Подымалов Андрей Валентинович: другие произведения.

Окна. Третья глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:


ОКНА

  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
   Игорь еще некоторое время с опаской ходил по своей квартире, но никакой "чертовщины" больше не происходило, и он стал успокаиваться. Да и память услужливо рассортировала воспоминания, пряча самое непонятное и тревожное в дальние кладовые.
   Потянулись опять будни. И Игорю вдруг стало чего-то не хватать. Вернувшись домой с работы, он не мог ни читать, ни смотреть телевизор и проводил долгие часы в пустом созерцании, все чаще возвращаясь в своих воспоминаниях к тем дням, что были тогда сплошным кошмаром.
   Наиболее острые эмоции сгладились, прошлое выстроилось в более-менее упорядоченную цепь событий с целым рядом вопросов, которые крутились вокруг одного: что это было? Видел ли он все на самом деле, или это была лишь игра воображения? Реален ли был этот "котенок", и можно ли было его потрогать, если бы на это хватило решимости?
   Конечно, варианты объяснений были, но они у всех были свои: что в религии, что в науке, что в психологии, что в эзотерике - но они Игоря не устраивали. В нем почему-то жило ощущение, что его случай не укладывается ни в одну из известных рамок.
   А спросить было не у кого. Да что там, спросить, о таком даже близким и друзьям рассказать поостережешься.
  
   Прошла неделя, за ней - другая. Пятница - впереди два выходных, а планов на них у Игоря пока никаких не было. Вообще-то, он рассчитывал, что на работе опять будут авралы, но начальство вдруг благодушно разрешило всем отдыхать. Игорь начал было ссылаться на недоделанный проект, но его энтузиазм пресекли на корню:
   - Никакой работы! Всё здание, целиком, до понедельника сдается под охрану.
   И вот теперь Игорь лежал на диване и бездумно смотрел в потолок.
   Пришла легкая спокойная дрёма, глаза начали закрываться, но полностью в сон Игорь так и не провалился, плавая на его поверхности. Откуда-то сбоку почудилось небольшое дуновение, и из проема двери выплыл кусок белого тумана. Туман медленно катился через комнату, то и дело меняя свои очертания. Сделал круг, а потом завис над лежащим Игорем.
   Тот, через полуоткрытые веки, разглядывал колыхающийся клубок, не испытывая никаких эмоций, даже ощущая спокойствие и умиротворенность - в "тумане" не было ничего враждебного. Игорь воспринимал его, как нечто естественное, не осознавая, видит ли он этот туман наяву или во сне. Вроде бы, контроль над телом полный, но мысли практически отсутствуют, то есть, они есть, но, как бы, в общей массе, как текучая вода, не выделяясь.
   Облачко "тумана" снизилось и зависло над головой Игоря на расстоянии вытянутой руки. Теперь было хорошо видно, что оно неоднородно и состоит из мельчайших белых частиц, похожих на пыль и находящихся в непрестанном движении.
   Потом движение на несколько секунд замерло, после чего в облачке возникло упорядоченное перемещение. Еще какие-то мгновения - и оно приняло форму человеческого лица. На нем прорисовались нос, губы, впадины глаз.
   Сколько так они смотрели друг на друга, Игорь не знал. В голове возникла мысль-вопрос: "Кто ты?". "Лицо" также мысленно ответило: "Если хочешь это узнать, прими меня в себя". - "Как?" - "Просто не сопротивляйся. Если ты не будешь против, я смогу войти". - "Хорошо, входи".
   "Лицо" стало вытягиваться, менять очертания, из его "подбородка" потянулась колышущаяся тонкая струйка, которая раздвоилась и стала втягиваться в ноздри и слегка приоткрытые губы Игоря.
   В воздухе разлился тонкий освежающий аромат чего-то необычного и очень приятного. Облачко полностью перетекло в Игоря, голова у него закружилась, и он закрыл глаза, уходя в глубокий и спокойный сон.
   Проснулся Игорь уже поздней ночью. Чистая ясная голова, во всем теле - ощущение легкости и воздушности.
   "Надо же, сколько проспал ... И свет почему-то горит ..." Вместе с этой мыслью пришло понимание, что лампочка не горит, но в комнате разлито ровное освещение, которое исходит, словно бы, от самих стен.
   Прямо перед ним, в противоположной стене, темнеет дверной проем. Игорь потряс головой. "Черт, сплю я, что ли, еще? Дверь же в коридор должна быть справа, а не передо мной". Повернул голову: дверь в коридор - на месте. Потер щеки, лоб - нет, это не сон.
   Страха не было, лишь любопытство. Он спустил ноги с дивана, не отрывая взгляда от темного проема, потом встал и сделал пару шагов.
   Неожиданно проем в стене окутался маревом, потом что-то неярко вспыхнуло, и "картинка" изменилась. Теперь это - белесый прямоугольник, типа ворот, за которыми в неверном свете виднелся парк, в глубине которого угадывались очертания каких-то строений. В парке бесшумно гулял ветер, и кроны деревьев также бесшумно раскачивались. Ветки одного из них, росшего возле самых "ворот", ветром то и дело забрасывало в проем.
   Решимость Игоря вдруг поубавилась, но он продолжал продвигаться вперед, правда, теперь, при каждом новом шаге, предварительно ощупывая ногой пол впереди себя: вспомнилась та ночь, когда он так и не решился выйти на балкон, засомневавшись в его реальном физическом существовании.
   Предосторожность оказалась не лишней: Когда проем был уже совсем рядом, его нога ощутила впереди пустоту. Тогда Игорь замер на месте и вытянул руку, пытаясь ухватить какую-нибудь из веток, которые ветром захлестывало в комнату.
   Наконец, ему удалось поймать одну из них, и он сжал ее в руке, пытаясь удержать и отломить. Но тут налетел шквальный порыв, и ветку вырвало из руки, оставив в ладони лишь два серебристых листочка. Они именно были серебристого цвета, а не зеленого, и от них исходил какой-то странный запах, не похожий на запах обычной листвы.
   Налетел еще один порыв, и все ветки снова выдернуло за проем. Но его дуновения Игорь не ощутил, наоборот, его руки толкнуло назад, словно они натолкнулись на упругую резину.
   Проем замерцал и исчез, лишь в верхней его части осталось небольшое прозрачное "окно". Игорь потрогал ногой пол впереди, тот был твердым, провала больше не было. Он подошел вплотную к стене, осторожно к ней прикоснулся. Стена - как стена. Хотел потрогать поверхность "окна", но ладонь опять встретила знакомую "резиновую" упругость.
   Тогда он стал просто смотреть в "окно", пытаясь разглядеть за ним что-нибудь подробнее, но полумрак в парке сгустился, и постройки в нем, скорее, угадывались, чем их можно было рассмотреть. Лишь контуры ближнего здания просматривались лучше, да аллея, ведущая к нему, все остальное закрывали густо растущие деревья.
   Игорь уже несколько раз сходил на кухню хлебнуть крепко заваренного чая, дожидаясь рассвета, а "окно" все продолжало тускло мерцать в стене, и пейзаж за ним не менялся.
   Рассвело. За настоящим окном занимался чистый безоблачный день, а за "окном" в стене был по-прежнему темный парк, в котором также продолжали качаться ветки деревьев под порывами ветра, а на листьях вспыхивали серебряные блики.
  
   Вечером, вернувшись с работы, Игорь прежде всего прошел в спальню: "окно" оставалось на месте, только что-то в нем изменилось. Лишь подойдя вплотную, он понял, в чем дело: теперь это "окно" было почти настоящим, смотревшимся привычно и буднично. И сейчас его можно было потрогать. Впрочем, что вокруг было настоящим, а что - нет, Игорь уже не взял бы на себя смелость сказать, настолько за последнее время все перемешалось.
   На створке "окна" даже появилась ручка. Игорь потянул за нее - ничего, попробовал толкнуть створку - тот же результат. Повернул в сторону - послышался негромкий скрип запорного механизма, и "окно" раскрылось. И тут же на лице ощутилось дуновение того ветра, что гулял в парке, но которого ночью Игорь не чувствовал. Под порывом этого ветра зашелестели страницы оставленной на тумбочке раскрытой книги. Вместе с порывом в "окно" проникли прохлада и чужие запахи этого странного парка, к которым примешивались тонкие миазмы, словно от гниения слежавшейся прелой листвы.
   Вместе с запахами пришло и чувство тревоги. Нет, опасности Игорь пока не ощущал, но за "окном" было что-то чужое. И это чужое словно сотнями внимательных глаз смотрело на него, как бы изучая и оценивая.
   А потом "оно" стало заходить в комнату, обтекая Игоря и устремляясь куда-то дальше. Словно невидимые потоки омывали его тело, принося с собой то озноб, то мимолетный жар. На некоторое время он даже почувствовал себя находящимся внутри какого-то пузыря, заполненного вязким желе. Воздух загустел, время остановилось, "желе" заполнило все поры тела, Игорь даже слышал, как его потоки перетекают из полости в полость.
   Страха не было, вообще не было никаких чувств, лишь спокойствие и безразличие. Он не заметил, как опять оказался вне пузыря, а тот, отделившись от Игоря, тут же растаял в воздухе.
   Неожиданно у Игоря возникло желание высунуть наружу из "окна" свою руку. Где-то на задворках сознания пульсировала мысль-предостережение: "Нельзя этого делать, высунешь руку - а "окно" вдруг закроется или вообще исчезнет, и останешься без руки", - но эта мысль так и не могла оформиться в конкретную команду.
   Рука выходила за проем, не встречая сопротивления, как в самое обычное окно. Выходила - и менялась. Пальцы стали длиннее, их по-прежнему было пять, но теперь они стали многосуставчатыми. Каждый палец заканчивался веером небольших коготков, которые то втягивались в пальцы, то выходили обратно. Сама рука покрылась кожистыми утолщениями, похожими на большие бородавки, и могла изгибаться в любом месте.
   Игорь выдернул руку обратно, она опять приняла нормальный привычный вид. Он еще несколько раз высовывал руку и убирал ее обратно, зачарованно наблюдая за метаморфозами и пытаясь понять, действительно ли рука меняется, или это просто иллюзия.
   Потом откуда-то пришла мысль - и эта мысль была точно не его - а что произойдет, если он попробует сам выглянуть в "окно"? Но "окно" высоковато, неудобно. И тут же, в ответ на эту мысль, проем сдвинулся с места и переместился вниз, так, что нижняя кромка "окна" теперь была на уровне пояса.
   А дальше все происходило так, словно это был не Игорь, а кто-то другой, знающий, что и как надо делать. Он широко расставил ноги, уцепился руками за края проема, резко выдохнул и также резко верхней частью туловища высунулся в "окно".
   Игорь почти ничего не почувствовал, только в голове словно что-то перещелкнулось. Мысли прежнего Игоря еще всполошенно метались, а мозг уже заполняло другое сознание, главными побуждающими стимулами которого были голод и жажда.
   Он глубоко вздохнул, втягивая в себя чужой воздух, и тут же почувствовал, как приходят в движение его кости, меняясь и перестраиваясь, мышцы усыхают, а кожа натягивается. Последним усилием воли Игорь вынырнул назад из проема. И сразу же на него обрушился целый шквал запахов, большинство которых были резкими и вызывали дискомфорт. Голова кружилась, перед глазами метались кровавые всполохи, мысли были спутанные и вялые. Он оторвался от стены и, с трудом переставляя непослушные ноги, подошел, шатаясь, к зеркалу.
   Оттуда на него смотрело странное существо, по внешнему виду - человек: две руки, две ноги, голова. И, в то же время, оно не было человеком. Темное, почти черное, лицо. Глубоко запавшие глазные впадины, из которых смотрели немигающие пепельные глаза без зрачков. Острые прижатые уши. Тонкая щель рта с втянутыми внутрь губами. Человеческим был только нос, и то он постоянно нервно подрагивал, словно принюхиваясь.
   Потом все стало меняться. И опять началось с того, что в голове переключился невидимый тумблер. Голод и жажда исчезли, вместо них появилось чувство брезгливости и отвращения, не к чему-то конкретному, а вообще ко всему окружающему.
   Облик в зеркале смазался, изображение задрожало и изменилось. Теперь у него было белое, по сути, мраморное лицо. Неподвижные черты. Живыми были только глаза: огромные, почти на четверть лица, тоже немигающие и струящиеся каким-то непонятным светом, то и дело перемежающимся черно-белыми вспышками.
   На голове - огромная копна волос, непрестанно свивающихся в пряди и снова расплетающихся, словно живущих своей отдельной и загадочной жизнью. Время от времени то одна, то другая прядь словно выстреливали по сторонам, превращаясь в стремительные извивающиеся жгуты, которые, то ли играли меж собой, то ли за кем-то охотились в окружающем пространстве. Все пряди были разноцветными, хотя преобладали багрово-красные тона.
   Изображение опять задрожало и размылось. Теперь лица менялись, как в калейдоскопе, так что Игорь не успевал их разглядеть. Неизменным оставалось только его обычное тело. Напоследок голова вообще исчезла, а на ее месте возник пульсирующий черный шар с нечеткими размытыми контурами. Затем зеркало помутнело, на несколько мгновений снова приняло прежний вид, и Игорь увидел свое привычное лицо.
   А потом вообще все пропало, вокруг не было ни вещей, ни самой комнаты, вообще ничего, пустота. Возможно, не было и самого Игоря - лишь его сознание, сфокусированное в одной точке.
   А навстречу ему что-то двигалось. С каждым шагом "оно" принимало все более четкие очертания, и, чем ближе "оно" подходило", тем больше становилось похожим на человека.
   Теперь их разделяло не более метра. И тут Игорь почувствовал, что из него что-то выходит. Из губ потянулась белая струйка и потекла к тому, кто пришел. Это было то самое "облачко", которое недавно вселилось в Игоря - теперь оно перетекало в пришедшего. Когда последние частички "облачка" исчезли в нем, Игорь услышал голос:
   "Спасибо, что ты согласился временно сохранить его в себе".
   "А что это?"
   "Моя жизнь в этом мире".
  
   .... А дальше был провал. Снова Игорь себя ощутил уже лежащим на диване. Он открыл глаза, за окном все еще было темно.
   Попытался восстановить в памяти все, что было до этого. Яркие картины чередовались с какими-то мутными эпизодами, а то и полным отсутствием чего-либо, когда случайные обрывки пытались всплыть на поверхность и тут же снова тонули.
   Болела голова, ныли все мышцы тела, как после долгой и монотонной работы. С некоторой опаской Игорь ощупал лицо, голову, тело - вроде, все, как обычно.
   Он опустил ноги на пол и тут же их отдернул: ступни коснулись чего-то мокрого и липкого. Кое-как дотянулся до выключателя: в неярком свете лампочки его взору предстал пол, густо усеянный крупными каплями крови, возле самого дивана даже была небольшая лужица, в которую он и наступил, когда хотел встать.
   Что за хренотень?! Откуда здесь кровь? Игорь машинально осмотрел себя - ничего нет, чистым был и диван. Он присел на корточки и осторожно тронул пальцем одну из капель: почти свежая, только начала сворачиваться.
   Еще раз осмотрел руки, ноги - может, где-нибудь ссадина или порез, обо что-нибудь поцарапался во время провала памяти. Ничего. Обреченно подошел к зеркалу, боясь смотреть и одновременно желая хоть что-то понять во всем, что произошло. Нет, во-первых, это его лицо, а, во-вторых, он действительно чистый. А, может, ничего и не было? Но откуда тогда кровь?
  
   Игорь кое-как докоротал ночь, отсидел день в офисе, вернувшись домой, долго стоял на пороге спальни. "Окна" в стене не было, хотя в какой-то момент ему показалось, что в том месте по поверхности прошли волны.
   Кровь, уже засохшая, так и оставалась на полу. Никаких объяснений тому, чья это кровь и откуда она появилась, он придумать не мог. Не было внятных и привычных объяснений - впрочем, Игорь, на фоне того, что уже происходило, особо и не пытался их найти. Единственное, что пришло на ум: "Родовая кровь ... Но кто здесь родился?"
   Он усмехнулся своим мыслям, переоделся, налил воды в ведро и принялся отмывать пол. Что бы это ни было, но не будешь же жить в таком бардаке!
   Лужица, что была возле дивана, частично затекла под него. Игорь отодвинул диван от стены и тут же устало опустился возле него на пол - посередине красовался кровавый отпечаток правой детской ладошки.
  
   И опять потянулись будни. Всё было уныло и однообразно. Вокруг суетились люди, что-то делали или пытались доказать самим себе и окружающим, что они что-то делают. Но фактически происходило тупое и бессмысленное копошение, шло массовое производство отходов и себе подобных. Игорь давно уже осознал доминирующую роль этого основополагающего принципа, сначала это его угнетало, хотя он временами и пытался приспособиться к общему ритму, потом он научился от него дистанцироваться, создав для себя свой мир. Нельзя сказать, что в этом мире было очень уютно, наоборот, ему приходилось жить среди множества вопросов, которые в нем постоянно рождались, за которыми маячил призрак ужасающих и бездонных глубин.
   Но, если раньше эти глубины всегда были на каком-то удалении, их незримое присутствие тревожило, но они были прикрыты вуалью повседневности, то теперь, вместе с последними событиями, они властно вторглись в его существование, заполнив собой даже те крохотные уголки спокойствия, что существовали до этого. Вторглись - и снова замерли, ничем не обнаруживая своего присутствия. Они словно давали Игорю возможность осмотреться, привести в порядок свои мысли, одновременно оценивая его готовность к дальнейшим событиям.
   Но пауза затягивалась - и Игорь заскучал. От того первого страха, граничащего с ужасом, не осталось и следа.
  

* * *

   Лето пролетело. Оно, действительно, пролетело, короткое и неустойчивое. Стабильной в этих краях была только зима, с ее морозами и обледенелыми ветрами, уносящими с полей даже те крохи снега, что скупо выдавала природа.
   Вот и опять зима была не за горами, но Игорь старался о ее приближении не думать, наслаждаясь последним теплом, уже перемешанным с осенней свежестью и прохладой.
  
   Был обычный день. Выйдя после работы из офиса, Игорь решил прогуляться. Он, не спеша, шел по одной из главных улиц города. Людей, как всегда, вокруг мельтешило много, но сознание никого персонально не выделяло, воспринимая их, как потоки, не имеющие к нему никакого отношения.
   Впереди была центральная площадь, оставалось перейти улицу. Загорелся зеленый сигнал пешеходного светофора, и Игорь вместе с другими людьми ступил на "зебру".
   На середине пути в грудь ударил тугой порыв ветра. Игорь не успел удивиться тому, откуда взялся этот порыв в такой тихий и солнечный день, как ощутил те же запахи, что и в тот памятный вечер, когда в его комнате открылся проем в стене, через который был виден таинственный темный парк. А вместе с запахами пришло и осознание того, что мир вокруг него изменился. Игорь теперь шел один по узкому коридору с полупрозрачными стенами, за которыми колыхались размытые тени тех, кто только что переходил улицу вместе с ним. Тени стали быстро уменьшаться в размерах, а потом и вовсе исчезли.
   Сознание механически отметило, как ноги перешагнули кромку бордюра, и Игорь оказался на площади, вернее, на том месте, что должно было быть площадью. Нет, атрибуты ее были те же: неизменный памятник в центре, аллеи, скамейки. Вот только все это было каким-то неестественным, словно декорации в театре, грубо и плохо размалеванные, не претендующие на реальность или, хотя бы, на некоторое ее подобие. На этих "декорациях" были видны даже отдельные мазки от "кисти".
   Все воздушное пространство над площадью буквально кишело от множества существ самых разнообразных форм, размеров и расцветок. В основном все они сновали по каким-то своим, ведомым лишь им, делам, не обращая внимания друг на друга. Среди них своим поведением выделялись лишь существа, напоминающие по виду пиявок: они явно старались постоянно к кому-нибудь присосаться. Но все эти летающие, "плавающие" и порхающие создания буквально бросались врассыпную, когда прямо через них с огромной скоростью проносились длинные извивающиеся "ленты" и "стрелы", оставляющие после себя коридор, который, впрочем, немного погодя, снова затягивался, и существа, как ни в чем ни бывало, продолжали опять свое непрестанное движение. Место тех, что оказались добычей "лент" и "стрел", тут же занимали другие.
   Среди всей этой мешанины и "декораций" по площади гуляли другие странные двуногие существа, напоминающие людей, в пестрой и мешковатой одежде. Но их скошенные лбы, оплывшие щеки, многослойные подбородки, тучные телеса делали их более похожими на животных. Точнее, на домашних животных, словно небольшое стадо свиней выпустили попастись на лужайку. Рядом с ними резвились их детёныши, менее тучные, чем родители, но тоже уже достаточно упитанные.
   Многие из этих "животных" были густо увешаны "пиявками", словно новогодние ёлки гирляндами.
  
   Игорь шел по площади, не испытывая ни удивления, ни интереса, как будто такую картину он видит не в первый раз.
   Неожиданно теперь уже среди "животных" возник переполох. Они засуетились, сзывая своих детёнышей, и стали спешно покидать центр площади. Мельтешащие в воздухе существа тоже сбились к боковым аллеям. А потом всё замерло, прекратилось всякое движение. Остановился и Игорь, заинтересованный тем, что же так напугало всех обитателей площади.
   В дальнем ее конце возникло движение - оттуда шел человек. Это был, действительно, человек по своему внешнему виду, совсем не похожий на пасущихся домашних животных. Размашистый шаг, уверенное поведение. Развевающаяся копна длинных разноцветных волос. Во всем его облике Игорю почудилось что-то знакомое.
   Проходя мимо Игоря, человек повернул к нему белое мраморное лицо с горящими глазами. Это был тот, кого он видел в зеркале. Человек на мгновение задержал на Игоре свой взгляд, не замедляя шага, и слегка кивнул, как бы, давая понять, что узнал его.
   Человек дошел до границы площади и исчез. Тут же всё снова пришло в движение, все опять занялись своими делами: существа суетились, "животные" паслись, "пиявки" искали себе жертв.
   Вот и конец площади. Игорь остановился перед пешеходным переходом и оглянулся назад. Площадь была пуста: ни существ, ни "животных", ни обычных людей. Но теперь она выглядела привычно, без ощущения театральных декораций и нарисованных холстов. Наоборот, теперь уже всё то, что находилось за площадью, походило на застывшие изваяния. Неподвижным было всё: и фигурки людей, и автомобили на улице. Единственное, что продолжало функционировать - это сигнал пешеходного светофора, методично меняющего красный свет на зеленый, да мелькающие на нем цифры и стилизованные фигурки, зеленая - перебирающая ногами в соответствии с отсчетом секунд, красная - стоящая.
   Дождавшись разрешающего показания, Игорь ступил на переход. По мере того, как он шел, фигурки людей оживали, начинали двигаться, пришли в движение и автомобили, все более убыстряя свой ход.
   Игорь перешагнул противоположный бордюр - и все стало, как обычно.
  

* * *

   Через день нечто подобное, чему Игорь придумал свое название: "туннельно-возвратный переход между реальностями" (а что, получилось очень даже неплохо), - повторился, только уже в офисе, в привычной рабочей обстановке. Но теперь уже было несколько по-иному: Игорь оказался вовлечен в непосредственное действие.
   У него возник неотложный вопрос к системному администратору, а тот на телефонные звонки не отвечал. Пришлось идти в другой конец здания.
  
   Игорь толкнул знакомую дверь без таблички, шагнул через порог и тут же понял, что оказался совсем не в том месте, куда ему было нужно. Вместо небольшой комнатенки админа перед ним был огромный зал, вся передняя полукруглая стена которого представляла из себя состыкованные экраны, на которых крутился калейдоскоп картин-изображений. Перед каждым экраном был пульт. За пультами спинами к входу сидели люди. Один из них повернулся, посмотрел на вошедшего Игоря и снова занялся своими делами. Игорь даже не успел разглядеть его лицо, оно показалось ему каким-то смазанным.
   "Черт, когда они успели здесь всё переделать?"
   И Игорь повернулся к двери, собираясь выйти. Но - двери не было. В растерянности он закрутил головой.
   - Ты нашел вход сам. Это хорошо. Хотя, честно говоря, я не рассчитывал, что это произойдет так быстро.
   Игорь повернулся на голос. Перед ним стоял человек со знакомым неподвижным мраморным лицом. Только копны волос у него не было - абсолютно голый блестящий череп с угловато выпирающими костями.
   - Я понимаю, что ты удивлен. Но - не очень, и сохраняешь осознание происходящего. В тебе нет страха и паники. Ты быстро прогрессируешь, у тебя очень хорошие показатели трансформации и гибкая идентификация ... Но об этом - позже и не сейчас. Пока меня интересует, какой первый вопрос ты задашь.
   Игорь сглотнул комок, образовавшийся в горле.
   - Где я сейчас нахожусь? В какой реальности?
   - Хороший вопрос. Обычно в таких ситуациях спрашивают меня, кто я такой. Еще бывают вопросы о "глюках" и тому подобное. Почему ты об этом не спросил?
   - То, что это не сон и не "глюки", я и так знаю. Спрашивать, кто ты - бессмысленно. Любой твой ответ будет одновременно и правдой, и ложью. Да и какая разница, кто ты?
   Игорю показалось, что человек с белым лицом усмехнулся.
   - Я не ошибся в тебе. ... Пойдем.
   Он подвел Игоря к одному из пультов.
   - Это место пока свободно, сюда еще не подобран оператор ... Садись.
   Игорь послушно сел. Человек с белым лицом встал сзади.
   - С этого пульта включается контроль безопасности тех миров, которые находятся в двойном подчинении. Твой мир - из их числа. ... Вот, смотри, я включаю изображение ... Сейчас ты увидишь весь перебор этих миров с одновременным выводом параметров безопасности.
   На экране замелькали картинки. В такт им по пульту засновали длинные белые пальцы. Одна из "картинок" замерла, а потом замигала тревожным красным светом.
   - Видишь, это пошел сигнал о нарушении параметров. Сейчас я их подкорректирую ... Так, ничего особо страшного там пока нет, но этот мир приходится держать под постоянным контролем, и это именно тот мир, в котором ты живешь. ... А теперь попробуй ты. Не бойся, ты ничему не повредишь, я перевел контроль снова в режим просмотра.
   Игорь попробовал, но получалось плохо.
   - Ничего страшного, скорость и реакции - дело наживное. Главное - внутренняя способность и готовность, ведь отвечать серьезно за безопасность могут далеко не все. А твои энергетические структуры развиваются именно в нужном направлении. Поэтому это место я берегу для тебя, хотя, не скрою, желающих попасть на него хватает. Но мне нужен здесь не просто исполнитель, а тот, кто способен сам принимать правильные решения. Со временем ты это поймешь. ... А теперь тебе пора возвращаться.
   Они подошли к тому месту, где должна быть дверь, в которую вошел Игорь.
   - Твои структуры еще очень далеки от оптимальных, но они будут совершенствоваться. Временами мне придется вносить корректировки и перенаправлять некоторые векторы - это неизбежно, учитывая особенности вашего мира. Поэтому не удивляйся особо тому, что будет иногда с тобой происходить. А теперь - иди.
   Игорь повернулся к стене. Двери так и не было, но он - шагнул. Просто шагнул, не думая о том, что может разбить себе лоб о стену.
  
   И - оказался в знакомом коридоре. Тут же в голове прозвучал голос: "Вообще-то, существуют стандартные способы поиска "дверей" и переходов из реальности в реальность. Но ты нашел свой способ - и даже меня этим слегка удивил. Ты, конечно, и сам не понял, как это сделал - но полное понимание придет позже".
   Игорь огляделся. Да, это тот же коридор, тот же офис, где он работает. Прямо перед ним - дверь админа. С внутренней опаской приоткрыл ее. Небольшая комнатушка. Коротко стриженный затылок админа Антохи, склонившегося над клавиатурой. Тот поднял голову.
   - А-а, Игорь ... Ты ко мне? Наверно, по системе?
   - Ну, навроде того ...
   - Да глючит она сегодня, зараза! Сам пока не пойму, в чем дело. Еще и телефон, как назло, не работает. Ты уже пятый ко мне приходишь ... Извини, некогда базарить, а то мне скоро уже шеф голову начнет отрывать.
   Игорь вышел, прикрыл за собой дверь, немного постоял и пошел к себе.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"