Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на Грани (Часть 3. Главы 1-6)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первые шесть глав третьей части Нарисы. Для экономии места решила собрать воедино. Пополнятся не будет. ЧЕРНОВИК. НЕ ВЫЧИТАНО. Комментарии открыты.


Часть 3. Танникор.

Глава 1 (17). Знакомый незнакомый мир

  
  
   В комнате благодаря плотно задернутым шторам был приятный полумрак, навевающий сон даже тогда, когда уже вроде бы и выспалась. Скоро войдёт горничная и, аккуратно раздвинув шторы, пожелает доброго утра и, переждав все водные процедуры, поможет одеться. Вернее, предложит свою помощь, поскольку я по-прежнему не хочу надевать все те платья, заказанные для меня Даром. Привыкла к штанам за время обучения у дяди Карада и поиска Алианы, да и слишком шикарными были эти наряды. К тому же от новости, кто есть Дар, я всё ещё не отошла.
   Потянувшись, я глубже зарылась в перину и улыбнулась внезапно нахлынувшим воспоминаниям. Да, после того ослепительного света на острове воительниц события неслись вскачь, да и потрясения всё не заканчивались...
  
   - Счастливого возвращения на Танникор, дети. Я знала, что у вас всё получится.
   Глаза, ослеплённые светом, всё ещё не открывались, а потому увидеть говорившего я не могла. Голос, хоть и хриплый, принадлежал женщине, причём женщине в возрасте, привыкшей повелевать или приказывать. Кроме неё я чувствовала присутствие мамы и ещё как минимум троих незнакомцев.
   Наконец, проморгавшись, я смогла открыть глаза и осмотреться. Мы находились в большом каменном зале (да и вокруг был только камень), в центре которого было нарисовано что-то вроде круга силы. Странно, что я и ребята находились не в нём, ведь чаще всего такие круги используются как привязка к порталу. Но нет, мы находились перед ним, и, осмотрев Дара и Яна, я убедилась, что всё в порядке. Переведя взгляд на Алиану, удобно устроившуюся на моих руках и обвившую ручками шею, успокоилась, поскольку девочка тоже вроде нормально перенесла телепортацию.
   Удостоверившись, что со всеми нами всё в порядке, я, наконец, посмотрела на остальных присутствующих в зале. Справа от нас стояла мама и счастливо улыбалась, неотрывно глядя на меня. Улыбнувшись ей в ответ, тем самым давая понять, что обязательно поговорим позже, я посмотрела прямо перед собой. Там стояла Оракул. Да-да, именно с большой буквы. Женщина - оракул со снежно-белыми волосами до плеч, в просторных одеяниях цвета неба, и глазами, которые в молодости были голубые, а сейчас давно выцвели, слегка улыбалась. Если это та, о ком я думаю, неудивительно, что она выглядит немного... хм, страшно. Или поразительно неплохо для своих шестисот лет.
   - С возвращением, Скандар, Алиана. С возвращением в свой мир, Нариса Карди. По праву рождения. Добро пожаловать, Янникар Карди, - хриплый голос, как я и ожидала, принадлежал ей.
   - Приветствую Вас, Амальтииртарэ, - склонился Дар в учтивом поклоне, мы же с Яном только слегка кивнули.
   Поставив девочку на пол, я не стала её удерживать, когда она побежала к оракулу. Та погладила Алиану по голове и призвала одну из своих сопровождающих (три женщины стояли чуть поодаль) проводить девочку к остальным, накормить и ни о чём пока не расспрашивать. Помахав нам на прощание, Алиана ушла с женщиной, а Амальтииртарэ снова посмотрела на нас.
   - Уже поздно, поэтому я приглашаю вас воспользоваться нашим гостеприимством и переночевать, а утром мы поговорим обо всём, что вы видели и узнали, - и, кивнув на двух женщин, сказала: - Они проводят вас в ваши покои.
   Подхватив вещи, принявшие нормальный размер, пошли вслед за женщинами. Выйдя из зала, мы крутили головами. По хоже, находились в пещере или горе, в которой были прорублены хода и залы. Уточнив у своей провожатой, я получила подтверждающие ответ: мы находились внутри горы Серстур, той самой, что, как говорил Дар, возвышалась над городом оракулов. Ходы и пещеры располагались в виду уровней, некорорые пещеры были проходными, некоторые были в виде огромных залов. Прошли ещё несколько уровней вверх, пока, наконец, не дошли до жилых этажей. На одном из них Дар и Ян с сопровождающей отделились и, бодро улыбнувшись, попрощались со мной. Я же пошла дальше, и, поднявшись ещё на один уровень, вышла к двери комнаты. На этом моя провожатая, попрощавшись, ушла, а я вошла в комнату.
   Она была довольно просторной: кровать с покрывалом, пара стульев, маленький столик, комод и шкаф. На полу был ковёр ручной работы, с интересным, но непонятным орнаментом. Ещё одна дверь в комнате выводила в ванную комнату с намного более развитым трубопроводом, чем в нашем мире. Там же была и ретирада, что ещё больше поражало.
   Поставив корзинку с Сафом на один из стульев и положив остальные вещи в шкаф, я легла на кровать, лениво наблюдая за тем, как котёнок обнюхивает помещение. До того, как я впервые увидела такое поведение Сафа, думала, что так поступают только собаки, ан нет. Хотя может это просто любопытство берёт верх над инстинктами.
   Стук в дверь отвлёк меня от размышления о поведении Сафа и, крикнув "открыто" увидела, как вначале в комнату всплыл поднос, а за ним, улыбаясь, мама. Улыбнувшись в ответ, я села на кровати, жестом предложив ей сесть рядом. Поставив поднос на покрывало, мама села напротив меня. Подозвав Сафа, я отсыпала ему немного каши с кусочками мяса, и мы приступили к ужину.
   Потом мы долго лежали на кровати, и я рассказывала маме, что было на острове. Тяжелее всего было сказать о вердикте шаманок, но утаивать я не стала. Не сказала только о наших отношениях с Даром - сама ещё в себе не разобралась. И заснули мы в обнимку друг с другом, и единственный мужчина, которому было позволено нарушить наше единение, был Саф, втиснувшийся между нами и уцепившийся коготками за мою одежду. Он всё ещё боялся повторения похищения.
   Утром за нами пришла вчерашняя молчаливая провожающая и отвела на встречу с Амальтииртарэ. Поднявшись на один уровень вверх, прошли в довольно уютное помещение, что-то среднее между стандартным кабинетом, гостиной и кают-компанией на судне. Там уже находилась сама Верховная и Ян с Даром, расположившиеся на мягких диванчиках. Присоединившись к ним, мы обратили свои взоры на Амальтииртарэ, ожидая начала разговора.
   - Дар, расскажи мне всё с момента твоего появления на Арданате и до момента возвращения Алианы, - попросила (или приказала?) оракул.
   Рассказ занял довольно много времени и это притом, что кое-какие моменты Дар пропускал. Нет, он не врал, просто то, что считал не нужным или личным, опускал. Да и без того рассказ получился настолько интересным и местами опасным, что даже не верилось, что всё это происходило с нами. Поймав взгляд брата, я усмехнулась: его чувства как всегда схожи с моими.
   - Интересно как получается, - когда Дар закончил, задумчиво сказала Амальтииртарэ. - Лица похитителя не запомнил ни один из тех, кто так или иначе с ним контактировал. Алиана тоже практически ничего не знает, девочку всё время поили сонным зельем. Также непонятно, почему обладая столь мощными ресурсами силы, он просто не создал портал на Каччу, решив разом все проблемы, а выбрал пусть короткий и безопасный, но наземный маршрут? Почему просто не убил вас, устроив неожиданную засаду, а ограничился только похищением Нарисы? Да, и не стоит так на меня смотреть, того, что тритоны тоже его рук дело, никаких доказательств нет.
   - Нет, Верховная, интересно совсем не это, - Дар с прищуром посмотрел на Амальтииртарэ. - Я много думал на привалах, так и эдак прокручивал в голове историю похищения Алианы. И вот что мне не понятно: как вы, сильнейшая, не увидели вообще такую возможность? Как похититель прошёл мимо вас и других оракулов, почему не был остановлен? И самый главный вопрос, как он совершил переход в другой мир, да и ещё и протащил следом ребёнка?
   - Я расскажу тебе, Дар, как только сама буду знать ответы на эти вопросы, - невозмутимо ответила Амальтииртарэ. - А пока я приглашаю вас быть нашими гостями. Вам покажут город Видящих и Знающих и всё, что вы захотите увидеть, в разумных пределах, естественно. И Нариса, мне бы очень хотелось побеседовать с тобой. Попозже. Идите.
   Мы втроём вышли из комнаты, и каждого одолевали свои мысли.
  
  

Отступление (пока без номера)

  
  
   Проводив взглядом уходящих детей, Тарика повернулась к своей давней подруге:
   - Ну, признавайся, что ты обо всём этом думаешь? Мальчик прав, много неясного в деле похищения, да и на Арданате происходит Творец знает что. Хотя я догадываюсь, кто стоит за покушениями на Нари.
   - То-то и оно, что Дар правильно проанализировал ситуацию, - устало потёрла виски Амальтииртарэ. - Я действительно не увидела похищение Алианы, как и всё прочие оракулы. Более того, я бы в любом случае не смогла это увидеть, даже малейшую вероятность такого исхода. Ты сама это знаешь.
   - Знаю,- согласно подтвердила Тарика и, поднявшись, нервно заходила по комнате. - То есть ты точно думаешь, что это он?
   - Я думаю, что больше некому. Подумай сама: я не увидела что-то в своём мире - раз, портал из мира в мир, что практически невозможно - два, полное сокрытие своего "я" на Арданате - три. И это, если не считать всяких мелочей вроде мелких препятствий детям. Так что да, я думаю, что всем этим стоит он.
   - Но зачем? - перестав нервно расхаживать, Тарика снова села на диван. - Зачем ему похищать девочку, а потом так легко отдавать её ребятам? Вот что не выходит у меня из головы. Ну не вижу я тут логики, не вижу.
   - Я тоже не вижу, и это нервирует. Разве что это была просьба некоего лица... Но даже если и так, я снова это не вижу, причины ясны. Стоит ли ждать нового удара и где именно? - Амальтииртарэ задумчиво покачала головой.
   - Я не знаю, - тихо прошептала Тарика, спрятав лицо в ладони. - Но, по-моему, кое-кто на Арданате забыл про свои обязанности. Пора напомнить, кто я.
   - Я присмотрю здесь. И за Нарисой в первую очередь. Я уже знаю, что задумал Дар и одобряю, но вмешиваться не буду, - пообещала Амальтииртарэ и, поднявшись, подошла к небольшому шкафчику в углу комнаты. - Выпьешь?
   - Давай, а потом уйду. Надо кое-что здесь закончить, а потом с дочкой попрощаться, - слегка улыбнувшись, Тарика откинулась на спинку дивана, принимая из рук Амальтииртарэ бокал вина.
  
  

***

  
  
   Город оракулов, в который мы пошли в первую очередь, находился у подножия горы Серстур, как бы частично врастая в него, поражал своей организованностью. Наш проводник Волот, один из молодых ведающих, провёл нас абсолютно ровными улицами, разделяющими кварталы одинаковых одноэтажных домов с клумбами цветов, палисадниками и арками ворот на выходе из центральной части города. Город был пусть и не очень большим, зато чистым, ухоженным и светлым.
   Все взрослые, за некоторые исключением, оракулы жили в самой горе, спускаясь в город ранним утром и возвращаясь только вечером. Нам показали три корпуса одного здания, которое служило домом, школой, и прочая, для всех тех мальчиков и девочек, которых обнаружившие их способности родители привозили сюда со всех концов мира. Здесь их учили развивать свой дар, а кроме того, постоянно пребывая в обществе различных рас, они учились ровно относиться ко всем им, что и нужно оракулам.
   Как я не смотрела, так и не увидела никаких признаков религии. Словно оракулы не верят и не поклоняются богам этого мира, какими бы они не были. Решив позже спросить об этом у Амальтииртарэ, я продолжила смотр города.
   Кроме дома, где обучали детей, и маленьких жилых домов оракулов, были ещё несколько строений, где жили стражники, по общему приказу всех королей охранявшие видящих. С начальником этого небольшого гарнизона Фалом Маори нас обещали познакомить через полчаса, когда он закончит делать обход караулов.
   Что мне очень понравилось, это то, что город утопал в зелени. Между домами аккуратно были высажены деревья и кустарники, клумбы и палисадники усажены цветами самых разнообразных видов. Благодаря этому везде, в каждом уголочке, витал чуть сладковатый цветочный аромат, заставляющий губы непроизвольно расплываться в лёгкой улыбке. Да и настроение тоже поднималось.
   Видимо, посторонние в город приезжали нечасто, совсем нечасто, потому что я не заметила никакого постоялого двора или гостиницы, где мог бы остановиться гость. Как позже нам пояснили, все гости, какие приезжали в город, останавливались именно в жилых уровнях в горе, но никак не в самом городе.
   Закончив осмотр, мы подъехали к длинному дому в восточной части города, который являлся казармой гарнизона. Справа от него располагался маленький домик, в котором жил начальник, Фал Маори. Спешившись, мы постучали и, получив разрешение войти, вслед за Волотом прошли в дом. Как и можно было предположить, комнатки, а их было две, были довольно маленькими, так что размещались мы достаточно плотно.
   Хозяин дома, рослый мужик неопределённого возраста с кустистыми бровями и внимательными карими глазами, сидел на стуле так, чтобы видеть нас всех. На нём был облегчённый кожаный доспех и перевязь с мечом в ножнах. Ожидая, пока мы рассядемся, Фал Маори снял с рук кожаные перчатки и, заговорил приятным баритоном:
   - Разрешите представиться - командор Фал Маори, начальник гарнизона города оракулов. - Он кивком головы обозначил своё уважение к нам. - Лорд Скандар, я рад снова Вас видеть. Это правда, что Вы вернули девочку?
   - Правда, - с достоинством ответил вояке Дар, как-то неуловимо преобразившись. - Только не я, а мы. Знакомьтесь, мои друзья - Нариса Карди и Янникар Карди. Без их помощи я бы не смог вернуть Алиану.
   - Хм, - Фал покачал головой, как бы говоря, что не очень-то он в это верит, но спорить не стал. - Тогда я от себя лично благодарю вас, лорд и леди Карди, за помощь в поиске девочки.
   - Спасибо, - ответил ему за нас двоих Ян.
   - Скажите, а можем ли мы выезжать за пределы города? И какие животные тут водятся? - поинтересовалась я.
   - В окрестностях города хищников нет, так что можете ничего не опасаться. Тут водятся горные бараны, снежные козы, мархуры и тары.
   - Спасибо за информацию, командор Маори, - поблагодарила я его.
   Тут в дверь снова постучали. Это был один из подчинённых командора и его заместитель. Северный дозор заметил какого-то путника и, оценив ситуацию, послал за командором. Извинившись, он последовал за своим подчинённым, а мы продолжили прогулку по городу, решив сразу ознакомиться с планировкой города, чтобы позже не блуждать. И только ближе к вечеру поднялись обратно на жилые уровни горы Серстур.
  
  

***

  
  
   Вот уже неделю мы с Яном живём на Танникоре в обществе оракулов. Поначалу было немного странно каждое утро просыпаться с мыслью о том, что не нужно никуда бежать, некого искать. Можно отоспаться, насколько надо собственному организму, а потом делать то, что захочется, будь то исследование территории возле города или просто ничегонеделание.
   Вечером первого дня ко мне пришла мама и сообщила, что она на какое-то время уйдет, и мы не будем видеться вот так, вживую. Но в любом случае она сразу откликнется на мой зов, будь то во сне или наяву. И попросила, по мере возможность, не попадать на Грань. Поцеловав меня в лоб, она скрылась в вихре портала, а я, вздохнув, зарылась лицом в подушку.
   Днями мы с Яном и Даром, обследовав весь город, переключились на территорию вокруг него. Облазив гору вдоль и поперёк, убедились в правдивости слов командора. Вокруг никаких хищных животных не было и в помине, и как-то мы даже решили заночевать на горе на достаточно ровной небольшой площадке, обнаруженной случайно. В ту ночь я долго лежала на одеяле под мирное сопение быстро заснувших парней и смотрела в ночное небо, сравнивая его с тем, под которым я выросла. Как ни старалась, особых отличий так и не нашла - те же звезды, равнодушно взирающие сверху, и Луна, серебрившая окружающую природу. Тогда я окончательно поняла, что наши миры не сильно отличаются друг от друга, а значит, и мы с братом не сильно отличаемся от жителей Танникора.
   Ещё если не каждый день, то просто часто я одна или с ребятами ходила к Алиане. Девочка после своего возвращения стала просто героиней среди своих сверстников. Ещё бы, эти дети ведь вживую ничего и никого не видят, нигде не бывают, а тут целая история, произошедшая не с кем-нибудь, а с их подругой. Но Алиана не задавалась, а терпеливо отвечала на все вопросы любопытных.
   К нам девочка относилась по-разному. К Дару - с почтением, любовью и обожанием - как к тому, кем восхищаешься. Ко мне - тоже с любовью, лаской, как котёнок, которого хочется приласкать. Мы подолгу сидели просто обнявшись, понимая, что уже привязались друг к другу. Иногда компанию нам составлял Саф, днями где-то носившийся, и тогда мы сидели таким тёплым комочком, чувствуя тепло друг друга.
   А вот с Яном у Алианы совсем не складывались отношения. Стоило им увидеть друг друга, как начиналась перепалка, порой довольно колкая. И Яна абсолютно не смущало то, что его оппонентке всего пять лет, да и малышка не желала уступать "старшему забияке". Мы с Даром только посмеивались, думая, что со временем это пройдёт.
   На пятый день нашего, можно сказать, отдыха, меня позвала к себе Амальтииртарэ. Войдя в уже знакомый кабинет, повинуясь жесту привела на диванчик и обратилась к оракулу:
   - Что-то случилось? Вы так неожиданно меня позвали.
   - Ничего не случилось, Нариса, не волнуйся. Просто я подумала, что у тебя накопились вопросы, и я готова утолить твоё любопытство, - расслабленно покачав ногой, Амальтииртарэ безмятежно смотрела на меня.
   - Ясно, - не ожидав такого, я немного растерялась. Немного подумав (оракул меня не торопила, спокойно ожидая), я задала первый, пусть не очень важный, но интересующий меня вопрос. - Почему мы с братом легко вас понимаем?
   - Это ты о том, что по идее мы как жители другого мира должны иметь другой язык, да? Поясню так, как мне когда-то объяснила твоя мама. Это особенность перехода из мира в мир. Творцом было сделано так, что тот, кто переходит в новый мир, сразу получает возможность понимать новый язык и говорить на нём. Только ты должна понимать главную разницу: то, что ты понимаешь наш язык, как и все прочие языки этого мира, не значит, что ты ЗНАЕШЬ их. Нет, просто в твоём мозгу рождаются понятные тебе ассоциации, и ты постигаешь смысл слов. А вот если ты хочешь что-то прочитать, тут, увы, тебе уже придётся по-настоящему учить язык.
   - Спасибо за пояснение. Скажите ещё, вы помните день, когда я родилась? Мама говорила, что у вас было какое-то видение обо мне. Расскажите, - попросила то, о чём уже давно думала.
   - Ты родилась на рассвете, когда первые золотые лучи солнца показались из-за горизонта. Едва я взяла тебя на руки, как Творец послал мне несколько видений твоей будущей жизни. Одно из них я и рассказала Тарике. В этом видении я ясно увидела, что рядом с матерью тебе не будет безопасно, увидела несколько покушений на тебя, а также тот вариант, при котором Тарика оставила бы тебя одной семье на Таникоре. Безопасный вариант. Но твоя мать решила по своему, и я не могу не уважать её выбор.
   - Вы сказали, что видений было несколько. Какими были остальные и почему вы не рассказали про них маме?
   - Понимаешь, девочка, не все видения я могу рассказывать. Временами мне приоткрывают дверь в судьбу того или иного существа. Я говорю существа, потому как сказать люди - значит, кого-то обидеть, а я не имею такого права. Так вот, мне показывают возможное будущее, то, которое может произойти. А может и не произойти. Вот только если бы я озвучила свои видения, они бы сбылись, только вот вряд ли бы в таком варианте.
   - Что-то я не совсем вас понимаю, - я скептически смотрела на оракула. - Что же такого страшного было в тех видениях? Моё изнасилование? Так оно и так произошло. Моя смерть? Тоже почти случилось, по крайней мере, на Грани я бываю регулярно. Что дальше?
   - Ты права и неправа одновременно, - возразила Амальтииртарэ. - Но я вижу, что ты не готова понять мою позицию, а потому и нет смысла продолжать наш разговор. Когда-нибудь ты сама всё поймёшь.
   - Хорошо, тогда ответьте мне на последний вопрос: вы знаете, кто стоит за похищением Алианы? - я пристально смотрела ей в глаза.
   - Я догадываюсь.
   - Ясно. Что ж, я пойду, - поднявшись, коротко кивнула и развернулась, намереваясь уйти.
   - Нариса, позволь я дам тебе один совет, - тихо проговорила оракул мне в спину, но я не обернулась, только слегка дёрнула плечами, выказывая согласие. - Не привязывайся в Алиане. Девочке суждено стать не просто оракулом, не просто моей преемницей. У неё великое будущее, но в том будущем она должна быть объективна. А ещё - держать дистанцию со всем миром, иначе многое из того, что я вижу, пойдёт по-другому и не на благо. Не привязывайся к девочке, Нариса. Не её это судьба. И не твоя.
   - Вы не можете знать мою судьбу. Никто не может, - зло сказала я и быстрым шагом вышла из кабинет, испытывая огромное желание побыть в одиночестве.
  
   Вслед ей смотрели старые, умудрённые прожитыми годами и виденными событиями глаза.
   - Ты права, девочка, никто не знает. Даже ты сама. Только хватит ли тебе сил и мужества сделать всё по-своему? Как бы я хотела знать ответ на этот вопрос.
   И Верховный оракул покачала головой. Её совета искали все власть имущие этого мира, и ещё ни разу она их не разочаровала. Но сейчас женщина не знала ответов, и это раздражало и интриговало одновременно.
   - Что ж, теперь твоя очередь, Дар. Не разочаруй меня, мой мальчик.
   И, откинувшись на подушки, она задремала, как часто делала в последнее время, стараясь урвать минуты отдыха. Возраст, как ни крути, брал своё, но всё же долгожданная свобода уже были близка.
  
   На седьмой день, едва я проснулась, то увидела маленького магического голубка. Я уже знала, что таких птичек делает Дар, с самого первого дня в своём мире он перестал придерживать силу и постоянно что-то магичил. Протянув руку к птичке, я осторожно взяла его и услышала послание:
   - Доброе утро, Нари. Как только позавтракаешь, приходи, пожалуйста, в мою спальню. Я хочу поговорить с тобой и Яном. Жду.
   После последнего слова голубь распался миллиардами крошечных искринок, и я, отбросив одеяло, встала и оделась. Пока умывалась из стоящего на стуле тазика с водой, одна женщина принесла мне завтрак. Поблагодарив её, я принялась за еду, попутно размышляя, почему у оракулов принято завтракать в своих комнатах, ведь обедают и ужинают они в общих трапезных. Так и не придумав решение этой загадки, я покончила с завтраком и направилась к Дару.
   Их с Яном комнаты располагались на другом жилом уровне ниже моего, и находились рядом, в интерьере повторяя друг друга. Постучав, я вошла к Дару. Он сидел в изголовье кровати, занимающей большую половину пространства, и читал книгу, но при виде меня сразу же встал и подал руку, приглашая расположиться рядом.
   - Доброе утро, красавица. Как спалось?
   - Доброе. Неплохо. Дар, что-то случилось? Мне показалось, или твой вестник был... м-м-м, встревоженным? - осторожно спросила я.
   - Можно и так сказать, хотя это и не совсем так. - Туманно ответил парень, но, посмотрев на моё выражение лица, улыбнулся уголками губ. - Нари, потрепи совсем немного. Придёт Ян, и я вам всё расскажу.
   - Хорошо, - вздохнула. - А что ты читаешь?
   - Это книга из здешней библиотеки. Она рассказывает про народ моей матери, айранов. Хочу попросить Амальтииртарэ дать мне её на время, поскольку...
   Дар не успел договорить: стук в дверь возвестил о приходе Яна и вот уже мы втроём сидим на его кровати. Переглянувшись с братом, мы уставились на Дара, который не спешил начинать разговор, хотя, вроде как, именно для этого нас и позвал. Наконец, сделав вдох, он начал.
   - Ребята, вам нравится в городе оракулов?
   - Да, тут достаточно интересно, хотя мы уже практически всё посмотрели. Почему ты спросил? - ответил Ян, сцеживая зевоту в кулак. Интересно, чем же он ночами занимается, что по утрам обычно такой сонный? Причём уже четвёртое утро подряд.
   - Ну, в общем, я подумал, что если вам уже немного скучно здесь, то вы не откажетесь поехать со мной. Заодно и больше на мир посмотреть. - Дар слегка улыбнулся, но я видела, что он чем-то немного встревожен.
   - А ты что, уезжаешь? - спросила я, с трудом подавляя невольное волнение в голосе.
   - Да, - и вздохнув, Дар откинулся на подушку. - Вчера мне передали сообщение, что я должен как можно скорее появиться в своём герцогстве. За время моего отсутствия возникли какие-то проблемы, которые без меня решить никто не может, поэтому мой управляющий, Андар, просит срочно прибыть в замок. И я подумал, что вы захотите поехать со мной, ведь, думаю, вам интересно посмотреть мой мир, а сидя в городе оракулов это не получится.
   - Герцогство? - удивлённо переспросила я, когда он замолчал.
   Встав с кровати, Дар отошёл на шаг, чтобы видеть нас обоих, и отвесив элегантный поклон, представился:
   - Скандар Эрс ар Д'амино, герцог Кортас. К вашим услугам.
   Посмотрев на брата, я не увидела особого удивления. Видно Ян был более проницательным, чем я, раз подозревал нечто подобное. Но, оценив свои эмоции, осознала, что для меня нет проблемы в том, что Дар выявился герцогом - человеком, вернее, варном он оставался замечательным. Да и потом, мне ли, дочери самой Смерти волноваться о титулах?..
   - Значит, ты предлагаешь поехать с тобой в твой замок? - повторно уточнила я.
   - Да. - И в этом коротком слове слышалось столько надежды, что я просто не смогла бы отказать. Да и не хотела.
   - Мы согласны, - коротко взглянув на брата, решила я и поняла, что поступила правильно, поскольку глаза Дара озарились радостью.
   - Спасибо, - и он улыбнулся, так, что у меня мгновенно вспотели ладони. Так, как мог он один.
   - Когда выезжаем? - спросил Ян, и я была очень благодарна брату за эту возможность прийти в себя.
   - Если вы не против, то завтра на рассвете. Сегодня к вечеру нам доставят купленных лошадей из ближайшего посёлка, и утром можно будет выехать.
   - Да... как мне не хватает Тени. Интересно, что там с нашими лошадками? - при упоминании лошадей мне сразу стало очень грустно.
   - Я думаю, что ваши Тень и Лунная скучать не будут, - подмигнул нам Ян, напоминая о симпатии этих двоих представителей непарнокопытных. - А вот мой Быстрый вполне может заскучать.
   - Дар, а ты уже сказал о нашем отъезде Амальтииртарэ? - поинтересовалась я.
   - Нет, но она и так это предвидит, - отмахнулся он от моего вопроса. - Собирайте все вещи, до моих земель ехать примерно неделю строго на юго-запад.
   - Хорошо, - одновременно кивнули мы, и вышли из комнаты Дара.
   Собираться в путь было слишком рано, и я уговорила брата сходить в город попрощаться с Алианой. Поздоровавшись со стражниками на воротах, мы дошли до здания, где учились маленькие оракулы и обратились с просьбой увидеть девочку. Хоть часы свободного времени у детей были ограничены и строго расписаны, для нас сделали исключение. Проводив меня и Яна в комнатку для свиданий (даже не знаю, как по-другому обозвать это маленькое помещение с голыми стенами и двумя стульями), младшая наставница привела Алиану.
   Увидев, кто её ждёт, малышка очень обрадовалась, даже Яну, что уже было странно, и по очереди нас обняла. Усадив её на колени, я стала расспрашивать, чему новому её тут обучили. Алиана увлечённо рассказывала, переводя взгляд с меня на Яна и активно жестикулируя. У меня в голове не укладывалось, как такой активный, подвижный и эмоциональный ребёнок в будущем станет Великой провидицей. И, не смотря на предупреждение Амальтииртарэ, я всё больше и больше привязывалась к ней, что заметили и брат с Даром.
   Когда малышка рассказала нам всё, что вспомнила, то я легонько погладила её по голове.
   - Алиана, мы с Яном пришли к тебе не просто так. Мы пришли попрощаться. Дара зовут в его замок, и завтра мы уезжаем с ним, - грустно сообщила я ей.
   - Ты не расстраивайся, - малышка посмотрела мне в глаза и погладила по щеке своей тёплой маленькой ладошкой. - Я знаю, что мы с тобой ещё обязательно встретимся снова. И даже больше.
   - Как это? - спросил Ян.
   - Я не скажу, не могу. Просто поверьте, мы с вами ещё не раз увидимся. Так что не грустите, что расстаёмся, - Алиана улыбнулась нам обоим.
   Ещё немного посидев и поговорив, я поцеловала малышку и мы с братом направились обратно к горе. По дороге я снова вспомнила о Тени и спросила Яна:
   - Как ты думаешь, Тень и Быстрый скучают по нас?
   - Я думаю, что скучают.
   - Я тоже скучаю по своему другу. Даже не знаю, как смогу путешествовать на какой-то другой лошади. Как бы мне хотелось, чтобы Тень сейчас был тут!
   Стоило мне произнести эту фразу, как в метре от нас открылось окно портала, раздвигаясь всё шире и шире, и из него с испуганным ржанием в полной сбруе вылетел сначала Тень, а за ним Лунная и Быстрый. Портал, мигнув напоследок, схлопнулся. Переведя удивлённый взгляд на брата, я увидела такой же удивлённый и бросилась ловить коней, успевших отбежать от нас на приличное расстояние.
   Да, догадываюсь я, кто автор этого нежданного подарка. Спасибо, мама.
   Подойдя к подножию горы, я мысленно позвала Дара. С каждым разом это выходило всё лучше и лучше. Если с Яном благодаря родственной связи у меня вообще не было препятствий в ментальном плане и я "слышала" брата на любом расстоянии, но с Даром всё было несколько сложнее, поэтому мы старались тренироваться каждый день.
   Никогда не знаешь, когда умение мысленно позвать на помощь спасёт тебе жизнь...
   Стоило Дару показаться на том уступе, с которого начинался удобный спуск вниз и увидеть нас и свою Лунную, как он издал совсем неподобающий герцогу вопль радости и в мгновении ока сбежал вниз. Впрочем, я прекрасно его понимала, также наглаживая бока Тени и мысленно приговаривая, какой он у меня хороший, красивый, умный и самый-самый.
   Хотя возле горы и не было конюшни, а город нам возвращаться не хотелось, мы нашли выход: сняв с лошадей попоны и сёдла, отпустили пастись прямо тут, с наказом ждать нас на рассвете. Сами же, подхватив имущество, пошагали на гору.
   Как-то так получилось, что сборы в дорогу заняли у нас весь оставшийся день. Это было странно, ведь на Арданате мы с Яном собирались за час максимум, а по нужде могли уложиться и за пять минут. Здесь же после недели отдыха так расслабились, что казалось, обросли лишними вещами, которые никак не хотели утрамбовываться в сумки. Но всё же к вечеру собрались, почистили оружие и, поужинав последний раз в обществе оракулов, отправились ко сну, дабы отоспаться перед дальней дорогой.
  
   На рассвете, попрощавшись с вышедшей проводить нас Амальтииртарэ, пришпорили коней и выехали из ворот города оракулов. Впрочем, примерно через час лошади сбавили шаг и дальше мы ехали трусцой. Как сказал Дар, особого повода спешить не было, а в седле трястись предстояло ещё неделю, поэтому никому не хотелось набивать мозоли в первый же день путешествия.
   Рассматривая окружающую местность везде, куда хватало глаза, мы видели только горы, пригорки и снова горы. Между ними вилась единственная тропка шириной на три лошади, по которой, собственно, мы и ехали. Решив узнать у Дара, где мы вообще находимся, я поинтересовалась:
   - Дар, а расскажи, почему тут вокруг только горы? Где мы находимся?
   - Эта территория, исключая гору Серстур и город оракулов, поскольку они не подчиняются никакому государству, называется Барданар или страна гномов. Тут есть только горы, в которых этот народ и живёт. Малообщительный народ, скажу я вам.
   - Гномы? И ты их видел? А расскажи, как они выглядят, чем занимаются, - попросила я парня.
   - Нари, погоди. Я предлагаю поступить иначе, - сказал Ян. - Мне кажется, правильнее будет узнать сначала географию этого мира, где какие народы живут, какой у них общественный строй, кто с кем воюет. А уже в процессе узнавать и особенности того или иного народа. Как вам мой план?
   - Я согласна, - кивнула я.
   - Хорошо. Тем более ехать нам ещё долго, времени полно, так что слушайте. Раз уж я начал про страну гномов, то расскажу сначала о них. Гномы или коротышки, как их ещё называют, живут в горах. В буквальном смысле этого слова. Они прорубают туннели и ходы в толще скал, образуя свои города-лабиринты, куда без приглашения не войти и без проводника не выйти. Рост их не превышает полтора метра, фигура коренастая, непропорциональная. Ноги коротковаты, руки венчают большие мозолистые ладони, привыкшие к кирке и лопате. Отличительная их черта - это борода, за которой они ухаживают и часто заплетают в косы. Причём борода растёт как у мужчин, так и у женщин, поэтому для того, кто видит гнома впервые, бывает тяжело понять, кто перед ним. У них два источника доходов - кузнечное дело и добыча драгоценных камней. И если в первом деле у них ещё есть конкуренты во всех странах, но по добыче камней они являются монополистами, единолично продавая их по всему миру.
   На севере от страны гномов бытовала страна оборотней - Силания. Я знаю о пяти видах оборотней, которые существуют в моём мире - вороны, лисы, ястребы, зайцы и королевский род пантер. Короля в их обществе именуют Вожаком, и он принимает решение за все рода. Оборотни очень радушны, они любят гостей. Их столица, Улима, расположена в самом центре страны, что не всегда бывает в других странах. И она, как и все города, утопает в зелени - оборотни очень гармонично живут с природой. Пантеры и ястребы - воины, они составляют армию страны. Зайцы занимаются выращиванием культур, для собственных нужд и на продажу. Лисы - торговцы, они занимаются экономикой страны. А вороны - учёные и маги.
   На западе от Барданара находится моя страна, страна варнов - Даварра, столица Гарана. Основное население, естественно, варны, но также живут переселенцы с других стран и полукровки, какие есть везде. В Гаране на троне сидит король, на данный момент вдовствующий. У него есть единственный наследник, сын, который признан всей высшей знатью как следующий на трон. Это традиция моей страны. У нас очень развита текстильная мануфактура, а также бумажная и кожевенная.
   Восточнее Даварры и севернее Силании находится страна вампиров - Рутения. Долгое время вампиры были изолированы в своей стране, их границы были закрыты для прочих рас. Но лет семьсот назад вампиры всё же вышли из тени и спустя некоторое время, пока все смирились с их особенностями, о которых я расскажу вам немного позже, стали равной остальным расой. Они - прирождённые лекари, лучше эльфов, только не всем соглашаются помогать. Очень свободолюбивая раса.
   Дар прервал свой увлекательный рассказ, поскольку подошло время обеда. Съехав с дороги, мы подъехали к ближайшей горе и расположились у её подножия. Парни начали выкладывать из седельных сумок кучу всего, что нам наложили оракулы. В итоге, плотно пообедав, мы еле-еле взгромоздились обратно на лошадей, и скорость нашего передвижения упала в разы. Впрочем, особо это нас не волновало.
   - Севернее от Рутении расположена страна Валия, столица Такана. Её населяют те, кого принято называть фэйри - магические существа, обладающие самыми разными способностями, но при этом прекрасно уживающиеся друг с другом. Феи, сильфы, сатиры, нимфы, пегасы, мавки, единороги, русалки, водяные, фениксы и многие другие.
   Дальше находится страна эльфов - Адильнари. Их столица, Вельрим, по праву считается самой прекрасной из всех. Белокаменная, с висячими садами, статуями, фонтанчиками, парками с дивными цветами и птицами - она притягивает многообразием нового и не отпускает, пока не наступает пресыщение. Я обязательно покажу вам Вельрим, обещаю. Эльфа занимаются разведением новых форм растений, а также делают косметические средства, особенно популярные у женщин.
   На западе обреталась страна людей - Мирана, столица Сарно. Как я говорил ещё при нашем знакомстве, на Танникоре чистокровных людей осталось очень мало, они, если можно так выразиться, вымирающий вид. Поэтому Мирана заселена полукровками, примесью человека с другими расами. Доверенные лица короля Мираны, который является чистокровным человеком (эту традицию берегут как зеницу ока) по всему миру стараются выискивать других чистокровных людей, которые изредка, но всё же находятся. Наследник же короля женится (или выходит замуж) только за такого же чистокровного человека, не смотря на то, какой у него социальный статус. Страна живёт в основном за счёт земледелия и скотоводства.
   За страной людей находится страна айранов - Энесирет, столица Алания. Поскольку айраны - крылаты, то равнин в Энесирете намного меньше, чем гор и скал. Только в отличие от гномов айраны живут не в толще камня, а на вершинах, на плато, где и строят свои города. Этот народ меньше всех контактирует с другими расами, он живёт обособленно. Контакты, конечно, есть, но они минимальны.
   Ещё, в отличие от Арданата, где, насколько я понял, примерно равное соотношение воды и суши, на Танникоре суши намного больше. Кроме материка, где находятся страны, в океане расположены ещё четыре острова. Остров Зелёный, названный так потому, что кроме растений и небольшого количества животных на нём больше никто не обитает. Экспедиции, посылаемые на тот остров, всегда привозят какие-то новые виды растений, которые оставляют как в первоначальном виде, так и скрещивают с другими видами.
   Второй остров носит название остров Вулканов. Я, думаю, вы догадались, что находится на том острове. Как и на Зелёном, там нет разумного населения, поскольку никто не способен постоянно жить в клубах дыма и жаре магмы. Разве что огненные элементали, но ещё никто не пытался поискать их на том острове.
   Ещё один остров, Змеиный, является пристанищем нагов. Это полулюди полузмеи, огромные, под два - два с половиной метра высотой и метров пять длиной, они могут жить как под, так и на земле. С ними контактируют только эльфы, поскольку именно к Адильнари остров расположен ближе всех. Как они умудрились найти с нагами общий язык, я не знаю, но, честно говоря, не очень-то и хочется.
   Последний остров Гоблинов - единственный, куда посылали всего одну экспедицию. Из неё вернулись двое - командир, который лишился руки, и мальчишка, которому просто повезло. Они рассказали, что гоблины - это маленькие коротышки, отдалённо похожие на гномов, только очень злобные и прожорливые. И, как оказалось, человеческое (и не только) мясо им предпочтительнее всего. Сами понимаете, что стало с остальной командой экспедиции.
   Дар закончил рассказывать о странах и жителях своего мира и глотнул воды из фляжки, промочить пересохшее горло. Мы же с Яном молча переваривали всё услышанное, пытаясь уложить в голове новую информацию. Очень не хватало карты, чтобы ко всему добавить и зрительную память. Оставалось надеяться, что через неделю в замке Дара мне попадётся на глаза карта мира.
   Оторвавшись от своих мыслей я, наконец, обратила внимание на окружающую местность. Вообще-то особо ничего не изменилось, та же дорога и горы вокруг, только к вечеру задул ветерок, ласково ероша листочки редких деревьев на склонах. Через час стало ощутимо темнеть, что, как оказалось, в горах было нормальным явлением.
   Мы не стали искать место для ночлега - зачем, если вокруг всё одно и то же. Как и в обед съехав с дороги, расположились в небольшом треугольнике, создавшемся между склонов двух гор. Насобирав немного веток, развели костёр только чтобы нагреть чая, поскольку воздух был достаточно тёплым. Приготовив спальное место (три одеяла в ряд и три сверху), я подумала было превратиться, чтобы дать размяться Рисе, которую давно не выпускала. Хотя у оракулов мне было сказано, что я могу смело показывать свою вторую ипостась, что-то не давало мне это сделать. Риса не жаловалась, и я пообещала, что как только горы закончатся, я обязательно её выпущу.
   Зарывшись носом в одеяло, пригревшись между двух мужчин и чувствуя себя в абсолютной безопасности, я погрузилась в спокойный сон без сновидений. Завтра будет новый день и новые открытия.
   Но... это будет завтра.
  
  

Глава 2 (18). Добро пожаловать в замок Кортас

  
  
   Оказалось, что ночью в горах холоднее, чем где бы то ни было, холоднее даже, чем в пустыне. Наверное, именно поэтому моё пробуждение вышло именно таким. Стоило первому лучу солнца позолотить мои волосы, как я открыла глаза и обнаружила себя практически полностью заползшей на Дара, обняв его руками и ногами, причем, сверху оказались оба наши одеяла. Когда до моего сонного сознания дошёл этот факт, я приглушённо ахнула, покраснела и смущённо посмотрела в лицо Дара. Он уже не спал и наблюдал за мной и, увидев моё смущение, светло улыбнулся и чмокнул меня в кончик носа.
   - Не переживай, я рад, что ты не замёрзла. И особенно - что ты больше меня не боишься.
   - Не боюсь, - подтвердила я, прежде всего самой себе. Правда, не боюсь. Дар уже давно стал для меня близким и родным.
   - Ты и не представляешь, как мне приятно это слышать, - он снова поцеловал меня в нос, щекоча кожу своим дыханием и, чуть грустно вздохнул: - Но как бы нам не хотелось ещё полежать, пора вставать. Эй, Ян, хватит дрыхнуть, пора в путь - дорогу собираться.
   - В отличие от вас, лентяев, я уже давно не сплю, - проворчал брат и, быстро сбросив с себя одеяло, так же стремительно стянул и наши.
   - Ах ты! - мгновенно покрывшись мурашками, я бросилась на Яна и стала гонять по тому небольшому островку между горами, где мы расположились на ночлег. Догнала и повалила на землю, делая вид, что хочу покусать. Ян и Дар хохотали, а брат ещё и вяло отмахивался от меня и Сафа, тоже принявшего участия в такой интересной игре.
   В общем, согрелись.
   Быстро позавтракав, свернули лагерь и поехали дальше. Первые два часа прошли в молчании. Как-то так получилось, что мы все углубились в собственные мысли, так что когда Дар подал голос, я даже слегка вздрогнула от неожиданности.
   - Ребят, что-то мы так едем в молчании, будто на похороны какие. Давайте я вам что-то расскажу, что ли, а то и самому не по себе становится.
   - Расскажи тогда нам ещё больше о странах и расах Танникора. Да и вообще что у вас в мире творится и чего там надо остерегаться, - задал тему Ян.
   - Согласен. Правда, последние новости, как вы понимаете, я и сам не знаю, так что с этим нам придётся подождать до приезда в замок. А если сказать в целом про международную политику, то войн сейчас у нас никаких нет, а глобальных войн не было уже несколько столетий. Конечно, разведку и шпионаж никто не отменял, но в целом страны стараются развивать дипломатические отношения там, где это возможно, исключая некоторые острова. Насчёт твоих опасений могу заверить, что ни о каких преследований оборотней я никогда не слышал, поэтому тут можете быть спокойны.
   Что касается вопроса рас, то о гномах и оборотнях я вроде вчера много сказал, что-либо добавлять нет смысла, всё остальное вы сможете почерпнуть из личных впечатлений, если доведётся познакомиться с их представителями, а вот о прочих раса можно ещё кое-то добавить. Как я рассказывал вам ещё на Арданате, варны имеют две ипостаси. То есть в каком-то смысле мы тоже являемся оборотнями, только без второй равноправной сущности. Моя страна граничит практически со всеми другими странами, кроме Адильнари (эльфы) и Энесирет (айраны), правда, с Силанией (оборотни) граница составляет всего несколько километров, не особо и охраняющихся. Кроме того, территориально Даварра - одна из самых больших стран в мире, если не самая большая.
   В принципе, насколько я успел понять, наши миры не сильно и отличаются друг от друга. Экономика строится по похожему принципу, также существуют Гильдии, регулирующие работу различных слоёв общества, таких, как торговцы, ремесленники, артисты и даже убийцы. На Танникоре, как мне показалось, магия развита больше, чем на Арданате. В Даварре и Миране уже очень давно открыты школы для детей с магическим потенциалом, где не делают разницы между аристократом и простолюдином. Оканчивая такую школу, молодой маг имеет все шансы (если он, конечно, хочет) поступить в университет и продолжить обучение магии уже на более высоком порядке. Поскольку обучение, что в школах, что в университетах идёт за счёт короны, молодые маги после окончания заключают контракт, по которому обязаны отработать некоторое время на благо короны. Но на самом деле отрабатывают не все, дети аристократов предпочитают (не наследники, естественно) вступить в армию, числясь штатными магами. Это удобно тем, что тут не придают значения специализации, поскольку в армии равно нужны как боевики, целители, стихийники, так и целители.
   В других странах школ магии нет, у них больше распространена практика набора учеников наставником, который обучает их с детских лет. Другой вариант - родовое обучение, когда ребёнок с пелёнок впитывает знания рода, в том числе и по магии. По окончании обучения маги других стран часто поступают в наши университеты, но, как правило, стараются оплатить обучение и не связывать себя контрактами.
   - Дар, расскажи немного больше о варнах, - попросила я.
   - Ну, как мы выглядим, вы уже знаете, да и трансформацию тоже видели. Поскольку я полукровка, то отличаюсь от моих чистокровных сородичей отсутствием хвоста в боевой ипостаси и рогов, хотя наросты на голове всё же есть, так же, как и когти и крылья. Только мои крылья такие, как у айранов, тогда как у варнов они тонкие, кожистые, без перьев, но с двумя хватательными когтями.
   Особенностью нашей расы есть то, что дети всегда рождаются тёмноволосыми. Ни блондинов, ни рыжих нет, самый светлый оттенок волос - каштановый. Цвет глаз варнов тоже тёмный, карий от светлого до почти тёмного, и только полукровки, как я, могут иметь глаза другого цвета.
   Как я вчера рассказывал, страной правит король. Он же является Главным судьёй в делах, где обычные судьи не справляются и Главнокомандующем армии на случай военных действий. У короля есть советники и министры, которые составляют законодательную власть, дворянство как поддержка короны и простой народ. Нынешний король Даварры правит вот уже сто пятьдесят лет, сто лет является вдовцом. Поскольку он очень любил свою королеву, после её смерти так и не женился во второй раз, не смотря на все уговоры советников. Даже наследником признал сына, родившегося вне брака, и всей аристократии пришлось с этим смириться.
   - Интересный у вас король, - хмыкнул Ян. - А ты его когда-нибудь видел?
   - Видел, я ведь всё-таки герцог, - ответил Дар и постарался поскорее сменить тему, словно она была ему неприятна. - Хватит пока о варнах. Расскажу лучше о гарцках.
   - Кстати, я помню, что ты говорил, что ваши гарцки чем-то напоминают тех русалок и тритонов, которые напали на наш корабль в Льдистом океане. Расскажи, интересно.
   - Гарцки проводят большую часть жизни под водой, поскольку они именно водяные существа. Кстати, они единственная раса нашего мира, пришедшая из вне, а не сотворённая Творцом. По легенде они являются детьми водного дракона и переселились на Танникор по приглашению Творца из какого-то отдалённого мира. Вернее, переселилась только часть расы, молодёжь, как это часто бывает. Теоретически они живут в водах в границе своей страны, а практически это один из самых многочисленных народом мира и они уже давно расселились по всему океану.
   В своём природном облике они имеют почти человеческое тело от пояса и выше, с плавниками, которые могут превращаться в острые лезвия. Ниже пояса у них рыбий хвост, покрытый чешуёй. Форма головы, овал лица и рот схожи с человеческими. Уши гарцков похожи на легкие, полупрозраные плавники, плотно прижатые к голове. Нос в основной ипостаси у гарцков отсутствует, по причине ненадобности. Глаза в два раза больше человеческих. Белок в глазах отсутствует, его полностью заменяет радужка, но и зрачок присутствует. Цвет глаз гарцков встречается совершенно любой. Волосы так же встречаются разных оттенков, но менее распространенным являются такие цвета, как красный, рыжий, коричневый, а так же почти не встречаются яркие оттенки. Рост взрослого гарцка достигает максимум двух метров. Цвет кожи обычно имеет более светлый или более темный оттенок голубого, однако встречаются иногда и зеленоватые оттенки или чисто-белая кожа. Обычно белоснежный цвет кожи принадлежит самым слабым магам, но такое случается далеко не всегда. Чешуя хвоста обычно совпадает с цветом глаз. Еще две черты, отличающие гарцков от людей, - перепонки между пальцами и жабры на шее.
   Вторая ипостась. Она отличается от первой всего по двум признакам. Первый и главный - хвост заменяется на ноги. Второй - жабры на шее зарастают, а вместо них на лице, там, где у людей находится нос, появляются две небольших дырочки, с помощью которых они дышат на суше.
   По природе своей гарцки являются водными магами, но далеко не всех наделяет судьба большими магическими способностями. Довольно часто встречаются такие гарцки, резерв которых едва позволяет им жить на суше во второй ипостаси, однако в основной форме и они довольно сильны, по крайней мере если находятся в воде. Так же бывает, что гарцки в какой-то степени обладают еще и воздушной стихией, но такое встречается крайне редко. Некоторые гарцки выбирают стезю воина и весьма недурно с ней справляются, за счет своей ловкости и незнания других рас про особенности их тела. Так же часто гарцк может стать стрелком или лучником. Встречаются среди гарцков и другие предпочтения, что сказывается за счет того, что у них царит, так сказать, монархия. Да и ученых среди них не мало. Кстати, поговаривают, что дальнии потомки гарцки распространились по другим мирам и, скорее всего, видоизменились, поэтому я могу сказать, что тех тритоны, которых мы видели, их родня, как и русалки, хотя гарцки, в отличие от русалок, живые существа.
   Как-то незаметно за разговором пролетело время и мы оставили горы позади, выйдя широкое пространство. Полоса редколесья, по словам Дара, простилалась на пару километров, а за ней начинался густой смешанный лес, сквозь который мы и поедем, благо есть короткая тропа. Тронув поводья, Дар двинулся дальше, подавая пример. Наклонившись к уху Лунной, он что-то очень тихо ей прошептал. Когда мы с братом поравнялись с ним, Дар продолжил рассказ:
   - Соседями нам, гарцки и оборотням являются вампиры. Как я вчера говорил, они долгое время жили за закрытыми границами, в изоляции от прочих рас. Причиной этому было (да и есть) генетическое заболевание данной расы, передающееся по наследству даже полукровкам. Проявляется это заболевание в сильной малокровии, отчего у вампиров иной пищеварительный процесс и метаболизм, а также из-за этого им приходится употреблять примерно литр крови в неделю.
   - Что? - округлила я глаза. Просто невероятно!
   - Я слышал, что в нашем мире на исчёзнувшем материке тоже была раса вампиров, но про них никаких сведений не осталось, - сказал Ян, нахмурившись, словно пытался припомнить что-то, давно забытое. - Неужели они тоже пили кровь людей?
   - Я не знаю ничего про тех вампиров, но с чего вы взяли, что рутенцы пьют исключительно кровь людей? На самом деле для них нет никакой разницы, чью кровь употреблять, ведь нужно им это исключительно для выживания, а не для удовольствия. Но в давние времена, когда об этом узнали остальные расы мира, на вампиров пошли войной и практически истребили эту расу. Что их спасло, я точно не знаю, по этому поводу существует несколько версий, но в итоге вампиры закрылись в своих землях, никого не пуская и никого не выпуская из-за границ. И такое их затворничество продолжалось многие столетия, но всё же сейчас Рутения открыта для посещения прочими расами.
   - Они перестали пить кровь и поэтому наладили отношения с другими странами? - спросила я.
   - Нет, в конце концов, остальным расам пришлось смириться с таким фактом и принимать рутенцев такими, какими они были созданы.
   - А как же тогда?..
   - О, просто, когда была война, никто ничего не знал о вампирах, кроме того, что они пьют кровь, и когда они закрыли границы, люди ещё долгое время помнили именно это. Затем минули столетия, прошедшая война слегка позабылась, людям и без вампиров было чем заняться и о чём помнить. Потому-то никто не знал, что среди вампиров рождается очень много алхимиков и прирождённых лекарей, что их раса - почти поголовно маги, пусть и не очень сильные. И не удивительно, что у них было время развить свои знания и умения, и когда границы Рутении открылись и в страну пошли первые рисковые путешественники, миром пошли слухи о невероятных открытиях, сделанных вампирами.
   Вскорости эти слухи подтвердились. Оказалось, что за время затворничества вампиры, дабы не пить кровь живых существ и не подводить мир к новой войне, создали искусственную кровь, за основу приняв кровь домашних животных, которая тоже им вполне подходила. Несколько десятилетий усовершенствований - и они полностью отошли от животной составляющей, перейдя на синтетические добавки, и в итоге теперь имели неограниченный доступ к нужной всей расе жидкости.
   - Ты хочешь сказать, что вампиры сейчас полностью отказались от крови разумных, заменив их собственной искусственной продукцией? - удивлённо переспросила я.
   - Да, хотя не ты одна так скептически отнеслась к этому факту. Но, как бы там ни было, сейчас уже никто не может сказать, что вампиры убивают людей ради их крови, поскольку уже несколько столетий питаются синдикатом.
   - А как они вообще выглядят? - поинтересовался Ян.
   - Осторожно, тут корней много, смотрите внимательно, чтобы кони не споткнулись, - отвлёкся от рассказа Дар, обратив наше внимание на лесную тропу, по которой мы сейчас продвигались. - Как они выглядят? Высокие и среднего роста, тонкокостные, светлокожие, могут быть как темноволосыми, так и светловолосыми, светло и тёмноглазыми. Единственное, не бывает рыжих вампиров, по крайней мере, о таки случаях мне ничего не известно. Особенностью расы являются крылья, примерно такие же, как и у варнов в боевой ипостаси, только у вампиров крылья не трансформируются и не пропадают, а постоянно свисают за спиной в виде эдакого плаща. Ещё одна особенность - клыки, которые прячутся в верхней челюсти как вторая пара резцов, только намного острее и тоньше. Как вы сами понимаете, древние вампиры использовали их по прямому назначению, а сейчас это всего лишь особенность строения челюсти.
   Вообще в Рутении общество делится на несколько каст: правители - то есть вампиры, управляющие страной во главе с Владыкой, на плечах которых внешняя и внутренняя политика, дипломатические отношения и прочее; воины - те, кто обеспечивают безопасность внутри страны, защищают Владыку и патрулируют границы; алхимики - это непосредственно и алхимики, и учёные других направлений, и лекари, и целители; негоцианты - сюда входят ремесленники, изготавливающие товары на продажу, и торговцы, продающие товар; народ - все те, кто не входит в остальные касты, например, простые горожане или селяне, занимающиеся сельским хозяйством.
   Но есть один момент, который особо выделяет расу вампиров от прочих рас Танникора. У них практически не рождаются оракулы. Да-да, за последние двести лет родилось всего двое детей со способностью видеть и знать. Это Тагор, которому сейчас уже сто восемьдесят лет и который постоянно живёт в Рутении, и Дайра, десятилетняя девочка, одна их учениц оракулов. И всё, больше детей с такими способностями не рождалось, и причину этого никто не в силах объяснить, даже Амальтииртарэ. В отличие от многих других детей с даром оракула к Дайре каждую неделю приезжают родители, навещают, в том числе привозя новую недельную порцию крови, необходимую для девочки.
   - А какое количество крови употребляют вампиры? - с интересом уточнил Ян.
   - Пятьдесят миллилитров в день для ребёнка и семьдесят - сто для взрослого, - легко сказал Дар, даже не задумавшись перед ответом, словно и сам употребляет ровно столько же.
   - Понятно, - вздохнула я, что-то не имея особого желания и дальше слушать про них, а особенно вообще знакомиться с этой расой. - Знаешь, Дар, хватит про вампиров, расскажи лучше про эльфов, я только в детстве слышала истории о них, да и то, наверное, половина просто сказки.
   - Ну что ж, Адильнари - страна эльфов - действительно просто сказочное место. Эльфы со своей врождённой эстетичностью просто не смогли бы жить в городах наподобие человеческих, и потому постарались придать своим городам красоты, изящества и воздушной лёгкости - в общем, всему тому, что составляет само их существование.
   - Это как? - заинтересовавшись, уточнила я.
   - Эльфы - маги. Это для них так же естественно, как для гарцков жить под толщей воды, для оборотней - общение со второй ипостасью, а для айранов - наличие крыльев. Их магия может быть воздушной или водной направленности, но, ни огненной, ни тем более какой либо тёмной магией эльфы владеть не могут, так как это полностью противоречит их естеству.
   Кроме непосредственно стихийной направленности дивный народ неотделим от природы. Выращивание растений и цветов, появление новых их видов, сохранение старых, даже древних деревьев - всё это получается у эльфов легко, да и интересно им это, потому-то их по праву считают экспертами в сохранности редких видов растений.
   - А как они выглядят?
   - Это не самая высокая раса Танникора, рост иного взрослого эльфа достигает максимум метра восьмидесяти, средний же рост основного населения Адильнари - метр шестьдесят пять. Но, слегка обделив их ростом, природа наделила эльфов прекрасной внешностью, выделяющей их из всех рас Танникора. Чем старше становится эльф, тем он красивее, хотя, конечно, без исключений не обходится.
   По большей части эльфы предпочитают длинные, до поясницы или длиннее, волосы, которые они обычно носят в распущенном состоянии или, когда выпадает повод, делают из них различные причёски, стараясь перещеголять друг друга в вычурности и фантазии. Кстати, цвет волос эльфов самый разнообразный: практически белый, мышиный, пшеничный, обычный русый, каштановый, чёрный, рыжий, но также встречаются и другие цвета. У более старых эльфов, которые уже не смыслят своей жизни без присущей им магии, цвет волос меняется в зависимости от направления магической практики. Так у тех, кто постоянно взаимодействует с водой, волосы приобретают голубой или синий цвет, с природой - любые оттенки зелёного, с землёй - от откровенно оранжевого или глиняного до простого коричневого.
   - А у них и правда так красиво, как ты вчера описывал? - спросила я, мысленно представив синеволосого брата и улыбнувшись.
   - Правда, - он тоже улыбнулся. - Сами увидите.
   - Мне уже хочется поездить по твоему миру и всё посмотреть, - признался Ян, и я была с ним солидарна.
   Тем временем мы проехали самое опасное место в лесу (да и самое узкое) и выбрались на приличную тропу, на которой вполне можно было ехать бок о бок втроём. Приближалось обеденное время, но Дар пообещал, что до замка осталось всего несколько часов, и мы все были согласны немного потерпеть, но уже ужинать в комфорте замковых стен. А потому споро двинулись вперёд, благо уже можно было не переживать о том, что лошадь споткнётся и сломает ногу - на этой тропе было намного светлее, чем раньше.
   - Рассказывай ещё, нам интересно, да и время пока есть, - повернув голову, Ян обратился к Дару.
   - Ну, про людей вам нет смысла рассказывать, я не думаю, что в наших мирах они сильно друг от друга отличаются, да и вчера я сказал пока достаточно для заочного ознакомления. А вот далеко на западе находится моя родина - Энесирет, страна айранов.
   - Погоди, ты ведь только наполовину айран, почему же ты считаешь их страну своей родиной, а не страну варнов? - спросила я, с любопытством покосившись на Дара.
   - Потому, что именно в Алании, столице страны айранов, я родился и прожил первые десять лет своей жизни. Я расскажу вам об этом, только... не сейчас, - Дар слегка поморщился, и мы с братом не стали развивать дальше эту тему, понимая, что она слишком личная. Когда он захочет, то скажет, а пока... - За пределами Энесирет айранов ещё называют крыланами или крылатами, потому что летать для этой расы также естественно, как для вас оборачиваться. Потому и города они строят на возвышенностях, на вершинах гор, где можно найти удобные площадки для взлётов и посадок.
   Если честно, то если бы не крылья, айраны бы ничем не отличались от людей. По крайней мере, внешне. Разве что ростом, поскольку у обычного айрана он достигает порядка двух метров, а у айрана - воина и того больше. А так, пока представитель этой расы не распахнёт крылья, его вполне можно спутать с человеком. Но всё же айраны не люди. Их крылья в длину порядка четырёх метров, то есть каждое по два метра, а также имеют светлую однотонную или пёструю расцветку. Глаза айранов больше, чем у людей, хотя и не намного, и преимущественно голубого цвета. Встречаются айраны с серым и синим цветом глаз, но их намного меньше от общего населения. Единственный род у айранов, в котором дети рождаются зеленоглазыми - род Князя, единоличного правителя Энесирет. В отличие от многих других монархов, предпочитающих иметь одного наследника (в редких случаях детей двое, а тем более больше), Князь айранов, как правило, имеет от трёх до семи потомков. Но только тот, кто рождаётся с такими же зелёными глазами, может стать следующим Князем или Княгиней.
   - Хорошо, а если таких потомков несколько? - уточнил Ян.
   - На этот случай у айранов есть веками соблюдаемая традиция Испытания, которое проходят все возможные претенденты, по результатам которой и выявляется тот, кому суждено стать Князем. Суть Испытания состоит в том, что айраны должны продемонстрировать знание законов своей страны и их практическое применение, быть сведущи в магии и воинском деле (причём на как можно более высокой уровне), быть принимаемы и уважаемы народом, а также не иметь склонности ко злу. Конечно, кроме этого есть ещё куча всяких нюансов и деталей, но сейчас я не вижу смысла их всех тут перечислять.
   - Скажи, а какого рода магией владеют айраны? - поинтересовался Ян.
   - Магией воздуха, земли и воды. Но у них нет наших школ и университетов, ребёнок изучает магию с самого рождения в семье, в которой родился, из поколения в поколение впитывая знания и умения, что-то добавляет нового и сохраняет для следующих поколений. Ещё интересно, что у двух магов одной стихии ребёнок рождается с такой же стихией, а вот если у родителей направленность силы разная, то ребёнок родится с силой матери, а не отца.
   Пока мы разговаривали, на горизонте показалась первая деревенька, по мере нашего приближения выраставшая в несколько домов, стоявших крест - на - крест, обнесённых квелым забором, сквозь который выглядывали мордашки любопытных детей да морды дворовых шавок. Заметив нас, подъехавших к первому дому, из толпы селян вышел упитанный мужик, что минутой ранее едва успел прикрыть портки длинной рубахой. Сперва он хмуро взглянул на нас из-под кустистых бровей осоловевшими глазами, в которых явно просматривалось, насколько вчера ему было хорошо и насколько сегодня плохо, а затем в них промелькнуло удивление пополам с узнаванием, и мужик низко поклонился, почтительно обращаясь к Дару:
   - Здрав будьте, Ваша Светлость. Не чаяли мы увидать Вас нынче, уж не серчайте, сейчас бабы мигом стол накроют да баньку истопят.
   - Оставь, Сватан, не надо суеты, - голос Дара неуловимо поменялся, сразу став властным, но не сердитым. Да и взгляд поменялся, исчезла из него та так нравившаяся мне смешинка, и ласковые бирюзовые глаза стали серьёзными и строгими. - Я тут проездом, спешу в замок. Ты лучше скажи, как у вас тут всё, что с делами, семьёй, не обижал ли кто, пока меня не было?
   - Всё хорошо, Ваша Светлость, тишина да спокойствие в наших краях. Да и не забывает про нас господин Рикст, вот недалече как позавчера приезжал да спрашивал, что да как, да не нужно ли чего, помощь там али защита. Но все хорошо, и господин управляющий покойно уехал от нас.
   - Что ж, прекрасно. Тогда мы тоже можем спокойно ехать дальше, - Дар подобрал поводья.
   - Простите, Ваша Светлость, а правду люди говорят, будто Вы спасли одну из оракулов? - полюбопытствовал, как я успела понять из разговора, староста деревни.
   - Правда. Только не я один, а мы вместе. Ладно, Сватан, бывай здоров.
   - И Вам доброго здоровьица, Ваша Светлость. И друзьям - героям Вашим тоже, - староста низко поклонился уже нам троим, и отступил в сторону, давая нам возможность уехать из деревни.
   Час спустя, миновав ещё несколько деревень, где практически точь - в - точь повторялось то же, что и в первой деревеньке, я всё же не выдержала и спросила у Дара, подведя Тень ближе к боку Лунной:
   - Почему они все так реагируют, едва узнают о том, что мы сделали? И откуда они вообще это знают? Странно, тебе так не кажется?
   - Ничего странного, - Дар пожал плечами. - Если помнишь, в город оракулов время от времени приезжают и другие люди. Родители привозят детей, чтобы оставить их на обучение, иные ездят за советом или видением, а кроме того в город наезжают купцы из разных стран, провозят нужные товары и новости. И также узнают что-то новое для себя, чтобы, возвращаясь обратно, можно было людям рассказать то, что знает только город оракулов. А поскольку после нашего возвращения единственной темой для разговоров было похищение и возврат Алианы, и уехали мы из города не сразу, то неудивительно, что новость успела распространиться уже довольно далеко. И я не удивлюсь, если через пару дней об этом будут знать все жители Танникора.
   - И что, нас теперь везде будут так встречать? - немного испуганно и напряжённо спросила я, напрасно надеясь на то, что Дар успокоит.
   - Боюсь, что да. - И услышав мой тяжкий вздох, потянулся и погладил меня по плечу. - Нари, поверь, этого мы не могли избежать. Но я не думаю, что это продлится долго, люди поговорят-поговорят и перестанут. Нужно только немного потерпеть.
   Я только кивнула, понимая, что ничего не поделаешь.
   Спустя несколько минут мы выехали на небольшую возвышенность, с которой открывался потрясающий вид на раскинувшуюся внизу долину. Там распростерся городок, намного больше и зажиточней, чем все встречающиеся до этого деревни, а дальше, на холме, просматривался замок, в который мы и держали путь. Справа от города располагался большой луг с сочной травой - более просторного пастбища в этом мире мы ещё не видели. Слева был густой смешанный лес, в котором, наверное, было немеряно ягод, трав и грибов.
   Первые дома были одноэтажными, но всё равно просторнее, чем ранее виденные. Но чем дальше мы отдалялись от окраин города, тем дома становились богаче, красивее и ухоженнее. Поскольку останавливаться не планировали, то встреченные прохожие едва успевали узнать своего герцога и здоровались уже в спину, а также с любопытством пытались рассмотреть спутников своего сюзерена. Мы же, не обращая ни на кого внимание, всё ближе и ближе приближались к замку Дара.
   Со стороны города можно было увидеть донжон, сложенный из светло-серого камня с башенкой наверху, и наружные стены, его окружавшие, серо-коричневого цвета. Толщина их была примерно метров десять, то есть замок был скорее оборонным сооружением, чем простым жилищем знатного господина. Две угловые башни, располагавшиеся по диагонали, давали максимальный просмотр, как на всю долину, так и на ближайшие несколько километров вокруг. Толстые ворота, обитые железными пластинами, надёжно перекрывали вход во внутренний двор замка. От ворот вела довольно широкая (могли спокойно разминуться две телеги, да ещё и для всадника место останется), мощёная серым камнем, дорога, спускавшаяся с холма к самому городку и продолжающаяся в виде его центральной улицы. Собственно, именно по ней мы сейчас и скакали.
   Поднявшись на холм, повинуясь жесту Дара остановились у ворот замка. И спустя всего лишь несколько минут ворота распахнулись, приглашая въехать в их распростёртые объятия. Что мы и сделали, вслед за другом въезжая во внутренний двор замка, оказавшийся довольно просторным. Кроме донжона, где проживал Дар и где принимал гостей, также было много других построек, хозяйственных и не только. Справа, примыкая к донжону, находилась кухня с одной стороны и баня для слуг с другой. Слева немного в стороне размещались казармы для солдат замкового гарнизона, а ещё дальше располагались конюшня и каретная с домом-пристройкой для конюхов. За донжоном и до границ стены был тренировочный полигон.
   Но всё это мы узнали немного позже, а пока, подъехав к ступеням входа в донжон, спешились, передавая поводья поджидающим конюхам. Я успела шепнуть Тени, чтобы вёл себя как обычная лошадь, и, сняв с седла корзинку с Сафом, благополучно проспавшим всю дорогу, повернулась к тому, кто уже ждал нас, стоя на второй ступеньке входа. Темноволосый мужчина в чёрном сюртуке, белоснежной рубашке, чёрных штанах и туфлях, терпеливо ожидал, пока мы обратим на него внимание, а после почтительно поклонился Дару, вкладывая в поклон уважение, но без пресмыкания. Выпрямившись, он сказал, обращаясь к Дару, но в каком-то смысле и к нам тоже:
   - С возвращением, Ваша Светлость. Ваши покои уже готовы, - голос у него был под стать общему виду, такой же строгий.
   - Спасибо, Рикст. Это лорд и леди Карди, они мои гости. Приготовь для них гостевые комнаты. А вечером доложишь мне о ситуации в замке и окрестных землях, - приказал Дар управляющему.
   - Да, милорд. Добро пожаловать в замок Кортас, - с поклоном, хотя и не таким глубоким, обратился к нам Рикст. - Прошу следовать за мной. Пока Вы будете принимать ванну, горничные успеют привести Ваши покои в надлежащий вид. Ваши вещи доставят через пять минут.
   - Да, Рикст, - уже входя в замок, Дар немного повернул голову и вопросительно посмотрел на своего управляющего. - Есть кто-нибудь из ребят?
   - Да, Ваша Светлость, сейчас в замке гостят лорд Майтнер и лорд Тарриус. В данный момент они находятся в бильярдной тренировочном зале.
   - О, спасибо, Рикст. Ребята, - повернулся он к нам, - идите за Рикстом, он проводит вас в комнаты. Примите душ, отдохните, я потом вас найду. Хочу успеть перекинуться парой слов с друзьями, благо они тут, пусть и не все.
   - Хорошо, Дар, - кивнули и пошли вслед за управляющим, искусно скрывающим любопытство по отношению к нам.
   В отличие от жителей герцогства он не позволил себе ни одного косого взгляда и только, пока мы шли к комнатам, немного рассказал об устройстве замка, чтобы мы имели хотя бы поверхностное представление. Так сразу за входом образовывался большой холл, от которого по широкой лестнице с резными перилами можно было подняться на второй этаж с бальным залом, залом для приёмов, столовой, будуаром герцогини, ныне пустующим, и библиотекой. Выше находился третий и, в принципе, последний этаж, не считая маленькой винтовой лестницы, ведущей на башенку наверху. На третьем этаже располагались покои герцога, его рабочий кабинет, личная библиотека и комнаты для гостей. Когда Ян спросил, что же в таком случае находится на первом этаже, куда и пошёл Дар, то ответ был такой: в правой половине находятся комнаты прислуги, а в левой малая столовая, уже упоминаемый тренировочный зал, арсенальная комнатка, где хранится оружие для тренировок и игровая комната.
   Наконец мы дошли до коридора, по обе стороны которого располагались двери в гостевые комнаты. Как сказал управляющий, покои герцога находятся в конце коридора, а нам предоставляют две соседние комнаты по левой стороне. После недвусмысленного намёка Яна о том "что я бы хотел убедиться в безопасности покоев моей сестры", управляющий распахнул передо мной дверь в комнату и первым вошёл внутрь. Пройдя следом, едва сдержала возглас удовольствия - настолько понравилось мне увиденное. Но Дар представил нас благородными лордами, и своими неуместными эмоциями я бы разрушила видимость этого. Пусть даже и была уверена в том, что Рикст и так всё замечал.
   А посмотреть и, правда, было на что. Первая комната, где мы сейчас находились, была что-то вроде небольшой гостиной с мягкими диванчиками, чайным столиком и картинами на стенах. Интерьер в ней был выполнен в пастельных тонах, что повторялось и в мебели, и в напольных коврах. Большие окна давали очень много света, и хотя персиковые шторы немного приглушали его яркость, комната была очень светлая и необыкновенно уютная.
   - Леди, в ванной есть всё необходимое для молодой девушки. Ваша служанка придёт с минуты на минуту и поможет Вам, - сообщим мне управляющий, чем заставил очнуться от созерцания красоты гостиной.
   - Простите, но мне бы хотелось побыть в одиночестве, если это, конечно, возможно, - сказала я, взглядом давая понять Яну, что всё нормально. Просто хотелось в тишине принять ванну.
   - Разумеется, я пришлю горничную немного позже, - отозвался Рикст, ничем не показав, что его удивило такое желание. - Прошу Вас, лорд Карди, пройдёмте в Вашу комнату, - позвал он брата и закрыл за ними обоими дверь.
   Постояв пару секунд, я всё же решилась пройти вглубь комнаты и поставила корзинку Сафа у ближайшего дивана. Котёнок не стал дожидаться приглашения и сразу выпрыгнул, желаю поближе познакомиться с новым пространством, попутно делясь со мной впечатлениями. Я же, оставив его в гостиной, прошла дальше. Следующая дверь привела меня в спальню, где сочеталась золотая и зелённая гамма цветов. Кровать под тёмно-зелёным балдахином, по краю которого была окантовка из неизвестных мне цветов, была достаточно широкой, чтобы на ней могли разместить мы с Яном и Даром вместе, да ещё и место останется. Застелена кровать была плотным золотым покрывалом, не мягким, но и не жёстким на ощупь. Пол покрывал пушистый светло-зелёный ковёр. Ещё кроме кровати в комнате был небольшой комод и туалетный столик с большим зеркалом, по обе стороны от которого на стенах находились светильники, в данный момент испускающие тёплый желтоватый свет, отчего комната становилось какой-то волшебной.
   Осмотревшись, я заметила две двери и, подумав, наугад открыла левую. Заглянув внутрь, убедила, что не ошиблась и шагнула в ванную, прикрыв за собой дверь. Прикрыла - и осталась стоять, приоткрыв рот от удивления, благо никто этого не видел. Кроме несомненного наличия водопровода, комната поражала воображение не только усовершенствованием этого открытия, но и наличием огромной ванны из белого мрамора.
   Вообще тут присутствовал в основном белый цвет с редким добавлением синего и чёрного (к слову, чёрным был пол, причём абсолютно нескользким). У входа стоял шкаф из светлого дерева, заглянув в который я обнаружила несколько широких мягких полотенец, простынь (хотя для чего она нужна, понятия не имела) и большой синий халат. Возле шкафа находилась небольшая скамеечка, куда я сложила все свои грязные вещи, намереваясь их позже постирать. Здесь же оставила и сапоги, предварительно собрав всё ранее спрятанное оружие и отложив его в сторону. Подойдя к ванной, обратила внимание на две одинаковые трубки, опускающиеся в неё. Сверху на трубках было что-то вроде кранов, открутив которые, как я поняла, и можно добиться появления воды. Чем я и занялась, пока не достигла оптимальной температуры воды, наполняемой ванну.
   Повернув голову, заметила справа широкие полочки, на которых стояли какие-то баночки и мочалки. По запаху определив, где тут мыло, я взяла его и мочалку и поставила около ванной, наконец-то опустив своё усталое тело в ласковые объятия горячей воды, медленно приносящей облегчение. Откинув голову на прохладный бортик, я расслабилась, наслаждаясь тишиной, прерываемой только успокаивающем звуком журчащей воды.
   Надеюсь, что не засну...
  
  

Глава 3 (19) Новые знакомства

  
  
  
   Разобрав свои вещи, я разложила их на кровати и заколебалась. Руки непроизвольно потянулись к платью, подаренному мне в пустыне на день рождения, и я поймала себя на мысли, что хочу его одеть. А ведь оно у меня первое после длительного перерыва, когда я могла думать только о тренировках, а уж никак не о том, чтобы красиво выглядеть.
   Поколебавшись ещё несколько минут, я всё же усилием воли повесила платье в шкаф, облачившись в лёгкие чёрные штаны и свободную тунику светло-зелёного цвета. Ещё большее усилие мне понадобилось для того, чтобы оставить мечи в комнате, но лёгкий кинжал всё же занял своё место в правом сапоге. Единственное, я не стала заплетать волосы, оставив их распущенными и, расчесав, закинула за спину.
   Кинув мимолётный взгляд в зеркало, с удивлением отметила разительные перемены во внешности и взгляде. Лицо немного похудело и его черты стали более выразительны, слегка отросли волосы. Фигура почти не изменилась, только мозоли на руках стали жёстче, а движения стали ещё экономнее. А вот выражение глаз поменялось: ушла детская наивность, оставив после себя воинское спокойствие пополам с женской лукавинкой. А ещё появился какой-то глубинный блеск, причины появления которого всё ещё приводили в смятение.
   Улыбнувшись своему отражению, я вышла из комнаты и, помня рассказ управляющего, спустилась на второй этаж в столовую. Слуги заканчивали сервировку, а Дар, уже находившийся тут, беседовал у окна с Ристаном, успевшим привести себя в порядок. Увидев входящую меня, Дар улыбнулся и, оставив друга, подошёл ко мне. Склонившись, он запечатлел легкий поцелуй на моей руке и проводил к столу, усадив по правую руку от себя самого. Ристан тоже подошёл к столу и сел слева от Дара, но не обращал на нас внимания, воюя с мантией, которая никак не желала распрямляться.
   - Ты прекрасно выглядишь, - тихо сделал мне комплимент Дар.
   - Сначала я думала надеть платье, но решила, что не стоит, - вырвалось неожиданное признание.
   - Мне жаль, что ты так подумала. Я помню, как ты выглядишь в платье - словно богиня, сошедшая с небес. И могу только надеяться, что когда я вернусь, ты наденешь для меня платье. Пожалуйста, - закончил он, подкрепив просьбу обворожительной улыбкой и я не нашла в себе силы ему отказать.
   Пока мы разговаривали, в столовую спустились друзья Дара, Натимер и Оллегат, а сразу за ними вошёл Ян. Брат сел за стол рядом со мной, а мужчины расположились напротив. Убедившись, что все в сборе, Дар приступил к трапезе, первым начав разговор:
   - Друзья, мне бы не хотелось, чтобы возникшие недоразумения омрачили наши отношения. Позвольте заново представить вас друг другу. Виконт Ристан Ферингер (черноволосый маг был на целую голову ниже Дара, более щуплый, но в светло-карих глазах светился недюжий ум), граф Наттимер Тарриус (тоже кареглазый и темноволосый, что говорило о его принадлежности к народу варнов, но очень живой парень. Судя по взглядам, бросаемым на меня, ловелас ещё тот) и герцог Оллегат Майтнер (высокий шатен с глазами цвета оникса, он производил впечатление серьёзного молодого человека, привыкшего к ответственности). Мои друзья из мира Арданат - лорд Янникар Карди, леди Нариса Карди.
   - Леди, приношу Вам свои глубочайшие извинения за ту неприятную сцену в Вашей спальне, - извинился передо мной лорд Ристан.
   - Я прощаю Вас, - улыбнулась я. - И тоже приношу извинения за свои действия магического характера.
   - У Вас хорошая реакция, - похвалил он.
   - Кстати, Рист, а как это ты сам не снял заклинание леди Нарисы? - повернулся к другу Оллегат.
   - Потому, что не сразу разобрался с матрицей, - буркнул Ристан. - А когда смог найти лазейку, меня уже разморозили
   - Леди Нариса сильнее тебя? - заинтересовался Наттимер, не отрывая от меня заинтересованного взгляда.
   - Нет, не сильнее. По крайней мере, пока, - ответил Ристан, бросив на меня непонятный взгляд. - У нас разные школы, да и девушку хорошо тренировали.
   - Но...? - впервые подал голос Ян.
   - Что, но? - переспросил Ристан.
   - В вашем голосе я явно услышал "но". Вот и спрашиваю, что Вас смутило?
   - Да не смутило... Я чувствую у Вашей сестры огромный потенциал, уж поверьте моему опыту, но ощущение, словно она привыкла защищаться или нападать, а системы при этом нет. Я, наверное, непонятно объясняю, простите.
   - Да нет, Вы правы, - признал Ян. - Нари учили дома.
   - А кто учил, Вы? - с любопытством посмотрел на него Ристан.
   - И я, и мой, вернее, уже наш Наставник, и мой отец.
   - Интересно..., - пробормотал маг, задумавшись.
   - Настолько, что согласишься позаниматься с девушкой? - невинно изрёк Дар и на него пристально уставились четыре пары карих глаз.
   - Зачем тебе это? - серьёзно спросил Оллегат, пока маг раздумывал.
   - Я завтра уезжаю, - сказал Дар и его словам никто, кроме Яна, не удивился. Значит, друзья не просто всё знают, но, как мне кажется, именно они принесли ему весть от отца. - Понятия не имею, как надолго. И как гостеприимный хозяин, не могу позволить, чтобы мои гости скучали. Поскольку я уверен, что Рист сейчас свободен, он вполне может дать Нарисе несколько уроков магии, не так ли, друг?
   - Конечно, - заверил того маг и повернулся ко мне. - Леди, я буду счастлив помочь Вам расширить круг своих талантов.
   Я благодарно улыбнулась, украдкой вздохнув. Всё это плетение словесных кружев с непривычки утомляло. Как же проще было там, в том мире, без всяких этих реверансов и взаимных пикировок.
   - Мне кажется, будущие учитель и ученица вполне могут общаться менее официально, - подмигнул мне Дар. Неужели услышал, о чём думаю? Или...?
   - Согласен, - расцвёл улыбкой Ристан и, перегнувшись через друга, протянул мне руку: - Зови Ристом и на "ты", терпеть не могу всякие церемонии.
   - Нариса, - я пожала его руку.
   - Уверен, что уедешь надолго? - обратился к Дару Ян.
   - Да, друг. Может быть, всего на пару месяцев, а может, что и дольше.
   - Наша помощь нужна? - без улыбки спросил брат.
   - Нет, Ян, сейчас я сам. Спасибо, - благодарно кивнул Дар.
   - Мы останемся здесь? - уточнила я.
   - Да, Нари. Но не волнуйся, мои друзья не дадут вам скучать.
   - Это уж точно, - подмигнул мне Наттимер.
   - Нат, не забывайся, - холодно одёрнул парня Дар, получив в ответ невинное выражение лица друга. - Я не шутил в своём предупреждении.
   - Я прослежу, - не понятно для нас с Яном заверил друга Оллегат, после чего Дар успокоился.
   Ужин подошёл к концу. Отодвинув мне стул, Дар что-то прошептал подошедшему управляющему и тот с поклоном удалился. Я заметила, что Наттимер и Оллегат о чём-то спрашивают Яна и брат им спокойно отвечает, но хмурится - видимо, предмет разговора ему не по душе. Но вмешиваться не спешила, да и Дар отвлёк меня вопросом.
   - Сильно устала?
   - Нет, всё хорошо. Ты что-то хотел?
   - Да, сейчас узнаешь, - Дар бросил мимолётный взгляд на выход из столовой, где снова стоял управляющий, и посмотрел на разговаривающих друзей: - Эй, Ян, оторвись-ка от этих охламонов и пошли с нами.
   В сопровождении брата, молодых варнов и дворецкого мы с Даром сошли в холл, где, обогнав нас, Рикст встал во главе шеренги слуг. Видимо, так приказал Дар, потому что, как подсказывала память предков, дворецкий (он же управляющий) выше рангом и никогда не представляется гостям вместе со всеми слугами.
   - Я представляю вам моих дорогих гостей - леди Нариса Карди, лорд Янникар Карди. Все их желания должны выполняться с таким же рвением, как вы выполняете мои. Это понятно?
   - Да, Ваша Светлость, - нестройный ответ.
   - Нари, Ян, через день в замок прибудут ваши личные слуги и ещё несколько нужных персон, но с ними вас уже познакомят Нат и Легат. А пока... Это Барбара (миловидная девочка лет пятнадцати, меня сразу привлекло невинное выражение её глаз), она будет твоей служанкой, Нари, на первое время. Ян, это Бонар (парень чуть постарше Барбары, но преисполненный собственной важности), он побудет твоим камердинером. Можете идти, разбирать вещи своих господ, - обратился к ним Дар.
   - Далее, это Марион, замковая повариха. Поверьте, ребята, лучше её никто не готовит, - представив нам полную женщину лет сорока, с очень добрым лицом и широкими ладонями, Дар ласково ей улыбнулся. Она улыбнулась в ответ, окинув нас взглядом, в котором явно читалось желание откормить до своих размеров.
   - Ну и, наконец, это управляющий Рикст, я вам его уже представлял, в его прямые обязанности входит обеспечение моим гостям комфортного проживания в замке. Надеюсь, что ты меня не подведёшь.
   - Разумеется, Ваша Светлость, - последовал невозмутимый ответ.
   - Ну и отлично. Тогда можете быть свободны. Ян, Нари, идёмте дальше.
   - Покажешь замок? - спросил брат.
   - Нет, этим займёмся позже. А сейчас представлю вас капитану своей стражи, чтобы потом у вас не было с ним проблем. Тем более, причину его отсутствия при нашем въезде в замок я пока не услышал.
   Во внутреннем дворе было шумно, слуги быстрым шагом перебегали из одного помещения в другое, словно приезд лорда заставил их проснуться и активизироваться. На нас они не косились, по крайней мере, прямых взглядов я не замечала, а просто огибали, как препятствие на пути. Мы же под предводительством Дара направлялись к казармам, в которых и размещалась охрана. Когда до них оставалось несколько метров, навстречу лорду выбежал подтянутый мужчина в облегчённых доспехах, ростом с Яна, русоволосый, усатый и с пронзительным взглядом синих глаз. Добежав, он вытянулся перед Даром и, отдав ему честь прижатым к груди кулаком и поклоном головы, доложил:
   - Ваша Светлость, за время вашего отсутствия на вверенной мне территории происшествий не было. На границах герцогства всё спокойно, старосты деревень жалоб не давали.
   - Хорошо, капитан. Почему нас не встретили? - Дар говорил уверенно, как тот, кто привык повелевать, и мне было немного не по себе. Я привыкла к другому Дару, доброму и заботливому, а этого словно приходилось узнавать заново. Вот только времени на это у меня не было.
   - Прошу прощения, Ваша Светлость, я лично делал объезд восточной границы и вернулся всего полчаса назад, - склонил голову капитан.
   - Что-то случилось? - спросил Дар.
   - Дело в том, что Брайан неделю назад обнаружил в лесу дохлую лисицу, затем через несколько дней ещё одну и заподозрил браконьеров. Но сейчас всё тихо, больше таких случаем мы не выявляли, но продолжаем наблюдать.
   - Хорошо, - кивнул Дар. - Капитан, я завтра уезжаю в столицу на неопределённый срок. Вам в обязанности вменяется обеспечение безопасности моих гостей. Нари, Ян, знакомьтесь - капитан замковой стражи Альберт Байгур. Лорд и леди Карди, гости замка Кортас. Я ведь могу положиться на вас, капитан Байгур?
   - Непременно, Ваша Светлость, в замке ваши гости в полной безопасности, - заверил его капитан.
   - Свободен, капитан, - отпустил вояку Дар.
   - Ну что, показать вам замок? - повернулся в нам друг.
   - Нет, вы как хотите, а я предпочёл бы поспать, - я видела, как брат украдкой зевал, так что этому его пожеланию никто не удивился. - Да и успею ещё тут всё изучить.
   - Как пожелаешь. Эй, там, проведите лорда Карди в его покои, да побыстрее, - приказал слугам Дар.
   Брат ушёл, и Дар посмотрел на меня:
   - Не хочешь последовать его примеру?
   - Не уверена, что сейчас засну, - честно призналась я.
   - Тогда идём в мой кабинет, - и, позвав за собой друзей, Дар снова повёл меня в замок.
   Его кабинет на третьем этаже выполнен в сугубо мужском интерьере. Тёмная мебель, лаконичные светильники на стенах, золотисто-коричневые шторы на окне, золотисто-бежевые тканевые обои, мягкий ковёр на полу. Несмотря на строгий интерьер, кабинет выглядел очень тёплым и уютным, а кресло, в которое меня усадил Дар, мягким и словно бы подстраивающимся под меня. Сам хозяин кабинета, отдав какой-то приказ слугам, сел за свой рабочий стол, а его друзья привычно расселись по другим креслам.
   Все молчали. То ли не хотели начинать разговор, то ли что-то ожидали. Тишина не давила, но некая неловкость всё же присутствовала.
   - Ладно, раз никто не хочет начинать, начну, пожалуй, я, - наконец после пяти минут тишины высказался Ристан и пристально уставился на Дара. - Давай, рассказывай, как ты нашёл Алиану, кто они (кивок в мою сторону) такие и почему ты хочешь, чтобы я стал её учителем?
   Дар по-прежнему молчал, не спеша посвящать друзей в своё путешествие по Арданату. Только когда раздался лёгкий стук в дверь, и служанка принесла бокалы с терпким (мой нос аж затрепетал от этого запаха) горячим вином, он заговорил, но обратился ко мне, а не к другу:
   - Выпей, это молодое вино с пряностями, поможет снять усталость и успокоит нервы.
   - Скандар! - рыкнул Оллегат.
   - Не надо на меня рычать, я и сам это умею и получше некоторых. Кроме, разве что Нари, - он улыбнулся мне, одобрительным взглядом провожая глоток вина, что я сделала. - Но раз уж вам так не терпится, слушайте.
   Пока Дар рассказывал друзьям перипетии освобождения Алианы, я потягивала вино, наслаждаясь его букетом аромата и вкуса и чувствуя, как постепенно приходит расслабление и нега. Причём, как я заметила, вино абсолютно не туманило мозг, не ощущалось также и лёгкого опьянения. Наоборот, было легко, спокойно, хотя спать по-прежнему не хотелось. И оставалось только прислушаться к рассказу Дара, временами удивляясь тому, что всё это произошло с нами.
   По завершении повествования я заметила, что Дар не упомянул ни личные моменты, ни тот факт, что мы с Яном являемся оборотнями. Почему? Неужели кто-то из моих сородичей в этом мире враги его друзьям? Или тут иная причина? Странно...
   - Как Алиана? - участливо спросил друга Оллегат, и я впервые с момента нашего знакомства с ребятами задумалась о том, откуда, собственно говоря, друзья Дара знают маленькую девочку - айрану? Случайное знакомство? Ох, что-то не верю я в случайности. Да и говорят они о ней с такой теплотой, словно она им всем близка, словно... младшая родственница...
   - Бодра и весела, - тем временем ответил Дар, улыбаясь воспоминаниям о малышке. - Совершенно не переживает о своём похищении, да и мало что о нём знает.
   - Значит, вы так и не нашли того, кто стоял за похищением? - уточнил Наттимер.
   - Нет, не узнали. А вообще, честно говоря, Алиану мы нашли во многом благодаря маме Нари и помощи Яна - сам бы я вряд ли отыскал малышку так быстро, - вдруг признался друзьям Дар. Я удивлённо на него посмотрела, но промолчала.
   - А кто у Нарисы мама? - полюбопытствовал Нат, кинув на меня многозначительный взгляд.
   - Это неважно, - отрезал Дар.
   - Правильно, - кивнул Ристан и когда на него обратились четыре пары удивлённых глаз, пояснил свою фразу. - Меня больше занимает вопрос, кто она? - и он посмотрел на меня.
   - А что тебя смущает? - повернувшись к нему, впервые подала голос.
   - Твоя аура, - Ристан говорил со мной, но к его словам прислушивались и Наттимер с Оллегатом, тогда как Дар просто наблюдал за нами, слегка прикрыв глаза. - Она не похожа на ауру человека, даже с учётом того, что ты из другого мира.
   - И какая же она? - заинтересованно спросил Нат. Мне тоже было интересно, потому как собственную ауру я видеть никак не могла, а никто никогда мне о ней не говорил.
   - Слишком яркая, я бы сказал, живая, пульсирующая. Ты маг, сильный маг, и мне будет неимоверно интересно с тобой позаниматься. Но есть что-то ещё, только я не могу понять, что именно, - нахмурился Рист.
   - Я - оборотень, - просто призналась я, искренне веря, что даже если друзья Дара имеют что-то против таких, как я, в его замке они не посмеют меня тронуть. И вера эта в моём сердце была крепче гранита. - И мой брат тоже.
   - Я видел ауры оборотней нашего мира, причём всех ипостасей, и если бы ты не призналась, ни за что б не причислил тебя к ним. Такой яркой ауры я ещё ни у кого не встречал, - задумчиво сказал Рист, а я тихо порадовалась, что мои стражи оказались напрасными - похоже, никто из ребят не против меня и Яна из-за нашей сущности.
   "А ещё моя мама - богиня Смерти", - подумала я. - "Только вам об этом не следует знать. Пусть это и объясняет все вопросы".
   - Нари, я думаю, что ты устала больше, чем пытаешься нам показать, - мягко намекнул мне Дар.
   Понимая, что он прав, я отставила пустой бокал (даже не заметила, когда успела допить вино) и, пожелав всем спокойной ночи, вышла из кабинета. А в моей комнате меня ждал сюрприз: Барбара, служанка, которую ко мне приставил Дар, дожидалась меня, сидя на стуле в спальне и вскочила, едва заслышав мои шаги. Присев в низком реверансе, она указала мне на разложенные на кровати пеньюар и лёгкий халатик и, не слушая мои возражения, стала помогать раздеваться. Конечно, я могла бы пресечь это, но... почему-то не хотелось ругать эту девушку, ведь ничего, кроме желания услужить, в её лице я не видела.
   Перебарывая стеснительность, я позволила Барбаре себя раздеть (едва успев от её глаз спрятать нож, вытащенный из голенища сапога), а затем надеть на меня пеньюар и халатик. Затем служанка усадила меня перед трюмо и легкими движениями расчесала мои волосы так, что они стали блестеть. В своё время я их подрезала, но только сейчас обратила внимание на то, как они выросли, уже наполовину закрывая спину. И теперь видела искреннее восхищение на лице Барбары, когда она проводила щёткой по моей светло-золотой волне.
   Аккуратно сложив мои вещи, немногословная девушка снова присела в реверансе и, пожелав мне приятных снов, вышла их моих покоев. Оставшись одна, я какое-то время постояла у окна, наблюдая за редкими движениями варнов внизу, а затем, сняв халатик и бросив его в изножии кровати, забралась на мягкие простыни. Лёгкое, как пух, одеяло, нежно прикрыло меня сверху, ласково касаясь кожи и обещая только сладкие сны.
  
  
   Два часа спустя я осознала, что, несмотря на то, что организм ощущает усталость и сонливость, заснуть не получается. Покрутившись на кровати, полежав и так, и эдак, ещё через час окончательно смирилась с игнорированием меня Шибала (божок сна, по давним верованиям оборотней) и встала. Накинув халат, подпоясавшись и обнаружив стоящие возле кровати тапочки, решила прогуляться по замку, благо ночное зрение меня никогда не подводило.
   Выйдя в коридор, я обратила внимание на то, что он освещён странными кристаллообразными светильниками. Покрутив головой по сторонам, решила вначале пойти направо до конца коридора, а затем, если не найду ничего интересного, вернуться назад и спуститься на нижние этажи.
   Неслышно идя по коридору, я прислушивалась к окружающей тишине, но никаких подозрительных звуков из-за находившихся по обе стороны дверей не раздавалось. Коридор, к моему сожалению, закончился тупиком, правда, с разветвлением в две ниши, не имеющие освещения. Моё ночное зрение, пропавшее при светильниках, снова появилось и благодаря нему я приметила, что левая ниша была пустой и декоративной, а вот правая... правая интриговала.
   То, что на первый взгляд казалось нишей, на самом деле оказалось узким ходом с крутыми ступенями, ведущими вверх. Проиграв собственному любопытству, я стала осторожно подниматься по ступеням, которые образовывали как бы спираль, и только когда они (ступени) закончились, поняла причину этого - они вели на небольшую смотровую площадку на само верху башни донжона.
   Выйдя из-под сени коридора на пространство площадки, первое, что бросилось в глаза - огромнейшая луна, нависающая, казалось, аккурат над башней. Сразу возникло ощущение, что её свет словно обнимает меня, ласкает метущуюся душу и застоявшуюся вторую ипостась. Луна не укоряла, скорее, по-матерински журила, и под её ласковым взором я вдруг вспомнила, как долго не выпускала сестрёнку и мысленно извинилась перед Рисой.
   - Я не виню тебя, сестра, - мягко ответила мне она. - К тому же мы давно стали одним целым и мне уже не надо часто оборачиваться.
   - Правда? Это значит, что мы с тобой подросли? - уточнила я.
   - Ну, можно и так сказать, - усмехнулась Риса.
   - Но я всё равно попрошу Дара что-то придумать. Не хочу отказываться от оборота на всё время его отсутствия.
   - Мы не хотим, - поправила меня сестрёнка, улыбнувшись.
   Словно подслушав наш разговор (а может, так и было), красавица - луна продолжала нежно глядеть на меня, с одобрением и бесконечной любовью. Я тоже не отрывала от неё взгляда, заряжаясь её светом, а потому голос, раздавшийся справа от меня, заставил вскрикнуть и резко повернуться.
   - Она прекрасна! - Незамеченный мною, у парапета площадки стоял Дар, тепло улыбаясь. - Прости, Нари, я не хотел тебя напугать. Просто я часто стою вот так, любуясь луной, ночью и спокойствием окружающей природы. Не спится?
   - Да, знаешь, и вроде устала, и организм спать хочет, а заснуть не получается, - вздохнула я и, подойдя, облокотилась на парапет рядом с Даром, только уже смотря не на луну, а в ночную даль. - Тут красиво.
   - Это самое спокойное место в замке. - Дар тоже развернулся, что-то пристально рассматривая во мраке. Его глаза светились в темноте бирюзовыми звёздами, и я с усилием отводила от них взгляд.
   Луна немного сместила своё положение и осветила лес слева от замка, серебристым блеском отразившись в водной глади реки, протекающей чуть западнее леса. Мы, как зачарованные, наблюдали эту картину и очнулись только тогда, когда в тишине раздалась перекличка сменяющейся стражи.
   - Дар, я хотела попросить тебя решить проблему с моим и Яна оборотом, - тихо подала я голос.
   - А в чём проблема? - озадачился он, развернувшись ко мне вполоборота.
   - Я переживаю, как отнесутся твои вассалы к тому, что мы оборотни и время от времени будем оборачиваться, - я слегка замялась, но решила пояснить до конца. - Сестрёнка, конечно, заверила, что в частом обороте уже нет надобности, но я не собираюсь запирать её в своей человеческой ипостаси на всё время твоего отсутствия.
   - Не волнуйся, Нари, я прикажу, и вас с братом будут выпускать из замка по первому требованию, - успокоил меня Дар. - Да, и не стесняйся по любым вопросам обращаться к Нату, Легату или Ристу - не смотря на некоторые их недостатки, они верные друзья.
   - Спасибо, - благодарно улыбнулась ему.
   Мы замолчали, снова устремив взгляды в завораживающую темноту ночи. Тихонько шелестели кроны деревьев, в высокой траве мелодично пели сверчки, а то тут, то там в воздухе носились летучие мыши, вылавливая неосмотрительных комах. Я чуяла наличие множества зверья в близлежащих лесах и Риса довольно щурилась, предвкушая весёлые игры с ними.
   - Как хорошо, - услышала я довольный голос Дара.
   - Свежо, - добавила я без всякой задней мысли.
   - Замёрзла? - забеспокоился Дар, внимательным взглядом пройдясь по моему одеянию и тапочкам и, нахмурившись, буркнул себе под нос. - Неудивительно.
   А затем, оттолкнувшись от парапета, резким движением обнял меня, прижав спиной в своей груди. Я вздрогнула от неожиданности.
   - Ш-ш-ш, не бойся меня, я хочу только согреть, - успокаивающий шепот раздался прямо у меня над ухом, пошевелив лёгкие волоски на виске, от чего толпа мурашек пробежала у меня по рукам и спине. И, похоже, Дар не правильно понял, о чего они, потому что положил свои горячие руки на мои в попытке согреть. - Я никогда не смогу причинить тебе боль, Нари.
   - Я знаю, - кивнула я, не спеша вырываться из его объятий. Зачем, если я чувствую, что Дар говорит правду, а мне самой так тепло и уютно в его объятиях и совсем не страшно.
   Он мог быть мне братом... если бы не то чувство, что уже давно зрело в глубине моей души. Мог стать палачом... но стал спасителем, даже не подозревая об этом. И сейчас, ощущая жар его тела, затылком чувствуя его дыхание и будучи словно в коконе его запаха, током бьющего нервы, как откровение выше знала, что так правильно, так должно быть. И это знание удовлетворяло и Рису, давно принявшую Дара как часть себя. А уж не доверять сестрёнке...
   - Нари, а могу я спросить, как зовут твою волчицу, - слегка неуверенно, что слышалось в его голосе, спросил он.
   - Её зовут Риса, - просто ответила я, принимая его право знать это.
   Первое право, которое я ему давала, и Дар это мгновенно понял.
   - Спасибо, - он крепче (хотя казалось, что дальше некуда) обнял меня, словно вжимая в себя. - А знаешь, я так и не успел поговорить с Яном.
   - Брат не против, - хмыкнула я, прекрасно понимаю, о чём он. - Если бы он был против тебя, он бы уже давно был тут.
   - Вы чувствуете друг друга? - удивился Дар.
   - Конечно, только не постоянно, а когда ощущаем сильные эмоции. И, конечно, расстояние тоже влияет, - пояснила я. - У нас вообще очень сильна родственная связь, насколько я знаю, это один из даров предка - бога.
   - Иногда ты так сильно удивляешь меня, - со смешком в голосе хмыкнул Дар. - Подумать только, я посмел влюбиться в правнучку бога.
   - Ты... любишь меня? - прошептала я, не смея верить в его слова.
   - Люблю, - твёрдо сказал он, но едва я попыталась заговорить, прервал. - Нариса, послушай меня. Я не буду на тебя давить, не буду требовать от тебя каких-то ответов или поступков, к которым, как я знаю, ты совсем не готова. Да и смысл сейчас чего-то добиваться, если я уезжаю и не знаю, как скоро вернусь? Просто это чувство, оно зародилось так давно, что я еле сдерживался, чтобы не признаться тебе. Может быть, всё не вовремя, возможно, ты никогда меня не полюбишь, но я больше не могу держать это в себе. Я люблю тебя, люблю твою улыбку, твой редкий смех, твою робость и отвагу. Люблю наблюдать, как твои глаза в гневе стают стальными, словно обоюдоострый клинок, готовый вонзиться во врага, а когда тебя что-то радует, они сверкают как два серебряных озера с пляшущими, словно блики, смешинками. Я люблю тебя всю, какая ты есть, и не откажусь, если только ты позволишь мне быть с тобой рядом.
   Я слушала слова, которые мне говорил Дар, слушала его голос, интонации, пытаясь найти подтекст и не находя его - была только искренность и неприкрытая правда. Он раскрыл передо мной душу, не требуя ничего взамен, а я... А я была уверена, что когда-то смогу рассказать ему всё, что мне пришлось пережить. И, возможно, больше.
   Развернувшись в его объятиях, подняла голову и несколько минут пристально всматривалась в его глаза. Даже не знаю, что пыталась в них найти. А затем приподнялась на цыпочки и легко прикоснулась губами к его губам.
   - Я не буду сейчас ничего говорить, - выдохнула я ему прямо в губы. - Я...
   - Не надо ничего говорить, - мягко оборвал меня Дар, не отрывая взгляд от моих губ. - Я сам узнаю всё, что ты не готова сказать вслух.
   И поцеловал, сперва легко, легче пуха или прикосновения крыла бабочки, а едва я ответила на его поцелуй, добавил в него нотку жажды и страсти, одной рукой зарывшись в мои волосы, а второй обхватив меня за талию. И вовремя, потому как у меня подкосились ноги и только объятия Дара удерживали меня вертикально.
   Он не принуждал, он просто целовал так, что не хотелось отрываться. Смакуя мои губы словно изысканное вино, которым невозможно напиться, заставляя моё тело плавиться, кожу гореть огнём, а кровь закипать лавой. Осмелев, я потянулась рукой к его волосам, запутавшись в их шелке, и он застонал прямо мне в рот, чем словно ещё больше оголил мои чувства. И я тогда впервые поняла, что могу не только получать удовольствие от ласк Дара, но и ему приятно от моих действий. И в этом нет ничего отталкивающего или плохого - и я была благодарна Дару за это открытие. А потому, улыбнувшись, снова погладила его затылок, чувствуя, как мужчину в моих объятиях сотрясает небольшая дрожь. Впрочем, и я сама недалеко от него ушла.
   - Мне очень тяжело от тебя отрываться, - прошептал Дар, когда спустя, казалось, вечность мы оторвались друг от друга. - Но как бы я не хотел вот так стоять, обнимать тебя и целовать, но у меня есть обязанности, невыполнение которых грозит мне неприятностями. Не спрашивай меня сейчас ни о чём, Нари, я обещаю, что когда придёт время, я все тебе расскажу. А пока позволь я провожу тебя в твою комнату.
   Он взял меня за руку и потянул в тот самый ход, через который я прошла сюда, поддерживая и направляя. Я не стала напоминать Дару, что тоже всё прекрасно вижу, а просто следовала за ним. Мужчина сдержал своё слово, проводя меня до двери комнаты, и остановился, словно не в силах отпустить мою руку. Неловкость повисла в воздухе.
   - Береги себя, - робко улыбнувшись, пожелала я Дару, подняв на него глаза.
   - Обещаю, - он тоже улыбнулся и, притянув меня к себе, чмокнул в нос. - Не шали тут без меня, красавица, оставь что-то и по мою душу.
   Я засмеялась и покачала головой, не в силах дать такое обещание.
   - Ладно, тогда хотя бы не сильно мучай моих друзей, они в целом неплохие ребята, - попросил он.
   - Обещаю оставить их в живых, - рассмеялась я.
   - И на том спасибо, - притворно буркнул он.
   Я улыбнулась и снова легонько коснулась губами его губ, прощаясь и обещая. И он понял, улыбнулся и отстранился.
   - Спокойной ночи, Нари, - отпустив меня, Дар отошёл на шаг, позволяя уйти в свою комнату, и только грусть в его глазах говорила, как непросто ему даётся его внешнее спокойствие.
   - Спокойной ночи, Дар, - мне тоже было грустно, ибо этот мужчина как-то незаметно стал большой частью меня. Частью моей души.
   И только уходя в свою спальню в надежде хотя бы немного поспать за всю эту странную ночь, я услышала едва различимый шёпот удаляющегося Дара, который, как я думаю, не хотел бы, чтобы я услышала это, но благополучно забыл про мой острый слух. Он прошептал:
   - Интересно, как сильно отец будет против разрыва моей помолвки?
   Царапины, оставшиеся на косяке моей двери, были случайностью. В смятении я даже не замечала волчьих лап и когтей вместо рук. Как не замечала и редких слезинок, выкатившихся из уголков глаз. Слишком больно...
  
  
  

***

  
  
   Сидя на дереве и крепко держась за ветку над головой, Тэй внимательно изучил здание старого храма, построенного в ущелье прямо перед ним. Тэй видел, что добраться туда будет нелегко: он чуял хищников, притаившихся в дебрях лесов, окружающих заброшенный храм. Но кроме хищников сложным путь делало и отсутствие какой-либо дороги, тропы или тропинки, по которой можно было хоть как-то выйти к храму. А значит, придётся довериться чутью.
   Запомнив ключевые точки расположения конечной цели, Тэй спустился с дерева и вернулся в лагерь. Его спутники уже собрали все вещи, за исключением его собственных, и сейчас сидели у потухшего костра в ожидании новой информации. Мужчина не заставил их долго ждать.
   - Что ж, ребята, дальше идти будет ещё сложнее, - сев на бревно рядом с Ладиром, начал он свой рассказ. - Спуститься в ущелье можно: стена не слишком отвесная, уступов и выступов хватает. Да и верёвок, я думаю, у нас хватит. А дальше придётся прорубаться сквозь лес.
   - Прорубаться?! - с ужасом воскликнул Логавэль, а его брат Рониэль просто подскочил и сжал кулаки.
   - Спокойнее, Вель, Рон. Я имел в виду, что там много хищников. И так или иначе, но дороги к храму нет, и я уверен, легко к нему нам пройти не дадут.
   - Мы все не только маги, но и воины, - спокойным, даже несколько отрешённым голосом напомнил Тэю Лад.
   - Сейчас вы - только воины, - в ответ напомнил ему Тэй. - Надеюсь, этого хватит.
   - А ты...? - поинтересовался у Тэя Фраар, смотря на парня из-под хмурившихся кустистых бровей.
   - Только в крайнем случае, - Тэй откинул со лба длинную чёлку чёрно-серебристых (или седых?) волос и усмехнулся, вкладывая в усмешку всю свою готовность к действию.
   - Идемте, - с бревна резко поднялся шестой их спутник, доселе молчавший. - Нам надо попасть в храм до заката.
   - Почему Калиданис всегда высказывается последним? - пробурчал себе под нос Фраар, но, тем не менее, споро направился за своими спутниками.
   Пока Тэй, Калиданис и Лад, как самые сильные, привязывали верёвки, Вель, Рон и Фраар осматривали ущелье. Эльфы с их острым зрением понимали, что Тэй прав, а потому неосознанно касались луков у себя за спиной. Гном же и так не расставался со своей секирой, баюкая её в руках.
   - Готово, - оповестил их Тэй, и близнецы с Фрааром подошли к остальным.
   Их было решено спустить первыми, тогда как Тэй, дракон и крылат будут страховать сверху. Проблема была в том, что гном своими коротенькими ножками не доставал до скалы, а потому дракону пришлось обвязать его верёвкой и спускать вниз на весу. А вот эльфы легко ползли вниз по скале, лишь изредка придерживаясь за верёвку.
   Пока спускались Тэй, Лад и Калиданис, эльфы внимательно осматривали все подступы к лесу, но пока на них не спешили нападать. Гном тем временем с интересом прислушивался к скале и довольно щурился, скрывая улыбку. Но едва его спутники оказались внизу, тут же подошёл к ним.
   - Вперёд. - Приказал Тэй, проводник и командир отряда, и первым направился в лес, аккуратно огибая ветки деревьев и кустарников.
   Шедшие за ним Вель и Рон переглянулись - их по-прежнему удивлял их спутник, словно эльф, бесшумно проходящий через лес, не тревожащий его покой. Но близнецы не торопились задавать вопросы.
   Путники, напряжённо осматриваясь, продолжали путь через лес. Тэй чувствовал, что большинство хищников, ощущая природу его и Калиданиса, не спешили связываться с чужаками. Но всё же около десятка крупных голодных особей крутились поблизости, принюхиваясь и присматриваясь.
   Им тоже было интересно - последний раз двуногие ступали в их лес десять лет назад.
   Тэй вёл своих спутников дальше, ориентируясь на северо-восток, при этом чутко присматриваясь к окружающему пространству. И только поэтому смог вовремя пригнуться, пропуская над собой тело огромного зверя, резко выпрыгнувшего из ближайших зарослей.
   Мгновенно встав в стойку, мужчина услышал одновременный удивлённый возглас эльфов и прекрасно их понимал: саблезубые тигры считались вымершим видом хищников, и вероятность встречи с ними даже в самой непроходимой чаще была меньше одного процента. Тем удивительнее видеть этого опаснейшего хищника напротив себя.
   Тигр, приземлившись в нескольких метрах от Тэя, мгновенно развернулся и зарычал, оскалив внушительные клыки. Это был крупный самец, в холке высотой с самого Тэя, так что ситуация не понравилась никому из спутников. Вот только тигр и не смотрел ни на кого, кроме Тэя.
   Два вожака не поделили территорию...
   Тигр атаковал, стремительно набросившись на то место, где ещё секунду назад находился Тэй, но только неудачно клацнул челюстями по воздуху, а в следующую секунду получил колотую рану в бок - Тэй оказался быстрее массивного зверя. Рыкнув, хищник стал осторожно обходить своего противника, выискивая возможность для удачного прыжка, но мужчина не собирался ошибаться. Потеряв терпение, зверь прыгнул, стараясь зацепить мужчину, но смерч мечей, стеной защищавших своего хозяина, не давал хищнику добраться до своей жертвы. Эта игра длилась и длилась, не давая преимущества никому из противников. Спутники Тэя, повинуясь его жесту, не вмешивались, только следили за другими хищниками, бродившими поблизости.
   Тигр, уже наполовину вымазанный собственной кровью, вытекающей из многочисленных порезов на лапах и боках, стал уставать, но не собирался отступать от неожиданно оказавшимся сильным конкурента. Тэй, не получивший ни одной царапины, не считая порванной рубашки на груди, тоже это понимал, а потому не обманывался усталым видом хромающего хищника. И правильно - стоило мужчине сделать вид, что он споткнулся, как тигр мгновенно напал на него, порвав рукав рубашки. Но ловушка есть ловушка и Тэй молниеносным ударом вогнал один меч тигру в бок, а вторым, отрезав замахнувшуюся было лапу, отрубил зверю голову.
   Тишина, последовавшая за этим, прерывалась только тяжёлым дыханием Тэя. Наклонившись, он вытащил оба меча и тщательно обтёр их о траву, затем вытер тряпкой и только потом вогнал их в ножны на спине. Посмотрев на своих спутников, Тэй убедился в их готовности следовать дальше и первым двинулся к ожидающему их храму.
   Хищники, лишившись одного из вожаков, не спешили нападать на столь опасных чужаков.
   До самого храма путники не сделали ни одной остановки, только на ходу пили маленькими порциям воду. Они по-прежнему чуяли кружащихся вокруг хищников, видимо, дожидающихся ночи. И это ещё больше подгоняло их вперёд.
   Само здание храма открылось их взору внезапно, словно густые заросли вмиг расступились, пропуская усталых путников. Бывшее когда-то величественным храмом, сейчас здание медленно умирало, постепенно осыпаясь, обведшая, оседая к земле. Здесь уже никогда не пройдёт служба богам, никогда не прочтут молитвы и прошения, никогда не возлагутся на алтари богов дары и подношения.
   Тэй, в отличие от своих спутников, видящий храм не впервой, тщательно обследовал вход, опасаясь незваных гостей внутри. Всё-таки десятилетие - не пустой звук, даже в вечности. Но никаких следов чужого присутствия Тэй не обнаружил, и, окликнув своих спутников, первым вошёл под своды храма.
   Внутри было темно, душно и сыро. Без светящихся камней, что все споро достали из сумок, не было бы проку и от ночного зрения. Они шли медленно, тщательно исследуя каждую мраморную плиту впереди. И хотя пустот не находилось, мужчины не спешили расслабляться и оглядываться по сторонам. В напряжённом молчании они достигли центрально зала, где ещё сохранились остатки алтарей некогда почитаемых на материке богов. Впрочем, алтари путникам были без надобности, а вот ровный пол и свободное пространство - то, что нужно.
   - До заката осталось чуть больше часа, поспешим, - сказал Вель, разоружаясь вместе с братом.
   Его примеру последовали остальные, а исключением Тэя, после чего Калиданис и Лад стали чертить пентаграмму, расписывая в ней руны и знаки, Фраар, вогнав секиру в пол, прочерчивал охранное кольцо (от любой внешней угрозы) в трёх шагах от пентаграммы, а оба эльфа, вытащив немалого веса книгу, искали в ней нужное заклинание.
   Тэй, не участвующий в подготовке к ритуалу, тщательно осматривал все тёмные углы зала, но ничего, что могло бы его встревожить, не нашёл. Сообщив об этом своим спутникам, он отошёл от них за дальнюю (и более прочную) колонну и. вогнав один из трёх своих специальных кинжалов в пол, начертал круг диаметром в метр и, вступив в него, напитал силой и кровью (четыре капли на четыре стороны). Эта идеальная внутренняя и внешняя защита была способна уберечь его до самого утра от любой опасности.
   Впрочем, ему нужно было продержаться всего лишь час.
   Тем временем его спутники закончили подготовку к ритуалу. Каждый из них был безоружный, только Вель держал в руках книгу и тонкий острый кинжал. Встав на лучи пентаграммы, пять представителей разных рас сконцентрировали свою силу.
  
   - По предков заветам и доброю волею,
   До капли я силы свои отдаю.
   Я ими полог над Отчизной питаю,
   И кровью своей в том клятву даю.
  
   Прожурчал над залом звонкий голос светлого эльфа, на эльфийском читавшего слова ритуала, а затем Логавэль проколол кинжалом палец и быстро накапал ровно пять капель на руну в центре своего луча. И передал книгу и кинжал стоящему рядом Ладу.
   После того, как каждый участник ритуала прочитал слова на своём языке и добавил свою кровь на пентаграмму, Рониэль, произносивший слова последним, аккуратно отбросил книгу и кинжал, попав точно на свой рюкзак, и повернулся к остальным. Словно по команде они подняли руки, зафиксировав их над пентаграммой, а затем одновременно открыли каналы силы и стали вливать её в центральную руну.
   Первым истощился Фраар - будучи одним из сильнейших магов - гномов, он всё же был намного слабее своих спутников, а потому за несколько минут исчерпал свой резерв, устало опустив руки. Намного дольше продержались эльфы. Были бы они постарше... но увы, их резерва пока надолго не хватало, и сначала светлый, а затем и тёмный близнец опустили руки, сверкая усталыми, но довольными улыбками.
   Долговременнее держался крылат. Опытный воин, уже немолодой мужчина давно привык рассчитывать только на себя, а потому с отроческих лет развивал свой резерв и считался (по праву, конечно) одним из сильнейших магов своей расы. Из-за чего, собственно, и был выбран.
   Оставшись в одиночестве, Калиданис всё продолжал и продолжал опустошать свой резерв. Драконы - вообще удивительные существа. Тогда как те же эльфы, гномы или крылаты используют внешние источники магии для восполнения резерва, драконы используют свои внутренние источники, являясь, так сказать, летающим синтезатором магии. Нет, они тоже могут использовать внешние источники, но предпочитают это делать только в крайнем случае. Калиданису пришлось вначале заблокировать работу своего внутреннего источника и только потом он всё же смог опустошить резерв.
   Когда последняя капля силы дракона упала в пентаграмму, он едва успел опустить руки, когда центральная руна ярко засветилась. Круг замкнулся и тонкий луч чистой силы взвился в небо, словно невидимку протыкая купол храма. А в следующую секунду волна чистой силы ударила из центра пентаграммы, пятёрку доноров вжав спинами в защитную стенку и, обогнув защищённого Тэя, вышла за пределы храма.
   Когда поток силы иссяк, полетев на подпитку полога, пятеро представителей разных рас обессилено сползли на пол, устало смотря друг на друга. И с завистью - на бодрого Тэя, деактивировавшего свой защитный круг и подошедшего к спутникам. Посмотрев на их уставшие лица и вялые шевеления, Тэй вздохнул: ясно, сегодня они останутся ночевать здесь.
   Мужчина понимал, что его спутникам нужен отдых. Предстоял ещё обратный путь... и что-то подсказывало ему, что придётся показать не только владение мечом.
  
  

Глава 4 (20) Будни замка Кортас

  
   Лиира, стоя на балконе замка, построенного когда-то по мгновенной прихоти высоко в горах, любовалась закатом солнца. Обнимающий её Архей по-хозяйски расположил свой руки на её талии, но богиня не обращала на это внимание. Лиира могла наказать его... и не могла одновременно. Даже у богов есть законы, а Архей не был её подопечным.
   Лишь длинные каштановые волосы, золотом горящие в лучах закатного солнца, резко хлестнули мужчину по лицу, подчиняясь порыву ветра, но Архей даже не поморщился. Наоборот, он словно вспомнил о своей спутнице и. осторожно сдвинув массу волос в сторону, запечатлел на оголённом плечике жаркий, влажный поцелуй, оставивший заметный след на коже.
   - Ты напряжена, любовь моя, - мурлыкнул Архей, языком лаская мочку ушка женщины.
   - Я не чувствую его, - словно говоря с самой собой, тихо сказала богиня.
   - Разве это плохо? - несколько ревниво заметил её любовник, как бы невзначай развязывая шнуровку на лифе платья.
   - Это невозможно, - сжав руками поручень балюстрады, богиня всматривалась и вслушивалась в окружающий мир.
   Архей промолчал, не желая отвлекаться от своего занятия. Его нисколько не интересовал тот, кого так долго искала Лиира. Мужчина знал, что всё равно убьёт соперника, кем бы он ни был.
   Горячее, манящее тело богини привлекало его гораздо больше.
   Внезапно мужчина и женщина ощутили далёкую волну силы, а спустя секунду - ещё одну, только уже гораздо мощнее. Замерев, они оба вслушивались в наступившую обманчивую тишину мира, но волн больше не было - мир снова стал прежним.
   Почти прежним.
   - Сестрёнка пришла! - с наигранной радостью в голосе воскликнул Архей.
   Лиира поморщилась:
   - На такой расклад я не рассчитывала. Слишком рано.
   - Что, любимая, поломали тебе Игру? - невинно вопросил Архей, вдыхая запах волос богини.
   Она резко развернулась, ещё раз хлестнув его волосами и, забросив руки на шею мужчине, промурлыкала прямо в приоткрытые губы:
   - Я не проиграю, дорогой. Это мой мир, моя собственность и мои правила Игры.
   - Я с тобой, моя любовь, - жарко шепнул Архей, одаряя Лииру властным поцелуем и крепко прижимая к своему телу.
   В последующей за этим вспышке страсти и богиня, и её бессмертный возлюбленный позабыли о первой волне силы, предшествующей появлению на Арданате новой сильной фигуры.
   Они вспомнили об этом позже, но... Слабый флёр силы едва ощутимо витал над миром.
  
  
  

***

  
  
  
   - Нари, ну что ты делаешь? Концентрируйся и чётче представляй конечную цель, - в очередной раз поучал меня Рист, отряхивая штаны после их знакомства с землёй - я снова напутала с векторами и, переместившись, нечаянно его толкнула.
   Ну ладно, сильно толкнула.
   - Прости, Рист, - покаянно опустила голову.
   - Давай ещё раз, - строго наказал он, отходя от меня на несколько метров.
   Я украдкой вздохнула. После отъезда Дара прошло уже два месяца. Два месяца изматывающих тренировок и размышлений. И если от последних хотелось убежать, но не получалось, то именно первые становились моим спасением.
   Никто, кроме Яна, не поинтересовался, почему я составила себе такое жёсткое, не дающее ни минуты свободного времени (только на еду и сон) расписание. Все остальные приняли это как должное. Брат же слишком хорошо меня знает, но даже он понял, что не стоит допытываться причин моей грусти, я справлюсь сама. Только иногда, когда думал, что я не замечаю, обеспокоенно хмурился.
   А я загрузила тело и мозги, только чтобы не думать. Сбежать от реальности. Глупо.
   - Сбежать от реальности. Глупо.
   - Нариса, не отвлекайся! - строго прикрикнул на меня Рист и, отогнав воспоминания, сосредоточилась на задании.
   Итак, глубокий вдох, чётко представить себе место, куда хочу переместиться, концентрация силы и на выдохе произнести Парнай ин канадис.
   - Молодец, Нари. Видишь, главное, сконцентрироваться и не спешить - и всё получится, - радостно улыбался мне учитель, напротив которого я только что появилась. - Скорость перехода придёт с опытом.
   - Спасибо, Рист, я поняла, - улыбнулась я в ответ.
   - Тогда потренируйся теперь самостоятельно, через час вернусь и проверю, - подмигнув мне, учитель привычно ушёл порталом.
   Несмотря на то, что выходы Риста практически всегда были неточны, он не прекращал тренировки, хоть и знал, что каждый раз рискует жизнью. Но учитель из него был замечательным. Везёт мне на таких, как ни крути.
   Если уж быть объективной, что в замке Дара нас действительно окружали хорошие люди. Они относились к нам не просто как к гостям хозяина, не просто как к высокородным лорду и леди. Едва прослышав о том, что там, в другом мире мы спасли Дара (а слухи, как оказалось, разносятся очень быстро), на нас с братом смотрели как на героев, божеств, сошедших с небес и все наши просьбы выполнялись немедленно и с огромным усердием. Поначалу это приводило в смятение, пока я не поняла, что все жители герцогства просто очень любят Дара и готовы для него на всё, и отношение к нам было лишь следствием этой любви, её тусклой тенью.
   Не знаю, как он это сделал и когда успел всё предусмотреть, но перед своим отъездом Дар сделал всё, чтобы у нас в замке были, так сказать, специальные наставники. Зачем ему это было нужно, я не знаю, когда они приехали - тоже, но кроме занятий магией, прогулками по лесу и спаррингами со стражниками (о, это отдельная песня), нас с Яном бескомпромиссно обучали ещё и этикету. И не только.
   Я хмыкнула, вспомнив своё первое впечатление от новоявленных учителей. Это было утром, на следующий день после нашего приезда в замок. Дара уже не было, он уехал на рассвете. Я завтракала в компании мужчин, ведя непринуждённую беседу о способах охоты на лис (Риса активно помогала, делясь воспоминаниями предков), когда в столовую степенно вошли двое - мужчина и женщина - и, окинув строгим взглядом всех присутствующих, степенно сели по другую сторону овального стола. При этом взгляд женщины не отрывался от меня, пристально изучая внешность и одежду, а мужчина таким же образом изучал Дара. Они оба молчали, пока слуги ставили дополнительные приборы. Странным было то, что молчали и Оллегат с Наттимером, Ристан же не обращал на вошедших никакого внимания.
   - Доброе утро, дамы и господа, - наконец прервал затянувшееся молчание мужчина, а женщина величественно кивнула. - Герцог Майтнер, окажите любезность, представьте нас гостям герцога.
   - Вообще-то это стоило сделать Риксту, - резко сказал Оллегат, бросив странный взгляд на мужчину. - Но так уж и быть, сделаю вам одолжение. Нариса, Янникар, позвольте вам представить леди Бригитту Навур ар Саар, старшую наставницу столичного пансиона для юных леди "Кират'Отал" и алдара Амонфара Гаспадзанити, одного из лучших танцмейстеров столицы. Лорд и леди Карди, гости герцога Кортаса и нашего мира.
   - Рад познакомиться со столь очаровательной особой и её замечательным спутником, - приветливо, но с непонятным намёком, улыбнулся танцмейстер. Его спутница только милостиво кивнула, по-прежнему неодобрительно продолжая меня рассматривать.
   Они оба выглядели полной противоположностью друг другу. Леди Бригитта предстала нашему взору респектабельной дамой примерно тридцати пяти лет (примерно, всё-таки она тоже варн), с величественной осанкой и плавной походкой. На ней было строгое серо-синее платье и туфли на небольшом каблуке, тёмно-русые волосы стянуты в строгий пучок на затылке. Тщательно нанесён макияж без всяких изысков, из украшений - лишь серьги и два кольца на пальцах. Серые глаза смотрят строго и цепко, но при этом в их глубине светится ум и любопытство.
   В отличие от женщины, Амонфар Гаспадзанити был щёголем. Или франтом, не важно. Яркая одежда на грани несочитаемости цветов, отточенные манеры, что выдавали его дворянское происхождение, но в собственном стиле. Красивое породистое лицо, светло-карие глаза, пшеничного цвета волосы лёгкими кудрями ниспадают на плечи, волевой подбородок не касается воротника рубашки и шейного платка. Бесспорно, он был обаятельным мужчиной, любимцем женщин всех возрастов и сословий и, судя по лёгкой блуждающей по губам улыбке, осознавал свою привлекательность.
   И, как мне показалось, принял нас с Яном за супружескую чету.
   - Как я понимаю, вас пригласил Скандар? - уточнил у мужчины Наттимер. - Когда только успел.
   - Его Светлость прислал приглашение и просьбу неделю назад, - голос леди Бригитты оказался на удивление приятным и не лишённым эмоций.
   Мы же тогда в городе оракулов были! И ещё даже не думали о приезде сюда! Ну, Дар.
   - Герцог обрисовал вам круг ваших обязанностей? - спросил Оллегат.
   - Конечно, его письмо было очень точным и безотлагательным, - ответила леди Навур ар Саар.
   - Ещё Его Светлость указал нам на ограниченность по времени, - добавил алдар Гаспадзанити.
   - Нам кто-нибудь объяснит, что происходит? - резко спросил Ян, слегка подаваясь вперёд и переводя пристальный взгляд с Наттимера на Оллегата и обратно.
   Я прекрасно понимала брата - происходящее не нравилось мне ни на грош.
   - Если коротко, то Дар пригласил вот их (кивок на Бригитту и Амонфара) для обучения вас нашим правилам этикета и танцам. Для этого он выбрал лучших специалистов, не буду скрывать. Ещё он попросил нас с Легатом быть вашими партнёрами по оружию, хотя, уж простите меня за недоверие, не вижу в вас отличных мечников, - откинувшись на спинку стула (вопиющее нарушение этикета, кстати говоря), пояснил Наттимер.
   - Зачем ему это понадобилось? - поинтересовался Ян, пропустив мимо ушей последнюю фразу, в чём лично я сильно сомневалась.
   - Мы не знаем, - ответил Оллегат. - Можем только высказать предположение, но будет ли оно верным? Советую не отказываться от предложенного, всё-таки неизвестно, сколько времени вам предстоит пробыть в замке.
   Переглянувшись с братом, поняла, что знаю, о чём он думает. Любопытство сгубило не только кошку, оно присуще и нам в любом облике. А уж осадить наглых и самовлюблённых аристократов... о, мы не можем этому не посприятствовать.
   - Мы согласны, - подытожила я.
   Ох, если б заранее знала, на что соглашалась... То, как в первые месяцы мне было тяжело на тренировках дяди Карада, ничто по сравнению с часовыми дрессировками леди Бригитты. Именно дрессировками, потому как все те знания, что она давала, требовалось доводить до уровня рефлексов, а мои рефлексы не торопились уступать дорогу новым подозрительным захватчикам. Ту малость знания этикета, что я почерпнула у тети Иланы, презрительно раскритиковали и всё, что требовала моя наставница (а по совместительству с первого дня и компаньонка), приходилось запоминать и оттачивать очень быстрыми темпами.
   Не менее требовательным был и танцмейстер. С первого занятия явив высокий профессионализм, он с бесконечным терпением снова и снова показывал движения танцев, направлял, подсказывал, помогал. Изучение медленных танцев, таких, как гавот, менуэт, полонез или палана, чередовались с быстрыми (ригодон, куранта, вольта или бранль), а когда мы совсем уж уставали, алдар Гаспадзанити устраивал передышки и рассказывал историю возникновения того или иного танца.
   Кроме занятий с леди Бригиттой и алдаром Амонфаром, мы с братом не бросали и тренировки тела, пробегая по рассветному лесу десятки километров, тренируясь на мечах и кинжалах, в стрельбе из лука или просто бегая наперегонки в волчьем обличии.
   Но поначалу всё было не столь радужно, как хотелось, по крайней мере, в отношении Амонфара. Он сам предложил обращаться к нему по имени, и мы согласились, не думая, что зарождающаяся приязнь может перерасти в резкий конфликт. А произошло следующее. С самого первого занятия я стала замечать за ним интерес ко мне. Комплименты, "случайные" прикосновения, то, как он недопустимо близко прижимал меня в танцах, где близости вообще не было. Вначале это было невинно и даже забавно, и мы с Яном особо не обращали внимание. Как-то за всеми событиями у меня из головы вылетело, что он принял меня за замужнюю даму, которым много позволялось. Амонфар не был злым или настойчивым, и все его заигрывания были... ну, милыми, что ли. Но спустя неделю так получилось, что мы с ним столкнулись в коридоре вечером после нашей тренировки с Яном, и не знаю, как всё так получилось, но Амонфар попытался меня поцеловать и был несколько настойчивее обычного. Конечно, у него ничего не получилось, я с лёгкостью вывернулась из его крепких объятий, но на беду это увидел Ян.
   Я всегда знала, что брат меня любит, временами его опека окружающим казалась излишне навязчивой, но для меня он сразу стал близким и родным. Но в тот момент я впервые его испугалась, потому что в секунду он стал на грани трансформации в зверя, зрачки вытянулись, тело напряглось и казалось, что сейчас бросится. И не придумала ничего лучше, как резко обнять его, прижавшись щекой к щеке, и ласково уговорить не убивать Амонфара, ведь тот ничего мне не сделал. Как мне позже признался Ян, он смог успокоиться (а приступ ярости, который он тогда испытал, испугал и его тоже) не только благодаря моим внезапным действиям, но и очень испуганным глазам танцмейстера. Конфликт был исчерпан, но доверять мужчине брат перестал, тщательно контролируя время нашего общения и подбив на это же Ната и Легата.
   С ними вообще мы подружились только после того, как сразились на мечах. Наттимер не лгал, когда говорил, что не воспринимает в нас противников. И только когда в разгар тренировки мы с братом разоружили их с Легатом, а потом и победили половину замковой гвардии (вторая половина несла дежурство), прибежавшей на зрелище посреди двора (именно там проходила тренировка) - только тогда молодые люди посмотрели на нас другими глазами.
   Но на первом месте, естественно, была магия, по-прежнему очаровывающая меня. Сейчас было так странно вспоминать, что ещё несколько месяцев назад я не ощущала себя чаровницей, даже находясь на этой ступени и имея знания. Но в дороге Дар, а в его замке Рист окончательно помогли мне осознать эту сторону своей жизни.
   Ристан действительно был Учителем. Именно так, с большой буквы. Так, как он объяснял непонятное и показывал, как должно работать то или иное заклинание, мог разве что Наставник Съерри. Первым делом он попросил меня продемонстрировать всё то, что скопилось в моей голове, уточнил насчёт дыхательных упражнений и, почесав затылок, признал, что, несмотря на столь малое количество времени, что я изучаю магию, мои успехи в ней поражают.
   Наверное, мне стоило загордиться, ведь на Танникоре дети начинают изучать магию с младенчества, поначалу дома, затем в школах и академиях, и магия для них так же привычна, как умение дышать или говорить. И удостоиться похвалы от представителя магической расы... ммм, очень приятно.
   И всё-таки первый месяц мы с Ристом подтягивали мои знания по всем направлениям магии, какие он знал. Единственное, что мне не давалось, это магия Жизни, что не было удивительным, учитывая, кто моя мать и тот факт, что мой предок - тёмный (по поверьям жителей Арданата) бог. Зато так называемая стихийная магия и магия Смерти подчинялись мне, казалось, с огромным удовольствием.
   Всё изменилось, лишь стоило начать изучать портальную магия. Ристан сразу предупредил, что этот раздел магии один из самых сложных, что далеко не все маги ею овладевают, и не стоит расстраиваться, если ничего не будет получаться. Я покивала на его слова, но осознала их справедливость лишь во время практики, когда ни с первого, ни с десятого раза так и не смогла переместиться.
   Реальностью оказалось то, что мне потребовалось колоссальное терпение, чтобы впервые смочь телепортироваться на небольшое расстояние. И то, этого ни я, ни Рист совсем не ожидали и оба сильно удивились, когда я нежданно-негаданно оказалась перед самым его носом и, не удержав равновесие, благополучно рухнула сверху. В тот же вечер мы с парнями хорошенько отметили этот прорыв (хотя Ян и пытался ограничивать меня в вине, но назло ему бутылку я таки осилила). Зато сдвиг всё же произошёл.
   Впрочем, как оказалось, портальная магия коварна. Стоит расслабиться - и она вновь становится неуловимой, и приходится начинать чуть ли не с самого начала. Вот и получается, что вроде и есть сдвиги, но раз - и их словно бы и нет.
   Рист успокаивал, что так происходило у всех, и говорил, что только с практикой придёт умение концентрации и точечное чувство направления, но всегда добавлял, чтобы я не практиковалась без его присмотра - как ни крути, а это очень опасный раздел магии. Я ему верила, но всё же для большей достоверности своих слов он рассказал историю одного довольно известного мага, своего приятеля, который, в пору изучения портальной магии не прислушался к советам более опытных коллег. Как итог, однажды он переместился к гномам, в самые недра Барданара. И только, видать, благодаря милости Кристаны (богини удачи) чудом не влип в гору на молекулярном уровне, а переместился в маленькую закрытую пещерку, даже расщелину. Да и просидел в ней целую неделю, пока гномы случайно не откопали его, почуяв неплохую жилу алмазов всего в метре от его местоположения. С тех пор он прослыл самым удачливым магом из всех, кто изучал портальную магию, да и урок этот не прошёл даром для многих его последователей.
   Отогнав воспоминания, всё же решила потренироваться, ведь какими бы дружескими не стали наши отношения с Ристаном, он в первую очередь был учителем и поблажек никогда не делал. Да и времени до его возвращения осталось катастрофически мало.
   Вернувшись как всегда в точное время, учитель проверил, точно ли я отрабатывала или, как частенько бывала, "в облаках витала". Допустив всего один промах из пяти попыток, что было охарактеризовано: "Хм, неплохо", с облегчением вздохнула. Ристан, посмотрев на моё не слишком уверенное выражение лица, понятливо хмыкнул и вдруг спросил:
   - Поедешь с нами на границу герцогства или предпочтёшь отдохнуть?
   - Даже и не думай оставить меня в замке! - крикнула я, поспешно подхватываясь с земли, куда приземлилась в последний неудачный раз, и побежала прямиком в свою комнату. Разумеется, ребята подождут, пока я слегка приведу себя в порядок.
   Пробегая двор замка, краем глаза заметила, что конюхи уже выводят оседланных лошадей. Хмыкнув, ускорилась, прекрасно зная, что за то время, пока Ян оседлает Тень, я всё успею. А если мой конь ещё и заартачится...
   Игнорируя поджатые тонкой линией губы леди Бригитты и отвергнув предложение Барбары о помощи, я быстро обмылась, переоделась в удобную синюю амазонку, заплела волосы в тугую косу, закрепив её невидимками вокруг головы и, решительно отказавшись от предлагаемой шляпки, подхватила перчатки и сбежала вниз.
   Успела вовремя - слегка раздражённый Ян только выводил Тень из конюшни и, судя по довольному ржанию жеребца, испытал на себе все прелести его характера. Поэтому я мило поблагодарила брата, удерживая расползающиеся в улыбке губы, и легко вскочила в седло, подавая пример всем остальным.
   Кстати, как только в замке появилась леди Бригитта, меня попытались заставить ездить исключительно в дамском седле. Но не тут то было. Едва взглянув на это пыточное приспособление, я скорчила такую гримасу, что стоявший в этот момент рядом Нат тут же выкинул его, пробормотав: "Ну ладно, не хочешь, так и не надо". Затем последовали истерика леди, выговаривая мне и другу о недопустимости подобного поведения воспитанных лорда и леди, но мы лишь покивали и благополучно сбежали из замка, где Нат показал мне несколько новых защитных блоков. Несколько часов тренировки, причём если я была обоеруким мечником, то Наттимер предпочитал меч и удлинённый кинжал - и мы устало опустили оружие, признавая умелость противника. Другу очень хотелось познакомиться с дядей Карадом, признавая за ним Мастера.
   Наша небольшая кавалькада выехала из замка в сторону северной границы, где, судя по последним донесениям, стража с регулярной периодичностью обнаруживала следы браконьеров. Об этом мы слышали с самого первого дня пребывания в замке, но какие указания оставлял Дар, не знали. Дальше первого городка за эти два месяца не выезжали, да и то лишь бы кони не застаивались.
   В первые дни мне как-то на глаза попалась карта герцогства, и я удивилась. Не могу сказать, что что-то понимаю в экономике или географии (куда уж мне), но даже на мой дилетантский взгляд оно было странным. Ни крупных городов, ни чёткой столицы, ни большого количества жителей. Пока я не расспросила управляющего, не могла понять, что же это за герцогство, которое выглядит как нищее баронство.
   Действительность оказалась ещё более интересной. Герцогство напрямую принадлежало короне, что мне поведали вскользь, без подробностей, оно не приносило большой прибыли и числилось, говоря простым языком, как большая животноводческая ферма. Все жители были, грубо говоря, пастухами, направляя свою деятельность на разведения новых и улучшение старых пород. Когда же я мимоходом отметила, что не видела тут таких уж больших стад, управляющий невозмутимо рассказал об истинной ценности герцогства Кортас.
   Оказалось, что пару столетий назад тогдашний герцог по чистой случайности обнаружил на своей земле несколько богатейших жил. В частности, железную руду, гранит и янтарь. Аккуратно, не привлекая лишнего внимания, он начал их разработку, время от времени некрупными партиями продавая всё в столицу. На лишние вопросы торговцы из коренных жителей герцогства отвечали, что берут всё у гномов по добрососедской цене, и долгое время это принимали за чистую монету. Незаметно для постороннего глаза герцогство богатело, не знали бедности и его жители, а разработка действительно богатейшей жилы всё не кончалась.
   На мой вопрос, зачем мне всё это рассказываете, управляющий лишь пожал плечами и доложил, что так повелел Дар, буде на то моё желание. Но ничего больше не стал добавлять, что лишь подстегнуло моё любопытство. Что-то не сходилось в его рассказе, что-то царапало мою интуицию, но поймать эту мысль за хвост не получалось. Решив на время оставить размышления об этом, я сосредоточилась на дороге.
   Наттимер и Оллегат, скакавшие во главе нашего маленького отряда, о чём-то тихо переговаривались, и из вежливости я не стала вслушиваться в их беседу. За ними непосредственно ехали мы с Яном, а замыкал наше шествие Ристан, отрешённо над чем-то размышляя. Если граф и герцог уже были на границе недалече как три недели назад, но ничего не обнаружили, то мы втроём впервые туда направляемся.
   Вообще, эти сообщения о браконьерах, которые якобы орудуют на границе, лично мне казались странными. Понятно, что в лесах герцогства зверья предостаточно, водится даже довольно дорогая пушнина, о чём естественно осведомлены все соседи. Да и факт браконьерства как таковой, в общем-то, не новость, не раз и не два стражи границ буквально за руку ловили как матёрых браконьеров, так и простых охотников, якобы случайно забредших в земли герцогства. Временами даже не докладывали о таких случаях Дару, разбираясь на месте. Потому и странно мне было слышать доклады стражников.
   - О чём размышляешь? - кинул мне мысль Ян, заметив мою задумчивость.
   Быстро пересказав брату свои размышления, узнала, что он полностью со мной согласен. Ему тоже вся эта история с браконьерами попахивала, и отнюдь не розами. Переглянувшись, одновременно пожали плечами - посмотрим, что дальше будет.
   Дальнейшая дорога пролегала в молчании. Все поселения и деревни объезжали стороной, а на лес я насмотрелась и дома. Потому уже спустя двадцать минут было откровенно скучно, и мысли невольно свернули на Дара.
   Когда мы расстались в ту ночь перед его отъездом, я не думала о предстоящей разлуке - в голове набатом били его тихие слова. Невеста? У него есть невеста? Красивая, наверное. И благородная, не чета мне, крестьянке - оборотню, пусть и мама у меня... необычная. Пролежала всю ночь, глядя в потолок и глотая слёзы, неудержимо капающие из глаз. Так больно мне не было ещё никогда, даже прежде испытанная физическая боль не шла ни в какое сравнение с той, что на куски раздирала душу.
   А ведь я ему верила, впервые я настолько доверилась мужчине. Не отцу, не дяде, не брату - абсолютно постороннему человеку (ладно, не человеку), и моя интуиция одобряла этот выбор. Да и Риса тоже была всеми лапами "за".
   Скосив глаза на брата, убедилась, что он не заметил моего состояния. Мне не хотелось расстраивать Яна и рассказывать о причинах моей грусти. Я ведь не знаю, как он отреагирует на всё это, ведь они с Даром успели стать хорошими друзьями. Да что там, я не раз замечала, как они двигаются, и на взгляд постороннего вполне могут сойти за родных братьев - звериная грация присутствовала что в одном, что в другом. Янникар доверял Скандару, в этом не было никаких сомнений, и я не хотела зарождать меж ними тень недоверия.
   Но легче от понимания этого лично мне не было. А было обидно, до слёз, до сжатого горла, до боли в сердце - моём таком глупом, таком доверчивом сердце, незаметно впустившим в себя пока ещё хрупкий, но уже довольно сильный росток чувства. Нового, всепоглощающего, жаркого чувства, что выросло благодаря мужчине. Мужчине, которого я не боялась никогда, которого я... О, боги!
   Неужели это я подумала о том, о чём я подумала?
   - Нари, Ян, мы почти приехали, - замечание Легата заставило очнуться от размышлений и натянуть на лицо маску спокойствия, тщательно запрятав внутрь все переживания.
   Мужчина был прав: объехав поселения, мы выехали на центральную дорогу, от границы пролегавшую через всё графство, а вдали уже показались несколько домов, в которых проживали стражи. Застава, как выразился Ристан. Когда мы спешились возле центрального дома, навстречу к нам вышел подтянутый усатый мужчина в военной форме цветов герцогства Кортас (красно-синей) и, отдав честь, встал по стойке смирно. По просьбе Наттимера он отрапортовал о состоянии пограничного гарнизона, и чётко изложил ситуацию с браконьерами.
   История из уст командира (а звали его Лас Ори) выглядела так: примерно два с половиной месяца назад в окрестных лесах появлялись различные личности, без раздумий окрещённые мужчиной "браконьерами", которые тщательно избегали контакта со стражами, при этом нанося ощутимый урон лесным угодьям герцога. Командир отдал приказ удвоить патрулирования. Это помогло, хотя и не до конца: "браконьеры" стали осторожнее и осмотрительнее, но аппетиты всё же поумерили. Лас Ори отправил послание герцогу с описанием ситуации, и на границе всё вернулось на круги своя.
   Но примерно несколько дней назад ситуация кардинально изменилась. Стражи то тут, то там стали находить тушки мелких мёртвых животных. Вернее, их остатки, что на браконьеров ну никак не тянуло. Командир пришёл к выводу, что в лесу завёлся какой-то хищник, но как ни старались стражи, так и не смогли найти зверя. Послав новое сообщение в замок, Лас Ори тем не менее не прекратил патрулирование, которое, впрочем, результатов не приносило.
   - Корявое какое-то объяснение, - словила я мысль Яна, и легонько кивнула, соглашаясь.
   Но что-либо говорить мы не стали, даже когда Легат стал организовывать отряд на прочёсывание близлежащей территории. Только сразу заявили, что тоже хотим поучаствовать. Никто не стал спорить, и уже спустя пятнадцать минут двадцать мужчин и одна девушка, растянувшись цепочкой интервалом в десять шагов, вошли в лес.
   Я шла вперёд, щурясь от удовольствия, вызванного воспоминаниями о доме дяди Карада и нашим лесом вокруг. Радовалась прохладе, скапливающейся под кронами деревьев и плавно опускающейся вниз, охлаждая воздух. Мягко пружинила подошвами сапог по игольчато-лиственному покрову земли, что встречается лишь в смешанных лесах. Чуяла множество живности, обитающей здесь, живности напуганной, что негласно подтверждало слова капитана о поселившимся звере. Только пока никакого хищного запаха не ощущала, что, впрочем, говорило лишь об осторожности поселенца.
   Примерно через час блуждания по лесу я вышла к небольшому оврагу, подобие ковра усеянного земляникой. Крупные, спелые ягоды источали божественный аромат, и, не удержавшись, опустилась на корточки, набрав полную горсть ягод. М-м-м, вкусно. С наслаждением съев ещё две полные горсти земляники, с сожалением поднялась на ноги. Жаль было оставлять такую вкуснятину, только мысль о том, что вскоре искать будут уже меня, останавливала от задержки. Братик ведь потом смеяться будет, называя первым потерявшимся волком. Бросила последний, полный сожаления взгляд на заманчивые ягоды и вздохнула, чтобы тут же насторожиться: слабый посторонний запах едва пробивался сквозь окружающий аромат, но я всё же смогла его уловить.
   Определив направление, где запах слышался более отчётливо, тихо пошла в нужную сторону, стараясь никак себя не обнаружить и держаться с подветренной стороны, что было не слишком легко. Честно говоря, поначалу траектория движения, которой двигался предполагаемый зверь, была какая-то рваная, словно он сам не знал, куда бежать. А затем я почувствовала, что он замер, затаился, найдя то ли нору, то ли просто укромное место, и чутко прислушивался к окружающей среде.
   Стараясь не спугнуть и даже дыша через раз, максимально приблизилась к его убежищу, пытаясь рассмотреть зверя. Убежищем, кстати говоря, оказался огромный ствол дуба, просто исполин, рухнувший то ли от старости, то ли от непогоды. Створ при падении раскололся, образовав приличных размеров дыру посередине, где и спрятался беглец.
   Мысленно позвав Яна и обрисовав ему расположение места, где я находилась, снова принюхалась. Ещё в первый раз запах этого зверя показался мне до странности знакомым. Перебрав в голове все самые вероятные варианты, так и не пришла ни к какому вводу. Но всё-таки, какой знакомый запах! Где же я его ощущала?
   Буквально через две минуты между деревьями показалась фигура бесшумно бегущего брата, за которым вдалеке мелькали силуэты остальных мужчин, и я улыбнулась ему, показывая, что всё хорошо. Лёгкий вдох - и я замерла в осознании догадки, только что благодаря Яну пришедшей мне в голову. Этот запах, такой знакомый, такой... родной, ежедневно ощущаемый мною... как же я сразу не поняла, не узнала?
   Мигом развернувшись, отмахнулась от руки брата, попытавшегося удержать, подошла и присела прямо возле отверстия в стволе дуба. И, не обращая внимания на всё появляющихся в обозримом пространстве мужчин, тихо, ласково заговорила, подтверждая слова и эмоциями, и мыслями:
   - Тихо, маленький, не нужно бояться. Тебя никто не обидит, не тронет. Я не позволю, маленький, доверься мне. Выходи, дай на тебя посмотреть. Ну же, маленький, давай, иди ко мне.
   Я чувствовала напряженное ожидание мужчин, как стражи, так и наших с братом приятелей, но знала, что не дам в обиду того, кто сейчас дрожит как листок на ветру, боясь выйти из убежища. И он, видимо, понял это, так как сперва из дыры показался осторожно принюхивающийся нос, а затем, убедившись, что никто на него нападать не собирается, полностью вылез и хозяин оного - рыжий лисёнок с настороженно прижатыми к голове ушками и напряжённым тельцем.
   - Иди ко мне, малыш, - спокойно, ласково позвала я, плавно вытянув вперёд руки, ощущая, как удивился и расслабился Ян, а остальные недоумевали.
   Лисёнок подумал, и вдруг шустро прыгнул мне в руки, не больно вцепившись коготками и ткнувшись влажным носом в руку. Обхватив маленькое тельце, ощутила его дрожь и прижала покрепче к себе, поднимаясь с корточек. Развернувшись к остальным, напоролась на удивлённые взгляды мужчин.
   - Что? - возмутилась такому разглядыванию.
   - Вот это мы и хотели бы узнать у тебя, - недовольно сказал Наттимер, рассматривая лисёнка.
   - Зверь, поселившийся с лесах герцога, - серьёзным тоном пояснил ему Ян, легонько почёсывая малыша за ухом. Тот, поняв, что ему ничего не грозит, а может, просто признав в нас Старших, блаженно щурился.
   - Не смешно, - проворчал Нат.
   - По-твоему, я смеюсь? - оставил веселье брат. - Уверяю тебя, этот малыш, которого ты видишь на руках у Нари, и есть та самая гроза мелкого зверья. Что мне не понятно, так это причина, по которой он оказался здесь.
   - Простите, сэр, я ничего не понял, - подал голос капитан Ори.
   - Зато я понял, но лучше бы ошибся, - мрачно сказал Рист.
   - Боюсь, что нет, - не порадовал его Ян и посмотрел на капитана: - Это оборотень.
   Последовавшие эмоциональные высказывания несколько обогатили моё знание общего языка Танникора, и слегка встревожили малыша, беспокойно завозившегося на моих руках. Успокоив его, я обратилась к Яну:
   - Нужно срочно разыскать его семью. Ребёнка не могут не искать
   - Как ты себе это представляешь?! - воскликнул всегда спокойный Легат, и я поняла, что он сильно волнуется. - К оборотням просто так не попадёшь, они хоть и открытая раса, но довольно специфическая. Извините, ребята. Знаешь, что с нами сделают, если мы заявимся к ним с пропащим ребёнком (кстати, а с чего ты уверена, что это ребёнок?), ничего толком не пояснив?
   - Поверь мне, Легат, это ребёнок. Даже странно, что, испугавшись, он не превратился. Но всё же это маленький оборотень, у которого есть родители. И я ни слова не сказала о том, что идти надо всем. Дайте проводника, и мы с Яном сами всё сделаем.
   - Давайте не будем решать с наскока, - охладил нас Наттимер, неожиданно явив разумную сторону своего характера. - Я предлагаю вернуться в замок и уже там обсудить, как именно доставить оборотня домой.
   Согласившись с таким предложением, мы вернулись на заставу. Запрыгнув на своего Быстрого, Ян забрал у меня малыша и засунул себе за пазуху, где тот, свернувшись клубком, сразу решил подремать. Брату же ничего не стояло управлять конём одной рукой и коленями, второй рукой придерживая ребёнка. До замка мы добрались отчего-то быстрее, чем я предполагала, и, въехав во двор, я попросила Тень быть хорошим мальчиком и дать расседлать себя конюхам. Довольный конь согласно всхрапнул и самостоятельно поскакал в конюшню. Я же подошла к брату, и, осторожно приняв из его рук спящего лисёнка, прижала к себе, намереваясь отнести в свою комнату и едва не подпрыгнула, неожиданно услышав за спиной:
   - Нари, кто это у тебя?
  
  
  
   Дар
  
  
   - Буду у себя в комнате, - равнодушно бросила девушка и, развернувшись, быстро ушла в замок.
   Проводив ошарашенным взглядом спину Нари, я озадаченно вопросил в пространство:
   - И что это было?
   - Если ты имеешь в виду зверя в руках сестры, то на этот вопрос я могу ответить, - откликнулся Ян. - А вот что касается странного поведения малышки, то, увы, друг мой, этот вопрос ты должен задать себе.
   - Но что я сделал?! - повернувшись к нему, воскликнул я. Правда, понятия не имею, на что могла злиться Нари.
   - Не знаю, Дар, только сестра расстроенная и обиженная с момента твоего отъезда, хотя и не хотела, чтобы я заметил это. Наивная, - со смешком сказал он, имея в виду последнюю характеристику.
   - Ладно, я сам с этим разберусь, - пробормотал, нервно отбрасывая рукой волосы. - Спасибо, Ян. Так что там за зверь и где вы его взяли?
   - Пойдём в замок, это не разговор для стольких ушей, - недвусмысленно намекнул друг, и только после его слов я заметил, как много слуг находятся во дворе, и мысленно согласился с Яном.
   Расположившись в моём кабинете, я налил всем по бокалу бренди, будучи уверенным, что он не помешает, и развалился в кресле, внимательно уставившись на Яна.
   - Помнишь, когда мы только прибыли в замок, тебе докладывали о браконьерах на границе? - я кивнул, подтверждая. - После, когда ты уехал, какое-то время там было спокойно, а затем нам доложили, что в окрестностях появился зверь, убивающий живность. Мы поехали проверить, о чём говорил начальник стражи, и именно Нари обнаружила зверя.
   - То есть этой милый малыш, что я заметил в руках у малышки, и есть гроза живности моих лесов? - засмеялся я, предчувствуя хорошую шутку. - Да ладно, ребята, разыграли.
   - Это оборотень, - словно невзначай сказал Ян, смакуя бренди.
   - Ну да, конечно, - хмыкнул я, всё продолжая веселиться. - Будто я не видел оборотней в лисьей ипостаси. Они ж раз в пять больше, даже на простую лису совсем не похожи.
   - Дар, я не шучу. Это оборотень, самый натуральный. Вернее, детёныш, и как он оказался так далеко от дома, я хотел бы понять. Но факт остаётся фактом, уж мне-то можешь поверить, - спокойно продолжил друг, словно я ничего не говорил.
   - Что? - подавившись, прокаркал я. - Ребёнок оборотней в одиночестве на моих землях?
   - Именно. И это проблема, потому что оборотни никогда, никогда не оставляют своих детей без присмотра, и я могу только предполагать, как этот малыш оказался так далеко от дома. И боюсь, друг, мои предположения тебе не понравятся.
   - А вы что скажете? - хмуро спросил я Ната и Легата, размышляя над словами Яна.
   - Я согласен с тем, что оборотня надо вернуть домой, - Легат как обычно был невозмутим. - Только не так, как предложили эти сумасшедшие брат с сестрой, надо найти иной вариант.
   - А что вы предложили? - с интересов спросил я Яна.
   - Съездить к оборотням и отдать им ребёнка, - пожал плечами друг.
   - Да тебя даже на границу не пустят, а стоит только стражам понять, что это их ребёнка вы привезли, как вас прибьют на месте, - эмоционально высказался Нат, видимо, старые воспоминания взяли вверх над разумом.
   - Успокойся, - ледяным тоном посоветовал ему.
   - Наттимер, вся разница в том, что я не собираюсь брать вас с собой, - пожал плечами Ян, словно отбрасывая даже саму мысль об этом. - И к оборотням поедем мы с Нари, как непосредственно представители их общества, и, поверь мне, без разбирательств никто не будет нас убивать. Мы не люди.
   - Что значит, поедете вы с Нари? - возмутился я, прекрасно понимая, что если бы не успел приехать, то именно так они бы и сделали. И от этого мне становилось не по себе. - Даже и не думай, что я отпущу вас одних.
   - Хорошо, возьмём проводника, - Ян чуть улыбнулся, и я с облегчение понял, что он дразнит меня.
   - Зараза ты, - улыбнулся я ему, хлопнув по коленке. - Но всё равно мы не можем так просто сорваться и ехать.
   - Почему? - удивленно посмотрел он на меня.
   - Политика, друг, всегда вечная политика. Но не переживай, задержка не будет долгой. Я напишу письмо их Вожаку, в котором обрисую сложившуюся ситуацию и сообщу о нашем прибытии, скажем, через два дня. Таким образом, нас встретят на границе и проводят к тому, кто и будет разбираться во всей этой неразберихе, не делая нас виноватыми.
   - Хорошо, - Ян удовлетворённо кивнул, делая маленький глоток из бокала. - К тому же, тебе потребуется это время.
   - Для чего? - спросил я, поначалу не разобравшись, о чём он говорит, и только едва Ян развил свою мысль дальше, уже знал, о чём речь.
   - Чтобы разобраться с обидой Нари.
   - Ты прав, - я залпом допил остатки бренди в бокале и отодвинул его подальше. - Всё, идите, мне надо сосредоточиться на письмах.
   - Письмах? - вставая, поинтересовался Легат.
   - Да. Второе - отцу. Сообщу, что его просьба временно откладывается.
   - Важная просьба? - спросил Ян, на миг задержавшись к комнате.
   - Не важнее тебя и твоей сестры, - отрезал я, посмотрев в его глаза, одобрительно сверкнувшие золотом.
   Ян ушёл, а я пододвинул ближе письменные принадлежности и начал писать первое на сегодня письмо, стараясь кратко и чётко изложить события, произошедшие в замке в моё отсутствие и повлекшие за собой изменения планов. Запечатав его своей печатью и отослав магией адресату, начал писать второе, предназначавшееся уже не отцу, а другу. Здесь не приходилось стесняться в выражениях или тщательно подбирать слова - Ширен поймёт всё и так, и постарается разобраться во всём ещё до нашего приезда.
   Закончив со вторым письмом, я отослал его и поднялся, намереваясь, наконец, разобраться, что же такого я сделал, что женщина, которую я люблю больше жизни, не меня видеть. Разобраться - и сделать всё возможное, чтобы такого больше не повторялось. Никогда и не с нами.
  
  

Глава 5 (21). Кто не спрятался, мы идём к вам!

  
  
  
   Опустив малыша на кровать, присела рядом с ним, успокаивающе поглаживая. Дядя Карад когда-то говорил, что маленьким оборотням для облегчения их непроизвольного оборота нужен контакт со старшим, в идеале, конечно, с матерью или отцом, но, увы. Интересно, сколько ему лет? В ипостаси зверь он очень маленький.
   Отвлёкшись на открывшуюся дверь, увидела входящего Яна. Брат подошёл к кровати и опустился на корточки, погладив малыша по головке. Улыбнувшись на мой вопросительный взгляд, он обратился к лисёнку:
   - Ну что, малыш, будем возвращаться в человеческую ипостась?
   Лисёнок потёрся мордочкой о руку Яна и в следующее мгновение на кровати сидел симпатичный карапуз двух-трёх лет, любопытно сверкая своими ониксовыми глазками. О боги, какой он маленький! И хорошенький.
   - Пливет, - растянулся малыш в радостной улыбке, обнажив ровные белые зубки.
   - Привет, - в один голос отозвались мы с братом. - Малыш, ты помнишь, как оказался один в лесу?
   - Неть, - он снова широко улыбнулся, видимо, наше внимание ему нравилось.
   - Ясно, - вздохнул Ян, понимая бесполезность своего вопроса. - Пойдём принимать ванну и спать.
   Пока брат набирал теплую воду в мою ванну, я держала на руках маленького оборотня, и, легонько отводя его ручонки от моих волос, за которые он всё норовил схватиться, сдерживала слёзы. У меня такого никогда не будет... Не улыбнётся мне, не назовёт мамой, не прибежит жаловаться на разбитые коленки или синяк, поставленный лучшим другом, не попросит сестрёнку или братика, не заснёт на моих коленях...
   - Нари, давай его мне, - попросил Ян, и, сжав зубы, я отдала ребёнка брату и вышла из ванной.
   Расстелив кровать, я отбросила подальше большие подушки и взяла маленькую. Проведя рукой по покрывалу, я нашептала заклинание отторжения воды (ну мало ли), запомненное из книги предка, и подошла к окну. Вид из него открывался не на двор замка, а на лес и часть реки, что в последние дни действовало на меня успокаивающе. Вот и сейчас, постояв несколько минут, я взяла себя в руки и загнала чувство обиды и зависти как можно дальше, и когда брат вернулся в спальню с закутанным в полотенце малышом, я была спокойна.
   Уложив его в кровать, мы с Яном поглаживали мальчика по спинке и лобику, пока его ровное дыхание не сказало о крепком сне. Неслышно поднявшись, вышли из спальни и присели на диван в гостиной.
   - Глазам не поверила, когда он обернулся, - выдохнула я и забралась на диван с ногами, свернувшись в клубок. - Ему ж не больше трёх, как он смог сам прожить в лесу столько дней?
   - "Память предков", - пожал плечами Ян, словно у него это не вызывало ни малейшего удивления. - Ты просто не знаешь, но даже в истории нашего рода есть щекотливые моменты выживания малышей. Сложно объяснить.
   - Ладно, а почему он не мог обернуться?
   - С чего ты взяла? Мог, просто слегка испугался, мы ведь вон какие большие, да и дядьки с нами были строгие, - брат рассмеялся, и я поняла, что такой незамысловатой шуткой он хотел поднять мне настроение. - Нари, ты забыла, что наши малыши до трёхлетнего возраста оборачиваются спонтанно, хотя некоторые дети сохраняют эту способность и до пяти-семи лет. Такое редко, но бывает. А ещё у родителей есть право заблокировать такую способность малыша после трёх лет, если она мешает его дальнейшему развитию. Или небезопасна для его существования, как, как мне кажется, произошло с тобой.
   - Хм, - решила позже расспросить брата, что ему известно по этому поводу. Или лучше маму спросить? - Когда поедем к оборотням?
   - Дар сказал, что завтра. Он известит их о нашем приезде, чтобы избежать лишних ненужных проблем. Если честно, я вообще не понимаю, чего они опасаются, почему так перестраховываются. Сами бы съездили и давно всё решили, - Ян вздохнул и покачал головой. Я его понимала и поддерживала.
   Синхронно обернувшись на звук открывшейся двери, мы с братом увидели Дара, с невозмутимым видом вошедшего в мою гостиную. Странно, он что, не постучал? Или мы не услышали?
   - Я стучал, - словно подслушал мои мысли Дар.
   - Я накинул Малый полог молчания, - признался брат, а я мысленно хлопнула себя по лбу. Вот раззява! - Так, на всякий случай. Уже убрал.
   - Как оборотень? - спросил Дар, но я не желала встречаться с ним взглядом.
   - Спит, - ответил ему брат.
   - Ян, я прошу тебя дать мне поговорить с Нари, - попросил его Дар и брат, ободряюще мне улыбнувшись, поднялся с дивана. Несколько минут он вглядывался Дару в глаза, затем хлопнул его по плечу и вышел, плотно прикрыв за собой дверь.
   В гостиной повисла неловкая тишина. Я не собиралась начинать разговор, а почему молчал Дар... кто его знает? Я думала, что знаю, а оказалось...
   - Нари, почему ты на меня злишься? Что я сделал не так? - в два шага преодолев расстояние между нами, Дар сел рядом и пристально посмотрел на меня, задав, как всегда, правильные вопросы.
   - Всё нормально, - холодно и спокойно отозвалась я, сдерживая рвущиеся наружу чувства и упорно избегая его взгляда.
   - Почему я тебе не верю? - мягко спросил он, ласково и неумолимо продолжая сверлить меня взглядом.
   Сжав зубы, я резко подняла на него взгляд, так, что парень по инерции отшатнулся, и чётко разделяя слова, произнесла:
   - Мне всё равно.
   И также резко встала и подошла к широкому окну, всматриваясь вдаль.
   На несколько секунд в комнате снова повисла тишина, затем я услышала шорох за спиной и голос Дара над самым ухом:
   - Нари, не убегай от меня, пожалуйста. Давай поговорим.
   - Мы говорим, - не отрывая взгляд от пейзажа за окном, как можно спокойно сказала я.
   - В чём я провинился перед тобой?
   Глубокий вдох прибавил мне ещё немного спокойствия, а потому фраза, сорвавшаяся с моих губ, произнеслась со всей возможной хладнокровностью:
   - Ты меня обманул.
   - Когда? Нариса, я ни разу не солгал тебе. Конечно, кое о чём умалчивал, но и об этом тебе расскажу, только немного погодя, - развернув меня к себе лицом, Дар пристально всматривался в мои глаза, словно выискивая причину или надеясь, что я шучу.
   - Расскажешь? - подняла я одну бровь, от чего моё лицо приняло скептическое выражение.
   - Конечно, расскажу, - отрывисто кивнул Дар.
   - И о своей невесте тоже? - резко спросила я, перестав сопротивляться его объятиям.
   Мужчина опешил от неожиданности и замолчал. Я смотрела на него и ждала. Не знаю, чего именно, оправданий, отрицания, заверений, что мне показалось, но Дар, вздохнув, ответил, бесконечно удивив:
   - Нет. Об этом я постарался бы умолчать, по крайней мере, на какое-то время. Но не по тем причинам, о которых ты подумала. С леди Олман меня обручил отец, ибо такова традиция нашего рода, а мне на тот момент было всё равно, что происходит. Немногим позже я вообще забыл о факте наличия у меня невесты, слишком много обязанностей навалилось. А спустя ещё немного времени похитили Алиану, я перешёл в твой мир и познакомился с тобой и Яном, - Дар немного успокоился и продолжил менее напряжённым тоном. - Прости меня, Нари, но в тот момент, когда я увидел тебя, для меня моя "невеста" перестала существовать. Я хотел разорвать помолвку уже сейчас, но не смог, не потому, что не хочу, нет. Меня снова отвлекли мои обязанности, которые никуда не делись. И именно они разлучили меня с тобой на эти два месяца.
   Я задумалась. Объяснение Дара было понятным, и, несмотря на всё ещё бурлящую в крови обиду на него, я ему верила. Правда, верила, но и прощать так сразу не хотела - слишком больно мне было эти два месяца.
   - Почему тебе было всё равно, с кем обручиться? - спросила, заинтересовавшись этой фразой.
   - Потому, что тогда умерла моя мать, и я находился в жутком состоянии, не хотел видеть отца и практически ни с кем не общался, - глухо признался Дар и, посмотрев ему в глаза, я увидела там застарелую боль. Боль, которую невозможно забыть, и в порыве утешения я прикоснулась к его щеке. Дар чуть улыбнулся и накрыл мою руку своей, отнял от щеки, поцеловал в ладонь и, не отпуская, вернул на прежнее место. - Тогда отец решил обручить меня, думая, что таким образом удержит от глупостей. Удержал, да только сам был не рад. Впрочем, не об этом разговор. Так вот, отец подобрал мне невесту, лично я видел её всего несколько раз и последний, собственно, на обряде обручения. Затем навалились дела, я не мог и не хотел иметь с ней ничего общего, проводил много времени в разъездах. Прости меня.
   - Я подумаю, - хмыкнула я, уже точно зная, что простила. Похоже, где-то и сама виновата в своей обиде, завелась, не разобравшись и не поговорив сразу с Даром. - Только не делай так больше. Мне было очень больно.
   - Прости меня, любимая, - прошептал Дар, и я слегка вздрогнула. Всё ещё непривычно было осознавать, что он любит меня. Мужчина чуть улыбнулся и поцеловал меня в лоб. - Завтра поедем к оборотням. Я знаю, вы с Яном удивились, почему я не пустил вас одних. Дело не в вас или в них, дело во мне - я никуда не хочу тебя отпускать. Никуда без меня.
   - Когда именно мы отвезём ребёнка родителям? - настойчиво спросила я, полностью расслабляясь в руках Дара.
   - Как только мне придёт ответ от Вожака, я сообщу, когда выезжаем, - парень потёрся носом о мои волосы, что было удивительно приятно, я даже слегка улыбнулась. - Может быть, что и завтра выедем.
   - Хорошо, как представлю, что чувствует его мама... - вздохнула и вздрогнула, с трудом взяв себя в руки и стараясь не показать Дару, что творилось в моей душе. - Оборотни ведь обожают детей, для кланов порой нет разделения на своих и чужих детей, они общие и все нуждаются в ласке и защите. Ты не знаешь, но во всех оборотнических войнах за территорию, кои имели место быть в истории Арданата, не погиб ни один ребёнок. Могли вырезать стаю или клан, но детей - никогда, это наше будущее и наша опора.
   - Не знал о таком, - признался Дар, ещё крепче обхватывая меня руками, словно чувствуя, как мне плохо. А может, и правда чувствовал, но за такую поддержку я почти простила ему все обиды.
   - К сожалению, только оборотни так трепетно относятся к детям. Люди, когда уничтожали нас, не жалели никого, в том числе и детей. Иногда "память предков" очень поганая штука, - прошептала я, уткнувшись Дару в грудь. Чувствую, ещё немного, и разревусь. Да что сегодня со мной?
   - Ш-ш-ш, любимая, успокойся, - мужчина погладил меня по щеке, ещё ближе прижимая к своему сердцу. Его ровное биение медленно, но верно помогало прийти в себя. - У нас всё будет хорошо, я тебе обещаю, малышка, всё будет хорошо.
   - Ты не можешь этого знать, ты ведь не Амальтииртарэ, - попыталась пошутить я, даже не думая отстраняться.
   - Это не важно, Нари, совсем не важно, - Дар ласково улыбался, шевеля своим дыханием мои волосы. - Просто помни мои слова.
  
  

***

  
  
   Прислонившись спиной к высоченной берёзе, что росла в гордом одиночестве на крутом обрыве над рекой, Тарика задумчиво смотрела на противоположный край обрыва, где тихо и мирно паслись привычные для этой страны стада крупного рогатого скота. Мысли женщины были отнюдь не радостны, и волны недовольства, исходившие от её хрупкой фигурки, заставляли берёзу испуганно трепетать листочками и еле слышно поскрипывать. Даже скот, поначалу спокойно уничтожавший сочную траву, внезапно забеспокоился и отошёл подальше от обрыва.
   Мрачное настроение Смерти ощущало всё живое вокруг, только не понимало причину своего беспокойства.
   Обведя очередным хмурым взглядом пастораль вокруг, Тарика взяла себя в руки, перестав хмуриться, и постаралась разложить в памяти всю доступную на сегодняшний день информацию, перемешивая новые знания с давно запрятанными в глубину сознания воспоминаниями.
   Сейчас она находилась в Рималинтре, на границе с Никомирией и Веранодерой, и сомневалась, как ей дальше поступить. С одной стороны, дочь ей рассказала всё, что смогла узнать от льва, и женщина верила, что больше даже ей не узнать. С другой стороны, именно в этой стране она последний раз видела Тима, когда её позвал Творец, а ведь тогда за ними велась очень близкая охота. Вдруг, зная о ребёнке, Тим не исчез бы так надолго, а вернулся, едва охотники потеряли бы его след?
   Тяжело вздохнув, Тарика подумала о третьей возможности получить информацию, но... К сожалению, этой возможностью был Карад, родной брат её любимого, её друг, к которому ей было очень стыдно обращаться. Женщина прекрасно знала, что он сердится на её поступки, как шестнадцатилетней давности, так и двухлетней, она и сама понимала, что вина её огромна, вот только кто ж знал... Тарика жалела, что не задумавшись доверилась словам единственной подруги, вначале посоветовав отдать дочь на воспитание чужим, простым людям, а позже указала, в какой именно день сообщить о её существовании Караду.
   Но если не верить Видящей, кому тогда вообще верить? Этот вопрос Тарика задавала себе не первый год, да только так и не решила, какой ответ устраивает её больше. И ведь всегда знала, что Амальтииртарэ видит глобально, безошибочно выбирая наилучший вариант будущего, совершенно не задумываясь, во сколько обойдётся это теоретически лучшее будущее индивидууму. Да ей и не нужно это, задумываться над всякой мелочью.
   И вот сейчас Тарика размышляла, стоит ли идти винится перед Карадом и в случае успеха попробовать пробудить его каналы кровной связи с братом, или лучше отложить визит на позже, и не теряя времени попасть в Тораду, куда ведут последние нити связи с Тимом. К тому же, было в этом порту ещё одно дельце, от мысли о котором даже у Смерти чесались кулаки. Кровную обиду смывают только кровью, уж ей-то не знать об этом законе.
   Вообще-то, в её силах было ещё кое-что сделать. Мидос, бог-покровитель волков, мог в два счёта подсказать ей, где искать своего неспокойного внука, да только за своими семейными дрязгами этот подкаблучник полностью забросил свои обязанности, за что уже не раз был предупреждён Творцом. Но Тарика была уверена, что стоит ей попросить, и Мид поможет, тем более с его женой, красавицей Наятрой, они были неплохо знакомы. Вот только уже час как этот несносный бог не отзывался на её зов, что означало только одно - очередной скандал в семье. И помощи ей не видать.
   Значит, всё-таки Веранодера...
   Оторвавшись от так полюбившийся берёзы, Тарика стряхнула с волос пару успевших опасть листочков и мгновенно растворилась в воздухе, оставив после себя едва слышный аромат фрезии и ванили, так несвойственных её профессии, но так любимых Тимом.
   Да и почему бы и нет?
  
  

***

  
  
   На ужин мы уже по традиции собрались в столовой, только сегодня вместе с Даром, сидевшим во главе стола. Лисенок (его имя было Орнас), умаявшийся за день, снова спал на моей кровати, куда мы с Даром его уложили всего полчаса назад.
   Дар будет замечательным отцом, думала я, наблюдая, с каким интересом и терпением он возится с малышом на ковре, что-то показывая, рассказывая, или когда играл с ним в прятки, позволяя легко себя находить. Жаль, что мне не дано подарить ему сына...
   И вот, уложив ребёнка, мы собрались на ужин. Нат выглядел по-прежнему встревоженным, словно с минуты на минуту ожидал нападения оборотней за замок. Даже заверения Дара в том, что Вожак никогда так не поступит, не смогли его успокоить, и весь вечер он отвечал невпопад на все наши фразы и замечания. Легат и Дар время от времени что-то тихо обсуждали, тихо даже для моего острого слуха, а Ян и Рист спорили по поводу возможной телепортации к границам Силании. Поскольку их спор носил чисто теоретический характер, ибо ни одному, ни второму не хотелось на себе проверять свои выкладки, я особо не вслушивалась, скучая.
   Да, мне было скучно. За последние два года я так привыкла к постоянному движению, что последние недели в замке тяготили. Нет, было интересно и познавательно учиться у Ристана, сражаться с Натом и Легатом, волчицей бегать по здешним лесам, да только мне не хватало дорожной тряски и твёрдой земли под спиной. Странно, не правда ли?
   Вспоминая, как круто изменилась моя жизнь, удивлялась, как я когда-то жила без всего этого. И особенно, бросив косой взгляд на Дара, поражалась, как могла жить без него? Сейчас уже не осталось никакой обиды на его скрытость, только чуть грустное понимание, что вскоре нам придётся расстаться уже навсегда. И пусть до этого момента ещё есть время, сердце уже протестующее сжималось.
   Так, как этого мужчину, я не любила, и не полюблю уже никого.
   И когда обсуждающий с Легатом тонкости управления герцогством Дам мимолётно одарил меня лёгкой улыбкой, я свободно улыбнулась в ответ. На душе было светло и радостно, словно и не было этих двух месяцев грусти. Накрыв мою лежащую на столе ладонь своей, Дар слегка поглаживал её, а я заметила, как одобрительно смотрел на это Ян, продолжая разговаривать с магом. И, наверное, именно в этот момент, ощущая горячую руку любимого на своей и чувствуя незримую поддержку брата, я могла точно сказать, что счастлива, очень счастлива.
   Позже, когда мы успели вдвоём посидеть у камина, делясь воспоминаниями о своём счастливом детстве, о лучших друзьях и мечтах, что так и не воплотились в реальность, Дар проводил меня к комнате, и, желая спокойной ночи, ласково поцеловал пальцы моей руки, которую так и не выпустил за весь вечер. И я млела под этой невинной, но чувственной лаской, и, не признаваясь самой себе, ждала его поцелуя.
   Но Дар, одарив последним ласковым взглядом, просто ушёл, а я ещё несколько минут смотрела ему вслед, не понимая, почему так. Решив для себя, что утром обязательно поинтересуюсь причиной такого поступка, вошла в комнату.
  
   Утро разбудило меня суетой и криками, доносившимися со двора замка. И это не смотря на то, что моя комната находилась окнами на противоположную сторону! Орнас и Саф, сладко сопящие по обе стороны от меня, не проснулись, и я аккуратно поднялась, так и не разбудив их. Накинув халат и отбросив за спину распущенные волосы, вышла из комнаты, чтобы с любопытством выглянуть в окно в коридоре. По всему периметру замковой площади сновали слуги, подгоняемые громкими распоряжениями управляющего, а ближе к воротам командир гвардии давал указания отряду солдат численностью в пять лиц. Интересно, что происходит?
   - Мы выезжаем через час, - услышала я за спиной, словно в ответ на собственные мысли, голос Дара и резко обернулась. - А я как раз шёл тебя будить и попросить собираться. Вожак ночью прислал ответ, что нас ждут и встретят. - И окинув меня восхищённым взглядом, прибавил: - Ух ты, Нари, я и не думал, что ты настолько хорошенькая по утрам.
   В глубине меня сестрёнка подавилась зевком, услышав такой комплимент, и захихикала. Ещё бы, а то мы не знаем, насколько взъерошено выглядит моё утреннее отражение в зеркале, да ещё и помятое после сна. И потому мой подозрительно-скептический взгляд был более чем оправдан.
   - Правда-правда, - заверил Дар, правильно поняв мой скептицизм. - Очень красивая, так бы и зацеловал всю.
   - Чего тогда вчера не целовал? - буркнула я, слегка покраснев.
   - Удовольствие растягиваю, - широко улыбнулся этот пройдоха.
   - Смотри на всю жизнь не растяни, - показала ему язык и скрылась в комнате, рассмеявшись, услышав за спиной:
   - С превеликой радостью!
   За следующие полчаса я успела принять душ, собрать свои вещи, разбудить Сафа и Орнаса, одеть последнего в любезно предоставленные мне вещи младшего сына управляющего и спуститься вместе с ними в столовую в надежде на завтрак.
   Наши надежды, естественно, оправдались, ибо с поварихой о важности пищи не решался спорить и сам Дар, а потому трапезы в замке были регулярны и обильны. За столом уже присутствовали все мужчины, и наше с котом и ребёнком появление не осталось незамеченным. Саф тут же забрался на колени Дара, посматривая в глаза в ожидании лакомых кусочков, а Орнаса забрал Ян.
   В течение всего завтрака Дар ни слова не сказал о намечающейся поездке, и лишь когда все поели, быстро прояснил ситуацию. Глубокой ночью получив ответ от Вождя оборотней, рано утром он отдал приказ страже о формировании отряда сопровождения, уведомил управляющего о нашем отъезде и разбудил Яна, Натана и Легата. Последние два провожали нас лишь до развилки, как выразился Дар, и отбывали в столицу, ну а мы, собственно, ехали к оборотням.
   Забрав из комнат сумки и корзину Сафа, я осмотрелась напоследок. Если честно, мне очень понравилось жить тут, было уютно, как у тёти с дядей, и уезжать почему-то сразу стало грустно. В такие минуты очень хотелось иметь свой дом, семью, но... Решительно отбросив эти мысли, развернулась и быстро спустилась вниз.
   Естественно, никто кроме меня не смог подойти к Тени, поскольку никаких дополнительных указаний я тому не давала, и конь полностью проявил свой строптивый нрав, не подпустив к себе ни Дара, ни даже Яна. И, когда я подошла, возле конюшни стояла толпа слуг, со смехом наблюдавшая за бесплатным развлечением под названием: "Поймай коня молодой госпожи". Ну и чем после этого варны отличаются от людей?
   Сбросив сумки на землю, под хохот сестрёнки поспешила спасти остатки достоинства брата и Дара. Свистнув, от чего не ожидавший такого люд вздрогнул, грозно посмотрела на Тень, давая понять, что явилась хозяйка, и шутки кончились. Мой конь тут же послушно подбежал, издавая приветственное ржание, и безропотно позволил себя оседлать, хитро кося глазом на стоявших поодаль мужчин.
   Это безобразие продолжалось, пока Дар вскользь не заметил Яну, что пора бы подыскать для Лунной подходящего жеребца, ибо такой красавице-кобыле грех оставаться одной без жениха. Стригущий ушами Тень тут же принял самую гордевитую позу, но в его мыслях проскальзывало беспокойство. Тихонько посмеявшись всему происходившему, я закрепила сумки, потрепала коня по холке и влетела в седло.
   Дар дал последние указания управляющему и последним сел на лошадь. Орнаса взял в седло Ян, поскольку именно он имел наибольший опыт в перевозке детей таким образом и мог облегчить путь для малыша, ну а со мной привычно путешествовал котёнок. Помахав остававшимся в замке, наша кавалькада выдвинулась по дороге на Силанию, и, обернувшись, я последний раз взглянула на наш временный приют. Ободряюще подмигнув мне солнечным лучом, отразившимся с крыши башни, замок словно не прощался, а желал скорого возвращения. Улыбнувшись, я пришпорила Тень, уже совсем не ощущая грусти, лишь предвкушения чего-то нового, неизведанного.
   До развилки дорог, где мы должны были расстаться с ребятами, проехали за полдня без остановок. Минуя деревни и леса, которые были основой герцогства, дивилась отсутствия сколь какого-нибудь большого города. К слову, это и раньше меня удивляло, вот только отчего-то не приходило в голову поинтересоваться причинами. И вот снова обратив внимание на такую странность, задала вопрос Дару:
   - Скажи, почему твоё герцогство состоит из лесов и деревень? Где баронства и города, хотя бы один?
   - Так захотел первый герцог Кортас, а все его потомки не стали ничего менять. И я в том числе. На это есть причины, и я тебе обязательно о них расскажу.
   - Рист, скоро развилка. Не передумал? - поинтересовался у мага Нат.
   - Нет, в столицу я не поеду, имею несколько свободных дней, и желаю провести их более интересно, - меланхолично ответил тот. Ещё бы, этот вопрос Наттимер задавал уже в пятый раз за последние три часа.
   - Ну, как хочешь, - буркнул Нат и покрепче сжал поводья. Он уже понял, что нас не переубедить, и вот теперь и Рист доказал ему это.
   Сердечно попрощавшись с Оллегатом и Наттимером и выслушав от них пожелания успехов и осторожности, уже впятером плюс отряд сопровождения двинулись к границе страны оборотней. По словам Дара, а также по карте было понятно, что в Силанию мы прибудем завтра днём, и от предвкушения ночёвки под открытым небом я едва не подпрыгивала в седле. Да и Риса тоже довольно порыкивала, и мысленно уговаривала Ника разрешить ей подольше побегать вечерком. Брат стойко сносил её нытьё и лишь закатывал глаза, но я ощущала, что и в его мыслях было нетерпение.
   За день мы сделали всего две остановки, одну на обед, и вторую по срочной просьбе Орнаса. И лишь ближе к вечеру стали искать подходящее место для ужина и ночлега. Пока воины ставили себе палатки (мы от них отказались, хотя и было предложение взять), я и Ян сварили кашу с мясом, благо замковых запасов нам дали прилично, и пока она не успела остыть, все быстро её съели. Когда Нафис, командир охраны, подошёл к Дару за разрешением послать кого-то из своих на разведку, я перебила их и сообщила, что в этом нет необходимости, я сама всё сделаю. Махнув хвостом на беспокойное: "Будь осторожна" Дара, живо рванула в лес, желая быстрее оторваться от Ника. Отдав контроль за телом сестрёнке, я лишь краем глаза посматривала кругом, но ничего опасного мои инстинкты не говорили, и сделав несколько кругов вокруг нашей стоянки, убедилась в спокойствии здешнего места. А раз так, то можно порадовать Рису...
   К своему лежаку вернулась только через час уже в человеческом облике, довольная и уставшая. Кажется, сестрёнка нагулялась на неделю вперёд, и сейчас свернулась клубком и уже почти спала. Чего и мне желала. Сообщим мужчинам, что никакой опасности на несколько километров не наблюдается, я только пожала плечами на упрямое решение командира выставить часовых и, буркнув, что мол зря только не выспитесь, заползла под одеяло и мгновенно провалилась в сон.
   Мне снилось, что я иду по снегу, впереди виднеются горы с белоснежными шапками, и в неба тоже шёл снег, крупные снежинки опускались на мой нос и ледяными каплями растворялись на тёплой коже. Было очень холодно, так, что стучали зубы. Именно от этого стука я и пробудилась, чтобы узнать, что мои зубы стучат и наяву, а одеяло совсем не греет.
   Дрожа, я слегка приподнялась на локте, увидев, что все солдаты, видимо, послушав моего совета, спят в своих палатках, Ян с головой укрылся одеялом и плащом и, кажется, ему не было столь холодно, а Дар наоборот даже слегка раскрылся, чем не на шутку меня озадачил. Чувствуя, как с каждой последующей секундой я всё больше дрожу, подумала и, захватив с собой одеяла, подошла к Дару.
   Расстелив рядом с ним нижнее одеяло, улеглась, и укрывшись сверху, как можно плотнее прижалась спиной к мужчине, не прекращая дрожать. Наверное, именно моя дрожь в конце концов его разбудила и, приподняв голову, он с удивлением посмотрел на меня.
   - Холодно, - отстучала я зубами, никак не согреваясь.
   Дар, осмотревшись и убедившись, что да, довольно прохладно, сгрёб меня в охапку вместе с одеялом, и расположил практически на себе, накрыв сверху ещё и своим одеялом. Мужчина вздрогнул, когда я ткнулась своим ледяным носом в его шею, и крепче обнял, согревая в первую очередь своим теплом. Медленно расслабляя замерзшие мышцы, я потихоньку согрелась, и, окружённая жаром тела Дара и его запахом не заметила, как снова заснула.
   И снился мне уже иной сон, в котором не было ни снега, ни ледяных гор, зато были ласковые руки любимого мужчины и чёрные крылья, надёжно несущие меня над синей гладью моря, алой искрой отблескивая в закатных лучах.
  
   Утром мы споро позавтракали и продолжили путь. Дар ехал во главе отряда, разговаривая с командиром, а мы с Яном передвигались за ними. Брат посматривал на меня, но ничего не говорил, а я лишь довольно щурилась. Давно так хорошо не высыпалась, и даже пробуждение, которое увидели все присутствующие на поляне, лишь слегка смутило, но не более того. Хм, даже странно немного, но чем больше времени я провожу с Даром, тем меньше страха, неуверенности и стеснения остаётся у меня внутри.
   Не увидев ничего тревожного, братик пожаловался, что ужасно плохо спал, и теперь жалел, что мы отказались от палаток, хотя бы одной на всех. Но кто ж знал, что ночами уже так холодно? Радует, что следующую ночь мы будет ночевать у оборотней, но что будет дальше?
   Когда мы покинули пределы герцогства, Дар просто обратил наше внимание на этот факт, хотя в общем-то ничего существенного не изменилось. Затем мы съехали с основной дороги, и герцог повёл нас, как он выразился, короткой тропой, о которой знали далеко не многие.
   "Может, и не многие варны, но оборотни этой тропой или дорожкой пользовались достаточно часто", - подумала я, поскольку натоптана она прилично не только лошадьми, но и узкими повозками. На этой тропе мы и пообедали, практически не слезая с седла, и поехали дальше.
   Местность у границы с Силанией ничем особым не выделялась. Тот же лес, какой растёт везде, те же поля, только не возделанные, разве что дичи было меньше. Но чем ближе подъезжали мы, тем беспокойнее становилось у меня внутри. Риса ощущала слежку, и сестрёнке это жутко не нравилось. Еле успевала захлопывать рот, чтобы из него не вырывалось непроизвольное рычание.
   Ян тоже выглядел обеспокоенным, хотя внешне это ничем не выражалось. Внешне брат был спокойнее Дара, что уже само по себе невероятно. Но я ощущала, как оба моих мужчины напряжены, хотя и кажутся расслабленными.
   Лениво рассматривая окружающую природу, я осторожно высматривала тех, кто следил за нашим продвижением, но ничего не выходило, разведчики оборотней было что надо. Через несколько минут Ян шёпотом попросил меня прекратить это занятие и настроиться на встречу с представителями нашего народа в этом мире. Озадаченно посмотрев на него, услышала объяснение уже от Дара - мы практически подъехали к границе Силании.
  
   Какой может быть застава у оборотней? Слишком официальной, как граница между Эринтеей и Рималинтрой? Или очень шумной, как у Никомирии? Почему-то именно этот вопрос волновал меня больше остальных, и даже постоянные взгляды, от которых уже начали чесаться лопатки, не настолько беспокоили.
   Дорога резко повернула и моему взгляду предстало то, о чём я думала последние несколько минут. Застава оборотней была... обманчивой. Да-да именно обманчивой. Судите сами: большие широкие ворота, деревянные, лишь слегка обитые железными обручами, внутри по краям ворот две дозорные башни с лучниками или арбалетчиками, далее в обще стороны большим прямоугольником расходятся бревенчатые стены с такими же башнями примерно через сто пятьдесят - двести метров каждая.
   Ворота распахнуты, мол, проезжайте, гости дорогие, и только одинокий стражник в мягком доспехе подпирает их, словно невзначай поглядывая в нашу сторону. Дальше за воротами виднелись ещё одни ворота, также распахнутые, за которыми вилась дорога, ведущая, как я понимаю, в глубину страны оборотней и по которой предстояло ехать и нам.
   Остановив Лунную возле этого расслабленного стражника, Дар выразительно поднял бровь.
   - Приветствую вас в стране оборотней - Силании, - заученным тоном сказал тот, даже и не подумав поменять позу. - Оружие, контрабанду и запрещённые травы, если таковые имеются, можно продать сразу мне, или, коль есть желание, могу указать на надёжных торговцев, которые дадут за всё вышеназванное хорошую цену. Нет? Жаль. Тогда за въезд в Силанию с каждого всадника причитается одна серебряная монета, ввоз конины входит в общую стоимость проезда. Желаю вам приятного времяпровождения в нашей стране.
   Стражник замолчал и посмотрел на Дара. Тот, в свою очередь, также смотрел на мужчину, не меняя скептического выражения лица. Примерно минуту они вот так мерялись взглядами, пока Дар не вздохнул и немного устало не вопросил:
   - Феликс, тебе не надоело паясничать? Сколько приезжаю, а ты вечно выдумываешь что-то новенькое.
   - Иначе скучно жить, - засмеявшись, оборотень подождал, пока Дар спешится и заключил его в крепкие объятия. - Я очень рад видеть тебя, друг мой.
   - И я тебя тоже, друг, - похлопал он мужчину по спине. - Знакомься, это мои друзья: Нариса и Янникар Карди, виконт Ристан Ферингер. Ребята, это мой хороший друг Феликс Ин'Фарион*.
   - Один из возможных наследников Вожака? - с интересом уточнил Рист.
   - Это решать не мне, - с лёгкой улыбкой ответил оборотень, да только его взгляд остался серьёзным и сосредоточенным.
   Пока он отвечал Ристану, я успела рассмотреть первого встреченного нами оборотня в этом мире. Если взять во внимание вопрос Риста, то получается, что его зверь - пантера, что многое объясняет. По крайней мере, внешность уж точно.
   Мужчина был высоким, ростом с Дара, чёрные волосы коротко пострижены так, что на шее ничего не болтается, золотисто-ореховые глаза смотрят мягко, но в то же время цепко. Лёгкий доспех из плотной кожи ладно сидит на поджарой фигуре, а рукоять меча на поясе говорит о том, что его владелец неплохо им владеет.
   Пока мы рассматривали оборотня, а он нас, Дар отдал приказ капитану отряда возвращаться в герцогство, а сам снова посмотрел на Феликса.
   - Вожак вас ждёт, - сообщил нам он и пронзительно свистнул.
   Подбежавший на свист вороной конь скосил заинтересованный взгляд на Лунную и злобный - на Тень. Ясно, конкурент объявился. Я похлопала своего друга по холке и мысленно пожелала удачи с дамой сердца.
   Вскочив на коня, Феликс пристроился во главе отряда рядом с Даром и стал проводником. Едва мы въехали в ворота и проехали сквозь противоположные, как я сразу почувствовала отсутствие посторонних взглядов и оживилась. Мы уже ступили на дорогу, местность вокруг стала несколько интереснее. Природы, конечно меньше не стало, зато появились следы обитаемости, а несколькими километрами позже стали появляться отдельные хуторки с целыми семьями.
   С каждым новым километром, приближающим нас к столице Силании, количество домов всё увеличивалось, подчас мы проезжали целые посёлки или городки, не останавливаясь ни в одном из них, лишь провожаемые любопытными взглядами прохожих. Удивляло меня то, что везде были лишь одноэтажные дома, с большим двором, цветником и огородом. Двухэтажные дома встречались очень редко, но я заметила, что в них жили очень большие семьи.
   Ничего похожее на большой город с его каменными мостовыми и высокими домами, узкими улочками и миллионов разнообразных запахов нам так и не встретилось, зато я обратила внимание на большое количество детей, играющих во дворах домов, от маленьких, не больше трёх лет, как Орнас, до более взрослых, лет тринадцати - четырнадцати.
   Старшие детки развлекали малышей, брали их на руки, а малыши ходили за старшими хвостиками, то и дело оборачиваясь во вторую ипостась. И хотя большинство детей оборачивалось лисами, но можно было увидеть и маленького зайчонка, и воронёнка, и ястребёнка, и даже пантеру. Как позже пояснил Дар, браки между разными кланами не редкость, и никем не возбраняется.
   Постоянная смесь ипостаси вызывала улыбку у меня и Яна, а у Рикста жуткое любопытство. Увидев первого такого ребёнка, маг повернулся ко мне и встревожено спросил, не больно ли им.
   - Нет, не больно. У таких малышей оборот не менее естественен, чем прорезание новых зубов или слова "мама" и "папа", - пояснил ему Ян.
   - Вы много знаете о нашей физиологии, - заметил Феликс, как оказалось, прислушивающийся к разговору. - Знаете больше, чем многие люди, ранее побывавшие здесь.
   - На это есть свои причины, - подмигнув мне, ответил братик. - И главная из них - я не человек.
   - Я знаю, - спокойно кивнул нам Феликс, - только ещё не разобрался, кто вы.
   - Позже узнаешь, - оборвал дискуссию Дар.
   - Как скажешь, друг, - бросив на нас непонятный взгляд, Феликс отвернулся и заговорил с Даром о ком-то по имени Модикус, видимо, общем знакомом.
   Прошёл ещё час и только тогда появись первые признаки приближающейся столицы. Местность вокруг тала более густонаселённой, появились рукотворные ставки и озёра, на встречу нам стали попадаться всадники, по одному или в компании едущие из столицы. Время от времени мимо в обе стороны проезжали крытые обозы с охраной. Некоторые всадники время от времени кивали Феликсу, но все без исключения рассматривали нас. Что ж, любопытство у оборотней в крови, мне ли не знать об этом.
   Дорога вильнула, подняла нас на пригорок, с высоты которого открылся чудесный вид на раскинувшийся внизу в долине город. Если его сравнивать со столицей Эринтеи, то конечно он проиграет по размеру и вычурности, но именно в таком городе мне хотелось бы пожить. По крайней мере до тех пор, пока не рассмотрю всё интересное.
   Столица начиналась... озером. Да, именно озером, широким, прозрачным, с хорошим спуском для купания, мягкой травой вокруг, с беседками, скамеечками, полянками, утоптанными для замечательного семейного или дружественного отдыха. Чуть дальше уже начинались улицы с одно- и двухэтажными каменными домами с палисадниками. Вообще улицы в столице имели форму ровного прямоугольника, в центре которого располагался парк с фонтанами, ставками, скамеечками для отдыха жителей, с рядом кафешек и магазинчиков.
   За парком размещалась большая площадь, в самом конце которой находилось широкое белое здание с кариатидами по фасаду. Наверное, это что-то вроде административного здания, где обитал Вожак с помощниками. За этим зданием угадывались какие-то квадратные постройки, я предположила, что это казармы городской стражи, потому как чуть дальше виднелся плац и нечто вроде тренировочной площадки.
   Город просто утопал в цветах, везде были клумбы и палисадники, фонтанчики, маленькие и большие, в городском парке стояли скульптуры. Я видела улыбающихся взрослых, смеющихся подростком и весело играющих детей, и на душе тоже стало светло и радостно.
   - Красиво! - практически благоговейно шепнула я.
   - Согласен, - так же шепотом сказал Ян. - Вот бы маму с папой сюда.
   - Ага, - не отрывая взгляд от так понравившейся картины, согласилась с мыслью брата. Дяде Караду и тёте Илане здесь бы понравилось, я уверена. Да и моей маме тоже. Хотя, наверное, она была тут.
   - Поехали, ребята, нас ждут, - позвал нас Дар, поворачивая Лунную вслед за конём Феликса.
   Мы с Яном переглянулись, одновременно вздохнули и устремились вслед за ними. Ристан, до этого рассматривающий какой-то незнакомый ему цветок (вид города магу быстро наскучил), неохотно оторвался от него и поехал следом.
   При въезде в Улиму (а именно так называлась столица Силании) не было ни стен, ни заграждений, ни стражников, ни платы на проезд. Но вот любопытных взглядов было видимо-невидимо. Вначале у озера, где развлекалась молодёжь, затем, когда мы проезжали по улицам города, на нас смотрели из окон домов, с балконов, да и простые прохожие с интересом косились вслед.
   Спустя какое-то время мы наконец подъехали к тому административному зданию, что видели ещё с горы, и я увидела двух стражников, охраняющих вход. Один их внешний вид внушал трепет и уважение. Это были высокие, на целую голову выше Дара и Яна, широкоплечие, мускулистые воины, одетые в кожаные куртки, черные штаны и высокие ботинки, вооруженные мечами, кинжалами, и, как я думаю, имели немало скрытого арсенала. Смотря им в глаза, ясно видела, какой у них зверь: сильный, могучий, быстрый, уверенный в себе и своём праве. Настоящий защитник своего дома и своих близких.
   Из здания навстречу нам вышел командир стражи, отличающийся от своих подчинённых только нашивками на куртке, и, представившись Ровиндилом Фарион, уточнил у Дара цель нашего приезда. Отдав ему письмо Вожака, которое командир к его чести лишь слегка просмотрел, больше времени уделив печати, Дар вежливо ответил на несколько дополнительных вопросов и легко согласился подождать, пока Вожака известят о нашем прибытии.
   Приказав ближайшему подчинённому увести наших коней на конюшню, командир провёл нас в здание Городского Совета, как оно тут именовалось, и пригласил в один из кабинетов, заверив, что как только Вожак прикажет, нас тут же к нему проведут. Когда командир ушёл, я поймала себя на мысли, что кроме нескольких взглядов, в основном женских, никто из жителей не спросил, почему мы везём с собой ребёнка, их ребёнка. Даже командир стражи и тот проявил интереса не больше, чем ко всем нас, и это сбивало с толку.
   Разместившись в довольно мягких креслах, мы молча наблюдали за игрой мальчика с Сафом, расположившихся на широком ковре в центре комнаты. Судя по мыслеформам удовольствия, которые излучал котёнок, малыш ему тоже нравился, и играть с ним Сафу было весело.
   - Вы всегда всех пропускаете так легко, как нас? - поинтересовался у Феликса Ристан, кося глазом на полки с несколькими книгами, оставленными здесь, видимо, для борьбы со скукой ожидания. Учитывая, что вторым глазом он пытался смотреть на оборотня, выглядело это на редкость комично, и я кашлянула пару раз в ладонь, чтобы скрыть смех.
   - У нас было письмо вожака и помощь Феликса, - строго сказал другу Дар. - Без этого нас остановили бы на заставе и продержали бы там столько времени, сколько потребовалось бы на донесение Вожаку. Или кому-то из советников.
   - Что-то я не заметил особой охраны на этой заставе, - сморщил нос Рист. - Несколько лучников и всё.
   - Друг, ты сегодня не с той ноги встал? - удивлённо спросил его Дар.
   - Не заметил, потому что не должен был, - спокойно вмешался в их разговор брат, которому надоело брюзжание мага. - Лучники - всего лишь видимая часть гарнизона, как и те несколько стражников, что бродили между вышками. Да-да, и такие были, а то, что ты их не увидел, значит, плохо смотрел. Основная часть гарнизона рассредоточилась по окрестным лесам вокруг заставы. Даже Нари подтвердит, что за нашим продвижением наблюдали несколько часов. Но самое главное, что ты пропустил - это наблюдение с воздуха.
   - Что!? - округлил глаза Ристан.
   - Ястребы, друг мой, ястребы, - усмехнулся Ян. - Или ты забыл, какие расы оборотней живут в твоём мире?
   - Забыл, - чуть смутившись, признался Рист. - В последнее время было столько интересных проектов, а политика никогда меня не привлекала.
   - Всё с тобой ясно, - хмыкнул брат, замечая, как на него пристально и отнюдь не дружелюбно смотрит Феликс.
   - Ты ему не нравишься, - осторожно предупредила я Яна, пока оборотень что-то спрашивал у Дара.
   - Это нормально, он меня не знает, не знает, ни кто я, ни откуда, но то, что он уже услышал, даёт повод для беспокойства. Но не волнуйся, Феликс не станет совершать глупости, - заверил меня брат.
   - Почему ты так уверен? - спросила я, подхватывая на руки Сафа. Уф, тяжелый он что-то стал на замковых харчах.
   - Чувствую, - пожал плечами Ян, усаживая к себе на колени подбежавшего Орнаса. - Вспыльчивого и недальновидного никогда бы не назвали в числе претендентов на звание Вожака, а потому Феликс трижды подумает, прежде чем что-либо предпринимать.
   - Я верю тебе, - улыбнулась я братику и получила в ответ такую же любящую улыбку.
   - Вожак готов вас принять, - официально сообщил нам высокий, стройный мужчина в дорогом камзоле, лишённым лишних украшений, кроме длинной золотой цепочки. Оглядев всю компанию и чуть дольше задержав взгляд на Даре, он пригласил следовать за ним.
   Вожак принимал нас в кабинете, где, по всей видимости, работал уже не один час, так как бумаг на столе было много, да и второй оборотень, то ли советник, то ли секретарь тоже держал в руках пухлую папку с документами. При нашем появлении повинуясь жесту Вожака, оба оборотня сдержанно поклонились и покинули кабинет, а сам Вожак встал и шагнул нам навстречу.
   Это был мужчина, которому можно было дать лет сорок - пятьдесят, вот только я чувствовала, что не возраст определяет его, а ощущение надёжности, эдакой скалы, неприступной дождям и ветрам, и неоспоримой харизмы. Темноволос, строен и одновременно мощен, золотые глаза смотрят цепко и в то же время добро, большие ладони легко держат как перо, так и меч, а то и два. Он сразу понравился мне.
   - Здравствуй, Скандар, - оба мужчины крепко пожали друг другу руки. - Я уже стал забывать, как ты выглядишь.
   - Не преувеличивай, Альгин, я не был у тебя всего лишь два года, - чуть грустно улыбнулся Дар. - И ты прекрасно знаешь причины этого.
   - Знаю, - подтвердил Вожак. - Ну да ладно. Рассказывай.
   Кратко поведав ему обо всём происходившем на границе герцогства, а также историю нахождения Орнаса, Дар не стал скрывать то, что ребёнка нашли мы с Яном, хотя логичнее можно было предположить, что ему проще было бы вообще не упоминать нашего участия. Альгин, выслушав рассказ друга, подошёл к поставленному на пол малышу, присел перед ним на корточки и погладил по голове.
   - Значит, вот кто стал виновником переполоха, - Вожак не ругал, он просто по-отечески выговаривал. - Малыш, ты помнишь, каким образом пропал из дома и очутился на границе герцогства?
   - Неть, - ребёнок отрицательно покачал головкой, при этом хмурясь, словно стараясь вспомнить.
   - Ну хорошо, сейчас тебя отведут к дяде Модикусу, он тебя осмотрит и вернёт родителям, - ещё раз потрепав ребёнка по волосам, Вожак поднялся и потянул за неприметный шнур возле своего стола. Спустя несколько секунд вошёл один из стражников, который, выслушав приказ, и забрал ребёнка.
   Когда за ними закрылась дверь, Вожак переместил взгляд на Дара, и когда тот удивленно выгнул бровь, ехидно сказал:
   - Может, представишь мне моих гостей?
   - Как скажите, Ваше оборотническое величество, - не менее ехидно отозвался Дар. - Разреши представить тебе моих друзей: Нарису и Янникара Карди, виконт Ристан Ферингер. С Феликсом, я думаю, ты и сам знаком. Ребята, это правитель Силании Альгин Лас'Фарион.
   - Язва, - беззлобно буркнул Вожак. - Мне очень приятно познакомиться с друзьями Дара, особенно, со столь очаровательной девушкой, - мужчина подошёл и поцеловал мне руку, явно дразня друга. - Можете называть меня Вожаком, как и все.
   - Нам тоже приятно познакомиться с правителей столь интересной для нас расы, - улыбнулся брат, вежливо склонив голову.
   - И чем же наша раса так заинтересовала представителей человеческой расы, позвольте поинтересоваться, - наиграно удивлённо спросил правитель.
   - Всем, - не поддался на уловку Ян.
   - Альгин, перестань хитрить, ты ведь почувствовал, что ни Нариса, ни Янникар не являются людьми, - одернул мужчину Дар. - Лучше скажи, где мы можем расположиться, смыть с себя дорожную пыль и отдохнуть.
   - Можно подумать, что за два года ты забыл, где находятся твои покои, - хмыкнул Вожак. - Твоих друзей разместили по соседству, так что можете идти отдыхать, позже поговорим.
   - Правитель, один вопрос, - влез Ян, и по кивку Вожака продолжил: - Скажите, нам доступен свободный выход в город или приставят охрану?
   - Зачем же охранять гостей оборотней? - Вожак приподнял густую бровь. - Вы можете свободно гулять по городу и его окрестностям, равно как и любой житель столицы.
   - Даже если нам интересен быт его жителей? - вступила в разговор я.
   - Хм, ребята, вы ничего не хотите мне рассказать? - поинтересовался Алигин, переводя взгляд с меня на Яна. - А, Дар, что я не знаю?
   - Ну, ты слышал историю про Алиану? - уточнил друг. - Ну, так вот Нари и Ян помогли мне с её поиском.
   - И что? - спросил Феликс, про присутствие которого немного позабыли, и который с интересом прислушивался к разговору.
   - Помогли в своём мире, - пояснил Дар, выделив интонацией "своём".
   - Понятно, - Вожак некоторое время обдумывал полученную информацию, а затем снова посмотрел на нас. - И всё-таки я не понимаю столь явный ваш интерес к нам. В вашем мире нет оборотней, и вы хотите больше узнать о нас только по этой причине?
   - Нет, не по этой, - Ян пристально посмотрел в глаза Вожаку, - а потому, что я и сестра тоже оборотни, и мы хотели бы немного пожить в вашем городе и посмотреть различия между вашей жизнью и нашей.
   Краем глаза я заметила крайне удивлённое выражение лица Феликса, ушедшего в себя, и усмехнулась уголком губ. Вожак тоже удивился, но мужчина давно умел овладевать собственными эмоциями, а потому всего лишь дал нам разрешение на свободное проживание в столице, и попросил, когда отдохнём, уделить ему время и поговорить.
   Вожак, как и все оборотни, тоже был любопытным, и ему тоже было интересно узнать нас. Впрочем, как бы там ни было, его чувства были взаимны.
  
  
   * Фарион - фамилия всего клана пантер мира Танникор. Но при этом также имеются некоторые отличия. Приставка "Ин'" перед фамилией присваивается тем юношам, которые выбираются как наиболее вероятные будущие Вожаки. Таких юношей одномоментно может быть от пяти до восьми, и когда в итоге выбирается один из них, получая к фамилии приставку правящего "Лас'", остальные чаще всего становятся его советниками и первыми помощниками. В таком случае меняется и их приставка.
  
  

Глава 6 (22). Силания

  
  
  
   Нас расположили в здании Совета на третьем этаже, где были предусмотрены покои для послов и делегаций. Войдя в выделенные мне комнаты, первое, что стало ясно - оборотни не приемлют роскошь, излишества и явно не любят большие пространства. Что странно, ведь лично для меня мчаться волчицей по лесу или по полю вызывает просто чистый восторг, когда вокруг природа, над головой лазурь неба и золото солнца, и столько пространства, что его не объять. Но, видимо, в помещениях здесь всё по-другому.
   Небольшая центральная комната, уютная, выполненная в бежево-коричневых тонах, с камином, креслом-качалкой у него, книжной полкой над камином, диваном, столиком и мягким ковром располагала к настоящему домашнему уюту. Далее находилась спальня в коричнево-зелённой цветовой гамме. Широкая кровать, комод, платяной шкаф, трюмо с высоким зеркалом и таким же мягким ковром на полу. При виде всего этого мне почему-то сразу захотелось спать, хотя до вечера ещё несколько часов.
   Правда, одно неудобство всё же присутствовало: в отличие от замка Дара, здесь не предусматривались ванные комнаты при покоях, они находились отдельно на этаже, в концах коридоров. А поскольку смыть с себя пыль дороги очень хотелось, деваться было некуда.
   Опустив Сафа на кровать, я попросила малыша никуда не ходить, хотя бы пока я не узнаю, как оборотни отнесутся к присутствию лесного кота на их территории. Всё-таки не стоит забывать о том, что это другом мир, со своими законами, и не стоит их игнорировать.
   Разобрав сумку, я аккуратно разложила и развесила вещи в шкаф, разглаживая их и убирая возможную пыль, на нижнюю полку шкафа кинула сумку, куда сложила всё лишнее оружие. Не думаю, что нам тут что-то угрожает, а значит вполне можно ограничиться мечами. Взяв мыло, полотенце, простые брюки и рубашку, попросила котёнка не хулиганить и направилась в ближайшую ванную комнату, предвкушая тёплый душ.
   Увы, душа не оказалось, зато была просто огромная ванна, в которой могли поместиться три меня, и ещё оставалось свободное место. С наслаждением полежав в ней, я отмыла всю прилипшую пыль и вымыла волосы. Мыло, которое мне дали служанки в замке, оказалось просто чудесным, с вкусным земляничным запахом, и я пожалела, что взяла всего три бруска.
   Когда вода в ванне немного остыла, я спустила её и набрала ещё. Полежав минут десять, всё-таки решила, что хватит и вылезла из ванны. Насухо вытерев волосы и тело, смыла воду в ванне, оделась, и, захватив прежний костюм, уже чистый и выглаженный, вышла из ванной, продолжая сушить волосы полотенцем.
   Сделав пять шагов, внезапно ткнулась носом в чью-то грудь, и хотя запах сразу сказал мне, чья это грудь, всё же подняла взгляд. Дар с улыбкой смотрел на меня, не делая никаких движений, чтобы пропустить или обойти. Перестав сушишь волосы, вопросительно посмотрела на мужчину, который, чуть склонив голову, вдохнул запах моих волос, облизнулся и легко отступил в сторону, давая мне дорогу.
   Подозрительно покосившись на его телодвижения, вернулась к себе. Повесив полотенце на спинку стула у трюмо, переобулась в сандалии, в которых ходила в пустыне, потому как в стране оборотней было намного теплее, чем когда мы выезжали из замка. Сапоги и костюм определила в шкаф и посмотрела на вылизывающегося котёнка.
   - Может, тебя тоже стоит искупать? - вслух спросила я у него.
   Саф сделал вид, что вопрос был обращён не к нему. Видно котёнок не считал себя достаточно грязным для купания, ведь, хотя он и не боялся воды, но как любой порядочный кот не слишком её любил.
   - Ну, раз ты так уверен, то ладно.
   Расчесав подсохшие волосы, я не стала мудрить, а просто заплела их в одну косу, обернув её вокруг головы и закрепив шпильками. Для дороги такая причёска не годилась, зато сейчас была очень даже удобной. Присев на кровать, задумалась. Мне очень хотелось пойти в голод и посмотреть, как живут тут оборотни, да и сам город манил тоже. Но, наверное, сейчас нельзя. Может, у Дара спросить? Он вроде как друг Вожака, может, нам всё же можно немного погулять?
   Помучавшись неизвестностью примерно минут десять, я всё же решила сходить к Дару. Надеюсь, что он уже закончил мыться и находился в своей комнате. Постучав, убедилась, что друг там, и тихонько приоткрыла дверь.
   - Нари, заходи, не бойся.
   - С чего ты взял, что я боюсь, - фыркнула я. Вопрос, а как он вообще узнал, что это я, в голову не пришёл.
   - Ну, тогда не стесняйся, - голос Дара доносился из спальни, и под влиянием его последней фразы я пошла туда.
   - Вовсе я не стесняюсь, я...
   Какое слово я хотела сказать, уже не помнила. Меня заворожили дорожки капель, стекающих по мощной спине Дара, стоящего лицом к шкафу и, видимо, выбирающего рубашку, поскольку брюки уже были на нём, а торс оставался голым. Проследив за одной особо наглой каплей, сделавшей дорожку от лопаток по пояса штанов, я сглотнула и отвела взгляд.
   - Успел принять душ? - чуть хрипло спросила, делая вид, что смотрю на картину лесного пейзажа.
   - Да, но, к сожалению, моё мыло пахнет не так вкусно, как твоё, - я не видела, но угадала улыбку в его голосе.
   - Да тебе и не надо, твой запах и без мыла хорош, - вырвалось у меня.
   - Правда? - Дар в мгновение оказался рядом, обняв меня за талию и приподняв мой подбородок. Посмотрев на него, я увидела, что он выбрал синюю рубашку, отчего его глаза приобрели ещё более насыщенный оттенок. - Тебе нравится мой запах?
   - Да, - чуть слышно прошептала я и тут же получила поцелуй, подкосивший мои коленки. Так Дар ещё меня не целовал.
   - М-м-м, очень вкусно, - выдохнул он мне в губы мгновением спустя. - Так бы и съел.
   - Ты злой и страшный серый волк..., - хихикнула я.
   - Это я серый волк? Ах ты! - притворно зарычал Дар, и я кинулась убегать.
   Мужчина, рыча и клацая зубами, пытался меня поймать, но в последнюю секунду я умудрялась извернуться и выскользнуть из его объятий, и снова убегала. А ещё не прекращала хохотать, особенно, когда Дар выдавал что-то вроде: "Укушу тебя за ручку, укушу тебя за ножку. Укушу тебя за попку и за миленькое ушко". Как при этом он меня не поймал, оставалось загадкой, но когда Дар всё-таки умудрился меня обнять, в процессе упав на кровать, хохотали мы оба.
   - Давно мне не было так весело, - отсмеявшись, признался Дар.
   - Мне тоже, - улыбнулась я ему и чмокнула в нос.
   - Эй, это моя прерогатива, - притворно обиделся Дар.
   - Что, целовать меня в носик? - удивленно уточнила я.
   - Да, ты права, - хмыкнул мужчина и склонился ближе. - Это не так здорово, как...
   О, нежность этого поцелуя могла растопить даже самый толстый в мире лёд, и я потянулась к Дару, обнимая его, запуская руки в его волосы, словно мокрый шёлк ласкающие мои пальцы, и отвечая на поцелуй всей своей сущностью.
   - Я люблю тебя, - на миг оторвавшись от моих губ, шепнул он, и снова поцеловал, не желая видеть мою реакцию. Э, нет, так не пойдёт.
   - Дар, подожди, - попыталась я его остановить и сказать, но он не желал ничего слушать. - Да, да послушай...
   - Нари, всё хорошо, правда, - мужчина снова легко прикоснулся своими губами к моим, - я тебя не тороплю, буду ждать столько, сколько нужно.
   - Не надо, ждать, любимый, - успела выдохнуть я перед очередным жарким поцелуем.
   - Что? - Дар резко приподнял голову.
   - Я люблю тебя, - я улыбнулась ему со всей переполняющей меня нежностью, и любовь светилась в моих глазах. - Правда, люблю.
   - Нари...
   Меня обняли самые родные руки во всех мирах и прижали к себе так, словно я могла бы сбежать, а затем Дар снова поцеловал, и было в этом поцелуе и облегчение, и желание, и любовь, и страсть, от которой меня стала бить легкая дрожь - слишком сильные были эмоции, испытываемым мной в тот момент. Мужчина покрывал поцелуями мои губы, глаза, щёки, скулы, а я только улыбалась. Переключившись на правое ухо, он чуть слышно прорычал: "Я же обещал покусать твои прелестные ушки" и я хихикнула, но смех застрял в горле, когда Дар чуть прикусил мочку, а всё моё тело просто сотрясло спазмом жара, и я слегка застонала. О, Боги!
   Прижавшись ко мне лбом, Дар подождал, пока наши дыхания выровняются и, открыв глаза, поймал мо немного удивлённый взгляд.
   - Мы не будем торопиться, моя девочка. Я очень тебя люблю, и я буду защищать тебя даже от самого себя.
   - Почему?.. - попыталась спросить я, но Дар не дал мне договорить.
   - Потому, что я не хочу, чтобы мы о чём-то жалели. Нари, ты нужна мне вся, без остатка, мне нужно твоё доверие, твои мысли, твои чувства, твоё дыхание, - Дар чуть потёрся об меня щекой.
   - Я хочу того же, - посмотрела я на него.
   - Я принадлежу только тебе, - просто сказал этот сильный мужчина, и я почувствовала, как моё сердце забилось в два раза быстрее, а в горле застрял ком. Неужели так могло быть? - Я люблю тебя, моя волчица, моя маленькая девочка.
   В этот раз я первая его поцеловала. Да, нам нужно было о многом поговорить, я должна была сама рассказать ему обо всём, что со мной произошло, о невозможности иметь детей, но... не сейчас. Сейчас это всё казалось таким далёким и не существенным. Важным были лишь его губы на моих губах, его руки, обнимающие меня и чувство единения, не отпускающее ни на миг. А большего и не надо.
  
   - Я хотела спросить, а нельзя ли нам уже сейчас пойти в город? - спросила я Дара немногим позже, когда мы, обнявшись, просто лежали на кровати.
   - Ты имеешь в виду прямо сейчас или сегодня? - лениво уточнил мужчина, проводя носом по коже за моим ухом. М-м-м, как приятно.
   - Сегодня, - довольно мурлыкнула я, чем вызвала широкую усмешку Дара.
   - Конечно можно. И мы обязательно туда пойдём, - пообещал мне любимый.
   - Нари, Дар, сколько можно копаться, пошли гулять, - прокричал из-за двери Ян. О, Боги, надеюсь, в коридоре больше никого не было?
   - Чего орёшь, заходи, - сказал брату Дар, тем не менее, не собираясь выпускать меня из объятий. Ян прошёл в спальню и уселся в кресло рядом с комодом. - Откуда узнал, что Нари тут?
   - Я же её брат, - туманно пояснил тот и подмигнул мне. Кажется, я покраснела.
   - Вот что ты за оборотень, Ян, весь кайф обломал, - удрученно вздохнул Дар и, встав с кровати, натянул сапоги и вооружился. - Идёмте, неугомонные, покажу вам столицу.
   Беспрепятственно покинув здание, мы прошли пустовавшую площадь и вошли в ближайший жилой квартал. Улицы, непривычно широкие, поражали своей чистотой, дома располагались на приличном расстоянии один от другого, и я не могла удержаться и любовалась многими неизвестными мне цветами, росшими в многочисленных палисадниках. Местные жители не спешили подходить с вопросами, хотя и с любопытством посматривали, но так ненастырно, что их взгляды и не ощущались.
   Первый встреченный нами фонтанчик удостоился повышенного внимания. Он был выполнен из чёрного мрамора в виде пятилепесткового цветка, и переливался на солнце чёрно-золотыми бликами. Очень красиво.
   - Это черная варикея, очень дорогой сорт цветов, которые оборотни выращивают в специальных теплицах на продажу, - объяснил нам Дар.
   - Она очень красивая, - восторженно промолвила я.
   - А в фонтане воду пить можно? - спросил Ян.
   - Конечно, он ведь не только для красоты поставлен, - фыркнул Дар.
   - Идёмте в парк, - предложила я и потянула туда Дара.
   Что мне особо понравилось в парке, когда мы туда дошли - это хаотичное насаждение деревьев так, словно они сами по себе выросли, как в лесу, без постороннего вмешательства. А всё остальное - скамейки, беседки, ставки - лишь умелая декорация естественной красоты.
   Когда мы шли по центральной дорожке, пересекающей всю территорию парка, вокруг нас бегали дети, множество детей самых разных возрастов, и им было весело играть друг с другом. А дети постарше, почти подростки, соперничали на ставках, соревнуясь, кто поймает большую рыбу.
   Нам было просто интересно посмотреть на простую, мирную жизнь жителей, и мы с Яном то и дело вертели головой и не верили, что можно не скрывать свою сущность, и никто ничего не сделает и не скажет. Это было так странно и так непривычно, что хотелось ущипнуть себя, чтобы просто поверить.
   Дойдя до озера, подыскали свободное от подростков и взрослых свободное место и улеглись на мягкую траву. Смотря в голубое, чистейшее небо, я жалела, что здесь нет наших с братом родных, с которыми хотелось поделиться этим прекрасным местом. Развернувшись, я улеглась головой на грудь Дара, а ноги перекинула через Яна. Сейчас мне было очень хорошо.
   - Ну как вам столица Силании? - поинтересовался варн.
   - Красиво, - хором сказали мы с Яном и засмеялись.
   - Когда я впервые её увидел сегодня днём, сразу подумал, что неплохо бы привезти сюда маму с папой, - добавил брат, поделившись с Даром нашим общим желанием.
   - Кто знает, может, так и можно сделать, - пожал плечами парень. - Вы оба знаете, к кому с этим обращаться.
   - Ага, только мама сейчас на Танникоре чем-то занята, - хмыкнула я.
   На какое-то время мы замолчали, наслаждаясь закатом солнца и наблюдая, как в небе кружится стайка сизых птиц. Когда последний луч солнца скрылся за горизонтом, нашу идиллию прервало появление худенького мальчишки, скороговоркой передавшего приглашение на ужин в компании Вожака и старейшин, и также быстро убежавшего. Переглянувшись, с неохотой поднялись и потопали обратно. По дороге я уточнила у Дара, как нужно выглядеть, ведь не понятно, званый это ужин или скорее деловой. Дар заверил, что девушкой в брюках старейшин не удивишь и не напугаешь, упростил дилемму, и мы разошлись по комнатам.
   Надев единственные в моём гардеробе белые широкие штаны и зелёную тунику, придающую моему лицу невинное выражение, я оставила сандалии, но переплела косу, перекинув её на одно плечо. Поправив свой фиолетовый амулет на шее, с которым за время странствий успела сродниться, ни разу не воспользовавшись, нарочно не стала прятать его под тунику. Дождавшись стука в дверь, вышла из комнаты навстречу Дару, ожидающему меня и, взяв любимого под руку, пошла вместе с ним.
   Ян присоединился к нам, едва подошли к лестнице, и уже втроём мы спустились на этаж ниже и приблизились к распахнутым дверям зала, где нас ожидал Вожак и его советники. Прежде чем войти, Дар успокаивающе сжал мою руку и, не давая опомнится, смело шагнул в зал, гордо кивая всем присутствующим. Невольно я поступила также и только потом поняла, что заразилась спокойствием любимого. Теперь меня ничего не пугало.
   Во главе стола, что занимал всю центральную часть комнаты, сидел Вожак, разговаривая с двумя другими представителями оборотней, сидевшими слева от него через одно кресло. Видимо, это и были вышеупомянутые советники, коим не терпелось с нами познакомиться.
   Присмотревшись, я вспомнила, что одного из них я сегодня уже видела. Высокий кареглазый шатен провожал нас на приём к Вожаку, а вот второго мужчину видела впервые. На полголовы ниже, он казался более подвижным, не суетливым, а скорее активным. Черные волосы ниспадали до плеч и слегка вились, тёплые каре-зелёные глаза смотрели немного насмешливо, но было видно, что в уме ему не занимать. Немного более простоя покрой камзола сидел как влитой, что достигалось превосходным качеством ткани. В приглушённом свете ламп на плече мужчины блестела тонкая фибула, сдерживающая складки плаща.
   Шагнув в зал, Дар с достоинством поклонился всем присутствующим, мы с Яном повторили приветствие и получили приглашение присаживаться. Отодвинув стул для меня, Дар сел слева, как бы слегка прикрывая меня от Вожака, сидевшего теперь слева от него. Компенсируя проворство Дара, Вожак пригласил Яна присаживаться рядом с ним, и брату пришлось подчиниться, вежливо улыбнувшись соседу справа.
   - Нариса, Янникар, в первую нашу встречу я не поблагодарил вас за спасение нашего ребёнка, - с достоинством сказал Альгин Лас'Фарион. - Всё государство оборотней благодарит вас за это. Вы гости столицы, вы мои гости и я надеюсь, что мы не разочаруем ваших ожиданий.
   - Спасибо, Вожак, мы рады быть здесь, - сдержанно ответил Ян.
   - Я бы хотел представить вам моих советников, чьё любопытство привело их в эту комнату. Советник по экономическим вопросам Саррош Ар'Фарион (мужчина, которому я уделила пристальное внимание при входе в зал, чуть склонил голову в приветствии). Советник по внешнеполитическим связям Кирандр Ар'Фарион (мужчина тоже кивнул, но смотрел более пристально, чем первый).
   Едва он закончил представление, как в зал вошли слуги и быстро накрыли на стол, бесшумно передвигаясь.
   - Простите нам наше любопытство, - приступив к трапезе, заговорил первый советник на удивление низким, совершенно не вяжущимся с его обликом, голосом, - но мы слышали, что вы нашей расы?
   - Да, всё верно, - подтвердила я наши же прежние слова, покосившись на странно молчавшего Дара. - Мы с братом действительно оборотни.
   - И какая ваша вторая ипостась? - задал вопрос второй советник.
   - Волки, - невозмутимо поведал им брат, судя по лицу, наслаждаясь соусом. Да, и правда, очень вкусно.
   - Может наши гости расскажут немного о своём мире и о тех представителях нашей расы, которые его населяют? - попросил нас Вожак и, переглянувшись, я легко отдала Яну ведущую роль. Всё-таки, он лучше меня знает нашу историю.
   Кратко рассказав о мире в целом, брат стал рассказывать об оборотнях. Конечно, историю нашего рода он порядком сократил, но в целом многое пояснил, как историю и остальных двух родов. Затронул он и проблему охотников, до сих пор ведущих свою войну. А закончил рассказ на том, что мы познакомились с Даром, пришедшим в наш мир.
   - Сочувствую вам, ребята, у вас явно была непростая жизнь, не чете нашей, - дружелюбно посмотрел на нас Вожак. - Как же вообще смог выжить ваш род?
   - Не без потерь, - горько ответил Ян, и я знала, что сейчас он вспоминает Кару, и подумала об отце. - Но мы не сдались.
   - Значит, вы волки, - уточнил Саррош. - Обычные?
   - Ну не драгоценные же, - хмыкнул брат. - Я самый обычный серый волк, а Нари - чёрно-серебристая волчица.
   - Таких не бывает, - укоризненно посмотрел на него Кирандр.
   - Бывают, в нашем роду редко, но бывают, - сдержанно пояснил Ян.
   - Почему редко? - заинтересовался Вожак.
   - Это... сложно пояснить, - уклончиво вымолвил брат.
   - Простите, но кто-нибудь знает, где наш маг? - вклинилась я, вспомнив о Ристане и заодно уводя разговор со скользкой темы.
   - Поскольку Рист попросил познакомить его с Модикусом, то вероятно они что-то вместе обсуждают, - наконец вступил в разговор Дар. - А насколько я знаю обоих, это надолго.
   Менялись блюда ужина, менялись и темы разговора. Уважив моё присутствие, мужчины не стали обсуждать политику, зато кое-что раскали из привычной для них жизни. Так я узнала, почему в проезжающих селениях играли дети разных рас, не только зайцы, которые в большинстве своём селяне, но и лисы, и пантеры, и даже вороны.
   Оказалось, что смешанные браки, хоть негласно и не приветствуются, но обществом не порицаются и не запрещаются. Таким образом, дети от родителей с разными ипостасями наследуют ипостась обоих родителей, например, если первым рождается мальчик, он возьмёт ипостась отца, если девочка - матери. Следующий за ним ребёнок возьмёт ипостась того родителя, который остался не у дел с первым. И так далее.
   Имя рода же даётся по отцу, то есть если отец пантера, то его ребёнок с ипостасью, например, лисы будет Фарион. Но если впоследствии он полюбит девушку с ипостасью лисы, то может прийти к ним в род и взять её имя. Никто это не запрещает, а скорее даже наоборот. Впрочем, в любом обществе всегда есть горстка консерваторов.
   Также мы узнали имена всех родов их род их занятий, хотя последнее благодаря Дару и так знали. Фарион - род пантер, фактически правящая верхушка оборотнического общества и их войска. Идами - род ястребов, разведчиков и дипломатов. Эмтери - род воронов, магов и знахарей. Пархар - род лис, торговцев и мастеровых. Шиама - род зайцев, фактически обеспечивающих страну сельхозпродуктами.
   Под конец ужина уже Дар утолял любопытство оборотней, рассказывая сильно сокращённую версию поиска Алианы. Но и то, что он поведал, привело мужчин в восторг, в чём-то они, кажется, даже позавидовали ему. В процессе разговора я поняла, в чём именно: им тоже захотелось побывать в другом мире, но, увы, они понимали, что это нереально.
   Перед тем, как распрощаться, Вожак заверил нас в полной безопасности на его земле. Сочтя момент подходящим, я уточнила у него насчёт Сафа и убедилась, что никто тут котёнку не навредит. Попрощавшись с Вожаком и советниками, мы покинули зал. Ян решил немного побродить перед сном, а я потащила Дара в поиске кухни, ибо мой питомец с такой хозяйкой остался голодным.
   Уточнив у слуг, мы всё-таки нашли искомое и, набрав молока, мяса и рыбы на выбор, пошли наверх. В комнате нас встретил обидевшийся на то, что надолго оставили его одного котёнок, подобревший лишь после того, как мы ему скормили всю снедь. Я даже удивилась, что в него столько влезло. Про запас что ли наелся?
   Ставший похожим на пушистый шарик, Саф еле вскарабкался на кровать и улегся на подушку поверх покрывала, всем своим видом показывая свою неспособность ни к чему, кроме сна. Угу, а я потом удивляюсь, чего это он таким тяжёлым становится. Надо будет проследить, чтобы не дрых всё время, а гулял.
   Дар, ненадолго отлучившись, раздобыл где-то два бокала красного вина с пряностями, и мы сели в кресла у камина, любуясь пламенем огня. Пригревшись, а может, свою роль сыграло вино, но мне вдруг тоже страшно захотелось спать и, не удержавшись, я зевнула, прикрыв рол ладошкой.
   - Устала? - тут же отреагировал Дар, осторожно забирая пустой бокал из моих пальцев.
   - Немного, - призналась, чувствуя, как слипаются глаза.
   - Тогда ложись спать, а я пойду, - любимый поднялся, помог и мне выбраться из кресла и, переплетя наши пальцы, пошёл к двери. Глупый, я бы и так его проводила. - Нари, ответишь на вопрос?
   - Конечно.
   - Почему Ян не ответил на вопрос Вожака?
   - Это на тот, про окрас моей ипостаси? - уточнила я.
   - Да, он сказал, что в вашем роду редко рождаются такие волки. Почему?
   Я видела в глазах Дара легкое непонимание и тревогу, и мне захотелось его успокоить, а потому поведала ему тайну нашего рода, уже не имеющую никакой силы:
   - Понимаешь, наш род по легенде произошёл от бога Мидоса и когда-то, когда оборотней было очень много и мы не воевали с людьми и не знали, что такое охотники, наш род, вернее тогда не род, а клан был правящим родом всех оборотней. Он назывался Эр'Нариссарад Ран'Карди - Клан Чёрно-серебристых волков. Считалось, что именно черно-серебристые волки - прямые потомки бога, - я улыбнулась удивлению в глазах Дара и погладила его по щеке. - Не бери в голову, это дела прошлого.
   - То есть, если бы не было войны с людьми и оборотни были бы такими же многочисленными, тебя бы называли принцессой оборотней? - более серьёзно, чем об этом думала я, спросил Дар.
   - Да, наверное. А отца звали бы Вожаком, - я пожала плечами. - Только что толку об этом говорить, я не принцесса, я просто Нари.
   - Я люблю тебя, просто Нари, - ласково улыбнулся мне Дар и поцеловал в ладонь. - Спи, малышка, отдыхай. Завтра мы ещё погуляем.
   - Хорошо, - улыбнулась я, закрывая дверь за ушедшим мужчиной.
   Осторожно разобрав постель, я разделась и, обняв Сафа, расслабилась, настроившись поспать хотя бы до рассвета. Чувствуя, как согревает меня жар поцелуя Дара, зажатого в кулачке, я очень быстро провалилась в объятия бога сна.
  
   Утром, едва мы втроём спустились в столовую, к нам присоединился Ристан и ещё один маг. Оборотень, ростом на полголовы ниже Яна, худой и на вид немного болезненный, со светлой кожей и чёрными волосами, ониксовыми глазами и скупой улыбкой, в данную секунду он выглядел близнецом Риста - красные слипающиеся глаза и общая помятость выдавали в них явно бессонную ночь.
   - Модикус, друг мой, наконец-то ты соизволил почтить нас своим присутствием, - насмешливо поприветствовал его Дар, но поскольку маг никак на это не отреагировал, стало понятно, что такое общение между ними в порядке вещей. - Поскольку с Ристом ты уже знаком, разреши представить тебе моих друзей, Нарису и Янникара.
   Несмотря на усталый вид, маг галантно поцеловал мне руку и поздоровался с Яном рукопожатием, приличным как для его комплекции.
   - Ребята, это Модикус Эмтери, один из самых сильных магов оборотней и мой хороший друг, - завершил знакомство Дар.
   - Нам очень приятно познакомиться с вами, - присаживаясь к столу, сказала я. - Ещё когда мы только познакомились, Дар упоминал вас своим другом.
   - Да, мы давно друг друга знаем, - согласился Модикус, искоса посматривая на крайне озадаченное выражение лица Дара. Похоже, кое-кто уже забыл ранее сказаное об этом вороне. - Простите мою пытливость, леди Нариса, это правда, что вы оборотни из другого мира?
   - Да, правда, - спокойно ответила я. - Мы с братом пришли из мира Арданат, , куда привёл Дара поиск Алианы. Ну а после её нахождения переместились на Танникор.
   - Любопытно... - протянул маг, и я явственно увидела в его глазах миллионы вопросов, а также стойкое желание изучить меня и Яна, и мысленно содрогнулась от такой перспективы. - А вы случайно не знаете, можно ли научиться перемещению между мирами.
   - Нет, не знаю, - пожала я плечами. Похоже, маг думал совсем не о том, о чём подумала я. - Но, если хотите, я могу спросить у той, кто переместил нас.
   - Да... спросите... - кажется, последняя моя фраза сильно озадачила Модикуса, и маг погрузился в глубокие раздумья, машинально работая вилкой.
   Когда мы втроём (Модикус ушёл к себе в лабораторию, а Ристан отправился отсыпаться) уже собрались пойти погулять, слуга сообщил, что в гостиной на первом этаже нас ожидают. Когда мы вошли в помещение, я сразу обратила внимание на довольно молодую женщину, вместе с мужчиной ожидающую нашего прихода - её сын был удивительным образом её копией.
   Нас пришли поблагодарить за спасение сына родители Орнаса - Серянт и Фания - и в глазах их обоих стояли искренние слёзы благодарности. Я и сама, глядя на них, едва сдержалась, чтобы не заплакать, и дабы отвлечься самой и отвлечь их, попросила рассказать, как произошло исчезновение ребёнка.
   Их история выглядела так: кузнец Серянт, оборотень-заяц, жил в довольно большом поселении недалеко от границы. Как-то приехав на ярмарку в столицу, он познакомился с Фанией, младшей дочерью купца Айдера. Они полюбили друг друга и спустя какое-то время поженились. Старший их сын унаследовал ипостась отца и его силу кузнеца, а вот младший, Орнас, пошёл в мать.
   И вот, некоторое время назад, пока отец со старшим сыном возились в кузне, а Фания управлялась по дому, Орнас играл во дворе. Малышу было строго настрого запрещено далеко ходить одному, и что подвигло его тогда уйти со двора, родители не знали. Но когда Фания стала звать своих мужчин на обед, Орнаса уже нигде не было.
   Обеспокоенные родители и соседи обошли весь близлежайший лес. Как мог трёхлетний малыш так быстро пропасть из округи, причём оставив чёткий след, все терялись в догадках. Наконец Серянт лично поехал в столицу к Вожаку и рассказал ему о пропаже ребёнка. Теперь уже и пантеры, и ястребы пытались найти мальчика, но тот как сквозь землю провалился, а пересекать границу оборотни не стали, не веря в то, что ребёнок мог это сделать.
   Вот так и получилось, что оборотни искали Орнаса на своих землях, а оказалось, что он уже давно на землях герцогства Кортас. И Серянт, и Фания просто не помнили себя от радости, сердечно благодарили нас и заверили в любой помощи, буде оная нам надобна.
   Расставшись с ними, мы с Яном и Даром ещё некоторое время чувствовали себя немного неловко. Казалось бы, мы не сделали ничего сверхъестественного, но для этих оборотней мы совершили чудо. И, хоть неловкость и присутствовала, на душе было легко и радостно.
   Сдерживая вчерашнее обещание, Дар снова повёл нас с братом в город. Сегодня мы хотели побродить по центру и окунуться в повседневную атмосферу, царящую в столице. А потому просто переходили от одной лавки к другой, из одного магазинчика в соседний, просто интересуясь ассортиментом и знакомясь с владельцами.
   Любопытно то, что в гильдии мастеровых, казалось, не существовало единого клана оборотней. Не было чёткого разделения на клан или ипостась, и нам очень импонировала такая позиция. Мы побывали в лавке плотника - зайца, пообщались со стекольщиком - лисом, купили себе обновки у портного - пантеры. У лавки ювелира - ястреба и вовсе застряли на полчаса, настолько потрясающими были его товары. А когда проголодались, пообедали в очень хорошем трактире, хозяином которого был ворон.
   - Дар, помнишь, ты рассказывал, что в твоей стране есть магические школы для одарённых детей? - припомнила я давний разговор. Друг согласно кивнул головой. - А здесь тоже есть школы?
   - Насколько я знаю, начальной школы для магически одарённых детей в Силании нет, - пояснил Дар. - Понимаете, веками магами рождались в большинстве своём вороны, магов-полукровок насчитывается ничтожно мало, чтобы ради них строить специальную школу. А маленькие воронята до момента первого совершеннолетия обучаются на дому, и лишь после принимаются в закрытую школу под патронажем Вожака, где за их обучение принимаются опытные и много повидавшие маги.
   - Получается, магов-полукровок никто не обучает? - уточнила я огорчающий факт.
   - Обучают, - возразил Дар, правда то, что он рассказал дальше, меня потрясло: - Примерно раз в три года Модикус и сопровождающий его отряд воинов объезжают все поселения и городки станы, и проверяют практически каждого ребёнка на обнаружение магического дара. Как правило, за такой рейд набирается от трёх до семи детей, которых забирают из родных семей и передают на воспитание в семьи воронов. Таким образом и полукровки получают начальное образование.
   - Но неужели их родители не протестуют против такого? - удивлённо спросила я Дара.
   - Нет, они знают, что их дети получат хорошее образование и будут обеспечены работой на благо страны, - парень чуть вздохнул и посмотрел на меня. - Я не одобряю такую политику, но она работает не одно столетие, и кто я такой, чтобы предлагать Вожаку что-либо менять.
   Чтобы отвлечься от мыслей о детях, решили продолжить прогулку. Мы побывали ещё примерно в пяти магазинчиках, когда на выходе из последнего в руки Дара впорхнул голубь и тут же растворился, оставив после себя записку. Мужчина развернул её и прочитал, чуть нахмурив брови, а потом спалил прямо в руках.
   - Что-то неприятное? - осторожно спросила я.
   - Скорее ожидаемое, - немного рассеяно ответил Дар. - Идём дальше?
   Я не стала возражать, понимая, что когда будет надо, Дар сам нам всё расскажет. В следующую лавку меня привёл нюх, привлечённый резкими запахами, но едва мы ступили за порог лавки, как я и Ян стали беспрестанно чихать. Дар уже было хотел вывести нас отсюда, как подоспела владелица лавки духов и дала нам понюхать пучок какой-то травы (я её видела в первый раз) и мы с братом тут же перестали чихать.
   - Спасибо, - немного сдавленно поблагодарил женщину Ян.
   - Не за что, для меня это привычная реакция, - улыбнулась она. - Вы зашли ко мне выбрать духи для девушки?
   - Нет!
   - Да!
   Восклицания относились к Яну и Дару соответственно, я только успела хлопнуть глазами. Брат, всё ещё трущий нос, решительно отказался участвовать в этом, а Дар, наоборот, настоял на выборе мною подарка. Посмотрев на мужчину, поняла, что он не шутит, и повернулась за советом к хозяйке.
   - Хм, - та чуть склонила голову набок, пристально рассматривая меня, словно что-то стараясь для себя понять, а затем стала перебирать флакончики, что-то неслышно бурча себе под нос. Наконец словно определившись, она достала ярко розовый флакон и, окунув туда небольшую палочку, протянула мне.
   - Попробуйте на запах.
   Понюхав палочку, я кашлянула и отодвинула её подальше. Запах был, как у портянок Яна.
   - Значит, нет, - спокойно кивнула хозяйка и забрала у меня палочку. Чуть дольше покопавшись в своих флакончиках, на этот раз она достала зелёный и, проделав уже знакомую процедуру, протянула мне палочку.
   - Травой пахнет, как после дождя, - немного мечтательно описала я этот запах.
   - Угу, - немногословная барышня снова быстро убрала и палочку, и флакончик, и теперь уже основательно закопалась в своих товарах. Минуты через три она вылезла из-под прилавка, куда умудрилась забраться, и достала немного пыльный флакон насыщенно-фиолетового цвета.
   - Попробуйте его.
   Аккуратно понюхав палочку, я задумалась. Никогда не думала, что запах будет так трудно описать. Была в нём и терпкость осени, и сладость весны, и лёгкость лета, и чуть слышный флёр зимних морозов. Запах был одновременно сладким и горьким, и им хотелось наслаждаться.
   - Да, это он, - наблюдая за моим лицом, констатировала хозяйка.
   Забрав у меня палочку, она тщательно закрыла крышку флакончика и надёжно упаковала его в небольшой мешочек, заполненный сеном для мягкости, и протянула его мне. Назвав цену, на удивление не такую уж и большую, хозяйка взяла деньги у Дара и пожелала нам удачи в делах.
   - Спасибо, - улыбнулась я парню, держа в руках его подарок.
   - Пожалуйста, - так же открыто улыбнулся он мне.
   -Да-а-а-а-ар! - визг, вдруг раздавшийся сбоку от нас, заставил меня вздрогнуть, а Дара резко обернуться. На него с визгом неслась девчушка лет семи, с развевающимися чёрными волосами и задорно блестящими тёмными глазками. Добежав до мужчины, малышка с радостным криком повисла на нём, да и сам Дар радостно подхватил её на руки.
   - Привет, красавица, какая ты большая уже, - парень ласково взъерошил девчушке волосы. - Снова от мамы сбежала?
   - Сбежала-сбежала, - подтвердила его слова подошедшая женщина. С первого взгляда стало понятно, что малышка - точная копия своей мамы. - И дома кое-кому попадёт.
   - Мама, смотри, я Дара нашла, - ничуть не смутившись предупреждению женщины, улыбнулась девочка.
   - Вижу, - улыбнулась та и ласково поцеловала Дара в щёку. - Здравствуй, Скандар, я очень рада тебя видеть.
   - И я тебя, Рилла.
   Дар аккуратно спустил девочку с рук и, приобняв меня за таллию, представил нас с Яном:
   - Это Нариса и Янникар Карди, они гости Силании и мои друзья.
   - Я слышала о вас и о том, что вы сделали, - женщина обратила внимание на собственнических жест парня, но только одобрительно улыбнулась, чем сразу расположила меня к себе. - Спасибо.
   - Ян, Нари, это Риллана и Элинор Эмтери, жена и дочь Модикуса, - представил нам Дар женщину и ребёнка.
   - Нам очень приятно познакомиться с вами, - галантно сказал Ян, поцеловав даме ручку. Я только глаза закатила.
   - Вы к нам надолго? - взяв непоседливую дочурку за руку, обратилась к нам Рилла.
   - Хотелось бы, - ответила я, но Дар промолчал.
   - Тогда заходите в гости, Скандар, я надеюсь, ещё не забыл, где мы живём, - насмешливо посмотрела на парня Рилла.
   - Спасибо за приглашение.
   - Мы пошли, а то эта неугомонная девчонка снова сбежит, - усмехнулась женщина и, попрощавшись с нами, ушла вместе с дочкой дальше по улице.
   - Хорошая она, - заметила я.
   - Да, - Дар чуть улыбнулся уголком губ.
   - Куда мы ещё пойдём? - спросил нас Ян, сдержанно зевнув в кулак. Интересно, чем это он ночью занимался?
   - Может, вернёмся в здание Совета? - предложил Дар.
   - Зачем? Неужели мы всё уже посмотрели, - немного расстроилась я.
   - Мне нужно с вами поговорить, - помедлив, пояснил Дар. - Поговорить с вами обоими. И надеюсь, что вы выслушаете меня так же спокойно, как в городе оракулов.
  
  

***

  
  
   Когда Тэй с обоими эльфами, растеряв по дороге остальных спутников, добрались, наконец, в Филярию, у них уже не осталось никаких сил придаваться всеобщей радости. В каждом городе, в каждой деревне, где они проезжали, их встречали хлебом-солью и чествовали, словно великих героев. Даже отдохнуть нигде не получалось, а ведь обратная дорога из храма была ещё тяжелее.
   Дракон, крылат и гном разъехались (или разлетелись) по своим домам, и ребята уже втроём предстали пред очи Светлейшего, ради них покинувшего привычный дворец. Он говорил слова благодарности, говорил, что ещё на одно десятилетие пятёрка лучших и Тэй подарили мир и спокойствие всей Ойкумене. Светлейший говорил и говорил, старейшины и советники в такт его словам синхронно кивали головами, а Тэю хотелось, чтобы всё это побыстрее закончилось и он смог отправиться к друзьям и лечь спать.
   Наконец вся эта поздравительная суета завершилась, довольных и счастливых близнецов забрал отец, и Тэй, с чистой совестью оставив коня на городской конюшне, пешком направился к Рилу и Кристе. Они оба были дома и, едва он переступил порог, по очереди крепко обняли друга.
   - Я волновалась за тебя, - взволнованно сказала эльфийка, счастливо улыбаясь.
   - А я знал, что с тобой ничего не случится, - убеждённо вторил ей Рил, похлопывая Тэя по плечу.
   - Спасибо, ребята, - признательно улыбнулся им мужчина.
   - Расскажешь нам всё? - попросил Рил, за что был больно стукнут супругой.
   - Ты эгоист, муж, - насупилась Криста. - Тэй устал, голоден, а ты его всё пытаешь.
   - Криста, всё нормально, - вступился за друга Тэй. - Я и сам хочу вам всё рассказать.
   - Ладно, - всё ещё ворчливо продолжила девушка, - тогда бросай вещи, иди, умывайся, мы ждём тебя за столом.
   Украдкой подмигнув Рилу, Тэй выполнил указания Кристы. Несмотря на дикую усталость, слипавшиеся глаза и на половину пустой магический резерв, мужчине не хотелось обижать друзей. Ведь, в сущности, рассказать им про поход - такая малость, намного меньше того, что эти двое сделали для него. А Тэй никогда не был неблагодарным.
   Самозабвенно наслаждаясь кулинарным мастерством Кристы, он старался как можно более подробно рассказать все перипетии похода. Много останавливался на взаимоотношениях в команде, на вечных подколках эльфов, на занудстве и ворчании гнома, на мудрости дракона, на надежности и спокойствии крылата. Повествовал, сколько пришлось преодолеть команде, чтобы добраться до храма, не пропустил даже описание своего боя с тигром (по правде говоря, Тэй не считал этот бой каким-то особым, но решил ничего не скрывать от друзей).
   Не менее подробно мужчина воссоздал и всю картину ритуала, а также и обратную дорогу из храма, показавшуюся ребятам ещё более тяжёлой. И хотя Тэй старался находить более лёгкий путь, команде всё равно понадобилось много времени, чтобы выйти на более обжитые территории, где они наконец смогли немного расслабиться. Затем один за другим команду покинули дракон, крылат и гном, пригласив заходить в гости (неслыханное приглашение от гнома!), а Тэй, послушав Рона, не стал сворачивать на земли тёмных эльфов, и троица сразу направилась в Филярию.
   Когда он закончил свой рассказ, успев мимоходом насытиться и теперь одним усилием воли держа глаза открытыми, Рил и Криста несколько секунд переваривали услышанное, а затем в два голоса погнали друга спать, прекрасно понимая, что столь напряжённых поход не давал ему такого удовольствия. Признательно улыбнувшись за заботу, Тэй не стал притворяться, широко зевнул и ушёл в свою комнату, где просто рухнул на постель, не имея сил даже раздеться, и тут же вырубился мёртвым сном.
  
   Проснулся он только тогда, когда почувствовал, что организм достаточно отдохнул. Открыв глаза, обнаружил себя укрытым двумя одеялами, что несколько его озадачило - мерзлявым Тэй не был никогда, температура его тела благодаря врождённым особенностям всегда превышала норму. Неудивительно, что сейчас ему было крайне жарко.
   Выпутавшись из одеял, Тэй критично оглядел свой помятый костюм и решительно направился в ванную. Тщательно смыв с себя всю налипшую за долгие дни дороги грязь, он выстирал и одежду, сразу высушил её и, вернувшись в комнату, переоделся в простые мягкие брюки и такую же рубашку. В доме своих друзей он чувствовал себя свободно, так что всё многочисленное оружие осталось наверху.
   Криста привычно оказалась на кухне, перебирая и сортируя травы, и поздоровавшись с ней, Тэй принялся ей помогать, воскрешая давно забытые умения и воспоминания. Когда аккуратные пучки заняли свои места в настенном шкафу, эльфийка благодарно улыбнулась другу.
   - Выспался? - заботливо, словно мать или сестра, коей он её по сути и считал, Криста отбросила с его лба отросшую чёлку.
   - Да, и очень хорошо, - Тэй улыбнулся её заботе. - Только кто на меня столько одеял навалил?
   - Я, - призналась эльфийка. - Ты дрожал во сне, вот я и укрыла.
   - А-а-а, - понятливо кивнул мужчина. - Ясно. Долго я спал?
   - Два дня, - ответила Криста, и Тэй подавился зевком.
   - Сколько? Ничего себе, не думал, что так устал.
   - Видно, твой организм решил по-другому, - усмехнулась девушка. - Есть хочешь?
   - Как волк, - пошутил мужчина, и они оба рассмеялись.
   Когда Тэй насытился, Криста спросила:
   - Ты куда-то собираешься? Не подумай ничего, просто ты во сне говорил.
   - Да, - вздохнул Тэй. Ему не хотелось говорить друзьям вот так сразу после приезда, но уже ничего нельзя было изменить. - Собираюсь. На Драконью гряду.
   - Снова?! - воскликнула Криста. - Ты ж только недавно там был.
   - Да, но в прошлый раз я ждал решения совета драконьих вожаков, а затем спешно ехал к крылатам. А сейчас хочу съездить к ним на какое-то время, тем более, у меня и приглашение дракона есть.
   - Зачем? - только и спросила расстроенная эльфийка, присаживаясь на стул рядом с другом.
   Тэй обнял её за талию и поцеловал в макушку.
   - Я хочу встретиться с Шерафетом, старейшим драконом из ныне живущих, - просто сказал мужчина. - Не спрашивай меня больше, Криста, я не хочу об этом говорить.
   - Хорошо, - поцеловав Тэя в щёку, эльфийка только тяжело вздохнула. - Но хоть на два дня ещё останешься?
   - Конечно, - улыбнулся он ей. - Мне хочется немного времени провести с вами.
   - К тому же сегодня вечером будет большой праздник, в честь вашего возвращения и удачного проведения ритуала, - довольно подмигнула Тэю девушка и радостно засмеялась, когда друг застонал и стукнулся головой о столешницу.
   Они с Рилом знали, как Тэй не любит всякие празднества, но чтобы их друг не сбежал раньше времени, договорились не говорить ему, пока не проснётся. А теперь и подавно Кристе хотелось, чтобы он побыл с ними сегодня - то, что Тэй снова уедет, её расстраивало, ведь и ей, и Рилу не терпелось рассказать другу счастливую новость, вот уже неделю переполняющую их сердца. Но ничего, они с мужем скажут ему вечером.
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"