Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на грани. Часть 2. Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новая глава, прошу любить и коментировать))) А я в танке и меня не побьёте, ежели что, ловите Муза)))


Глава 7 (13) Веранодера

  
  
   Проснувшись утром, я вспомнила, что было вчера, и поморщилась. Честно говоря, не представляла, как теперь смотреть в глаза Дару. Ведь вероятнее всего он не понял, что это такое со мной было, и мог обидеться. Ситуация...
   Одевшись, я вышла из комнаты и пошла по направлению к кухне. Там, на удивление никого не было, хотя ещё было раннее утро. Решив поискать братьев или тётю с дядей, я развернулась, чтобы уткнуться носом в рубашку Дара. И как я не почувствовала его приближение? Да и Риса тоже, что в принципе невозможно - чутьё зверя не обманешь.
   Подняв на него взгляд, я тщетно искала в его лице презрения в мой адрес или какого-либо иного чувства, кроме уже привычной доброты и понимания, которых излучали его глаза. Не найдя ничего, я снова опустила взгляд и тихо пробормотала:
   - Дар, прости меня за вчерашнее.
   - Нари, всё в порядке, не волнуйся. Я сам виноват, давно не танцевал, вот и разучился, - он приподнял мой подбородок, и я увидела, как он улыбается, как в его глазах пляшут смешинки. Мне послышалось, или он, правда, решил, что мне не понравился танец с ним? Неправда, очень понравился. Но возразить мне не дали. - У меня для тебя есть подарок. Примешь?
   - Какой подарок? - переспросила я.
   - Смотри, - он протянул мне ладонь, на котором лежал золотой браслет, красивее которого я в жизни не видела. Тонкий, но удивительно прочный, с небольшим орнаментом и вязью гравировки на незнакомом языке - он с первого взгляда понравился мне. - Этот браслет принадлежал моей матери. Теперь я хочу подарить его тебе.
   - Но Дар, это ведь очень дорогой подарок. Я не могу...
   - Можешь. Мама сказала, что я могу распоряжаться им по своему усмотрению. И я очень хочу, чтобы он был у тебя, - он улыбался той самой улыбкой, от которой мне хотелось улыбаться в ответ.
   - Спасибо, - я робко улыбнулась и протянула руку, позволяя ему надеть на меня браслет. Когда Дар сделал это, оказалось, что браслет словно делали под мою руку, настолько легко, но в то же время и не спадая он на ней сидел. Наверное, руки у мамы Дара были такими же тонкими, как и мои. - А что на нем выгравировано? Такого языка я не знаю.
   - Надпись выгравирована на языке айранитов. А текст... ну там что-то о защите, удаче и небе, - немного неуверенно ответил он. Так, словно сам не знал точный текст... или намеренно искажал его. В любом случае подарком я была очень довольна.
   - Спасибо, Дар, мне очень нравится браслет, - искренне поблагодарила я его.
   - Пожалуйста, Нари, - улыбнулся мне Дар.
   Тут в кухню вошли братья и дядя с тётей, и сразу пришла суматоха, разговоры и наставления на дальний путь. Позавтракав, мы отправились собирать вещи. Саф, которого тоже покормили (да и вообще в посёлке рода Арданат его закармливали все кому не лень), побежал за мной, и, немного побаловавшись, без споров залез в свою корзину. Собрав сумку, я переоделась в походную одежду и, надев перевязь с клинками, подхватила сумку и корзину и вышла из комнаты.
   Сложив вещи перед выходом из шатра, вернулась в кухню. Там тётя Рина дала нам мешок с провиантом, обработанный каким-то специальным составом, чтобы продукты не портились на такой жаре. Обняв нас всех на прощание, тётя с дядей пожелали счастливого пути и удачи в поиске. Проводин к выходу из посёлка, они остались смотреть нам вслед, ну а мы под предводительством Сита пошли в пустыню. Как сказал брат, через несколько километров мы повернём на север и уже к ночи доберёмся до границы.
   В пустыне было по-прежнему жарко, влажно и душно. Литам спасал голову от солнечного удара, но как-либо ещё облегчить себе путь было невозможно. Даже переодеться в безрукавки и шорты Сит нам не разрешил, сказав, что кожа сильно сгорит, и нам только прибавятся неприятные ощущения. Он сам давно уже сбросил рубашку, щеголяя голым торсом, загоревшим до цвета мускатного ореха, и не боялся обгореть. Его примеру частично последовал Дар, имеющий тоже довольно ровный золотистый загар, но даже он не рискнул полностью снять рубашку, оголив только руки до плеч и закатав штаны до колен.
   Изнывая от жары, мы двигались дальше, покорно следуя за братом и стараясь не думать о постоянно преследовавшей жажде. День казался бесконечным, но вечер всё же наступил, всё быстрее и быстрее сдавая свои позиции ночи. Уже давно мы замечали близость границы: появлялись редкие деревца, кустарники, трава, даже тоненькие ручейки и те можно было заметить. И когда уже почти стемнело, мы всё-таки добрались до небольшой пограничной заставы. Ворота ещё были открыты и, попрощавшись с Ситом, пожелавшим нам удачи и выразившим надежду на нашу скорую встречу, заплатили таможенный сбор, неожиданно большой как для такой мелкой заставы и въехали в Веранодеру.
   Примерно через километр от заставы, как и сказали стражники, которых мы спросили, показалась небольшая деревенька. Спросив в первом же доме, где можно остановиться на ночёвку трём усталым путникам, получили ответ, что свободные лавки можно найти в крайнем доме на другом конце деревни. Там, в доме вдовы с двумя сыновьями мы и расположились, заплатив доброй женщине за кров, а на рассвете, уточнив дорогу, продолжили путь.
   Как сказали стражники на заставе, поощрённые монетой, через них никакие воины со светленькими девочками не проезжали, но это не было хорошей новостью, поскольку въездов в Веранодеру было несколько. Оставалась надежда только на стражников, стоящих на воротах в порт Торадо, куда следовали похитители. Поэтому мы спешили, как могли, подгоняя лошадей, но как бы мы не старались, поспеть в порт за один день ни одна лошадь физически не могла. Хотя бы потому, что не могла летать - небольшая горная гряда, проходящая как раз между нами и портом, не позволяла быстро миновать это расстояние.
   Заночевав в горах, на следующий день часам к десяти уже подъезжали к порту. Стоило только перейти горы, как сразу начали чувствовать близость моря: свежий, чуть солоноватый воздух, крики чаек, залетавших даже сюда, небольшой спад температуры, что после пустыни ощущалось очень сильно. А через несколько часов уже показались ворота в порт, как и длинная вереница телег близ них. Очередь тянулась медленно, и только спустя час подошла наша очередь въезжать в город. Заплатив въездную пошлину и заверив приказчика в том, что торговать мы не собираемся, въехали в Торадо. Поощрив стражником неким вознаграждением, узнали, что трое вооружённых мужчин с девочкой въехали в город несколько часов назад. Уточнив, куда именно они направились, получили любопытную информацию: двое воинов поехали в сторону Квартала Удовольствий, а третий с девочкой - в район набережной.
   Отъехав на несколько метров в сторону, чтобы не нервировать стоящих в очереди людей, мы начали спор. Перед нами стояли два варианта: либо идти в сторону набережной, куда направился главарь с Алианой, либо искать двоих его сподвижников и попытаться у них узнать, зачем им девочка и куда подался их наниматель. Именно на последнем настаивали Ян с Даром, убеждая меня, что это лучше, чем искать блондина на набережной. Я же противилась их слаженности, доказывая, что эти двое могут и подождать, а сейчас важнее найти главаря с Алианой. В итоге победило большинство (конечно, какой мужчина поверит в женские предчувствия) и мы, уточнив дорогу, устремились в Квартал Удовольствий.
   Этот квартал начинался сразу за Улицей Гильдий и на первый взгляд был довольно чистым и приличным. Краем уха слыша, как переговаривались брат с Даром, узнала, что они не могли понять, что можно делать здесь днём. Всевозможные салуны и бордели, в большинстве своём, начинали работу после захода солнца, и только несколько заведений типа пивнушка работали и сейчас. Поэтому парни не могли даже предположить, где стоит искать этих двоих, но решили постепенно обойти все открытые заведения.
   Как и следовало ожидать во всей этой безумной затее, нам повезло только когда мы почти полностью прошли весь Квартал. Двое воинов расслаблялись в одном из открытых низкопробные салунов, с разбавленной выпивкой и грязными девочками, готовыми за пару монет как следует обслужить клиента. Ян попытался уговорить меня остаться снаружи, но не преуспел и мы все вместе вошли внутрь. Дух, ударивший мне в нос, сразил бы и комара на подлёте: немытое тело, моча, рвота, выпивка сливались в такую какофонию запахов, что к горлу подкатил комок, и только приглушив чувствительность носа, смогла хоть как-то справиться с рвотными позывами.
   Салун представлял собой широкое помещение, разделённое барной стойкой и тканевым пологом на подсобное помещение и собственно салун. За барной стойкой стоял неопрятного вида мужик, далёкой от чистоты тряпкой протирая кружки и из-под бровей хмуро посматривая на посетителей. Стоило нам войти, как он осмотрел нас и задержал свой взгляд на мне. Ян и Дар, осмотревшись и заметив двух воинов, сидящих за столом в конце зала в обнимку с вином и двумя барышнями, потянули меня к стойке и сели так, чтобы видеть и мужика, наливающего им пива, а мне наливочку, и воинов.
   Пригубив напиток, я поморщилась. Вкус у этой наливочки был откровенно паршивым, дядя Карад за такое голову бы открутил и заставил бы выпить всё до последней капли. Судя по лицам брата и Дара, пиво не сильно отличалась в лучшую сторону от моего напитка, поэтому они, отставив его в сторону, пытались расспросить мужика о тех двух воинов. Я же в это время украдкой их разглядывала. Высокие брюнеты, вряд ли знавшие что такое праздность, поскольку их тела не имели ни капли жира, а только мышцы, прикладывались к кружкам с чем-то явно крепче пива, не забывая при этом лапать своих спутниц. От них веяло опасностью, мастерским владением любого оружия и настороженной опаской, что отличает бывалых воинов, которые выживают благодаря интуиции. И, честно говоря, это нравилось мне всё меньше и меньше, привнося сомнения относительно того, что мы сможем их разговорить.
   Я так задумалась, что только глухое рычание Рисы внутри заставило очнуться и вовремя: к нам приближался один из воинов. Вернее, не совсем к нам, а к мужику, видимо, за новой порцией пойла. Взяв кружки, он скользнул по мне взглядом, слегка нетрезвым, прошёлся по фигуре, подмигнул и пошёл за свой стол. Дар, кивнув Яну, поднялся и пошёл вслед за воином. Подойдя к их столу, он остановился и вперил делано возмущенный взгляд в того, кто мне подмигивал.
   - Слышь, ты, какого лешего моей девушке подмигиваешь? Что, сам на приличных не заработал, так у других отбить пытаешься? Не выйдет, - и Дар от всей души подсунул кулак под нос воину.
   - Мужик, отвали. Было бы кому подмигивать, ни кожи, ни рожи, - скривился тот, отодвигая от себя руку Дара.
   - Что?! Что ты сказал, урод?!
   Дар взревел и бросился на воина, сбив того с ног и нанося удар за ударом. Ян аналогично под вопли не слишком нравственных барышень боролся со вторым воином, а я сидела за стойкой и пыталась уговорить Рису не перекидываться, а тем более не кусать Дара. Он всего лишь искал повод сцепиться с воином, и я стала тем самым поводом. Уговорив сестру, обратила внимание на происходившее в салуне. Дар с первым воином были примерно равны по силе, и каждый пытался и не мог одолеть другого. То, что Дар маг, он, видимо, подзабыл в пылу схватки, пытаясь побороть врага голыми руками. А вот Яну было намного сложнее. Более тонко сложенный, чем его соперник, брат находился в довольно сложном положении, отклоняясь от ударов или парируя их, но не нападая. Вскоре ему, в отличие от Дара, это надоело, и, произнеся несколько отрывочных фраз, Ян благополучно обездвижил противника. Сев на лежащего воина сверху, брат с интересом наблюдал за схваткой двух равных по силе бойцов. Это действительно было красиво, и даже переживая за Дара, я не могла не признать, что противники очень хороши. Вот только времени у нас было немного, и поэтому, посоветовав Дару ускорится, через пять минут мы имели уже двоих воинов смирно лежащими на полу.
   Грозно спросив у мужика, где мы могли бы переговорить с нашими "друзьями" и, получив в распоряжение кладовку, мужчины взвалили на спину воинов и потащили их в подсобное помещение. Я замыкала шествие, а после прикрыла дверь в кладовку. Естественно никакого освещения там не было, но разве для трёх магов это проблема? Подвесив пару светлячков, Ян частично снял обездвижку с одного из воинов и задал ему вопрос:
   - Отвечай, каким образом у вас оказалась девочка? Кому вы её собирались отдать? Отвечай, где сейчас ваш наниматель?
   Воин молчал, судя по напряжению лица пытаясь побороть магические путы, что у него, естественно, не получалось. Отвечать он отказывался. Снова обездвижив его, Ян повторил процесс со вторым воином, получив аналогичный результат. Убедившись, что простым способом мы ничего не добьёмся, Дар, попросив Яна снова частично снять обездвижку с первого воина, установил с ним контакт глаз и застыл. Спустя какое-то время он отпустил воина, с которого слетело обездвиживание, и он без сознания мешком упал на пол. Повторив процедуру со вторым воином, Дар махнул нам рукой и вышел из кладовки.
   Покинув салун, мы немного отвели лошадей в сторону и остановились. Вопросительно посмотрев на Дара, вытянули из него объяснение.
   - В общем, просмотрел я их память. Да-да, я так могу, хотя и не люблю, - поморщившись и не дождавшись наших возмущений о сокрытии такой информации, он продолжил. - Такое ощущение, что там поработал хороший менталист, многие воспоминания сильно затёрты. Лица главаря я так и не рассмотрел, а вот Алиану видел отчётливо. Они действительно опаивали её сонным зельем, потому как девочка в первые часы сопротивлялась, брыкалась, даже одному из них зуб ножкой выбила. Также они понятия не имели, как девочку похитили, их наняли ещё в Эринтее как охрану до места назначения. Прибыв в Торадо, заказчик приказал дожидаться его в Квартале Удовольствий, а сам, забрав девочку, ушёл.
   - Ясно, обычные наёмники, - немного подумав, сказал Ян. - А ты узнал, зачем главарю на набережную?
   - У одного из них было очень отрывистое воспоминание. Я не понял, что именно там было, вроде как блондин разговаривал с какой-то красивой темноволосой женщиной, и воин запомнил только, что речь шла о Качче.
   - Значит, блондин ищет корабль в Каччу? Но это нереально, ни один капитан не смотря ни на какие деньги на это не пойдёт, жизнь дороже, - уверенно сказал брат.
   - Я предлагаю пойти на набережную и пораспрашивать капитанов о блондине с девочкой, интересующемся Каччей, - предложил Дар и, вскочив на коней, мы поехали вниз к набережной.
   Напоминать о том, что я говорила, куда нужно было ехать в первую очередь, я не стала.
   Спустившись на набережную, оставили лошадей в платной конюшне и решили разделиться. Мы с Яном пошли налево, дар направо, договорившись встретиться через два часа у той самой конюшни.
   До этого дня я никогда не видела кораблей, и сейчас, рассматривая стоящие на якоре шхуны, молча восхищалась их плавными изгибами, воздушностью парусов, поднятыми у тех, кто выходил или входил в порт и с интересом наблюдая за действиями команды и криками боцманов. Ян, время от времени подходя к капитанам или первым помощникам, расспрашивал их о блондине, а между старался утолить моё любопытство, рассказывая о некоторых кораблях, устройство которых он знал. Для меня два часа пролетели незаметно и, немного расстроившись, что пора было возвращаться, повернули к конюшне. В нашей стороне блондина никто не видел, по крайней мере, так говорили капитаны тех шхун, к которым мы обращались.
   Дар уже ждал нас и сразу сообщил, что в его стороне блондина видели много капитанов, у всех он спрашивал насчёт Каччи и все дружно его посылали к лешему с таким предложением. Причём с каждым новым капитаном росла сумма вознаграждения за рейс, но самоубийц всё же не нашлось. А ещё один капитан сообщил, что по их данным сегодня вечером в порт войдёт корабль из Каччи, оставит товары перекупщикам и ночью уйдёт. И этот корабль нам никак нельзя пропустить, поскольку возможно именно на него может попасть Алиана, но уже в качестве товара.
   - О, кого я вижу, ну мы с вами просто расстаться не можем! - вдруг из-за спины раздался радостный голос и, повернувшись, мы увидели дядю Архея, небрежно прислонившегося к боку своей лошади, которую он как раз выводил из конюшни. - Ребята, вы тоже решили развлечься в Веранодере?
   - Не совсем, - вежливо ответил Ян. - Мы тут так... путешествуем. Вот портом любуемся - Нари никогда кораблей не видела.
   - Да? Ну, племяшка, я тебе как-нибудь расскажу, как в молодости наш материк оплыл. Морская болезнь - такая мерзкая штука, тебе просто не передать, - дядя хохотнул как заправский морской волк, что в принципе вязалось с его обликом мужчины без возраста.
   - Дядя Архей, а ты зачем в Веранодеру приехал? - полюбопытствовала я.
   - Друзья у меня тут, - он бесшабашно улыбнулся. - А вообще подустал, надо бы снять стресс, а тут столько возможностей... Кстати, вы уже где-то остановились? Если нет, могу подсказать хорошую гостиницу. Кормят там просто замечательно, да и выпивку не разбавляют.
   - Да я вообще-то думал у приятеля остановиться, - сказал Ян.
   - А выпить с дядюшкой? Ладно в Рималинтре я спешил, ну а здесь то время есть. Ну так как, поедемте в гостиницу? - дядя по-птичьи склонил голову набок и выжидающе смотрел на нас.
   - Ну хорошо, тем более я всё равно не уверен, что он сейчас в городе, - согласился Ян.
   - Отлично, - обрадовался дядя. - Поехали, тут недалеко.
   Подождав, пока мы заберём коней, дядя повёл нас, как потом оказалось, на соседнюю от Квартала Удовольствий улицу, на которой и располагалась та самая гостиница с интересным названием "Сонное царство". Оставив лошадей в конюшне, забрали вещи и вошли в помещение. Гостиница действительно выглядела прилично как внешне, так и внутренне. Нижний зал представлял собой смесь уютного ресторанчика и пристойного трактира и по заверению хозяина, мужчинки низенького, полного и активно лысеющего, на жилые этажи ввиду звукоизолирующего потолка никакие крики разбушевавшихся посетителей не просачиваются.
   Взяв по привычке две комнаты, одну для меня с Сафом, а вторую парням (дядя не намеревался ночевать тут, желая подыскать себе более интересное место), мы заказали обильный обед и, оставив дядю выбирать столик, поднялись наверх. Наши комнаты оказали друг напротив друга, только в моей была всего одна кровать. Кроме кровати имелся платяной шкаф для одежды, комод для мелких вещей и белья, большое зеркало на стене и, что поражало больше всего, занавески на окне. В общем, непривычно уютная обстановочка.
   Покормив котёнка, которого всё равно было не взять вниз и, попросив его особо не шалить, оставила вещи и оружие в комнате и спустилась вниз. Там уже сидели парни вместе с дядей Археем, поднявшиеся при моём появлении. Дар, усадивший меня возле себя, только ближе к стенке, налил мне вина, тогда как они с Яном и дядей предпочли пиво. Неразбавленное, что только ещё больше увеличило уважение к хозяину гостинице. Кроме выпивки на столе были салаты, мясо, картошка, квашеная капуста и ещё много всякой снеди. Всё свежее, горячее, вкусное. Очень вкусное.
   Дядя оказался отличным собеседником с потрясающим чувством юмора и умением располагать к себе людей. Он знал много увлекательных историй и интересных тостов, поэтому я даже не заметила, как винные пары замутили сознание. Удивительно, но за несколько часов таких посиделок я успела выпить приличное количество вина, хотя обычно больше одного стакана не пью. Дядя, Ян и Дар тоже уже были хорошо навеселе, я даже затруднялась сказать, сколько именно кружек пива они выпили. Ещё через час мне очень захотелось полежать и, извинившись перед мужчинами и придерживаясь за странно качающиеся стены, ушла в свою комнату. Там, не раздеваясь, заползла на кровать и отрубилась.
  
  
   Пробуждение было... странным. Кроме того, что очень раскалывалась голова и жутко хотелось пить (мозг ласково напомнил о количестве выпитого пару часов назад вина), очень затекли руки и замёрзли ноги. Открыв глаза, в первую секунду подумала, что всё ещё сплю и всё это мне снится, но дискомфорт всё не проходил, а ощущение реальности набирало обороты. Окончательно я поняла, что не сплю только тогда, когда по моей босой ноге пробежало что-то когтистое и мохнатое и стоило мне чуть шевельнуть ногой, с писком куда-то умчалось. И вот после этого осмотрелась.
   Я находилась в каком-то помещении типа подвала или камеры, только без решёток. Был полумрак, единственный факел освещал только дверь и часть помещения, но перестроив зрение, смогла рассмотреть и всё остальное. Квадратная комната, у дальней от двери стене стоит кровать с одним матрасом. Возле неё стул с высокой спинкой. На этом весь интерьер заканчивался, оставались лишь голые стены и каменный пол.
   Касательно моего местоположения - я была прикована к одной из стен, руки были вытянуты вверх и оттого затекли, ноги тоже прикованы. На мне был походной костюм, уже очень измятый и отсутствовала обувь (сняла перед тем, как лечь на кровать), отчего, собственно, ног я уже практически не чувствовала. Остальная часть тела была относительно свободна, но это не очень то и радовало.
   Только успела осмотреться, как дверь скрипнула, и в помещение вошли трое: двое мужчин и женщина. Один из мужчин принёс второй факел и воткнул его в гнездо на стене примерно в метре от моей головы и вышел за дверь, а двое остальных посетителей подошли ближе. Лицо мужчины украшала маска, волосы были убраны под капюшон чётной куртки, но от него веяло силой, мощью и ненавистью. Ко мне. Женщина же была одета в длинное роскошное платье с глубоким декольте, медовые волосы завиты в крупные кольца и уложены в причёску, серые глаза искусно подкрашены. Она было красива и... вульгарна. И поэтому с первого взгляда на неё я поняла, где нахожусь - в Квартале Удовольствий, в одном из множества публичных домов. Женщина, окинув меня профессионально-оценивающим взглядом, повернулась к мужчине:
   - Господин, что мне с ней делать?
   - Ну, дорогая Эдила, я уверен, ты сможешь приучить девчонку к послушанию. Можешь сломать, я не обижусь. Только убивать не нужно, она мне ещё пригодится, - его голос веял холодом и был мне не знаком, хотя в глубине души еле теплилось такое чувство, что где-то мы всё же виделись.
   - Ох, чувствую, непростую вы мне девочку принесли, - слегка сморщила своё кукольное личико Эдила. Я зарычала, испытывая острое желание укусить её. - Вот видите?
   - Не волнуйся, у девочки ещё зубки не выросли, - мужчина протянул руку и похлопал меня по щеке. - Она как та собака, брешет, но не кусает.
   - Хорошо, господин, я выполню вашу просьбу, - Эдила присела в низком реверансе.
   - Я отблагодарю тебя, дорогая, - жарко прошептал мужчина и впился голодным поцелуем ей в губы, одной рукой держа затылок, а второй заползая в декольте и сжимая грудь. Грубая, но страстная ласка продолжалась несколько мгновений, затем мужчина выпустил женщину из объятий и, бросив на меня странный взгляд, вышел из комнаты.
   Вытерев тыльной стороной руки рот, Эдила посмотрела на меня:
   - Кто же ты такая, что господин собственноручно доставил тебя ко мне? И посмотреть не на что, ни кожи, ни рожи, ни манер - так, мышь серая, зачуханная. Ну что, дорогуша, звать-то тебя как?
   - Тебе какая разница? - рыкнула я, извиваясь всем телом, но кандалы держали крепко.
   - Ты права, мне никакой, - она картинно пожала плечами. - Бирск, иди сюда.
   По её зову в комнату вошёл давешний мужик, который принёс факел, и, повинуясь жесту Эдилы, разомкнул кандалы на моих руках и ногах, и я сползла вниз по стене, сев на пол - конечностей вообще не чувствовала. Сделав приказанное, мужик снова ушёл, а Эдила, аккуратно подобрав подол платья, присела на корточки рядом со мной и тихо, вкрадчиво продолжила:
   - Я так думаю, ты уже поняла, где находишься. Вот, и не думай, что сможешь сбежать - в моём доме за девочками постоянный надзор, и ты не будешь исключением. Господин попросил тебя приручить, и я с удовольствием выполню его просьбу. Будь хорошей девочкой и возможно останешься относительно целой.
   - Лучше убей меня сразу, шлюха, - прорычала я ей в лицо, сверкнув серебром глаз.
   - О, сколько экспрессии, - она сладко улыбнулась, так, что у меня заныли скулы. - Нет, девочка, я тебя не убью, я просто тебя сломаю. Слышишь? Сломаю...
   Подарив мне на прощание воздушный поцелуй, Эдила ушла. Чувствуя, как потихоньку проходит онемение, я размышляла: какой-то смутно знакомый незнакомец похитил меня из гостиницы и запер тут, в борделе, под присмотром местной хозяйки. Хорошая новость состояла в том, что убивать меня не собирались, но я обладала достаточным воображением, чтобы не понимать, что тут со мной могут сделать (и наверняка сделают). Оставалось только надеяться, что брат и Дар смогут меня отыскать и вытащить отсюда, но надежда эта была призрачна.
   Окончательно овладев своими конечностями, неловко поднялась, придерживаясь за стену, подошла к кровати. Моей целью была не она, а маленькое оконце под потолком, которое находилось над кроватью. Добравшись до него, поняла, что тут мне ничего не светит: окошко было таким маленьким, что пропускало только несколько пальцев, пролазивших сквозь прутья решётки. Да и насколько я поняла, оно не вело на улицу, так что звать на помощь было бесполезно.
   Сев на кровати и обхватив колени руками, задумалась. Что же делать? А если брат не сможет меня найти? И который сейчас час? Насколько я помнила, в свою комнату я ушла вечером, было ещё светло, и, судя по внутренним часам, спала не больше трёх часов. Интересно, корабль с Каччи уже зашёл в порт?
   Прошло два часа, я всё так же сидела на кровати, строя планы побега и раз за разом отклоняя их, признавая невыполнимыми. Самый вероятный план побега основывался на моём неожиданном превращении в волчицу, но тоже откладывался хотя бы до того времени, когда я смогла бы оценить обстановку за дверью камеры. В итоге два часа времени частично были проведены с пользой, а частично в ожидании брата.
   Ко мне никто не заходил, Эдила тоже не возвращалась, и я позволила себе немного расслабиться. Видимо, мне решили дать время до утра, или морить голодом и одиночеством до полного подчинения. И первое, и второе меня одинаково устраивало, давая время на подготовку оптимального плана.
   Спустя полчаса в двери послышалось шуршание ключа, и в камеру вошла Эдила в сопровождении двух рыжих мужчин (на поясе одного из них висел свёрнутый хлыст) и бледной девушки, одетой в одну рубашку. Мужчины, одетые в штаны и безрукавки, не скрывавшие рельеф мышц на развитом теле, подвели девушку лицом к стене и приковали за руки и за ноги, как недавно была прикована я. Сделав это, они немного отошли и застыли в неподвижности, как два каменных изваяния. Тем временем Эдила, что до этого молча наблюдала за приковывание девушки, повернулась и посмотрела на меня:
   - Я надеюсь, что ты уже успела смириться со своим новым статусом бесправной рабыни, коей ты здесь будешь, пока твой хозяин не потребует тебя обратно, а потому пришло время показать тебе, что бывает с теми, кто смеет мне перечить, - кивком головы указав на девушку, она продолжила. - Это Сурика, одна из моих новых девочек. В отличие от своих подруг она не пожелала слушаться моих приказов, обидев одного из моих постоянных и очень уважаемых клиентов. За это её ждёт наказание.
   Отойдя в сторону, Эдила кивнула мужчинам, и те снова подошли к девушке. Один из их протянул руки и, рванув рубашку со спины, разорвал её до самого низа. Девушка только вскрикнула от неожиданности, а я, крикнув: "Нет!", бросилась на ближайшего ко мне мужчину, успев расцарапать ему лицо. Но прыжок вышел неудачным, и меня скрутили. Какой бы натренированной я не была, он был сильнее: поставив меня на колени, мужчина держал одной рукой обе мои руки, а второй по приказу Эдилы схватил за волосы, не позволяя опустить голову. От боли в затылке из глаз потекли слёзы, но после того, как прозвучал первый удар хлыста и первый крик девушки, я уже не обращала внимания на физическую боль, и слёзы текли совсем не от этого.
   Её отвесили восемь ударов, каждый из которых словно эхом отдавался в моём теле и в душе. На четвёртом Сурика потеряла сознание и Эдила приказала принести ведро воды и, вылив воду на свежие раны, тем самым приведя девушку в подобие сознания, они продолжили. Мне уже не держали голову, да я бы и не смогла отвести взгляд, только придерживали за плечо и за руки, не позволяя шевелиться. После восьмого удара Сурика снова лишилась чувств и снова её привели в сознание. Сняв кандалы, её развернули лицом к нам, так, что разорванная рубашка слетела с её худого тела, обнажая, но девушка, пребывая в полусознательном состоянии, даже не поняла этого.
   Мужчина, держащий её за шею (видимо, у Сурики подкашивались ноги) с отсутствующим выражением на каменном лице начал мять её грудь, щипать за соски и, проведя рукой по телу вниз, накрыл промежность. Я, наблюдав за всем этим, боролась с тошнотой и цепенела от страха, но пошевелиться не могла. А Сурика... она стояла, терпела и молчала. Приподняв её подбородок, Эдила посмотрела в её глаза и уточнила, ласково улыбаясь:
   - Ну что, кисуля, поняла, чем тебе грозит непослушание? Теперь будешь хорошей девочкой, правда?
   С губ девушки сорвался стон, который Эдила приняла за положительный ответ и, приказав мужчине отвести её в её комнату, повернулась ко мне:
   - Ну что, дорогуша, понравилось? Видишь, как быстро Сурика осознала свою неправоту и стала послушной девочкой. Не думай, что тебя я сломать не смогу. Смогу, даже не сомневайся, - она вдруг как-то предвкушающее улыбнулась. - И, пожалуй, начну прямо сейчас. Алеем, проучи девчонку!
   Мужчина, который до этого меня держал, резко дёрнул за волосы и отбросил меня на кровать, заскрипевшую от резкого удара. Не успела я осознать происходящее, как она навалился сверху, разорвав верх моей рубашки. Хуже всего было то, что после его хватки у меня болели руки, и я не могла как следует его оттолкнуть. Извивавшись, пытаясь избегать его прикосновений, я громко завизжала прямо ему в ухо, а затем резко изменившимся привкусом рванула его мочку, откусив её. Мужчина взревел и ударил меня по лицу. Удар был такой силы, что у меня зазвенело в голове и очень чётко пришло воспоминание о том дне в лесу, когда моя жизнь поделилась на "до" и "после". Нет, только не снова!
   Сопротивляясь, я не сразу осознала, что неожиданно пропала тяжесть мужского тела, прижимающего меня к матрасу. Приподнявшись на локтях, увидела, что пытавшегося меня "проучить" мужика бьёт Дар, а Ян задержался в дверях. Эдила с круглыми от удивления глазами стояла возле стены, открывая рот и не в силах вымолвить ни звука, только наблюдая, как одного из её помощников скручивают на полу.
   Подбежавший Ян аккуратно схватил меня за плечи и несильно потряс, выводя из оцепенения.
   - Нари, ты как? Отвечай, не молчи. Что они с тобой сделали? Сестрёнка, посмотри на меня.
   - Ничего, - облизав пересохшие губы, я посмотрела на брата. - Не успели. Вы вовремя появились.
   - Хорошо, - Ян рывком поднял меня с кровати, нахмурившись при виде разорванного ворота. - Идём отсюда.
   - Подожди секунду, - попросила я и, подойдя к Эдиле, размахнулась и ударила её по лицу.
   - Передай своему "господину", что я буду ждать встречи с ним.
   Вместе с братом и Даром мы вышли из моей камеры. За дверью оказался длинный полутёмный коридор, пройдя который, мы упёрлись в лестницу наверх. Только ступили, как услышали топот ног, и на лестничном пролёте появилось ещё двое охранников. Тихо ругнувшись, парни сцепились с ними, оставив меня в стороне, но спокойно постоять было не суждено: сверху спустился ещё один охранник, более тщедушный. Чем остальные, но и более верткий. Ян и дар ещё возились со своими противниками, и помочь мне не могли, а у меня не было никакого оружия. Мужчина вытащил нож и сделал выпад, но я отскочила, обходя его с боку. Немного покружив, я пропустила очередной выпад, быстрым движением проведя каскад ударов по печени. Мужик охнул, но обладая хорошей реакцией, вывернулся и пошел в атаку. Дважды я увернулась, но потом пропустила выпад и, отлетев к стене, едва удержалась на ногах. Подоспевший Дар отвлёк внимание мужика на себя и вскоре разделался с ним. Схватив меня за руку, он рванул вверх по лестнице. Ян спешил за нами, внимательно оглядываясь. Пробежав по этажу (я уже не рассматривала ничего, не до этого было), Дар резко свернул направо. Впереди показались двери, через которые мы вышли из здания на скрытую улочку. Там нас ждали осёдланные лошади (Тени не было, видимо, его оставили в конюшни гостиницы). Подбежав к Лунной, Дар легко приподнял меня в седло и запрыгнул следом. Ян тоже вскочил на Быстрого, и мы рванули в сторону гостиницы.
   - Как вы меня нашли? - спросила я Дара, стоило немного отъехать от злополучного здания.
   - Браслет, - коротко ответил он, крепче сжимая мою талию. Хотя уже была ночь, я точно знала, что Дар сжал губы в тонкую линию. - На нём такое заклинание, благодаря которому я смогу найти тебя даже в другом мире.
   - Спасибо, - тихо ответила я.
   - Скоро приедем в гостиницу и там поговорим, - сказал Дар.
   - Не успеешь... - еле слышно прошептала я, наконец-то скатываясь в спасительную темноту, оставляя на руках Дара потёки собственной крови.
   Один выпад кинжалом я всё же пропустила...
  
  
   Грань встретила меня приветственной тишиной и спокойствием. Словно она как старшая сестра, к которой можно прийти в любое время и высказать всё, что наболело. И она выслушает, пустит к себе под одеяло и обнимет, крепко-крепко, оберегая от любых невзгод. Почему-то именно так она мне представлялась. Если бы не опасность, которую несло это место, я не отказалась бы бывать здесь чаще.
   - Не стоит, солнышко, ты и так зачастила сюда, - мама появилась как всегда неожиданно, улыбаясь мне и сверкая зеленью глаз. - Но я очень по тебе соскучилась.
   - Я тоже, мамочка.
   Мы обнялись и присели на песочек. Почему-то для меня Грань всегда представлялась песочным пляжем, но с чем это было связано, я не знала. Нежась в маминых объятиях, я рассказывала обо всём, что произошло с нами после тех разбойников, а также о том, что было этой ночью. Внезапно, словно вспомнив причину, по которой я здесь нахожусь, ойкнула:
   - Там же мальчики волнуются! Они же не знают, что я тут.
   - Знают, не волнуйся, - мама успокаивающе погладила меня по плечу. - Дар, когда не почувствует тебя, скажет Яну, а у тебя с братом сильная связь и он сразу поймёт, что ты у меня.
   - Что значит, Дар почувствует? - переспросила я.
   - Мальчик имеет целительский дар, слабенький, но вообще удивительно, что ему достались такие способности матери. У айранитов от матерей к сыновьям ничего не передаётся, но тут возможно свою роль сыграла раса его отца, у них вообще очень интересные способности попадаются. Он сможет исцелить твою рану и ты скоро очнёшься.
   - А ты давно знаешь Дара?
   - Давненько. Мне его показала Амальтииртарэ, когда он был ещё ребёнком, - призналась она.
   - А с нею ты познакомилась, когда меня рожала, да? - с любопытством спросила я.
   - Нет, намного раньше, - мама улыбнулась.
   - Расскажи, пожалуйста.
   - Да я бы с удовольствием, маленькая, но тебе пора, - мама поцеловала меня в лоб и поднялась. - Слышишь, тебя уже зовут. Иди, солнышко.
   - А мы ещё поговорим? - уже слыша голос брата, я всё ещё ждала ответ.
   - Конечно, ты же знаешь, тебе стоит только позвать, - она ласково смотрела на меня. - Я люблю тебя, доченька.
   - Я тоже люблю тебя, мам.
   Едва успела прошептать - и рывком очнулась. Надо мной склонились Ян и Дар, оба с обеспокоенным выражением на лицах. Обведя глазами помещение, в котором лежала, узнала свою комнату в гостинице. Переведя взгляд на троих мужчин (Саф тоже был здесь, лежа на половине подушки и тычась холодным носом мне в щёку), я улыбнулась.
   - Всё в порядке.
   - Я тебя прибить готов, - в ответ прорычал Ян, а Дар укоризненно посмотрел. - Ты почему не сказала, что тебя зацепили? А если бы у Дара не было целительских способностей? Да ты ведь снова на Грани была!
   - Я тоже очень тебя люблю, братик, - во мне была странная лёгкость, словно это не я потеряла некоторое количество крови и чуть не умерла (да, преувеличиваю, но и неправдой это тоже назвать нельзя). Хотелось встать и бежать, и, судя по взгляду Дара, он знал причину такого моего состояния.
   - Это последствия исцеления, у моего дара есть некоторые побочные явления. Сейчас ты испытываешь подъём сил, но вскоре захочешь спать, - пояснил он. - Не стоит противиться, тебе надо отдохнуть.
   - Подождите, а как же корабль на Каччу? Мы же его пропустим! - возмутилась я, порываясь встать, но ни Ян, ни Дар не позволили.
   - Успокойся, Нари. Сейчас середина ночи, мы его уже пропустили, - спокойно сказал брат. - Спи, утром всё расскажем.
   - Но...
   - Спи, - повторил слова Яна Дар. - Тебе нужно поднабраться сил, поскольку именно от тебя будет зависеть наше дальнейшее путешествие.
   - А поподробнее? - жадно откликнулась я, еще не желая спать и не чувствуя усталости.
   - Завтра, Нари, всё завтра, - и Дар погладил меня по голове.
   Последняя мысль, с которой я провалился в сон, была: "Усыпили-таки, гады. Ну я им завтра устрою...".
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"