Севина Елена Владимировна: другие произведения.

Лиона-2. Глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поскольку у меня изменилось время работы и домой я прихожу на 2 часа позже, то пока главы будут обновляться раз в неделю Окончание главы от 21 февраля.


Глава 2.

  
  
  
   Немногим позже Кай сообщил, что в моё отсутствие группа познакомилась с нашими подшефными на первый месяц учёбы. Ими оказались первокурсники стихийного факультета. Поблагодарив старосту, уточнила:
   - Кай, а ты не знаешь, где можно найти их куратора? Надо же мне узнать, кто из первачков мой.
   - Как найти куратора не знаю, поскольку им был незнакомый мне преподаватель, - разбил мои надежды он. - Но, поскольку я не самый плохой староста, то примерно через полчаса ты встречаешься со своим подопечным в холле общежития.
   - Он? - зацепилась я за соответствующее местоимение.
   - Эарланкар ат'Бодор. Ты, кажется, неплохо ладишь с ронками? - удивительно, но я научилась видеть эмоции на лице этого закрытого парня. И сейчас явно видела удовлетворение от проделанной работы.
   - Спасибо, Кай, - благодарно посмотрела я на него, получив в ответ тихое:
   - Пожалуйста.
   Проблем с Эарланкаром у меня не возникло. Оказалось, что не так давно его старший кузен закончил МАМИДу, так что парень вырос на рассказах об академии. Поэтому мы с ним договорились, что если будет нужно, он сам меня ищет, а ещё на всякий случай ознакомила его с запретами и системой наказания. Не могу сказать, что это его особо впечатлило, но соя совесть, если такое понятие вообще существует, была успокоена.
   Получив новое расписание, удивилась. Вопреки ожиданиям, новых предметов особо не прибавилось, кроме основ дипломатии, этикета и танцев. А ещё заметно увеличилась нагрузка на каждый день в виде дополнительного часа занятий. Прав был имен Намори, когда в начале прошлого года говорил о том, что учиться на первом курсе легче всего. А я ещё удивлялась вечной усталости Влаха сотоварищи.
   Быть может, мне так казалось, но появилось вполне осознанное стремление лучше подготовиться к началу учебного года, поэтому, едва ознакомившись с расписанием, направилась в библиотеку. Мастер Ци, в глазах которого читалось: "Я знал, что ты придёшь", выдал мне стопку учебников. Пока он заносил их в формуляр, я интересовалась, что можно взять их дополнительной литературы на первое время и получила ехидный ответ:
   - Могу дать пособие по этикету и самоучитель танцев разных миров.
   Наверное, выражение моего лица в этот момент было крайне забавным, поскольку библиотекарь рассмеялся и уже примирительно сказал:
   - Не спеши, преподаватели ещё успеют дать вам список того, что стоит почитать. Время детства закончилось, начнётся настоящая учёба.
   - Не у всех оно и было, детство это, - всё ещё немного обижено буркнула я, попрощалась и забрала учебники.
   Занеся их в комнату, прибралась на столе, пересмотрела одежду и обувь, не нашла к чему придраться и опустилась на кровать. Быстрее бы начались занятия, устала я отдыхать. Немного посидев, вышла в гостиную, застав там Кая, читающего учебник по этикету.
   - Неужели он тебе нужен? - поинтересовалась, присаживаясь рядом с ним.
   - Что именно? - переспросил сокурсник.
   - Этот учебник. Как мне кажется, ты не испытываешь проблем с этикетом.
   - Никогда не вредно освежить знания, - не отрицая мои слова, сказал Кай. - К тому же, если помнишь, мы будем изучать этикет разных миров и, быть может, мои теперешние знания будут конфликтовать с новыми.
   - Ты прав, - согласилась я, со вздохом добавив: - А ещё танцы...
   - Лавиния будет счастлива, - иронично выдал парень.
   - Точно, - прыснула я. - А ещё Дирандир, но ему этике больше нужен.
   - Хамское нутро манерами прикрыть можно, но ненадолго, - изрёк Кай, не отрываясь от книги.
   "А ведь год назад я также думала про тебя" - мелькнула у меня мысль.
   Прервав разговор стуком в дверь, в комнату заглянул Смей, странно взъерошенный, окинул нас с Каем непонятным взглядом и обратился ко мне:
   - Лионка, выйдем поговорить?
   - Ну выйдем.
  Дракон выглядел подавленным, глаза потухшие, даже больные, обычно румяная мордашка бледная до прозрачности. Встревожившись, я пощупала его лоб, забыв о бесполезности этого дела, и участливо спросила:
   - Смей, что с тобой? Ты заболел?
   - Почему заболел? - удивился он.
   - Ты странно выглядишь.
   - Нет, я здоров. Всё дело в том, что я имел разговор с магистром Сагиром по поводу подарка на твой день рождения. - Смей вздохнул и словно бросился в омут с головой, зачастив: - Лионка, ты не подумай ничего, я ведь от чистого сердца. В моей семье принято дарить драгоценные подарки, будущие сокровища каждого уважаемого дракона. Я даже предположить не мог, что ты можешь превратно понять мой подарок. Поверь, Ли, не знаю, как ещё тебя убедить, я не хотел ничего плохого.
   - Я поняла, - успокаивающим тоном вымолвила я. - Мне понравился браслет, правда понравился. Впервые получаю столь красивый подарок. Прости, я не думала, что папа будет с тобой слишком строг.
   - Ваш декан - хороший мужик, - немного успокоившись, высказался дракон. - И хороший отец, переживающий за тебя. Пообещал мне хвост оторвать и в ухо вставить, если обижу.
   - По моему глубокому убеждению, он это может, - согласилась я, и мы засмеялись.
   - Значит, ты согласна принять от меня браслет? - уточнил Смей.
   - Согласна, - улыбнулась и тут же получила в руки знакомую коробочку. Открыв, достала подарок и протянула Смею с просьбой застегнуть.
  Ловко справившись с хрупким замочком, дракон застегнул браслет на моём правом запястье. Кстати, он неплохо гармонировал с кольцом-печаткой на той же руке. Задержав мою ладошку в своих руках, друг светился аки красно солнышко, и я немного удивилась, поняв, насколько для него это было важно. Поддавшись порыву, поцеловала Смея в щёку, и пока он витал в облаках, шустро скрылась в своей комнате.
  Плюхнувшись по покинутое место рядом с Каем, скосила на того взгляд. Сосед по-прежнему читал учебник, даже позу не сменил.
   - Подарок на день рождения? - поинтересовался он, оторвавшись от книги и кивая на мою руку.
   - Да, подарок, - подтвердила и тут же сменила тему: - Кай, ты слышал, почему мы не принимаем участия в посвящении в студенты первокурсников в этом году?
   - Тебе бы хотелось? - вместо ответа спросил он.
   - Первым порывом было сказать 'Да', но... Калейдоскоп накинувшихся воспоминаний, ярких, словно всё произошло вчера, отрезвил мимолётное желание, и я выдохнула:
   - Нет.
   - Наш декан посчитал точно также, сделав исключение для тех, кто всё же захочет приобщиться. С официальным приказом можно ознакомиться в деканате.
   - Я не знала.
   - Я бы сообщил ещё месяц назад, если бы нас это касалось, - спокойным тоном сказал Кай, и не понятно было, как на самом деле от относится к моим вопросам.
   - Когда мы начинаем дополнительные занятия с мастером Хейденом? - отвлекаясь от предыдущей темы, уточнила я.
   - Завтра в три пополудни, - последовал невозмутимый ответ. А затем, после небольшой паузы Кай добавил: - Ты уверена, что хочешь заниматься со мной?
   - Почему я не могу хотеть этого? - покосилась я на парня?
   - Мне показалось, не любишь проигрывать, - пожал плечами он.
   - Не люблю. Но это стимулирует дальнейшее совершенствование, - выдала я.
   - Тогда завтра в три пополудни, - повторил он.
   - Хорошо. - Кивнула, и на этом наш разговор закончился.
  
  
   Кай
  
  Когда я ещё только мечтал об учёбе в академии, не мог и представить, насколько в реальности это ещё лучше. И тяжелее. Даже при моей подготовке. И всё же моральная готовность и огромное желание - отличное подспорье во всех делах. Хочу стать сильным, независимым магом, поэтому просиживаю всё свободное время в библиотеке, прочитываю том за томом дополнительную литературу, выписываю неизвестные заклинания и стараюсь самостоятельно их отработать. Никто не узнает, насколько я благодарен преподавателям, поставившим первоклассную защиту на полигоне, иначе с большой вероятностью я не был бы невредим.
  По сравнению с прежними мои обязанности старосты несущественны, да и мои однокурсники на удивление не стремятся к моей помощи. Первоначально у меня было сомнения касательно моей соседки и её подружки-сомирянки, но позже стало видно, как я ошибался. Отец с детства учил признавать свои ошибки, и я стараюсь следовать его советам.
  Отец... Не думал, что буду настолько по нему скучать. И по Лике, но по отцу всё же больше. Свободы в академии у меня достаточно, по сравнению со статусом наследного принца, только вот родных всё же не хватает. Да, я знаю, что они бы меня не поняли, но... В сердце иногда закрадывается тонкая надежда, что если нам суждено ещё встретиться, то они простят и порадуются моим успехам. Покосившись на сидящую рядом Лиону, подумал, что ей в какой-то мере проще, не имеет родных на своей планете, а значит, и не скучает.
  А ведь всего год назад я не то, что разговаривать, я ведь даже внимания на неё не обращал. Как и она на меня, стоит отдать должное. И, тем не менее, в течении года волей-неволей как староста обращаешь внимание на отсутствующих на уроках. И хотя в деканате можно узнать о тех, чьи расписания изменяются согласно факультативам, моё подсознание постоянно что-то царапало, не давало покоя. Чуть позже я начал подмечать, что Лиона пропускает занятия, подразумевающие практическое применение заклинаний. Конечно, это было странно, но отличная оценка на экзамене сбивала с толку.
  А затем нам рассказали про усилителей, магов - не магов. Ещё эта самостоятельная работа на двоих с Лионой, когда мне казалось, что скорее в библиотеке закончатся книги, чем мы её сделаем. Прочитав всю доступную информацию по усилителям, для себя твёрдо решил, что мне он ни к чему, своей силы достаточно. Не зря ведь Иления показала на меня как самого сильного мага (кроме неё, естественно) в группе. Я ещё заметил, как завидовал Дирандир, а Астан бросил такой взгляд... Надо бы поносить несколько своих амулетов на всякий случай, тёмная лошадка, этот маркиз.
  Но тогда я сразу не придал значение информации об усилителях, хотя вертелась в голове мысль, отброшенная за ненадобностью. Разве что понял для себя, что Магия страшно наказывает тех, кто смеет принуждать усилителей, её любимых детей, к чему-либо. Ещё посмеялся над заявлениями тех недотёп, которые об этом понятия не имеют.
  С Лионой поначалу у нас сложились вполне устраивающие друг друга нейтральные отношения. Поздороваться и помочь подобрать книги в библиотеке - это максимум, на что их хватало. Видя, сколько она занимается, я не мог относиться к ней пренебрежительно. Не удивительно, что по итогам первого курса мы с Бальзаминой и соседкой возглавляли тройку успевающих по факультету. Позже, при совместной работе немного лучше узнать девушку, и понял, что жалею о своих первых впечатлениях.
  Поэтому я не был огорчён, когда узнал, что Лиона будет проходить практику в одной команде со мной. Скорее рад, ибо это мог быть кто-то из аристократов или заримов, и тогда моё лидерство постоянно бы оспаривалось. А так боевиком и стихийников приучают подчиняться командиру, бытовик с первого взгляда показался мне никем, а Лиона...Не заметил я в ней тяги к командованию, скорее наоборот.
  И всё же, думаю, каждый из нас не так представлял свои первую практику. Мне было бы легче, будь это даже дипломатические переговоры в другом мире, или магическая дуэль, но совсем не то, что оказалось. Вот когда радуешься тому, кто у тебя в команде. Никто из них меня не подвёл. Даже несмотря на постоянное нытьё бытовика, доставшее всех, он по крайней мере всё же дошёл с нами до конца, а солдатом ему быть вроде как и не положено.
  Молодец, Лиона, что настояла на том, чтобы все взяли луки и колчаны. Словно чувствовала. Хотя ощущать исходившую от этих непонятных существ угрозу я никому бы не пожелал. Не хочу и думать, что они сделали бы с нами, будь у нас чуть меньше сил или не будь Лионы. Вот уж кто удивил, как выдержкой, так и способностями. Да, девчонка, и ни в какой другой момент я бы никогда так не сказал, но тогда бы рад, что именно она прикрывает мою спину. А ещё, и это чувство пришло ко мне немного позже, когда события нашей практики потеряли остроту, я был ей благодарен. Собственно за то, что не дала до конца осуществить тот ритуал, несомненно, действующий, но вероятно смертельный для меня. И за то, что вопреки своим желаниям смогла пересилить сам себя и помочь не только мне, но и ребятам выбраться живыми и относительно невредимыми.
  Не знаю, когда именно это произошло, но моё отношение к Лионе заметно изменилось. И наше первое лито в МАМИДе ознаменовалось тем, что я мог назвать, по крайней мере, одного друга. Друга, с которым можно было поговорить, с которым было приятно провести время или даже просто помолчать. Соседка, почти ненавидимая в начале, стала маленьким мостиком между мной и остальной группой. Не знаю, к чему такая дружба меня приведёт, но пока меня всё устаивает, и Лиону, кажется, тоже.
  
  
   Лиона
  
   По сравнению с первым курсом второй начался морально легче. Зато уже за первую неделю преподаватели осчастливили нас списком дополнительной литературы, еженедельно обновляемым, и я даже на секунду подумала, что не осилю столько информации. Но постепенно втянулась в ученические будни, привычно терроризируя мастера Ци.
   Первый месяц преподаватели почти не давали новых знаний, за исключением тех предметов, которые не велись на первом курсе. Наставники хотели убедиться, как много знаний осталось в наших головах после каникул и что необходимо напомнить. И многим из нас было чем гордиться, поскольку, несмотря на полное событиями лета те, кто добросовестно грыз гранит науки, могли ответить на любой вопрос преподавателей.
   Ещё в начале семестра имена Илэль Никайилас (кстати говоря, эльфийка, но я не видела, чтобы она плохо относилась хоть к одному их студентов) в присутствии куратора, декана и заместителя ректора по учебным вопросам, магистра Деорфора Тарвиркила устроила для меня экзамен по трём выученным языкам. Результат удовлетворил всех настолько, что магистр Тарвиркил внёс предложение в этом семестре обучать меня сразу двум языкам. Возражений не возникло, и имена Никайилас решила, я буду изучать силверон (язык баньши) и орданиум (язык метаморфов).
   Висс Валит, наш 'любимый' учитель физкультуры, любезно сообщил, что раз мы умудрились выжить на первом курсе, то самое время заняться нами всерьёз. Интересно, у меня одной волосы на голове зашевелились после этой фразы? И ведь слова с делом у него не расходятся, так уморил нас на первой тренировке (занятием это язык не поворачивается назвать), что прошлогодний кошмар все вспоминали с ностальгией.
   Не отставал от висса и мастер Хейден, добиваясь от нас идеального овладения выбранным полгода назад оружием. Им было сказано, что до конца третьего курса каждый из нас должен освоить минимум два его вида и тех, кто не будет стараться, мастер обучит насильно. Мимолётно пожалела о том, что напросилась в компанию к Каю по дополнительным тренировкам, в итоге всё же взяла себя в руки. Чтобы сосед подумал обо мне как о сопливой девчонке? Не бывать этому!
   К тому же Смей, загруженный ещё больше моего, находил свободную минуту, чтобы поддержать и ободрить. А ещё отвлечь хоть ненадолго, когда казалось, что мой мозг готов лопнуть, а тело - упасть и не подниматься. Тогда мой друг силой отбирал у меня учебники, не слушая возражений уводил за собой, оборачивался - и мы летали до свиста в ушах, до чёрных точек перед глазами. Двадцать минут в небе мирили меня с действительностью, давая сил на несколько новых дней, и так снова и снова.
   Лично для меня хуже всего оказались уроки танцев и этикета. Но если по последнему ещё были учебники и прочая литература, и всё равно запоминать все эти вилки-ложки-поварёшки было тяжело, то с танцами вообще полный мрак. Ни Влах, ни Смей в этом помочь мне не могли. У первого, по его собственному убеждению, ноги выросли не из того места. А дракону стоило только показать, как смотрятся все эти 'па' в исполнении его истиной ипостаси, как мы с Влахом покатились со смеху. Но, в любом случае, надо было что-то делать, поскольку я и Лена - единственные в группе, двигающиеся как 'две беременные коровы'. Это слова Дирандира, сказанные за глаза, в лицо насыщенный аристократ не отважился их повторить.
   Да, я знала, что можно, нужно сделать. Да, наши отношения стали гораздо теплее. Да, я могла его попросить и наверняка получила бы помощь. Я всё это могла, но... Но не могла. Просить парня об одолжении, стать ему должной - нет, года спокойной жизни было недостаточно, чтобы я пошла на такое. Пусть даже по моему личному убеждению Кай был благороднее всех наших аристократов вместе взятых и просто не позволил бы себе никаких грязных намерений по отношению ко мне. И всё же...
   Поэтому я подгадывала несколько вечерних часов, когда сосед гарантированно сидит в библиотеке, занимаясь своим поиском, и когда я могу сама потренироваться в гостиной. Видимо, не у одного Влаха ноги выросли не из того места, поэтому даже такой простой танец, по словам наших наставников, как бачата, мне не даётся вообще. Кстати, о наставниках. 'Искусство танца разных миров' - так назывался их предмет, продлится у нас вплоть до третьего курса. Преподавали его супружеская пара, несмотря на странность своего союза, довольно гармонично смотрящаяся вместе. Имен Марондил Эарбримейл - лирити, имена Ширисена - баньши, оба танцора по призванию. Я не представляла, как можно так двигаться, и на них хотелось смотреть бесконечно. Как учителя, они были строги, требовательны, но пытались научить.
   - Сильнее прогиб, у тебя спина словно деревянная, расслабься, - задумавшись, пропустила момент появления Кая и его голос, неожиданно раздавшийся рядом, немного напугал. - И кисти мягче, взмах плавнее должен быть.
   - Сам попробуй так изогнуться, - огрызнулась я, прекратив попытки 'танцевать'. - Ерундой занимаемся.
   - Ничего не ерундой, - возразил Кай. - Вот тебе понравилось, как имен и имена Эарбримейл танцевали на вводном уроке? То-то же. А тренируются они намного больше, чем мы сейчас.
   - У меня всё равно так не получится.
   - А я думаю, что получится, - выгнул бровь сосед. - Или ты склонна согласиться с Дирандиром?
   - С Дирандиром я склонна подраться, - буркнула и слегка улыбнулась, представив эту картину. Папа бы не одобрил.
   - Думаю, пока мы воздержимся от столь радикальных мер, - убийственно серьёзным голосом заявил Кай, но глаза его смеялись. - Если ты хочешь, я мог бы тебе помочь.
   - Каким образом? - подняла я бровь.
   - Час-полтора ежевечерней тренировки. Вроде, я не самый плохой танцор в группе, - слегка улыбнулся парень и было отчего. Лучше него двигались только наставники, поэтому сомнений в его умении не возникало.
   - Не люблю быть должной, - напряжённо сказала, смотря ему в глаза.
   - Это я тебе должен, - без тени насмешки ответил Кай и добавил: - За практику.
   - Разве в той ситуации могут остаться долги? - пожала я плечами.
   - И, тем не менее, я хочу помочь, - повторил Кай.
   - Я, - помялась, - была бы благодарна, - тихо согласилась я.
   - Тогда начнём. - Скинув куртку и оставшись в одной футболке, сосед подошёл ближе и скомандовал: - Расслабься, можешь попрыгать, если не получается, но скованность не лучший помощник в танцах. Расхлябанность тоже. Вот так, молодец. А теперь давай мне руку. Не бойся, не кусаюсь. Лиона, я пошутил. Хорошо, повторяй за мной.
   Так начались наши с Каем уроки танцев. Не знаю, откуда мы оба черпали на всё силы, быть может, нам помогало то, что успели притереться друг к другу ещё в прошлом семестре, но спустя неделю у нас сложилось расписание, одно на двоих. Пары - домашнее задание - занятия с мастером Хейденом - чтение дополнительной литературы в библиотеке - тренировка в гостиной. Перед сном я успевала прочитать несколько страниц текста на силвероне или ордариуме, запомнить десяток новых слов и тут же заснуть до самого утра.
  
  Неожиданно мне вспомнилось, как в прошлом семестре Душа поведала об одной интересной особенности посвящения ей студентов. А именно о том, что существует язык, на котором можно отдавать приказы миру МАМИДы. Когда спросила совета у Влаха, то получила только усмешку и предположение, что мне надо отдохнуть, раз уж везде наличие искусственного интеллекта мерещится. Смей, к которому я тоже обратилась с подобным, сказал, что никогда о таком не слышал, но если мне нужно, то он готов помочь с поиском ответов. Вот только, подумала я, вряд ли подобная информация, если она есть, будет доступна студентам. Тогда Смей предложил мне то, что просто лишило дара речи.
  Кажется, постоянно что-то учить вредно для здоровья и психики. Иначе чем объяснить то, что дракон предложил мне влезть ночью в библиотеку, в то хранилище, которым распоряжается мастер Ци. И ведь знала, что ничем хорошим такая затея не обернётся, но согласилась с предложением друга. Так что выбрав глубокий вечер пятницы, когда все - и студенты, и преподаватели - расслабляются, мы со Смеем, закончив все дела, пошли в библиотеку.
  По информации дракона, уж не знаю из какого источника взятой, мастер Ци никогда не закрывал дверь в свою вотчину, чем мы и воспользовались. Перелезли через стойку, за которой библиотекарь выдавал книги и подошли к закрытой двери книжного хранилища. На первый взгляд особой защиты на ней не наблюдалось и я вытянула руку, намереваясь попытаться открыть, как Смей мгновенно перехватил меня, предостерегая:
   - Даже не думай, неужели не видишь эту сетку?
   - Какую сетку? - удивилась я, перешла на магическое зрение, ничего не увидела и вопросительно уставилась на друга.
   - Как интересно, - задумчиво проговорил Смей, покосившись на меня и снова обратив внимание на дверь, осматривая её со всех сторон. - Не так и прост наш мастер Цианид. Поставить защитную сетку в недоступном человеческому глазу поле - это надо суметь. Занятно.
   - О чём ты?
   - Наш библиотекарь защитил дверь книгохранилища чарами, которые ты не видишь. Но можешь почувствовать на уровне интуиции, если достаточно её разовьёшь. А сейчас постой, пожалуйста, тихо несколько минут.
  Послушав дракона, стала наблюдать за его действиями. Едва ли не обнюхав каждый сантиметр двери, он почесал затылок, затем посмотрел на собственные ногти и как-то неопределённо хмыкнул. После чего одна его рука стала медленно изменяться на драконью лапу с неожиданно длинными блестящими когтями. Не удержавшись, потрогала один коготок пальчиком и, ойкнув, отдёрнула руку.
   - Острый, - обижено проворчала, слизывая выступившую кровь.
   - Конечно острые, - усмехнулся Смей. - Это алмазные.
   - Как это?
   - Мы, драконы, дети магии, можем менять свою плоть, превращая её в более плотную или совершенно иную структуру.
   - И что это нам даст? - недоумевала я.
   - Да, жаль, что ты не видишь, - невпопад огорчённо сказал дракон и провёл когтями сверху вниз по двери, не касаясь её поверхности, а затем пояснил: - Вот так, и от защиты не осталось и следа, алмаз разрезает всё. Идём дальше?
  Открыв дверь, двумя тенями мы проскользнули внутрь. Темнота была, хоть глаз выколи, и мы с драконом почти одновременно зажгли маленькие светлячки. Только его был яркий, а мой очень тусклый, едва освещающий пространство на шаг вокруг. Если бы кто-то из преподавателей видел его, меня бы здорово отругали. Потому, что делаю я светлячка на тех крохах энергии, которая остаётся в моём резерве, а подпитываю уже жизненной. Подумав, покосилась на друга и загасила свой огонёк, так как его светлячка вполне хватало нам обоим.
   - Тут можно годами искать, - поражённо выдохнула, рассматривая бесконечное множество стеллажей, раскинувшихся перед нашими глазами.
  Казалось, само помещение тоже не имеет границ, а уходит вдаль вместе со всеми книгами. А ведь я точно знаю, что существуют ещё подземные этажи, где хранятся древние фолианты, которые мне навряд ли скоро доведётся увидеть. Руки так и чесались потрогать все эти книги, провести пальчиками по корешкам, вчитаться в название, чтобы предварительно подумать, о чём та или иная книга. Так замечталась, что очнулась только после рывка за шкирку, проделанного Смеем, остановившего меня в шаге от желанных полок.
   - Ну, неужели они тоже чем-то защищены? - простонала, нетерпеливо приплясывая на месте.
   - Нет, не защищены, - посмотрел на меня с улыбкой дракон и снова никуда не отпустил. - Вот только, зная тебя, стоит только отпустить, как ты начнёшь читать всё и сразу, а не то, за чем мы пришли.
   - Ты прав, но когда ещё мне выпадет шанс побывать здесь?
   - Лионка, я тебе обещаю, что непременно дам возможно влезть в хранилище ещё раз, только давай сегодня ограничимся чем-то одним?
   - Ладно, - тяжело вздохнув, согласилась я. - Думаю, тут должна быть какая-то система поиска, не мог же мастер Ци знать все книги наизусть.
   - Только вопрос, нам нужно смотреть в разделе языков или в разделе информации о мире МАМИДы?
   - Предлагаю разделиться, - подумав, сказала я. - Я пойду искать что-то о языках, а ты о МАМИДе.
   - Хорошо.
  Снова создав своего тусклого светлячка, я осмотрела несколько стеллажей, пока не увидела надпись на лашиире. Просмотрев несколько книг, поняла, что кроме лашиира тут ни о каких других языках не идётся. На соседнем стеллаже обнаружились книги на ордариуме, но я успела пролистать всего одну книгу, когда почувствовала слабость и поспешила загасить свой огонёк. Что ж, лимит энергии на сегодня исперпан.
  Вернувшись к Смею, поинтересовалась, что интересного тот обнаружил. Узнав, что пока ничего, стала активно помогать. Чего только не было в книгах. Начиная от истории создания МАМИДы и заканчивая списками студентов, с отличием её окончивших. Но пока мне не попадалось того, что искала. И всё же мы с драконом не сдавались, просматривая книгу за книгой, пока я не услышала победный возглас Смея и не развернулась к нему:
   - Нашёл что-то?
   - Нашёл двух нарушителей, залезших без спроса в книгохранилище, - раздался рядом с нами сердитый голос мастера Ци, и мы с драконом резко обернулись. Кроме библиотекаря, с ним был имен Намори, смотревший на нас обоих не менее строго. - И что вы можете сказать в своё оправдание?
   - Мы больше так не будем? - наивно попыталась смягчить мужчин я.
   - Лиона не виновата, это я всё задумал и осуществил, - перебил мои потуги Смей, выходя вперёд таким образом, что я оказалась за его спиной.
   - Идемте, нарушители, - позвал нас за собой имен Намори.
   - Куда? - спросила я.
   - К декану Сагиру, который и примет решение о вашем наказании.
  Да, папочка по головке не погладит.
  Под непонятным взглядом мастера Ци, которым он проводил нас со Смеем к выходу, имен Намори вывел меня и дракона из библиотеки. По пути я вспоминала, какое наказание нам могут дать. Если классифицировать наш поступок как нарушение распорядка, то максимум, что нам грозит - общественные работы под руководством кого-то из преподавателей. А вот если папа посчитает, что наш поступок не выглядит столь невинно, то ожидать можно всё что угодно.
   - Ортолон, к тебе можно? - заглянув в кабинет, имен Намори поинтересовался у отца, а я очнулась от раздумий, осознав, что мы уже пришли. - Вот, полюбуйся, нарушителей привёл.
  Открыв дверь, куратор строго сказал:
   - Заходите, студенты.
   - Ну, и кто из вас первым начнёт рассказ? - спокойным тоном поинтересовался папа.
   - Это была моя идея, Лиона не виновата, - первым успел сказать Смей.
   - Ничего подобного, идея была общей, поэтому виноваты мы оба, - запротестовала я.
   - Зачем мы влезли в хранилище? - спросил папа, и я удивилась, откуда он успел об этом узнать.
   - Мы... искали... - судорожно придумывала я причину, коря себя за то, что не догадалась сделать этого раньше.
   - Искали информацию о магических потоках МАМИДы, - выпалил Смей.
   - Ясно, - коротко высказался папа. - Видимо, информации по этому вопросу в свободном доступе вам недостаточно. Не отвечайте. Студент Араланкар, ваш декан временно отсутствует, но, думаю, согласится с полученным вами обоими наказанием. Три дня карцера и до конца месяца поступаете в распоряжение висса Янониса.
  И папа отвернулся к окну, сложив руки на груди. Покосившись на имена Намори, увидела в его глазах неодобрение совершенного нами проступка и впервые в жизни почувствовала себя неправой. Наверное, стоило поговорить с папой, не думаю, что он бы мне отказал в поиске нужной информации. Или хотя бы объяснил...
   - Что такое карцер? - тихо спросила я у Смея, когда мы куда-то шли вслед за куратором.
   - Увидишь и даже успеешь прочувствовать, - тяжело вздохнув, ответил дракон, посмотрев на меня. Вероятно, в моих глазах отразилось что-то такое, навеянное воспоминаниями, так как он тут же поспешил добавить: - Ничего страшного, не волнуйся.
  Я промолчала, думая, что опыта подобного времяпровождения мне не занимать. Вот так в размышлениях мы спустились с именном Намори в холл академии, но вместо того, чтобы выйти из здания, он нас повёл до конца левого коридора, закончившегося дверью. Странно, никогда её не замечала. Открыв её, имен сказал следовать за ним. Освещённый коридор, ко которому мы шли, казалось, не закончится никогда, затем я заметила, что мы стали спускаться ниже, появилось ощущение, что гораздо ниже уровня земли. Когда перед нами появилась ещё одна дверь, я уже готова была вздохнуть от облегчения. Имен открыл и эту дверь, за которой был маленький коридор в три шага и следующая дверь. Пропустив нас в неё, куратор сказал:
   - Вот здесь вы проведёте следующие три дня. На исходе третьего я вернусь и отведу вас к виссу Янонису.
   - До свидания, имен Намори, - вежливо попрощалась, чем добилась почти синхронного хмыка от куратора и дракона.
   - Удачи, ребята, - неожиданно пожелал имен и ушёл.
  Что ж, по сравнению с тем, что можно было ожидать, карцер МАМИДы был не так уж и плох. Освещение довольно тусклое, но рассмотреть друг друга вполне позволяло. Квадратная комната, в которой находились две кровати с белоснежным постельным бельём и тёплыми одеялами. Маленький стол между кроватями. Нет окон, что понятно, зато две двери, входная и ещё одна, скорее всего, в уборную. Больше ничего в комнате не было. Ещё я обратила внимание (и даже потрогала) на то, что стены тут были из какого-то странно бархатистого камня и на ощупь казались тёплыми.
   - Это ириданит, камень, поглощающий магию. Поэтому он такой тёплый, - тусклым голосом пояснил Смей, подходя к ближайшей кровати и укладываясь прямо поверх покрывала.
   - Я читала, что существует металл с такими функциями, но чтобы камень...
   - Мифрил - металл - добывают в очень малых количествах, и стоит он столько, что доступен разве что королевским домам. Тогда как ириданит встречается практически на всех планетах системы Толедо, активно добывается и свободно продаётся.
   - Ясно.
  Последовав примеру дракона, я легла на вторую кровать и задумалась. Не знаю, что должно во мне измениться под воздействием ириданита, но пока я не чувствовала ничего необычного. А может, я просто не знаю, что надо чувствовать?
   - Смей, а что я должна чувствовать? - повернул голову к другу, спросила я.
   - В смысле? - ещё более безжизненный голосом уточнил он.
   - Сидение в карцере без магии ведь должно как-то ощущаться, а я пока никак не ощущаю, вот и интересуюсь, нормально это?
   - Когда у тебя было что-то нормально? - попытался пошутить он. - Я ощущаю, словно часть меня есть, и в то же время её нет. Это как когда ты знаешь, что у тебя две руки, а пользоваться можешь только одной.
   - Ужас просто, - содрогнулась я, услышав в ответ тяжёлый вздох дракона.
  Вскоре свет погас, и комната погрузилась во мрак, лишь слегка рассеиваемый едва заметным свечением стен. Поскольку была уже глубокая ночь, я пожелала другу спокойной ночи и быстро заснула.
  Когда мы проснулись на следующий день, а который час, понятное дело, не знали, включился вчерашний свет, а на столе неожиданно появились два подноса с завтраком. Подумав, что не так уж и плохо тут сидеть, раз даже голодом не морят, активно набросилась на еду. И только поев, заметила, что что-то не так. Всегда активный Смей был вялым и неразговорчивым, продолжал лежать с закрытыми глазами. Его либо было бледным, губы сжаты, и на миг у меня появилось подозрение, что он испытывает боль. Поднявшись, я подошла к нему и тихо спросила:
   - Смей, тебе больно?
   - Нет, - ответил он, распахнув глаза.
   - Точно? - подозрительно покосилась я на него.
   - Да, - последовал такой же краткий ответ.
  Решив оставить друга в покое, заправила кровать. Лежать, рассматривая потолок, было скучно, но ходить по комнате из угла в угол тоже надоедало. Перестукав все стены и убедившись в отсутствии возможных лазов, я не знала, чем себя занять. Ничего из того, о чём говорил Смей, я не чувствовала. Быть может, всё дело в том, что обычно и магию в себе не чувствую, и когда попыталась создать того же светлячка и ничего не получилась, то даже не расстроилась. Всё-таки в сущности усилителя есть и что-то хорошее.
  А вот на Смея было страшно смотреть. Казалось, что он не дышит, и по цвету лица сравнялся с простынёй. Подойдя к нему, потрогала лоб и удивилась: обычно повышенная температура дракона теперь была совершенно нормальной, такой же, как у меня. И это пугало.
   - У тебя такое лицо... - тихо сказал он, приоткрыл глаза и усмехнулся краешками губ.
   - Какое?
   - Словно я умираю.
   - Типун тебе на язык! - возмутилась я.
   - Что? - удивился, даже немного оживился дракон.
  Я объяснила.
   - Забавные на вашей Земле выражения. Тогда что тебя так поразило?
   - У тебя температура тела нормальная.
   - Ничего удивительного, магии ведь у меня нет, драконом обернуться не могу, вот организм и гасит внутренний источник, чтобы не спалить каналы. Это не страшно, несколько дней вполне выдержу.
   - Это я во всём виновата! - неожиданно для самой себя выпалила я, отвернувшись от мучающегося друга.
   - Лиона, посмотри на меня, - попросил Смей и когда я не послушалась, сел и потянул меня за подбородок, заставляя повернуться: - Это я предложил тебе пойти в библиотеку, это было моё и только моё решение. Ты просила меня о совете, я же хотел дать тебе всё и сразу. Твоей вины в этом нет.
   - И всё же именно мне приспичило узнать, на каком языке отдаются приказы МАМИДе, - сокрушённо покачала я головой. - А теперь тебе плохо, а мне нет.
   - Я не хочу, чтобы тебе было плохо, - тихо сказал Смей, не отрывая от меня взгляда.
   - Я знаю, - прошептала я.
  Не знаю, что привело нас к тому, что случилось дальше. То ли откровенный разговор, то ли сама обстановка, то ли ещё что-то, что я не хотела понимать. Но дракон ещё секунду смотрел мне в глаза, а затем потянулся и легко коснулся своими губами моих губ, не настаивая на большем, но и не отстраняясь. Прикосновение губ, поцелуй в щёку, снова в губы, в бровь, в уголок рта. Я не отстранялась, понимая, что мне нравятся прикосновения Смея и его ненавязчивость, даже некая трогательность. Когда он отстранился и поднял на меня сияющие глаза, я улыбнулась, давая понять, что всё хорошо и получила широкую улыбку в ответ. На миг даже забыла, где мы находимся и то, что друг испытывает неудобства от отсутствия магии.
   - Не сердишься? - спросил он, поглаживая моё запястье.
   - Ни капельки, - чистосердечно заверила я его.
   - Тогда разрешишь мне ухаживать за тобой?
   - В смысле, быть твоей девушкой? - тут же ощетинилась я.
   - Нет, Ли, просто позволить мне за тобой ухаживать, без перехода на, как это у вас называется, новый этап отношений, - ласково пояснил дракон.
   - Ладно, - подумав, согласилась я, но поспешила предупредить: - Если что, не посмотрю, что друг, дам в нос.
   - Договорились, - рассмеялся Смей. - Полежишь со мной?
   - Руки, чур, не распускать, - строго сказала я и устроилась рядом с драконом на половине подушки.
  Позже я одновременно с удовольствием и ужасом вспоминала эти три дня карцера. То, что я ничего не ощущала, было ещё тяжелее, ведь перед моими глазами был Смей, которому без магии было очень плохо. Дракон то норовил свернуться клубком, то отказывался есть и я уговаривала его, то начинал носиться на комнате, не находя себе места. В такие минуты я сидела на кровати, обняв колени, и испытывала страшное чувство беспомощности. А позже, перебесившись, Смей подсаживался рядом, обнимал, что-то рассказывал и я засыпала на его плече, на удивление, видя яркие красочные сны всю ночь. Время в этих стенах тянулось бесконечно, потому когда наконец-то открылась дверь и в карцер вошёл имен Намори, нам с другом показалось, что прошла вечность:
   - Выходите, узники, половина вашего наказания пройдена.
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"