Севина Елена Владимировна: другие произведения.

Лиона-2. Глава 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А я пишу, а я упряма... Вопреки реалиям жизни, так сказать. Окончание главы от 12 апреля.


Глава 3

  
  
   Поддерживая Смея, я вела его вслед за именом Намори наверх, прочь от карцера. Чем дальше мы уходили от ириданита, тем лучше себя чувствовал дракон, а когда подошли к общежитию, друг выглядел так, словно тех трёх дней не было вовсе. Но я-то помнила. Потому, хоть была и рада тем, как быстро дракон восстанавливался, дала себе обещание никогда больше не втягивать кого-то ещё в свои бестолковые идеи.
   В холле общаги нас встречал висс Янонис, скорее всего, заранее предупреждённый о подарке в виде нас обоих. Комендант довольно улыбался, и мне стало не по себе от мысли, о чём же таком он мог думать. Тем не менее, заверив моего куратора о том, что он прекрасно знает, что нам поручить и времени на глупости у нас не останется, комендант наказал направляться по своим комнатам и выспаться, потому как с завтрашнего дня у нас это вряд ли будет получаться.
   Как оказалось, нас выпустили из карцера не поздно ночью, а всего лишь поздно вечером. Потому большая часть студентов ещё бодрствовали и не преминули поздравить нас с первым отбытым наказанием. Кивками поблагодарив их, устало пожелала Смею спокойной ночи и заползла в свою обитель, для разнообразия оказавшуюся всего лишь на третьем этаже. И нос к носу столкнулась с Каем, привычно читающем на диване. Резко обернувшись на мой приход, староста окинул меня взглядом, который можно было интерпретировать как: "Я от тебя всякого ожидал, но такого..." и уже вслух сказал:
   - Завтра утром перед парами собрание всех факультетов. Форма одежды - парадная. Настоятельно рекомендую не опаздывать.
   После чего парень вернулся к чтению, а я, потоптавшись несколько секунд на ровном месте, ушла в свою спальню. Долго отлёживалась в ванне с ароматной пеной, три раза помыла голову, и только почувствовав себя полностью чистой, заплела косу, надела пижаму и провалилась в сон без сновидений.
  Проспав время обычной пробежки, облачившись утром в парадную форму и двадцать минут потратив на заплетание хитро-мудрой косы венком, в самом отвратительном расположении духа направилась в столовую. И хотя все мои друзья-знакомые были рады видеть, улыбались и кивали, настроение это не поднимало. Заручившись согласием Зами одолжить мне конспекты по пропущенным занятиям, а также поговорив со знакомым усилителем из параллельного потока, позавтракала и в компании друзей направилась на место проведения сбора.
  Разноцветная, за год ставшая привычной толпа студентов шумно переговаривалась в ожидании появления причины собрания. Выдвигались различные предположения, вплоть до переизбрания ректора МАМИДы из числа старшекурсников, а также отмены всех экзаменов, что было ещё более невероятно. Наконец из здания академии вышел наш глубокоуважаемый ректор в сопровождении всех деканов факультетов и ещё двух мужчин и одной женщины, расы которых я не смогла опознать.
   - Доброе утро, студенты, - поприветствовал нас ректор. - Думаю, все вы гадаете о причине сегодняшнего нашего собрания, ведь учебный год давно начался, а особых происшествий у нас не возникало, не считая неуёмной тяги к знаниям.
  Это он так на нас со Смеем намекает? Я думала, что кроме мастера Ци, имена Намори и папы об этом никто не знает, а тут, оказывается, мимо ректора тоже не прошло. Ой-ой, и что нам грозит?
   - Быть может, некоторые из вас помнят наших гостей, приезжавших семь лет назад. Для всех остальных я хотел бы представить ректора Высшей Академии Магии соседней с нашей галактики Рионталь архимага Кефедефа Менинода, проректора по учебной работе магистра Аэгросора Лоркилода и профессора Энвилас Фунвен. За годы содружества наших академий немало студентов обменивались учебными практиками, как с нашей стороны, так и со стороны ВАМи. И вот с этого года было решено, что студенты третьих курсов тоже приобщаются к этой программе.
  Переждав бурные возгласы как довольных, так и недовольных студентов, он продолжил:
   - Ребята, я очень надеюсь, что за неделю пребывания наших друзей на территории МАМИДы вы покажете себя с наилучшей стороны. По окончании недели я также соберу вас, чтобы озвучить решение ректора ВАМи касательно студентов, которые отправятся по обмену в соседнюю галактику.
  На этом собрание было окончено, нам посоветовали расходиться на занятия, которых никто не отменял. Весь день студенты, в том числе и мои друзья, обсуждали такое событие, а вот мне больше интересно было, что это за академия такая и что за расы населяют соседнюю галактику. Вот только я очень сомневалась, что мастер Ци в скором времени будет раз меня видеть.
  К тому же я не видела смысла обсуждать, кого из студентов могут отправить по обмену, ведь второкурсников всё равно в этом списке не будет. Вот когда эта высокая комиссия определится, тогда и можно будет поздравить знакомых, если таковых изберут. А пока я всё своё внимание сосредоточила на том, что стоило выучить по пропущенному материалу. Не сказать, чтобы я не знала того, что они изучали за прошедшие дни, благо привыкла немного опережать теоретическую программу, облегчая себе жизнь, но всё же стоило повторить.
  Во второй половине дня на практическом занятии по магии жеста, которое, как ни странно, мне не заменили никаким факультативом, имен Гойгори, предупреждённый о моей особенности (папа по секрету признался, что все преподаватели знают про студентов-усилителей) давал мне немного иное задание, пока остальные как могли отрабатывали необходимые жесты. Погрузившись в задание, не заметила появление гостей академии, пришедших посмотреть на занятия. Видимо, решили заранее ознакомиться с будущими третьекурсниками, которые уже в следующем году смогут претендовать (если захотят, конечно) на учёбу в их академии.
  Понаблюдав какое-то время на отработкой жестов и ключевых фраз, их сопровождающих, профессор Фунвен громко задала имену Гойгори вопрос:
   - Скажите, имен, а почему вот эта студентка не делает то же самое, что и остальные?
  В повисшей тишине я подняла голову и поняла, что речь идёт именно обо мне. Имен Гойгори, не ожидавший подобного вопроса, слегка растерялся и не смог сразу ответить, а я забеспокоилась, не начнут ли мои 'любимые' аристократы перед комиссией вспоминать, как часто я пропускаю практические занятия. Но, скорее всего, такое внезапное появление озадачило и их, потому что никто из них не сказал ни слова. Зато Кай тут же поднял руку.
   - Слушаю вас, молодой человек, - доброжелательно кивнула ему профессор.
   - Студент Синор, староста группы. Дело в том, что студентка Леонова-Сагир на днях прошла наказание карцером. Согласно внутренним правилам МАМИДы студент, побывавший в карцере дольше двух дней, освобождается от практических занятий сроком на два дня во избежание конфликта магии и жизненной силы. Потому имен дал вышеозначенной студентке другое задание, что она и выполняла.
   - Спасибо, староста Синор за столь полное пояснение. Мы будем рады видеть вас в рядах студентов по обмену в следующем году. Думаю, кафедра дипломатии пополнится прекрасным студентом, - сказал ректор Менинод и многие ахнули, услышав это.
   - Спасибо, архимаг Менинод, почту за честь стать временным студентом ВАМи, - слегка улыбнулся Кай.
   - Ну, не будем мешать вашим занятиям, - невозмутимо сказал ректор и гости пошли наблюдать дальше, а в аудитории моментально поднялся гвалт. Кто-то обвинял Кая в желании выслужиться, кто-то отнёсся к этому индифферентно, кто-то поздравлял парня с полученным предложением, а имен Гойгори пытался всех успокоить, но ему не особо это удавалось. Наконец Кай, устав от шума, просто проигнорировал подошедших и вернулся к отработке жестов и постепенно шум сошёл на нет. Я дождалась, пока все остальные станут снова заниматься и, поймав взгляд Кая, одними губами сказала спасибо. Староста едва заметно кивнул, и я поняла, что инцидент с карцером исчерпан.
  Вечером у меня неожиданно обнаружилось полчаса свободного времени до того как придётся идти искать висса Янониса. Решив потратить это время с пользой, направилась в кабинет отца. Его секретарь, висса Аделаида, сказала, что у отца сейчас совещание и она не знает, как долго оно продлится. Но если у меня есть время, то я могу посидеть вместе с нею и подождать. Согласившись, я стала обладательницей чашки вкусного, душистого чая и печенюшек, испечённых самой Аделаидой. На мою похвалу девушка только вздохнула и посетовала, что хозяйка она хорошая, но замуж не берут. Посочувствовав и поговорив на вечную тему женщин про мужчин, я поняла, что папа так скоро не освободится. Попросив Аду, как она разрешила себя называть, сказать ему, что я заходила, побежала на отработку.
  Висс Янонис оказался довольно изобретательным. Чтобы мы со Смеем не болтали во время отработки, нам дали два разных задания, и чем руководствовался комендант при этом было абсолютно непонятно. Потому, что Смею было наказано вымыть полы по всему седьмому этажу, а мне - разобрать коробки в одной из кладовых на третьем. В коробках оказалось постельное бельё весёлых расцветок, а также разнообразные пижамы на любой возраст. Некоторые комплекты имели явно старый вид и годились разве что на половые тряпки, какие-то разлазились прямо у меня в руках, но были и такие, что как будто вчера изготовленные. Через два часа моей отработки висс Янонис проверил, неопределённо хмыкнул на три разложенные кучки и отпустил до завтра.
  Вернувшись в свою комнату, застала Кая за качанием пресса. Увидев меня, парень тут же прекратил и поинтересовался:
   - Мы собираемся продолжать занятия танцами?
   - Если ты не передумал, то да, - ответила и тут же встала в стойку.
   - Хорошо.
  Час занятий танцами утомил меня больше, чем два часа отработки. Потому, поблагодарив Кая, забралась в душ, а затем устроилась на кровати в обнимку со словарём. Мне немного не давались сложносоставные предложения на орданиуме, но после консультации с именной Никайилас я поняла свою ошибку и теперь хотела потренироваться в их составлении. Силверон по сравнению с орданиумом казался неимоверно лёгким. Поэтому, погрузившись в мир языков, очнулась только после стука в дверь.
   - Войдите.
   - Дочь, можно? - спросил папа, заглядывая в комнату.
   - Конечно, - отложив книги, я пересела так, чтобы папа тоже мог сесть на кровать. - Я к тебе заходила, но у тебя совещание было.
   - Да, Аделаида мне сказала.
   - Я хотела извиниться за то, что натворили мы со Смеем, - потупившись, тихо проговорила я. Жутко не люблю извиняться, но понимаю, что иногда всё же стоит. - Мы ничего не испортили (кроме защитный чар, хмыкнул папа), просто хотели узнать... Мне, правда, жаль.
   - Что хотели знать? - помолчав, спросил папа.
   - Ну... а ты не будешь сердиться?
   - Лиона, я и так рассержен вашим поступком. Ведь умные дети, неужели не подумали, что не зря лишь часть библиотеки находится в открытом доступе? Что многие книги могут содержать в себе информацию, губительную для неокрепших умов? Что книги тоже могут быть опасными, если их автор был, например, некромантом? Или наполовину демоном?
   - Как это - наполовину демоном? - удивилась я.
   - Просто. Когда маг или магичка считают себя слишком умными и лезут туда, куда не следует, например, в Инферно. Они возвращаются оттуда абсолютно иными, а ещё всегда приводят с собой собственных детей, рождённых в демоническом измерении. Такой ребёнок не только сильнее обычных магов, но и, как правило, склонен создавать новые заклинания в огромном количестве и не всегда безопасные. Так что ваш с драконом поступок не показался мне безобидным.
   - Прости, папа, я так больше никогда не поступлю, - пообещала я и призналась: - А искали мы информацию о языке, на котором можно отдавать приказы МАМИДе.
   - Что? Лиона, откуда ты знаешь об этом? - встревожено спросил папа.
   - От Души, а что? - удивилась я.
   - Это закрытая информация, - уже более спокойно пояснил папа. Видимо тот факт, что мне сказала Душа, был нормой. - Только ректор, его заместители и главы факультетов ею владеют.
   - Значит, мы зря это сделали? - огорчилась я.
   - Хм... Душа... Ладно, я поговорю с ректором, но ничего не обещаю. И вообще, с этим вашим посвящением... чувствую, проблем у нас не уменьшится.
   - Я буду паинькой, - пообещала я.
   - Конечно, - скептически согласился папа и, поднявшись, поцеловал меня в лоб: - Ложись спать, детка, уже поздно.
   - Спокойной ночи, папа, - убирая книги на тумбочку, пожелала я папе.
   - И тебе тоже, - улыбнулся он.
   - А ты не знаешь, уже кого-нибудь выбрали из студентов? Ну, те представители непонятных рас из соседней галактики.
   - И вовсе не непонятных. Горгона, виверна и полиморф. А что касается твоего вопроса, то, кроме вашего Кая, к сожалению комиссии оказавшегося второкурсником, пока выбрали только двоих. Но это секрет.
   - Хорошо, - покивала я и папа, посмеиваясь, ушёл, а я решила ещё немного почитать, прежде чем отдавать дань Морфею.
  
   Только через три недели, когда я и думать забыла о нашем разговоре, закрутившись с занятиями и отработками (а висс Янонис оказался крайне изобретательным), папа позвал меня к себе. И на мой недоумённый взгляд (честное слово, ничего не успела натворить... крупного) усмехнулся и сказал:
   - Я поговорил с ректором. По поводу того, о чём тебе поведала Душа.
   - И? - заинтересовалась я.
   - Архимаг Аледин решил, что раз таковое было пожелание Души, дать тебе возможность изучать язык МАМИДы. Естественно, не в ущерб прочим занятиям. Но ты должна знать об одной особенности данного языка: ему невозможно научить. Только научиться самому. Или воспользоваться подсказками Души, если она соизволит их давать. Понятно?
   - Да, папа. Но, надеюсь, учебник существует?
   - Я бы не назвал это учебником, но да, бумажный носитель существует. Завтра после занятий подойдёшь в языковую аудиторию, наставница выдаст тебе требуемое.
   - Значит, имена Никайилас знает этот язык? - заинтересовано спросила я.
   - Нет, детка, знают только деканы факультетов и ректор. А вот Илэль обязана проверять всех способных студентов старше пятого курса, не смогут ли они понять язык МАМИДы. Таких в каждом потоке не больше двух, но по факту выходит, что никто из таких студентов не может овладеть языком в достаточной степени, чтобы отдавать приказы Академии. Так что возможно, у тебя тоже может не получиться.
   - Посмотрим, - фыркнула я.
   Папа ещё поспрашивал меня об учёбе, объяснил недопонятую теорему Делегил-Меоргила, похвалил за примерное поведение и отдал кучу вкусняшек от мамы. И отправил на отработку, которую никто ещё не отменял.
   На следующий день я, как и было сказано, во второй половине дня подошла к языковой аудитории. Заглянув, увидела двух старшекурсников с факультета боевой магии. А вот имены Никайилас не наблюдалось. Извинившись и уточнив это у ребят, получила ответ:
   - Она вышла на несколько минут и сейчас подойдёт. Заходи, мы не кусаемся.
   Фыркнув, зашла в аудиторию и села на первый ряд прямо перед кафедрой. Было скучно, имена всё не приходила, старшекурсники, потеряв ко мне интерес, в полголоса переговаривались друг с другом, и от нечего делать я стала прислушиваться. И вскоре поняла, что говорят они на орданиуме, а это значит, что я впервые вижу настоящих метаморфов. Не отличающихся, впрочем, от людей, что совсем не интересно.
   - Ты её знаешь? - спросил один из парней, шатен, у своего друга, брюнета.
   - Лично - нет, а так это дочь декана общников.
   - У него же нет детей, - удивился шатен.
   - Ты чего? Недавно же вся академия обсуждала, что он удочерил девчонку, - неверие звучало в голосе брюнета.
   - Я не интересуюсь общественной жизнью, ты же знаешь, - фыркнул шатен.
   - Да, но чтобы до такой степени... Ладно, в общем, это Лиона, дочь магистра Сагира, второй курс папочкиного факультета. Девица с характером, говорят, на первом курсе не побоялась дать отпор баньши, а недавно в карцер угодила.
   - Такое ощущение, что ты в неё влюблён, - пошутил шатен.
   - Не говори ерунды, - пихнул друга в бок брюнет, - просто в этой академии слишком мало развлечений, и, отслеживая все шалости можно неплохо повеселиться.
   - Лучше бы учился, - пробурчал шатен.
   - Мне нравится моя успеваемость, - отбрил его второй парень. - И вообще, наблюдать за клоунами намного интереснее.
   Поскольку, как я поняла, фраза про клоунов относилась и ко мне, смолчать не смогла, а потому язвительно ответила на их же языке:
   - Если бы кое-кто знал обо мне чуть больше, то не рискнул говорить на орданиуме в моём присутствии, поскольку я прекрасно его знаю. Что только доказывается теорию о микроскопическом уме парней и их способности думать отнюдь не головой. Ну и кто теперь клоун?
   Ошарашенные парни ответить не успели, так как в аудиторию наконец пришла имена Никайилас. Она отдала мне папку, в которой, как выразился папа, и находился бумажный носитель языка МАМИДы. Поблагодарив наставницу, не оглядываясь, покинула аудиторию, чтобы занести вещи в комнату. Но, как мне не терпелось посмотреть на новые знания в моих руках, домашние задания и отработка стояли на первом месте.
  
  Дни бежали за днями, и иногда невозможно было вспомнить, среда сегодня или пятница. Даже выходные и те проводились в уроках и факультативах. Временами хотелось всё бросить, ничего не учить, пойти погулять, как делали большинство студентов, от сессии до сессии живущие весело, но потом Кай снова получал бал выше, чем у меня, и просыпалась гордость и чувство соперничества.
  Единственный, кто умудрялся вытаскивать меня из гор книг, был Смей. Да и то по праву официального парня, всё-таки внимание ему тоже надо было уделять. Временами мы умудрялись проводить время нашей большой компанией второ и третьекурсников, но получалось это крайне редко. Все свободные минуты старались проводить вдвоём, гуляя, наслаждаясь природой и общением друг с другом. И, что удивительно, за эти недолгие мгновения мы раскрылись со Смеем больше, чем за весь прошлый год.
  Усилились у нас и занятия магией. Практической, настоящей, на полигоне под присмотром преподавателей. К своему удивлению, на половине этих занятий я тоже присутствовала, впитывая как губка, а затем на факультативах мои наставники показывали, как можно заменить увиденное магией стихий. А затем долгими часами отрабатывала полученные знания на том же полигоне, доводя до автоматизма.
  Иногда к этим моим самостоятельным отработкам присоединялись Кай или Смей, и тогда довольно механическая работа становилась азартной, даже в чём-то творческой. Ещё на Кае можно было отработать те задания, что давались мне как усилителю (дракон в этом плане был бесполезен, так как сам прекрасно генерировал магию). Сосед не возражал, замечая, что испытывает довольно интересные ощущения, сродни щекотки самым кончиком пера.
  В итоге на изучение языка МАМИДы у меня оставалось крайне мало времени. Хотя изучение - это сильно сказано, потому что фактически с момента получения информации по нему я не продвинулась дальше нескольких слов, да и те казались мне какими-то несуразными. Если бы у меня было свободное время, стоило задуматься, не переоценила ли я свои силы и талант к языкам, но поскольку лишнего времени за мной не водилось, то и думать над собственной поспешностью было некогда. А потому с упорством муравья я продолжала разбирать непонятную мне пока вязь букв.
  Полной неожиданностью для меня стало сообщение имена Намори о возобновлении традиции осеннего Белого бала. Мол, несколько лет назад его проводить прекратили, но вот с этого года решили возобновить. Каждая студентка была обязана явиться на бал в платье, и пригласить кавалера. Невостребованные студенты покрывались позором на весь следующий год, поэтому девушкам особо суетиться не приходилось, даже на не особо симпатичных находились желающие. И кстати, как заметил имен, на бал можно не прийти только по очень уважительной причине, то есть нахождение в лазарете или смерть.
  Вдохновившись подобной перспективой, я быстренько пригласила на бал Смея и, облегчённо вздохнув, навострилась в библиотеку. Но не тут-то было! По дороге перехваченная Ладой и Зами, отконвоировалась в собственную спальню и подверглась жестокому допросу на тему: 'Что надеть на бал, который будет, о ужас, через две недели'.
   - Девочки, мне мама столько платьев нашила, что хоть каждый день меняй, все не наденешь. Тем более с моей к ним любовью, - рассмеялась я. - Посмотрите сами, весь шкаф забит.
  Я не шутила. Мама действительно нашила мне столько вещей, что полки ломились от изобилия, но стоит отдать ей должное, мои предпочтения брюк, футболок и рубашек были учтены, и их количество всё же превышало платья. Зато Зами и Лада явно оценили предусмотрительность мамы, целый час перебирая наряд за нарядом, восхищённо ахая и примеряя. Я уже на десятой минуте отрешилась, умостившись на второй половине кровати и раскрыв учебник по видам магических животных. Нам как раз задали прочитать параграф о василисках, так что не стоило терять время.
   - Лиока, посмотри, правда хороша? Да оторвись ты от своих книг, сколько можно учиться! Посмотри, какая красота, - позвала меня Лада.
  Вздохнув, оторвалась от неожиданно интересной информации и взглянула на подруг. Лада примерила сливочно-белое платье с чёрными бабочками по подолу и бабочкой-поясом. Если заколоть волосы, открыв шею, то можно смело идти на бал прямо сейчас - ей действительно удивительно шло это платье. Мне тоже, но для подруги не жалко. Зами предпочла более яркое платье цвета фуксии, по которому у нас с мамой разгорелся жаркий спор. Я утверждала, что ни за что не надену ничего столь яркого, но меня переупрямили, заявив, что много места оно не займёт, а вдруг настроение будет? В общем, оно настолько прекрасно смотрелось на Зами, что я улыбнулась и радостно ответила:
   - Забирайте, вы чудесно выглядите.
   - Правда можно забрать? - переспросила Зами, поглаживая юбку. Видимо, сама себе подруга очень нравилась, но совесть - вещь довольно противная. Не знаю, слышала.
   - Конечно. А кого пригласите в сопровождающие?
   - Я позову Тио, мы ещё в детстве друг друга выручали по подобным поводам, - сказала Зами.
   - А вот я ещё не определилась, - зарделась Лада.
   - Ох, что-то меня гложут сомнения, - закатила я глаза и перемигнулась с ронкой, улыбающейся от уха до уха. Нам ли не знать о влюблённости лучшей подруги в Дикона.
   - Лионка, не издевайся, - ещё больше покраснела Лада.
   - Это твой шанс, детка, - поддразнила я, подражая киношным персонажам.
   - А ты что наденешь? - спросила меня Зами, переводя разговор с вконец засмущавшейся подруги.
   - Не знаю, но подумаю об этом, - озорно улыбнулась я.
   - Лиона! - в один голос возмутились девочки.
   - Да? - подняла я одну бровь.
   - Ох, ты безнадёжна, - вздохнули подруги.
  Забрав свои новые платья, они ушли к себе, продолжая обсуждать предстоящий бал, а я снова погрузилась в изучение главы о василисках. Вдруг завтра его встречу в коридоре, а что делать - не знаю.
  
   Утром проснулась с жутким ощущением того, что что-то забыла. Полежав немного, перебирала все ключевые моменты моей студенческой жизни и всё равно так и не поняла, что не так. Пока собиралась на пары, всё время рассматривала в голове варианты того, что можно было забыть, но легче найти иголку в стоге сена. И только в последний раз перед выходом посмотрев на себя в зеркало, меня осенило: сегодня день рождения Смея!
   Закинув подарок в сумку (благо купила его ещё на Касане), поняла, что уже нет времени искать, куда за ночь ускакала комната дракона, потому спустилась в столовую, надеясь встретить Смея там. Но, как ни старалась мелено кушать и следить за всеми входящими студентами, своего парня так и не увидела. Уже покидая столовую, на входе увидела Влаха, идущего в гордом одиночестве, у которого и спросила про дракона.
   - Спит он, - потирая глаза, ответил друг. - Линька началась у его чешуйчатой ипостаси, поэтому наш дракон жутко раздражённый. Так что если ты думала отмечать его день рождения, то лучше и не надейся, максимум можешь вечером подарить подарок, и то, если у Смея будет настроение к приёму гостей.
   Поблагодарив друга, решила последовать его совету и пойти к дракону вечером, а пока сосредоточиться на лекциях.
   Пока шла к нужной аудитории вспоминала прочитанную накануне главу по магическим животным. Имен Намори любит посреди лекции задать какой-то вопрос, который гарантировано раскрывался в прочитанном материале, проверяя таким образом выполнение нами домашнего задания. И так задумалась, что спотыкнулась об очередную ступеньку бесконечных лекций, но была оперативно подхвачена под локоток и возвращена в вертикальное положение. Обернувшись, замерла под пристальным взглядом серо-стальных глаз.
   - Здравствуйте, спасибо, - пискнула я.
   - Аккуратнее, барышня. Какой браслетик у вас интересный, - глубокий, с хрипотцой голос магистра Феодвира послал целую орду мурашек по моей спине, и с опозданием осознала, что меня подхватили под ту руку, на которой я носила браслет, подаренный Смеем.
   - Да, - не придумав ничего умного, согласилась я.
   Магистр Феодвир - личность колоритная и довольно заметная в академии, если не сказать больше. Он преподаёт на старших курсах ритуалистику и в своём предмете просто бог. Но придирается, говорят, к каждой мелочи. А уж привычка одеваться в одежду исключительно тёмных тонов и вовсе создала ему славу чёрного мага. По крайней мере, среди представителей землян, поскольку ещё на первом курсе нам дали понять, что не существует разделения магии на белую, черную или серую. Только сам маг решает для себя, на что направлять свои магические силы - на созидание или разрушение.
   Так вот, присмотревшись к одежде магистра, поняла, что она вовсе не мрачная, вполне себе приятный цвет полночного неба. Да и сам Феодвир хоть и выглядел строгим, имел довольно приятную внешность, длинные, завязанные в хвост, чёрные волосы и рост чуть меньше двух метров.
   - Тот, кто подарил вам этот браслет, очень предусмотрительный юноша, - словно невзначай добавил магистр, затем усмехнулся, отпустил мою руку и пошёл по своим делам. Я озадачено смотрела ему вслед, пока не поняла, что могу опоздать на пару.
   Когда и на ужине в столовой я не встретила Смея, поняла, что линька - страшный зверь, не отпускающий свою добычу. Поэтому, основательно подзаправив уставший организм, не стала заходить к себе, а принялась искать комнату дракона. Жутко раздражающая особенность блужданий апартаментом по этажам отнимала время, но как ни жаловалась я папе, он только плечами пожимал. МАМИДу построили до него, и основатель сего учебного заведения был зело охоч до забав. Не ценим мы, потомки, усилия предков.
   С горем пополам найдя комнату Смея и Влаха, постучала и только потом сообразила, что если последний ещё не вернулся, то мне вряд ли откроют. Подождав пять ударов сердца, постучала ещё раз и уже решила было уходить на поиски рыжего друга, как дверь распахнулась и пред мои очи предстал помятый дракон.
   - Привет, - тихо поздоровалась я.
   - Привет, - хрипло ответил Смей и подвинулся: - Заходи, не кусаюсь.
   - Ребята сказали, что у тебя линька, - не смогла унять любопытства.
   - Да. Ужасное ощущение, - пожаловался Смей, присаживаясь вместе со мной на диван. - Как будто миллионы муравьёв залезли под кожу и устроили там гонки по пересечённой местности.
   - Нахватался от меня слов, - усмехнулась я. - И долго так продолжается?
   - Завтра будет хуже, но я буду в истинной ипостаси, а потому ощущаться всё будет иначе.
   - Что-то я не помню твоей линьки в прошлом году.
   - А её и не было. Я тебе не змея, чтобы каждый месяц кожу сбрасывать, у нас линька зависит от периода взросления. Для моего возраста это происходит раз в три года, но в отличие от старшего поколения сам процесс неприятен и жутко раздражителен.
   - Может, мой подарок сможет немного поднять тебе настроение, - сказала я, вытаскивая из сумки упакованную в праздничную бумагу коробку и протягивая её Смею: - С днём рождения!
   - Спасибо, - улыбнулся он. - Ребята утром поздравляли, но я был не в духе. Впрочем, они понимают. Думал, ты забыла.
   - Обижаешь, - хмыкнула я.
   Дракон зашуршал бумагой, распаковывая подарок. Когда у него это получилось, на мордашке появилось озадаченной выражение, позабавившее меня, но улыбку удалось сдержать.
   - Что это?
   В руках Смей вертел перстень, на матрице которого был очень искусно выгранен дракон. Но прелесть этого перстня была вовсе не в том.
   - Перстень. Исконно мужское украшение, - на полном серьёзе проинформировала я друга.
   - Это месть за браслет, да? - жалобным голосом уточнил именинник.
   - От чистого сердца, - рассмеялась я и сжалилась над Смеем: - Успокойся, это не месть. Я увидела его, когда у родителей была, на одном из бесконечных рынков Касана. Привлек меня дракон на матрице, но когда продавец рассказал ещё об одной особенности перстня, просто не устояла и решила тебе подарить. Перстень - 'Хранитель счастливых воспоминаний'.
   - Ты шутишь?! - воскликнул дракон, с удивления рассматривая вещицу у себя на ладони. - Их же сейчас не найти, редкость просто.
   - Повезло, - пожала я плечами. - Так что бери и пользуйся на здоровье. Перстень способен вместить до ста воспоминаний, что, конечно, не слишком много, так что поступай с умом.
   - Спасибо, Лионка, - наконец-то счастливо улыбнулся Смей и поцеловал меня в щёку. - Подожди минуту, я сейчас вернусь.
   И вскоре вернулся, одетый и причёсанный, что даже общая помятость перестала так бросаться в глаза. На мой удивлённый взгляд пояснил:
   - Идём создавать первое на сегодня моё счастливое воспоминание.
   - А как же твоё самочувствие? - попыталась остановить его я.
   - Линька никуда не денется, но окончательно испортить мой день рождения я ей не позволю. Идём, кое-что тебе покажу.
   Вот интересно, почему каждый раз после фразы 'покажу тебе что-то...' Смей в обязательном порядке тащит меня в лес? Маньяк просто какой-то. Чикатило Драконович. А главное, иду ведь. Доверяю. Прогресс налицо.
   Оказалось, что кто-то (подозреваю, земляки) подвесили под одним обширным дубом самодельные качели, на которых легко могли уместиться двое. Само место было окружено густорастущим кустарником, потому случайно найти его было тяжело, чем вероятно и пользовались парочки. Сбросив сумку на землю, я с удовольствием села на качели, и Смей стал меня раскачивать.
   - Как ты о них узнал? - поинтересовалась я, подставляя лицо проглядывающим сквозь листву лучикам солнца.
   - Влах сказал, - наблюдая за мной, ответил Смей.
   - А он откуда?
   - А они с Данной тут уже были, - в голосе Смея прозвучали интересные нотки, заставившие меня открыть глаза и посмотреть на него.
   - Они теперь встречаются?
   - Ну, Дана говорит, что дружат. А Влах светится, - драnbsp; - Линька никуда не денется, но окончательно испортить мой день рождения я ей не позволю. Идём, кое-что тебе покажу.
кон выглядел довольным, словно лично поспособствовал этому. А, может, и правда...
   - Ужас, я совсем не слежу за событиями, происходящими в жизни моих друзей, - огорчилась я, понимая, что совсем не обращала внимания на изменившиеся отношения третьекурсников. Да что там, я на своих подруг тоже особо не смотрела, хотя вижусь с ними каждый день.
   - О, поверь мне, это не страшно, мы ведь учимся на разных потоках, к тому же все стараются получить от МАМИДы всё что только можно. Бывает, мы Алю не видим неделями, а ведь они с Даной живут в одних комнатах. Староста и лучшая студентка - это требует определённых жертв.
   - Кай тоже староста и лучший студент, быть может, в том, что он почти не общается с другими студентами, есть какой-то резон. Например, всё успевать, - пожала плечами я.
   - Быть в социальном вакууме - это не про тебя, так что не стоит сравнивать себя с Каем, - попросил Смей. - И вообще, что мы с тобой всё о других да о других. Давай о нас.
   - А что о нас? - переспросила я.
   - Мы давно не летали, - вздохнул Смей.
   - Да, но ты ведь сам сказал о желании получить как можно больше знаний.
   - Сказал. Просто ещё месяца два летать не сможем, пока новая кожа на крыльях не окрепнет, - печальный дракон выглядел сущей лапочкой, так и хотелась подёргать за щёчки.
   - Тогда давай вместе полетаем, - предложила я, пододвигаясь на сидении качели.
   Не став отказываться, Смей сел рядом со мной, одной рукой держась за верёвку, а второй поддерживая меня под спину. Я поступила аналогичным образом, вместе с парнем отталкиваясь от земли и начиная раскачиваться. Конечно, это вовсе не одно и то же, что полёт на драконе, но чувство невесомости, испытываемое мною каждый раз на спине Смея в этом случае тоже присутствовало, пусть не и такое всеобъемное. А ещё было тепло человеческого тела, лёгкое дыхание, едва шевелящее мои волосы, свист ветра в ушах, украдкой сорванные поцелуи солнечных лучиков. Было так хорошо, что не хотелось уходить, даже когда стемнело.
   - Спасибо тебе, Лионка, за этот вечер, - спрыгнув с качели, дракон развернулся ко мне, почесал шею и улыбнулся.
   - Да на здоровье, Смей, - рассмеялась я.
   В ту же секунду дракон направил на меня свой новый перстень. Полыхнула небольшая вспышка, слегка ослепив, а затем всё исчезло.
   - Моё первое счастливое воспоминание - смеющаяся ты на летающих качелях, - нежно сообщили мне.
   - Спасибо, - ответила я и спрыгнула, оказавшись прямо в объятиях покачнувшегося, но устоявшего дракона.
   - А у меня сегодня день рождения... - пропел дракон, наклоняясь ниже, и я могла с уверенностью сказать, о чём он думает.
   И таки не ошиблась.
  
   И уже позже, когда поднималась в свою комнату, вспомнила о Кае. Мы с ним по-прежнему занимались каждый вечер, вот только сегодня я не сказала, что приду поздно, и парень меня ждал. Нехорошо получилось. Взгляд соседа, читавшего очередную энциклопедию на диване в гостиной, подтвердил мои предположения, но он ничего не сказал, отвернувшись к книге.
   - Кай, извини, у Смея день рождения был, я поздравляла, - помявшись, выдавила из себя извинения, понимая, что поступила как свинья последняя.
   - Хорошо, - безэмоционально сказал тот. Немного помолчав, добавил: - Если ты больше не хочешь заниматься танцами, можешь просто сказать, я не обижусь.
   - Да нет, я хочу, просто не подумала тебя предупредить, - повинилась я.
   - Ясно, - ответил Кай, кинул на меня взгляд чуть потеплевших льдинок и вернулся к изучению своего гримуара.
   Вот и договорились.
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"