Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на грани. Часть 3. Глава 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немного магии, немного опастности, немного обиды.


Глава 4 (20) Будни замка Кортас

  
   Лиира, стоя на балконе замка, построенного когда-то по мгновенной прихоти высоко в горах, любовалась закатом солнца. Обнимающий её Архей по-хозяйски расположил свой руки на её талии, но богиня не обращала на это внимание. Лиира могла наказать его... и не могла одновременно. Даже у богов есть законы, а Архей не был её подопечным.
   Лишь длинные каштановые волосы, золотом горящие в лучах закатного солнца, резко хлестнули мужчину по лицу, подчиняясь порыву ветра, но Архей даже не поморщился. Наоборот, он словно вспомнил о своей спутнице и. осторожно сдвинув массу волос в сторону, запечатлел на оголённом плечике жаркий, влажный поцелуй, оставивший заметный след на коже.
   - Ты напряжена, любовь моя, - мурлыкнул Архей, языком лаская мочку ушка женщины.
   - Я не чувствую его, - словно говоря с самой собой, тихо сказала богиня.
   - Разве это плохо? - несколько ревниво заметил её любовник, как бы невзначай развязывая шнуровку на лифе платья.
   - Это невозможно, - сжав руками поручень балюстрады, богиня всматривалась и вслушивалась в окружающий мир.
   Архей промолчал, не желая отвлекаться от своего занятия. Его нисколько не интересовал тот, кого так долго искала Лиира. Мужчина знал, что всё равно убьёт соперника, кем бы он ни был.
   Горячее, манящее тело богини привлекало его гораздо больше.
   Внезапно мужчина и женщина ощутили далёкую волну силы, а спустя секунду - ещё одну, только уже гораздо мощнее. Замерев, они оба вслушивались в наступившую обманчивую тишину мира, но волн больше не было - мир снова стал прежним.
   Почти прежним.
   - Сестрёнка пришла! - с наигранной радостью в голосе воскликнул Архей.
   Лиира поморщилась:
   - На такой расклад я не рассчитывала. Слишком рано.
   - Что, любимая, поломали тебе Игру? - невинно вопросил Архей, вдыхая запах волос богини.
   Она резко развернулась, ещё раз хлестнув его волосами и, забросив руки на шею мужчине, промурлыкала прямо в приоткрытые губы:
   - Я не проиграю, дорогой. Это мой мир, моя собственность и мои правила Игры.
   - Я с тобой, моя любовь, - жарко шепнул Архей, одаряя Лииру властным поцелуем и крепко прижимая к своему телу.
   В последующей за этим вспышке страсти и богиня, и её бессмертный возлюбленный позабыли о первой волне силы, предшествующей появлению на Арданате новой сильной фигуры.
   Они вспомнили об этом позже, но... Слабый флёр силы едва ощутимо витал над миром.
  
  
  

***

  
  
  
  
   - Нари, ну что ты делаешь? Концентрируйся и чётче представляй конечную цель, - в очередной раз поучал меня Рист, отряхивая штаны после их знакомства с землёй - я снова напутала с векторами и, переместившись, нечаянно его толкнула.
  Ну ладно, сильно толкнула.
   - Прости, Рист, - покаянно опустила голову.
   - Давай ещё раз, - строго наказал он, отходя от меня на несколько метров.
  Я украдкой вздохнула. После отъезда Дара прошло уже два месяца. Два месяца изматывающих тренировок и размышлений. И если от последних хотелось убежать, но не получалось, то именно первые становились моим спасением.
  Никто, кроме Яна, не поинтересовался, почему я составила себе такое жёсткое, не дающее ни минуты свободного времени (только на еду и сон) расписание. Все остальные приняли это как должное. Брат же слишком хорошо меня знает, но даже он понял, что не стоит допытываться причин моей грусти, я справлюсь сама. Только иногда, когда думал, что я не замечаю, обеспокоенно хмурился.
  А я загрузила тело и мозги, только чтобы не думать. Сбежать от реальности. Глупо.
   - Сбежать от реальности. Глупо.
   - Нариса, не отвлекайся! - строго прикрикнул на меня Рист и, отогнав воспоминания, сосредоточилась на задании.
  Итак, глубокий вдох, чётко представить себе место, куда хочу переместиться, концентрация силы и на выдохе произнести Парнай ин канадис.
   - Молодец, Нари. Видишь, главное, сконцентрироваться и не спешить - и всё получится, - радостно улыбался мне учитель, напротив которого я только что появилась. - Скорость перехода придёт с опытом.
   - Спасибо, Рист, я поняла, - улыбнулась я в ответ.
   - Тогда потренируйся теперь самостоятельно, через час вернусь и проверю, - подмигнув мне, учитель привычно ушёл порталом.
  Несмотря на то, что выходы Риста практически всегда были неточны, он не прекращал тренировки, хоть и знал, что каждый раз рискует жизнью. Но учитель из него был замечательным. Везёт мне на таких, как ни крути.
  Если уж быть объективной, что в замке Дара нас действительно окружали хорошие люди. Они относились к нам не просто как к гостям хозяина, не просто как к высокородным лорду и леди. Едва прослышав о том, что там, в другом мире мы спасли Дара (а слухи, как оказалось, разносятся очень быстро), на нас с братом смотрели как на героев, божеств, сошедших с небес и все наши просьбы выполнялись немедленно и с огромным усердием. Поначалу это приводило в смятение, пока я не поняла, что все жители герцогства просто очень любят Дара и готовы для него на всё, и отношение к нам было лишь следствием этой любви, её тусклой тенью.
  Не знаю, как он это сделал и когда успел всё предусмотреть, но перед своим отъездом Дар сделал всё, чтобы у нас в замке были, так сказать, специальные наставники. Зачем ему это было нужно, я не знаю, когда они приехали - тоже, но кроме занятий магией, прогулками по лесу и спаррингами со стражниками (о, это отдельная песня), нас с Яном бескомпромиссно обучали ещё и этикету. И не только.
  Я хмыкнула, вспомнив своё первое впечатление от новоявленных учителей. Это было утром, на следующий день после нашего приезда в замок. Дара уже не было, он уехал на рассвете. Я завтракала в компании мужчин, ведя непринуждённую беседу о способах охоты на лис (Риса активно помогала, делясь воспоминаниями предков), когда в столовую степенно вошли двое - мужчина и женщина - и, окинув строгим взглядом всех присутствующих, степенно сели по другую сторону овального стола. При этом взгляд женщины не отрывался от меня, пристально изучая внешность и одежду, а мужчина таким же образом изучал Яна. Они оба молчали, пока слуги ставили дополнительные приборы. Странным было то, что молчали и Оллегат с Наттимером, Ристан же не обращал на вошедших никакого внимания.
   - Доброе утро, дамы и господа, - наконец прервал затянувшееся молчание мужчина, а женщина величественно кивнула. - Герцог Майтнер, окажите любезность, представьте нас гостям герцога.
   - Вообще-то это стоило сделать Риксту, - резко сказал Оллегат, бросив странный взгляд на мужчину. - Но так уж и быть, сделаю вам одолжение. Нариса, Янникар, позвольте вам представить леди Бригитту Навур ар Саар, старшую наставницу столичного пансиона для юных леди 'Кират'Отал' и алдара Амонфара Гаспадзанити, одного из лучших танцмейстеров столицы. Лорд и леди Карди, гости герцога Кортаса и нашего мира.
   - Рад познакомиться со столь очаровательной особой и её замечательным спутником, - приветливо, но с непонятным намёком, улыбнулся танцмейстер. Его спутница только милостиво кивнула, по-прежнему неодобрительно продолжая меня рассматривать.
  Они оба выглядели полной противоположностью друг другу. Леди Бригитта предстала нашему взору респектабельной дамой примерно тридцати пяти лет (примерно, всё-таки она тоже варн), с величественной осанкой и плавной походкой. На ней было строгое серо-синее платье и туфли на небольшом каблуке, тёмно-русые волосы стянуты в строгий пучок на затылке. Тщательно нанесён макияж без всяких изысков, из украшений - лишь серьги и два кольца на пальцах. Серые глаза смотрят строго и цепко, но при этом в их глубине светится ум и любопытство.
  В отличие от женщины, Амонфар Гаспадзанити был щёголем. Или франтом, не важно. Яркая одежда на грани несочитаемости цветов, отточенные манеры, что выдавали его дворянское происхождение, но в собственном стиле. Красивое породистое лицо, светло-карие глаза, пшеничного цвета волосы лёгкими кудрями ниспадают на плечи, волевой подбородок не касается воротника рубашки и шейного платка. Бесспорно, он был обаятельным мужчиной, любимцем женщин всех возрастов и сословий и, судя по лёгкой блуждающей по губам улыбке, осознавал свою привлекательность.
  И, как мне показалось, принял нас с Яном за супружескую чету.
   - Как я понимаю, вас пригласил Скандар? - уточнил у мужчины Наттимер. - Когда только успел.
   - Его Светлость прислал приглашение и просьбу неделю назад, - голос леди Бригитты оказался на удивление приятным и не лишённым эмоций.
  Мы же тогда в городе оракулов были! И ещё даже не думали о приезде сюда! Ну, Дар.
   - Герцог обрисовал вам круг ваших обязанностей? - спросил Оллегат.
   - Конечно, его письмо было очень точным и безотлагательным, - ответила леди Навур ар Саар.
   - Ещё Его Светлость указал нам на ограниченность по времени, - добавил алдар Гаспадзанити.
   - Нам кто-нибудь объяснит, что происходит? - резко спросил Ян, слегка подаваясь вперёд и переводя пристальный взгляд с Наттимера на Оллегата и обратно.
  Я прекрасно понимала брата - происходящее не нравилось мне ни на грош.
   - Если коротко, то Дар пригласил вот их (кивок на Бригитту и Амонфара) для обучения вас нашим правилам этикета и танцам. Для этого он выбрал лучших специалистов, не буду скрывать. Ещё он попросил нас с Легатом быть вашими партнёрами по оружию, хотя, уж простите меня за недоверие, не вижу в вас отличных мечников, - откинувшись на спинку стула (вопиющее нарушение этикета, кстати говоря), пояснил Наттимер.
   - Зачем ему это понадобилось? - поинтересовался Ян, пропустив мимо ушей последнюю фразу, в чём лично я сильно сомневалась.
   - Мы не знаем, - ответил Оллегат. - Можем только высказать предположение, но будет ли оно верным? Советую не отказываться от предложенного, всё-таки неизвестно, сколько времени вам предстоит пробыть в замке.
  Переглянувшись с братом, поняла, что знаю, о чём он думает. Любопытство сгубило не только кошку, оно присуще и нам в любом облике. А уж осадить наглых и самовлюблённых аристократов... о, мы не можем этому не посприятствовать.
   - Мы согласны, - подытожила я.
  Ох, если б заранее знала, на что соглашалась... То, как в первые месяцы мне было тяжело на тренировках дяди Карада, ничто по сравнению с часовыми дрессировками леди Бригитты. Именно дрессировками, потому как все те знания, что она давала, требовалось доводить до уровня рефлексов, а мои рефлексы не торопились уступать дорогу новым подозрительным захватчикам. Ту малость знания этикета, что я почерпнула у тети Иланы, презрительно раскритиковали и всё, что требовала моя наставница (а по совместительству с первого дня и компаньонка), приходилось запоминать и оттачивать очень быстрыми темпами.
  Не менее требовательным был и танцмейстер. С первого занятия явив высокий профессионализм, он с бесконечным терпением снова и снова показывал движения танцев, направлял, подсказывал, помогал. Изучение медленных танцев, таких, как гавот, менуэт, полонез или палана, чередовались с быстрыми (ригодон, куранта, вольта или бранль), а когда мы совсем уж уставали, алдар Гаспадзанити устраивал передышки и рассказывал историю возникновения того или иного танца.
  Кроме занятий с леди Бригиттой и алдаром Амонфаром, мы с братом не бросали и тренировки тела, пробегая по рассветному лесу десятки километров, тренируясь на мечах и кинжалах, в стрельбе из лука или просто бегая наперегонки в волчьем обличии.
  Но поначалу всё было не столь радужно, как хотелось, по крайней мере, в отношении Амонфара. Он сам предложил обращаться к нему по имени, и мы согласились, не думая, что зарождающаяся приязнь может перерасти в резкий конфликт. А произошло следующее. С самого первого занятия я стала замечать за ним интерес ко мне. Комплименты, 'случайные' прикосновения, то, как он недопустимо близко прижимал меня в танцах, где близости вообще не было. Вначале это было невинно и даже забавно, и мы с Яном особо не обращали внимание. Как-то за всеми событиями у меня из головы вылетело, что он принял меня за замужнюю даму, которым много позволялось. Амонфар не был злым или настойчивым, и все его заигрывания были... ну, милыми, что ли. Но спустя неделю так получилось, что мы с ним столкнулись в коридоре вечером после нашей тренировки с Яном, и не знаю, как всё так получилось, но Амонфар попытался меня поцеловать и был несколько настойчивее обычного. Конечно, у него ничего не получилось, я с лёгкостью вывернулась из его крепких объятий, но на беду это увидел Ян.
  Я всегда знала, что брат меня любит, временами его опека окружающим казалась излишне навязчивой, но для меня он сразу стал близким и родным. Но в тот момент я впервые его испугалась, потому что в секунду он стал на грани трансформации в зверя, зрачки вытянулись, тело напряглось и казалось, что сейчас бросится. И не придумала ничего лучше, как резко обнять его, прижавшись щекой к щеке, и ласково уговорить не убивать Амонфара, ведь тот ничего мне не сделал. Как мне позже признался Ян, он смог успокоиться (а приступ ярости, который он тогда испытал, испугал и его тоже) не только благодаря моим внезапным действиям, но и очень испуганным глазам танцмейстера. Конфликт был исчерпан, но доверять мужчине брат перестал, тщательно контролируя время нашего общения и подбив на это же Ната и Легата.
  С ними вообще мы подружились только после того, как сразились на мечах. Наттимер не лгал, когда говорил, что не воспринимает в нас противников. И только когда в разгар тренировки мы с братом разоружили их с Легатом, а потом и победили половину замковой гвардии (вторая половина несла дежурство), прибежавшей на зрелище посреди двора (именно там проходила тренировка) - только тогда молодые люди посмотрели на нас другими глазами.
  Но на первом месте, естественно, была магия, по-прежнему очаровывающая меня. Сейчас было так странно вспоминать, что ещё несколько месяцев назад я не ощущала себя чаровницей, даже находясь на этой ступени и имея знания. Но в дороге Дар, а в его замке Рист окончательно помогли мне осознать эту сторону своей жизни.
  Ристан действительно был Учителем. Именно так, с большой буквы. Так, как он объяснял непонятное и показывал, как должно работать то или иное заклинание, мог разве что Наставник Съерри. Первым делом он попросил меня продемонстрировать всё то, что скопилось в моей голове, уточнил насчёт дыхательных упражнений и, почесав затылок, признал, что, несмотря на столь малое количество времени, что я изучаю магию, мои успехи в ней поражают.
  Наверное, мне стоило загордиться, ведь на Танникоре дети начинают изучать магию с младенчества, поначалу дома, затем в школах и академиях, и магия для них так же привычна, как умение дышать или говорить. И удостоиться похвалы от представителя магической расы... ммм, очень приятно.
  И всё-таки первый месяц мы с Ристом подтягивали мои знания по всем направлениям магии, какие он знал. Единственное, что мне не давалось, это магия Жизни, что не было удивительным, учитывая, кто моя мать и тот факт, что мой предок - тёмный (по поверьям жителей Арданата) бог. Зато так называемая стихийная магия и магия Смерти подчинялись мне, казалось, с огромным удовольствием.
  Всё изменилось, лишь стоило начать изучать портальную магия. Ристан сразу предупредил, что этот раздел магии один из самых сложных, что далеко не все маги ею овладевают, и не стоит расстраиваться, если ничего не будет получаться. Я покивала на его слова, но осознала их справедливость лишь во время практики, когда ни с первого, ни с десятого раза так и не смогла переместиться.
  Реальностью оказалось то, что мне потребовалось колоссальное терпение, чтобы впервые смочь телепортироваться на небольшое расстояние. И то, этого ни я, ни Рист совсем не ожидали и оба сильно удивились, когда я нежданно-негаданно оказалась перед самым его носом и, не удержав равновесие, благополучно рухнула сверху. В тот же вечер мы с парнями хорошенько отметили этот прорыв (хотя Ян и пытался ограничивать меня в вине, но назло ему бутылку я таки осилила). Зато сдвиг всё же произошёл.
  Впрочем, как оказалось, портальная магия коварна. Стоит расслабиться - и она вновь становится неуловимой, и приходится начинать чуть ли не с самого начала. Вот и получается, что вроде и есть сдвиги, но раз - и их словно бы и нет.
  Рист успокаивал, что так происходило у всех, и говорил, что только с практикой придёт умение концентрации и точечное чувство направления, но всегда добавлял, чтобы я не практиковалась без его присмотра - как ни крути, а это очень опасный раздел магии. Я ему верила, но всё же для большей достоверности своих слов он рассказал историю одного довольно известного мага, своего приятеля, который, в пору изучения портальной магии не прислушался к советам более опытных коллег. Как итог, однажды он переместился к гномам, в самые недра Барданара. И только, видать, благодаря милости Кристаны (богини удачи) чудом не влип в гору на молекулярном уровне, а переместился в маленькую закрытую пещерку, даже расщелину. Да и просидел в ней целую неделю, пока гномы случайно не откопали его, почуяв неплохую жилу алмазов всего в метре от его местоположения. С тех пор он прослыл самым удачливым магом из всех, кто изучал портальную магию, да и урок этот не прошёл даром для многих его последователей.
  Отогнав воспоминания, всё же решила потренироваться, ведь какими бы дружескими не стали наши отношения с Ристаном, он в первую очередь был учителем и поблажек никогда не делал. Да и времени до его возвращения осталось катастрофически мало.
  Вернувшись как всегда в точное время, учитель проверил, точно ли я отрабатывала или, как частенько бывала, 'в облаках витала'. Допустив всего один промах из пяти попыток, что было охарактеризовано: 'Хм, неплохо', с облегчением вздохнула. Ристан, посмотрев на моё не слишком уверенное выражение лица, понятливо хмыкнул и вдруг спросил:
   - Поедешь с нами на границу герцогства или предпочтёшь отдохнуть?
   - Даже и не думай оставить меня в замке! - крикнула я, поспешно подхватываясь с земли, куда приземлилась в последний неудачный раз, и побежала прямиком в свою комнату. Разумеется, ребята подождут, пока я слегка приведу себя в порядок.
  Пробегая двор замка, краем глаза заметила, что конюхи уже выводят оседланных лошадей. Хмыкнув, ускорилась, прекрасно зная, что за то время, пока Ян оседлает Тень, я всё успею. А если мой конь ещё и заартачится...
  Игнорируя поджатые тонкой линией губы леди Бригитты и отвергнув предложение Барбары о помощи, я быстро обмылась, переоделась в удобную синюю амазонку, заплела волосы в тугую косу, закрепив её невидимками вокруг головы и, решительно отказавшись от предлагаемой шляпки, подхватила перчатки и сбежала вниз.
  Успела вовремя - слегка раздражённый Ян только выводил Тень из конюшни и, судя по довольному ржанию жеребца, испытал на себе все прелести его характера. Поэтому я мило поблагодарила брата, удерживая расползающиеся в улыбке губы, и легко вскочила в седло, подавая пример всем остальным.
  Кстати, как только в замке появилась леди Бригитта, меня попытались заставить ездить исключительно в дамском седле. Но не тут то было. Едва взглянув на это пыточное приспособление, я скорчила такую гримасу, что стоявший в этот момент рядом Нат тут же выкинул его, пробормотав: 'Ну ладно, не хочешь, так и не надо'. Затем последовали истерика леди, выговаривая мне и другу о недопустимости подобного поведения воспитанных лорда и леди, но мы лишь покивали и благополучно сбежали из замка, где Нат показал мне несколько новых защитных блоков. Несколько часов тренировки, причём если я была обоеруким мечником, то Наттимер предпочитал меч и удлинённый кинжал - и мы устало опустили оружие, признавая умелость противника. Другу очень хотелось познакомиться с дядей Карадом, признавая за ним Мастера.
  Наша небольшая кавалькада выехала из замка в сторону северной границы, где, судя по последним донесениям, стража с регулярной периодичностью обнаруживала следы браконьеров. Об этом мы слышали с самого первого дня пребывания в замке, но какие указания оставлял Дар, не знали. Дальше первого городка за эти два месяца не выезжали, да и то лишь бы кони не застаивались.
  В первые дни мне как-то на глаза попалась карта герцогства, и я удивилась. Не могу сказать, что что-то понимаю в экономике или географии (куда уж мне), но даже на мой дилетантский взгляд оно было странным. Ни крупных городов, ни чёткой столицы, ни большого количества жителей. Пока я не расспросила управляющего, не могла понять, что же это за герцогство, которое выглядит как нищее баронство.
  Действительность оказалась ещё более интересной. Герцогство напрямую принадлежало короне, что мне поведали вскользь, без подробностей, оно не приносило большой прибыли и числилось, говоря простым языком, как большая животноводческая ферма. Все жители были, грубо говоря, пастухами, направляя свою деятельность на разведения новых и улучшение старых пород. Когда же я мимоходом отметила, что не видела тут таких уж больших стад, управляющий невозмутимо рассказал об истинной ценности герцогства Кортас.
  Оказалось, что пару столетий назад тогдашний герцог по чистой случайности обнаружил на своей земле несколько богатейших жил. В частности, железную руду, гранит и янтарь. Аккуратно, не привлекая лишнего внимания, он начал их разработку, время от времени некрупными партиями продавая всё в столицу. На лишние вопросы торговцы из коренных жителей герцогства отвечали, что берут всё у гномов по добрососедской цене, и долгое время это принимали за чистую монету. Незаметно для постороннего глаза герцогство богатело, не знали бедности и его жители, а разработка действительно богатейшей жилы всё не кончалась.
  На мой вопрос, зачем мне всё это рассказываете, управляющий лишь пожал плечами и доложил, что так повелел Дар, буде на то моё желание. Но ничего больше не стал добавлять, что лишь подстегнуло моё любопытство. Что-то не сходилось в его рассказе, что-то царапало мою интуицию, но поймать эту мысль за хвост не получалось. Решив на время оставить размышления об этом, я сосредоточилась на дороге.
  Наттимер и Оллегат, скакавшие во главе нашего маленького отряда, о чём-то тихо переговаривались, и из вежливости я не стала вслушиваться в их беседу. За ними непосредственно ехали мы с Яном, а замыкал наше шествие Ристан, отрешённо над чем-то размышляя. Если граф и герцог уже были на границе недалече как три недели назад, но ничего не обнаружили, то мы втроём впервые туда направляемся.
  Вообще, эти сообщения о браконьерах, которые якобы орудуют на границе, лично мне казались странными. Понятно, что в лесах герцогства зверья предостаточно, водится даже довольно дорогая пушнина, о чём естественно осведомлены все соседи. Да и факт браконьерства как таковой, в общем-то, не новость, не раз и не два стражи границ буквально за руку ловили как матёрых браконьеров, так и простых охотников, якобы случайно забредших в земли герцогства. Временами даже не докладывали о таких случаях Дару, разбираясь на месте. Потому и странно мне было слышать доклады стражников.
   - О чём размышляешь? - кинул мне мысль Ян, заметив мою задумчивость.
  Быстро пересказав брату свои размышления, узнала, что он полностью со мной согласен. Ему тоже вся эта история с браконьерами попахивала, и отнюдь не розами. Переглянувшись, одновременно пожали плечами - посмотрим, что дальше будет.
  Дальнейшая дорога пролегала в молчании. Все поселения и деревни объезжали стороной, а на лес я насмотрелась и дома. Потому уже спустя двадцать минут было откровенно скучно, и мысли невольно свернули на Дара.
  Когда мы расстались в ту ночь перед его отъездом, я не думала о предстоящей разлуке - в голове набатом били его тихие слова. Невеста? У него есть невеста? Красивая, наверное. И благородная, не чета мне, крестьянке - оборотню, пусть и мама у меня... необычная. Пролежала всю ночь, глядя в потолок и глотая слёзы, неудержимо капающие из глаз. Так больно мне не было ещё никогда, даже прежде испытанная физическая боль не шла ни в какое сравнение с той, что на куски раздирала душу.
  А ведь я ему верила, впервые я настолько доверилась мужчине. Не отцу, не дяде, не брату - абсолютно постороннему человеку (ладно, не человеку), и моя интуиция одобряла этот выбор. Да и Риса тоже была всеми лапами 'за'.
  Скосив глаза на брата, убедилась, что он не заметил моего состояния. Мне не хотелось расстраивать Яна и рассказывать о причинах моей грусти. Я ведь не знаю, как он отреагирует на всё это, ведь они с Даром успели стать хорошими друзьями. Да что там, я не раз замечала, как они двигаются, и на взгляд постороннего вполне могут сойти за родных братьев - звериная грация присутствовала что в одном, что в другом. Янникар доверял Скандару, в этом не было никаких сомнений, и я не хотела зарождать меж ними тень недоверия.
  Но легче от понимания этого лично мне не было. А было обидно, до слёз, до сжатого горла, до боли в сердце - моём таком глупом, таком доверчивом сердце, незаметно впустившим в себя пока ещё хрупкий, но уже довольно сильный росток чувства. Нового, всепоглощающего, жаркого чувства, что выросло благодаря мужчине. Мужчине, которого я не боялась никогда, которого я... О, боги!
  Неужели это я подумала о том, о чём я подумала?
   - Нари, Ян, мы почти приехали, - замечание Легата заставило очнуться от размышлений и натянуть на лицо маску спокойствия, тщательно запрятав внутрь все переживания.
  Мужчина был прав: объехав поселения, мы выехали на центральную дорогу, от границы пролегавшую через всё графство, а вдали уже показались несколько домов, в которых проживали стражи. Застава, как выразился Ристан. Когда мы спешились возле центрального дома, навстречу к нам вышел подтянутый усатый мужчина в военной форме цветов герцогства Кортас (красно-синей) и, отдав честь, встал по стойке смирно. По просьбе Наттимера он отрапортовал о состоянии пограничного гарнизона, и чётко изложил ситуацию с браконьерами.
  История из уст командира (а звали его Лас Ори) выглядела так: примерно два с половиной месяца назад в окрестных лесах появлялись различные личности, без раздумий окрещённые мужчиной 'браконьерами', которые тщательно избегали контакта со стражами, при этом нанося ощутимый урон лесным угодьям герцога. Командир отдал приказ удвоить патрулирования. Это помогло, хотя и не до конца: 'браконьеры' стали осторожнее и осмотрительнее, но аппетиты всё же поумерили. Лас Ори отправил послание герцогу с описанием ситуации, и на границе всё вернулось на круги своя.
  Но примерно несколько дней назад ситуация кардинально изменилась. Стражи то тут, то там стали находить тушки мелких мёртвых животных. Вернее, их остатки, что на браконьеров ну никак не тянуло. Командир пришёл к выводу, что в лесу завёлся какой-то хищник, но как ни старались стражи, так и не смогли найти зверя. Послав новое сообщение в замок, Лас Ори тем не менее не прекратил патрулирование, которое, впрочем, результатов не приносило.
   - Корявое какое-то объяснение, - словила я мысль Яна, и легонько кивнула, соглашаясь.
  Но что-либо говорить мы не стали, даже когда Легат стал организовывать отряд на прочёсывание близлежащей территории. Только сразу заявили, что тоже хотим поучаствовать. Никто не стал спорить, и уже спустя пятнадцать минут двадцать мужчин и одна девушка, растянувшись цепочкой интервалом в десять шагов, вошли в лес.
  Я шла вперёд, щурясь от удовольствия, вызванного воспоминаниями о доме дяди Карада и нашим лесом вокруг. Радовалась прохладе, скапливающейся под кронами деревьев и плавно опускающейся вниз, охлаждая воздух. Мягко пружинила подошвами сапог по игольчато-лиственному покрову земли, что встречается лишь в смешанных лесах. Чуяла множество живности, обитающей здесь, живности напуганной, что негласно подтверждало слова капитана о поселившимся звере. Только пока никакого хищного запаха не ощущала, что, впрочем, говорило лишь об осторожности поселенца.
  Примерно через час блуждания по лесу я вышла к небольшому оврагу, подобие ковра усеянного земляникой. Крупные, спелые ягоды источали божественный аромат, и, не удержавшись, опустилась на корточки, набрав полную горсть ягод. М-м-м, вкусно. С наслаждением съев ещё две полные горсти земляники, с сожалением поднялась на ноги. Жаль было оставлять такую вкуснятину, только мысль о том, что вскоре искать будут уже меня, останавливала от задержки. Братик ведь потом смеяться будет, называя первым потерявшимся волком. Бросила последний, полный сожаления взгляд на заманчивые ягоды и вздохнула, чтобы тут же насторожиться: слабый посторонний запах едва пробивался сквозь окружающий аромат, но я всё же смогла его уловить.
  Определив направление, где запах слышался более отчётливо, тихо пошла в нужную сторону, стараясь никак себя не обнаружить и держаться с подветренной стороны, что было не слишком легко. Честно говоря, поначалу траектория движения, которой двигался предполагаемый зверь, была какая-то рваная, словно он сам не знал, куда бежать. А затем я почувствовала, что он замер, затаился, найдя то ли нору, то ли просто укромное место, и чутко прислушивался к окружающей среде.
  Стараясь не спугнуть и даже дыша через раз, максимально приблизилась к его убежищу, пытаясь рассмотреть зверя. Убежищем, кстати говоря, оказался огромный ствол дуба, просто исполин, рухнувший то ли от старости, то ли от непогоды. Створ при падении раскололся, образовав приличных размеров дыру посередине, где и спрятался беглец.
  Мысленно позвав Яна и обрисовав ему расположение места, где я находилась, снова принюхалась. Ещё в первый раз запах этого зверя показался мне до странности знакомым. Перебрав в голове все самые вероятные варианты, так и не пришла ни к какому вводу. Но всё-таки, какой знакомый запах! Где же я его ощущала?
  Буквально через две минуты между деревьями показалась фигура бесшумно бегущего брата, за которым вдалеке мелькали силуэты остальных мужчин, и я улыбнулась ему, показывая, что всё хорошо. Лёгкий вдох - и я замерла в осознании догадки, только что благодаря Яну пришедшей мне в голову. Этот запах, такой знакомый, такой... родной, ежедневно ощущаемый мною... как же я сразу не поняла, не узнала?
  Мигом развернувшись, отмахнулась от руки брата, попытавшегося удержать, подошла и присела прямо возле отверстия в стволе дуба. И, не обращая внимания на всё появляющихся в обозримом пространстве мужчин, тихо, ласково заговорила, подтверждая слова и эмоциями, и мыслями:
   - Тихо, маленький, не нужно бояться. Тебя никто не обидит, не тронет. Я не позволю, маленький, доверься мне. Выходи, дай на тебя посмотреть. Ну же, маленький, давай, иди ко мне.
  Я чувствовала напряженное ожидание мужчин, как стражи, так и наших с братом приятелей, но знала, что не дам в обиду того, кто сейчас дрожит как листок на ветру, боясь выйти из убежища. И он, видимо, понял это, так как сперва из дыры показался осторожно принюхивающийся нос, а затем, убедившись, что никто на него нападать не собирается, полностью вылез и хозяин оного - рыжий лисёнок с настороженно прижатыми к голове ушками и напряжённым тельцем.
   - Иди ко мне, малыш, - спокойно, ласково позвала я, плавно вытянув вперёд руки, ощущая, как удивился и расслабился Ян, а остальные недоумевали.
  Лисёнок подумал, и вдруг шустро прыгнул мне в руки, не больно вцепившись коготками и ткнувшись влажным носом в руку. Обхватив маленькое тельце, ощутила его дрожь и прижала покрепче к себе, поднимаясь с корточек. Развернувшись к остальным, напоролась на удивлённые взгляды мужчин.
   - Что? - возмутилась такому разглядыванию.
   - Вот это мы и хотели бы узнать у тебя, - недовольно сказал Наттимер, рассматривая лисёнка.
   - Зверь, поселившийся с лесах герцога, - серьёзным тоном пояснил ему Ян, легонько почёсывая малыша за ухом. Тот, поняв, что ему ничего не грозит, а может, просто признав в нас Старших, блаженно щурился.
   - Не смешно, - проворчал Нат.
   - По-твоему, я смеюсь? - оставил веселье брат. - Уверяю тебя, этот малыш, которого ты видишь на руках у Нари, и есть та самая гроза мелкого зверья. Что мне не понятно, так это причина, по которой он оказался здесь.
   - Простите, сэр, я ничего не понял, - подал голос капитан Ори.
   - Зато я понял, но лучше бы ошибся, - мрачно сказал Рист.
   - Боюсь, что нет, - не порадовал его Ян и посмотрел на капитана: - Это оборотень.
  Последовавшие эмоциональные высказывания несколько обогатили моё знание общего языка Танникора, и слегка встревожили малыша, беспокойно завозившегося на моих руках. Успокоив его, я обратилась к Яну:
   - Нужно срочно разыскать его семью. Ребёнка не могут не искать
   - Как ты себе это представляешь?! - воскликнул всегда спокойный Легат, и я поняла, что он сильно волнуется. - К оборотням просто так не попадёшь, они хоть и открытая раса, но довольно специфическая. Извините, ребята. Знаешь, что с нами сделают, если мы заявимся к ним с пропащим ребёнком (кстати, а с чего ты уверена, что это ребёнок?), ничего толком не пояснив?
   - Поверь мне, Легат, это ребёнок. Даже странно, что, испугавшись, он не превратился. Но всё же это маленький оборотень, у которого есть родители. И я ни слова не сказала о том, что идти надо всем. Дайте проводника, и мы с Яном сами всё сделаем.
   - Давайте не будем решать с наскока, - охладил нас Наттимер, неожиданно явив разумную сторону своего характера. - Я предлагаю вернуться в замок и уже там обсудить, как именно доставить оборотня домой.
  Согласившись с таким предложением, мы вернулись на заставу. Запрыгнув на своего Быстрого, Ян забрал у меня малыша и засунул себе за пазуху, где тот, свернувшись клубком, сразу решил подремать. Брату же ничего не стояло управлять конём одной рукой и коленями, второй рукой придерживая ребёнка. До замка мы добрались отчего-то быстрее, чем я предполагала, и, въехав во двор, я попросила Тень быть хорошим мальчиком и дать расседлать себя конюхам. Довольный конь согласно всхрапнул и самостоятельно поскакал в конюшню. Я же подошла к брату, и, осторожно приняв из его рук спящего лисёнка, прижала к себе, намереваясь отнести в свою комнату и едва не подпрыгнула, неожиданно услышав за спиной:
   - Нари, кто это у тебя?
  
  
   Дар
  
  
   - Буду у себя в комнате, - равнодушно бросила девушка и, развернувшись, быстро ушла в замок.
  Проводив ошарашенным взглядом спину Нари, я озадаченно вопросил в пространство:
   - И что это было?
   - Если ты имеешь в виду зверя в руках сестры, то на этот вопрос я могу ответить, - откликнулся Ян. - А вот что касается странного поведения малышки, то, увы, друг мой, этот вопрос ты должен задать себе.
   - Но что я сделал?! - повернувшись к нему, воскликнул я. Правда, понятия не имею, на что могла злиться Нари.
   - Не знаю, Дар, только сестра расстроенная и обиженная с момента твоего отъезда, хотя и не хотела, чтобы я заметил это. Наивная, - со смешком сказал он, имея в виду последнюю характеристику.
   - Ладно, я сам с этим разберусь, - пробормотал, нервно отбрасывая рукой волосы. - Спасибо, Ян. Так что там за зверь и где вы его взяли?
   - Пойдём в замок, это не разговор для стольких ушей, - недвусмысленно намекнул друг, и только после его слов я заметил, как много слуг находятся во дворе, и мысленно согласился с Яном.
  Расположившись в моём кабинете, я налил всем по бокалу бренди, будучи уверенным, что он не помешает, и развалился в кресле, внимательно уставившись на Яна.
   - Помнишь, когда мы только прибыли в замок, тебе докладывали о браконьерах на границе? - я кивнул, подтверждая. - После, когда ты уехал, какое-то время там было спокойно, а затем нам доложили, что в окрестностях появился зверь, убивающий живность. Мы поехали проверить, о чём говорил начальник стражи, и именно Нари обнаружила зверя.
   - То есть этой милый малыш, что я заметил в руках у малышки, и есть гроза живности моих лесов? - засмеялся я, предчувствуя хорошую шутку. - Да ладно, ребята, разыграли.
   - Это оборотень, - словно невзначай сказал Ян, смакуя бренди.
   - Ну да, конечно, - хмыкнул я, всё продолжая веселиться. - Будто я не видел оборотней в лисьей ипостаси. Они ж раз в пять больше, даже на простую лису совсем не похожи.
   - Дар, я не шучу. Это оборотень, самый натуральный. Вернее, детёныш, и как он оказался так далеко от дома, я хотел бы понять. Но факт остаётся фактом, уж мне-то можешь поверить, - спокойно продолжил друг, словно я ничего не говорил.
   - Что? - подавившись, прокаркал я. - Ребёнок оборотней в одиночестве на моих землях?
   - Именно. И это проблема, потому что оборотни никогда, никогда не оставляют своих детей без присмотра, и я могу только предполагать, как этот малыш оказался так далеко от дома. И боюсь, друг, мои предположения тебе не понравятся.
   - А вы что скажете? - хмуро спросил я Ната и Легата, размышляя над словами Яна.
   - Я согласен с тем, что оборотня надо вернуть домой, - Легат как обычно был невозмутим. - Только не так, как предложили эти сумасшедшие брат с сестрой, надо найти иной вариант.
   - А что вы предложили? - с интересов спросил я Яна.
   - Съездить к оборотням и отдать им ребёнка, - пожал плечами друг.
   - Да тебя даже на границу не пустят, а стоит только стражам понять, что это их ребёнка вы привезли, как вас прибьют на месте, - эмоционально высказался Нат, видимо, старые воспоминания взяли вверх над разумом.
   - Успокойся, - ледяным тоном посоветовал ему.
   - Наттимер, вся разница в том, что я не собираюсь брать вас с собой, - пожал плечами Ян, словно отбрасывая даже саму мысль об этом. - И к оборотням поедем мы с Нари, как непосредственно представители их общества, и, поверь мне, без разбирательств никто не будет нас убивать. Мы не люди.
   - Что значит, поедете вы с Нари? - возмутился я, прекрасно понимая, что если бы не успел приехать, то именно так они бы и сделали. И от этого мне становилось не по себе. - Даже и не думай, что я отпущу вас одних.
   - Хорошо, возьмём проводника, - Ян чуть улыбнулся, и я с облегчение понял, что он дразнит меня.
   - Зараза ты, - улыбнулся я ему, хлопнув по коленке. - Но всё равно мы не можем так просто сорваться и ехать.
   - Почему? - удивленно посмотрел он на меня.
   - Политика, друг, всегда вечная политика. Но не переживай, задержка не будет долгой. Я напишу письмо их Вожаку, в котором обрисую сложившуюся ситуацию и сообщу о нашем прибытии, скажем, через два дня. Таким образом, нас встретят на границе и проводят к тому, кто и будет разбираться во всей этой неразберихе, не делая нас виноватыми.
   - Хорошо, - Ян удовлетворённо кивнул, делая маленький глоток из бокала. - К тому же, тебе потребуется это время.
   - Для чего? - спросил я, поначалу не разобравшись, о чём он говорит, и только едва Ян развил свою мысль дальше, уже знал, о чём речь.
   - Чтобы разобраться с обидой Нари.
   - Ты прав, - я залпом допил остатки бренди в бокале и отодвинул его подальше. - Всё, идите, мне надо сосредоточиться на письмах.
   - Письмах? - вставая, поинтересовался Легат.
   - Да. Второе - отцу. Сообщу, что его просьба временно откладывается.
   - Важная просьба? - спросил Ян, на миг задержавшись к комнате.
   - Не важнее тебя и твоей сестры, - отрезал я, посмотрев в его глаза, одобрительно сверкнувшие золотом.
  Ян ушёл, а я пододвинул ближе письменные принадлежности и начал писать первое на сегодня письмо, стараясь кратко и чётко изложить события, произошедшие в замке в моё отсутствие и повлекшие за собой изменения планов. Запечатав его своей печатью и отослав магией адресату, начал писать второе, предназначавшееся уже не отцу, а другу. Здесь не приходилось стесняться в выражениях или тщательно подбирать слова - Ширен поймёт всё и так, и постарается разобраться во всём ещё до нашего приезда.
  Закончив со вторым письмом, я отослал его и поднялся, намереваясь, наконец, разобраться, что же такого я сделал, что женщина, которую я люблю больше жизни, не меня видеть. Разобраться - и сделать всё возможное, чтобы такого больше не повторялось. Никогда и не с нами.
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"