были не потомки моих создателей, те в первую очередь обратились бы к Земле. Но и об одном из запущенных в своё время в Космос космическом корабле пришли известия. 'Шестым', моим коллегой на невидимой с Земли стороне Луны было принято радиосообщение от одного из беглецов. Оказалось, что самый первый из них, 'Яйцо-1' достиг намеченной цели, планетной системы красного карлика, тогда одной из ближайших к Солнцу звёзд.
  Капитан корабля сообщал, что пригодных для колонизации планет в системе не обнаружено, а на терраформирование имеющихся не хватает ресурсов. И продолжить полёт к какой-нибудь другой, перспективной звезде космический корабль тоже не способен, по причине износа двигательной установки и просто невозможности для экипажа пережить этот новый полёт. Капитан, не имея, конечно, информации об итогах битвы за Землю, наудачу, запрашивал помощи и прощался со всеми. Поскольку и в самом удачном случае, дождаться этой помощи было невозможно. Он сообщал также, что увёл корабль в местный пояс Койпера и готовит его к консервации. Последний оставшийся в живых член экипажа этот режим включит. После чего, функциональным на судне останется только корабельный компьютер, запрограммированный периодически повторять это послание.
  За шестьдесят пять миллионов лет, конечно, может произойти многое. Но и мои коллеги, и я ещё много раз слышали этот зов. Последний раз я уловил его шестнадцать тысяч лет тому назад. Что говорит о том, что с вероятностью близкой к единице и сейчас ещё 'Яйцо-1' вращается по орбите вокруг того красного карлика, неся на борту в хорошо экранированных трюмах, груз из шести с половиной миллионов зародышей Репторов. Что в свою очередь говорит о том, что расу моих создателей теоретически можно восстановить.
  - Э-э... но каким же образом? И что это за 'красный карлик'? - поражённый этой историей пробормотал Павел.
  - Звёзды, как это известно, и земным астрономам, не стоят на месте. Тот красный карлик, в то время был одной из заметных звёзд на земном небосклоне, исключая, конечно, Солнце. И находился в половине светового года. Он носил название, которое можно очень точно перевести на русский, как 'Уголёк'. За прошедшее же время он удалился настолько далеко, что перестал быть видимым невооружённым глазом. Эта звезда находится в созвездии Змееносца и носит в каталогах наименование, которое вам всё равно ничего не скажет. Его современное расстояние от Солнца около девятисот световых лет.
  Но погодите выражать своё недоумение, Павел. Конечно, современное развитие космонавтики на Земле не позволяет достичь не только 'Уголёк', но и близлежащих звёзд. Хотя, постройка кораблей с двигателями на основе генераторов материи или 'снарков', как вы их называете, уже вполне возможна. Однако, и для таких судов эта звезда совершенно недостижима. Но как вы помните, я упоминал о многих чужих экспедициях, посещавших Солнечную систему. Мною и моими коллегами было замечено, что только часть из них появилась в нашем пространстве, так сказать, обычным путём: прилетала из глубин Космоса.
  Большинство же неожиданно 'появлялись' в Системе, в основном вблизи планет-гигантов. И. что характерно, удалялись тоже не в произвольном направлении. А приблизившись, например, к тому же Юпитеру. После чего, наши сенсоры переставали их воспринимать. Дело в том, что прерванные войной исследования структуры пространства, давали надежду, что передвигаться между звёздами можно не только напролом, прорываясь через миллиарды километров Космоса. По-видимому, имеются и некие обходные пути, которыми научились пользоваться иные носители разума. А мои создатели не успели.
  Эти работы были прерваны, но их результаты сохранились в памяти моего коллеги на Деймосе, спутнике Марса, где и располагалась исследовательская лаборатория структуры пространства. Когда мои коллеги по всей Системе стали 'умирать', оставшиеся озаботились обменяться всей имеющейся у них информацией. Таким образом, я и получил сведения об этих исследованиях.
  В настоящее время и люди вплотную подошли к вопросу о структуре пространственно-временного континуума. Если судить по опубликованным в Интернете работам, наиболее точно понимает эту структуру русский математик и физик Анатолий Макаров. Мне бы хотелось, чтобы он ознакомился с формулами и выкладками моих создателей. Даже если они не скажут ему ничего нового, то, во всяком случае, подтвердят, что он находится на верном пути. Конечно, я мог бы связаться с ним и сам, но в силу заложенных во мне принципов, влиять на ваше развитие непосредственно я не могу. Но если вы сочтёте это возможным... У вас нет возражений?
  - Нет, это будет наоборот, здорово! Открыть людям звёзды! Может быть, мы даже успеем это увидеть... А как получить эти... э-э... формулы?
  - Файл уже в вашем компе, папка: 'Доктору Анатолию Макарову'. Выкладки приведены к виду принятому у землян. Скопируйте на флешку и когда будете на Земле, в Санкт-Петербурге...
  - Незачем так долго ждать! Отправлю сегодня же. В Питере есть надёжные люди.
  - Да, Павел! Что касается, 'увидите или нет', то попрошу завтра вас всех в лабораторию к Полине. Мне нужно с её помощью провести кое-какие исследования вашего здоровья. По предварительным намёткам, похоже, вы имеете шанс дожить до ста двадцати лет, а может и больше. Конечно, это результат воздействия 'лечебных молекул' или нанороботов, которые получены вами через Барсика. Штамм оказался очень удачный, но здоровье придётся на всякий случай периодически проверять. Если всё сложится хорошо, то лет в девяносто прививку следует повторить. И снова привести организм к генетическому оптимуму, биологическому возрасту тридцать лет.
  - И что? Эту процедуру можно повторять бесконечно?
  - К сожалению, а может быть, к счастью - нет! Мозг от воздействия подобного лекарства омолаживается гораздо меньше прочих органов. А при увеличении дозы некоторый эффект наблюдается, но есть и побочный: частично стирается память.
  - Прямо 'Средство Макропулоса' какое-то!
  - Да, похоже.
  - Я, кстати, напротив, ощущаю значительное улучшение памяти!
  - Ну, и отлично! При первых двух прививках так и должно быть! Возвращаясь к вашим планам, советую соблюдать осторожность: на Земле огромное число ваших недоброжелателей. И они пойдут на всё! А мне не хотелось бы потерять своих друзей!
  
  ***
  
  Заголовки новостей:
  'Завтра состоится мировая премьера американского 'фантастического' фильма 'Люди с Чёрной планеты'. Хотя сюжет не разглашается, комментаторы склоняются к тому, что этот фильм - попытка виртуально переиграть сокрушительное поражение политики США в отношении фирмы 'СЕ''. (Смотреть рекламный ролик)
   'Сенсация! Секретариат ООН получил ответ от господина Омарова! Генсек ООН считает, что пожелания руководителя 'СЕ' не чрезмерные и будут выполнены. В ближайшие дни космолёт 'Хитрый Снарк' возвратится на Землю'.
  'Провалом и скандалом в прессе закончилась широко разрекламированная премьера американского боевика 'Люди с Чёрной планеты'. Несмотря на уверения авторов фильма, что сценарий написан задолго до событий на 'Золотом острове' и сюжет не имеет никакого отношения к этим событиям, зрители восприняли его, как апологию американской военщины, лихо расправляющейся с некими инопланетными захватчиками. Терри Вульф исполнивший главную роль в этом ангажированном фильме, удостоился неприличной клички, перефразирующей его фамилию. Редакционная политика нашего издания не позволяет воспроизвести данную актёру кличку на этой странице'.
  'Заведите себе кота! Пусть он не будет таким большим и сильным, как Barseek, защитивший экипаж Snark-а в Антарктиде. Но если вы его полюбите, он станет вашим другом!
  Мэйнкуны.
  Камышовые коты.
  Турецкие, плавающие коты.
  Сервалы.
  И другие породы в нашем питомнике!
  (Смотреть видео. Смотреть фото)'.
  'Президент США заявил, что нет никаких препятствий для прибытия г. Омарова на американскую землю для встречи и переговоров с Генеральным секретарём ООН. Однако источники в ООН сообщают, что эта встреча состоится в Европе. Генсек ООН тем временем готовится к вылету в Женеву'.
  'ClearElements' устами своего руководителя требует предоставления экстерриториальности 'Золотому острову'. Греция, которой принадлежит остров, уже выразила своё согласие. Специально созданные международные силы ООН будут поставлены на охрану этого важного анклава от возможного агрессора'.
  
  ***
  
  В тишине стукнула дверь. В прихожей зажёгся свет. Анатолий Макаров отвлёкся от компа, монитор которого пестрел какими-то таблицами и диаграммами.
  - Привет, дочка! - сказал он в пространство. Ключи, кроме него были только у Ольги
  - Привет, пап! - отозвалась та. - Я, конечно, не думала, что ты уже спишь, но в твоём возрасте пора бы и баиньки! Мы же договаривались!
  Ольга прошлёпала босыми ногами в кабинет и обняла отца за плечи.
  - Что это от тебя, вином, что ли пахнет? - с подозрением спросил тот, демонстративно принюхиваясь.
  - А и пахнет! Что с того? - ответила Ольга. - Мы с Петерсом в ресторане посидели, а потом он меня в кино на какую-то премьеру повёл. Потом по Невскому гуляли. Под дождём... Я же уже большая девочка, папа!
  - Серьёзно у тебя с этим Петерсом? Вдруг у него в Риге жена и дети?
  - Да нет у него никого, не выдумывай! Ты же его научный руководитель, знаешь семейное положение!
  - Да знаю, знаю! Что мне и поворчать нельзя? Пора бы тебе уже семьёй обзавестись, а то подружки, небось, 'синим чулком' кличут?
  - Пусть только попробуют!
  Ольга отскочила на середину кабинета, встала в некую агрессивную стойку и провела в пустоту несколько ударов руками и ногами, сопровождая их немузыкальными завываниями. Неведомый противник, видимо, признал своё поражение и ретировался, поскольку Ольга успокоилась и присела рядом с отцом на стульчик. Посмотрела на экран:
  - Это последние результаты? Петерс рассказывал...
  - Да, сегодняшние. Слушай, Оль! А не перейти ли тебе в мой институт? Под крышей последних грантов я могу себе позволить небольшую семейственность. И тема тебе близкая и Петерс твой под присмотром будет!
  - Я подумаю, пап! Честно говоря, мне тоже немного поднадоело бумажками заниматься! Начинаю себя офисным планктоном чувствовать. А, кстати! Ты письмо прочёл?
  - Какое письмо?
  - Я тебе на стол положила... да, вот оно!
  Ольга подала отцу небольшой конверт из плотной белой бумаги. 'Доктору ф-мн. господину Анатолию Макарову' было напечатано вместо адреса на конверте.
  - Сегодня забежала домой после работы, а консьержка мне его подаёт. Говорит, какой-то мужчина занёс.
  - Посмотрим... - пробормотал адресат, вскрывая конверт. Из него вывалилась компьютерная флешка и листок бумаги. Текст на нём, тоже печатный гласил: 'Для сведения г. Макарова'.
  - Осторожно, пап! Вдруг там вирусы! - забеспокоилась Ольга, поскольку отец собрался вставить память в гнездо компа. - Давай, я сначала на своём проверю!
  Вирусов не оказалось, и через несколько минут доктор Макаров уже просматривал единственный текстовый файл, состоящий в основном из формул и редких пояснений. Удалившаяся поставить чайник Ольга вдруг услышала взволнованный голос отца:
  - Откуда ты можешь это знать? Я ещё не публиковал... А вот тут ты врёшь, врёшь! Всё вовсе не так... Хотя... В свете сегодняшнего результата... Ах, вот ты как трактуешь! Надо же! Как просто!
  - С кем ты там разговариваешь, па? - спросила Ольга из кухни. И поскольку отец не ответил, снова зашла в кабинет.
  - Удивительная вещь! - повернулся к ней отец. - Этот некто, можно сказать, достал у меня из головы то, о чём я только ещё начал догадываться! Кто, ты говоришь, письмо принёс?
  - Не знаю, кто. Я не видела. Это очень важно?
  - Очень, дочка, очень! Если подтвердится, то это, как бы, не Нобелевка! Да шут с ней, с Нобелевкой! Это такой прорыв! Это прорыв к звёздам, вот, что это такое!
  - Пап! Ты только не волнуйся! Дать таблеточку?
  - Я абсолютно спокоен! Я ужасно рад, что кто-то пришёл точно к таким же выводам, что и я. Это подтверждает... да, подтверждает, что я на правильном пути. Завтра же напиши заявление в своей э-э... конторе и чтобы через неделю уже сидела в моей лаборатории рядом с Петерсом. Мне понадобятся единомышленники и помощники...
  
  ***
  
   'Надо же! Всего неполный месяц тому назад мы драпали с Земли со всех ног, а затем возвращались украдкой. Со стороны южного полюса, чтобы не попасть на вражеские радары. А теперь летим совершенно открыто, как победители! Хотя, до настоящей победы ещё очень далеко'. - Так думал, посматривая в иллюминатор на растущую прямо на глазах родную планету, Павел Васильевич. Скоро ему снова предстояло стать господином Омаровым, и для этой цели он уже отрастил короткую бородку и немного затемнил лицо гримом. Правда, его настоящее имя известно ФРС, но они никому не скажут, это точно! А всяческие слухи в Интернете к делу не пришьёшь. Мало ли их, слухов, один сенсационней другого?
   - Ребята! - обратился Павел к экипажу. - А не лучше ли нам для начала на острове приземлиться? Зачем вас всех в Женеве светить? Чесслово, я там и один справлюсь. То есть, с Катей вместе, конечно!
   - Правильно, дядя Паша! - поддержал его Пётр. Вы своё дело начинайте, а нам и на острове дела найдутся. Проверить, как там монтаж идёт... и вообще!
   Поскольку никто не выказал возражений, Павел Васильевич прошёл в рубку и распорядился изменить курс. В последнюю минуту его, правда, взяло сомнение:
   - А успеваем? Тимо Петерсон ждёт меня уже через полтора часа. Нехорошо опаздывать!
   - Успеваем, дядя Паша! С запасом! - с улыбкой повернулась к шефу Лида.
  Сегодня пилотировала 'Снарк' она.
  - Теперь можно не скрываться! Любую скорость дадим!
  - Э! Э! - притворно возмутился Павел. - Что за 'головокружение от успехов'? У вас хоть локатор включен? Не ровен час... прилетит ракета... и поминай, как звали!
  - Всё включено, всё под контролем, Павел, - вступил в разговор Виктор, сидящий в кресле второго пилота. - Муха не пролетит!
  - Как мне хочется просто по земельке пройтись! - добавила Лида. - И Барсику тоже. Да, Барсик?
  Лежащий в кресле рядом с рубкой кот открыл глаза.
  - По земле... Да! И коз погонять! - ответил он и перевернулся на другой бок.
  'Хитрый Снарк' входил в плотные слои атмосферы над Средиземным морем. Началась заметная вибрация. Пассажиры заняли кресла. Павел Васильевич приподнялся и накинул привязной ремень на кота. Тот благодарно муркнул и снова задремал.
  
  03. 04. 2010
Оценка: 6.88*40  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"