Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на грани. Часть 3. Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава закончена. Постараюсь вернуться к Лионе. Но ничего не обещаю. Окончание главы от 1 ноября.


Глава 7 (23). Добро пожаловать в Рутению!

  
  
   Уже в комнате Дар усадил нас с Яном на свою кровать, а сам стал ходить взад-вперёд, то ли так нервничая, то ли собираясь с мыслями. В конце концов, брат не выдержал и обратился к другу:
   - Дар, возьми себя в руки, сядь и спокойно расскажи нам то, что тебя беспокоит.
   Так до конца и не успокоившись, Дар сел в кресло возле кровати и смотрел на нас таким взглядом, словно сейчас собирался признаться, что совершил нечто настолько ужасное, что мы сейчас его покусаем. Ну или просто уйдём. Последнее явно было написано на его обычно нечитаемом лице так явно, что мне уже стало не по себе.
   - Да что случилось-то?! - не выдержала я и вопросительно уставилась на любимого.
   - Я вас обманул, - покаянно начал Дар. - Вернее, не совсем обманул, даже не обманул, а скорее недоговорил.
   - В чём? - спокойно спросил его Ян.
   - В том, кем я являюсь в этом мире, - опустив глаза, ответил друг.
   - Дар, ты можешь выразиться яснее? - попросила я. - Ты что, не варн?
   - Нет-нет, в этом я вам не солгал. Я варн, наполовину, как и говорил. Моя мать была айраном, и в этом я тоже не лгал. Я только не сказал, кто мой отец.
   - Чистокровный варн, я полагаю, - чуть насмешливо сказал Ян.
   - Да, чистокровный, из очень древнего рода. Такого древнего, что только благодаря тому, что я многое взял от своего отца, ему позволили признать меня своим наследником. Конечно, он сам не дал иного выбора, но факт моего незаконного рождения многим как кость поперёк горла, - всё ещё путано пояснил Дар.
   - Хорошо, но я всё ещё не понимаю... - покачал головой брат, а только пристально смотрела на них.
   - Я не сказал вам самого важного о моём отце. И сейчас я прошу вас принять то, что сейчас скажу и по возможности понять причины, по которым я откладывал этот разговор, - Дар тяжело вздохнул. - Для семя самым важным было защитить вас в новом для вас мире и подготовить к его любопытству. Но сейчас ситуация слегка изменилась, и этот разговор уже нельзя дальше оттягивать. Завтра я уезжаю, и мне хотелось бы, чтобы вы поехали со мной, уже зная, кто я.
   - Дар! - в один голос рявкнули мы с Яном, устав от его оттягиваний.
   - Мой отец - король Даварры, король варнов, - наконец-то признался Дар, опустив голову.
   - То есть ты принц? - немного помолчав, уточнила я. - Наследный принц своей страны?
   - Да, - виновато подтвердил парень.
   Я переглянулась с братом. Да, новость была не из тех, что сообщают каждый день, но, положа руку на сердце, я не могла сказать, что моё отношение к Дару, как к своему другу изменилось после его признания. Насчёт брата я тоже была уверена, что он не разрушит их дружбу. И я любила Дара вовсе не из-за его титула, и уж ем более не из-за титула его отца.
   - Ну и куда мы едем теперь? - подмигнув братишке, поинтересовалась я.
   Дар резко поднял голову и долго всматривался в наши с Яном лица, в глаза, пытаясь увидеть в них то, что напридумывал себе сам. А когда так ничего пугающего и не увидел, просто кинулся к нам, обнял сразу двоих и повалил нас на кровать. Мы тоже его обняли с двух сторон, и какое-то время просто лежали вот так, кучей-малой, чувствуя, как близки друг другу.
   - Ну так что, куда мы теперь направляемся? - снова спросила я, стараясь вытащить из-под Дара свои волосы, слегка придавленные ним.
   - К вампирам, - жизнерадостно сказал он и чмокнул меня в нос.
   Куда?!
  Пообещав нам рассказать все подробности вечером, Дар попросил нас собрать вещи, так как планировал уехать на рассвете, а сам направился к Вожаку. С вещами проблем не возникло, а вот Сафа нигде не было. Обыскав всю комнату, предположила, что он может быть на кухне. Но на мой вопрос повара ответили, что котенок забегал к ним несколько часов назад, они его покормили, и он снова убежал.
  Пройдясь по всем этажам дома, пыталась дозваться Сафа ментально, но он не отвечал. Не зная, что и думать, вернулась к себе, ещё рас хорошенько осмотрев все уголки, даже под кровать заглянула, но котёнка как не было, так и нет. В каком-то отчаянии сев на кровать, мгновенно настроилась на ментальный канал и стала звать, даже не осознавая, насколько расширила канал вообще: 'Саф!' 'Ты где, Саф?!' 'Ксанф!'. Последний крик получился таким сильным, что у меня мгновенно заболела голова, и, обхватив её руками, пропустила момент появления брата в своей комнате.
   - Нари, что случилось? - Ян обеспокоенно отнял мои руки от головы, и тут же ахнул. - У тебя кровь носом пошла?
   - Что? - я только теперь почувствовала влагу над верхней губой и, прикоснувшись к ней и посмотрев на свои пальцы, не могла не согласиться с Яном. - Откуда?..
   - Нари, что случилось? - повторил Дар вопрос Яна, ворвавшись в мою комнату. Сзади него стоял Вожак, выглядевший не менее встревожено.
   - Я не могу найти Сафа, - расстроено сообщила я. - Всё уже обыскала, звала, но он не откликается.
   - Ты сильно напугала меня, малышка, - Дар подошёл и вытер всю кровь своим платком. - Даже голова разболелась.
   - Не у тебя одного, - хмыкнул Вожак, расслабляясь.
   - Нари, что ты делал перед тем, как в последний раз позвать котёнка? - строго спросил у меня Ян, чем вызвал недоумённые взгляды остальных.
   - На кровати сидела, а затем решила крикнуть погромче, чтобы он услышал, - непонимающе смотрела я на брата.
   - Крикнуть погромче? - повторил он и внезапно рассмеялся. - Нари, ты понимаешь, что сейчас благодаря тебе у всех жителей столицы болит голова, а у некоторых, может быть так же, как и у тебя, пошла носом кровь.
   - Ян, я не понимаю, - растеряно посмотрела я на него.
   - Нари, ты не просто позвала Сафа на ментальном уровне. Ты каким-то образом распахнула этот канал так, что твой крик слышала вся столица, каждый оборотень, а уж по мне ты, извиняюсь, словно телегой проехалась, - Ян слегка улыбнулся, показывая, что не сердится, и продолжил: - Сестричка, я за всю свою жизнь не видел столько сильной ментальной мощи, которую почувствовал у тебя несколько минут назад.
  Ошарашено уставившись на брата, я пыталась осознать, что он только что сказал, и не могла поверить, что он не шутит. Я смутно помнила какой-то внутренний щелчок, словно во мне открылась какая-то дверца, потом было ощущение, что стало легче звать Сафа, но я и не думала звать кого-то ещё! Не могу поверить, что слова брата касаются именно меня. Внезапно кое-что вспомнив, я вскинула голову и посмотрела в глаза Яну. Мама в одном из наших снов говорила, что благодаря её крови, способности отца, что передались мне, могут увеличиться, только она не знала, когда и где. И похоже, была права.
  Осознав, что невольно причинила вред многим оборотням, я сделал непроизвольный шаг назад, и вдруг почувствовала боль, как перед первым обращением. А ещё сильный страх сестрёнки, её беспокойство и беззвучный крик, словно нас разрывало на две, уже не единые половинки. Кровь бешенным стуком отдавалась в ушах, и из горда вместе с рваных дыханием вырвалось сиплое рычание.
   - Стоять! - услышала я голос Яна, адресованный (краем сознания я была в этом уверена) не мне, а затем его руки обхватили меня за плечи, а его голос приказал: - Нариса, смотри мне в глаза. Давай, девочка, смотри мне в глаза.
   'Он - старший'. 'Он - поможет'. 'Он - остановит, прекратит эту боль'. Обрывки мыслей звучали у меня в голове, а голос Яна заставлял повиноваться ему. Даже не совсем голос, инстинкт говорил слушать старшего, и я не могла, да и не хотела противиться его воле. Медленно раскрыв расширенные от боли глаза, я поймала взгляд Яна и подчиняясь приказам в его голосе, медленно, очень медленно вновь становилась собой.
   - Молодец, малышка. Да, Нариса, давай, дыши, девочка, я с тобой. Вдох. Выход. Вдох. Выдох. Смотри мне в глаза. Вдох. Выдох. Молодец, сестрёнка.
  Я не знаю, сколько времени я просто подчинялась словам и глазам брата, только чувствовала, как потихоньку отпускает меня ужас происходящего, как встревожено скулит Риса, прижимая уши к голове, так же медленно успокаиваясь. Наконец мы обе полностью успокоились, снова почувствовали связь и виновато посмотрели на Яна.
   - Всё хорошо, - брат поцеловав меня в лоб и погладил по голове. - Ты не виновата.
   - Что это было? - обеспокоенно спросил Дар, переводя взгляд с Яна на меня.
   - Сколько ей лет? - перебив его, обратился к Яну Вожак.
   - Ещё и двадцати нет.
   - И ты посмел забрать её из клана, таскать по мирам, подвергая опасности и её, и окружающих! - обвиняющее посмотрел на брата мужчина. - А если она в иной раз не сможет сдержаться и кто-то пострадает? Ты сможешь простить себе это? Или объяснить ей?
   - Вы не понимаете, - погладив меня по дрожащей (ещё бы, после слов Вожака мне захотелось провалиться под землю) спине, Ян спокойно выговаривал мужчине. - У нас нет клана, больше нет. И Нариса прекрасно контролирует свою вторую ипостась, даже не смотря на свой довольно молодой по нашим меркам возраст. И сегодняшний инцидент - вообще первый за всё то время, пока я за ней наблюдаю. И кажется, сестра знает его причину.
   - Знаю, - я кивнула, не спеша покидать объятия брата. Не чувствовала в себе сил.
   - Юноша, я не знаю, куда вообще смотрят её родители, - Вожак тяжело вздохнул, и мы с братом прекрасно понимали, о чём он думает. Если бы наша жизнь была иной, меня не выпустили бы из клана ещё лет пятнадцать. То есть после второго совершеннолетия.
   - Поверьте, мы знаем, что делаем, - убеждённо сказал Ян.
   - Хорошо, я не стану вмешиваться, - вымолвил Вожак, и это решение далось ему нелегко. Всё-таки отношение к детям у любых оборотней особенное, а я формально для него сущий ребёнок.
   - Спасибо.
  В дверь робко постучали, а поскольку Альгин Лас'Фарион стоял к ней ближе всех, то он и пошёл открывать. За дверью видимо не ожидали увидеть Вожака, потому как вначале послышался вздох удивления, а затем робкий детский голос пропищал:
   - Это ваш?
  Всё оказалось до банальности просто. Саф бегал по парку, то взбираясь на деревья, то кувыркаясь в высокой траве, когда его нашли три молодых оборотня, ещё подростки. Один из них оказался вороном, и, захотев поиграть с найденным котом так, чтобы тот никого не поранил, воронёнок решил применить накануне показанное наставником заклинание. Смысл его сводился к тому, что маг для объекта заклинания становится другом на определённое время, то есть тем, на кого не нападают и кому доверяют. И, видимо, решив заодно и попрактиковаться, а также покрасоваться перед друзьями, воронёнок наслал это заклятие на котёнка.
  Вот только неведомы здешним жителям лесные коты. Саф благодаря своей инертности к магии, прекрасно поглотил заклинание, и подошёл ближе, решив проявить дружелюбие. А со стороны казалось, что наоборот ему не понравились навязчивые дети, и подростки замерли, не зная, что предпринять. Воронёнок попытался применить к коту ещё несколько заклинаний, но всё они получили такой же результат, и маленьким оборотням стало страшно.
  Они побежали, а Саф, приняв это за новую игру (даже чувство страха, что испытывали дети, котёнком воспринялось как должное), побежал за ними, урча и мяукая. На середине парка подростки решили разбежаться в стороны, и снова не повезло воронёнку, за которым и дальше побежал Саф. Паренёк, поминутно оглядываясь на странного преследователя, не придумал ничего лучше, как сигануть домой, за помощью наставника-отца. А поскольку их дом находился ближе всех к озеру, то есть довольно далеко от дома Совета, то я и не могла дозваться до котёнка.
  Прибежав домой, воронёнок захлопнул за собой дверь, но Саф, разгорячённые 'игрой', легко влез в окно. Увидев, что его преследователь в его доме, подросток стал звать отца. В итоге, пока я бегала по всему дому и искала кота, Саф в это время дотошно изучался в доме у мага. Вреда ему не причинили, просто мужчине стало интересно, все ли заклятия, какие он знал, не отразятся на коте, или только избранные. К счастью, он не успел это проверить, так как мой ментальный крик услышали все совершеннолетние оборотни. Позже оказалось, что это был не только крик, но и чёткое изображение кота, мгновенно проявившееся перед внутренним взором каждого, и маг понят, что чудо-кота пора возвращать.
  Взяв Сафа и сына, маг быстро пошёл в дом Совета, описал ситуацию страже и был проведён к моей комнате, где, на его осторожный стук, дверь ему открыл сам Вожак. Пока маг открывал рот, чтобы всё рассказать своему правителю, его сын с явным облегчением протягивал котёнка. Вот такое было приключение у Сафа, мне позже обо всём этом рассказал Ян, а пока, едва мне передали котёнка, я тут же уткнулась носом в его тёплый мех и вышла на балкон, прилегающий к моей спальне. Честно говоря, не хотелось оставаться там, перед лицом Вожака, чувствуя себя неуравновешенным подростком или глупой истеричкой. Очень неприятное чувство.
  Саф, так и не понявший, почему я так нервно прижимаю его к себе, но всё же слышавший мой вопль, озабоченно спросил, не заболела ли я, и когда, проглотив ком, ставший в горле, сказала, что всё хорошо, принялся отвлекать меня рассказом о том, сколько новых запахов он узнал, пока бегал за пределами дома. Я слушала его рассказ, и медленно успокаивалась, какой-то частью сознания понимая, что рано или поздно, но я всё же сорвалась бы. Вероятно, причиной всему было то, что не срасталась с Рисой так медленно, как должно было быть, что нас с ней учили поспешно, и связь, хоть и появилась, не укрепилась настолько, насколько мы обе думали. Не наша вина в том, что нам пришлось жать по-другому, так сложились обстоятельства, и я не могла сделать иной выбор, чем тот, который сделала в первый день своей новой жизни. И отвечая на молчаливый вопрос сестры искренне призналась, что ни на мгновение не пожалела о нём.
   - Нари, ты как? - на балкон вышел Дар, встревожено смотря на меня.
   - Всё хорошо, - честно ответила ему. - Извини, что ты видел меня такой...
   - Нет-нет, не извиняйся, что ты, родная, - Дар стремительным шагом сократил расстояние между нами и придал меня к своему телу, целуя в волосы. - Ты моя, вся, какая есть, и я сделаю, что в моих силах, чтобы помочь тебе. Скажи, что я могу сделать?
   - Ничего, - тихо сказала я, и, не давая ему вставить слово, пояснила: - Понимаешь, сегодняшний мой срыв... это нестабильность нашей с Рисой связи, не полный контроль. Не достаточно полный. Нам просто нужно время, которого у нас не всегда было, и это пройдёт.
   - Почему Вожак спрашивал Яна про твой возраст? - помолчав, спросил он.
   - Потому что для любого старшего оборотня я являюсь ребёнком, - едва слышно призналась я.
  Дар чуть отстранил меня от себя и приподнял одну бровь, намекая, что такого пояснения ему не достаточно.
   - Ты же дружен с оборотнями, неужели не знаешь? - попыталась увильнуть я, но по его взгляду поняла, что напрасно. Вздохнула. - У нас существуют два совершеннолетия. Первое - в восемнадцать лет, когда вновь просыпается способность к обороту. Первый оборот - это всегда страшно, всегда больно, всегда тяжело. Нужно в каком-то смысле сломать себя, чтобы научиться жить с двумя сознаниями в одном теле, не важно, человека или волка. А потом идут долгие годы привыкания друг к другу, контроля оборота, контроля себя и своего брата или сестры. До тех пор, пока оборотень полностью не будет себя контролировать, он не считается совершеннолетним, он как ребёнок для рода. Как правило, молодежь достигает полного контроля годам к двадцати пяти - тридцати пяти, у всех по-разному, и этот же возраст считают твоим вторым совершеннолетием.
   - Получается, по меркам своего народа ты ребёнок? - с лёгкой улыбкой спросил Дар.
   - Да. Но я - это особый случай, - тяжело вздохнула. Вот и пришёл момент разговора, который я давно хотела начать, да всё никак. Но дар меня перебил.
   - Нари, давай ты сейчас покушаешь и отдохнёшь, а позже мы продолжим.
   - Я не хочу есть, - отказалась, подчиняясь мужчине и входя с ним обратно в спальню.
  Там уже в одиночестве находился Ян, который, как я точно знала, слышал весь разговор, но не вмешивался. Брат только подошёл и аккуратно забрал из моих рук котёнка. С фразой: 'Пошли, малыш, давай дадим нашей сестре отдохнуть', Ян поцеловал меня в лоб и вышел. Он знал, что сейчас мне не нужна его поддержка. Дар же, пообещав, что скоро вернётся и пояснив, что ему надо кое-то уладить с Вожаком, тоже ушёл, а я заползла на кровать и, подложив руку под голову, уставилась в потолок.
  Какое-то время общалась с Рисой, и похоже, наше самоуверенное решение о том, что частые обороты уже ни к чему, тоже сыграли немаловажную роль в срыве. А ведь дядя Карад предупреждал, чтоб я оборачивалась как можно чаще, говорил, то только так можно достигнуть контроля в наивысшем понимании, а я... Что уж теперь, мы обе были равно виноваты, и решили больше не допускать столь сильных ошибок. Помнить наставления дяди и прислушиваться к подсказкам 'памяти предков'. И не своевольничать.
  Дар вернулся спустя полчаса, может, больше, я точно не знала. Сон всё равно не шёл, да и не хотелось мне сейчас спать. Он подошёл и, видя, что я смотрю на него, опустился на кровать у меня в ногах. Я подтянула подушки повыше и тоже села, точно зная, что сказать.
   - Я родилась здесь, на Танникоре, - и, заметив удивление в глазах Дара, усмехнулась. - У мамы была здесь работа, а затем она была не в состоянии перемещаться. Отец... я никогда его не видела, и он не знал о моём существовании. Не успел узнать. Они с мамой любили друг друга, но мама себе не принадлежала, и как бы ей не хотелось, она не имела права пренебрегать своими главными обязанностями. Когда она переносилась на Танникор, за отцом шла охота. Ты видел одних таких охотников, это сейчас их вроде как мало, а двадцать лет назад было очень много. Они напали на род тяти Иланы, мамы Яна. Ему тогда было десять лет, и его старшую сестру убили охотники, ворвавшиеся в их деревню в тот день. Дядя Карад рассказывал, что если бы не помощь отца и мамы, погибло бы много больше оборотней, а всех охотников, пришедших в деревню, просто не смогли бы убить. Но именно это и стало причиной охоты на отца.
   - Значит, ты родилась здесь? - обдумав мои слова, ласково улыбнулся мне Дар.
   - Да. И приняла меня Амальтииртарэ, помогавшая маме в родах. Она же и сказала маме отдать меня людям. - Что? - удивился он.
   - Да, понимаешь, я до трёх лет жила с мамой, и за это время меня несколько раз пытались убить. Мама так и не узнала, что именно пытался, ведь там, где мы жили, очень не многие вообще способны попасть. Но послушав совета видящей, она отдала меня на воспитание людям. Я после трёх лет уже не оборачивалась, а значит, ничем от обычного ребёнка не отличалась. Мои приёмные родители... они были замечательными, хорошими людьми. У меня в то время были старшие сестра и брат, и меня как младшую все любили и баловали. Я прожила в их семье четырнадцать спокойных лет, а потом... Потом меня нашёл дядя Карад.
  Я замолчала, пытаясь скрыть волнение, охватившее меня при мысли о том, что придётся рассказывать дальше. Знала, что надо, что должна, что иначе будет слишком тяжело пытаться жить, словно ничего не было, ведь я знала, что не смогу. Но после некоторых колебаний заговорила всё же о другом.
   - Дядя начал меня тренировать, ведь до моего первого оборота оставалось меньше года, и если бы я не успела укрепить кости и мышцы, не знаю, пережила ли его вообще. Он научил меня владению оружием, дал основы магии, подарил мне Тень, а тётя Илана научила разбираться в травах. Они дали мне ощущение семьи, такое, которого у меня не было раньше. Семьи по крови, и тебе не передать, что я чувствовала в первые месяцы. Дядя Карад даже наставником по магии озаботился, ведь я вообще не могла контролировать свою силу. Но самое важное, что они привнесли в мою жизнь - это Ян. Брат помог мне стать собой, помог многое переосмыслить и на многое открыл глаза. И он пошёл со мной, когда мама попросила меня помочь тебе.
   - И я очень рад, что так всё вышло, - во взгляде Дара плескалось столько любви, что у меня на миг перехватило дыхание, а он легко погладил по щеке.
   - Не уходи, - попросила я. - Останься сегодня со мной, пожалуйста.
  Он не стал ничего говорить, а просто лёг рядом со мной на кровать, и притянул к себе. Свернувшись калачиком, я положила руку ему на грудь, на сердце, ощущая его ровный стук. Дар ничего не говорил, он просто положил поверх моей руки свою, согревая. В то мгновение я была окружена им, защищена им. И, словно прорвав плотину, слова полились сами, безудержным потоком выплескивая всю мою боль, все страхи, сомнения, воспоминания. Он меня не перебивал, он просто слушал, всё также держа меня за руку, лишь время от времени стирая со щёк слезы, капающие на его рубашку. И когда я закончила говорить, Дар не произносил слова утешения, бесполезные и бессмысленные, он просто поцеловал, отдавая всего себя в этом поцелуе: свою поддержку, свою веру, свою любовь, и это было лучшее, что он мог сделать.
  Я всё же смогла заснуть, хотя и очень не скоро. И в холодном поту проснувшись посреди ночи, я, дрожа, прижималась к Дару. Воспоминания, облачённые в слова, снова стали кошмарами, но теперь они пусть на чуть-чуть, но уже не были столь пугающими. И вдыхая запах варна, спокойно спящего рядом, я успокаивалась, зная, что рядом с ним не страшен ни один кошмар. Его запах вытеснял из моего сознания другие запахи, он обволакивал, как и его руки, всё также крепко обнимающие меня, я сама словно пропитывалась им и хотела большего. Хотела быть связанной ним, хотела принадлежать ему. Любила его.
  Проведя носом, едва касаясь, по щеке Дара, я снова улеглась на его плечо и на этот раз заснула быстро, крепко и без всяких сновидений. И лёгкая улыбка, что блуждала по моим губам, осталась там до утра.
  
  На рассвете мы выехали из Улимы. Небольшая задержка произошла с Сафом, который неожиданно для всех вырос из своей корзинки, и нам пришлось в срочном порядке разыскивать новую, побольше. Ристан решил остаться ещё на несколько дней, но для нас так было даже лучше. Попрощавшись с Вожаком, тронулись в путь, сопровождаемые, как и пару дней назад, Феликсом. Как поведал Дар, его присутствие поможет нам избежать вопросов, когда мы ступим на, так сказать, короткую дорогу между Силанией и Рутенией. Я не стала больше ничего спрашивать, понимая, что когда будет нужно, Дар расскажет больше.
  Украдкой улыбнувшись, вспомнила пробуждение. Открыв глаза, поняла, что Дар проснулся, но не ушёл, и мои щёки заалели от смущения. В голову сразу полезли нехорошие мысли, касательно того, что он решил за ночь, но любимый не стал ничего говорить, а просто нежно провёл кончиком пальца по моей коже, очертил губы и поцеловал. Все вопросы тут же выветрились из моей головы, осталось только желание, чтобы так было вечно. Прошептав, что я никуда от него не денусь, Дар сказал, что скоро выезжаем и ушёл к себе, ну а я тоже принялась собираться.
  Зажмурившись, ибо луч восходящего солнца попал мне прямо в глаза, я оторвалась от грёз наяву и обратила внимание на то, что мы едем вовсе не по знакомо дороге, которой добирались к оборотням, а совсем по другой. Поинтересовавшись причиной, получила ответ, что Феликс ведёт нас к специальной 'тропе разведчиков', которая сокращает путь между двумя странами как минимум вдвое. Дар заверил, что в таком случае мы попадём к вампирам уже к завтрашнему вечеру.
  К той самой тропе мы подъехали спустя три часа. Если бы Феликс не показал, я бы и не заметила пост стражников, незаметно охраняющих её. Два таких же мощных оборотня, какие охраняли дом Совета, а Ян намекнул, что они не одни. Поговорив с ними, Феликс заверил нас, что всё в порядке и, попрощавшись с нами и обняв Дара, развернулся и поехал обратно в столицу, а мы втроём последовали дальше по тропе.
  Поскольку сама тропа была достаточно узкой для двоих всадников, приходилось ехать гуськом. Впереди Дар, за ним я, и замыкал шествие Ян. Сделав лишь короткую остановку на обед, мы ехали до самого вечера, потом искали удобную полянку, где можно было развести костёр и нормально установить палатки, взятые у оборотней. Наконец искомая поляна была найдена, лошади рассёдланы и стреножены, Саф выпущен погулять. Пока парни занимались установкой палаток, я сварила кашу, заварила чай и разрезала пирог, заботливо уложенный кухаркой. Наконец все приготовления ко сну были завершены, и мы смогли спокойно поужинать. Котёнок то и дело перебегал от одного к другому, выпрашивая самые, по его мнению, лакомые кусочки и благодарно терся о руки.
  Мне не хотелось пить горячий чай, а потому, предупредив ребят, перекинулась и пробежалась по окружающему нас лесу. На вкус волчицы, здесь было слишком мало зверья, да и запахи Рису нервировали. Вроде лес как лес, пограничная территория, но что-то настораживало. Мне кажется, это просто потому, что кто такие вампиры мы с ней не знали, а то, о чём не знаешь, пугает почему-то больше известного. Поэтому я отдала почти полный контроль Рисе, и просто наблюдала за тем, как сестра тщательно проверила местность на километр от поляны, а после какое-то время мы сидели на очень удобном холме и пели, прославляя красавицу-луну и красоту ночи. Волчья песня исполняется или в радости, или в горе, но всегда искренне.
  Вернувшись на поляну, я устроилась между Яном и Даром, умостив голову на плечо последнего, и с наслаждением отпила уже не горячий чай, заедая его куском мясного пирога, безумно вкусного. Спать ещё не хотелось, и сидеть возле костра между двумя самыми дорогими мужчинами в моей жизни было просто замечательно.
   - Я ещё кое в чём вам не признался, - вдруг выдал Дар.
   - Ну и в чём же? - лениво поинтересовался Ян
   - Алиана - моя сестра, - тихо сказал мужчина.
   - Родная? - поёрзав и устроившись поудобнее, с интересом уточнила я.
   - Нет, двоюродная, - пояснил Дар, а затем спросил у нас немного удивлённо: - А вы чего так спокойно реагируете?
   - А нам что, в истерике биться? - фыркнул Ян.
   - Любимый, мы понимаем, что у тебя были причины какое-то время не говорить нам всю правду. Сейчас этой причины нет, и ты нам рассказываешь. И это хорошо, мы слушаем, - терпеливо пояснила нашу позицию и ласково погладила его по лицу.
   - Алиана - дочь родного брата моей матери, дяди Скарлафа, - продолжил рассказывать он. - У них долгое время не было детей, затем родился старший сын, а много лет спустя появилась и девочка. Алиана. Вот только едва ли не сразу после её рождения родители стали замечать за девочкой способности к предвидению, а поскольку они чтили негласное правило видящих и знающих, то когда Алиане исполнилось пять, отвезли её к Амальтииртарэ. То, что Алиана - будущая великая провидица, знает очень ограниченный круг посвящённых, и я в том числе.
   - Понятно, - зевнул Ян. - А с братом у тебя какие отношения?
   - Сложные, - с досадой признался Дар. - У нас никогда не было взаимных интересов, а я его стороны когда-то по отношению ко мне были сильная ревность. Сейчас мы очень редко видимся, он один из лучших воинов айранов, возможно в будущем займёт место нашего деда, но даже когда я прилетаю в Аланию, мы особо не общаемся.
   - Сочувствую, - в утешение погладила его по руке.
   - Давайте спать, - предложил брат, уже зевающий каждую минуту, и мы последовали его совету, разойдясь по палаткам.
  Эту ночь меня грел Саф.
  За завтраком Дар был молчалив и задумчив, и у нас с Яном возникло ощущение, будто он решает какую-то дилемму. Но задавать вопросы мы не спешили. Наконец он слегка взбодрился и посмотрел на нас.
   - Ребята, я хочу, чтобы вы запомнили одну вещь - когда доберёмся в Рутению, старайтесь контролировать свои эмоции и по возможности не поддаваться на провокации. Я буду рядом, но если вдруг что, держите себя в руках. А ещё ни при каких обстоятельствах не соглашайтесь на спарринги, даже если это буде предлагать тощий подросток или девчонка. Вампиры - самые лучшие мечники в нашем мире.
   - Хорошо, Дар, - пообещала я, а брат просто кивнул.
   - Общество вампиров состоит из двух видов: высшие или энергетические вампиры, и низшие. Первые потребляют энергию, исходящую от живого существа, вторые же питаются кровью, которая и восполняем им недостаток энергии. Именно поэтому в человеческом государстве распространено слово 'кровососы'. Только люди так именуют всех вампиров, не разбираясь, где высшие, а где низшие. Энергетические вампиры в большинстве своём прекрасно себя контролируют, и те крохи энергии, которые мы теряем в общении с ними, для нас незаметны и не приносят вреда. Детей и молодняк контролирую воспитатели. А вот с низшими уже сложнее, у них нет понятия 'достаточно энергии', так как расходуют они её очень быстро. Именно поэтому я и советовал вам быть осмотрительнее - по законам Рутении проигравший вампиру должен заплатить за свою свободу. Кровью, естественно. А полная свобода, по мнению вампиров, есть смерть.
   - Мда, нам прям стало легче, - усмехнулся Ян.
   - Я просто предупредил, - строго посмотрел на него Дар.
   - Хорошо-хорошо, я понял, - брат сегодня пребывал в каком-то чересчур весёлом настроении и даже рассказ друга не притушил весёлость. Мурлыча себе под нос какую-то мелодию, он складывал наши палатки и скручивал одеяла.
   - Не слишком радушная страна, - поёжившись, сказала я.
   - Не волнуйся, я рассказал всё это лишь чтобы вы были осторожными, - Дар обнял меня и положил подбородок мне на макушку. - И я постараюсь надолго не задерживаться, найти возможность...
  У меня возникло ощущение, что он говорил это не мне, а разговаривал сам с собой, и потому, потёршись носом о его шею, спросила:
   - А зачем вообще мы едем к вампирам?
   - Просьба отца, - отстранившись, Дар посмотрел на меня, чуть скривившись от собственных слов. - К нему обратился директор столичной школы магии с просьбой о приглашении нескольких вампиров преподавателями на старший курс целителей. Отец, сочтя такую просьбу выгодной обеим сторонам, дал приказ о начале переговоров. Но ни наши дипломаты, ни переписка с Мастером вампиров ничего не решили, даже я, когда ездил в столицу, ничего не смог изменить. Поэтому отец попросил съездить в Кадину, столицу Рутении, и лично переговорить с Мастером. Правда, в связи с Орнасом мне пришлось отложить поездку.
   - Вы готовы? - спросил нас подошедший Ян.
   - Конечно, - заверила я обоих моих мужчин и направилась седлать Тень.
   - Кстати, Нари, а ты в курсе, то твой конь... хм, осчастливил мою кобылу? - спросил меня Дар, уже верхом подъехав ко мне.
   - Нет, - с улыбкой ответила я, легко впорхая в седло. - Надеюсь, удачно?
   - Кто знает, - таинственно улыбнулся Дар и первым поехал дальше. Мы с Яном бок о бок, пока позволяла ширина тропы, двинулись следом.
  
  Граница Рутении началась лугами. Лес кончился так внезапно, словно кто-то невидимой стеной отрезал его от ровного пространства впереди. Сразу стало заметно холоднее, мы надели куртки и застегнули вороты, но темп движения не снижали. Ни о какой приличной тропе не могло быть и речи, так что оставалось полагаться только на собственное зрение и на зрение лошади. Больше не было нужды передвигаться гуськом, и мы уже давно ехали бок о бок, общаясь больше жестами. Короткая остановка на обед, и снова в путь. В какой-то момент я заметила на горизонте нечто длинное и высокое и указала на это своим спутникам. Ян никак не отреагировал, а Дар только попросил подождать - мол, сама увидишь.
  И действительно, несколько минут спустя я воочию разглядела длинную, внушительную каменную стену города, располагавшегося на нашем пути. Ворота, что разрешали проезд внутрь, тоже были сделаны на совесть, обиты железными обручами, и сразу стало ясно, что никакой это не город. Скорее, крепость, находящаяся в идеальном состоянии на случай войны. Вампиры, несмотря на моё к ним заочное неоднозначное отношение, явно были хорошими хозяйственниками.
  Стражники, дежурившие на въезде в крепость (или всё-таки город?) в количестве четырёх особей, оперативно окружили наш маленький отряд и потребовали документы. Пока Дар предъявлял им бумаги, загодя составленные им, я украдкой рассматривала всех четверых. Высокие, стройные, если не сказать тощие, тёмноволосые, кареглазые. Внешностью ничем не отличаются от людей. Разве что запах от них... Риса поморщилась, передавая мне солёный аромат с послевкусием ржавчины на языке. Кровь. Именно так от них и пахнет - кровью.
  Проверив документы, нас спокойно пропустили через ворота, выдав временные пропуска. Особо не смотря по сторонам (не хотелось привлекать к себе внимание, да и кроме стен каменных одноэтажных домов мы ничего и не видели), быстро проехали в противоположные ворота, где, забрав пропуска, нас благополучно выпустили. И хотя я считала, что вот теперь мы уж точно увидим страну вампиров, ничего в окружающей действительности не изменилось - те же луга, редкие деревья или островки леса, и полное отсутствие жителей.
   - Почему мы никого не встречаем из местных, только в крепостях? - спустя несколько часов скачки, я всё-таки решила задать мучающий меня вопрос. Позади была ещё одна крепость с высокой защитной стеной, население которой едва ли превышало тысячу душ.
   - Потому что вампиры именно так и живут, в крепостях, как на границе, в городах, что ближе к столице, и в самой столице, что и есть большой город, - пояснил Дар. - Мы спешим, а потому я сильно сокращаю путь и объезжаю города, направляясь именно в столицу.
   - Долго ещё до неё? - подал голос Ян.
   - Несколько часов.
  Когда на горизонте показалась каменная стена первой линии обороны столицы, я уже не только не чувствовала отбитый зад, но и немного замёрзла и жутко хотела спать. Дар и Ян держались и подбадривали меня, но с каждым последним километром я ощущала себя всё хуже, болела голова, и общее состояние можно было охарактеризовать как ужасное. Подъехавший ближе Дар, потрогав мой лоб, констатировал наличие температуры, и виновато попросил потерпеть еще немного. Стиснув зубы и силой воли преодолевая головокружение, я молча ехала дальше, игнорируя встревоженные взгляды брата и любимого, и мысленно прося Тень не спотыкаться.
  За первыми воротами, которые мы преодолели, несмотря на всё нетерпение Дара, только после тщательной проверки, я наконец-то увидела быт вампиров. Каменные мостовые, широкие улицы, каменные одно и двухэтажные дома, чистота и отсутствие попрошаек и запаха нечистот - город вампиров ни капли не был похож на города людей, и дышалось тут намного легче. Не останавливаясь, мы проехали весь Нижний город, как назвал его Дар. Краем глаза я замечала пристальное внимание жителей и взгляды стражи, но никто нас не останавливал и не пытался как-то спровоцировать, и мне начало казаться, что варн несколько преувеличил несдержанность вампиров.
  Дорога поднималась вгору, оставляя позади Нижний город и уводя в Верхний. Снова мы преодолевали ворота и пост стражников, на этот раз ещё въедливее проверяющих документы, но всё же не нашедшие изъяна и пропустившие нас дальше. На моё удивление Дар сбавил темп движения, а через несколько улиц вообще повернул направо, хотя, как мне думалось, мы поедем прямиком в замок, что возвышался на холме над Верхним городом. Спросил об этом Дара, получила ответ:
   - Мастер уже знает о нашем прибытии, но просто так заявляться в замок не принято, это не вежливо. Нам надо подождать приглашения, которое поступит уже завтра. А кроме этого надо отдохнуть, согреться и вылечить тебя.
   - Я в порядке, - попыталась заверить я их, но тут же оглушительно чихнула.
   - Да, конечно, - улыбнулся мне Дар. - Погода в нашем мире местами непредсказуема, и никогда не знаешь, где подхватишь простуду.
   - Мы остановимся у твоих знакомых? - спросил Ян.
   - Нет, - Дар чуть нахмурился. - Я знаю хорошую гостиницу, остановимся там.
  Больше не сказав ни слова, мужчина повел нас вверх по улице, и спустя минут десять мы выехали на небольшую площадь, по левую сторону которой находился широкий двухэтажный дом с добротной вывеской и своей конюшней. Сняв все вещи с коней, мы передали их в руки двух конюхов, а сами вошли в гостиницу, с порога почуяв замечательный запах жареного мяса и свежесваренного пива. Быстро договорившись с хозяином о комнатах, Дар с Яном усадили меня за дальний стол спиной к стене, а сами отнесли вещи в снятые комнаты. Поставив корзинку с Сафом под стол, я подпёрла рукой голову, отчаянно борясь со сном, и осмотрелась.
  В зале с грамотно расставленной мебелью, сценой для музыкантов и небольшой площадкой для танцев находилось примерно с десяток вампиров различного, так сказать, сорта. Две влюблённые парочки, не замечающие никого вокруг, кроме друг друга, трое мужчин за одним столом, что-то активно обсуждающих, ещё двое мужчин, сидевших через три столика от моего и явно пытающихся заключить какую-то сделку, и ещё один вампир, сидевший в дальнем от меня углу и немигающее смотря на меня. Скосив на него глаза, я внутренне подобралась (так, на всякий случай) и продолжила осмотр помещения.
  Судя по доносившимся ароматам, здесь работал прекрасный повар, да и хозяин явно привык делать свою работу хорошо и также хорошо контролировать работающих на него - в зале было чисто и даже уютно. Поэтому я ничуть не удивилась, когда заметила прибывающих посетителей. Обратив внимание на внешность вампиров, отметила, что она у них диаметрально противоположная. Словно это не одна раса, а две разные. Хотя, может быть, в каком то смысле это и было так.
  Те, кто, как я думаю, относились к кровопийцам, имели тёмные волосы, чёрные глаза и бледную кожу. Те, которые назывались энергетическими вампирами, наоборот, выделялись ровным загаром, светлой или рыжеватой шевелюрой и глазами всех оттенков синего. Такой контраст поначалу сбивал с толку, но уже через несколько минут я попривыкла. Кстати, у того вампира, что всё также не отрывал от меня взгляд, были тёмные волосы и тёмные глаза, и понять, что он хочет, было не так сложно.
  Вернулись ребята, и мы сразу заказали себе плотный ужин. Дар и Ян решили взять и по кружке пива, я же предпочла молоко, как и Саф. Еда тут оказалась восхитительной не только на запах, но и на вкус, и пока на столе не остались лишь пустые тарелки, мы не сдвинулись с места.
   - Что дальше делаем? - прислонившись спиной к стене, поинтересовался Ян у Дара.
   - Отдыхаем, - лениво ответил тот.
   - Как вы думаете, долго ещё тот вампир будет на меня смотреть? - словно бы невзначай поправляя волосы, тихо спросила я. - Что ему нужно?
   - Не знаю, - всё также лениво скосив взгляд в сторону кровопийцы, Дар немного прогнулся в пояснице.
   - Ой, я забыла забрать кое-то из чересседельных сумок, - громче, чем требовалось, 'вспомнила' я, и под едва слышные фырканья ребят выпорхнула из-за стола. Ну да, идея не гениальная, но лично я хочу нормально выспаться ночью, а не ожидать удара в спину.
  Выйдя из гостиницы, я заметила, что вечер уже полностью вступил в свои права, а небольшая площадь перед зданием была заполнена прогуливающимися вампирами обоих полов. На меня они хоть и обращали внимание, но не пытались подойти. Я, в свою очередь, тоже старалась никого не разглядывать, вспомнив наказания Дара (хм, тогда что же тут делаю, а?) и вроде как пошла в конюшню. Вот только стоило мне сделать несколько шагов, как вкрадчивы голос за спиной прошептал:
   - И не страшно такой красивой девушке ходить по улице, полной вампиров? Одной, без спутников, - вампир, поддавшийся на мою уловку и вышедший следом из гостиницы, стоял очень близко, так, что между нами едва можно было просунуть руку. Едва сдержавшись, чтоб не поморщиться от исходившего от него запаха, я чуть отступила (идея, если честно, уже не казалась столь блестящей) и сделала взгляд наивным.
   - Разве мне что-то угрожает?
   - Красивой молодой девушке всегда что-то угрожает, - неопределённо высказался вампир, снова сокращая расстояние между нами.
   - Эй, Зубавичус, что это ты там делаешь? - раздался справа от нас новый голос, и, скосив глаза, увидела наряд стражников и высокого светловолосого вампира, шедшего рядом с ними.
   - С девушкой знакомлюсь, разве это запрещено? - вопросом на вопрос ответил мой 'собеседник', даже не соизволив повернуть голову, а всё также продолжая наступать на меня.
   - У этой девушки уже есть молодой человек, - ровным голосом просветил его Дар, появляясь словно ниоткуда и ловко вклиниваясь между мной и вампиром так, что тот едва ли не чмокнул его в нос. Отступив на шаг, вампир чуть досадливо скривил губы.
   - Это легко можно исправить, - враждебно сказал он, и я тут же вспомнила слова Дара о том, что вампиры - отменные мечники и испугалась. Нет, я не хочу его потерять! Не хочу!
  Но едва я открыла было рот, чтобы высказаться по этому поводу, как внезапно рядом с нами открылся бело-золотой портал и из него на каменную мостовую площади шагнула мама, оценив разом всю картину и чуть иронично усмехнувшись.
   - О, как замечательно, клиент на месте и бегать искать не надо.
   - Леди Тарика, - Дар почтительно склонил перед мамой голову.
   - Не волнуйся, Дар, а лучше присмотри за Нари. Кажется, моя дочь совсем разболелась, - мама на секунду посмотрела на меня, а затем снова перевела взгляд на вампира, стоящего перед Даром и округлившимися глазами смотревшего на маму. - А вот ты мне и нужен.
   - Леди, простите, но по какому праву вы распоряжаетесь моими подданными? - негромко задал вопрос тот самый светловолосый вампир, пришедший вместе со стражниками, и до меня запоздало дошло, что алую мантия вряд ли будет носить рядовой вампир. Выходит, это и есть Мастер вампиров?
   - По праву, данному Творцом и силой, данной от рождения, - непривычно равнодушно сказала мама и на секунду на площади проявился образ, которым в большинстве стран и большинстве миров представляют Смерть. Толпа ахнула, но уже в следующую секунду пропала и мама, и вампир, по душу которого она приходила.
  В наступившей тишине резко раздался мявк Сафа, сидящего на крыльце гостинице, а затем моё сознание резко завлекло пеленой и я стала падать, смутно ощущая, как кто-то успел подхватить моё тело, не давая соприкоснуться с мостовой. Вот только ничего больше я уже не запомнила.
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"