Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на грани. Часть 2. Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моим любимым читателям и всем, кто желал скорейшего выздоровления - СПАСИБО ОГРОМНОЕ!!!!!
    Не смотря на то, что я всё ещё болею и пока не знаю, когда поправлюсь, не могла не выполнить обещанное. Итак, ловите главу))) Написала за два дня, надеюсь на ваши тапки и коментарии.
    Насчёт дальнейших планов: возвращаюсь к соавторству) Ну а если что, вы знаете, в каком разделе появляются мои сообщения для вас)))


Глава 5 (11). Здравствуйте, я ваш дядя

  
  
   - Кошелёк или жизнь?
   С усилием разорвав контакт глаз с Даром, я обернулась и увидела, что мы в очередной раз стали жертвами разбойников. Вернее, они полагали, что мы станем их жертвами. Вот только если прошлые разбойники вызывали, хм, уважение хотя бы своей организованностью, то этих даже разбойниками язык не поворачивался назвать. Так, сброд.
   Их было человек восемь, по крайней мере, перед нашими глазами. Одеты кто как, со ржавыми арбалетами и какими-то железяками в руках, они представляли собой ну очень "грозную" силу. Самый смелый (видимо) из них и подал голос, давая нам выбор: умереть или отдать всё добро.
   - Ну даже и не знаю, - притворно задумался Ян, лукаво подмигивая мне и Дару. - Такой сложный выбор...
   - А мы вам подскажем, - осмелев, человек с арбалетом, который стоял немного поодаль от того, кто с нами первым заговорил, а сейчас приблизившись, нагло посмотрел на брата. - Вы, господа хорошие, оставляйте нам все деньги, лошадей и оружие, и барышню вашу тоже можете оставить, а сами свободны, не задерживаем.
   - Сестрёнка, да ты прям нарасхват, - заливисто рассмеялся Ян. Да уж, а мне-то как весело, обхохочешься. - Уже которые разбойники на нашем пути и все не могут пройти мимо тебя.
   - Долго мы ещё тут стоять будем? - скучающим тоном спросил Дар, выразительно взглянув на не в меру расшалившегося Яна.
   - Маар, да что ты с ними возишься? - здоровенный детина, что до этого мелькал сбоку, протолкался вперёд и хлопнул по спине разбойника, что разговаривал с нами. Хлопок был смачным, мужчина аж присел. - Давай пальнём разок-другой, сразу послушными станут и манатки разом с бабой отдадут.
   Едва Ян открыл рот, намереваясь что-то сказать, как его опередил разъярённый голос, раздавшийся позади:
   - Как ты посмел оскорбить девушку, ты, жирный вонючий боров?
   На него обернулись все, и мы, и разбойники, и увидели молодого парня, которому смело можно было дать как восемнадцать, так и тридцать лет. Белоснежные волосы развевались на ветру, глаза метали зелёное пламя. Чёрная одежда создавала запоминающийся контраст с его светлой внешностью, а рукоять меча, виднеющаяся за спиной, говорила о хорошем мастерстве её владельца. Конь под юношей был ему под стать: вороной, с мощным корпусом и мохнатыми бабками, он сердито косил лиловым глазом. Видимо, тоже не любил разбойников.
   - Ты кто такой? - спросил юношу "вонючий боров", оправдывая своё невольное звание почёсыванием нижней части спины.
   - Всего лишь вольный странник, который не выносит, когда при нём оскорбляют девушек. Тем более, если эта самая девушка - моя единственная и горячо любимая племянница.
   Никто не успел ничего понять, как разбойников волной разметало по поляне. Они все не подавали признаков жизни, но Дар, проверив пульс одного из них, заверил меня, что они просто оглушены. Не хотелось мне убивать этих, в общем-то, ничего не сделавших нам, людей.
   Тем временем блондин слез со своего коня и подошёл к нам. Внимательно с ног до головы осмотрев Яна и Дара, ещё немного посверлил их взглядом и повернулся ко мне:
   - Ну, давай, что ли, знакомиться: Архей Арно, брат твоей матери и твой дядя, - он немного сковано протянул мне руку, но улыбался ласково и счастливо.
   - Нариса Карди, - в штанах реверанс выглядел бы глупо, поэтому я просто склонила голову и, улыбнувшись, вложила свою руку в его. - А это мои спутники: мой брат Янникар Карди и наш друг Скандар Эрс.
   Ребята отвесили по короткому поклону, и Архей ответил им тем же, одновременно прикасаясь губами к тыльной стороне моей ладони. Так же, не выпуская моей руки, он обратился к Яну:
   - Значит, ты сын старшего брата Тима, да? Мне не довелось познакомиться с Карадом, но Тим очень хорошо отзывался о своём брате. И если ты на него похож, значит, Нарисе очень повезло с двоюродным братом. Так что скажешь, племянник?
   - Скажу, что вы правы, Нари повезло с родными, - немного напряженно сказал Ян, но я списала это напряжение на ситуацию, в которой мы были ещё несколько минут назад.
   - О, не нужно мне "выкать", мы ведь вроде как родственники. Ладно, я думаю, вы не будете против, если мы уберёмся из этого места, - решительно сказал Архей и, выпустив мою руку, вернулся к своему коню. Сев в седло, он развернулся и, махнув нам рукой, поскакал вперёд. Я направила Тень за ним, не желая упускать из виду, и не видела, как ребята, переглянувшись и кивнув друг другу, последовали за нами.
   Мы скакали достаточно долгое время, чтобы у меня заболела спина, но молчали, поскольку темп, заданный блондином (я пока не могла назвать его дядей, даже мысленно) не позволял разговаривать, дабы не наглотаться пыли, летящей из-под копыт впередиидущей лошади. Архей сбавил темп только тогда, когда солнце достигло зенита, а спустя ещё минут десять привёл нас на неплохую лужайку, на которую как раз падала тень огромного дуба. Стреножив коней, мы сняли с них поклажу, отпустив попастись, и разложили снедь, что была в сумках. Архей, тоже внеся свою посильную лепту, хотел что-то мне сказать, но увидев, как я вынимаю из корзины Сафа и отпускаю побегать, не волнуясь, что котёнок убежит в лес (уже нет, мы с ним успели сильно привязаться друг к другу, в том числе и ментально), поморщился. Заметив это, я спросила:
   - Не любишь кошек?
   - Нет, какими бы полезными они не были. Предпочитаю собак, - он пожал плечами.
   - Э...
   - Зови меня Археем, ведь понимаю, что ты меня совсем не знаешь и не можешь так сразу звать дядей, - его глаза смотрели очень понимающе и немного грустно.
   - Хорошо, Архей. Скажи, как ты нас нашёл? Мама попросила? - уточнила я то, что интересовало и ребят, и меня больше всего.
   - Нет, Тарика меня ни о чём не просила, да и я её давно уже не видел. А вас я не искал, просто странствую сейчас, вот и ехал в небольшой городишко Испоен, расположенный в четырёх часах езды отсюда. К вечеру планировал уже посидеть в лучшем тамошнем трактире, как вдруг увидел вас в окружении тех людей. Решил помочь, так сказать, по-родственному, - Архей рассказывал это, так забавно жестикулируя, что мои губы непроизвольно растягивались в улыбку.
   - А откуда ты обо мне узнал? - спросила я.
   - Если не учитывать тот факт, что я вообще знал о твоём рождении, то никак, просто почувствовал родную кровь. Ну а поскольку у меня самого детей нет, то не понять, кто ты, мог только полный идиот, - Архей криво усмехнулся. - Вот, а поскольку идиотом я себя не считаю, решил вмешаться в ваш конфликт. Извините, если нарушил чьи-то планы.
   - Да нет, мы и сами уже собирались заканчивать, - отмахнулась я, поглядывая на ребят, которые непривычно молчали. - А тут ты подоспел и сам всё сделал.
   Мы вдвоём рассмеялись, а Ян с Даром только улыбнулись. Прибежал Саф, уделив внимание всем, кроме Архея. Видимо, чувствовал, что тот не любит котят. А после потёрся о ноги Дара, требуя своей порции ласки и внимания. Друг почесал котёнка и поиграл с ним, делая вид, что нападает и убегает, когда приходила очередь нападать Сафа. Малыш, кстати, с тех пор, как попал к нам, немного подрос и набрал вес, хотя оставался таким же милым пушистиком. И, несмотря на его дружбу с Яном и явное расположение к Дару, спал Саф исключительно со мной.
   Покушав, двинулись дальше. Переходя то на галоп, то на рысь, к вечеру добрались до обещанного Археем городка. Заплатив въездную пошлину в размере двух медных монет, причем кони входили в стоимость, по совету Архея поехали в центр, где располагался очень хороший трактир. Название у него с точностью передавало окружающую нас обстановку в этой стране - "Весёлый барашек". Но уже внутри, стоило учуять запах жареного мяса, мы поняли, что это место абсолютно нам по душе.
   Перед тем, как войти, мы попрощались с Археем. Он сказал, что у него тут живут друзья, и он у них и остановится, отметив встречу. Снова поцеловав мне руку, попросил беречь себя и выразил надежду на нашу скорую встречу. Ну а на прощание подарил амулет и сказал, что если потребуется его помощь, мне стоит только крепко сжать его в ладошке и произнести его имя, и Архей обязательно придёт мне на помощь.
   Договорившись с трактирщиком насчёт хорошего ухода за лошадьми, ночлега для нас и сытного ужина, мы расположились за широким столом в центре. Людей было много, но в отличие от других трактиров, где мы останавливались до этого, здесь сидели люди иного сорта: ремесленники, торговцы, люди искусства и маги. Двое представителей последнего класса, парень и девушка, сидели через два столика от нас, но заметив взгляды, направленные в их сторону, обернулись. Кивками обозначив наше уважение, мы вернулись к осмотру трактира.
   Его внутреннее убранство в принципе ничем особым не выделялось, разве что было намного чище, чем в иных трактирах, да девушки, снующие между столиками, попышнее. Впрочем, в мясной стране, коей, фактически, и была Рималинтра, все девушки, виденные нами, поголовно щеголяли аппетитными для мужского глазу формами. Вот такая вот пышечка подошла и к нашему столику, неся на подносе большое блюдо с молочным поросёнком (хищники мы, в конце концов, или нет) и кувшин эля. Вторая, шедшая за ней, на моё удивление была худенькой, и споро расставив кружки и тарелки, вернулась на кухню. В отличие от своей товарки, которая, ставя поросёнка в центр стола, так и пыталась привлечь к себе внимание Яна и Дара одновременно. Но если брат с удовольствием пожирал глазами её большую грудь, едва удерживаемую вырезом платья, то Дар с нетерпением пожирал глазами поросёнка, от которого исходил просто непередаваемый запах, а на девушку совсем не обратил внимание. Улыбнувшись кончиками губ, я опустила глаза.
   О, молочный поросёнок, пища, достойнная богов и богинь. Нежное, сочное мясо просто таяло во рту, а эль придавал ему ещё и отличное послевкусие. Даже Саф оценил, с урчанием вгрызаясь в маленькие кусочки, которые я ему давала. Когда мы закончили, на тарелке остались только косточки, да и те обглоданные, а мы только сыто похлопывали себя по распухшему животу. Наконец, с трудом вылезши из-за стола, взяли у трактирщика ключи от комнат и поднялись наверх. Комнатка привычных стандартных размеров была очень чистенькой, кровать застелена свежим бельём. А кроме того имелся даже комод, куда можно было сложить вещи. В общем, неплохо.
   На стук открыв дверь, я впустила служанку, которая сообщила, что брат заказал для меня ванну и она пришла проводить меня. Уточнив, что она имела в виду под словом "проводить", я узнала, что у них тут под ванну есть отдельное помещение, раздельное для мужчин и женщин. Попросив Сафа, валяющегося на кровати, присмотреть в моё отсутствие за вещами, взяла полотенце, мыло и шампунь, и, закрыв дверь, пошла за служанкой.
   Далеко идти не пришлось - ванная комната располагалась на том же втором этаже в конце коридора. Спросив, не нужна ли мне её помощь и получив мои заверения, что я прекрасно управлюсь сама, служанка ушла, а я, не забыв запереть за собой дверь, вошла в ванную. Всё-таки хороший у меня брат, зная мою любовь к воде, старается почаще давать мне возможность принять ванну и вымыть голову. Вот если бы ещё поплавать можно было...
   Освежившись, вернулась к себе в комнату. Саф спокойно спал на подушке, иногда подрагивая лапами. Видно, снился какой-то сон, беспокоивший его. Легонько погладив котёнка по головке, сложила обратно моющие принадлежности и, услышав стук в дверь, пошла открывать. На пороге оказался Дар, судя по влажным волосам тоже успевший освежиться.
   - Нари, я тут узнал, сейчас внизу менестрель выступать будет, не хочешь послушать? - предложил он, прислонившись плечом к косяку.
   - Менестрель... - честно говоря, очень хотелось. Ян рассказывал, что когда они путешествовали с Наставником, слышали выступления многих менестрелей, хороших и посредственных, но ему очень нравилось. - А Ян где?
   - Сказал, что пойдет, пройдётся, - пожал плечами Дар. - Ну так как?
   - Хорошо, пойдём. Только подожди, я возьму мечи и косу заплету, - решилась я.
   - Мечи - это да, а косу... Оставь так, тебе очень идут распущенные волосы, - немного смущённо сказал он.
   - Спасибо, - не менее смущённо произнесла я и, подхватив перевязь с клинками, закрыла дверь на ключ.
   Мы спустились вниз и я удивилась. За те полчаса, что прошли после того, как мы поднялись в комнаты, народу в зале прибавилось и стало раза в два больше, чем было. Так что свободных мест, кроме небольшого столика в углу, не было. Туда мы и направились, и, стоило только умостится, как на сцену вышел менестрель. Вернее, вышла, поскольку менестрелем оказалась красивая девушка. Миниатюрная брюнетка с пронзительными голубыми глазами держала в руках лютню, столь уверенно, что создавалось впечатление, что она для неё как дитя и как оружие одновременно. Поклонившись публике, она села на предложенный табурет, примеряясь к инструменту.
   - Я узнал, что её зовут Шайя Странница, довольно известна в этой стране, - тихо прошептал мне Дар и мы прислушались к песне.
  
  
   Слово за словом - не видно конца.
   А строки все молвят о чем-то своем.
   Кому-то достанется доля венца.
   Кто-то не будет грустить не о чем.
  
   Судьбой начертанные фразы и слова -
   Быть может кровь, а может и чернила.
   И с чьих-то плеч слетает голова.
   И чья-то навек закопана могила.
  
   А в книге Таинств хранятся письмена
   О том что есть и будет, и прошло.
   Затеряны средь строк чии-то имена.
   Здесь все записано, все произошло.
  
   Страницы старыми покажутся сперва,
   Но может быть и вовсе все иначе.
   Судьбы сплетенья - здесь она права.
   Здесь могут быть лишь тени для удачи.
  
   Здесь все записано, все завершено.
   И чья-то жизнь покажется нелепой.
   И жизнь, и смерть - все предрешено.
   И лишь любовь осталась недопетой.[1]
  
  
   Краем глаза заметив, что Дар за мной наблюдает, повернулась к нему. Он улыбнулся и отвёл глаза, смотря на сцену, но я продолжала глядеть на него. Он меня смущал: хоть и привыкшая к присутствию Яна, я всё ещё сторонилась мужчин, но Дара почему-то никогда не боялась, словно подсознательно понимала, что он не тот, кого стоит опасаться, он никогда не позволит себе причинить вред мне.
   И всё же я смущалась, понимая, что обращаю на него непозволительно много внимания, больше, чем на любого мужчину до него. Он красив, силён, загадочен, но между тем достаточно заботлив и внимателен, и эти его качества часто ставили меня в неловкое положение, когда я не понимала, как стоит поступить. И это нервировало и волновало меня.
   Вздохнув, вернулась к менестрелю. Девушка как раз закончила играть красивую и нежную мелодию и сейчас по просьбе нескольких клиентов начала петь балладу о странствующем рыцаре из древнего, но, к сожалению, обедневшего рода. И бродил этот рыцарь по свету, совершая разные деяния, сражался с супостатами всякими, соревновался на турнирах во имя прекрасных дам, само собой разных, смотря в какой стране этот турнир проходил, и погиб в бою, как и положено храброму воину.
  
   Когда стихли аплодисменты, менестрель обвела взглядом людей в зале, задерживаясь взглядом на парочках, и запела чистым, высоким голосом:
  
  
   Прикосновение души -
   Хрусталь заветных откровений,
   Неясный свет твоих сомнений,
   Затерянный в немой ночи.
  
   Прикосновение души -
   Мир обретения надежды,
   Волшебной, милой, безмятежной,
   Пугливый огонёк свечи.
  
   Прикосновение души -
   Дыхание степного ветра,
   Стук изнывающего сердца,
   И приближение мечты.
  
   В очерченной Луной тиши
   Безумство рук - слова излишни.
   Любовь рождает смысл жизни -
   Прикосновение души... [2]
  
  
   Повернув голову, встретилась взглядом с Даром. В его глазах было так много всего, что на какой-то момент я испугалась. Но он не дал мне погрузится в привычную пучину страха и последующих кошмаров, накрыв мою руку своей. Это настолько шокировало меня, что я удивлённо приоткрыла рот, но так и не смогла промолвить ни слова, поражённая собственной реакцией на его прикосновение. Это было как укус пчелы, обжигающий, волнующий, но не болезненный, а очень приятный. Смутившись, я потянула свою руку из его, и Дар не стал мне препятствовать, только чуть грустно улыбнулся.
   Когда стих последний аккорд, в зале воцарилась тишина, мгновением спустя взорвавшаяся аплодисментами. Люди радовались песне и искренне благодарили исполнителя. Вопросительно посмотрев на Дара, получила согласный кивок. Мы вместе поднялись наверх и, пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по комнатам. Ян до сих пор не вернулся, но я не переживала за брата. Раздевшись, заперла ставни и дверь и, пододвинув развалившегося Сафа на край подушки, зарылась в одеяло и провалилась в сон.
  
   Следующие несколько дней прошли спокойно, можно даже сказать скучно. Пейзаж вокруг уже приелся однообразием, и только уроки Дара не давали мне окончательно заскучать. После того, как я "увидела" свою магию, представившуюся мне серебристыми снежными завихрениями с вкраплениями тёплого золота и ласковой тьмы, оказалось, что след любого заклинания можно также увидеть. Дара учили именно этому: прежде всего распознавать заклинания по оставляемому ими следу, чтобы анализировать и решать, каким образом их нейтрализировать. Вот он и показывал мне различные заклинания до тех пор, пока я не запоминала их следы, а после мы переходили к способам нейтрализации.
   Не знаю, почему, но мне всё это давалось достаточно легко, и я требовала от Дара новых знаний, как губка впитывая их в себя. Возможно, это было из-за моих больших способностей к магии, или благодаря наставническим способностям Дара, или оттого, что, изучая Strioleret, я наткнулась на одно интересное заклинание, позволяющее усилить собственное восприятие чего-либо, и естественно не смогла не испробовать его. Но в любом случае было очень интересно и познавательно, и время проходило совсем незаметно.
   Но к началу шестого дня нашего путешествия Ян вдруг стал ощутимо напряжённым, осматривался, отъезжал и всё время держал оружие наготове. На наши с Даром вопросы брат поначалу отмалчивался, но всё же не выдержал и тихо сказал, что чует слежку. На что Дар заверил его, что такого быть не может, ведь его чувства молчат, а варна в этом плане не провести. Ян, покачав головой, сказал, что те, кто сейчас следит за нами, на него не обращают внимания. Их цель - я и брат. И на моё категорическое требование не скрывать, кто это такие, Ян помялся, но всё же сказал: охотники.
   Охотники... Стоило брату только произнести это слово, как я мгновенно напряглась, а в памяти пронеслись тысячи картин, что эти твари рода человеческого делали с многими моими предками. И после этого они зовут нас отродьем проклятого бога? И почему проклятого, ведь Мидаса никто не проклинал, я знаю.
   Теперь мы втроём прислушивались и присматривались к окружающему пространству, которое нравилось нам всё меньше и меньше. Поля и луга как-то резко сменились какой-то заболоченной местностью, с редкими деревьями и пожухлой травой. Пришлось пришпорить коней, поскольку хотелось как можно скорее оставить это место за спиной, но при этом не теряли осторожности. И не зря: стоило только покинуть болотистую местность, оставив её позади, как впереди мы увидели засаду. Резко остановив лошадей, поняли, что стычки избежать не удастся: Дар сообщил, что кроме пяти человек впереди, ещё примерно восемь рассредоточены между деревьями.
   Неспешным шагом подъехав к людям, рассмотрели их. Охотники, мужчины от двадцати до сорока лет, все подтянутые, обвешенные оружием. Но самое интересное, в их глазах не было к нам ненависти, нет, скорее равнодушие и решительность. В общем, они явно были уверены в своей правоте и нашей неминуемой гибели.
   Я не могла не видеть, насколько они были правы.
   Но это не значило, что мы сейчас возьмём и сложим оружие. Не так, не здесь и не с этими противниками. Слишком много "слишком" стояло между нами: жизни родных, счастье семьи, родителей. И даже если это всё, что нам останется, мы будем сражаться.
   Прочитав в глазах брата те же мысли, я выпрямилась и гордо посмотрела на того, кто стоял впереди этого отряда. Явно опытный мужчина никак не отреагировал, поэтому Ян заговорил первым:
   - Кто вы и что вам от нас нужно?
   - Ты ведь уже знаешь это, оборотень, зачем спрашиваешь? - сказал мужчина, удостоив брата слегка презрительного взгляда. Так смотрят на грязь под ногтями, на невзначай раздавленного таракана, на прибитую муху - словом на что-то мелкое, мешающее, но легко устраняемое. - Ты и девчонка уже мертвы, вашего друга мы не тронем, он человек и может идти.
   - Ты уверен в своём выводе? - спросил мужчину Дар, сверкнув ледяной бирюзой глаз, непривычно ярких.
   - Видишь это? - охотник показал Дару амулет, висевший у него на шее. Это был сплюснутый овал грязно-коричневого цвета со странной краснотой внутри. Сейчас эта краснота как бы раздвоилась и светилась. - Этот амулет помогает нам выявлять оборотней, а вот он, - жест в сторону другого охотника, стоявшего по правую руку от говорившего, - имеет нюх на них. Так вот, амулет ясно говорит, что тут только двое оборотней, мальчишка и девчонка, ты же не оборотень, а значит, если не будешь нам мешать, останешься жив.
   - Видишь ли, охотник, я не привык оставлять друзей... - лениво протянул Дар, поглаживая лезвие своего меча. - Так что тебе придётся попытаться убить вначале меня, а уже после - их.
   - Как пожелаешь, - пожал плечами мужчина.
   - Можно вопрос? - вдруг спросил Ян, чем удивил не только нас, но и охотников.
   - Да, - невозмутимо позволил предводитель.
   - Мне говорили, что охотников больше нет, так откуда тогда такая большая группа?
   - Тот, кто тебе так говорил, видимо, многого не знал. Мы никуда не исчезали, мы всегда были и всегда будем, пока не изведём ваш проклятый род. Но достаточно разговоров, - он сделал жест и охотники стали нас окружать.
   - Мама, - непроизвольно вырвалось у меня, заставив многих охотников усмехнуться, а Дара и Яна плотнее прижаться, закрывая меня со всех сторон.
   - Ты звала меня, дочка? - вдруг раздалось рядом, и я обернулась. Возле крупа Тени стояла мама воплоти, такая, какой я её видела в последний раз, только сердитая.
   - Мама! - воскликнула я, округлив глаза, в неверии смотря на неё.
   - Я же обещала, - она ласково улыбнулась, и мельком взглянув на Яна и Дара, перевела взгляд на охотников. И этот взгляд был жуток.
   Вот тут мне стало страшно. Страшно, потому что я увидела, как в глазах людей появляется вначале непонимание, затем узнавание, а после ужас. Вот только им уже было не спастись - из рук Смерти практически невозможно выбраться, а уж если она сама не желает отпускать...
   Мама смотрела на каждого, и они просто падали с коней, как подкошенные, а бедные животные дрожали, не понимая, что происходит. И только когда упал последний из охотников, причем неважно, обретался ли он рядом, или был одним из тех, кто находился в резерве, мама повернулась к нам.
   - Потом допрошу их, души врать не могут. Может, узнаем, наконец, кто стоит во главе этих отрядов.
   - Тётя Тарика, а ты и так можешь? - восторженно смотрел на неё Ян.
   - Мама, а тебе ничего не будет? - я волновалась за неё, естественно.
   - Могу, Ян. Я очень рада снова видеть тебя, повзрослевшим и похожим на отца. И Нари, не волнуйся, пожалуйста, они рано или поздно всё равно бы попали ко мне, так что я просто ускорила их смерть. Кстати, всего лишь на месяц, так что всё в рамках полномочий, - мама улыбнулась нам.
   - Ты останешься? - спросила её.
   - Прости, детка, сейчас не могу. Я и так сорвалась, услышав твой зов, и мне надо возвращаться. Но я по-прежнему с тобой, как всегда, только позови, - её глаза ласково смотрели на меня.
   - Хорошо, мама, - улыбнулась я в ответ.
   - Скандар, - повернулась она к Дару, - ты всё правильно сделал. Я не ошиблась в своём выборе, ты сможешь вернуть девочку. - И после нескольких минут пристального вглядывания в его глаза, мама произнесла: - Одобряю.
   И отойдя на шаг от нас, стряхнула невидимые пылинки с платья, сказала: "Берегите себя, дети" и исчезла. Мы постояли ещё немного, приходя в себя после произошедшего, а затем послали коней в галоп, желая побыстрее уехать отсюда.
   В обед следующего дня наконец показался город Елин, стоящий на границе Рималинтры и Никомирии. Елин был необычным городом. Он разделялся пополам небольшой каменной стеной и воротами со стражниками, что и было границей между странами. В этой стороне города мы задерживаться не стали, только купили по дополнительной фляге и заполнили их водой, всё-таки несколько дней проведём в пустыне.
   Направившись к границе, мы выстояли небольшую очередь и, удостоившись пары хмурых взглядов стражников, прошли в ворота. Там, ответив на пару стандартных вопросов и заплатив мелкий взнос, были быстро отпущены. На этой стороне было ощутимо больше народа, но в отличие от Рималинтры начиная с границы здесь можно было купить самые разнообразные фрукты и столько сортов винограда, сколько не напробуешься за всю жизнь. Ян, пообещавший обязательно угостить нас этим фруктом, причём не только в естественном виде, прокладывал дорогу в толпе. И когда он случайно врезался в какого-то прохожего, мы ожидали каких угодно воплей и криков, но уж точно не того, что последовало.
   Кажется, я наконец-то познакомлюсь с ещё одними сородичами...
  
  
  
   Примечания:
   [1] - Стихотворение "Книга Судьбы" Марии Чернокрылой
   [2] - Стихотворение Олега Виксича
  
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"