Подплутова Елена Владимировна: другие произведения.

Стихийники. Глава 16

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Персонаж Шэльха Бездорожная принадлежит Шене (Марии Чернокрылой), её же и выбор репертуара для этого барда. Все претензии тоже к ней) Песня "Доброе утро" включена с подачи Ольги Крайновой. Спасибо, родная) Окончание главы от 11 мая.


Глава 16

  
  
   Amant alterna Camenae
   (Лат. Дословный перевод: Музам приятны перемежающиеся песни)
  
  
   Лекса
  
  
   Через несколько часов меня разбудили крики герольдов и звуки труб, сообщавших о начале игрищ перед Турниром. Участникам на них можно было не являться, но и заснуть под такую какофонию не смог бы и Алекс - тот ещё сурок - так что пришлось подниматься и приводить себя в порядок.
   Что меня радовало в статусе мага - это возможность девушке надеть штаны тогда, когда воротит от одного вида юбки. Поэтому я остановилась на чёрных брюках с вышивкой и тёмно-синей блузке. Волосы заплела в две косы, уложил их корзинкой. Лёгкий макияж, капля духов - и я нравлюсь сама себе, а ещё готова на подвиги.
   Спустившись на первый этаж, обнаружила, что дяди Эрик и Лавк уже завтракают. Поздоровавшись, заказала у подошедшей разносчицы и себе лёгкий перекус.
   - Милая, как ты себя чувствуешь? - обеспокоено посмотрел на меня дядя Эрик. - Бледновата немного.
   - Нормально, побудка выдалась экстремальной, - хмыкнула я, вопреки вчерашним событиям чувствуя себя полной сил. - Да только смотрю для меня одной.
   - Крис и Риан давно встали, скоро подойдут, - ответил дядя Лавк.
   - Алекс будет с минуты на минуту, - уверенно сказал дядя Эрик.
   - Откуда знаете?
   - Я всех своих детей чувствую, тем более на таком небольшом расстоянии, - усмехнулся он.
   - Попалась, красавица! - неожиданно подхватили меня сзади чьи-то руки, и я ойкнула.
   - Крис, немедленно поставь Лексу на пол и садись завтракать, - строго выговорил сыну дядя Лавк, и тот немедленно подчинился, бережно усадив меня на стул и сев рядом.
   - Доброе утро, сестрёнка, - воспитанно поздоровался со мной Риан, опустившись на соседний стул.
   - Доброе утро, мальчики, - кинув выразительный взгляд на Криса. Абсолютно проигнорированный им, откликнулась я.
   - Доброе утро, товарищи отдыхающие! - бодро гаркнул Алекс, вырастая из-за спины, отчего я вздрогнула. Да что за утро такое?!
   - Я смотрю, вопреки вчерашним событиям ты полон сил, - заметил Риан, наблюдая, как Алекс и пришедшие с ним Ника и Кэм рассаживаются на оставшиеся места за столом.
   - А что произошло вчера? - полюбопытствовала Ника.
   - Да, у меня возникает ощущение, что вас четверых никуда отпускать нельзя, обязательно найдёте приключения на свои души, - добавил Кэм.
   - Мы не виноваты, это стечение обстоятельств, - невозмутимо отбрил брат и добавил, обращаясь к Риану: - Ты знаешь, правда прекрасно себя чувствую, и энергии хоть отбавляй.
   - Ну и замечательно, - подытожил разговор дядя Лавк. - Давайте завтракайте и пора идти на Турнир, посмотрим на ваших конкурентов.
   - А всё-таки жаль, что вы с дядей Эриком не поёте, - невинно заметила я.
   - Это не для нас, - похлопав по спине подавившегося демона, ответил старший вампир под хохот Криса и Риана.
   - Жаль, - повторила, обворожительно улыбнувшись на два опешивших взгляда.
   Завтрак определённо удался.
  
   Я родилась и выросла в многомиллионном городе, но, выйдя сегодня из гостиницы, мягко говоря, удивилась, заметив толпу, направляющуюся в центр Торгового квартала. Людское (и не только) море колыхалось, вскрикивало, смеялось, создавая в купе с общегородскими звуками непередаваемую какофонию. Магистры Марек и Отек давали последние указания студентам, особенно в плане поведения в толпе, когда легко можно потеряться, но звуки, раздававшиеся вдали, манили так, что большинство в слова магистров не вслушивались. Осознав это, маги постарались придать нашему стаду видимость порядка, но в общем безумии это не очень получалось.
   Переглянувшись, старшие демон и вампир вклинились в толпу, немедленно образовавшую достаточно свободного пространства - улыбка дяди Эрика и дяди Лавка порой творят чудеса. Следом за ними, крепко держа меня за руку, направился Риан, за нами - Крис и Алекс, Ника и Кэм, а дальше все остальные студенты и магистры. Вокруг нас царила праздничная атмосфера, отдельные группки жителей даже напевали что-то себе под нос. И чем ближе мы подходили к центральной площади, тем масштабнее становилось веселье.
  Вчера я особо не обратила внимание, а вот сегодня с любопытством рассматривала ряды палаток со всякими разными забавными вещами. Магистры, видя острое желание в глазах студентов, разрешили посмотреть, то есть потратить стипендию. Нас с Алексом тоже было интересно, и в сопровождении Криса и Риана мы подошли ближе.
  В каких-то палатках продавались сувениры, в большинства своём представленные фигурками прославленных воинов. Мальчишки, окружившие лотки, то и дело восклицали: 'Ой, это же Ратмир - лучник!', 'А это Загур - молот, вот бы и мне так уметь!', или 'Смотрите, Демен - богатырь, такая редкость, беру'. В других - посуда с изображением Школы воинского искусства или королевского дворца (Крис по секрету шепнул, что с первой расходилось куда активнее). Особым восторгом пользовались лотки с оружием, но ребята нас туда не пустили, заверив, что ничего стоящего всё равно не найти.
  Много палаток предлагали игру в шахматы, и желающих показать своё мастерство хватало. Даже ставки делали. В других можно было увидеть трик-трак (нарды), или как сказал Риан, здесь эту игру называли 'таблички'. Азартной игрой считались кости, и мужики играли в неё повсеместно, правда, молодежь не подпускали, так что студентом ничего не оставалось, как идти искать приключений дальше.
  Ещё я увидела игру, похожую на наши шашки, только называлась она 'Лиса и Гуси'. Одна лиса (одна фишка) и много гусей (остальные фишки). Очень интересно было наблюдать не столько за ходами противников (не слишком то и отличается от наших шашек), сколько за попытками самих игроков всячески друг друга отвлекать, дабы допустить ошибку.
  Молодежь предпочитала играть на ходулях, соревнуясь, кто быстрее добежит до определённой черты. Поскольку толпа людей была достаточно плотная, то многие падали и только самые ловкие добирались до финиша.
  А ещё я заметила, кроме карточных палаток, где правила мне были совсем уж не понятны, несколько гадалок, интерес к которым не угасал. Даже некоторые наши студентки соблазнились узнать собственное будущее и, хмыкнув, я указала Крису на них.
   - Только деньги зря выкинут, - презрительно отозвался он и пояснил, заметив мой вопросительный взгляд: - Те, кто на самом деле видят будущее, никогда не опустятся до ярмарочных представлений. Эти же предскажут то, что ждут от них клиенты - любовь, детей, карьеру, удачное замужество. Ничего сверх интересного.
   - А ты когда-нибудь видел настоящего предсказателя? - полюбопытствовала я.
   - Да, - кивнул Крис, но от подробностей воздержался.
  Заметив махнувшего нам Риана, поспешили к нему. Оказывается, пока мы бродили, герольд (то есть главный распорядитель турнира) объявил о первом этапе, обозначенным 'Жизнь и свобода'. Помня, что по правилам турнира выступающий мог исполнить от одной до трёх песен, приготовились лицезреть будущих соперников во всей красе.
  В основном песни были короткими, о странствиях, о дальних странах, или о родном доме, в котором так хорошо живётся. Певцы в большинстве своём предпочитали одну песню, редко кто брался за две. Нам с ребятами предстояло выступать в середине, поэтому мы откровенно скучали, развлекаясь на именах исполнителей, выкрикиваемых герольдом. Не удивительно, что наши простые имена, которыми мы назвались для Турнира (Алекс и Лекса, конечно), крайне удивили регистратора. Но когда слышишь 'Деоддур - Прекрасный голос', 'Мелек Божественный', 'Хателигил - Великий Певец' или 'Диадкисса Великолепная', а видишь перед собой мягко говоря посредственность - это жутко смешно.
  Где-то через тридцать певцов герольд объявил о Шэльхе Бездорожной, и над площадью повисла тишина. На сцену уверенной, но плавной походкой поднялась женщина без возраста очень занимательной внешности. Высокая, худая, в длинной тёмно-зелёной юбке до пола, яркой оранжевой блузке и какой-то невообразимой широкополой шляпе, полностью скрывавшей цвет волос. Всё, что я смогла рассмотреть на её головном уборе - это обилие зелёных листьев и жёлтых цветов, а ещё что-то на самой верхушке, как мне показалось, голова какой-то птицы. Присев на поставленный по её просьбе стул, Шэльха взяла в руки инструмент, очень похожий на нашу с братом гитару, только с чуть длиннее грифом, и запела неожиданно глубоким, бархатным голосом:
  
  А если бы все шаги, что я сделал,
  Превратить каждый в капельку,
  Маленькую капельку.
  
  Если бы все шаги, что он сделал,
  Превратить каждый в капельку,
  Маленькую капельку...
  
  ...то вышло бы море!
  Ибо за моею спиною
  Столько тропинок, попранных моим сапогом.
  Ну а передо мною
  Скатертью стелется мой единственный дом.
  
  И это - дорога, дорога!
  Вперед от порога,
  Следами в пыли измеряя свой путь.
  Дорога, дорога!
  Осталось немного.
  А за горизонтом смогу отдохнуть
  
   - Алекс, ты слышишь? - взволнованная, схватила брата за руку, не отрывая поражённого взгляда от певицы. - Слышишь?
   - Что именно? - озадаченно повернулся ко мне брат, пытаясь чуть ослабить мою хватку. Не вышло.
   - Она поёт Халдейку! - воскликнула я. - Нашу Халдейку, с Земли.
   - Ты серьёзно? - усомнился Алекс. Его можно было понять, именно я предпочитала этого барда.
   - Конечно!
   - Тогда надо будет найти возможность с ней поговорить, - в полголоса сказал брат, и перевёл теперь уже заинтересованный взгляд на сцену, где продолжала петь о свободе женщина.
  
  А если всех девушек, которых я оставил,
  Превратить в кирпичики,
  В красные кирпичи.
  
  Если всех девушек, которых этот гад оставил,
  Превратить в кирпичики,
  Красные кирпичики...
  
  ...то вышел бы город!
  Ибо женскому полу
  На цепь посадить себя я не позволю и впредь.
  Я верен данному слову:
  Только ради единственной я готов умереть.
  
  И ее зовут - дорога, дорога!
  Стройна, длиннонога.
  Следами в пыли измеряя свой путь.
  Дорога, дорога!
  Осталось немного.
  А за горизонтом смогу отдохнуть.
  
  А если сын дьявола однажды ко мне явится
  И предложит золото и женские объятия.
  Если сын дьявола однажды к нему явится
  И предложит золото и наши объятия...
  
  ...то я пошлю его к чёрту!
  
  Она неожиданно сдернула свою шляпу с головы, отбросив в сторону. По ветру растрепались огненные кудри, на миг приоткрыв острые уши, горизонтально отклоненные в стороны.
  
  Там ему самое место.
  Мне же с нечистым дело иметь бесполезно -
  Деньги лишь оттянут мне плечи.
  Так что вместо того, чтобы слушать лукавые речи,
  Я просто...
  
  Отправлюсь в дорогу -
  От дьявола к богу.
  Следами в пыли измеряя свой путь.
  Дорога, дорога!
  Осталось немного.
  А за горизонтом смогу отдохнуть.
  
  Но если сам бог однажды ко мне явится
  И предложит нимб и место настоятеля.
  Если наш приятель с этой должностью справится,
  Возможно с зачислением в ангельскую братию...
  
  ...то я пошлю его тоже!
  Ибо для меня нету бога
  Кроме дороги, кроме дороги!
  Мой бог...
  
  Дорога, дорога!
  Единственный бог мой.
  Следами в пыли измеряя свой путь.
  Дорога, дорога!
  Осталось немного,
  А за горизонтом смогу отдохнуть.
  
  Лишь за горизонтом смогу отдохнуть...[17]
  
  После окончания песни площадь впервые разразилась бурными овациями, а не жалкими хлопками. Сразу стало понятно, как любят Шэльху Бездорожную, как не хотят отпускать, требуя ещё. Но бард в женском обличие лишь улыбнулась, чуть поклонилась в знак благодарность и сошла со сцены.
  К моему удивлению, человеческих исполнителей (не считая студентов) было немного. Хороших - совсем мало, известные менестрели разве что. Ещё несколько вампиров, парочка молодых демонов, и один гном с таким чувством собственного достоинства, что хватило бы и на десяток эльфов. Последних, кстати (и светлых, и тёмных) не было вообще. А вот гном молодец, его песня и манера исполнения понравилась толпе и многие даже подпевали на пусть незамысловатый, но заразительный мотив.
  Студенты шли один за другим, и, честно говоря, из всех мне запомнилась только девочка с курса целителей, как заметил Алекс, поющая о небе как квинтэссенции свободы в целом. За нею выступил Риан, затем Крис, Ника и Кэм. Их песни были хорошие, но как-то мы с братом не совсем их понимали, видимо, слишком мало времени ещё провели в этом мире. Затем настала очередь брата, исполнившего одну из своих любимых песен. Валерий Кипелов 'Я свободен' - песня на все времена. И, кажется, на все миры, поскольку после окончания композиции брату аплодировали не меньше, чем Шэльхе Бездорожной.
  Пришла и моя очередь. Взяв из рук спускавшегося со сцены Алекса гитару, поднялась и присела на оставленный после выступления Шэльхи без внимания стул. Большинство выступавших до меня пели о свободе. А вот мне сегодня не хотелось петь о ней. Взяв пару аккордов, окинула взглядом толпу, задержавшись на друзьях, дяде Лавке и дяде Эрике. И вдруг именно в эту секунду почувствовала себя в этом мире как дома. И захотелось дать им понять об этом. А ещё о том, что как бы ни была сложна жизнь, я не сдамся, а потому...
  
  Мир огромен, ему всё равно,
  Болен ты или устал,
  Стал игрушкой в руках колдунов,
  Пропустил тревожный сигнал.
  Мир меняется постепенно,
  Навсегда, и ладно, и пусть.
  Прежний дом свой - прежней себе,
  И сама я уже не вернусь.
  
  Едкий дым и горький паслён
  Навсегда изменили всё.
  Я бросаюсь в реку времён,
  Пусть она меня унесёт.
  Всем течениям вопреки
  Разлучить с моим естеством,
  Я вернусь из этой реки
  Обновлённым другим существом.
  
  Свой у каждой пылинки маршрут
  и начало у всех движений.
  Грандиозные стройки идут
  На местах больших разрушений.
  Возвышаюсь, падая ниц,
  Вижу всё, закрываю глаза
  Всё равно я люблю эту жизнь,
  Её страшные чудеса.
  
  Едкий дым и горький паслён
  навсегда изменили всё.
  Я бросаюсь в реку времён,
  Пусть она меня унесёт.
  Всем течениям вопреки
  Разлучить с моим естеством,
  Я вернусь из этой реки
  Обновлённым другим существом.
  
  Моя ноша меня не убьёт,
  Как бы ни была тяжела.
  Всей душою начну вот-вот
  верить в необходимость зла,
  В то, что тёмной моей стороне
  Благодарна я быть должна -
  Вместе с нею ещё сильней
  Моя светлая сторона.
  
  Едкий дым и горький паслён
  навсегда изменили всё.
  Я бросаюсь в реку времён,
  Пусть она меня унесёт.
  Всем течениям вопреки
  Разлучить с моим естеством,
  Я вернусь из этой реки
  Обновлённым другим существом. [18]
  
  Что ж, пусть песня и странная для этого мира, но люди на Турнире собрались понимающие внутренний мир других. Мне досталось аплодисментов не меньше, чем брату, но сияющие глаза Риана и Криса, а также любящие улыбки дядьев сказали намного больше. Алекс лишь шепнул на ухо:
   - Ты уверена?
   - Да, - твёрдо ответила я. - Глупо жить прошлым.
   - Хорошо, сестрёнка, будем смотреть в будущее, - улыбнулся брат и поцеловал меня в лоб, отдавая в объятия Криса.
  Ещё человек двадцать выступающих - и герольд объявил об окончании первого этапа Турнира. Сообщив, что судьям нужно два часа на определение победителя, имя которого огласится лишь завтра вечером, мужчина ушёл, а мы с ребятами приняли предложение дяди Эрика пообедать, для чего вернулись в гостиницу. Судя по всему, магистры с лёгкой душой переложили на плечи вампира и демона заботу о наших тушках, потому что кроме быстрого взгляда магистра Марека никаких окликов не последовало.
  В процессе обеда всей компанией обсуждали прошедший первый этап и делились впечатлениями от участников. Крис, как и я, запомнил девочку, поющую о небе, Риану больше понравился его сородич, и я даже посмотрела на брата, уж не подыгрывает ли своим. Хотя тот вампир и, правда, хорошо выступил. Дяди Эрик и Лавк в один голос твердили, что лучше нашей шестёрки никто не выступал, даже сама Шэльха.
   - Кстати, кое-то обещал мне рассказать о ней и забыл? - укоризненно покосилась на своего парня.
   - А о ней никто доподлинно ничего не знает, - начал Крис рассказ. - Только то, что успели понять, узнать за её редкие посещения Турнира. Главное то, что она маг, но насколько сильный - не знаем, но определённый талант имеет. Не зря её прозвали Бездорожной - даже в наш закрытый мир, из которого невозможно выйти, она легко приходит и уходит, когда сама хочет.
   - Любит иллюзии, - продолжил Риан. - Несколько раз появлялась с другой внешностью, так что как она выглядит на самом деле, никто не знает. Но часто её песни сопровождаются иллюзиями, это очень красиво, надеюсь, что на этом Турнире Шэльха себе не изменит. Никогда не появляется без шляпы, и они всегда разные, порой довольно нелепые. Не знаю, к какой расе принадлежит, но у неё есть хвост, виденный нами только однажды. Шэльха Бездорожная - талантливый бард, её любят многие жители нашего мира и кто она и откуда не столь уж и важно.
   - Но как она пересекает границу миров? - тихо спросила я саму себя, позабыв, какие слухастые мои собеседники.
   - На этот вопрос тебе может ответить лишь сама Шэльха и больше никто, - серьёзно посмотрел мне в глаза Риан.
   - Дети, пойдемте, скоро начнётся второй этап Турнира. Негоже давать конкурентам фору, - усмехнулся дядя Лавк, прерывая разговор и поднимаясь.
  Когда мы вернулись на площадь, на первый взгляд показалось, что толпа словно не расходилась, и только по немалому потоку люда, подходящего со всех сторон стало понятно, что это не так. Несколько минут спустя герольд сообщил о начале второго этапа Турнира и все вокруг возбуждённо загалдели, готовясь к выступлениям. Как тихо сказа мне на ухо Крис, именно на этом этапе под названием 'Чувства' исполняется наибольшее количество песен. Что ж, подождём.
  Честно говоря, лично меня больше всего интересовали выступление женщины-барда, так что всех, кто выступал до неё, я особо не слушала, да и отвлекалась то с Крисом поболтать, то с Рианом, то с Алексом. Да и Ника иногда дёргала, желая обсудить наряд той или иной горожанки. Так что даже чуть не пропустила появление на сцене желанной исполнительницы, благо, что вокруг поднялся такой шум, что поневоле привлёк внимание. Шельха как и прежде присела в центре сцены на стул, удобнее взяла инструмент и начала исполнение первой песни, до боли знакомой.
  
  Как не скулить, не рыдать и не горбиться -
  Все мы поляжем по зимней бескормице,
  Оба уйдем, не дождавшись знамения,
  Хлеб наш разбавлен ручьями осеннего ливня...
  И рдяные капли рябины,
  Что снегом внезапным покрыты -
  Последняя пища для нас - сытых болью,
  Последним, что держит обоих,
  Последним, что просто и верно
  Личины срывает со глаз.
  
  Ветошь лежит на плечах моих косоньких,
  Тяжко им сетовать, каясь без просыпу,
  Мыслям уже невдомек, что слова пусты,
  Птицы к рукам твоим жмутся, как будто ты древо -
  Под гнетом небесного гнева,
  И ягоды горше утраты
  Зажаты в твоих кулаках...Да, ты стоек,
  Но ржавой монеты не стоит
  Твоя беспокойная вёльва,
  Что кличет грядущим свой страх.
  
  Господи, где ж твои кладези патоки,
  Где все лососи, орехи и яблоки,
  Где все зачатки ума и терпения,
  Где им взойти, иль они не посеяны вовсе -
  И только померзлые гроздья -
  Рябины раскрытые жилы,
  Сочащие горькую кровь, силы дарят -
  И в вечном голодном угаре
  Мы горечью сдобрим безумье,
  Что нам заменяет любовь...[19]
  
  Не люблю я эту песню, даже сама не знаю, почему. Всегда на душе так тяжело после её исполнения. Но зрителям нравится, они просят ещё и бард подчиняется, едва заметно растянув тонкие губы в улыбке.
  
  Перелётные птицы на нашем гостят берегу
  И внимательно слушают наши горячие песни.
  Мы живём нараспев, мы живём и поём на бегу,
  Даже тот, кто на миг задохнётся - для песни воскреснет.
  
  Перелетные птицы на нашем гостят берегу
  Перелетные птицы...
  Перелетные птицы на нашем гостят берегу,
  Перелетные птицы.
  
  Перелётные птицы послушают нас до поры,
  И подстроят под наши куплеты отзывчивый клёкот,
  И на север - по воле своей перелётной игры -
  Полетят, унося наши южные песни далёко.
  
  Перелетные птицы на нашем гостят берегу
  Перелетные птицы...
  Перелетные птицы на нашем гостят берегу,
  Перелетные птицы.
  
  И потом за дождём, за туманом, над дальней рекой,
  На широких просторах в прохладе короткого лета,
  Перелётные птицы нежданно нарушат покой,
  Наши песни далеким друзьям пропоют до рассвета.
  
  Перелетные птицы на нашем гостят берегу
  Перелетные птицы...
  Перелетные птицы на нашем гостят берегу,
  Перелетные птицы.
  
  Эти птичьи напевы, конечно же, каждый поймёт,
  И под северным небом почувствует запах пустыни,
  И покажется, будто бы короток был перелёт,
  Будто здесь эти песни звучали и раньше, как ныне.
  
  Перелётные птицы на нашем гостят берегу,
  Перелётные птицы... [20]
  
  Я, если честно, не поняла, почему она выбрала для исполнения эту песню, но кто я такая, чтобы решать. Даже похлопала вместе со всеми. Шэльха снова коротко поклонилась и ушла, освободив меня рвущейся толпе девушек. Лучше б осталась, потому что последующий час был просто кошмаром из стенаний о неразделённых чувствах нимфеток и их воздыхателей. Чуть не стошнило. Боюсь представить, что будет завтра на этапе под названием 'Любовь'.
  Но вот, наконец, пришла и наша очередь. Друзья один за другим выходили на сцену. Первым меня поразил Риан, исполнив полную нежности песню для меня. Почему я уверена, что для меня? Да потому, что его взгляд не отрывался от моих глаз, а ещё дядя Эрик шепнул, что сын всегда мечтал о младшей сестрёнке, и мечта не просто сбылась, но и младшего братишку прихватила, так что старший брат был невероятно счастлив.
  Уже нежась в объятьях Риана, спустившегося со сцены, я стала обладательницей ещё одного подарка, теперь уже от Криса, певшего о чувствах странствующего демона, повстречавшего свою половинку. В конце, когда демон описывал все препятствия, которые приходилось преодолевать возлюбленным, рыдала вся женская половина зрительниц, но песня закончилась хорошо, и Крис улыбался, смотря на меня, тем самым давая негласную клятву быть рядом несмотря ни на что. И я кивнула, давая свою.
  Алекс, следующим вышедший на сцену, решил поддержать настроение Криса, первой исполнив одну из наших любимых песен, разрывающих душу своей глубиной и эмоциональностью.
  
  Ночь унесла тяжёлые тучи,
  Но дни горьким сумраком полны.
  Мы расстаёмся, так будет лучше,
  Вдвоём нам не выбраться из тьмы.
  
  Я любил и ненавидел,
  Но теперь душа пуста!
  Всё исчезло, не оставив и следа,
  И не знает боли в груди
  Осколок льда.
  
  Я помню всё, о чём мы мечтали,
  Но жизнь не для тех, кто любит сны.
  Мы слишком долго выход искали,
  Но шли бесконечно вдоль стены.
  
  Я любил и ненавидел,
  Но теперь душа пуста!
  Всё исчезло, не оставив и следа,
  И не знает боли в груди
  Осколок льда.
  
  Пусть каждый сам находит дорогу,
  Мой путь будет в сотню раз длинней.
  Но не виню ни чёрта, ни Бога,
  За всё платить придётся мне!
  
  Я любил и ненавидел,
  Но теперь душа пуста!
  Всё исчезло, не оставив и следа,
  
  И не знает боли в груди
  Осколок льда. [21]
  
  Последний аккорд - и площадь взорвалась криками 'Браво!' и 'Ещё!'. Эдак мы с братом подсадим этот мир на качественный рок, крайне нами любим. Улыбнувшись, Алекс поклонился желанию толпе и запел чуть хрипловатым голосом.
  
  Свет одиноких душ
  Озаряет ночь
  И уходит прочь...
  Нет, так не может быть,
  Ты ушла навсегда.
  Ты далеко теперь,
  Холод вечной тьмы
  Бережёт твой сон.
  Я все разрушил сам,
  Я наказан сполна.
  
  Страх одиночества
  Разрывает мне
  Душу пополам.
  Небу вопрос немой:
  Где же ты,
  Где я сам?
  
  Дорога без тебя
  Пуста и холодна,
  Острым лезвием боль
  Ранит в сердце меня.
  Дорога без тебя
  Пуста и холодна,
  Без тебя свет померк,
  Целый мир - пустота.
  
  Но лишь угаснет день,
  В твой далёкий мир
  Я открою дверь.
  Там, в царстве вечных снов
  Ждёт меня призрак твой...
  Я позабуду боль,
  Прикоснусь щекой
  К ледяным рукам,
  Светом иллюзии
  Ты обманешь меня.
  
  Страх одиночества
  Разрывает мне
  Душу пополам.
  Небу вопрос немой:
  Где же ты,
  Где я сам?
  
  Дорога без тебя
  Пуста и холодна,
  Острым лезвием боль
  Ранит в сердце меня.
  Дорога без тебя
  Пуста и холодна,
  Без тебя свет померк,
  Целый мир - пустота...
  
  Страх одиночества
  Разрывает мне
  Душу пополам.
  Небу вопрос немой:
  Где же ты,
  Где я сам?
  
  Дорога без тебя
  Пуста и холодна,
  Острым лезвием боль
  Ранит в сердце меня.
  Дорога без тебя
  Пуста и холодна,
  Без тебя свет померк,
  Целый мир - пустота... [22]
  
  Насладившись заслуженными овациями, брат ещё раз поклонился, благодаря, и сошёл со сцены, сияя довольной улыбкой. Забрав у него гитару, хлопнула по плечу и сказала:
   - Если тебя не объявят победителем этого этапа, то судьи точно купленные.
   - Спасибо, сестрёнка. Но ведь это не означает, что ты сдашься?
   - Не дождёшься, - фыркнула и поднялась на сцену.
  Герольд объявил моё имя, и только после этого я заняла привычный уже стул. Делая ставку на третий этап Турнира, особо не продумывала репертуар для второго. Лишь на миг задумавшись, кивнула сама себе, нашла взглядом Криса и взяла первую ноту.
  
  Рядом с тобою сердце стучит быстрей
  Честолюбивый рыцарь моей мечты
  Можно, закрыв глаза, попросить: 'Согрей', -
  Но я протяну ладонь и спрошу: "Как ты?".
  
  Ты усмехнешься, мягко сжимая кисть,
  Мраморные глаза полыхнут огнем.
  Можно свой судьбе выдать чистый лист,
  Но я боюсь, недолго ты будешь в нем.
  
  Который год, который век
  Живу, не опуская век,
  Входя десятки раз в десятки рек.
  И снова, словно в первый раз,
  Влюбляюсь в мрамор светлых глаз
  И отдаюсь игре.
  
  Каждая наша встреча - под ребра нож,
  Острый клинок все глубже в моей груди.
  Я не люблю тебя - только это ложь.
  И улыбнусь: 'Пожалуйста, уходи'.
  
  Только прошу: не надо смотреть в глаза.
  В звездных лучах ты все прочитаешь сам.
  Я бы тебе подарила свои небеса,
  Но ты потеряешь ключ, не увидев Храм.
  
  Который год, который век
  Живу, не опуская век,
  Входя десятки раз в десятки рек.
  И снова, словно в первый раз,
  Влюбляюсь в мрамор светлых глаз
  И отдаюсь игре.
  
  Между тобой и мною горит свеча.
  Души тенями мечутся по стене
  Можно тебя позвать: заходи на чай,
  Только нельзя оставаться нам наедине.
  
  Это безумие. Надо идти домой.
  Руки едва заметно коснутся плеч.
  Можно в вдогонку крикнуть: 'Постой! Постой...'
  Но я провожу тебя взглядом: 'До новых встреч'.
  
  Который год, который век
  Живу, не опуская век,
  Входя десятки раз в десятки рек.
  И снова, словно в первый раз,
  Влюбляюсь в мрамор светлых глаз
  И отдаюсь игре. [23]
  
   - Следующую песню я хочу посвятить всем своим близким и родным. - Переждав аплодисменты, сказала я. - Не важно, к какой расе они принадлежат - я всех их безумно люблю. Думаю, и вы все также любите своих близких, и сейчас вместе со мной вспомните их.
  
  Доброе утро, мои родные люди.
  Доброе утро, всем тем, кого вы любите.
  Доброе утро, и день пусть добрым будет.
  Дыши свободно и проживи в любви этот день.
  
  В темноте можно видеть, что хотел -
  Что невидимо при свете и не встретится нигде.
  В темноте можно падать и лететь,
  Не боясь прикосновения обнажённых душ и тел.
  
  Но когда поднимается солнце над внезапно притихнувшим миром...
  Когда смысла в молчании нет - наступает рассвет!
  
  Доброе утро, мои родные люди.
  Доброе утро, всем тем, кого вы любите.
  Доброе утро, и день пусть добрым будет.
  Дыши свободно и проживи в любви этот день.
  
  Никогда не уйду и не отдам.
  Всё проходит в этом мире, только это - навсегда.
  Не отдам, пусть не гаснет никогда,
  Над твоею головою Путеводная Звезда.
  
  Но когда поднимается солнце над внезапно притихнувшим миром...
  Когда смысла в молчании нет - наступает рассвет!
  
  Доброе утро, мои родные люди.
  Доброе утро, всем тем, кого вы любите.
  Доброе утро, и день пусть добрым будет.
  Дыши свободно и проживи в любви этот день. [24]
  
  Кажется, моя песня пришлась всем по душе. Быть может, не только рок объединяет миры.
  Ещё час мы слушали остальных исполнителей. Когда закончилась последняя песня, и герольд объявил окончание второго этапа и пригласил завтра с новыми силами на третий, я чувствовала себя жутко уставшей. Да и не только я, Алекс, Риан и Крис тоже выглядели помятыми. Поужинав и осудив с друзьями и дядями певцов, а также поведав о своих впечатлений в целом, я извинилась и ушла в свою комнату. Братья и Крис вскоре последовали моему примеру, зашли пожелать спокойной ночи, после чего я моментально отрубилась - всё-таки прошлая ночь была довольно своеобразной.
  
  
   Алекс
  
  На следующий день за завтраком я обратил внимание на довольно понятый вид обоих магистров, особенно некроманта. Спросив Риана, узнал, что вчера, когда мужчины пересчитывали студентов, оказалось, что двух первокурсников, мальчика и девочки, нет среди остальных, и что их давно не видели. Пригрозив исключением тем, что ослушается приказа не выходить из гостиницы, оба магистра запустили мощный поисковый импульс, накрывший весь город, но к их удивлению не обнаруживший ничего.
   - Отец предложил свою помощь в поиске, - продолжил рассказ брат, - но оба магистра вежливо отказались, заверив, что вполне справятся своими силами. Последствия столь необдуманного поступка ты имеешь удовольствие лицезреть сейчас.
   - В смысле?
   - В том, что нашему отцу понадобилось бы секунд пять, чтобы найти детей. А вот магистру Мареку пришлось провести некромантский ритуал поиска, как ты понимаешь, на собственной крови, а поскольку накрывать надо было весь город, но и крови он пролил немало. После чего благополучно свалился в обморок, а вот магистру Отеку пришлось в одиночку бегать на другой конец города и отлавливать малолетних шалунов, каким-то образом прибившихся к табору тайрини и заснувших в их повозках.
   - Тайрини? - переспросил я.
   - Кочевой народ, не имеющий собственного государства, предпочитающий свободную жизнь. Их магия немного отличается от привычной большинству жителей нашего мира, и поисковые заклятия их не находят. Обычные поисковые заклятия, конечно.
  К нам спустились Лекса и Крис, смеющиеся и подталкивающие друг друга, и беседа плавно перетекла в сторону третьего этапа Турнира. Крис сказал, что иногда он самый короткий и самый эмоциональный, а иногда наоборот, длинный. Каким будет этап Турнира в этом году, мы узнаем уже совсем скоро, а пока было время спокойно позавтракать и настроиться на свои выступления.
  Через полчаса, собрав всех студентов перед входом в гостиницу, магистры провели, так сказать, инструктаж, а попросту приказали вести себя прилично и с площади не отлучаться (выразительный взгляд в сторону виновников вчерашних событий). После чего мы выдвинулись на площадь, где вовсю уже играли музыканты и шумел народ.
  Вскоре герольд объявил о начале последнего этапа Великого Песенного Турнира, и уже после первой спетой песни я понял, что это будет самый слезоточивый этап из всех. Переглянувшись с ребятами, убедился, что в своём мнении я не одинок, поэтому мы отпросились у магистров и решили ещё немного побродить по рядам сувениров, ведь в первый день так себе ничего и не купили. К тому же, нас с Лексой интересовало выступление Шэльхи Бездорожной, а до него было, по крайней мере, два часа.
  Это время мы провели с пользой для себя любимых. Набрали сувениров, смешных поделок, шейных платков, нашли даже лавку с перстнями, где на матрице была выгравирована аббревиатура ВПТ и тоже купили, чтобы тут же надеть. А затем сестра в конце одного из рядов обнаружила лавку с интересным названием 'Лавка ужасов' и конечно мы не смогли пройти мимо и не зайти. И расхохотались, обнаружив в ней то, что могло порадовать или истинного некроманта, или, как я, человека с хорошим чувством юмора, подчас чёрным.
  Искусно вырезанные кости, напоминающие человеческие, скелетики на верёвочках, пучки трав, страшные инструменты для пыток, книги в чёрных обложках и многое-многое другое. Тут мы провели больше получаса и потрави немало денег, но удовольствия получили гораздо больше. Особенно Лекса, которая обнаружила среди неприметных тряпок чёрный платок с черепами и костями и тут же надела его на голову в виде банданы, чем до глубины души поразила продавца, и так пребывавшего в шоке. Зато Крис тут же купил сестрёнке это вещь, получив в благодарность поцелуй в щёчку.
  Выйдя на улицу, Лекса сняли платок, спрятав его в карман. И пояснила нам, что не хочет шокировать остальных зрителей, а будет носить его в Академии, на зависть другим некромантам. Усмехнувшись, я предложил возвращаться, так как по моим внутренним часам два часа подходили к концу. Возражения не последовали, и мы вернулись на площадь, протиснувшись к остальным студентам. И вовремя, так как спустя несколько секунд герольд объявил о выступлении Шэльхи Бездорожной и я приготовился слушать очередную песню с моей родины. И не ошибся.
  
  Дженни!
  Мне очень нравится с тобой
  Пить лимонад в густом саду.
  Ты в этом платье так светла,
  И так хрустален этот смех
  И этот миг.
  Хотя последние лет восемь
  Я привык сидеть один
  И наблюдать за насекомыми
  И пить фруктовый мусс
  Средь снов и книг.
  
  Дженни!
  Я так старался все забыть,
  А ты все ждешь каких-то слов,
  Уже не важных для меня,
  Но ты их ждешь, и я скажу,
  Поймав твой взгляд.
  Мне сорок лет, и потому
  Я знаю все про этих рыб
  И про другие острова,
  Где так волнуясь и взахлеб
  Пьют лимонад.
  
  Дженни!
  Ты не похожа на нее,
  И в этом тоже парадокс,
  А ей давно уж все равно,
  Где я бываю и о чем
  Я вижу сны.
  И сны уходят в океан
  Под парусами, в синеву,
  И никому не рассказать,
  Порой ужасны как они
  И как нежны.
  
  И в этой ватной тишине,
  Пожалуй, самый резкий звук -
  Взмах занавески на окне,
  Да по субботам иногда
  Церковный звон.
  Дженни!
  Но водопад твоих волос
  И королевский твой загар,
  И эта книжка, вся в закладках,
  О египетских песках,
  Я восхищен!
  
  Дженни!
  Я не сказал ей этих слов,
  Я не построил этот плот,
  Я думал, ей со мной легко,
  Я так хотел ее понять,
  Но я не смог.
  Дженни!
  Мне очень нравится с тобой
  Играть в слова на берегу,
  На дольки резать ананас,
  Смотреть на плавающих рыб,
  Но видит Бог!... [25]
  
  Странный выбор песни. И нет ничего удивительного, что народ на площади тоже её не очень понял, а потому похлопал лишь из вежливости. Что ж, быть может, вторая песня будет встречена теплее.
  
  Чем больше я думаю о счастье,
  Тем горше мне хочется рыдать...
  На сцене по мне бушуют страсти,
  А в жизни их что-то не видать!...
  
  Чем больше я странствую по свету,
  Тем горше душевный неуют...
  На сцене мне подают карету,
  А в жизни - руки не подают!...
  
  Чем больше я чту любовь и верность,
  Тем горше мне мстит за это жизнь.
  На сцене героев мучит ревность,
  А в жизни их мучит ревматизм!...
  
  Чем больше я пробую влюбиться,
  Тем горше отчаянье в груди...
  На сцене от рыцарей не скрыться,
  А в жизни попробуй их найди!.. [26]
  
  О, толпа оценила юмор и аплодировала уже гораздо громче и активнее, но вот лично мне было ясно, что этот этап не стал триумфом Шэльхи, а отличие от первого. Бард поклонилась зрителям и ушла, уступив своё место очередной девочке - нимфетке с песнями о несчастной любви.
  Примерно через час, прямо перед выступлением Криса, герольд объявил часовой перерыв. Ничего удивительного, большинство певцов решили до конца раскрыть свой талант и пели по максимальному количеству песен, то есть по три. Поэтому мы решили сходить в гостиницу, оставить купленные сувениры, а заодно пообедать. Дядя Эрик и дядя Лавк с нами не пошли, а отлучились по делам, так что плотная толпа студентом осталась лишь под присмотром двух уставших магистров. Впрочем, лично наша компания проблем создавать не спешила.
  После обеда все дружно вернулись на площадь. Крис абсолютно не нервничал, хотя именно ему сейчас предстояло выступать. Наоборот успокаивал Лексу, которая нервничала больше, чем вчера, что было странно для сестрёнки. Но вот герольд объявил выступление нашего демона и тот, сверкая улыбкой, от чего то тут, то там слышались вздохи барышень, а Лекса бросила на своего парня сердитый взгляд, зато полностью успокоилась, поднялся на сцену.
  Посвятив свою песню Лексе, парень спел красивую балладу о любви демона, которая исчезает лишь со смертью. Вторая спетая им песня была о любви к матери и гордости за отца. Принимали Криса тепло, а в глазах дяди Лавка плескалась гордость, хотя по его невозмутимой физиономии что-либо прочитать было нереально. За Крисом выступил Кэм, спевший только одну песню, за ним Ника, и вот теперь пришла и моя очередь. Ещё с вечера определившись с первой песней и решив добавить разнообразия со второй, я легко пробежался по струнам, проверяя настройку и сделал глубокий вдох.
  
  Я видел сон - он был реален,
  Услышал птицы крик - он душу рвал
  Твой облик ясен, но печален,
  Вслед за собою в неизвестность звал
  
  Я понимал, что недостоин,
  Когда связала наши души нить,
  Я не герой, не славный воин,
  Но что мне cможет запретить любить?
  
  Полечу я, словно птица,
  Чтобы сердце сжечь в огне,
  Я не дам слезе пролиться -
  За неё заплатят мне!
  
  В безлунную, глухую ночь твой взор
  Развеет мрак, разрушит тьмы узор,
  Я спрятал душу от любви,
  Но как смогу остановить
  Себя?..
  Я брошу вызов небесам
  За то, что пролилась слеза
  Твоя...
  За то, что пролилась слеза...
  
  Возможно, ты уже забыла
  Мой голос, цвет моих печальных глаз,
  Любовь в себе похоронила,
  А может, не было её у нас?
  
  А ты зовёшь мой дух покорный,
  Как манит ночью корабли маяк:
  Я на скале, в объятиях шторма
  И я погибну, сделав этот шаг!
  
  В безлунную, глухую ночь твой взор
  Развеет мрак, разрушит тьмы узор,
  Я спрятал душу от любви,
  Но как смогу остановить
  Себя?..
  Я брошу вызов небесам
  За то, что пролилась слеза
  Твоя...
  За то, что пролилась слеза...
  
  Звёзды рисуют в ночи
  Имя твоё...
  Сердце быстрее стучит -
  Миг настаёт
  Да, мне не жить
  Если ответ будет 'нет',
  Только скажи,
  Что не забудешь тех лет!
  
  В безлунную, глухую ночь твой взор
  Развеет мрак, разрушит тьмы узор,
  Я спрятал душу от любви,
  Но как смогу остановить
  Себя?..
  Я брошу вызов небесам
  За то, что пролилась слеза
  Твоя...
  За то, что пролилась слеза...[27]
  
  Шквал аплодисментов, обрушившийся на меня после окончания песни, был немного неожиданным, но очень приятным. Да, я люблю эту группу, и радует, что можно было поделиться этой любовью с другими.
   - Спасибо, спасибо огромное. Для исполнения следующей песни, которую я для вас приготовил, мне потребуется помощь самой прекрасной девушки на свете. Лекса, иди сюда. Ведь в правилах Турнира нет запрета на выступления дуэтом, не так ли?
  Сестра поднялась на сцену, и я шепнул ей на ухо, какую песню хочу исполнить. Лекса улыбнулась и кивнула, впрочем, в её согласии я не сомневался.
  
  Мне не жаль, что тобою я не был любим,-
  Я любви недостоин твоей!
  Мне не жаль, что теперь я разлукой томим,-
  Я в разлуке люблю горячей
  
  Мне не жаль, что и налил и выпил я сам
  Унижения чашу до дна,
  Что к проклятьям моим, и к слезам, и к мольбам
  Оставалась ты холодна
  
  Теперь была очередь сестры, и она не заставила себя долго ждать:
  
  Безумная, я все-таки тебя люблю!
  Душа моя при имени твоем трепещет
  Печаль по-прежнему сжимает грудь мою,
  Я за тебя Создателя молю.
  
  Послав ласковую улыбку своей любимой девочке, я продолжил:
  
  Мне не жаль, что огонь, закипевший в крови,
  Мое сердце сжигал и томил,
  Но мне жаль, что когда-то я жил без любви,
  Но мне жаль, что я мало любил!
  
  И, сливаясь голосами, мы закончили эту прекрасную песню:
  
  Я все еще тебя люблю!
  Душа моя при имени твоем трепещет,
  Печаль по-прежнему сжимает грудь мою
  Я за тебя Создателя молю. [28]
  
  Нас долго не отпускали зрители, требуя ещё, но всё же я, поклонившись и поблагодарив публику, сошёл со сцены, вернувшись к друзьям. Риан, Кэм, Ника и оба дяди восхищённо мне улыбались и поздравляли, вот только Крис смотрел несколько напряжённо.
   - Не придумывай, - тихо сказал ему, смотря, как Лекса привычно усаживается на стул и берёт гитару. - Она мне сестра и только сестра. А песня замечательная, и мы не впервые её исполняем. К тому же я знаю её чувства, ко мне и к тебе они абсолютно разные.
   - Какие же? - упёртый демон - это катастрофа, но я не успел ответить.
  
  Долгие века ищем мы любовь по свету
  А за нами пыль да воронье
  В небе облака на кресте рука
  Впереди любовь и кровь
  В самый трудный час только вера греет нас
  И спасает вновь любовь
  
  Любовь и смерть, добро и зло
  Что свято, что грешно познать нам суждено
  Любовь и смерть, добро и зло
  А выбрать нам дано одно
  
  Мы в пути всегда, смерть идет за нами следом
  Но спасает Бог нас каждый раз
  Именем Христа нас ведет звезда
  Краешком земли в любви
  Над обрывом в ней гоним мы своих коней
  И летим к любви в крови
  
  Любовь и смерть, добро и зло
  Что свято, что грешно познать нам суждено
  Любовь и смерть, добро и зло
  А выбрать нам дано одно
  
  В поисках любви мы летим сквозь пыль столетий
  На лету горим, забыв про боль
  Из холодной тьмы воскресаем мы
  Чтобы встретить вновь любовь
  Обгоревшим ртом спорим мы опять с Христом
  Что же есть любовь и кровь
  
  Любовь и смерть, добро и зло
  Что свято, что грешно познать нам суждено
  Любовь и смерть, добро и зло
  А выбрать нам дано одно
  А выбрать нам дано одно.[29]
  
  Не знаю, то ли зрители ещё не отошли от нашего выступления, то ли эта песня так понравилась, но аплодировали они Лексе долго. Сестра улыбалась, а затем попросила тишины и сказала:
   - Знаете, для вас всех так приятно выступать, что не хочется уходить. А потому спою балладу, которая пусть и не знает юмора, но придется по сердцу каждому из вас, я уверена.
  
  Не проси меня петь о любви в эту ночь у костра
  Не проси называть имена - ты же понял всё сам
  Не сули за балладу неспетую горсть серебра
  Всё равно эту тайну я, странник, тебе не отдам.
  Слышишь, - сказка лучом по скалистым скользит берегам
  И Судьба затаилась, растеряно Нить теребя,
  Лишь холодные волны всё также бросались к ногам
  Только белые чайки носились, о чём-то скорбя.
  
  Менестреля крылатое сердце легко поразить
  И метался в лучистых глазах сумасшедший огонь
  Он стоял перед ней, без надежды её полюбить
  Бесполезный клинок по привычке сжимала ладонь.
  И была их любовь словно пламя костра на ветру
  Что погаснет под утро под мелким осенним дождём
  Пусть когда-нибудь в песне счастливой поэты соврут
  Но я знаю - лишь день, только день они были вдвоём.
  
  А с рассветом их вновь развело перекрестье путей
  Он ушёл, а её через год забрала к себе смерть
  Как сказать, может, он даже помнил о ней,
  Но о смерти её даже я не смогу ему спеть.
  А на сердце осталась туманом глухая тоска
  Только время поможет потерю и боль пережить
  Не узнать никому, как я мёртвую нес на руках
  Потому, что об этом я песню не смею сложить.
  
  Не проси меня петь о любви в эту ночь у костра
  Не проси называть имена - ты же понял всё сам
  Не сули за балладу неспетую горсть серебра
  Всё равно эту тайну я странник тебе не отдам.[30]
  
  В очередной раз убеждаюсь, что грустные песни со смыслом гораздо лучше принимаются, чем просто слезливые про несчастную любовь. Вот и зрители снова шумят и аплодируют, просят петь ещё. Лекса улыбается краешком рта и видно, что что-то задумала. А зрители, заметив, что она не уходит, замолчали в ожидании.
   - Я хочу следующую песню посвятить одному демону. Демону, разбудившему во мне девушку, демону, показавшему, что я могу не только жить, но и любить. Крис, я люблю тебя. Песня немного своеобразная, но ведь и я ведьма.
  Я скосил глаза на Криса, заметив широченную улыбку и счастливый блеск синих глаз, а затем отвернулся, не мешая их счастью, и просто вслушался в песню, одну из самых любимых сестрёнкиных.
  
  Когда в моем мире закончится лето,
  Когда все кошмары очнутся от сна.
  Когда в сердце ночи не видно просвета,
  Я снова тобой бесконечно больна.
  И вновь пробираясь по пыльным подвалам
  Я книгу ищу, чтобы вызвать тебя
  Мой демон мятежный, ты ждешь ритуала
  Открытья портала, пока Боги спят.
  
  Думала ли я, что любовь возможна
  С демоном. Эка небылица!
  Сколько раз ходила по бездорожью
  Как не оступиться?
  
  Когда круг очерчен словами и мелом,
  Когда между нами бушует огонь,
  Когда я сжимаю в руках твое тело,
  Уста на устах, на ладони ладонь.
  Заклятие время для нас остановит.
  И стрелки часов замирают вокруг
  Мой демон, ты жаждешь страданий и крови?
  Я жду искупления собственных мук.
  
  Думала ли я, что любовь возможна
  С демоном. Эка небылица!
  Сколько раз ходила по бездорожью
  Как не оступиться?
  
  Когда догорит ритуальная свечка
  Когда замок мой погрузится во мрак
  Тогда мне на палец наденут колечко
  Как символ, как тайну - венчания знак
  Глаза открываю, и все исчезает
  Подняться не в силах, колонны кружат
  Мой демон, меня только вера спасает
  В крови своей снова почуять пожар!
  
  Думала ли я, что любовь возможна
  С демоном. Эка небылица!
  Сколько раз ходила по бездорожью
  Как не оступиться? .[31]
  
  Завершив последний аккорд, сестра поднялась со стула и поклонилась зрителям, в очередной раз громко аплодирующим. Сойдя со сцены и вернувшись к нам, Лекса едва успела отдать гитару мне, как тут же оказалась в объятиях своего демона. Мы с Рианом в один голос воскликнули: 'Только не съешь её тут' и рассмеялись, тогда как Крис и Лекса на его руках просто смотрели в глаза друг другу и не могли оторваться. А ещё я заметил, как переглянулись дядя Эрик и дядя Лавк, и подумал, а не стоит ли в скором времени ждать помолвку? Хотя мы ещё так молоды...
  Через два часа завершился последний этап Турнира и герольд объявил, что судьи готовы огласить победителей по каждому из этапов. Вышел представитель этой комиссии, оказавшийся мэром города. Толстенький лысенький мужичок в дорогой одежде и золотой цепи на шее, что и делало его, собственно, мэром, потому что в противном случае лично я принял бы его за крестьянина. Мужик развернул свиток, попросил тишины, откашлялся и сказал:
   - Уважаемые жители и гости нашей прекрасной Ариды. Вот и закончился ещё один Великий Песенный Турнир. Выступило много талантливых певцов из разных стран нашего мира, но вот пришла пора объявить победителей. Имена тех, кого я назову, всегда будут помнить в нашей городе, и чтобы мы не забыли победителей, я прошу вас выйти на сцену, дабы остальные смогли вас поприветствовать. Итак, победительницей первого этапа становится всеми любимая Шэльха Бездорожная!
  Бард в неизменной шляпе, на этот раз с чучелом крокодила на самом верху, танцующей походной поднялась на сцену, где получила поцелуй руки от мэра и лавровый венок от его помощника. Причём даже не сняла шляпу, а просто приняла венок в руки и так с ним и стояла.
   - Победитель второго этапа Турнира - лэр Алекс, представить расы вампиров.
  Я на миг растерялся и только после толчка Риана поднялся на сцену, где получил рукопожатие мэра, довольно вялое, и лавровый венок, в моём случае, надетый на голову.
   - Победитель третьего этапа - лери Лекса, представительница расы вампиров.
  Сестра под поздравления наших друзей и одобрительные крики толпы пробралась на сцену, где тоже получила поцелуй руки от мэра и лавровый венок. Встав между мной и Шэльхой, Лекса улыбнулась и сделала шутливый книксен, что в штанах смотрелось более чем забавно. Мэр ещё что-то говорил, но я не вслушивался. Честно говоря, хотелось вернуться в академию, к тому же, ещё кое-то надо было выучить к завтрашним урокам, да и усталость накопилась - оказывается, много развлекаться тоже вредно.
  Пока толпа скандировала наши имена, а мэр светился аки красно солнышко, словно именно он - один из победителей, я заметил маневр Лексы, придвинувшейся ближе к Шэльхе и тоже подошёл и прислушался к из разговору.
   - Извините меня за назойливость, но если то, что о вас говорят, правда, то каким образом вы можете пересекать границу миров, если этот мир, как нам сказали, закрыт на выход?
   - Милая девушка, к сожалению, я не могу раскрыть вам секрет моей магии, поскольку и сама его не знаю. Просто могу переходить из мира в мир, а как я это могу делать - одному Создателю известно, - тихо и печально ответила Шэльха. - Мне нравятся песни вашего родного мира, Земли, - добавила она, - но помочь вам лично я ничем не могу, как не могу и взять с собой.
   - А вы ещё когда-нибудь появитесь в этом мире? - уточнила Лекса.
   - Конечно.
   - Тогда, надеюсь, что мы ещё встретимся, - сестра чуть наклонила голов, обозначая поклон, и тут же выпрямилась. Взяв меня за руку, Лекса помахала зрителям и спустилась со сцены, вернувшись к друзьям и остальным студентам.
  Магистры дали команду возвращаться в гостиницу, где, пересчитав нас всех, велели собираться, ибо спустя полчаса мы переходим в Академию. Уложившись в отведённое время, мы попрощались с дядей Эриком и дядей Лавком, одевшими на нас странного вида браслеты из необычного чёрного материала. На вопрос: 'Что это?' нам сообщили, что ответ мы можем найти сами или нам его скажут при следующей встрече. Потом поцеловали в лоб и наказали быть умничками и слушаться старших в лице Риана и Криса. Хмыкнули, но пообещали. А затем вместе со всеми остальными студентами дошли к ранее виденному переходу и вернулись под своды родной альма-матер.
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"