Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на грани. Часть 3. Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фух, наконец-то я её закончила. Сорри, думала быстрее получится)


Глава 5 (21). Кто не спрятался, мы идём к вам!

  
  
  
   Опустив малыша на кровать, присела рядом с ним, успокаивающе поглаживая. Дядя Карад когда-то говорил, что маленьким оборотням для облегчения их непроизвольного оборота нужен контакт со старшим, в идеале, конечно, с матерью или отцом, но, увы. Интересно, сколько ему лет? В ипостаси зверь он очень маленький.
   Отвлёкшись на открывшуюся дверь, увидела входящего Яна. Брат подошёл к кровати и опустился на корточки, погладив малыша по головке. Улыбнувшись на мой вопросительный взгляд, он обратился к лисёнку:
   - Ну что, малыш, будем возвращаться в человеческую ипостась?
   Лисёнок потёрся мордочкой о руку Яна и в следующее мгновение на кровати сидел симпатичный карапуз двух-трёх лет, любопытно сверкая своими ониксовыми глазками. О боги, какой он маленький! И хорошенький.
   - Пливет, - растянулся малыш в радостной улыбке, обнажив ровные белые зубки.
   - Привет, - в один голос отозвались мы с братом. - Малыш, ты помнишь, как оказался один в лесу?
   - Неть, - он снова широко улыбнулся, видимо, наше внимание ему нравилось.
   - Ясно, - вздохнул Ян, понимая бесполезность своего вопроса. - Пойдём принимать ванну и спать.
   Пока брат набирал теплую воду в мою ванну, я держала на руках маленького оборотня, и, легонько отводя его ручонки от моих волос, за которые он всё норовил схватиться, сдерживала слёзы. У меня такого никогда не будет... Не улыбнётся мне, не назовёт мамой, не прибежит жаловаться на разбитые коленки или синяк, поставленный лучшим другом, не попросит сестрёнку или братика, не заснёт на моих коленях...
   - Нари, давай его мне, - попросил Ян, и, сжав зубы, я отдала ребёнка брату и вышла из ванной.
   Расстелив кровать, я отбросила подальше большие подушки и взяла маленькую. Проведя рукой по покрывалу, я нашептала заклинание отторжения воды (ну мало ли), запомненное из книги предка, и подошла к окну. Вид из него открывался не на двор замка, а на лес и часть реки, что в последние дни действовало на меня успокаивающе. Вот и сейчас, постояв несколько минут, я взяла себя в руки и загнала чувство обиды и зависти как можно дальше, и когда брат вернулся в спальню с закутанным в полотенце малышом, я была спокойна.
   Уложив его в кровать, мы с Яном поглаживали мальчика по спинке и лобику, пока его ровное дыхание не сказало о крепком сне. Неслышно поднявшись, вышли из спальни и присели на диван в гостиной.
   - Глазам не поверила, когда он обернулся, - выдохнула я и забралась на диван с ногами, свернувшись в клубок. - Ему ж не больше трёх, как он смог сам прожить в лесу столько дней?
   - "Память предков", - пожал плечами Ян, словно у него это не вызывало ни малейшего удивления. - Ты просто не знаешь, но даже в истории нашего рода есть щекотливые моменты выживания малышей. Сложно объяснить.
   - Ладно, а почему он не мог обернуться?
   - С чего ты взяла? Мог, просто слегка испугался, мы ведь вон какие большие, да и дядьки с нами были строгие, - брат рассмеялся, и я поняла, что такой незамысловатой шуткой он хотел поднять мне настроение. - Нари, ты забыла, что наши малыши до трёхлетнего возраста оборачиваются спонтанно, хотя некоторые дети сохраняют эту способность и до пяти-семи лет. Такое редко, но бывает. А ещё у родителей есть право заблокировать такую способность малыша после трёх лет, если она мешает его дальнейшему развитию. Или небезопасна для его существования, как, как мне кажется, произошло с тобой.
   - Хм, - решила позже расспросить брата, что ему известно по этому поводу. Или лучше маму спросить? - Когда поедем к оборотням?
   - Дар сказал, что завтра. Он известит их о нашем приезде, чтобы избежать лишних ненужных проблем. Если честно, я вообще не понимаю, чего они опасаются, почему так перестраховываются. Сами бы съездили и давно всё решили, - Ян вздохнул и покачал головой. Я его понимала и поддерживала.
  Синхронно обернувшись на звук открывшейся двери, мы с братом увидели Дара, с невозмутимым видом вошедшего в мою гостиную. Странно, он что, не постучал? Или мы не услышали?
   - Я стучал, - словно подслушал мои мысли Дар.
   - Я накинул Малый полог молчания, - признался брат, а я мысленно хлопнула себя по лбу. Вот раззява! - Так, на всякий случай. Уже убрал.
   - Как оборотень? - спросил Дар, но я не желала встречаться с ним взглядом.
   - Спит, - ответил ему брат.
   - Ян, я прошу тебя дать мне поговорить с Нари, - попросил его Дар и брат, ободряюще мне улыбнувшись, поднялся с дивана. Несколько минут он вглядывался Дару в глаза, затем хлопнул его по плечу и вышел, плотно прикрыв за собой дверь.
  В гостиной повисла неловкая тишина. Я не собиралась начинать разговор, а почему молчал Дар... кто его знает? Я думала, что знаю, а оказалось...
   - Нари, почему ты на меня злишься? Что я сделал не так? - в два шага преодолев расстояние между нами, Дар сел рядом и пристально посмотрел на меня, задав, как всегда, правильные вопросы.
   - Всё нормально, - холодно и спокойно отозвалась я, сдерживая рвущиеся наружу чувства и упорно избегая его взгляда.
   - Почему я тебе не верю? - мягко спросил он, ласково и неумолимо продолжая сверлить меня взглядом.
  Сжав зубы, я резко подняла на него взгляд, так, что парень по инерции отшатнулся, и чётко разделяя слова, произнесла:
   - Мне всё равно.
  И также резко встала и подошла к широкому окну, всматриваясь вдаль.
  На несколько секунд в комнате снова повисла тишина, затем я услышала шорох за спиной и голос Дара над самым ухом:
   - Нари, не убегай от меня, пожалуйста. Давай поговорим.
   - Мы говорим, - не отрывая взгляд от пейзажа за окном, как можно спокойно сказала я.
   - В чём я провинился перед тобой?
  Глубокий вдох прибавил мне ещё немного спокойствия, а потому фраза, сорвавшаяся с моих губ, произнеслась со всей возможной хладнокровностью:
   - Ты меня обманул.
   - Когда? Нариса, я ни разу не солгал тебе. Конечно, кое о чём умалчивал, но и об этом тебе расскажу, только немного погодя, - развернув меня к себе лицом, Дар пристально всматривался в мои глаза, словно выискивая причину или надеясь, что я шучу.
   - Расскажешь? - подняла я одну бровь, от чего моё лицо приняло скептическое выражение.
   - Конечно, расскажу, - отрывисто кивнул Дар.
   - И о своей невесте тоже? - резко спросила я, перестав сопротивляться его объятиям.
  Мужчина опешил от неожиданности и замолчал. Я смотрела на него и ждала. Не знаю, чего именно, оправданий, отрицания, заверений, что мне показалось, но Дар, вздохнув, ответил, бесконечно удивив:
   - Нет. Об этом я постарался бы умолчать, по крайней мере, на какое-то время. Но не по тем причинам, о которых ты подумала. С леди Олман меня обручил отец, ибо такова традиция нашего рода, а мне на тот момент было всё равно, что происходит. Немногим позже я вообще забыл о факте наличия у меня невесты, слишком много обязанностей навалилось. А спустя ещё немного времени похитили Алиану, я перешёл в твой мир и познакомился с тобой и Яном, - Дар немного успокоился и продолжил менее напряжённым тоном. - Прости меня, Нари, но в тот момент, когда я увидел тебя, для меня моя 'невеста' перестала существовать. Я хотел разорвать помолвку уже сейчас, но не смог, не потому, что не хочу, нет. Меня снова отвлекли мои обязанности, которые никуда не делись. И именно они разлучили меня с тобой на эти два месяца.
  Я задумалась. Объяснение Дара было понятным, и, несмотря на всё ещё бурлящую в крови обиду на него, я ему верила. Правда, верила, но и прощать так сразу не хотела - слишком больно мне было эти два месяца.
   - Почему тебе было всё равно, с кем обручиться? - спросила, заинтересовавшись этой фразой.
   - Потому, что тогда умерла моя мать, и я находился в жутком состоянии, не хотел видеть отца и практически ни с кем не общался, - глухо признался Дар и, посмотрев ему в глаза, я увидела там застарелую боль. Боль, которую невозможно забыть, и в порыве утешения я прикоснулась к его щеке. Дар чуть улыбнулся и накрыл мою руку своей, отнял от щеки, поцеловал в ладонь и, не отпуская, вернул на прежнее место. - Тогда отец решил обручить меня, думая, что таким образом удержит от глупостей. Удержал, да только сам был не рад. Впрочем, не об этом разговор. Так вот, отец подобрал мне невесту, лично я видел её всего несколько раз и последний, собственно, на обряде обручения. Затем навалились дела, я не мог и не хотел иметь с ней ничего общего, проводил много времени в разъездах. Прости меня.
   - Я подумаю, - хмыкнула я, уже точно зная, что простила. Похоже, где-то и сама виновата в своей обиде, завелась, не разобравшись и не поговорив сразу с Даром. - Только не делай так больше. Мне было очень больно.
   - Прости меня, любимая, - прошептал Дар, и я слегка вздрогнула. Всё ещё непривычно было осознавать, что он любит меня. Мужчина чуть улыбнулся и поцеловал меня в лоб. - Завтра поедем к оборотням. Я знаю, вы с Яном удивились, почему я не пустил вас одних. Дело не в вас или в них, дело во мне - я никуда не хочу тебя отпускать. Никуда без меня.
   - Когда именно мы отвезём ребёнка родителям? - настойчиво спросила я, полностью расслабляясь в руках Дара.
   - Как только мне придёт ответ от Вожака, я сообщу, когда выезжаем, - парень потёрся носом о мои волосы, что было удивительно приятно, я даже слегка улыбнулась. - Может быть, что и завтра выедем.
   - Хорошо, как представлю, что чувствует его мама... - вздохнула и вздрогнула, с трудом взяв себя в руки и стараясь не показать Дару, что творилось в моей душе. - Оборотни ведь обожают детей, для кланов порой нет разделения на своих и чужих детей, они общие и все нуждаются в ласке и защите. Ты не знаешь, но во всех оборотнических войнах за территорию, кои имели место быть в истории Арданата, не погиб ни один ребёнок. Могли вырезать стаю или клан, но детей - никогда, это наше будущее и наша опора.
   - Не знал о таком, - признался Дар, ещё крепче обхватывая меня руками, словно чувствуя, как мне плохо. А может, и правда чувствовал, но за такую поддержку я почти простила ему все обиды.
   - К сожалению, только оборотни так трепетно относятся к детям. Люди, когда уничтожали нас, не жалели никого, в том числе и детей. Иногда 'память предков' очень поганая штука, - прошептала я, уткнувшись Дару в грудь. Чувствую, ещё немного, и разревусь. Да что сегодня со мной?
   - Ш-ш-ш, любимая, успокойся, - мужчина погладил меня по щеке, ещё ближе прижимая к своему сердцу. Его ровное биение медленно, но верно помогало прийти в себя. - У нас всё будет хорошо, я тебе обещаю, малышка, всё будет хорошо.
   - Ты не можешь этого знать, ты ведь не Амальтииртарэ, - попыталась пошутить я, даже не думая отстраняться.
   - Это не важно, Нари, совсем не важно, - Дар ласково улыбался, шевеля своим дыханием мои волосы. - Просто помни мои слова.
  
  

***

  
  
  Прислонившись спиной к высоченной берёзе, что росла в гордом одиночестве на крутом обрыве над рекой, Тарика задумчиво смотрела на противоположный край обрыва, где тихо и мирно паслись привычные для этой страны стада крупного рогатого скота. Мысли женщины были отнюдь не радостны, и волны недовольства, исходившие от её хрупкой фигурки, заставляли берёзу испуганно трепетать листочками и еле слышно поскрипывать. Даже скот, поначалу спокойно уничтожавший сочную траву, внезапно забеспокоился и отошёл подальше от обрыва.
  Мрачное настроение Смерти ощущало всё живое вокруг, только не понимало причину своего беспокойства.
  Обведя очередным хмурым взглядом пастораль вокруг, Тарика взяла себя в руки, перестав хмуриться, и постаралась разложить в памяти всю доступную на сегодняшний день информацию, перемешивая новые знания с давно запрятанными в глубину сознания воспоминаниями.
  Сейчас она находилась в Рималинтре, на границе с Никомирией и Веранодерой, и сомневалась, как ей дальше поступить. С одной стороны, дочь ей рассказала всё, что смогла узнать от льва, и женщина верила, что больше даже ей не узнать. С другой стороны, именно в этой стране она последний раз видела Тима, когда её позвал Творец, а ведь тогда за ними велась очень близкая охота. Вдруг, зная о ребёнке, Тим не исчез бы так надолго, а вернулся, едва охотники потеряли бы его след?
  Тяжело вздохнув, Тарика подумала о третьей возможности получить информацию, но... К сожалению, этой возможностью был Карад, родной брат её любимого, её друг, к которому ей было очень стыдно обращаться. Женщина прекрасно знала, что он сердится на её поступки, как шестнадцатилетней давности, так и двухлетней, она и сама понимала, что вина её огромна, вот только кто ж знал... Тарика жалела, что не задумавшись доверилась словам единственной подруги, вначале посоветовав отдать дочь на воспитание чужим, простым людям, а позже указала, в какой именно день сообщить о её существовании Караду.
  Но если не верить Видящей, кому тогда вообще верить? Этот вопрос Тарика задавала себе не первый год, да только так и не решила, какой ответ устраивает её больше. И ведь всегда знала, что Амальтииртарэ видит глобально, безошибочно выбирая наилучший вариант будущего, совершенно не задумываясь, во сколько обойдётся это теоретически лучшее будущее индивидууму. Да ей и не нужно это, задумываться над всякой мелочью.
  И вот сейчас Тарика размышляла, стоит ли идти винится перед Карадом и в случае успеха попробовать пробудить его каналы кровной связи с братом, или лучше отложить визит на позже, и не теряя времени попасть в Тораду, куда ведут последние нити связи с Тимом. К тому же, было в этом порту ещё одно дельце, от мысли о котором даже у Смерти чесались кулаки. Кровную обиду смывают только кровью, уж ей-то не знать об этом законе.
  Вообще-то, в её силах было ещё кое-что сделать. Мидос, бог-покровитель волков, мог в два счёта подсказать ей, где искать своего неспокойного внука, да только за своими семейными дрязгами этот подкаблучник полностью забросил свои обязанности, за что уже не раз был предупреждён Творцом. Но Тарика была уверена, что стоит ей попросить, и Мид поможет, тем более с его женой, красавицей Наятрой, они были неплохо знакомы. Вот только уже час как этот несносный бог не отзывался на её зов, что означало только одно - очередной скандал в семье. И помощи ей не видать.
  Значит, всё-таки Веранодера...
  Оторвавшись от так полюбившийся берёзы, Тарика стряхнула с волос пару успевших опасть листочков и мгновенно растворилась в воздухе, оставив после себя едва слышный аромат фрезии и ванили, так несвойственных её профессии, но так любимых Тимом.
  Да и почему бы и нет?
  
  

***

  
  
  На ужин мы уже по традиции собрались в столовой, только сегодня вместе с Даром, сидевшим во главе стола. Лисенок (его имя было Орнас), умаявшийся за день, снова спал на моей кровати, куда мы с Даром его уложили всего полчаса назад.
  Дар будет замечательным отцом, думала я, наблюдая, с каким интересом и терпением он возится с малышом на ковре, что-то показывая, рассказывая, или когда играл с ним в прятки, позволяя легко себя находить. Жаль, что мне не дано подарить ему сына...
  И вот, уложив ребёнка, мы собрались на ужин. Нат выглядел по-прежнему встревоженным, словно с минуты на минуту ожидал нападения оборотней за замок. Даже заверения Дара в том, что Вожак никогда так не поступит, не смогли его успокоить, и весь вечер он отвечал невпопад на все наши фразы и замечания. Легат и Дар время от времени что-то тихо обсуждали, тихо даже для моего острого слуха, а Ян и Рист спорили по поводу возможной телепортации к границам Силании. Поскольку их спор носил чисто теоретический характер, ибо ни одному, ни второму не хотелось на себе проверять свои выкладки, я особо не вслушивалась, скучая.
  Да, мне было скучно. За последние два года я так привыкла к постоянному движению, что последние недели в замке тяготили. Нет, было интересно и познавательно учиться у Ристана, сражаться с Натом и Легатом, волчицей бегать по здешним лесам, да только мне не хватало дорожной тряски и твёрдой земли под спиной. Странно, не правда ли?
  Вспоминая, как круто изменилась моя жизнь, удивлялась, как я когда-то жила без всего этого. И особенно, бросив косой взгляд на Дара, поражалась, как могла жить без него? Сейчас уже не осталось никакой обиды на его скрытость, только чуть грустное понимание, что вскоре нам придётся расстаться уже навсегда. И пусть до этого момента ещё есть время, сердце уже протестующее сжималось.
  Так, как этого мужчину, я не любила, и не полюблю уже никого.
  И когда обсуждающий с Легатом тонкости управления герцогством Дам мимолётно одарил меня лёгкой улыбкой, я свободно улыбнулась в ответ. На душе было светло и радостно, словно и не было этих двух месяцев грусти. Накрыв мою лежащую на столе ладонь своей, Дар слегка поглаживал её, а я заметила, как одобрительно смотрел на это Ян, продолжая разговаривать с магом. И, наверное, именно в этот момент, ощущая горячую руку любимого на своей и чувствуя незримую поддержку брата, я могла точно сказать, что счастлива, очень счастлива.
  Позже, когда мы успели вдвоём посидеть у камина, делясь воспоминаниями о своём счастливом детстве, о лучших друзьях и мечтах, что так и не воплотились в реальность, Дар проводил меня к комнате, и, желая спокойной ночи, ласково поцеловал пальцы моей руки, которую так и не выпустил за весь вечер. И я млела под этой невинной, но чувственной лаской, и, не признаваясь самой себе, ждала его поцелуя.
  Но Дар, одарив последним ласковым взглядом, просто ушёл, а я ещё несколько минут смотрела ему вслед, не понимая, почему так. Решив для себя, что утром обязательно поинтересуюсь причиной такого поступка, вошла в комнату.
  
  Утро разбудило меня суетой и криками, доносившимися со двора замка. И это не смотря на то, что моя комната находилась окнами на противоположную сторону! Орнас и Саф, сладко сопящие по обе стороны от меня, не проснулись, и я аккуратно поднялась, так и не разбудив их. Накинув халат и отбросив за спину распущенные волосы, вышла из комнаты, чтобы с любопытством выглянуть в окно в коридоре. По всему периметру замковой площади сновали слуги, подгоняемые громкими распоряжениями управляющего, а ближе к воротам командир гвардии давал указания отряду солдат численностью в пять лиц. Интересно, что происходит?
   - Мы выезжаем через час, - услышала я за спиной, словно в ответ на собственные мысли, голос Дара и резко обернулась. - А я как раз шёл тебя будить и попросить собираться. Вожак ночью прислал ответ, что нас ждут и встретят. - И окинув меня восхищённым взглядом, прибавил: - Ух ты, Нари, я и не думал, что ты настолько хорошенькая по утрам.
  В глубине меня сестрёнка подавилась зевком, услышав такой комплимент, и захихикала. Ещё бы, а то мы не знаем, насколько взъерошено выглядит моё утреннее отражение в зеркале, да ещё и помятое после сна. И потому мой подозрительно-скептический взгляд был более чем оправдан.
   - Правда-правда, - заверил Дар, правильно поняв мой скептицизм. - Очень красивая, так бы и зацеловал всю.
   - Чего тогда вчера не целовал? - буркнула я, слегка покраснев.
   - Удовольствие растягиваю, - широко улыбнулся этот пройдоха.
   - Смотри на всю жизнь не растяни, - показала ему язык и скрылась в комнате, рассмеявшись, услышав за спиной:
   - С превеликой радостью!
  За следующие полчаса я успела принять душ, собрать свои вещи, разбудить Сафа и Орнаса, одеть последнего в любезно предоставленные мне вещи младшего сына управляющего и спуститься вместе с ними в столовую в надежде на завтрак.
  Наши надежды, естественно, оправдались, ибо с поварихой о важности пищи не решался спорить и сам Дар, а потому трапезы в замке были регулярны и обильны. За столом уже присутствовали все мужчины, и наше с котом и ребёнком появление не осталось незамеченным. Саф тут же забрался на колени Дара, посматривая в глаза в ожидании лакомых кусочков, а Орнаса забрал Ян.
  В течение всего завтрака Дар ни слова не сказал о намечающейся поездке, и лишь когда все поели, быстро прояснил ситуацию. Глубокой ночью получив ответ от Вождя оборотней, рано утром он отдал приказ страже о формировании отряда сопровождения, уведомил управляющего о нашем отъезде и разбудил Яна, Натана и Легата. Последние два провожали нас лишь до развилки, как выразился Дар, и отбывали в столицу, ну а мы, собственно, ехали к оборотням.
  Забрав из комнат сумки и корзину Сафа, я осмотрелась напоследок. Если честно, мне очень понравилось жить тут, было уютно, как у тёти с дядей, и уезжать почему-то сразу стало грустно. В такие минуты очень хотелось иметь свой дом, семью, но... Решительно отбросив эти мысли, развернулась и быстро спустилась вниз.
  Естественно, никто кроме меня не смог подойти к Тени, поскольку никаких дополнительных указаний я тому не давала, и конь полностью проявил свой строптивый нрав, не подпустив к себе ни Дара, ни даже Яна. И, когда я подошла, возле конюшни стояла толпа слуг, со смехом наблюдавшая за бесплатным развлечением под названием: 'Поймай коня молодой госпожи'. Ну и чем после этого варны отличаются от людей?
  Сбросив сумки на землю, под хохот сестрёнки поспешила спасти остатки достоинства брата и Дара. Свистнув, от чего не ожидавший такого люд вздрогнул, грозно посмотрела на Тень, давая понять, что явилась хозяйка, и шутки кончились. Мой конь тут же послушно подбежал, издавая приветственное ржание, и безропотно позволил себя оседлать, хитро кося глазом на стоявших поодаль мужчин.
  Это безобразие продолжалось, пока Дар вскользь не заметил Яну, что пора бы подыскать для Лунной подходящего жеребца, ибо такой красавице-кобыле грех оставаться одной без жениха. Стригущий ушами Тень тут же принял самую гордевитую позу, но в его мыслях проскальзывало беспокойство. Тихонько посмеявшись всему происходившему, я закрепила сумки, потрепала коня по холке и влетела в седло.
  Дар дал последние указания управляющему и последним сел на лошадь. Орнаса взял в седло Ян, поскольку именно он имел наибольший опыт в перевозке детей таким образом и мог облегчить путь для малыша, ну а со мной привычно путешествовал котёнок. Помахав остававшимся в замке, наша кавалькада выдвинулась по дороге на Силанию, и, обернувшись, я последний раз взглянула на наш временный приют. Ободряюще подмигнув мне солнечным лучом, отразившимся с крыши башни, замок словно не прощался, а желал скорого возвращения. Улыбнувшись, я пришпорила Тень, уже совсем не ощущая грусти, лишь предвкушения чего-то нового, неизведанного.
  
  До развилки дорог, где мы должны были расстаться с ребятами, проехали за полдня без остановок. Минуя деревни и леса, которые были основой герцогства, дивилась отсутствия сколь какого-нибудь большого города. К слову, это и раньше меня удивляло, вот только отчего-то не приходило в голову поинтересоваться причинами. И вот снова обратив внимание на такую странность, задала вопрос Дару:
   - Скажи, почему твоё герцогство состоит из лесов и деревень? Где баронства и города, хотя бы один?
   - Так захотел первый герцог Кортас, а все его потомки не стали ничего менять. И я в том числе. На это есть причины, и я тебе обязательно о них расскажу.
   - Рист, скоро развилка. Не передумал? - поинтересовался у мага Нат.
   - Нет, в столицу я не поеду, имею несколько свободных дней, и желаю провести их более интересно, - меланхолично ответил тот. Ещё бы, этот вопрос Наттимер задавал уже в пятый раз за последние три часа.
   - Ну, как хочешь, - буркнул Нат и покрепче сжал поводья. Он уже понял, что нас не переубедить, и вот теперь и Рист доказал ему это.
  Сердечно попрощавшись с Оллегатом и Наттимером и выслушав от них пожелания успехов и осторожности, уже впятером плюс отряд сопровождения двинулись к границе страны оборотней. По словам Дара, а также по карте было понятно, что в Силанию мы прибудем завтра днём, и от предвкушения ночёвки под открытым небом я едва не подпрыгивала в седле. Да и Риса тоже довольно порыкивала, и мысленно уговаривала Ника разрешить ей подольше побегать вечерком. Брат стойко сносил её нытьё и лишь закатывал глаза, но я ощущала, что и в его мыслях было нетерпение.
  За день мы сделали всего две остановки, одну на обед, и вторую по срочной просьбе Орнаса. И лишь ближе к вечеру стали искать подходящее место для ужина и ночлега. Пока воины ставили себе палатки (мы от них отказались, хотя и было предложение взять), я и Ян сварили кашу с мясом, благо замковых запасов нам дали прилично, и пока она не успела остыть, все быстро её съели. Когда Нафис, командир охраны, подошёл к Дару за разрешением послать кого-то из своих на разведку, я перебила их и сообщила, что в этом нет необходимости, я сама всё сделаю. Махнув хвостом на беспокойное: 'Будь осторожна' Дара, живо рванула в лес, желая быстрее оторваться от Ника. Отдав контроль за телом сестрёнке, я лишь краем глаза посматривала кругом, но ничего опасного мои инстинкты не говорили, и сделав несколько кругов вокруг нашей стоянки, убедилась в спокойствии здешнего места. А раз так, то можно порадовать Рису...
  К своему лежаку вернулась только через час уже в человеческом облике, довольная и уставшая. Кажется, сестрёнка нагулялась на неделю вперёд, и сейчас свернулась клубком и уже почти спала. Чего и мне желала. Сообщим мужчинам, что никакой опасности на несколько километров не наблюдается, я только пожала плечами на упрямое решение командира выставить часовых и, буркнув, что мол зря только не выспитесь, заползла под одеяло и мгновенно провалилась в сон.
  Мне снилось, что я иду по снегу, впереди виднеются горы с белоснежными шапками, и в неба тоже шёл снег, крупные снежинки опускались на мой нос и ледяными каплями растворялись на тёплой коже. Было очень холодно, так, что стучали зубы. Именно от этого стука я и пробудилась, чтобы узнать, что мои зубы стучат и наяву, а одеяло совсем не греет.
  Дрожа, я слегка приподнялась на локте, увидев, что все солдаты, видимо, послушав моего совета, спят в своих палатках, Ян с головой укрылся одеялом и плащом и, кажется, ему не было столь холодно, а Дар наоборот даже слегка раскрылся, чем не на шутку меня озадачил. Чувствуя, как с каждой последующей секундой я всё больше дрожу, подумала и, захватив с собой одеяла, подошла к Дару.
  Расстелив рядом с ним нижнее одеяло, улеглась, и укрывшись сверху, как можно плотнее прижалась спиной к мужчине, не прекращая дрожать. Наверное, именно моя дрожь в конце концов его разбудила и, приподняв голову, он с удивлением посмотрел на меня.
   - Холодно, - отстучала я зубами, никак не согреваясь.
  Дар, осмотревшись и убедившись, что да, довольно прохладно, сгрёб меня в охапку вместе с одеялом, и расположил практически на себе, накрыв сверху ещё и своим одеялом. Мужчина вздрогнул, когда я ткнулась своим ледяным носом в его шею, и крепче обнял, согревая в первую очередь своим теплом. Медленно расслабляя замерзшие мышцы, я потихоньку согрелась, и, окружённая жаром тела Дара и его запахом не заметила, как снова заснула.
  И снился мне уже иной сон, в котором не было ни снега, ни ледяных гор, зато были ласковые руки любимого мужчины и чёрные крылья, надёжно несущие меня над синей гладью моря, алой искрой отблескивая в закатных лучах.
  
  Утром мы споро позавтракали и продолжили путь. Дар ехал во главе отряда, разговаривая с командиром, а мы с Яном передвигались за ними. Брат посматривал на меня, но ничего не говорил, а я лишь довольно щурилась. Давно так хорошо не высыпалась, и даже пробуждение, которое увидели все присутствующие на поляне, лишь слегка смутило, но не более того. Хм, даже странно немного, но чем больше времени я провожу с Даром, тем меньше страха, неуверенности и стеснения остаётся у меня внутри.
  Не увидев ничего тревожного, братик пожаловался, что ужасно плохо спал, и теперь жалел, что мы отказались от палаток, хотя бы одной на всех. Но кто ж знал, что ночами уже так холодно? Радует, что следующую ночь мы будет ночевать у оборотней, но что будет дальше?
  Когда мы покинули пределы герцогства, Дар просто обратил наше внимание на этот факт, хотя в общем-то ничего существенного не изменилось. Затем мы съехали с основной дороги, и герцог повёл нас, как он выразился, короткой тропой, о которой знали далеко не многие.
   'Может, и не многие варны, но оборотни этой тропой или дорожкой пользовались достаточно часто', - подумала я, поскольку натоптана она прилично не только лошадьми, но и узкими повозками. На этой тропе мы и пообедали, практически не слезая с седла, и поехали дальше.
  Местность у границы с Силанией ничем особым не выделялась. Тот же лес, какой растёт везде, те же поля, только не возделанные, разве что дичи было меньше. Но чем ближе подъезжали мы, тем беспокойнее становилось у меня внутри. Риса ощущала слежку, и сестрёнке это жутко не нравилось. Еле успевала захлопывать рот, чтобы из него не вырывалось непроизвольное рычание.
  Ян тоже выглядел обеспокоенным, хотя внешне это ничем не выражалось. Внешне брат был спокойнее Дара, что уже само по себе невероятно. Но я ощущала, как оба моих мужчины напряжены, хотя и кажутся расслабленными.
  Лениво рассматривая окружающую природу, я осторожно высматривала тех, кто следил за нашим продвижением, но ничего не выходило, разведчики оборотней были что надо. Через несколько минут Ян шёпотом попросил меня прекратить это занятие и настроиться на встречу с представителями нашего народа в этом мире. Озадаченно посмотрев на него, услышала объяснение уже от Дара - мы практически подъехали к границе Силании.
  
  Какой может быть застава у оборотней? Слишком официальной, как граница между Эринтеей и Рималинтрой? Или очень шумной, как у Никомирии? Почему-то именно этот вопрос волновал меня больше остальных, и даже постоянные взгляды, от которых уже начали чесаться лопатки, не настолько беспокоили.
  Дорога резко повернула и моему взгляду предстало то, о чём я думала последние несколько минут. Застава оборотней была... обманчивой. Да-да именно обманчивой. Судите сами: большие широкие ворота, деревянные, лишь слегка обитые железными обручами, внутри по краям ворот две дозорные башни с лучниками или арбалетчиками, далее в обще стороны большим прямоугольником расходятся бревенчатые стены с такими же башнями примерно через сто пятьдесят - двести метров каждая.
  Ворота распахнуты, мол, проезжайте, гости дорогие, и только одинокий стражник в мягком доспехе подпирает их, словно невзначай поглядывая в нашу сторону. Дальше за воротами виднелись ещё одни ворота, также распахнутые, за которыми вилась дорога, ведущая, как я понимаю, в глубину страны оборотней и по которой предстояло ехать и нам.
  Остановив Лунную возле этого расслабленного стражника, Дар выразительно поднял бровь.
   - Приветствую вас в стране оборотней - Силании, - заученным тоном сказал тот, даже и не подумав поменять позу. - Оружие, контрабанду и запрещённые травы, если таковые имеются, можно продать сразу мне, или, коль есть желание, могу указать на надёжных торговцев, которые дадут за всё вышеназванное хорошую цену. Нет? Жаль. Тогда за въезд в Силанию с каждого всадника причитается одна серебряная монета, ввоз конины входит в общую стоимость проезда. Желаю вам приятного времяпровождения в нашей стране.
  Стражник замолчал и посмотрел на Дара. Тот, в свою очередь, также смотрел на мужчину, не меняя скептического выражения лица. Примерно минуту они вот так мерялись взглядами, пока Дар не вздохнул и немного устало не вопросил:
   - Феликс, тебе не надоело паясничать? Сколько приезжаю, а ты вечно выдумываешь что-то новенькое.
   - Иначе скучно жить, - засмеявшись, оборотень подождал, пока Дар спешится и заключил его в крепкие объятия. - Я очень рад видеть тебя, друг мой.
   - И я тебя тоже, друг, - похлопал он мужчину по спине. - Знакомься, это мои друзья: Нариса и Янникар Карди, виконт Ристан Ферингер. Ребята, это мой хороший друг Феликс Ин'Фарион*.
   - Один из возможных наследников Вожака? - с интересом уточнил Рист.
   - Это решать не мне, - с лёгкой улыбкой ответил оборотень, да только его взгляд остался серьёзным и сосредоточенным.
  Пока он отвечал Ристану, я успела рассмотреть первого встреченного нами оборотня в этом мире. Если взять во внимание вопрос Риста, то получается, что его зверь - пантера, что многое объясняет. По крайней мере, внешность уж точно.
  Мужчина был высоким, ростом с Дара, чёрные волосы коротко пострижены так, что на шее ничего не болтается, золотисто-ореховые глаза смотрят мягко, но в то же время цепко. Лёгкий доспех из плотной кожи ладно сидит на поджарой фигуре, а рукоять меча на поясе говорит о том, что его владелец неплохо им владеет.
  Пока мы рассматривали оборотня, а он нас, Дар отдал приказ капитану отряда возвращаться в герцогство, а сам снова посмотрел на Феликса.
   - Вожак вас ждёт, - сообщил нам он и пронзительно свистнул.
  Подбежавший на свист вороной конь скосил заинтересованный взгляд на Лунную и злобный - на Тень. Ясно, конкурент объявился. Я похлопала своего друга по холке и мысленно пожелала удачи с дамой сердца.
  Вскочив на коня, Феликс пристроился во главе отряда рядом с Даром и стал проводником. Едва мы въехали в ворота и проехали сквозь противоположные, как я сразу почувствовала отсутствие посторонних взглядов и оживилась. Мы уже ступили на дорогу, местность вокруг стала несколько интереснее. Природы, конечно меньше не стало, зато появились следы обитаемости, а несколькими километрами позже стали появляться отдельные хуторки с целыми семьями.
  С каждым новым километром, приближающим нас к столице Силании, количество домов всё увеличивалось, подчас мы проезжали целые посёлки или городки, не останавливаясь ни в одном из них, лишь провожаемые любопытными взглядами прохожих. Удивляло меня то, что везде были лишь одноэтажные дома, с большим двором, цветником и огородом. Двухэтажные дома встречались очень редко, но я заметила, что в них жили очень большие семьи.
  Ничего похожее на большой город с его каменными мостовыми и высокими домами, узкими улочками и миллионов разнообразных запахов нам так и не встретилось, зато я обратила внимание на большое количество детей, играющих во дворах домов, от маленьких, не больше трёх лет, как Орнас, до более взрослых, лет тринадцати - четырнадцати.
  Старшие детки развлекали малышей, брали их на руки, а малыши ходили за старшими хвостиками, то и дело оборачиваясь во вторую ипостась. И хотя большинство детей оборачивалось лисами, но можно было увидеть и маленького зайчонка, и воронёнка, и ястребёнка, и даже пантеру. Как позже пояснил Дар, браки между разными кланами не редкость, и никем не возбраняется.
  Постоянная смесь ипостаси вызывала улыбку у меня и Яна, а у Рикста жуткое любопытство. Увидев первого такого ребёнка, маг повернулся ко мне и встревожено спросил, не больно ли им.
   - Нет, не больно. У таких малышей оборот не менее естественен, чем прорезание новых зубов или слова 'мама' и 'папа', - пояснил ему Ян.
   - Вы много знаете о нашей физиологии, - заметил Феликс, как оказалось, прислушивающийся к разговору. - Знаете больше, чем многие люди, ранее побывавшие здесь.
   - На это есть свои причины, - подмигнув мне, ответил братик. - И главная из них - я не человек.
   - Я знаю, - спокойно кивнул нам Феликс, - только ещё не разобрался, кто вы.
   - Позже узнаешь, - оборвал дискуссию Дар.
   - Как скажешь, друг, - бросив на нас непонятный взгляд, Феликс отвернулся и заговорил с Даром о ком-то по имени Модикус, видимо, общем знакомом.
  Прошёл ещё час и только тогда появись первые признаки приближающейся столицы. Местность вокруг тала более густонаселённой, появились рукотворные ставки и озёра, на встречу нам стали попадаться всадники, по одному или в компании едущие из столицы. Время от времени мимо в обе стороны проезжали крытые обозы с охраной. Некоторые всадники время от времени кивали Феликсу, но все без исключения рассматривали нас. Что ж, любопытство у оборотней в крови, мне ли не знать об этом.
  Дорога вильнула, подняла нас на пригорок, с высоты которого открылся чудесный вид на раскинувшийся внизу в долине город. Если его сравнивать со столицей Эринтеи, то конечно он проиграет по размеру и вычурности, но именно в таком городе мне хотелось бы пожить. По крайней мере до тех пор, пока не рассмотрю всё интересное.
  Столица начиналась... озером. Да, именно озером, широким, прозрачным, с хорошим спуском для купания, мягкой травой вокруг, с беседками, скамеечками, полянками, утоптанными для замечательного семейного или дружественного отдыха. Чуть дальше уже начинались улицы с одно- и двухэтажными каменными домами с палисадниками. Вообще улицы в столице имели форму ровного прямоугольника, в центре которого располагался парк с фонтанами, ставками, скамеечками для отдыха жителей, с рядом кафешек и магазинчиков.
  За парком размещалась большая площадь, в самом конце которой находилось широкое белое здание с кариатидами по фасаду. Наверное, это что-то вроде административного здания, где обитал Вожак с помощниками. За этим зданием угадывались какие-то квадратные постройки, я предположила, что это казармы городской стражи, потому как чуть дальше виднелся плац и нечто вроде тренировочной площадки.
  Город просто утопал в цветах, везде были клумбы и палисадники, фонтанчики, маленькие и большие, в городском парке стояли скульптуры. Я видела улыбающихся взрослых, смеющихся подростком и весело играющих детей, и на душе тоже стало светло и радостно.
   - Красиво! - практически благоговейно шепнула я.
   - Согласен, - так же шепотом сказал Ян. - Вот бы маму с папой сюда.
   - Ага, - не отрывая взгляд от так понравившейся картины, согласилась с мыслью брата. Дяде Караду и тёте Илане здесь бы понравилось, я уверена. Да и моей маме тоже. Хотя, наверное, она была тут.
   - Поехали, ребята, нас ждут, - позвал нас Дар, поворачивая Лунную вслед за конём Феликса.
  Мы с Яном переглянулись, одновременно вздохнули и устремились вслед за ними. Ристан, до этого рассматривающий какой-то незнакомый ему цветок (вид города магу быстро наскучил), неохотно оторвался от него и поехал следом.
  При въезде в Улиму (а именно так называлась столица Силании) не было ни стен, ни заграждений, ни стражников, ни платы на проезд. Но вот любопытных взглядов было видимо-невидимо. Вначале у озера, где развлекалась молодёжь, затем, когда мы проезжали по улицам города, на нас смотрели из окон домов, с балконов, да и простые прохожие с интересом косились вслед.
  Спустя какое-то время мы наконец подъехали к тому административному зданию, что видели ещё с горы, и я увидела двух стражников, охраняющих вход. Один их внешний вид внушал трепет и уважение. Это были высокие, на целую голову выше Дара и Яна, широкоплечие, мускулистые воины, одетые в кожаные куртки, черные штаны и высокие ботинки, вооруженные мечами, кинжалами, и, как я думаю, имели немало скрытого арсенала. Смотря им в глаза, ясно видела, какой у них зверь: сильный, могучий, быстрый, уверенный в себе и своём праве. Настоящий защитник своего дома и своих близких.
  Из здания навстречу нам вышел командир стражи, отличающийся от своих подчинённых только нашивками на куртке, и, представившись Ровиндилом Фарион, уточнил у Дара цель нашего приезда. Отдав ему письмо Вожака, которое командир к его чести лишь слегка просмотрел, больше времени уделив печати, Дар вежливо ответил на несколько дополнительных вопросов и легко согласился подождать, пока Вожака известят о нашем прибытии.
  Приказав ближайшему подчинённому увести наших коней на конюшню, командир провёл нас в здание Городского Совета, как оно тут именовалось, и пригласил в один из кабинетов, заверив, что как только Вожак прикажет, нас тут же к нему проведут. Когда командир ушёл, я поймала себя на мысли, что кроме нескольких взглядов, в основном женских, никто из жителей не спросил, почему мы везём с собой ребёнка, их ребёнка. Даже командир стражи и тот проявил интереса не больше, чем ко всем нас, и это сбивало с толку.
  Разместившись в довольно мягких креслах, мы молча наблюдали за игрой мальчика с Сафом, расположившихся на широком ковре в центре комнаты. Судя по мыслеформам удовольствия, которые излучал котёнок, малыш ему тоже нравился, и играть с ним Сафу было весело.
   - Вы всегда всех пропускаете так легко, как нас? - поинтересовался у Феликса Ристан, кося глазом на полки с несколькими книгами, оставленными здесь, видимо, для борьбы со скукой ожидания. Учитывая, что вторым глазом он пытался смотреть на оборотня, выглядело это на редкость комично, и я кашлянула пару раз в ладонь, чтобы скрыть смех.
   - У нас было письмо вожака и помощь Феликса, - строго сказал другу Дар. - Без этого нас остановили бы на заставе и продержали бы там столько времени, сколько потребовалось бы на донесение Вожаку. Или кому-то из советников.
   - Что-то я не заметил особой охраны на этой заставе, - сморщил нос Рист. - Несколько лучников и всё.
   - Друг, ты сегодня не с той ноги встал? - удивлённо спросил его Дар.
   - Не заметил, потому что не должен был, - спокойно вмешался в их разговор брат, которому надоело брюзжание мага. - Лучники - всего лишь видимая часть гарнизона, как и те несколько стражников, что бродили между вышками. Да-да, и такие были, а то, что ты их не увидел, значит, плохо смотрел. Основная часть гарнизона рассредоточилась по окрестным лесам вокруг заставы. Даже Нари подтвердит, что за нашим продвижением наблюдали несколько часов. Но самое главное, что ты пропустил - это наблюдение с воздуха.
   - Что!? - округлил глаза Ристан.
   - Ястребы, друг мой, ястребы, - усмехнулся Ян. - Или ты забыл, какие расы оборотней живут в твоём мире?
   - Забыл, - чуть смутившись, признался Рист. - В последнее время было столько интересных проектов, а политика никогда меня не привлекала.
   - Всё с тобой ясно, - хмыкнул брат, замечая, как на него пристально и отнюдь не дружелюбно смотрит Феликс.
   - Ты ему не нравишься, - осторожно предупредила я Яна, пока оборотень что-то спрашивал у Дара.
   - Это нормально, он меня не знает, не знает, ни кто я, ни откуда, но то, что он уже услышал, даёт повод для беспокойства. Но не волнуйся, Феликс не станет совершать глупости, - заверил меня брат.
   - Почему ты так уверен? - спросила я, подхватывая на руки Сафа. Уф, тяжелый он что-то стал на замковых харчах.
   - Чувствую, - пожал плечами Ян, усаживая к себе на колени подбежавшего Орнаса. - Вспыльчивого и недальновидного никогда бы не назвали в числе претендентов на звание Вожака, а потому Феликс трижды подумает, прежде чем что-либо предпринимать.
   - Я верю тебе, - улыбнулась я братику и получила в ответ такую же любящую улыбку.
   - Вожак готов вас принять, - официально сообщил нам высокий, стройный мужчина в дорогом камзоле, лишённым лишних украшений, кроме длинной золотой цепочки. Оглядев всю компанию и чуть дольше задержав взгляд на Даре, он пригласил следовать за ним.
  Вожак принимал нас в кабинете, где, по всей видимости, работал уже не один час, так как бумаг на столе было много, да и второй оборотень, то ли советник, то ли секретарь тоже держал в руках пухлую папку с документами. При нашем появлении повинуясь жесту Вожака, оба оборотня сдержанно поклонились и покинули кабинет, а сам Вожак встал и шагнул нам навстречу.
  Это был мужчина, которому можно было дать лет сорок - пятьдесят, вот только я чувствовала, что не возраст определяет его, а ощущение надёжности, эдакой скалы, неприступной дождям и ветрам, и неоспоримой харизмы. Темноволос, строен и одновременно мощен, золотые глаза смотрят цепко и в то же время добро, большие ладони легко держат как перо, так и меч, а то и два. Он сразу понравился мне.
   - Здравствуй, Скандар, - оба мужчины крепко пожали друг другу руки. - Я уже стал забывать, как ты выглядишь.
   - Не преувеличивай, Альгин, я не был у тебя всего лишь два года, - чуть грустно улыбнулся Дар. - И ты прекрасно знаешь причины этого.
   - Знаю, - подтвердил Вожак. - Ну да ладно. Рассказывай.
  Кратко поведав ему обо всём происходившем на границе герцогства, а также историю нахождения Орнаса, Дар не стал скрывать то, что ребёнка нашли мы с Яном, хотя логичнее можно было предположить, что ему проще было бы вообще не упоминать нашего участия. Альгин, выслушав рассказ друга, подошёл к поставленному на пол малышу, присел перед ним на корточки и погладил по голове.
   - Значит, вот кто стал виновником переполоха, - Вожак не ругал, он просто по-отечески выговаривал. - Малыш, ты помнишь, каким образом пропал из дома и очутился на границе герцогства?
   - Неть, - ребёнок отрицательно покачал головкой, при этом хмурясь, словно стараясь вспомнить.
   - Ну хорошо, сейчас тебя отведут к дяде Модикусу, он тебя осмотрит и вернёт родителям, - ещё раз потрепав ребёнка по волосам, Вожак поднялся и потянул за неприметный шнур возле своего стола. Спустя несколько секунд вошёл один из стражников, который, выслушав приказ, и забрал ребёнка.
  Когда за ними закрылась дверь, Вожак переместил взгляд на Дара, и когда тот удивленно выгнул бровь, ехидно сказал:
   - Может, представишь мне моих гостей?
   - Как скажите, Ваше оборотническое величество, - не менее ехидно отозвался Дар. - Разреши представить тебе моих друзей: Нарису и Янникара Карди, виконт Ристан Ферингер. С Феликсом, я думаю, ты и сам знаком. Ребята, это правитель Силании Альгин Лас'Фарион.
   - Язва, - беззлобно буркнул Вожак. - Мне очень приятно познакомиться с друзьями Дара, особенно, со столь очаровательной девушкой, - мужчина подошёл и поцеловал мне руку, явно дразня друга. - Можете называть меня Вожаком, как и все.
   - Нам тоже приятно познакомиться с правителей столь интересной для нас расы, - улыбнулся брат, вежливо склонив голову.
   - И чем же наша раса так заинтересовала представителей человеческой расы, позвольте поинтересоваться, - наиграно удивлённо спросил правитель.
   - Всем, - не поддался на уловку Ян.
   - Альгин, перестань хитрить, ты ведь почувствовал, что ни Нариса, ни Янникар не являются людьми, - одернул мужчину Дар. - Лучше скажи, где мы можем расположиться, смыть с себя дорожную пыль и отдохнуть.
   - Можно подумать, что за два года ты забыл, где находятся твои покои, - хмыкнул Вожак. - Твоих друзей разместили по соседству, так что можете идти отдыхать, позже поговорим.
   - Правитель, один вопрос, - влез Ян, и по кивку Вожака продолжил: - Скажите, нам доступен свободный выход в город или приставят охрану?
   - Зачем же охранять гостей оборотней? - Вожак приподнял густую бровь. - Вы можете свободно гулять по городу и его окрестностям, равно как и любой житель столицы.
   - Даже если нам интересен быт его жителей? - вступила в разговор я.
   - Хм, ребята, вы ничего не хотите мне рассказать? - поинтересовался Алигин, переводя взгляд с меня на Яна. - А, Дар, что я не знаю?
   - Ну, ты слышал историю про Алиану? - уточнил друг. - Ну, так вот Нари и Ян помогли мне с её поиском.
   - И что? - спросил Феликс, про присутствие которого немного позабыли, и который с интересом прислушивался к разговору.
   - Помогли в своём мире, - пояснил Дар, выделив интонацией 'своём'.
   - Понятно, - Вожак некоторое время обдумывал полученную информацию, а затем снова посмотрел на нас. - И всё-таки я не понимаю столь явный ваш интерес к нам. В вашем мире нет оборотней, и вы хотите больше узнать о нас только по этой причине?
   - Нет, не по этой, - Ян пристально посмотрел в глаза Вожаку, - а потому, что я и сестра тоже оборотни, и мы хотели бы немного пожить в вашем городе и посмотреть различия между вашей жизнью и нашей.
  Краем глаза я заметила крайне удивлённое выражение лица Феликса, ушедшего в себя, и усмехнулась уголком губ. Вожак тоже удивился, но мужчина давно умел овладевать собственными эмоциями, а потому всего лишь дал нам разрешение на свободное проживание в столице, и попросил, когда отдохнём, уделить ему время и поговорить.
  Вожак, как и все оборотни, тоже был любопытным, и ему тоже было интересно узнать нас. Впрочем, как бы там ни было, его чувства были взаимны.
  
  
  
  * Фарион - фамилия всего клана пантер мира Танникор. Но при этом также имеются некоторые отличия. Приставка 'Ин'' перед фамилией присваивается тем юношам, которые выбираются как наиболее вероятные будущие Вожаки. Таких юношей одномоментно может быть от пяти до восьми, и когда в итоге выбирается один из них, получая к фамилии приставку правящего 'Лас'', остальные чаще всего становятся его советниками и первыми помощниками. В таком случае меняется и их приставка.
  
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"