Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на грани. Часть 3. Глава 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немного новых знакомств, немного романтики, немного загадки :)


Глава 3 (19) Новые знакомства, новые открытия

  
  
  
   Разобрав свои вещи, я разложила их на кровати и заколебалась. Руки непроизвольно потянулись к платью, подаренному мне в пустыне на день рождения, и я поймала себя на мысли, что хочу его одеть. А ведь оно у меня первое после длительного перерыва, когда я могла думать только о тренировках, а уж никак не о том, чтобы красиво выглядеть.
   Поколебавшись ещё несколько минут, я всё же усилием воли повесила платье в шкаф, облачившись в лёгкие чёрные штаны и свободную тунику светло-зелёного цвета. Ещё большее усилие мне понадобилось для того, чтобы оставить мечи в комнате, но лёгкий кинжал всё же занял своё место в правом сапоге. Единственное, я не стала заплетать волосы, оставив их распущенными и, расчесав, закинула за спину.
   Кинув мимолётный взгляд в зеркало, с удивлением отметила разительные перемены во внешности и взгляде. Лицо немного похудело и его черты стали более выразительны, слегка отросли волосы. Фигура почти не изменилась, только мозоли на руках стали жёстче, а движения стали ещё экономнее. А вот выражение глаз поменялось: ушла детская наивность, оставив после себя воинское спокойствие пополам с женской лукавинкой. А ещё появился какой-то глубинный блеск, причины появления которого всё ещё приводили в смятение.
   Улыбнувшись своему отражению, я вышла из комнаты и, помня рассказ управляющего, спустилась на второй этаж в столовую. Слуги заканчивали сервировку, а Дар, уже находившийся тут, беседовал у окна с Ристаном, успевшим привести себя в порядок. Увидев входящую меня, Дар улыбнулся и, оставив друга, подошёл ко мне. Склонившись, он запечатлел легкий поцелуй на моей руке и проводил к столу, усадив по правую руку от себя самого. Ристан тоже подошёл к столу и сел слева от Дара, но не обращал на нас внимания, воюя с мантией, которая никак не желала распрямляться.
   - Ты прекрасно выглядишь, - тихо сделал мне комплимент Дар.
   - Сначала я думала надеть платье, но решила, что не стоит, - вырвалось неожиданное признание.
   - Мне жаль, что ты так подумала. Я помню, как ты выглядишь в платье - словно богиня, сошедшая с небес. И могу только надеяться, что когда я вернусь, ты наденешь для меня платье. Пожалуйста, - закончил он, подкрепив просьбу обворожительной улыбкой и я не нашла в себе силы ему отказать.
   Пока мы разговаривали, в столовую спустились друзья Дара, Натимер и Оллегат, а сразу за ними вошёл Ян. Брат сел за стол рядом со мной, а мужчины расположились напротив. Убедившись, что все в сборе, Дар приступил к трапезе, первым начав разговор:
   - Друзья, мне бы не хотелось, чтобы возникшие недоразумения омрачили наши отношения. Позвольте заново представить вас друг другу. Виконт Ристан Ферингер (черноволосый маг был на целую голову ниже Дара, более щуплый, но в светло-карих глазах светился недюжий ум), граф Наттимер Тарриус (тоже кареглазый и темноволосый, что говорило о его принадлежности к народу варнов, но очень живой парень. Судя по взглядам, бросаемым на меня, ловелас ещё тот) и герцог Оллегат Майтнер (высокий шатен с глазами цвета оникса, он производил впечатление серьёзного молодого человека, привыкшего к ответственности). Мои друзья из мира Арданат - лорд Янникар Карди, леди Нариса Карди.
   - Леди, приношу Вам свои глубочайшие извинения за ту неприятную сцену в Вашей спальне, - извинился передо мной лорд Ристан.
   - Я прощаю Вас, - улыбнулась я. - И тоже приношу извинения за свои действия магического характера.
   - У Вас хорошая реакция, - похвалил он.
   - Кстати, Рист, а как это ты сам не снял заклинание леди Нарисы? - повернулся к другу Оллегат.
   - Потому, что не сразу разобрался с матрицей, - буркнул Ристан. - А когда смог найти лазейку, меня уже разморозили
   - Леди Нариса сильнее тебя? - заинтересовался Наттимер, не отрывая от меня заинтересованного взгляда.
   - Нет, не сильнее. По крайней мере, пока, - ответил Ристан, бросив на меня непонятный взгляд. - У нас разные школы, да и девушку хорошо тренировали.
   - Но...? - впервые подал голос Ян.
   - Что, но? - переспросил Ристан.
   - В вашем голосе я явно услышал "но". Вот и спрашиваю, что Вас смутило?
   - Да не смутило... Я чувствую у Вашей сестры огромный потенциал, уж поверьте моему опыту, но ощущение, словно она привыкла защищаться или нападать, а системы при этом нет. Я, наверное, непонятно объясняю, простите.
   - Да нет, Вы правы, - признал Ян. - Нари учили дома.
   - А кто учил, Вы? - с любопытством посмотрел на него Ристан.
   - И я, и мой, вернее, уже наш Наставник, и мой отец.
   - Интересно..., - пробормотал маг, задумавшись.
   - Настолько, что согласишься позаниматься с девушкой? - невинно изрёк Дар и на него пристально уставились четыре пары карих глаз.
   - Зачем тебе это? - серьёзно спросил Оллегат, пока маг раздумывал.
   - Я завтра уезжаю, - сказал Дар и его словам никто, кроме Яна, не удивился. Значит, друзья не просто всё знают, но, как мне кажется, именно они принесли ему весть от отца. - Понятия не имею, как надолго. И как гостеприимный хозяин, не могу позволить, чтобы мои гости скучали. Поскольку я уверен, что Рист сейчас свободен, он вполне может дать Нарисе несколько уроков магии, не так ли, друг?
   - Конечно, - заверил того маг и повернулся ко мне. - Леди, я буду счастлив помочь Вам расширить круг своих талантов.
   Я благодарно улыбнулась, украдкой вздохнув. Всё это плетение словесных кружев с непривычки утомляло. Как же проще было там, в том мире, без всяких этих реверансов и взаимных пикировок.
   - Мне кажется, будущие учитель и ученица вполне могут общаться менее официально, - подмигнул мне Дар. Неужели услышал, о чём думаю? Или...?
   - Согласен, - расцвёл улыбкой Ристан и, перегнувшись через друга, протянул мне руку: - Зови Ристом и на "ты", терпеть не могу всякие церемонии.
   - Нариса, - я пожала его руку.
   - Уверен, что уедешь надолго? - обратился к Дару Ян.
   - Да, друг. Может быть, всего на пару месяцев, а может, что и дольше.
   - Наша помощь нужна? - без улыбки спросил брат.
   - Нет, Ян, сейчас я сам. Спасибо, - благодарно кивнул Дар.
   - Мы останемся здесь? - уточнила я.
   - Да, Нари. Но не волнуйся, мои друзья не дадут вам скучать.
   - Это уж точно, - подмигнул мне Наттимер.
   - Нат, не забывайся, - холодно одёрнул парня Дар, получив в ответ невинное выражение лица друга. - Я не шутил в своём предупреждении.
   - Я прослежу, - не понятно для нас с Яном заверил друга Оллегат, после чего Дар успокоился.
   Ужин подошёл к концу. Отодвинув мне стул, Дар что-то прошептал подошедшему управляющему и тот с поклоном удалился. Я заметила, что Наттимер и Оллегат о чём-то спрашивают Яна и брат им спокойно отвечает, но хмурится - видимо, предмет разговора ему не по душе. Но вмешиваться не спешила, да и Дар отвлёк меня вопросом.
   - Сильно устала?
   - Нет, всё хорошо. Ты что-то хотел?
   - Да, сейчас узнаешь, - Дар бросил мимолётный взгляд на выход из столовой, где снова стоял управляющий, и посмотрел на разговаривающих друзей: - Эй, Ян, оторвись-ка от этих охламонов и пошли с нами.
   В сопровождении брата, молодых варнов и дворецкого мы с Даром сошли в холл, где, обогнав нас, Рикст встал во главе шеренги слуг. Видимо, так приказал Дар, потому что, как подсказывала память предков, дворецкий (он же управляющий) выше рангом и никогда не представляется гостям вместе со всеми слугами.
   - Я представляю вам моих дорогих гостей - леди Нариса Карди, лорд Янникар Карди. Все их желания должны выполняться с таким же рвением, как вы выполняете мои. Это понятно?
   - Да, Ваша Светлость, - нестройный ответ.
   - Нари, Ян, через день в замок прибудут ваши личные слуги и ещё несколько нужных персон, но с ними вас уже познакомят Нат и Легат. А пока... Это Барбара (миловидная девочка лет пятнадцати, меня сразу привлекло невинное выражение её глаз), она будет твоей служанкой, Нари, на первое время. Ян, это Бонар (парень чуть постарше Барбары, но преисполненный собственной важности), он побудет твоим камердинером. Можете идти, разбирать вещи своих господ, - обратился к ним Дар.
   - Далее, это Марион, замковая повариха. Поверьте, ребята, лучше её никто не готовит, - представив нам полную женщину лет сорока, с очень добрым лицом и широкими ладонями, Дар ласково ей улыбнулся. Она улыбнулась в ответ, окинув нас взглядом, в котором явно читалось желание откормить до своих размеров.
   - Ну и, наконец, это управляющий Рикст, я вам его уже представлял, в его прямые обязанности входит обеспечение моим гостям комфортного проживания в замке. Надеюсь, что ты меня не подведёшь.
   - Разумеется, Ваша Светлость, - последовал невозмутимый ответ.
   - Ну и отлично. Тогда можете быть свободны. Ян, Нари, идёмте дальше.
   - Покажешь замок? - спросил брат.
   - Нет, этим займёмся позже. А сейчас представлю вас капитану своей стражи, чтобы потом у вас не было с ним проблем. Тем более, причину его отсутствия при нашем въезде в замок я пока не услышал.
   Во внутреннем дворе было шумно, слуги быстрым шагом перебегали из одного помещения в другое, словно приезд лорда заставил их проснуться и активизироваться. На нас они не косились, по крайней мере, прямых взглядов я не замечала, а просто огибали, как препятствие на пути. Мы же под предводительством Дара направлялись к казармам, в которых и размещалась охрана. Когда до них оставалось несколько метров, навстречу лорду выбежал подтянутый мужчина в облегчённых доспехах, ростом с Яна, русоволосый, усатый и с пронзительным взглядом синих глаз. Добежав, он вытянулся перед Даром и, отдав ему честь прижатым к груди кулаком и поклоном головы, доложил:
   - Ваша Светлость, за время вашего отсутствия на вверенной мне территории происшествий не было. На границах герцогства всё спокойно, старосты деревень жалоб не давали.
   - Хорошо, капитан. Почему нас не встретили? - Дар говорил уверенно, как тот, кто привык повелевать, и мне было немного не по себе. Я привыкла к другому Дару, доброму и заботливому, а этого словно приходилось узнавать заново. Вот только времени на это у меня не было.
   - Прошу прощения, Ваша Светлость, я лично делал объезд восточной границы и вернулся всего полчаса назад, - склонил голову капитан.
   - Что-то случилось? - спросил Дар.
   - Дело в том, что Брайан неделю назад обнаружил в лесу дохлую лисицу, затем через несколько дней ещё одну и заподозрил браконьеров. Но сейчас всё тихо, больше таких случаем мы не выявляли, но продолжаем наблюдать.
   - Хорошо, - кивнул Дар. - Капитан, я завтра уезжаю в столицу на неопределённый срок. Вам в обязанности вменяется обеспечение безопасности моих гостей. Нари, Ян, знакомьтесь - капитан замковой стражи Альберт Байгур. Лорд и леди Карди, гости замка Кортас. Я ведь могу положиться на вас, капитан Байгур?
   - Непременно, Ваша Светлость, в замке ваши гости в полной безопасности, - заверил его капитан.
   - Свободен, капитан, - отпустил вояку Дар.
   - Ну что, показать вам замок? - повернулся в нам друг.
   - Нет, вы как хотите, а я предпочёл бы поспать, - я видела, как брат украдкой зевал, так что этому его пожеланию никто не удивился. - Да и успею ещё тут всё изучить.
   - Как пожелаешь. Эй, там, проведите лорда Карди в его покои, да побыстрее, - приказал слугам Дар.
   Брат ушёл, и Дар посмотрел на меня:
   - Не хочешь последовать его примеру?
   - Не уверена, что сейчас засну, - честно призналась я.
   - Тогда идём в мой кабинет, - и, позвав за собой друзей, Дар снова повёл меня в замок.
   Его кабинет на третьем этаже выполнен в сугубо мужском интерьере. Тёмная мебель, лаконичные светильники на стенах, золотисто-коричневые шторы на окне, золотисто-бежевые тканевые обои, мягкий ковёр на полу. Несмотря на строгий интерьер, кабинет выглядел очень тёплым и уютным, а кресло, в которое меня усадил Дар, мягким и словно бы подстраивающимся под меня. Сам хозяин кабинета, отдав какой-то приказ слугам, сел за свой рабочий стол, а его друзья привычно расселись по другим креслам.
   Все молчали. То ли не хотели начинать разговор, то ли что-то ожидали. Тишина не давила, но некая неловкость всё же присутствовала.
   - Ладно, раз никто не хочет начинать, начну, пожалуй, я, - наконец после пяти минут тишины высказался Ристан и пристально уставился на Дара. - Давай, рассказывай, как ты нашёл Алиану, кто они (кивок в мою сторону) такие и почему ты хочешь, чтобы я стал её учителем?
   Дар по-прежнему молчал, не спеша посвящать друзей в своё путешествие по Арданату. Только когда раздался лёгкий стук в дверь, и служанка принесла бокалы с терпким (мой нос аж затрепетал от этого запаха) горячим вином, он заговорил, но обратился ко мне, а не к другу:
   - Выпей, это молодое вино с пряностями, поможет снять усталость и успокоит нервы.
   - Скандар! - рыкнул Оллегат.
   - Не надо на меня рычать, я и сам это умею и получше некоторых. Кроме, разве что Нари, - он улыбнулся мне, одобрительным взглядом провожая глоток вина, что я сделала. - Но раз уж вам так не терпится, слушайте.
   Пока Дар рассказывал друзьям перипетии освобождения Алианы, я потягивала вино, наслаждаясь его букетом аромата и вкуса и чувствуя, как постепенно приходит расслабление и нега. Причём, как я заметила, вино абсолютно не туманило мозг, не ощущалось также и лёгкого опьянения. Наоборот, было легко, спокойно, хотя спать по-прежнему не хотелось. И оставалось только прислушаться к рассказу Дара, временами удивляясь тому, что всё это произошло с нами.
   По завершении повествования я заметила, что Дар не упомянул ни личные моменты, ни тот факт, что мы с Яном являемся оборотнями. Почему? Неужели кто-то из моих сородичей в этом мире враги его друзьям? Или тут иная причина? Странно...
   - Как Алиана? - участливо спросил друга Оллегат, и я впервые с момента нашего знакомства с ребятами задумалась о том, откуда, собственно говоря, друзья Дара знают маленькую девочку - айрану? Случайное знакомство? Ох, что-то не верю я в случайности. Да и говорят они о ней с такой теплотой, словно она им всем близка, словно... младшая родственница...
   - Бодра и весела, - тем временем ответил Дар, улыбаясь воспоминаниям о малышке. - Совершенно не переживает о своём похищении, да и мало что о нём знает.
   - Значит, вы так и не нашли того, кто стоял за похищением? - уточнил Наттимер.
   - Нет, не узнали. А вообще, честно говоря, Алиану мы нашли во многом благодаря маме Нари и помощи Яна - сам бы я вряд ли отыскал малышку так быстро, - вдруг признался друзьям Дар. Я удивлённо на него посмотрела, но промолчала.
   - А кто у Нарисы мама? - полюбопытствовал Нат, кинув на меня многозначительный взгляд.
   - Это неважно, - отрезал Дар.
   - Правильно, - кивнул Ристан и когда на него обратились четыре пары удивлённых глаз, пояснил свою фразу. - Меня больше занимает вопрос, кто она? - и он посмотрел на меня.
   - А что тебя смущает? - повернувшись к нему, впервые подала голос.
   - Твоя аура, - Ристан говорил со мной, но к его словам прислушивались и Наттимер с Оллегатом, тогда как Дар просто наблюдал за нами, слегка прикрыв глаза. - Она не похожа на ауру человека, даже с учётом того, что ты из другого мира.
   - И какая же она? - заинтересованно спросил Нат. Мне тоже было интересно, потому как собственную ауру я видеть никак не могла, а никто никогда мне о ней не говорил.
   - Слишком яркая, я бы сказал, живая, пульсирующая. Ты маг, сильный маг, и мне будет неимоверно интересно с тобой позаниматься. Но есть что-то ещё, только я не могу понять, что именно, - нахмурился Рист.
   - Я - оборотень, - просто призналась я, искренне веря, что даже если друзья Дара имеют что-то против таких, как я, в его замке они не посмеют меня тронуть. И вера эта в моём сердце была крепче гранита. - И мой брат тоже.
   - Я видел ауры оборотней нашего мира, причём всех ипостасей, и если бы ты не призналась, ни за что б не причислил тебя к ним. Такой яркой ауры я ещё ни у кого не встречал, - задумчиво сказал Рист, а я тихо порадовалась, что мои стражи оказались напрасными - похоже, никто из ребят не против меня и Яна из-за нашей сущности.
   'А ещё моя мама - богиня Смерти', - подумала я. - 'Только вам об этом не следует знать. Пусть это и объясняет все вопросы'.
   - Нари, я думаю, что ты устала больше, чем пытаешься нам показать, - мягко намекнул мне Дар.
   Понимая, что он прав, я отставила пустой бокал (даже не заметила, когда успела допить вино) и, пожелав всем спокойной ночи, вышла из кабинета. А в моей комнате меня ждал сюрприз: Барбара, служанка, которую ко мне приставил Дар, дожидалась меня, сидя на стуле в спальне и вскочила, едва заслышав мои шаги. Присев в низком реверансе, она указала мне на разложенные на кровати пеньюар и лёгкий халатик и, не слушая мои возражения, стала помогать раздеваться. Конечно, я могла бы пресечь это, но... почему-то не хотелось ругать эту девушку, ведь ничего, кроме желания услужить, в её лице я не видела.
   Перебарывая стеснительность, я позволила Барбаре себя раздеть (едва успев от её глаз спрятать нож, вытащенный из голенища сапога), а затем надеть на меня пеньюар и халатик. Затем служанка усадила меня перед трюмо и легкими движениями расчесала мои волосы так, что они стали блестеть. В своё время я их подрезала, но только сейчас обратила внимание на то, как они выросли, уже наполовину закрывая спину. И теперь видела искреннее восхищение на лице Барбары, когда она проводила щёткой по моей светло-золотой волне.
   Аккуратно сложив мои вещи, немногословная девушка снова присела в реверансе и, пожелав мне приятных снов, вышла их моих покоев. Оставшись одна, я какое-то время постояла у окна, наблюдая за редкими движениями варнов внизу, а затем, сняв халатик и бросив его в изножии кровати, забралась на мягкие простыни. Лёгкое, как пух, одеяло, нежно прикрыло меня сверху, ласково касаясь кожи и обещая только сладкие сны.
  
  
  
   Два часа спустя я осознала, что, несмотря на то, что организм ощущает усталость и сонливость, заснуть не получается. Покрутившись на кровати, полежав и так, и эдак, ещё через час окончательно смирилась с игнорированием меня Шибала (божок сна, по давним верованиям оборотней) и встала. Накинув халат, подпоясавшись и обнаружив стоящие возле кровати тапочки, решила прогуляться по замку, благо ночное зрение меня никогда не подводило.
   Выйдя в коридор, я обратила внимание на то, что он освещён странными кристаллообразными светильниками. Покрутив головой по сторонам, решила вначале пойти направо до конца коридора, а затем, если не найду ничего интересного, вернуться назад и спуститься на нижние этажи.
   Неслышно идя по коридору, я прислушивалась к окружающей тишине, но никаких подозрительных звуков из-за находившихся по обе стороны дверей не раздавалось. Коридор, к моему сожалению, закончился тупиком, правда, с разветвлением в две ниши, не имеющие освещения. Моё ночное зрение, пропавшее при светильниках, снова появилось и благодаря нему я приметила, что левая ниша была пустой и декоративной, а вот правая... правая интриговала.
   То, что на первый взгляд казалось нишей, на самом деле оказалось узким ходом с крутыми ступенями, ведущими вверх. Проиграв собственному любопытству, я стала осторожно подниматься по ступеням, которые образовывали как бы спираль, и только когда они (ступени) закончились, поняла причину этого - они вели на небольшую смотровую площадку на само верху башни донжона.
   Выйдя из-под сени коридора на пространство площадки, первое, что бросилось в глаза - огромнейшая луна, нависающая, казалось, аккурат над башней. Сразу возникло ощущение, что её свет словно обнимает меня, ласкает метущуюся душу и застоявшуюся вторую ипостась. Луна не укоряла, скорее, по-матерински журила, и под её ласковым взором я вдруг вспомнила, как долго не выпускала сестрёнку и мысленно извинилась перед Рисой.
   - Я не виню тебя, сестра, - мягко ответила мне она. - К тому же мы давно стали одним целым и мне уже не надо часто оборачиваться.
   - Правда? Это значит, что мы с тобой подросли? - уточнила я.
   - Ну, можно и так сказать, - усмехнулась Риса.
   - Но я всё равно попрошу Дара что-то придумать. Не хочу отказываться от оборота на всё время его отсутствия.
   - Мы не хотим, - поправила меня сестрёнка, улыбнувшись.
   Словно подслушав наш разговор (а может, так и было), красавица - луна продолжала нежно глядеть на меня, с одобрением и бесконечной любовью. Я тоже не отрывала от неё взгляда, заряжаясь её светом, а потому голос, раздавшийся справа от меня, заставил вскрикнуть и резко повернуться.
   - Она прекрасна! - Незамеченный мною, у парапета площадки стоял Дар, тепло улыбаясь. - Прости, Нари, я не хотел тебя напугать. Просто я часто стою вот так, любуясь луной, ночью и спокойствием окружающей природы. Не спится?
   - Да, знаешь, и вроде устала, и организм спать хочет, а заснуть не получается, - вздохнула я и, подойдя, облокотилась на парапет рядом с Даром, только уже смотря не на луну, а в ночную даль. - Тут красиво.
   - Это самое спокойное место в замке. - Дар тоже развернулся, что-то пристально рассматривая во мраке. Его глаза светились в темноте бирюзовыми звёздами, и я с усилием отводила от них взгляд.
   Луна немного сместила своё положение и осветила лес слева от замка, серебристым блеском отразившись в водной глади реки, протекающей чуть западнее леса. Мы, как зачарованные, наблюдали эту картину и очнулись только тогда, когда в тишине раздалась перекличка сменяющейся стражи.
   - Дар, я хотела попросить тебя решить проблему с моим и Яна оборотом, - тихо подала я голос.
   - А в чём проблема? - озадачился он, развернувшись ко мне вполоборота.
   - Я переживаю, как отнесутся твои вассалы к тому, что мы оборотни и время от времени будем оборачиваться, - я слегка замялась, но решила пояснить до конца. - Сестрёнка, конечно, заверила, что в частом обороте уже нет надобности, но я не собираюсь запирать её в своей человеческой ипостаси на всё время твоего отсутствия.
   - Не волнуйся, Нари, я прикажу, и вас с братом будут выпускать из замка по первому требованию, - успокоил меня Дар. - Да, и не стесняйся по любым вопросам обращаться к Нату, Легату или Ристу - не смотря на некоторые их недостатки, они верные друзья.
   - Спасибо, - благодарно улыбнулась ему.
   Мы замолчали, снова устремив взгляды в завораживающую темноту ночи. Тихонько шелестели кроны деревьев, в высокой траве мелодично пели сверчки, а то тут, то там в воздухе носились летучие мыши, вылавливая неосмотрительных комах. Я чуяла наличие множества зверья в близлежащих лесах и Риса довольно щурилась, предвкушая весёлые игры с ними.
   - Как хорошо, - услышала я довольный голос Дара.
   - Свежо, - добавила я без всякой задней мысли.
   - Замёрзла? - забеспокоился Дар, внимательным взглядом пройдясь по моему одеянию и тапочкам и, нахмурившись, буркнул себе под нос. - Неудивительно.
   А затем, оттолкнувшись от парапета, резким движением обнял меня, прижав спиной в своей груди. Я вздрогнула от неожиданности.
   - Ш-ш-ш, не бойся меня, я хочу только согреть, - успокаивающий шепот раздался прямо у меня над ухом, пошевелив лёгкие волоски на виске, от чего толпа мурашек пробежала у меня по рукам и спине. И, похоже, Дар не правильно понял, о чего они, потому что положил свои горячие руки на мои в попытке согреть. - Я никогда не смогу причинить тебе боль, Нари.
   - Я знаю, - кивнула я, не спеша вырываться из его объятий. Зачем, если я чувствую, что Дар говорит правду, а мне самой так тепло и уютно в его объятиях и совсем не страшно.
   Он мог быть мне братом... если бы не то чувство, что уже давно зрело в глубине моей души. Мог стать палачом... но стал спасителем, даже не подозревая об этом. И сейчас, ощущая жар его тела, затылком чувствуя его дыхание и будучи словно в коконе его запаха, током бьющего нервы, как откровение выше знала, что так правильно, так должно быть. И это знание удовлетворяло и Рису, давно принявшую Дара как часть себя. А уж не доверять сестрёнке...
   - Нари, а могу я спросить, как зовут твою волчицу, - слегка неуверенно, что слышалось в его голосе, спросил он.
   - Её зовут Риса, - просто ответила я, принимая его право знать это.
   Первое право, которое я ему давала, и Дар это мгновенно понял.
   - Спасибо, - он крепче (хотя казалось, что дальше некуда) обнял меня, словно вжимая в себя. - А знаешь, я так и не успел поговорить с Яном.
   - Брат не против, - хмыкнула я, прекрасно понимаю, о чём он. - Если бы он был против тебя, он бы уже давно был тут.
   - Вы чувствуете друг друга? - удивился Дар.
   - Конечно, только не постоянно, а когда ощущаем сильные эмоции. И, конечно, расстояние тоже влияет, - пояснила я. - У нас вообще очень сильна родственная связь, насколько я знаю, это один из даров предка - бога.
   - Иногда ты так сильно удивляешь меня, - со смешком в голосе хмыкнул Дар. - Подумать только, я посмел влюбиться в правнучку бога.
   - Ты... любишь меня? - прошептала я, не смея верить в его слова.
   - Люблю, - твёрдо сказал он, но едва я попыталась заговорить, прервал. - Нариса, послушай меня. Я не буду на тебя давить, не буду требовать от тебя каких-то ответов или поступков, к которым, как я знаю, ты совсем не готова. Да и смысл сейчас чего-то добиваться, если я уезжаю и не знаю, как скоро вернусь? Просто это чувство, оно зародилось так давно, что я еле сдерживался, чтобы не признаться тебе. Может быть, всё не вовремя, возможно, ты никогда меня не полюбишь, но я больше не могу держать это в себе. Я люблю тебя, люблю твою улыбку, твой редкий смех, твою робость и отвагу. Люблю наблюдать, как твои глаза в гневе стают стальными, словно обоюдоострый клинок, готовый вонзиться во врага, а когда тебя что-то радует, они сверкают как два серебряных озера с пляшущими, словно блики, смешинками. Я люблю тебя всю, какая ты есть, и не откажусь, если только ты позволишь мне быть с тобой рядом.
   Я слушала слова, которые мне говорил Дар, слушала его голос, интонации, пытаясь найти подтекст и не находя его - была только искренность и неприкрытая правда. Он раскрыл передо мной душу, не требуя ничего взамен, а я... А я была уверена, что когда-то смогу рассказать ему всё, что мне пришлось пережить. И, возможно, больше.
   Развернувшись в его объятиях, подняла голову и несколько минут пристально всматривалась в его глаза. Даже не знаю, что пыталась в них найти. А затем приподнялась на цыпочки и легко прикоснулась губами к его губам.
   - Я не буду сейчас ничего говорить, - выдохнула я ему прямо в губы. - Я...
   - Не надо ничего говорить, - мягко оборвал меня Дар, не отрывая взгляд от моих губ. - Я сам узнаю всё, что ты не готова сказать вслух.
   И поцеловал, сперва легко, легче пуха или прикосновения крыла бабочки, а едва я ответила на его поцелуй, добавил в него нотку жажды и страсти, одной рукой зарывшись в мои волосы, а второй обхватив меня за талию. И вовремя, потому как у меня подкосились ноги и только объятия Дара удерживали меня вертикально.
   Он не принуждал, он просто целовал так, что не хотелось отрываться. Смакуя мои губы словно изысканное вино, которым невозможно напиться, заставляя моё тело плавиться, кожу гореть огнём, а кровь закипать лавой. Осмелев, я потянулась рукой к его волосам, запутавшись в их шелке, и он застонал прямо мне в рот, чем словно ещё больше оголил мои чувства. И я тогда впервые поняла, что могу не только получать удовольствие от ласк Дара, но и ему приятно от моих действий. И в этом нет ничего отталкивающего или плохого - и я была благодарна Дару за это открытие. А потому, улыбнувшись, снова погладила его затылок, чувствуя, как мужчину в моих объятиях сотрясает небольшая дрожь. Впрочем, и я сама недалеко от него ушла.
   - Мне очень тяжело от тебя отрываться, - прошептал Дар, когда спустя, казалось, вечность мы оторвались друг от друга. - Но как бы я не хотел вот так стоять, обнимать тебя и целовать, но у меня есть обязанности, невыполнение которых грозит мне неприятностями. Не спрашивай меня сейчас ни о чём, Нари, я обещаю, что когда придёт время, я все тебе расскажу. А пока позволь я провожу тебя в твою комнату.
   Он взял меня за руку и потянул в тот самый ход, через который я прошла сюда, поддерживая и направляя. Я не стала напоминать Дару, что тоже всё прекрасно вижу, а просто следовала за ним. Мужчина сдержал своё слово, проводя меня до двери комнаты, и остановился, словно не в силах отпустить мою руку. Неловкость повисла в воздухе.
   - Береги себя, - робко улыбнувшись, пожелала я Дару, подняв на него глаза.
   - Обещаю, - он тоже улыбнулся и, притянув меня к себе, чмокнул в нос. - Не шали тут без меня, красавица, оставь что-то и по мою душу.
   Я засмеялась и покачала головой, не в силах дать такое обещание.
   - Ладно, тогда хотя бы не сильно мучай моих друзей, они в целом неплохие ребята, - попросил он.
   - Обещаю оставить их в живых, - рассмеялась я.
   - И на том спасибо, - притворно буркнул он.
   Я улыбнулась и снова легонько коснулась губами его губ, прощаясь и обещая. И он понял, улыбнулся и отстранился.
   - Спокойной ночи, Нари, - отпустив меня, Дар отошёл на шаг, позволяя уйти в свою комнату, и только грусть в его глазах говорила, как непросто ему даётся его внешнее спокойствие.
   - Спокойной ночи, Дар, - мне тоже было грустно, ибо этот мужчина как-то незаметно стал большой частью меня. Частью моей души.
   И только уходя в свою спальню в надежде хотя бы немного поспать за всю эту странную ночь, я услышала едва различимый шёпот удаляющегося Дара, который, как я думаю, не хотел бы, чтобы я услышала это, но благополучно забыл про мой острый слух. Он прошептал:
   - Интересно, как сильно отец будет против разрыва моей помолвки?
   Царапины, оставшиеся на косяке моей двери, были случайностью. В смятении я даже не замечала волчьих лап и когтей вместо рук. Как не замечала и редких слезинок, выкатившихся из уголков глаз. Слишком больно...
  
  

***

  
  
  
  Сидя на дереве и крепко держась за ветку над головой, Тэй внимательно изучил здание старого храма, построенного в ущелье прямо перед ним. Тэй видел, что добраться туда будет нелегко: он чуял хищников, притаившихся в дебрях лесов, окружающих заброшенный храм. Но кроме хищников сложным путь делало и отсутствие какой-либо дороги, тропы или трnbsp; - Это самое спокойное место в замке. - Дар тоже развернулся, что-то пристально рассматривая во мраке. Его глаза светились в темноте бирюзовыми звёздами, и я с усилием отводила от них взгляд.
опинки, по которой можно было хоть как-то выйти к храму. А значит, придётся довериться чутью.
  Запомнив ключевые точки расположения конечной цели, Тэй спустился с дерева и вернулся в лагерь. Его спутники уже собрали все вещи, за исключением его собственных, и сейчас сидели у потухшего костра в ожидании новой информации. Мужчина не заставил их долго ждать.
   - Что ж, ребята, дальше идти будет ещё сложнее, - сев на бревно рядом с Ладиром, начал он свой рассказ. - Спуститься в ущелье можно: стена не слишком отвесная, уступов и выступов хватает. Да и верёвок, я думаю, у нас хватит. А дальше придётся прорубаться сквозь лес.
   - Прорубаться?! - с ужасом воскликнул Логавэль, а его брат Рониэль просто подскочил и сжал кулаки.
   - Спокойнее, Вель, Рон. Я имел в виду, что там много хищников. И так или иначе, но дороги к храму нет, и я уверен, легко к нему нам пройти не дадут.
   - Мы все не только маги, но и воины, - спокойным, даже несколько отрешённым голосом напомнил Тэю Лад.
   - Сейчас вы - только воины, - в ответ напомнил ему Тэй. - Надеюсь, этого хватит.
   - А ты...? - поинтересовался у Тэя Фраар, смотря на парня из-под хмурившихся кустистых бровей.
   - Только в крайнем случае, - Тэй откинул со лба длинную чёлку чёрно-серебристых (или седых?) волос и усмехнулся, вкладывая в усмешку всю свою готовность к действию.
   - Идемте, - с бревна резко поднялся шестой их спутник, доселе молчавший. - Нам надо попасть в храм до заката.
   - Почему Калиданис всегда высказывается последним? - пробурчал себе под нос Фраар, но, тем не менее, споро направился за своими спутниками.
  Пока Тэй, Калиданис и Лад, как самые сильные, привязывали верёвки, Вель, Рон и Фраар осматривали ущелье. Эльфы с их острым зрением понимали, что Тэй прав, а потому неосознанно касались луков у себя за спиной. Гном же и так не расставался со своей секирой, баюкая её в руках.
   - Готово, - оповестил их Тэй, и близнецы с Фрааром подошли к остальным.
  Их было решено спустить первыми, тогда как Тэй, дракон и крылат будут страховать сверху. Проблема была в том, что гном своими коротенькими ножками не доставал до скалы, а потому дракону пришлось обвязать его верёвкой и спускать вниз на весу. А вот эльфы легко ползли вниз по скале, лишь изредка придерживаясь за верёвку.
  Пока спускались Тэй, Лад и Калиданис, эльфы внимательно осматривали все подступы к лесу, но пока на них не спешили нападать. Гном тем временем с интересом прислушивался к скале и довольно щурился, скрывая улыбку. Но едва его спутники оказались внизу, тут же подошёл к ним.
   - Вперёд. - Приказал Тэй, проводник и командир отряда, и первым направился в лес, аккуратно огибая ветки деревьев и кустарников.
  Шедшие за ним Вель и Рон переглянулись - их по-прежнему удивлял их спутник, словно эльф, бесшумно проходящий через лес, не тревожащий его покой. Но близнецы не торопились задавать вопросы.
  Путники, напряжённо осматриваясь, продолжали путь через лес. Тэй чувствовал, что большинство хищников, ощущая природу его и Калиданиса, не спешили связываться с чужаками. Но всё же около десятка крупных голодных особей крутились поблизости, принюхиваясь и присматриваясь.
  Им тоже было интересно - последний раз двуногие ступали в их лес десять лет назад.
  Тэй вёл своих спутников дальше, ориентируясь на северо-восток, при этом чутко присматриваясь к окружающему пространству. И только поэтому смог вовремя пригнуться, пропуская над собой тело огромного зверя, резко выпрыгнувшего из ближайших зарослей.
  Мгновенно встав в стойку, мужчина услышал одновременный удивлённый возглас эльфов и прекрасно их понимал: саблезубые тигры считались вымершим видом хищников, и вероятность встречи с ними даже в самой непроходимой чаще была меньше одного процента. Тем удивительнее видеть этого опаснейшего хищника напротив себя.
  Тигр, приземлившись в нескольких метрах от Тэя, мгновенно развернулся и зарычал, оскалив внушительные клыки. Это был крупный самец, в холке высотой с самого Тэя, так что ситуация не понравилась никому из спутников. Вот только тигр и не смотрел ни на кого, кроме Тэя.
  Два вожака не поделили территорию...
  Тигр атаковал, стремительно набросившись на то место, где ещё секунду назад находился Тэй, но только неудачно клацнул челюстями по воздуху, а в следующую секунду получил колотую рану в бок - Тэй оказался быстрее массивного зверя. Рыкнув, хищник стал осторожно обходить своего противника, выискивая возможность для удачного прыжка, но мужчина не собирался ошибаться. Потеряв терпение, зверь прыгнул, стараясь зацепить мужчину, но смерч мечей, стеной защищавших своего хозяина, не давал хищнику добраться до своей жертвы. Эта игра длилась и длилась, не давая преимущества никому из противников. Спутники Тэя, повинуясь его жесту, не вмешивались, только следили за другими хищниками, бродившими поблизости.
  Тигр, уже наполовину вымазанный собственной кровью, вытекающей из многочисленных порезов на лапах и боках, стал уставать, но не собирался отступать от неожиданно оказавшимся сильным конкурента. Тэй, не получивший ни одной царапины, не считая порванной рубашки на груди, тоже это понимал, а потому не обманывался усталым видом хромающего хищника. И правильно - стоило мужчине сделать вид, что он споткнулся, как тигр мгновенно напал на него, порвав рукав рубашки. Но ловушка есть ловушка и Тэй молниеносным ударом вогнал один меч тигру в бок, а вторым, отрезав замахнувшуюся было лапу, отрубил зверю голову.
  Тишина, последовавшая за этим, прерывалась только тяжёлым дыханием Тэя. Наклонившись, он вытащил оба меча и тщательно обтёр их о траву, затем вытер тряпкой и только потом вогнал их в ножны на спине. Посмотрев на своих спутников, Тэй убедился в их готовности следовать дальше и первым двинулся к ожидающему их храму.
  Хищники, лишившись одного из вожаков, не спешили нападать на столь опасных чужаков.
  До самого храма путники не сделали ни одной остановки, только на ходу пили маленькими порциям воду. Они по-прежнему чуяли кружащихся вокруг хищников, видимо, дожидающихся ночи. И это ещё больше подгоняло их вперёд.
  Само здание храма открылось их взору внезапно, словно густые заросли вмиг расступились, пропуская усталых путников. Бывшее когда-то величественным храмом, сейчас здание медленно умирало, постепенно осыпаясь, обведшая, оседая к земле. Здесь уже никогда не пройдёт служба богам, никогда не прочтут молитвы и прошения, никогда не возлагутся на алтари богов дары и подношения.
  Тэй, в отличие от своих спутников, видящий храм не впервой, тщательно обследовал вход, опасаясь незваных гостей внутри. Всё-таки десятилетие - не пустой звук, даже в вечности. Но никаких следов чужого присутствия Тэй не обнаружил, и, окликнув своих спутников, первым вошёл под своды храма.
  Внутри было темно, душно и сыро. Без светящихся камней, что все споро достали из сумок, не было бы проку и от ночного зрения. Они шли медленно, тщательно исследуя каждую мраморную плиту впереди. И хотя пустот не находилось, мужчины не спешили расслабляться и оглядываться по сторонам. В напряжённом молчании они достигли центрально зала, где ещё сохранились остатки алтарей некогда почитаемых на материке богов. Впрочем, алтари путникам были без надобности, а вот ровный пол и свободное пространство - то, что нужно.
   - До заката осталось чуть больше часа, поспешим, - сказал Вель, разоружаясь вместе с братом.
  Его примеру последовали остальные, а исключением Тэя, после чего Калиданис и Лад стали чертить пентаграмму, расписывая в ней руны и знаки, Фраар, вогнав секиру в пол, прочерчивал охранное кольцо (от любой внешней угрозы) в трёх шагах от пентаграммы, а оба эльфа, вытащив немалого веса книгу, искали в ней нужное заклинание.
  Тэй, не участвующий в подготовке к ритуалу, тщательно осматривал все тёмные углы зала, но ничего, что могло бы его встревожить, не нашёл. Сообщив об этом своим спутникам, он отошёл от них за дальнюю (и более прочную) колонну и. вогнав один из трёх своих специальных кинжалов в пол, начертал круг диаметром в метр и, вступив в него, напитал силой и кровью (четыре капли на четыре стороны). Эта идеальная внутренняя и внешняя защита была способна уберечь его до самого утра от любой опасности.
  Впрочем, ему нужно было продержаться всего лишь час.
  Тем временем его спутники закончили подготовку к ритуалу. Каждый из них был безоружный, только Вель держал в руках книгу и тонкий острый кинжал. Встав на лучи пентаграммы, пять представителей разных рас сконцентрировали свою силу.
  
   - По предков заветам и доброю волею,
  До капли я силы свои отдаю.
  Я ими полог над Отчизной питаю,
  И кровью своей в том клятву даю.
  
  Прожурчал над залом звонкий голос светлого эльфа, на эльфийском читавшего слова ритуала, а затем Логавэль проколол кинжалом палец и быстро накапал ровно пять капель на руну в центре своего луча. И передал книгу и кинжал стоящему рядом Ладу.
  После того, как каждый участник ритуала прочитал слова на своём языке и добавил свою кровь на пентаграмму, Рониэль, произносивший слова последним, аккуратно отбросил книгу и кинжал, попав точно на свой рюкзак, и повернулся к остальным. Словно по команде они подняли руки, зафиксировав их над пентаграммой, а затем одновременно открыли каналы силы и стали вливать её в центральную руну.
  Первым истощился Фраар - будучи одним из сильнейших магов - гномов, он всё же был намного слабее своих спутников, а потому за несколько минут исчерпал свой резерв, устало опустив руки. Намного дольше продержались эльфы. Были бы они постарше... но увы, их резерва пока надолго не хватало, и сначала светлый, а затем и тёмный близнец опустили руки, сверкая усталыми, но довольными улыбками.
  Долговременнее держался крылат. Опытный воин, уже немолодой мужчина давно привык рассчитывать только на себя, а потому с отроческих лет развивал свой резерв и считался (по праву, конечно) одним из сильнейших магов своей расы. Из-за чего, собственно, и был выбран.
  Оставшись в одиночестве, Калиданис всё продолжал и продолжал опустошать свой резерв. Драконы - вообще удивительные существа. Тогда как те же эльфы, гномы или крылаты используют внешние источники магии для восполнения резерва, драконы используют свои внутренние источники, являясь, так сказать, летающим синтезатором магии. Нет, они тоже могут использовать внешние источники, но предпочитают это делать только в крайнем случае. Калиданису пришлось вначале заблокировать работу своего внутреннего источника и только потом он всё же смог опустошить резерв.
  Когда последняя капля силы дракона упала в пентаграмму, он едва успел опустить руки, когда центральная руна ярко засветилась. Круг замкнулся и тонкий луч чистой силы взвился в небо, словно невидимку протыкая купол храма. А в следующую секунду волна чистой силы ударила из центра пентаграммы, пятёрку доноров вжав спинами в защитную стенку и, обогнув защищённого Тэя, вышла за пределы храма.
  Когда поток силы иссяк, полетев на подпитку полога, пятеро представителей разных рас обессилено сползли на пол, устало смотря друг на друга. И с завистью - на бодрого Тэя, деактивировавшего свой защитный круг и подошедшего к спутникам. Посмотрев на их уставшие лица и вялые шевеления, Тэй вздохнул: ясно, сегодня они останутся ночевать здесь.
  Мужчина понимал, что его спутникам нужен отдых. Предстоял ещё обратный путь... и что-то подсказывало ему, что придётся показать не только владение мечом.
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"