Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Глава 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот и прода. Следующей будет 2 глава Стихийников, ну а там снова Рия. Буду чередовать по мере написания, а там как Муз даст )))))))


Глава 4.

   В моей жизни давно день не день, ночь не ночь,
   От своей судьбы я давно бегу прочь.
   Только ты смог догнать меня, остановить,
   Так прошу, помоги мою боль позабыть.
  
   Прошло уже несколько часов, а Александр все еще не приходил в себя. Меня это немного беспокоило, но не настолько, чтобы впадать в панику, поскольку у каждого из нас превращения происходят индивидуально, в зависимости от организма. Я не боялась, что кто-то может нам помешать. Во-первых, мы на моей территории, а во-вторых, реально помешать мне сейчас в этом городе могли лишь два человека. Верней, совсем не человека.
   Обычно не бывает такого, чтобы в одном городе жило больше одного- двух оборотней. Мы достаточно сильные собственники, чтобы позволять кому-то еще жить на своей территории, но Севастополь -- город особенный. Испокон веков в нем уживались многие народы и национальности. Вот и три оборотня смогли ужиться.
   Поскольку именно я первая поселилась в Севастополе, то поэтому я контролировала большую часть города. Под моим контролем находилась Северная сторона, центр города, район вокзала, Малахов курган, район Победы и Корабелка, Инкерман и Балаклава.
   Еще один оборотень, живущий в Севастополе, Марк (Маркус) Райден контролировал территорию с Остряков по седьмой километр. А Тони (Антонелла) Брайс -- с Пожарово по Камыши. Конечно, были и нейтральные территории -- улица Гоголя, площадь Восставших, район Спортшколы, кладбище Коммунаров. Вообще любое кладбище в городе, несмотря на территорию, на которой оно находилось, считалось нейтральным. Смерть мы уважали.
   Слегка поправив голову Александра (я продолжала мысленно называть парня этим уже посмертным именем, зная, что после пробуждения свое настоящее он уже будет знать, а то, с каким будет жить, придумает позже) на своих коленях, я посмотрела на луну. Было полнолуние и поэтому её света хватало, чтобы человек мог ясно различить предметы вокруг себя. Мне же это было не нужно, я и в самую темную ночь отлично всё вижу. Уже было четыре часа утра, еще немного -- и пойдет городской транспорт, а значит риск быть замеченными людьми. В принципе, я могла бы спокойно отнести парня в его квартиру или в свою, что тоже находилась в центре, но это нарушало негласный порядок превращения. Считалось, что где потенциального оборотня одолеет-таки боль превращения, то там он и должен очнуться. Поэтому, я решила еще немного подождать.
   Александр издал слабый стон и очнулся. Наши глаза встретились и у меня перехватило дыхание. Ни у кого еще за всю свою жизнь я не видела глаз такого цвета. Они были светло-серого, можно сказать серебристого цвета. Он продолжал смотреть мне в глаза и не пытался встать. Луна слегка серебрила его черные волосы и освещала наши лица. Я не чувствовала ничего опасного от него, что было немного необычно, ведь он только превратился в оборотня, а значит ещё не мог контролировать свою жажду крови и убийств. С другой стороны, он еще не смотрел на луну, а значит еще не был полностью подчинен её влиянию. А может, он пытался понять кто я. Его следующий вопрос подтвердил мою мысль.
  
   -- Кто ты? -- спросил Александр. Его голос прозвучал мягким, бархатистым баритоном, на секунду заворожив меня своим звучанием.
  
   -- Меня зовут Рия,-- как можно спокойно и дружелюбно ответила я.-- Я буду твоим учителем. Пойдем со мной, пожалуйста.
  
   Я отдавала себе отчет в том, что по меркам Отверженных, была еще молода для того, чтобы становиться учителем. По нашим законам учителями становились после первой сотни лет. Такой возраст считался достаточным для передачи опыта молодым. Поэтому был бы в городе оборотень со столетним стажем, мне пришлось бы уступить ему право обучения Александра. Но поскольку в Севастополе кроме меня было еще два оборотня и оба они были младше меня (Марку было около пятидесяти лет, а Тони -- сорок-сорок пять), то Александр был моим. Уверенности добавлял еще и тот факт, что насколько я знала, в Крыму вообще не было оборотней старше семидесяти лет, а по всей Украине -- только три были старше ста лет и у всех них уже были свои ученики. Конечно, любому учителю было бы лестно получить еще одного ученика, поскольку это добавляло ему весомости в глазах других учителей и было гарантией того, что его заметит Совет (по крайней мере так всегда говорил Конрад. Он всегда считал, что у одного учителя должен быть один ученик. Только так можно достичь полного доверия, а соответственно полной отдачи от ученика). Но в моих планах не было желания преподнесения никому из них такого подарка.
  
   -- Я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Я помню, ведь и сама прошла через это. Не бойся того, что с тобой происходит. Всё хорошо. Я помогу тебе. Я научу тебя всему, что знаю сама. Дай мне руку, я помогу тебе встать.
  
   В его глазах я видела недоумение, но оно быстро сменилось на доверие. Я даже растерялась на секунду, не думала, что он так быстро мне поверит. Я встала на ноги и протянула руку. Он не колеблясь ухватился за неё и поднялся.
  
   -- Посмотри, пожалуйста, на луну. Почувствуй, как её свет ласкает твоё лицо, наполняет душу, обволакивает сознание, завораживает мысли. Наполни себя её дарами. Она жестока и милосердна, она сильна и застенчива, она величественна и непознанна. Она -- наше проклятие и благословение.
  
   Я видела отражение луны в глазах Александра, чувствовала, как укрепляется их связь и его зависимость. И если первая останется навсегда, то вторая пропадет с течением времени. Наконец он перевел взгляд с луны на меня, и я увидела, что его глаза больше не горели тем странным серебристым светом, а были просто светло-серого цвета.
   Я улыбнулась и спросила:
  
   -- Ты готов пойти со мной?
  
   ... Позже я ругала себя последними словами, считая, что другой такой безмозглой растяпы мир еще не видел. Как я так опростоволосилась -- просто не выходило из головы. Хотя нет, не так. Я точно знала почему все произошло именно так, как произошло. Из-за его прекрасных серебристых глаз я напрочь забыла о чувстве опасности, не раз спасавшем мою шкуру, за что и поплатилась.
   Я протянула руку ладонью вверх, приглашая его следовать за собой, но в ту же секунду была сбита с ног. Я почувствовала, как чьи-то зубы впились в моё плечо и горячая струя крови потекла между лопатками. Я извернулась из захвата незнакомца, из-за чего его зубы оставили на плече глубокую рваную рану и смогла оттолкнуть напавшего. Он пролетел пару метров и вскочил на ноги, но этих секунд хватило на то, чтобы я смогла встать. И я узнала его -- Марк. Не может быть! Маркус никогда не выказывал враждебности по отношению ко мне, никогда не пытался захватить больше территории. Да что там, он же не раз помогал мне отбиваться от охотников, если те приходили в город, а потом мы активно обмывали это дело. Марк -- мой приятель, почти друг, собутыльник и надежное плечо в драке. Тот Марк, которого я знала и этот, который зло смотрел на меня, были абсолютно разными. Подумав, я попыталась поговорить с ним.
  
   -- Марк, что ты делаешь? Почему ты на меня напал?
  
   -- Рия, ты все-таки осталась наивной дурой, несмотря на свои шестьдесят лет. Неужели ты думала, что я твой друг? Думала, по глазам вижу. В нашем мире не существует дружбы, любви и прочих сентиментальных соплей. Все манипулируют друг другом, получая выгоду, и избавляются от соперников без сожаления. Я использовал тебя, пока мне это приносило выгоду, а мнимая дружба позволяла проворачивать свои дела прямо у тебя под носом.
  
   -- Я не понимаю...
  
   -- Мне нужен город, Рия. Под полным моим контролем. А ты стоишь у меня на пути. Правда, я планировал несколько по-другому избавиться от тебя, но появление этого мальчишки повлекло за собой некоторые проблемы и пришлось пересматривать свои планы. Но так даже лучше: избавившись от тебя, я получаю и город и ученика в придачу. Это гарантирует мне внимание Совета в ближайшее время.
  
   -- А как же Тони? Её ты тоже убьешь?
  
   -- Ты так носилась с этим молокососом, что совсем отстала от жизни. У Тони новый любовник, которому срочно нужно бежать из города. Бедный мальчик так напуган и так влюблен, что умолял её поехать с ним. Ты думаешь, она отказала? Нет, эта дура в лучшем виде попала в расставленную мной ловушку и уже укатила за границу. Эрик -- превосходный актер, провозится с ней пару недель и убьет. А потом и его уберут. Свидетели для меня -- непозволительная роскошь. Вот видишь, Рия, остаешься только ты. Но это ненадолго...
  
   Марк бросился на меня. Увернувшись от его зубов, я вскользь цапнула его когтями по шее. Оружия у меня не было, не считая короткого кинжала в сапоге, но он больше предназначен для метания, чем для обороны или нападения. Но, судя по поведению Марка, у него оружия тоже не было. Что ж, это уравнивает шансы.
   Эти мысли промелькнули в моей голове в те секунды, пока Марк разворачивался ко мне. Мы кружили, присматривались, оценивали противника. Марк снова прыгнул, я перебросила его через себя, укусив за руку, но он успел извернуться и ударить меня по лицу. Кровь тонкой струйкой полилась из разбитой губы. Разозлившись, я сбила его с ног и укусила за шею. Он пытался меня сбросить, но я только сильнее сжимала челюсть. Марк зарычал и коленом заехал мне по ребрам, сломав не менее трех ребер сразу. Я охнула от боли и разжала зубы. Он сбросил меня с себя и снова ударил по лицу. Я попыталась ударить его ногой в живот, но он успел перехватить мою ногу и отбросить от себя так, что я кувыркнулась через голову. Не теряя ни секунды, он навалился на меня, цепляясь в артерию, но я успела ударить его в челюсть, разбив губу и выбивая зубы. Он схватил меня за шею, все сильнее и сильнее стискивая руку. Сбросить его никак не получалось, я попыталась когтями порвать кожу на его спине, но Марк только зарычал и еще сильнее сжал мою шею. Я сломала ему ребро, но и это не помогло. От недостатка кислорода у меня уже потемнело в глазах и шумело в ушах. Но вдруг я почувствовала, что могу дышать. Не понимая, в чем дело, я приподнялась и кашляя, попыталась осмотреться. В трех шагах от меня кипела драка -- Александр и Марк сцепились клубком и катались по пристани, обмениваясь ударами, укусами и царапинами. И вот Александру удалось подмять под себя Марка и сильно ударить в челюсть. Марк заорал и попытался цапнуть Александра когтями за горло, но тот отклонился, и когти Марка зацепили его за плечо, прочертив, пять глубоких царапин. Зарычав, Александр стиснул руками грудную клетку Марка и впился зубами в его горло, добравшись до артерии, он зубами вырвал огромный кусок плоти Марка и, запрокинув голову, издал громкий, победный рык. Потом Александр посмотрел на поверженного противника и снова опустил голову...
   Я не стала смотреть дальше. Зачем, если я и так слышу, что там происходит. Не стала я и останавливать Александра. Не была уверенна в том, что смогу, да и все равно уже ничего не изменишь.
   Когда звуки стихли, я осторожно подошла, стараясь не делать резких движений. Александр сидел рядом с телом Марка, не двигаясь и смотря в одну точку. Его нужно было срочно выводить из этого состояния, как и меня когда-то, поэтому я постаралась достучаться до его сознания:
  
   -- Александр, услышь меня. Всё нормально, Ты не виноват. Ты меня спас, а он... Он бы убил меня без сожалений, а тебя, прикрываясь званием "учитель", сделал бы своим рабом. Я знаю, что ты чувствуешь, я тоже прошла через это. Александр, послушай, посмотри на меня - я осторожно прикоснулась к его лицу и развернула к себе. - Не вини себя, не терзай душу. Это больно, я знаю, но боль пройдёт, со временем станет легче. Я обещаю.
  
   Я увидела в его глазах проблеск понимания. Это давало надежду на скорое возвращение из того чёрного омута, в которое он сам погрузил своё сознание.
  
   -- Мы справимся, слышишь меня? Я буду с тобой, помогу, если не простить и забыть, то понять неизбежность этого. То, что произошло - это уже прошлое, его не изменить. Зато благодаря тебе у меня, у нас есть будущее. И это немало.
  
   -- Ты поможешь мне? - этот голос ещё не принадлежал тому уверенному в себе парню, которого я встретила 3 дня назад, но я не сомневалась в том, что он справится со всем, что ему ещё предстоит.
  
   -- Да, я буду с тобой.
  
   Я встала и снова протянула ему руку в немом приглашении последовать за мной. И он без колебаний ухватился за неё и поднялся. Не отпуская мою руку, он посмотрел в мои глаза и сказал:
  
   -- Ты зовёшь меня Александром, но я больше не чувствую это имя своим. Я знаю другое имя. Что это значит?
  
   -- Александр - это имя человека, который сегодня умер в тебе. То имя, которое ты знаешь - это твоё настоящее имя, то, что родилось из боли превращения вместе с частицей твоей души. Это имя только для тебя, его никто не должен знать. А для своей новой жизни выберешь себе новое имя. Позже я объясню поподробнее, а сейчас идём.
  
   Он ещё несколько секунд пристально смотрел на меня, а затем улыбнулся:
  
   --Я пойду за тобой, куда скажешь. Зови меня Гэйбриэлом.
  
  
  
  
  
   Продолжение следует ...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"