Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на грани. Глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ловите проду!!! Я старалась))) Но без комментариев следующая прода будет не скоро, так что кто хочет продолжение - просьба оставлять своё мнение о главе и задумки в целом. Тапки приветствуются))) Не вычитано.


Глава 2. Тяжело в учении...

  
   Первым делом, по решению дяди Карада (ему не нравилось обращение на "вы" и решительным: "Либо дядя Карад либо просто Карад и та "ты" он не оставил мне выбора) был пошив для меня новой одежды. Платья и юбки не годились для тренировок, которыми Истинный меня пугал. Поэтому всю следующую неделю мы с тётей Иланой присвятили примеркам и шитью. В итоге я стала обладательницей нескольких длинных брюк, нескольких брюк длинной до колен и где-то пять пар коротких шорт. И когда я сказала, что "это", имея в виду шорты, не одену никогда - неприлично короткие - дядя Карад только усмехнулся:
   - Поверь мне, малышка, пробежишься да мечом помахаешь - и до трусов разденешься.
   Кроме брюк тётя Илана также сшила мне несколько рубашек с длинным рукавом и жилеты без рукавов. Но самым важным для дальнейших тренировок оказался пошив майки из очень эластичной ткани, плотно прилегающей к телу. "Чтобы грудь не мешала" - так под моё смущение прокомментировал её необходимость дядя Карад.
   Тренировки начались с бега. Дядя показал мне тропинку в лесу, которая огибала наш домик по большому кругу. И на мой вполне закономерный вопрос: "А если я сойду с тропинки и заблужусь?" дядя Карад ответил:
   - Я договорился с лешим, он присмотрит за тем, чтобы ты не сходила с дорожки. Так что заблудиться у тебя не получится".
   И началось: с рассвета я нарезала круги по лесу, но когда уже готова была упасть в бессилии, дядя Карад забирал меня с тропинки. Вот только не на отдых, а к новым пыткам - делать растяжку. То, что мои мышцы растягиваться не желали, дядю не волновало, и первый месяц я выла от боли. Кроме растяжки приходилось и отжиматься, и качать пресс, приседать, подтягиваться. После обеда начались тренировки на ловкость и быстроту реакции. Всё было просто: либо я уклоняюсь от плётки, кинжала или магического импульса (дядя имел слабенький магический дар), либо получаю новую рану, царапину, синяк, ожог. Естественно после таких издевательств я еле-еле добиралась до кровати и засыпала мёртвым сном, чтобы с утра вновь окунуться в свой персональный ад.
   Спустя месяц я постепенно, по словам дяди Карада, начала набирать форму. И как только тренировки мне стали даваться чуть легче, дядя похвалил и... увеличил нагрузки. Теперь я пробегала в два раза больше, отжималась, качала пресс до изнеможения, не просто уклонялась от предметов и магии, а летала по площадке. Но и этого дяде было мало: теперь ко всему прочему я училась стрелять из лука по неподвижным мишеням. И к моему удивлению у меня неплохо получалось, так что ещё через месяц я перешла на подвижные мишени, которые дядя Карад сделал для меня с помощью магии. Самое интересное, что сам дядя как будто бы и не удивлялся моим успехам, а на мой вопрос спокойно пояснил:
   - Нари, ты же оборотень, Истинный оборотень. Ты рождена воином и сейчас мы просто нарабатываем рефлексы и укрепляем тело, чтобы, когда ты обернёшься, быть готовой к новым ощущениям.
   Прошло три месяца. Каждодневные тренировки уже не казались адом и даже начали приносить что-то вроде удовольствия. Луком я овладела в совершенстве, и дядя Карад перешёл к рукопашному бою и владению мечом. Замахи, подсечки, атаки, защита - всё это отрабатывалось до обеда, а после дядя Карад рассказывал о различных видах холодного оружия, начиная от сюрикенов и кинжалов и заканчивая тяжёлыми двуручниками. В итоге я стала тренироваться с катаной - изогнутым клинком длинной шестидесят пять сантиметров, который заточен с двух сторон одинаково, с рукоятью длиной тридцать сантиметров в форме круглой чашки-гарды, со смещённым центром тяжести оружия ближе к острию Дядя Карад показывал простые приёмы, связки, постепенно оттачивая новое умение. Конечно, все учебные поединки я проигрывала, но потом дядя подробно объяснял все допущенные промахи и заставлял повторять всё снова и снова, доводя до автоматизма и совершенства. Спустя ещё три месяца к мечу добавилось метание кинжалов и звёздочек. Как и с луком, начиналось всё с неподвижных мишеней, постепенно оттачивая своё мастерство уже на подвижных.
   Кроме тренировок с дядей всё оставшееся свободное время я проводила с тётей Иланой. Будучи, как и дядя, воином она также была и очень хорошей травницей. Вообще, по её рассказам, среди Истинных рождаются магически одарённые дети, но очень редко. А если и есть такой дар, то в основном из детей получаются боевые маги, реже - целители.
   У тёти Иланы не было магического дара, но это не мешало их семье слыть хорошими врачевателями. "Нужная травка и добрые руки способны поставить на ноги даже самого безнадёжного больного" - приговаривала тётя, показывая и объясняя мне свойства того или иного растения. Что-то я запоминала, что-то записывала и зарисовывала в небольшую книгу с кожаным переплётом, подаренную мне дядей. Не сказать, что ремесло травницы меня увлекало, но давалось мне без особого напряжения.
   Чем скорее приближалось время моего первого оборота, тем напряжённее мне казался дядя Карад. Я долго не могла понять, что его так беспокоит, пока меня не просветила тётя Илана:
   - Он просто очень надеется, что раз ты из его Рода, то тоже обернёшься волчицей и переживает по этому поводу.
   - Ой, тётя Илана, а я и не спросила ни разу, в кого ты оборачиваешься. Так в кого?
   - В олениху. У Истинных Род по отцу передаётся, а мать наша из Рода львов была.
   За месяц до оборота дядя Карад начал мо мной медитировать. По его словам это должно было помочь мне научиться расслабляться, отпускать сознание из бренного тела до чувства лёгкой невесомости. И вот тут впервые за все месяцы обучения у меня не просто ничего не получалось, всё было намного хуже - начались кошмары. Если сразу после случившегося со мной в лесу моё сознание словно бы заморозило всю боль и воспоминания (нет, я не забыла, такое забыть невозможно, но чувство боли и жажда мести на время притупились), то теперь всё это вернулось как будто бы увеличенное в миллион раз. Стоило мне закрыть глаза, как я видела перед собой их лица, чувствовала смрадное дыхание, ощущала омерзительные прикосновения и наваливалась Боль, с каждым кошмаром только усиливаясь. Теперь по ночам я спала от силы пару часов, просыпаясь от собственного крика и уже до утра, сидела на окне, стараясь отогнать мучительные воспоминания. Иногда я всё же могла поспать больше пары часов, но только тогда, когда со мной всю ночь сидела тётя Илана.
   Никакие успокоительные настои, которыми меня поила тётя, не помогали и, в конце концов, я просто отказалась их принимать. Я знала, что она жалеет меня, но не показывает этого, за что я была ей благодарна. Дядя тоже жалел, но решал мои проблемы по-своему: решил обучать меня владению парными мечами. Стоило мне проснуться от крика, как через пять минут в мою комнату входил полностью одетый дядя Карад, вытаскивал меня из кровати, вручал мечи и гонял, пока я не падала от усталости. Иногда я его ненавидела за это, но чаще благодарила всех богов разом за них двоих.
  

***

  
   День моего совершеннолетия по человеческим меркам или первый этап взросления по меркам Истинных начался... да как обычно. Уже привычные кошмары не приносили боли, оставляя лишь новую зарубку на памяти, издевательства дяди надо мной, называемые им "тренировками по овладению парными клинками" приведи до обычного состояния "добейте, люди добрые!". Но поскольку "добрых людей" в округе не наблюдалось, то приходилось самостоятельно доползать до заранее растопленной тётей Иланой баньки и только спустя два часа наконец почувствовать себя живым человеком. Войдя в дом, я с порога попала в крепкие объятья дяди, всегда пахнущие для меня мускатным орехом, корицей и сталью.
   - С днём рождения, солнышко. - Дядя Карад сжал меня до хруста рёбер и отпустил только после придушенного писка. - Наконец-то сегодня ты узнаешь, кто ты есть и сможешь открыть свою страницу в Книге Судьбы.
   - Ой, совсем заморочил девочке голову. Отстань от ребёнка, ей сегодня 18 исполнилось - такой день! - Тётя Илана тоже меня обняла и поцеловала. - Поздравляю, Нари, с первым взрослением. И у нас есть для тебя подарки. Пойдем, покажу.
   Усадив меня в гостиной, тётя с дядей ненадолго вышли. А вернувшись, положили передо мной несколько свёртков. В одном оказался очень удобный чёрный обтягивающий костюм, в другом - полусапожки на плоской подошве, в третьем - книга на незнакомом мне языке, в четвёртом - коробочка с кристаллом в виде капельки.
   - Тётя Илана, дядя Карад, спасибо, у меня никогда раньше не было таких подарков...
   - Малышка, подожди. - Прервал, посмеиваясь, мой поток благодарностей дядя Карад. - Это не просто подарки. Костюм и сапожки - да, а вот книга и кристалл - нет. Как только ты обратишься, ты будешь знать все языки оборотней и всю историю Родов - проснётся генетическая память, память твоих предков. Но книгу ты сможешь открыть и прочитать только в том случае, если в тебе проснётся магический дар. В противном случае она и останется закрытой. Что касается кристалла, то это магический накопитель. Это традиция - дарить на первое взросление вещи, необходимые при магическом даре. Получит ребёнок такой дар или нет - не важно, традиция есть традиция. Но это ещё не все подарки. Пойдём.
   Мы вышли из дома и пошли к конюшне, которая находилась немного дальше, за баней. Правда поначалу я не понимала, зачем оборотням лошади - обернулся и беги себе дальше на четверых, всё ж быстрее, чем на двоих. Тогда дядя Карад мне объяснил, что они используют лошадей как и люди - ездят на них. А после, когда отсмеялся, видя моё обиженное лицо, добавил: "Нари, ну что ты как маленькая. Это же жутко неудобно нести во рту сумки, когда бежишь. Поверь мне, и устаёшь быстро, и удовольствия никакого. Вот и используем лошадей по прямому назначению".
   Подойдя к конюшне, дядя открыл дверь и прошёл внутрь. В первом стойле как обычно никого не оказалось - дядин Гром вечно оттуда непонятно как выбирался и был в стойле своей подруги - красивой кобылки цвета спелой пшеницы по кличке Ласточка, на которой ездила тётя Илана. Остальные стойла обычно были пусты, но не сегодня. В одном из них стоял самый красивый из когда-либо виденных мною лошадей конь. Чёрный-чёрный, с блестящей шерсткой, шикарными гривой и хвостом и длинными крепкими ногами. У него было только два светлых пятна - зубы и небольшой островок шерсти между ушей.
   - Он твой. - Сказал мне дядя Карад. - Я тебе раньше не говорил, но наши лошади не обычные. Их специально выращивает Род львов для оборотней всех трёх Родов. Вообще-то принято, чтобы девушка ездила на кобыле, но зная твой характер, я попросил для тебя жеребца.
   - Дядя Карад, у меня просто нет слов. Спасибо огромное.
   - Да не за что, Нари. Подойди и протяни ему ладонь, он должен принять твой запах. Потом можешь прикоснуться и погладить. Как только почувствуешь, что он сам просит ласки, значит, можно его оседлать и поедем на прогулку.
   Последовав совету дяди, я осторожно вытянула руку и протянула коню раскрытую ладонь. Он скосил на меня свои странные для лошади серебряные глаза и опустил морду, ткнувшись в мою ладонь бархатистыми губами. Как будто поцеловал! Затем фыркнул и мотнул головой, словно приглашая прикоснуться к нему. Я легонько провела рукой по его морде, погладила гриву и снова вернулась к морде коня.
   - Очень хорошо, Нари. Теперь седлай его.
   - Дядя Карад, а как его зовут? - Спросила я и тут же услышала в голове: "Дай... имя... сама..." и удивлённо повернулась к коню.
   - Это ты мне?
   - Он заговорил с тобой?! - Теперь уже дядя Карад удивлённо смотрел не меня.
   - Вроде да. Он хочет, чтобы я сама дала ему имя. А что не так?
   - Да в принципе ничего, если не считать того факта, что эти лошади заговаривают с хозяином только тогда, когда их владельцы уже обрели вторую ипостась. И на моей памяти никогда ещё не было чего-то подобного.
   - Ну заговорил и заговорил, ничего ведь больше не случилось. Не сплясал же. Ты лучше скажи, как его назвать.
   - Нари, это ты должна решить.
   - Хм... - Я задумалась на пару минут, а затем погладила коня по храпу. - Назову я тебя Тень Ветра. Чтобы ты мог бежать как ветер, а может и быстрее. А сокращённо звать буду Тень, и пусть думают, что это из-за окраса. - Я заговорщицки подмигнула тени и он заржал словно в ответ, а в моей голосе снова раздались слова, сказанные в медленном ритме: "Нари... мне... нравится... спасибо...".
   Оседлав лошадей, мы въехали в лес. Ездить на Тени оказалось очень приятно, мы словно становились единым целым и я не чувствовала лесных ухабов. А под конец прогулки решили пробежаться наперегонки и тут обнаружилось, что Тень не намерен уступать старшим в желании победить и пока они с Громом соревновались, отирая задами друг друга, победила Ласточка, уже почти перед самым домом обойдя нас по короткой тропинке.
   Насухо вытерев лошадей и закрыв конюшню, мы все вернулись в дом. Время ожидания наступления ночи тянулось бесконечно, и каждый старался чем-то себя занять: мы с тётей Иланой готовили праздничный ужин, а дядя Карад сидел тут же за столом и чинил порванные уздечки (ну увлеклись, с кем не бывает). Поужинав, меня потянуло прибраться в комнате. Обычно мне не хватало на это времени, а вот сейчас надо было занять чем-то руки. Вытерев везде пыль и сложив одежду, я плюхнулась в кресло с книгой в руках, надеясь хоть так убить время, но не тут то было. Буквы расплывались перед глазами, слова не складывались в предложения. Промучившись полчаса, я бросила книгу в кресло и вышла из дома. На крыльце сидел дядя Карад и, увидев меня, похлопал рукой рядом с собой, предлагая присесть.
   - Дядя Карад, а зачем нужно дождаться ночи?
   - Понимаешь, Нари, каждый из нас рождается под определённой звездой и эта звезда в ночь первого взросления восходит на небосклон, как бы благословляя рождённого под её сенью, и происходит, так сказать, рождение второй сущности Истинного.
   - Ясно.
   Всё оставшееся до прихода ночи время мы просто сидели рядом и молчали. Говорить не то, чтобы было не о чем - дядя Карад знал очень много интересного и охотно делился со мной своими знаниями - а просто не хотелось.
   Ночь медленно, но наступала. Сначала пришли сумерки, потом зажглись первые звёзды, затем всё больше и больше и не успели мы оглянуться, как ночь пришла. Лес сразу наполнился привычными ночными звуками: уханьем совы или филина, пением цикад, едва слышными движениями зверей и скрипом деревьев. Прислушиваясь к ночной жизни, я вдруг почувствовала внутри себя какое-то царапанье, потом сильнее и сильнее и едва успела прохрипеть: "Дядя Карад, во мне кто-то царапается", как меня скрутила адская боль. Тело ломало, крутило, из горла вырывались хрипы пополам с рычанием и вдруг с хриплым воем я... стала волчицей. Не успев ещё осознать своё второе "Я", как меня накрыло то, что дядя называл "памятью предков": места, языки, знание и прочая, и прочая. Когда это закончилось, я втянула воздух и я-волчица почуяла близость Старшего и почтительно зарычав, побежала в лес. Я-человек находилась глубоко в сознании я-волчицы, лишь отстранённо за всем наблюдая и фиксируя в памяти. Этот безумный забег по ночному лесу, когда вокруг меня была только ночь, и лунный свет красиво отражался от моей чёрно-серебристой шерсти, стал самым ярким впечатлением за всю мою жизнь.
   Я не знаю, как долго я бежала с ночью, но притомившись, выбежала обратно к дому. Дядя Карад по-прежнему сидел на крыльце, но стоило мне приблизиться, встал и подошёл ко мне-волчице. Присев передо мной на корточки, он осторожно протянул руку и прикоснулся к моей голове, легонько погладив. Я-волчица услышала его удивлённо-ошарашенный шёпот:
   - Ш-ш-ш, малышка, не бойся. Ты такая красивая. Не могу поверить... чёрно-серебристая. Истинная чёрно-серебристая волчица. Нари, слушай мой голос. Осознай себя-человека, а не себя-волчицу. Ты человек, девушка, Нариса Карди. Малышка, слушай мой голос...
   Я-волчица непонимающе смотрела на Старшего. Кого он зовёт? Это имя... такое знакоемое... Нариса... Нариса... Я-волчица недовольно заворчала, но всё же уступила место я-человеку. Извини, милая, мы с тобой обязательно повторим сегодняшнюю ночь, подружимся.
   Встав, я удивлённо оглядела себя. Внешне ничего не изменилось, одежда цела, лишь глубоко внутри меня ворочалась волчица, осваиваясь на новом законном месте. Но сейчас я не стала об этом спрашивать дядю, и без этого нам было о чём поговорить.
   - Дядя, всё нормально?
   - Да. - Он выдохнул и посмотрел на меня. - Всё отлично. По крайней мере, теперь я точно знаю, кто твой отец. Но давай обсудим всё завтра, тебе нужно отдохнуть.
   И когда я уже повернулась к дому, за спиной услышала его сдавленный шёпот:
   - Брат... как ты мог?...
   Зайдя в дом, я поймала себя на мысли, что отец - это ещё цветочки. Больше всего мне хотелось знать, кто моя мать. И перед тем, как уснуть, я впервые за прошедшие 10 месяцев позвала Тарику и когда она пришла в сон, спросила:
   - Это правда?
   - Что брат Карада твой отец? Да. Но могла бы и не спрашивать, память предков не врёт.
   - А ты знаешь, кто моя мать?
   - К сожалению, знаю.
   - Кто она? - Я с надеждой смотрела на Тарику, желая услышать ответ, а получив его, застыла, не в силах ничего сказать. На мой вопрос Смерть произнесла всего одно слово. Она сказала:
   - Я.
  
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"