Севина Елена Владимировна: другие произведения.

Лиона-2. Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дико извиняюсь за столь долгое отсутствие проды. Ремонт, чтоб его за ногу. Но теперь всё, я вернулась))) Окончание главы от 9 ноября.


Глава 5

  
  
   Ректор самой лучшей в Содружестве миров магической академии Лайлианерил Аледин сидел за рабочим столом в своём кабинете и хмурился, о чём-то серьёзно размышляя. Столь нехарактерное для пятисотлетнего ронка поведение объяснялось тем, что сегодня он получил неоднозначное послание и теперь решал, как на него отвечать.
   В одном из миров, находящихся под юрисдикцией МАМИДы, Норлаке, пропал наследник королевской династии. Описание внешности парня, возраст, уровня магических умений и даже образец крови прилагались к посланию. Да и отправил всё это не просто бывший ученик академии, которого, кстати говоря, ректор помнил как не особо выдающуюся посредственность, а королевский маг, что априори не давало возможности проигнорировать запрос.
   Лайлианерила беспокоило и ещё кое-что. В этом мире лет восемьдесят как перестали рождаться сильные маги, да и за редким исключением мир Норлак был одним из тех миров, дети которого почти не учились в МАМИДе. Ректор не раз посылал команды магов проверить данную аномалию, но все маги возвращались с пустыми руками. Ими же и разводя в бессилии.
   На сегодняшний день в академии из мира Норлак обучались лишь пятнадцать магов. Пятнадцать! И только двое подходили под описание принца. Эльримир Эльхалас, студент второго курса факультета боевой магии и Кай Синор, студент второго курса факультета общей магии. И, положа руку на сердце, ректор догадывался, кто из них наследник.
   Посидев ещё минут пятнадцать, Лайлианерил принял решение. Нет в его академии студента по имени Кайренис Элеонис Алексинор, наследный принц королевского дома мира Норлак. И поднявшись, отнёс послание секретарю с пометкой: отослать с отрицательным ответом. Не срочно.
  

***

  
  Нас вели сквозь самую чащу смешанного леса, настолько густого, что, казалось, кроны деревьев намертво переплелись, создавая эдакую крышу. Узкая, едва заметная, петляющая аки заяц тропинка позволяла растянуться всей нашей немалой компании в цепочку по одному, но окружающая первозданная красота отвлекала от таких неудобств. А посмотреть и правда было на что.
  Мне, выросшей в каменных джунглях, почти в новинку было так детально рассматривать все изгибы паутинки, прикорнувшей между ветвей густой ели. Или осторожно перешагнуть через рогатого жука, чтобы в следующую секунду услышать приглушённый визг какой-то девчонки и усмехнуться.
  Рассмотреть ярко-красное оперение внезапно пролетевшего рядом с нами дятла и едва не упасть, споткнувшись о какой-то корень. Засмотреться на красивый фиолетовый цветок и получить по рукам от Кая, когда хотела его сорвать. И прослушать пятиминутную лекцию на тему того, что не стоит брать в руки неопознанные растения.
  Кинуть взгляд на Смея, равнодушного к окружающей красоте природы и по-прежнему игнорирующего меня, а затем перевести взор на агата Манвэру. И в очередной раз подивиться, насколько широка фантазия природы и бесконечны её чудеса.
  Интересно, но в антропоморфном облике дайноры, с одной стороны, ничем не напоминали своих предков, а с другой, наследие всё же проявляло себя. Их волосы представляли собой все оттенки коричневого, включая и цвет ближе к медному, а цвет глаз варьировался от всех оттенков зелёного, желтого и коричневого, до почти чёрного. Уши чуть острее человеческих, идеальный слух, но небольшой дар эмпатии лично у меня вообще не ввязался с кошачьей натурой. А ещё было любопытно увидеть вторую ипостась дайноров, так как до этого мне не приходилось их видеть.
  Наконец мы остановились на поляне совета, где, кроме наших сопровождающих, ожидали ещё восемь представителей расы дайноров, в том числе и две женщины. После обмена любезностями с двух сторон, нам сообщили, что это главы родов, которые и составляли клан Хэшшаррх. Как ни старалась, я не запомнила их имена, но и не переживала по этому поводу. Вряд ли такие студенты, как я и другие, будем часто сталкиваться с главами родов, эта привилегия скорее отца, ну и, быть может, некоторых старшекурсников.
  Завершив очередной обмен приветствиями, нам было предложено отдохнуть и немного познакомиться с семьями, в которых мы будем жить, и через час дайноры устраивают пир по случаю нашего приезда. 'Пир во время чумы' - неожиданно проскользнуло воспоминание в моей голове, но я отмахнулась от тревожного чувства неправильности происходящего. И, повинуясь кивку отца, вместе с Каем, Смеем и ещё одной девушкой, кажется, на два курса старше, пошли вслед за одной из женщин - главою рода.
  Поскольку видимой дороги перед нами не было, складывалось впечатление, словно кусты и деревья расступаются послушно воле дайнорки. Странно, я всегда думала, что только эльфы обладают подобной властью над природой. Шли мы недолго, минут пятнадцать, когда я всё же решила задать интересующий меня вопрос:
   - Извините, но я думала, что только эльфы могут приказывать природе, неужели драфины тоже обладают этим талантом?
   - Почему ты решила, что я им обладаю? - мелодичным голосом обратилась она ко мне, едва повернув голову и кивком приглашая пойти рядом.
   - Потому, что это очевидно! - воскликнула я, тем не мене, не давая себя перебить и продолжая: - Лично я не вижу тут никакой более-менее привычной дороги, но стоит только вам подойти к кустам, как они словно расступаются, и мы можем пройти вглубь леса.
  Её золотые, удлинённые к вискам глаза замерцали, а вертикальный, такой удивительный зрачок немного расширился и снова сузился, словно обладательница этих глаза о чём-то напряжённо размышляла. Губы женщины тронула едва заметная улыбка, и она, наконец, взглянула на меня, прежде чем ответить:
   - Нет, ты ошибаешься, я не повелеваю силами природы. Но, - предупредила мои возражения, - раскрою небольшой секрет: мы, дайноры, с самого детства, учимся договариваться с окружающей нас природой, ничуть не менее разумной, чем остальные расы. Это только вы, люди, мните себя вершиной эволюции, желая, чтобы всё остальное подчинялось вам.
   - Извините за моё любопытство, но можно ли мне попросить о нескольких уроках того, как можно найти общий язык с силами природы, не прибегая к заклинаниям? Никогда ведь не знаешь, что может пригодиться в жизни, - пожала плечами я, внимательно рассматривая собеседницу.
   - Я подумаю над твоей просьбой, - кивнула мне дайнорка. - А пока, молодые люди, мы уже пришли.
  Густой лес словно расступился, и перед нашими глазами предстал первый дом из тех, в которых жили дайноры, и в которых предстояло жить и нам. Итак, это бы весьма просторный двухэтажный дом (хоть не деревянная лачуга, о чём можно было подумать в связи со всей этой любовью к природе, подумалось мне), спереди по фасаду весь увитый то ли плющом, то ли виноградом, то ли ещё как-то ползучей изумрудной травой. Но вообще это смотрелось здорово, хотя и достаточно необычно. А ещё, как мне показалось, крыша дома была не квадратной, а полукруглой, да ещё и полностью стеклянной.
  Никаких лишних насаждений вокруг дома не было, только то, чем распорядилась матушка-природа, а вот чуть дальше мне удалось рассмотреть нечто вроде импровизированной качели. То есть между двумя близко растущими деревьями была закреплена ветвь лианы, и можно было предположить, что в этом доме жили маленькие дети.
  Женщина (Эарина Турантэ, именно таким было её имя, прошептал мне на ухо Кай, чему я искренне была благодарна) повела нас дальше. Каждый дом находился на прилично расстоянии друг от друга, и я поняла, что драфины весьма ценят личное пространство. Или, быть может, они не менее свободолюбивы, чем их предки.
  Мы прошли ещё минут десять, когда ага Эарина остановилась перед одним из домов и, повернувшись ко мне, сказала:
   - Пойдём со мной, девочка, тут ты будешь жить на время вашего пребывания в этом мире.
  Постучав в дверь, мы стали терпеливо ждать появления хозяев. Наконец нам открыли и, едва увидев, кто стоит на пороге, тут же предложили войти. Мужчина, открывший нам дверь, был высок и обладал природной спортивной фигурой. Длинные, на удивление чёрные волосы и такие же ониксовые глаза пристально рассматривали меня. Женщина, вышедшая явно из кухни, так как на ней был слегка испачканный в муке передник, была обладательницей медных волос и зелёных глаз с непонятной мне надеждой уставилась на главу клана, бросив на меня лишь мимолётный любопытный взгляд.
   - Что привело вас в наш дом, агата Турантэ? Неужели есть новости?
   - Нет, Аламия, к сожалению, пока нет. Я хотела бы представить вам студентку МАМИДы, прибывшую сегодня к нам вместе со своими сокурсниками и деканом для оказания помощи в нашей трагедии. И я посчитала, что вы, Аланер и Аламия, не откажете ей в гостеприимстве на всё время её нахождения в нашем мире.
   - Конечно, деточка, проходи, располагайся. Устала, стало быть, с дороги, - тут же отвлеклась на меня хозяйка дома.
   - Нет, что вы, агата Амалия, мне было в радость пройтись по столь великолепному лесу, - заверила я женщину.
   - Можешь обращаться ко мне просто Аламия, - тут же предложили мне, и я резко осознала, что не представилась.
   - Меня зовут Юлиана Леонова-Сагир, но вы можете обращаться ко мне просто Лиона.
   - Значит, Ортолон Сагир - твой отец? - с тщательно замаскированным любопытством спросила меня агата Эарина.
   - Да.
   - Что ж, мне пора вернуться к остальным гостям. Лиона, вскоре на поляне советов будет пир, Аламия и Аланер проводят тебя. И ещё, если кому-нибудь из вас нужна будет в чём-либо помощь, никто из дайноров моего клана вам не откажет.
   - Спасибо, агата Турантэ.
   - Моя жена уже дала тебе право называть её просто по имени, и я не вижу смысла поступить иначе. Можешь называть меня Алан. Пойдём, я покажу тебе комнату, в которой ты будешь жить, а затем пойдём на пир.
   - Если вы не хотите, мы можем не ходить. Я не очень люблю подобные мероприятия, - пристально взгляну в лицо мужчине, предложила я.
   - Ты не можешь не пойти, это могут принять или за слабость, что не так страшно, или за пренебрежение, а вот это уже опасно не только для тебя, но и для твоего отца, - спокойно пояснил Алан, поднимаясь вверх по лестнице.
   -Простите, я не подумала, - смутилась я.
   - Ничего, Лиона, для молодой кошечки это простительно. Извини, девушки.
   - Всё нормально, - улыбнулась я на его оговорку.
  На втором этаже оказался коридор с тремя дверями. Я предположила, что центральная дверь была ванной комнатой, тогда как две другие спальнями. Свернув налево, Алан открыл передо мной дверь комнаты, и я вошла. Спальня как спальня, явно в ней никто не жил, так как не ощущалось, так сказать, духа хозяина. Скинув с плеч рюкзак, оставила его возле двери, а сама встала в центре комнаты и запрокинула голову. Как и я думала, потолок был полностью стеклянным, и у меня просто не хватало слов, чтобы описать впечатления от открывавшегося вида. А ещё перехватывало горло при мысли, как здорово тут будет ночью.
   - Нравится? - поинтересовался Алан, и я энергично кивнула. - Тогда, если хочешь, можешь принять душ. Через двадцать минут нам пора выходить.
   - Алан, а можно вопрос? - прежде, чем мужчина успел закрыть дверь, уточнила я.
   - Да? - вопросительно уставились на меня два оникса.
   - Куда ведёт дверь справа от лестницы? - мало ли, может, мне нельзя куда-то заходить, и лучше узнать об это заранее.
   - В спальню моей дочери, - тихо ответил он и прикрыл дверь.
  Интонации, прозвучавшие в этом ответе, запутали и дали пищу для размышления. А выводы нисколько не понравились.
  
  Двадцать минут спустя я в сопровождении Аламии и Аланера Турантэ направлялась на поляну советов, размышляя по дороге. Как ни странно, у дайноров наличествует всего восемь родов, нет никакой королевской власти, все вопросы решаются или Советом глав кланов, или общим собранием, что редкость. Если дайнорам необходимо послать куда-то своего представителя (или встретить дружественную делегацию, вот как нас), то главы кланов выдвигают кандидатуры и голосованием решают, кого отправить.
  Путь обратно мне показался гораздо быстрее. Ещё на подход была слышна ненавязчивая музыка и, подойдя ближе, я увидела двух девушек и парня, играющих на необычного вида инструментах. Один из них напоминал флейту, только издавал более низкие звуки. Второй выглядел как длинный гитарный гриф, а по звукам был чем-то средним между скрипкой и балалайкой. Последний мне показался помесью бандуры и гитары, только звуки из него извлекались с помощью деревянной прищепки.
  Слева вдоль необъятного стола тянулись бесконечные ряды скамеек, а женщины и мужчины приносили всё новые и новые блюда, и конца и края этому не было видно. Ещё я обратила внимание на то, что перед музыкантами было много свободного пространства. Видимо, дайноры любили потанцевать, и думаю, студенты тоже не откажутся. И пусть видимые мной дайноры и студенты улыбались, многие активно налаживали общение, но я ощущала разлитое вокруг напряжение, словно какая-то часть дайноров радовалась сквозь зубы, искусственно. Аккуратно вглядываясь в лица, замечала подтверждение этому, что вкупе с напряжением в доме Аламии и Аланера наталкивало на нерадостные мысли.
  Осознав, что мои провожатые уже давно отошли помогать остальным накрывать на стол, а я торчу посреди площади аки пресловутый тополь на плющихе, немного смутилась. Но, повертев головой, поняла, что на меня особого внимания не обращают и успокоилась. Зато заметила Смея, прижавшегося спиной к высокой сосне и стоявшего с закрытыми глазами. Вздохнув, решительным шагом направилась к нему. Подулся - и хватит, пора улаживать конфликт, ведь хорошими друзьями не разбрасываются.
   - Здравствуй, Смей.
   - Здравствуй, Лиона, - дракон открыл глаза, и я обратила внимание, что его вертикальный зрачок немного подрагивает. Значит, слышал моё приближение, и решил не уклоняться от встречи. Волнуется, но виду не подаёт. Я пока ещё не умею так делать.
   - Поговорим?
   - Думаю, пора, - Смей отбросил со лба чёлку, осмотрелся и снова посмотрел на меня: - Пойдём, я тут недалеко речку видел, берег пологий и рядом никого не было. Хорошее место.
   - Пойдём.
  Речка и правда оказалась недалеко, минут пять ходьбы от поляны. Выбрав среди кустов неплохой спуск к воде, мы сели прямо на тёплый речной песок лицом к воде и молчали. Никто не решался первым начать разговор, и вскоре мне надоело это некомфортное молчание, что раньше никогда не случалось. Нет, если отношения могут настолько вредить дружбе - ну их, такие отношения, мне и без этого хватит проблем. Подумав, я все эти размышления выложила Смею, не стараясь приукрасить, но и не отрицая желание продолжить дружбу. Не замолчала и то, что произошло на балу, хотя и не понимала, почему дракон так психанул.
   - Да приревновал как дурак, - усмехнулся парень, и я наконец-то видела перед собой того, прежнего Смея, а не постороннего буку. - Вы хорошо смотрелись вместе с этим твоим Каем, а я никогда не умел хорошо танцевать, эта ипостась такая неповоротливая.
  Слышать подобное от на вид хрупкого пятнадцатилетнего парня довольно смешно, и я не удержалась. Посмотрев на веселящуюся меня дракон тоже, видимо, осознал, что только что сказал, и присоединил к моему смеху свой. Так, смеясь, мы не заметили постороннего на нашей полянке, и только когда чей-то мокрый нос прикоснулся к моей руке, я подскочила и обратила внимание на маленького зверька, похожего на рысь. По крайней мере, кисточки на ушках были очень похожи. Тельце золотисто-коричневого цвета было более вытянутое, лапы длинные, оканчивались острыми когтями. Хвост с кисточкой на конце, по цвету немного темнее остального окраса. Мордочка чуть вытянутая, но и не лисья, уши как у типичной земной дворовой кошки, только с кисточками, как я уже упомянула. Зелёно-жёлтые глаза с вертикальными зрачками, как мне показалось, с любопытством рассматривали нас с драконом.
   - Ой, какой хорошенький малыш, - восторженно сказала я и тут же протянула руку, намереваясь погладить. Котёнок сначала насторожился, но когда я легко почесала его за ушком, прибалдел, и вскоре вообще развалился на моих коленях, подставляя то спинку, то живот.
   - Балбес ты, Смей, - вернулась я к прежнему разговору. - Знаешь, сколько мне пришлось тренироваться, чтобы нормально танцевать на этом балу? Хорошо, что Кай вообще согласился помочь, да и тогда удерживал меня, а не то бы все ноги ему оттоптала. Я ж тот ещё слон.
   - Простишь? - сделал умоляющие глазки дракон.
   - Уже простила. Только в следующий раз давай не молчать, а прямо говорить, что не так, иначе сам мириться будешь.
   - Обещаю. Друзья? - Смей протянул мне руку, которую я с удовольствием пожала.
   - Друзья. А ты сможешь? Ну, без отношений и всего такого? - осторожно поинтересовалась, зная, что чувства дракона гораздо глубже моих.
   - Не буду лгать, что мне легко принять твоё решение, но я понимаю. И сделаю всё, чтобы остаться твоим лучшим другом. И думаю, время расставит всё по своим местам.
   - Да, я тоже так думаю.
   - Эй, ребята, там уже всех к столу зовут, поторапливайтесь, если не хотите, чтобы магистр Сагир лично пришёл вас звать, - ехидно позвала нас с верхушки берега Аля и удалилась, а мы с драконом тут же пошли следом, прихватив с собой и котёнка, которым просто отказался слезать с моих рук и даже залез под футболку.
  На поляне, как мне показалось, стало ещё более многолюдно, и не только, учитывая количество рас. Хлебосольные хозяйки доносили последние блюда, хотя я была уверена, что стол вот-вот развалится под их тяжестью. Тогда как мужчины командовали, кому куда сесть, так что даже если бы мы задержались на пять минут, никто бы ничего не заметил. Мне понравилось, что студенты садились вперемешку с дайнорами - значит, первоначальный контакт положен, и нам легче будет во всём разобраться.
  Наконец общий хаос стал падать, все более-менее расселись, разобрались с посудой и стали активно накладывать себе еду. Видимо, запахи, витавшие вокруг, были слишком чувствительны для звериного обоняния, так что котёнок высунул свою мордочку из-под футболки и мяукнул. Звук получился неожиданно громким, так что ближайшие соседи, включая папу, удивлённо посмотрели на меня и конечно заметили моего соседа по одежде.
   - Лиона, кто это? - просил меня папа.
   - Ну, мы со Смеем сидели на берегу речки, и вот он сам к нам пришёл, а уходить не захотел, - я почесала котёнка за ушком, и тот блажено прижмурился.
   - Эм, Лиона, а ты не забыла, где находишься? - как бы между прочим уточнил Кай, сидевший напротив.
   - В смысле?
   - В прямом. Мы сейчас в мире Гарниц, в гостях у дайноров, которые... кто?
   - Ой! - воскликнула я и покраснела. Особенно, когда столкнулась со смеющимся взглядом 'котёнка', всё ещё сидевшего у меня за пазухой. Смех окружающих только добавил мне краски.
   - Эльлан, а ну немедленно слезь с девушки? Ты просто невоспитанный кот! - воскликнул с противоположного конца стола строгий женский голос, но его обитательница сидела слишком далеко, чтобы я смогла её рассмотреть.
  Псевдокотёнок легко спрыгнул с моих колен, а поднялся с земли десятилетним рыжим мальчишкой с просто невероятно изумрудным цветом глаз. Такого оттенка я ни у кого никогда не встречала. Улыбнувшись мне, он тут же убежал к маме, а я растеряно посмотрела на отца.
   - Детка, будь внимательнее, - ласково пожурили меня, и тут же вернулись к еде.
  Вообще, как по мне, за столом велись довольно скучные разговоры. О политике нового ректора МАМИДы, о студентах-дайнорах (в основном, старались родители оных, выпытывая у декана об успехах своих чад), о ценах на пармису и иринику на мировом рынке. Что это такое, я не знала, так что спустя полчала начала откровенно скучать. Встретившись взглядом со Смеем, поняла, что и дракон заскучал, а потому, извинившись, покинула стол и утащила друга подальше от взрослых.
  На импровизированном танцполе кружились несколько пар студентов и никого из дайноров, как будто площадку готовили только для гостей. Обойдя одну слишком расшалившуюся парочку, мы с драконом прошли чуть дальше, где обнаружили разросшуюся иву, распустившую косы до самой земли и создав этакий шатёр из веток. Раздвинув их, прошла внутрь 'шатра' и поняла, что местные уже успели поставить возле ствола широкую и длинную лавку. Видимо, местная молодёжь избрала это место своим.
  Какое-то время мы просто болтали со Смеем сразу обо всём, но минут через пятнадцать после нашего прихода сюда ветки ивы раздвинулись и под сень дерева прошли три пары дайноров-подростков, на первый взгляд чуть старше меня самой. На их возраст указывала и природная татуировка, которой обладают все дайноры, в данном случае светло-коричневая. Удивившись нашему присутствию, они застыли и уже хотели уходить, как неугомонный Смей окликнул их и заверил, что мы не кусаемся.
   - А вот в отношении вас не знаю... - задумчиво протянула я, чем заставила всех улыбнуться. Начало общения было положено, и дайноры уже без опаски расположились на лавке.
   - Эту отличную девчонку вы уже могли видеть как девочку с котом, - широким жестом начал представлять меня Смей, и ребята засмеялись, вспомнив произошедшее за столом. - А её друзья зовут её Лионой.
   - Этот балагур - Смей, - по-простому представила я парня.
   - Адавальд Турантэ, - представился первый дайнор, высокий жгучий брюнет, глаза которого имели редкий жёлтый цвет, ближе к золотому, и тем не менее более звериных глаз я ещё ни у кого не видела.
   - Иодора Турантэ, - мелодичным голоском сказала его девушка, красивая шатенка с длинными, почти до колен, волосами и большими, словно у оленёнка, светло-карими глазами с длинными ресницами.
   - Тенмили Манвэру, - представилась нам следующая девушка. Её медовые волосы завивались мелкими забавными кудряшками, а милые ямочки на щеках делали её ангельский облик немного задорным.
   - Халфек Манвэру, - кивнул её парень. Будучи всего на полголовы выше Смея, он немного походил на него чертами лица, разве что глаза имели тёмно-зелёный цвет, да крепатура побольше, чем у моего друга.
   - Серейн Одаррелн, - представился последний парень, самый высокий и крепкий из всех. Его необычные, абсолютно не звериные серые, как пасмурное небо, глаза с интересом рассматривали меня и дракона, но было видно, что дайнор не любопытен, а скорее осторожен и недоверчив. Такого нелегко будет разговорить. Единственное, что придавало немного легкомыслия его облику - косая русая чёлка, время от времени отбрасываемая назад.
   - Тамлия Рифьяль, - улыбнулась последняя из девушек, сидящая рядом с Серейном и касавшаяся своим плечом его. Медно-коричневые волосы её были заплетены в длинную замысловатую косу, а серо-зелёные глаза то с любопытством косились на нас, то любяще смотрели на Серейна. Заметив очередной такой взгляд, я не удержалась и спросила:
   - А разве детям разных кланов можно влюбляться друг в друга?
   - Это не запрещено, - опередил готового отбрить меня Серейна Халфек, чем ещё больше напомнил мне Смея, тогда как его более взрывной друг напоминал мне Кая в самом начале нашего знакомства. - Но и бывает нечасто. Объяснять долго.
   - А почему я никого из вас не видела в МАМИДе? - простодушно спросила я.
   - Потому, что мы все не маги, - хмыкнул Адавальд.
   - Я не ещё не умею видеть магию в других существах, - спокойно пояснила я своё вопрос. - Этому обучают на полгода позже, чем мы сейчас учимся.
   - На самом деле у нашей расы рождается не настолько много одарённых, как у эльфов, например, - пояснила нам Иодора. - Да и МАМИДа призывает только сильных, так что в академии учатся не больше тысячи наших соотечественников.
   - Магия не терпит перебора в одном, как у нас, например, или у заримов, - сказал, обращаясь ко мне, Смей, но и ребята его внимательно слушали. - Потому и многие другие расы или вовсе не имеют магического дара, или имеют крайне ограниченный, или процент одарённых не высок по сравнению с общей численностью.
   - А ты кто? - уточил Серейн. - То, что она человек, очевидно, но вот тебя я опознать не могу.
   - Я дракон, - мило улыбнувшись настырному дайнору, просто сказал Смей.
   - А так и не скажешь, правда? - рассмеялась я, чем мгновенно сбросила возникшую, было, напряженность. Многовато хищников на маленький клочок земли.
   - Ребята, что у вас здесь происходит? - немного помолчав, спросила я, обращаясь сразу ко всем.
   - А что вам рассказали? - осторожно уточнила Тенмили, переглянувшись с Адавальдом и Иодорой.
   - Да ничего! - воскликнул Смей, а я согласно покивала головой. - Провели экзамены в академии, отобрали лучших студентов, разделили на группы и отправили в этот мир ко всем населяющим его расам. Нам повезло в том, что отправили к вам, да ещё и с магистром Сагиром за главного. И, как мне кажется, он тоже ничего не знает.
   - Значит, вы хотите вытрясти из нас необходимую вам информацию? - прищурился Серейн, оправдывая свою вспыльчивую натуру.
   - Нет, - примирительно сказала я. - Мы можем только надеяться, что вы поможете нам с тем, чтобы мы смогли помочь вам.
  Молодые дайноры переглянулись между собой, и когда они снова посмотрели на меня и дракона, я поняла, что правильно подала свою мысль и кое-то они могут нам рассказать.
   - Что вы знаете про нас, дайноров? - Уточнила Тамлия, длинный хвост которой сделал непонятный кульбит в пространстве.
   - Всё, что известно, - ответила, с интересом следя за активностью её пятой конечности. Заметив, что я отвлеклась, девушка приструнила хвост, и он просто обвил её ногу, кончиком обметая носок ботинка. - В смысле, всю информацию, какая есть в книгах МАМИДы по всем расам, населяющим Содружество миров, я изучила.
   - Тогда ты должна знать наши слабости, не так ли? - ехидно высказался Серейн.
   - Ты имеешь в виду, что среди дайноров никогда не рождался маг с силой стихии огня? Из этого можно сделать вывод, что вы, как и ваши предки, недолюбливаете огонь, или даже боитесь.
   - Недолюбливаем, да. Но речь не об этом, - отмахнулась от моих слов Иодора. - Быть может, ты поймёшь, если перефразировать и спросить, в чём наша самая большая ценность?
  Вот тут я конкретно задумалась. Мне, как ребёнку двадцать первого века на ум приходила сплошная банальность, да и в том мире, по-моему, больше всего ценили власть, желая всё больше и больше. Так и не определившись с ответом, покосилась на Смея. В конце концов, кто из нас старше и почему мне одной отдуваться?
   - Полагаю, речь идёт о потомстве? - предположил Смей, хотя его голос звучал довольно уверенно. - Как и для всех рас-долгожителей, дети являются нашим самым дорогим сокровищем, а их благополучие - самой большой нашей надобностью.
   - Ты прав, дракон, - фыркнул Серейн, и продолжил, бросив в мою сторону презрительный взгляд: - Это вы, человеки, способны бесконечно плодится. Каждая ваша самка может родить десять, пятнадцать детей. Может и больше, если, так сказать, здоровье позволяет. Мы никогда не будем в состоянии угнаться за вами.
   - Серейн сегодня крайне груб, - остро взглянул на друга Адавальд, но дайнор с тяжёлым характером только отвернулся от него. - Но он прав в том, что наша раса не может размножаться с той же скоростью, как и люди в других мирах. Для нас третий ребёнок уже является чудом, а семьи, в которых подрастают четыре малыша, можно пересчитать по пальцам одной руки.
   - Вы ведь понимаете, что и у людей всё не так просто? Детская смертность высока, в отличие от рас-долгожителей, да и взрослое население, за исключением магов, не слишком разумно относится к собственной безопасности.
   - Это так, и, тем не менее, для нас дети представляют собой огромную, ничем невосполнимую ценность. И этой ценности нас лишают вот уже несколько месяцев, - печально сказал Адавальд.
   - Что?! - в один голос воскликнули мы со Смеем и переглянулись.
   - Именно. У нас пропадают дети. Ещё совсем маленькие, беспомощные. Например, из детей такого возраста, как Эльлан, не пропал никто, как и те, кто старше. А вот из тех, кто младше, только в нашем клане осталось пять, в других - не намного больше. И их родители не спят ночами в страхе, что и их детей похитят так же, как и остальных, - пояснила Иодора.
   - Ваши главы кого-то подозревают? - уточнил Смей. Я вспомнила, что ректор говорил об испортившихся отношениях между дайнорами и остальными расами этого мира, и Халфек только подтвердил это:
   - Да, были посланы обвинительные письма и эльфам, и оркам, и нагам, но в ответ мы получили не менее обвинительные ноты, и поняли, что дети пропадают не только у нас, но и у других рас. Поиски ведутся до сих пор, но никаких результатов нет и поныне.
   - Агата Турантэ предложила вызвать магов, и её предложение подучило одобрение у остальных глав. Поэтому вы здесь, - сказала Тамлия.
   - Откуда вы знаете столько подробностей? - удивился Смей.
   - Вопреки мнению взрослых, дети видят и слышат намного больше, чем им кажется, - на удивление беззлобно ухмыльнулся Серейн. - А уж если есть определённый стимул...
   - Ясно.
  Мне показалось, что фраза Серейна про стимул относилась именно к нему. Этом можно было и объяснить взвинченное состояние парня, его агрессию и резкость в высказываниях. Но не решилась напрямую спросить его о своих догадках. А вот Смей оказался посмелее:
   - У тебя кто пропал? Младший брат? - вопросительно посмотрел он на Серейна, в глазах которого на миг мелькнула совсем не детская боль.
   - Сестрёнка. Раэни, маленькая ещё совсем... Убил бы...
   - Мы знаем, что взрослые делают всё возможное, - обратился к нам Адавальд, утешающе-успокаивающим жестом положив руку на плечо друга, сжимающего кулаки, - даже вас, магов, позвали, ибо наш мир сейчас находится на грани войны всех со всеми. Но, если наши малыши не найдутся, даже вы не сможете остановить наш гнев.
   - Я не понимаю! - воскликнула я. - Неужели есть в мире такое место, куда можно было спрятать не один десяток детей, которых ищут родители и не могут найти? Вы ведь не люди, так как можно скрыть запах ребёнка настолько, чтобы никто не мог его услышать? Как можно заблокировать детскую магию эльфёнка, чтобы его не почуяли родители? Как можно скрыть стихийную магию малыша-нага, если самим родителям это бывает не под силу? Что происходит в вашем мире?
   - Мы не знаем, - устало сказала Иодора.
   - Но очень хотим выяснить, - сверкнул глазами Халфек.
   - Интересно, папа уже понял, что это за явление или они с магистрами ещё в раздумьях? - задумчиво высказала я свою мысль.
   - Ставлю половину стипендии, что даже самую незначительную информацию нам расскажут в последнюю очередь, - хмыкнул Смей.
   - Даже спорить не буду, - улыбнулась я.
   - Почему вы так думаете? - удивлённо смотрели на нас ребята.
   - Потому, что мы сами ещё несмышленые дети, по мнению наших наставников. И взяли нас сюда только потому, что учимся лучше других на своих курсах. Чтобы наблюдали, как работают старшие, и набирались уму-разуму, - с пафосным выражением лица продекларировал дракон, и мы с ребятами улыбнулись его кривляньям.
   - Получается, мы с вами в равных положениях, - вздохнула Иодора. - Нас тоже не воспринимают всерьёз.
   - Ребята, а скажите-ка мне, у вас тут библиотека имеется? Или архив какой-нибудь, где книги хранятся, свитки, хроники, карты и тому подобное? - поинтересовалась я.
   - Конечно имеется, только там кроме архивариуса никто не бывает, не интересно. А что? - удивился Халфек.
   - А нам туда можно? - не отвечая на его вопрос, снова уточнила я.
   - Никогда не слышала о запрете посещать архив, - улыбнулась Тенмили.
   - Тогда пошли, покажете, где это, - попросила я, резво спрыгнув со скамейки.
   - Но зачем? - в один голос воскликнули дайноры, только Смей промолчал, только в глазах прыгали смешинки понимания.
   - Потому что взрослые нам всё равно никакой информации не дадут, и нам надо её откуда-то брать. А где ещё будет храниться вся полная информация о дайнорах и этом мире, как не в архиве, и кто лучше объяснит непонятное, как ни архивариус? Не знаю, как остальные, а я предпочту ознакомиться с историей, и только потом стану разбираться в настоящем.
   - Думаешь, поможет? - спросила меня Тамлия, идя позади меня и раздвигая ветки ивы для двигающегося сзади Серейна.
   - Согласись, какой-никакой, но это уже план. Делать ведь что-то надо, - пожала плечами я.
  Дайноры переглянулись и повели нас куда-то в лес. Идя следом за тремя парами влюблённых подростков, я скосила глаза на Смея и твёрдо решила, что поступаю правильно. Друзьями быть определённо лучше.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"