Севина Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на грани. Часть 4. Глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Семья для оборотней - это больше, чем просто слово. И наши герои в этом убедятся. Окончание главы от 16 августа.


Глава 12 (28). Род

  
  
  
   Под раздавшиеся звуки флейты и позже вступившей скрипки (уголок музыкантов находился рядом со стойкой, то есть теоретически в самом безопасном месте - вряд ли хозяин одобрит покушения на свои запасы) в центре зала начал танцевать один из посетителей. На него никто бы не обратил внимания, если бы не комплекция. Мужчина был словно старший брат трактирщика, даже более дородный. Но при этом он потрясающе легко двигался, ритмично, тонко чувствуя музыку, и через некоторое время я подловила себя на том, что сижу, покачиваясь и подражая. Да и не только я, весь трактир наблюдал за этим представлением, словно заворожённый. И не удивительно, что уже через несколько минут несколько парней разного возраста вышли и стали танцевать вместе с толстячком, и составляли довольно колоритный ансамбль. Затем те же парни стали приглашать на танец дам и девушек, чьи кавалеры отказывались участвовать во всём этом. Один из этих молодых людей подошёл и ко мне, но я лишь мило улыбнулась и отказалась, а мои мужчины лишь подтвердили сей факт.
   Музыка то меняла своё звучание, то снова возвращалась к истокам. Вступали другие инструменты, но ведущую роль играли флейта и скрипка. Видя, что моя обида так до конца и не прошла, Дар помялся (да, Ваше Высочество, это вам не придворные танцы) и предложил:
   - Сиятельная госпожа, могу ли я загладить свою вину пред вами, пригласив на этот божественный танец?
   - Брат, ты не дома, будь проще, - засмеялся Ян. - Подхватил, закружил, чтоб и пикнуть не успела.
   И продемонстрировал нам, как это, стремительно повернувшись к девушке из соседнего столика, сидевшей с невзрачного вида мужчинкой, как морковку из грядки выдернул её из-за столика, подхватил и тут же пустился с ней в пляс, благо музыканты как раз заиграли ригодон. Её кавалер, что остался за пустым столом, только успел удивлённо распахнуть глаза, тогда как брат уже вовсю старался развлечь свою даму, и её смех мы слышали даже сквозь музыку.
   - Вот так надо, малыш, учись, - подначил Дара дядя Карад.
   Но я не стала дожидаться, пока Дар научится. Поэтому, схватив его за руки, потянула к танцующим, встав в круг, и тут же всё закружилось, завертелось. Хлопнуть в ладоши, притопнуть ногой, повернуться, подпрыгнуть, снова топнуть ногой, улыбнуться партнёру, сделать вид, что сбегаешь от него, чтобы тут же оказаться возвращённой в круг. Обнять, обидеться, помириться, снова хлопать и топать, водить хороводы, миловаться - ох и затейным вышел этот танец. Волосы парней слегка растрепались, девушки раскраснелись, но никто не остался равнодушным. А когда мелодия оборвалась, подойдя к своему завершению, кавалеры успели поймать своих дам и расцеловать туда, куда хватило смелости - в щёчку, в шейку или в губы. И прошу заметить, пощечин не получил никто.
   Вернувшись за свой столик, причём Ян вежливо вернул свою партнёршу туда, откуда взял, мы заказали ещё по кружке прохладного пива и неспешно выпили его. Приятная атмосфера в трактире вовсю поддерживалась его хозяином, сыпавшем шутки при каждом новом заказе, а уж как аппетитно крутили попками разносчицы - Ян от них глаз не мог оторвать. Я в шутку предложила дяде Караду женить его поскорей, на что дядя посетовал, что давно хочет, но вот сынок противится. Сам же Ян так обижено посмотрел на меня, словно я предложила не жениться, а отобрала конфетку у ребёнка. Забавный он иногда.
   После двух кружек пива я лишь слегка захмелела, тогда как мои мужчины вообще остались трезвы. Расплатившись, неспешным шагом прошлись по ночным улицам этого незнакомого городка, прямо у самых дверях постоялого двора встретившись с мамой, тоже нагулявшейся и довольной. Поинтересовалась у неё, много ли душ успела забрать за вечер, но получила лишь загадочную улыбку. И решив не забивать себе голову ерундой, направилась спать.
   На следующий день мы выспались, плотно поели, набрали еды в дорогу и только потом выехали из города. До места проживания Рода Карди нам предстояло ехать шесть дней по бездорожью, держась справа от реки Манефы, спускающейся с Горного кряжа и проходящей практически через всю Веранодеру. Так мы и ехали, останавливаясь когда на пологих берегах реки, пользуясь её дарами, а когда под сенью лесов, перекидываясь и охотясь. На четвёртый день дядя Карад строго-настрого запретил нам перекидываться и охотится, да мы и сами понимали, чувствуя всё усиливающийся запах стаи, на территорию которой мы въехали. Ещё два дня нас аккуратно будут вести, но не нападут - волки чувствуют сородичей, а запахи мамы и Дара будут их нервировать. Говорить с гостями может лишь глава - таково правило стаи, не нарушаемое со времён заветов бога, и лишь с позволения главы стая принимает гостей. Или обретает врагов.
   Утром шестого дня мы выехали на первую границу, охраняемую пятёркой оборотней. Четверо из них так и остались в волчьей ипостаси, тогда как старший, оценив наше терпеливое ожидание, перекинулся в статного, красивого молодого мужчину немногим старше Яна, с буйной гривой тёмно-каштановых волос, капельку любопытным взглядом тёмно-карих глаз и делано-невозмутимым лицом.
   - Добрый день, - он резким кивком головы обозначил приветствие. - Я Канриф, страж границы Рода Эр'Нариссарад Ран'Карди. Приветствую вас, семья.
   - Добрый день, - немного растеряно ответил на приветствие дядя. - Вы ошибаетесь, называя нас вашей семьёй. Мы отречённые. И всё же я хочу надеяться, что этот статус не станет помехой в нашей встрече с главой.
   - Это вы ошибаетесь, считая себя теми, кем не являетесь. Я вижу связи, и ваша связь с Родом не прервана. Если вы не верите мне, спросите главу, он не станет врать, - по-прежнему невозмутимо сказал страж.
   - Канриф, простите моё любопытство, но что вы имеете в виду под тем, что видите связи? - вмешался в разговор Ян.
   - Я маг, один из сильнейших в стае, я вижу родственные связи наших собратьев, или сильные привязанности, почти ставшие полноценной связью. В вас я вижу и то, и другое, потому и не запрещаю въезд людей на территорию Рода.
   - Мы можем проезжать? - уточнил дядя Карад.
   - Вы контролируете малышку? - спросил страж, посмотрев на меня и подмигнув, как какой-то пятилетке.
   - Малышка сама себя контролирует. Но ответ на ваш вопрос положительный, - спокойно ответил дядя.
   - Тогда добро пожаловать на земли Рода Эр'Нариссарад Ран'Карди, - Канриф никак не выдал своё удивление таким ответом, склонил голову и отошёл с нашего пути, давая возможность понукнуть коней.
   Когда мы отъехали достаточно далеко, я задала вопрос, вертевшийся в голове:
   - Дядя Карад, а почему страж именовал Род полным именем? Ты ведь говорил, что имя давно сократилось до простого Карди.
   - Да, сократилось. Я не знаю, Нари. Могу только предположить, но думаю, узнать сможем довольно скоро.
   Дядя прав, ведь по большому счёту до города оборотней осталось меньше дня пути. Поначалу мы хотели ехать без остановок, но Ян хмуро напомнил, что вопреки сказанному стражем мы не можем знать, какой приём нас ожидает, а потому лучше не лишать себя еды и отдыха.
   То, что теперь ехали по землям стаи, не изменило их внешний вид. Проще говоря, как было бездорожье, так и осталось. На удивление, вокруг было много зверья, словно рядом с ними не живут хищники. Самих волков видели лишь мельком, они не приближались и не чинили препятствий на нашем пути. Можно подумать, что нас игнорируют, но мы прекрасно знали, что это не так - безопасность семьи превыше всего.
   Мы сделали только две короткие остановки, давая отдых лошадям, сами же молчали, или говорили на нейтральные темы. Дядя Карад, казалось, мрачнел с каждым пройденным километром, да и привычно шумный Ян стал абсолютно незаметным, напряжённым, ожидающим. Естественно, мы с мамой и Даром не стремились стать шутами, понимая и молчаливо поддерживая наших близких. Знали, что рано или поздно всему этому настанет конец, приведя за собой определённость.
   Не удивительно, что в таком задумчиво-разобщённом состоянии пропустили появление делегации Истинных, встречающих нас при въезде в город волков.
   - Приветствуем вас в лоне Рода, - произнёс ритуальную фразу альфа, стоящий в центре встречающей делегации. Я его не знала, но судя по тому, как дядя Карад чуть расслабил напряжённые плечи он его знал и довольно неплохо.
   - Да будет дорога вашей жизни лёгкой и счастливой, - дополнил приветствие второй альфа, стоящий слева от первого.
   - И да не отвернется от детей своих Мидос. И да продлит он жизненные силы Главы нашего Рода, - закончил взаимное приветствие дядя, позже пояснив, что так встречают тех, кто надолго уезжал и наконец-то вернулся.
   - С возвращением в семью, - сказал первый альфа, и не знаю, кто как, а я точно видела, что его глаза улыбались.
  Оба они, стоящие впереди группы, выделялись по сравнению с тремя остальными и ростом (на полголовы выше как их, так и дяди Карада) и могучим телосложением. Но если отбросить детали, то по одному взгляду на их группку сразу становилась понятна принадлежность одной семье: тёмные, от каштанового до черного цвета волосы, карие глаза, ни грамма лишнего жира в подтянутых телах. Моя светловолосая и сероглазая персона выделялась среди них как альбинос среди жителей пустыни, но к чести сородичей они лишь позволили себе несколько любопытных взглядов. Наконец правый альфа нарушил возникшее молчание и представился:
   - Меня зовут Парриш, я командир внутренней охраны города истинных. Мой заместитель Бродерик (второй альфа на звуке своего имени лишь слегка дернул уголком губ). Члены команды: Корбин (крайний слева оборотень кивнул, приветствуя), Финнеус (второй последовал примеру первого) и Кладиус (последний, самый молодой оборотень поздоровался со всеми и подмигнул мне, чем сразу не понравился Дару). Тебя, Карад, я помню, жаль, что виделись мы в последний раз давно. Представишь своих близких?
  Дядя Карад спешился, подавая нам пример, и ответил только тогда, когда все оказались на земле и разница в росте осталась только природной:
   - Мой сын Янникар, моя племянница Нариса, её мать Тарика и жених Нарисы Скандар. - По мере представление мы вежливо кивали, а мамин кивок и вовсе можно назвать условным, но наши встречающие словно и не заметили этого.
   - Мы рады познакомиться с новыми членами стаи, - сказал Бродерик. Его голос был более низким, чем у Парриша, с рычащими нотками. Видимо, этот альфа обладал взрывным темпераментом. - Глава, которому сообщили о вашем прибытии, уже ждёт. Кладиус проводит вас.
   - Не боитесь отпускать отречённых в самое сердце стаи? - поднял бровь дядя.
   - В нашей семье нет отречённых, - отрезал Парриш и, кивнув на прощание, растворился вместе со своей командой среди деревьев.
   - Пойдёмте, осталось совсем немного, - позвал нас Кладиус, ведя под сень деревьев как последнего природного защитного рубежа города оборотней.
  В этом лесу флора росла настолько плотно, что пришлось пробираться гуськом, ведя лошадь в поводу. Иногда доводилось уговаривать коней, что те кустарники, которые они видят перед собой, вполне проходимы и не обижаться на взгляды, в которых явно читалось: 'Хозяева, вы часом не перегрелись, а?'. Тень себя взглядами не утруждал, говоря прямо и всё же, несмотря на все препятствия, мы смогли одолеть этот лес, выйдя на опушку, с которой открывался вид на лоно Рода.
  Равнина, покрытая изумрудной травой, переходящая на севере в часть Горного кряжа. Чуть дальше с гор спускался величественный водопад, перетекая в полноводную реку Манефу, частично протекающую по равнине и уходящую дальше на юго-восток. Поля ближе к реке были вспаханы и засеяны какими-то культурами. Смесив взгляд, увидела, как устроили свой город истинные. По всей равнине были построены одно и двухэтажные дома без намёка на заборы и прочие заграждения. Никакого порядка в строительстве не наблюдалось, ни ровных улочек, ни даже переулков. Город-хаос раскинулся пред нами, но в этом было его особое очарование и шарм.
  К моему большому удивлению оборотней было много, как взрослых, так и детей. И запахи, непривычные и родные, запахи стаи окружили, заставили замереть, принюхаться, едва-едва удерживая контроль над сестрёнкой. Прийти в себя помог окрик дяди, и, помотав головой, я заметила его предостерегающий взгляд и взяла себя в руки, успокаивающе улыбаясь встревоженному Дару. За всем этим мы не заметили, как к нам подошёл паренёк, ещё совсем подросток, и сообщил, что табун лошадей они держат отдельно от города, и что он готов отвести наших коней. Сняв поклажу, передали поводья мальчишке, и исключительно Тень заупрямился, не даваясь в руки чужому оборотню. Лишь мой мягкий приказ заставил коня послушаться.
  Лавируя между домами вслед за нашим проводником, мы шли к дому Главы, вертя головой направо и налево и ловя на себе не менее любопытные взгляды. Запахи, пуще прежнего витавшие вокруг, заставляли Рису рычать и ворочаться, просясь наружу и только мой жёсткий вопрос: 'Хочешь потерять свободу и Дара?' вынудил её присмиреть. То и дело слышались обрывки разговоров, один из которых мы услышали из открытого окна ближайшего дома, и который заставил нас улыбнуться:
   - Мамочка, дай водички, - жалобно просил мать ребёнок.
   - Мамочка, дай булочку, - после удовлетворения первой просьбы попросил он снова.
   - Сейчас уже обедать будем, - отрезала мать.
   - А потом? - деловито уточнил карапуз.
   - А потом ты будешь спать, - с любовью в голосе ответила женщина.
   - А если я не хочу? - судя по интонации, насупился малыш.
   - А по попе? - чуть строже предупредила мать.
   - Понял, - совсем по-взрослому вздохнул ребёнок, чем умилил всю нашу компанию, а я поймала взгляда дяди, направленный на Яна. Видимо, брат тоже устраивал родителям нечто подобное.
  Наконец мы подошли к двухэтажному дому, расположенному ближе к центру города. Постучав, Кладиус просто толкнул дверь и вошёл в дом, поманив нас за собой. На шум, как ни странно, никто не вышел, да и наш проводник и ухом не повёл, а поднялся по крепкой деревянной лестнице на второй этаж и постучал в ближайшую дверь. Получив разрешение войти, оборотень сказал нам подождать, а сам вошёл в кабинет Главы. Чуть позже Кладиус вышел и сообщил, что Глава нас ждёт.
  Зайдя в кабинет, первое, что я почувствовала - сильную ауру вожака, альфы, которому немедленно захотелось подчиниться. Опустившись на одно колено, склонила голову, зная, что дядя и Ян поступили также. Прикосновение альфы отозвалось жаром по коже и теплом в сердце, аура силы и власти перестала так давить, наоборот, окутала, защищая. Рядом с Главой я вмиг почувствовала себя маленькой девочкой под защитой грозного деда, когда точно знаешь, что в обиду тебя не дадут, вытащат из любой передряги, а если и пожурят, то любяще. Альфа приподнял мою голову за подбородок, встречаясь взглядами, а затем ласково улыбнулся и пригласил всех рассаживаться.
  Если бы меня попросили описать Главу моего Рода, то в первую секунду ничего, кроме того, что он сильный волк, я бы не ответила. Лишь когда его аура перестала восприниматься подавляюще, я смогла разглядеть остальное. Высокий мужчина, ещё не старый, а зрелый. Цвет глаз желтовато-коричневый, настоящие волчьи глаза. Буйная грива непокорных чёрных волос, мощное телосложение. Они с дядей Карадом были очень похожи внешне. Видимо, и с младшим братом они внешне схожи. Высокий лоб, чётко очерченные скулы, глубоко посаженные глаза, не крупные нос и чуть полноватые губы над решительным подбородком. Каждые его кулак - как два моих. Несмотря на широкие плечи и рельефность мышц, угадываемых под тонкой рубашкой, он не воспринимался эдаким верзилой, но ему в этом и не было нужды.
   - С возвращение домой, дети! - низким, раскатистым голосом произнес альфа.
  Его голос звучал на удивление мягко, глаза улыбались, да и вся расслабленная поза вожака говорила о том, что он сказал именно то, о чём подумал. Украдкой взглянув на дядю Карада, заметила ошеломлённое выражение его лица. Не менее удивлённым выглядел и Ян. Наверное, выражения их лиц так пришлись по душе Главе, что он рассмеялся, чем и привёл их в чувство.
   - Ну что вы напряглись? - насмешливо поинтересовался он. - Я не кусаюсь.
   - А вдруг вы злой и страшный серый волк? - уточнила я, желая слегка разрядить обстановку и зная, что в силу возраста мне всё равно не попадёт.
   - Серо-бурый, - со смешком поправил мужчина. - Я серо-бурый волк. Но твоя мысль мне нравится.
   - Спасибо, - улыбнулась я, понимая, что если интуиция меня не обманывает, мы вскоре подружимся.
   - Я не понимаю, - напряженным голосом промолвил дядя Карад.
   - Что именно? - добродушно уточнил старший оборотень.
   - Откуда такое радушие к отречённым родственникам?..
   - Кто тебе сказал такую глупость? - с таким скептицизмом вопросил Глава, что даже я озадачилась.
   - От родного отца, - с тонкими язвительными нотками в голосе, но не переступая границ дозволенного высказался дядя. - Разве фразы: 'Я лишаю тебя поддержки Рода. Не сын ты мне больше?' не обозначают отвергание?
   - То, что мой брат с детства был исключением из всех нас, причём исключением со знаком 'минус' я-то знаю, но никогда не думал, что ты в своей обиде на него с такой лёгкостью забудешь всё, что с детства тебе говорили. - Глава перестал насмехаться и ёрничать, и теперь перед нами предстал именно альфа. - Я могу понять Тималия, перед ним я тоже виноват, быть может, даже в большей степени, чем Полдалкар. Потому и его отъезд воспринял как должное, не пытаясь остановить. Но от тебя, Карад, я не ожидал настолько покорного подчинения отцу.
   - Вы сами с младенчества воспитываете в нас подобное поведение, - осторожно заметил Ян.
   - Ты прав, внук. Да и ситуация тогда была напряженная. Но всё-таки не стоило так безоговорочно верить словам моего брата, - пожурил Матевир.
   - Что вы имеете в виду? - не дождавшись этого вопроса от дяди и брата, я задала его сама.
   - Понимаешь, Нариса, по нашим законам чтобы волка выгнать из Рода - для этого он должен совершить по-настоящему страшное преступление. И никогда подобный вопрос не решался одним членом стаи. Только общим собранием. Временное изгнание решается собранием старейшин и альф. Чтобы лишить поддержки Рода и вовсе необходимо проводить специальный ритуал, а в наших летописях указано всего два таких случая, последний проводился более тысячи лет назад. Так что слова, сказанные Полдалкаром в пылу ярости, не имеют под собой реальных оснований.
   - Значит, и дядя Карад и мой отец никогда не оставались без поддержки Рода?
   - Именно так, - просто ответил Глава.
  Дядя Карад, конечно, постарался скрыть эмоции, но злость на себя и на отца была такой сильной, что не получилось у него совладать с собой до конца. Все сделали вид, что ничего не заметили и дядя взял себя в руки.
   - Раз мы разобрались с этим недоразумением (дядя поморщился, а Ян поджал его плечо), то мне бы хотелось услышать рассказ о вашей жизни не в стае, - настоятельно попросил Матевир.
  Вздохнув, дядя Карад стал рассказывать с момента отъезда из Рода. Закончил он на том, что Ян поступил в Университет в Эраде. Дальше брат стал рассказывать о своей учёбе, практике под руководством Наставника, встрече со мной. На этом моменте Глава попросил пояснить дядю, почему я жила отдельно. В разговор вмешалась мама, не раскрывая своего 'я' пояснила всю причинно-следственную связь моей ситуации, ну а дальше дядя Карад, опустив подробности нашей с ним первой встречи, поведал об обучении. Закончили мы рассказ на моменте знакомства с Даром, переиначив наши поиски по Альтору в путешествие по миру.
   - Не соврали, но недоговорили многое, - проницательно подметил Глава.- Например, окрас волчицы Нарисы. Я ведь всё равно узнаю. А ещё хотелось бы узнать у тебя, Карад, почему я чувствую сильную связь между этим ребёнком (мягкий взгляд на меня) и этим человеком (острый взгляд в сторону Дара).
   - Я не ребёнок! - возмутилась я.
   - Я не человек, - невозмутимо сказал любимый, сведя на нет всю нашу конспирацию.
   - Как интересно... - довольно промурлыкал Матевир. - Рассказывайте до конца.
  Переглянувшись друг с другом, не нашли выхода кроме как рассказать Главе большую часть из умолченного. Выслушав, тот помолчал, а затем с интересом посмотрел на Дара.
   - Айран. Забавно. В наших хрониках есть упоминание о вас, ведь когда-то эта раса населяла западный материк мира до его исчезновения. Бытовало мнение, что они могли летать, а ещё были прекрасными мечниками. А вы?
   - Полностью соответствую воспоминаниям ваших предков, - с лёгкой полуулыбкой на губах заверил Дар Матевира.
   - Кроме цвета волос, - заметил дядя.
   - Конечно, кровь отца в этом отношении оказалась сильнее, - ничуть не смутился парень. - К тому же я не стыжусь того, что являюсь полукровкой. Родители наделили лучшими качествами обеих рас, за что им огромное спасибо.
   - Не откажите старику в дружеском поединке, молодой человек? - немного насмешливо спросил Матевир.
   - С удовольствием, - улыбнулся Дар.
   - И всё-таки я не услышал ответ на свой вопрос, - напомнил Глава и, увидев четыре пары невинных глаз, не поленился повторить: - Какой окрас волка у Нарисы?
   - Чёрно-серебристая волчица, - сдался дядя Карад.
  При этом признании я заметила, как вспыхнули радостью глаза Матевира, на губах заблуждала предвкушающая улыбка и что-то мне стало не по себе.
   - Или я выйду замуж за Дара или не выйду вообще ни за кого, - на всякий случай выдвинула ультиматум.
   - В нашей семье не принято выдавать замуж или женить насильно, - отрезал Глава, и у меня даже возникла мысль извиниться. - Мы любим лишь раз в жизни и только с любимыми можем создать пару на всю жизнь. К тому же, малышка, тебе рано думать о браке.
   - Я уже взрослая, - хотелось надуться, но это бы выглядело в глазах Матевира полным ребячеством, потому просто вздёрнула подбородок и упрямо посмотрела на него.
   - Ох, вся в отца, - беззлобно фыркнул он.
   - Нариса рано повзрослела, - прояснил ситуацию дядя Карад. - И это сказалось на её обороте. Племянница с первых дней прекрасно себя контролировала, быстро нашла общий язык с волчицей и насколько я знаю, за два года, прошедших с момента оборота, у неё был только один срыв, вылившийся, в общем-то, в истерику и не принесший отрицательных последствий. Как я помню, Тималий тоже жаловался, что наши ограничения устарели, и молодняк может быстрее приходить к взаимопонимаю со своим волком.
   - Ты ведь понимаешь, что наши традиции формировались веками, веками подбирался возраст второго совершеннолетия, проводились ритуалы, призванные показать уровень взаимодействия двух сущностей и закрепить связь со своим братом или сестрой, - спокойно сказал Глава, переводя внимательный взгляд с меня на дядю и обратно. - Давайте поступим следующим образом. Вы отдохнёте после дороги, пообщаетесь с сородичами, а я за это время поговорю с нашими магами о лучшем времени проведения ритуалов для Нарисы. А там видно будет.
   - Но мы же... - вскинулась я, собираясь напомнить о первостепенной причине приезда в стаю, но Ян меня оборвал:
   - Потом. То, на что указал Глава, важно, важно для вас с Рисой в первую очередь. Всё остальное подождёт.
   - Какие у вас приняты ограничения по магии? - задала вопрос мама, отвлекая меня от резкого тона брата.
   - Никаких, если в процессе не приносится вред кому-либо из семьи. Ещё маги могут поинтересоваться, для чего именно проводите то или иное магическое действие - советую ответить. А в целом ограничений нет, - пояснил Матевир, со скрытой надеждой в глазах смотря на нас с братом.
   - Хорошо.
   - Карад, ты по-прежнему можешь обращаться ко мне по имени, - неожиданно для всех добавил старший оборотень. - Нариса, Янникар, если хотите, зовите дедом или по имени. Скандар, Тарика, не являющиеся семьёй обращаются ко мне Глава Матевир.
   - Хорошо, - коротко кивнул Дар.
  Мама промолчала, но по искрам в глазах и едва заметной усмешке стало понятно, что вскоре Главе предстоит обращаться к ней уважительно, а она ещё подумает, как на него реагировать.
   - А где нам можно пожить, пока мы гостим в стае? - спросила я, подняв выразительные глазки на мужчину и похлопав ресницами. - Деда?
   - Хм, - откашлялся он под приглушённые смешки остальных. - Хочу напомнить, что вы не в гостях, а дома. Моё жильё вас устроит?
   - Здесь? Но мы никого внизу не встретили, - озадачилась я.
   - Моя жена скоро вернётся и разместит всех вас. Кстати, карад, твои сестры и мама будут рады видеть тебя и твою семью, а вот с отцом по возможности не конфликтуй. Твоя мать вот уже шестьдесят лет с ним не разговаривает, с тех самых пор, как он фактически поспособствовал твоему отъезду.
   - Я постараюсь, - после паузы пообещал дядя Карад.
   - Постарайся, - подбодрил его Глава, помолчал, а после, обведя нас отеческим взглядом, добавил: - Семья - это семья, дети, стая, и никого ближе семьи у нас нет и быть не может. Запомните это. Пойдёмте, поздороваетесь с моей Златославой и будете обустраиваться.
  Матевир вышел из-за своего рабочего стола, обошёл его и первым направился к выходу из кабинета. Распахнув дверь, он застыл, неотрывно смотря на стоящего перед ним оборотня. Схожесть меж ними была очевидной. И сиплый возглас за моей спиной, вырвавшийся у дяди Карада, подтвердил моё предположения касательно личности мужчины:
   - Отец?!
   - Что он здесь делает? - грубо бросил Полдалкар, смотря только на брата, словно нас вообще не существовало.
   - Сядь и подожди меня, - приказал Матевир и пропустил Полдалкара в кабинет (мы специально расступились, а у мамы на лице проявилась брезгливая гримаса).
  Спустившись на первый этаж, вслед за Главой прошли в кухню, неожиданно просторную для, казалось бы, не слишком большого дома. Там обнаружилась миловидная полноватая женщина с вьющимися, каштанового цвета, волосами, со светло-карими глазами и пухлыми губами, одетая в домашнее платье в большими накладными карманами. При виде мужа она улыбнулась, но вдруг её глаза расширились, женщина всплеснула руками и выдохнула:
   - Карад, мальчик мой, ты ли это?
   - Я, тётушка Злата, - улыбнулся дядя и тут же попал в крепкие объятия женщины.
   - Ну-ну, милая, успеешь ещё затискать Кара, да и не его одного, - усмехнулся Матевир. - Ко мне Полдалкар пришёл, разместишь семью, хорошо, а я пока с братом пообщаюсь.
   - Конечно, - отпустив, наконец, давно не виденного племянника, отозвала его жена, и когда супруг ушёл. Повернулась ко всем нам: - Ну что, дорогие мои, давайте познакомимся. Златослава. Жена Главы клана Карди, для Кара тётушка, для молодёжи бабушка.
  Мы представились, а мама поинтересовалась, можно ли ей называть женщину просто по имени, и та хоть и удивилась, но разрешила. А ещё потискала нас с Яном, как, пусть и двоюродных, но внуков. Показывая нам дом, бабушка отвечала на вопросы дяди о своих сыновьях, их семьях, о всех изменениях в стае. Последних, к слову, было не много.
   - Мы сейчас в доме одни с Мате живём, так что места у нас достаточно. Вот эта и следующая комнаты подойдут вам, Нариса и Тарика. Располагайтесь, если что, не стесняйтесь и обращайтесь, - показала нам направление бабушка.
  Комната, которую мне предоставили, была похожа на ту, в которой я жила у дяди с тётей. Полуторная кровать, застелённая флисовым покрывалом, овальный ковёр на полу, шкаф для одежды, комод для постельного белья. Развесив вещи в шкафу, кинула на себя очищающее заклинание, избавляясь от пота, своего и лошадиного. Почистив одежду заклинанием, осталась в рубашке с закатанными рукавами, штанах и сапогах, раз их не заставили снять, а также оставила на себе малое количество оружия и не отложила мечи. Затем подумала и позвала:
   - Ян?
   - М-м-м?
   - Если я буду ходить с мечами в доме, не нарушу ли какие-нибудь законы стаи?
   - Нет, всего лишь продемонстрируешь недоверие к хозяевам дома, - мысленный голос брата звучал как-то сдавленно, надрывно. Что он делает в своей комнате, мебель перетаскивает?
   - Не угадала, пытаюсь влезть под кровать и достать из-под неё закатившуюся звёздочку, - сдавленно пробурчал брат. Видимо. Моя последняя мысль была уж очень громкой. - Ай! Зараза!
   - Достал?
   - Нет, плечо оцарапал только.
   - Помочь? - предложила я.
   - Помочь, - со вздохом признал Ян.
   - Какая из комнат твоя? - всё ещё мысленно поинтересовалась я, выходя в коридор.
   - Эта, - открыв дверь, брат всунул голову и кивнул мне.
  Обстановка в его комнате повторяла мою, и, втиснувшись в узкую щель между кроватью и полом, я вытащила искомую звёздочку. Отдав брату его имущество, отряхнулась от приставшей пыли и услышала зов Дара:
   - Нари, ты где?
   - В комнате Яна, - послала мысль.
   - Дар зовёт? - спросил брат, заметив мою отрешённую от реальности физиономию.
   - Да, спрашивал, где я.
  Раздавшийся стук в дверь возвестил о приходе предмета нашего разговора.
   - Входи, Дар, - хором позвали мы друга.
   - Ребята, как думаете, где у них тут ванная? - спросил варн, входя в комнату.
   - Думаю, стоит спросить у бабушки Златы, но вряд ли стоит рассчитывать на привычные тебе условия, - ответил Ян.
   - Зачем гадать, если можно пойти и спросить? - резонно заметила я.
  Войдя в кухню, мы застали бабушку Злату за приготовлением ужина и разговором с дядей Карадом. На наш вопрос был дан вполне ожидаемый ответ:
   - Удобства, ребятки, за домом. Умыться можно в колодце во дворе. А купаться мы ходим в баньку. Как заведено - одну на пять домов. Вот завтра и пойдём.
   - Ясно, - кивнул Дар.
  Да, про водопровод тут и не слышали.
  Сходив во двор умыться (очищающее очищающим, но нет ничего лучше холодной колодезной воды), заметили любопытные взгляды проходящих мимо оборотней, но никто из них близко не подошёл. Вернулись на кухню и привычно предложили (мы с Яном, естественно) бабушке свою помощь в приготовлении ужина. Не став отказываться, она раздала указания, и под завязавшуюся непринуждённую беседу, в ходе которой мы узнали много интересного о детстве дяди Карада, отца, их сестёр, об их матери, нашей с Яном бабушки. Умело обходя острые углы разговора, бабушка Злата ловко расспросила дядю о жизни вне стаи, а затем, когда он закончил, сообщила, что на ужин к нам придут её с Матевиром сыновья. Альфы, как и их отец.
   - Спасибо, что не собрали всю семью сразу, - проворчал дядя Карад, но было видно, что он нисколько не злится, даже наоборот. Значит, с двоюродными братьями у него были хорошие отношения.
  Вскоре мы услышали, как хлопнула входная дверь, после чего в кухню вошёл Матевир и, оглядев накрытый стол, подивился:
   - Ну вы и молодцы, так быстро всё приговили.
  О брате ему, видимо. Говорить не хотелось. Да и мы не спешили расспрашивать.
  Когда подошли сыновья Главы, дядя Карад снова попал в крепкие объятия, братские. Наобнимавшись и нахлопавшись друг друга по спине, мужчины перевели взгляды на нас (мама спустилась буквально за минуту до их прихода). Дед Матевир с заслуженной гордостью в голосе поспешил представить нам сыновей:
   - Это Нирсгант (видимо, старший сын, более молодая копия отца) и Фарташ (младший, похожий и на мать, и на отца). Двоюродные братья Кара и ваши, Янникар и Нариса, дяди.
  Перезнакомившись и пожав друг другу руки, мы сели за стол и отдали должное приготовленной еде. За столом текла лёгкая беседа, в которой участвовали старшие оборотни, а мы вчетвером лишь прислушивались. И только когда закончили кушать, вымыли посуду и все перебрались в гостиную, устроившись в креслах или на мягком ковре (это мы с Яном и Даром), Глава посмотрел на дядю Карада:
   - Рассказывай, племянник.
   - Что именно? - выгнул бровь дядя, окончательно успокоившийся, а потому вернувший себе хорошее настроение.
   - Причину своего приезда в стаю, - не поведшийся на непонимание дяди, настаивал Глава. - Без серьёзной причины ты вряд ли бы вернулся, и в этом ты похож на отца.
   - Не сравнивай меня с ним, - огрызнулся дядя.
   - Хорошо, - просто сказал дед.
   - Отец, оставь его, - вмешался дядя Нирс. - Думаю, Кару нужно дать время. К тому же ты сам прекрасно знаешь, что нужно сделать впервую очередь.
   - Да, ритуалы, - согласно кивнул Матевир. - Жаль, Strioleret нет.
   - Ты знаешь волю Кагара, дядя, - устало вздохнул, словно эту тему обсуждали много раз.
   - Кагар, наш далёкий предок, повелел хранить свою книгу созданных им заклинаний у его прямых потомков, - пояснил дед на наши с ребятами озадаченные взгляды. А поскольку предок был чёрно-серебристым волком, то Strioleret передавали от одного чёрно-серебристого другому. Из семьи книга никогда не вывозилась, до тех пор, пока из стаи не уехал Тим - последний хранитель книги.
   - И как же Strioleret может помочь? - спросила я.
   - В ней есть описание ритуала ввода в Род для взрослого родича, который по каким-либо причинам воспитывался не в стае. Дело в том, что по традиции ритуал принятия в Род проводится на двадцать первый день от рождения малыша. Тогда его личная магия плотно вливается в общую магию и энергетику Рода, и когда детская способность к обороту исчезает, родовая магия поддерживает ребёнка в этот период, пока его организм не приспособиться к новой реальности. С тобой же всё немного по-другому. Ритуал, описанный в Strioleret, более мягкий и не позволит высвобождаемой родовой магии бездарно пропасть.
   - А как же 'память предков'?
   - Защита, наложенная Кагаром, не позволяет сохранить в 'памяти предков' многие ритуалы, в том числе и этот, - пояснил дед.
   - Наличие книги обязательно? - переглянувшись с дядей Карадом, задала вопрос.
   - А откуда ещё взять слова ритуала? - слегка насмешливо поинтересовался дядя Фарт.
   - Из памяти потомка, - съязвила я и. повернувшись к деду, нормально ответила: - Данные по ритуалу отдавать вам или искать магов?
   - Мне, - сказал он, а затем спохватился: - Нариса, ты маг?
   - Маг, - смысл отпираться в том, что и так понятно.
   - И изучала Strioleret? - чуть наклонился вперёд дядя Нирс.
   - Изучала.
   - Карад? - вопросительно обратился к брату дядя Фарт.
   - Тим оставил Strioleret у меня на хранение, - пояснил им дядя. - Естественно, что Нари получила её для изучения, когда оказалось, что племянница склонна к магии.
   - И ты наизусть помнить нужный нам ритуал? - недоверчиво переспросил дядя Нирс.
   - Конечно, - подтверждающе кивнула я головой.
   - Хорошо, тогда завтра будь добра предоставить мне его, - попросил Глава.
  Я кивнула. Разговор продолжался ещё немного, но хозяева вскоре заметили, что гости выглядят утомлёнными и хорошо бы им дать отдохнуть. Дядя Нирс ещё внёс предложение о завтрашнем знакомстве с их семьями и городом и. заручившись нашим согласием братья откланялись. Дед и бабушка, пожелав нам спокойной ночи, поднялись на второй этаж в свою спальню, а мы вчетвером остались в гостиной. Впрочем, едва стихли шаги старших оборотней, как мама испарилась 'на работу', а Ян, понизив голос, обратился ко мне:
   - Ты действительно помнить этот ритуал?
   - Не помню, конечно, - фыркнула я.
   - Тогда как... - начал было брат, но я его перебила:
   - Я же не сказала, что не знаю, я просто его не помню полностью. Но думаю, Дар сможет мне в этом помочь.
   - Ты уверена? Я ведь могу случайно залезть в другие участки памяти. Это очень тяжело контролировать, - предупредил меня любимый, моментально поняв, о чём я говорю.
   - Я тебе доверяю, - улыбнулась ему.
   - Тогда пойдём в твою комнату, подобные эксперименты лучше проводить в удобном положении. И Ян, тебе понадобятся письменные принадлежности, будешь записывать то, что я буду говорить, читая из памяти Нари.
  В комнате Дар попросил меня лечь на кровать и принять удобную позу, расслабиться и пока не думать ни о чём. Дождавшись пока Ян вернётся и устроиться, Дар попросил меня стараться представить страницу в книге с нужным нам текстом, а когда почувствую его вторжение, не выталкивать, а наоборот попытаться не напрягаться и впустить. За испытываемые ощущения он поручиться не мог.
  Усердно выполняя указания Дара, я почувствовала вначале лёгкое давление в голове, а затем секундную острую боль, сменившуюся яркой картинкой Strioleret у меня в руках, переворачиваемую страницу и замысловатую вязь заклинания, написанного Кагаром. Дар стал зачитывать слова, а я с интересом наблюдала, как золотились прочитанные строчки. Так засмотрелась, что едва не помешала Дару, но смогла восстановить контроль над собственным сознанием, противящимся такому вторжению.
  Когда мы закончили, и Дар осторожно покинул мою голову, честно стараясь не видеть лишнего, ощутила себя немного устало, а варн и вовсе выглядел взмокшим. Ян, записавший всё под диктовку, задумчиво сказал:
   - Интересный ритуал, но требующий определённых условий. - брат отнёс лист пергамента, на котором писал, на широкий подоконник. - Вот, отдашь завтра деду.
   - Спасибо, Ян, - поблагодарила я его.
   - Друг, а ты спать не хочешь? - намекнул моему брату Дар, кидая на себя очищающее.
   - Заглушку поставить не забудьте, - ехидно сказал Ян. - Лично мне хочется выспаться, не слыша лишних звуков.
   - Иди уже спать, сурок, - ласково пошутила я, и брат, подмигнув нам обоим и пожелав неспокойной ночи, ушёл к себе.
  Естественно, 'полог тишины' мы поставили в первую очередь.
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"