Погарский Антон Юрьевич: другие произведения.

Coin Club

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Посвящается всем тем, кто хочет изменить мир. Тяжёлое бремя возлагается на каждого человека, способного мыслить. Реальность предстаёт перед ним такой, какой есть на самом деле, а не такой, в которую хочется верить. Абсурд всегда присутствовал в человеческом обществе, но если вдуматься, то сейчас он достигает апогея. Мы ощущаем его всегда, когда смотрим новости, идём в магазин или в банк и т.д. Но на самом деле, это не так уж и плохо. Порой, для того чтобы осознать всю абсурдность ситуации, нужно довести её до максимума. И только осознав, мы пытаемся что-то изменить. Часто не хочется даже задумываться над тем, насколько все неправильно и нечестно в наших реалиях. Мир вокруг нас иногда похож на сумбурный и нелогичный сон. Хочется просто заснуть и открыть глаза в реальности, где всё предсказуемо и является таким, каким хотелось бы его видеть. В мире, где всем хватает места под солнцем, где все имеют ровно столько, сколько заслужили. Но не стоит закрывать глаза надолго. Важно не пропустить завтрашний день, ведь перемены уже начались. Мир стремится дать нам возможность жить в таком месте. Новые технологии дали толчок к поднятию всех стандартов и к развитию новой системы ценностей. Новой системы расчётов, оценки труда и оборота средств. Какой она будет или какой может быть, и какое место мы можем занять в ней? Именно это и описано в рассказе.

  
  
   УДК 821.161.(477.64)-32
   ББК 84(4=рус)6-445
  
   ISBN 978-966-2602-76-0 А. Погарский, 2015
  
   ОТ АВТОPA
   Увлекательно порой смотреть старые фильмы про будущее, особенно если действие по сценарию происходит в наше время. Интересно, как сценаристы тридцать и более лет назад представляли себе то время, в котором мы живем сегодня. Некоторые готовили нас к постапокалиптическому миру, другие к светлому будущему, в котором мы должны были уже сейчас путешествовать на космических кораблях по всей галактике. Но никто из них не показал нам даже приблизительную картину того, что действительно будет происходить с обществом и технологиями. Мы не перемещаемся по земле на летающих автомобилях, никто не прорыл шахту до центра земли и никого не уменьшили до размера бактерии. Несмотря на это, у нас есть гигантский адронный коллайдер, при помощи которого ученые раскрывают тайны материи, пространства и изучают субатомные частицы. Люди не научились существенно продлевать свою жизнь при помощи особых жидкостей или пересадок органов животных, зато у нас есть Интернет. Огромная сеть, в которой сосредоточились знания, технологии и бизнес всего мира. Она стала новым "Новым светом", где начали искать успех и признание все гении и авантюристы своего времени.
   Как бы там ни было, авторы и режиссёры продолжают выдвигать свои гипотезы относительно развития технологий и общества в целом. Людям свойственно думать о будущем. Но проблема в том, что чем оно ближе, тем размытей его видение. С каждым днём появляются новые решения в той или иной сфере человеческой деятельности и тем сложнее представить, что нового придумают завтра. Незначительные открытия становятся глобальными и меняют сознание. Все чаще мы задумываемся над тем, каким мир будет завтра. Но важнее всего вопрос: "Какую роль мы займём в нем?"
   Цифровые технологии задали очень высокие стандарты в способностях и исполнительности. Ещё недавно они участвовали только в разработках, но сейчас уже и в производстве, а также предоставлении услуг. Не исключено, что завтра они смогут заменить практически каждого исполняющего сотрудника. Но какая роль тогда останется людям? Старый мир умирает, вместе со старыми специальностями и с устаревшей системой ценностей. В чём же искать призвание? В психологии каждого социального существа есть желание быть нужным. Муравей, который остался без колонии, даже при избытке еды, живёт в три раза меньше. Но при этом, каждый человек нуждается не только в похвале и признании окружающих, а и в наивысшей оценке его работы, которая выражается в денежном эквиваленте. И здесь тоже открывается новый вопрос. Новый мир потребует и новой системы оценки труда, а именно новой валюты. Какой она будет? Рано или поздно мы это узнаем. Но сможем ли мы к ней быстро адаптироваться, чтобы не остаться с грудой никому не нужных бумажек на руках? То, в чём мы сегодня видим воплощение свободы и счастья, в скором будущем может оказаться не более чем топливо для розжига камина. Славянский мир только за последнее столетие знает, как минимум, три таких случая. Это и не удивительно, потому что нам привили столь абсурдное мнение, что вся сила, свобода и возможности заключаются в красивой разноцветной купюре. И даже осознание того, что они печатаются на печатной машинке миллиардами другими людьми, не меняет безудержного стремления любой ценой собрать их как можно больше. Хотя неоспоримым фактом является то, что деньги не являются показателем трудоспособности или исключительного таланта его владельцев. Это утверждение актуально, как минимум, в большинстве случаев, в которых желание ими владеть реализовывает самые негативные человеческие качества.
   Итак, новый мир потребует новую валюту. Какой она должна быть? Учитывая стремительные темпы глобализации, единой для всех стран, ну или, как минимум континентов. Безусловно, цифровой, и с этим мало кто поспорит. Это даст ей возможность храниться на разнообразных носителях и облегчит управление средствами. Но самым важным критерием, которым будет обладать валюта будущего - это радикальное отличие от старых денег. И очевидно, что самым сложным для нее будет пройти путь понимания людьми её ценности. Когда Марко Поло впервые привёз в Европу бумажные деньги из Китая, то такая идея транспортировки серебра вызвала смех у его земляков. Они демонстративно сожгли купюру, чтобы доказать, что она ничего не стоит. Хотя на самом деле в этом и заключалась её ценность на тот период. Облигация имела ценность только по обе стороны шёлкового пути, где их можно было обменять на ценные металлы. А для грабителей на самом пути это была лишь бумага. Вот и сегодня человечеству нужно смелое решение, выходящее за рамки стереотипов. Нужен кто-то, кто изменит мир своей идеей и убедит людей, что она чего-то стоит. Спустя пару десятилетий после массового появления автомобилей на улицах, люди точно сформировали представление, что у машины четыре колеса, а двигатель должен стоять спереди. Сколько пришлось вытерпеть насмешек Фердинанду Порше, когда он предложил поставить мотор сзади. Насколько сложно было ему разломать настолько недавний, но уже прочно устоявшийся стереотип тогда. И с каким восхищением мы любуемся его заднемоторными творениями сегодня. Еще сложнее будет убедить людей сейчас, что деньги могут быть не бумажными и даже не их электронным эквивалентом.
   Каждый торговец в постсоветском пространстве знает, что если он будет долго рассказывать клиенту обо всех преимуществах товара, то это не произведёт такого впечатления на покупателя, как слова: "это чистая Америка", или Германия. Даже в начале двадцать первого века, можно услышать характеристику бренда словами: "ФРГ" и "Югославия". Несмотря на то, что этих стран давно уже не существует, стереотип человека, жившего в мире дефицитов, сразу подскажет ему, что нужно брать. К сожалению, настоящее качество не является настолько существенным мотиватором, как яркий бренд. Так же и потенциал человека, который в большинстве случаев имеет второстепенное значение в системе ценностей, после стоимости его обуви или мобильного телефона. А что если весь этот потенциал конвертировать в валюту и подтвердить её возможностями. Тогда и реализовать идеи станет легче, и самого человека оценят значительно выше. Такое суждение кому-то может показаться абсурдом и утопией, а другим иронией. В любом случае, правда в том, что мы живём в мире, где намного чаще костюм стоит намного дороже, чем человеческая сущность, и это необходимо менять.
   Многие считают, что время Эдисонов прошло, и один человек больше не сможет создать, чего-то глобального. Все простое уже придумано, а чтобы реализовать сложную идею, нужны огромные ресурсы, которыми владеют только корпорации. Но в любом случае, для зарождения любого начинания нужна искра, которая может зародиться в голове только одного особенного человека. При этом необходима его искренняя вера в то, что эта идея сможет изменить мир. Только тогда, именно так и случится.
   И когда кто-то достаточно сильный и уверенный в себе будет создавать новую реальность, важно уловить перспективу и не остаться за бортом корабля, стремящегося в будущее. Мимо каждого ковбоя хотя бы раз в жизни пробегает счастливая лошадь, но не каждый способен её оседлать. Не каждый способен распознать волну, которая принесёт его к успеху. Но любой человек может анализировать. На вопрос: "какой будет валюта будущего?", ответ уже готов. Фрагменты ответов на подобные вопросы прописаны во множестве статей. Они протекают между строчками в описаниях современных цифровых тенденций и прячутся в скептических отзывах людей, критикующих попытки создания альтернативных валют.
   С появлением первой криптовалюты Интернет завалили статьи с заголовком "Биткоин - валюта будущего". Это был ещё один экономический цифровой феномен, который не смог предсказать ни один фантаст. Конечно, значение первой криптовалюты было переоценено, но на самом деле именно первый криптографический аналог денег совершил огромный прорыв в понимании и видении неизбежной взаимосвязи финансов и цифровых технологий в будущем. Особый интерес к ней появился, когда она вызвала безумный ажиотаж и нереальный рост курса. Ни одна валюта в мире, ни один благородный металл, и никакая ценная бумага не давали такого прироста стоимости, как эта электронная инновация. Эмиссия такой альтернативы денег требовала использования мощных компьютеров для генерации сложного кода, который и являлся денежной единицей. Биткоин показал, что ценность и инвестиционная привлекательность валюты может измеряться не в мнимом эквиваленте ценным металлам, а и во времени, использованном для вычислительных работ. Именно этот ресурс сейчас можно сравнить с золотом.
   Одним из самых часто задаваемых вопросов про криптовалюты был такой: почему нельзя вычислительные процессы получения криптографического кода использовать для полезных вычислений? Хороший вопрос. В нём речь идёт о системе распределённого вычисления. Представьте, что какой-то фармакологической компании нужно сделать масштабные расчёты необходимые для создания нового препарата. И она предлагает вам и еще нескольким тысячам пользователей взять на себя часть этих вычислений. Оператор распределяет задачу между участниками проекта, и каждый выполняет свою часть работы. После её выполнения все результаты суммируются, и получается единый результат. Так работает эта система. Конечно, ради благого дела можно использовать свой компьютер для просчётов, особенно если это происходит в то время, когда его пользователь спит или отдыхает. Тем более такой проект даёт возможность поучаствовать в глобальном действе, которое хоть на немного, но сделает мир лучше и поможет спасти человеческие жизни. Но организовать оплату таких услуг сложно, и потому такие программы были скорее волонтёрскими и проходили, соответственно, без большого энтузиазма. Безусловно, любая работа должна оплачиваться, тем более та, которая требует использование тех или иных ресурсов. Участников таких проектов приходилось искать и убеждать в важности такого мероприятия.
   Когда появились криптовалюты, то появился логичный вопрос, почему процесс генерации кода нельзя использовать для полезных вычислений. Ведь тогда у людей появится реальный интерес участвовать в глобальных просчётах. Они смогут самоорганизовываться и ускорять получение конечного результата. Ответ не заставил себя ждать, и компетентные программисты объяснили простым пользователям, что процесс получения криптографического кода очень сложный, и только он один занимает большое количество энергии и времени. Потому объединить эти два понятия практически невозможно. Но по законам физики в процессе определённого труда возникает определённое количество энергии, и если её правильно направить, то от неё можно получить пользу. Так же само в свое время Генри Форд, глядя на фитиль горящей керосиновой лампы, мечтал энергию горения перенаправить для движения. Сегодня мы все ездим на автомобилях, и эта сложная для того времени задача сегодня стала для нас обыденностью.
  
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
  
   Человечество всегда имело свои недостатки, но мир в начале двадцать первого века казался относительно спокойным. Большая часть населения Земли была цивилизованной, и все наслаждались благами современных технологий и дешёвыми кредитами, которые создавали видимость комфортной жизни. Люди ходили на работу, искали гармонию и своё место в обществе. Все привыкали к экономическим кризисам и приспосабливались к новым обстоятельствам, обвиняя в неудачах правительство своей страны. Все угрозы каких-либо серьёзных коллапсов казались далёкими и призрачными, любое падение качества жизни воспринималось как временное. На самом деле, в этом нестабильном и ненадёжном мире уже формировался глобальный дисбаланс. Цивилизация начала деградировать. Технологии приближались к своему пику и нуждались в новых, более мощных и дешёвых источниках энергии. Все это чувствовали, но никто не хотел верить в худшее. Старая система ценностей была раздута как мыльный пузырь, который вот-вот лопнет. Те, кто управлял этой системой, пытался закрывать все дыры, чтобы удержать контроль. При этом такие пробоины ликвидировались за счёт самих же граждан. Безусловно, это сказывалось на качестве жизни, которое постепенно ухудшалось. Но дефицит средств, вызванный спекуляциями на фондовых рынках и переоценкой потенциалов, только усугублялся. Мир медленно рушился и приближался к постапокалептическим образам.
   Страшно было представить, чем это может закончиться для каждого из людей, если бы весь этот хрупкий карточный домик рассыпался. Особенно для тех, кто находился на стыке интересов правящих кланов. Эта географическая и геополитическая граница межу восточными и западными мирами уже начинала скрипеть и разогреваться от трения двух континентов. Словно две тектонические плиты - интересы тайных правителей столкнулись по одной линии с катастрофическим для населения выбросом негативной энергии. Там начали появляться и испытываться новые технологии в управлении общественным мнением. Настоящие информационные войны, перерастающие в кровавые баталии, которые в итоге назовут гибридными войнами. Яркие и многообещающие цветные революции, эйфория от которых очень скоро заканчивается массовым разочарованием. Кто-то играл в шахматы, сидя во дворе своей корсиканской виллы. А шахматные фигурки чувствовали себя униженными, обворованными и на грани. Это были первые звоночки, которые могли предшествовать глобальным конфликтам, в которых люди имели все шансы уничтожить сами себя.
   Никто не подозревал, но, к удивлению, именно в этом нестабильном регионе при таких некомфортных условиях и начала зарождаться надежда на новое будущеё для человечества. Новое общество, новое поколение, новые герои.
   Истинный герой - это не человек с фантастическими способностями. Не сверхчеловек в красном плаще и родом из другой галактики. В мире жестокой реальности, это хрупкая личность, которой хватает сил нести в себе веру в идею, способную изменить мир. Идею, подобную тлеющей свече, которая может разжечь настоящее пламя. И в нем могут сгореть все устаревшие стереотипы и обрести новый смысл старые ценности. Герой может быть рядом с нами, но мы его можем не заметить и, возможно, даже не поймём его целей. Но когда искра вспыхнет и начнёт разогревать кровь граждан новой надеждой на лучшее будущее, тогда и жизнь каждого человека наполнится новым смыслом. Ни один герой не может спасти всех и каждого, но он может дать веру людям в спасение самих себя.
   Это зарождение происходило не в той реальности, к которой все привыкли. Не там, где люди ходят на работу, читают газеты, гуляют в парке или едут в метро. В том сложном и неизученном мире всё состояло не из молекул и атомов. А из нолей и единиц. Глобальная цифровая сеть сформировалась очень быстро и привлекла всех неординарных личностей и авантюристов того времени. Она была своего рода границей, за которую сбегали те, кто имел нестандартное мышление и желание реализовать свои возможности. Когда-то таким местом была Америка, и туда съезжались со всего мира те, кто хотел для себя иного будущего чем то, которое им обещал старый мир. Они туда ехали за покорением новых пространств, свободой вероисповедания, гендерным равенством и финансовым благополучием. Сегодня уже не осталось места на земле, где бы ни был сформирован мировой порядок. Но во времена цифровых технологий такой границей стала мировая сеть Интернет. Охотники за успехом сформировали свое устройство, свою валюту, финансовую систему, новые услуги и развлечения. Появились новые пираты и мошенники, которые путешествовали по бескрайним просторам сети и искали своих жертв. Соответственно, и новые законы и те, кто контролировал их соблюдение. Но в любом случае в этой реальности было больше свободы, больше возможностей. Этот мир был более оперативным и анонимным. При всём при этом, он содержал доступ практически ко всей информации, скопленной человечеством за тысячи лет истории.
   Большинство людей использовали всемирную сеть для того, чтобы посмотреть фильм или погоду на ближайшие дни. Кто-то читал литературу или просматривал свежие статьи. Для некоторых это был полигон, предназначенный для кибер-спорта. Но большинство этих людей не осознавали, что это пространство существует не только для развлечений. Что некоторые индивидуумы, в то время, когда кто-то играет с соседом в танки по сети, умудряются там же зарабатывать огромные капиталы просто из воздуха. И что за всем красочным интерфейсом скрывается активная деятельность, благодаря которой ежесекундно выискиваются и находятся новые, нераскрытые потенциалы и виды получения средств. В этом бурлящем потоке информации и начала зарождаться новая надежда для всего человечества.
  
  
   ГЛАВА 1. ДОЗНАНИЕ
  
   Люди всегда делились на большинство, которое принимало законы общества, живя в соответствии с ними, и единицы, способные эти законы менять. Каждый человек имеет право выбора, и многие предпочитают прожить нормальную жизнь. Стремятся выучиться, найти хорошую работу, своё место в обществе и жить в нём приспосабливаясь к обстоятельствам. Ставят себе цель вовремя жениться или выйти замуж, родить детей и умереть в своей постели в окружении любящих внуков. Это хороший выбор, но он не для всех. Некоторые мятежные личности выбирают борьбу, бросаясь с головой в стихию. Они не придерживаются правил и пытаются изменить то, что их не устраивает, несмотря на то, что многим это кажется вполне приемлемым. Буря, гроза и шторм в сердце у таких индивидуумов. Авантюризм толкает их на радикальные действия, заставляет верить в невозможное и не позволяет останавливаться на достигнутом. В своём стремлении они ставят себе иные, отличные от большинства, приоритеты. Как правило, это заставляет их приносить в жертву то, что другие считают главным, но далеко не всегда эта жертва бывает оправдана. Однако такие люди верят в идею. Они живут тем, что даже если есть маленький шанс изменить мир, то они обязаны им воспользоваться. И тогда эта жертва не будет бессмысленной, а жизнь напрасно прожитой. Самое главное правило, которого они придерживаются, заключается в том, что лучше жалеть о содеянном, чем о том, чего не сделал.
   Одним из таких мятежных авантюристов был Роман, и это привело его в одно из самых неприятных мест на земле. Он сидел в тёмной комнате без окон и дневного света, за затёртым столом, изготовленным из дешёвого ДВП. Стол стоял посредине этого мрачного помещения, наполненного холодным светом неоновой лампы, висящей на потолке. Тёмно-зелёные стены несли на себе бесчисленное количество слоёв вздутой краски, а первый слой был положен ещё тогда, когда никто и не слышал о преступлениях, приписываемых Роману. За столом напротив него стоял стул, который в ближайшеё время должен был занять дознаватель.
   В лучших традициях комнат для допросов на столе находилась прозрачная стеклянная пепельница, которая нужна была для того, чтоб обвиняемому дали покурить перед тем, как он признаётся в содеянном. На её дне и стенках были присохшие кусочки табака и пепла, плохо вымытых местной уборщицей. Правда, пол был вымыт идеально, и это наталкивало на разные нехорошие мысли. Возможно, его пришлось тщательно отмывать после предыдущего допроса. Воздух в комнате был тяжёлым, пропитанным чем-то фатальным. Отчаянием, или безысходностью? Но это не те чувства, которые испытывал Роман в эту минуту. Он ни о чём не жалел и не винил себя, а чётко понимал, что сделал то, к чему стремился, и что должен был сделать, потому что чувствовал в себе силы дать новую надежду этому миру. Роман видел всю абсурдность и несправедливость того, что творилось в обществе, чувствовал то отчаяние и бесперспективность, которые царили в нём. Его угнетало то, что все люди должны были прогибаться под абсурдные правила сильных мира сего, не имея возможности реализовать свой личный потенциал. Своей задачей он видел дать людям возможность осознать, на что они способны. Дать понять, что те могут, если захотят, создать свою реальность, в которой каждому будет комфортней. У него была цель, и он хотел поделиться ею со всеми, кто её поддержит. Роман нёс людям веру, которой так не хватало большинству в те сложные времена. Но он также осознавал, что такой путь будет не простым. Что на всём его протяжении будет много упреков и непонимания. Революции нужны мученики, Роман готов был им стать, но не хотел. Он предполагал, что рано или поздно подобный визит ему придётся нанести, и не по своей воле. Его предусмотрительность позволяла всегда предвидеть ситуацию заранее, и он рассчитывал ходы на несколько шагов вперёд. Неординарные люди не бояться быть непонятыми, потому всегда готовы защищаться. Важнее всего для него было осознание того, что после реализации его проекта мир больше никогда не будет таким, как прежде. А остановить это начинание уже никто не в силах. Это как цепная реакция, или вирус, который размножается в математической прогрессии.
   Его мысли были прерваны появление дознавателя. Это был мужчина лет пятидесяти пяти. На нём был не дорогой костюм, что подчёркивало неподкупность его обладателя. Несмотря на это, следователь выглядел очень опрятно: начищенные туфли, со вкусом подобранная рубашка, все идеально выглажено. Первое, что приходило на ум - это честолюбие. Этот человек явно обладал этим качеством, а также педантичностью. Такие люди не любили размениваться, для них было важно мнение окружающих и коллег. Их могли ненавидеть или относится с брезгливостью, но и давать повода кому-то упрекнуть себя в чем-либо они не могли себе позволить.
   Мужчина не спеша располагался за столом, аккуратно раскладывая по коричневому поцарапанному столу документы из папки, которую он принёс с собой. Он делал вид, что один в помещении, до тех пор, пока не сел за стол. До этого момента Роман наблюдал только залысину на его макушке, но сейчас следователь смотрел в лицо подозреваемого через свои узкие очки в металлической оправе. Его взгляд был циничным и заставлял оппонента чувствовать себя так, как будто его обвиняют в преступлениях против человечества. Несмотря на то, что Роман осознавал свою позицию невиновного, он понимал, что следователя не стоит недооценивать. Дознание было его ремеслом, он обучался этому, и его профессией было ломать сознание и добывать правду. И чаще всего в том виде, в котором ему хотелось её получить. Люди такой профессии мыслят иначе, для них это не просто работа, а образ жизни. Они чувствуют ложь, и Роман понимал, что лучше промолчать или перевести разговор в другое русло, если что-то для него пойдёт не так в процессе разговора. У него была своя стратегия, которую он всегда использовал в жёстких переговорах. Роман имел большой опыт в этом деле, и он точно знал, что отвечать вопросами на вопрос это не самый лучший выход в неудобных ситуациях, хотя и самый простой. Настоящее искусство уходить от ответов заключалось в том, чтобы заставить собеседника забыть про тот вопрос, который он задал, растворив тему во второстепенных вопросах. Искусство же следователя заключается в том, чтобы уметь ставит нужные вопросы, которые допрашиваемый не ожидал услышать. Будучи в замешательстве, тот мог произнести одно случайное слово, из которого можно было вытащить правду, скрывающуюся за мыслью, породившей его.
   В отличие от Романа, хмурый следователь давно ждал встречи с ним. Павел Андреевич Строгацкий был специалистом в своем деле и относился к работе с фанатизмом. У него был большой профессиональный стаж, и за предыдущие тридцать лет работы он видел много авантюристов и мошенников. В тяжёлые девяностые ему приходилось раскручивать много дел, связанных с финансовыми пирамидами, которые в то время возникали, как грибы после дождя. В те непростые времена ему приходилось бороться не только с мошенниками, а и с давлением со стороны коллег и начальства, которые прикрывали и даже курировали все эти схемы. С тех пор он не принимал понятие коллегиальность. Его чёткая позиция заключалась в том, что она не может определять судьбу человека. Это может делать только бог и закон. Принципиальному следователю далеко не всегда удавалось быть понятым среди продажных сослуживцев. Но он выжил, и твёрдость его характера не давала ему возможности меняться. Строгацкий на протяжении всей службы ненавидел мелочность и продажность в людях, осуждал непрофессионализм. Это привело его к тому, что в итоге он добился признания и сегодня занимал серьёзную должность. Следователь был рад, что у него есть возможность поработать над новым громким делом. Он давно уже мог пойти на пенсию по выслуге лет, и здоровье подталкивало его к этому. Но ему хотелось пойти на заслуженный отдых, оставив какой-то след и пример новым поколениям правоохранителей. Он хотел стать легендой, раскрыв серьёзную афёру.
   Павел Андреевич любил изучать биографии великих махинаторов. То, как они строили свой бизнес, чем прикрывались, как обманывали людей, чем их подкупали. Он даже, в глубине души, восхищался ими, ведь каждая схема работала только один раз и переставала быть актуальной после того, как афёра раскрывалась. Соответственно, нужно было обладать необыкновенной изобретательностью, чтобы заставлять верить людей в успех новой афёры. Каждый состоявшийся махинатор был восхитительным психологом и изобретателем. Эти качества награждали людей ореолом неординарности, которая всегда притягивала к таким личностям. США были самым большим в мире пристанищем авантюристов. Там и рождалась большая часть гениальных и, в то же время, преступных схем. Те из них, которые были успешными до некоторого времени, обладали изяществом, а их разоблачение обещало любому следователю место в истории. Но пирамиды 90-х на всей территории развалившегося союза были грубыми и практически не отличались друг от друга. Доверчивый и отчаявшийся от бедности народ и так шёл на поводу у тех, кто обещал лёгкие деньги. Достаточно было принципа: все несут деньги, и я отнесу. Но сейчас у следователя был особый интерес. Он столкнулся с чем-то новым, ранее не встречавшимся в истории. В начинаниях Романа он видел новое поколение пирамид. Здесь была очень деликатная схема, растворённая в только набирающем публичный интерес понятии криптовалюта. Для большинства граждан её принципы были непонятны, многие о ней и вовсе не слышали, но были те, которые знали, что на её добыче можно хорошо заработать. Эти слухи имели все шансы заставить людей вкладывать свои деньги в то, в чём не разбирались настолько, чтобы распознать обман.
   Павел Андреевич знал, что эта сфера стремительно развивается, и в ней крутится огромный оборот незаконных средств. Через криптовалюту отмывались деньги, и её легко можно было транспортировать, при этом, не выплачивая пошлины и налогов. Это было идеальное средство расчётов между мошенниками, бандитами и контрабандистами. Благодаря таким качествам криптовалюты имели огромный спрос, который стремительно поднимал их курсы до небес. На определённый промежуток времени они имели самую высокую в мире инвестиционную привлекательность. Их стоимость росла с феноменальной скоростью, а ликвидность зашкаливала благодаря сформированным биржам и сервисам.
   В сети зарождались легенды, которые только подогревали интерес к инвестированию в криптовалюты и их генерированию. Они быстро разлетались по пользователям и создавали ещё больший ажиотаж. Самая первая и известная история о том, как один из пользователей сети добыл десять тысяч Bitcoin и не знал, что с ними делать. Это было тогда, когда они не набрали популярности, а их добыча не занимала много усилий. Однажды тот человек утратил веру в то, что сможет на них заработать и дал объявление в сети, в котором говорилось о его готовности отдать все электронные монеты тому, кто привезёт к нему домой пиццу. Кто-то так и сделал и получил обещанную плату. В дальнейшем на специализированных форумах очень часто вспоминалась эта история в те моменты, когда стоимость этой валюты в очередной раз поднималась. Все насмехались над этой сделкой и считали сумму, в которую обошлась пицца. На пике она составила двенадцать миллионов долларов. Это произошло через два года после покупки самого дорогого в мире блюда. Эта история убеждала людей в том, что такая инвестиция имеет очень высокую прибыльность. Мало кто хотел продать эти монеты, но многие хотели их купить. Никто не хотел стать неудачником века.
   Другие истории рассказывали о каких-то мифических серверах, на которых были сохранены монеты, и которые вместе с ними были каким-то образом потеряны в сети или на свалке, том, как целые города устраивали охоту за этими носителями. Это подогревало интерес авантюристов, искателей приключений и лёгких денег.
   Многие видели в такой валюте деньги будущего, но это суждение было слишком преувеличено. На самом деле, в этой сфере по-настоящему большие деньги зарабатывала маленькая группа людей. Как правило, это были её создатели, которые управляли курсами спекулятивным методом и на их разнице наживались. Такой принцип не мог не сказываться на его стабильности. Всё это происходило в виртуальном пространстве, и потому эти процессы сложно было контролировать. Эта особенность только способствовала тому, что многие авантюристы и аферисты зарабатывали состояния, не опасаясь преследования. Большинство людей тогда ещё не имело к этой реальности никакого отношения и мало знало о ней, но этот электронный мир стремительно приобретал влияние на общество в целом, и особенно на экономику.
   Следователь осознавал, что законы, связанные с кибернетическими преступлениями, не совершенны, и потому долго не мог подобраться к подозреваемому. Его отдел следил за активностью организации, к которой Роман имел самое непосредственное отношение, последние восемь месяцев, но выйти с прямыми обвинениями смог только сейчас, когда правоохранительная система получила конкретный сигнал. Павел Андреевич видел в подозреваемом, которого в тот день собирался допрашивать, жадного и циничного авантюриста. Человека, который ничем не побрезгует ради наживы. Таким ему преподносило Романа следствие. Следователь не имел достаточно фактов, чтобы выдвинуть серьёзное обвинение, но допрос мог всё решить, а в тактике ведения допроса он был мастер.
   На этой арене встретились два достойных соперника, и разговор обещал быть интересным. Два человека с похожими судьбами и взглядами на жизнь, но по разные стороны баррикад.
   Дознаватель не просто выдержал паузу, а изучал своего оппонента. Для него было важно, как скоро тот начнёт нервничать и теряться. Своим поведением он подчёркивал, что игра идёт на его территории и по его правилам. Следователь медленно опустил взгляд и вновь поднял, пронзая им опрашиваемого, после чего начал говорить:
   ‒ Меня зовут Павел Андреевич Строгацкий. Я уполномоченный по особым делам, связанным с экономическими преступлениями. Мне поручили разобраться и выявить состав преступления в деле связанном с вашей коммерческой деятельностью.
   Следователь говорил очень тихо. Казалось, он разговаривал вовсе не с Романом, а скорее сам с собой. Он это делал специально, для того чтоб его внимательно слушали и, затаив дыхание, прислушивались к словам. Это выглядело цинично, но Роман ничего другого и не ждал от представителей такой профессии. Дознаватель хотел казаться флегматиком, чтобы подследственные не рассчитывали на жалость или понимание. Он делал вид, что его ничего не трогает и любые эмоции ему чужды, но небольшое подёргивание левой руки, происходившее с постоянной периодичностью, говорило об обратном.
   ‒ И в чём же меня обвиняют? - спросил подозреваемый.
   ‒ Мошенничество и незаконная экономическая деятельность. - Хладнокровно ответил мужчина, сидевший напротив Романа. Его худощавое лицо не выражало никаких эмоций. После очередной паузы он продолжил. ‒ Дело резонансное, потому меня командировали из центрального управления разобраться в нём. Меня, как специалиста по особым делам. Так что, Роман Михайлович, от меня ничего не утаить.
   ‒ Как много чести, ‒ ответ, сорвавшийся с губ Романа, прозвучал иронически. "Плохое начало", ‒ подумал про себя он и взял себя в руки.
   ‒ Итак, когда вы начали обманывать людей? - спросил дознаватель.
   ‒ Обманывать? Я никогда никого не обманывал. Я честный бизнесмен, - ответил Роман.
   Следователь продолжал раскручивать свою линию:
   ‒ Все мы кого-то обманываем. Из лести, ради дипломатии или просто, чтобы не обидеть. Иногда чтоб поддержать разговор или подчеркнуть свою значимость. Порой, чтобы убедить кого-то в своей правоте или преувеличить свои достоинства.
   ‒ Тогда не больше, чем все остальные, - сухо ответил Роман.
   ‒ Вы не стесняйтесь, можете мне всё рассказать, а мы вместе решим, чаще, чем все или реже, - начал играть роль психолога Павел Андреевич.
   ‒ Как-то наврал ребятам в школе о размере своего достоинства, а проверить никто не решился, - начал цинично шутить Роман.
   Это была ошибка, которую Роман старался не допустить. Но не сдержался и позволил себе выплеснуть негативные эмоции в сторону следователя, ответив дерзко. Настоящий психолог должен понимать, что собеседника нельзя раздражать. И делать он это должен не из страха или лести, а потому что понимал, что из-за неконтролируемых эмоций вся беседа могла пойти не так, как ему было нужно. Вести её правильно было очень важно для него.
   ‒ Ну, так кто же этого не делал, многие в том возрасте фантазируют на тему интимных подробностей, ‒ невозмутимо ответил следователь. - Что ещё такого неправдоподобного вы любили рассказывать своим сверстникам в школе?
   ‒ Давно это было... Хотя, если вы спросите что-то конкретное, тогда я, может, и вспомню... Но даже если я и расскажу, то будет ли смысл в этом ответе, ведь никого не интересует то, что было так давно.
   Роман любил говорить в такой отвлечённой манере, при этом глядя на собеседника невозмутимым взглядом. Очень не многие люди могли выдержать диалог в таком ключе долгое время. После окончания фразы он смотрел прямо в глаза оппоненту, чуть дольше обычного задерживая свой отрешённый взгляд. Это создавало впечатление, как будто Роман знает что-то такое, о чём собеседник даже и не подозревает. Многие люди терялись и попадали под гипнотизирующее действие его светло-серых зениц. Но не Павел Андреевич. Подобные методы на него не действовали уже давно, ведь за годы профессиональной деятельности у него выработался иммунитет на такие взгляды.
   - А я вам напомню, - умело подвёл разговор следователь. - У нас есть свидетельские показания Вашего "старого друга" и одноклассника, Артура Заслацкого, что вы, будучи учащимся 9-го класса, создали мошенническую схему, при помощи которой незаконно завладели средствами более сотни учащихся. От него же мы узнали, что немногим позже, обучаясь в университете, вы участвовали в распространении поддельных документов освобождающих от занятий. То есть криминальные таланты начали проявляться у вас смолоду. Дальше, у нас есть свидетельства, полученные из социальных сетей, что два года назад вы под видом волонтёрского сбора средств на лечение больных детей завладели большой суммой денег, отчёт за которую не был предоставлен. Ну и, в конце концов, судя по сигналу, который был получен отделом по борьбе с экономическими преступлениями, вы создали очередную финансовую пирамиду, под видом национальной криптовалюты.
   На протяжении всей речи следователь демонстративно складывал бумаги, разложенные на столе в папку, тем самым визуально увеличивая её содержимое, которое говорило не в пользу Романа.
   - Соответственно, я повторю вопрос: как давно вы начали обманывать людей?
   - Вы хотите знать правду, хотите, чтоб я рассказал о себе. Хорошо, я расскажу. Начнём с первого обвинения...
  
   ГЛАВА 2. ЗАРОЖДЕНИЕ ИДЕИ
  
   Павел Андреевич снял очки, которые висели у него на кончике носа и в предвкушении лёгкой развязки допроса потянулся в карман. Из него он достал пачку сигарет и положил их на стол.
   - Угощайтесь, Роман Михайлович.
   - Спасибо, не откажусь, - ответил тот, после чего у следователя на лице появилась лёгкая самодовольная улыбка. Наконец он почувствовал, что игра идёт по его правилам, и был готов расслабиться. Строгацкий играл хорошего полицейского и ждал, что обвиняемый сейчас начнёт говорить, при этом расскажет ему всё как другу.
   ‒ Это был 1997 или 1998 год. Компьютеров, мобильных телефонов тогда не было, и мы, школьники, развлекали себя как могли. Занимались коллекционированием всяких безделушек, обменивались ими и придумывали игры, где можно было выиграть у соперника какую-то из таких вещей. Это были фантики с жевательных резинок, стеклянные шарики с баллончиков или керамическая мозаика с домов. Тогда мы умели ценить вещи, потому что что-то особенное доставалось нам тяжело.
   Вспоминая школьные годы, Роман полностью погрузился в атмосферу того времени. Каждый раз, когда он думал о тех временах, его посещала глубокая меланхолия. Это сейчас его уже мало что восхищало, и он уже не помнил, как это радоваться тёплому солнечному дню, проведённому на берегу реки в компании друзей. Хотя тогда он считал свою жизнь сложной - приходилось учить уроки, слушаться родителей, которые своей опекой сковывали свободу. Он рос в спальном районе провинциального города страны, которой было всего несколько лет. Роман с друзьями были совсем малы, когда всё, что раньше было общим, начало делиться и растягиваться по частным карманам, формируя олигархические капиталы. Они беззаботно сидели во дворах на лавочках и рассказывали друг другу анекдоты, в то время, когда создавалось новое общество. И метаморфозы эти происходили семимильными шагами. Кто-то за день становился миллионером, а другие теряли в секунду всё, что имели, а порой даже жизнь и свободу. Приватизировались заводы, за бесценок отдавались торговые площади, все кто имел возможность, боролись за место в новом обществе. Многие люди были растеряны в тот период и не понимали ценности окружающих их вещей, потому что привыкли жить по-другому и воспитывались иначе. Но, в любом случае, и Роман со сверстниками ощущал капитализм, который стремительно поглощал старые уклады. Некоторые ребята из его компании начали позволять себе намного больше, чем другие. Одевались в дорогие бренды, тратили большие по тем меркам деньги. Одни делали это без особого пафоса, а другие акцентировали внимание на достатке своих родителей, вознося себя над сверстниками.
   В мрачном, серо-черном постсоветском мире появились яркие проблески красочных, зарубежных товаров. Видеофильмы, мультфильмы, иностранная музыка - вся эта чуждая до недавнего времени культура вливалась стремительным потоком.
   Доселе невиданные вещи заполоняли рынок. Для детей это были жевательные резинки с необыкновенными вкусам и красивыми вкладышами, на которых были комиксы или фото автомобилей, про которые раньше и не слышали. Наклейки с фрагментами из голливудских фильмов или мультфильмов, печенье необыкновенно воздушное и сладкое, в настолько красивой упаковке, что его даже не хотелось открывать. Во всём этом была особая магия для них, хотя на самом деле в цивилизованном мире всё подобное считалось самым обычным явлением. Несмотря на это, Роман и друзья с трепетом относились ко всему новому и такому непривычному, и, конечно, все начинали собирать и коллекционировать такие "необыкновенные" вещи. Такая магия порождала одержимость, и подростки на многое были готовы ради этих, на первый взгляд, примитивных вещей. Некоторые воровали деньги у родителей, чтобы пополнить свою коллекцию, другие обманывали сверстников ради фантиков, иногда просто забирали. Так появлялось мошенничество и азартные игры в детских кругах. Роман помнил, как однажды проиграл всё своё богатство. Тогда произошедшее было для него безумной трагедией, но она помогла ему понять важную истину. Ему удалось осознать, что это лишь бумага, но, в то же время, Роман почувствовал, какую власть она даёт над людьми. Его сверстники, как и он сам в недавнем прошлом, имели неудержимое желание обладать всей этой атрибутикой, но на самом деле те фантики стоят копейки и их делают обычные люди. И если самому производить подобные вещи, то можно и управлять всей этой энергией, которая движет массами.
   - Вся эта ерунда звучит так смешно, по-детски, - рассказывал Роман следователю. - Но на самом деле и сейчас даже взрослые коллекционируют всё, что попало, если это модно. Более того, многие готовы отдавать огромные деньги за уникальный стеклянный изолятор со старого дома или редкий коробок спичек. Я уже не говорю о марках и монетах. Стоимость таких вещей заключается в тиражности. Чем тираж меньше, тем она более эксклюзивна.
   Роман понял это уже тогда, но возможности его в те годы были очень ограниченные, и что он мог произвести такого, что вызвало бы восхищение.
   - В то время мы с другом освоили технологии литья олова в землю и выпустили серию монет, - продолжал рассказывать Роман следователю. - С черепками, в пиратском стиле, типа потерянные сокровища.
   Для популяризации своих поделок они применили очень удачную технику:
   - Мы придумали квест. Зарыли три клада с монетами на территории района и нарисовали несколько карт с точным их местоположением. После этого раздали карты друзьям, таким образом создав им увлекательное приключение.
   Переполненные эмоциями от найденного сокровища, дети рассказали всем в округе о своих поисках, тем самым разрекламировав монеты настолько эффективно, насколько это было возможно. Пятнадцатилетний Роман почувствовал себя королем. Он завладел сознанием сверстников. Всё, что им было нужно, всё, о чём они мечтали, было у него в руках. Блестящие оловянные монеты манили своим видом всех и были всеми желанны. Подельником Романа был его лучший друг Михаил. Они дружили с первого класса и имели общие интересы.
   Его родители были обычными рабочими, которые в те кризисные времена перебивались от зарплаты до зарплаты, так же как и Романа. Михаила назвали в честь деда. В его семье была такая традиция - всех мальчиков называли именем деда. Таким образов у всех мужчин было имя и отчество своего прародителя через поколение. Такая традиция существовала у кавказских народов - так они отдавали дань предкам.
   Друзья были не избалованы достатком и вместе мечтали о том, как после школы сразу разбогатеют. Они постоянно норовили нарушить установленные родителями правила, и каждый раз их путешествия всё дальше уводили ребят от дома. Впервые они вместе испытали чувство свободы, окунувшись с головой в приключения, которые сами себе придумывали. Первая скуренная сигарета, первый выпитый алкоголь - всё это они делали вместе. Это развивало в них доверие друг к другу и общее стремление к авантюризму. Из них обоих Роман был более креативным, а Михаил обладал рассудительностью. Они дополняли друг друга, и вместе спланировали развитие своей идеи, которая оказалась сверхуспешной в той среде, в которой они тогда общались. Идея принадлежала Роману, но сам бы он её вряд ли реализовал. Поддержка Михаила придавала ему уверенности.
   - Ажиотаж создался неимоверный. Мы выменяли все ценности, у кого какие были.
   - Какие ценности? - спросил следователь, хитро прищурив глаз.
   - Ну, я же говорю: плиточки, стеклянные шарики.
   - Роман, вы мне голову морочите, какие шарики? - раздраженно спросил Павел Андреевич
   - Вы меня спросили - я рассказываю. Могу и не рассказывать, если вам не интересно, - наивным тоном ответил Роман. - Вы видите здесь моего адвоката?.. Потому что его здесь нет. Я пришёл сам, как знак того, что мне нечего скрывать. Если бы я был не один, то вы бы этого не услышали. А эта беседа закончилась бы намного раньше, чем вы на то рассчитывали.
   - Меня нельзя запугать адвокатами, - убедительно отметил собеседник. - Думаете, вы первый, кто мне это говорит? Я могу предъявить такие обвинения, что пока адвокат вызволит вас из КПЗ, вы сами во всём признаетесь. Всё, на что они способны, это найти того, кто хочет договориться найти того, с кем можно договориться. А со мной договориться нельзя.
   - Вы меня напугали, ‒ отрешенным тоном ответил Роман. - Что будем делать дальше?
   - Я хочу знать, каким образом вы вымогали тогда деньги у сверстников.
   - Мне продолжать?
   - Продолжайте, - сжав зубы сказал следователь.
   - Так вот, чем больше мы производили монет, тем быстрее они теряли свою эксклюзивность и превращались в кусочки никому не нужного металла. Чтоб поддерживать коллекционный интерес, приходилось создавать новые формы под литье, но для ресурсов, которыми обладали мы, школьники, это было долго и сложно. Тем более что денег, я повторюсь, денег мы не брали. Однажды на уроке математики мы изучали алгоритмы. Учительница очень интересно рассказывала, и из её слов я понял, что это фундаментальное понятие, на котором строятся все процессы, и не только в математике. Я попытался вникнуть потому, что впервые почувствовал, что мне эти знания могут пригодиться не когда-то там, а прямо сейчас. Само понятие алгоритм определяло набор инструкций, описывающий порядок действий, использующийся для достижения результата за определённое число действий. По сути, мы даже мыслим в соответствии с определёнными алгоритмами, сами того не осознавая. Когда перед нами ставится любая задача, например, такая простая, как ответ на элементарный вопрос, мы её анализируем и выполняем в соответствии с конкретными факторами. Использование памяти - это не всё, что нам нужно, чтобы провести это действие. Также нам приходиться применять уникальный опыт и корректировать наш ответ в соответствии с отношением к тому человеку, который задал этот вопрос. Коллеге мы дадим один ответ, конкуренту другой, а другу третий, отличный от предыдущих.
   Роману было интересно рассказывать о тех беззаботных и авантюрных временах. Тот день был для него судьбоносный, а урок математики запомнился ему навсегда. Анализ поведения, своего или другого человека, он всегда строил на понятии алгоритма в сознании. Такие факторы, как верность, способность к предательству, порядочность, меркантильность и другие он рассматривал как параметры мышления. Чуть позже многие из них Роман отнёс к постоянным, то есть к тем, которые с годами не меняются. Также он учитывал дополнительные факторы, например, обстоятельства и отношение к тому или иному человеку или группе лиц, обладающих определённым статусом. Многие параметры задавало воспитание и общество. Они были очень сильными и основополагающими, по его мнению. Исходя из своего понимания, Роман осознавал, что нельзя ждать порядочности от человека, который хоть раз предал, потому что изменить алгоритм решений в сформированном сознании практически невозможно. А если и можно это сделать, то это требует колоссальной работы и очень большого желания самого обладателя этого сознания, или сильное моральное потрясение. Понимание этих процессов давало способность к манипуляциям. Достаточно было сформировать для человека условия, в которых он уже был, для того чтобы получить от него такое же действие, которое он уже совершал. Это правило работало на 99%.
   - Это всё я понял позже, в то время образ мышления каждого из нас только формировался, - продолжал общение со следователем Роман. - Но в тот день мы изучали простые уравнения, которые давали нам возможность вычислить делится ли одно число на другое без остатка. Такой алгоритм помогал методом перебора случайных чисел получить уникальные, присущие только этому уравнению, а другие отсеивал. Ну, например, n: 3 = f, где n - это случайное число, а f - уникальный код, который можно добыть только один раз методом проведения вычислительных работ. 1 на 3 не делится без остатка, 2 тоже. 3 делится на 3, результат 1. В первом десятке только три числа, которые соответствуют этому алгоритму. А если алгоритм будет сложнее, то и подобрать соответствующие числа ему будет намного труднее. Такой принцип мне тогда показался интересным, потому что он мог помочь создать целую серию уникальных монет. Позже, через несколько лет, когда я узнал больше о криптовалютах, мне стало ясно, что генерация хэш-кода строились на подобном принципе. Но тогда это решение казалось неординарным. Я рассказал о возникшей идее другу, и тот поддержал меня. Мы выбрали непростой алгоритм, который заключался в нахождении наибольшего общего делителя, и провели весь вечер за калькулятором. У нас получилось вычислить 24 числа, которые мы выбили на 24-х монетах. Таким образом, мы получили монеты, каждая из которых обладала своим уникальным номером. Сам код я выбивал без проблем на оловянной монете пробойниками с цифрами, которые нашел у отца в сарае. Они применялись для маркировки сортовой стали, потому для наших дел подходили идеально. Мы раздали формулу всем одноклассникам, и чтобы коды не повторялись, мы выпускали наборы цифр. По 100 на листочке. Они вычисляли и приходили к нам с готовыми ответами. Мы проверяли и выдавали монету с добытым кодом автору. Это была просто детская математическая игра, не более. Но она всех увлекла и начала пользоваться большой популярностью. Средства, которые мы получали, - это были фантики, резинки, может, иногда пирожок со столовой. Порой получалось выменять на сигареты.
   - То есть деньги вы не брали? - поинтересовался следователь.
   - Конечно, нет. Какие деньги? Я учился в обычной школе с ребятами из простых семей. Тогда никто деньгами избалован не был. Их ни у кого и не было. Мы даже получили поддержку преподавательницы по математике и грамоту от неё за активное участие в жизни класса и развитие углублённого изучения математики среди всей параллели. А тот наш одноклассник, который написал эту бумажку, сделал это из зависти и подлости. Именно эти качества наиболее правдиво его характеризуют. Знаете, люди ведь не меняются. Вы же следователь, значит, вы это понимаете. Он с детства поднимал свой авторитет за счёт унижения других. Кем он сейчас работает, ах да, в исполнительной службе.
   Роман говорил про Артура так, как будто вовсе не был удивлён его поступком. На протяжении всей жизни они испытывали друг к другу ненависть, которая имела старые корни. Заслацкий был обделён какими-либо выдающимися способностями, но всегда хотел выделиться. С малых лет его привлекала власть над окружающими, и он выбрал самый простой путь. Дети - жестокие существа, а тот был особенно. Он издевался над всеми, кто был слабее, а для более сильных он устраивал бесплатные шоу с унижением тех, кто не мог дать ему отпор. Так он зарабатывал себе "авторитет", и, на удивление, это работало. Никто не хотел казаться слабым, и многие принимали его игру. Роман понимал, что такое поведение является порождением трусости и относился к нему с презрением. Это и сформировало ненависть между одноклассниками. И вот сейчас из-за неё он находился в этом ужасном месте, в котором никто не пожелал бы оказаться.
   Они хоть и были незаменимы в оперативной деятельности, но олицетворяли для Павла Андреевича все самые отвратительные человеческие качества. Он видел разных людей за годы своей службы. Многие бандиты не сдавали тех, кого считали своими, даже перед страхом жестокого наказания. А стукачи это делали без особой выгоды, ради мести, чаще всего из жадности и зависти. Роман почувствовал брезгливое отношение следователя к доносчику по его прикосновениям к документу с подписью Заслацкого, но следователь не захотел поддерживать эту тему и перешёл к основным вопросам.
   - И как успешно и долго просуществовали ваши "деньги"?
   - Вначале всё было хорошо. Вычисляемые числа становились всё больше и сложность росла. Это поднимало стоимость уже добытых монет. На начальном этапе, за один вечер, проведенный за калькулятором, можно было высчитать несколько подходящих чисел, а через три месяца нужна была уже неделя. Это была интересная авантюрная игра, мы сравнивали её с добычей золота. Сперва оно на поверхности и его добыть легко, затем нужно больше сил и ресурсов, чтобы его получить. И чем быстрее ты займёшься добычей, тем быстрее других ты сможешь сколотить капитал. Чуть позже это стало делать очень сложно, и дети утратили интерес. Еще некоторое время сохранялся круг коллекционеров. Они выделяли какие-то уникальные, на их взгляд, номера и создавали коллекции, но потом ажиотаж стих. Подростки - увлекающиеся личности, но и их интерес быстро проходит, будучи заменён другим увлечением. Вот такая была интересная история из детства.
   Роман в разговоре со следователем немного приуменьшил значимость этой, так сказать, математической игры. На самом деле, его монеты были методом расчётов между сверстниками из разных школ. И были даже слухи, что в их валюте проводились "серьезные" сделки. Говорили даже, что кто-то купил мопед за эти монеты. Не известно до конца, насколько это было правдой, но молодые авантюристы культивировали эти легенды для поддержания значимости своей валюты. В масштабах детского мышления это был мегапроект. Благодаря ему Роман понял, как люди мыслят, что любят и что им нужно для счастья. Это была, так сказать, начальная школа маркетинга для него. Все хотят обладать эксклюзивными вещами. Все стремятся к богатству, хотя всегда это понятие условно. Для ребенка это набор безделушек, для студента - автомобиль, а для миллионера - миллиард.
   - Так вы приписываете себе изобретение первой криптовалюты?
   - Нет, там всё намного сложнее. Спустя уже много лет, когда появился Bitcoin, я увидел некоторые параллели с той детской игрой, но всё же...
   - Но, насколько я понимаю, вы использовали эту схему для создания проекта YCoin?
   - Во многом да.
   - Да, интересная история. Должен признать, что я считаю вас не глупым человеком. Такие начинания, идеи... и всё превратилось в обычное мошенничество, - начал льстиво говорить следователь.
   Роман разбирался в людях и понимал, что ему дают возможность почувствовать себя в непринуждённой обстановке. Ожидалось, что он, оправдывая себя, начнёт хвалиться своими достижениями, которые можно будет использовать против него самого же. Но допрашиваемый точно знал, что можно говорить, а чего нельзя. Также Роман понимал, что на каком-то этапе на него начнут жёстко давить, и готовился к этому. Следователь искал в его словах ниточку, потянув за которую можно распутать сложную, преступную схему. Если он её не найдет, то начнет выдавливать её любым способом. Он проехал тысячу километров не поболтать, и Роман это чётко понимал.
  
  
   ГЛАВА 3. МАРКЕТИНГ
  
   - Давайте поговорим о распространении поддельных документов в студенческие годы, - продолжал следователь.
   Роман поднял глаза вверх на пожелтевший от сигаретного дыма потолок, и его ослепил неестественно холодный свет двух длинных неоновых ламп висящих на нём. Он погрузился мыслями в воспоминания, в те непростые, но относительно беззаботные года, когда он с друзьями ощутил свободу взрослой жизни. Так хотелось всё сразу, а не было ничего. Только там он находился в окружении большого количества сверстников, которых объединяли приблизительно одинаковые желания и интересы. Только в такой атмосфере человек может чувствовать себя счастливым и понятым. Тогда Роман был ещё более общительным и обаятельным, чем после того, как увидел жизнь без прикрас. Он более требовательно относился к своей внешности, и считался пижоном. Правильные черты лица, чёрные волосы и светло-серые глаза привлекали большое внимание девушек к его персоне. Ему удавалось быть популярным, и тогда начала проявляться в нём натура лидера в полной мере. Роман практиковался в ораторском искусстве в кругу своих почитателей. Его любили слушать, но, несмотря на то, что он часто перебивал оппонентов, он умел быть и хорошим слушателем. При этом его считали немного странноватым, потому что уже тогда проявлялась его неординарность и задумчивость. Но это и было основой его харизмы, благодаря которой он был интересен, особенно женской половине, которая всегда его преследовала.
   Именно тогда из большого количества поклонниц он выбрал её. Ту, которая в будущем спровоцирует в его жизни неожиданный поворот. Почему он полюбил именно эту девушку, было непонятно, как и то, что он подразумевал под словом любовь. Скорее что-то почувствовал и понял, что именно с ней сможет сформировать для себя это понятие. Но на самом деле многочисленные друзья Романа скептично смотрели на его новые отношения. Его возлюбленная была очень непостоянной, у неё быстро менялось настроение и взгляды на одни и те же вещи. В один день она могла во всём соглашаться с Романом, в другой противоречить даже самой логике. Он же, в свою очередь, покорно справлялся с особенностями её характера. Хорошо это или плохо, но она начала его менять с самого своего появления. Наличие девушки обязывало Романа увеличить свои расходы. Тогда он хотел и мог удивлять её, но для этого нужны были деньги, и ему пришлось задуматься над тем, где их брать.
   В университете Романа училось много студентов, которые не обременяли себя мыслями о будущем и профессии. Они и так всё имели. Единственное, чего они больше всего хотели, это меньше учиться и больше свободы. Но получить оправдательный документ, дающий возможность прогуливать занятия, не все имели возможность. Можно было дать взятку врачу в студенческой поликлинике, но это было проблематично и дорого. Для этого нужно было иметь определённые знакомства, потому что с людьми, пришедшими с улицы, медики дел иметь не хотели по понятным причинам. Вскоре во всех учебных заведениях, включая колледжи, ввели платные отработки за прогулы, и спрос на такого рода документы значительно вырос. Роман понимал это и мог дать нерадивым учащимся то, что те хотели. Он вместе с другими студентами из разных учебных заведений начал предлагать справки со студенческой поликлиники, в которых не было заполнено только две строчки: фамилия и дата. Диагноз был уже вписан, и это было самое распространённое заболевание: ОРВИ. Каждый бланк давал неделю свободы.
   Заходили они дилерам от анонимного поставщика, которого звали "Джокер". Система строилась так, что Джокер передавал оптовую партию через кого-то из дилеров, а тот распространял среди остальных. Когда он выходил на конкретного продавца, то это считалось бонусом за хорошую работу, потому что тот со всех остальных имел право брать комиссию. Каждый ждал своей очереди и добросовестно выполнял условия договора, потому что бонус давался за хорошую работу. Кто был Джокером, никто не знал. Было мнение, что это один из врачей со студенческой поликлиники, но кто именно? Ведь печати и подписи предоставлялись с фамилиями всех врачей. Другие считали, что это был кто-то из следователей с местного отделения милиции. Они утверждали, что тот получал справки с поликлиники, где ему их выписывали за то, что он покрывал огрехи врачей. По понятным причинам Джокер конспирировался и выходил на дилеров анонимно, через базу данных поликлиники. При этом все его боялись и знали, что Джокер не прощает и не даёт больше одного шанса. Обмануть человека, который вероятно был работником правоохранительных органов, никто не решался. При этом все понимали, что он их всех знал, а они его нет.
   На самом деле Джокером был сам Роман. Он создавал ореол загадочности и запугивал своих дилеров для того, чтобы обезопасить себя, и это у него хорошо получалось. Все с детства боялись милиции и врачей, потому никто не пытался обмануть Романа в финансовых вопросах. Через пейджер он передавал сообщения о том, где забрать продукцию, а сам оставлял её в ячейках супермаркетов и раздевалок спортзалов. Иногда он использовал особо злостных прогульщиков и распространял продукцию по дилерам через них, давая им несколько справок бесплатно в виде оплаты. Порой он сам распространял слухи о том, что ему рассказывали другие дилеры про Джокера. Так ему удалось запутать всех.
   Изготовить сами справки Роману не составило большого труда. В то время появлялись качественные принтеры, а печати и бланки, которые использовали в поликлиниках и военкоматах, были очень примитивными. Роман решил, что сможет дать студентам то, что им нужно. Первые бланки с печатями на принтере получились не идеального качества, но очень скоро он нашёл одноклассника, который учился на ювелира, и тот смог изготовить настоящие печати. С ними получились идеальные образцы, но в одной группе торговать было не безопасно и маловыгодно. Тогда Роман решил создать глобальную сеть, охватывающую все учебные заведения го?рода. Многие из его знакомых были заинтересованы в легких деньгах и согласились сотрудничать. Предложение он делал ненавязчиво. Просто он инициировал встречу с потенциальным будущим менеджером и как бы просто в рассказе о себе говорил, мол, нашёл подработку, неплохо зарабатываю. После чего оппонент сам начинал интересоваться вопросом. Роман обещал, что поговорит с Джокером или другими продавцами, и если те будут не против, то его возьмут в команду. Новые дилеры подключали своих знакомых, и так формировалась сеть. Они все стали так называемыми агентами. Те в свою очередь находили субагентов в своих группах. Последние хорошо знали одногруппников и тех, кто имел привычку не появляться на парах. Некоторые студенты становились субагентами, чтобы брать справки оптом для себя. Каждую неделю писали себе новые диагнозы, и проходило. Также были справки для парней с военкомата, и хит сезона: освобождение от физкультуры на целый семестр после черепно-мозговой травмы или вследствие вегето-сосудистой дистонии. Иногда "Джокер" устраивал акции и награждал дилеров бесплатной "полиграфической продукцией", как они её называли. Справки были настолько качественными, что в их аутентичности никто не сомневался. Была даже такая история. Один из студентов не имел денег, чтобы купить ещё один бланк. Поэтому он был вынужден пойти к настоящему врачу с уже заполненным поддельным, чтобы продлить срок болезни. Ему пришлось идти именно к тому доктору, чья подпись стояла на бланке, фамилия на печати. У студента хорошо получилось симулировать болезнь, и врач продлил больничный, не заметив подвоха с документом.
   Однажды всех агентов облетела новость, которая изрядно напугала Романа и всех причастных к этому делу. Одного субдилера в медицинском институте взяли на торговле травкой. При обыске в общежитии, помимо марихуаны, нашли пачку подписанных бланков без дат и диагнозов. Роман в тот же миг закопал все печати за домом, а бланки, которые были в наличии, сжёг. Но, к счастью, всё обошлось, и правоохранителей, скорей всего, не интересовала такая мелочь на фоне двух килограммов наркотического зелья. Того наркодилера больше никогда не видели, но и агентов никто не трогал. Несмотря на это, свою деятельность Роман решил приостановить. Дело было не только в этом эпизоде, но и в том, что университеты насытились его полиграфией. Это был тот случай, когда чрезмерная популярность неизбежно ведет к провалу. Он сумел вовремя остановиться, и это уберегло его от проблем. Роман не повторил той, школьной ошибки, когда из-за желания легко нажиться, он потерял то, что тогда считал всем.
   На самом деле, вся эта история дала Роману понимание того, как строится сетевой маркетинг. Пусть в примитивном виде, но всё же эта система имела инновации, привнесённые создателем, которые смогли его защитить. От такой схемы все были довольны, и товар попадал чётко к конечному потребителю. Никаких затрат на рекламу, хотя она здесь была и не уместна, никакого массового маркетинга, только направленный, непосредственно к тому, кому был нужен, товар. Благодаря работе Романа, все агенты были убеждены, что они продают уникальный товар: время, свободное от забот. Время, которое каждый студен будет вспоминать, как лучшие дни своей жизни. Стоило только приобрести бланк и вписать туда дни абсолютной свободы. Так озвучивалось это предложение перед агентами и на всех этапах реализации. В жилах Романа играла кровь. Для него тогда это казалась афёрой века. Он собирал агентов на природе, под видом дружеской встречи за пивом, где толкал ненавязчивые речи о важности того, что они вместе делают. Эти вылазки казались обычными посиделками, но на самом деле, по информативности, были аналогом корпоративных тренингов. Юный аферист не изучал маркетинга и не понимал, как эта вся система должна выглядеть в теории, он просто делал, как выходило. Но, несмотря на это, у него получалось неплохо. Особенно объединять людей под одной идеей и давать им возможность заработать. Это и был прообраз Coin Club, как он позже сам и понял.
   А Заслацкий, который написал донос на Романа, знал об этом бизнесе, потому что был одним из субдилеров. Его подключил к сети один из общих знакомых. Артур работал и продавал бланки, но в какой-то момент решил, что не должен ни с кем делиться комиссией и решил сам выйти на Джокера. Он ходил, всех расспрашивал, морочил голову, пытался передать послание, через тех, кто последний получал партию. В итоге, система его вытолкнула. Джокер вместе с новой партией справок дал указание не доверять ему и назвал стукачом. Якобы он копает ради того, чтоб всех сдать. После этого все агенты отвернулись от него и начали делать вид, что вообще ни о каких справках никогда не слышали. С тех пор Заслацкий и мечтал отомстить кому-то из агентов.
   - Так что, реализовывали поддельные документы? - продолжал опрашивать следователь.
   - Вы приехали из столицы, чтобы расспрашивать меня про детские и студенческие шалости пятнадцатилетней давности? ‒ спросил Роман.
   ‒ Нет, я приехал сюда, потому что вы поставили под угрозу экономику страны своими не детскими шалостями. Что, всегда всё сходило с рук? И вы думаете, что и это сойдёт? Нет, не в этот раз. Со мной такое не проходит. Мы давно наблюдаем за вашей деятельностью и собрали достаточно информации по вашему делу. От восьми - сказал следователь повышенным голосом и после паузы продолжил, - вот, что в лучшем случае вам светит. Но... Но чистосердечное...
   Роман ожидал этого момента. Он знал, что дознаватель перейдёт к прямым обвинениям и высоким тонам. Всё происходило именно так не потому, что тот вышел из себя. Он просто хотел шокировать оппонента переменой темпа допроса, надеясь, что подозреваемый растеряется и начнёт говорить что-то необдуманное.
   Следователь хотел и умел казаться жёстким и непоколебимым. Он научился давить на страхи людей и создавать пугающий образ "плохого полицейского", но на самом деле это была игра, и Роман это видел. Павел Андреевич имел репутацию сурового и безжалостного человека среди преступников и коллег, но такие люди часто в домашней обстановке бывают совсем иными. Мягкость своего характера они показывают только в окружении близких людей, когда к этому располагает привычный комфорт. Его выдавал галстук. При всей чопорности, которую придавала его образу одежда, галстук был бардовым и имел модную фактуру. Периодически следователь бессознательно судорожными движениями дёргал его чуть ниже узла. Это говорило о том, что ему в нем не комфортно. После чего, как бы одумавшись, аккуратно раскрытой ладонью поправлял его, пряча край за пазуху пиджака. Было видно, что этот аксессуар был явно не в его стиле, наверняка его подарил кто-то из близких, скорее всего жена, и заставил одеть. Он посчитался с мнением дорого ему человека и одел его, что говорило о мягкости характера вне государственных стен. Роман понимал это и смотрел на следователя иным взглядом, отличным от большинства допрашиваемых.
   - Ну, так давайте я продолжу своё чистосердечное, - спокойным голосом сказал Роман.
   ‒ Вы не думайте, что вы мне голову заморочите, как и всем своим жертвам, - продолжал давить на него следователь. - Думаете, придумали новую религию со своим Coin Club?
   После этих слов он достал из папки листок и положил перед Романом. Следователь сделал это с таким видом, как будто выложил на карточный стол флэш-стрит. - А на это что вы скажете? Экс-депутат Малышев С. В., который сейчас находиться под следствием за присвоение себе государственных средств в особо крупных размерах, дал показания, что в 2012 году передал вам на лечение Скворцовой А. В. сумму в размере 120 000 евро. Деньги предназначались на операцию в Италии шестилетней девочки по пересадке костного мозга от донора. Мы сделали запрос в клинику в Вероне и получили ответ, что такого пациента там не было. Более того, она не стояла на учёте ни в одной из онкологических клиник страны. В итоге выяснилось, что такого ребёнка вообще не существует. 120 тысяч евро, по вашему, это детские шалости? А по-моему, это мошенничество. Вы можете отчитаться за эти средства?
   - Могу, - уверенно ответил Роман.
   - Где сейчас этот ребёнок?
   - Ребёнка такого и не было.
   - Значит, вы признаёте, что присвоили себе эти средства.
   - Нет, они были предназначены для спасения жизни человека, туда они и были потрачены. Причём человека, жизнь которого была искалечена самим этим вашим Малышевым.
  
  
   ГЛАВА 4. РАСПЛАТА
  
   - Как я уже говорил, - продолжал следователь, - по данным, полученным из социальной сети ФБ, вы занимались сбором средств на лечение онкобольных детей в период с 2011 года по 2013. И у вас хватало цинизма на этом наживаться?
   - Я вас уверяю, что никогда не зарабатывал на болезнях детей.
   - Пытаетесь себя выставить таким благородным, что деньги для вас ничего не значат.
   - Они не значат ничего тогда, когда в жизни есть смысл, ведь когда он есть, то хватает того, что имеешь.
   - Так сколько было таких несуществующих детей, и куда направлялись средства?
   - Этот случай был один, и он был особый.
   - Тогда рассказывайте про все случаи, чтобы понять, насколько он был особым.
   Роман нагло взял из пачки следователя сигарету и закурил перед долгим монологом.
   - В 2009 году я переехал из этого города в столицу. Я думал, что она встретит меня с распростёртыми объятиями, но не тут-то было. Год я жил абсолютно бессмысленной жизнью и пробовал себя во всём. Однажды я решил развеяться и поехал в горы. Там я заблудился и попал в опасную ситуацию, которая в свою очередь помогла мне найти цели на ближайшее будущее.
   Глаза Романа опускались всё ниже, и то отчаяние, которое он испытал тогда на скалистом пике, ещё отчетливее всплывало в его памяти. В комнате для допросов был затхлый и спёртый воздух. Он усиливал желание вспомнить свежий ветер на заснеженной вершине, которым, казалось, можно задохнуться от жадности, вдыхая его. Романа всегда тянуло в горы ощущение полной свободы. Есть люди, которые к ней не стремятся, а есть те, кому её всегда мало. Там он чувствовал себя дома и никогда не видел опасности в том, что многих пугало. Роман преодолевал лишения и трудности с лёгкостью и азартом, при этом каждый раз считая, что это делает его сильнее и решительней. Там находил ответы на вопросы и набирался сил. После каждого возвращения он уже был не таким, как до того. Там жизнь ускорялась и замедлялась одновременно. Путешествия в неизвестное становились для него образом жизни.
   Такая философия свободы и подтолкнула Романа к решению оставить все позади и в 24 года отправиться в столицу в надежде найти себя. Как правило, люди принимают такие решения, пережив какой-то перелом в своей жизни, и чаще всего в личной. Так же было и с ним. После того, как он окончил университет, ему хотелось жить нормальной жизнью. Он смог найти хорошую работу, у него была красивая девушка, с которой он встречался уже четыре года, и верные друзья. Способности Романа высоко оценили, и он быстро нашёл своё место в престижной компании. У него была хорошая зарплата, благодаря которой мог себе многое позволить. Он планировал жениться, расти по карьерной лестнице, построить дом, а свои авантюрные приключения молодости использовать для того, чтобы рассказывать в компании друзей. Но судьба уготовила ему другой путь, который в итоге сделал его таким, каким он сам не мог себя представить. Его отношения начали рушиться вместе со всем миром вокруг него, и тогда начала просыпаться истинная сущность Романа. Весь его авантюризм и способность манипулировать начали работать на полную мощность. Он пытался спасти тот мир, который был ему дорог любым способом.
   Это была любовь, возможно даже взаимная, но они были слишком разные. Роман всегда смотрел на землю, а она в небо. Он осознавал, что его ждёт нелёгкий путь прежде, чем обеспечить хорошее будущее своей семье, а она хотела всё и сразу. Эти все дискуссии оставались словами, пока весь мир не поразила экономическая рецессия. Его возлюбленная считала, что постоянно чего-то ждёт, и в один момент просто уехала туда, где, по её мнению, жизнь заиграет новыми красками. Вольному воля, но, несмотря на то, что для Романа это было ощутимым потрясением, это и делало его сильнее, готовя к будущим свершениям. Он анализировал и выводил из случившегося свои правила, которые формировали ход его мыслей в дальнейшем. Роман начал более скрупулёзно подходить к выбору своего окружения. Кроме того, он пересмотрел все давние связи со своей новой точки зрения. В моменты, когда всё из рук вон плохо, сразу становится видно, кто предатель, кто завистник, а кто, прикрываясь дружбой, ищет выгоду.
   Роман не считал себя злопамятным и мстительным. Он просто не хотел, чтобы этот болезненный урок прошёл даром, потому пытался запомнить то разочарование, которое он испытывал тогда. Однажды Роман услышал фразу: "Самым важным уроком, который должно взять человечество из истории является то, что люди никогда не берут урок из истории". Он старался не совершить этой самой распространённой ошибки. Ему хотелось запомнить, как люди относятся к нему сейчас, чтобы потом не захотелось видеть лучшее в тех, кто этого не заслуживает, и в очередной раз не обмануться. Алгоритмы его сознания менялись и создавали нового человека, более циничного и приспособленного к реалиям. Хорошо это или плохо, но он вывел для себя очень важные правила из всех этих событий. Ещё к очень важным знаниям он пришёл своими отчаянными попытками вернуть девушку. Несмотря на то, каким умным и расчётливым бы ни был человек, нельзя искусственно вызвать истинные чувства. Но можно вызвать импульс в виде иллюзии любого чувства, даже самого сильного. Это правило и помогало ему в последующие несколько лет, но воспользовался им он не сразу.
   Переехав в другой город, скиталец быстро понял, что такой шаг можно сделать не ради карьеры разнорабочего, которым ему приходилось работать в первое время. Такая подработка планировалась временно, пока Роман не найдёт себе достойное постоянное место работы, но в столице хватало специалистов из его сферы. И это тоже было коварным планом судьбы, которая заставила все его способности работать и искать выход. Но силы у него отбирала ужасная депрессия, которая затянулась, каждый раз подогреваясь новыми неудачами. Унылая квартира с ободранными стенами, которую снимал Роман в самом неблагоприятном районе столицы, только усиливала его отчаяние. Он понимал, что это путь, ведущий к уничтожению, и должен был что-то делать с этим. На антидепрессанты у него просто не было денег, да он и не сильно доверял препаратам. Роман задумался о том, как же он может вызывать в людях доверие, если с собой совладать не в силах? Ему пришлось искать выход из уныния самостоятельно. Он решил подойти к самолечению со стороны своей же теории. Было понятно, что негативные события, произошедшие с ним за последнее время, изменили ход его мышления, привнеся в алгоритмы сознания негативный фактор. Именно он мешал Роману мыслить позитивно и принимать уверенные решения. Мысли о неудачах прошлого проецировались на его будущее и не давали смело двигаться вперёд. Тогда он решил, что первое, что нужно сделать, это исключить негативный фактор из своего мышления. Для этого Роман надел на запястье жёсткую резинку для денег и каждый раз, когда его посещали неприятные мысли, он оттягивал свой "браслет" и резко отпускал, создавая хлесткий удар по коже. Так он вырабатывал в сознании рефлекс, который заключался в уравнении: негативная мысль равно боль. Такая примитивная методика оказалась достаточно эффективной и быстро давала плоды. За каждую новую идею, как изменить свою жизнь к лучшему, он награждал себя обедом в любимом фаст-фуде. Большего тогда он не мог себе позволить. Так он вырабатывал стремление к позитивному мышлению. При помощи этой методики Роман сам себя вывел из затяжной депрессии без помощи психологов и фармакологического вмешательства. Вскоре он был готов к новым свершениям, и авантюризм заиграл в нём с новой силой.
   В очередной раз переступив черту общепринятых правил, Роман вошёл в раж. Он выдавал себя за психолога, врача, народного целителя, мага, и ему это хорошо удавалось благодаря тому, что он умел вызывать у людей те чувства, которые были ему нужны. Большой мегаполис - большие проблемы, печальные, уставшие люди. Роман быстро понял, чего им не хватает. Их так легко заставить поверить в то, во что они хотят верить. Особенно те рады обманываться, если при этом заплатили деньги. Как, например, девушка, отдавшая большие деньги за дешёвую китайскую подделку дорогой сумочки, готова искренне верить, что она итальянская. При этом будет защищать покупку перед своими подругами, если те усомнятся в чистоте бренда. Всё это потому, что признать себя глупым никто не хочет. Никто не хочет брать на себя ответственность за проблемы в семье или на работе. Даже ответственность за свою жизнь и за перемены, в том числе и те, которые наверняка к лучшему, многие боятся на себя возлагать. Но если такое решение возьмёт на себя кто-то другой, церковь, например, или психолог, в принципе всё равно кто, главное, чтобы вызывал доверие, то и хорошо заплатить за это можно, чтобы закрепить эффект. Пусть это и чистой воды манипуляция, но Роман искренне считал, что помогает этим людям. Во многих случаях у него получалось изменить жизнь человека к лучшему, по крайней мере, на какой-то период времени. Это было, своего рода, полезное насилие. Но чем бы это ни было для кого-то, для Романа это была школа, которая давала ему уникальные практические знания в человеческой психологии.
   Он вызывал у людей яркие импульсы разных чувств, которые заставляли посмотреть на свою проблему с другой стороны. Если кто-то боялся потерять близкого человека, Роман показывал им ситуацию, в которой они его уже потеряли навсегда. Тогда его клиенты начинали ценить близких ещё больше. Если кто-то уже потерял и хотел вернуть, то "доктор" давал возможность понять, что вернуть можно, но тогда придётся жить с чувством потери всё равно. Представив себе жизнь с чувством униженности и обиды, люди выберут иной, новый путь, оставив с лёгкостью старое позади. Только так, через сильные эмоции, Роман мог повлиять на человеческое сознание, даже если эти чувства были негативные. А создавать такие импульсы он уже умел из опыта своего прошлого. Он пытался сделать с людьми то, что ему удалось сделать со своим мозгом, - заставить работать правильно. Эмоции были обязательным фактором закрепления новых установок, потому что люди помнят только те моменты в жизни, в которые испытывали сильные чувства, и только они откладываются в сознании. Можно забыть любой из обыденных дней, проведённых на работе, но навсегда в мельчайших деталях запомнить ссору с близким человеком. Роман учился все эти знания использовать на практике. Из каждого общения он брал урок. Он начал видеть с другой стороны вещи, которые ранее казались совсем иными. Порой это шокировало Романа, потому что эти истины скрывались за общепринятыми правилами и идеалами. Многие противоречивые и даже абсурдные поступки людей приобретали понимание. Он увидел, что большинство живёт в мире обмана, причем все обманывали как себя, так и окружающих. Перед Романом открывались картины, в которых измены супругов часто спасали браки. Это утверждение казалось абсурдным, но многих людей, которых угнетала обыденность брака, удерживало в нём чувство вины, приобретённое после измен. В процессе откровенного общения с людьми Роман увидел, что большинство людей считают себя одинокими и в тайне ненавидят тех, кто их окружает. Когда он это понял, то и сам себя начал относить к такой категории, несмотря на то, что в это очень не хотелось верить и раньше всегда переубеждал себя в обратном. Многие люди живут по принципу "давайте закроем глаза и сделаем вид, что этого нет, а ответственность переложим на другие факторы, от нас не зависящие". Роман учился видеть истинные проблемы и открывать глаза окружающих на их источники. Реальность, в которой все друг другу льстят и обманывают, казался ему уже намного привлекательней, чем мир откровений, окружающий его теперь.
   Роман начал иначе относиться к религии, ведь раньше он считал её системой манипуляций. Сейчас ему казалось, что для многих она может быть настоящим спасением. Вера - это неотъемлемая часть здорового сознания. Вера все равно во что: в красивое будущее, в близких людей, в идею, главное, чтобы она была настоящей и сильной. Это понятие являлось фундаментальным параметром в алгоритме сознания и влияло на все решения принимаемые человеком. Без веры человек начинал деградировать и терял способность к развитию. В таких случаях религия была незаменимой, как фактор спасения для тех, кто потерял веру. Религиозная философия несла в себе чёткие и простые понятия, которые легко приживались в сознании, и их было легко привить человеку, который в ней нуждался.
   Вся полученная информация анализировалась Романом и откладывалась в его голове, формируя мощную машину влияния на людей. Сложно даже представить, что было бы если бы весь этот ресурс, направился не в то русло. Но очередное потрясение в его жизни подарило миру нового героя. Такой багаж очень сложно пристроить, а идти с ним по жизни тоже не просто. Это вызвало у Романа уныние, и он сам начал терять веру.
   Ему пришлось искать ответ там, где они его всегда ждали. Заснеженные скалистые пики звали к себе и обещали просветление. Тогда, в горах, его даже не пугал тот факт, что он в первый раз в этой местности и что ранее никогда не ходил один. Молодые горы отличались изрезанным вертикальными скалами ландшафтом и были очень коварны. Оказавшись далеко от цивилизации, он заметил, что потерял тропинку, которой надо было придерживаться. Единственным логичным поступком было подняться на какую-то вершину и оттуда посмотреть, в каком направлении двигаться дальше. Каждый шаг давался сложнее, чем предыдущий. Угол подъема увеличивался, и вскоре ему пришлось ползти на четвереньках. Когда Роман взобраться на ровную площадку, он посмотрел вниз, и в какую-то секунду понял, что степень риска настолько велика, что вполне возможно для него это дорога в один конец. Острые, как бритва, сланцевые скалы, практически вертикальной стеной спускались под ногами, делая обратный путь очень опасным. Дикий ужас вселился в холодный горный ветер и со скоростью пикирующей хищной птицы пронизал его насквозь. Тело передёрнула дрожь, но вдруг странная мысль пробралась в сознание.
   - А что мне терять? Зачем мне бояться за свою жизнь? Я ведь никому не нужен, и то, что я делаю бессмысленно и бесперспективно, - подумал он и, сбросив рюкзак, продолжил свой путь.
   Роман уверенно поднимался дальше, цепляясь пальцами за скользкие каменные выступы, и скоро уже лез почти по отвесной скале, с каждым метром делая возвращение всё более невозможным. Когда он поднялся до следующей площадки, то перед ним открылись две дороги. Одна извилисто тянулась по склону слева, другая справа - карнизом по отвесной скале. "Обе опасные, но если уж что-то случиться, то лучше так, чтобы наверняка..." - подумал отчаянный турист. Ему не сильно хотелось лежать покалеченному в горах без шанса на спасение, и он без колебаний выбрал карниз. Тот создавал иллюзию относительной безопасности, но она развеялась после нескольких шагов. Каменные выступы начали прерываться, и Роману приходилось переставлять ноги над обрывом. Через минуту он увидел, что следующий камень, на котором можно стоять, находится далеко от того, на котором сам находился. Более того, он был значительно ниже. Было ясно, что придётся прыгать, а обратного прыжка, в случае чего, уже сделать не получится. Новоиспечённый скалолаз попытался посмотреть, сможет ли, попав на него, пройти дальше, но поворот не давал возможности осмотреться. "Мне не привыкать делать шаги в неизвестность", - сказал он себе и при-готовился к прыжку. Вдруг его жизнь кадрами начала мелькать перед глазами. "Стоп, - внутренний голос сказал ему. - Неужели этот сложный жизненный путь мне пришлось пройти, чтоб оставить всё здесь?" После этой мысли вся недавняя храбрость авантюриста развеялась по ветру. Он не мог понять, как довёл себя до состояния, в котором ему было всё равно: жить, или умирать. Роману стало ясно, что он поставил под угрозу жизнь, жизнь человека, способного делать что-то хорошее.
   Тогда он решил, что будет помогать людям любым способом, так, как умеет, и даже если кто-то не поймёт или посчитает его методы некорректными. И это станет его новым смыслом жизни, а если получится, то и изменит мир к лучшему.
   - Не помню даже, как я тогда выбрался из той ситуации, но с тех пор решил, что начну помогать самым беззащитным. Тем, кому это государство ничего не дало, а только взяло, - продолжал монолог Роман. - Я обрёл веру в то, что благодаря своему опыту и знаниям, смогу мир сделать лучше. Так появилось в моей жизни новое начинание, хотя меня не раз называли крохобором. Я начал на волонтёрских сайтах изучать биографии детей, которые нуждаются в дорогостоящем лечении. В то же время из деловых изданий и аналитических интернет-ресурсов вычитывал биографии богатых и сильных мира сего. Недостающую информацию мне помогали доставать двое молодых журналистов из местной газеты. Когда я находил нужные мне совпадения, то получал больше информации о больном ребёнке и его родителях. После этого я звонил им и делал предложение о помощи. В случае согласия, я готовил письмо человеку, который мог помочь и при этом имел ассоциативное отношение к этому ребенку или его судьбе. Например, у известного бизнесмена была младшая сестра, которая умерла от болезни в детстве, в возрасте шести лет. В этой ситуации шестилетняя девочка с таким же именем, как у сестры ранее упомянутого депутата, имеет все шансы очень скоро получить деньги на лечение. В данном случае мы имеем два совпадения и обязательно третье. Оно одинаково для всех. Потенциальный меценат ранее должен был заниматься благотворительностью, потому как здесь действует принцип, что люди в одинаковых ситуациях поступают одинаково. Есть такие люди, которых ничем не прошибёшь, ни жалостью, ни чувством вины и даже состраданием. Но были и те, которые любили замаливать грехи. Разумеется, для осуществления таких благородных стремлений мне нужны были средства и, конечно, за свои услуги я брал процент, но не со всех. Я брал ровно столько, сколько нужно было для проживания. Некоторые родители готовы последние трусы продать, чтобы спасти ребёнка. С них я, бывало, и ничего не брал, или символическую сумму. А бывали и такие, которые, имея не одну квартиру и хорошую машину, клянчат деньги у других. При этом надеясь на божье проведение, в то время, когда для спасения ребёнка важен каждый день, а иногда и час. Такие люди мне напоминали тех, у кого я эти деньги брал. С них не грех было и взять. Именно они меня чаще всего и называли крохобором, но платили, потому что все понимали: такие заболевания часто дают рецидив и в таком случае им снова придётся ко мне обратиться за помощью, иначе придётся продавать имущество. Это и было моей гарантией, по которой мне возвращали мою комиссию. Понимаю, что это все звучит цинично, но для многих я был последней надеждой. Надеждой, которая оправдывалась. Порой, вот так неправильно, ценой манипуляций, спасаются жизни. А кому интересно как, если речь идёт о ребёнке. Хотя конечно, вас интересуют факты, а не мотивы. На этот случай у меня есть все расписки от родителей, о том, что они получили собранные средства и ксерокопии чеков на приобретённые лекарства и проведённые операции и процедуры.
   - А когда вы упомянули депутата и девочку. Вы, наверное, имели в виду Малышева?
   - Да, именно его.
   - И что же это за особая история?
   - Тогда я снимал маленькую квартиру на окраине столицы, и со мной на одном этаже жила женщина шестидесяти семи лет. Она всю жизнь проработала на производстве и жила бедно. За ней ухаживал её внук, которого она вырастила практически самостоятельно. У них была какая-то личная драма, в которую я особо не углублялся. Парень был простой, и денег тоже много не имел. Одевался просто, но аккуратно и к старушке наведывался часто. Однажды она пошла в аптеку за лекарствами и на пешеходном переходе её сбил автомобиль. Водитель скрылся с места преступления, а женщина попала в больницу в тяжёлом состоянии. Вскоре объявился виновник ДТП, которым оказался депутат местной администрации по фамилии Малышев. После каких-то непонятных манипуляций с адвокатами и правоохранителями оказалось, что старушка проходит по делу как свидетель, а не пострадавшая. А настоящий пострадавший якобы здоров и претензий не имеет. Вот такие фокусы у нас в стране бывают, но вы же этого не видите?
   - Сейчас не об этом, - сухо сказал следователь.
   - Так вот, старушке, следовательно, компенсация не полагается, и лечится она должна за свой счёт. На больницу они с внуком потратили все сбережения, а чуть позже оказалось, что ушиб брюшины спровоцировал образование злокачественной опухоли. Помочь я им по своей схеме не мог, но такая циничность поразила меня. Женщине на лечение никто бы денег не дал. Всем плевать на стариков. Вот я и решил, что заплатить должен виновник любой ценой. Он и заплатил. На всякий случай, у меня есть счета с израильской клиники, чеки за проживание, перелёт и препараты. Женщина, насколько я знаю, жива и здорова, а её внук подтвердит, что всё именно так и было.
   - И что, он так цинично отнёсся к женщине, а на благотворительность деньги перечислил? Как-то не логично, ‒ отметил следователь.
   - Да..., всё было не так просто, но мы были к этому готовы. Пришлось дождаться выборов и действовать решительно. В нескольких источниках массовой информации мы поместили ряд статей, в которых упоминалось имя кандидата Малышева. Одни СМИ рассказывали читателям про то, какой он благородный, и как спасает жизни больных детей за личные средства. Другие опровергали эти факты и обвиняли его в обмане. Позитивные статьи, понятно, были проплаченными. Деньги передавались в конверте издателям не официально, якобы от самого Малышева. Никто эту связь не проверял, потому что такие манипуляции всегда делаются через подставных лиц. А негативные статьи выпускались журналистами на базе неопровержимого факта, который можно было легко проверить. Он заключался в том, что финансовой помощи на лечение ребенка за границей от данного кандидата никому не поступало. В общем, разместить столь противоречивые публикации оказалось не так уж и сложно. Несмотря на это, накануне выборов такая интрига была губительной для карьеры Малышева, и ему пришлось в срочном порядке перечислять деньги по реквизитам указанного в статье ребёнка. Только такой шаг мог уберечь от скандала. Он так переживал за своё, медом помазанное, депутатское кресло, что в спешке его миньоны даже не проверили аутентичность информации по пациенту.
   - И все же, зачем было обманывать и придумывать больного ребёнка? Ведь можно было рассказать реальную историю про больную старушку, которая нуждается в срочной помощи? - уточнил следователь.
   - А вы часто слышите про то, что политические кандидаты посещают дома престарелых? Садятся с бабушками на лавочке возле подъезда и расспрашивают, что у них болит? Люди не любят думать и говорить про старость. Такие истории трогают за душу не очень большую целевую аудиторию. А в предвыборной кампании самым важным является максимально эффективное использование рекламного бюджета. Именно поэтому каждый будущий "слуга народа" ездит в детский дом и дарит детям игрушки, в то время, когда воспитанникам есть нечего. Образ ребенка намного эффектней проходит через прессу и влияет на общественное мнение.
   - И вы думаете, что вас это всё оправдывает, верно? - искренне возмутился Павел Андреевич. - Это же откровенное мошенничество.
   - Я действительно думаю, что меня это оправдывает. А какой был выход у старушки? Написать заявление на депутата в прокуратуру? В стране, где таким как он постоянно всё сходит с рук?
   Роман не пытался оправдаться перед следователем, а просто излагал факты. Он понимал, что не добьётся понимания или расположения. Такие люди как Павел Андреевич уже ничего не ценят в людях. Они любят только близких людей, а все остальные либо преступники, либо не интересны. Роман просто пытался дать понять, что ни в чём не раскаивается и вины своей не видит в содеянном.
   На самом деле, следователь испытывал совсем иные чувства, отличные от тех, которые показывал обвиняемому. Он озвучивал возмущение, потому что должен был держать свою позицию, и его к этому обязывал служебный долг, но на самом деле восхищался поступком Романа. Принципиальному человеку очень не просто было работать много лет в коррумпированной системе. Столько раз Павел Андреевич мечтал наказать тех, чьей циничности уставал поражаться. И делал это когда мог, и всё же не смел, преступить закон ради справедливости. Но восхищался теми, кто был готов на этот шаг. Роман этого и не почувствовал от следователя. Несмотря на всю свою прозорливость, он разучился надеяться на лучшее в людях. В глазах следователя начал рушиться образ жадного к деньгам и подлого афериста. Но в то же время, Павел Андреевич боялся недооценивать Романа и понимал, что тот хороший психолог и умеет манипулировать чувствами.
   - Такое сходило с рук раньше, сейчас все по-другому. Бандиты будут сидеть в тюрьме, - ответил Павел Андреевич. - Если вы не смотрите новости, то могу сообщить, сейчас каждый день арестовывают чиновников за старые грехи. Всё скрытое рано или поздно становиться явным, и всем приходиться платить за свои преступления. И вам придётся за всё ответить. Вы понимаете, что для следствия важны не те побуждения, из которых вы совершили преступления, а факт того, что оно было совершено. Не потому, что вы взяли у плохого и дали хорошему, а потому что вы это сделали с осознанием того, что вы преступаете закон. А понимание вами того, что преступление было безнаказанным, в любой момент может привести к повторению. Основная задача следователя, это не доказать, а предупредить нарушение закона.
   - Понимаю, что здесь нахожусь не потому, что сделал что-то незаконное, а потому что могу сделать. Большинство людей живут страхами. Многие боятся больших денег, ответственности, принимать судьбоносные решения. Боятся неудач и кого-то обидеть своим успехом. Такие люди спокойно ходят на работу, живут обычной жизнью и не пытаются ничего изменить. Они угодны государству, потому что предсказуемы и их легко контролировать. Но как только появляется кто-то, кто способен выйти за эти рамки, он сразу становится потенциально опасным для существующего строя.
   - Вы, Роман, зря недооцениваете свои начинания. Их влияние на общество достаточно опасно. Вам вообще известно, что только государство имеет монополию на эмиссию оборотных средств? То есть выпуск денег.
   - Конечно, понимаю, чтобы оно могло обдирать своих граждан. Но почему вы мне это говорите? Вы же не хотите мне предъявить подделку госзнаков?
   - А как тогда стоит расценивать создание, как вы выражаетесь, "национальной криптовалюты"? Ведь это ваша компания дала такое определение выпускаемой вами продукции. Это и есть посягательство на экономическое устройство страны. Вы понимаете, сколько незаконных операций производиться и сколько будет произведено в ней? Сколько средств государство недополучит в бюджет? Насколько ваша валюта облегчит оборот наркотиков и торговлю людьми? Вы же не думаете, что вам это подарят?
   - Как бы вы это не называли, вы не сможете меня в этом обвинить.
   - И почему же нет?
   - Эмиссию национальной валюты производит национальный банк, а криптовалюту выпускает сам народ. Эмиссия происходит распределённо между всеми участниками проекта, а их уже больше миллиона. И доказать участие каждого невозможно, как и моё. Даже если можно, то всех наказать невозможно. Я просто идеолог. Ведь нельзя обвинить Эйнштейна в смерти десятков тысяч людей в Хиросиме и Нагасаки за то, что он придумал ядерную бомбу в теории.
   ‒ Всех наказать действительно не возможно, но можно показательно наказать некоторых особ, чтоб другим не захотелось. А кто будет отвечать по полной программе, зависит от того, захочет ли подозреваемый сотрудничать со следствием, или не захочет, - тонко намекнул следователь.
   Роман знал, что сказать, потому что давно прокручивал у себя в голове ответы на эти вопросы. На самом деле, ответы появились намного раньше, чем сами вопросы и весь этот проект в целом.
   ‒ Так сделать вряд ли получится. Coin Club - это сетевая маркетинговая система. У неё есть и своя система защиты. Каждая сделка проходит так, что практически невозможно доказать причастность любого из участника в ней, и я позже расскажу вам почему. А если и возможно, то с участием наших юристов этот обвинительный процесс можно растянуть на годы. И всё дело в том, что у нас ведь в стране работает презумпция невиновности. Человек не виновен, пока не доказано обратное.
  
  
   ГЛАВА 5. ВЗРОСЛЫЕ ИГРЫ
  
   - Хорошо... - с хитрой улыбкой сказал следователь. - Предположим, что у нас работает презумпция виновности. Предположим... Я говорю, что вы виновны, значит, вы-таки виновны до тех пор, пока вы или кто-то другой не докажите обратного. Это как игра.
   - Хорошо. Давайте, - уверено ответил Роман и в этот момент попал в свою стихию. Он любил и умел доказывать свою правоту, ведь это было необходимо для того, чтобы донести свою идею.
   - Итак, с чего всё началось? Только прошу, без душераздирающих историй про больных детей и стариков, - с особой циничностью попросил следователь, после чего занял позу слушателя.
   Роману и самому было интересно вспомнить, как это всё начиналось. Как идея росла и трансформировалась и как находила своих поклонников.
   Спустя несколько лет после того, как Роман переехал в столицу, его жизнь в корне поменялась. Он обрёл себя и цель, но реализоваться в той мере, в которой хотел, не смог. Ему удавалось помогать некоторым людям, но в целом общество это не меняло. Он понимал, что всем и каждому не поможет, и ему хотелось создать что-то глобальное, что даст людям возможность обрести цель и веру в достойное будущее.
   Над этим Романа заставила задуматься детская непосредственность в лице маленькой девочки, которую он встретил на одной благотворительной акций в столице. В крупном и модном культурном центре проводилась глобальная выставка современного искусства. Роман любил посещать такие мероприятия, потому что это помогало ему отвлечься и давало возможность прочистить сознание, заполнив его новыми интересными образами. В тот день у него была возможность увидеть в живую работы Энди Ворхола и других гениев современности. Параллельно с этим мероприятием там же собрались родители и их дети на благотворительном аукционе. На нём продавались детские работы, а вырученные средства предназначались на поддержку детей из бедных семей. Таким образом, получалось, что дети и родители из богатых семей помогают бедным.
   Одна талантливая малышка, лет восьми, нарисовала картину маслом на холсте в стиле бабочек Дали. Работа была очень красивой. Когда шли торги за неё, Роман стоял рядом и наблюдал за эмоциями ребенка. Чем больше поднималась стоимость работы, тем больше у малышки появлялось противоречивых чувств, которые отображались на её лице. Она явно нервничала, потому что решение отдать работу на благотворительные цели приняла её мама. Ухоженная, дорого одетая женщина со средиземноморским загаром держала девочку за плечо и откровенно была довольна успехом картины своей дочери на торгах. Малышка же не сильно радовалась, было видно, что ей жаль расставаться с работой. В итоге, нашёлся покупатель, готовый отдать за неё сумму равную средней месячной зарплате обычного клерка в столице. Мать обрадовалась и преисполнилась гордости за своё чадо, талант которого уже помогал бедным и делал мир лучше. Но самим автором овладела паника, когда она лишилась своего любимого произведения, и при этом ничего не получила взамен.
   - Мама, это неправильно. А почему здесь не продаётся ни одной картины тех, кому мы помогаем. У них ведь тоже есть руки, они могут держать кисточку и тоже могут что-то нарисовать, - воскликнул ребёнок с глазами полными слёз. - Почему я должна подарить свою работу тем, кто не работает.
   Такая реакция вызвала возмущение окружающих, а женщина начала успокаивать свою дочурку, объясняя ей, что не все могут найти работу и не все обладают талантами, как она, но аргументы не подействовали.
   По сути, девочка была права. Одно дело помогать беспомощному и беззащитному, другое бездельникам, и третье тем, кто хочет работать, но не может найти себя в этом мире. Ребёнок ещё не прочувствовал такой градации в обществе, но он чётко понимал, что если работать над собой, развивать свои способности и верить в успех, то можно добиться результата, который, как минимум, сможет его прокормить.
   Для Романа наглядным примером такого стремления была его знакомая девушка по имени Виктория. Она была фрилансером в компании, где когда-то работал Роман. Они связывались он-лайн по электронной почте и никогда лично не встречались, но, несмотря на это, между ними сложилось приятное и интересное общение. Виктория корректировала тексты статей и занималась дизайном рекламной продукции компании. В виртуальном общении она была очень сдержанной и приятной. Иногда они созванивались, чтоб обсудить срочные вопросы, и Роман использовал с удовольствием такой повод, чтобы пообщаться с ней лишний раз и услышать её приятный голос. Они уже контактировали по несколько раз в неделю на протяжении двух лет, но при этом ни разу не виделись. Когда Роман спросил Вику, почему она не бывает на корпоративах, девушка ответила, что у неё от рождения ограниченные возможности. Генетическая болезнь, из-за которой неправильно сформировались кости на её ногах, не давала ей возможности полноценно передвигаться. Она не могла, как все дети ходить в школу, учиться в институте, но, несмотря на всё это, Виктория не сдалась. Она реализовала все свои таланты, которые давали ей возможность иметь хорошую высокооплачиваемую работу. Каждый раз, когда Роман видел хромых попрошаек, он вспоминал Викторию, и ему хотелось подойти к страждущему и привести свою знакомую в пример. Но он понимал, что девушке выпал шанс, которым она воспользовалась. Не каждому такой шанс даётся в жизни. Ему же хотелось дать каждому возможность изменить жизнь к лучшему.
   Роман понимал и хотел верить, что в его стране, где уровень реализации человеческого потенциала мизерный, важнее всего помочь реализоваться тем, кто этого хочет. Он видел своей целью дать работу всём, кто стремится заработать. Это была простая идея: во всем мире есть те, кто нуждается в выполнении работ, и есть те, кто готовы и рады потрудиться. Нужно было лишь создать мост между первыми и вторыми.
   В его голове зрела идея и понимание того, как этот канал должен был выглядеть, но с чего начать он еще не знал. Тогда Роман решил, что ответ может найти там, где всё начиналось. В 2012 году он вернулся в свой родной город после долгих скитаний. К возвращению его подтолкнула надежда на то, что старый школьный друг Михаил, с которым они вместе в детстве клепали оловянные монетки, дополнит его мысль и сделает идею реальной.
   Михаил за те годы, которые они с Романом не виделись, очень поменялся и внешне и по характеру. Он стал более уверенным в себе и научился жить размеренно. Это ещё больше стало подчёркивать флегматичность его характера. При встрече с Романом он вел себя с присущей ему сдержанностью, так что со стороны могло показаться, что он не сильно рад встрече. Но на самом деле все было наоборот, и для того чтобы это понять, нужно было знать этого человека. Михаил ценил старую дружбу и не держал никаких обид на Романа за резкое исчезновение. Он всегда считал, что если друг долго не объявлялся, значит, ему так было нужно.
   На самом деле, друзей у него было не много, люди считали его занудой. По их мнению, он не умел отдыхать и веселиться, хотя это не самый важный критерий дружбы. Но, к сожалению, многие до сих пор мыслили детскими понятиями: если ты не играешь в моей песочнице, значит, ты мне не друг. Михаил так относился к развлечениям, потому что много работал. Ему удалось превратить профессию в хобби, и он практически всё своё свободное время посвящал ей, испытывая высокую ответственность за свои проекты. Он посвятил себя информационным технологиям, и на то время был уже достаточно опытным программистом. Михаил вместе с группой специалистов разрабатывал новые виды программного обеспечения и испытывал их в Интернете, после чего успешно продавал. Роман отметил для себя, что такой образ жизни Михаила усугубил в нем ряд негативных качеств, которые были ему давно присущи. Он стал более задумчивый и когда находился в своих мыслях, с ним было сложно общаться, потому что говорил отрывками не совсем понятных фраз.
   Одевался Михаил очень стильно, но сдержано. Борода прибавляла ему пару лет и придавала солидности, а модные пиджаки и рубашки, которые он любил, делали более пропорциональной его худощавую фигуру. Такой образ очень подходил своеобразной натуре Михаила. На тот период он уже два года встречался с девушкой, которую звали Алина. Любовью для Михаила была способность терпеть недостатки человека, постоянно находящегося рядом. Исходя из этой логики, он её любил. Она подходила ему по темпераменту, и даже ссоры у них проходили в спокойном режиме. Просто, в случае взаимного непонимания, она тихо собирала вещи и ехала к маме на несколько дней. Они оба любили побыть в одиночестве, потому какие-либо разногласия были у них поводом отдохнуть друг от друга. Их это обоих устраивало.
   У него была хорошая квартира в центре города и загородный дом, где он проводил треть своего времени. Там, в тишине, он брался за творческие проекты, а быстрые и динамичные осуществлял в городских апартаментах. Машины у Михаила не было. Он принципиально её не покупал, опасаясь того, что вовсе перестанет ходить пешком. Несколько лет тому назад он хотел переехать жить в Европу и там найти для себя лучшую жизнь, но сейчас ему было всё равно, где сидеть за компьютером. Тем более, там Интернет был в разы дороже.
   К тому времени Михаил был уже достаточно состоятельным молодым человеком и был готов реализовывать новые идеи, не опасаясь риска. Он и стал первым, с кем Роман поделился своими мыслями. С присущей ему рассудительностью, он очень осторожно отнёсся к будущему проекту. Не в первый раз Михаил критиковал идеи своего авантюрного друга, но тот был уверен, что друг его поддержит, как в старые времена.
   Роман хотел убедить Михаила вместе создать ценный электронный продукт, который легко бы конвертировался в любые валюты и ценные бумаги. Своего рода фьючерс, который мог бы стать полноценной единицей оплаты труда в электронном пространстве. Но при этом появление каждой такой единицы должно было сопровождаться реальным интеллектуальным вкладом самого автора и его вычислительной техники. По идее Романа, именно интеллектуальной собственностью должна была подтверждаться каждая единица такой информационной валюты. Он приводил пример, в котором люди играют в компьютерные игры и зарабатывают там бонусы, за которые они могут приобрести себе что-то в этой же игре. Роман хотел сделать решение важных и полезных задач компьютерной игрой глобального масштаба. А бонусы в ней - реальной валютой, которая имела бы ценность не только в рамках этой программы. Именно такой подход мог сделать человеческий труд более ценным ресурсом, чем неподвижные и статичные золотовалютные капиталы олигархов.
   - Скажи, но почему ты думаешь, что это предложение может кого-то заинтересовать? Это абсолютно безумная идея. Чистой воды утопия. Тем более, сейчас не самые лучшие времена для инвестиций во что-то неизвестное, и все это понимают, - отметил Михаил с присущей ему рассудительностью. - Это стартап, а особенность таких проектов заключается в том, что никто не знает, как его воспримет рынок. Никто не сможет посчитать, сколько средств нужно на него затратить, и хотя бы приблизительно, сколько можно на нём заработать.
   Но Роман имел другое мнение. Да, точных чисел он не имел, но в успех был уверен на интуитивном уровне. Несмотря на то, что они уже вместе через это проходили, Михаилу было сложно прочувствовать идею. Он никогда ничего не коллекционировал, не играл на тотализаторах или в азартные игры, не помнил, что такое хвататься за надежду или жить от зарплаты до зарплаты. Роман же хотел дать надежду людям и предложить игру, в которой нельзя проиграть. Просто кто-то мог выиграть много, а другой поменьше. И опять же, фактор удачи в этом проекте значил намного меньше, чем трудоспособность.
   После долгой дискуссии Михаил согласился попробовать осуществить идею, хотя и без особого энтузиазма. Одним из условий был урезанный бюджет, который на начальном этапе должен был формироваться из средств Романа. И только после создания пробной версии программы и ее тестирования в сети, Михаил подключится к финансированию, в случае, если проект будет подавать надежды. Они рассматривали разные возможности и варианты, которые позволяли предположить, как это начинание должно выглядеть. В итоге Михаил заинтересовался проектом, и желание воплотить его в жизнь росло с каждой новой идеей, хотя и сохранял некую долю скептицизма. Роман знал, что сможет положиться на старого друга, который в душе был большим авантюристом. На самом деле всё сводилось к тому, в чём они уже имели опыт, поэтому сомнения Михаила были ему не понятны.
   Идея у Романа зародилась годом раньше, когда многие столичные программисты заболели крипто-золотой лихорадкой. Они начали заниматься добычей какого-то сетевого золота, но толком объяснить Роману, что это такое никто не мог. После того, как он изучил это понятие в Интернете, ему стало ясно, что принцип этого механизма был знаком ему со школы, но здесь переведён в глобальный масштаб. Всё было так же, как и с их формулами, только в криптографическом формате. Существовал алгоритм в виде программы и наборы кодов, которые представляли собой группы чисел с буквами. В процессе проведения вычислительных работ из блоков, состоящих из случайных чисел, вырабатывался так называемый хэш-код соответствующий алгоритму, который и являлся единицей криптовалюты называемой Bitcoin. Те люди, которые его добывали, называли себя майнерами. Соответственно, добычу называли майном. Сам код существовал в электронном виде, и его можно было хранить на любом носителе информации. Взломать хэш-код было практически невозможно. Продать или купить его можно было на специализированных биржах.
   Как и во времена золотой лихорадки, ажиотаж и стоимость криптовалюты постоянно росла и подогревалась спросом. С золотом её сравнивали не зря. Сама суть была в том, что такую валюту, как и драгоценные металлы, нельзя было подделать или напечатать на станке. Её можно было только добыть или купить. Валюта была стабильна к инфляции, потому что её добыча была ограничена возможностями майнеров. Bitcoin был анонимной валютой, которую можно было без проблем транспортировать и легко обналичить. Благодаря спросу, объёмы эмиссии постоянно росли, и в отличие от бумажной валюты это не снижало её стоимость, а наоборот повышало, потому что росла и сложность майнинга. Это происходило так же подобно принципу добычи золота. Старатель находил месторождение и начинал его разрабатывать. На начальном этапе добычи золото можно просто взять с поверхности и отмыть. Затем, когда сверху ничего не остаётся, приходиться углубляться в недра, а это требует больших трудозатрат и дополнительных вложений. Таким образом, себестоимость возрастает, а насыщенность товара на рынке падает, что поднимает и саму его стоимость. В итоге, старатель приходит к созданию сложных и дорогостоящих гидротехнических сооружений. По такому же принципу и в майнинге криптовалюты время добычи увеличивалось, а технические требования к вы?числительной технике росли. Вскоре уже не все могли эффективно добывать коины, потому что это занятие требовало ощутимых финансовых вложений в оборудование. Этот фактор также поднимал её инвестиционную привлекательность. Многие не понимали, как фрагмент непонятной информации можно сравнивать с золотом, драгоценным металлом, который ценился во все времена? Но и ценность золота является своего рода стереотипом. За последние пару столетий ученые открыли несколько десятков более редких и сложных металлов, чем золото. Более того, многие из них обладают более полезными физико-химическими свойствами. Но всё же, с богатством мы всегда ассоциируем золото. Оно обладает наибольшей ликвидностью, и люди чаще всего предпочитают носить именно его в виде украшений.
   Понятно, что многие государства были не довольны такой альтернативой финансовых расчётов и всячески информативно давили на Bitcoin. Но и запретить никто не мог, потому что невозможно запретить на законодательном уровне хранение и обмен набора цифр и букв. Тем более что криптовалюта - это продукт вычислительных работ, и, следовательно, является интеллектуальной собственностью автора. А запрет на интеллектуальную собственность, тем более коллективную, ещё и в масштабах глобальной сети, процессуально практически невозможен, если такая процедура не связана с порнографией.
   Но, несмотря на все плюсы, популярность и, соответственно, стоимость Bitcoin вскоре начала стремительно падать. Этот процесс был спровоцирован давлением на криптовалюту со стороны крупных государств. Первый серьёзный обвал цен произошел, когда Китай, который являлся серьёзным игроком на мировом экономическом рынке, объявил криптовалюту вне закона. Несмотря на то, что это не повлияло на удобство использования Bitcoin, во всём остальном мире, его стоимость снизилась на 40 процентов. И, конечно же, спекуляции на рынке, которые в своё время привели к завышению его стоимости, завершили процесс падения до критично маленькой отметки, которая была ниже затраченных ресурсов на майнинг.
   Роман видел в криптовалютах деньги будущего, и у него была своя теория неудачи, которая постигла Bitcoin. Он был популярен в кругах работников сферы информационных технологий. Другие люди не могли понять даже его принцип и что это вообще такое. Bitcoin нельзя было потрогать, взять в руки, кому-то показать. Психологически люди ещё не научились вкладывать деньги в то, чего они не видят, а просто знают, что оно есть. Он хотел создать комбинированную валюту, которая была бы переходным звеном и облегчила бы понимание среднестатистических граждан. Успех он видел в увеличении целевой аудитории и популяризации такой валюты через облегчение понимания. Но в то же время он понимал, что этого не достаточно. Любая криптовалюта не может быть подкреплена только популярностью, она должна быть подкреплена ещё и оборотом средств в ней.
   На тот период уже появилось много аналогов криптовалют. Их начали называть форки, и они уже не были столь удачны, как Bitcoin. Проблема форков была в том, что опытные майнеры имели достаточно мощные ресурсы для майнинга и любую новую валюту они могли сразу добывать в больших количествах. А для спроса было важно, чтоб эмиссия происходила распределённо по сети, а не локальными майнерами. Они же сразу пытались продать побольше полученной валюты, и рынок моментально перенасыщался дешёвыми предложениями. Таким образом, популярность форка сразу падала. На самом деле, они не были рассчитаны на долгое время жизни, а предназначались основателями для быстрого и единоразового заработка. Создатели таких проектов делали так называемый премайн. До того, как выпустить свою валюту в свободное плавание, они воспользовались маленькой сложностью добычи, майнили определённое количество коинов. А после того, как они набирали популярность, сливали и зарабатывали деньги. После этого проект переставал быть интересен создателям, и популярность сходила на нет.
   Из опыта неудач всех отслуживших криптовалют Роман мог сформировать новую, исключающую все недостатки вышеупомянутых. Его не интересовал быстрый заработок. Он хотел создать долгосрочный проект, состоящий из нескольких этапов. На реализации последнего его идея должна была представить собой сформированную валюту будущего. Он решил, что каждый коин обязательно должен был иметь своё материальное отображение. Таким образом, майниться он должен как обычный форк, но приобретать свою ценность и иметь возможность участвовать на бирже только после того, как он обналичиться в монете с пробитым на ней кодом. Для криптовалют это было неординарное решение, которое раньше никто не применял. Хотя были попытки создания подарочных Биткоинов, но идеологически и формально такая монета не была привязана к денежной единице никаким образом.
   Михаил продолжал сомневаться даже тогда, когда уже активно участвовал в разработке проекта. Он долго не мог понять, почему эта валюта может быть интересна пользователям, и дискуссия продолжалась. Однажды они с Романом вечером выбрались в один из баров покурить кальян. Михаил любил иногда пользоваться такой блажью, несмотря на замкнутость своего быта. Хороший кальян с бокалом дорогого виски были для него наградой за хорошо проделанную работу. Так он сам для себя решил. Гастро-бар находился на крыше крупного, по меркам провинциального города, торгового центра, и с его балкона открывался отличный вид на старую часть. Всё располагало к отдыху, но друзья-партнеры не могли даже на минуту оставить свои начинания без внимания.
   - Я до сих пор не уверен, что эта идея будет работать, - сказал Михаил, сидя на балконе. - Если бы за неё можно было купить товар или расплатиться за какую-то услугу, как например вэб-мани, тогда да, а так, зачем она будет нужна?
   Роману нравились эти дискуссии. В них друзья выступали в роли двух оппонентов, где один всегда предъявлял аргументы за, а другой - против. Он считал, что если сможет убедить до конца своего партнёра, который был максимально компетентен в этой сфере, то тогда сможет и всех остальных.
   - Деньги - это стереотип, - отвечал Роман. - Почему большинство людей не осознали принципов криптовалюты и не оценили ее, несмотря на её привлекательность? Потому что она не материальна. Когда человек представляет себе деньги, то чаще всего он видит хрустящую банкноту. Этот клочок бумаги имеет ценность для него. Но на самом деле не бумага ценна, а то, что на ней написано. Банкнота лишь носитель информации, достоверность которой подтверждается защитой в виде рисунка, фактуры или голограммы. Когда человек что-то оплачивает, то он предоставляет информацию на бумаге, подтверждающую его платёжеспособность. Но всё же, все видят ценность именно в материальном воплощении валюты. Каждый человек, когда говорит слово "богатство" представляет что-то своё. Кто-то банковский счёт, кто-то бесконечные путешествия по всему миру, другие дом или машину. Но когда озвучивает слово "деньги", то представляет только одно. Людям важен сам материал, а точнее удовлетворение или определённые эмоции, полученные от материала. Соответственно, если мы хотим предложить населению криптовалюту и сделать её популярной, то мы должны представить ее людям на носителях, которые будут ассоциироваться у них с деньгами. А что может больше быть похоже на деньги, чем монета. Как металлическая пластина, она вполне может нести на себе часть хэш-кода. Потому мы должны придать нашей монете привлекательный облик. Сделать красивый дизайн, подобрать хороший металл, из которого она будет изготовлена, создать качественный сайт с удобными опциями и сделать лёгкой работу с этой валютой. Наделить её инвестиционной привлекательностью и ореолом популярности. Сформировать доверие к ней, и она всем понадобиться.
   - Мне все же кажется вся эта история фантастической и не имеющей отношения к реальности, - не будучи убежденным, ответил Михаил.
   - Фантастическая настолько, насколько и фантастично описание подводной лодки Жюлем Верном.
   В тот момент подошёл кальянщик, чтобы поменять угли. К тому времени Михаил уже выпил пару бокалов виски и был уже более разговорчивый, чем обычно. Он решил подключить к беседе человека со стороны, чтобы проверить реакцию обывателя на такое предложение.
   - Ты слышал что-то про криптовалюты, знаешь, что это такое? - спросил Михаил у парня с углями.
   Роману не очень понравилась его идея задавать подобные вопросы посторонним. Но парень был хоть и молод, но эта тема была ему не чужда.
   - Да, - ответил он. - Когда тема была не очень популярна, я выкупил несколько хэшей. Позже их продал и немного заработал.
   В тот момент партнёры немного удивились, что первый попавшийся человек оказался способным ответить на их вопросы, и Михаил продолжил:
   - А вот представь себе, что появилась новая криптовалюта, которая отличается от предыдущих, и чтобы тебе её получить, нужно сгенерировать хэш, а затем отправить его в компанию для того, чтоб его пропечатали на монете, которые тебе нужно будет выкупить за свои деньги. И тогда ты получишь коин. Ты бы согласился?
   - Ну, если честно, то попахивает афёрой, - ответил парень.
   Роман понял, что это был вызов со стороны Михаила и включился в разговор:
   - А если бы ты видел позитивную тенденцию роста цены на эту валюту? И при этом такая тенденция была бы отражена в статистике какого-то авторитетного источника?
   - Ну, смотря какого. Статистику ведь тоже можно подделать.
   - Например, самого крупного в стране интернет-аукциона. Это достаточно авторитетный ресурс на твой взгляд? Её ведь нельзя подделать?
   - Подделать, наверное, можно, но это дорого и сложно. Но в данном случае, думаю, это нецелесообразно. Поэтому, скорее да, нельзя.
   - Так вот, если бы ты наблюдал постоянное движение таких лотов и при этом их стоимость постоянно увеличивалась. Ты бы, может, сразу и не купил, но ведь хотя бы заинтересовался? Правильно? Следил бы за развитием событий, связанных с этой валютой?
   - Да, заинтересовался бы.
   - А если бы ты понимал, что на данном этапе ты можешь вложить время и символические деньги для получения монеты, которую ты можешь продать значительно дороже, чем затратил средств, сразу же после её гарантированного получения. Если бы ты видел, что другие люди уже на этом зарабатывают, ты бы воспользовался таким шансом?
   - Точно воспользовался бы, - уверенно ответил их новый собеседник.
   Роман поблагодарил парня за беседу и сказал, что больше не смеет задерживать. Он чувствовал свою безусловную победу в этой словесной перепалке. И ещё: у него уже был один потенциальный клиент. Михаил в свою очередь многозначительно промолчал. Роман попросил его довериться, ведь убеждать он умел, и партнёр покорно, но с нетерпением ждал реализации идеи. Михаила подталкивал неподдельный интерес, и, несмотря на скептицизм, он видел в этом проекте шанс реализовать то, к чему он стремился всегда. Ему всегда хотелось создать какой-то мега-интернет-проект, а на тот период ещё больше прежнего, потому что монотонная работа его угнетала.
   Первое, что нужно было сделать, это создать необходимое программное обеспечение и сайт. Этим занялся Михаил, как обладающий большими знаниями в этой области. Всё, что ему было нужно для этого, это закрыться в своем загородном доме на несколько дней, и чтобы ему никто не мешал. Созданием самой монеты занялся Роман. Он обратился к своему старому приятелю и бывшему подельнику, ювелиру. Тот разработал дизайн и изготовил клише.
   Роман и Михаил оформили компанию. Вопросом, который вызывал споры, было название фирмы, и, соответственно, продукции. Оказалось, что практически все названия, которые они первоначально рассматривали, были уже заняты многочисленными неизвестными криптовалютами. Таких проектов в то время вспыхивало много во всём мире. Многие из них были мошенническими проектами и их называли хайпами. После долгих дебатов остановились на Your Coin, что в переводе с английского означало "твоя монета". Но такой логотип показался партнёрам длинным и его решили сократить до YCoin. Начать работу решили в рамках страны, потому позиционировали стартап как новую национальную криптовалюту.
   Клиенту предлагалось с фирменного сайта скачать программу, позволяющую майнить валюту, а после получения нужного кода, он его регистрировал. Для этого майнеру нужно было на соответствующем ресурсе сделать заявку, после чего хэш-код, пройдя проверку, вносился в базу данных вместе с никнэймом своего автора. Затем заявителю нужно было оплатить изготовление монеты с аутентичным кодом и чуть позже получить её на почте.
   Клиенты получали на руки красивую медную монету с изображением логотипа и национальным орнаментом с одной стороны, и упрощённым вариантом алгоритма и проштампованным кодом с другой. Орнамент был качественно стилизован и своими плавными линиями перетекал в современный шрифт логотипа. Основная сторона монеты смотрелась очень стильно. Благородный красноватый блеск меди выделял барельеф и в дальнейшем обещал подчеркнуть рисунок темной патиной. Диаметр монеты был относительно не маленький - 40 миллиметров. Благодаря этому, она смотрелась как настоящий коллекционный экземпляр. Гурт ее был рубчатый, что приравнивало YCoin к классическим стандартам. Но при этом, благодаря коду на ней, который никогда не повторялся, она была действительно уникальна. На самом деле, монета действительно вызывала эмоции. Стоило ее увидеть, чтобы захотеть ею обладать. Люди получали на руки то, во что инвестировали время и деньги, и они не были разочарованы.
   Вид денег всегда и у всех вызывал сильные чувства. И даже те люди, которые осознают опасность в этом факте, часто становятся жертвами мошенников, впадая в транс при виде банкнот. Многие аферы на это и рассчитаны, и именно потому являются самыми эффективными. Очень часто, когда описывают схему развода, она кажется настолько банальной и глупой, что каждый слушатель считает, что с ним такое не пройдёт. Но когда в поле зрения появляется пачка долларов, и человеку предлагают с ним ею поделиться, то вся логика у большинства отключается. Порой человек не выходит из транса даже после того, как оказывается, что для того, чтобы получить лёгкие деньги, нужно сделать небольшой взнос из личных средств. Предложение, сделанное Романом с Михаилом, несмотря на подобный эффект, не было афёрой. Клиенты всегда получали то, чего ожидали, и все были довольны.
   Такая система исключала многие недостатки всех форков. Во-первых, люди могли пощупать и обладать тем, за что заплатили. Во-вторых, такая валюта не была интересна для массового майнинга. Код без монеты ничего не стоил, а за регистрацию нужно было заплатить, хоть и не большие, но всё же деньги. Благодаря такой концепции, новые монеты должны были равномерно распределяться среди целевой аудитории. Этот подход защищал её от спекуляций.
   - Что Вы указали в виде деятельности компании? - спросил следователь.
   - В виде деятельности компании указали производство и торговля сувенирной продукцией.
   - Производство и торговля сувенирной продукцией? Хитро.
   - Так оно и было. Мы придумали дизайн монет, ничего не подделывали, не воровали логотипов и чужих идей. Сами раскручивали товар, то есть популяризировали его. Клиенты нам заказывали, мы им продавали. Никакого обмана не было, - продолжал свой рассказ Роман.
   Но были моменты, которые он не собирался раскрывать следователю. Дело в том, что, несмотря на интересную идею и красивый функциональный сайт, распространялась информация не слишком быстро. Обсуждения на форумах были тоже не активные, а отзывы и мнения были, в большинстве случаев, не лестные. Люди не пошли становиться в очереди за YCoin. На самом деле, продвижение идеи в интернет-пространстве - это не простой путь. В любом обществе намного больше людей неспособных что-то предложить, но готовых освистать любое начинание. Их значительно больше тех, кто как минимум изучит предложение, прежде чем дать свой объективный отзыв. В реальной жизни люди боятся делать резкие и необдуманные высказывания, потому что это не самый безопасный способ выражения своих мыслей. Но в анонимном сетевом пространстве они полностью раскрывают свою сущность. Нужны были весомые аргументы в пользу YCoin, и Роман знал, как их найти.
   Тогда он вспомнил времена, когда в студенческие годы ему пришлось создавать дилерскую сеть по реализации бланков в учебных заведениях. Этот маркетинговый опыт ему сейчас очень понадобился. Он собрал группу менеджеров, которых сразу нарёк коин-агентами. Каждому он дал сертификаты на несколько бесплатных регистраций и пообещал, что они смогут продать полученные коины его же компании по цене на 30 процентов выше от стоимости регистрации. Люди всегда были падки на лёгкие деньги, и очень скоро все воспользовались предложением. Одним из условий было то, что продажа должна была состояться официально через популярный сайт аукцион. И каждый коин-агент должен был провести одну покупку через свой аккаунт. Этот сайт вёл статистику продаж, на которую можно было ссылаться. Благодаря этому, на официальном сайте YCoin было открыто окно: "Курс YCoin". В нём отображалась реальная цена, за которую можно было продать монету, ссылаясь на авторитетный источник. Откровенная спекуляция, но она была необходима, чтоб запустить проект. И такая идея сработала.
   Статистика продаж оказалась более весомым аргументом, чем мнение анонимных выскочек. Практически сразу люди стали интересоваться новым революционным предложением в мире выгодных инвестиций. Таким образом, все продажи они вывели на публичное обозрение, и любой человек мог проследить наименьшее движение курса. А так как тенденция была позитивная, то все те, кто просто за ней следил, постепенно подключались к проекту. Даже те, кто на форумах нелестно отзывался о новой валюте, начали регистрироваться на сайте.
   Следующим этапом была очень важная продажа коллекционного коина. Один из майнеров продал публично YCoin с первыми тремя единицами в хэш-коде другому агенту за три обычных. По легенде, которая была опубликована на официальном сайте, у покупателя уже была монета с тремя первыми двойками. Так появились коллекционные YCoin, которые начали собирать в коллекции. Их стоимость была значительно выше обычных, и у майнеров появился фактор азарта. Они могли добыть обычный код, а могли и коллекционный. Притом, что стоимость обычных начала стремительно подниматься. Сложность алгоритма используемого при генерации хэша была рассчитана на эмиссию кратную населению страны, потому сложность майна возрастала достаточно быстро.
   Вскоре появились, как их позже стали называть, халявщики, которые пытались продать неоформленные хэш-коды пользователям, не имеющим возможность майнить самостоятельно. Для того чтобы убрать их с рынка, Роману с Михаилом пришлось создать дополнительный сервис для клиентов. Такой нюанс они предусмотрели заранее, потому сделали небольшой премайн. При помощи мощного процессора основатели YСoin добыли определенное количество потенциальной валюты до того, как она стала общедоступной. Таким образом, они могли официально на сайте продавать хэш-коды по цене, которая с учётом стоимости регистрации была вполне выгодной. Такое предложение перебивало торговлю халявщиков, потому что у тех себестоимость хэшей была значительно выше, чем у основателей YCoin на начальном этапе. После запуска сервиса интерес к предложениям со стороны сразу снизился до минимума.
   Через полгода у Романа и Михаила была полноценная успешная интернет-компания. Кризис и инфляция подталкивали граждан к инвестированию своих сбережений. Но это не было окончательной целью для Романа. Это был лишь первый этап его глобальной идеи.
   После того, как Роман рассказал историю основания компании YCoin, следователь перешёл на откровения и выдвинул новое обвинение:
   - Мы подозреваем, что под видом Интернет-компании вы создали финансовую пирамиду, и наши финансисты работают над тем, чтобы это доказать.
   - Финансовую пирамиду?
   - Да. Мы подозреваем, что вы применили "схему Понци" и через подставных лиц использовали полученные средства для повышения спроса на ваше инвестиционное предложение методом спекуляций.
   В этот момент Роман растерялся, и следователь это почувствовал. Достаточно было показаний одного коин-агента, для того чтоб это доказать. На самом деле, компания действительно периодически выкупала свои же коины у майнеров по завышенной цене. Они это делали через тот самый интернет-аукцион ради получения статистики, которая подтверждала рост курса. Закупка производилась из средств, полученных от обналичивания монет. Это делалось, чтобы подогреть спрос и поднимать ликвидность монеты. Благодаря этой схеме, обладатели YCoin получали свою комиссию от оборота монет. Это было, своего рода, выплатой дивидендов вкладчикам и коин-агентам. Такой ход можно расценивать как вложения в свой же бизнес или затраты на рекламу, но если искать, к чему придраться, то и к этому можно.
   "Схема Понци" заключалась в том, что у группы клиентов брались определённые средства и выплачивались как дивиденды более ранним и менее численным вкладчикам. Затем выплата дивидендов показывалась будущим клиентам, и таким образом привлекались ещё большим объёмом новые средства, которые также шли частично или полностью на выплату заработанных средств. Так сумма оборотных средств возрастает, и когда она доходит до критического максимума, то все средства выводятся. Эта схема считалась преступной и её, как правило, прикрывали инвестиционными и страховыми фондам, часто даже сетевым маркетингом. Такую схему придумал и применил итальянец Чарльз Понци еще в 20-е года XX столетия в США. Он сочинил красивую историю о том, как он будет зарабатывать на простом арбитраже при помощи средств вкладчиков. За это он обещал делиться с ними прибылью, и люди начали нести ему деньги, надеясь приумножить свой капитал за счёт чужого успеха. На самом деле аферист деньги не зарабатывал, а только тратил. А чтобы привлечь новых вкладчиков, ему приходилось те деньги, которые он не успевал тратить, выплачивать инвесторам. Таким образом создавалась видимость успешной деятельности фонда. Когда махинация открылось, то оказалось, что за всё время существования его компания не заработала ни цента, а просто деньги последующих вкладчиков выплачивались предыдущим. При этом два миллиона долларов со счетов куда-то пропали, а в то время это были очень большие деньги. Для сравнения, новый автомобиль стоил около 400 долларов.
   Несмотря на то, что такая схема во всём мире считается преступной, многие государства применяют её по отношения к своим гражданам. В некоторых случаях даже государственные программы по привлечению средств могут превращаться в финансовые пирамиды. Гражданам это преподносится в виде выдачи краткосрочных облигаций. Даже в развитых странах элементы схемы Понци присутствуют во многих социальных программах. Любой пенсионный фонд, по сути, является финансовой пирамидой, которая никогда не рушится. Она питается за счёт постоянного пополнения новых вкладчиков и выбывания из неё старых. Звучит цинично, но это основной доход, на который люди во всём мире надеются в старости.
   Роман не ставил себе цели обогатиться, а использовал элементы этой схемы исключительно ради популяризации проекта. Он всегда говорил, что в любом автосалоне клиента посадят за руль и дадут прокатиться на авто. Ему хотелось, чтобы каждый новый клиент получил удовольствие от сотрудничества с его компанией. Но, в то же время, он понимал, что многие основатели инвестиционных проектов, потерпев неудачи в преумножении оборотных средств, невольно уходили в эту схему, чтоб сохранить компанию. Потому Роман не злоупотреблял её использованием и давно отошел от применения на практике. Это его и спасло, и в процессе дальнейшего разговора он понял, что у Павла Андреевича и его коллег нет никаких доказательств.
   - Любая компания, которая занимается сетевым маркетингом, больше подходит под схему финансовой пирамиды, чем наша. У нас было всё намного проще. Люди заказывали - мы продавали. Мы не брали кредитных средств, не давали обещаний, не заключали договоров, это была чёткая позиция, на которой стоял Роман.
   - Всё не так просто, - отметил следователь. - Я согласен, что законы о киберпреступлениях в нашей стране еще не сформированы и не совершенны, потому, конечно, в операциях с криптовалютой сложно кого-либо обвинить, но у нас на лицо факты продажи придуманной валюты за реальные деньги. Это есть не что иное, как факт мошенничества. И это подтверждает, что Coin Club - обманная структура, направленная на аккумулирование средств полученных незаконным способом. Точно так же, как и продажа неподтверждённых гарантом фьючерсов в Интернете и разного рода ничем не подкреплённой ерунды, которой пользуются создатели пирамид. Наши специалисты изучили многие из таких сделок, и я вам скажу, что у нас есть много фактов спекуляции и манипуляций на вашей бирже. Возможно, вы причастны к этому только косвенно и тоже являетесь жертвой. По праву основателя, вы стоите первым в списке тех, кому придётся отвечать за махинации. Так помогите нам разобраться, чтоб вам не пришлось за все эпизоды отвечать самому.
   Следователь так сказал не из сочувствия, а в надежде, что Роман, чтобы избежать наказания, начнёт перекладывать вину на других, тем самым открывая карты. Это старый подход, и он часто был успешным, но не в этот раз.
   - Это невозможно, - ответил Роман.
   - Почему же? - удивлённо спросил следователь. - Потому что все агенты назывались одними никами? Так всем же понятно, что без проблем можно вычислить пользователя по IP-адресу.
   - Дело в том, что на начальном этапе некоторые майнеры поняли, что есть хэш-коды, которые отличаются уникальностью, и начали за ними охотиться, как я уже вам рассказывал. У людей всегда вызывали номера, обладающие какой-то закономерностью, интерес. Не знаю, на чём это влечение основано, но все стремились получить на автомобиль какие-то запоминающиеся номера, или номера телефонов, с подряд повторяющимися цифрами или группой цифр. Все номера, обладающие закономерностью расположения цифр, всегда привлекали особое внимание. Так вот, один из анонимных агентов, под псевдонимом Джокер, создал уникальную программу. Это был робот, который должен был из фрагментов кодов выискивать такие совпадения. В случае успешного поиска бот выкупал коллекционные хэши. Для того чтобы у него были средства на закупку, он имел возможность автоматически сам добывать коды для регистрации монет и продавать по цене на процент ниже других предложений, таким образом можно было быстро получить оборотные средства. Для успешной работы робота Джокеру нужно было заручиться поддержкой всех участников Coin Club, и он это сделал. Джокер преподнес бота как брокер агента, который работает через удалённые сервера, и он якобы должен обезопасить каждую сделку. Всех заинтересовала эта идея, и большая часть майнеров подключилась к использованию программы. Робот под ником Джокер не показал своей эффективности в вычислении оригинальных чисел, но наделал много хаоса на бирже. Он выкупал по баснословной цене бессмысленные хэш-коды, а иногда и сам у себя. В итоге, агенты решили, что в этом хаосе есть преимущество, и он, в свою очередь, создаёт некий порядок, после чего сами начали подписываться под каждой сделкой ником Джокер.
   - То есть получается, что Джокером может быть любой и в то же время никто, - отметил следователь. - При этом использовать компьютер любого участника, или, например, даже какого-нибудь пользователя в Индонезии.
   - Система Coin Club была первая в своем роде, и она быстро эволюционировала. Как видите, она сама себя защитила, и как следствие - каждого участника. Джокер - это вирус, который всё запутал, в том числе и Ip-пользователей. Но любая из проведённых операций могла быть сделана роботом, и, соответственно, обвинить кого-то конкретного нельзя.
   Подобная методика применялась при смертной казни через расстрел. Всем стреляющим в приговорённого узника давали ружья, среди которых было одно с холостым патроном. В итоге, ни одного из тех, кто нажал на курок, нельзя было обвинить в убийстве, потому что гипотетически любой из них мог выстрелить холостым. Вот так работает закон: несколько стрелявших в человека в упор, а ни один не виновен, потому что доказать обратное невозможно.
   На самом деле Джокер, опять же, не был случайным персонажем. Его разработал Михаил, и идея тоже была его. Роман только предложил его назвать ником своего "старого знакомого". Несмотря на то, что Михаилу было это чуждо, он имел юридическое образование. Законов он хорошо не знал, но помнил со студенческих времён несколько легенд о том, как можно обойти систему. Одна из таких им и пригодилась.
  
   ГЛАВА 6. ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ
  
   - Предположим, - продолжал опрос следователь, - а как же быть с показаниями вашего "старого друга" Артура Заслацкого, он считает себя обманутым клиентом, у нас есть заявление. Причём, в показаниях он ссылается на информацию, полученную от вашей общей знакомой, с которой вы вместе учились в одной школе. Ее зовут..., - в этот момент он многозначительно надел очки и взял в руку заявление, - Лебедева Вероника.
   После этих слов в груди Романа что-то сжалось, и стало тяжелее дышать. Эта девушка научила Романа видеть мир другим, не таким мрачным, и часто помогала выбрать правильный путь. Косвенно она была причиной многих поворотов в его жизни, а сейчас её имя произносят как обвинительный вердикт. Вероника действительно много знала про Романа и его деятельность. Её показания, как и всю его неординарную жизнь, можно было расценивать двояко.
   Когда прозвучало имя Вероники, Роман сразу почувствовал её запах. Он вспомнил её волосы, развивающиеся на ветру, и тот трепетный момент, когда они встретились после долгой разлуки. Эта долгожданная встреча произошла на следующий день после его возвращения в родной город. Всё вышло якобы случайно, на набережной в кафе, где он с Михаилом праздновал возвращение блудного сына. Роман всё то время, которое был в скитаниях, заставлял себя не думать о ней, убеждал себя, что не скучает. Но всё это оказалось бессмысленным, стоило Роману увидеть эту девушку.
   Вероника не любила, когда её называли полным именем или Верой. Она просила, чтобы её называли Никой. У неё это имя ассоциировалось с какой-то героиней из любовного романа, который она прочитала еще в юношестве. Роману хотелось называть её Верой, хотя она сама считала это имя устаревшим. Он же думал иначе. Слово "вера" много значило для него и ассоциировалось именно с этим человеком. Роман считал, что это слово является основополагающим для любой идеи и даже самого маленького успеха. Именно Вероника заставляла его поверить в себя, когда он сам отчаивался.
   В тот день, когда они, наконец, встретились спустя годы, она вновь смотрела на него своими голубыми миндалевидными глазами. Её лицо не имело классических форм, из-за чего было очень нестандартным и благодаря этому особо привлекательным. В тот момент, Роману казалось, что рядом с ним инопланетянка, и от этого ощущения он терялся, как тогда, в школе, когда она сама тянулась к общению с ним. А он, в свою очередь, избегал ее компании, потому что не имел опыта и не знал, как себя вести рядом с такой необыкновенной девушкой. К такой красоте сложно привыкнуть и принимать её как должное. Многие его знакомые и друзья не разделяли его тайного восхищения Никой, отдавая предпочтение одноклассницам с рано округлившимися формами. Но Романа привлекало в ней совсем другое. И это была ярко выраженная неординарность. Ещё она обладала прекрасной фигурой, но выбранный стиль одежды всегда скрывал это достоинство. Ника хотела, чтобы её ценили за другие уникальные качества. Она нуждалась в признании своей харизмы, основой которой, по мнению Романа, был голос. Он был у неё гипнотическим - с лёгкой хрипотцой, но очень мягким и ровным. Роман был готов слушать его целыми днями. Ника умела красиво изъясняться в уникальной манере, и это подчёркивало её высокий интеллект.
   Миша позже признался Роману, что он сам сказал ей, где они будут в тот вечер, когда произошёл незапланированный день встречи выпускников. Для Романа её появление было полной неожиданностью.
   - Привет, друг! - произнесла Вероника своим чудесным голосом.
   Слово "друг" прозвучало из её уст так, как будто оно имело противоположное значение. Зная Веронику, он понимал, что она обижается на него. Роман всё это время не писал и не звонил, и в момент встречи понимал, что ему не удастся так легко избежать упрёков с её стороны. Сама она этого не делала тоже, всегда считая, что мужчина должен проявлять инициативу. Её точёные губы с трудом сдерживали улыбку, и тогда Роман, чтобы избежать оправданий, просто обнял свою подругу. Ника ответила ему тёплыми объятиями, и слов уже не нужно было. Она обладала игривым характером, и благодаря тому, что её настроение было почти всегда хорошим, от неловких моментов с ней всегда можно было легко уйти.
   После глубоких реверансов и знакомства с её подругами, которые создавали видимость случайности встречи, девушки разбавили их мужскую компанию. Весь вечер Роман с Никой тянулись друг к другу взглядами и физически, и было ясно - встреча была долгожданной. Как будто все вокруг были лишними. Да, было время и в печали и в радости они друг друга поддерживали. Он уже и забыл после своих долгих скитаний, как приятно было ощущать этого человека рядом. Роман узнал от неё, что она была замужем и развелась, что поменяла работу, и вообще в её жизни многое изменилось. В тот день они впервые встретились взрослыми и одинокими. Ближе к полуночи он провел её домой, и они договорились на днях увидеться снова. Роману опять пришлось распрощаться с её манящим запахом, который после прощальных объятий долго выветривался из его одежды. Прохладный ночной воздух родного города разжигал ностальгические воспоминания, и только тогда он понял, как ему всего этого не хватало. Сейчас Роману не было понятно, почему он несколько лет назад принял решение оставить Верону в прошлом, и не стал за неё бороться. Впрочем, так же как и всё, что было ему дорого.
   На следующий день они увиделись снова и весь вечер, без остановки, рассказывали о том, что произошло с каждым за эти годы. Ника поведала Роману обо всём хорошем, что было в её жизни последнее время, и обо всем плохом. Она рассказала о своём неудачном браке и о тяжёлом разводе.
   ‒ Девушке намного тяжелее быть одной, - говорила Вероника. - Нам всегда нужна сильная спина, за которой можно спрятаться. В браке я чувствовала себя одинокой, а сейчас ещё более чем тогда. Но меня всё же не покидает надежда, что со мной рядом будет мужчина, который будет мне другом, который поймёт меня и сделает любимой.
   Роману казалось, что когда она произносила эти слова, то имела в виду его самого. Это читалось в её искреннем взгляде, но он гнал эти мысли от себя. Роман всегда был её близким другом, поддерживал и относился с пониманием к непростому характеру Ники. Именно поэтому его не оставляла мысль, что это может быть игра одного актёра, и он решил уйти от лирики:
   ‒ Я давно не чувствовал себя одиноким, хотя и был один. Многие люди вкладывают в это понятие столько драматизма и безысходности, что оно сковывает их и не даёт двигаться вперёд. Оно де?лает попытки всё изменить неуклюжими и доводит потерянные души до грани надрыва. На самом же деле, дружба и любовь приходят именно тогда, когда ты их не ищешь. Эти чувства посещают только те души, которые наполнены жизненным смыслом и красками, а не унынием и жалостью к себе. Находясь в обществе наполненном интересными личностями и безграничными возможностями, просто невозможно быть одиноким. В те моменты, когда я начинал жалеть себя, я задавал себе вопрос: если бы в жизни вообще не было моментов одиночества, то к чему бы тогда стремились и сколько прекрасных моментов упустили бы? Как минимум, не было бы этого прекрасного вечера, проведённого с тобой наедине после долгой разлуки.
   После этих слов Роман одёрнул себя, потому что сам хотел уйти от флирта. Он решил рассказать о своих планах на будущее и революционных идеях. Роман как всегда увлёкся рассказом и в завершении признался в том, что не уверен, что ему хватит сил это реализовать. Вероника сразу не поняла сути инноваций, но всем видом и словами давала понять, что всегда верила в него и его успех. Роман рассказал, что случилось с ним в горах и о том, как обострились его мыслительные процессы, и благодаря этому возникла мысль, породившая основу идеи:
   ‒ Тогда я вспомнил историю постройки самого большого кирпичного купола на земле, который находится во Флоренции.
   ‒ Да, я была там, - с восхищением воскликнула Ника. - Базилика Санта Мария дель Фьоре. Прошлым летом я ездила по горящей путёвке в Италию и посещала Флоренцию. Эта поездка была незабываемой. Я была в этом соборе, и мы даже поднимались на смотровую площадку, которая находилась на вершине этого купола. С той высоты было видно крыши всех домов города, а внутри базилики было действительно огромное пространство, практически целая площадь. Нам говорил экскурсовод, что в ней одновременно могут поместиться 30 тысяч человек. Вся наша экскурсионная группа удивлялась, как можно было построить такое здание, не имея современного оборудования.
   ‒ На самом деле, архитекторы долго думали о том, как можно возвести собор с куполом, который бы возвышался над всем городом. Это была очень непростая задача для тех времен, когда ещё не использовали металлические конструкции. Дело в том, что в окрестностях не было настолько высоких деревьев, которые могли бы быть использованы в качестве внутренних опор. И кто-то предложил засыпать всё помещение землёй и на ней сделать перекрытие. А для того чтобы быстро извлечь оттуда землю, предложили в засыпанный грунт зарыть золотые монеты. Таким образом, флорентинцы будут делать всеобщее благо, вывозя из помещения грунт и тем самым добывая для себя золото.
   Когда я спускался с той скалы, я чётко представлял себе образ блестящей золотой монеты, которую держал в натруженных и грязных от земли руках старый флорентинец. Я представлял себе радость, которую он испытывал найдя её в огромном количестве грунта вывезенного из собора. Тогда, в XІV веке, он радовался тому, что сегодня сможет накормить свою семью. На самом деле, он своим трудом подарил возможность всему миру созерцать, как лучи тёплого итальянского солнца освещают флорентийский собор изнутри через круглое отверстие в его грандиозном кирпичном куполе.
   Казалось бы, во все времена каждый человек за свою работу получал деньги, но любой труд нужно организовать. Такое решение, которое было применено много столетий назад, не требовало использования привычного подхода к строительству. Не нужно было использовать труд прораба, который бы нанимал рабочих, распределял обязанности каждого и следил за качеством выполнения работ. Затем распределял средства, что обязывало заказчиков создавать дополнительную вакансию для человека, который бы контролировал расходную часть. Такое неординарное решение требовало только самоорганизации каждого, кто имел желание взяться за эту работу. Рабочий сам себя нанимал, сам платил себе зарплату и сам назначал себе смену. Это сравнимо с добычей золота из недр, но сегодня, даже в самой богом забытой стране, даже из вторичного сырья такая процедура требует лицензии, которую далеко не каждый житель может себе позволить. Да и ресурсы земли уже не те. Зато, какие ресурсы человеческого сознания? Сколько технологий ещё можно разработать, какие открытия ещё можно сделать? А если все люди на земле смогут так же самоорганизоваться, чтобы внести свой посильный вклад в то или иное открытие? Я задавал себе эти вопросы, но они были риторическими. Не знаю, возможно ли это, или имеет ли смысл стремление и попытки что-то изменить.
   ‒ Да, тема присущая классической утопии, - ответила подруга Романа. - Но если у тебя есть хоть маленький шанс добиться того, к чему ты стремишься, не останавливайся. Иди до конца. Я верю в тебя.
   Её слова были установочными для Романа и давали ему неоценимую поддержку. Точно как тогда, когда они еще были совсем молоды, и он позволял себе минуты уныния, спровоцированные неудачей личного плана. Вероника моментально приводила его в чувство. Она всегда давала понять ему, что он особенный, а другие этого просто ещё не увидели. Роман не мог не верить этому, когда красавица с темно-каштановыми вьющимися волосами говорила так убежденно, глядя на него своими небесно-голубыми глазами. Ника казалась такой целеустремлённой и сильной, когда давала подобные наставления, но сама имела очень хрупкую натуру. Она не показывала этого никому, но Роман знал, причину её нерешительности по жизни. Ника боялась принимать судьбоносные решения, и именно поэтому, имея огромный потенциал, работала до сих пор в провинциальном городке. Она действовала всегда по принципу, который гласил о том, что решение не может быть неправильным, пока оно не принято. Потому всегда растягивала процесс обдумывания, порой даже на годы. Возможно, её всегда останавливало перед принятием серьёзных решений отсутствие чёткой цели в жизни, нехватка веры. Наверное, это и притягивало её к Рома?ну, ведь он всегда имел однозначно сформулированные цели. Даже, несмотря на то, что они часто менялись в силу его темперамента, у него всегда были чётко прописанные пути их достижения. Веронике именно это нравилось в нём, хотя она и осуждала его за непостоянность, называя слабохарактерным. Роман был взаимен в этом вопросе и упрекал Нику в том же самом.
   Однажды Роман и Ника поехали в место, где любили быть вдвоём многими годами позже. Это было каменное урочище над рекой на окраине города, которое они считали своим местом и куда сбегали от всех проблем и неудач. После захода солнца ветер, дующий с реки, делал воздух прохладным, а камни, нагретые за целый день солнцем, дарили тепло. Лёжа на скалистом выступе, можно было чувствовать себя абсолютно комфортно и наблюдать за звёздами. Обрывы, с трёх сторон окружавшие Романа с Никой, давали мнимую иллюзию островка свободы, островка, существующего только для них двоих. Глядя в небо, молодой человек начал фантазировать и рассказывать абсолютно фантастическую и абсурдную историю, выдуманную самим же:
   ‒ Представляю себе ситуацию, как прилетают на земную орбиту инопланетяне - представители какой-то высокоразвитой цивилизации, в которой все члены стремятся к процветанию всего общества.
   - Серые или зелёные? - спросила Ника шутя и после долгой паузы собеседника уточнила, - я слышала, что с Марса зелёные, а с Юпитера серые.
   - Пусть будут серо-зелёные, потому что не оттуда и не оттуда, - поддержал шутку Роман. - Предположим, с другой галактики, которая разрушается, и они знают об этом. И поэтому научились действовать слаженно, ради блага своего общества, чтобы создать для себя новое жизненное пространство и выжить. Ради этого все свои ресурсы эти существа научились использовать на развитие технологий. Они начинают изучать нас, и у них появляются логичные вопросы, а кто-то мудрый даёт правильные ответы. Думаю, это выглядело бы так:
   ‒ Человечество достигло немалых высот в развитии технологий, подчинило себе энергию атома, открыло эру космических путешествий. Почему это всё замораживается и не развивается? - спросят пришельцы. - Ведь у этих начинаний есть огромные возможности и энергетический потенциал, и можно расширить жизненное пространство и получить дополнительные ресурсы.
   ‒ Человечеству это не выгодно. - Ответят им. - Космическая программа не добавляет так много рейтингов кандидатам в президенты, как сексуальный скандал оппонента. А ядерная программа опасна потому, что имея такие технологии, люди могут уничтожить от жадности самих себя. И что важнее всего - они сами это понимают, и сами же себя бояться.
   ‒ А к чему тогда человечество стремиться, если боится выйти за рамки добытого опыта? - с изумлением спросят они.
   ‒ Стремятся люди к господству друг над другом. Оно даётся им по праву наличия большего количества бумажек, которые они же сами для себя печатают. Это и есть основа земного обращения средств и конвертации их в ресурсы. Вся эта система, хоть и устаревшая, но единственная, которая обеспечивает тотальный контроль над обществом. Деньги и углеводородные энергоносители - основа человеческой экономики, контролируемая и регулируемая небольшой группой лиц.
   ‒ Но ведь есть и более эффективные и доступные источники энергии? Они повсюду, её нужно только научиться генерировать и аккумулировать.
   ‒ Это не выгодно тем, кто контролирует рынок традиционных энергоресурсов. Развитие альтернативных источников энергии сдерживается, и многие перспективные технологии хоронятся на этапе открытия теми, кому это мешает сохранять привычный порядок. Здесь это называется человеческая конкуренция.
   ‒ Но в этом нет смысла. Неужели ради этого стоит использовать ресурсы планеты? Чем они их восполнят, когда те закончатся? Какой смысл в господстве, когда нечем будет дышать и нечем питаться? Когда места под солнцем не будет ни для кого?
   ‒ Люди над этим не задумываются. Каждый индивидуум так яро стремится к превосходству, что очень часто эти желания носят деструктивный характер. Соответственно, в целом человеческому обществу присуще самоуничтожение. Человечество всегда находится на грани.
   ‒ Человеческая реальность - это ещё больший абсурд, чем предположение, что на орбиту Земли прилетят инопланетяне и будут нас изучать, - отметил Роман в конце монолога, а подруга, в свою очередь, ответила ему молчанием, чем мягко намекала, что он иногда бывает занудой.
   Роман с Вероникой так давно были знакомы, что им было вполне комфортно вместе даже молчать. В такие моменты они даже знали, кто о чём думает, тем самым не прекращая общение. Конечно, они нравились друг другу всегда и не скрывали этого, но так привыкли быть друзьями, что не могли переступить черту. Вся проблема была в том, что они слишком хорошо друг друга знали. Вероника нравилась мужчинам и умела быстро располагать их к себе. Она этим пользовалась часто. Ей приходилось так поступать не из меркантильных соображений, а скорее, чтобы повысить свою самооценку.
   Её детские комплексы не давали покоя всю жизнь. Ника была в семье гадким утёнком, и всё детство пыталась привлечь внимание отца. Добиться от него ласки и понимания. Но тот был очень требовательным к своей млад?шей дочери, в отличие от двух старших. Ей нужно было мужское внимание, она им питалась. Роман знал это, и всегда боялся быть очередной её жертвой, к которой она потеряет интерес, как только он покажет слабость. Было много ситуаций, когда ему приходилось быть невольным свидетелем того, как Ника откровенно давала мужчинам возможность понять, что он ей нравится. А после ответной реакции искренне удивлялась: "С чего он решил, что может на что-то рассчитывать...?" Это была её тактика, Роман это знал и потому никогда не реагировал на знаки, которые она любила ему подавать. При такой популярности она выбирала в партнёры тех, кто, по мнению Романа, был её менее всего достоин. Непонятно было, что она ценила в мужчинах. Иногда казалось, что она выбирает их по тому же принципу, по которому выпадают числа Фибаначи. Хотя наверняка её желанием руководил простой интерес. Она любила изучать людей. Иногда, даже слишком, когда начинала лезть в душу тому, кто этого не хотел. Для Ники люди были загадками, которые она любила разгадывать. И чем сложнее вопрос, тем интересней ответ. Но как только она удовлетворяла свой интерес, сразу теряла расположение к человеку. Именно поэтому у неё был большой круг общения, но в нём было мало постоянных участников. Всё это не очень хорошо характеризовало Веронику, но так уж сложилось, что они с Романом были близкими друзьями, и он всегда помнил то, через что они вместе прошли, и ценил это. Отчасти её оправдывало то, что она была очень требовательна к себе и стремилась быть интересной. Она никогда не пользовалась откровенной ложью и хвастовством, при этом жестко осуждала тех, для кого такой вид общения был нормой. Она обладала искренностью, часто граничащей с простодушием. Но иногда Роману казалось, что это игра, ведь Ника отличалась острым умом, что было, по его мнению, антонимом простоты душевной. Он считал это введением в заблуждение, или даже интригой. Как бы долго они не были знакомы, ему никак не удавалось изучить её до конца.
   Когда Роман точно решил покинуть свой родной город, она была единственной, кто держала его морально там. Ему хотелось знать, что она чувствует по отношению к нему на самом деле и что таится в той недосказанности, которая всегда присутствовала между ними. Но Роман не решился и не услышал того, что хотел. Ситуация и обстоятельства были не самые подходящие. Ника попала под жёсткие грабли, которыми Роман прочесал всех окружавших его тогда людей. Некоторые из тех, кто так стремительно набивались к нему в друзья за последние годы, отвернулись в сложный для него момент. Многие, кому он действительно помогал, отгородились от Романа, оставив наедине с проблемами. Всё это произошло как-то одновременно, и в силу сложившейся ситуации он решил, что у него больше нет привязанностей к людям. Роман чётко для себя отметил, что больше не будет никогда тратить время на то, чтобы кого-то развлекать. Минуты жизни слишком дороги, а внимание всё равно никто не оценит. Ему всё больше хотелось побыть одному, наедине со своими мыслями. Поэтому он и оставил всё позади, включая Нику. Только позже постоянно задумывался о том, что было бы, если бы...
   Но случай не заставил себя долго ждать, и они встретились вновь. Это было достаточно закономерно, потому что межу ними была сильная связь, благодаря которой они постоянно притягивались друг к другу. Ника была для Романа проявлением хитросплетений судьбы, или даже её буквальностью. Не зря её родители наградили таким именем. Несмотря ни на что, он не мог избавиться от желания видеть свою лучшую подругу рядом.
   Она проявляла неподдельный интерес к новым идеям Романа и вновь была всегда с ним, как в старые добрые времена. Он свободно делился с ней своими мыслями, потому что Ника умела слушать и при этом всегда находила такие слова, которые придавали ему уверенности. В отличие от Михаила, она не спорила, а интересовалась, и это помогало Роману оттачивать свои способности в убеждении.
   ‒ А каким бы ты хотел видеть этот мир? - спросила она его однажды.
   ‒ Мой ответ будет банальным: без бедности и болезней.
   Ника засмеялась:
   ‒ Ответил как королева красоты на конкурсе.
   ‒ Да, только благотворительными вечеринками мир не изменишь. Для этого нужно изменить приоритеты вместе со стереотипами, и всю систему заставить работать иначе.
   ‒ Ты хочешь, чтобы поменялась вся власть? А кого тогда выберут люди? В очередной раз все пойдут голосовать за меньшее зло? Это снова ничего не изменит.
   ‒ Это действительно ничего не изменит. Но у человечества есть шанс, если каждый поймёт, что на самом деле важно. Люди с самого своего появления тридцать тысяч лет тому назад не были глупее, чем сейчас и не обладали меньшими возможностями. Всё, что нас с ними разделяет, это опыт, знания и технологии. Они позволяют нашу жизнь делать дольше и комфортней. Но на всём протяжении веков развитие технологий далеко не всегда поддерживалось правящими кланами. Это происходит и сейчас. Мы помним из истории тёмное средневековье, когда учёных преследовали и сжигали на кострах, потому что их учения не соответствовали интересам церкви. Если взять более ранние периоды, то в древнем Риме запрещалось препарировать трупы. Это очень усложняло процесс познания в анатомии и сдерживало развитие медицины.
   Есть письменные источники, которые рассказывают историю о том, что в Римской империи один из ремесленников добыл алюминий. После того как он преподнёс кубок из этого металла императору, тот приказал казнить изобретателя. Цезарь так сильно боялся, что блестящий и лёгкий алюминий может обесценить золото, что оттянул это открытие почти на двадцать веков.
   Сегодня правящие кланы не заинтересованы в развитии альтернативных источников энергии, потому что основная их прибыль поступает из контроля над нефтяным рынком. А что было бы, если бы эти открытия не преследовались, а поддерживались? Тогда наше будущее было бы уже сегодня. По прогнозам авторитетных учёных, следующим прорывом должно стать развитие нанотехнологий. Создание микро-нанороботов поможет изучить человеческий организм и сознание. Маленькие электронные механизмы смогут бороться с инфекциями, "ремонтировать" повреждённые клетки и доставлять к ним питательные вещества. Это может значительно увеличить срок годности человеческого организма. Более того, они помогут понять работу человеческого мозга и улучшить связь между нейронами, что увеличит его работоспособность. Люди смогут более качественно и быстро перерабатывать информацию. А что если и эти открытия похоронят, потому что они будут неугодны фармацевтическим компаниям?
   ‒ То о чём ты говоришь, это интересно, но это фантастика.
   ‒ Так же как и рассказы Жюля Верна. Он описал уйму фантастических изобретений, которые вскоре стали реальностью. Но сейчас развитие цифровых технологий значительно сокращает путь от идеи до работающего изобретения. Самое важное, чтобы на этом пути не стояли ничьи интересы. И наши начинания с Михаилом тоже должны способствовать развитию науки, и при этом обезопасить её от влияния извне.
   ‒ Но как криптовалюта может способствовать развитию нанотехнологий?
   ‒ В идее это возможно. Криптовалюта родилась как результат программирования и существует как продут криптографических вычислений. А в соответствии с теорией, если подойти к биологии как к программированию, человечеству удастся запрограммировать клетки для лечения болезней.
   ‒ Я не вижу связи.
   ‒ А что если предположить, что все майнеры, используя свои ресурсы, будут заниматься своим привычным делом. При этом они будут вносить вклад в развитие технологий. Майнинг криптовалюты, по сути, это перебор чисел до нахождения нужного значения соответствующего задаче. Если задачей будет, например, распознавание или строительство белка клетками через нахождение программного кода применимого к соответствующему коду определённого гена в организме? То есть я хочу сказать, что если этот вычислительный процесс применить для моделирования нужных организму процессов? Тогда насколько быстрее начнёт развиваться медицина?
   Приведу пример в упрощённом варианте: все знают детскую игру "Тетрис", где нужно сопоставлять между собой блоки с максимальной совместимостью. Многие потратили на неё часы своей жизни и киловатты энергии. При этом результат заключается в том, что максимум можно похвастаться друзьям новым пройденным уровнем. А что, если вместо блоков в игре сопоставлять максимально совместимые компоненты белка в соответствии с заданным алгоритмом? И если кто-то придумает такую игру и задаст нужный алгоритм, то армия подростков может создать сложнейшую формулу, играясь с приставкой.
   ‒ Это очень сложно. Я не так хорошо разбираюсь в медицине и программировании, чтобы оценить идею.
   ‒ Я тоже. Но есть простая логика. Есть глобального масштаба вычисления, которые происходят бессмысленно, и есть важный аспект, нуждающийся в глобальных вычислениях. Значит и должен быть путь объединения этих процессов. И этот путь моментально улучшит человеческую жизнь, сделает людей более здоровыми изначально, а в случае болезни - поможет организму быстро выздороветь. И это только один из примеров использования этого принципа.
   Такие разговоры давали Нике понимание готовящегося стартапа.
   ‒ Она действительно много знала про проект и поддерживала меня. Мы с ней очень сблизились за короткий промежуток времени, но так же быстро чувства и увяли, - отвечал на вопрос следователя Роман. - Вначале не всё шло гладко с продвижением. Наверное, поэтому не уделял ей достаточно времени. Может, был холоден. А воз?можно, она просто не достаточно в меня верила. Она начала пропадать по вечерам, не брала трубку, а потом говорила, что заснула рано, со временем и вовсе стала отключать телефон. В итоге, я увидел её с Заслацким. Они встречались ещё в школе, и её выбор я никогда не одобрял. Ника не дождалась нескольких дней до начала нашего успеха, а могла стать частью проекта. С другой стороны, её тоже можно понять. Женщина всегда ищет стабильность. Взять Заслацкого: серьёзная высокооплачиваемая работа, государственная служба. И какая разница, что он взяточник и крохобор? А кому нужен юродивый с кучей безумных утопических идей, как я. Она знала суть проекта, но ушла до того, как он начал приносить прибыль, потому свидетельствовать про финансовую составляющую не может. Так же как и он, с её или чьих-то слов.
   Павел Андреевич многозначительно промолчал. Для него заявление было хорошей зацепкой, но оно действительно не содержало каких-то серьёзных доказательств незаконной деятельности. А для таких серьезных обвинений было недостаточно косвенных ссылок на прошлое подозреваемого или мнения посторонних людей.
  
   ГЛАВА 7. УМНАЯ ВАЛЮТА
  
   ‒ И всё же, я не могу понять, как так много людей решили поучаствовать в вашем проекте. Что их привлекало, какие обещания вы им давали? - спросил Павел Андреевич, но уже другим тоном.
   ‒ Суть в уникальности и аутентичности того, чем можно обладать физически. На этом принципе и строится коллекционирование и нумизматика. Это азарт, это инвестиция, это и возможность стать частью чего-то масштабного, того, что объединяет людей под одной идеей. Наконец, это просто модно, ведь все так делают.
   - Расскажите мне, как дальше развивался ваш проект, - попросил следователь.
   У него проявлялся неподдельный интерес к рассказу Романа. Он начал понимать, что за личность сидит перед ним, и этот образ всё менее и менее походил на тот, который он представлял себе изначально.
   Роман продолжил свой рассказ, и дальше было самое интересное. Он раскрывал следователю следующие этапы развития идеи. Подняв уровень и престиж компании, друзья-партнёры подошли к новому шагу. К той самой цели, ради чего всё это и создавалось. С самого знакомства Романа с криптовалютами он считал эту концепцию уникальной и очень интересной, но абсолютно бессмысленной. Во всём мире тратились огромные ресурсы для вычисления хэшей, было задействовано огромное количество вычислительной техники. Под это направление создавались новые типы оборудования и уникальные сетевые ресурсы. И всё это происходило ради работы с абсолютно бесполезными алгоритмами. Все полученные результаты в совокупности имели огромный денежный эквивалент, но, по сути, были не более чем абсолютно беспорядочным набором цифр и букв. Просто соска-пустышка, которую сосет бессознательный малыш, но ничего из неё не получает. Весь этот процесс можно было сравнить со сложным и дорогостоящим циклом изготовления качественной бумаги, которая предназначалась для того, чтоб её неиспользованную сдать в макулатуру. Но, тем не менее, криптовалюты несли в себе определённое предназначение. При помощи YCoin они подготовили общество к по-настоящему умной валюте. Партнёры создали огромную сеть компьютеров, объединённых одной задачей и обеспеченных нужным программным обеспечением. Их владельцы были участниками огромного клуба, основной идеей которого было создание валюты будущего. Клуба, в котором каждый из участников сам мог выпускать электронный продукт, и тем самым строить новое будущее. Это и был тот Coin Club, который Роман с Михаилом хотели создать.
   - Значит сотрудничество с фармакологическими компаниями это не прикрытие? - спросил следователь.
   ‒ Нет, ни в коем случае. Это начало новой эры вычислительных технологий и оплаты труда. Представьте себе, сколько человек в данную секунду сидит за компьютером. Сколько из них в это время использует цифровые процессы на компьютерные игры, просмотры фильмов и другие медиа-ресурсы. Сколько миллионов киловатт энергии и времени, проведённого в глобальной сети, тратиться на бесполезные вещи. А что если всему этому придать единый вектор. Если при помощи извечного желания каждого человека обогатиться всю эту энергию направить на развитие знаний и технологий. При этом превратив работу в увлекательную игру, суть которой привлечение денежных средств в свой карман. Что если даже все негативные человеческие качества, такие как жадность, лень, и стремление к лёгким деньгам направить на создание новых лекарств, новых организмов, которые смогут прокормить человечество будущего. Этот принцип может способствовать созданию новых высокоэффективных машин, способных облегчить труд и поддерживать рентабельность потребительского общества. Если эти возможности пустить на развитие нанотехнологий или на разгадку кода человеческого ДНК. Сколько тогда можно исключить болезней и насколько можно сделать жизнь будущих поколений качественней.
   ‒ Да, никому не выгодно массово лечить людей, - с возмущением сказал Павел Андреевич. - Изобретать лекарства от СПИДа, рака и так далее. Никому не выгодна солнечная энергия. Это выгодно обычным людям. А обычные люди - это сырье, материал и средство обогащения. Новые вирусы появляются каждый день, каждый месяц вспыхивают войны и восстания. Медицина - это такая же индустрия как нефтяной бизнес. Выгодно продавать оружие, людей, наркотики, финансовые пирамиды в глобальных масштабах. Выгодно одно - зарабатывать на смерти.
   Следователь говорил это с таким жаром и возмущением, что было ясно - эта тема задела его за живое. На самом деле, это было абсурдно, ведь он косвенно критиковал систему, которую представлял и защищал. С другой стороны, он сам пострадал в своей борьбе за справедливость и ощутил на себе всю её бессмысленность. Роман понял, что в таком резком высказывании есть что-то личное. На самом деле Павел Андреевич не так давно потерял близкого человека из-за несовершенства системы здравоохранения.
   Семья Строгацкого потратила все свои сбережения на лечение его матери, которое не дало результатов. А после её смерти оказалось, что диагноз был неправильным, и человека можно было спасти, если бы не врачебная ошибка. Да и тех винить не совсем правильно, потому как работать без современного оборудования и методик, это то же самое, что вслепую.
   Роман решил ему ответить с учётом его эмоциональное состояния.
   ‒ Человечество обладает деструктивной силой. Но сила - это энергия. Энергия всегда куда-то стремится. Соответственно, её можно направить в полезное русло. Coin Club создавался для того, чтобы это сделать возможным. Да, возможно это и утопия, но она красивая. В любом случае, нельзя жить с мыслью, что весь мир двигается в пропасть. Иначе всё, что ты делаешь, будет бессмысленным.
   ‒ И как это возможно сделать? Люди все разные, но объединяет их одно - это стремление к личному обогащению. Общество гомосапиенс отличается от колонии насекомых. Человек стремится только к личному обогащению, и я, как следователь, это хорошо знаю. А работа каждого человека на благо общества - это обычная утопия.
   ‒ Как я уже говорил, любая криптовалюта строится на просчётах определённого алгоритма. Но в любой из них он пустой, ничего не значит и никакой пользы не несёт. То есть добывание криптовалют, по сути, переливание воды из пустого в порожнее. Это притом, что практически все физические и химические процессы во вселенной происходят в соответствии с какими-то алгоритмами, в которых есть постоянные параметры и есть переменные. В соответствии с такими уравнениями движутся планеты, звёзды и галактики. Все небесные тела, а также молекулы и атомы. Почему сын похож на отца? Потому что все молекулы в его организме построились в соответствии с алгоритмом, прописанным в генетическом коде родителя. Код ДНК состоит из четырёх аминокислот, но они способны создавать миллиарды комбинаций, которые и делают нас всех разными и уникальными. Но при всём при этом, построение нити дезоксирибонуклеиновой кислоты и есть программирование будущих клеток. Когда существо употребляет в пищу белок, то в его организме он расщепляется на аминокислоты. Из них строится новый белок присущий именно этому организму и определенным тканям, которые из него же и формируются. Все эти процессы также происходят в соответствии с за?данными алгоритмами. Они определяют порядок всего происходящего вокруг. И понимание этих процессов особо важно и бесценно. То, что мы хотим сделать - это направить всю энергию и ресурсы, которые используются бессмысленно, на работу с алгоритмами, которые определяют природу вещей. Так человечество намного быстрее сможет понять процессы, происходящие во всех организмах и вселенной в целом, научится ими управлять и корректировать себе во благо.
   ‒ И всё же я не понимаю, как вы собираетесь эту идею осуществить технически, - продолжал интересоваться следователь.
   ‒ Для проведения вычислительных работ и генерации криптовалюты используются те же самые аппаратные ресурсы. Дело в том, что уже давно существовали программы по распределённому вычислению. Было много случаев по реализации этих проектов. Суть заключается в том, что компании, нуждающиеся в глобальных вычислительных работах, вместо покупки или аренды дорогостоящего оборудования, распределяли между пользователями интернет-сети блоки обрабатываемой информации. После завершения работы каждого участника информация собиралась в единый результат, и получался огромный объём переработанной информации, которую можно было использовать. Но проблема была в том, что такие проекты осуществлялись на уровне опытных разработок и на добровольческих началах. Потому они не имели сверхприбыльности.
   Идея объединить ресурсы каждого в общее пользование не приобрела глобальной поддержки общества, потому что не имела сформированной системы оплаты. А если наложить концепцию криптовалюты на принципы распределённого вычисления? Таким образом, можно создать мощный единый аппаратный ресурс, состоящий из огромного количества компьютеров, связанных между собой сетью. Он будет иметь очень высокую способность к быстрой обработке данных. И осуществить это можно на базе уже сформированной сети майнеров, которая называется Coin Club. Каждый пользователь, работая над добычей любого коина, всё равно производит вычисления. Так пусть эта работа будет полезной, и тогда каждая добытая единица такой валюты будет подкреплена интеллектуальной собственностью, которая приносит прибыль. Таким образом, она будет являться акцией определённого проекта. А её стоимость станет не спекулятивной, а будет зависеть от рентабельности и прибыльности проекта. На мой взгляд, в наше время электронных технологий валюта будущего должна быть именно такой. Люди начнут самоорганизовываться и выбирать для себя наиболее перспективные проекты. У них появится возможность стать участником глобальных открытий, быть его соавтором и учредителем. При этом заработать свой гонорар и получить дивиденды. Люди смогут зарабатывать через Coin Club удалённо, предоставляя свою вычислительную технику для работы в то время, когда сами не занимают мощности. Когда хозяин персонального компьютера находиться на работе или на отдыхе, его железо сможет зарабатывать ему деньги, участвуя в глобальных просчётах самостоятельно. Это уже будет криптовалюта, у которой полученный код не будет нуждаться в обналичивании в виде монеты. Он будет уникален и надёжно защищён. Так как она первая в своём роде, мы решили назвать её YCoin smart.
   ‒ Получается, что вся организация Coin Club с самого начала создавалась вами под этот проект, чтобы в итоге стать первой, как вы выразились, умной валютой? - уточнил следователь.
   ‒ Именно так. Мы создали вычислительный кластер в масштабах целой страны и запустили его в работу. И сегодня Coin Club имеет именно такое определение. Это мощнейший ресурс, способный хранить и перерабатывать информацию без централизованного сервера. Все операции производятся распределённо по участникам проекта, а компания YCoin выступает в роли сетевого администратора, который корректирует действия агентов. Так же она служит посредником между заказчиком и исполнителями вычислительных работ.
   ‒ А почему нельзя было сразу донести конечную идею до пользователей, зачем нужен был такой изощрённый путь? - поинтересовался в очередной раз Павел Андреевич. - Именно из-за таких сложных хитросплетений мы и заподозрили пирамиду.
   ‒ Я повторюсь, я хотел создать переходной этап, который улучшил бы понимание и вызвал интерес к проекту. YСoin - это был лишь первый этап популяризации криптовалюты среди широкой целевой аудитории. Благодаря монетам мы дали возможность людям пощупать криптовалюту, ощутить её преимущества. Оценить уникальность и привлекательность со всех сторон. Компания получила возможность создать широкий круг людей интересующихся этой идеей, который позже стал называться Coin Club. Мы должны были завоевать их доверие и убедить в том, что мы приведём их в хорошее, успешное будущее и вместе изменим мир. Да, это начиналось в виде сетевой игрушки, которая, как вам показалось, имела под собой структуру пирамиды, но в итоге стало революционным открытием для общества. Конечным этапом проекта изначально планировалось создание аналитических мощностей, способных полноценно конкурировать на рынке вычислений. А что касается прибыли, то в этом бизнесе крутится намного больше денег, чем в финансовых пирамидах. Рынок только облачных вычислений составляет 5% от оборота средств во всём бизнесе информационных технологий. А это около 20 миллиардов в год. И если вы действительно переживаете за экономику страны, то она от этого только выиграет. Coin Club сейчас способен привлечь инвестиции зарубежных компаний. И это будет заслуга не правительства, а самих граждан, их способностей и потенциала.
   Следователь осознавал важность таких открытий, но его всё ещё мучили сомнения. Он не понимал технических нюансов, способных превратить утопию в реальность. Из-за этого Павел Андреевич на мгновение почувствовал себя так, как будто им манипулируют. Это ощущение вызвало в нём некое замешательство и пробудило его бдительность, которая слегка задремала от монотонного голоса Романа. Допрос превратился в светскую беседу, которая увлекла угрюмого следователя и вышла из-под его контроля. Это не соответствовало тому порядку вещей, которого он всегда придерживался. Выработавшееся годами недоверие к людям вызвало в нём такое смятение, но его собеседник был действительно искренним в тот момент. Роману хотелось раскрыть суть его идеи и без обмана рассказать, как он и его команда шли непростой дорогой перемен.
   Когда Роман с Михаилом подошли к завершающему этапу, перед ними стала очень сложная задача. Тесты показали, что результаты полезных вычислений не обладают свойствами, которые позволили бы им стать единицами криптовалюты. Идея рушилась вместе с надеждой сделать мир лучше. Без этого этапа вся эта затея была большой авантюрой, которая не имела продолжения. Для того чтобы реализовать задуманное, нужно было проводить сопутствующие сложные вычисления, которые противоречили самой идее полезного использования ресурсов. Завершающий этап формирования проекта был под угрозой, и это было серьёзной проблемой. Но когда есть цель, за которую стоит бороться, решение всегда найдётся. Партнеры выложили проблему к обсуждению на форуме монетного клуба, и в процессе мозгового штурма один из участников сделал рациональное предложение. Вместо того чтобы усложнять алгоритм переработки материала, он посоветовал создать ещё один менее сложный алгоритм. Тот должен был без серьёзных затрат ресурсов реструктурировать полученные цифровые данные в хэш-код. И происходить это должно автоматически, сразу после получения результата компанией. Этот процесс может являться регистрацией хэш-кода и подтверждением регулятора его аутентичности.
   То есть это был принцип, применяемый в банковских ячейках. Чтобы её открыть, нужно иметь два ключа. Один у арендатора ячейки, другой у представителя банка. Не одна из сторон не заинтересована в том, чтобы её мог открыть кто-то другой. Этот принцип позволяет заменить один сложный замок на два простых. Только ключами в данном случае являлись алгоритмы. Один перерабатывал информацию на ПК участника проекта, другой - на сервере компании кодировал его. Таким образом, единица "умной", или можно сказать "полезной" валюты, оказывалась дважды защищённой от подделок или взлома кода. Это было неординарное и самое правильное решение, которое воплотить в жизнь оказалось не очень сложно. И здесь всё гениальное оказалось просто.
   После решения этого вопроса Роман с Михаилом были готовы протестировать систему. Им удалось связаться с фармацевтической компанией, которая уже участвовала в проектах по распределенному вычислению, и предложить сотрудничество. У той компании в разработках был заказ, связанный с расчётом структуры белка. Экономисты и программисты компании YCoin разработали концепцию и бизнес-план. Потенциальные заказчики рассмотрели предложение и согласились на сотрудничество, потому что предложение YCoin было намного привлекательней с экономической точки зрения, чем аренда специализированных мощностей и разработка сопутствующего программного обеспечения. Но они установили очень ограниченные сроки, после истечения которых договор не будет иметь силы. Это был смелый вызов, который обещал либо ошеломительный успех, либо громкий провал.
   Роман очень переживал и боялся, что возникнут проблемы. Были опасения, что агенты не поймут и не поддержат идею. Как минимум 70 процентов участников должны были чётко действовать по инструкции, чтобы задуманное прошло без осложнений. Это были не все вычислительные ресурсы, которые были на балансе Coin Club, но всё же очень большой процент. Переживания Романа были обусловлены человеческим фактором. Кто-то заболел, кто-то занят, кому-то не до этого. Некоторые, возможно, не поймут задачи или её важности. Так много факторов могло помешать реализации проекта, в который его автор положил все свои надежды. Поэтому он днями и ночами разрабатывал статьи и рекламные лозунги. Лично писал письма опытным майнерам и занимался распространением информации в социальных сетях. Он пытался убедить людей в революционности этого начинания, в том, что их участие даст каждому возможность поучаствовать в новом витке развития человечества. Что после их совместного успеха мир уже не будет таким, как прежде, и они все войдут в историю. И для этого им нужно всего лишь установить программу и запустить её работать на своем устройстве в течение нескольких часов. Роман давал возможность каждому желающему заработать себе долю этого открытия и обладать авторским правом на свою часть. Объяснял, что свой вклад все майнеры получат в виде зашифрованного кода, который в свою очередь, будет являться электронным аналогом акции. И, соответственно, она будет иметь стоимость кратную прибыльности проекта и, в то же время, обладать уникальностью, как и весь проект, который изменил мир.
   Ажиотаж не заставил себя ждать, и очень скоро многие пользователи сети проявили желание поучаствовать в распределённых вычислениях, и даже присоединиться к Coin Club. Программисты компании разработали алгоритм и оформили информацию в блоки. Человеческих ресурсов не хватало и пришлось привлечь к сотрудничеству кодеров фрилансеров. Переживания Романа оказались напрасными, и всё прошло отлично, хотя и были мелкие неувязки. Но они не смогли повлиять на результат, и заказ был выполнен чётко в поставленные сроки. Coin Club работал как часы.
   ‒ Нас всех охватила эйфория, - с восхищением рассказывал Роман следователю, как будто вновь оказавшись в том мгновении. - И после того, как отчёт о проделанной работе выложили на всеобщее обозрение, стоимость YCoin smart начала стремительно расти. Все хотели приобрести немного нашего успеха, но обладатели первой умной валюты не спешили с ней расставаться. Это еще больше увеличивало стоимость и эксклюзивность новорожденной криптовалюты. Все было отлично, но наша радость была омрачена повесткой и подозрениями, которые нам выдвинули. На самом деле, нет никакой финансовой пирамиды и быть не может. Мы не даём людям пустых обещаний, мы даём реальную прибыль. Оплату за их труд и веру в нас. YCoin объединяет общество и даёт надежду, благодаря которой люди сами делают свою жизнь лучше и качественнее. Наша компания открывает новые горизонты познания и возможностей на базе сформированных тысячелетиями человеческих привычек и пристрастий.
   Следователь сидел и внимательно слушал своего оппонента. Он вряд ли знал, что думать и как относится к словам Романа. Несмотря на это, сам заинтересовался идеей, хотя и старался не показывать этого. Было ясно, что на работу Романа можно было посмотреть с разных сторон. Но на какой из них акцентировать внимание он еще не решил. В его руках было решение, которое может и не определяло судьбу проекта и его автора, но серьёзно влияло на их будущее.
   ‒ Я задам вам вопрос, который задал в самом начале: вы обманывали ваших вкладчиков, клиентов, партнёров, агентов, или как там вы их называете?
   Роман выдержал паузу и ответил:
   ‒ Очень часто понятия "правда" и "обман" мы ассоциируем со словами "добро" и "зло". Но и зло бывает полезным. Мы знаем такие примеры в литературе, например, образ Воланда. Добро же может быть губительным, что подтверждает фраза: "Благими намерениями устлана дорога в ад". Как "правда", так и "ложь" понятия на самом деле неоднозначные. Мы испытываем сильную обиду по отношению к тем, кто нас обманывает, но задайте себе вопрос: как часто врём сами себе? Как часто обвиняем кого-то в своих неудачах, в душе понимая, что виноваты сами? Как часто успокаиваем себя надеждой на то, что никогда не сбудется? Правда также не является критерием чистоты и порядочности. Правдой можно манипулировать, использовать в коварных целях, с её помощью можно подставить человека и даже довести до самоубийства. Правда это не самый корректный и безопасный способ общения. Люди обманывают себя и других, потому что по-другому не могут.
   ‒ На обман действительно можно посмотреть по-разному, -продолжил рассуждать следователь. - Можно использовать правду, чтобы уколоть или унизить человека, или же ложью успокоить и придать уверенности в себе. Но вы, Роман, как я вижу, очень склонны себя оправдывать. И явно верите в то, во что хотите верить. Соответственно, с лёгкостью убеждаете себя в том, что любое противоправное действие в вашем случае оправдано. Мы знаем из истории множество мошенников и тиранов, которые думали так же, как и вы. Гитлер был единственным демократичным кандидатом, который выполнил все свои предвыборные обещания, но его это не оправдывает.
   ‒ Давайте я более конкретно попробую ответить на ваш вопрос. Брал ли я деньги у людей, не давая ничего взамен? Нет. Преувеличивал привлекательность проекта? Да. Но это ли не привычный для нас маркетинг? Мы все живем в мире, где зубная паста отбеливает зубы до цвета унитаза за одну чистку, а после банкета из ста человек одной каплей моющего средства можно перемыть всю посуду. А лечение мнимых, привитых обществу болезней, это разве не мошенничество? Такая инфраструктура имеет миллиардные обороты в год. Почему тогда не арестовывают всех тех, кто предлагает лечение от целлюлита? Ведь учёными доказано, что это не болезнь, а особенности кожи. Можно ли меня обвинить в мошенничестве за то, что я предлагаю людям своё видение будущего? Я просто хочу дать им надежду и еще больше хочу, чтобы она оправдалась. Потому что это и моя надежда тоже.
   Павел Андреевич анализировал услышанную информацию и взвешивал на весах сознания. Он принимал не простое для себя решение, о котором мог пожалеть в будущем.
   - Я так понимаю, и бухгалтерию по вашей компании вы сможете предоставить? - спросил он.
   ‒ Конечно.
   ‒ Если так, то они смогут подтвердить, что средства в компанию поступают не в виде инвестиций от новых вкладчиков, а в виде оплаты за проделанную работу. А это абсолютно законно и к пирамиде такая схема не имеет никакого отношения. Дальше уже вопрос налоговых служб, если у них будут к вам претензии. Я лично, если вы представите документы и договора, состава преступления не вижу, - сказал Павел Андреевич и демонстративно захлопнул папку. - Но вы же понимаете, что когда ваша валюта составит конкуренцию национальной, то появятся новые обвинения. Ни одно государство не потерпит альтернативную валюту внутри страны. Они найдут новую зацепку и, в конце концов, прикроют вашу организацию, - продолжил следователь. - Мне лично ваша идея, Роман, импонирует. Целеустремлённость, вера в то, что вы можете поменять что-то в лучшую сторону, безусловно, восхищают. Но идти против сформированного государственного уклада непростая дорога. Вы готовы постоянно бороться?
   Это был редкий случай, когда Павел Андреевич отпустил искренний комплимент собеседнику. Он видел целью своей жизни избавлять общество от подонков и преступников, но Романа он таковым уже не считал. Ему даже захотелось, чтобы у того всё получилось, если всё так, как он рассказывал. Следователю впервые захотелось поверить авантюристу, который был его антиподом, и в то же время настолько похожим по идеалам. Но также он понимал, насколько опасно развивать такие начинания, ведь они могут в любой момент подорвать государственное устройство. Роман вызвал у следователя противоречивые чувства, но интерес - очень серьёзная мотивация. Павел Андреевич хотел узнать, сможет ли такая революционная идея привести общество к лучшей жизни. Он ведь и сам видел, что перемены нужны, и они неизбежны. Более того, сам постоянно сталкивался с коррупцией и беззаконием, которым была пропитана система изнутри. Когда власть преступна, то стоит ли обвинять человека в том, что он хочет это изменить. Следователь задумался над тем, что он хотел после раскрытия серьезного дела с чувством исполненного долга уйти на пенсию. Возможно, его долг заключается в том, чтобы не лишить страну нового шанса, который может дать идея Романа.
   ‒ Я чувствую, что вас заинтересовал мой рассказ, и вопрос который вы задали, по сути, риторический, - продолжил Роман. - Но мне известен ответ на него, и убеждаю вас в том, что когда-нибудь государству придётся принимать инновации. Наша страна является крупным импортером ІT услуг и специалистов. При этом она имеет огромные ресурсы в этой сфере. Идея будет развиваться в математической прогрессии. Даже сейчас мы с вами разговариваем, а у компании в это время появляются новые клиенты. Можно разрушить компанию, но то, что мы начали, уже нельзя искоренить, и чем больше YCoin будут притеснять, тем более он будет популярен. Ведь все образованные люди будут понимать, что негативная пропаганда - это лишь подавление протеста против постоянного грабежа честных граждан через национальную финансовую систему. Можно наказать меня или моих партнёров, но эмисантами новой валюты является народ, тем более авторство анонимно. Невозможно всех найти и привлечь к ответственности. Да и обвинять не в чем. Можно попробовать убедить народ, что им манипулировали и втянули в мошенническую схему. Но люди, имея на руках электронные средства, будут защищать свои инвестиции, как и всех, от кого зависит их стабильность. Любая пропаганда будет рекламой за счёт государства. И когда такое явление, как Coin Club станет глобальным, мы сможем сделать предложение управителям государственной системы, от которого те не смогут отказаться. Возможно, наша страна станет когда-то первым государством, у которого вместо макулатуры, деньгами станет ценная интеллектуальная собственность. И тогда, может быть, впервые наша национальная валюта будет хоть что-то стоить на мировом рынке. Возможно, мы станем импортёрами её и самой идеи. В итоге, весь мир перейдёт на новую систему расчётов и оплаты интеллектуального труда. Я вижу этот день не за горами. И вы, Павел Андреевич, если захотите, тоже сможете стать частью стремительно приближающегося будущего.
   ‒ Когда настанет время, я вспомню про ваше предложение, - ответил тот. - А пока, не смею больше вас задерживать.
   Они попрощались, обменявшись одобрительными взглядами, и Роман направился к двери. Следователь встал со стула и начал собирать свои вещи. Перед тем, как Роман закрыл за собой двери, недавний собеседник посмотрел ему в след. Павел Андреевич был обычным человеком родом из маленького городка, но он гордился тем, чего достиг. В тот момент ему показалось, что он будет гордиться и тем решением, которое он принял несколько минут назад, так же, как и этим знакомством.
  
  
   ГЛАВА 8. ИНТРИГА
  
   Роман вышел из здания и посмотрел на небо. Оно было необыкновенно голубым с редкими пушистыми тучками. Находясь там, он опасался, что, может, свободным из этого заведения и не выйти. Но всё прошло хорошо. Можно сказать, по плану. Он сел в свое авто, припаркованное на заднем дворе, и его машина тронулась. Отъехав пару десятков метров от злосчастного здания с серыми стенами, он посмотрел в зеркало заднего вида и ухмыльнулся, после чего достал телефон и набрал чей-то номер.
   ‒ Всё хорошо, встречаемся, где договорились.
   Он говорил так, как будто боялся, что его прослушивают. Нажав кнопку сброса вызова, Роман сел комфортней за водительское кресло и, расслабившись, сделал долгий выдох. Он спокойно управлял своим авто и вёл себя так, как будто ничего особенного в тот день не произошло. На улице светило солнце, и после долгих весенних дожей все растения вокруг были изумрудно-зелёного цвета. Весь мир через дорогие очки Романа, которые делали все цвета теплее, казался ярким, красочным и доброжелательным. Таким, который хочется покорить и сделать еще привлекательней.
   Спустя полчаса автомобиль Романа припарковался возле деревянной веранды уютного кафе. Там его ждали два человека. Зайдя в него, он сделал несколько вальяжных шагов по деревянному настилу, после чего сел за столик к ожидающей его паре. Своим поведением Роман хотел показать, что ему ничего не угрожает, так как он всё предусмотрел.
   ‒ Ну, как всё прошло? - спросила девушка, с нетерпением ожидающая рассказа.
   ‒ Я узнал всё, что хотел. Ты, Ника, отлично сработала. Видишь, всё, как я тебе говорил. Человеческой жадностью и завистью легко манипулировать. После твоей душераздирающей истории про горы денег и обманутых вкладчиков, и тебя тоже обманутую, он тут же написал заявление.
   ‒ Конечно, Заслацкий же не мог позволить, чтоб его извечный соперник достиг успеха, - льстивым тоном ответила Вероника. - Тем более, видишь сам, твой же принцип и сработал. Люди всегда поступают одинаково в одинаковых ситуациях.
   - Что за ситуацию вы имеете в виду? - спросил третий, сидящий за столом.
   ‒ Михаил, а ты что, не знаешь ту школьную историю, когда Артур отметился стукачеством? Это произошло, когда Ника его бросила, - спросил со смехом Роман.
   ‒ Я с ним и не встречалась вовсе, он просто это нафантазировал, - подчеркнула Ника.
   ‒ Он сказал директору, что это она выкрала из учительской результаты тестов, когда весь класс написал на отлично. Ему просто хотелось отомстить Нике за то, что она ему отказала. Это были детские интриги, но тогда стало ясно, как формируется ход мыслей этого придурка.
   ‒ Ну, а теперь о главном. Что они тебе предъявили? - спросил Михаил.
   ‒ Пирамиду, - ответил одним словом Роман.
   ‒ Как ты и предполагал.
   ‒ Но у них ничего нет, кроме показаний Заслацкого и каких-то косвенных данных с Интернета. Завтра нужно передать им документы, которые мы подготовили. Там всё в порядке?
   ‒ Наш бухгалтер сделал всё так, что комар носа не подточит.
   ‒ Главное, чтоб он все доходы показал и всё правильно оформил, - побеспокоился Роман.
   ‒ А нужно ли было так рисковать? Какой нормальный человек сам на себя выведет следствие умышленно? - спросила с возмущением Ника.
   ‒ А как бы мы узнали, что у них на нас есть? Мы ведь знали давно, что они копают. Если бы у них было что-то серьёзное? Такое, что могло поставить под угрозу весь проект. А ты все сделала правильно, как я тебя и просил.
   - Теперь ты тоже наш подельник. Настоящая интриганка. Добро пожаловать в команду, - перебил Романа его партнер.
   - На сигнал они были обязаны отреагировать. По-другому мы их прощупать никак не могли, - продолжил своё обращение к Вере лидер команды.
   ‒ Думаешь, они все карты открыли? - спросил Михаил Романа.
   ‒ На каком-то этапе допроса у меня получилось вывести следователя из себя, и он бы наверняка не сдержался бы от обвинений, если бы были доказательства.
   ‒ Ты воспользовался планом "Б"? - спросил Михаил.
   Под планом "Б" подразумевалась взятка, которую Роман дол?жен был предложить в случае, если что-то пойдёт не так. В стране, где царит коррупция, это был самый надёжный способ уйти от ответственности. Одной из задач этой авантюры было не только выведать информацию, но и найти того, кто сможет за определённую плату прикрывать их в будущем. Таким образом, они хотели выйти на серьёзного человека, который имеет достаточно власти, чтоб обезопасить проект.
   ‒ Вы знаете, я столкнулся в лице следователя с очень интересной и неординарной личностью. К сожалению, или счастью, он оказался идеалистом, и деньги бы ничего не решили, - ответил Роман.
   ‒ Неужели? - удивлённо воскликнул Миша.
   ‒ Мне показалось, что, несмотря на то, что мы оказались в разных положениях, его цели схожи с нашими. Ему действительно хочется сделать мир лучше, и он может различать добро и зло, стараясь подойти к вопросу объективно. Я удивлён, что в нашей системе есть такие люди. Мне кажется, что мы с ним еще встретимся, но уже в другой, более дружеской обстановке. Мне бы очень хотелось видеть его в нашем проекте.
   ‒ Так что, теперь у нас есть возможность осуществит глобальный план? - спросила Ника.
   ‒ Теперь да, - ответил Роман. - Мы убедились, что у них на нас ничего нет, и теперь мы можем приступит к новому этапу, не боясь, что наш проект очернят обвинениями. Даже не пришлось воспользоваться твоим, Михаил, планом "А".
   План "А" подразумевался в случае безвыходной ситуации, которая могла возникнуть во время допроса. Друг детства отца Михаила был высокопоставленным чиновником в службе национальной безопасности. Он был предупреждён и готов отреагировать на звонок, но, к счастью, к его услугам не пришлось прибегать.
   ‒ Я до сих пор не могу успокоиться, насколько Артур оказался завистливым и подлым, - отметила Ника. - Как бы он нам не продолжил создавать проблем?
   ‒ Да, он считает себя обманутым вкладчиком, жалкий сексот, - сказал Роман.
   ‒ Как вкладчиком? - удивлённо спросил Михаил.
   На что Роман ответил:
   ‒ Я сам видел документ, где он описывает, как мы его обманули и присвоили его вклад.
   ‒ И он под этим подписался? - продолжил возбуждённо спрашивать Михаил.
   ‒ Конечно, - с недоумением ответил Роман, загадочно переглянувшись с Никой.
   На лице Михаила появилась ехидная улыбка, с которой он взял телефон и что-то начал искать в Интернете, при этом описывая свои загадочные мысли наполовину внятными фразами:
   ‒ То есть мы доказали, что на самом деле наша организация является честной коммерческой структурой. Своего рода успешным инвестиционным фондом, правильно? А в соответствии с конституцией страны все граждане имеют право заниматься коммерческой деятельностью, кроме кого? - продолжал он говорить сам с собой, не отводя взгляда от телефона. - Правильно, кроме государственных служащих, которым и является Заслацкий. Вот, я нашел норму закона, которая говорит о том, что государственный служащий не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности...
   ‒ Соответственно, если не рассматривать его показания как литературное произведение, то он написал донос сам на себя? - подчеркнул Роман с улыбкой, которая передалась ему от друга.
   ‒ Кошмар... Он так хотел тебе насолить, что подставил сам себя, - с удивлением сказала Ника. - Откуда берутся такие глупые люди? Зависть и жадность его просто ослепили.
   ‒ Должен позвонить другу папы, чтобы сказать, что у нас всё в порядке. Заодно расскажу ему забавную историю про нашего с вами "доброжелателя". Может, он воспользуется этой информацией, потому что это именно его парафия.
   После обсуждения безграничной глупости некоторых людей друзья вернулись к основной теме:
   ‒ Да, теперь у нас появиться возможность объединить работу нескольких крупных европейских компаний и ввести нашу в спи?сок международных IT-агентств, - отметил Михаил.
   ‒ Скорее у нас есть возможность дать народу всей нашей страны стать частью европейского общества через его вклад в развитие мировой экономики, - поправил его Роман, подчёркивая истинные цели. - Во всем цивилизованном мире будут строиться небывалые сооружения, конструироваться роботы и космические шатлы, создаваться новые лекарства и разгадываться причины человеческих недугов. А наша компания сможет стать частью этого прогресса и ускорить его. В скором будущем большую часть необходимых для этого расчётов будет вести огромный мозг, состоящий из мельчайших нейронов, которые находятся у каждого гражданина дома, на работе, в кармане или в сумке.
   - У тебя слишком масштабные планы, - возразил Михаил с присущим ему скептицизмом. - Давай сперва привьём эту идею нашим гражданам и организуем свою работу. Ведь это сложные базы данных, терабайты информации, целый штат сотрудников.
   - Когда появится спрос, у нас не будет другого выбора, кроме того, как потрудиться над предложением.
   - А будет ли спрос? Возможно, наше предложение очень скоро утратит популярность, как и все остальные криптовалюты. Тогда нам придётся задуматься над тем, как вовремя вывести свои средства, а не о глобальных переменах в обществе.
   - Ты все ещё сомневаешься, Михаил? Не стоит рассчитывать на провал. Для нас всё только начинается. Скоро начнётся новая глобальная киберигра, в которой каждый будет стремиться к победе. Это будет новая система оборота средств, новый стандарт валюты, новой умной электронной валюты. Новая идея, новая мода, новые источники прибыли. Я давно понял, что в век цифровых технологий валюта должна быть именно такой. И сейчас мы сделаем так, что о ней и её преимуществах узнал весь мир и заболел желанием ею обладать. И когда это случиться, тогда бумажки, которые ничем не подкреплены, уйдут в прошлое.
   - Мне бы хотелось верить в то, что эта идея сможет сломать стереотипы и вызвать перемены, - сказала Ника, - но, наверное, вашим коинам придётся пройти очень долгий путь до того момента, когда она станет настоящей, ликвидной валютой.
   - Думаю, это будет не быстро, но не так долго, как вы думаете. Старые деньги давно уже стали пережитком той далекой эры, когда самым ценным, что владели люди, был металл. Практически все самое ценное делалось из него. И для того чтоб упростить его транспортировку, был придуман бумажный эквивалент, который был подкреплён определённым его количеством. Сегодня самое ценное, что имеет наша цивилизация, - это знания и технологии. А бумажные деньги и их электронные аналоги уже ничем не подкреплены. Разве что экономикой страны эмисанта. Но и это очень условный показатель. И эта условность даёт возможность спекулировать курсами, повышать и пони?жать стоимость валюты в зависимости от интересов тех, кто этими процессами управляет. Но мы всё это изменим. Теперь валюта будет иметь свою фактическую стоимость. Все знания человечества будут у людей на руках, и они же ими смогут пользоваться. Самое важное, что выпускать эту валюту будет народ, и это даст ему силу. И тогда те, кто называет себя правителями, поймут, что они существуют не для того, чтобы грабить людей, а для того, чтобы служить им. И это станет возможным, потому что уже не правительства будут решать, сколько дать или взять денег у народа. Тогда сами граждане будут определять, заслужили ли власть имущие возможность распоряжаться средствами, которые народ заработал своими усилиями, или нет. И пример, который мы подадим, станет этому началом.
   ‒ Что же, тогда продолжим развивать наше движение прямо сейчас, - сказал Михаил и начал поспешно собираться. - Мне нужно подготовить все документы и перепроверить, чтоб комар носа...
   Он был скрупулёзным во всех вопросах, а иногда даже занудным, но сейчас это было уместно, потому что от корректности этого вопроса зависел весь будущий успех. Вскоре он удалился, оставив Романа и Нику вдвоём.
   ‒ Я очень сильно переживала за тебя, - сказала она, взяв нежно Романа за руку. - Я бы себе этого не простила, если бы ты сегодня не вышел. Зачем ты меня заставил это сделать?
   ‒ Извини, ты всегда имела на него влияние. Я знал, что если ты нажалуешься Артуру, то он побежит писать заявление. Я же не мог сам этого сделать? В Мишину искренность он бы тоже не поверил. А так, Заслацкий сам себя наказал. Может, тебе неудобно, что ты его использовала?
   ‒ Нет, конечно. Он сам себя подставил. Если честно, я не верила, что он пойдет писать заявление, но ты был прав. Люди всегда поступают одинаково, а зависть и подлость в них только усугубляются с годами.
   ‒ Но всё прошло хорошо, и мы знаем, как дальше двигаться, - сказал бодро Роман. - И я рад, что ты тоже с нами. Всё становиться на свои места.
   ‒ Я с тобой, - подчеркнула Ника и выделила взглядом ожидание взаимности. - Ты смелый и авантюрный человек. Я всегда восхищалась тобой и чувствовала себя защищённой рядом. Но мне сложно понять, почему ты всегда боялся открыться мне? Или мне это всё только казалось? Я думала всегда, что между нами больше, чем дружба. Но когда я внутри себя кричала тебе, что хочу чтобы ты боролся за меня, ты просто уехал, ничего не сказав. Все эти годы ты не писал, не звонил. И сейчас весь этот мир как будто для нас двоих, но ты всё так же закрыт.
   Впервые она говорила с Романом открыто, не намёками, и он решил ей ответить взаимностью:
   ‒ А я все эти годы в душе просил тебя: поверь в меня.
   ‒ Наконец-то мы услышали друг друга, - с улыбкой сказала Вероника. Роман сжал её руку, но при этом задумчиво начал смотреть в другую сторону. В этот момент она немного занервничала, потому что знала этот отрешённый взгляд. После паузы он сказал:
   ‒ Я всегда был решительным, но только не с тобой. Нам, людям, присущ страх потерять то, что мы особо ценим, и что парадоксально, из-за этого часто и теряем. Мой жизненный путь очень сильно отличался от среднестатистического человека. Всё то, что со мной происходило, даже самое неприятное, давало мне бесценные уроки, но вместе с этим я всё больше закрывался и уходил в себя. Я осознаю, что это плохо. Сейчас я боюсь, что не смогу дать тебе достаточно любви, внимания и, может, понимания. Боюсь даже больше, чем самому остаться непонятым. Но если ты дашь мне шанс, то я перестану бояться. И тогда смогу поменяться.
   Конечно, она понимала это и без слов, потому, не отводя глаз, многозначительно промолчала. Они сидели молча, некоторое время наслаждаясь мгновением, когда сбываются мечты. В этой точке их судьбы переплетались, и им обоим хотелось верить, что навсегда. Роман прервал тишину словами, которые породила молниеносная мысль в его голове:
   ‒ Знаешь, иногда я думал, а что было бы, если бы моя судьба не сделала тогда крутого поворота. Если бы всё шло по накатанной, то я бы работал в чужой компании, возможно, на хорошей высокооплачиваемой должности. Женился бы и, наверное, имел уже детей. Жил бы обычной жизнью и скорее всего в таком случае считал бы себя счастливым. Но тогда бы я не получил шанс изменить мир к лучшему, и постоянно думал о том, что было бы, если бы мы с тобой были вместе. Я бы делал вид, что мне нравится эта жизнь, но в душе винил бы себя и всех окружающих людей за то, что лишился этих возможностей и не осуществил мечты. Несмотря на все сложности и переживания, через которые мне пришлось пройти, я бы сделал это ещё раз, чтобы оказаться на этом месте сейчас рядом с тобой.
   Так начинался новый этап в жизни Романа, в котором он имел шанс обрести то, что было на самом деле главным, как и то, на что уже не рассчитывал. Вера вернула в нём желание видеть лучшее в людях, и надежду на неизбежный успех.
   Люди всегда делились на большинство, которые принимали законы общества, и единицы, способные эти законы менять. Такие индивидуумы готовы плавать по крутым волнам и всю жизнь бороться, испытывая постоянные лишения и принося что-то ценное в жертву. Выбрав такой путь, они сами себя на это обрекают. Каждый человек имеет право выбора, и многие предпочитают прожить нормальную, спокойную жизнь. Это хороший выбор, и Роман, наконец, решился его сделать.
  
   ГЛАВА 9. СОН
  
   ‒ Знаешь, Вера, я никому этого не рассказывал, потому что знал, что не поймут. Но сейчас хочу тебе поведать о чём-то важном. О том, что произошло со мной ещё до того, как мы с Михаилом начали разрабатывать проект YСoin. Я хотел изменить мир, но не знал как, до тех пор, пока мне не приснился один судьбоносный сон. Он и определил моё будущее на ближайшее время. Проанализировав его, сейчас я понимаю, что он дал мне много подсказок и направил меня в нужную сторону. А также показал то, с чем придётся столкнуться и чего ждать. Всё было настолько реальным, что даже когда я проснулся, то долго не мог понять, что уже не сплю.
   В том сне я стоял один, а вокруг меня было горное плато. Передо мной была глубокая вертикальная пещера, которая уходила в недра этой горы. Ландшафт напоминал лунную поверхность. Холмы и воронки окружали меня со всех сторон до самого горизонта. Солнце уже садилось, создавая игру теней на поверхности карстовых образований. Колодец пещеры был метров десять в диаметре, расширяясь вниз, как бутылка. Дна видно не было, только вечная тьма смотрела на меня снизу. Холодные стены пещеры были покрыты мхом. Создавалось впечатление, что передо мной пасть закаменелого доисторического монстра, из которой вырывается его дыхание, леденящее душу и навеивающее ужас. Я пошевелился и понял, что меня что-то сковывает. На мне была туго затянутая спелеологическая система, а оборудование для спуска уже было встёгнуто в верёвку. Мне стало ясно, что спуск неизбежен и, собравшись с мыслями, мне пришлось делать решительные шаги навстречу монстру. Канат натянулся вместе со скрипом карабина на моем поясе, и я медленно начал переходить к вертикальному движению. Мысли об обрыве веревки не давали сосредоточиться, но гравитация делала своё дело, и опускала меня вниз. Сперва мне удавалось отталкиваться ногами от скользких каменных стен, но потом полость в скале, через которую я спускался в недра горы, начала расширяться. Вскоре мне пришлось оказаться в "бутылке". Через несколько метров движения по вертикали, свет мое?го фонаря не доставал до стен. Вход, через который я проник вглубь земной коры, начал визуально уменьшаться в диаметре и в итоге превратился в точку тусклого света. Когда метров 70 натянутого каната оказались между мной и поверхностью, верёвка начала пружинить. Этот факт создавал чувство невесомости и нахождения в космосе, в совокупности с тем, что визуально я не мог привязать себя к пространству из-за полной темноты вокруг себя. Там была лишь пустота.
   Преодолев метров сто, я почувствовал прикосновения ног к горизонтальной поверхности. Мои ноги стояли на земле, и мне удалось принять привычное для человека положение стоя. Что-то заставило меня поднять голову и крикнуть: "Свободно до конца", но я сомневался, что меня кто-то услышал и вообще ждал моей команды. Фонарь осветил всё, что меня окружало в радиусе 20-ти метров. Осмотревшись, мне стало ясно, что я стою на груде камней, свалившихся со свода этого грандиозного зала, открыв вход в пещеру и образовав колодец. Сразу посещает мысль, что такой камешек может рухнуть в любую секунду. Но если задуматься, то такие процессы происходят раз в несколько тысяч лет, или даже миллион. Понимание этого успокаивает. Я выстегнул из верёвки спусковое устройство и начал спускаться вниз по камням. Этот зал переходил в другой, поменьше, а из него ветвилась сеть лабиринтов. Вода миллионы лет вымывала эти туннели, и только она знала, куда они ведут. На стенах и на потолке были белоснежные известковые образования настолько разной формы, что могло привидеться любое существо. Этот мир ничем не напоминал привычную для нас реальность. Натёки извести создавали инопланетные орнаменты абсолютно уникальной и порой даже пугающей формы. Дорога в неизвестность не предвещала ничего хорошего. Но я не останавливался, даже когда мой фонарь начал тухнуть.
   Страх не был препятствием для меня, и вскоре я оказался в полной темноте. Остановившись, затаил дыхание и вслушивался в тишину. Она была наполнена неслышимым гулом стен, несущих на себе огромную массу скальной породы. Когда ты оказываешься один, в темноте под стометровым слоем камня, то чувству?ешь себя как в могиле. Вдруг слева от себя, на уровне земли, я увидел слабые блики жёлтого света, как будто кто-то прошел мимо со свечей и луч пробился через щель в скале. Я подошёл к тому месту, и блик повторился. Мне удалось нащупать края узкого лаза под стеной, и я, не задумываясь, полез в него. Такой "шкурник" требовал особой гибкости и очень давил на психику. Самое страшное застрять в нём, без надежды на спасение, но назад дороги не было. Некоторые узости были очень сложно проходимые, но я не спешил и извивался, как змея. Острые камни хватали меня за одежду и тянули обратно, некоторые сдавливали со всех сторон. Вытянув одну руку вперёд, я хватался пальцами за все, что мог нащупать, подтягивая тело вперед. В итоге, мне удалось вылезти в просторный коридор, в конце которого, в широкой расщелине, мерцал свет горящего яркого пламени.
   Зайдя в расщелину, я был шокирован. Передо мной был огромный рукотворный зал с фресками. В моей голове не укладывалось, как здесь может находиться такое сооружение. Кто-то вырезал это всё из камня на такой глубине без возможности доставить соответствующее оборудование и материалы. Это было явно мистическое место. Первая мысль, которая посетила мою голову: "интересно, а вход в пещеру открылся до того, как это соорудили, или после". Но судя по всему тому, что я мог видеть, зал был очень древним и не напоминал не одну из строительных технологий прошлого, известных науке. Из невысоких каменных трапециевидных труб посреди помещения извергались столбы пламени, вырывавшиеся, возможно, из глубоких недр. Площадь зала была не меньше половины футбольного поля. Камень на стенах был гладко вытесан, и на нём, на уровне четырёх метров от земли, двухметровой полосой по всему периметру шёл рисунок, передающий сражения с какими-то доисторическими монстрами. Он был сделан или в греческом, или в вавилонском стиле. В любом случае, до нашей эры. Удивительно, что фрески, написанные преимущественно синими и красными красками, вовсе не поблекли от времени, и на охристых стенах смотрелись очень ярко. Потолок был так высоко, что свет его не освещал. Создавалось впечатление, что потолка вовсе нет, а вместо него тьма. На полу, по высеченным канавкам правильной геометрической формы, текла магма или расплавленный металл. Сложно было понять из-за яркого соломенного цвета горячей массы. Создавалось впечатление, что это место, когда-то, в допотопные времена, исполняло роль металлургического завода, имевшего ритуальное значение. Кузня, в которой, вероятно, изготавливали сверхоружие, необходимое для сражений с чем-то сверхъестественным.
   Я прошёл по залу, аккуратно переступая через огненные ручейки. В месте, где заканчивалась стена слева от меня, я увидел проход. Он вёл в узкий, но высокий коридор. Тот, в свою очередь, упирался в зал с другими фресками, поднимающимися вверх вертикально, уходящими во тьму каменного свода. Посреди помещения стоял пьедестал, на котором лежала огромная, сантиметров двенадцать в диаметре, золотая монета. На ней было изображено стилизованное солнце с волнистыми лучами. Я, очарованный её сиянием, непроизвольно взял монету в руки и перевернул. С обратной стороны я увидел огромное количество прочеканенных на ней иероглифов. Они были похожи на египетские тем, что имели ассоциативные черты с какими-то предметами или существами, но по исполнению знаки явно не относились, ни к одной из известных мне культур.
   Еле оторвав взгляд от играющих по монете чарующих бликов, я поднял глаза вверх и увидел за пьедесталом огромную каменную дверь. На ней находились три выступающих бронзовых диска, над которыми были изображены по одному иероглифу. Они мне показались знакомыми, и я вновь взглянул на монету. Каждый из символов повторялся в тексте, прописанном на ней несколько раз. На самих бронзовых дисках по окружности были выгравированы иероглифы, похожие на клинопись. На каждом их было по двенадцать. По нарастающей сложности исполнения этих символов, я предположил, что это были цифры. Всё это было похоже на кодовый замок, открывающий эту дверь. Куда она вела, не имело значения, главное, что вперёд, потому что назад уж точно дороги нет. Но как можно его разгадать, если даже смысл этих иероглифов непонятен. Значение клинописных цифр можно было разгадать исходя из логики. Где один, а где два и так далее, было очевидным, но с остальным дела обстояли посложнее. Мне было абсолютно непонятно, что может означать голова птицы, крыло и что-то похожее на меч. А может, крыло и вовсе не крыло, а, например, огонь. Символы были так искусно стилизованы, что увидеть в них можно было многое. Я ещё раз всмотрелся в текст на монете и обратил внимание, что нанесённые на стене знаки повторялись с завидной периодичностью на ней самой. Куриная голова повторялась через каждые пять символов, огненное крыло через семь, а меч всего два раза - через двенадцать. Меня озарило, и показалось, что я знаю код. В соответствии с ним диски нужно было выставить на цифры: 5, 7 и 12. Моя рука судорожно схватила первый диск. Он с трудом, но вращался. Я провернул его вверх к иероглифу тем местом, где был выгравирован пятый по сложности знак. За стеной что-то щелкнуло, и я это воспринял как хороший знак. Это действие мне пришлось проделать и с остальными двумя, после чего дверь со скрежетом открылась. За ней был необычайно яркий свет, и я проснулся.
   Тогда сон мне дал возможность осознать, как должна выглядеть материальная часть проекта и что она должна была отображать. Но сейчас я понимаю, что он отображал и весь путь, который мне пришлось пройти до реализации его. Путь через сложности, темноту и непонимание. Путь в один конец. Сейчас я начал понимать, что мне напоминали светящиеся ручейки на полу и огненные колодцы, из которых они вытекали. Это были огромные электронные платы с соединениями и конденсаторами. Жаль, что я не рассмотрел фрески, возможно, они бы мне многое рассказали, но я запомнил, что на них на всех был кто-то наблюдающий сверху, как на многих иконах. Насколько был символичен тот код и алгоритм, благодаря которому получилось открыть дверь. И, конечно же, монета с зашифрованным кодом. И даже свет в конце. Я думаю, что таким образом сон предсказал тебя, Ника. Как награду...
   ‒ Но тут ты мне, безусловно, польстил, - ответила она, улыбаясь.
   ‒ Как думаешь, тот сон, это был результат работы моего подсознания или послание свыше?
   ‒ Думаю, что ответ на этот вопрос настолько сложный, что его даже не стоит искать. Может послание твоего мозга сознанию, а может высших сил, неважно. Главное, что ты сумел им воспользоваться и сделать мысль материальной. Истинное чудо - это не то, когда человеку является идея во сне, а то, когда человеку удаётся изменить мир к лучшему благодаря этой идее.
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"