Погудин Андрей: другие произведения.

Безумие стали

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.40*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало истории из 3 томов, поданное с точки зрения разных героев.
    Валезию защищают Стражи, их пятеро и до поры до времени в королевстве царит мир. Но вот на море начинают шалить пираты, в степях снимаются с насиженных мест кочевники, в лесах вновь орудует легендарный разбойник Хан, а множество зачарованных вещей требуют пристального внимания монахов-экзоров. Кто стоит за всем этим? Дальний враг или предатель в самой столице? Героям во главе с блистательным графом Ларкиным нужно найти ответ на этот вопрос или же сгинуть на поле боя, где безумствует кровожадная сталь.


Автор благодарит Винкельрида, Хуги и Красаву с форума "МФ".

Безумие стали.

Меч

   Пролог.
  
   Треск на мосту стоял такой, словно на остров пожаловала вся валезийская конница. Через бойницы окон слышалась ругань возниц, окрики воинов, ржание тягловых драгуаров. Несмотря на свои сорок пять зим, Скальд Нивельхейм легко сбежал по лестнице и пересек двор, направляясь к малым воротам. В больших уже показалось начало процессии - несколько приказчиков на поджарых конях руководили движением каравана с особым грузом. Страж Долины миновал крепостную стену и резко остановился, точно наткнулся на невидимое препятствие. Размеры глыбы впечатляли.
   Цельный кусок белого мрамора высился на огромной подводе, запряженной сорока тяжеловозами. Щелкали кнутами возницы. Толстые бревна моста трещали, прогибались под таким весом, но пока держали. Монолит медленно плыл к берегу, подобный ладье на колесах. Глядя на лезущие из дерева скобы, Скальд взмолился Триединым, чтобы глыба скорее достигла острова, ведь с другой стороны опоры и пролеты уже каменные.
   Во времена Десятилетней войны переправу на Кабистан сожгли перед врагом, сражения перенеслись на воду, а после победы Валезии мост восстановили, но так же из дерева, не вполне доверяя заверениям Мировингов в дружбе. Тогда не могли представить, что когда-нибудь через Твердь повезут такую громадину, подумал Скальд. И приспичило его величеству заказать столь большой камень!
   Медленно, но верно, подвода приближалась. Нивельхейм внимательно наблюдал за её продвижением. Мост выдержит - внезапно пришло понимание. Строили на совесть, а морёный от гниения дуб до сих пор крепок, беспокоиться не о чем. Вон и возницы это почувствовали, перестали надрываться, уже выцеливают ворота, чтобы не задеть, не попортить ценный груз. Хотя, что ему сделается, камню-то? Скальд нашел взглядом старшину и закричал:
   - Дюк, хватит уже пялиться! Смотри, чтобы эти горлопаны арку не зацепили!
   - Слушаюсь, милорд! Войдет как меч в ножны!
   - Да что мне каменюка эта, главное - ворота не сломать, - пробурчал эрл, но только отмахнулся, занимайся мол.
   Острый еще глаз бывалого воина различил в толпе всадников на том берегу красный штандарт с черным орлом. Нивельхейм поморщился, бросил последний взгляд на сползающую с моста подводу и, убедившись, что тут обойдутся без него, пошел в замок. Конрад фехтовал во дворе с Батчем. Скальд было остановился посмотреть на сыновей, но, спохватившись, продолжил путь - надо подготовиться к визиту знатного гостя. Знакомый герб принадлежал Витерборам, герцог Палийский со свитой проезжал здесь неделю назад, направляясь в столицу Кабистана по торговым делам, требующим его личного присутствия в Гашеме. Тогда Бруно намекал на разговор о политике - эрлу была противна сама мысль о придворных интригах, а при рассуждениях о возможном заговоре портился аппетит и ныли зубы, но старший из Витерборов мог заставить себя слушать. Нивельхейм отдал необходимые распоряжения и сменил запыленный плащ на стеганый акетон. Когда герцог поднялся в зал, Страж Долины ждал его за накрытым столом с лицом столь приветливым, словно в замок Твердь пожаловал сам король Родрик Лангобард.
   - Милорд Бруно! Рад вас видеть! Как дорога, как поживают наши соседи?
   - Утро доброе, любезнейший Скальд. Всё в порядке, вижу, вам уже доложили о моем прибытии.
   - Я наблюдал за переправой и заметил ваш герб.
   - Ах, да. Эта ужасная глыба перегородила весь проезд, мне пришлось ждать, пока она минует мост. Груз, конечно, следует в Таггард? Только его величеству может потребоваться мраморная скала таких размеров для новой поделки, кои он называет скульптурой.
   - Вы абсолютно правы, милорд, - сказал Скальд и, чтобы не возникло двусмысленности, добавил: - Груз королевский. Прошу к столу. Вина?
   Наполняя бокалы зарийского стекла зарийским же красным, он исподтишка наблюдал за герцогом. Тот казался довольным, значит, все дела уладил на славу. Чуть уставший, ну так после такой дороги любой притомится, тем более Витербор старше его на десяток зим. Худощавое лицо, оправдывающий герб орлиный нос, подстриженные на два пальца выше ушей черные с сединой волосы, цепкий и умный взгляд карих глаз - очень похож на портрет Лацио Беды, украшавший век назад золотые монеты Валезии. Но характером герцог удался никак не в слабовольного предка. Отведав запеченных в меду карасей, он откинулся на стуле и, пригладив шапочку волос, возобновил разговор, продолжения которого Нивельхейм так страшился.
   - Любезнейший Скальд, я вижу, что вы с внутренним содроганием ждете, когда я вновь начну вас смущать своими предложениями и намеками. Бросьте. Давайте поговорим вот о чем. Валезию охраняют пять Стражей, но лишь один из них по праву занял свой пост - ваш дед. Остальные - выскочки, вовремя подсуетились, за что и получили титул, земли и почести. Не спорю, какие-то заслуги у них имелись, но всё это в прошлом, а мы живем настоящим. Скажу больше: я полностью согласен с Робургом Завоевателем.
   - Неужели? - вопросил Скальд. - В прошлую нашу встречу мне так не показалось.
   - Вы просто меня превратно поняли, - ничуть не смутился Витербор. - С моей стороны было бы откровенной глупостью не верить в его заслуги. Как это не горько сознавать, но мой предок Лацио Витербор страдал от мягкотелости и нерешительности, а вместе с ним страдало и королевство. Маршал армии прекрасно это видел и сделал то, что должно - взял власть. Честь и хвала ему, что почти бескровно. Дальнейшие события показывают, что Робург поступил правильно, под его руководством Валезия расширилась и превратилась в цветущее и сильное государство, мы живем почти век без крупных войн. Однако, конфликты начинают случаться, последний из них - восстание речных баронов, коему вы были свидетелем и даже принимали участие в его подавлении.
   Нивельхейм молча почесал скрытый бородой шрам, оставленный стрелой одного из мятежников. Да, заварушка случилась знатная, будь тот ублюдок малость точнее, и гнить бы мне сейчас на островном кладбище, подумал эрл. Хоть и в родовом склепе, но всё равно неприятно.
   - Почему в мирной и сытой Валезии находятся недовольные? Вы задавали себе этот вопрос, любезный Скальд?
   - Всем угодить невозможно, - буркнул прямолинейный Речник, чувствуя, куда клонит собеседник.
   - Вы правы, но недовольство должно что-то питать. Например - слабая власть, рождающая глупые законы. История повторяется, дорогой Скальд. Если в прошлом допустил слабину мой предок, то сейчас нашему благополучию угрожает уже Родрик Лангобард, недостойный потомок Робурга Завоевателя. Подождите, не спорьте! Его величество увлечен только своими картинами и скульптурами, ему наплевать на нужды народа, дворян и государства. Что значит только недавнее поднятие пошлин на ремонт иностранных судов в Золотой Гавани? Купцы Кабистана просто кипят! Гильдия корабельщиков написала указ, Северин подмахнул, а король не стал вникать и шлепнул печатью. Что в итоге? Торговля ухудшилась вместе с отношением к нам других стран Беломорья. Нужен ли Валезии такой правитель?
   - А вы метите на его место? - прямо спросил Скальд.
   - Почему бы и нет? Признаю, был период, когда королевству была полезна железная хватка Робурга, но те времена давно прошли. Я требую исторической справедливости, трон должен вернуться к тем, кто правил Валезией по праву! Ваш дед, Скальд, был умным человеком. Он дружил с Лацио, но вовремя понял, куда заведет того глупость, и добровольно присягнул новому королю. Возможно, вам стоит поступить так же? Я не прошу вас давать ответ немедля. Подумайте, обсудите это с другими Стражами на Совете Пяти. Поймите, Скальд, я не просто рвусь к власти, а пекусь о благе государства, ведь ему с каждым годом живется всё хуже.
   - Я дал присягу Родрику Лангобарду и не отступлюсь от неё, - твердо сказал Страж Долины.
   - Ваш дед тоже давал присягу Робургу Завоевателю и служил, я опять подчеркну это, добровольно! Что вы скажете, если узнаете, что вся ваша верность королю идет от черного колдовства?
   - Вздор!
   - Я предвидел такой ответ. Не буду вас ни в чём сейчас убеждать, но попрошу исполнить одну просьбу. Вы не откажете в этом старому другу вашего рода?
   - Что вы хотите?
   - Пускай это и покажется странным, но я хочу, чтобы вы перестали использовать кош.
   - Хм, а как я тогда буду получать сообщения его величества, да и вообще всех?
   - Ну, я выразился не совсем правильно. Вы также будете читать письма через амулет, но без этих ужасных уколов пальца. Прикажите трою Мадри взять у вас толику крови, поместите сосуд с ней в лёд и кормите кош, когда придет время. Это ведь не сложно?
   - Хм, действительно просто. Я ожидал от вас иного. Не понимаю, зачем вам это нужно, но хорошо - я поступлю так, как вы просите.
   - Спасибо, Скальд. Когда-нибудь мы продолжим этот разговор и, уверяю вас, вы отнесетесь к нему уже совсем по-другому. Думаю, вы согласитесь со мной, что Валезия достойна лучшего короля. А пока - до свидания, дорогой Нивельхейм. Моё почтение леди Альвии.
  
   Свен.
  
   Свен по прозвищу Китобой никогда не закрывал на ночь окно, предпочитая дышать хоть и прохладным, но свежим воздухом с моря. Купцы прячутся за шерстяными завесами, слуги постоянно кормят поленьями очаг, чтобы господин не замерз, а на заре в комнате можно задохнуться от запаха прокисшего рта и свинины с горохом, съеденной в ужин. Не пристало Стражу Моря, одному из пяти эрлов, уподобляться изнеженным торговцам. Также Северин считал справедливой присказку пиратов Мантаросса: "кто рано просыпается, тому Троица улыбается", поэтому не было ничего удивительного в том, что жителей Золотой Гавани каждое утро будил большой причальный колокол.
   Медный звон проник в покои эрла, отразился от стены, подребезжав развешанными на ней доспехами, и зарылся в гашемский ковер, устилающий пол. Страж Моря подождал, когда отзвучит седьмой удар, и, отбросив теплую овчину, вскочил на ноги. Камин давно потух, влажный воздух выстудил комнату, но закаленное тело только радовалось еще одному утру. Впереди много дел: нужно проверить катапульты и маяк, осмотреть новую смену в гарнизоне, отдать необходимые распоряжения, но прежде - самое главное.
   Свен подошел к стене и протер мутное от влаги зеркало. В нем отразился мужчина, разменявший четвертый десяток - меченное шрамами крепкое тело, увитые мускулами руки, огрубевшее от ветра и соли лицо, крупный нос, серые глаза. Кончики пальцев осторожно, даже с робостью, коснулись лысой головы. Вчера еще блестящая, сегодня лысина подернулась рябью пушка, мягкостью напоминающего волосики младенца. Затаив дыхание, Китобой водил рукой по темной поросли и его жесткие губы растягивала улыбка.
   - Вот ведь, ты смотри! Не надул стиг...
   Свен заплатил бледнокожему колдуну два полновесных руала и предупредил, что если мерзкопахнущий бальзам не подействует, он разыщет пройдоху хоть на дне моря. В ответ стиг только дернул уголком синегубого рта, но убеждать благородного эрла не стал, что вселило в сердце Северина некоторую надежду.
   Густая черная грива оставила Китобоя на двадцатую зиму жизни, когда шторм загнал его промысловик на север Беломорья. Половину команды смыло за борт, другая половина страдала от холода, но молодой капитан смог вырваться из ледового плена и вернуть корабль в Золотую Гавань. Пряди волос покидали обмороженную голову вместе с кожей, на причал вступил абсолютно лысый человек.
   В городах Валезии ворам сперва обривали голову и прижигали "огненной короной", чтобы навсегда заклеймить преступника, а если тот попадался на краже вновь, уже отрубали эту глупую голову вовсе. Эрл скрывал мнимый позор платком, а сверху нахлобучивал шляпу, и такая мука продолжалась шестнадцать лет, пока он не встретил колдуна, который действительно смог помочь. Неужели всё?
   Свен расправил плечи и даже начал насвистывать под нос незамысловатую мелодию. За окном прогрохотала телега, дворник начал колоть дрова, с кухни потянуло запахом съестного. Эрл надел шерстяной камзол и бриджи, повязал голову платком и кликнул слугу. Умыться холодной водой, проглотить сытный завтрак, навестить Черный Клык, а затем - порт, так Свен поступал почти каждое утро, памятуя о звании и обязанностях Стража Моря. Привычный распорядок нарушил кош.
   Эрл достал из кармана горячую пластинку, изменившую цвет с черного на зеленый. Как и все амулеты, сотворенные стигами, кош требовал крови, в данном случае крови именно Северина. Свен утопил большой палец в специальное углубление, тонкий шип уколол кожу. Красная капелька впиталась в металл, мутная поверхность посветлела, и по ней побежала вязь валезийского языка. Прочитав послание, эрл коротко помянул волосатые ляжки Придона и представил заостренную мордочку Клауса Фитке. Наверняка злорадствует сейчас, крысеныш, зная отношение Северина к турнирам! Посасывая палец, эрл хотел убрать амулет в карман, но передумал. Стилус выписал на пластине имя королевского герольда и несколько слов. Эрл провел по зеленоватому металлу пальцем, оставив красную полосу, кош потеплел. Вот так, дорогой Фитке, смотри не упади с табурета, на котором сидишь! Свен улыбнулся и вышел из комнаты.
   Когда возлюбленная Гала Лангобард покинула его, подарив Эрика, Китобой дал клятву более не делить семейное ложе ни с одной женщиной, тем самым став ярым приверженцем целибата. Мужские желания прекрасно удовлетворяли девочки мадам Лавиньи, а еду благородному эрлу готовила смуглая зарийка Руфина - по мнению счастливчиков, отведавших её кушанья - лучшая кухарка в Золотой Гавани. С аппетитом поглощая жареного тунца, изрядно приправленного специями, Свен раздумывал, говорить сыну о королевском турнире или нет? С одной стороны, Эрик всё равно узнает, когда в гавань прискачет обычный герольд, но с другой - зачем сыну мучиться ожиданием целых две недели, ища повод для визита в Таггард? "А почему бы действительно не съездить?" - посетила эрла необычная для него мысль. Свен еще прикидывал, откуда в голове берутся такие странные вопросы, когда в столовую спустился Эрик.
   - Доброе утро, виконт Северин! - приветствовал эрл.
   - Доброе, отец.
   Эрик был типичной совой и тон его приветствия подразумевал, что если бы не бой колокола, способного, как говорят, поднять и мертвого с могилы, то виконт с удовольствием проспал бы до полудня. В этом он похож на мать, подумал Свен. Прошло четырнадцать лет, но эрл до сих пор не мог забыть свою возлюбленную жену, а, глядя на сына, вновь и вновь вспоминал её лицо. От Галы Эрику достались золотистые волосы, которые он коротко стриг, желая угодить отцу, а также зеленые глаза и вздернутый нос, свидетельствующий об упрямстве его обладателя.
   - Составишь мне сегодня компанию?
   - Лезть на Черный клык? Ты же прекрасно знаешь, что Рой сам погасит маяк и наведет порядок в замке, - ответил Эрик, ковыряя двузубой вилкой бок рыбины.
   - Если ты забыл, я - Страж Моря, и лично должен проследить за всем! - чуть резче, чем хотел, сказал Свен.
   - Да, отец.
   Свен поморщился, смирение сына не могла его обмануть. Ну почему Эрик пошел в Лангобардов? Королевская кровь сильна, спору нет, но сколько той крови лет? Век, не больше. Эрик зачитывался жизнеописаниями рыцарей прошлого, мог часами слушать легенды об их подвигах, но к морю оставался равнодушен и даже побаивался сине-зеленых просторов с островками айсбергов. Если бы он тогда не наглотался воды, упав за борт, может, всё сложилось бы по-другому? Сейчас уже не угадаешь, где эрл допустил ошибку в воспитании сына, но ломать и переделывать Эрика поздно - это Свен понимал. Понимал, но до сих пор не оставлял попыток вылепить из повзрослевшего мальчика будущего Стража.
   - Я получил послание от королевского герольда, - сказал Свен, принимая от Руфины блюдо с жареными голубями.
   - Что хочет его величество? - спросил Эрик без всякого интереса.
   - Король хочет, чтобы мы посетили рыцарский турнир, который состоится через две недели.
   - Ооо!
   Эрик сразу проснулся - зеленые глаза засверкали подобно изумрудам, брови изогнулись домиком, лицо молодого виконта за короткое время отразило целую гамму чувств от удивления до восхищения. Первый восторг прошел, и юноша спросил:
   - А почему так рано? Турнир обычно проводят в середине лета...
   - Думаю, король заскучал и решил развлечь себя, а заодно и подданных драчкой крабов.
   Эрик сразу вспомнил отношение отца к подобным развлечениям и помрачнел, спросив тусклым голосом:
   - Мы поедем?
   - Фитке я ответил, что будем обязательно.
   Эрик вскинул голову, но, увидев улыбку отца, смешался и грустно пошутил:
   - Понятно, ты хочешь, чтобы сэр Крыс умер от удивления.
   - Ха, и это тоже! Знаешь, Эрик, когда я тут скучал в одиночестве и ел тунца, то размышлял о тебе. Ты мой сын и будущий эрл, пережил уже четырнадцатую зиму, пора определиться, как будешь служить Валезии. Я думаю, что если не дай Придон со мной что-нибудь случится, ты сможешь заступить новым Стражем Моря, Рой поможет тебе вести дела. Но! Эрл должен обладать силой, отвагой и честью, он уверен в своей правоте и не боится принимать трудных решений, а такие качества выковываются годами, подобно мечу цвиргов. К тому же, сидя дома ты этому не научишься...
   - Отец, Сабур в этом году поступает в Кале.
   - Он старше тебя на год.
   - Змей Ларкин стал меченосцем в двенадцать!
   - На то он и Змей, - протянул Свен и почесал макушку. - Хорошо, я подумаю над этим, и насчет турнира - у большинства наших расфуфыренных рыцарей не отнимешь одного: ловкости. Если ты не хочешь, чтобы над тобой смеялись, когда мешок кинтана огреет тебя по затылку, ты должен быть проворным. Скажу по секрету: ловкость легко развить на скользкой тропинке в наш замок, когда с одного бока морозит камень, а с другого ждет пропасть.
   - Отец, я с радостью буду сопровождать тебя на Черный клык, - отчеканил Эрик, хитро прищурив глаза.
   - Теперь я слышу глас моего наследника! Одевайся... кстати, давно хотел спросить: зачем ты стрижешься так коротко? От матери тебе достались прекрасные волосы, отрасти себе настоящую гриву, как у Робурга Завоевателя!
   Окрыленный Эрик взлетел по лестнице в свою комнату, задаваясь единственно вопросом: какая муха укусила сегодня отца и насколько долго это продлится?
   * * *
   Сенг - второй и последний месяц весны - только начался. С моря еще налетал холодный ветер, неся на своих крыльях дыхание вечных льдов, но рыхлый снег уже почернел, стараясь отгородиться от солнечных лучей крепкой коркой наста. Эрл Северин глубоко вздохнул и заметил, что воздух изменился. В нем появились слабые ароматы трав, запахи нагретого камня и черепицы, а также что-то неуловимое, но ясно говорящее - зима заканчивается, скоро лето. Абиссинец Шарк тоже чуял нечто подобное - изогнув шею, он нетерпеливо переступал копытами, упрашивая хозяина вырваться из плена городских стен на простор Харлужной косы. Свен почитал лучшим конем свою боевую ладью, но для Шарка делал исключение.
   Скакуна вороной масти Китобою подарил три зимы назад знакомый купец и с тех пор Свен успел привязаться к норовистому жеребцу. Жители Золотой Гавани часто видели, как благородной эрл несется на абиссинце по песчаной косе, да так, что соленые брызги взлетают и опадают роскошным веером, точно кит бьет хвостом по воде. Поговаривали, что после таких поездок на пляже находили монеты с затонувшего корабля, который во времена Десятилетней войны вез из Гашема груз отступного золота и напоролся на коралловый риф у входа в залив. Это событие и дало название городу-порту.
   Мощенная камнем дорога вела вдоль Харлужной косы, огибая Черный клык. У подножия горы стоял постоялый двор, где оставляли коней посетители замка и воины гарнизона. Строители высекли морскую цитадель прямо в скале, стараясь сделать её действительно неприступной твердыней. Наверх вела тропа, закрученная спиралью вокруг пика, места здесь хватало только для того, чтобы вплотную разошлись два человека. Над тропой нависали "вороньи гнезда" - эти укрепления вмещали до десяти лучников, но сейчас здесь дежурили по двое. Выше вздымались на пятьдесят футов стены с амбразурами, на единственной башне-маяке трепетало большое полотнище с гербом Северина - черный кит с красным хвостом на синем поле. Снизу знамя казалось лоскутком.
   Смотритель маяка Рой Сант как всегда разглядел их на полпути - по скале заскользила тень деревянной кабины, призванной поднимать на Черный клык грузы и людей, минуя тропу. Эрик заулыбался, но Свен резко махнул рукой и кабина остановилась. На высотном причале блеснуло стекло подзорной трубы. Сзади чуть слышно вздохнул Халик Манистер, второй оруженосец эрла - Дарий Роган - лишь усмехнулся. Стражу Моря приличествовала свита из пятидесяти дружинников, но Северин брал с собой в замок лишь двух оруженосцев и сына, когда тот не мог придумать благовидный предлог для отказа. Да и кого опасаться уважаемому эрлу в своей вотчине? В море - другое дело, братство Мантаросса с каждым годом всё наглее, но берег Валезии пираты пока не тревожат, справедливо опасаясь катапульт Черного клыка и боевых ладей Королевского флота.
   Оставив коней на постоялом дворе, мужчины зашагали по черной гальке. За скалой шумело море, разбиваясь о волноломы, защищающие небольшой причал. Со стороны порта прошла галера купца Загнева, гребцы слаженно работали веслами, выводя судно из гавани. Пахло солью и водорослями. Свен вступил на тропу, изредка оглядываясь назад. Сапоги Эрика скользили по влажному камню, он то и дело хватался за выступы стены, чтобы сохранить равновесие. Позади пыхтел упитанный Халик, а вот жилистый Дарий дышал ровно, правильно ставил ноги и даже подталкивал Манистера - если Халик родился на равнине, то Роган происходил из Арских гор.
   На удивление - поднялись быстро. Хватая ртом воздух, Эрик сел прямо на холодный валун и жадно припал к фляжке. Халик явно хотел последовать его примеру, но сдержался и лишь привалился к стене, утирая надушенным платком лицо. Свен хмыкнул, когда Дарий наклонился к Манистеру и начал дразнить, дыша тому в ухо, как загнанная лошадь. В стене отворилась железная калитка толщиной в добрый фут, на пороге возник Рой Сант в неизменном черном плаще. С темными волосами, карими глазами и крючковатым носом, он всегда напоминал Свену ворона, как Санта и называли в замке. Хотя, провинившиеся воины говорили по-другому: Ворона. Подняв руки в традиционном приветствии, смотритель воскликнул:
   - Доброе утро, милорд! Сегодня вы задержались.
   - Здравствуй, Рой. Да, уговаривал Эрика составить мне компанию.
   - О, доброе утро, виконт Северин! Наконец-то вы посетили своё родовое гнездо, а я как чувствовал - на завтрак сливовый пудинг.
   - Привет, Рой! Я с удовольствием его попробую, дай только отдышаться.
   Смотритель кивнул оруженосцам и повел всех по коридору. Эрлу отсалютовал часовой в блестящем панцире, массивный засов вошел в петли калитки. Во дворе замка уже выстроились свободные воины. Свен внимательно осмотрел новую смену. Гарнизон в замке менялся каждый месяц, кого-то из воинов эрл знал, были и новые лица. Морская рота квартировала в столице и набиралась лично адмиралом - герцогом Раверхолла Янгом Лангобардом. На этом прославленный рубака считал свой долг перед короной выполненным и предавался любимой охоте и выпивке, полагая, что Страж Моря прекрасно управится с защитой морских рубежей Валезии и сам. Свена такое положение дел устраивало. Случись что - винить некого, зато никто не мешает руководить Морской ротой и Королевским флотом так, как считает это нужным он, эрл Северин.
   Сливовый пудинг был хорош, но до кушаний Руфины всё равно не дотягивал. Свен удобно устроился в кресле и раскуривал трубку, предложенную Роем. Эрик разглядывал чучела рыб на полке, оруженосцы застыли у двери. Ароматный дым шарханских водорослей поплыл по комнате.
   - Как дела в замке? - спросил Свен.
   - Всё хорошо, милорд, - ответил Сант. - Новая смена привезла продовольствие, запасов хватит уже на полгода. Ремонт северной стены мы закончили, из каменоломен Ара наконец-то доставили ядра.
   - Почему тянули?
   - Говорят, тоннель пошел рядом с пещерой цвиргов, те нажаловались эрлу Драко, пришлось забросить и рыть новый.
   - Понятно. Катапульты в порядке?
   - Ммм, да.
   Эрл выпустил кольцо дыма и внимательно посмотрел на Санта.
   - Что значит твоё мычание, Рой?
   - Милорд, я хотел сначала всё проверить сам, прежде чем беспокоить вас.
   - Рассказывай...
   - Бьёрк из ночного караула утверждает, что одна катапульта заболела.
   - Ух, ты! - восхитился Эрик, оторвавшись от созерцания зубастых рыбин. - Можно на неё посмотреть?
   - Конечно.
   - Вот что, Рой, - сказал Свен, вставая. - Мы пройдем на стену, а ты разбуди этого Бьёрка, я хочу с ним поговорить.
   - Слушаюсь, милорд.
   На северной стене бушевал ветер. Если внизу его порывы лишь играли полами длинного плаща, то здесь они выбивали из глаз слезы и норовили сорвать шляпу. Свен плотнее затянул на подбородке шнурок, Эрик накинул шерстяной капюшон. Оруженосцы встали у зубца, хоть немного защищающего от ветра. Ширина каменной стены поверху не превышала четырех футов, поэтому её нарастили за счет деревянного настила - хорды. На нем дремали громадины разряженных катапульт - около каждой лежала стопка каменных ядер, освобожденные чаши смотрели в серое небо. Будки канониров сейчас пустовали, по хорде расхаживал лишь часовой, облаченный в легкий панцирь, плащ, теплые штаны с наколенниками, подкованные сапоги и шлем с глазурным забралом. Свен сам придумал конструкцию этих уборов, чтобы защитить лица и глаза воинов от холодного ветра - стоило немалых трудов убедить троя Олгена изготовить щитки из божественной глазури, зато такое стекло не боялось даже арбалетного болта. Эрл ответил на приветствие часового и обратился к сыну:
   - Сможешь угадать какая?
   - У меня один шанс из пятнадцати, попробую!
   Эрик двинулся вдоль ряда катапульт. На вид они все одинаковые, подумал Свен, попробуй, вычисли ту, которая обрела душу. Хотя, вон та чуть светлее остальных. Эрик достиг последней и начал возвращаться, остановившись напротив именно той катапульты.
   - Эта!
   Поднявшийся на стену Рой взглянул на заспанного воина, тот мотнул головой и хотел что-то сказать, но эрл жестом остановил его.
   - Я попробую сам.
   Катапульта светлее, потому что простояла здесь меньше остальных, решил Свен. Да и не угадаешь призрачную вещь по её виду, пока она сама не проявит себя. Как-то эрлу преподнесли доспех, выкованный в Рамийских горах восточными цвиргами. Чернявый кабистанец утверждал, что панцирь хранит душу великого воина и выдержит даже удар секиры. Китобой тогда внимательно осмотрел доспех, но не нашел ничего необычного, а секиры под рукой не было, и подарок отправился пылиться на стену к остальным железкам. Какая же из них? Свен остановился у седьмой катапульты. Её направленная в небо чаша чуть подрагивала, скорее всего, от ветра, но ведь другие даже не шелохнулись.
   - Эта!
   - Истинно, милорд! - воскликнул Бьёрк. - Она, зараза, меня всю ночь путала. Скрипит и скрипит, точно заряженная...
   - И спать не дает, - добавил Сант, пристально глядя на смутившегося воина.
   - Зачарована катапульта или нет, может определить только экзор, - сказал Свен. - Но меня больше волнует не это, а её стрельба. Рой, выстави обычную мишень на милю от гавани. В пятый квадрат, там суда редко ходят.
   - Слушаюсь, милорд. Бьёрк, я думаю, ты справишься с этим заданием как нельзя лучше.
   - Есть, сэр! - отчеканил тот, сочтя за благо скрыться с глаз командования.
   Воины отстегнули подъёмную кабину, длинная стрела проплыла над головой эрла. Четверо подняли на высотный причал плот, выкрашенный белой краской. Бьёрк подцепил веревки крюком, заскрипел ворот, и плот вместе с воином поплыл вниз. Ему повезло - весенние бури уже отгремели, и спокойное море лениво играло барашками волн. Отвязав от причала лодку, Бьёрк заработал веслами, буксируя плот к указанному месту.
   - Заряжай! - приказал эрл.
   По двое воинов с каждой стороны не без опаски начали крутить ручки лебедок, зашуршали скручиваемые ремни. Чаша на длинном рычаге стала заваливаться назад. Вскоре движение замедлилось.
   - Ну, что там? - спросил Рой.
   - Идет туго, - вымолвил один.
   - Так поднажмите!
   Воины сбросили куртки, на их руках вздулись жилы. Чаша опустилась на фут, еще чуть-чуть.
   - Надо помочь, - бросил Свен.
   Он взялся за свободную ручку, Эрик встал рядом, оруженосцы перебежали на другую сторону. Ремни скрипели, начало трещать дерево. Рой с тревогой поглядывал на катапульту. Последнее усилие - и сухо щелкнул стопор. Свен лично выбрал три средних ядра и загрузил чашу. Сделал шаг к будке канонира, когда Рой тихо спросил:
   - Может, побережетесь, милорд? Кто его знает, давайте лучше я...
   - Нет.
   Эрл вошел в будку и привычно взялся за штурвалы наводки. Сколько раз уже делал это, когда проверял с Роем каждую новую катапульту! Пальцы ощутили полированное дерево, Свен посмотрел в окошко и быстро закрутил штурвалы. Каждое орудие давно пристрелено по своему квадрату гавани, случись нападение - и большая часть вражьего флота не достигнет берега, но сейчас мишень одна. Бьёрк переусердствовал - плот оказался дальше намеченного места и постепенно уходил в море. Еще немного и катапульта не добьёт до цели. Каждая из громадин могла выстрелить на две мили, но прицельная дальность была в два раза меньше. Свен прикинул расстояние - близко к максимальному. Ладно, если не долетит, так хоть проверим ось прицела, решил он. Немного подкрутив штурвал, эрл резко высвободил стопор. Взвизгнули ремни, ядра взмыли в небо.
   Свен похолодел. Увлекшись наводкой, он совсем забыл про Бьёрка, а тот всё это время отчаянно греб обратно к плоту и теперь находился на линии стрельбы! Эрл выбежал из будки.
   - Что он делает?!
   - Решил исправить свою ошибку, - пробормотал Рой.
   Свен выхватил у сигнальщика рог, над морем пронёсся громкий рёв. Бьёрк не слышал. Все замерли, казалось, даже ветер перестал дуть. Три черных точки преодолели апогей дуги и устремились к воде. Бьёрк продолжал грести, до плота осталось совсем немного. Тут его заслонил парус поймавшей ветер галеры, идущей к выходу из гавани. Эрл коротко выругался, помянув ляжки Придона. Что им там всем, медом намазано?! Только начни учения и все под ядра лезут!
   Фонтан из воды и щепок ударил вверх. Громко вскрикнул Халик.
   Свен бросил рог и приник к окуляру подзорной трубы. Белые обломки покачивались на волнах, из просвета туч показалось солнце. Галера спешила убраться из гавани, моряки на ней что-то кричали, потрясая кулаками. Невредимый, но промокший до нитки Бьёрк стоял в лодке и растерянно глядел на разбитый плот.
   - Точно в цель! - взорвался Эрик.
   Свен посмотрел на сына, обвёл взглядом улыбающихся воинов и выплюнул:
   - Чтоб все катапульты так болели!
  
   Эния.
  
   Со двора доносились звуки ударов. Эния села на кровати, ноги нащупали пушистые тапки. Брр, холодные! Девочка закуталась в теплое одеяло и подошла к окну. Так и есть, братцы с утра пораньше устроили поединок, нет, чтобы поспать лишний часок. После обучения в Кале Аргул мнил себя искусным рыцарем, постоянно напоминая, что стал пятым из двадцати, а Сабур и рад его слушать с открытым ртом. Эния поскребла ноготком изморозь на окне. Сабур поступит в школу меченосцев летом, но уже сейчас довольно ловко управляется с этой деревянной палкой. Аргул наступал на младшего брата, рубил справа и слева, но тот отбивал все удары и даже сам пробовал атаковать. И щетина у Сабура растет густая, не то, что пушок Аргула, подумала Эния и хихикнула, вспоминая, как старший брат вернулся из Таггарда гладко выбритый по городской моде. Ох, и ругался тогда отец!
   Сам Хавор Драко заплетал волосы в две косы, а бороду - тремя. По обычаю горцев косички украшали золотые ленты, такими же Эния скрепляла свою пышную прическу. Мама научила следить за волосами и каждое утро девочка ровно сто раз проводили щеткой по русым прядям. Скоро лето, отец обещал представить дочь ко двору, а если она понравится королеве Фриге, то тут недалеко и до фрейлины! Эния сладко потянулась. Одеяло упало на пол, под ночную рубашку запустил щупальца холод. Девочка прыгнула на кровать и крикнула Рину. Как же надоело мерзнуть! На перевале тепло только в середине лета, а в долине, говорят, снег уже сошел. Ну почему надо постоянно сидеть в этом холодном замке? Когда в начале зимы отец брал её с собой в Золотую Гавань, то эрл Северин принимал их в просторном и теплом доме, где жил большую часть времени, а на Черном клыке бывал только наездами. Такие замки предназначены для мужчин, а красивым девушкам, какой она, несомненно, является, пристало жить во дворце с множеством каминов или, на крайний случай, в особняке из теплого дерева, а не холодного камня.
   Няня принесла воду для умывания и шерстяное платье, согретое у очага. Эния торопливо оделась, Рина помогла с застежками.
   - Ваш отец получил важное известие и созывает всех к завтраку, - сказала она.
   - Что за известие?
   - Эрл не сообщил мне, но просил позвать свою маленькую лань.
   - Ну, раз отец сказал так, то весть добрая. Как думаешь?
   - Стол уже накрыт, леди, скоро мы это узнаем.
   Сколько Эния себя помнила, смуглая зарийка Рина никогда не откровенничала с ней и не сплетничала, как делали многие слуги. Она появилась в замке Шейн пятнадцать лет назад, разыскивая своего мужа-купца, миновавшего перевал годом ранее. Торговать в Хладных землях набирались смелости немногие. Населяли этот край племена сигурдов и апашей, постоянно враждовавших друг с другом за земли, еще не съеденные ледниками. По снежным равнинам там бродили мамонты, а в пещерах на севере, по слухам, жили инистые великаны, известные своей свирепостью. Вернувшиеся из Хладных земель караваны везли на санях куски горного хрусталя прозрачнее стекла, а также драгоценные камни, выраставшие в недрах мерзлых гор до невероятных размеров. Муж Рины так и не вернулся, а на родине у нее никого не осталось. Страж Перевала разрешил женщине жить в замке. Рина помогала леди Лиане растить Сабура, а потом стала няней у Энии.
   Расчесав волосы, девочка позволила женщине завязать их в косы и убрать в пучок, перевитый золотыми нитями. Стук деревянных мечей стих. Братья сейчас обливаются холодной водой, чтобы смыть пот и закалить тело - при этой мысли Эния поежилась. Она бы проделала такое только под страхом смертной казни. Рина набросила на плечи девочке пуховой платок и открыла дверь.
   - Найди Чару, - попросила Эния.
   Гостиный зал встретил теплом. В огромном камине трещали поленья, на скамьях переговаривались дружинники отца, а сам Страж Перевала сидел во главе стола. Раньше Эния стеснялась и даже побаивалась этих грубоватых мужчин в пушистых шкурах, но когда самый страшный из них с безобразным шрамом на лице подарил ей на именины котенка снежного барса, то девочка поняла, что эти люди уважают Хавора Драко и желают его дочери только добра. Под одобрительный гул голосов Эния прошла по толстому ковру и поцеловала отца в щеку.
   - А вот и моя маленькая лань проснулась! - густым басом, перекрывшим все разговоры, проревел эрл. - Здравствуй, милая. Как спалось?
   - Мне снилась битва, а когда я проснулась, то услышала треск дерева.
   - И что же это было?
   - Мои братья лупили друг друга деревяшками как заправские рыцари.
   В зале грянул хохот. Сабур молча нарезал длинным ножом мясо, но Аргул не сдержался:
   - Много ты понимаешь в искусстве боя! Пока не набьешь синяки да шишки деревянным мечом, настоящим не овладеть.
   Эния показала брату язык и села рядом с матерью. Поцеловав дочь в макушку, Лиана тихо сказала:
   - Ты же знаешь, как трепетно твой брат относится к званию рыцаря. Не надо дразнить его.
   - Пусть не задается, - пробурчала Эния и положила в тарелку кусочек баранины.
   После учебы в Кале Аргула словно подменили. Он стал высокомерным, спесивым и вообще гадким, подумала Эния. Конечно, ведь в рыцари его посвятил сам король Родрик! Есть от чего возгордиться, и отцу это льстит, хоть не показывает вида. Неужели и Сабур станет таким? Эния посмотрела через стол на младшего брата. Тот сосредоточенно расправлялся с бараньим боком - как всегда молчаливый, участие в застольных разговорах он не принимал. Седая прядь рассекала его черные волосы шрамом, но настоящие рубцы находились на груди. И то, и другое осталось после встречи со снежным барсом. Очень злым барсом, добавила про себя Эния, не таким, как её Чара.
   К эрлу склонился слуга. Голос отца перекрыл гул дружины:
   - Ну что, Аргул. Скоро ты всем покажешь, как владеешь оружием! Сегодня я получил известие от королевского герольда. Через две недели состоится рыцарский турнир! - дождавшись, когда стихнут восторженные возгласы, эрл добавил: - И я приготовил тебе подарок.
   Страж Перевала хлопнул в ладоши. Слуги открыли резные двери, ведущие из приемного покоя. На пороге стоял цвирг. Жители пещер выходили на поверхность редко, а на памяти Энии посещали замок Шейн всего три раза. Девочка во все глаза смотрела на коротышку. Закутанный в меха, перевитый кожаными ремнями, он походил на мяч, который дружинники отца любили гонять во дворе замка. Ростом цвирг был не выше пяти футов. Из многочисленных сумок на перевязи и кармашков выглядывали молоточки, железные крючья и какие-то приспособления, назначение которых Эния не знала. Когда коротышка двигался, они негромко позвякивали в гнездах, и казалось, что это идет не подземный житель, а благородный рыцарь, закованный в броню с головы до пят. Хотя, кто знает, что там под толстой меховой курткой? Раздетого цвирга пока никто не видел.
   Отец рассказывал Энии, что коротышки боятся солнечного света, а мрак пещер для них не помеха - они прекрасно видят в темноте, но совсем не так, как люди. Когда нужда всё-таки заставляла цвиргов покинуть каменное обиталище, то голову они покрывали маской из толстой кожи, где на месте глаз чернели закопчённые стекла. В подземных кузнях коротышки изготавливали оружие, доспехи, необычные механизмы и драгоценные украшения высочайшего качества, превзойти которое не удавалось ни одному кузнецу на поверхности. Кое-кто поговаривал, что такие способности от темных богов, но эрл Драко утверждал, что мастерство цвиргов идет от умелых рук и особого зрения, позволяющего заглянуть в душу камня и стали.
   Коротышка поднялся на помост, сравнявшись в росте с сидящим Хавором. Дружинники смолкли. Из-под мехового капюшона раздался скрипучий голос, приглушенный маской:
   - Аш-Гир из рода Кобольда приветствует Стража Перевала, потомка драконов, эрла Хавора Драко. Пусть в твоем очаге всегда пылает огонь!
   - И я приветствую тебя в своем замке, почтенный мастер. Пусть подземный жар всегда питает твой горн! Ты, наверное, устал с дороги? Раздели с нами угощение и дай отдых ногам.
   - Спасибо за приглашение, но я вынужден отказаться, да простит меня благородный эрл. Мой народ чувствует себя неуютно под оком Желтого светила.
   - Я наслышан об этом и не обижен отказом, - сказал Хавор. - Тогда поговорим о делах. Что привело тебя в мой замок?
   - Я доставил милорду то, что он просил сделать Кобольда пять зим назад.
   Аш-Гир прошел рядом с Энией. От него пахло морозным воздухом, окалиной и луком. Руки в толстых перчатках держали длинный меховой сверток. Цвирг развернул шкуру и неловко поклонился эрлу, вставшему навстречу. Свет факелов заблистал на изукрашенных рубинами ножнах. Золотые насечки на них складывались в причудливые разводы, похожие на языки пламени, а камни вспыхивали подобно тлеющим углям. Хавор осторожно, как великую ценность, принял оружие, пальцы коснулись эфеса, сделанного в форме летящего дракона. Рукоятка изображала хвост ящера с утолщением-шипом на конце, а гарду составляли крылья, скошенные вперед. Зашуршала извлекаемая сталь.
   Эния поняла, насколько хорош меч, что уж тут говорить о воинах, замерших от восхищения. Длиной около трех футов, с двусторонней заточкой, он притягивал взгляд своей хищной красотой. Сталь имела красноватый отлив, какой бывает только у оружия, сделанного цвиргами; неизвестно, что они добавляли в металл, но тот обретал прочность алмаза и гибкость лозы. Свет выхватывал на клинке причудливые руны, сплетенные в неразрывный узор; словно живые, они тускнели, пропадали и вспыхивали вновь. Неглубокая канавка, призванная еще более упрочить меч, имела синий оттенок, как и лезвие, обнажающее внутренние слои металла - стержень и душу клинка. Отец взмахнул им, и Энии показалось, что дракон с эфеса изрыгнул пламя, да оно так и застыло полоской огненной стали, перед которой не устоит ни один доспех.
   - Прекрасный меч! - воскликнул эрл Драко. - Есть ли у него имя, Аш-Гир?
   - Да, милорд. Я назвал его Оракул.
   - Оракул? Что же он предсказывает?
   - Смерть вашим врагам, милорд.
   - Хорошее имя! Аш-Гир, я знаю, что этот меч не имеет цены и может быть принят только в дар. Однако, я не хочу показаться неблагодарным и распорядился загрузить сани товаром, зная вашу нужду в некоторых вещах.
   - Благородный эрл не забывает о своих вассалах, - сказал цвирг и вновь сделал попытку поклониться. - Так же я хочу высказать благодарность Кобольда за улаженный с Гильдией каменщиков конфликт.
   - Пустяки! - сказал Хавор, любуясь мечом. - Горы высоки, их хватит на всех.
   - Устами эрла говорит мудрость, - вымолвил Аш-Гир. - Благодарю за гостеприимство и прошу разрешения покинуть замок Шейн.
   - Передай старейшине Кобольду, что я восхищен мастерством его сыновей. Мои воины проводят тебя до ущелья Вздохов.
   Цвирг вышел. Тут же заговорили дружинники. Драко поднял руку, требуя тишины.
   - Как все вы знаете, мой сын с отличием окончил школу Кале. Граф Гот Брамберг назвал его пятым, а король лично посвятил Аргула в рыцари. Я горжусь сыном и верю, что этот меч принесет ему победу на бранном поле и увеличит славу нашего рода!
   Эния фыркнула - на месте отца она бы ни за что не давала клинок Аргулу - поранится еще! Но мнение девочки никто не спрашивал. Брат с горящими глазами принял Оракула и оглядел зал. Лиана улыбалась сыну, воины смотрели с восхищением и завистью, а Хавор хлопнул его по плечу и произнес ритуальную фразу перехода оружия:
   - Владей с достоинством, применяй с умом!
   - Отец, это такая честь, - вымолвил Аргул и, обуреваемый чувствами, вскинул меч: - Драко!
   - Драко!!! - загудел Гостиный зал.
   Эния отрезала кусок вишнёвого пирога и посмотрела на Сабура. Тот не кричал как все, но в его карих глазах ясно читалось желание обладать подобным мечом, а еще затаенная грусть. Эния подумала, что знает её причины. Когда у тебя есть старший брат, то именно он наследует титул, ему почти всё внимание отца и такие подарки. Девочка сжала пальцы и вишневая косточка, перелетев стол, стукнула Сабура в щеку. Меткий выстрел! Брат вздрогнул и оторвался от созерцания Оракула. Хмурое лицо осветила улыбка. Наколов на вилку яблоко, Сабур сделал вид, что сейчас метнет его. Эния взвизгнула и спряталась за мать.
   - Я уверен, что на турнире ты будешь первым, - между тем сказал Хавор сыну.
   - С Оракулом я повергну всех соперников! - пообещал Аргул.
   - В королевстве это не единственный меч, кованный цвиргами, - подал голос седой ветеран Грэг Балар. - Если мне не изменяет память, один такой у Генри Ларкина.
   - Змей сейчас капитан Королевской гвардии, он не участвует в турнирах, а охраняет его величество! - воскликнул Аргул. - Но даже если бы участвовал...
   - То ты бы его побил, - закончила Лиана. - Успокойся, сын, никто не сомневается в твоей доблести, Грэг просто подначивает тебя.
   Балар уже откровенно ухмылялся, воины посмеивались, даже Хавор улыбнулся. Все они были когда-то молодыми и так же рвались в бой, желая доказать окружающим, что лучше их нет воителей на всем белом свете. В дальнем конце зала открылась дверь. В проеме показалась Рина, ведущая на поводке котенка ирбиса. Светло-серую шерсть снежного барса усеивали черные пятна, длинный пушистый хвост подметал каменный пол. Трехмесячный ирбис был чуть больше взрослой кошки, но уже пробовал порыкивать на Рину, дергающую ремешок.
   - Чара!
   Спрыгнув со стула, Эния побежала к любимцу. С её плеч слетел пуховой платок и поднялся в воздух. Раздосадованный Аргул увидел в этом шанс показать отцу и его дружинникам, как он умеет управляться с оружием. Невесомая паутинка медленно опускалась, когда её перечеркнула красная молния. Эния подхватила прыгнувшего Чару и обернулась. Удар был хорош - резкий и быстрый. Оракул взрезал платок, девочка ахнула, Аргул по инерции шагнул влево. Эния подбежала к брату и выкрикнула:
   - Не смей трогать мои вещи!
   Невредимый платок опустился ей на плечи. Рыкнув, Чара немедленно подцепил его коготком. Аргул перевёл взгляд с сестры на меч и пробормотал:
   - Я же попал... неужели затупился?
   Он коснулся лезвия, палец окрасился кровавой бахромой. Аргул выставил его вперед как доказательство и спросил:
   - Меч острый, почему же тогда не порезал платок?
   - Самое время пригласить экзора, - сказал Балар, другие воины закивали.
   - Отец, Оракул испорчен?
   Эния подумала, что брат сейчас расплачется. Вот была бы потеха! Девочка погладила Чару и высвободила из его коготка пуховой узелок. Хавор крикнул слугу.
   - Цвирг уже уехал?
   - Да, милорд. Его вызвались сопровождать братья Дарины.
   - Ладно. Принесите из Оружейного зала какой-нибудь доспех.
   - И позовите троя Вентура, мой сын повредил палец, - добавила Лиана, промокнув платком кровь.
   - Это просто царапина, - сдавленно сказал Аргул.
   - Если такая царапина загноится, тебе отхватят кисть.
   - Или даже всю руку, - мстительно добавила Эния.
   Чара спрыгнул под стол и занялся любимым делом - стаскивал унты с воинов, пока те не кидали ему косточку или кусочек мяса, чтобы отвязался. Пришедший Вентур помазал Аргулу палец зеленоватым бальзамом и туго перебинтовал.
   - Жить будешь, хоть и недолго, - пошутил как обычно трой.
   - Жить вообще вредно, от этого умирают! - хохотнул Балар.
   Аргул кисло улыбнулся. Эрл закрепил на табурете блестящий панцирь и коротко приказал:
   - Бей!
   Эния представила, что сейчас должен чувствовать её своенравный братец. Получить в дар прекрасный меч, дать обещание победить в турнире - и так опростоволоситься перед дружиной отца. Девочке стало даже его жалко. Пусть бы и разрезал этот платок, в сундуке лежат ещё три, связанные Риной, чем так оплошать. Но Аргул, наконец, показал себя.
   Его замаху мог позавидовать любой рагвудский дровосек. Оракул со свистом рассек воздух и обрушился на доспех. Тот даже не смялся - лезвие меча аккуратно разделило панцирь на две половинки, а заодно развалило табурет под ним. Удар остановил только пол, брызнувший каменной крошкой.
   - Вот так! - вскричал Хавор.
   - Что это значит? - спросил Аргул. - Клинок чист?
   - Я думаю, что Оракул - самый настоящий рыцарский меч, - успокоил эрл. - Он зачарован, но это пойдет только на пользу. Клинок отказался резать платок твоей сестры, но доспех пришелся ему по вкусу. Великий Одр, своей секирой я не смог бы разрубить панцирь лучше! Что скажешь, Вентур?
   - Думаю, милорд прав. Меч хранит чью-то душу, но человек этот при жизни отличался праведностью, а возможно и сам был рыцарем. Точнее может сказать только экзор.
   - Я не стану приглашать монаха, - отмахнулся Хавор. - Он не будет разбираться, а просто очистит клинок. Пусть всё остаётся, как есть. Меня Оракул устраивает, а значит, устроит и моего сына. Тем более, он уже освятил его своей кровью.
   - Я счастлив владеть таким мечом, - сказал Аргул, расправив плечи.
   Ну вот, гроза прошла, и петушок вновь распустил хвост, подумала Эния. Пока родные мужчины опять не принялись крушить всё вокруг, чтобы уж точно проверить пригодность Оракула к битве, надо задать самый главный вопрос.
   - Отец, ты созвал нас, чтобы сообщить о турнире, но не сказал, кто туда поедет.
   - Ох, я и забыл, моя маленькая лань! Кстати, как ты думаешь, твой брат сможет победить в схватках меченосцев?
   Эния обвела взглядом воинов, ждущих её ответа, заметила, как нервно Аргул вытаскивает и опускает Оракула в ножны, и сказала:
   - Сможет, если я не повяжу на его противника свой платок.
   Взрыв хохота потряс Гостиный зал. Дружинники затопали ногами, из-под стола выскочил перепуганный Чара и спрятался под юбку хозяйки.
   - Жалко, что в Таггарде не проводят соревнования острословов, - сказал, отсмеявшись, отец. - Ты бы заняла там первое место! На турнир мы поедем всей семьёй, но сначала навестим эрла Северина. В Золотой Гавани продают лучшие наряды. Я не хочу, чтобы при дворе на моих женщин показывали пальцем и говорили, что вы с гор спустились.
   - Дорогой, если ты не оставишь дома свою шубу и не купишь себе новый камзол, говорить будут всё равно, - заметила Лиана.
   - Да? Ну и пусть. В столице нравы меняются каждый месяц. Тоже мне придумали, бороды брить! Я их научу, как должен одеваться мужчина! И вообще, Страж Перевала что хочет, то и носит.
   - Шубу, мама, придется оставить, - заключила Эния.
   После завтрака она решила прогуляться с Чарой. Тот любил прятаться в снегу, закапываясь по уши, но его выдавал длинный хвост. Выйдя из замка, они прошли до скального уступа, откуда была видна дорога, ведущая в долину. Зимой здесь бушевал сильный ветер, но сейчас он превратился в легкое дуновение, доносящее снизу запахи весны. Чара убежал вперед. Эния шла по следам, высматривая, где тот затаился, но он и не прятался. Ирбис стоял на снежном козырьке. Кончик его хвоста подрагивал, уши стояли торчком, а сам Чара замер в напряженной позе. Девочка подошла ближе и услышала глухое рычание. Что встревожило её любимца?
   Внизу, на повороте дороге темнело пятно - сани цвирга. Они стояли на месте, но ведь Аш-Гир так торопился вернуться домой! Эния обернулась в нерешительности. Отец запрещал уходить дальше выступа без дружинников - хотя эрлу присягнули почти все горцы, но оставались одиночки-ренегаты, не подчинявшиеся ничьим законам. Надо позвать воинов и проверить, почему сани стоят! А вдруг цвирг решил поправить груз или просто размять ноги, а она всполошит весь замок? Вот тогда посмеется Аргул! Эния позвала Чару и пошла вниз. Она только посмотрит и сразу вернется.
  
   Ульрих.
  
   Одеваться для него всегда было мукой - высохшая нога путалась в штанине и отказывалась повиноваться. Ульрих извивался на кровати, борясь с коварными застежками и своей немощью. Будь прокляты все лошади! Сколько раз он представлял, как перепрыгивает тот злосчастный забор и остается цел, а отец радуется его успеху! Но в действительности всё вышло иначе, и некого винить, кроме самого себя. Мышцы скрутило судорогой. Ульрих выхватил из перевязи маленький кинжал и уколол бедро там, где уже краснела россыпь точек. Нога проделась в штанину.
   Отдышавшись, юноша сел. Шелк рубахи приятно холодил тело. Ульрих дотянулся до камзола, пододвинул тростью сапоги и приступил ко второй пытке - обуванию. Правая нога уже разогрелась, носок поймал голенище. Юноша наклонился, почти слыша, как хрустят позвонки. Кончики пальцев коснулись шершавой кожи, ступня продвинулась в сапог, ещё немного. Ульрих откинулся на спину, задрав ноги. Подошвы стукнули в стену. Опираясь на трость, он встал и перевел дух. Утренняя разминка закончена, теперь можно и поесть.
   - Гридо!
   Рослый слуга возник на пороге. Этого заботливого увальня отец приставил к Ульриху восемь зим назад, когда трой Олген заверил, что сын Стража Границ выживет после падения. Никто не думал, что спокойная кобыла заартачится. Уль хорошо помнил ту обиду - он только хотел перепрыгнуть изгородь, чтобы показать отцу, как хорошо управляется с лошадью, а та его сбросила! От удара потемнело в глазах, боль пронзила тело. Трой потом говорил, что ему еще повезло, он сломал не позвоночник, а только ногу. Но спина всё равно болела, особенно к перемене погоды, как сейчас.
   Ульрих скривился. Казалось, кто-то пронзил тело раскаленным прутом и медленно проворачивает его в ране. Гридо застилал постель, упрекая молодого господина, что тот не подождал и оделся сам. Позвоночник пылал огнем, Уль прошипел сквозь зубы что-то нечленораздельное. Слуга резко обернулся и цапнул за руку своей лапой.
   - Нет! - вскрикнул юноша. - Отстань!
   Гридо не обратил на вопли никакого внимания. Он повалил Ульриха на постель и бережно снял с него камзол и рубашку. Юноша пытался вырваться - неужели зря потратил столько сил на одевание? - но куда ему, ломанному, против этого медведя! Гридо перевернул на живот, жесткие пальцы вонзились в спину. Ульрих застонал, уже не сдерживаясь. Огромные лапищи мяли его как тесто, хруст позвонков, наверное, был слышен и в Джангарских степях. Сведенные мышцы расслабились, внутренний огонь запылал жарче, но уже не калеча, а очищая тело от боли. Гридо в последний раз провел ладонями по спине, втирая холодную мазь. Пожар утих. Уль изловчился и пнул слугу.
   - Только попробуй еще раз меня схватить!
   - Молодой господин должны были позвать меня, чтобы одеться. Так приказал милорд, - сказал Гридо, даже не поморщившись.
   - Я прекрасно справился и без твоей помощи!
   - Но вновь защемили спину.
   На это Ульрих ничего возразить не мог. Он позволил одеть себя, но пуговицы камзола застегнул сам. Гридо тихо стоял в сторонке, его широкое, покрытое веснушками лицо не выражало ничего, кроме предупредительной вежливости. Юноша погрозил ему увесистым набалдашником трости, сделанным в форме конской головы.
   - Я прожил пятнадцать зим, не надо со мной нянчиться как с ребенком.
   - Слушаюсь, сэр.
   - Мой отец прикажет тебя высечь, когда я сообщу ему, как грубо ты со мной обращался.
   - Вы можете сказать милорду это лично, эрл Тронвольд только что вернулся с границы.
   - Что же ты молчишь, дубина?!
   Ульрих торопливо встал, Гридо распахнул дверь. Опираясь на трость, юноша заковылял по коридору. Отец приехал! Он не видел его с зимы. Злые языки говорили, что эрл стесняется сына, поэтому всё время проводит на границе; при дворе шутили, что Жеребец охромел, но Уль знал точно - Ксант Тронвольд его любит, а причина частых разъездов - мать. Двоюродная сестра самой королевы, Кларисса Мировинг тоже любила сына и не могла простить мужу, что не уследил, не спас мальчика, когда гнедая кобыла сбросила его перед барьером. От матери Ульриху достались волосы цвета спелой пшеницы и голубые глаза, а отец наградил его тонким носом и чувственно-пухлыми губами.
   Хоть Ульрих и спешил, но Гридо оказался у двери первым. Он отворил тяжелую створу, и на юношу обрушился водопад звуков и запахов. Ржали скакуны, копыта звонко цокали по мощенному камнем двору, где тут и там уже поднимался пар от кучек конских каштанов. Кларисса часто говорила, что дай эрлу волю, он весь замок превратит в одну большую конюшню, на что Ксант отвечал, что его абиссинец уже не раз спасал ему жизнь, а за женой он таких подвигов не припомнит. Обычно эрл отсутствовал по два-три месяца, предпочитая родовому замку крепости вассалов, но сейчас вернулся из пограничного разъезда гораздо раньше. Ульрих обрадовался и удивился одновременно.
   Ксант гарцевал посреди двора на черном как смоль Марко, отдавая приказания кирасирам. Глядя на него, становилось понятно, почему его прозвали Жеребцом. Такой выправке мог позавидовать герцог Карийский Олаф Лангобард - сам страстный лошадник, а о рейдах кавалерии эрла вглубь Джангарских степей ходили легенды. Завистники утверждали, что у прозвища есть и второе значение: в граничных крепостях эрл объезжает не только породистых скакунов, но и не менее породистых кобылок - дочерей и даже некоторых жен верных вассалов. Впрочем, те же сплетники порой и оправдывали Ксанта Тронвольда: что еще остается делать статному мужчине, если жена так холодна к его стати? Ульрих не слушал никого, хотя в отношении матери соглашался с молвой - любовь родителей давно переросла в привычку.
   - Отец!
   - Эй, Ульрих!
   Ксант спрыгнул с коня и подбросил сына в воздух. От эрла пахло потом, кострами и сталью. На кирасе блестела свежая царапина, в густой шевелюре запутались травинки. Ульрих с внезапной болью ощутил собственное увечье - ему никогда не стать таким, как отец. Тот осторожно опустил его на землю и спросил:
   - Как нога?
   - Ходит, - грустно улыбнулся юноша.
   - Спина болит?
   - Немного, но Гридо её лечит.
   - Это хорошо. Ты чего такой кислый? Давай перекусим, небось, не завтракал ещё? Представляешь, в степи снег уже сошел, полезли травы, цветы, - говорил по дороге Ксант, приноравливаясь к походке сына. - Сарматы, правда, тоже повылазили...
   - Ты их прогнал? - спросил Ульрих с горящими глазами.
   - Конечно! Они как нас увидели, сразу разбежались.
   - Ага, только кирасу поцарапали.
   - Ух, ты мой глазастый! Гридо, привет. Расшевели там поваров, пускай накрывают столы. О, леди Кларисса! Рад вас видеть!
   Мать спускалась по лестнице - статная, красивая и... холодная. Бархатный жакет ладно облегал тело, кружева струились по юбке, разрез не скрывал точёную ножку, затянутую в шелковый чулок. Кларисса, как и её сестра Фрига, была урожденной кабистанкой - высокая, с чуть раскосыми миндалевидными глазами и стройной фигурой. Ладонь с длинными пальцами скользила по гладким перилам, леди надменно посмотрела на мужа.
   - Мне пришлось закрыть окна, чтобы комната не провоняла навозом. Что заставило милорда вернуться в замок столь рано? Мы с Ульрихом ждали вас только летом.
   - Я получил известие, которое вас обрадует, но об этом позже. Я хочу умыться и съесть целого поросенка на вертеле! Или даже с вертелом вместе, - сказал Ксант и подмигнул сыну.
   Слуги уже суетились вокруг столов, выставляя холодные закуски: сыр, рубленую ветчину, зимние яблоки и груши. Синий зал наполнялся людьми, многих Уль знал. Тучный барон Гилт Парэ из Васко командовал пограничным гарнизоном рядом с Рагвудским лесом; подтянутый граф Ван Дарго Саросский был правой рукой отца; круглолицый и узкоглазый барон Жюль Карота занимался разведкой. Следом вошли три капитана кавалерии - Честер Дафт, Майрт Казе и Колин Бонарт, а за ними начали подтягиваться остальные воины, рассаживаясь в дальнем конце зала. Эрл занял место во главе стола, стоящего на возвышении. Волосы Стража Границ уже блестели, свежий камзол, рубашка и кожаные штаны сменили пропыленную одежду с кирасой. Умытые и посвежевшие дворяне сели тут же, Ульрих пристроился на своем стуле с высокой спинкой. Мужское общество разбавляли лишь служанки, разносящие морс и слабый эль. Кларисса ушла в покои, сказав, что тут слишком шумно и чем-то пахнет.
   Ксант выглядел собранным и спокойным, но Ульрих чувствовал, что отец чем-то встревожен. Карота разложил на столе карту, сдвинув блюда к Парэ, чему тот только обрадовался. Эрл склонился над прямоугольником тонкой кожи.
   - Показывай, Жюль.
   - Значит, так, - начал Карота, его палец коснулся желтого овала. - Вот здесь ставка хакана, а вот тут они стояли десять дней ранее.
   - Двигаются на север, - заметил Ван Дарго. - Но ведь юг уже полностью свободен от снега, травы для скота там больше.
   - Именно, - продолжил Жюль. - Кроме того, тарханы Мулутхая снялись с мест зимовок и также идут в северном направлении. Со стороны это выглядит обычной сменой пастбищ. Они не торопятся, подолгу останавливаются в удобных долинах, но миля за милей приближаются к нашим границам.
   - Думаешь, грядет война? - спросил эрл.
   - Мы здорово потрепали их в прошлом году. Тархан Ланкуш был двоюродным братом Мулутхая.
   - Он сам виноват в этом! Дин Ларкин ехал к хакану под мирным флагом, а этот дикарь вырезал всё посольство, когда те отказались показать свой товар. После такого зверства ещё удивительно, что герцог Карийский ограничился местью только роду тархана, а не объявил войну всем Джангарским степям.
   - Насколько я помню, Мулутхай выразил сожаление за досадное недоразумение, - подал голос Парэ, откусив приличный кусок яблока.
   - Что значат слова, когда Олаф потерял друга, а Генри отца? - вопросил эрл.
   - Король запретил масштабное наступление и правильно сделал, - гнул своё Парэ. - Гоняться за сарматами по их степям так же глупо, как лезть в нору за барсуком.
   - Тем не менее, герцогу удалось взять Ланкуша в клещи, - заметил Дарго.
   - Благодаря придумке Ларкина, - парировал Парэ. - Второй раз такой фокус не пройдет.
   - Я тебя понял, - сказал Ксант. - Ван, Жюль?
   - Если сарматы подойдут к границам ближе, чем на один переход, предлагаю атаковать, - заявил Дарго.
   - Я думаю, мы еще успеем выработать план действий, - сказал в свою очередь Карота. - Стада движутся медленно, тем более, пока земля не подсохнет, степняки не станут нас тревожить. Предлагаю выжидать. Мои разведчики успеют сообщить о любых действиях врага.
   - Хорошо, время у нас есть, - решил эрл. - Пока другие будут ломать на турнире копья, я постараюсь убедить короля стянуть к югу дополнительные войска. Майрт, Колин, Честер, вы всё слышали. Увеличьте число разъездов, гарнизоны перевести в боевую готовность, без доспехов людей в степь не отпускать.
   - Слушаюсь, милорд, - повторили по очереди капитаны.
   Слуги внесли в зал блюда, исходящие паром. За столом раздались одобрительные возгласы, громче всех радовался Парэ. Из всего разговора Ульрих понял две вещи: сарматы вновь что-то замышляют, а главное - скоро королевский турнир! Он подождал, когда отец прожует истекающую соком свиную рульку, и спросил, стараясь, чтобы голос не сильно дрожал от волнения:
   - Отец, когда состоится турнир?
   - Двадцатого сенга. Ага, уже глаза загорелись? Можете выехать с матерью пораньше, она обрадуется.
   - А ты?
   - Я приеду, но сначала проверю крепости на востоке и заверну к Грааской топи, там вновь видели дым. Вард Безумец никак не успокоится, он решил осушить все болота, но как бы огонь не зацепил леса. Видел, как горят торфяники?
   Ульрих мотнул головой, чуть не плача. Отец только приехал и вновь уезжает! Радость от поездки в столицу померкла, юноша жевал ароматное мясо, не чувствуя вкуса. Но сюрпризы на сегодня не закончились. Когда воины поели и стали выходить из зала, эрл тронул сына за плечо.
   - Во дворе тебя ждёт новый друг, пойдем знакомиться?
   Ульрих молча кивнул.
   Получив приказ, кирасиры трех гарнизонов выезжали за ворота. Барон Парэ отчитывал своего оруженосца за то, что тот до сих пор не удосужился сбегать на кухню и наполнить припасами вместительный мешок. Жюль разговаривал с запыленным всадником, Ван Дарго наблюдал за кузнецом, который менял подковы его жеребцу. Ксант повел сына к стене, на ходу рассказывая:
   - Мы встретили два десятка степняков на излучине Шумы. Они прятались в роще, но птицы их выдали. Сарматы первыми открыли стрельбу и если бы не кираса, у меня было бы на один шрам больше. Когда мы атаковали, дикари бросились бежать, но наткнулись на воинов Парэ, которые ехали вдоль реки. Степняки убили троих, барон рассвирепел и порубил всех в капусту. Ха, Жюль потом долго выговаривал Гилту, что тот не взял ни одного пленного. Зато кони остались, присмотрись к этой кобыле.
   После неудачного падения Ульрих опасался лошадей. Зная, что отец влюблен в кавалерию, юноша старался избавиться от своей боязни и даже заказал у кузнеца трость с набалдашником в форме конской головы, чтобы постоянно созерцать причину своего страха и привыкнуть к нему. Когда кирасиры возвращались в замок после очередного разъезда, Уль встречал их за изгородью, вцепившись руками в жердь. Постепенно он научился видеть в лошадях не только коварных монстров, но и умных животных. Когда отец месяц назад посадил сына впереди себя на Марко и проехался по двору, Ульрих почти не дрожал, но стиснул луку седла так, что побелели пальцы.
   - Сарматы - дикий и воинственный народ, но разводить коней умеют, - сказал Ксант. - Те понимают хозяина с полуслова, неприхотливы и быстры. Держи, я специально захватил кусочек сахара.
   Уль взял желтоватый комочек и посмотрел на кобылу. Ростом в холке она была ему по грудь. Густая черная грива закрывала глаза, изящные тонкие ноги свидетельствовали о быстроте, а поджарые бока - о выносливости. В сравнении с горячим абиссинцем джангарская лошадка выглядела кротким ягненком, но именно это и понравилось Ульриху. Он осторожно протянул руку. Влажные губы уткнулись в ладонь, юноша засмеялся.
   - Щекотно!
   - Вот и познакомились, - сказал отец. - Как назовешь?
   - Звездочка, - ответил Уль, дотронувшись до белого пятнышка на носу кобылы. Та тряхнула гривой и негромко заржала.
   - Понравилось, - кивнул эрл. - Я распорядился поставить седло с высокой лукой, каким экипируют турнирных драгуаров. Спина будет уставать меньше. Подсадить тебя?
   - Я сам.
   Опираясь на трость, Ульрих встал в стремя. Руки предательски задрожали, кобыла не шелохнулась. Юноша заметил, что за ним наблюдает не только отец, но и кирасиры. Он стиснул зубы и задом протиснулся в седло. Звездочка переступила копытами. Она чувствует мой страх, подумал Ульрих, и точно сбросит, если буду бояться. Мальчик оперся на луку и медленно перенес больную ногу. Носок сапога нащупал треугольник стремени. Получилось! Отец одобрительно хлопнул по плечу.
   - Сделай круг по двору.
   Я уже совершил подвиг, хотел сказать Ульрих, но только кивнул. Тронул поводья, казалось, Звездочка только этого и ждала - она потрусила вдоль стены, миновала злополучную изгородь, и перешла на рысь. Юноша смотрел строго перед собой, не замечая подбадривающих возгласов воинов и заинтересованных взглядов слуг. Он застыл в седле, держась так прямо, будто проглотил копье, а в голове билась единственная мысль - лишь бы не упасть, лишь бы не упасть! И следом - позора не оберешься.
   Звездочка сделала круг и побежала дальше. Ульрих собрался натянуть поводья, но с удивлением понял, что не хочет этого делать! Страх отступал. Грудь наполняло давно забытое чувство - восторг от быстрой скачки, когда ветер бьет в лицо, а земля внизу проносится так быстро, словно у тебя выросли крылья! Юноша нашел взглядом отца - тот улыбался. Звездочка бежала уже галопом, копыта отбивали по мостовой победную дробь, люди торопились убраться с дороги. Острая льдинка еще ворочалась где-то глубоко внутри, но Ульрих решил, что знает, как окончательно излечиться от боязни падения. Воин должен побеждать страх!
   Семилетнему мальчику та изгородь вокруг огорода казалось непреодолимой стеной. Сейчас он повзрослел, но забор продолжал стоять - непокоренный. Уль натянул поводья. Звездочка притормозила у бочек с рыбой, развернулась и начала разгон. Замелькали камни кладки, пятна лиц слились в сплошную полосу. Трость била по ноге, юноша отбросил её в сторону. Изгородь приближалась. Краем глаза Ульрих заметил, как бросился наперерез Гридо, но его остановил окрик эрла. Тридцать футов, двадцать, пора! Юноша вцепился в поводья, пятки стукнули в бока лошади. Не сбавляя скорости, Звездочка прыгнула. Черная грива хлестнула по лицу, Уль начал заваливаться вбок. Передние копыта прошли в дюйме над изгородью, совсем рядом мелькнула бурая жердь, и раздался громкий треск.
   - Нееет!
   Вскопанная грядка приближалась с пугающей быстротой. От падения его спасла высохшая нога - не желая сгибаться, она намертво застряла в стремени. Ульрих сгреб поводья вместе с гривой и смог выровняться в седле. От удара клацнули зубы. Звездочка присела на передние ноги, но выпрямилась и пробежала по взрыхленной земле. Перед глазами плавали золотые искры, во рту ощущался соленый привкус. Юноша обернулся. Прыгнув, кобыла зацепила задними копытами жердь и та переломилась. К нему торопился Гридо, отец смотрел странным взглядом. В момент прыжка кричала мать. Она стояла на пороге замка, лицо было белее мела, но глаза метали молнии.
   - Если вы, милорд, так воспитываете сына, то боюсь, он не доживет и до двадцатой зимы!
   Гридо снял с лошади и подал трость. Ульрих заковылял к матери, понимая, как опрометчиво поступил. Но сожаления не было, его распирал восторг - он смог, он сделал это! Кларисса достала платок.
   - У вас кровь, виконт!
   - Мама, я просто язык прикусил, ничего страшного.
   Кларисса хотела что-то сказать, но заплакала и скрылась за дверью. Ульрих посмотрел на отца, тот развел руками. Лучше подождать, пока мать успокоится, а уже потом говорить по душам, решил юноша.
   - Спасибо за Звездочку, отец. Матери я всё позже объясню.
   - Ты молодец, - сказал Ксант. - Я не поверил глазам, когда мой сын пошел на штурм этой изгороди, но ты справился.
   - Я же Тронвольд!
   Стоящий рядом Парэ прогудел что-то одобрительное, подошедший Карота похлопал Ульриха по плечу.
   - Ты истинный сын Стража Границ! - и уже тише сказал эрлу: - Милорд, у меня плохие новости.
   - По коням! - скомандовал Ксант.
   Сигнальщик протрубил сбор, воины зашевелились. На стене заскрипел ворот, поднимающий замковую решетку, от колодца побежали оруженосцы, неся полные фляги. Кирасиры в последний раз проверяли подпруги и садились в седла. Затрепетало знамя эрла - вставший на дыбы черный жеребец на красно-белом поле. Ульрих растерянно смотрел по сторонам. Посерьезневший Ксант слушал барона, до юноши долетел обрывок разговора:
   - Выследили гонца... оруженосец Витерборов... косит еще...
   - Думаешь, заговор? - спросил эрл. - Мне определенно нужно поговорить с королем.
   - Что случилось, отец? - спросил Ульрих.
   - О, пока ничего. Не забывай ухаживать за Звездочкой, встретимся в Таггарде!
   Эрл взъерошил ему волосы и прыгнул в седло. Марко заржал, копыта зацокали по булыжной мостовой, оставшиеся кирасиры потекли сквозь ворота. Руки коснулся влажный нос, Ульрих погладил Звездочку по гриве. Глядя вслед отцу, он про себя возносил молитву Троице. Сердце мальчика сжимало дурное предчувствие.
  
   Зара.
  
   Лазурный дуб рос здесь задолго до того, как построили замок; он видел отряды израненных яндов, бегущих от закованной в сталь валезийской конницы, давал приют под сенью голубой листвы многим путникам, не делая различий меж благородным рыцарем и простым охотником. Кора исполина помнила укусы молний и ласки летних дождей, она впитывала слова многих клятв, любовный шепот и стоны извивающихся тел. За века люди оставили на ней много отметин - кто топором, желая свалить великана, а кто и мечом в бездумной удали. Дуб пережил всех обидчиков, затягивая раны, и даже лишил некоторых оружия.
   Пальцы коснулись шершавой рукояти. Зара много раз представляла эту картину - истекающий кровью воин вонзает меч в дерево, чтобы устоять на ногах, но силы покидают его. Тело хоронят звери, выбеленные дождями кости и ржавые доспехи поглощает земля, корни толкают ствол лазурного дуба, и клинок исчезает в наростах, возносясь с каждым годом всё выше в небо. Зара пробовала достать меч с тех пор, как научилась лазить по деревьям. Иногда казалось, что тот поддаётся, шевелится в древесном капкане, но дуб пока не собирался отпускать добычу.
   Даже без листьев, раскидистая крона была настолько густой, что надежно скрывала девочку от любопытных глаз. Она любила сидеть тут, невидимая, и наблюдать в разрывы ветвей, как тренируются лучники отца, поражая установленные на тюках мишени; как ветер рябит синюю поверхность всегда теплого озера Даймон Рид; как поднимается дым из каминов над башнями замка и как бежит медведь на развевающемся знамени её рода. Отсюда видна и старинная курия, возведенная еще строителями замка. Выпуклая каменная крыша покоится на трех столбах, олицетворяющих Троицу: колонна Одра уже зеленеет почками, прозрачная глазурь второй не скрывает сущности Придона - воду, а в закрученной спиралью колонне Вая всегда шуршит ветер.
   Гильг Тельми ушел туда еще на рассвете. Над курией струился дым из жаровен, где тлел влажный остролист, вокруг молельни застыли лучники. Зара догадывалась, о чем отец уже не в первый раз просит Триединых, и всей душой желала того же. Мать рассказывала, что когда родилась Луиза, Гильг радовался первому ребенку. Когда спустя пять зим на свет появилась уже Зара, эрл улыбался, но в глазах у него стояла печаль. Мелиса чувствовала себя виноватой и хотела родить мужу наследника, но тот вскоре принял титул Стража у больного Калева, начал очищать Рагвудский лес от разбойников Хана, и она забеременела только прошлым летом, в один из кратких визитов Гильга домой. Зара вчера слышала, как трой Таскан сказал эрлу, что разрешение от бремени нужно ждать в ближайшие дни, но пол ребенка пока определить затруднительно.
   Служанки на кухне шептались, что Мелиса подурнела лицом, значит - жди девочку. Ухаживающая за леди старуха Нана говорила об остром животе - свет увидит воин. Зара дернула себя за оба хвостика и посмотрела на руки - волос застрял в правой, мудрость и приметы за мальчика. Если мама родит третью девочку, то отец точно уйдет в лес вновь зим на десять.
   - За-ра! Зааара!
   Няня Петинья всегда кричала так пронзительно, что пугала даже птиц в лесу. Сейчас переполошит весь замок и отвлечет эрла от молитвы, со злостью подумала девочка. Она мягко спрыгнула на землю и побежала к опущенному через ров мосту. Утренний воздух холодил сквозь замшевую курточку, под ногами хрустел лед на лужах. Низ кожаных штанин - юбок Зара не признавала - намок от воды. Разглядев воспитанницу, Петинья всплеснула руками.
   - Опять в лес бегала?
   Зара молча кивнула. Для подслеповатой няни её отлучки всегда были бедствием, она считала, что за каждым деревом прячутся головорезы, только и поджидающие маленьких девочек, чтобы изнасиловать и убить. Все разговоры о том, что стараниями отца Рагвудский тракт стал безопасен, Петинья прерывала убийственным доводом: "Но ведь Хан до сих пор на свободе!". Няня воочию видела главаря разбойников, когда его шайка разграбила обоз, с которым Петинья следовала в Далузу. Женщину спасло только то, что в пылу схватки она успела бежать в лес, где проплутала девять дней, питаясь ягодами и кореньями, пока её не заприметили Зеленые Братья.
   - Заяц уже остыл, - продолжила няня, качая головой.
   - Я не голодна.
   - Девочке в твоем возрасте нужно хорошо питаться, чтобы вырасти в красивую и статную леди.
   - Или в такую корову, как Луиза, - огрызнулась Зара.
   - Разве можно так говорить о сестре?! Она немного пышновата, но за то её Джаб и любит. Мужчины на кости не бросаются!
   - Тогда я лучше останусь худышкой и буду спокойно ходить по лесу.
   - Разбойники - не мужчины, а звери! Они и костьми не побрезгуют! Беги умываться, стол давно накрыт. И расчеши волосы, там у тебя целые коряги застряли!
   Зара скорчила рожицу, Петинья близоруко сощурилась и на всякий случай погрозила пальцем.
   "И зачем только мама приставила её ко мне?" - в который раз думала девочка, плеская в лицо холодной водой. До шести лет Зара была предоставлена сама себе. Мать воспитывала любимую Луизу и следила за порядком в замке, отец гонялся за неуловимым Ханом, а девочка играла во дворе с детьми слуг и была счастлива. Пока сверстницы занимались куклами, она бегала с мальчишками на озеро, чтобы увидеть, как водный даймон ворочается в илистом дне и пускает пузыри; вдоль и поперек исходила окрестный лес, прокладывая целые тропы меж деревьев по переплетенным кронам; постоянно приносила домой покалеченных на тракте зверушек и выпавших из гнёзд птенцов. Всё изменилось, когда пять зим назад егеря привели в замок исхудавшую женщину.
   Она всё твердила о страшных разбойниках, старалась съесть за столом лишний кусок, но постепенно откормилась, пережитый страх ушел из глаз, и незаметно Петинья стала для матери чуть ли не лучшей подругой. Женщина ехала в Далузу преподавать дочерям барона Крускена этикет и танцы - узнав об этом, леди Мелиса тут же упросила Петинью остаться и учить Луизу, а заодно и Зару изящным па. Своих детей у женщины не было, муж погиб на том же Рагвудском тракте, и новая няня принялась за воспитание сестёр с неистраченной энергией. Пока Луиза не вышла замуж, жизнь у Зары была ещё сносной - после занятий она убегала с друзьями подальше от Наседки, как они прозвали Петинью, и приходила домой только на обед и ужин, чтобы не огорчать мать. Но когда сестра уехала с Джабом в Таггард, няня взялась за дело всерьёз и решила превратить взъерошенного птенца в ладную горлицу.
   Зара вытащила запутавшиеся веточки из волос, расчесала короткие пряди и вновь убрала их в два торчащих по бокам хвостика. От холодной воды щеки горели румянцем, кончик маленького носа покраснел, но васильковые глаза так же озорно смотрели на хозяйку из зеркала. Если Луиза уродилась в мать, то Зара была копией отца - тонкие черты лица, худощавая фигура и независимый характер. Девочка уселась за стол и немедленно потянулась к блюду с тушеным зайцем и поджаристыми клубнями земляного ореха.
   - Стой! - вскрикнула Петинья.
   Зара вздрогнула и показала ладошки.
   - Я вымыла руки.
   - Молодец, но вилки перед тобой лежат не только для красоты.
   Нахмурившись, девочка посмотрела на столовые приборы, больше напоминавшие пыточные инструменты, и припомнила назначение каждого. Так, эта вилка с двумя зубьями для рыбы, ну и зачем она здесь? Эта, с тремя - для фруктов, тоже лишняя. Зара взяла последнюю и взглянула на Петинью.
   - В левую, - сказала няня. - В правой держат нож.
   Больше указаний не последовало. Зара резала мясо, стараясь не скрипеть ножом по тарелке, и медленно жевала, закрыв рот. Чавкать, конечно, вкуснее и веселее, но Наседка такой вольности точно не оценит. Утренняя прогулка нагнала аппетит, под одобрительный взгляд няни девочка расправилась со своей порцией и попросила добавки.
   - Как мама? - спросила Зара, счищая с мяса ненавистную морковку.
   - За столом без разговоров, - напомнила Петинья.
   - Скажи это моему отцу, - буркнула девочка.
   - Хм, твой отец - эрл, к тому же Страж Леса, такой важный человек может иногда отступать от правил.
   Зара фыркнула, представив, как Гильг Тельми за обедом обсуждает со старшинами военные дела, а тут Петинья требует всех замолчать, чтобы не нарушать глупые правила, придуманные каким-то занудой. После такого няня стирала бы со служанками белье до зимы, а может и дольше. Зара закончила трапезу, степенно вытерла рот полотенцем и повторила вопрос.
   - Леди Мелиса в спальне, с ней трой и Нана, - ответила Петинья. - Таскан сказал, что скоро отойдут воды.
   - Я хочу посмотреть!
   - Ты будешь там только мешаться. Сейчас у нас по плану учеба бальным танцам. Не хмурься, я приготовила тебя изумительный сюрприз! Поблагодари Троицу за еду и поднимайся в Малый зал.
   Зара поблагодарила про себя охотника, добывшего зайца, сползла со стула и послушно побрела на второй этаж замка. Чем раньше это закончится, тем лучше. К тому же, она обещала отцу слушаться няню и не волновать беременную мать. Ничего, её обещание скоро потеряет силу. Раз воды отходят, то уже сегодня у Зары будет братик. Или всё-таки сестричка?
   Уступив просьбам леди Мелисы, эрл обставил Малый зал согласно столичным вкусам. На правой стене висели пять больших зеркал, доставленных из далекой Зарии. На левой каменщики прорубили два дополнительных окна, чтобы наполнить зал светом. В дальнем конце стояли деревянные бюсты на шестах, сейчас пустые - Луиза забрала все свои наряды в Таггард. Зара скинула курточку на одного из безликих болванчиков и, разбежавшись, прошлась колесом. Скрипнул буковый паркет. В зал вошла Петинья, неся что-то неимоверно пышное и ослепительно белое.
   - А вот и сюрприз! - заявила няня. - Как тебе нравится это восхитительное платье? Его только вчера привезли из Золотой Гавани.
   - Совсем не нравится, - ответила Зара, терзаемая смутным предчувствием.
   - Ты просто еще не представляешь, как оно тебя украсит. Ну же, снимай свои ужасные вещи, сегодня мы будем танцевать в настоящем бальном наряде, словно на приеме в королевском дворце!
   - Ни за что, - отчеканила Зара.
   - Тогда ты не поедешь на турнир в Таггард.
   - Какой еще турнир?
   - Который состоится через две недели.
   Турниры Заре нравились. Вернее, даже не само действо, а возможность вырваться из той глухомани, где жил род Тельми на протяжении века. Лес разделял Валезию с Яндом широкой полосой и до сих пор пользовался дурной славой. На Рагвудский тракт, проходящий рядом с замком, выезжал редкий торговец и только в сопровождении приличной охраны.
   Два государства в прошлом вели кровопролитные войны, пока Робург Завоеватель не вышиб яндов с этих земель, расширив границы Валезии; тогда-то лес и наводнили шайки, тревожившие приграничные деревни. Новоиспеченный эрл Лукаш Тельми оправдал доверие короля - трупы разбойников висели на ветвях вдоль дороги подобно гроздям винограда. При Кире Справедливом титул Стража принял дедушка Зары - Калев. Янды уже не делали попыток отвоевать утраченные земли, им хватало забот и на западных границах. Между недавними врагами установился мир, и даже начали завязываться торговые отношения. Всё испортил Хан.
   Одни говорили, что это каторжник, чудом бежавший с Арских рудников. Другие утверждали, что это военачальник яндов, попавший в немилость и скрывшийся в дремучих чащах Рагвуда от плахи. Как бы то ни было, Хан смог найти и объединить разрозненные отряды лихих людишек, когда-то бывших истинными хозяевами леса. Сплоченные в одну шайку разбойники не делали различий между купцами Янда, Валезии и грабили всех подряд, совершая набеги даже на деревни, как поступали их предшественники. Калев безуспешно прочесывал лес в поисках неуловимого Хана, а тот устраивал засады и огрызался стрелами. Одна из них и нашла эрла.
   Рана оказалась серьезной, наконечник проткнул легкое. Тогда еще молодой трой Таскан сделал всё возможное для выздоровления милорда, но Калев больше не мог исполнять обязанности Стража - преодолев лестничный пролет, он задыхался, а любая простуда грозила стать для него смертельной. Приняв титул, Гильг обратил против Хана его же тактику. Зеленые Братья, как называли лучников эрла жители Рагвуда, прятались в засадах на звериных тропах, проходящих рядом с трактом, перекрывали подходы к деревням, лес наполнили самострелы и ловушки. Один за другим разбойники гибли, с прошлой зимы Зара не слышала ни об одном грабеже, но Хана до сих пор не поймали.
   Петинья встряхнула платье, белые кружева колыхнулись, точно хлопья прокисшего молока.
   - Ну, так что? Ты хочешь поехать в Таггард?
   Зара молча стянула через голову шерстяной свитер. Со штанами пришлось повозиться, тугой узел на кожаных завязках никак не хотел распускаться. В камине потрескивали поленья, но воздух в Малом зале еще не успел прогреться - разоблачившись, Зара почувствовала, как кожа покрылась мурашками. Тонкая нательная сорочка от холода не спасала. Петинья смерила девочку взглядом и вздохнула.
   - Какая же ты всё-таки худая, надеюсь, я угадала с размером. Подними руки.
   Платье одевалось сверху. Как Зара и ожидала, она тут же запуталась в пышной юбке. Наседка кудахтала где-то за белым маревом, а девочке казалось, что она провалилась в глубокий сугроб, откуда без посторонней помощи так просто не выберешься. Наконец, усилиями Петиньи юбка спустилась на острые холмики грудей, Зара нащупала рукава и со второго раза попала в горловину. Затянув шнуровку и пояс, няня расправила ткань. Девочка шагнула к зеркалу.
   - Какая прелесть! - умилилась Петинья.
   - Какой ужас! - сказала Зара.
   Она стала похожа на одну из Луизиных кукол, только выглядели те не в пример лучше. Покрытые мурашками, синие от холода руки торчали из кружева как коряги из-под снега. Пышная юбка только подчеркивала худобу ног, шелковый лиф сморщился на маленькой груди подобно дряблой коже старухи Наны, а всё платье висело на девочке балахоном. Не помог ни пояс, ни шнуровка. Зара почувствовала, что сейчас расплачется и процедила сквозь зубы:
   - Развяжи.
   На удивление - Петинья спорить не стала. Она ослабила завязки, девочка нетерпеливо замахала поднятыми руками. Зашуршала ткань, няня аккуратно сняла платье, тут же повесив его на деревянные плечики. Сдерживая слезы, Зара оправила задравшуюся сорочку и сказала:
   - Я это больше не надену.
   - Ничего страшного, - уверила няня. - Оно немного большое для тебя, но я его ушью.
   - Немного большое? Да оно огромно! - воскликнула Зара и, схватив свои вещи, побежала вниз по лестнице.
   - Стой! А как же танцы?! - крикнула Петинья, но ответа не дождалась.
   Одевшись, Зара выскочила из замка. По щекам текли соленые ручейки. "Ну почему они все издеваются надо мной? - спрашивала себя девочка. - Неужели нельзя оставить меня в покое?". Завидев мальчишек, игравших в "догони-и-коснись", она круто свернула и, обогнув кузню, миновала подъемный мост. Вот убегу из дома, будете тогда знать, подумала Зара. Лучники всё также стояли вокруг курии, посматривая в сторону леса. Справа осталось озеро, над ним как обычно поднимался пар. Зара достигла лазурного дуба, но в последний момент передумала - няня будет искать её здесь в первую очередь, и свернула к лесу. За рядами ульев, укутанных сеном на зиму, начиналась тропа-скрытка.
   Так её назвала сама Зара, когда начала искать уединения, скрываться от вездесущей Петиньи. Если остальные тропы извивались по земле, то скрытка шла по ветвям. Отсюда и до Арских гор росли широкой полосой серебристые липы - с узловатыми стволами в три обхвата и роскошными кронами. Ушастый сын бортника как-то рассказал Заре легенду, что когда Бог земли сватался к Хозяйке Гор, та привечала его травяным чаем, но сетовала, что больше угостить знатного гостя нечем. В следующий раз Одр привез в дар улей из цельного дуба и сказал, что вернется осенью на чаепитие и за ответом. Когда пожелтели листья, Бог земли, как и обещал, посетил драгоценный чертог, но кроме памятного чая более на столе ничего не увидел. "Что случилось?! - вскричал Одр. - Почему ты не угощаешь меня мёдом?". Хозяйка Гор улыбнулась и ответила, что камни не дают нектар, и пчёлы наполняют соты не мёдом, а песком. Одр выскочил из пещеры и в гневе обрушил свою секиру на склон Арских гор. Разлом протянулся на многие мили, а после зимы дно ущелья зазеленело, так и появились в этих землях липы с листьями серебристого цвета - как и секира Одра.
   Зара повисла на толстом суку и проворно вскарабкалась на дерево. Кроны лип переплетались во многих местах, девочка бежала по ветвям, как по надёжной земле. Были тут свои ямы и пригорки, но Зара столько раз ходила по скрытке, что знала её наизусть. Вот здесь надо нырнуть, чтобы не получить в лоб изогнутым суком; тут придется взбираться почти до самой макушки - ветки впереди растут очень плотно, а этот бугристый ствол скрывает целое убежище с подстилкой из сухих листьев. Зара нырнула в дупло.
   Руки дрожали от напряжения, девочка со свистом вдыхала холодный воздух, но безумный бег на высоте двадцати футов согрел её и высушил слёзы. "И чего разнюнилась? - спросила себя Зара. - Ведь не собиралась же я в самом деле ехать на турнир в этом дурацком платье?". Она откинулась на спину и задрала ноги, из голенищ посыпались кусочки коры и веток. Нежась на мягкой подстилке точно на перине, Зара разглядывала сапожки с раздвоенным за большим пальцем носком. Она сама упросила Тула сшить такую обувь. Старый мастер, помнится, долго недоумевал, зачем дочке милорда сапоги, похожие на варежки лучников, и только присвистнул, когда Зара пробежалась в них по верху изгороди туда и обратно.
   В лесу скрипнула ветка. Девочка замерла. Пальцы нащупали в углублении ствола припрятанный осенью нож - один из трех, которые она без устали метала на лесных прогулках в сушины, наловчившись попадать в цель за десяток шагов. Кто это бродит, уж не медведь-шатун ли? Зверь-символ её рода должен еще мирно посапывать в берлоге, а если он и проснулся, то очень голодный и злой. Зара выглянула из дупла.
   Где-то чирикала одинокая пичуга, вернувшаяся после зимы в лес раньше остальных. Потемневший снег чернел прогалинами, но не спешил таять. Тут и там лежали замшелые валуны, покрытые инеем стволы лип замерли молчаливыми стражами. Зара настороженно прислушивалась и даже пробовала нюхать воздух, как делали следопыты отца. Ничего...
   Вот! Опять! Ветка хрустнула уже тише, а значит - дальше. Безуспешно стараясь разглядеть за деревьями виновника шума, Зара отчетливо поняла, что это не медведь. Не будет зверь так шуметь. И люди эрла не будут. Девочка выбралась из дупла и осторожно двинулась на звук.
   Когда-то она так же кралась, выслеживая Зеленых Братьев. Егеря ступали тихо и по снегу, и по ковру из опавших листьев, и по самому непроходимому бурелому - ведь от этого зависела их жизнь. В начале девочку всегда обнаруживали и отправляли домой с одним из воинов. Зара злилась, воин тоже. Так продолжалось до тех пор, пока она не научилась лазить по деревьям точно белка. Будучи лёгкой, девочка перебегала на такие тонкие деревца, где и самый внимательный следопыт не стал бы искать вражеского лазутчика. Прошлым летом Гильг Тельми здорово удивился, когда на привале, окруженный лучшими людьми, он заметил на верхушке ближней березы улыбающуюся рожицу десятилетней дочери...
   По человеку было видно, что он не частый гость леса. Длинный плащ намок и покрылся грязью, как и сапоги с высоким голенищем и блестящими пряжками. Фетровую шляпу усеяла древесная труха, длинное перо слиплось и поникло. Сзади плащ натягивали ножны полуторного меча - более подходящего для конного боя, нежели для лесной чащи. Человек стоял на одном месте, глядя прямо перед собой. Зара переползла на соседнее дерево и увидела лицо незнакомца - губы шевелились, мужчина с кем-то разговаривал вполголоса.
   Стараясь не дышать, девочка поднялась выше, чтобы увидеть собеседника "фетровой шляпы". Ветви здесь росли реже, открылась вся поляна. Кроме мужчины с мечом на ней никого не было! Зара вновь оглядела деревья, уделив особое внимание кронам, но не заметила ничего подозрительного. Неужели этот щеголь пробирался сквозь буреломы в чащу леса, чтобы поговорить с самим собой? Зара решила послушать странного мужчину и начала медленно спускаться, но тут же застыла, не веря глазам - ствол серебристой липы на поляне шевельнулся!
  
   Джаб.
  
   Когда Джаб Нивельхейм впервые посетил Таггард в десять лет, столица Валезии очаровала его раз и навсегда. Отец прибыл в королевский дворец на очередной Совет Пяти, а пока решал дела государства с остальными эрлами, попросил старшину показать Джабу город. Дюк Грант взял с собой дружинников и первым делом повез сына Стража Долины к реке, как будто тот никогда её не видел! Родовой замок Нивельхеймов стоял на острове Твердь, омываемый широкой Валезой, два моста соединяли Валезию с Кабистаном, и это была единственная переправа на всём протяжении границы с родиной королевы Фриги. Джаб с рождения насмотрелся на тёмно-синие просторы реки, давшей название всему государству, и не думал, что увидит на Шуме что-нибудь новое, но Грант считал по-другому и оказался прав.
   Задолго до речных причалов улицы начали горбиться мостиками, переброшенными через протоки. Стены домов подступали вплотную к воде, отделенные от неё только каменными бортиками. По опутавшим Таггард рукавам Шумы сновали утлые лодчонки с торговцами, предлагавшими карамельные орехи, кусочки жареного мяса на прутках, пироги с разной начинкой и безделушки. Тут же двигались вытянутые чёлны, перевозящие грузы и людей. Управлял каждым единственный гребец на корме, мерно качавший длинным веслом-лопастью. Маленький Джаб крутил головой во все стороны, удивляясь пёстрым одеждам, причудливым зданиям, протянутым меж ними веревкам с табличками и громкоголосой толпе, запрудившей улицы.
   У дверей таверн кричали зазывалы, им вторили уличные торговцы, привлекая внимание к лоткам с разным товаром - начиная со сладостей и кончая безумно дорогими книгами. Повсюду встречались бродячие певцы, жонглеры и фокусники, веселящие народ. Где-то завязывались потасовки, вскоре пресекаемые бдительными стражниками; в толпе шныряли подозрительные личности с откровенно разбойничьими физиономиями, горланили песни пьяные мастеровые. По мнению Джаба, таггардцы торопились насладиться жизнью, точно им предстояло завтра умереть, и строили себе такие дома, будто им предстояло жить вечно.
   В центре преобладали каменные особняки - крепкие и основательные, на окраинах уже встречались деревянные строения - сложенные из толстых бревен и облицованные желтым песчаником. Многие крыши украшали большие и малые башенки-трубы, тут и там поднимался дымок. Королевский дворец стоял на холме, окруженный вместе со старой частью города высокой крепостной стеной. Здесь селились знатные дворяне, главы гильдий и богатые купцы. Джаб впоследствии посещал некоторых из них, сопровождая отца, а потом и вовсе обосновался в центре Таггарда, когда женился на Луизе Тельми - на свадьбу Скальд Нивельхейм подарил молодым двухэтажный особняк на улице Веревки, пересекавшую Эшафотную площадь и берущую начало у дворца короля.
   Когда Джаб окончил в двадцать лет Кале и Гот Брамберг назвал его третьим меченосцем после Ларкина и Юдина Витербора, перед молодым виконтом встал выбор: вернуться на Твердь, чтобы в будущем сменить на посту Стража Долины уже немолодого отца, или же поступить на королевскую службу. Джаб выбрал второе. У эрла еще двое сыновей, а ему совсем не хотелось всю оставшуюся жизнь торчать на острове, проверяя товары купцов, гонять контрабандистов и подсчитывать прибыли от таможенных податей. Отец славно повоевал в молодости, теперь может и отдохнуть, а вот Джаб ещё не успел проявить себя на бранном поле - какой же из него тогда Страж? Скальд одобрил выбор сына при одном условии - женитьба.
   Их с Луизой обвенчали как раз в первый приезд Джаба в Таггард. Он помнил высокого худощавого человека с орлиным профилем - Гильга Тельми, и смешную трехлетнюю девочку с пухлыми щечками - его дочь. Два эрла дружили с детства, оба отличились в подавлении восстания речных баронов, не раз спасали друг другу жизнь и решили "спрятать медведя за щитом", как говорили при дворе, а попросту - породниться. Джаб мнил это игрой, десятилетний мальчик не мог представить, что эта сопливая пигалица когда-нибудь будет накрывать ему стол и согревать постель, так почему бы не сделать отцу приятное? Шло время, Луиза выросла в дородную леди - не страшна, но и не красива. В свои шестнадцать она сравнялась в росте с матерью и фигурой удалась в неё же. Пышные формы, складки на боках платья, круглое лицо - такой увидел её Джаб. Вместе с тем Луиза прекрасно танцевала, обладая особой грацией, нисколько не стеснялась своей полноты, отлично готовила и обожала мужа. Джаб старался отвечать ей взаимностью.
   Маршал армии Олаф Лангобард поставил виконта во главе отделения панцирной пехоты, а спустя три года Джаб в чине лейтенанта уже командовал ротой Железных Тигров. Его приятель Генри Ларкин, унаследовавший титул графа, отличился в Джангарской кампании и по протекции того же герцога Карийского взлетел до капитана Королевской гвардии - элитного подразделения, где служили лучшие воины, доказавшие преданность его величеству Родрику Лангобарду. Казармы гвардии стояли в старой части города - Шлеме, все остальные располагались в кварталах за крепостной стеной, разделенных на поименованные сторонами света Крылья. Этим утром Джаб направлялся в Западное, где проживали Железные Тигры.
   По городу он старался передвигаться на своем драгуаре, переняв эту привычку у Ларкина. Боевой конь был способен везти рыцаря в полном доспехе и разгоняться на короткие расстояния быстрее абиссинца. Когда Зиг величественно вышагивал по булыжной мостовой, желающих заступить ему дорогу обычно не находилось, людской поток расступался, точно по улице ехал сам король. Сегодня случилось по-другому. После Западных ворот дорогу перегородили сцепившиеся бортами телеги, возницы ругали друг друга последними словами и стегали кнутами лошадей. Кругом собралась толпа зевак. Тут же суетились два стражника, пытаясь разъединить повозки алебардами. Джаб поморщился - если ехать в объезд, получится приличный крюк.
   - И чего не поделили?! - рявкнул он.
   Заметив скалящегося на панцире Джаба тигра, вспотевшие стражники вытянулись во фрунт. Длинноусый возница повернулся и, увидев дворянина на огромном коне, тут же запричитал:
   - Да что же энто творится, благородный сэр? Я себе еду спокойно с рынка, продал хлеб, а этот раздолбай лезет навстречу, будто меня и поджидал! Нагрузил в свою развалину жердей, того и гляди, колеса отпадут, вот они мне в борт и впились, не расцепить никак.
   Второй возница в плаще с глубоким капюшоном подался вперед, но Джаб поднял руку, требуя тишины. Он спрыгнул на пустую телегу и приказал стражникам:
   - Возьмите коней под узды и как скажу, разводите.
   Воины протиснулись к мордам лошадей, расталкивая зевак. Джаб вытащил оружие, люди ахнули, а он рубанул мечом в узкую щель меж бортами. Брызнула щепа, один возница вскрикнул. Стражники сами сообразили, что делать. Повозки дернулись, Джаб пошатнулся и тут заметил стрелка. Человек лежал на черепичной крыше и целился в него из арбалета. Сухой щелчок потонул в шуме толпы, Джаб рванулся вбок и рухнул на мостовую. В футе от него из днища телеги торчал лепестковый болт, пробивший толстую доску как лист бумаги. Одр заступник! Да этот гад чуть не пришил его!
   Виконт выкатился с другой стороны телеги, перебежал под укрытие козырька и осмотрел крышу. Стрелка и след простыл. Также исчез возница, виновный в заторе. Стражник растерянно глядел на опустевшую повозку, Джаб вырвал из доски болт с красным оперением и потряс им перед лицом служивого.
   - Где ваш старшина? Прочешите улицы! Ищите человека в одежде трубочиста и возницу с этой телеги. Достаньте с крыши арбалет. И не стойте столбом!
   - Есть, сэр!
   Садясь на коня, Джаб понял, что надежды тщётны - вряд ли стражники поймают участников покушения. Конечно, найдут с десяток людей, подходящих по описанию, но виновных только в том, что подвернулись под горячую руку. Убийцы всё тщательно спланировали, такие не оставляют следов. Натянув поводья, Джаб с удивлением заметил, что руки немного дрожат. В него не стреляли ни разу. Копьем били, мечом, но это всё на турнирах, где погибнуть можно только по роковой случайности. Сейчас же кто-то решил забрать его жизнь. Почему? Джаб искал ответа и не находил. Взбурлившая кровь заставляла его гнать коня по улице, не обращая внимания на прохожих. Вбитые упражнениями навыки помогли уйти от неминуемой смерти, а если бы повозка не качнулась, и он бы не посмотрел на крышу? Если бы таинственный убийца выстрелил раньше? Впору благодарить Триединых, что заступились, уберегли. Тут бы не спас и панцирь.
   Надо понять, кому он перешел дорогу, подумал Джаб, чтобы не видеть угрозу в каждом встречном. Если его твердо решили убить, то обязательно повторят попытку. Возможно, Генри что посоветует?
   Валезия давно не вела крупных войн, ограничиваясь стычками на границах. Панцирная пехота участвовала последний раз в боевых действиях восемь лет назад, когда речные бароны подняли мятеж, чтобы отделиться от королевства и основать собственное государство на плодородных землях в истоках Валезы. В мирное время воины несли службу в гарнизоне Таггарда, совершенствовали умения в ежедневных тренировках и участвовали в смотрах. Ближайший должен был состояться через четыре дня. Джаб соскочил с коня во дворе казармы и принял от старшины Лара Терми доклад. Тигры уже выходили на учебный плац. Слева доносились звуки переклички Единорогов Райна, справа раздавались хриплые команды Гарруда - лейтенанта Черных Пауков.
   - Становись! - гаркнул Терми.
   Начищенные панцири сияли в лучах утреннего солнца, нагрудники туманились от дыхания. Ножны мечей, словно приклеенные, застыли на левом бедре, у некоторых - на правом. Из-за спин выглядывали древки копий с острыми наконечниками и оранжево-черными вымпелами. Джаб прошелся перед воинами, готовых прямо сейчас идти хоть в бой, хоть на парад.
   - Вольно! - скомандовал виконт и подозвал старшину: - Лар, Медведь уже появлялся?
   - Нет, - ответил Терми и добавил с улыбкой: - Говорят, капитан вчера был в гостях у мадам Санжи, откуда вернулся только под утро.
   - Вот и хорошо, проведи сегодня занятия сам.
   - Конечно, сэр. Что-то случилось?
   - Надо разобраться в одном деле. Если что, пошли гонца к Ларкину.
   Джаб забрался на драгуара и направился в Шлем. Он специально выбрал кружную дорогу через площадь Львов, мостки улицы Лодочников, и пересек стену сквозь Северные ворота. Из головы не выходил трубочист с арбалетом, Джаб вглядывался в повозки, встречных людей, открытые окна и низкие крыши.
   Особняк Ларкина стоял в миле от дворца. Когда его покойный отец служил дипломатом еще у Кира Справедливого, король пожаловал Дину этот дом с большим садом и прудом. Генри постоянно проживал здесь, посещая родовой замок с поместьем только тогда, когда впадал в черную меланхолию. В последнее время это случалось всё чаще. Джаб подъехал к забору, сложенному из округлых валунов, и, привстав в стремени, заглянул во двор.
   Во дворе шла рубка. Один гвардеец уже привалился к стене и баюкал ушибленную руку, а второй бегал по всему саду от Ларкина. Голый по пояс Генри чертил воздух мечом, противник вяло отбивался. Его панцирь усеяли вмятины, щит был весь изрублен, а из щелей забрала вырывались облачка жаркого дыхания, словно пар из котелка. Джаб хмыкнул. Ларкин называл такие побоища "укреплением авторитета".
   ...Когда прежний капитан Королевской гвардии Ирвинг Дарт покинул службу из-за потери руки, по ходатайству герцога Карийского его величество утвердил на эту должность двадцатидвухлетнего Генри. В гвардии служили прославленные воины, многим новый командир годился в сыновья, а некоторые сами метили на его место. Началась проверка на прочность. Приказы Ларкина исполнялись с запозданием или не исполнялись вовсе. Встречая его, воины не торопились отдать приветствие, а иные просто отворачивались, будто не замечая подтянутого капитана. Вслед ему отпускали шуточки про молодого выскочку, когда точно знали, что он их расслышит. Оруженосца Ларкина как-то столкнули в канал, да так, что юноша чуть не утонул, выбираясь из вязкого ила. Последнее и переполнило чашу терпения Генри. Он не стал расписываться в собственном бессилии и жаловаться герцогу, чего от него и ждали воины, а поступил проще - каждое утро начал вызывать к себе двух гвардейцев, как бы на тренировку, а на самом деле, чтобы преподать урок всем недовольным.
   Джаб присутствовал на первом. Он видел из окна, как через ворота прошли двое: Лойт Гани - записной бретёр, любитель женщин и выпивки; и Кирк Монкар - крепкий седоволосый лейтенант, мечтавший о звании капитана. Оба явились в тренировочных доспехах и остановились в центре двора, подозрительно осматриваясь по сторонам. Джаб упрашивал Генри надеть панцирь, но тот только отмахнулся. Оставив в ножнах знаменитый Мститель, он взял обычный клинок и вышел к гостям в одной шелковой рубахе и штанах.
   - Утро доброе, господа! Я рад, что вы пришли, причем почти вовремя.
   - Как мы можем вас ослушаться, граф? - произнес Гани.
   - В целях повышения боеспособности вверенных мне людей я намерен теперь каждое утро преподавать гвардейцам приемы обращения с мечом, - отчеканил Ларкин, пропустив мимо ушей ехидное замечание Лойта.
   - С кем вы будете драться первым? - прямо спросил Монкар.
   - С вами обоими.
   - Это несерьезно!
   - Я не достану меч, пока вы не наденете доспехи, - добавил Гани.
   - Тогда ты умрешь, - сказал Ларкин и сделал первый выпад.
   Если бы гвардейцы серьёзней отнеслись к тому, что Генри стал в прошлом году первым меченосцем Кале, то двойное преимущество не показалось бы им чрезмерным, подумал тогда Джаб. Конечно, в каждом трехгодичном выпуске был лучший ученик, но никогда в истории школы не случалось, чтобы этот лучший выиграл поединок с Готом Брамбергом. Наместник Кале носил звание грандмастера заслуженно и в свои сорок превосходил в умении обращаться с мечом большинство воинов королевства. Когда его величество распорядился о создании заведения, должного воспитывать отпрысков дворян в духе рыцарства, то лично попросил Гота возглавить школу. Тот согласился, немаловажную роль сыграл и титул графа. За свою пластичность, резкие и неожиданные выпады во время боя, хитрые финты Брамберга еще в начале карьеры прозвали Змеёй. "А кто может победить змею её же оружием? - шептались в коридорах Кале после выпускных экзаменов. - Только Змей!".
   Не придали гвардейцы значения и отваге Ларкина во время Джангарской кампании. Олаф Лангобард бросил тогда эскадрон кавалерии, чтобы поймать тархана Ланкуша, но сарматы осыпали рыцарей стрелами и тут же отступали в степь. Драгуары быстро уставали и не могли угнаться за легконогими джангарскими лошадками. Назревало поражение. Герцог хотел покарать убийцу друга, но Ларкин еще сильнее жаждал отмщения отца - он и придумал рискованный план.
   Приближалась середина лета, солнце палило нещадно. Кавалерия стояла лагерем вокруг небольшого озера, над виднокраем висела пыльная дымка - там передвигались всадники Ланкуша. Дождавшись южного ветра, маршал приказал отступать. Рыцари с удовольствием седлали коней, всем уже надоело жариться в доспехах, как крабам на сковородке. Остались трое: Генри и два следопыта, выделенных герцогом. Ларкин объяснил воинам задачу, и они налегке побежали к видневшимся справа и слева чахлым рощицам. Змей пошел прямо. Маршал отговаривал его от личного участия, но Генри в своей жизни не слушал никого, кроме отца, останки которого везли сейчас дружинники в склеп родового замка.
   Сарматы поступили так, как и предполагал Ларкин. Их разведчики достигли озера, убедились, что водопой свободен, и поскакали обратно, мимоходом проверив окрестные рощи. Один из них проехал прямо под желтой акацией, где, прикрывшись ветвями и стиснув меч, сидел Генри. Вскоре показались остальные степняки. Он насчитал почти две сотни всадников. Тут были не только мужчины, но и воевавшие наравне с ними женщины - дикари прижигали девочкам в детстве левый сосок, чтобы вся сила ушла в правую руку и грудь, а пока сарматка не убивала хотя бы одного врага, не могла выйти замуж. Ларкин высматривал Ланкуша и, наконец, увидел его в центре отряда. Кровника отличал плащ без рукавов синего цвета и остроконечная шапка, отороченная мехом степного льва. Казалось, что голова Ланкуша покрыта оранжевой гривой - как ни странно, мех хорошо защищал от жары. Когда последний всадник миновал рощу, затаившийся Змей спрыгнул на землю и нащупал кресало.
   В это время Олаф Лангобард остановил коня и достал подзорную трубу. Всё шло по плану. Сарматы окружили озеро, давая напиться лошадям. Герцог подал знак сигнальщику. Заслышав звук рожка, рыцари послушно развернулись и перестроились в тройную линию. Если кто и удивился команде, то не подал вида - приказы маршала исполнялись сразу, какими бы противоречивыми они не казались. Сигнальщик протрубил наступление. Сарматы спокойно ожидали валезийскую конницу. Всё как обычно: подпустить глупых рыцарей на расстояния выстрела, осыпать стрелами и убраться в бескрайнюю степь.
   ...До Ларкина донесся далекий сигнал. Сухая трава занялась от искры мгновенно, точно облитая маслом. Генри выбежал из-под защиты деревьев, поджигая пучком всё новые и новые стебли. Слева и справа тоже начал подниматься дым. Вскоре три огненных полосы слились в одну, ветер погнал в сторону озера сплошную стену огня.
   - Валезия!
   Степь задрожала от ударов сотен копыт. Драгуары перешли на рысь. Тяжелая конница лавиной неслась на врага, прозвучал рожок, и края линии стали загибаться вперед, беря степняков в клещи. Те метались вокруг озера. Кто-то посылал навстречу рыцарям стрелы, некоторые пытались пробиться через горящую траву, но джангарские лошадки отказывались прыгать через огонь - они хрипели и скидывали всадников на тлеющую землю. Набрав разгон, валезийская конница стоптала сарматов. Копья первой линии выносили врагов из седел, две последующие волны завершали разгром.
   Следопыты получили от герцога строгий приказ беречь молодого графа - они встали по бокам Генри, достав изогнутые клинки. Из огня выбегали обезумевшие степняки и тут же гибли под ударами карающей стали. Сарматы были лихими наездниками, но воевать пешими не умели. Ларкин наискось рубанул очередного визжащего дикаря, когда увидел Ланкуша. Тот убегал по черному пеплу в степь.
   - Стой! - заорал Змей и бросился в погоню.
   Он настиг его на краю рощи, где прятался ранее. Поняв, что ему не уйти, тархан развернулся и выставил перед собой меч - тот самый, что забрал у мертвого Дина. Клинок работы цвиргов и стал основной причиной, по которой Ланкуш вырезал посольство. Такого меча не было даже у самого Мулутхая! Но этот же меч и сгубил тархана. Генри не стал отражать удар, а влился в него. Два клинка соединились в смертельном танце. Вращая меч, Ларкин плашмя ударил по рукоятке отцовского клинка. Солнечные лучи заиграли на красноватой стали - вскрикнув, Ланкуш развел пустыми руками. Змей крутнулся волчком и подсек врагу ноги, повалив того на траву. Перевернувшись в воздухе, пылающий рунами меч устремился к земле и пронзил горло упавшему тархану. Клинок сам отомстил похитителю...
   Да, возможно, гвардейцы не слышали эту историю, решил тогда Джаб. Тем хуже для них. Насколько он знал, именно Лойт Гани толкнул парнишку-оруженосца в канал, да еще и бил того по рукам, когда вымокший юноша, обламывая ногти, старался вскарабкаться на скользкий бортик. Знал это и Генри. Его клинок, казалось, плел вокруг противника стальную паутину. Тот только отбивался, времени на контратаку не оставалось. Насупившись, Кирк Монкар следил за поединком, но не вмешивался. Ларкин сделал выпад, Гани прикрылся щитом. Обшитый железными пластинами дуб не выдержал сильного удара и треснул. Лойт присел на одно колено, бесполезный теперь щит полетел в сторону.
   - Ты усвоил урок? - спокойно спросил Змей.
   - Забери тебя даймон! - выкрикнул Гани и прыгнул на Ларкина.
   Сделав шаг в сторону, Генри взмахнул мечом. Острие вошло в незащищенную подмышку Лойта; из ослабевшей руки выпал клинок, зазвенев по плиткам двора. Воин рухнул на холодный камень и, прохрипев очередное ругательство, забулькал кровью. Вокруг тела расплылась тёмно-красная лужа. Монкар с трудом оторвал взгляд от мертвого товарища и посмотрел на Змея.
   - Меня вы тоже хотите убить, сэр?
   - Я не потерплю глупцов в моей гвардии, - невозмутимо ответил Генри и вытер платком острие меча. - Надеюсь, вы будете умнее своего приятеля.
   Когда избитый, но живой лейтенант покидал особняк Ларкина, постанывая на телеге, Джаб подумал, что Генри сильно изменился после смерти отца, стал жёстче, но он до сих пор его друг. Герцог же только попенял тогда любимцу на недопустимость потерь личного состава во время тренировок, Ларкин обещал проследить, чтобы воины более не калечились. Слово своё он сдержал, но до сих пор вызывал к себе провинившихся для обстоятельной беседы, как и сегодня...
   Генри, наконец, загнал второго гвардейца в пруд. Тонкий лёд проломился, разгоряченный воин ухнул в холодную воду. Граф смыл пот, поливая себя ковшом из бочки, и крикнул:
   - Чак! Помоги этому господину выбраться, не то он мне всех карпов распугает.
   - Слушаюсь, милорд!
   Оруженосец побежал к пруду. Вот уж кто боготворит Ларкина, подумал Джаб, другие Змея в основном тихо ненавидят.
   Чак тянул за веревку, воин поскальзывался, но потихоньку продвигался к берегу. Из-под пластин панциря текла вода вперемешку с тиной. Генри тем временем подошел ко второму гвардейцу и спросил:
   - Надеюсь, милейший, вы теперь запомнили, как обращаются к капитану Королевской гвардии?
   - Сэр! Да, сэр!
   - Похвально, - протянул Змей и добавил: - Виконт Нивельхейм, ваша голова отлично смотрится на моем заборе, но я привык видеть её неделимой с телом.
   - Да и я тоже, - хрюкнув, сказал Джаб и проехал в ворота. - Привет, Генри.
   - Здравствуй. Проходи в дом.
   - Чем тебе не угодил сей славный воин, я уже понял, - произнес Джаб, поднимаясь по ступенькам. - Что натворил второй?
   - Ругал его величество за толстокожесть и нерешительность.
   - Ого!
   - Ага. Хоть это и правда, но я предпочел объяснить новенькому недопустимость подобных высказываний в столице Валезии, чем отправлять глупца на Эшафотную площадь.
   - Я думаю, он тебе благодарен.
   - Ещё бы! Только пока не осознает этого. Что будешь пить? Есть валезийское сбора пятьдесят третьего, белое зарийское, вчера еще барон Клио гостил, оставил кувшин своей наливки.
   - Буду наливку, я её еще с нашего выпуска помню. До сих пор общаешься с Бардом?
   - Конечно. Из Витерборов он самый вменяемый, а уж песни поёт что твой трувер. Сейчас готовится к очередной смене в Кале, приезжал к мастеру Карцелю за новыми инструментами и на обратном пути ко мне заглянул. Опробовать, так сказать. До трех ночи слушал его баллады, даже всплакнул в некоторых местах.
   - Генри, ты меня пугаешь.
   - Я порой сам себя боюсь.
   Некоторое время они наслаждались вкусным напитком. Ларкин надел чистую рубаху и взгромоздил на стол ноги в замшевых туфлях. В углу чуть слышно тикал изготовленный цвиргами массивный хронометр. На пороге появился дворецкий Барроуз, привезенный Генри из родового замка - он поздоровался с Джабом и прошел по ковру, неся в одной руке серебряный поднос. Ларкин прикрыл глаза. Барроуз аккуратно подвинул его ноги и выставил на стол нарезанный тонкими ломтиками сыр. Еще раз кивнув Джабу, дворецкий удалился так же тихо, как и вошел.
   - Ну? - вопросил Генри, нащупав с закрытыми глазами кусочек ароматного мюнстера.
   - Ты о чём? - отозвался Джаб.
   - Не о наливке же! Что подвигло тебя пропустить подготовку к смотру и подглядывать за моими утренними занятиями?
   - В меня стреляли.
   - Да ты что?! - проснулся Ларкин. - Серьезно? Это здорово!
   - Почему?
   - Во-первых, в тебя не попали, иначе ты бы тут не сидел, а во-вторых, такое событие наповал убивает скуку, которую я испытываю с момента отъезда Дали Клио. Рассказывай!
   Джаб выложил на стол болт и поведал историю скоротечного покушения. Слушая друга, Генри внимательно рассматривал наконечник и красное оперение. Когда Джаб закончил, Ларкин задумчиво произнес:
   - А ведь вас, виконт, хотели именно убить, а не напугать. Таким лепестком можно свалить вепря, что уж тут говорить о человеке. Кому ты перешел дорогу?
   - Сам теряюсь в догадках.
   - Замечательно, тайны всегда меня притягивают. Допивай наливку. Думаю, стражники уже завершили беготню по улицам - вряд ли что-то накопали, но всё равно стоит проверить. Давай навестим графа Мердока.
   Змей перегнулся через подоконник и закричал:
   - Чак! Эй, Чак! Оставь этого обледеневшего господина и седлай Раша! Да, принеси ещё мой доспех и захвати щит.
   - Мы едем на войну? - донёсся со двора восторженный голос оруженосца.
   - К сожалению, нет, - ответил Ларкин и покачал в руке арбалетный болт. - Но стрельба с поножовщиной возможны.
  
   Свен.
  
   После вкусного обеда, приготовленного несравненной Руфиной, Свен пребывал в благостном настроении. Лысина чесалась немилосердно, но то были приятные ощущения - подгоняемые колдовством волосы занимали положенное им место на голове эрла.
   Журчала капель, солнце ярко светило с безоблачного неба. Устроившись в любимом кресле, Китобой потягивал трубку и смотрел через окно во двор, где мастер Канн Борг проводил очередной урок с Эриком. Сын облачился в легкий панцирь, на голове блестел шлем с глазурным забралом. Мастер остался в одном акетоне. Сегодня они обменивались ударами тренировочными клинками с затупленным лезвием. Впрочем, обменивались - сильно сказано, подумал эрл. Даже после трёх лет занятий Эрик не мог коснуться Борга. Тот перетекал по земле подобно капле, исчезая из места, куда устремлялась сталь, и дело тут не в том, что молодой виконт плохо владел мечом. Просто мастер владел им слишком хорошо.
   Канн всю жизнь провел наемником, участвовал во многих битвах, не переставая постигать искусство боя, пока не заработал достаточно денег, чтобы осесть в Золотой Гавани. Здесь он открыл небольшую верфь, на которой ремонтировали торговые галеры и боевые ладьи - касатки, а иногда вспоминал прошлое и давал уроки обращения с мечом отпрыскам состоятельных дворян. Только чтобы не потерять форму - как он утверждал, но и брал за свои занятия приличную плату. Мастерство стоит денег, повторял Борг, взвешивая очередной мешочек, наполненный форинами. Свен не спорил. Еще в первую встречу он проверил Канна и с большим трудом смог одержать победу в поединке на деревянных мечах. Деньги старый ловкач просил немалые, но зато теперь Эрик мог постоять за себя, и эрл не будет краснеть за сына, когда тот поступит в Кале.
   Свен почти свыкся с этой мыслью. Конечно, он бы предпочел брать Эрика с собой в каждое плавание, чтобы научить сына управлять кораблем, командовать флотом и многим другим умениям, присущим уважающему себя мореходу, а тем более Стражу Моря. Но последняя такая попытка закончилась конфузом - от слабенького шторма виконт позеленел лицом и ничему учиться не пожелал. Разве будет команда слушаться того капитана, который поминутно бегает к борту, чтобы извергнуть в благословенное море не менее благословенную пищу? Пусть Эрик повзрослеет, окончит Кале, а уж там посмотрим, решил эрл. В конце концов, в молодости его тоже часто укачивало, но ведь он смог перебороть себя и даже полюбил море! Сын тоже сможет.
   Звон во дворе стал громче. Эрик наступал, Канн блокировал, успевая приговаривать:
   - Вот так! Правильно! А сейчас мягче. Расслабь руку. Ты должен порхать бабочкой, а не рубить дровосеком!
   - Как я буду порхать, если отец заставил меня надеть панцирь?! - возмутился Эрик и сделал выпад.
   - Милорд хочет, чтобы ты привык к доспеху, - ответил Борг, уходя в сторону. - И правильно делает. Защищайся!
   Град ударов обрушился на Эрика. Он добросовестно пытался обороняться, но Борг, несмотря на свои сорок три, действовал быстрее. Меч нашел брешь в защите виконта, затупленное острие коснулось панциря, оставив вмятину. Эрик отступил и парировал. Канн поднырнул под удар, клинок вновь поразил доспех. Сталь звенела теперь не переставая, два меча соприкасались на краткий миг лишь для того, чтобы разойтись снова. Свен внимательно наблюдал за поединком. Натренированный глаз успевал различить в серебристых росчерках обманные движения, истинные намерения и резкие взмахи блоков. Борг специально раскрывался в атаке, Эрик пробовал поймать момент, но вновь пропускал удар. Канн казался вездесущим. Тяжело дыша, виконт парировал очередной выпад, забрало шлема затуманилось, но юноша не сдавался. Наконец, закончив серию из трёх ударов смертельным в настоящем бою уколом, Борг остановился и отсалютовал ученику мечом.
   - Браво! - крикнул Свен и обнаружил, что уже давно покинул кресло и стоит у окна.
   Борг театрально поклонился. Эрик снял шлем и растерянно огладил помятый панцирь.
   - Я даже не ранен? Удивительно...
   - Удивительно другое, - сказал Канн и продемонстрировал эрлу разорванный на плече акетон.
   - Ага! Я всё-таки зацепил тебя! - воскликнул Эрик, потрясая мечом.
   - Ваш сын быстро учится, милорд, - подтвердил Канн. - Скоро и мне придется облачаться в доспехи. На сегодня занятия окончены, я что-то подустал...
   - Сейчас подадут карету, - предложил Свен.
   - Нет, нет, спасибо. Просто я хотел похвалить Эрика, он молодец...
   Борг поклонился, скрипнула калитка ворот. Двое слуг помогли Эрику снять панцирь, он умылся и прошел в дом. Лицо виконта сияло.
   - Ты слышал? Борг похвалил меня!
   - В следующий раз он попросит увеличить плату, - усмехнулся Свен.
   - За что?
   - За вредность. Садись есть, я уже пообедал.
   Эрика не надо было просить дважды. Он занял стул, Руфина выбрала лучший кусок буженины и положила в тарелку. Возвращаясь на кухню, женщина украдкой показала юноше поднятый вверх большой палец, Эрик зарделся. Свен вновь раскуривал потухшую трубку. На улице послышалось конское ржание. В калитку вошел посыльный, одетый в суконную куртку с волнистыми нашивками на плече, и спросил у слуги:
   - Эрл дома?
   - Что случилось? - спросил Свен из окна.
   - Милорд, в гавань только что вернулась галера купца Загнева. Он утверждает, что пираты высадились на побережье к востоку отсюда и грабят рыбацкие деревни.
   - Что?! Сколько их?
   - Загнев не сказал точно, но говорит много.
   Свен выбежал во двор и посмотрел на восток. Там тонкими струйками уже поднимался дым. Лихорадочно застегивая камзол, из дома выскочил Эрик, а следом оруженосцы эрла. Китобой повернулся к посыльному.
   - Скачи на Черный клык и предупреди Санта. Дарий, Халик! Принесите мой доспех и седлайте Шарка. Эрик, ты остаёшься охранять дом.
   - Но...
   - Это не обсуждается!
   Эрик притопнул ногой и вернулся в дом. Дверь хлопнула перед самым носом Халика, Дарий побежал на конюшню.
   Свен недолюбливал доспехи. Тяжелые латы хорошо защищают от арбалетного болта и меча, но также замечательно утянут тебя на дно, если окажешься в море. С другой стороны, глупо гибнуть от случайной стрелы. Эрл нашел золотую середину. Достав как-то из своей коллекции выкованный цвиргами доспех, он отдал его на доработку лучшему кузнецу Золотой Гавани. Варкул исполнил желание высокопоставленного заказчика: из первоначальных лат, закрывающих тело от пяток до подбородка, он оставил кирасу, наплечники, защищающие внешнюю часть руки до локтя; длинные кольчужные перчатки и пластинчатую тассету с набедренниками. Две половинки кирасы скреплялись теперь широкими кожаными ремнями с нашитыми бляхами и пряжками хитрой конструкции. Стоило только выдернуть три штыря, как доспех легко снимался через голову, а ремень с тассетой освобождал ноги, что давало шанс на спасение упавшему в море. Получившаяся защита напоминала снаряжение для тренировочного боя, но обладала двумя главными достоинствами стали цвиргов: легкостью и прочностью. Голову в бою Китобой покрывал шапелем - железной копией его любимой шляпы, только с загнутыми вниз полями.
   Свен надел стеганый акетон и подшлемник, Дарий уже выводил из конюшни Шарка. Халик помог облачиться эрлу в доспех и подал меч в ножнах. Со стороны причалов раздался бой колокола, созывавшего команды кораблей. Три всадника понеслись по улицам, прохожие предупредительно освобождали дорогу. Жители Золотой Гавани понимали, что случилась беда, но особо не волновались - благородный эрл не даст их в обиду.
   На причалах выстраивались команды кораблей, спешащие из казарм, расположенных в окрестностях порта. Звучали свистки сигнальщиков, барабанщики расчехляли свои инструменты, воины поправляли доспехи. У здания таможни эрла ждал бледный купец.
   - Приветствую, почтенный, - обратился Свен к Загневу. - Что вы видели?
   - Ох, милорд, весь день у меня наперекосяк пошел. С утра чуть в гавани не потопили, видимо, за контрабандиста приняли, а потом еще пираты путь перекрыли. У Перстов с дюжину ладей к берегу пристала, и почти сразу там дым заклубился. Я не стал судьбу испытывать и обратно повернул. А у меня ведь груз ценный, в Кабистане давно ждут, и тут такая оказия. Что же это делается, благородный эрл? Я в казну подати исправно вношу, а пираты скоро ко мне в дверь стучаться будут?
   - До этого не дойдет, - пообещал Северин. - После нашего возвращения отправитесь в плавание, задержку вам возместят в канцелярии.
   - Благодарю, милорд! - склонился в поклоне купец.
   "Кто же всё-таки напал на деревни? - подумал Свен. - На ладьях с черными парусами плавают контрабандисты, но никогда в таком количестве, значит, братство Мантаросса решило более не ограничиваться грабежом купцов и пожаловало к берегам Валезии в полном составе?". Настораживало одно - раньше пираты на такое не осмеливались.
   Страж Моря давно пытался выкурить разбойников с архипелага. Задачу усложняли многочисленные рифы и бурные течения, несущие обломки айсбергов. Пираты специально обустраивали базы в сердце Мантаросса, добираясь туда известными только им фарватерами. Дед Свена - Юхан Одноглазый - помог Робургу Завоевателю занять трон и стал Стражем, предпочтя разбойничьей вольнице высокий титул; он-то как раз знал секретные проходы между рифами и пометил их на карте, но сам предпочитал с бывшими приятелями договариваться полюбовно. Брен Северин действовал уже по-другому и руководствовался указаниями предка в карательных экспедициях к архипелагу, пока не сгинул на западной оконечности Мантаросса. Свен мечтал отомстить за отца. Он преследовал пиратов на широком просторе Беломорья и в узких фьордах, теряя ладьи на изменившемся за век фарватере, и вот теперь, похоже, выпал шанс покончить с врагом раз и навсегда.
   Северин владел пятью касатками с парусами, украшенными сине-красным китом. Еще пятьдесят составляли Королевский флот. Кроме того, многие дворяне, живущие в Золотой Гавани, имели собственные причалы с двумя-тремя галерами и ладьями, способными в военное время пополнить морские силы Валезии. Эрл решил, что возьмёт пять своих касаток и двадцать королевских ладей, остальные пойдут к архипелагу, чтобы отрезать пиратам пути отступления. Отдав необходимые распоряжения, Страж Моря взбежал по мосткам на палубу "Невесты Придона". Сорок гребцов уже заняли скамьи, посредине выстроились десять дружинников во главе со старшиной Антом Парком.
   - Всё готово! - доложил он.
   - Отлично. Выходим из залива на веслах, потом расправляйте парус. Ветер на наше счастье попутный.
   - Слушаюсь, сэр!
   Воины оттолкнулись от пирса шестом. На касатке раздались мерные удары барабана, длинные весла провернулись в уключинах, выталкивая ладью на простор моря. Остальные корабли повторили маневр. Эрл не стал уходить в каюту, а застыл на баке, глядя вперед вместе с вырезанной на носу деревянной красавицей. Как только "Невеста" покинула защищенную от ветра гавань, хлопнул парус.
   Форштевень взрезывал волны, касатка ходко шла вдоль берега. Остальные ладьи выстроились дугой, следуя в арьергарде. На всех парусах, кроме кораблей эрла, надувался коронованный, красного цвета вепрь. Скалы на берегу сменились галечными пляжами, где белели стаи чаек. В этом месте Шума впадала в море. Эрл разложил подзорную трубу. Обычно здесь пестрели парусами рыбацкие суденышки, но сейчас они ушли в безопасные бухты, словно перед штормом. Вдалеке уже угадывались Персты - торчащие в трех милях от берега каменные столбы. Чуть в стороне небо чертили струйки дыма.
   - Должны успеть, - сказал подошедший Ант. - Раз до сих пор так горит, значит, они ещё там.
   - Не уверен, - пробормотал Свен. - Ты помнишь, чтобы пираты нападали на рыбаков? Вот и я нет. Они тесно связаны с контрабандистами и никогда открыто не враждовали. Странно всё это.
   - Чего-то не поделили, - предположил Парк. - Вот разбойники взяли и сожгли пару складов, чтобы больше не жадничали.
   - Для этого не надо присылать столько кораблей. Насколько я знаю, их там пятнадцать, а братство Мантаросса и в лучшие годы не могло выставить больше двадцати.
   - У страха глаза велики, милорд. Загнев увидел несколько ладей с черными парусами, а нам заливает, что целый флот. Может, у него груз испортился и он в Кабистан совсем не рвется? Вот и наплел про пиратов.
   - Он, конечно, напуган, но мне бы врать не стал. Ты заметил, что рыбаков совсем не видно? Они тоже видели "целый флот", но только сразу попрятались от греха подальше.
   - Так вы думаете, что на деревни напали и не пираты вовсе?
   - Не знаю, но всё говорит за это.
   - А кто же тогда? - спросил Ант, почесав лоб.
   - Надеюсь, мы скоро узнаем.
   Свен с самого начала сомневался, что братство Мантаросса причастно к нападению. Прошли те времена, когда разбойники хищными стаями кружили по Беломорью, пуская ко дну купеческие галеры, и грабили береговые деревни. Еще при Кире Справедливом созданный за короткий срок флот Валезии положил конец этим бесчинствам. Чтобы выжить, разрозненные шайки пиратов решили объединиться. После долгой и нередко кровопролитной борьбы за власть братство превратилось в крепкое сообщество, контролируемое тремя баронами, самолично присвоившими себе дворянский титул.
   Конечно, пираты продолжали нападать на купцов, но если те не оказывали сопротивления, то их корабли даже не топили. Зачем убивать курицу, несущую золотые яйца? Разбойники брали галеры на абордаж, перегружали товар и бесследно растворялись среди островов архипелага. Так случалось с одиночками, выходившими в море на свой страх и риск; серьезные же купцы давно обзавелись ладьями сопровождения - собственными или наемными, и спокойно плавали к берегам Кабистана, Зарии и даже Нордара. На таких пираты нападать без веской причины опасались, но придумали другой вид дохода - контрабанду.
   Большинство товаров попадали в королевство через Золотую Гавань и Раверхолл, стоящий в устье Валезы. Из первого порта грузы быстрее достигали столицы и развозились вглубь страны; во второй заходили преимущественно зарийские и нордарские суда, везущие ткань, дерево, кость, китовый жир и шкуры. Эти менее подверженные порче товары далее по реке транспортировали галеры герцога Янга Лангобарда. Таможенные пошлины взимались в обоих городах, а между ними берег усеяли рыбацкие деревни, где разбойники завели немало друзей. Эрл прекрасно знал об этом, но борьба с контрабандистами пока не приносила нужного результата. Если в одном месте склады уничтожались, то вскоре они появлялись в другом, укрытые от любопытных глаз еще лучше. Нечистые на руку купцы сбывали горячий товар прямо на Мантароссе, а уже оттуда пираты контролировали его доставку по всей Валезии. И чтобы они настроили против себя береговой народ? Нет, этому Свен поверить не мог.
   Впереди вырастали Персты. Легенда гласила, что когда Придон поспорил с Одром, у кого больше владения, он приказал глубинным чудищам рыть землю и крушить скалы. Слуги дошли до пышущих жаром недр, огонь начал испарять воду, а жерла вулканов стали выплевывать раскаленный камень, образующий новые острова. Тогда Придон подрядил морских титанов откусывать землю от пустынных берегов. Как водится, могучие великаны перестарались и принялись заглатывать камень, не разбирая, где голые скалы, а где уже высятся города и веси. Видя смерть своих детей, Одр напустил на противника Царя змей - василиска. Этот дракон с куриными лапами и головой рождался из петушиного яйца, высиженного жабой, и обладал способностью превращать врага в камень. Василиск без устали облетал владения господина, титаны гибли. Один из них рухнул прямо у берегов нынешней Валезии, в последний момент вскинув руку в отвращающем жесте. Тело гиганта поглотил песок, а торчащие из воды пальцы до сих пор напоминали о давнем споре.
   Свен посмотрел в подзорную трубу - застланный дымом берег и никаких кораблей. Неужели опоздали?! Сигнальщик замахал флажками, передавая приказ эрла на другие корабли. Пять касаток Северина пристали к берегу, королевские остались в море. Удерживая ладьи на месте, гребцы воткнули шесты в песок, с бортов в стылую воду посыпались дружинники. Халик подал эрлу щит, рядом бежал Дарий с взведенным арбалетом. Ант с остальными уже ворошил копьями почерневшие бревна. Торопились воины напрасно - спасать в обеих деревнях было некого.
   На берегу дымились остовы шести промысловых галер, черные клубы поднимались из бочек, где хранилась смола для пропитки судов. В полосе прибоя качались обломки, плавали белые клочья тюленьего жира, оброненного из кадушек грабителями. Среди развалин домов лежали обгоревшие трупы. Свен припомнил, что тут жили две рыболовецких артели - одни мужчины. Некоторые пытались обороняться - застывшие пальцы до сих пор сжимали изогнутые ножи для разделки рыбы, но враг пришел сюда не для честного поединка. Раздался крик Парка:
   - Милорд, сюда!
   Эрл подбежал к старшине. Тот сидел подле окровавленного рыбака, пытаясь напоить раненого вином из баклажки. Мужчина хрипел, на губах пузырилась красноватая пена, он пытался что-то сказать. Из груди умирающего торчала стрела. Свен присел на колено и наклонился к рыбаку.
   - Говори! Я Страж Моря. Ну?!
   - Милорд...
   - К даймону титулы! Кто напал на вас?
   - Пираты... они там, - выговорил мужчина и приподнял кисть, но тут же почерневшая рука безвольно опустилась на землю.
   Свен закрыл рыбаку глаза и взглянул на старшину.
   - Всё же пираты, - сказал Ант.
   - Пока никому не говори, - попросил эрл.
   - Люди не дураки, милорд, догадаются сами.
   - Этого я и боюсь. Так, ты остаешься здесь, надо похоронить павших. Мы пройдем на восток, враг мог напасть и на других. Когда дружинники закончат, найди и опроси всех окрестных рыбаков.
   - Слушаюсь, сэр!
   С попутным ветром касатки быстро шли вдоль побережья. Начали попадаться галеры, люди с них отвечали, что не видели никаких черных парусов, пару раз проплывали только купцы.
   Неужели всё-таки пираты? Зачем им эта бессмысленная жестокость? Ладно - ограбили, но зачем убивать? Или не хотели оставлять свидетелей? Свен терялся в догадках. Вдали показался мыс Дикой Охоты. Запорошил липкий снег, превратившийся вскоре в дождь, ветер поменялся. Эрл усмотрел в этом промысел божий и приказал поворачивать. Если они до сих пор не настигли разбойников, значит, не там ищут. Корабли пошли напрямую к архипелагу.
   Здесь их поначалу ждала удача. Королевские ладьи встали на северной оконечности Мантаросса, как и приказано, а спустя час с одной заметили черный парус меж островами. Три касатки бросились в погоню и до сих пор не вернулись. Эрл со своими кораблями пошел в указанном направлении. Паруса спустили, двигаться на них в кишащем рифами проливе решился бы только безумец. Кормчий с помощником исследовали море перед форштевнем длинными шестами, словно шли по топкому болоту, весла толкали ладью с черепашьей скоростью. Дружинники повеселели - появилась хоть какая-то определенность, но оживление длилось недолго. За следующим островом показались стоящие на якорях касатки, у одной на поверхности виднелась только корма и развороченное рифами днище. Моряки перетаскивали с погибшего судна припасы и снасти. Пират давно скрылся, несомненно, посмеявшись над недотепами.
   Свен потихоньку закипал. Всё усилия напрасны, неуловимый соперник изгаляется на побережье Валезии, убивая её жителей, а эрл - поклявшийся защищать этих людей! - не может поймать врага. Он даже не представляет, кто это! Разум говорил одно, факты - другое. Дружинники застыли у бортов, боясь встретиться взглядом с разгневанным господином. Помянув волосатые ляжки Придона, Свен коротко приказал:
   - Возвращаемся!
   В родную гавань они прибыли уже затемно. Вроде бы не воевали, а один корабль потерян. Ант еще не вернулся; Свен наказал дружинникам, чтобы его сразу же разбудили, если появятся какие-либо новости. Акетон отсырел под мелким, противным дождем, доспех давил на плечи чугунной колодой. Китобой чувствовал себя старым и больным. Он хотел выпить кружку горячего грога, завалиться в постель и проспать до полудня на радость Эрику. Подавив недостойные эрла желания, Свен пустил коня шагом - не стоит будить жителей Золотой Гавани. Ехавший сзади Манистер клевал носом, глаза Рогана поблескивали в свете факела. Когда они достигли особняка, оруженосец спрыгнул, чтобы открыть ворота, но замешкался.
   - В чем дело? - спросил Свен.
   - Милорд, тут, похоже, письмо.
   Северин слез с Шарка и подошел к воротам. В створке торчал воткнутый кинжал с костяной рукоятью - острие пришпилило к дереву белый конверт, запечатанный сургучом. Бумага была сухой на ощупь, Свен резко обернулся и оглядел улицу. На него смотрели лишь темные окна, забранные ставнями, вдалеке мелькнули огоньки ночной стражи. Дарий открыл ворота. Эрл завел Шарка во двор и произнес:
   - Помоги мне снять этот дурацкий доспех и ложитесь спать.
   - Конечно, милорд.
   Из пристройки для слуг выглянул сонный конюх. Избавившись от надоевшей защиты, Свен прошел в дом. В гостиной теплилась свеча, Эрик спал прямо за столом, облачившись в панцирь и сложив голову на меч в ножнах. Охраняет, с теплотой подумал Свен. Он сломал сургуч и поднес бумагу к свету. Эрик что-то пробормотал во сне. Прочитав послание, эрл сел на стул и уставился немигающим взглядом на огонек свечи. Письмо гласило: "Милорд, нам нужно обсудить сегодняшние события. Жду вас утром в таверне "Голубь и куропатка". Это не ловушка. Пиратский барон Шуга Трази".
  
   Эния.
  
   Девочка спускалась по заснеженному тракту и настороженно осматривалась. Её окружали выщербленные скалы, укрытые белыми шапками; тишину тревожил лишь скрип наста под унтами. Чара шел по соседней колее, оставленной полозьями, и нюхал воздух, смешно вскидывая мордочку. Сани приближались, рядом с ними на снегу что-то чернело. Эния вновь оглянулась. Замок скрылся за уступом, случись что - никто не поможет. Чтобы не передумать, она зашагала быстрее.
   Почувствовав настроение хозяйки, ирбис побежал вперед. Эния бросилась вдогонку, но поскользнулась и покатилась вниз. Колея обледенела, девочка попыталась затормозить руками, но только потеряла варежку. В рукава набился снег. Дорога повернула, Эния со всего разгона ухнула в сугроб. Шапка слетела, волосы растрепались, по спине потекли холодные ручейки. Раздраженно отряхиваясь, девочка выбралась на тракт. С таким колтуном она теперь похожа на взбалмошную крестьянку! Глядя в маленькое зеркальце, Эния расчесала гребнем волосы и убрала их под шапку. За санями рыкнул Чара. Страх, покинувший было девочку, вернулся вновь. Она осторожно выглянула из-за тюков и тут же зажала рот ладошкой, чтобы не закричать.
   Эния только раз видела мертвеца так близко. Тогда отец отправился в Хладные земли усмирять племя апашей, перекрывшее проход к отрогу Арских гор, где в каменоломнях добывали драгоценные камни. Эрл отсутствовал пять дней, а на шестой вернулся мрачнее тучи. Договориться с апашами не удалось, и за ним на двух санях везли раненых и погибших дружинников. Эния стояла у ворот, радуясь, что отец жив, но старалась этого не показывать - рядом оплакивали павших горцев их подруги и жены, живущие в замке. Одна девушка отогнула рогожу на санях и забилась в истерике. Эния с ужасом смотрела на тронутое инеем лицо, рассеченное от уха до уха. Из раны торчали окровавленные осколки костей, в красноватой слюне замерзли выбитые зубы. Тогда её вырвало.
   Сейчас девочка тоже чувствовала подступающую дурноту и отчаянно ей сопротивлялась. Мужчина лежал на спине, один глаз таращился в небо, на месте второго зияла рана с запекшейся по краям кровью. Неестественно выгнутая рука впилась пальцами в снег. Рядом валялся разряженный арбалет, виднелись отпечатки копыт, уходящие вниз по дороге. Эния вновь услышала рычание Чары и вышла из-за саней, стараясь не смотреть на мертвеца. Она увидела поникшую лошадь - её морда свешивалась с хомута, удерживаемого оглоблями; из бока торчал арбалетный болт. Ирбис уже принюхивался к парующей луже.
   - Чара, фу! - немедленно крикнула Эния, любимец отпрыгнул и спрятался в снег.
   - Милая девочка, не могла бы ты мне помочь? - раздался скрипучий голос.
   Эния чуть не подскочила - она совсем забыла про цвирга! Аш-Гир сидел, зарывшись в тюки, и смотрел на неё черными стеклами маски. В руке он держал опущенный баллистер, правая нога коротышки возлежала на бочонке, перемотанная тряпицей. Эния заметила, что ткань набухла от крови.
   - Вы ранены? - спросила она.
   - К сожалению да, милая девочка, - ответил Аш-Гир.
   - Прекратите меня так называть, я дочь Хавора Драко, моё имя Эния!
   - Вот как? Извините, леди. Теперь я вспомнил, вы были в замке. Должен заметить, у вас интересный тепловой портрет.
   - Спасибо, - ответила Эния, посчитав непонятные слова комплиментом.
   - Помогите мне, пожалуйста, подняться, у меня самого не получается, как не пытался.
   - Лучше я позову дружинников отца. Они быстро доставят вас в замок, а трой Вентур обработает рану, - решила девочка.
   - Нет-нет, так не пойдет. Тот человек сбежал, но может вернуться в любой момент. У меня дрожат руки, второй раз я могу и промахнуться.
   - Да что тут вообще произошло?! Кто напал на вас? - спросила Эния, взглянув на мертвеца и почувствовав, что её вновь начинает бить озноб.
   - Маленькая леди, давайте я вам всё расскажу, но вы дадите слово, что поможете мне встать.
   Эния замешкалась. Она почему-то совсем не хотела прикасаться к цвиргу, но он ранен, страдает от боли и нуждается в её помощи. Как бы на её месте поступил отец? Он бы точно не стал колебаться, а давно сопроводил Аш-Гира в ущелье и уже скакал бы по следам обидчика. Девочка посмотрела на пустынный тракт, нашла взглядом Чару, выглядывающего из сугроба, и решилась:
   - Хорошо, давайте я уберу эти тюки, чтобы вам было легче подняться.
   Цвирг спустил ногу с бочонка, из-под маски раздался приглушенный стон. Девочка торопливо протянула руки. Аш-Гир навалился на неё и выполз из саней. Баллистер он использовал как костыль, но изящный арбалет провалился в снег, и цвирг чуть не упал. Эния помогла ему обрести равновесие, удивляясь, как такой низенький цвирг может быть таким тяжелым. Аш-Гир передохнул и сказал:
   - Спасибо, леди, сам бы я ни за что не выбрался. Давайте пойдём потихоньку, до ущелья Вздохов осталось совсем немного, а вы поддержите меня. По дороге я отвечу на все ваши вопросы. Вы должны понять, один я могу свалиться и уже не поднимусь.
   - Ладно, - сказала Эния после некоторой заминки. - Обопритесь на меня, иначе упадете.
   Цвирг кивнул, меховая рукавица опустилась ей на плечо. Стреляющий каменными шариками арбалет он перекинул за спину. Из сугроба выскочил Чара и побежал рядом, неодобрительно косясь на спутника хозяйки. Тот дернул головой и сильнее придвинулся к девочке. Они шли по запорошенной снегом обочине, Аш-Гир припадал на больную ногу, но шагал, не останавливаясь. Энии на миг показалось, что коротышка преувеличивает тяжесть ранения, но она тут же отогнала эту мысль - цвирг просто торопится достичь безопасного места.
   - Эти горы всегда были неспокойны, - рассказывал Аш-Гир по дороге. - Мой народ живет здесь испокон веков, наши летописи ведутся еще с тех времен, когда Арский хребет наполовину омывался морем, а Одр сватался к Хозяйке Гор. Сначала в эти земли пришли зеленокожие дейноры, похожие на огромных ящериц. Они поклонялись жабоподобному Малусу и строили дома-холмы. Шли века, из пучин моря поднялась новая суша, дейноров истребили инистые великаны, выросшие в мерзлых недрах и направляемые самим Одром. Тогда в долинах бродили стада мамонтов, густые леса кишели причудливыми зверьми, а простор моря бороздили огромные зубастые киты. Вековые ледники таяли, зимы становились всё короче и теплее. Великаны ушли на север, а потом появились вы, люди.
   - И что? - спросила завороженная рассказом Эния, уже забыв про мертвеца и покушение.
   - Мы не всегда жили обособленно от других народов, - продолжил, переведя дух, Аш-Гир. - Как не прискорбно в этом сознаваться, дейноры охотились на нас, Перворожденных, как на каких-то животных, представляете?
   - Нет, - призналась девочка.
   - Мы не могли дать бой этим ящерицам, слишком неравны были силы. Дейноры превосходили нас в росте, численности, свирепости. Слишком умелые воины, они одинаково хорошо владели зазубренными мечами, оставляющими страшные раны, и длинными копьями. Наши стрелы отскакивали от прочной чешуи, словно от настоящего доспеха. Мой великий предок Ош-Мир Кобольд увёл свой народ в Арские горы. Мы старались отгородиться от опасностей внешнего мира и преуспели в этом, пока не пришли вы. Меня поражает, в хорошем смысле, плодовитость людей и ваше стремление постичь мир. Живете по нашим меркам недолго, но успеваете нарожать детей столько, что диву даешься! В наших семьях обычно воспитывают одного ребенка, очень редко двух. Мы ценим жизнь и покой. Когда ваши рудокопы стали сотрясать Арские горы ударами кирок, то мой отец решил заключить с вами соглашение о добром соседстве.
   - Вассальный договор, - поправила Эния.
   - Можно сказать и так, - признал цвирг. - Поймите, леди, мы народ мирный, но если нагрянет беда, то сумеем постоять за себя. Фуф, наконец-то пришли!
   - Ой! - только и сказала девочка.
   Перед глазами до сих пор кружили картины прошлого, нарисованные Аш-Гиром. Страшные ящеры, инистые великаны, мохнатые мамонты сменяли друг друга перед её мысленным взором; Эния даже не заметила, как они с цвиргом свернули с дороги и теперь стоят перед узким ущельем, где находится ближайший к перевалу Шейн спуск во владения подземного народа.
   По ровному проходу только-только смогли бы протиснуться сани, оставшиеся на тракте. Стены ощетинились шипами, припорошенными снегом, а камень блестел льдом. Казалось, что это пасть гигантского дракона, только и ждущего, чтобы проглотить неосторожного путника. Ветер шелестел в черных наростах так, точно многие жертвы чудища превратились в призраков и теперь вздыхали на разные лады, скорбя об утраченной жизни. В конце ущелья темнел проем. Мрачное место, подумала Эния, мне совсем не хочется идти туда. Цвирг словно подслушал её мысли и крепче вцепился в плечо.
   - Не бойтесь, леди. Ущелье Вздохов выглядит мрачновато, но мертвый камень не причинит вам вреда. Осталось дойти до входа, а там нас встретят.
   Эния убрала с лица прилипшую челку. Если уж она проделала такой путь, таща на себе раненого коротышку, что стоит пройти ещё немного? Цвирг тихо застонал, с повязки на белый снег капнула алая кровь. Девочка повернулась. Ирбис сидел у дороги и разглядывал черные стены ущелья - идти за ними он явно не собирался.
   - Чара, за мной! - позвала Эния и пошла вперед, поудобнее перехватив руку цвирга.
   Она уже жалела, что согласилась помочь ему. Плечо онемело - останется синяк; ноги и руки устали, хотелось пить. Ничего, скоро это закончится, подумала девочка. Она мигом добежит до замка, расскажет всё отцу и поглядит на Аргула, как у того вытянется лицо, а потом залезет нежиться в деревянную ванну, наполненную горячей водой. Или сначала в ванну, а уж потом рассказ? Погоди-ка, но ведь цвирг еще ни словом не обмолвился о тех, кто покушался на него!
   Впереди раскрылся черный проем. Ветер кружил снежинки, белые вихри исчезали во тьме. Если они прошли пасть дракона, то впереди глотка. Коротышка наконец-то отпустил плечо и достал маленький молоточек. Эния притопнула ножкой.
   - Вы до сих пор не рассказали мне, что обещали!
   - Я всегда держу своё слово, - сказал цвирг. - Скоро вы всё узнаете.
   Молоточек выбил по камню чередующуюся дробь. Через мгновение их окружили трое цвиргов, вышедшие будто прямо из скалы. Каждый держал короткое копье и взведенный баллистер. Эния испуганно обернулась - предатель Чара так и не отважился войти в страшное ущелье. Аш-Гир приветствовал сородичей на незнакомом языке, а потом обратился к ней на валезийском:
   - Я хочу поблагодарить за оказанную помощь и пригласить вас в гости, чтобы вы услышали слова признательности также из уст моего отца. В нижнем покое мы сможем спокойно поговорить и отдохнуть.
   - Мне вполне достаточно вашей благодарности, - сказала Эния. - Помнится, вы говорили, что чувствуете себя неуютно под солнцем. То же самое я могу сказать про ваши пещеры.
   - Сожалею, но вам придется пойти со мной, - сказал Аш-Гир и отвернулся. - Проводите маленькую леди в самоцветный чертог.

* * *

   Эния сидела на гранитной скамье, покрытой мягким мхом. Такой же мох свисал с потолка, пушистые пряди светились колдовским зеленоватым огнем. Стены пещеры усеяли драгоценные камни, выложенные умелыми руками в причудливые узоры. В изумрудных травах росли цветы кроваво-алых рубинов, синие капли сапфиров тонули в снегу молочно-белых опалов, на небе из радужных агатов и голубого лазурита сиял круг желтых топазов, а среди этого великолепия сверкали звездочками алмазы. В центре зала пламенел очаг, где вместо дров горел камень огнивец, почти не дающий дыма. У дальней стены стоял трон из коричневого с белами разводами оникса и красного дерева.
   В самоцветный чертог девочку вежливо проводили двое цвиргов, третий исчез с Аш-Гиром в боковом ответвлении. Эния и не думала сопротивляться, она потеряла дар речи от наглости коротышки. Он всю дорогу заговаривал зубы, рассказывал сказочки, только чтобы пленить её, дочь эрла! И это благодарность за помощь? Да отец разнесёт эти горы по камушку, чего цвирги тут воображают?! Но чем глубже они спускались, тем меньшую уверенность она испытывала. Казалось, проход ведет в самое сердце Арских гор; по пути попадались многочисленные отнорки - большинством темные, но кое-где подсвеченные мхом; в одном из таких девочка заметила пещеру, где хрюкали странные свиньи, мордами напоминавшие слепышей: уши у них отсутствовали, а на месте глаз розовела кожа. Коридор много раз поворачивал, если бы Эния решила путешествовать по этому лабиринту в одиночку, то сразу заблудилась бы в хитросплетении ходов, поэтому она благоразумно сидела на скамье и разглядывала драгоценные каменья.
   - Приветствую Энию Драко! - раздался чей-то голос.
   Она оторвалась от созерцания заветной мечты любого ювелира и обернулась. Да, такой белой коже позавидует любая девушка. На троне сидел пожилой цвирг - почти раздетый, если сравнивать с недавним нарядом Аш-Гира. Из одежды на нем была только замшевая рубаха, распахнутая на широкой груди, кожаные штаны и короткие сапожки. Лысину коротышки украшал толстый обруч из платины, недостаток волос на голове с лихвой искупала густая борода с проседью, достигавшая ременной пряжки, сделанной в виде скрещенных топоров, и перехваченная на конце золотым кольцом. Лицо цвирга испещрили глубокие морщины; когда Эния подошла ближе, то разглядела его глаза - в белой радужке краснел зрачок не больше игольного ушка. Но самыми примечательными оставались руки - толстые, как обрубки бревен, перевитые жилами и венами, даже на взгляд очень сильные, они сейчас мирно покоились на подлокотниках, напоминая затаившихся питонов.
   - Здравствуйте, - сказала девочка. - Я не заметила, как вы появились.
   - Меня зовут Зон-Дар, я - старейшина рода Кобольда и отец Аш-Гира. Вижу, вы заинтересовались древней мозаикой. Её выложил ещё мой великий предок Ош-Мир, когда тосковал по оставленному на поверхности дому.
   - Как я его понимаю! - воскликнула Эния и сложила на груди руки. - По какому праву меня заманили в ловушку и удерживают силой в этих подземельях?
   - Леди, в отличие от людей, мы очень ценим жизнь.
   - Я уже это знаю, - перебила Эния, удивляясь своей храбрости.
   - Ваш отец пытался убить моего единственного сына, - продолжил Зон-Дар, громадные руки шевельнулись, подлокотники жалобно скрипнули. - Пока эрл не объяснит мне, почему он сделал это, вы останетесь здесь.
   - Что?! Этого не может быть!
   - Но это есть. О, мой Аш-Гир! Как твоя рана?
   Эния повернулась к вошедшему цвиргу. Сняв меховую куртку и маску, он стал значительно тоньше и привлекательнее. Длинные черные волосы сплетались сзади в косичку, лоб перехватывала полоска обруча - в два раза уже, чем у отца; алые губы обрамляла полоска усов. Глаза такие же белые, но с черным ободком, лицо без единой морщинки; если Зон-Дар выглядел глубоким старцем, то Аш-Гир по земным меркам прожил вряд ли больше пятнадцати зим. Коротышка опирался на костыль, штанина разбухла в том месте, где бедро опоясала новая повязка.
   - Рана не опасна, - уверил Аш-Гир. - Болт не задел кость. Маленькая леди, я обещал рассказать вам, кто на меня покушался.
   - Жду не дождусь, - буркнула Эния.
   Аш-Гир проковылял мимо неё и сел на скамью, вытянув больную ногу.
   - Но сперва я еще раз хочу поблагодарить вас за помощь. Чтобы не задумал Страж Перевала, вы к этому никак не причастны.
   - Неужели вы наконец-то поняли? Когда меня выведут отсюда?
   - Когда ваш отец даст исчерпывающее объяснение своему поступку, - твердо сказал Зон-Дар. - Хоть мы по договору и его вассалы, но это не дает эрлу право обращаться с нами, как с какими-то разбойниками.
   - Да о чём вы вообще говорите?! - воскликнула Эния.
   - Когда Страж Перевала пять зим назад попросил изготовить для своего старшего сына меч, я с радостью взялся исполнить его просьбу, - сказал Аш-Гир. - Настоящий драйфар куётся долго, но с ним не сравнится ни один людской клинок. На всё королевство вряд ли наберется больше десятка мечей, подобных этому. Такое оружие не продается, мы преподносим его только в дар людям, заслужившим наше уважение. Эрл Драко всегда был чуток к нашим нуждам, мы считали его достойным человеком, но последние события заставили меня в этом усомниться. Когда я отбыл из замка, милорд дал мне в сопровождение двух горцев из своей дружины. Как только сани прошли спуск и достигли поворота дороги, невидимого со стен, один воин повернулся и направил на меня арбалет.
   - Не может быть! - вновь воскликнула Эния.
   - Как вы знаете, мы с опаской выходим под око Желтого светила и всегда стараемся не убирать оружие далеко, - продолжил Аш-Гир. - На моё счастье, я держал баллистер заряженным, но не мог поверить, что человек Драко в меня выстрелит. Видимо, в тот момент Хозяйка Гор вспомнила о своих сыновьях - конь горца взбрыкнул и он попал мне в ногу вместо головы. Второй начал разворачиваться, и тут уж я не стал мешкать. Заряд вошел ему точно в глаз, но он успел нажать на рычаг и поразил бедную лошадь. Первый поспешил скрыться. Думаю, он не сталкивался до этого дня с баллистерами и не знал, что мне так же потребуется время, чтобы взвести тетиву. Я пытался вылезти из саней, но боль заталкивала меня обратно. Сбежавший воин мог вернуться в любой момент, я не знал, что делать, и тут появились вы.
   - Братья Дарины, - прошептала Эния, вспомнив, кто вызвался сопровождать цвирга. - Но почему они на вас напали?
   - Это я и хочу узнать у эрла, - сказал Зон-Дар.
   - Тут явно какая-то ошибка, - пробормотала девочка. - Мой отец не мог, вы слышите, не мог отдать такого приказа!
   - Надеюсь на это, - сказал старейшина цвиргов. - Именно поэтому я не стал пока объявлять военное положение. Мы пошлем в замок гонца, встретимся с эрлом и поговорим, но вы пока побудете у нас в гостях.
   - Я заложник, - выдохнула Эния.
   - Обещаю, мы не причиним вам вреда, - сказал Аш-Гир.
   - Ты забыл добавить "маленькая леди", - грустно произнесла девочка.
   Эния терялась в догадках, не зная, что и думать. В том изуродованном человеке на тракте она бы ни за что не опознала одного из воинов отца. Братья Дарины появились в дружине недавно, перед зимой. Их прислал эрлу вождь одного из многочисленных кланов, населяющих Арские горы. Отец всегда звал дружинников за стол, Эния даже вроде бы припоминала близнецов - рослые парни, похожие друг на друга как две стрелы из одного колчана, одеты в такие же куртки из шкур и с одной косичкой в бороде, говорящей о том, что их мечи уже попробовали крови врага. Но зачем они хотели убить принца цвиргов?
  
   Ульрих.
  
   Когда затихло цоканье копыт, скрипнула опускаемая решетка. Замок Тронвольда стоял в трех переходах от границы, о безопасности тут не забывали никогда. На стенах расхаживали лучники, в левом крыле жили кирасиры, совершавшие днем разъезды до сторожевых вышек. Ночью на них дежурили по двое воинов, при опасности они зажигали котлы со смолой, и такой огонь был виден на десятки миль. Сарматы каждое лето проверяли границы на прочность. От Кабистана Джангарские степи надежно отделяла широкая Валеза, где на обоих берегах селились мирные землепашцы - кряжистые тарты, заключившие с кочевниками вечный мир, а с запада возвышались Арские горы. Сарматы доказывали свою доблесть в стычках с кирасирами королевства, но больше в многочисленных клановых распрях, поэтому полноценная война Валезии пока не грозила, как говаривал Ксант Тронвольд. Ульрих мысленно попросил отца возвращаться быстрее и вошел в замок.
   Эту лестницу он всегда преодолевал как горный пик - шаг за шагом, ступенька за ступенькой. Раньше Гридо подхватывал его и мигом возносил наверх, но теперь Уль повзрослел и каждый день доказывал всем, а себе в первую очередь, что он не беспомощный калека, а будущий воин. Больная нога не позволяла двигаться быстро, поэтому виконт освоил только простейшие приемы обращения с мечом, но главной страстью для него оставался лук. Даже кирасиры признавали, что стреляет сын эрла гораздо лучше многих из них, а чем еще было занять свободное время хромому мальчику, как не ежедневными тренировками? Упражнения закалили тело и укрепили руки, сейчас Ульрих опирался левой на перила, а правой на трость, и сам взбирался по широкой лестнице. Гридо шел в двух шагах позади, готовый в любой момент подхватить молодого господина. Достигнув верхней площадки, Уль обернулся и погрозил слуге набалдашником.
   - Не смей ходить за мной, как собачонка.
   - Слушаюсь, сэр, - сказал Гридо, застыв у стены.
   Ульрих постучал в дверь и толкнул дубовую створку. Мать сидела у зеркала, прикасаясь к лицу пуховкой. Она уже не плакала, но глаза оставались красными. Увидев отражение сына, Кларисса встала и подошла к открытому, вопреки её словам, окну. В комнате пахло благовониями, но никак не навозом, отметил Ульрих. Со стены смотрел его воинственный дед - Гром Тронвольд. Опустившись в кресло под портретом, Уль произнес:
   - Мама, отец не виноват. Я сам направил Звездочку на изгородь.
   - Вижу, ты уже подобрал имя для этой лошади, - с горечью сказала Кларисса. - Ты, видимо, забыл, как корчился в муках, как кричал от боли после падения?! Только благодаря трою Олгену, а никак не Ксанту, нам удалось вытащить тебя с того света, но ты опять туда рвёшься.
   - Я же перепрыгнул забор! - возразил Ульрих.
   - И что? Ты совершил великий подвиг?
   - Для себя - да.
   - А я постарела на десять лет, когда увидела, как ты летишь вниз.
   - Мама, ну хватит, я же не упал. И ты прекрасно выглядишь, старухой тебя никак не назовешь.
   Кларисса подошла и обняла сына.
   - Обещай, что больше никогда не будешь так делать. Еще одного раза я просто не переживу.
   - Обещаю, - пробормотал Ульрих. - Да, отец сказал, что скоро состоится королевский турнир.
   - Святая Ламина, отличная новость! Я устала уже прозябать в этом замке и соскучилась по сестре. Вот уж кто удачно вышел замуж!
   - Мама!
   - А ты повидаешь своего двоюродного брата и сестру, - закончила Кларисса. - Завтра же мы выезжаем в столицу. Я прикажу проверить нашу карету.
   - Можно я поеду на Звездочке? - спросил Ульрих, затаив дыхание.
   - Ты будешь путешествовать со мной в карете, как и подобает сыну эрла.
   - Но мама!
   - Хорошо-хорошо. Раз уж ты дал слово, что больше не собираешься прыгать через заборы словно какой-нибудь степняк, то, так уж быть, эту лошадь мы возьмём с собой.
   Леди погладила сына по щеке и пошла отдавать необходимые распоряжения. Ульрих облегченно выдохнул. Двоюродный брат - принц Альберт Лангобард - был младше его на два года, а в прошлый приезд Тронвольдов уже гарцевал на островном пони, точно заправский наездник. Он не сказал Улю тогда ни единого дурного слова, но тот видел, какое превосходство сквозит в его глазах. А еще жалость к хромому братцу - вот этого Ульрих терпеть не мог. Если бы отец так вовремя не подарил коня, он бы сам попросил эрла об этом. В столице буду передвигаться исключительно верхом, решил Уль и подумал о Звездочке. Надо как следует привыкнуть к ней, чтобы не ударить в грязь лицом перед королевскими родичами.
   Он спустился по лестнице, Гридо маячил как всегда где-то рядом. Мать во дворе осматривала вместе с плотником карету, украшенную гербом Тронвольдов. Мужчина открывал и закрывал дверцы, проверял рессоры, а леди Кларисса ходила за ним по пятам, что-то спрашивая. Нет, так не пойдет, подумал Ульрих. Если он сейчас выведет Звездочку из конюшни, то на этом его поездка и закончится. Что же делать? Вот если бы пробраться с лошадью за крепостную стену, там бы он развернулся! Юноша поманил пальцем слугу. Гридо подошел, опасливо косясь на трость, и остановился поодаль.
   - Мне требуется твоя помощь, - сказал Ульрих. - Выведи моего коня к боковой калитке, я буду ждать тебя там.
   - Ваша мать не одобрит этого, - отозвался Гридо.
   - Не переживай, я дал ей слово, что впредь буду ездить очень медленно.
   - Всё равно, это опасно, сэр.
   - Я сын эрла и ты обязан мне подчиняться! - взорвался Ульрих. - Если ты сейчас же не исполнишь мой приказ, я так отхожу тебя тростью, что будем хромать вместе!
   Гридо помялся и подошел ближе.
   - Бейте, сэр.
   - Вот дубина! - воскликнул юноша и ударил тростью в пол. - Хорошо, выводи Звездочку, а я скажу Долту, чтобы выделил кирасир нам в сопровождение. Так тебя устроит?
   - Я сейчас же приведу вашу лошадь.
   - То-то же, и не смей мне больше перечить.
   Ульрих смотрел вслед Гридо, сверля взглядом его широкую спину, пока тот не скрылся на конюшне. Мать была поглощена разговором с плотником. Пробормотав хвалу Троице, виконт заковылял в левое крыло замка. Здесь располагались комнаты, где жили воины, а также оружейная и склад. Сэр Долт Таль беседовал в своей комнате с троем Иштваном, сменившем Олгена, когда тот стал настоятелем Королевской курии. Ульрих остановился в дверях и поздоровался.
   - Привет, Уль, - сказал Долт. - Гуляешь по замку?
   - Чего я тут не видел? - буркнул юноша. - Отец подарил мне коня, а я даже не могу на нем прокатиться.
   - Почему? - спросил трой.
   - Мать боится, что опять упаду, будто я несмышленыш какой-то. Долт, можешь выделить мне кирасиров? Мы выедем из замка через боковую калитку, леди ничего не узнает. Гридо уже отвел туда Звездочку.
   - Зачем такие сложности? - спросил старшина, изогнув бровь. - Недавно из Салтока прибыл посыльный, там кузнец повредил руку. Иштван собирается ехать туда, я дам ему в охранение воинов, с ними и поезжай. Если леди Кларисса тебя хватится, я что-нибудь придумаю.
   - Спасибо, Долт.
   - Пустяки. Не сочти за грубость, Уль, но пора тебе жить своим умом, а не оглядываться на мать.
   - Я так и делаю, просто не хочу её расстраивать.
   - Это говорит только в твою пользу, - сказал трой. - Идем?
   Всё прошло как нельзя лучше. Пока Кларисса вместе со служанками меняла в карете подушки, Ульрих и Гридо достигли ворот, где уже ждали кирасиры с Иштваном. Решетка поднялась, они выехали за стену. Получилось!
   Звездочка спокойно бежала по дороге, Уль мерно покачивался в седле, уже не чувствуя никакого страха, и думал над словами Долта. Конечно, он прав, отец, например, всегда поступал так, как считал нужным и прислушивался только к мнению своих приближенных. Но попробуй, возрази матери, когда она плачет! В такие минуты Уль чувствовал себя виноватым и старался не огорчать её более. Возможно, в будущем всё переменится, но пока он не мог и не хотел забывать о желаниях той женщины, которая дала ему жизнь. Леди Клариссе вполне хватает равнодушия Ксанта Тронвольда.
   Поместье Салток находилось в двадцати милях к северу от замка. Снег с дороги сошел, но на полях еще лежали грязно-белые сугробы. Ульрих скакал рядом с троем, Гридо держался позади. Юноша уже чувствовал себя настолько уверенно, что почти отпустил поводья - умная Звездочка сама выбирала темп и бежала вслед кирасирам. Удобное и мягкое сиденье поддерживало спину, Уль наслаждался ездой и, отбросив капюшон куртки, позволил золотистым волосам развеваться на ветру. Отряд миновал рощу, дорога вскарабкалась на холм, впереди показались домики, тянущиеся к небу серыми струйками труб.
   В поместье жил вассал эрла - барон Марк Краги. Его каменный особняк высился на краю небольшой площади, окруженной хозяйскими постройками. Возле кузни собралась толпа крестьян, перед всадниками они расступились. Барон - грузный человек лет пятидесяти - стоял над раненым кузнецом и наблюдал за действиями монаха в черном плаще. Увидев прибывших, Марк взмахнул рукой.
   - Приветствую вас, господа. О, виконт Ульрих! Как поживает отец?
   - Пока находится в седле - замечательно.
   - Рад это слышать!
   - Что у вас произошло? - спросил трой, спрыгнув с коня.
   - Да, кузнец мой себе по руке молотом саданул. Говорит, тот испортился, вот я и вызвал экзора, - сказал Краги, указав на монаха.
   Трой кивнул и наклонился к раненому. Когда он начала разворачивать окровавленную повязку, кузнец громко застонал, но Иштван прикоснулся к его лбу, и человек затих. Изуродованная кисть выглядела ужасно: почерневшие ногти сползли с расплющенных пальцев, торчали осколки костей, кожа посинела. Желеобразные сгустки крови висели на повязке как насосавшиеся пиявки. Трой быстро ощупал руку раненого и произнес:
   - Похоже, барон, вам придется искать нового кузнеца. Вряд ли этот сможет держать в будущем что-либо тяжелее ложки.
   Крестьяне дружно вздохнули. Где-то заголосила женщина, Марк прикрикнул на неё:
   - Не хорони мужа раньше времени! У него осталась ещё одна рука. Иштван, я наслышан о черном юморе троев, но прошу вас, не пугайте мне народ.
   - Хорошо, но лучше сразу представить худшее, чем уповать на чудо.
   - Так сотворите его! Чиргун - отличный кузнец, другого такого еще поискать надо. Что вам потребуется?
   - Горячая вода и чистые тряпицы, остальное я захватил с собой.
   Слуги бросились в дом. Иштван снял с коня сумку и разложил на принесенной ткани блестящие инструменты, кривые иголки и пузырьки. Барон замахал руками, крестьяне подались назад, не спуская глаз с троя и забыв про экзора. Ульрих много раз видел, как врачевали раненых воинов, поэтому, наоборот, больше смотрел на монаха в черном плаще. Тот сидел у злополучного молота, с запястья экзора спускалась цепочка с крестом, заключенным в колесо. Пока монах водил рукой над ратовищем, амулет не двигался, но когда цепочка нависла над обухом - быстро завращался и, как показалось Ульриху, даже загудел. Экзор удовлетворенно кивнул и застыл у наковальни, спрятав цепочку обратно в рукав. Юноша подошел ближе.
   - Это значит, что молот зачарован?
   - Вы проницательны, виконт, - раздался из-под капюшона глухой голос.
   - Теперь вы будете очищать его?
   - Если только этого захочет барон, - проговорил экзор и добавил после паузы: - Ему принадлежит молот, а значит и сущность несчастного, заключенная внутри.
   - Ага, то есть если вы очищаете какую-нибудь вещь, то вызволенная душа уже переходит к вам?
   - Ульрих, что ты там делаешь?! - крикнул трой, вытирая руки полотенцем.
   - Разговариваю с экзором, - недоуменно отозвался юноша.
   - Поехали в замок, я уже закончил. Да и леди Кларисса может тебя хватиться.
   Ульрих забрался в седло и пожал плечами. Что нашло на Иштвана? В замке Тронвольда экзоры не появлялись ни разу, юноша видел их издалека в Таггарде, но никогда даже не заговаривал ни с одним. И вот, когда выдался удобный случай познакомиться с таинственным монахом, трой набросился на него, словно он решил пообщаться с каким-то преступником! Ульрих насупился и пришпорил Звездочку. Гридо бросился догонять молодого господина. Дорога исчезала под копытами, мелькали зеленые пятна деревьев и черные прогалины на снегу. В некоторых уже начала пробиваться молодая трава. Когда впереди показались башни замка, Иштван поравнялся с виконтом.
   - Извини меня за резкость.
   - Я просто хотел поговорить с экзором, а ты меня оборвал.
   - И что же ты хотел у него узнать?
   - Что они делают с заблудшей душой, когда извлекают её.
   - Это и так известно.
   - Серьезно?
   - Экзоры всегда отвечают, что отпускают душу в свободное плавание, чтобы она смогла обрести новое воплощение.
   - Похоже, ты этому не веришь.
   - Именно. Экзоры никогда не требуют платы за свою работу, напрашивается вопрос: чем они живут? У них нет владений, способных прокормить, но, тем не менее, любой расплачивается в таверне полновесными форинами, не говорю уж про медяки. Откуда такие богатства?
   - Может, они зарабатывают на жизнь как-то по-другому? - предположил юноша.
   - Вот-вот, по-другому. Пойми, Уль, мы спасаем души, а не коллекционируем их. Я однажды видел - совершенно случайно! - как экзор спрятал извлеченную сущность в кристалл и тот сразу засветился красным, точно напитанный кровью. Что они делают потом с ними?
   - Так ты думаешь, что тут замешаны темные боги?
   - Не знаю. Но такой вывод напрашивается сам собой.
   Ульрих какое-то время молча покачивался в седле и теребил поводья.
   - Я об этом не думал, - признался он. - А почему бы не схватить экзора и не допросить его с пристрастием?
   - Узнаю решительность Ксанта, - усмехнулся Иштван. - В архивах Троицы я читал про подобные случаи, но ничего хорошего из этого не вышло. Экзоры повторяли одно и тоже пока не умирали под пытками. После Десятилетней войны на них вообще началась охота, но тогда Черные монахи просто исчезли. Как найти бродягу, не имеющего дома? В конце концов, в королевстве накопилось столько больных вещей, что Робург Завоеватель издал эдикт о неприкосновенности экзоров. Не поверишь, но после этого на первый же зов явился монах в неизменном черном плаще, словно и не было многих лет гонений. Мы вынуждены мириться с экзорами, но это не значит, что с ними нужно дружить и вообще разговаривать. Коснувшись грязи один раз, можно не отмыться потом всю жизнь.
   По земле протянулись длинные тени, отряд миновал ворота замка. Посреди двора стояла карета - чистая, проверенная и готовая к путешествию. Ульрих слез со Звездочки и бросил поводья Гридо. В комнате матери светилось окно. Долт проверял заступающую на вышки смену, расхаживая перед строем. Дождавшись, когда старшина закончит осмотр, Ульрих подошел ближе.
   - Ага, вернулся, - сказал Таль. - А леди Кларисса уже места себе не находит, всё тебя ищет.
   - Серьезно? - спросил юноша, отряхивая куртку от пыли.
   - Ха, ты аж в лице переменился! Что я тебе говорил, забыл уже? Перестань на мать оглядываться. Леди с обеда наряды примеряет, не знает, что в Таггард надеть, до тебя ей явно дела нет. Служанки с ног сбились, все платья из сундуков повыдергивали. По-моему, Кларисса даже не заметила твоего отсутствия.
   - Фух, ну и шуточки у тебя.
   - Какие есть. Понравилась лошадка?
   - Да. Звездочка удивительная, мне даже не надо её направлять, она сама всё понимает. Слушай, Долт, а что ты знаешь про экзоров?
   - Хм, монахи лечат заболевшие вещи, без них пришлось бы туго. Вот, к примеру, свояченица моя. Такие огурцы солит - хрустящие, сочные, один к одному. Сколько жену не просил научиться у сестры, толку никакого. А прошлой осенью поехали к свояченице в гости, так огурцы горькие и мягкие. Что? Почему? Она в слезы, мол, сноровку потеряла, а оказалось, в кадушку призрак умершей бабки вселился и портил засол. Экзора вызвали, раз-два и кадушка вновь чистая. Так что я про них только хорошее сказать могу.
   - Погоди-ка, получается, вселяется не душа, а призрак умершего человека?
   - А Троица её знает. Кто как говорит. Но мне кажется, душа в кадушку не будет селиться, а вот зловредный призрак - в самый раз.
   - Понятно. Ладно, пойду ужинать, что-то я проголодался с дороги.
   После ужина Ульрих долго ворочался в постели. Как бы не было удобно седло, спина ныла от скачки, больная нога дергалась, точно на жилах кто играл, перепутав их со струнами лютни. Ох, не готов я еще к длительным переездам верхом, подумал Уль. В карете, да на мягких подушках путешествовать намного удобнее, тут мать права. Провалявшись до полуночи, юноша сдался и затеплил свечу.
   - Гридо! Эй, Гридо, спишь что ли?!
   - Я тут, сэр, - отозвался слуга с порога и широко зевнул.
   - Ууу, соня! У меня спина болит, а он дрыхнет без задних ног.
   - Что же сразу не позвали? Зачем терпеть, если я рядом? Сейчас всё поправим, сэр. Ездить нужно начинать потихонечку, - приговаривал Гридо, вонзая железные пальцы в спину виконта. - Помнится, ваш отец как-то тоже с коня упал, когда того стрела поразила, так я милорда за неделю на ноги поставил. Да...
   - Врешь, поди, - прокряхтел Уль. - Не может Ксант Тронвольд свалиться с коня, не помню я такого.
   - Вы тогда маленький были, конечно, не помните. Трой Олген меня крепко научил тело мять, чтобы каждая жилочка покоилась свободно, каждая косточка лежала правильно. Большого ума человек, да...
   - Чего же ты с ним в Таггард не уехал?
   - Да как же я вас брошу? Если бы милорд даже и не приказывал, я всё равно бы остался.
   - Ладно, заканчивай уже меня мучить, отпустило вроде.
   - Спокойной ночи, сэр. Если что, зовите сразу.
   Гридо вышел, плотно притворив за собой дверь. Огонек свечи затрепетал и потух. Ульрих расслабленно лежал на кровати, чувствуя приятное тепло во всем теле. Мысли возвращались к монаху в черном плаще. Что же они всё-таки делают с извлеченными душами? Что вообще можно сделать с бессмертным началом человека? Или всё же вещи населяют призраки, жалкие подобия некогда живших людей? Ответы можно услышать единственно от экзора и желательно встретиться с ним без посторонних глаз, чтобы получилась доверительная беседа. Ульриху показалось, что Черный монах хотел сказать ему сегодня что-то важное, если бы только трой Иштван не перебил его!
   Через приоткрытое окно доносилось фырканье лошадей на конюшне, бормотание лучников на стене, где-то поскуливал пёс. В камине чуть слышно потрескивали поленья. Размышляя, юноша чувствовал, как слипаются глаза. Силуэт темной фигуры в надвинутом капюшоне истончался, превращаясь в размытое пятно. Ульрих повернулся на бок и уже почти заснул, когда в сознание набатным колоколом ворвался крик:
   - Огонь на вышке!
  
   Зара.
  
   Уходя в лес, Зеленые Братья надевали маскировочные костюмы согласно временам года: зимой - белые, летом - зеленые с бурыми пятнами, а осенью и весной - нечто переходное с коричневыми полосами. Накидки скрывали егерей от любопытных глаз, но как же далеко им было до одеяния незнакомца! Застыв в первый момент от удивления, Зара поняла, что ошиблась, дерево стояло недвижимым, как и положено вести себя древней липе, а пошевелился человек, до этого полностью сливавшийся с корой. Вот уж у кого одежда так надежно скрывала тело, что делала хозяина почти невидимым на фоне ствола! Не иначе колдовство, подумала Зара и еще пристальнее вгляделась в незнакомца.
   Сейчас она уже различала контуры плеч, головы под необычной накидкой. Та словно делала человека прозрачным, превращая его в дрожание горячего воздуха; рисунок коры проступал на ней, в точности повторяя линии ствола позади, и лишь более бледные краски с размытыми границами давали шанс разглядеть незнакомца. Он принял от щеголя увесистый мешочек и убрал его за пазуху - тот будто растворился в воздухе. Мужчина повернулся. Надвинутый капюшон скрывал глаза, но Зара рассмотрела перебитый нос и рыжую бородку. Необычное зрелище - точно на липе проступило лицо.
   - Я выполню вашу просьбу, - сказал незнакомец.
   - Спасибо, дорогой...
   - Никаких имен! - оборвал щеголя невидимка. - У деревьев тоже есть уши. Возвращайтесь тем же путем в деревню и постарайтесь идти тише, я услышал ваши шаги за милю.
   - Даже если меня увидят, я на охоте.
   - Вы можете рассказать такое фермерам, но Зеленые Братья вряд ли поверят этой сказочке. С таким мечом обычно охотятся не на зверье и не в лесу. Прощайте!
   Невидимка исчез меж деревьев так быстро и тихо, словно превратился в призрака. Зара отметила только, что он старается ступать на камни, чтобы не оставлять следов. Щеголь же постоял какое-то время на поляне, недовольно бурча что-то себе под нос, развернулся и пошел обратно, на каждом шагу по щиколотку проваливаясь в снег. Даже если он и хотел последовать совету собеседника, то это у него получалось из рук вон плохо - застывшая на дереве Зара еще долго слышала, как то и дело потрескивали ветки в морозной тишине спящего леса.
   Девочка сидела в кроне дерева, не решаясь пошевелиться, пока не начало темнеть. Всюду мерещился бледный силуэт, каждый порыв ветра заставлял крепче вжиматься в дерево. Что это за человек? Неужели один из таинственных леших, охранявших леса, как рассказывала Нана? Нет, не похоже. Зачем лешему встречаться с каким-то расфуфыренным дворянином и выполнять для того работу? Тут явно что-то нечисто. В голове забрезжила догадка, Зара в последний раз оглядела темнеющий лес и бесшумной тенью заскользила по ветвям, прислушиваясь к любому шороху, как пугливая лань.
   Со всей осторожностью она достигла замка. Солнце уже скрылось за виднокраем. На крепостной стене мелькали огоньки, факелы освещали опущенный мост - патрули егерей менялись каждые четыре часа, поэтому поднимали его редко. Зара юркнула мимо будки стражников и первым делом пробралась на кухню. Здесь вовсю кипела работа: из чанов поднимался пар, слуги помешивали варево, а в разожженном очаге поджаривался на вертеле крупный кабан. Сбросив перчатки, Зара стащила со сковороды курицу и набросилась на неё диким зверем, наплевав на этикет. Повар и ухом не повел - привык уже к выходкам младшей дочери милорда. За этим делом её и застукала Петинья.
   - Пресвятая Ламина! - воскликнула няня, всплеснув руками. - Где ты пропадала? Я уже весь замок обошла и окрестности, волноваться начала! Ну зачем так поступать, девочка моя? Если ты наконец-то проголодалась, то пищу стоит вкушать в Обеденном зале, степенно и чистыми руками. Чувствую, мои уроки были напрасны.
   - Отстань, - буркнула Зара, самозабвенно обгладывая куриную ножку.
   - У нас такая радость, а ты бегаешь неизвестно где, - продолжила няня, не обратив внимания на грубость. - Милорд уже разослал гонцов верным вассалам, готовится пир.
   - Мама родила?! - спросила девочка, отложив в сторону изрядно потрепанную тушку.
   - Именно так. Причем мальчика! Здоровенького, красивого.
   - Ух ты! Отец, наверно, на седьмом небе от счастья?
   - Да, милорд сейчас в покоях леди Мелисы, выражает ей свою признательность.
   - Понятно, а я хотела с ним поговорить. Послушай, Петинья, извини меня, я очень проголодалась, не до этикетов сейчас. У меня к тебе тоже вопрос.
   - Рада, что ты понимаешь всю недопустимость своего поведения. Со временем из тебя вырастет настоящая леди, если прекратишь бегать по лесу и будешь уделять больше внимания нашим занятиям. О чём ты хотела меня спросить?
   - Ты говорила, что видела Хана. Опиши, как он выглядит?
   - Хм, вижу, ты продолжаешь испытывать моё терпение. Зачем тебе слушать про этого насильника и убийцу?! Разве пристало дочери эрла думать о таких гадостях?
   - Петинья, не обижайся, мне действительно нужно знать какой он на лицо, честно-честно. Я не хотела тебя расстраивать, поверь.
   - Надеюсь. Его жуткая физиономия до сих пор снится мне, когда боги за что-то на меня гневаются. Как не больно вспоминать этого разбойника, я опишу его, но ты должна дать мне слово, что если - сохрани Троица! - ты его где-то встретишь, то убежишь без оглядки.
   - Обещаю, - сказала Зара.
   - Хорошо. Ростом он пониже милорда, лицо страшное, рябое, а глаза черные, как у даймона. На носу уродливый шрам, видимо, от доброго удара какого-то благородного рыцаря. Волосы рыжие и бородка такая козлиная, точно ему кто-то её выщипал. А еще голос... когда он кричал команды своим висельникам, у меня кровь в жилах стыла.
   - Так-так. Во что он был одет?
   - Хм, да как все. Обычный плащ с капюшоном.
   - Спасибо, няня. Я пойду к маме и поздравлю её, - сказала Зара и чуть слышно добавила: - А еще поговорю с отцом.
   Петинья устало присела на стул и, нахмурив лоб, пожала плечами. Зара оставила няню недоумевать. Спальня леди Мелисы находилась в южном крыле замка, здесь располагались также комнаты эрла и его дочерей. Пробежав по коридору, девочка отворила дверь. Масляные светильники освещали ложе, в комнате пахло благовониями и дымом остролиста. В углу сутулилась Нана, мама лежала в постели - под глазами залегли тени, но лицо светилось от счастья. Рядом, баюкая маленький сверток, сидел отец. Трой Таскан мыл в тазу руки и первым заметил девочку.
   - Проходи, только тихо.
   - Мамочка, ты молодец, - сказала Зара, присев на краешек постели.
   - Да... посмотри, какой у тебя красивый братик родился.
   Из белоснежной пеленки выглядывало сморщенное личико с носом-пуговкой, незрячими глазками и надутыми щечками. Младенец сопел, крепко ухватив эрла за палец ручонкой. По мнению Зары, красотой её братик пока никак не блистал, неужели и она была когда-то такой страшненькой?
   - Больно тебе?
   - Нет, уже хорошо, - прошептала леди Мелиса. - Роды легко прошли, трой сильно помог.
   - Вам нужно поспать, - отозвался Таскан. - Мы вас оставим.
   - Я еще побуду здесь, - решил Гильг Тельми, не спуская восторженного взгляда с младенца. - И подержу своего сына. Сына, хвала Троице!
   - Отец, я всё понимаю, но мне нужно сообщить тебе что-то очень важное, - сказала Зара.
   - Не сейчас.
   - Но...
   - Никаких "но"!
   Взгляд эрла хлестнул её как плетью. Зара поцеловала мать в щеку и как можно спокойнее вышла из спальни, хотя в груди клокотал гнев. Почему он так груб?! С того случая в лесу, как эрл увидел свою дочь на верхушке березы, он перестал относиться к ней, как к бездушной вещи; бывало, они даже подолгу говорили обо всём на свете, и он никогда не гнал её прочь. Что случилось? Ах, понятно, решила Зара. У Стража появился наследник, и теперь он любит это сморщенное чудо больше, чем её. Но ведь это несправедливо! Обида перехватила горло. Зара злилась на отца и ничего не могла с собой поделать.
   Пока он тут нянчится с этим младенчиком, в лесах происходит даймон знает что! Ну ничего, раз эрл забывает о своих обязанностях, она ему об этом напомнит. Посмотрим, как ты заговоришь, когда я всё сама разузнаю и преподнесу тебе на блюдечке, подумала Зара. Сейчас она уже понимала, что вряд ли отец поверил бы её рассказу. Разве может быть такое, что какая-то девчонка находилась рядом с Ханом, когда его не могут поймать все Зеленые Братья?! Зато если эта девчонка предоставит доказательства своим словам, то сидеть доблестным егерям в одной большой и глубокой луже. Она еще докажет отцу, что лучше любого сына!
   Пони приветствовал хозяйку негромким ржанием. Грациозного конька эрл подарил дочери на восьмые именины, она звала его Малышом - ведь в сравнении с абиссинцем отца пони выглядел именно так. Зара сдернула с перекладины изящное седло и шикнула на конюха, поспешившего помочь. В замке все знали про характер молодой Тельми, поэтому стареющий лошадник только стоял в сторонке и теребил уздечку, изукрашенную разноцветными камнями. Стражники тоже не решились заступить дорогу Заре, под копытами загудели доски моста, и направляемый решительной хозяйкой конь помчался по Рагвудскому тракту.
   Лунный свет серебрил полоску укатанной телегами земли, по краям вставали темными великанами кедры. Зара уже давно прикинула, из какой деревни мог прийти в лес тот щеголь, и поторапливала Малыша, стремясь попасть туда до полуночи. Пони свернул с тракта и сейчас бежал к Арским горам по извилистой дороге, кроны лип закрыли небо, и девочка зажгла факел. Как бы она не спешила, но с галопа пришлось перейти на рысь - если за трактом ухаживали, то здесь нередко из земли торчали корни и попадались ямины. Дрожащий свет факела почти не разгонял мглу, из окружающей темноты доносилось уханье, ночные шорохи, а иногда в черном подлеске блестели зеленым бусинки чьих-то глаз.
   Зара почувствовала, как её решимость тает, словно снег под весенним солнцем. Она сломя голову понеслась что-то доказывать отцу и совсем забыла, как напугал её сегодня Хан! Вряд ли разбойник приходил на встречу один, у него хватает сообщников, а Зеленые Братья уделяют большее внимание тракту, нежели вот таким боковым стёжкам. Девочка вглядывалась в темноту и вслушивалась в спящий, но всё равно живой лес. Малыш бежал вперёд, не зная усталости. Где-то хрустнула ветка, Зара тут же нащупала за поясом метательный нож. Сверху хлопнули крылья, и над дорогой пролетела крупная сова, неся в когтях добытую мышь.
   - Чур меня, - пробормотала девочка, смахнув с плеча белое перо.
   Через четверть часа, показавшейся Заре вечностью, впереди засветились огоньки деревни. Она остановила пони у зарослей бузины. Как искать того дворянина? Не пойдешь ведь расспрашивать всех подряд: кто проезжал здесь за день, да как звали? Сочтут прознатчиком и не станут разговаривать, а может, и того хуже - стукнут по голове, да и бросят в лесу волкам на съедение. Граница с Яндом вот она, рядышком, незнакомый человек сразу вызовет подозрение. Зара ни разу не бывала в этом селе, вряд ли её знает кто-то из местных жителей, да и не хотела она представляться - с дочерью эрла ни один крестьянин не будет откровенничать. Отвесят поклон и вызовут старосту, чтобы принимал дорогую гостью, а утром отправят под охраной домой. Затея найти собеседника Хана казалась Заре уже невыполнимой. Она поддалась гневу, поскакала куда-то на ночь глядя, даже не подумав. И что теперь? Возвращаться в замок через темный лес и к тому же безо всякого результата? Ну уж нет!
   Зара подъехала к ограде. Проход перегораживала жердь, рядом скособочилась будка, где похрапывал усатый стражник. Судя по виду, его алебарда помнила еще времена Десятилетней войны. Девочка поморщилась - в воздухе витал запах крепкого перегара. Не слезая с коня, она поддела жердь носком сапога, деревянный шест глухо стукнул о землю. Мужчина даже не шелохнулся, выводя носом очередную руладу. Зара натянула капюшон и поехала по улочке. Из канавы несло помоями, молчаливые окна домов тускло светились, затянутые пленкой бычьего пузыря. Впереди послышался шум. Остановившись у изгороди, Зара увидела, как в двухэтажном особняке открылась дверь, и в светлый проем кубарем вылетел неопрятный мужичок. Появившийся следом краснолицый крепыш процедил:
   - Еще раз явишься без денег, уши оборву!
   Но угроза не достигла цели - пьянчужка уже отполз к широкой скамье у изгороди и счастливо захрапел. Вышибала притворил дверь. Из застекленных окон первого этажа струился ровный свет, ветерок доносил запах жареного мяса. Зара въехала во двор и спешилась, оставив Малыша в компании четырех рослых жеребцов, стоящих у коновязи. Из стены торчал шест, на ржавых цепях покачивалась вывеска с нарисованным блюдом, откуда выглядывал поросенок. Художник засунул ему в рот яблоко, обозначив тем самым готовность хрюшки к употреблению. Зара взошла по ступенькам. Где еще можно что-то разузнать, как не в трактире? Она нащупала в кармашке серебряные форины и почувствовала себя гораздо увереннее.
   В просторной комнате из семи столов были заняты только три. Давешний крепыш сидел за стойкой, где заправлял седой трактирщик. Они коротко взглянули на вошедшего, вышибала даже привстал, но, разглядев, что посетитель никак не напоминает выкинутого мужичка, опустился обратно на табурет. Зара села за угловой столик в глубине зала, еще больше надвинув капюшон. Её маскировка удалась - подошедший трактирщик лишь спросил:
   - Чего желает молодой господин?
   - Вы можете приготовить глинтвейн? - спросила девочка, не поднимая головы и стараясь придать голосу басовитые нотки.
   - Хм, сейчас сделаем.
   Зара чуть слышно вздохнула, хозяин наверняка принял её за сына какого-нибудь купца или посыльного, если смотреть по одежде. Тем лучше. Ожидая заказ, девочка украдкой оглядела трактир. На посыпанном стружками полу стояли тяжелые дубовые лавки, стены покрывали резные панели, потемневшие от времени и чадящих светильников. Два стола занимали местные фермеры - они потягивали пиво и азартно бросали кубики, подолгу перемешивая их в стаканчике; громко радовались удачному броску и ругались, когда грани показывали плохую комбинацию. Перед каждым лежала горсть медяков, коими пополняли банк. Зара в замке тоже часто играла с друзьями в кости, только ставкой были щелчки по лбу.
   За третьим столом расправлялся с бараньей ногой рыцарь, судя по гербу - один из вассалов Гильга Тельми. Вскоре к нему присоединился оруженосец, доложивший, что лошади накормлены, а комната готова. Зара повернулась к парочке спиной. Трактирщик поставил перед ней красное вино, сдобренное специями и сахаром, девочка выложила на стол форин и, дождавшись сдачи, отхлебнула из кружки. Она сильно продрогла, несмотря на меховую куртку. Горячий глинтвейн ухнул обжигающим шаром в желудок, грудь наполнила приятная теплота. Зара и раньше пробовала вино, но только разбавленное водой. Девочка слегка опьянела, мысли заскакали в голове потревоженными кузнечиками. Пока она пыталась направить их в нужное русло, скрипнула дверь.
   В трактир вошел неприметный человечек в поношенном плаще, ростом едва ли выше самой Зары. Он прошел сразу к стойке и о чём-то зашептался с хозяином. Окинув посетителя ленивым взглядом, вышибала вновь захрустел сухариками. Видимо, мужчина ищет ночлега, решила девочка. Переговорив с трактирщиком, он опустил в протянутую ладонь монету и поднялся по лестнице. Зара вновь задумалась о цели своей поездки. Почему бы прямо не спросить о щеголе? Если он проезжал этой дорогой, то наверняка останавливался в деревне, а хозяин не мог его не запомнить. Глинтвейн придал Заре смелости. Улучшив момент, когда вышибала отлучился, девочка подошла к стойке.
   - У вас прекрасное вино, спасибо.
   - На здоровье, вам налить еще?
   - О, нет, благодарю. Я хотела... хотел спросить об одном господине. Мы договорились с ним встретиться в условленном месте, но он так и не пришел, - легко солгала Зара. - Я волновался и решил последовать ему навстречу, но и тут меня ждала неудача. Возможно, вы видели его?
   Она описала приметы щеголя, трактирщик заулыбался.
   - Всё понятно, сердечко сильно стучит? А я то думаю, старый дурень, что мне показалось странным? Да, старею, не отличить девицу от юноши!
   - Тише вы! - зашипела на него Зара.
   - Ух, извините. Видел я вашего красавца, видел. Что же он бросил такую хрупкую особу одну, да еще на ночь глядя?
   Зара вытаращилась на трактирщика. Постепенно до неё дошел смысл сказанного, лицо залила краска.
   - Да я не... Вы не то подумали.
   - Не оправдывайтесь, дело молодое, я всё понимаю. Как не влюбиться в такого статного господина? Вы всё правильно рассчитали, милочка, здесь ваш ненаглядный, здесь!
   - Неужели?!
   - Истинно. Как подниметесь, вторая комната налево. Ну, бегите же, он вам точно обрадуется!
   - Спасибо, - только и вымолвила потрясенная Зара.
   Что же теперь делать? Трактирщик принял её за возлюбленную щеголя, как он поступит, если она развернется и сбежит? Наверняка задержит, вон и вышибала появился, да еще и крикнет того дворянина. Надо воспользоваться ситуацией, а там уж как сложится! Улыбнувшись хозяину, Зара пошла по лестнице. Ступеньки поскрипывали, девочка миновала последнюю и остановилась. Холодное дуновение коснулось лица. Сквозило из приоткрытого окна в конце коридора. Странно, кто-то решил проветрить комнаты? Зара на цыпочках прокралась до второй двери слева и приникла к ней ухом. Тишина. Прогулка по лесу утомила щеголя и он точно спит, но как удостовериться, что это тот самый человек? Девочка дотронулась до ручки, та поддалась неожиданно легко.
   На стуле тлела свеча, её огонек отражался в пустой бутылке, лежащей на полу. Длинный меч стоял прислоненный к стене, рядом висел грязный плащ. На чистых половицах отпечатались следы сапог. Их хозяин лежал на кровати, раскинув руки. Он действительно заснул и уже навсегда - остекленевшие глаза смотрели в потолок, а посиневшее лицо сводила судорога.
   Зара закричала. Внизу зашумели, с грохотом опрокинулась лавка. На лестнице застучали сапоги, и в комнату ворвался хозяин с вышибалой, а в проёме двери замаячили лица фермеров. Девочка посмотрела на вбежавших людей и молча указала на мертвого дворянина, словно хотела извиниться за вопль ужаса. Бросив взгляд на распростертое тело, трактирщик вцепился Заре в плечо.
   - Что ты сделала с ним, девка?!
  
   Джаб.
  
   На центральных улицах Таггарда редко случалось столпотворение. Здесь жили богатые и уважаемые люди, простой люд беспрепятственно миновал ворота крепостной стены только в случаях празднеств или публичных казней. Последняя проходила месяц назад - в центре Эшафотной площади палач укоротил тело Гарбургского Отравителя ровно на одну голову. Негодяй испортил воду в колодцах целого города, бросая туда трупики крыс, но даже под пытками не сознался, зачем сделал это.
   Подковы звонко цокали по брусчатке. Джаб помнил еще "каменную пошлину", когда каждый человек, вступивший на благословенную землю Шлема, обязан был положить в телегу сборщика булыжник, зато сейчас на мостовую приятно смотреть. Во времена Робурга Завоевателя нечистоты свободно стекали с холма по канавам, но уже Кир Справедливый додумался закрывать их каменными плитками, и теперь по ним шествовали прохожие, не мешая проезду всадников. Джаб приветствовал знакомых, прикладывая ладонь к шлему, Ларкин же игнорировал всех.
   Они по краю миновали оживленный рынок, где слуги придирчиво выбирали самые свежие продукты для столов господ, и проехали в Северные ворота. В Крыльях жизнь била ключом: по улицам сновал разношерстный люд, куда-то спешили запыленные всадники, у речных причалов переругивались на родных языках торговцы. Два драгуара невозмутимо вышагивали по мостовой, не замечая суеты кругом, но Джаб сразу подобрался - где-то в этой толчее могут скрываться враги. Чак настороженно поглядывал по сторонам и держал наготове щит, чтобы успеть прикрыть господина от любой опасности; Ларкин же, казалось, брал пример с коней - он не обращал внимания на людской водоворот и меланхолично покачивался в седле, погруженный в свои мысли, но отрешенность его была обманчивой.
   Когда они пересекали очередной мост на улице Лодочников, навстречу сунулся наемник, облаченный в кожаный панцирь и потемневший шишак. Его полукровка хотел уступить дорогу громадному драгуару, но всадник пришпорил коня, и тот рванулся вперед. Он втиснулся между Ларкиным и перилами, Раш возмущенно заржал и остановился. Наемник понукал своего коня, но тот также не мог сдвинуться с места, зажатый боком драгуара. Генри очнулся от дум и уставился на нарушителя спокойствия.
   - Куда вы так спешите, любезный?
   - Не ваше дело. Я тороплюсь, дайте проехать!
   - Поразительная наглость, переходящая в глупость. Ты не находишь, Джаб? - спросил Змей.
   - Вежливость редко присуща наемникам, - подтвердил виконт.
   - Я первый въехал на мост, вы обязаны меня пропустить!
   - Милейший, я обязан только своему королю и то в служебное время, - сказал Генри.
   Закованный в броню кулак врезался в скулу грубияна. Лязгнул металл. Помятый шлем перелетел через перила, его хозяин отправился следом. Падение замедлило стремя, но изношенная подпруга лопнула, и наемник рухнул в канал, подняв кучу брызг. Ребятишки на берегу засмеялись, указывая на барахтающегося воина. Какой-то сердобольный мастеровой бросил ему конец веревки.
   Джаб слышал, что кони со временем становятся похожи на своих хозяев, в случае с Рашем это обстояло именно так. Драгуар косился на выскочку, посмевшего заступить ему путь, и, наконец, куснул того за бок. Полукровка всхрапнул и попятился, благо, что упрямый наездник уже покинул его вместе с седлом. Ларкин съехал с моста под восторженные крики детворы.
   - Никакого уважения к гвардии...
   - А ведь ты его чуть не убил, - заметил Джаб. - Что, если бы он утонул?
   - Чепуха! Я ему жизнь спас, - бросил Змей.
   - Как так?
   - Виконт Нивельхейм, иногда мне кажется, что ваш великолепный арно жмет вам голову, отчего мыслительные процессы в ней несколько замедляются. Скажите на милость, как может утонуть человек, у которого из доспехов только кожаная куртка и ржавый шлем?!
   - После такого удара и я бы разучился плавать.
   - Подобные наглецы не тонут, тем более в канале мелко. Он еще благодарить меня будет, если не совсем дурак.
   - За что это, интересно?
   - За то, что я ограничился оплеухой. Посуди сам, если бы я не окоротил этого выскочку, он бы еще на поединок меня сподобился вызвать по своей невежественности...
   - На котором ты бы его зарубил, - закончил Джаб.
   - Само собой, - подтвердил Змей. - Ненавижу глупцов. Впрочем, я немного развеялся благодаря этому господину и у меня появилась одна идея.
   - Какая?
   - Пока не скажу, надо всё обдумать. А вот и оплот нашей доблестной стражи!
   Сложенное из черных камней здание высилось на три этажа вверх и уходило на два вниз. Под землей находились камеры, где до суда коротали время воры, насильники и убийцы, хотя молва утверждала, что в Мерзлых Подвалах томятся не только преступники. Джабу приходилось бывать в мрачных стенах Дома Закона из-за того, что его подчиненные излишне шумели в тавернах и тревожили сон добропорядочных жителей Таггарда. После внесения штрафа нарушители порядка обычно заступали в караул казармы сроком до полумесяца, а особо отличившихся Джаб посылал на усиление городских ворот, где они нередко были вынуждены нести службу с теми же людьми, что доставили их в казематы.
   Руководил стражей граф Зейн Мердок. Как и все титульные, он недолюбливал дворян родовых, владевших замками и землями. Король Робург возвысил Мердока после подавления бунта Вольных каменщиков, протестующих против монополии Гильдии - тогда стражники показали себя с лучшей стороны, но и воды с тех времен утекло немало. Зейн до сих пор очень трепетно относился к пожалованному титулу и не терпел к себе обращения, отличного от "сиятельного графа". По роду службы Джабу приходилось с этим мириться, но Ларкин часто плевал на условности.
   - Привет, Мердок! - возвестил Змей, ворвавшись в кабинет шестью футами сияющих доспехов.
   Джаб вошел следом, заметив, что капитан стражи так скривился от приветствия Ларкина, словно сжевал целый лимон. Не обращая внимания на гримасу Зейна, Генри расселся в кресле и закинул ногу на ногу. Снятый шлем он поставил на стол, полированный бок арно причудливо отобразил физиономию Мердока, и так не отличавшегося красотой. Джаб учтиво поклонился хозяину кабинета и занял соседнее кресло.
   - Я хотел узнать у вас, сиятельный граф, до каких пор по улицам Таггарда будут расхаживать преступники и посягать на жизнь лучших дворян королевства? - спросил Ларкин, произнеся любимое обращение Мердока тоном сродни ругательству.
   - Здравствуйте, Ларкин. Добрый день, виконт Нивельхейм. Вам следовало навестить меня сразу же после покушения для составления словесного портрета злоумышленников, - сказал Зейн, проигнорировав вопрос Генри.
   - Я сообщил стражникам всё, что знал, - сказал Джаб.
   - Вы нашли уже трубочиста-стрелка и возницу? - перехватил инициативу Ларкин.
   - Дорогой граф, мы задержали трех подозрительных трубочистов и пять возниц. Сейчас их допрашивают. Результаты я сообщу вам ближе к вечеру. Возможно, виконт, вы сможете припомнить еще какие-либо подробности?
   - Ммм, покушение произошло так быстро, что я запомнил только одежду... но опознать негодяев смогу.
   - Вот как? Хорошо, тогда пойдемте со мной.
   - Пока вы ходите, я хотел бы взглянуть на тот арбалет, который вы должны были снять с крыши, - сказал Змей.
   - Не сомневайтесь, граф, мои люди работают на совесть, просто им не всегда хватает улик.
   С этими словами Мердок подошел к полке и достал с неё орудие покушения. Он положил арбалет рядом со шлемом, Джаб поднялся из кресла, и они прошли в боковую дверь. Выложенный серым камнем коридор освещали масляные лампы. Капитан стражи шагал впереди, что-то бормоча себе под нос - общение с Ларкиным не прошло для него бесследно. Джаб давно привык к причудам друга, но посчитал нужным сгладить его слова:
   - Прошу вас извинить Генри, он часто ведет себя бесцеремонно.
   - Да уж, не перестаю удивляться, как он еще дожил до своих лет с таким характером. Будь я помоложе, обязательно вызвал бы его на поединок.
   Джаб промолчал, сдерживая ухмылку. Раньше Ларкина часто приглашали выяснить отношения с помощью меча, но в последнее время это случалось всё реже - слава Змея как искусного воина бежала впереди него, а покровительство маршала и самого короля служило лучшим щитом от злых языков. Многие рыцари вздохнули с облегчением, когда Ларкин стал капитаном гвардии, ведь теперь он не мог участвовать в турнирах. Впрочем, Генри не сильно расстраивался по этому поводу - выиграв в трех наиглавнейших схватках: битве на мечах, копьях и общем сражении, он охладел к ристалищам.
   Ступеньки спустились на первый уровень подземелья. Справа и слева переплетались прутья решеток, в камерах сидели и лежали на прелой соломе задержанные, но еще не осужденные люди. Мердок провел Джаба в конец коридора, где располагались комнаты для допросов. Крепкий стражник отворил дверь, дворяне очутились в помещении, заставленном различными приспособлениями. Джаб - слава богам! - никогда не бывал ниже первого этажа Дома Закона и теперь с интересом осматривался по сторонам. В подвале размещалось всё необходимое для тщательного допроса: виконт узнал дыбу, рядом стоял доспех с торчащими вовнутрь шипами - Железная Вдова, а на столе лежали инструменты с блестящими лезвиями и бурыми пятнами на рукоятях. Уже от созерцания пыточных принадлежностей Джаб испытал острое желание признаться во всех грехах, какие же муки претерпевали те несчастные, кто на своей шкуре опробовал эти щипцы, иглы и ножницы?
   - Вот здесь мы допрашиваем подозреваемых, - сказал Мердок. - Я хотел показать вам эту комнату, чтобы вы не сомневались в наших способностях узнать истину.
   - Да уж, впечатляет, - выговорил Джаб.
   - Теперь мы пройдем в общую камеру, где вы сможете опознать злоумышленников.
   Они вернулись в коридор. Зейн отдал распоряжение стражнику, тот захватил со стены лампу и сдвинул засов на двери. На длинной скамье сидели задержанные трубочисты, возницы, а также несколько пьяниц в грязных лохмотьях. Люди щурились от света, один толстяк сразу же начал возмущаться, по какому праву его тут держат. Мердок поморщился и приказал всем встать. Стражник пошел перед шеренгой, освещая лица людей, Джаб внимательно всматривался в каждого. Как он и ожидал, среди них не было тех, кто на него покушался. Конечно, лицо возницы он не разглядел под капюшоном, но вот плащ из добротного сукна запомнил хорошо - ничего похожего на потрепанную одежду задержанных.
   - Это не они, - сказал Джаб.
   - Вы уверены, дорогой виконт? - спросил Мердок.
   - Совершенно, сиятельный граф. Отпустите этих несчастных, они не заслуживают знакомства с той комнатой.
   - Хм, ну если вы настаиваете. Капрал, освободите задержанных за исключением бродяг.
   - Слава железным тиграм! - заорал толстяк, разглядев чеканку на панцире Джаба.
   - Разве это не насмешка судьбы? - вопросил Мердок, провожая взглядом торопящихся к выходу людей. - Они сейчас благодарят вас, из-за кого и попали в наше подземелье, и клянут стражников, добросовестно выполнявших свою работу.
   - А вы философ, граф, - заметил Джаб.
   - Упаси Троица! Просто иногда размышляю о несовершенстве нашего мира.
   - Угу. Я думаю, если вы не поймали преступников по горячим следам, то сейчас их и подавно не найти.
   - Рад, что вы понимаете наши трудности. В любом случае, я сообщу вам, если моим подчиненным удастся что-либо разузнать.
   - Благодарю.
   - Пока не за что. Забирайте своего Ларкина, виконт, и будьте осторожны на улицах.
   Генри сидел в том же кресле, где они его и оставили. В руках он держал арбалет, но по грустному лицу друга Джаб понял, что тот ничего полезного из осмотра оружия не вынес, так же как и он из опознания. Змей выслушал неутешительные результаты и, подхватив свой шлем, раскланялся с Мердоком. Чак ждал рыцарей на улице. Хлопья липкого снега падали на мостовую, меж камней бежали мутные ручейки. В просвете туч показалось солнце.
   - Зря ты злишь Мердока, - сказал Джаб. - Он исправный служака и к тому же не глупец.
   - Вижу, ты взял в привычку корить меня за все мои действия, - отозвался Ларкин. - Прямо как моя покойная матушка, славится она на небесах.
   - Неужели тебе нравится, когда тебя ненавидят?
   - Честно говоря, мне всё равно. Жизнь скучна, а если стараешься понравиться всем, то просто невыносима, - произнес Генри и добавил: - У Мердока отвратительное вино, я не хотел, чтобы он вновь угощал меня этой отравой.
   - Поэтому ты его и разозлил?
   - Не только. Оскорбившись моим поведением, он посчитал лучшим выходом оставить меня одного, чтобы не наговорить грубостей. Пока вы осматривали казематы, я осматривал комнату.
   - Ты копался в его вещах?!
   - Фи, виконт! Как вы могли обо мне такое подумать? Я знакомился с уликами, которые ваш исправный и умный служака не счел нужным нам показать.
   - Серьезно? И что ты нашел?
   - Ага! Нечто очень интересное, щепетильный мой Нивельхейм.
   - Генри, не томи.
   - Помнишь, я сказал, что у меня появилась идея? Так вот, сначала я думал, что на тебя напали наемники, которым заплатил кто-то из твоих недругов, хотя для меня удивительно, что у такого благочестивого рыцаря, как ты, могут быть враги. Но, столкнувшись с ярким представителем этой братии, меня одолели сомнения. Такие люди действуют прямолинейно, для них было бы гораздо проще подстеречь тебя в каком-нибудь переулке и устроить потасовку, после чего стража бы нашла на мостовой хладный труп одного знакомого мне виконта.
   - Вряд ли, ты прекрасно знаешь, как я фехтую. К тому же не все наемники так глупы, как тот наглец на мосту.
   - Вот! Умные воины исправно служат или совершают подвиг на поле брани и затем припеваючи живут в пожалованном господином имении. Более неспокойные натуры продолжают убивать, но продают своё мастерство уже за большую цену и выполняют конкретную работу.
   - Так ты считаешь...
   - Да. Кому-то ты мешаешь настолько, что он заплатил за твою смерть Красноруким.
   - Не может быть!
   - Подумай сам. Разве стал бы обычный наемник бросать на крыше дорогой арбалет, только чтобы уйти налегке? К тому же в кабинете Мердока я исследовал стоящий под полкой сундук. Надо заметить, что свои тайны капитан хранит под таким ненадежным замком, что тот открывается от легкого сквозняка. Внутри я обнаружил добротный плащ возницы и одеяние трубочиста, хоть и заляпанное грязью, но также из хорошей материи.
   - Так может, он покрывает кого-то из своих подчиненных?
   - Джаб, ты представляешь стражников в роли наемных убийц?
   - Но почему же он тогда не сообщил мне о находке?
   - Я думаю, кто-то заплатил нашему служаке, чтобы он закрыл глаза на происходящее. В сундуке также лежал увесистый мешочек с новехонькими форинами.
   - Я сейчас же вернусь и потребую от него объяснений!
   - Спокойнее, Джаб, - произнес Ларкин. - Так ты ничего не добьешься, а только насторожишь его. Надо действовать тоньше.
   - Но как?
   - На плаще я обнаружил дыру, низ был запачкан кровью.
   - Ага, сейчас припоминаю: когда я рубил жерди между повозками, один из возниц вскрикнул. Тогда я подумал, что он испугался оружия, но, видимо, отлетевшая щепка попала ему в ногу.
   - И крепко ранила, - сказал Змей. - Держу пари, что этот Краснорукий сейчас хромает.
   - И всё же, мне не верится, что мной занялись профессиональные убийцы. За что?
   - Причина есть, просто мы её пока не знаем. Эти люди следовали четкому плану даже после неудачи: бросили арбалет, скинули одежду и растворились в толпе. Так могут действовать только профессионалы, но не переживай, как видишь, и у Красноруких бывают промахи.
   Несмотря на заверения Генри, Джаб почувствовал, как сердце кольнула тревога. Краснорукие пользовались славой безжалостных и неуловимых убийц, каждый из этого немногочисленного братства прикончил стольких людей, что молва твердила о кровавой красноте, проступавшей на руках душегубов - боги часто метят выродков. Насколько помнил Джаб, трубочист носил черные шерстяные перчатки. Кто же натравил на него убийц?
   Виконт уже не сомневался в правоте Ларкина. Неведомый заказчик был прекрасно осведомлен о мастерстве лейтенанта Железных Тигров, он не стал бы поручать такое дело простым наемникам. Тем больше пугала Джаба его решимость. Ничего не зная о причинах покушения, можно предполагать самое худшее. Вдруг удар уже будет направлен не него, а на Луизу? Её могут похитить, чтобы выманить Джаба из города в то место, где ничто не помешает Красноруким завершить своё дело. Он поделился опасениями с Ларкиным.
   - Вполне возможно, - согласился тот. - На твоем месте я бы отправил жену к эрлу. В укрепленном замке ей ничего не грозит, она погостит у отца и вместе с ним вернется к турниру. За это время мы постараемся найти исполнителей и заказчика. Хм, подождите меня здесь, я недолго.
   Генри перешел улицу и остановился у грязного попрошайки, сидящего у входа в курию. Глаза нищего закрывала черная повязка, рядом стоял прислоненный к стене костыль. Услышав звон монеты о камни мостовой, слепой мгновенно прибрал её и внимательно выслушал щедрого господина. С другом явно что-то произошло, подумал Джаб. Трудно припомнить, чтобы капитан Королевской Гвардии раздавал милостыню, да еще и разговаривал со всякими попрошайками, как со старыми знакомыми. Генри бросил в протянутую ладонь горсть медяков и вернулся.
   - Что на тебя нашло? Заболел? - спросил Джаб.
   - Нет, просто решил проявить милосердие, - ответил Ларкин и пустил коня рысью.
   Джаб последовал примеру друга, но успел заметить, как слепой припустил вниз по улице, неся костыль под мышкой. Вот и верь после этого людям! Промелькнул мост Висельников, запахло едкими растворами из Кожевенного переулка. Нищий мошенник давно вылетел из головы, теперь Джаба снедала тревога за Луизу. Зиг чувствовал его нетерпение, подковы звонко цокали по брусчатке. Оруженосец Ларкина еле поспевал за рыцарями, подпрыгивая в седле и удерживая щит господина. Через забрало шлема Джаб поглядывал на улицу, но в висках стучало: быстрее, быстрее! Пролетев Северные ворота на полном скаку, кони свернули и понеслись по прямой, как стрела, улице Веревки. Еще издали виконт заметил двух Тигров, дежуривших у ворот. Два дня назад они славно отметили именины сослуживца в таверне "Ржавый меч", где после них остались три сломанных скамьи, груда битой посуды и пятеро искалеченных лавочников. Утихомирить воинов смогли только стражники, прибежавшие на шум со всей округи. Теперь провинившиеся несли караул на воротах лейтенанта и благодарили Одра, что еще легко отделались. Джаб перевел дух - если эти на месте, то и дома порядок.
   Действительно, заслышав перестук копыт, во двор вышла Луиза. Джаб спрыгнул с коня и обнял жену, она притворно замахала руками, жалуясь на его холодный доспех. Сняв шлем, Ларкин смотрел на них и кривил губы. Джаб знал, что Генри не допускает в своё сердце ни одной девушки, хотя многие красавицы при дворе сохли по бравому капитану. Загадочное выражение скучающих глаз стального цвета, тонкие усики и короткая бородка, подчеркивающая аристократичные черты лица, грива черных волос, военная выправка - как не влюбиться в такого мужчину? Но Змей предпочитал заводить романы мимолетные, рассматривая очередную знакомую только в качестве еще одного средства спасения от извечной скуки, владеющей им. Семейные ценности для него были также далеки, как принятые правила хорошего тона. Что Генри ценил в Луизе - так это её стряпню, поэтому, поздоровавшись с леди, он сразу спросил:
   - Что сегодня подают в этом доме на обед?
   После того как они сняли доспехи и умылись, Луиза пригласила всех к столу, включая смущенного Чака. Нарезая кусок буженины, Джаб размышлял, как сказать жене о своём решении. Если он заикнется об угрозе его жизни, то Луиза ни за что не покинет город. Значит, надо придумать благовидный предлог для её отъезда в Рагвуд. В голову ничего не шло, Джаб слушал щебетание жены и всё больше мрачнел. Хоть бы Ларкин что подсказал! Но тот уплетал за обе щеки сочное мясо, макал в соус лепешку, и к внутренним мольбам друга оставался глух, предпочитая не вмешиваться в дела семейные. Спасение пришло с неожиданной стороны. В кармане акетона потеплел кош, Джаб достал амулет. Шип кольнул кожу, кровопийца насытился, и виконт прочёл послание. Его губы тронула улыбка, лицо просветлело.
   - Любимая, у меня отличная новость. Леди Мелиса произвела на свет мальчика!
   - Святая Ламина, какая радость! - воскликнула Луиза. - Небеса благоволят нам! Она так долго ждала этого мига, а уж как отец заждался наследника! Дорогой, мы должны обязательно навестить родителей и поздравить их. Мне даже не верится. Чудеса какие-то!
   - Действительно, благая весть, - произнес Ларкин, подмигнув другу.
   - Солнце моё, я сейчас не могу покинуть Таггард, - осторожно начал Джаб. - Ты ведь знаешь, через четыре дня состоится смотр, его величество лично будет присутствовать на нём.
   - Ох, я и забыла. Какая жалость... но, может быть, ты отпустишь меня одну? Я так хочу поглядеть на младенца и увидеть матушку! А ты приедешь, когда закончишь свои дела, - сказала Луиза и умоляюще посмотрела на мужа.
   - Любимая, разве я могу отказать тебе? Вечером конюх подготовит карету, а утром отправишься в путь. Еще и воинов дам в сопровождение, в Рагвуде всегда неспокойно.
   - Обожаю тебя!
   Ларкин кашлянул и уткнулся носом в тарелку.
  
   Свен.
  
   Северин спал беспокойно. Проводив сонного Эрика до его комнаты, он еще долго ворочался в постели и размышлял о письме. Похоже, пираты непричастны к нападению и грабежу рыбаков, как он и думал, иначе зачем назначать встречу? Про Шугу Трази Свен слышал, что тот самый старший из пиратских баронов и пользуется в братстве заслуженным авторитетом. Но вот должен ли Страж Моря встречаться с теми, кого поклялся истребить? Что, если это ловушка, несмотря на слова Трази? Разбойникам может верить только глупец, они, не задумываясь, продадут родную мать, была б достойной цена. Если станет известно, что эрл якшается с пиратами, то пострадает его честь. С другой стороны, у Свена нет ни одной зацепки, в таком отчаянном положении впору хвататься за любую соломинку. Так ничего и не решив, эрл забылся тяжелым сном.
   Утром Свен послал Рогана в порт. Умывшись, глянул мимоходом в зеркало и остановился. Пушок стал гуще, превращаясь в настоящую поросль. Эрл погладил голову, с удовольствием чувствуя, как пружинят темные волоски. Нет, чтобы не говорили, а стиги своё дело знают, чудодейственный бальзам стоит своих денег. Свен еще раз полюбовался результатом колдовства и с сожалением повязал платок - скоро уже он будет обходиться одной шляпой! Внизу ждал накрытый стол. Когда эрл доедал запеченного в тесте лосося, во дворе послышался шум. В гостиную вошел Ант Парк, остальные дружинники уже шушукались на кухне, выпрашивая у Руфины лишний кусочек черничного пирога. Старшина выглядел изможденным.
   - Еще не спал? - спросил Свен.
   - Нет, милорд. Мы недавно вернулись с побережья.
   - Есть новости?
   - Мы опросили всех рыбаков, кого удалось найти. Твердят одно и тоже: видели с десяток кораблей, все под черными парусами, появились со стороны архипелага, туда же и ушли.
   - Моряков рассмотрел кто-нибудь?
   - К сожалению - нет. Завидев столько касаток, рыбаки решили не испытывать судьбу и вернулись на берег.
   - Я так и думал, но надеялся на лучшее. Садись, ешь.
   Ант благодарно опустился на стул, Руфина поставила перед ним тарелку с пузырящейся яичницей и поджаренными ломтями ветчины. Свен барабанил пальцами по столу и хмурился. Как не крути, а на встречу идти придется, если он хочет всё-таки разобраться в этом деле. Заскрипели ступеньки, по лестнице спустился зевающий Эрик и сказал преувеличенно бодро:
   - Доброе утро, отец! Привет, Ант! Вы поймали пиратов?
   - Пока нет, - ответил Свен.
   - Я ждал вас до последнего, но задремал.
   - И даже похрапывал во сне, - улыбнулся Северин.
   - Зато я выспался и хоть сейчас готов сопровождать тебя в замок, - сказал Эрик.
   - Ну, раз ты так настроен, то съезди на Черный клык с оруженосцами, у меня срочные дела.
   Эрик уставился на него так, словно Свен заявил, что перестанет дышать. Ант тоже отложил вилку и посмотрел на эрла.
   - Появилась зацепка, милорд?
   - Пока не знаю, но мне нужно встретиться с одним человеком. Не спрашивай с кем. Ты с дружинниками сейчас поедешь к таверне "Голубь и куропатка". Внутрь не заходить, расставь людей на улицах кругом, но так, чтобы не бросались в глаза. Жди меня около дверей, мы зайдем туда вместе.
   - Слушаюсь, милорд!
   Ант поблагодарил Руфину и вышел - на его лице читалось плохо скрываемое любопытство, но старшина удержался от новых вопросов. Зато Эрик сразу набросился на отца:
   - С кем ты встречаешься? А это опасно? Кто напал на рыбаков?
   - Я отвечу тебе только на первый вопрос, - сказал Свен. - С пиратским бароном Шугой Трази. Про другое я пока и сам не знаю, но, думаю, после нашей беседы многое прояснится.
   - Пиратам доверять нельзя! - заявил Эрик.
   - Я знаю, поэтому и беру с собой дружинников. А ты поезжай в замок, скажи Рою, чтобы был начеку.
   - Хочу с тобой!
   - Эрик, я поручаю тебе не менее важное дело. Ты сегодня сам, один проверишь боеготовность гарнизона. От катапульт зависит безопасность Золотой Гавани.
   - Да что с ними случится, - буркнул виконт.
   - Вчера одна заболела, забыл? С тобой поедут оруженосцы. Прошу тебя никому не говорить о моей встрече, пусть всё останется в тайне.
   - Ты думаешь, я маленький, не понимаю? - вскинулся Эрик, но тут же спросил: - На рыбаков напали не пираты, поэтому ты и хочешь поговорить с этим Трази?
   - Всё верно.
   - Я никому не скажу, можешь не сомневаться.
   Свен потрепал сына по золотистому ежику волос и позвал Рогана. Настала пора вновь облачиться в доспехи и пристегнуть меч - с пиратами эрл привык встречаться во всеоружии, независимо от того, происходило это на море или на суше. Таверна располагалась в северном Крыле, на улице Птичников, поэтому хозяин и назвал её соответствующе. Улочка петляла, огибая построенные безо всякого порядка бревенчатые дома. В многочисленных тупичках кудахтали в загонах куры, гоготали гуси, по грязной брусчатке бегали бродячие собаки. Свен проехал по очередному мостку и остановился у дома с примечательной вывеской - на ней, растопырив крылья, толстый голубь топтал маленькую куропатку; изогнутые когти терзали серое тельце в пылу страсти, бедная птичка вывернула голову и умоляюще смотрела на эрла глазами-бусинками, но клюв её непонятным образом складывался в улыбку.
   Подивившись извращенному воображению художника, Свен спрыгнул с коня. Ант ждал у дверей, беседуя с розовощеким бондарем о преимуществах дубовых бочек перед всеми остальными. На вопросительный взгляд эрла старшина чуть заметно кивнул и распрощался с мастером. Они зашли в таверну.
   Несмотря на ранний час, за одним столом уже сидели двое моряков, остальные скамьи пустовали. В лучах света плавала потревоженная пыль, пол светлел свежей стружкой. Хмурый хозяин протирал стойку, но, завидев знатного посетителя, тут же пошел к нему, придав лицу самое приветливое выражение из возможных.
   - Милорд, как я рад, что вы посетили моё скромное заведение! Проходите, устраивайтесь поудобнее. Что прикажете?
   - Милейший, я уже завтракал и не собираюсь находиться здесь дольше необходимого. У меня назначена встреча в этой таверне.
   - Ах, как жалко! Я совсем забыл, кто готовит милорду еду, моё почтение несравненной Руфине. Нужный вам человек уже ждет, я провожу вас.
   - Приглядывай за моряками, - шепнул Свен Анту.
   Вдоль стены шли комнатки, отгороженные от общей залы резными панелями и крепкими дверьми. В таких неприметных кабинках уединялись для заключения сделок купцы, встречались влюбленные, не желавшие выносить свои чувства на всеобщее обозрение, и решались без посторонних глаз и ушей вопросы, способные в будущем повлиять на судьбы многих людей. Хозяин остановился у последней и, пропустив Свена, плотно притворил за ним дверь.
   Эрл рассмотрел вставшего навстречу человека. Тот выглядел его ровесником, с первого взгляда становилось понятно, что этот мужчина многое повидал на своём веку - по огрубевшей коже лица змеился шрам, рассекающий кустистую бровь; желтые глаза смотрели холодно и расчетливо, но в них читалась и некая растерянность. Гладко выбритый подбородок выступал вперед, пряди поседевших волос открывали высокий лоб и спадали на уши - в одном блестела серьга с голубым топазом.
   Плащ и шляпа лежали на лавке, барон остался в расшитом акетоне и шерстяных бриджах. Оружия Свен не заметил. Стало неловко, что пришел на встречу в доспехе, но он тут же подавил эту мысль - от разбойников можно ожидать всего.
   - Я рад, что вы откликнулись на мою просьбу, милорд, - сказал барон и представился: - Шуга Трази к вашим услугам. Не хотите ли вина?
   - Благодарю, для этого еще рано, - ответил Свен.
   - Ну а я, пожалуй, выпью.
   Шуга взял со стола бутыль и наполнил стакан. А ведь он встревожен и даже напуган, хотя старается не подавать вида, подумал Свен. Его не меньше меня заботит это нападение, вон как напряжен. Эрл убрал пальцы с рукояти меча и опустился на резной стул, жалобно скрипнувший под его весом. Барон мелкими глотками выпил вино, пустой стакан глухо стукнул по столу. Утерев губы кружевным платком, Трази заявил:
   - Милорд, это не мы.
   - А кто? - спросил Свен и, глядя, как Шуга развел руками, продолжил: - Знаете, что мне скажет король? Он потребует крови, не разбираясь, кто в действительности уничтожил деревни. Думаю, герцог Раверхолла в кои то веки оторвется от любимой охоты и бросит весь флот на архипелаг, чтобы раз и навсегда покончить с пиратами.
   - Нас не так-то легко поймать, милорд. Вы прекрасно это знаете.
   - Знаю, поэтому я и здесь. Можете ли вы предъявить доказательства вашей непричастности к нападению?
   - Милорд, вы должны понимать, что нам невыгодно портить отношения с береговым народом.
   - Если бы я не понимал этого, то мы бы разговаривали уже в другом месте. Что вы знаете о нападении?
   - Одноглазый Марг как раз возвращался с побережья, когда завидел дым...
   - Что он делал на побережье?
   - Милорд!
   - Хорошо, продолжайте пока...
   - Марг в подзорную трубу разглядел с дюжину касаток и уже хотел подойти ближе, когда понял, что эти корабли не принадлежат братству.
   - Почему он так решил?
   - Милорд, какой пират выйдет днем на черных парусах? Они полезны только ночью.
   - Ляжки Придона! А я всё думал, что же мне не дает покоя? Хм, как поступил Марг?
   - Конечно, он сообразил, что дело нечисто и решил понаблюдать за странными кораблями. Его команда спустила парус, касатка спряталась во фьорде. Когда те люди закончили резню, Марг последовал за ними на пределе видимости. Корабли пошли сначала к архипелагу, но потом свернули на восток. Одноглазый сразу кинулся к островам, чтобы сообщить мне новость, и еле скрылся от ваших ладей.
   - Лучше бы он и дальше следовал за этими кораблями, - пробормотал Свен. - И мы бы знали, откуда они появились, и касатка осталась цела.
   - Теперь вы понимаете, милорд, что корсары непричастны к нападению? Эти твари просто подставили нас!
   - Хм, и что вы намерены делать?
   - Конечно, будем искать их! У меня к вам единственная просьба: донесите до его величества мои слова, а я, в свою очередь, обещаю, что теперь валезийские купцы будут беспрепятственно ходить по Беломорью, и вам не придется больше слышать от них жалобы на разбой.
   - А что с остальными? Их вы тоже оставите в покое? Не надо заливать палубу, Трази. Мы враги и я буду преследовать пиратские ладьи везде, где увижу. Не обольщайтесь и запомните это. Однако, сейчас я поверю вам, но только потому, что и сам думал о вашей невиновности.
   - Спасибо, милорд! Я в вас не разочаровался.
   - Комплименты будете отвешивать жене, если она у вас имеется. Я постараюсь удержать его величество от необдуманных поступков, но не потому, что вы меня просите, а так как понимаю сам, что на архипелаге можно положить половину Королевского флота, если не больше. И еще. Помимо вашего обещания вы должны сообщить мне, если что-то разузнаете о нападавших.
   - Конечно, милорд. Не сочтите за наглость, я прошу вас об ответной любезности. Вы можете оставить весточку хозяину этой таверны, он найдет способ связаться с нами.
   - Хорошо.
   - Рад, что мы достигли взаимопонимания, - сказал Трази, надев шляпу и взяв со скамьи плащ. - Не смею более вас задерживать.
   Барон приблизился к боковой двери - совсем не той, через которую прошел Свен. Взявшись за ручку, он вступил на порог, но его остановил оклик эрла:
   - Кто убил моего отца, Трази?!
   - Не знаю, - ответил без запинки тот и повернулся. - Но Рябой Жак как-то сказал, что видел бляху эрла у барона Сакля.
   Дверь закрылась. Свен налил в стакан вина и выпил всё до донышка. Первой мыслью было броситься за Трази и выпытать, что он еще знает про отца, а если будет юлить, то забить его слова ему же в глотку. Свен сдержался. За свою жизнь он научился отличать правду ото лжи, барон не соврал. Также он оставался честен, когда рассказывал про этого Марга. Что же получается? Кто-то решил уничтожить рыбацкие деревни, да еще и прикинулся пиратами, чтобы столкнуть лбами Королевский флот и братство Мантаросса. Зачем? Свен взял с блюда засахаренный кусочек яблока и закусил терпкое вино. Можно только догадываться о мотивах этого неизвестного, но он сильно просчитался. Теперь с пиратами заключено соглашение, хотя, если бы Трази не назначил встречу, всё могло сложиться иначе. Свен почесал через платок лысину, чтобы унять зуд от пошедших в рост волос. Шуга казался человеком благородным, насколько может быть благороден морской разбойник. Что ж, придется поверить ему, но видит Придон - эрл совсем не горел желанием дружить с пиратами. И он обязательно найдет этого Сакля - второго барона братства Мантаросса, и выбьет из него правду про гибель отца!
   Ант стоял у входа в таверну и поглядывал в приоткрытую дверь. Народу в зале не прибавилось, к тому же, завидев эрла, моряки расплатились и вышли. Как и предполагал Свен, Трази пришел на встречу не один. Интересно, сколько еще его людей бродило по округе? Представив, как дружинники идут по улице и раскланиваются с пиратами, Свен хмыкнул. Хозяин тем временем кивнул с видом заговорщика. Подойдя к стойке, эрл произнес:
   - Милейший, если о сегодняшней встрече кто-то узнает, вы очутитесь в казематах моего замка.
   Мужчина побледнел и, нервно протирая блестящее дерево, вымолвил:
   - Милорд, я буду нем, как могила. Понравилось ли вам вино? Я могу завернуть несколько бутылей...
   - Слишком терпкое, - ответил Свен и, развернувшись, подошел к Анту. - Как обстановка?
   - Всё спокойно.
   - Снимай дружинников, мы возвращаемся. Здесь нам делать больше нечего.
   Они сели на коней. Ант поскакал по улице, Свен остановился за воротами, ожидая воинов. Из головы не выходили слова Трази. Если касатки ушли на восток, то они могут принадлежать кому угодно: зарийцам, нордарам, кабистанцам, да хоть тем же корсарам, только с другой оконечности Беломорья. Неведомый враг действовал жестко, он преследовал четкую цель, но какая ему польза от войны Валезии с пиратами? От размышлений Свена отвлек прискакавший старшина.
   - Милорд, Поль и Ракун кое-что обнаружили, вы должны взглянуть.
   Парк поехал впереди, указывая дорогу. Улица сделала крюк и вернулась к таверне с тыльной стороны. В грязном тупике валялась сгнившая капуста, позеленевшее мясо и ломаные кости, объеденные до белизны бродячими собаками. Рой мух висел над гниющими отбросами. Свен сморщил нос и тут разглядел лежащее под забором тело. Рядом стояли двое дружинников. Один перевернул труп и указал на торчащую из живота стрелу. Одежда мертвого мужчины была неброской: коричневая власяница с капюшоном, веревочный пояс и стоптанные сапоги. Так одеваются бедные пилигримы, совершающее паломничество к святым местам. Свен спрыгнул с коня и подошел ближе, отмахиваясь от назойливых мух. Теперь он понял, что показалось странным - на руках убитого чернели шерстяные перчатки. Эрл потянул одну за кончик пальца, ткань сползла с кисти, обнажив кожу.
   - Краснорукий! - выдохнул Ант.
   - Милорд, здесь кругом пятна крови, - подал голос Ракун.
   Свен оглядел тупик. Постепенно стала ясна картина неудачного покушения и тот страх, который он заметил в глазах Трази. Одновременно эрл почувствовал холодок, пробежавший по спине. Неведомый противник предвидел даже возможность встречи пиратского барона со Стражем Моря и вознамерился помешать этому! Воистину, враг умен и предусмотрителен, он заплатил лучшему убийце, но тот не справился с заданием. Трази спасла осторожность, и цену он заплатил немалую - пройдя по тупику, Свен насчитал три лужицы крови. Пираты забрали тела, а кто-то из них и поразил Краснорукого метким выстрелом. Барон не стал говорить об этом, а поступил проще - оставил труп невезучего убийцы, чтобы продемонстрировать эрлу свои возможности. Свен хмыкнул - почему-то он не ощущал к Шуге неприязни.
   - Ант, сообщи страже, - распорядился Северин.
   - Слушаюсь, милорд. Мне кажется, Краснорукий охотился за вашим собеседником.
   - Не исключено.
   - Хм, парни говорят, что видели вокруг таверны с десяток людей, очень смахивающих на пиратов. Обветренные лица, длинные плащи, под которыми легко спрятать оружие...
   - Ант, я встречался с Трази. Это он назначил мне встречу.
   - Ого! Теперь понятно, почему вы секретничали, милорд. Надеюсь, этот пиратский барончик сообщил хоть что-то ценное.
   - Ох, старшина!
   - Мне просто интересно, - сказал Ант и развел руками.
   - Трази утверждает, что на деревни они не нападали. И знаешь, я ему верю. Мы заключили соглашение и теперь купцы вздохнут свободнее.
   - Вам виднее, милорд. Но я не стал бы полностью доверять пиратам.
   - Я тоже не стану. Мы можем легко проверить слова барона.
   - Это как?
   - Поймать настоящих виновников гибели рыбаков.
  
   Эния.
  
   Огнивец горел в очаге бездымным пламенем, искорки вспыхивали в гранях драгоценных камней на стенах самоцветного чертога. Двое цвиргов внесли в зал резной стол. По той осторожности, с которой они поставили его на каменный пол, Эния поняла, что дерево тут ценится дороже серебра. Из благородного металла была изготовлена вся посуда: кубки, тарелки и даже вилки с ножами. Зон-Дар пригласил девочку отведать угощение, состоящее из жареного и печеного земляного ореха, а также отбивные под кисло-сладким соусом. Эния поначалу отказывалась, но, съев кусочек, поняла, как проголодалась. Еще бы, столько тащить этого тяжеленного коротышку! Аш-Гир сидел напротив и улыбался, мерзавец несчастный. Она до сих пор злилась на него, но то и дело посматривала украдкой на бледное лицо с утонченными чертами и в завораживающие глаза с пушистыми ресницами. Нехотя Эния призналась себе, что принц цвиргов по-своему красив: кожа у него такая нежная и шелковистая на вид, что хочется её погладить, а руки сильные, привычные к молоту, чуть грубоватые, но наверняка многие местные девушки мечтают попасть в их крепкие объятия. Странное, но притягивающее сочетание - словно на гибком стане ясеня выросли кряжистые ветви дуба.
   Чтобы как-то отвлечься от таких мыслей, Эния спросила:
   - Как вы можете жить в толще камня? Я прямо чувствую, как на меня давят эти скалы, кругом только холодные стены, ни деревьев, ни солнечного света...
   - За многие века мы привыкли, - ответил Зон-Дар. - И теперь не представляем другого дома, кроме этих рукотворных пещер. Мой великий предок Ош-Мир сознательно отрекся от Желтого светила, чтобы спасти свой народ, но Хозяйка Гор была благосклонна к нам и подарила ночное зрение. Она же научила нас выращивать подземные растения и сумрачных животных, а могущественный Одр дал мудрость работать с металлом и изготавливать механизмы. Возможно, леди, после роскоши замка Шейн вам кажется, что цвирги живут бедно, но это не так. Хотя мы и не жалуем торговлю, но иногда продаем самоцветы и наши изделия людям. К нам приезжают проверенные купцы, они сообщают новости, поэтому мы всегда знаем, что происходит на поверхности, не считайте нас за темных дикарей.
   - Я ничего такого не говорила, - произнесла Эния.
   - Но подумали, - сказал Зон-Дар. - Леди, вы еще не видели подземные озера, где вода прозрачнее слезы; не бывали в наших кузнях, согреваемые жаром недр; не слышали, как трещат и переговариваются в толще гранита живые камни...
   - А это что такое?
   - Гм, ну мы их так называем...
   Старейшина замолчал, подбирая слова, от замешательства его спас цвирг, буквально вкатившийся в чертог. В коридоре послышалось шипение, и в пещеру влетел взъерошенный ком из острых когтей, зубов и пятнистой шерсти. Следом вбежали еще два цвирга, одетых в меха. Каждый держал в вытянутых руках короткое копьё, дыхание со свистом вырывалось из-под кожаных масок.
   - Чара! - вскрикнула Эния.
   Ирбис в последний раз рыкнул на цвиргов и прыгнул хозяйке на колени. Шершавый язык прошелся по щекам, Эния засмеялась и зарылась носом в густую шерсть, трепля любимца за уши.
   - Ты нашел меня, нашел...
   - Повелитель, - обратился один из коротышек к Зон-Дару. - Ирбис привел за собой горцев.
   - Вот и хорошо, - сказал старейшина. - Страж Перевала пришел сам, теперь не надо посылать гонца.
   - Я хочу поговорить с отцом! - немедленно заявила Эния.
   - Почему бы и нет? - сказал Зон-Дар к удивлению девочки. - Проводите леди на верхний ярус.
   - Я сделаю это, - произнес Аш-Гир. - Нога уже почти не болит, тем более эрл, возможно, захочет выслушать мои слова.
   Зон-Дар кивнул. Эния встала со стула, Чара мягко спрыгнул на пол и потерся о ногу хозяйки. Дозорные цвирги уже исчезли в коридоре. В чертог вошли две девушки, неся меховую одежду. Эния пригляделась к ним - такие же белые глаза и бледные лица, тронутые на щеках несмелым румянцем. Волосы русые, заплетенные золотой сеточкой; в мочках ушей виднеются развесистые серьги с множеством драгоценных капелек. Шерстяные платья покрыты искусной вышивкой, на поясах переливаются разноцветные камешки, шеи украшают воротники-ожерелья. Рядом с цвирженками Эния почувствовала себя нищенкой - так великолепен был их наряд. "Видимо, это дочери Зон-Дара или кого-то из местной знати, - решила она. - Но зато я красивее их в сто раз!.. Ну, в пятьдесят точно".
   Аш-Гир облачился в куртку и тронул её за руку. Зон-Дар ушел вперед. Факел со мхом бросал зеленые отсветы на стены и пол, освещая ступени, вырубленные в камне. Эния злилась на костыль цвирга и старалась соразмерять шаг с неторопливой ходьбой принца, хотя душа стремилась наверх - к отцу и солнцу. Чара держался рядом. Вскоре девочка потеряла счет коридорам и поворотам, казалось, они поднимаются целую вечность, но, наконец, откуда-то задул холодный ветер и мглу прорезали лучики света. Миновав очередную развилку, они вышли на широкую террасу, покрытую снегом. Внизу чернело Ущелье Вздохов. Эния перегнулась через низкий бортик и увидела Хавора Драко.
   Отец сидел на коне в окружении хмурых дружинников, по бокам застыли Аргул и Сабур. Воины держали наготове копья и взведенные арбалеты, секира эрла зловеще поблескивала, пальцы стискивали рукоять, но отец не спешил пустить оружие в ход - наросты стен, словно нахохлившиеся снегири, усеяли многочисленные цвирги, держа дружину на прицеле баллистеров. Внизу зазвучал голос Зон-Дара:
   - Тем не менее, всё произошло именно так, как я сказал, милорд.
   - Я хочу увидеть дочь, - потребовал эрл.
   - Отец, я здесь! - крикнула Эния.
   Хавор Драко задрал голову, и его застывшее лицо дрогнуло.
   - Они причинили тебе вред? - прямо спросил он.
   - Нет, со мной обращаются хорошо, но тут темно и страшно, - сказала девочка.
   - Вы должны отпустить её, - сказал эрл сквозь зубы. - Мы в любом случае найдем Дарина в долине и узнаем, почему он покушался на вашего сына, после чего подвергнем суду.
   - Надеюсь, что так и случится, но леди до тех пор будет нашей гостьей, - ответил Зон-Дар.
   - Ты играешь с огнем, Кобольд. Тебе не достаточно моего слова?! - в голосе Стража Перевала зазвучали гневные нотки, дружинники подобрались.
   - Отец, не волнуйся, я пробуду здесь столько, сколько нужно, - неожиданно для самой себя выпалила Эния.
   Совсем не хочется, чтобы черные стены ущелья оросились кровью. Цвирги оказались не так уж и противны, а если быть до конца правдивой - то и вовсе показали себя с лучшей стороны: они честно объяснили мотивы своих действий и вели себя достойно. А как бы на их месте поступили люди? Многие из них в такой ситуации уже достали бы мечи из ножен, чтобы отплатить за оскорбление, не разбираясь, что двигало нападавшими и кто в действительности стоит за ними. Пожить у цвиргов некоторое время - совсем небольшая плата за мир. Решив так, Эния даже почувствовала гордость за себя. Она размышляет как истинная дочь эрла и находит лучший выход там, где другие видят только боль и разрушение.
   Отец молча смотрел на неё, тишину нарушали лишь вздохи призраков ущелья. Прикрываясь щитами, дружинники подняли арбалеты, Аргул наполовину вытащил меч из ножен. Зон-Дар стоял перед эрлом абсолютно безоружным, стекла его маски равнодушно поблескивали, вассал ждал решения сюзерена, уверенный в своей правоте. Напряжение возрастало, звеня в холодном воздухе незримой струной. Аш-Гир придвинулся к Энии, зашипел Чара.
   - А еще я тут видела замечательные алмазы, - громко сказала она. - Пожалуй, я захвачу парочку на память, когда цвирги отвернутся.
   Сабур фыркнул. Многие дружинники заулыбались, лицо эрла просветлело. Он махнул рукой, арбалеты опустились, Аргул с сожалением вернул меч в ножны. Вороной абиссинец отца переступил копытами, когда тот уронил секиру в ременную петлю - блестящее лезвие отбросило солнечный зайчик на маску Зон-Дара.
   - Да будет так, - сказал Хавор. - Вижу, моя дочь не терпит нужды в твоих владениях, пусть погостит немного. Я не могу одобрить твое решение, но понимаю его. Сделаем так: когда мы разыщем Дарина, то приведем изменника на суд Кобольда, чтобы цвирги не сомневались в моих словах.
   - Милорд так же мудр, как и справедлив, - сказал, склонив голову, Зон-Дар. - Я сделаю всё, чтобы маленькая леди не скучала в ожидании вашего возвращения.
   - В замок! - бросил эрл и, подняв голову, добавил: - Эния, если цвирги хоть пальцем прикоснутся к тебе...
   Она кивнула. Дружинники разворачивали коней, Сабур состроил кровожадное лицо и сделал вид, будто сворачивает голову курице. Девочка улыбнулась в ответ. Если бы всё было так просто. Она радовалась своим уверенным словам, но сейчас, глядя, как её отец и братья покидают Ущелье Вздохов, хотела спрыгнуть с террасы и броситься следом. Она даже легла на бортик, но тут же почувствовала прикосновение Аш-Гира.
   - Не надо, маленькая леди. Вы переломаете ноги при падении с такой высоты.
   - Вот ещё! Мне просто так лучше видно.
   Чара сидел на камне рядом и провожал взглядом дружинников. Длинный хвост дергался, подметая снег; уши стояли торчком, ловя знакомые звуки. Эния обняла любимца, ирбис заурчал. Когда последний конь скрылся за поворотом, она вздохнула и повернулась к Аш-Гиру.
   - Ну, что теперь?
   - Спасибо за ваши слова.
   - Хм, если ты думаешь, что я волновалась за отца, то глубоко ошибаешься. Дружинники перестреляли бы вас как куропаток. Просто я не выношу вида крови, а теперь расплачиваюсь за это...
   - Вы всё-таки храбрая девушка, Эния. Я рад, что познакомился с вами.
   - А уж как я рада!
   - Гм, надеюсь эрл Драко быстро отыщет того человека и докажет свою невиновность, чтобы вы могли скорее вернуться домой. Ну, а пока дозвольте показать вам диковинки наших пещер. Уверяю, на поверхности вы такого не увидите.
   - Ваш отец обещал, что скучать мне не придется. Посмотрим, насколько справедливы его слова.
   - Я бы еще хотел попросить вас об одной малости.
   - Слушаю внимательно.
   - Не могли бы вы держать своего любимца на поводке? Я принесу подходящий кожаный ремешок.
   - Чара очень воспитанный ирбис, чего ты боишься? Он рвался ко мне, поэтому немного пошипел на ваших охранников, но ведь ничего страшного не случилось.
   - Маленькая леди, не обманывайте себя, ирбис всегда остается хищником. Он может убежать и напасть на наших животных.
   - Ну хорошо. Неси свой поводок, всё же я у вас в гостях и должна уважать требования хозяев.
   Чара придерживался другого мнения. Когда Эния попыталась набросить на пушистую шею кольцо ремня, ирбис вывернулся и убежал на другой конец террасы. Ласково приговаривая, девочка пошла к нему. Снежный барс недоверчиво косился на свисающий из руки хозяйки поводок и, как только она повторила попытку, проскользнул у неё между ног. Выход с террасы перекрыли спустившиеся со стен цвирги, они ощетинились копьями, Чара рыкнул на них и взбежал на бортик. Эния развела руками.
   - Он не даст себя повязать! В замке он дозволял такое только Рине, уж не знаю почему...
   - Маленькая леди, передохните, - ответил Аш-Гир и что-то сказал своим спутникам.
   Один цвирг скрылся в темном проеме и вскоре вернулся с небольшим куском мяса. Аш-Гир взял у Энии поводок и разложил его на снегу, бросив мясо в центр петли. Они отошли в сторону. Снег под куском окрасился алым, Чара покосился на угощение.
   - Сейчас попадется, - сказал Аш-Гир.
   - Неужели ты думаешь, что он такой глупый? Если бы вы его подержали, я бы давно набросила ремешок.
   - Ни за что, - немедленно отозвался цвирг.
   - Ага! - воскликнула Эния. - Сдается мне, что ты боишься не за ваших свинок, а в первую очередь за себя.
   - Это не так. Просто мы не должны без причины касаться ирбисов.
   - Почему?
   - Снежный барс не только ваш любимец, ему благоволит Хозяйка Гор. Если цвирг хоть пальцем тронет священного кота, то навлечёт её гнев на себя и на весь свой род.
   - Чара никакой не священный, а самый обыкновенный, но в ловушку он не попадется.
   - Мясо манит хищника так же, как мед манит пчел. Смотрите!
   Ирбис спрыгнул с каменного бортика и теперь стелился по снегу. Желтые глаза не отрывались от окровавленного куска, ноздри раздувались, нюхая воздух. Длинный хвост волочился по земле, кончик нервно подрагивал. Чара полз на брюхе так осторожно, словно подкрадывался к реальной добыче. Вот он почти достиг мяса, выпущенные коготки подцепили кусок, Аш-Гир натянул ремешок, но лапа отдернулась. Ирбис затаился, разглядывая манящую цель.
   - Он еще маленький и просто играет, - сказал Эния.
   - Не шевелитесь, - прошептал Аш-Гир. - Если он голоден, то польститься на приманку.
   Чара зашипел и прыгнул. В тот же миг принц рванул ремешок. Петля затянулась на шее ирбиса, но он словно этого и не заметил - рвал когтями угощение и довольно урчал. Цвирги опустили копья.
   - Вот видите, я оказался прав, - сказал Аш-Гир.
   - Полегче, ты его задушишь! - воскликнула Эния и забрала поводок.
   - Не беспокойтесь, я оставил на ремне узел, чтобы петля не затянулась до конца.
   Чара уже расправился с мясом и теперь умывался, облизывая лапы. Эния намотала ремешок на руку. Ирбис почувствовал, что его куда-то тянут, когти заскребли по снегу, но петля держала надежно. Чара зарычал и укоризненно посмотрел на хозяйку.
   - Не надо было лезть в ловушку, - сказала Эния. - Они тебя боятся, понимаешь? Пойдем, Чара, пойдем. Хватит упираться.
   Ирбис нехотя встал и позволил ввести себя в темный проем. Аш-Гир шел впереди, освещая путь факелом. Наверняка злорадствует сейчас, подумала девочка. Поймал бедного котенка и радуется. Как будто Чара может причинить кому-то вред! Он ласковый и воспитанный, не то, что его дикие сородичи. Эния вспомнила шрамы на груди Сабура, пронзенного копьем снежного барса размером с пони, и призналась себе, что божественная Хозяйка поступила мудро, запретив коротышкам трогать ирбисов. Горцы могут выйти один на один с грозным зверем и победить его, а цвиргам с их ростом остается только ставить ловушки или забрасывать снежного барса издалека стрелами, а это нечестно и подло. Нет в такой охоте славы, и не пойдет добыча впрок!
   Горцы не убивают ирбиса ради мяса или шкуры, а лишь единственный раз в жизни заступают ему дорогу, чтобы доказать своё мужество. Когда Сабур встретил четырнадцатую зиму, он ушел в снега мальчиком, а вернулся мужчиной. Ох, и волновалась тогда Эния за него! Трой Вентур смазал раны от когтей зеленым варом, а она сидела у постели и поила брата травяным настоем. Отец повесил шкуру добытого барса на стене Гостиного зала, она была чуть-чуть крупнее трофея Аргула, но вот только после этой охоты в волосах у Сабура появилась седая прядь, и он стал еще более неразговорчив.
   Аш-Гир спускался всё ниже, факел исправно светил зеленым огнем. Чара покорно следовал за хозяйкой, желтые глаза ирбиса мерцали в темноте, словно крохотные звездочки. Вверху стены коридоров покрывала изморозь, здесь же блестел голый камень, шершавый и холодный. Вскоре Эния почувствовала, что воздух потеплел. Они вышли из тоннеля и оказались в просторной пещере. Её потолок укрывал мох, заливающий всё вокруг изумрудным светом. Посредине зала раскинулась зеркальная гладь озера. Эния подошла ближе и затаила дыхание. Сквозь прозрачную толщу виднелось дно с пушистыми водорослями, похожими на огромные цветки, в глубине угадывались очертания еще более причудливых растений, а меж застывших лепестков скользили серебристые рыбки. Посредине возвышался покатый валун, касавшийся верхушкой потолка пещеры. На поверхности озера изредка лопались пузырьки, пахло серой и мускусом. Эния коснулась воды.
   - Теплая!
   - Озеро Покоя, как и наши кузни, согревает жар недр, - сказал Аш-Гир. - Если искупаться в нем, то отступят все болезни, а Хозяйка Гор добавит к жизненному пути несколько лишних миль.
   - Ух ты! Теперь я понимаю, почему вы такие долгожители.
   - Гм, главное не оставаться в воде надолго, а то можно остаться навсегда. Видите тех рыбок? Это цвирги, которые не вняли предупреждению. Хотите искупаться?
   - Благодарю покорно. Я прекрасно себя чувствую, да и до старости мне далековато.
   - Я пошутил, - с улыбкой сказал Аш-Гир. - Сплавайте до островка и обратно, усталость сразу отступит.
   - А ты будешь стоять и подглядывать?
   - Что вы, я искупаюсь с другой стороны.
   Аш-Гир кивнул и поковылял в обход озера. Вскоре его заслонил валун. Эния вздохнула и посмотрела на Чару - тот сидел на берегу и с живейшим интересом наблюдал за снующими в глубине рыбами. Помыться всё-таки надо, решила девочка. Пока она тащила принца-коротышку, вся вспотела и пахнет уже непонятно чем. А вдруг он просто спрятался, и, войди она в озеро, сразу выскочит, чтобы опять пошутить?
   - Аш-Гир! - крикнула девочка.
   - Я здесь, маленькая леди! - донеслось из-за камня.
   - Что ты там делаешь?
   - Плыву к острову. Вода замечательная!
   Эния вновь вздохнула и начала раздеваться. Мягкая шубка соскользнула с плеч, девочка сняла шерстяное платье, унты и осталась в одной нательной рубашке. Хоть в пещере и не было холодно, но по коже побежали мурашки. Эния подошла к воде и попробовала её ногой - теплая, как парное молоко. Чара уже стучал лапой по синей глади, стремясь поймать далеких рыбешек, во все стороны летели брызги. Набросив поводок на ближайший камень, Эния решилась.
   Вода в озере оказалась тягучей, словно масло, но девочка легко плыла вперед, даже не прикладывая усилий, чтобы удержаться на поверхности. Казалось, её подхватила и несет мягкая ладонь дружелюбного великана. Кожу чуть пощипывало, запах серы уже почти не ощущался. Эния лениво взмахивала руками и кончиком языка пробовала воду на вкус - горькая. Отплевавшись, она в несколько гребков достигла валуна. Здесь рос такой же мох, как на потолке пещеры, но только он не светился. Эния опустилась на пушистое покрывало, чувствуя в теле необыкновенную легкость. Все тревоги отступили, хотелось лежать вот так вечно, смотреть на зеленые огни и радоваться покою.
   - Аш-Гир, как тут хорошо!
   - Я знал, что вам понравится, маленькая леди.
   - Хватит уже обращаться ко мне на вы! Я младше тебя. Кстати, сколько ты прожил зим в действительности?
   - Шестнадцать.
   - Так мало? Я всё же думала, что ты гораздо старше.
   - Мой отец давно желал наследника и не оставлял попыток всю жизнь. До меня родились две девочки, ты видела их в самоцветном чертоге.
   - Вот видишь, если захотеть, можно нарожать кучу детишек, просто вы плохо стараетесь.
   Аш-Гир засмеялся на той стороне. Эния перевернулась на бок и поправила задравшуюся рубаху.
   - Чего смешного?
   - Ты говоришь так, словно умудренная годами мать.
   - Мне предстоит это в будущем, и я многое знаю об этом, мама мне рассказывала... а у тебя уже есть суженная?
   - Нет, - вновь засмеялся Аш-Гир. - Я должен вначале обучиться мастерству, а уже потом думать о семье. Хотя, отец хочет познакомить меня с дочерью старейшины Го-Манара из Рамийских гор.
   - Вот как? - спросила Эния и выпалила: - Я замерзла, плывем обратно!
   Она прыгнула в воду, подняв фонтан брызг. Непонятно почему, но последние слова Аш-Гира вызвали у неё раздражение. Неужели ей нравится цвирг? Этот мерзкий, коварный и противный коротышка? Ничего подобного! Просто она перенервничала сегодня, столько всего навалилось... Эния выбралась на берег и выжала рубашку. Ткань всё равно липла к телу, но не станешь же ждать, когда она высохнет, вдруг сейчас Аш-Гир придёт? Он действительно вскоре появился из-за камня и, убедившись, что гостья одета, медленно подошел к ней. Эния отжала концы волос и теперь расчесывала их, осторожно высвобождая гребешок из скомканных прядок.
   - Я тебя чем-то обидел?
   - Нет. Просто мне надоело плавать, - ответила Эния и сама почувствовала, как жалко звучит её оправдание. - Что у вас здесь еще интересного? - быстро спросила она, чтобы скрыть неловкость.
   - Помнишь, я рассказывал тебе про инистых великанов? Хочешь посмотреть на одного?
   - Ты шутишь! - воскликнула Эния, тут же забыв про все обиды. - Они по слухам живут в Хладных землях, откуда им появиться тут?
   - В Арских горах находится подземная колыбель, откуда и вышли все гиганты. Мой отец был еще совсем молод, когда нашел её. Ну так что, боишься?
   - Вот еще! Смотри сам не испугайся, - фыркнула Эния. - Чара, хватит гоняться за рыбками, пойдем смотреть на великанов.
   Девочка подхватила факел. Аш-Гир пошел вперед, предупредив, чтобы она запахнула шубу и накинула капюшон - внизу холодно. Чудодейственная вода подействовала - цвирг на костыль уже не опирался и почти не хромал. Коридоры всё сужались, вскоре перестали попадаться боковые отнорки, под ногами захрустел снег. Воздух загустел, словно вода в Озере Покоя, дыхание вырывалось белесым облачком. Чара недовольно шипел и упирался.
   - Почти пришли, - обнадежил Аш-Гир. - На обратном пути пойдем вверх, согреемся быстро!
   Узкий тоннель вильнул и вывел в пещеру с низким сводом. Эния чуть не упала, цвирг подхватил её за руку.
   - Осторожнее, тут кругом лед. Нам нужно пройти до той стены. Можешь оставить ирбиса здесь.
   Эния намотала поводок на длинную сосульку. Нет, ну как же холодно, уже зуб на зуб не попадает! Зачем она только согласилась? Но отступать поздно. Опираясь на руку принца-коротышки, она пошла по бугристому льду. Пол усеяли толстые наросты, стремящиеся в одно место. Свет факела еле разгонял тьму, но вот впереди замерцало что-то огромное. Аш-Гир остановился.
   - Дальше не пойдем. Смотри.
   Эния задрала голову. Казалось, что с потолка извергся водопад, и тут же холод сковал его. Инистый великан вырастал из пола толстой колодой, в колючих сосульках угадывалась поникшая голова, мощные плечи, опущенные руки. Гигант словно присел перед решительным броском и замер, не смея сделать последний шаг к жизни. Но не умер. В толще льда вспыхивали синие огни, волны тусклого света перекатывались по телу. Он живой, он дышит, подумала Эния. Только очень медленно. Желая лучше рассмотреть великана, она сделала шаг вперед. Нога соскользнула с покатого выроста, девочка взмахнула рукой, чтобы удержать равновесие, и выпустила факел.
   - Осторожно! - вскрикнул Аш-Гир.
   По широкой дуге факел упал на гигантскую ступню. Мох вспыхнул зеленоватым огнем и погас, свечение словно впиталось в обледеневшую плоть. Синие сполохи в теле великана засверкали ярче, убыстрили свой бег, разгоняя мерзлую кровь по закоченевшим венам. Раздался громкий треск. Сверху посыпалась крошка, пол задрожал. Под потолком, на голове исполина, засветилась россыпь красных огоньков.
   Инистый великан проснулся.
  
   Ульрих.
  
   Заржали кони, лязгнул металл. Во дворе раздались встревоженные голоса. Перед глазами плавали обрывки сна: он в сияющем доспехе поражает стрелами многочисленных врагов, рядом сверкает меч отца, эрл улыбается сыну и наслаждается битвой, разгоряченные кони топчут противника...
   - Огонь на вышке! - повторился крик дозорного.
   Ульрих сел в кровати. Неужели сарматы отважились на вылазку? А отец как раз уехал! Нужно узнать, в чем дело. Чтобы не говорила мать, а Долт прав, пора становиться мужчиной. Становиться воином! Юноша достал тонким шестом до тлеющего очага, трут на конце вспыхнул, огонек перебежал на свечу. Со двора слышались команды Таля, на крепостной стене замелькали отсветы факелов. Ульрих потянулся к одежде, но тут же досадливо сморщился - пока он будет копаться, утро настанет.
   - Гридо!
   Слуга возник на пороге, держа в руке короткую дубинку. Оглядел комнату, протопал к окну и, закрыв ставни, повернулся к юноше. Тот хмуро наблюдал за ним.
   - И чего ты разбегался?
   - Ох, сэр, все торопятся, кричат, мне показалось, что на замок напали, а тут и вы еще зовете, вот я и разволновался.
   - Дурень ты! Кто, по-твоему, на нас нападет? Степняки? Насмешил. Помоги мне лучше одеться, я хочу знать, что происходит.
   - Конечно, сэр.
   Гридо отложил дубинку в сторону, сильные руки подхватили Ульриха. Он облачился в штаны, рубаху и плащ, слуга заботливо поправил капюшон. Пальцы ощутили отполированное дерево тисового лука. Гридо ойкнул и уставился на виконта.
   - Сэр, вы никак воевать собрались?
   - Тебя это пугает?
   - Очень. Милорд приказал заботиться о вашей безопасности, я не могу позволить вам рисковать.
   - Ты причитаешь, как моя матушка. Лучше захвати колчан и следуй за мной, не то я всё-таки отхожу тебя тростью, чтобы начал уважать своего господина.
   Гридо потоптался на месте, но всё же исполнил приказ. Ульрих уже ковылял по лестнице, проклиная одеревеневшую ногу - пока он спустится, кирасиры давно покинут замок. Так и случилось. Когда юноша выбежал во двор, последний всадник проезжал ворота, заскрипела опускаемая решетка.
   - Стойте!
   Ульрих со всей возможной скоростью устремился к проёму, сзади пыхтел Гридо. Металлические прутья вошли в каменные пазы, юноша прижался щекой к холодному железу, чтобы только увидеть скачущих к далекому огню кирасиров. Опоздал. Ульрих пнул решетку - впервые за несколько лет на вышке подняли тревогу, а он, сын эрла, вынужден отсиживаться в замке, вместо того, чтобы как отец возглавить отряд. Из курии вышел трой Иштван и направился к ним.
   - Ульрих, что ты тут делаешь?
   - А ты как думаешь? На вышке зажгли огонь, я хотел поехать с кирасирами, но они меня не дождались.
   - Долт справится с этим.
   - Конечно, справится, но почему вы все забываете, что я Тронвольд не меньше, чем мой отец?
   - Хм...
   - Иштван, не надо видеть во мне беспомощного калеку. Мать пугается за меня, Гридо ходит по пятам и сдувает пылинки, а я могу сам постоять за себя!
   - Конечно, это так, но ты еще молод, не прошел обучения и посвящения в рыцари...
   - Зато из лука стреляю лучше многих!
   - Поездка в Салток повлияла на тебя в лучшую сторону, - прищурившись, заметил трой. - Я только рад этому.
   - Вот и не надо со мной нянчиться. Гридо, тебя это тоже касается!
   Ульрих резко повернулся и начала подниматься по лестнице на стену. Как уже надоела эта опека! Стоило один раз упасть с лошади, и теперь он словно проклят на всю жизнь. Кирасиры восторгаются его успехами в стрельбе, но за полноценного лучника не считают. Как же, Хромоножка, Ломанный! Разве может такой стать настоящим воином? Хорошо, что хоть отец так не думает. Как бы еще это леди-матери объяснить? Ульрих знал, почему злится: во сне он был здоров, повергал неприятеля, и никто не сомневался в его отваге, но стоило проснуться и всё изменилось. Даймон вас всех забери! Ульрих стиснул зубы и преодолел последнюю ступеньку, стараясь не замечать боли в ноге. Удивительно, но он в первый раз обогнал Гридо - слуга отстал на целый пролет. Хоть что-то приятное...
   - Из-за чего тревога? - спросил юноша.
   - Ох, сэр, пока не знаю, - ответил молодой дозорный. - На второй вышке зажгли огонь, потом на третьей. Наши поскакали туда...
   - Это я уже видел. Смотри в оба.
   Ульрих пошел вдоль хорды, кивая знакомым лучникам. На лицах многих читалось удивление. Они привыкли видеть его во дворе на занятиях, но чтобы молодой виконт сам поднялся на стену? Редкое зрелище. Привыкайте теперь и к этому, подумал Уль. Я еще не раз вас удивлю. Он остановился у зубца, в темной степи полыхали два огня, словно одинокие маяки в бескрайнем океане. Еле заметные точки факелов указывали на скачущих кирасиров, отряд приближался к первой вышке.
   - Ульрих!
   О нет, вот и матушка обнаружила его отсутствие! Лучники косились, кто-то, похоже, ухмылялся в темноте. Пожалуй, станешь тут великим воином, когда кругом одни заботливые няньки. Уль заковылял в противоположную от лестницы сторону. Гридо следовал за ним. Здесь никого не было, все столпились на южной стене. Мглу разгоняли шипящие факелы. Ульрих остановился в тени караульной будки и шикнул на слугу, тот ушел с освещенного места. Иштван скажет матери, что её сын на стене в окружении воинов, так что она не должна волноваться, но кто знает наперед, что взбредет в голову леди? Здесь она его не увидит и не позовет в замок, остается только дождаться Таля и удовлетворить своё любопытство.
   В ночи вскрикнула птица. Ульрих поначалу бездумно таращился в окружающую мглу, но постепенно глаза привыкли к темноте, и он начал различать очертания деревьев, покрытую грязным льдом Хлою - приток Шумы, горки валунов на месте старого капища друидов. Гридо сопел рядом, но не лез по обыкновению с наставлениями - и то хорошо. Внезапно темноту расцветил алый венчик. Далеко на востоке вспыхнуло зарево, чуть позже донёсся приглушенный грохот. Что это? Ульрих уставился на красную точку. Где-то рядом заржала лошадь, юноша облокотился на зубец, стараясь проникнуть взором за черную пелену. Показалось, что в развалинах что-то движется. Вот, опять! Размытая тень мелькнула меж валунами, он вгляделся в темные холмики до рези в глазах.
   Про это место болтали всякое: что мертвецы в полнолуние встают и вершат кровавые обряды, что друиды посещают старую святыню, перекинувшись в зверя. Ульрих не моргая смотрел в темноту. А может, просто бродячий пес или волк? Рог месяца проткнул черное облако, засеребрилась изморось на траве. Ульрих вздрогнул и согнул лук, зазвенела натянутая тетива.
   - Гридо, стрелу, - прошептал юноша.
   - Что там, сэр?
   - В развалинах капища кто-то есть.
   Пальцы коснулись гладкого древка, Ульрих отвлекся от разглядывания валунов и уставился на листовидный наконечник. Таким хорошо бить воина без доспехов, но убивать юноша пока никого не собирался.
   - Зажигательную, олух, - прошипел он и отобрал у Гридо колчан.
   Стрелы с красным оперением нашлись быстро. Ульрих поднес их к факелу, обернутые паклей наконечники вспыхнули. Вжикнула спускаемая тетива, одна за другой темное небо прочертили три огненных нити. Гридо прищелкнул языком - стрелы легли ровной линией за руинами, вонзившись в обгорелые колоды, ранее служившие опорой куполу капища. Промасленные древки воспламенились, превратившись в настоящие факелы. Свет озарил развалины, привязанных к дереву лошадей и двух человек с кольями.
   - Сарматы! - вскрикнул Ульрих.
   Поняв, что обнаружены, степняки вспрыгнули на коней и обратились в бегство. Копыта вязли в размякшей земле, комья грязи плюхались кляксами в подтаявший снег. Месяц полностью вырвался из плена облаков и осветил всадников, словно решил поучаствовать в охоте. Закусив губу, Ульрих медленно смещал лук, стараясь выбрать правильное упреждение. Взвизгнула тетива, стрела ушла по широкой дуге в небо. Прибежавшие на крик воины следили за полетом огненной точки.
   - Далеко, не достанет, - сказал один.
   - Ветер поднялся, упадет в стороне, - вторил другой.
   Несколько лучников также выстрелили зажженными стрелами, но поторопились, красные росчерки не достигли цели. Ульрих напряженно смотрел на скачущих коней, те превратились в размытые пятна, а огонек стрелы и вовсе растворился во мгле. Промазал, надо больше тренироваться. Задний конь внезапно вильнул, пробежал еще немного и остановился.
   - Есть! - вскрикнул Гридо. - Сэр, вы попали!
   - Похоже на то, - согласился юноша, испытывая смешанные чувства: удовольствие от меткого выстрела перекликалось с осознанием того, что он впервые забрал чью-то жизнь.
   - Вы молодец, виконт.
   - Надо же так попасть! Чудеса...
   - Сейчас наши вернутся и проверим, что там искали дикари, - сказал кто-то из лучников.
   Уцелевший сармат исчез в темноте. Красная точка далекого пожара поблекла и растворилась в полутьме. Небо на востоке светлело, вскоре вернулся отряд кирасиров. Ульрих встречал всадников у ворот, заявив матери, что не пойдет спать, пока всё не выяснит. Леди Кларисса со вздохом оставила его на попечение троя и скрылась в замке. Тревога оказалась ложной. Дозорные увидели большой отряд степняков, зажгли сигнальные огни, но сарматы словно этого и ждали - развернулись и ускакали в степь, обстреляв на прощание уже пустые вышки. Долт Таль хмурился, но, выслушав Ульриха, повеселел.
   - Всё понятно, это отвлекающий маневр. Что им понадобилось на развалинах капища? Сейчас узнаем...
   - Я с вами! - сказал Ульрих.
   - Но...
   - Долт, вы не подождали меня, а я намеревался ехать с вами. Хватит считать меня за калеку, я - Тронвольд! Ты сам говорил мне, что пора думать своим умом, а не оглядываться на других.
   Воины одобрительно загудели, Иштван покачал головой. Глядя на ухмыляющегося старшину, Уль приказал:
   - Гридо, седлай Звездочку!
   В окружении кирасиров он выехал за ворота, следом на старом мерине скакал растерянный слуга. Смирившись с присутствием сына эрла, Долт, тем не менее, держался рядом и разослал кругом разведчиков. Несколько воинов отправились на поиски убитого сармата. Руины капища встретили людей настороженной тишиной, кони аккуратно ступали меж каменных обломков, под копытами хрустели шишки сосен, высящихся вокруг развалин. Когда-то янды разрушили святыню, но зеленых великанов трогать побоялись, как и валезийцы, позже пришедшие в эти места. Трой рассказывал Ульриху, что друиды черпали колдовскую силу в самом лесу, а, умирая, вселялись в деревья, растущие вокруг капищ. Если человек срубал такую сосну, то неизменно вскоре умирал. Даже сарматы не покушались на ценную древесину немногих хвойных островков, непонятно как растущих в степи, что уж тут говорить об остальных народах, считающих себя намного выше и образованнее дикарей? Так и получилось, что друидов давно истребили, а память о лесных колдунах прошла через века.
   - Обыскать руины! - распорядился Долт. - Ульрих, ты разглядел, что они тут делали?
   - Не знаю, но в руках у них были колья.
   Юноша спешился и подошел к толстой колоде. Ветер ворошил горстки пепла, оставшиеся от стрел. Приказав слуге достать наконечники из дерева, Уль склонился над выщербленной плитой. Её покрывали истертые руны, камень по краям растрескался, на месте отколотого куска виднелся небольшой лаз с торчащей из него рукоятью. Ульрих потянул деревяшку наружу и достал один из кольев.
   - Чтобы сарматы не искали, находится оно под этой плитой, - сказал старшина. - Лодлин, Кешт, Седжой, расширьте нору!
   Названные воины принялись рыть землю мечами. Куски жирного чернозема пластами скатывались в проем, тающий снег сбегал каплями по блестящим лезвиям. Кешт снял с коня боевой молот и начал дробить плиту. Удары гулко разносились по капищу, эхо гуляло в кругу сосен и казалось, что деревья вздрагивают в немом бессилии перед людьми, потревожившими покой древней святыни. Вернулись кирасиры, отправленные Талем за убитым степняком. Его тело кулем лежало поперек джангарской лошадки, в спине дикаря торчала обгорелая стрела, капли крови срывались с кончиков пальцев в снег.
   - Меткий выстрел! - похвалил Долт. - И трусливая смерть...
   Ульрих сглотнул и отвернулся. В ожидании кирасиров он съел лепешку с медом, теперь она ощутимо просилась наружу. Рот заполнила горечь. Если он действительно собрался стать воином, то не должен бояться мертвецов и не должен бояться убивать. Виконт вновь посмотрел на обмякшее тело, стараясь дышать глубже и не показывать дружинникам свой страх. Желудок немного успокоился.
   - Готово, сэр, - сказал усатый Кешт и вытер со лба пот.
   - Отлично, сбросьте в дыру факел.
   Шипящая пакля застреляла искрами. Долт склонился над выщербленным провалом, Ульрих заглянул через плечо. Огонь высветил стены квадратной камеры глубиной не больше двух ярдов. На полу лежала пожелтевшая хвоя и толстый слой пыли, тлеющей в пламени факела. Посредине возвышался каменный саркофаг. Из дыры потянуло горьковатым дымком, Долт чихнул и посмотрел на Ульриха.
   - Ну и что это такое, по-твоему? Чей-то склеп?
   - Не знаю, но сарматы устроили всё представление, чтобы только попасть сюда. Давай я спущусь и посмотрю.
   - Нет. Вдруг там кто-нибудь затаился?
   - Ты же сам видишь, кроме гробницы там ничего нет, но надо понять, почему степняки рвались сюда. Тем более, в лаз не протиснется никто, кроме меня.
   - Умеешь ты уговаривать, но ведь проем можно и дальше раскопать, - начал Долт, но, взглянув на разгневанное лицо юноши, пробормотал: - Ладно, Уль, твоя взяла. Только не говори потом, что я тебя не предупреждал. Милорд с меня голову снимет, если что...
   - Не переживай, я буду осторожен. Гридо, помоги мне.
   Ульрих сунул трость за пояс. Весь вид слуги выражал неодобрение данной затеи, но он остерегся возражать при дружинниках, ладони крепко переплелись, и юноша медленно опустился в темный лаз. Подняв факел, он осветил гробницу. Стены покрывали ряды непонятных символов, какие-то знаки, похожие на фигурки зверей, людей и птиц. От барельефа веяло древностью. Сюда бы троя, подумал Ульрих - он бы точно разобрался. В углу заметил кинжал с костяной рукоятью. Юноша повертел его в руках и нахмурился - сталь за давностью времен должна рассыпаться, а клинок только тронула ржа. Кто-то бывал здесь, но зачем?
   - Ну, что там? - раздался сверху голос Долта.
   - Тут никого нет, но гробницу явно посещали не так давно. Подожди, я попробую открыть саркофаг.
   - Давай поосторожнее там...
   - Я мертвецов не боюсь! - сказал Уль, стараясь сам поверить в эти слова.
   Он навалился на каменную крышку, пыхтя от натуги. Та дрогнула и немного поддалась. Юноша засунул в образовавшуюся щель трость и потянул за неё, как за рычаг. В позвоночнике хрустнуло, острая боль пронзила тело. Ульрих привалился к стене, стараясь унять злые когти, рвущие спину. В лаз заглядывал Долт, за ним маячило обеспокоенное лицо Гридо.
   - Как ты там? - спросил старшина.
   - Нормально. Сейчас передохну и продолжу.
   Что ж, если собрался быть воином, то про жалость к себе нужно забыть. Он подвигал лопатками, боль немного утихла. Глубоко вздохнув, Ульрих вновь налег на трость. Заскрежетал камень, сорванная крышка сдвинулась и упала с грохотом на пол, взметнув клубы пыли. Юноша закашлялся, в глаз что-то попало. Вытерев слезы рукавом, он подошел к саркофагу и заглянул внутрь, подняв факел. Ульрих ожидал увидеть скелета в истлевших одеждах, лежащего в окружении оружия и украшений - как и должен выглядеть упокоенный герой или почивший в бозе правитель. Вместо этого ему открылся еще один лаз и ступени, ведущие в темноту.
   - Здесь какой-то проход! - крикнул Ульрих.
   - Куда он ведет? - спросил Долт.
   - Откуда мне знать? Но это легко проверить.
   - Нет! Выбирайся оттуда, одного я тебя не отпущу.
   Если бы Таль и не сказал этого, Ульрих сам попросился наружу. Спина разболелась пуще прежнего, и всей гордости хватало только на то, чтобы не застонать. Вытянув его, Гридо сразу понял состояние виконта по искаженному мукой лицу. Он подвел Звездочку и помог забраться юноше в седло. Как не хотел Уль остаться и посмотреть, куда ведут темные ступени, но тело в очередной раз подвело его. Начни слуга при всех мять сведенные мышцы, и кирасиры бы увидели, как на самом деле немощен сын эрла.
   - Я устал и вернусь в замок, - сказал Ульрих старшине. - Но мы не поедем в Таггард, пока не узнаем, что там, под землей.
   - Я прикажу расширить лаз, и мы спустимся вниз, - сказал Долт с видимым облегчением. - Поезжайте, ты достаточно сделал сегодня.
   Ульрих пришпорил Звездочку, стараясь держаться в седле прямо. Светало, виднокрай на востоке полыхал золотом. Громада замка вырастала на излучине Хлои неприступной цитаделью. Его построили пять веков назад янды, спустя четыре столетия в эти земли пришли войска Робурга Завоевателя и выгнали хозяев за Рагвудский лес. Сэр Гром Тронвольд сражался тогда в первых рядах валезийской конницы, и когда осажденные янды совершили ответную вылазку, разметал неприятели по степи, за что и получил титул эрла и замок в придачу. Сколько секретов хранит эта земля и каменные стены? У мертвых не спросишь, но, по крайней мере, тайну капища мы скоро разгадаем, утешил себя Ульрих.
   Трой ждал у ворот. Юноша поведал ему о находке, Иштван в ответ сказал, что леди Кларисса так и не ложилась и уже несколько раз спрашивала про него. Это может подождать, решил Уль. Боль колола спину сотнями иголок, ногу сводило от напряжения. Слуга помог молодому господину подняться в покой и достал баночку с мазью. Юноша со стоном растянулся на кровати. Коварный недуг бесил его, зависимость от Гридо нервировала еще больше. Когда они прибудут в столицу, нужно обязательно разыскать троя Олгена. Возможно, тот теперь излечит его, ведь в Королевской курии собрана самая большая библиотека Валезии, а за пять лет можно прочесть столько книг, что посрамишь любого мудреца. Сам Ульрих читал только "Молитвы Триединым" и то по настоянию Иштвана или при посещении курии. Но ведь он хочет стать рыцарем, а не последователем Троицы, воителю лишние знания ни к чему. Меч, лук и верный конь - вот истинные друзья воина.
   Дождавшись окончания лечебного издевательства, Ульрих спустился в Синий зал. Спина горела огнем, но почти не болела, сохнущая нога вела себя более чем прилично - она хотя бы сгибалась. Всё же Гридо знает своё дело, подумал юноша, но это не извиняет его назойливости. Мать уже ждала за накрытым столом.
   - Где ты пропадал?
   - Я убил врага! А еще ездил с Долтом смотреть, что искали сарматы в развалинах капища.
   - Ты считаешь, что если научился ездить на лошади и худо-бедно стрелять из лука, то уже можешь подвергать себя опасности?
   - Мама, степняков прогнали, меня окружали кирасиры, о чем ты говоришь? Я будущий воин, а не калека!
   - Ох, всыпать бы Ксанту за то, что он подарил тебе эту кобылу.
   - Отец желает мне только добра!
   - Конечно. Садись, ешь, после завтрака мы выезжаем. Я и лишнего мгновения не хочу задерживаться в этом замке, дикари совсем распоясались. Завтра они наберутся наглости и придут под стены, а твой отец как всегда пропадает где-то.
   - Я обещал дождаться Таля.
   - Он может прокопаться на этих развалинах до вечера.
   - Но ведь нам нужно сопровождение, а все дружинники сейчас со старшиной, - сказал Ульрих, прищурившись.
   - Хитрец. Кушай давай, в дороге нам придется питаться в тавернах, а там кормят неизвестно чем.
   Поездка нагнала аппетит. Ульрих набросился на печень с луком, жевал колбасы, сдобренные сливовым соусом, и поглядывал в окно. Таль уже должен спуститься в гробницу, скоро кирасиры вернутся. Поев, юноша почувствовал сонливость - сказывалась бессонная ночь. Ничего, в карете выспится. Он вышел во двор и крикнул:
   - Видно старшину?!
   - Нет, сэр, - ответил дозорный со стены. - Всадники стоят у развалин.
   - А зачем я тебе понадобился? - раздался сзади знакомый голос.
   Если бы позволила нога, Ульрих бы подпрыгнул. Он развернулся. Перед ним стоял Долт Таль собственной персоной, сзади улыбался здоровяк Кешт с молотом наперевес. Гридо таращился на них не с меньшим удивлением. Волосы и одежду старшины усеивали пряди паутины, на лице чернели полосы сажи.
   - Как это вы... как ты здесь очутился?! - воскликнул Ульрих, а в голове уже смутно забрезжила догадка.
   - Из капища берет начало подземный ход, а ведет он аккурат в кладовую замка, - сказал Долт, довольный произведенным эффектом. - Ловушек там понатыкано, тебе и не снилось! Кешт бросал вперед молот, так и шли. Проход древний, весь паутиной зарос, скелеты валяются. Мне вот что интересно... если мы о нем не ведали, как дикари пронюхали?
   - Возможно, я выясню это в столице, - сказал Ульрих, с удовольствием наблюдая, как вытянулось лицо старшины, и добавил: - Жюль Карота говорил что-то об оруженосце Витерборов.
  
   Зара.
  
   Бельма испуганных глаз таращились то на девочку, то на труп с посиневшим лицом. А еще в них читалось жадное, болезненное любопытство. В деревне случались потасовки, бывали и убийства, но то в угаре драки, а тут, гляди-ка, девица хладнокровно порешила любовника - будет, о чем рассказать сельчанам, приправив историю домысленными подробностями! В отличие от фермеров, трактирщик не только тупо таращился, но и схватил Зару за плечо, повторив вопрос:
   - Что ты сделала с ним? Отвечай!
   - Я его таким и нашла! Отпустите меня сейчас же, я дочь эрла!
   - Ага, а я сын короля, - сказал трактирщик и повернулся к вышибале: - Лупак, ты разбираешься в таких вещах, посмотри, что с господином.
   - Задушен, - лениво бросил тот, склонившись над кроватью. - Следов на шее нет, подушки нетронуты, значит, сыпанула бестия пыльцы смертоцвета под нос, благородный сэр и задохся.
   - Я этого не делала! - воскликнула Зара.
   - А кто же тогда? - вкрадчиво поинтересовался трактирщик. - Тут больше никого нет. Сейчас кликнем стражу, они и разберутся с пристрастием, сразу на чистую воду выведут. Эх, и зачем я пустил тебя?
   Вышибала вытолкал всех из комнаты, хозяин поволок девочку за собой по лестнице. Зара пыталась вырваться, но её держали крепко. Как доказать этим тупым крестьянам свою невиновность? Надежды на стражу мало; если там все такие, как тот храпун в будке, то они и слушать не станут застигнутую на месте преступления девчонку. Заточат в темницу, а милости от здешнего старосты тоже ждать не приходится. Что же делать? Зара нащупала спрятанный за поясом нож.
   Трактирщик бросил её на скамью в углу зала и приказал вышибале бежать за стражниками. Кто-то поинтересовался причиной суматохи, хозяин забубнил что-то невнятное, а девочка привстала с лавки. Как же она забыла про рыцаря? Он узнает и спасет её! Бородатый мужчина лет тридцати слушал объяснения трактирщика. На плаще красовался сокол, держащий в когтях медвежью лапу. Вассал Тельми глянул на Зару и покачал головой, сетуя на то, как у такой хрупкой леди может быть такое черное сердце, и начал подниматься в снятую комнату. Оруженосец пошел следом.
   Зара в растерянности села обратно. Рыцарь её не узнал! Она отчаянно старалась припомнить, кому принадлежит такой герб, но в голове мелькали только дубовые ветви Кормарков и олени Райнелов. Надо было внимательнее слушать Петинью, когда та рассказывала ей про правила геральдики и обозначения родов! Всё же есть некоторая польза в учении, есть. Зара дала себе слово, что если выпутается из этой передряги, то впредь будет более серьезно относиться к словам няни. Но кто же из вассалов отца поместил на свой герб сокола? Да еще и с медвежьей лапой, что вроде бы должно обозначать поддержку и опору? Пифосы? Нет, у них там кто-то из бочки выглядывает. Брины? Мимо, вороны на зеленом поле. Рыцарь уже почти преодолел лестницу, когда Зара вспомнила.
   - Сэр Фалькон! Я дочь вашего сюзерена и я невиновна!
   Рыцарь обернулся с таким выражением на лице, словно с ним заговорила его лошадь. Он пристально вгляделся, Зара попыталась сделать реверанс, понимая, как глупо сейчас выглядит в меховой курточке, засаленных штанах, грязных сапогах и с растрепанными волосами. Точно не как леди, правильно Петинья её ругала. Тем не менее, Фалькон спустился с лестницы и отодвинул трактирщика в сторону.
   - Одр всемогущий! Леди Зара, это действительно вы? Я как-то видел вас на турнире в Таггарде, но вы с того времени сильно изменились, гм, похорошели... Прошу извинить, что сразу не узнал вас.
   - Да и я не сразу вспомнила ваше имя, сэр Гвен, так что мы квиты, - сказала Зара с облегчением.
   - Что же это получается? - продолжил рыцарь. - Вас обвиняют в каком-то убийстве? Милейший, извольте объясниться, за что вы схватили дочь эрла Тельми?!
   Трактирщик побледнел, фермеры сделали вид, что очень заинтересованы содержимым своих кружек. Хлопнула дверь, внутрь ввалился вышибала с заспанным стражником, но они так же застыли на пороге, расслышав окончание фразы. Страж Леса был в этих местах законом и королем. Что он сделает с людьми, которые так бесцеремонно задержали его дочь? Трактирщик бухнулся на колени, его лицо пошло красными пятнами.
   - Ох, простите меня, старого дурака! Произошла страшная ошибка, даймоны застлали мои глаза, благородная леди! Я не хотел вас обидеть, извините, как я могу вымолить ваше прощение?
   - Надо за постояльцами лучше следить, а не хватать невиновных! И не любовница я тому господину, понятно?
   - Виноват, - промямлил трактирщик.
   - То-то же. Как звали убитого? Отвечайте, и может быть, я вас прощу.
   - Это сэр Радвиг Крол, леди, рыцарь из межевых, - вступил в разговор вышибала. - Он изредка приезжает к нам на охоту.
   - А тот мужчина, что взошел до меня по лестнице, вы его знаете?
   - Нет, - мотнул головой трактирщик. - Он снял комнату и всё, я его раньше не видел.
   Заре показалось, что хозяин что-то не договаривает, но она не представляла, как добиться от него правды. Хорошо хоть, её отпустили, и всё благодаря этому рыцарю. Вон как пыжится от важности, меч теребит. Мужчинам только дай показать свою удаль, а если впереди еще светит награда, то тут и думать нечего - из кожи вон выскочат. Нужно использовать благородные порывы до конца, не зря же она приехала в эту дыру! Зара поправила волосы и, стараясь сдержать нервный смешок, сказала тоном светской леди:
   - Господин стражник и вы, сэр Фалькон. Давайте осмотрим комнаты наверху, возможно, мы найдем что-нибудь, что укажет на преступника?
   - С удовольствием, - пробасил рыцарь.
   Усатый страж лишь кивнул, безуспешно пытаясь разобраться в происходящем.
   - Покажите нам комнату, которую снял тот мужчина, - сказала Зара трактирщику, давно уже нарисовав для себя картину убийства.
   В указанном месте, конечно, никого не оказалось. Убийца выпрыгнул через окно в конце коридора и растворился в ночном лесу, прихватив коня мертвого Крола. Трактирщик не казался удивлен таким поворотом дела. Зара всё больше подозревала его в соучастии, а он лишь продолжал вымаливать прощение за свою глупость. Стражник побежал к старосте, чтобы выслать гонца в Далузу за помощью и прочесать лес. В комнате несчастного щеголя всё было по-прежнему, вышибала лишь накрыл посиневшее лицо серой простыней.
   - Осмотрите его карманы, - попросила Зара. - Я подозреваю сэра Радвига в одном грязном поступке, поэтому и следила за ним.
   - Простите меня за дерзость, но разве достойно такое занятие благородной леди? - спросил Фалькон.
   - Вы правы, любезный Гвен, но мой отец так сильно радуется появлению наследника, что я решила не отвлекать его и сама расследовать это дело.
   - Теперь я понимаю, почему вы так оделись. Восхищен вашей смелостью, леди! А про рождение у эрла сына меня известил гонец и я как раз направлялся в замок. Поместье моё неподалеку, вот я и подумал, что сильно торопиться не стоит - пока всё подготовят к торжественному приему! - и остался переночевать в этом трактире...
   - И очень удачно остались, - сказала Зара, прервав излияния рыцаря.
   - Рад служить вам, - склонился в поклоне Фалькон. - Теперь планы мои поменялись. Я должен немедленно сопроводить вас в замок и передать с рук на руки вашему отцу, чтобы милорд не волновался.
   Истинное твоё желание - выслужиться, подумала Зара, но вслух ничего не сказала. Этот человек действительно спас её из лап скользкого трактирщика. Тот уже молчал, убедившись, что немедленно четвертовать его не собираются, и даже снял со стены масляную лампу, осветив нехитрые пожитки убитого. В кожаном мешочке обнаружились несколько медяков; остальные монеты, если они существовали, забрал убийца. Также из карманов плаща вышибала извлек грязный кусок ткани, служивший Радвигу платком, кресало, горстку трухи, оселок и клочок бумаги. Трактирщик потянулся к нему, но Зара выхватила обрывок у него из-под носа. На пожелтевшем кусочке виднелся только краешек черного рисунка, напоминающего крыло - никаких слов. Вздохнув, девочка спрятала бумагу за пояс, в комнату вошел запыхавшийся стражник. Оставив на его попечение тело и вещи, Зара с Фальконом спустились в зал.
   Здесь ждал староста. Пока девочка выслушивала любезности, извинения и заверения в преданности, рыцарь поторапливал хмурого оруженосца, который выносил из комнаты пожитки. Зара разделяла рвение своего спасителя - оставаться в трактире ей совсем не хотелось, а чего бояться на лесной дороге, когда рядом с тобой такой заступник? Тем более в голове занозой сидела мысль о причастности трактирщика к убийству, и девочка придумала простой ход, чтобы подтвердить или опровергнуть свои подозрения. Когда они сели на коней и проехали через спящую деревню, Зара тихо сказала:
   - Погасите факел.
   - Что вы задумали на этот раз, леди?
   - Хочу проверить кое-что. Вы же не откажете мне в помощи, чтобы поймать возможного сообщника убийцы?
   - Я в полном вашем распоряжении. Что будем делать?
   - Давайте проедем окраиной и остановимся вон там.
   Пони сошел с дороги и углубился в лес. Здесь росли разлапистые ели, пахло хвоей. Невидимые в темноте, всадники застыли меж зеленых красавиц, сквозь пушистые ветви виднелся задний двор трактира. Через окна падал свет, выхватывая из темноты корыта свиней, навозную яму, стоящую посредине колоду с воткнутым топором и горку дров под навесом. Фалькон спросил шепотом:
   - Кого мы ждем?
   - Увидите, - ответила Зара, надеясь, что всё рассчитала верно. - Будьте начеку.
   - Хорошо. Гарид, заряди арбалет.
   В деревне хлопнула дверь, меж домами мелькнул огонек факела. Вскоре послышался скрип подводы. Стражник хрипло ругался с трактирщиком, вышибала сетовал, что покойничек тяжеловат для бедного рыцаря. Фалькон рядом пробурчал что-то, Зара прижала к губам палец, требуя тишины. Подвода тронулась в путь, голоса стихли. Вскоре в окне мелькнул силуэт. На утоптанный снег упал луч света, из задней двери выскользнул человек и подошел к плетню. Малыш переступил копытами, Зара погладила его по гриве, моля Триединых, чтобы не дали коням заржать. Человек закряхтел, послышалось журчание, над сугробом поднялись струйки пара. Облегчившись, мужчина огляделся и поднырнул под жердь. Словно прогуливаясь, он неспешно шел по просеке, достиг первых деревьев и скрылся в лесу. Зара соскочила с пони.
   - Оставайтесь здесь, я прослежу за ним.
   - Я не могу отпустить вас одну, - зашептал Фалькон.
   - Сэр, вы умеете двигаться тихо? А в доспехе? Нет? А я выросла в лесу. Не беспокойтесь за меня, я самостоятельная девушка и справлюсь с этим.
   - Да уж, - недоверчиво протянул рыцарь, но остался на месте.
   Привык видеть дам в шикарных платьях, да на балах, подумала Зара, пробираясь сквозь пушистый лапник. Такому и в голову не придет, что сопливая девчонка, каковой он, несомненно, её считает, способна на смелые поступки. А как у него вытянулось лицо, когда она захотела осмотреть комнаты! Ладно, хоть перечить не стал, но для сэра Гвена Фалькона явно стало откровением, что леди могут не только хихикать и кокетничать, но ещё иногда и думать.
   Зара кралась меж елями, острая хвоя покалывала руки даже через вязку перчаток. Девочка предпочла бы передвигаться по ветвям, но вокруг деревни рос чистый бор, лиственные деревья начинались у тракта, а попробуй, продерись через густой лапник! Стараясь не шуметь, Зара выползла на опушку. Снег здесь уже сошел, землю покрывал мягкий мох, любимый оленями. Девочка привстала и тут же плюхнулась обратно за корягу - у ближнего дерева стоял человек. Казалось, сердце стучит на весь лес; передохнув, Зара набралась смелости и выглянула из укрытия. Мужчина воровато озирался по сторонам, вслушиваясь в ночные шорохи. Вот он повернулся, в руке затеплился огонек потайного светильника. Трактирщик склонился у толстого пня, что-то сунул вниз и, не оглядываясь, зашагал обратно.
   Зара мысленно поздравила себя с правильной догадкой. Еще когда она проезжала деревню, то обратила внимание, что окна в домах забраны бычьим пузырем, а в трактире - застеклены. Здесь проходит кружная дорога в Далузу, путники редки, купцы стараются путешествовать по основному тракту, так откуда взяться на постоялом дворе достатку? Не иначе хозяин сговорился с лихими людьми - что совсем не редкость в приграничье - и потихоньку торгует награбленным. Чтобы окончательно убедиться в этом, Зара дождалась, когда трактирщик достигнет просеки, и осмотрела пень. Схрон нашелся быстро. Покатый валун прикрывал залитую смолой выемку, внутри обнаружился клочок грубой бумаги. Зара щелкнула огнивом, полетевшие искры высветили нацарапанные угольком слова: "Гость убит. Нужно встретиться".
   Коснувшись воткнутой в пень рогатки, девочка не стала убирать ветку и положила записку на место. Пусть она достигнет получателя, а Зеленые Братья уже устроят тому встречу. Ясно, что Хан убил посланника, чтобы замести следы, но свидетелем тому стали не только местные фермеры, но и заезжий рыцарь, а также леди Зара Тельми. Вот из-за чего всполошился трактирщик: теперь убийство не скрыть, а уж недоверие к себе со стороны дочери эрла он успел прочувствовать в полной мере. Девочка хмыкнула и, вполне довольная собой, нырнула в ельник. Не доходя нескольких ярдов до коней, она негромко сказала:
   - Гарид, не вздумай выстрелить, это я.
   Смущенный оруженосец опустил арбалет, Фалькон заговорил громким шепотом:
   - Леди Зара, я уже начал волноваться. Тот человек давно вернулся, а вас всё нет. Вы что-то разузнали?
   - Трактирщик оставил разбойникам весточку.
   - Да я этого мошенника к стене пришпилю!
   - Не кричите. Вы и так уже вырвали меня из его лап, этого вполне достаточно. Поспешим в замок. Я сообщу отцу о нашей находке, а он пошлет егерей в засаду.
   - Вы уверены, что так будет правильно? Может, я всё-таки проткну негодяя в нескольких местах, чтобы он не сбежал раньше времени?
   - Любезный Фалькон, разве пристало благородному рыцарю разбираться с какой-то деревенщиной?
   - Гм, вы правы, леди, тем более он безоружный и к тому же почти старик. Едемте в замок. Гарид, не отставай.
   Зара пустила пони рысью, пряча ухмылку. Петинья не зря учила её этикету и великосветскому общению, теперь это знание помогает в разговоре с подобными людьми. Дворянская честь, верность даме сердца, защита детей и стариков, набожность, стремление к славе и почестям - для многих воинов эти понятия составляют хлеб насущный, ну а другим стоит только напомнить о данных обетах и они тут же превращаются, хотя бы внешне, в блистательных рыцарей - вместилище всех добродетелей. Зара покосилась на Фалькона - держится в седле прямо, плащ развевается, ветер треплет плюмаж на шлеме; чувствует себя спасителем прекрасной дамы, не иначе. Она фыркнула. Неужели ей когда-нибудь придется выйти замуж за такого напыщенного болвана? Зара пришпорила Малыша, а внутренний голос нашептывал, что не окажись рядом этого болвана, сидеть бы ей сейчас в каменном мешке на охапке гнилой соломы и молить богов, чтобы отец нашел её быстрее, чем петля палача. Девочка знала, что голос говорит правду, а потому злилась и настегивала пони еще больше.
   Сейчас, под защитой рыцаря и его оруженосца, в свете факелов, лес уже не казался таким мрачным. Усыпанная снегом и хвоей дорога покорно ложилась под копыта, меж деревьев не мелькали чьи-то буркала, шорох крыльев не заставлял испуганно сжиматься в седле. Вскоре показались великаны-кедры, охраняющие Рагвудский тракт. Небо очистилось, рогатый месяц осветил путь. Где-то вдалеке завыл волк, Малыш всхрапнул, а жеребец Фалькона даже не вздрогнул - также ровно шел рядом, снисходительно косясь на пугливого собрата-недомерка. Рыцарского коня обучают быть бесстрашным что в битве, что в жизни. Такой способен ударом копыта размозжить врагу голову, а если тот сунется спереди - может и покусать. Зато Малыш умнее огромного драгуара так же, как его хозяйка умнее рыцаря, подумала девочка. Вой прозвучал вновь, ему вторили другие хищники. Гвен придержал коня и снял шлем.
   - Похоже на стаю. Кого-то гонят, - сказал он, прислушиваясь. - Но далеко. Волки по весне голодные, как и все зверье, могут и на человека напасть. Зимой у меня двух лесорубов задрали в поместье, я народ поднял и в лес. Хотите послушать про охоту?
   Зара кивнула. Лучше уж внимать хвастливым байкам Фалькона, чем волчьему вою. Отец тоже частенько проводил облавы, заботясь о сохранности деревенских стад; не далее как неделю назад эрл вернулся в замок, а за ним следовали три подводы с телами серых хищников. Самый крупный был размером с пони, а зубы, точно кинжалы - не хотела бы Зара повстречаться с таким на лесной тропинке. Гильг Тельми еще сокрушался, что волков в лесу расплодилось столь много, словно они чуют будущую кровавую жатву - как бы не случиться войне. Но шпионы доносили, что Янду хватает забот и на других рубежах, а больше нападения ждать вроде бы неоткуда.
   Замка они достигли в час Быка, когда даже самых стойких часовых клонит в сон. На удивление - в окрестном лесу мелькали огни, с другой стороны тракта слышались окрики. По мосту из ворот выезжал отряд егерей. Зара махнула старшине Олместу и пришпорила коня.
   - Что случилось? Куда все спешат?
   - О боги! Леди Зара, где вы были?
   - Посещала одну деревню.
   - Фуф, рад, что с вами всё в порядке. Кто-то вырезал дальний кордон, а тут еще и вы пропали. Милорд послал всех свободных людей на ваши поиски.
   - Неужели отец беспокоился за меня? Кто бы мог подумать. Как видите, меня сопровождал милейший Фалькон, с ним мне ничего не угрожало.
   - Моё почтение, сэр, - сказал старшина и приложил ладонь к шлему. - Прошу вас, леди, следовать за мной. Милорд приказал сразу проводить вас к нему.
   - Да пожалуйста! Любезный Гвен, благодарю вас за помощь, я сообщу отцу о вашей заботе. Увидимся позже.
   - Я всегда к вашим услугам! - сказал рыцарь и бухнул кулаком в панцирь.
   Зара выдавила улыбку и молча последовала за старшиной. На сегодня она уже исчерпала весь запас любезностей, к тому же страшно устала, хотела спать, но впереди разговор с отцом, а с ним не поспоришь. Олмест проводил до дверей Малого зала, не отступая ни на шаг, словно боялся, что дочь эрла вновь сбежит или просто растворится в воздухе. Он открыл дубовую створку и произнес:
   - Милорд, мы нашли её.
   - Ничего подобного, я нашлась сама!
   - Спасибо, старшина. Оставьте нас, - сказал эрл со вздохом.
   Отец казался изможденным, глаза печально смотрели на Зару. Она почувствовала смятение - он уже не радуется появлению сына из-за исчезновения дочери? Если это так, то она никогда больше не будет убегать из замка. Молчание затягивалось, девочка кашлянула и произнесла:
   - Я не хотела тебя расстраивать, но ты даже не счел нужным меня выслушать, вот я и...
   - Зара, я устал от твоего сумасбродства. Сегодня великий день, леди Мелиса подарила мне наследника, а ты поступаешь так, словно хочешь всё испортить.
   - Отец, я...
   - Выслушай, что тебе говорят! Меня не интересуют твои оправдания, я хочу, чтобы ты подчинялась Петинье и вела себя как настоящая леди, а не как дикий зверек.
   - Раньше тебе нравилось мое поведение.
   - Раньше у меня не было сына, - чуть слышно проговорил эрл. - Пойми, мать волнуется за тебя, у неё может пропасть молоко.
   - А волнуешься ли за меня ты? - спросила Зара дрогнувшим голосом.
   - Ну о чём речь? Конечно, да. Пойми, кто-то вырезал всех егерей на границе, а ты в этот момент пропадаешь неизвестно где, что мне делать? Посадить тебя на замок, чтобы больше не убегала? А может, лучше сосватать достойному рыцарю?
   - Тьфу ты, глупости какие...
   - Да? А что тогда, по-твоему, не глупости?!
   - Ну, например то, что я видела сегодня Хана и, возможно, помогу тебе его схватить... если ты наконец-то выслушаешь меня, отец!
  
   Джаб.
  
   Луиза ударилась в хлопоты, готовясь к отъезду. Она решила посетить ювелира, рынок, портниху и нескольких подруг - Джаб не стал препятствовать. Обоих Тигров он приставил к жене и послал гонца в казармы. Нивельхейм тепло относился к супруге, но терпеть не мог совершать с ней покупки и выискивать подарки. Дело рыцаря - воевать, а не метаться по всему городу в поисках отреза шелка "изумительно вишневого цвета" или парчовых перчаток "как у самой королевы Фриги". Даже в такое тревожное время Джаб решил не отступать от своих привычек, тем более Ларкин предположил, что Краснорукие затаятся, новое покушение надо еще подготовить. Генри уехал во дворец на вечерний развод гвардии и попросил друга не высовывать нос на улицу, заявив на прощание: "Не хочу пропустить тот волнующий момент, когда тебя вновь попытаются утыкать стрелами, поэтому окажи мне услугу - сиди пока дома".
   Карета с Луизой давно покинула двор. Джаб устроился на веранде, потягивая марочное зарийское. Перед ним лежал взведенный арбалет, пальцы отбивали нервную дробь на подлокотнике кресла. Стоящий рядом слуга подливал вино в бокал и старался делать это незаметно, чтобы не раздражать господина. Джаб стиснул рукоять, но тут же расслабился - над забором проплыл штандарт с коронованным вепрем, герольд торопился донести кому-то волю его величества. Виконт поморщился. Как проще на турнире, когда вот ты, а вот твой противник. Бей копьем, руби мечом, и пусть победит сильнейший! Никто не станет исподтишка нападать на тебя, грозить стрелами и стараться всенепременно оборвать твою жизнь. Пускай даже поле боя, смертная сеча, и тут всё ясно: ты настроен на битву и знаешь, что скоро это кончится, пусть и непонятно пока как. А что делать, когда тебя хочет убить неизвестно кто и непонятно за что? Когда в каждом шорохе чудится поступь врага, а из каждого темного угла ждешь подлого выстрела? Джаб не боялся, но нервничал. Он привык полагаться на свои силы и свой меч, но сейчас вынужден был следовать совету Ларкина. Арбалетный болт прошьет с близкого расстояния панцирь как простую ткань, нет в пользовании таким оружием благородства и мастерства, но зато налицо эффективность. Когда-то Верховный трой грозил отказом в посмертии любому стрелку, но сейчас времена изменились. Джаб вздохнул и разрядил арбалет в бревенчатую стену конюшни.
   Как поймать Краснорукого, кто его нанял? Генри обещал помочь, а пока сиди, дорогой виконт, и заливай вином чувство собственного бессилия. Джаб предпочел бы выйти с мечом против пятерых соперников, чем вот так мучиться в ожидании: когда неумолимые убийцы придут по его душу? И самому же отвечать: скорее рано, чем поздно. А может, после неудачи они отступятся? Ну да, ну да, утешай себя... кто бы тогда платил братству Красноруких, если бы они не добивались результата? Никто. Конечно, их мало и если поймать одного исполнителя, другой придет не скоро, но вот как это сделать? Уж больно ловки, сволочи! Джаб вспомнил прищуренный взгляд трубочиста, блеск острого как бритва наконечника, и по коже прошел холодок. Виконт уперся ногой в железный рычаг и вновь взвел арбалет. Слуга протянул очередной болт. "Давайте, идите, я готов к встрече!" - подумал Джаб и опорожнил кубок.
   Когда слуга принес второй кувшин, у ворот заржал конь. Они отворилась, во двор въехал Терми. Джаб со вздохом опустил арбалет и махнул старшине. Передав поводья конюху, Лар взбежал по ступенькам.
   - Кого-то ждете, сэр? - спросил он, покосившись на оружие.
   - Еще не решил, - буркнул Джаб. - Как дела в роте?
   - Всё в порядке. Медведь появлялся, но не надолго. Лицо у него было такое зеленое, точно трава по весне.
   - Пить надо уметь. Людей отобрал?
   - Так точно. В смотре будут участвовать те, кто умеет хорошо чеканить шаг. Как ни странно, лучшие воины в их число не входят. Я выделил двадцать человек, ваша леди будет путешествовать в полной безопасности с таким эскортом.
   - Спасибо, Лар. Выпьешь?
   - Не откажусь, сэр.
   - Ладно, расслабься, не на службе уже.
   - Как скажешь. Что-то ты сегодня хмурый какой-то, - заметил Терми, смакуя вино.
   - Не каждый день в тебя палят из арбалета.
   За рассказом об утреннем покушении они прикончили второй кувшин, Джаб поразил стену конюшни еще тремя болтами, а под конец, когда Нивельхейм посетовал Терми на безалаберность стражи, створка ворот заскрипела и отворилась. Джаб держал взведенный арбалет на коленях. От неожиданности он нажал на рычаг, коротко тенькнула тетива, болт с глухим стуком воткнулся в дубовую створу. Генри Ларкин - уже без доспеха, в малиновом плаще - покосился на дрожащее в футе от него древко и произнес:
   - Как я рад, милейший виконт, что арбалетом вы владеете гораздо хуже, чем мечом. Хотя, промахнуться с такого расстояния? Вам должно быть стыдно, мой оруженосец стреляет и то лучше.
   Ларкин оставил драгуара у коновязи, в калитку заглянул Чак. Он заметил торчащий из дерева болт, вздрогнул и быстро прошел во двор, ведя в поводу своего жеребца. Слуга побежал закрывать ворота.
   - Извини, Генри, - сказал Джаб. - С этим покушением нервы шалить стали.
   - Оно и заметно, - буркнул Ларкин и кивнул Терми. - Вижу, вы избрали самый простой способ их поправить.
   - Да, а что еще делать? Ты меня покинул, Луиза тоже уехала. Я остался один в огромном доме, а где-то рядом кружат убийцы. Хорошо хоть Лар навестил...
   - В тебя он тоже стрелял? - спросил Змей старшину.
   - Нет, граф. Но намеревался.
   - Готов биться об заклад, что вы опорожнили после этого еще один кувшин зарийского. Наш дорогой Нивельхейм даже впал в патетику.
   - От вас, граф, ничего не скроешь...
   - Это верно. Ну что ж, господа, если продолжать дальше сидеть на веранде и расстреливать гостей, то среди них, конечно, может попасться и наш убийца, но вероятность этого события ничтожна мала. Предлагаю отвлечься от дурных мыслей и посетить дом баронессы Молиньяк. Диана дает сегодня прием в честь очередной годовщины сражения, в котором потеряла супруга. Нужно поддержать леди в её горе.
   Терми коротко хохотнул. Барон Молиньяк имел неосторожность участвовать в восстании речных баронов, из-за чего потерял земли, замок и жизнь. Его жена, тогда еще юная девушка, только вступившая в пору созревания, переехала к родственникам в столицу и со временем превратилась в обворожительную куртизанку, которой благоволил даже маршал армии Олаф Лангобард. Благодаря своей красоте и её почитателям из высшего общества, Диана жила в роскошном особняке на одной из главных улиц столицы - Питейной. В стенах этого дома часто проводились приемы, неизменно собирающие цвет дворянства, среди знати считалось честью попасть сюда. Надо ли говорить, что баронесса нисколько не переживала по поводу гибели старого, и к тому же глупого мужа, а наслаждалась нынешней жизнью и купалась во внимании ухажеров, цинично использовав годовщину давнего траура как повод для нового празднества.
   - Ты что-то разузнал? - спросил Джаб.
   - Я поговорил с некоторыми людьми, но пока ни в чём не уверен. Давай осчастливим своим присутствием сей прием, тем более Диана давно интересуется, почему ты обходишь её дом стороной.
   - Генри, у меня ведь есть Луиза!
   - А тебя никто не заставляет изменять ей. Давай собирайся, а то действительно вернется твоя леди и нам уже не удастся улизнуть так просто.
   - Спасибо за вино, Джаб. Я, пожалуй, пойду, - сказал Терми.
   - Лар, ты разве не хочешь поехать с нами? - спросил Генри.
   - Хочу, но вряд ли буду там желанным гостем. Вы прекрасно знаете, граф, что баронесса приглашает к себе только дворян. Не сочтите за дерзость, но с вашей стороны жестоко спрашивать про такое.
   - Плевать я хотел, кого она там приглашает. Ты едешь с нами, тем более лейтенанту может понадобиться твоя помощь.
   - В таком случае - почту за честь.
   Терми пошел к лошадям. Джаб выбрался из кресла и покосился на Ларкина. Друг опять что-то задумал, но ехать к Диане?! Джаб вспомнил темно-карие, почти черные глаза в обрамлении пушистых ресниц; сбегающие локонами по плечам шелковистые волосы ослепительно желтого, как расплавленного золото, цвета; маленькую родинку над алыми губами, влажными и зовущими, способными дарить яркую улыбку и столь страстный поцелуй... даймон! Джаб думал, что давно забыл эту девушку, но стоило Змею заикнуться про неё, как Диана Молиньяк встала перед мысленным взором во всей красе.
   ...Когда отец выхлопотал место лейтенанта Железных Тигров, Джаб приехал в столицу и тут же начал готовиться к свадьбе. Ларкин взирал на все эти приготовления с неодобрением и старался завлечь друга шумными пирушками, ведь они только окончили Кале и окончили с отличием! Сначала надо хорошо нагуляться, утверждал Генри, а уж потом впрягаться в ярмо под названием "семья". Джаб противился, ведь он уже был обручен с Луизой и не мог изменить ей даже в мыслях! Ларкин смеялся над его рыцарской добродетелью, а в один из летних дней их пригласили в особняк на Питейной улице.
   Диана была старше Луизы, но выглядела по сравнению с ней, как утонченная лань перед упитанной козочкой. Очень скоро Джаб понял, что внешность обманчива - баронесса не лань, а красивая и смертельно опасная для юного сердца тигрица. Понял и... влюбился. Диана ответила ему взаимностью, отвергнув куда как более знатных ухажеров. Джаб чувствовал себя на седьмом небе от счастья, он забыл в сладостном бреду о чести и такой давней помолвке. Их встречи проходили тайно, под покровом ночи, но боги, как восхитительны они были! Джаб жил в розовом тумане, пока не прискакал гонец, сообщивший: семейства Нивельхейм и Тельми скоро прибудут в столицу. Вот тут и пришла пора вспомнить о данных обетах, нареченной невесте и чести рода. Угрызения совести терзали его душу с одной стороны, страх потерять любимую - с другой. Джаб бросился в знакомый особняк, чтобы объясниться, и что же он услышал в ответ?
   - Так ты намерен жениться? - спросила Диана прелестная.
   - Я люблю тебя, но обручен с другой девушкой. Пойми, я тогда не думал, что это серьезно, я...
   - Понимаю. Но ведь ты сможешь приходить ко мне и будучи семейным человеком, так делают многие, - сказала Диана коварная.
   - Я очень этого хочу, но не смогу. Меня не страшит людская молва, но как я переступлю через свою честь? Как я смогу изменить той, кому дам слово беречь и любить её одну? Я не знаю, что делать!
   - Делай, что должно. Женись, но помни - двери этого дома всегда будут открыты для тебя, - пообещала Диана любимая.
   Видит хранительница семейного очага Святая Ламина - Джаб ни разу не воспользовался предложением Молиньяк. Он дозволил себе только прощальную ночь, они любили друг друга неистово, страстно, с надрывом, словно чувствуя, что другой возможности уже не представится. Шелковые простыни повлажнели от пота, ногти Дианы впивались в спину Джаба, стоны перешли в крик... а утром он ушел, чтобы больше никогда сюда не возвращаться, и лишь в ушах еще долго звучал горячечный шепот девушки, которую он старался забыть.
   Постепенно безумие любви покинуло его. Помогло чувство долга, честь рыцаря и некоторые слухи, достигшие ушей Нивельхейма. Доброхоты рассказывали, что прелестная Диана нисколько не кручинится, продолжает устраивать приемы и весело проводит время с достойнейшими из дворян. Джаб сначала чернел от таких вестей, а потом понял - хоть баронесса и приблизила его, но она никогда не собиралась связать с ним свою жизнь, вольный дух куртизанки довлел над ней и не позволил бы завести семью, даже если бы она этого и захотела. Клятву верности Луизе Джаб дал со спокойной душой...
   - Нам обязательно ехать туда? - спросил он у Ларкина.
   - Ну, если ты хочешь поймать убийцу, тогда - да. Что-то мне подсказывает, что он непременно появится на этом приеме.
   Оценив непроницаемое лицо друга, Джаб только вздохнул. Генри не скажет большего, хоть пытай его, хоть режь. После гибели отца он стал замкнут, никогда не делился своими планами, как прежде, и скрывал под изысканной речью стоны душевной боли, терзающей его. Впрочем, Змей ни за что не признал бы этого, он называл такое состояние "скукой" и старался любыми способами избавиться от неё. Сейчас он увлечен поимкой Краснорукого, Джабу остается только благодарить богов за это и выполнять распоряжения хитроумного друга, а раз так, то придется посетить знакомый особняк, хотя он когда-то и дал себе зарок больше никогда там не появляться.
   Перед поездкой Джаб умылся, пригладил влажными ладонями постриженные на армейский манер - по краю шлема - волосы, сменил рубаху на свежую, а сверху надел темно-синий акетон с вышивкой. Доспех остался дома, но меч занял подобающее ему место на левом бедре; парадное облачение завершили шерстяные бриджи, сапоги воловьей кожи с блестящими пряжками и плащ с гербом Нивельхеймов - укрытый серебристым щитом красный крест на синем поле. В довершение, Джаб покосился на запертую дверь и быстрым движением мазнул ароматной притиркой шею. Когда он вышел на веранду, Ларкин шумно втянул носом воздух и заявил:
   - Чудесно! Пахнет весной и виконтом Нивельхеймом. Дорогой Джаб, я рад твоему возвращению в общество! Поспешим же, Диана не любит ждать.
   Осталось только стиснуть зубы и сесть в седло. Иногда привычка друга высмеивать всё и вся бесила, но уж такой Генри есть; должно произойти что-то невероятное, чтобы он изменился. Джаб отдал слуге необходимые распоряжения. Терми поскакал впереди, Чак выехал со двора последним.
   Тени от городских шпилей протянулись по мостовой. Патрулирующие стражники зажгли факелы, у дверей домов засветились солнышками шарообразные масляные лампы. Кони миновали перекресток и свернули на Питейную улицу. Как ни странно, Джаб и думать забыл про убийцу, а лишь представлял, как его встретит давняя любовница. Вскоре показался знакомый особняк. Перед ним, во дворе, останавливались кареты, толпились оруженосцы, сновали конюхи. Из открытых по теплу окон раздавался чей-то звонкий смех и негромкая мелодия вальса. У Джаба вспотели ладони, он слез с коня и деревянной колодой двинулся вслед за Генри в раскрытые лакеем витражные двери.
   Хозяйка дома вышла навстречу, протягивая для поцелуя руку, затянутую в атласную перчатку. Она приветствовала Ларкина, кивнула представленному Терми и тут заметила Джаба, стоящего в сторонке. Он молча поклонился. Диана всплеснула руками, кружева её пышного платья взлетели крыльями, а в глубоком декольте меж полукружиями грудей сверкнуло изумрудное ожерелье.
   - Я не верю своим глазам! Милый Джаб, неужели это ты? Граф убеждал меня, что вы придете вместе, но я думала, что это его очередная злая шутка.
   - Баронесса, вы меня огорчаете, я никогда не позволял себе шуток в ваш адрес, тем более злых, - сказал Ларкин.
   - Полно, Генри, я вижу, что вы человек слова. Виконт Нивельхейм, вы не рады меня видеть?
   - Очень рад, - хрипло выговорил Джаб и поцеловал изящную кисть. - Извините, леди, что-то в горле запершило.
   - Ох, и вы простите меня, что же я держу вас на пороге? Проходите и выпейте вина, чуть позже я присоединюсь к вам.
   Джаб пошел на негнущихся ногах вперед, успев расслышать, как Диана шепнула Змею: "Барон здесь". Они оказались в просторном зале. На галерее играли музыканты, но пока никто не танцевал. Знать Таггарда собиралась кучками, дворяне переговаривались, негромко звучали тосты. Джаб примечал знакомых, ему кивали: кто с улыбкой, кто с удивленным лицом - лейтенанта Железных Тигров не привыкли видеть на приемах. Он чувствовал себя не в своей тарелке, то же самое ощущал, по всей видимости, Терми - он прискакал сразу из казармы, не снимая панциря, и теперь затравленно озирался по сторонам. Генри склонился к нему и что-то сказал, Лар облегченно выдохнул и скрылся в боковом коридоре.
   - Куда это он?
   - Переодеться, - ответил Ларкин. - Пока гости собираются, не желаешь ли сыграть партию в баккара?
   - С удовольствием, - ответил Джаб, чувствуя, что ему нужно присесть и желательно выпить.
   В просторной комнате стоял стол в форме фасолины. За ним сидели пятеро, обязанности банкомета исполнял барон Ирг Дальг - судя по стопке из форинов и нескольких руалов, игра для него складывалась удачно. У противоположного края стола толпились зрители, Ларкин в кои то веки первым поздоровался с присутствующими. Джаб тут же понял причины вежливости Змея - им беспрепятственно дали пройти к столу, уважая и ненавидя капитана Королевской гвардии. Чак вернулся с двумя кубками: красное - для господина, белое - для Нивельхейма. Чувствуя легкое смущение, Джаб устроился напротив друга, поприветствовав остальных игроков. Он знал троих из пяти: графа Редфорда, баронов Кометца и Бижара. Ларкин представил молодого виконта Зальдберга и барона Снарка Гроуверка. Если первый поспешил поздороваться, то второй лишь буркнул что-то невнятное и вновь уставился в карты. По словам Генри выходило, что виконт - старший сын городского казначея, а барон - владелец скотобойни и небольшого поместья в окрестностях Таггарда.
   Банкомет выиграл, Редфорд перетасовал колоду и отдал её Дальгу. Игроки сделали ставки, выложив перед собой монеты; Ирг быстро подсчитал сумму и удвоил её в своей стопке. Каждый получил по две карты. Джаб давно не играл в баккара, но правила были просты - для победы нужно в идеале набрать девять очков или же сделать верную ставку на результат. Прошли две талии, обе взял Ирг. Джаб не мог сосредоточиться на игре, думая о Диане, но и Ларкину не везло - оба раза он ставил на себя и набирал очков меньше банкомета. Дальг вновь раздал по две карты, по три, и тут барон Гроуверк сказал:
   - Баккара!
   - Ну наконец-то! - воскликнул Ирг. - А то я уже и не знал, куда девать выигрыш. Еще немного - и я бы просто не унес столько монет!
   - Позвал бы оруженосца, - фыркнул Кометц.
   - Милейший Дальг, вы собираетесь нас покинуть? - спросил граф Редфорд.
   - Да. Прошу простить меня, господа, но моя дражайшая супруга уже несколько раз заглядывала в комнату и делала глаза столь страшные, что, боюсь, еще одного такого взгляда я просто не выдержу!
   За столом вежливо посмеялись. Ирг раскланялся и, собрав монеты, освободил место Гроуверку, выигравшему право стать банкометом. Когда он грузно поднялся и двинулся к началу стола, Джаб заметил, что барон прихрамывает. Настала очередь Нивельхейма тасовать колоду. Все вновь сделали ставки, никто не набрал больше шести очков, и Снарк раздал еще по карте. Джаб поставил на банкомета и выиграл, Ларкин вновь остался ни с чем. Теперь уже он мешал карты. Протянув колоду барону, Змей задумчиво произнес:
   - Удача сегодня не идет ко мне в руки, видимо, настала пора поднять ставки.
   - Согласен с вами, граф, - сказал Редфорд и выложил золотой.
   Джаб ограничился серебряным форином, он уже и думать забыл про цель визита в этот особняк и всё чаще поглядывал на дверь, ожидая появления хозяйки. Сердце билось учащенно, Нивельхейм вынужденно признался себе, что его в большей степени волнует Диана, а никак не баккара, но и он удивленно вскрикнул, когда Ларкин выложил на стол один за другим пять полновесных руалов.
   - Ого! Игра пошла по-крупному! - воскликнул виконт Зальдберг. - Сильно, граф! На что ставите?
   Возбужденные зрители замерли в ожидании ответа. Джаб удивленно смотрел на друга. Генри сейчас выставил на кон стоимость приличной деревни, её окрестных лугов и пастбищ, а также всех крестьян, проживающих в ней. Но как оказалось, время истинно удивляться еще не пришло: под изумленные возгласы Гроуверк с кривой ухмылкой достал из похудевшего мешочка требуемые по правилам десять руалов и несколько раз сдвинул колоду - ставка принята! На лице барона было написано: даже если Ларкин смошенничал при тасовке, то уж сейчас этот фокус не пройдет. Остальные игроки переводили взгляд с банкомета на пять золотых и их нынешнего хозяина - ни у кого не оставалось сомнений, что своенравный капитан Королевской гвардии проиграется в пух и прах, а они будут этому свидетелями. Смакуя вслух эту мысль, никто не стал задумываться, как смог барон-мясник свободно выложить залогом в два раза большую сумму. Больше всех интересовало: на что поставит Ларкин?
   Когда напряжение в комнате стало ощущаться чуть ли не физически, Змей четко произнес:
   - Ставлю на ничью!
   Зрители выдохнули все как один. Джаб посмотрел на Гроуверка - тот нахмурился, но справился с замешательством и начал сдавать. Привлеченные возгласами, в комнату заходили люди из зала, вернулся заинтригованный Дальг уже вместе с женой. Многие шепотом обсуждали шансы Ларкина, все ждали открытия карт. Как ни странно, образ Дианы поблек перед глазами Джаба, он смотрел через стол на друга и спрашивал себя: что же задумал Генри и зачем рискует такой суммой? При ставке на игрока или банкомета выигрыш составлял один к одному, но если выпадала ничья, то Снарк обязан был выплатить Ларкину аж сорок руалов, а это жалование Джаба за три года исправной службы!
   Первым вскрылся Редфорд: семерка жезлов и король лев. За ним перевернул карты Кометц: двойка пентаклей и четверка мечей - барон поджал губы. Молодой Зальдберг набрал пять очков и замер в ожидании третьей карты. Бижар вытащил даму козерог и тройку жезлов, закурил трубку и последовал примеру виконта. Джаб набрал шесть - проигрыш. Ларкин ждал следующей взятки с двумя очками, все смотрели на карты Гроуверка. Он перевернул их по одной: рыцарь рыбы и тройка пентаклей - впереди еще один круг.
   По условиям баккара Снарк сдал по карте себе, Зальдбергу, Бижару и Ларкину. Затаив дыхание, уже проигравший Джаб следил за ходом игры. Если никто не наберет больше семи очков, выиграет граф Редфорд - он поставил на себя и сейчас ждал развязки, барабаня пальцами по столу. В горле пересохло. Нивельхейм попросил Чака принести вина, Генри тоже заказал себе красного валезийского.
   - Вскрываемся! - заявил Гроуверк.
   - Десятка пентаклей, - упавшим голосом произнес Зальдберг.
   - Туз кубков, - тем же тоном сказал Бижар.
   Снарк, как и все в комнате, посмотрел на Змея. Тот уже взглянул на пришедшую карту и теперь загадочно улыбался, не торопясь показать её остальным. Не выдержав напряжения, барон резко вскрыл свою взятку - шестерка кубков! Всего девять очков! Гроуверк расплылся в улыбке и вытер платком взмокший лоб. Зрители уставились на Ларкина: кто-то злорадно кривил губы, кто-то разочарованно хмыкал, кто-то вслух сочувствовал графу - равнодушных не было. Джаб замер, глядя на друга - сейчас, как никогда, он желал ему победы.
   В раскрытую дверь впорхнула Диана Молиньяк, ей на ухо что-то шептал напыщенный юнец. Нивельхейм нахмурился. Девушка остановилась у стола и положила руку на плечо Ларкина.
   - Граф, не томите. Нельзя же всегда выигрывать.
   - Конечно нельзя, милая Диана. До этого я несколько раз проиграл.
   - А сейчас?
   Генри медленно потянулся к лежащей рубашкой вверх карте. Снарк Гроуверк впился в неё взглядом, бездумно постукивая золотым руалом по столу. В настоящий момент, как много раз до этого и неизмеримо больше в последующие времена, простой прямоугольник бумаги выступал самым настоящим вершителем судеб; кто-то даже называл его божественным промыслом, кто-то с точностью до наоборот. Зрители подались вперед, чтобы сразу увидеть, как его величество Случай распорядится на этот раз: кого он возвысит, а кого ввергнет в пучину отчаянья? Ларкин перевернул карту под перекрестьем множества взглядов. Диана захлопала в ладоши.
   - Семерка мечей, - сказал Змей и, зевнув, добавил: - Ничья, дорогой барон.
  
   Свен.
  
   Вторые сутки в дымоходах завывал ветер. Вместе с теплом в Золотую Гавань пришли шторма. Высоченные валы разбивались о волноломы, хлопья пены долетали до самого берега. Теченья Белого моря принесли в залив даже огромный айсберг - он сел на мель в правой оконечности бухты, и теперь горожане собирали в полосе прибоя прозрачные сосульки для кухонь. Руфина тоже заварила из растопленного льда чай - Свен признал, что вода отличается от обычной, мягкая и вкусная. Захватив ведро, Эрик убежал со слугами в порт. По стеклу замолотили крупные капли весеннего дождя.
   Весть о разгроме деревень облетела побережье быстро. Рыбаки пока сидели по домам, пережидая непогоду, но бури утихнут, стоящие на приколе суда выйдут в плавание, и враг может повторить нападение. Свен послал гонцов в самые дальние артели, чтобы опросить людей, но особой надежды не питал - любой мирный человек спрячется, завидев черный парус, а уж следить за пиратами не станет ни один. Эрл навестил также начальника городской стражи, наказав доносить ему все подозрительные разговоры, подслушанные в тавернах города. Оставался еще Трази, но его осведомители на побережье разузнают что-либо не раньше, чем закончится время штормов. Мрачное настроение не покидало Свена.
   Это замечал Эрик, старавшийся найти любой предлог, чтобы не сидеть дома; это видели слуги, призраками жмущиеся к стенам особняка; это чувствовали дружинники, сидящее по казармам в ожидании приказа. Лишь Ант Парк рисковал вызвать неудовольствие эрла. Сейчас он пыхтел над картой Беломорья и замерял расстояния, стараясь понять, откуда пришли таинственные корабли. Свен сидел в любимом кресле, пуская к потолку клубы дыма из трубки, и смотрел в окно, где серый дождь хлестал плетьми камни мостовой.
   - Если всё обстоит именно так, как сказал вам Трази, то корабли могли придти только отсюда, - произнес Ант и ткнул в заштрихованную область.
   - У Кабистана мир с нами, зачем королю Гарольду нападать на валезийских рыбаков? - спросил Свен, покосившись на карту.
   - Ну, это не обязательно произошло с его ведома. Возможно, тут замешаны вельможи или объединились пираты с восточного побережья.
   - Глупости! Зачем эти игры придворным? Разбойники тоже отпадают, почерк не тот.
   - Враги знали о весенних штормах, по-другому никак, - гнул свое Парк. - За три дня они могли укрыться только в Кабистане, а значит, начали плавание тоже оттуда.
   - Ляжки Придона, ты считаешь, я не понимаю этого?! - вскинулся Свен. - Ясно, что всё сходится на Кабистане, но как я скажу об этом его величеству? Верных доказательств нет, Родрик поднимет меня на смех, а королева решит, что я плету против неё интриги. Если ты забыл, Гарольд Мировинг - до сих пор отец Фриги, а её сестра замужем за Тронвольдом. Жеребец тоже будет не в восторге от моих подозрений, хотя, по слухам, давно наплевал на леди Клариссу.
   - Я об этом не подумал, - признался Ант.
   - Понятно, зачем тебе вникать в нюансы дворцовой жизни? А мне приходится...
   Свен встал и прошелся по комнате. Он не хотел признаваться самому себе, что вряд ли узнает, кто вырезал деревни. Нападение было скоротечным, свидетелей не осталось, враги сразу скрылись. Кто поручится, что они не придут вновь? Весь Королевский флот не стали им помехой, значит, нужно придумать другую силу, что отвадит грабителей от берегов Валезии. Свен вытряхнул пепел из трубки. В противном случае, он перестанет себя уважать!
   Ант застыл на стуле, сосредоточенно глядя на карту. Эрл сел рядом, виня себя за вспышку гнева, и разлил по кубкам зарийское. Старшина не виноват, он добросовестно пытается помочь, не след срывать на нем злость. Свен кивнул Парку, они выпили. Ант заговорил что-то о Нордаре, известном своими морскими набегами на соседей, но тут же сам себе возразил, что даже ладьи северян не выдержали бы такой шторм. Свен слушал старшину вполуха, а сам размышлял о водной границе Валезии. Сколько же кораблей надо бросить, чтобы перекрыть дозорами её всю? Королевского флота не хватит, тем более, если распылить силы, ничего хорошего из этого не выйдет. Ладьи могут и не успеть оповестить своих, ведь если враг заметит их первыми, то перехватит.
   Эрл посмотрел на волнистую линию побережья. А что, если? Северин почувствовал, как резко вспотел. Он ведь уперся в то, что нужно бить врага на море и совсем не брал в расчет сушу! Свен быстро прикинул протяженность берега - длиннее, чем южные границы, но ничего, здесь в отличие от Джангарских степей есть еще города. Поставить между ними цепь сторожевых башен, как у Тронвольда, основать крепости под регулярные гарнизоны - и можно не бояться никаких врагов. Точно! Конечно, выйдет дороговато, но нужно убедить короля. Пусть даже пока случилось только одно серьезное нападение, но остаются еще рейды пиратов и контрабандистов, а кто поручится, что, распробовав легкую добычу и поверив в свою неуловимость, разбойники не повторят грабеж? А на побережье ведь не только малые деревни! Чем больше Свен размышлял над своим планом, тем больше он ему нравился. И время удачное - вскоре состоится Совет Пяти, вот на нем эрл и попросит у короля помощи.
   - Хватит ломать голову!
   - Вы придумали, как их поймать, милорд?
   - Пока нет, но я придумал, как такого больше не допустить, - ответил Свен и поделился с Антом своими соображениями.
   - И как я сам не догадался?! - воскликнул Парк по окончании рассказа. - Ходить мне в старшинах до самой старости...
   - Ну, это ты хватил! Если король заинтересуется моим предложением, поставлю тебя командиром над дозорами. Я буду главным на море, а ты главным на берегу.
   - Вот как? Милорд, в таком случае я прошу вас взять меня в столицу. Уверяю, его величество не устоит перед моим красноречием!
   Вернулся вымокший, но довольный Эрик. Он прогремел на кухне ведром и осторожно заглянул в комнату. Свен как раз наполнял кубки и, заметив сына, произнес:
   - Проходи, не прячься. Выпьешь с нами вина?
   - Что-то ты подозрительно добрый...
   - Я придумал, как защитить побережье.
   - Ого! Расскажешь?
   - Конечно, надо же тебе набираться ума-разума.
   Свен плеснул в третий кубок вина и разбавил его водой. За окном сверкнула молния, громыхнул гром, а в комнате горели свечи и в камине потрескивали поленья. Вновь уютно устроившись в кресле, эрл начал рассказывать сыну о своей придумке. Его оборвало хлопанье дверей. В проем влетел растерянный слуга, а в прихожей кто-то проревел:
   - Клянусь секирой Одра, в горах холоднее, но зато не так мокро!
   На пороге появился Хавор Драко. Его шуба потеряла весь лоск, ранее пушистый мех висел сосульками, с волос и бороды стекали потоки воды, точно он только что искупался в море. Сзади маячили лица Сабура и Аргула - причем, если первый по обыкновению был невозмутим, то второй хмурился и брезгливо отряхивал куртку от капель. Свен встал из-за стола.
   - Хавор! Какими судьбами? Я ждал твоего приезда, но позже.
   - Мы скакали день и ночь напролет, - выдохнул Драко. - Налей чего-нибудь выпить и определи на постой мою дружину.
   - Конечно, - сказал Свен и достал новые кубки. - Ант, в пристрое есть место, займись людьми.
   - Слушаюсь, милорд!
   Эрик уже увлек Сабура к теплу камина, о чем-то переговариваясь с давним другом. Аргул застыл посреди комнаты, сбросив на руку мокрый плащ, и как бы невзначай повернулся к Северину изукрашенными ножнами с великолепным мечом. Свен улыбнулся - Хавор наконец-то дождался выполнения давнего заказа, понятно, почему его старший так горд. Драко опорожнил кубок и грохнул им по столу.
   - Китобой, у меня беда!
   - Не торопись. Вам надо поесть с дороги, за ужином и расскажешь, - сказал Свен и крикнул слуг.
   Они взяли мокрые вещи, Руфина засуетилась на кухне. Со двора вернулся Парк, он кивнул эрлу, и мужчины сели за стол, где появился нарезанный ломтями окорок, сыр и фрукты. Свен достал новый кувшин с вином. Отогревшись, Хавор поведал о покушении своих дружинников на принца цвиргов и похищении подземным народом единственной дочери. Лицо эрла кривилось от гнева, он не говорил, а рычал. Горячий Аргул в продолжение рассказа нервно сжимал кулак, рука то и дело ныряла к поясу - проверить, на месте ли меч. Свен выслушал Горца и спросил:
   - С чего бы это твоим людям нападать на цвирга?
   - Задери меня ирбис, Свен, если я знаю! Они в дружине с зимы, службу несли исправно, пили как прочие, корешки не жевали. У одного уже не спросишь, а второй сбежал. Думаю, он подался сюда, чтобы сесть на корабль и убраться подальше! Надо скорее обыскать город, вдруг улизнет?
   - Не беспокойся, сейчас время штормов, все суда на приколе. Если этот Дарин в Золотой Гавани, то найдем, никуда не денется. Меня удивляет, как Кобольд осмелился захватить Энию. Он же твой вассал?
   - Свен, ты ведь знаешь, как самоуверенны цвирги и, скажу тебе, у них есть на это причины. Попробуй, выкури их из пещер! Я сначала этим и хотел заняться, но всё-таки сдержался, поставил себя на место Кобольда и отчасти его понял. Он еще обставил всё так, что моя маленькая лань будто бы их гостья, а я бы сразу в темницу кинул. Тем более, Аш-Гир у него единственный сын. Вот что бы ты сделал, если бы на твоего Эрика напали?
   - Выследил бы и поубивал всех.
   - Вот видишь!
   - Но я бы не побежал за санями в одиночку, милорд, - влез Эрик. - Я бы позвал Сабура.
   Хавор отмахнулся. Вскоре на столе появился жареный окорок, запеченные морские окуни и медовые лепешки. Руфина принесла также свежий кувшин с вином и ушла с корзиной в пристрой - кормить дружинников. Выговорившись, Драко уже порадовался за старшего, Аргул с довольным видом продемонстрировал Оракул и даже дал подержать меч Эрику. В ответ на молящий взгляд сына, Свен поднял руки ладонями вперед и сказал, что подобное оружие надо еще заслужить. Он поделился с Горцем последними неутешительными событиями, на что тот заявил, что беда редко приходит одна - видимо, боги чем-то заняты и на время отвернулись от Валезии, вот и вылезают из недр людских душ темные помыслы. Спать пошли далеко за полночь.

* * *

   На следующий день ветер немного стих, но тучи так же затягивали небосвод. Моросил мелкий дождик. Грязно-синие, почти черные волны накатывали на берег, усеянный ракушками и плавуном. Рано утром Свен с Эриком посетили замок - сын теперь каждое утро вскакивал чуть ли не раньше отца, помня о турнире и будущей учебе в Кале. Дела в родовом гнезде шли всё так же - без происшествий. Рой Сант расспрашивал про успехи в поисках нападавших, а, заслышав про беду Стража Перевала, тут же погнал воинов прочесывать ближайшие леса, радуясь, что может хоть чем-то занять личный состав гарнизона. Свен приказал доставлять к нему всех подозрительных бродяг, с тем и отбыли.
   Гости уже проснулись. Сабур разминался во дворе с братом, Эрик немедленно полез в схватку, чтобы показать другу свои успехи в фехтовании. Застучал деревянный меч. Хавор хмуро смотрел на небо, а, завидев Свена, махнул рукой в сторону набухших туч.
   - Здесь весной всегда так мерзко?
   - Придон с тобой, уже почти лето, это у вас до сих пор снег лежит. Пройдет несколько дней, и погода наладится. Ну что, начнем поиски твоего Дарина?
   Парк построил всех воинов на причале. Хавор кутался во влажную шубу, не захотев с ней расстаться, и рассказывал людям про приметы беглеца. Свен считал, что Дарин изменит внешность, возможно, избавится от бороды, но Драко с негодованием отверг предположения друга: вся сила горца в его волосах, даже последний изгой не осмелится состричь их, дабы не лишиться удачи и расположения богов! Воины разошлись по городу.
   После казарм Свен с Хавором посетили бургомистра и начальника стражи - молодого, но толкового лейтенанта Брюса Стерлинга, его подчиненные так же получили приказ искать беглеца. Глядя, как неохотно блюстители порядка выходят под слякотный дождь, Страж Перевала объявил награду за поимку - золотой. Воины заспешили по улицам куда как веселее. Самые крупные отряды возглавил Аргул и Сабур - они знали Дарина в лицо; Свен с давним другом вернулись в особняк - сюда должны были доставлять всех похожих на горца людей. Ворота Золотой Гавани захлопнулись вплоть до окончания облавы.
   Первым вернулся Парк. Он с дружинниками опрашивал капитанов в порту, но пока безрезультатно - никто не искал убежища на ладьях и галерах. Хавор приуныл, но Свен успокоил его: преступник не глупец, он понимает, что сейчас корабли в море не выйдут. Зато капитаны теперь предупреждены, ни один из них не прельстится на монеты беглеца, рискуя вызвать гнев эрла - здесь хозяин он. Выпив горячего глинтвейна и согревшись, Ант со смешком поведал о настроениях в городе:
   - Одни болтают, что ищем нового Гарбургского Отравителя, другие убеждают, что пособников тех пиратов, что напали на рыбаков, а третьи - какого-то стига, который недавно посетил гавань. Но не ропщут, наоборот, славят вас, милорд.
   - Чем им колдун-то не угодил? - спросил Свен, почесывая через платок зудящую макушку.
   - Дык, кто их любит, утопленников синегубых?
   - Это ты зря, даже у короля один такой есть. Насколько я знаю - охраняет его от враждебных чар и возможных заговорщиков.
   - Вам виднее, милорд, но по мне острый меч, да надежный щит - лучшее средство от всякого противника.
   Хавор согласно крякнул и поставил на стол пустой кубок. Он рвался на улицы, хотел сам искать Дарина, но Свен унимал, зная вспыльчивый характер друга. Горного эрла могут и не узнать здесь, в Золотой Гавани, ведь Драко терпеть не может носить дворянскую бляху, но это не мешает ему яриться каждый раз, когда в нем не видят Стража Перевала. Еще удивительно, как Хавор сдержался в Ущелье Вздохов, и не бросился на цвиргов. Хотя, он всё-таки больше эрл, чем просто отец, решил Северин и вновь наполнил кубки. По его приказу стражники на воротах никого не выпускали из города, но внутрь люди входили беспрепятственно, поэтому гонец из замка прибыл без задержек. Воин поклонился эрлам и бросил на пол мокрую шубу.
   - Нашли в лесу, милорд.
   - А! Что я тебе говорил?! - воскликнул Хавор. - Этот негодяй здесь, и мы его вскоре поймаем.
   - Хм, он догадался избавиться от приметной одежды, - проговорил Свен. - Как бы еще чего не удумал.
   Подозрения эрла начали сбываться. Один отряд возвращался за другим, были прочесаны все злачные места, таверны и трущобы, но беглеца и след простыл. Хавор всё больше мрачнел и налегал на эль, Свен оставался спокоен - он ждал Поля и Ракуна, посланных в город с особым поручением. Руфина подала обед. Вернулся раздосадованный Аргул - ему, как видно, не терпелось испытать новый меч на беглом горце, подумалось Северину. Возвратился невозмутимый Сабур на пару с Эриком - оба мокрые и голодные. Наконец, порог переступили двое дружинников.
   - Ну? - вопросил эрл.
   - Вы оказались правы, милорд, - сказал Ракун. - Мы обошли почти всех цирюльников в городе и у Западных ворот нашли нужного. Тион признался, что вчера к нему заходил мужчина лет тридцати, сильно уставший и одетый не по погоде. Также у него была грубо подрублена борода, по всей видимости - кинжалом, а волосы свисали ниже плеч. Цирюльник побрил и постриг человека наголо.
   - Наголо!? - воскликнул Хавор.
   - Наголо, - подтвердил Ракун.
   - А ты говоришь, даже изгой так не поступит, - поддел Свен, на что Драко только растерянно покачал головой. - Что еще сказал цирюльник?
   - Мужчина ему попался неразговорчивый, - ответил Поль. - Буркнул, что издалека и хочет постричься по городской моде. Тион утверждает, что еще тот был чем-то напуган и всё торопил его, дергался, как юродивый. Единственно, о чем спросил - где в городе живут рамины.
   - Вот как? Да, Хавор, об этом я не подумал, - проговорил Свен. - Этот Дарин переиграл нас. Мы искали во всех возможных местах, где может скрываться беглец, а тот преспокойно отсиживался всё это время в обители Лазь.
   - Это богиня купцов Кабистана? - спросил Драко.
   - Да, по их религии она жена Кабы - творца всего сущего, мать Рами и покровительница торговли. А еще монахи храма имеют свои суда - чувствуешь, куда ветер дует?
   - Чувствую. Пойдем туда?
   - Да, нанесем визит раминам. И Хавор, надень, пожалуйста, свою цепь.
   - Я что, не похож на Стража Перевала?
   - В этой шубе ты похож на дикого горца, перепугаешь мне полгорода.
   - Да что вам всем моя шуба не нравится?! - возмутился Драко, но цепь с дворянской бляхой всё же надел.
   Отряд поскакал по извилистой, как горная речка, Змеиной улице. Она взбиралась на холм, откуда открывался прекрасный вид на гавань, и спускалась к укрытой от ветров бухте, обустроенной кабистанскими монахами. Рамины всегда строили свои храмы на берегу рек и морей, чтя завет покровительницы - соединять в торговле воду и сушу. Свен знал, что наравне с мольбами Триединым многие валезийские купцы также не брезгуют носить на шее ладанку с кристаллами лазской соли - застывшей кровью богини, крупицы которой поглощают влагу и приносят успех в торговых делах. На своих кораблях рамины уплывали к далеким берегам, где основывали новые храмы, больше похожие на небольшие крепости - будущий оплот Лазь и тороватых кабистанцев. Монахи никогда не бедствовали, всегда вовремя платили положенную десятину и пользовались репутацией мирного, но сильного Ордена. Свен не собирался с ними ссориться, а потому попросил Хавора держаться сзади, но на всякий случай дружинники окружили приземистый, с зубчатыми крепостными стенами храм.
   На звон колокола из ворот вышел монах, одетый в просторный халат серого цвета - в складках и рукавах такого одеяния могло поместиться много полезных вещей, начиная от метательных звездочек и кончая составным луком. Насколько знал Свен, рамины предпочитали не сближаться с противником и, если не помогали уговоры, то в дело вступали стрелы. На голове монах носил квадратную шапочку с вышитой бисером открытой ладонью - знаком Лазь. Блюдя вежество, эрл спрыгнул с коня и кивнул настоятелю.
   - Приветствую тебя, достопочтенный.
   - Прибыль твоему роду, хранитель моря. Что привело тебя в обитель Лазь?
   - У вас может скрываться беглый преступник, - прямо сказал Свен. - Он брит наголо, легко одет и напуган.
   - В чем провинился названный тобой человек?
   - Он дезертировал из дружины, отринул присягу, запятнал честь горца и пытался убить моего вассала! - влез Хавор.
   - Это серьезные обвинения, хранитель гор, - согласился рамин. - Но, возможно, у несчастного были на то веские причины?
   - Мне плевать на его причины! - взорвался Драко. - Если я не поставлю эту сволочь перед лицом цвиргов, то больше не будет мира в горах и я потеряю любимую дочь!
   - В тебе говорит гнев, благородный эрл, - потупился монах.
   - Погоди, - отодвинул Свен взбешенного друга и прошел с раминым под арку ворот. - Правильно ли я понял, что названный мной человек здесь?
   - Да, вы пришли в нужное место. Этот несчастный попросил у нас убежища и защиты от убийц, идущих по его следу.
   - Он солгал, достопочтенный. Мы не собираемся лишать его жизни, а хотим подвергнуть справедливому суду, залогом тому слово Стража Моря. Я прекрасно знаю, что моя власть заканчивается за этими воротами, но и ты, настоятель, знаешь мои возможности. Рамины не должны укрывать преступников.
   - У меня нет причин сомневаться в словах благородного эрла. Мы чтим честность и мое сердце полнится болью от давнего случая, когда хранитель моря не поверил скромному последователю Лазь.
   - О чем это ты? - спросил Свен.
   - Две зимы назад верфи Золотой Гавани повысили плату за ремонт наших галер. Гильдия корабельщиков объяснила это тем, что суда Кабистана дольше находятся в плавании и поэтому требует большей затраты древесины и времени на починку. Теперь нам приходится на свой страх и риск тянуть до родного берега и соглашаться на местный ремонт только в исключительных случаях.
   - Что же вас не устраивает?
   - Такое положение дел препятствует нормальной торговле, валезийские суда получают преимущество, хотя путешествуют по морям абсолютно столько же, сколько и наши, если не больше. Мы встречались тогда с благородным эрлом, но он не внял нашим доводам.
   - Хм, что-то такое я припоминаю. Действительно, если внимательнее рассмотреть этот вопрос, то становится понятно, что наши купцы вряд ли бороздят моря меньше, чем ваши, так что причина повышения платы за кренгование мне теперь кажется надуманной. Полагаю, я смогу образумить Гильдию корабельщиков.
   - Я рад, что хранителю моря открылась истина. Мне также совершенно ясно, что названный тобой человек лукавит и старается уйти от справедливого возмездия. Пойдемте, я провожу вас к нему.
   Исчерпавший все запасы терпения Хавор бросился внутрь храма, как голодный лев к добыче, лишь только Свен подал ему знак. Следом шли Ант Парк и двое дружинников. Настоятель провел гостей через проход в стене, по бокам мелькали узкие бойницы. Навстречу попадались рамины - все как один в серых халатах и черных шапочках. Коридор вывел к дверям келий, монах распахнул предпоследнюю и вошел первым, подняв над головой факел. Свен увидел внутри человека, сидящего на топчане - лысину и щеки мужчины покрывали засохшие порезы. Он вскочил, с ужасом глядя на вошедших, и заметался по комнате испуганным зверьком, крича что-то невнятное. Хавор коротким ударом опрокинул беглеца. Горец застыл в углу, дрожа и поскуливая. Блики от факела гуляли по стенам, мужчины молчали. Понемногу страх в глазах сменился узнаванием, Дарин сполз со скамьи и пополз на коленях к бывшему господину.
   - Эрл Драко, так это вы? Одр Всемогущий, как я рад!
  
   Эния.
  
   Инистый великан ворочался в капкане собственного тела. Тепло факела послужило той искрой, что вдохнула в него жизнь, но как тяжело очнуться от векового сна! Освещая зал, синее пламя напитывало бугрящиеся мускулами руки, широкую грудь, колоды-ноги. Осыпались шелухой снежные хлопья, обнажая блестящую кожу. Многочисленные глаза исполина вспыхивали красным, их взгляд, казалось, прожигал Энию насквозь. Она уже поняла, что совершила непоправимую ошибку, но боялась пошевелиться перед ожившим чудищем и сильнее всего желала превратиться в мельчайшую снежинку, чтобы затеряться в круговерти себе подобных.
   Дрогнули стены. Великан с трудом выпрямился. Голова с россыпью глаз уткнулась в потолок, свод брызнул сосульками. Они падали иззубренными стрелами. Где-то сзади закричал Аш-Гир, но его слова потонули в грохоте обвала. Эния, наконец, вышла из ступора и начала пятиться, не отрывая взгляда от проснувшегося титана. Тот повел плечами, чем обрушил новый сверкающий дождь. Гигантская ступня с обгорелой занозой факела дернулась, по полу зазмеились трещины. Исполин перенес вес тела, напрягся, словно вытягивал ногу из болота, и ледяные путы не выдержали. Раздался треск. Огромная стопа поплыла к Энии, она успела разглядеть толстые пальцы мертвенно-синего цвета, гладкие ногти каждый размером с рыцарский щит, и тут поняла, что еще мгновение - и великан наступит на неё, растопчет как букашку! Девочка взвизгнула и бросилась прочь.
   Свечение инистого гиганта наполняло зал. Эния промчалась вдоль стены, впереди чернел проем, куда она и нырнула, гонимая ужасом. Сзади бухали шаги, девочка неслась, не разбирая дороги, пока вокруг не сомкнулась спасительная темнота, но даже тогда она не остановилась. Левая рука шарила по холодному камню, правая вытянулась вперед, щупая воздух. Эния боялась обернуться, она знала только одно - надо бежать! Дыхание вырывалось с хрипом, глаза щипало от едкого пота, ноги запинались о неровности. Тоннель забирал вверх. Идти становилось всё труднее, в теле дрожала каждая жилочка. Через несколько ярдов девочка споткнулась и распростерлась на полу, не в силах сделать больше ни шага. Вокруг плавали разноцветные пятна, вспыхивали искорки, но они постепенно гасли, и, когда исчезла последняя, Эния поняла, что лежит в полной темноте. О, боги, страшно-то как!
   Она резко села. Кроме собственного дыхания ничего не слышно, кругом черная пелена без единого проблеска. Эния поползла, руки нащупали стену. Опираясь на неё, девочка смогла подняться, стараясь не замечать предательской дрожи в ногах. По стеночке, по стеночке, она двинулась вперед, но после нескольких шагов остановилась. Куда она идет? Возможно обратно, прямо в лапы чудищу? В этой темени не разберешь, где нужное направление. Эния затаила дыхание и прислушалась. Что там с Чарой, успел ли выскочить из-под обвала Аш-Гир? Где-то вдалеке потрескивал каменный свод, шелестели снежинки и крупицы льда, потревоженные её бегством. Вроде бы всё спокойно, но почему тогда кажется, что из окружающей тьмы сейчас бросится какое-нибудь страховидло? Бррр! Девочка прислонилась спиной к стене и замахала перед собой руками. Никого, трусиха!
   Что это? Вдали послышался перестук. А теперь мягкие шлепки, легкий скрежет. Эния попятилась, таращась во тьму широко раскрытыми глазами. Опять, уже ближе! Топ-топ-топ-топ. В этих подземельях может водиться всё, что угодно, цвирг вроде бы говорил про каких-то сумеречных зверей. Топ-топ-топ-топ. Девочка почувствовала, как зашевелились волосы. Еще немного и она закричит! Тогда уж точно все окрестные твари сбегутся на пиршество - бояться нельзя! Если она ничего не видит, это не значит, что видят они.
   Эния пятилась, успокаивая себя, но тут пришла подленькая мыслишка, что при жизни под землей совсем не обязательно вообще иметь глаза, добычу можно находить по запаху. Грррау! Что-то врезалось, опрокинуло, протащив по полу. Девочка завизжала так громко, что, верно, услышали на перевале Шейн.
   Она вцепилась в шерсть, стараясь сбросить чудовище. То рычало и сучило лапами. Жаркий язык прошелся по щекам, носу, глазам. Рука нащупала обрывок кожаного ремешка. Остановившиеся было сердце несмело стукнуло раз, еще, и вновь погнало кровь по обмершему телу.
   - Чара! Ох, как ты меня напугал...
   Любимец заурчал, радуясь, что его наконец-то признали. Эния обняла ирбиса так крепко, как никогда в жизни. По щекам текли слезы. Чара слизывал их и фыркал в недоумении: он же рядом, чего плакать? На этом сюрпризы не закончились, боги явно обратили своё внимание в сторону Арских гор - во тьме тоннеля вспыхнуло изумрудное сияние. Эния прикрыла глаза и сквозь пальцы посмотрела на источник света. Запыхавшийся Аш-Гир достал из сумки клок колдовского мха и наматывал его теперь на палку, сооружая факел; подвешенные к поясу железки негромко звякали.
   - Вроде бы леди маленькая, а бегает как большая, - пробурчал цвирг. - Визжит тоже. Я же кричал тебе, чтобы отступала в тоннель!
   - Я не слышала, - всхлипывая, сказала Эния. - Я испуга-а-алась.
   - Ну-ну, не надо плакать, нам еще выбираться отсюда.
   - Отку-уда?
   - С Тропы Великанов, - вымолвил Аш-Гир.
   Утирая слезы, Эния огляделась. Свет факела не доставал до потолка, а лишь выхватывал из темноты противоположную стену - камень покрывали кристаллики льда, сияющие, словно бриллианты. Тоннель огромен, девочка почувствовала себя букашкой в звериной норе. От догадки перехватило дыхание. Согнав ирбиса, Эния медленно поднялась и спросила:
   - Ты хочешь сказать, что инистый великан последует за нами?
   - Да, деваться ему некуда. Если бы мы отступили по тому ходу, которым прошли в подземную колыбель, всё было бы хорошо - гигант туда не протиснулся бы, но ты ринулась в этот тоннель. По Тропе великаны выходят на поверхность.
   - Мне кажется, что я вижу дурной сон. Это же существо из легенд, откуда он вообще взялся?!
   - Когда-то их создал Одр. Этот великан последний в Арских горах, уж не знаю, сколько веков он проспал, пока его не разбудил твой факел. Тут достаточно малейшего источника тепла.
   - Я это уже поняла. Извини меня.
   - Да что сейчас говорить? Если бы я предупредил тебя сразу... пойдем, надо выбираться отсюда, пока великан не догнал нас.
   - А мы не можем вернуться обратно?
   - Нет. Слышишь? Он уже ступил на Тропу!
   Раздался далекий грохот, по камню прокатилась легкая дрожь - как бы не был просторен тоннель, но гигант задевал стены головой и плечами. Чара зашипел и, развернувшись, бросился в темноту. Взяв Энию за руку, Аш-Гир побежал за ним. Сейчас девочке уже не казалось противным прикосновение цвирга, она крепко сжимала шершавую ладонь, радуясь, что коротышка не погиб под обвалом и не бросил её. Близость принца - исконного жителя подземелий - успокаивала, Эния с удивлением почувствовала, как перестали дрожать ноги и открылось второе дыхание. Плакать она давно перестала. Проход всё больше забирал вверх, начали попадаться трещины шириной в добрый фут, глыбы выпавших из свода камней. Аш-Гир не сбавлял темп, заранее предупреждал о разломах и яростно взмахивал факелом, отчего мох светился еще ярче. Многочисленные приспособления на ремнях цвирга громко бряцали, заглушая доносящийся сзади грохот.
   - Великаны только кажутся медлительными, - бросил Аш-Гир на бегу. - Каждый его шаг - десять моих. Хорошо, что Тропа не такая просторная, чтобы двигаться ему в полный рост, да и обвалы кое-где прошли.
   - А если догонит, съест? - спросила Эния, перепрыгивая очередную трещину.
   - Нет, - хмыкнул цвирг. - Просто раздавит, как тараканов. Ты же не станешь есть таракана?
   - С ума сошел?
   - Вот и он не будет, так что можешь не волноваться!
   А шум за спиной всё нарастал. Утверждение Аш-Гира оказалось справедливым - как бы они не спешили, но великан, пусть даже и согбенный каменным сводом, настигал беглецов.
   Эния затравленно оглянулась. Гигант торопится покинуть место многовекового плена, а если по дороге затопчет каких-то букашек - что ж, так тому и быть. Подумав об этом, она прибавила ходу, хотя казалось, что бежать быстрее уже невозможно. Пот застилал глаза, она распахнула шубу, косясь на спутника - тот тоже распустил ворот меховой куртки и тяжело дышал. Когда же выход на поверхность?
   Если раньше Эния мерзла, то теперь холодный воздух ласкал разгоряченную кожу. Во рту пересохло, мышцы ног свело судорогой. Путь преградил завал из валунов, спаянных льдом. Оскальзываясь, девочка полезла наверх. Аш-Гир держался рядом, подталкивал её, но силы покидали измученное тело, как вода дырявый мех. Достигнув вершины баррикады, Эния со стоном опустилась на покатый камень.
   - Всё, больше не могу!
   - Маленькая леди, я понимаю, что ты устала, но надо идти, - захрипел цвирг. - Вот, попей.
   Девочка с наслаждением отпила из баклажки. Разбавленное вино прояснило голову и смягчило горло. Сейчас бы забраться в теплую ванну, вытянуть ноги, да чтоб Рина мяла плечи и натирала тело душистой мочалкой, подумала Эния. Сзади раздался грохот обвала. Девочка вскочила. Во тьме вспыхивали синие зарницы, питающие громадное тело; кулаки размером с избу крушили скальный выступ, выросший на пути великана. Эния взвизгнула и мигом слетела с каменной пирамиды, Аш-Гир неловко засеменил следом.
   И откуда только силы взялись? Вид взбешенного гиганта так подействовал, что она без раздумий кинулась в темный зев тоннеля. Лишь окрик цвирга сумел остановить - Аш-Гир догнал и осветил путь факелом. Цвирг пробормотал, что завал должен на какое-то время задержать великана, но Эния поняла, что он говорит так, лишь бы успокоить испуганную дочь Стража Перевала. Мысль об отце странным образом придала сил, теперь уже Аш-Гир торопился за ней. Тоннель начал изгибаться. Изморось покинула стены, они заблестели гладким камнем. Мгла впереди посерела. Неужели выбрались? Эния бросилась к далекому пятнышку света, как мотылек на огонь.
   Хлестнуло ветром, запахло костром и жареным мясом. На поверхности наступал вечер. Пики гор тянулись к низкому солнцу, над почерневшими склонами висела дымка. Насколько хватало глаз, тянулась заснеженная равнина, прерываемая зелеными пятнами сосен и пустынным трактом. В стороне виднелись отвалы рудников. Эния взглянула с уступа вниз. Ярдах в пятидесяти, меж разбросанных валунов стояли юрты, через отверстия в крышах поднимался дымок. Огонь полыхал и на улице - вокруг костров сидели люди в одежде из шкур, головы покрывали остроконечные малахаи, тут и там торчали копья, украшенные пучками волос. За жилищами паслись, разрывая копытами слежавшийся снег, мохнатые кони.
   - Апаши, - выдохнул цвирг.
   - Я узнаю это место, - сказала Эния. - Вон рудники, оттуда везут уголь и драгоценные камни. Куда подевался Чара? И что здесь делают апаши? Неужели вновь перекрыли дорогу?
   - Возможно. Надо спрятаться, пока они нас не заметили... поздно!
   В лагере раздались крики, из самой большого шатра вышел мужчина - единственный в доспехах. Блеснуло стекло подзорной трубы. Воин что-то отрывисто пролаял, ему подвели коня. В сопровождении десятка соплеменников он поскакал к уступу. Из тоннеля донёсся скрежет. Эния уставилась на цвирга.
   - Чего ты ждешь? Спускаемся скорее, сейчас это чудище будет здесь!
   - Ты думаешь, апаши добрее великана?
   Эния посмотрела вниз. Всадники уже достигли подножия утеса, несколько воинов выхватили луки и натянули тетивы. Покрытые разноцветными татуировками лица выглядели кровожадно, но ведь это люди, с ними можно найти общий язык, подумала девочка. А как договориться с гигантом, для которого ты - просто вредная букашка? Грохот из тоннеля стал громче. Эния качнулась к едва заметной тропинке, ведущей с горы, когда заговорил предводитель апашей:
   - Хо-хо, славный сегодня день! Неужели Горец послал к нам свою дочурку, да еще и дал ей в провожатые уродливого карлика? Ну-ка, спускайтесь, я хочу удостовериться, что вы люди из плоти и крови, а не призраки с Тропы Великанов!
   - Это принц Аш-Гир, а я действительно дочь Хавора Драко и требую к себе уважения! - выкрикнула Эния, рассердившись на грубияна. - В Арских горах хозяин мой отец, что вы делаете здесь, у рудников Валезии? Разбойничаете и мешаете торговле? Мало он тогда потрепал вас? Уходите и дайте нам пройти, пока сюда не нагрянула наша дружина!
   Эния надменно сложила на груди руки и посмотрела на цвирга, всем видом вопрошая: ну, как я их? В ответ Аш-Гир бросился к ней и повалил на камень. Кругом защелкали стрелы. Снизу неслась такая отборная брань, что девочка покраснела. Неужели это она их так разозлила? Но ведь сказала всё правильно! Принц-коротышка вопросил из-под маски:
   - Маленькая леди, вы с ума сошли? Апаши - варварское племя, они не подчиняются никому, а покоряются только силе или злату.
   - Довольно стрельбы! - прогремел голос предводителя. - Эй вы, умники! Спускайтесь немедля, иначе мои воины поднимутся и сбросят вас оттуда пинками!
   - Что будем делать? - прошептала Эния.
   - Ждать, - ответил Аш-Гир. - Они не посмеют залезть сюда, все с этой стороны боятся Тропы Великанов. Говорят, по ночам отсюда выходят жуткие чудовища, а еще тут живут призраки!
   - Ты мне об этом не говорил!
   - Ну, ты же живешь с той стороны перевала, чего тебе бояться? А если серьезно - цвирги испокон веков поддерживают такие слухи, чтобы к нам не лезли всякие. Правда, сегодня эти россказни получат весомое подтверждение. Слышишь? Великан скоро выберется наружу. Давай отползем в сторону, чтобы он не раздавил нас.
   Эния уже чувствовала, как дрожит камень, из тоннеля слышался шум и грозное ворчание. Ход сужался к верху, сейчас гигант вынужден пробираться ползком, это точно его разозлит, решила девочка. Одновременно на ум пришел дерзкий и отчаянный план, как навсегда отвадить грубиянов-апашей от рудников. Отец будет ей гордиться! Эния оттолкнула Аш-Гира и подняла голову над краем выступа. Варвары внизу бесновались, но ни один не горел желанием лезть на скалу. Предводитель хлестал ближайших кнутом, изрыгая ругательства и грозя страшными карами девке и карлику. Эния возмущенно фыркнула. Шум сзади нарастал, превратившись в грохот. Пора!
   - Хватит! Я сказал - хватит! - прорычал предводитель. - Опустите луки! Эй, там! Давайте поговорим! Теперь я вижу - вы не призраки. Спускайтесь и будьте нашими гостями. Обещаю, мы вас не тронем!
   Не обращая внимания на жесты Аш-Гира, Эния встала в полный рост и уперла руки в бока. Апаши замолчали как по команде, предводитель удивленно воззрился на неё. Чувствуя бесшабашную смелость и радуясь произведенному эффекту, девочка внутренне позлорадствовала, что сейчас эти варвары увидят кое-что еще более впечатляющее. Осталось только правдиво разыграть свою роль.
   - Вы посмели угрожать мне, Энии Драко! А знаете ли вы, что мне благоволит сама Хозяйка Гор?! - воскликнула девочка, проигнорировав сдавленный возглас цвирга. - Стоит мне только пожелать и на вас обрушится её возмездие!
   - Что ты несёшь?! - закричал вождь апашей. - Закрой рот и спускайся, иначе, клянусь вечными льдами, я наплюю на законы гостеприимства и рассержусь! Тогда уже ты отведаешь моей кары!
   Энию несло. Она не слышала голоса рассудка, не замечала Аш-Гира, дергавшего за полу шубы, и лишь чувствовала дрожь скалы от приближения великана, выталкивающего своё тело в большой мир как огромный червь из норы. Девочка пьянела от своей храбрости. В таком возрасте смерть - что-то неимоверно далекое, почти несуществующее. Беда, конечно, может случиться, но не с ней, не сразу и не здесь. А сейчас всё получится, всё будет так, как она задумала!
   - Вы не поняли урока, который преподал вам мой отец! Что ж, я буду говорить по-другому. Бегите и не останавливайтесь, прячьтесь во льдах от моего гнева, боитесь моей немилости и никогда не подходите даже близко к Арским горам!
   - Рехнулась? - донеслось снизу. - Мне надоела эта девка, пристрелите её!
   Разозленные апаши только и ждали команды, засвистели стрелы. Сзади раздался громкий треск, по скале побежали трещины, уступ дрогнул. Аш-Гир дернул Энию в сторону, но перед этим она успела выкрикнуть:
   - Вы напросились сами! Получите, что заслужили!
   Гора взорвалась. Осколки прошили воздух, перелетая даже далёкий тракт. На поверхность выбрался донельзя взбешенный великан. Он, такой огромный, и вынужден ползти, словно презренный червь?! Эния правильно угадала состояние гиганта. По могучему телу пробегали синие волны, бугрились мускулы, россыпь глаз светилась красным. С покатых плеч сыпалось каменное крошево, великан оглушительно чихнул и наткнулся взглядом на застывших в ужасе людей. Чудовищный рев ударил в Арские горы и пронесся эхом над равниной. Мохнатые лошади обратились в бегство, их хозяева валились в снег, закрывая уши. Забившаяся в какую-то каверну Эния чуть не оглохла. Великан одним шагом приблизился к обрыву и спрыгнул с уступа. Скала содрогнулась.
   Из своего укрытия девочка видела лишь голову гиганта. Тот больше не кричал, глаза вспыхивали алым, брезгливо кривился рот, словно великан завидел что-то мерзкое. Снизу неслись обезумевшие крики - он давил апашей как гадких тараканов. От страха Энию била крупная дрожь. И куда подевалась та храбрая особа, что бросала в лицо врагам дерзкие слова? Если бы не крепкие объятия Аш-Гира, она бы давно бежала куда глаза глядят, и точно сорвалась бы со скользкого уступа или попала под ноги великану. На счастье, тот уходил всё дальше от скал и - от рудников. Когда перестал вздрагивать камень, а массивная фигура превратилась в черную точку, цвирг ослабил хватку. Эния на четвереньках подползла к краю обрыва.
   От увиденного зрелища замутило. Некогда белый снег покрылся красными кляксами, мерзлые комья земли перемешались с окровавленными кусками плоти. На ребрах шатров висели обрывки шкур, в еще дымящемся костре лежал вниз лицом человек в доспехах. Ветер донес запах горелого мяса. Эния закашлялась и перегнулась за край. Аш-Гир выждал, пока её перестанут сотрясать судороги, и предложил вино из баклажки.
   - Я в очередной раз поражен твоей смелостью. Теперь апаши надолго забудут дорогу к вашим рудникам.
   - Думаешь, кто-то выжил?
   - Конечно. Они ведь не совсем глупцы, хоть и варвары. Попрыгали на лошадей, да разделились, а великан не будет гоняться за всеми. Он ненавидит людей, но вскоре проголодается и уйдет на север, к Льдистым горам - там, на равнинах, еще пасутся стада мамонтов, тем более он любит холод, а тут для него слишком тепло.
   - А что делать нам?
   - Вернемся тем же путем.
   - Аш-Гир, мой отец уже преследует Дарина и обязательно приведет его на суд цвиргов. Ваша цель достигнута. Можно я вернусь домой? В рудниках мне дадут сани и провожатого, а по тракту мы быстро достигнем перевала. Что скажешь?
   Ничего не ответив, Аш-Гир скрылся в тоннеле. Что этот коротышка себе воображает? Считает, что испугаюсь и побегу за ним как собачонка?! Эния фыркнула и достала круглое зеркальце. Святая Ламина, и на кого она сейчас похожа? Волосы торчат из-под шапки сосульками, лицо в грязных подтеках; немудрено, что цвирг её ни во что не ставит. Ну и ладно, не очень-то и хотелось, сама найду дорогу к дому, решила Эния и направилась в противоположную от пещеры сторону - к спуску. Люди здесь явно ходили редко, страшась славы Тропы Великанов; на камнях виднелись клочки шерсти горных баранов, раздвоенные отпечатки копыт усеивали снег. Звериная тропка петляла, лучи закатного солнца блестели на ледяной корке. Пожалуй, тут и шею можно свернуть, подумала Эния. Но пока цвирг считает, что гостья сдастся и последует за ним, она будет уже далеко!
   Девочка начала спуск, цепляясь за выступы камней. Унты соскальзывали, она несколько раз падала, но вновь поднималась, моля Хозяйку Гор, чтобы задержала цвирга в тоннеле подольше. На земле пролегли длинные тени. Пыхтя, Эния спустилась почти до самого низа, но здесь тропинка заканчивалась. Пришлось прыгать. Выбравшись из сугроба, девочка заковыляла к тракту. Она старалась не смотреть по сторонам, но взгляд помимо воли натыкался на изломанные тела и раздавленных лошадей. Очередной апаш встретил смерть в юрте - лежал погребенный под каркасом, из-под шкур торчали ноги в мохнатых унтах и рука, сжимающая короткое копье. Эния ускорила шаг. Она миновала очередное смятое тело, когда сзади зашуршало. Девочка медленно обернулась и вскрикнула.
   Раненный воин поднимался. Он откинул изогнутые ребра шатра, вцепился в нависший полог, застонав от боли. Глаза апаша остановились на виновнице всех бед. Помогая себе копьем, он выпрямился и зашипел:
   - Попалась, сучка! От меня не убежишь!
   Его повело назад, воин качнулся, но устоял. Костяной наконечник целился в её сторону, она отступила, заслоняясь руками. По губе апаша текла струйка крови, он слизнул её и бросил копьё, но за мгновение до этого ему на спину рухнула тень.
   Ирбис был еще молод, чтобы разодрать доспехи из вываренной кожи, и он поступил единственно верно - прыгнул врагу на голову. Острые зубы вонзились в шею, когти рванули по глазам. Воин заорал, но копьё всё же кинул - оно вонзилось в ярде от девочки. Попытался стряхнуть с себя шипящую бестию, но Чара вцепился крепко. На утесе показался Аш-Гир - увидев происходящее, он кинулся вниз, и вскоре скатился с обледеневшего края. Апаш катался по земле, ирбис рычал, Эния застыла, не зная, что делать. Цвирг на ходу обнажил изогнутый кинжал, больше похожий на короткий меч и, выбрав момент, вонзил в бок врагу. Тот дернулся и затих. Чара, как ни в чем не бывало, спрыгнул с поверженного соперника и принялся вылизывать лапы от налипшей крови. Аш-Гир вытер лезвие.
   - Тоннель завалило, идем к рудникам, - хмуро бросил он и добавил. - Пожалуйста, не отставай.
   - Ты серьезно? Спасибо!
   Эния пошла рядом, искоса поглядывая на цвирга. Всё же он не такой противный, а когда снимает свою ужасную маску и вовсе красавец. Ей хотелось сказать Аш-Гиру что-нибудь приятное, но, подумав, она решила оставить изъявления благодарности до более подходящего момента. Вот вернемся в замок, тогда она и расскажет леди-матери, как принц-коротышка её спас. Конечно, и Чара постарался. Эния потрепала любимца за ухо, тот рыкнул и убежал вперед, изображая грозного хищника. Вскоре они дошли до первых отвалов. Перед подъемниками горели масляные фонари, но людей не было. Видимо, попрятались от апашей, решила девочка. Аш-Гир уверенно показал на темное жерло одного из тоннелей и сказал:
   - Нам сюда.
   Они вошли внутрь, цвирг вновь соорудил факел из подземного мха. Эния перевела дыхание, она устала, столько всего случилось за один день! Но ничего, сейчас они найдут рудокопов, те накормят их и приютят. Можно даже переночевать в какой-нибудь теплой комнате, или что тут у них, а утром отправиться на перевал. Да, пожалуй, так и поступлю, решила Эния и зашагала быстрее. Тоннель всё тянулся и тянулся, они уже здорово углубились в недра горы, а до сих пор никого не встретили! Чувствуя смутное беспокойство, девочка дернула Аш-Гира за рукав и спросила:
   - Мы уже так долго идем, где все люди?
   - Люди? - переспросил цвирг. - А что им тут делать? Этот тоннель прорыли по ошибке, он сейчас заброшен.
   - Тогда что мы тут делаем?
   - Как что? Идем домой.
  
   Ульрих.
  
   Карета мерно покачивалась на неровностях тракта, навевая сон. Перед поездкой старый возница убеждал, что в неё вселилась душа покойного плотника из замка, и потому ход такой ровный, а рессоры даже не скрипят. Кларисса посоветовала слуге лучше следить за дорогой, а не потчевать их сомнительными байками. Как бы там ни было, но Уль про себя соглашался, что на мягких подушках путешествовать гораздо удобнее, чем в жестком седле. В окошке мелькал Гридо на своем мерине, за ним следовала Звездочка. Карету окружали десять кирасиров, выделенных Долтом в сопровождение. Леди Кларисса требовала больше, но Таль отказал, сославшись на ночную тревогу - раз сарматы решились на такое дерзкое нападение, то они могут повторить его. А какие опасности на Степном тракте? Дорога известна, в каждой деревне есть стражники и постоялый двор со свежими лошадьми. Дальше вглубь королевства начинают встречаться замки вассальных баронов, города, так что бояться нечего. Конечно, кое-где по лесам шалят лихие людишки, но десяток воинов точно отпугнет разбойников.
   Навстречу попадались фургоны купцов. Дороги уже подсохли, и торговцы спешили развезти товары после вынужденного простоя во время весенней распутицы. В начале пути Уль с интересом крутил головой, глядел то в одно окно, то в другое, но вскоре задремал после бессонной ночи, сжимая тисовый лук, взятый в карету несмотря на протест матери. Приснилось разрушенное капище.
   Высокие сосны переговариваются меж собой; разводы коры складываются в старческие морщинки, длинные бороды, раскрытые рты. Прищуренные глаза неодобрительно косятся на воинов, вскрывающих древнюю гробницу. Эти глаза видят, как из саркофага вырывается белесое облачко, носы осквернителей кривятся от неприятного запаха, но ядовитые щупальца газа уже проникают в легкие. Хрипящие глотки извергают кровь, люди падают, содрогаясь в корчах. Глаза набухают красными прожилками и лопаются. Воплощенные в деревья друиды одобрительно ухают, шумят ветви. Радость преждевременна, следом подходят те, кто умнее. На них богатые одежды, крепкие доспехи, особенно выделяется один - со вставшим на дыбы жеребцом, выбитым по центру панциря. (Ульрих вздрагивает, ворочается, но вновь засыпает, желая досмотреть сон). Прадед легко спрыгивает в гробницу и безо всякого почтения выбрасывает из саркофага истлевшие мощи. Открывается темный лаз. Гром Тронвольд улыбается, обнажает меч и первый бросается в подземный ход. Слышится конское ржание.
   Ульрих сел на скамье, протирая глаза. Карета не двигалась. Снаружи доносился голос леди-матери, в открытую дверцу тыкалась лошадиная морда с белым пятнышком на носу. Уль погладил Звездочку и выбрался на дорогу. Солнце клонилось к дальнему лесу, славно он поспал! Но что за странный сон? Вдруг пророческий, показывающий прошлое? Тогда получается, что не было никакой кавалерийской атаки, и прадед взял замок яндов хитростью, а не доблестью? Ну и что с того? Главное - победил! Гридо повел лошадей на конюшню, из трактира вышла мать.
   - Ульрих, наконец-то ты проснулся! Понял теперь, как ночь не спать? Пойдем, мы остаемся здесь. Я проверила, комнаты чистые и просторные, к тому же кормят на вид чем-то съедобным.
   Они ночевали на постоялых дворах, а поутру вновь отправлялись в путь. Миновали Вартилен с его донжонами, проехали меж Холмов Ильбеда, полюбовались на причудливую архитектуру Фортукана, и везде стражники вытягивались во фрунт, завидев герб эрла Тронвольда. Карета теперь двигалась быстро, сопровождавшие кирасиры разгоняли встречные подводы, копыта бойко цокали по камням. Между центральными городами дороги мостили еще со времен Робурга Завоевателя, когда он озаботился быстрой переброской полков - ведь почти на всех границах Валезии шла война. Новоиспеченный король покорил или истребил всех соседей меньше чем за двадцать зим, прирастив государству земель, и завещал содержать тракты в порядке, чтобы вовремя реагировать на возможные происки врагов, и не в последнюю очередь - для удобства купцов и простых жителей. Последние справедливо считали, что Робург даже без своих завоеваний должен остаться в истории. Хотя бы за дороги.
   На третьи сутки пути Шума начала распадаться на рукава. Течение несло из притоков реки небольшие льдины, самые удачливые из них могли проскочить городскую дамбу, хитросплетения каналов и достигнуть озера Мармитак. Подвод стало больше. Фермеры и торговцы везли в столицу всевозможные товары - начиная с мяса и заканчивая тканью. Изредка по реке проплывали галеры с плоским днищем, степенно следовали баржи, груженные оловом, медью и другими металлами, добываемыми в Острожных горах. Второй день светило солнце, снег сошел вокруг тракта совсем, над рощами кружились стаи птиц, вернувшихся после зимовки из Шайлама и южных провинций Зарии. Далеко впереди засверкали золотом шпили королевского дворца.
   Эрл Тронвольд владел трехэтажным особняком в центре Таггарда, но как бы леди Кларисса не торопила возницу, засветло они в столицу не поспевали. Еще со времен Десятилетней войны стражники неукоснительно соблюдали обычай запирать на ночь все ворота Шлема, а уж что там творится в Крыльях - забота других служивых. Будь ты хоть любимый племянник его величества - стой и жди до утра, никто не откроет; леди прекрасно это знала и велела вознице остановиться в придорожном трактире.
   Эти места считались окраиной Таггарда. В стороне подмигивало свечными огоньками село, справа темнела обширная роща, куда иногда выезжал поохотиться сам король. Завидев представительную карету, конюхи бросились распрягать уставших лошадей, кирасиры заполонили двор и переругивались с двумя купцами, успевшими нагло прошмыгнуть на подводах в открытые ворота. Ульрих спустился с подножки и потянулся. Он устал трястись по пыльному тракту, пусть и на мягких подушках; надоело выслушивать назидания матери, облаченные в форму поучительных историй; хотелось развалиться на пышной перине, но сначала отведать чего-нибудь вкусненького. Желания не совсем воинские, но почему бы не отдохнуть как следует, если обстановка располагает? Кирасиры его явно поддерживали.
   Трактир пользовался популярностью. Многих путников застигла в пути неверная ещё по весне ночь - темнело вроде бы поздно, но быстро. В зале стоял гул, свободных столов не было. Юркий трактирщик тут же подскочил к леди Клариссе и повел знатную госпожу к боковой двери, где обнаружилась просторная комната с разожженным камином и большим столом. Скобленое дерево накрыла белоснежная скатерть. Мать села на резную скамью, Ульрих примостился рядом, воины разместились на двух лавках. Слуг хозяин усадил вдоль стены в общем зале. В комнату впорхнули две девушки, неся блюда с горячим. Кларисса Тронвольд принюхалась, трактирщик напрягся, но тут же расслабился - знатная гостья благосклонно кивнула. Ульрих уже расправлялся с бараньим боком, ему нравилось всё.
   Через приоткрытую дверь долетал звук лютни. Трувер лениво перебирал струны, настраивая инструмент. Набившиеся в трактир фермеры обсуждали цены на городских рынках, два рыцаря в преддверии нового турнира вспоминали прошлогодний, компания сменившихся стражников громко требовала пива. Уль покончил с мясом и украдкой взглянул на мать. Она морщила нос, но терпела шум из зала - усердный трактирщик растопил камин и перестарался, в комнате стояла жара. Воины давно поснимали кирасы и теперь работали ножами и вилками, желая показать манеры перед женой господина, но делали это так громко и неловко, что леди морщилась еще сильнее. Ульрих видел, что она с удовольствием поужинала бы в одиночестве, но обычай предписывал кушать в окружении людей, охраняющих в пути твою жизнь и честь, пусть даже от этих людей воняет чесноком, вином и потом. Сам он не видел в этом ничего страшного, давно свыкся, но мать даже в вычищенном слугами замке редко выходила из своей умащенной благовониями комнаты.
   Трувер наконец-то подстроил лютню, резким перебором привлек к себе внимание - умолкли даже захмелевшие стражи - и нежно тронул пальцами струны, рождая мелодию. Звуки баллады поплыли по притихшему трактиру. Голос у певца оказался приятным, Ульрих перестал жевать и прислушался. В задымленном светильниками воздухе соткались образы призрачного защитника предназначения, обвинителя неравной любви и мудрого проповедника, радеющего за покорность судьбе. Кларисса нетерпеливо дернула рукой - ближний к двери кирасир распахнул створку полностью. В комнату хлынули слова последнего куплета:

Убитый чистой правдой день

Упал за пазуху луне.

Прозрачной стала старца тень,

Расплылось небо на траве...

Расплылось небо на траве!

   Мгновение тишины - и зал взорвался приветственными криками. Трактирщик поднес труверу кружку с холодным элем. Ульриху баллада понравилась; в прежних постоялых дворах тоже обретались бродячие певцы, но пели они не в пример хуже. Чем ближе к столице, тем больше талантов, подумал Уль и наполнил кубок, чтобы запить жирное мясо. Леди-мать прикрыла глаза и молча предавалась впечатлениям от услышанного. В зале тем временем шел спор о следующей песне - стражники требовали "Короля Кира", а фермеры хотели "Озорную русалку". После спора сошлись на "Весельчаке Робине". Трувер промочил горло и подчинился мнению большинства.

...Промчусь я, молнии быстрей,

Под этой ветреной луной,

И все проделки ведьм и фей

Как на ладони предо мной.

Но я главней и ведьм и фей,

Мне приструнить их - чепуха!

Всю суетню я разгоню

Одним внезапным: - Ха, ха, ха!

Люблю я, невидимкой став,

На погулянки прилететь

И, со стола пирог украв,

Нарочно фыркать и пыхтеть.

Кого хочу, пощекочу -

Подпрыгнет девка, как блоха!

- Ой, это кто?

А я: - Никто!

И, улетая: - Ха, ха, ха!

И если мелют языком

Неугомонные ханжи,

Злословят на людей тайком

И упражняются во лжи,

Подстрою так, чтоб знал их всяк

И сторонился от греха!

Разоблачу и улечу,

И пусть их злятся: - Ха, ха, ха!..

* * *

   К Западным воротам карета подъехала точно к открытию. Здесь уже толпились люди, стояли подводы, следующие на рынок. Стражники проверяли телеги, ворошили товар, а кого и пропускали сразу, пряча в потной пятерне серебряную монетку. Кирасиры прошли через скопище торговцев, как клин конницы сквозь нерадивую пехоту. Купцы ругались, но, завидев герб Тронвольдов, послушно освобождали проход, подводы жались к стенам домов.
   В преддверии столицы леди Кларисса похорошела - глаза засверкали, щеки покрыл румянец. В нетерпении она то и дело выглядывала в окно, подгоняя возницу. Возбуждение матери передалось и Ульриху, он высунулся в другое окошко. Мимо проплывали каменные особняки, юноша разглядывал прохожих и махал военным. Их было на удивление много: куда-то спешили гонцы с донесениями, промаршировали две роты в начищенных панцирях, вдалеке слышались звуки рожков. Карета выбралась на улицу Ювелиров, проехала по Эшафотной площади, впереди показался королевский дворец. Леди Кларисса решила сразу ехать к сестре, а кирасиры поскакали в особняк Тронвольдов.
   Первое, что бросалось в глаза - стоящая во дворе огромная глыба мрамора. С одной стороны её подпирала крепостная стена, с другой опоясывали леса. Ровный некогда камень понемногу превращался в огромную статую. Искусный мастер с похвальной точностью вырезал доспехи, длинный меч, держащие его согнутые в локтях руки, похожие на колонны ноги в пластинчатых сапогах. Оставалось изобразить лицо, но тут вдохновение, видимо, покинуло скульптора - поднятое забрало шлема открывало плоский овал мрамора, лишь слегка тронутый резцом. Высоко, на уровне груди безликого воина, человек в холщовой куртке и выцветших бриджах что-то измерял деревянным ярдом. Чуть поодаль стояли, вцепившись в перила, слуги, из сумок выглядывали рукояти молотков и плющеные концы зубил.
   Карета миновала ворота и остановилась у парадного входа. Приветствуя знатных гостей, со стен дворца зазвучали трубы. Рассветное солнце играло на витражах окон, крыши многочисленных башенок венчали позолоченные шпили и флюгера, широкие балюстрады по традиции украшали флаги с коронованным вепрем и полотнища с гербами эрлов. Ажурные решетки закрывали балконы, на открытых переходах виднелись вооруженные алебардами часовые в красно-белых панцирях. Как знал Ульрих, торжественный караул носит скорее декоративный характер, настоящие воины одеваются не так броско. Широкие ступени поднимались к массивным дверям с причудливой резьбой, вдоль бортиков стояли гвардейцы, они же охраняли основание статуи. Ульрих задрал голову. Он знал, чего ждать, но всё равно с трудом узнал в испачканном белой пылью мужчине главу государства. Скульптор оторвался от своего занятия и посмотрел во двор, близоруко щуря глаза.
   - Ага, Кларисса! И мой любимый племянник!
   - Ваше величество! - присела в реверансе леди-мать, Ульрих поспешил склонить голову.
   - Проходите в Парадный зал! Моя дражайшая супруга уже там, я сейчас спущусь.
   Лакеи в длиннополых ливреях открыли перед ними двери. Леди Кларисса быстро шла вперед, подобрав юбку, а Ульрих успевал подмечать изменения в драпировках и гобеленах со времени последнего приезда. В прошлом году его не взяли во дворец из-за разболевшейся спины, он посещал Таггард две зимы назад, когда победителем королевского турнира стал сэр Ларкин. Великолепный капитан гвардии поверг всех соперников в трех основных схватках и не получил ни одного серьезного ранения - Ульрих завидовал графу и одновременно злился, что ему никогда не стать таким сильным и ловким. Впрочем, Змей ведь не участвовал в состязаниях лучников, уж тут бы я потягался с ним на равных, решил молодой виконт. Черные мысли отступили, даже нога стала ныть меньше. Стуча тростью по затейливой мозаике на полу, Ульрих догнал мать.
   - Ваше величество! - произнесла леди, миновав последнюю дверь.
   - Ох, Кларисса! Ты ли это? - воскликнула королева Фрига, поднимаясь с кушетки, где сидела в окружении фрейлин.
   - Я, дорогая сестрица. Наконец-то мы здесь, я так соскучилась по тебе!
   Женщины обнялись. Фрига была старше сестры на пять лет, но разница в глаза не бросалась - королева умело ухаживала за собой, тем более, Ульрих слышал, что ей помогают сохранять молодость зелья стига, живущего во дворце. Тетка заметила его и всплеснула руками.
   - Крошка Уль! Как же ты вытянулся! Скоро меня догонишь.
   - Здравствуйте, ваше величество. Вы изволите преувеличивать, мне до вас далеко.
   - Дети сейчас растут и взрослеют так быстро, - произнесла леди Кларисса и вздохнула. - Уль перед отъездом убил дикаря, хорошо, что не произошло наоборот.
   - Даже так? - вопросила королева. - Ты обязательно расскажешь мне, как это произошло, но сперва вам надо умыться с дороги и переодеться.
   После ванны Ульрих почувствовал себя посвежевшим. Гридо повыгонял из комнаты набежавших служанок и самолично одел господина в чистое белье. Спина не беспокоила, нога сгибалась и разгибалась, жизнь подмигивала виконту солнечным лучиком из окна.
   Леди-мать ждала за накрытым столом, по залу сновали слуги с блюдами. К завтраку спустился сам король. Сейчас, когда рядом с ним шла супруга, становилось особенно заметно, как высока Фрига. Чтобы хоть как-то соответствовать, Родрик Лангобард вынужден был надевать туфли на внушительных каблуках, о чем знал весь двор. Но и это не спасало короля - королева была выше на целую голову, а когда его величество обижал леди Фригу долгим невниманием в результате очередного творческого озарения, то дочь правителя Кабистана также надевала туфли на каблуке столь высоком, что Родрик рядом с ней казался карликом. Сегодня полысевшая макушка его величества доставала до бриллиантовых сережек королевы, а значит, между венценосными особами царило полное взаимопонимание.
   Ульрих называл главу государства дядюшкой, а тот только радовался этому. Полноватый, с венчиком поредевших волос и круглым лицом, Родрик Лангобард действительно выглядел добродушным толстячком, но никак не грозным властителем. Дела государства заботили его гораздо меньше, чем получение нужного оттенка краски на новой картине; принятие важных решений король откладывал до Совета Пяти, а сам предпочитал посвящать всё время ваянию очередной скульптуры. Так и получалось, что повседневные хлопоты по управлению Валезией ложились на плечи Фриги Мировинг, и она пока с этим справлялась. Кого-кого, а тетушку Ульрих предпочитал называть строго "ваше величество", а если дело происходило в семейном кругу, то "миледи".
   Именно так и обстояло сейчас. Кроме него и матери за столом присутствовали король с королевой, юная принцесса Сильвия и принц Альберт, которому Ульрих нехотя кивнул, но разговаривать не стал. Он еще не забыл, с каким пренебрежением двоюродный братец смотрел на него, хромого и пешего, гарцуя по двору на красивом коньке. Но ничего, теперь Улю есть, чем удивить наследника престола. Виконт молча ел в предвкушении, а леди-мать заливалась соловьем, рассказывая, как она рада вновь посетить столицу. Также она поведала о "совсем обнаглевших дикарях" и выразила уверенность, что его величество когда-нибудь окончательно приструнит их. Родрик смущенно улыбался и кивал, поглядывая на супругу. Оказалось, короля в действительности заботит совершенно другое.
   - Никак не могу схватить нужное выражение лица, - пожаловался он, отрывая от каплуна ножку. - Изображений деда много и все непохожи друг на друга. Художники словно соревновались, кто нарисует Робурга пострашнее, чтобы потомки боялись и уважали, а ведь тот был добрым и ранимым человеком.
   - Совсем как ты, - сказала Фрига.
   - Именно, - согласился Родрик, не заметив издевки в голосе супруги. - Это доказывает хотя бы то, как мой предок занял трон. Лацио Беда управлял страной из рук вон плохо, Робург при поддержке аристократии и простого народа справедливо сместил его, но даже не заточил в темницу и не казнил за ошибки, а ведь так поступили бы многие!
   - Завоеватель был достаточно силен, чтобы не бояться заговора и бунта, - задумчиво произнесла королева, а Ульриху показалось, что она хотела добавить: "В отличие от тебя".
   - Согласен с тобой, дорогая, - сказал Родрик. - Вот я и хочу выразить в камне твердость и решительность Робурга, но и одновременно его доброту. Я перевел в набросках уйму холстов, но мне никак не удается изобразить то, что задумал. Вдохновение покинуло меня, вся надежда на смотр.
   - Что за смотр, ваше величество? - спросила леди-мать.
   - Ах, так вы же ничего не знаете! Я распорядился про него, чтобы оценить состояние и боеготовность нашей армии.
   - А также затеял турнир, чтобы посмотреть, как цвет рыцарства ломает копья и валится из седел в пыль, - добавила Фрига.
   - Ты как всегда права, моя дорогая, - рассеянно произнес король, думая о чем-то своем. - Хм, мне в голову пришла одна идея, извините меня, я отлучусь.
   - Что-то случилось? - спросила Кларисса, когда за королем закрылась дверь.
   - О, ничего серьезного, - ответила Фрига. - Просто его величество решил вымарать очередной холст. Посетила муза, не иначе. Вряд ли надолго, кончится опять тем же, чем обычно - он порвет полотнище и будет весь день дуться неизвестно на кого. Родрик и смотр, и турнир проводит лишь затем, чтобы набраться впечатлений и наконец-то закончить эту дурацкую статую.
   - Но скульптура совсем неплоха, - осторожно заметила Кларисса.
   - Конечно, талант у моего супруга имеется, но чем старше он становится, тем меньше от этого таланта прока, - фыркнула Фрига.
   Принц Альберт улыбался неизвестно чему. Видимо, нравится, когда мать поносит отца, с неприязнью подумал Ульрих. И почему везде всё одинаково? Что в замке эрла, что в королевском дворце - нет согласия между мужем и женой. Ладно, Родрика Лангобарда женил на Фриге Мировинг еще его отец Кир, брак династический, он закрепил мир между Валезией и Кабистаном, но ведь Ксант Тронвольд женился по любви, вспыхнувшей, когда на королевской свадьбе он заприметил сестру невесты. Куда ушло это чувство, что его убило? Ульрих не знал ответа на вопрос, но не терял надежды помирить отца с матерью. Иногда ему казалось, что его усилия бесплодны и такое просто невозможно.
   Подали десерт. Фрига рассказывала Клариссе о новом платье, сшитом специально к смотру; Альберт отказался от сладкого и вышел вместе с принцессой переодеться к смотру. Ульрих лениво тыкал вилкой пудинг, слушая через раскрытые окна ругань конюхов, готовящих королевскую карету. Вскоре двери отворились, и в Парадный зал чеканным шагом прошел маршал армии Олаф Лангобард. Герцог не носил бороды, но отрастил длинные усы - их закрученные кончики покачивались в ритм шагам. Младший брат короля отпраздновал недавно тридцать третью зиму жизни, также как Ксант Тронвольд обожал кавалерию, был подтянут, красив и энергичен. Ульрих называл герцога Карийского запросто Олафом.
   Маршал поздоровался с леди Клариссой, доложил королеве о готовности войск к смотру, поинтересовался настроением короля и чуть поморщился, когда Фрига поведала о неожиданном приступе творчества у супруга. Ульрих ждал внимания герцога, и тот, наконец-то, соизволил заметить его.
   - Приветствую вас, виконт! Что вы делаете здесь? Войска уже построены на Эшафотной площади, вы обязаны быть там, а не прохлаждаться в дворцовых покоях!
   Ульрих умоляюще посмотрел на мать, та кивнула, юноша быстро соскочил со стула. Олаф потрепал его по волосам, вместе они спустились во двор. Получив приказ, Гридо убежал за Звездочкой. Ульрих всегда поражался размерам дворца - сооружение занимало целый холм; поговаривали, что он весь пронизан множеством тоннелей, многие из которых кончаются далеко за пределами города. После капища друидов в это легко верилось. По брусчатке цокали подковы, все гвардейцы уже взнуздали коней, готовые сопровождать короля на смотр. Впереди красовался на огромном драгуаре сэр Ларкин. Его доспехи сияли на солнце, поверху шлема возвышался разноцветный плюмаж высотой в несколько футов, из ножен выглядывала рукоять знаменитого Мстителя. Ульрих залюбовался капитаном, но его отвлек герцог, спросивший про здоровье младшего Тронвольда и о делах старшего. Захлебываясь от возбуждения, Ульрих поведал о ночном нападении сарматов и своем метком выстреле, чем заработал похвалу прославленного кавалериста.
   Они не стали дожидаться короля. Оценив, как уверенно держится Ульрих в седле, маршал позвал его с собой. Гридо только развел руками и побежал седлать мерина. Когда они проезжали ворота, Ульрих обернулся и заметил в окне принца Альберта, удивленно смотрящего на него - верхового.
   Войска растянулись по улице Веревки. С трибуны, куда привел герцог, Ульрих видел, что конец колонны теряется где-то у Северных ворот. Королевская ложа возвышалась справа, она пока пустовала. Воздух наполняло фырканье коней, лязг оружия, окрики командиров. Армия выполняла последние приготовления, чтобы не ударить перед главнокомандующим в грязь лицом.
   Видимо, в тот день муза покинула его величество раньше обычного. Уже в полдень со стороны дворца зазвучали трубы, и вскоре в окружении эскорта показалась карета, украшенная королевским гербом. Родрик с грустной миной взошел на помост, выслушал доклад маршала и опустился на парадный трон. Фрига села рядом, леди Кларисса устроилась на стуле чуть ниже, осматриваясь по сторонам. Поймав её взгляд, Уль помахал одним из флажков, украшающих трибуну. Мать нахмурилась, но промолчала - перекрывая шум толпы, на площади зазвучал голос герольда, усиленный медным рупором. Дождавшись, когда гвардейцы окружат королевскую ложу, Ларкин подал знак герцогу. Клаус Фитке как раз закончил объявление смотра, люди приветственно закричали, махая привязанными к прутикам лентами. Иностранные послы на трибуне подались вперед. Вновь зазвучали трубы, растянувшиеся огромной змеёй войска тронулись с места. От слитного шага тысяч ног загудела мостовая; Ульрих восхищенно замер, вцепившись в перила.
   Первыми шли пехотные роты. На штандартах красовались единороги, тигры, грифоны, пауки. Сверкали начищенные до зеркального блеска панцири, взвивались в такт шагам древки многочисленных копий, латные перчатки звонко ударяли в оковку щитов. Воины миновали трибуну, приложив руку к шлемам, а когда поравнялись с королевской ложей, от клича "Валезия!" задрожали доски помоста. От такого зрелища меланхолия мигом слетела с короля. Его величество вскочило с трона и теперь живо приветствовало войска, круглое лицо пылало румянцем. Ульрих подумал, что сегодня Родрик уж точно найдет нужные штрихи и линии для изображения Робурга Завоевателя. Непорядок, когда легендарный предок пугает окружающих лицом утопленника.
   Герцог прищелкнул языком. Последняя рота промаршировала перед трибуной, улицу Веревки заполнили всадники. Маршал мог гордиться кавалерией - кони шли в строгом порядке, корпус в корпус; рыцари демонстрировали великолепную выправку, сидя в седлах неподвижными изваяниями. Оживали они только перед королевской ложей - бронированные кулаки бухали по груди, заставляя приседать от грохота даже тренированных драгуаров. На мостовой оставались парующие кучки. Ульрих восторженно смотрел на непобедимую конницу, трибуны достигла рота Юдина Витербора. Второй после Ларкина, он с окончанием Кале получил назначение в кавалерию, где прославился вспыльчивым характером и крайней самоуверенностью. За спиной Юдин называл Змея выскочкой, при дворе гадали, когда эти двое столкнутся в поединке, но Витербор не был настолько глуп, чтобы открыто задирать Ларкина. Впрочем, в глазах Ульриха оба представали великими воинами, он завидовал и хотел походить на них.
   Через открытое забрало виднелось красивое лицо Юдина, обрамленное светлыми волосами. Он проехал рядом с трибуной, Ульрих отчаянно желал, чтобы барон Витербор заметил его, но тот глядел куда-то в сторону. Голубые глаза хранили странное выражение - оно не понравилось юноше. Так смотрит хозяин на рабыню, волк на добычу или купец на желанную и уже принадлежащую ему игрушку. Ульрих обернулся, стараясь понять, кому адресован такой взгляд. В королевской ложе все махали проезжающим всадникам, и лишь одна леди не обращала на них никакого внимания. Она улыбалась Юдину. Ульрих моргнул и потер глаза. Наверное, он ошибся. Не может барон Витербор так смотреть на его мать.
  
   Зара.
  
   Произошло чудо - отец выслушал и даже поверил её рассказу. Зара водила пальцем по расстеленной на столе карте, указывая, где встретила Хана. Заметив внимательный взгляд эрла, смутилась, а он вдруг подхватил и усадил на колени. Чудеса! Девочка задохнулась от удовольствия. Отец помолчал и произнес:
   - Знаешь, дочка, я так сильно хотел, чтобы родился сын, молился Триединым, а на свет появилась ты. Расстроился, конечно. Почти месяц торчал в лесу, проверял посты и секреты. Со временем успокоился, тем более ты взрослела и вела себя совсем как мальчишка-сорванец... видимо, боги всё-таки вняли моим молитвам. Прости, что не уделял тебе должного внимания. Теперь всё будет по-другому.
   Зара опустила голову, чтобы скрыть нежданные слезы. Отец осторожно ссадил её в кресло, а сам подошел к окну. Светало, по стеклу расплывалась серая хмарь. Эрл распахнул створки, в комнату ворвался свежий и холодный воздух. Донеслись окрики из леса, во дворе фыркали кони. Зара исподлобья взглянула на отца и украдкой вытерла мокрые глаза.
   Действительно чудо - он никогда не говорил ей ничего подобного. То ли рождение сына так на него повлияло, то ли ещё что, но суровый и молчаливый Гильг Тельми подобрел, стал мягче. А надолго ли? Эрл отвернулся от окна уже с бесстрастным лицом, кликнул Олместа и приказал созывать егерей. Зара нечаянно зевнула.
   - Пойдешь спать? - спросил отец.
   - Ни за что, - ответила она. - Я хочу с тобой.
   Думала - откажет сразу. Эрл постоял на пороге, хлопая по бедру перчаткой, и обернулся. Зара выпрямилась, стараясь выглядеть выше, вскинула голову. Сейчас отошлет в свою комнату, как девчонку, несмотря на заслуги - кольнула холодом мысль. Как бы она себя ни вела, а мужчиной ей никогда не стать. Даже если убрать лишнее сверху и пришить что-нибудь снизу. Зара неожиданно фыркнула, представив такую картину, и, уже не сдерживаясь, захохотала. Отец удивленно смотрел на неё, а она не могла остановиться, точно долго сдерживаемый поток чувств и эмоций наконец-то прорвал плотину, сокрушил заслон, который Зара возвела внутри себя, отгородившись от всего мира. Теперь она знала - отец любит её по-настоящему, и так будет всегда. Словно подтверждая это, Гильг Тельми подмигнул и сказал:
   - Никогда не видел тебя такой. Что случилось?
   - Я просто представила себе, каким образом могу стать мужчиной, - давясь смехом, ответила девочка.
   - Даже и слышать про это не хочу, - бросил эрл. - Мне нужна дочь. Желательно послушная. В лесу опасно, мне будет спокойней, если ты останешься в замке.
   - Ты прекрасно знаешь, что я не Луиза, - отсмеявшись, сказала Зара. - И могу постоять за себя.
   - Каким это образом?
   Выхваченный из-за пояса нож сверкнул в полете и вонзился в дверь. Отец повернулся. Блестящее лезвие торчало в центре медного кольца-ручки, а любимая дочь вновь улыбалась во весь рот. Эрл вздохнул и выдернул оружие из дерева. Зара протянула руку.
   - Хорошо, поедешь с нами, - согласился отец, отдавая нож. - Но от меня ни на шаг!
   - Так точно, сэр!
   - А по приезду будешь заниматься с няней.
   - Слушаюсь!
   Конюшня в замке была небольшая, всего на тридцать лошадей - Зеленые Братья предпочитали передвигаться по лесу пешком и скрытно. Свои скакуны имелись и на дальних кордонах, как раз на таком прискакал в Рагвуд запыленный гонец. Юноша вез егерям почту, но вместо живых воинов застал окровавленные трупы. Объяснить он толком ничего не мог, твердил только, что все погибли. Эрл сам решил разобраться с происшедшим, но не забыл и про рассказ дочери. Зара с удовольствием слушала, как отец ставит егерям задачу, показывая на карте деревню. В засаду он послал всего троих воинов, объяснив это тем, что за письмом скорее всего придет какой-нибудь разбойник из шайки, а уж там за ним проследят. Чем меньше народу, тем незаметней секрет - троицы вполне хватит.
   Кавалькада устремилась по Рагвудскому тракту. Малыша пришлось оставить в замке - он бы не поспел за остальными. Зара скакала на смирной кобыле, надев по настоянию отца самый малый панцирь, который нашелся в оружейне. Зеленые Братья также ехали в доспехах. Гибели всего кордона - а это пятнадцать человек! - не случалось давно, пожалуй, еще со времен войны с Яндом. Воины хмурились, но некоторые подмигивали девочке: мол, не тушуйся, с нами не пропадешь. Зара натянула капюшон и не отставала от эрла - еще не хватало, чтобы её сочли обузой. Внешне спокойная, внутри она ликовала - наконец-то отец взял с собой, признал достойной быть рядом с лучшими следопытами, а большего ей и не надо, удел разнеженных леди не для неё!
   Снег сошел с тракта, земля подсохла. Зара клевала носом в седле. Кордона они достигли, когда желудок уже начал волноваться в ожидании обеда. Большинство егерей тут же соскочили с коней и рассыпались по лесу, десять воинов втянулись в открытые ворота и окружили бревенчатый форт. Эрл миновал забор, Зара держалась сзади. Приземистое строение почернело от копоти, ветер ворошил пепел от сгоревших перил и наличников, но толстые бревна огонь пожалел. Или просто не смог осилить. Многие дома в Рагвуде покрывали специальной пропиткой, сделанной из плодов камневицы - такая древесина не боялась личинок короеда, а также очень плохо горела. Порыв ветра достиг ноздрей Зары, и она только порадовалась, что ничего не ела со вчерашнего вечера. Пахло горелой плотью.
   Во дворе лежал часовой. Меч развалил грудную клетку, меж обломками ребер виднелся комок сердца - неподвижный и безжизненный. Кровь из раны уже не текла, над загустевшей лужей кружили мухи. Зара словно споткнулась. Отец осмотрел мертвеца, зло сплюнул и вошел в форт, приказав ждать у ворот. Воины оттащили труп на рогожу, застывшее лицо скрылось под мешковиной. Отдышавшись, Зара обругала себя последними словами. Ведь не маленькая уже, видела кровь и смерть, даже помогала ухаживать трою Таскану за ранеными, когда эрл вылавливал по лесам шайку Хана. Что подумает отец? Решит, что всё-таки её удел обучаться хорошим манерам, да проводить время за вышивкой, пока не войдет в замужний возраст? Ну уж нет.
   Глубоко вздохнув, Зара вошла в дом. За большим столом посреди комнаты, уткнувшись грудью в столешницу, сидели двое воинов. В разлитом супе плавали крошки, волоконца мяса, зелень и кровавые сгустки. Жужжали мухи. Зара отвернулась, сделав вид, что заинтересовалась открытым сундуком. Отец разглядывал поникшего у стены егеря, тот до сих пор сжимал в руках меч - лезвие было чистым. Заскрипели ступени, по лестнице сбежал молодой следопыт.
   - Милорд, наверху все мертвы тоже. Их убили во сне!
   Эрл зарычал. Зеленые Братья уже сносили вниз тела, ругаясь сквозь зубы. Мертвецов с перерубленными шеями также вытащили из-за стола, старшина Олмест негромко отдавал команды. Отец прошелся по комнате и замер у раскрытого окна. Он словно постарел враз на несколько лет, подумала Зара. Даже во времена лесной войны Зеленые Братья потеряли не больше двадцати человек, а истребили шайку почти в пятьдесят разбойников. Сколько же врагов напало на кордон, что они вырезали весь гарнизон за какие-то мгновения?
   Трупы уложили на две подводы. За озером Даймон Рид есть обширное поле, где больше века хоронят людей - там и упокоятся павшие на границе. Кровь во дворе посыпали песком, из дома вынесли очищенный стол, оправленный камнем очаг запылал костром. Зара думала, что не съест ни кусочка, но ошиблась, молодой организм требовал пищи. Тем более, перед глазами уже не стояли страшные картины резни, а если не вспоминать, что на этом самом столе недавно лежали отрубленные головы, то и вообще хорошо. Более привычные егеря с охотой ели поджаренную колбасу и поминали элем погибших товарищей. На хмурых лицах читалось обещание скорой мести. Вот только кому?
   - Происки Янда, милорд, - сказал Олмест, когда воины подкрепились и разошлись по форту и в лес - искать следы.
   - Похоже на то, - согласился эрл, бездумным взглядом таращась в огонь.
   - А может разбойники? - рискнула предположить Зара.
   - Нет, они бы не стали жечь кордон, да и поостереглись бы нападать вообще, - ответил отец. - Сколько их могло попрятаться по буеракам после нашей зачистки? Не больше десятка. Зачем им вновь показываться на глаза? Они затаились и молят богов, чтобы их оставили в покое. Тем более, убийцы забрали всех лошадей, а в чаще леса они ни к чему.
   - Что же теперь, ждать войны? - спросил старшина.
   - Не знаю. Пока считаем это пограничной стычкой, но если нападение где-то повторится, то надо ставить в известность его величество. Здесь, под прикрытием деревьев, можно обороняться бесконечно долго, но если войска пойдут по тракту к замку и захватят Рагвуд, то в лесу уже не отсидишься.
   - Почему? - удивилась Зара.
   - Снесут вместе с лесом, - буркнул отец. - Сучья мать! Ну как эти сволочи застали наших врасплох? Ведь здесь служили не только безусые юнцы, но и ветераны. Ролан Харой, Генрих Беззубый... Кондар вон даже меч выхватил, но воспользоваться не успел.
   - Говорят, в Янде живут стиги-ренегаты, - отозвался Олмест. - Те, кого за жуткие опыты вытурили из Стигии свои же.
   - Проще всего свалить на колдовство, - отмахнулся эрл. - Нет, чувствую, тут причина в простой беспечности или неожиданном нападении. Видел, как тех двоих у стола располосовали? Два удара - и головы с плеч, даже пикнуть не успели. Может, перепились они все тут, а?
   - Не похоже, милорд. Что они, службы не разумеют? Хм, не разумели... да и не пахнет спиртным-то.
   Зара не могла смотреть на почерневшего от горя отца. Старшина еще говорил что-то, а она встала и пошла по двору. Тут и там рыскали в поисках следов егеря, девочка старалась не мешаться. Ноги сами привели её обратно в дом. Кровь тут уже затерли, тела убрали, горький запах убийства выветрился через открытые окна. На полу светлели квадраты, оставшиеся от ножек стола. Рядом мокрое пятно - тут сидел с мечом в руках сраженный боец. Взгляд скользнул по истертым половицам и споткнулся на странном сгустке в углу - точно кусок студня на пол обронили. Зара подошла ближе. Подушечки пальцев коснулись диковинной находки - на ощупь как толстая ткань. Гладкая, холодная и переливается, словно... Девочка вздрогнула и выбежала из дома, зажав обрывок в кулаке.
   - Посмотри, что я нашла! - сказала она отцу и раскрыла ладошку.
   Кисть исчезала. Рука обрывалась после запястья, а на месте ладони переливался лежащий под ногами песок. Зара вскрикнула и бросила гадкий студень. Словно по волшебству рука обрела прежний вид. Девочка пошевелила пальцами, совершенно обалдевшие мужчины не сводили с неё глаз.
   - Как ты это делаешь? - хрипло спросил эрл.
   - Мне кажется, это кусочек ткани с плаща Хана! - воскликнула Зара и подняла обрывок, вновь превратившийся в подобие прозрачной слизи. - Он маскирует своего хозяина.
   - Честно говоря, сначала я думал, что ты преувеличиваешь, - признался отец, взяв клочок странной материи. - Но сейчас вижу, что говорила чистую правду.
   - Ветры Вая! Через ваши пальцы просвечивает стол! - воскликнул старшина.
   - Да, действительно... поразительная ткань. Думаю, она изменяется под теплом человеческого тела, - задумчиво проговорил эрл. - Но постойте-ка, это какие возможности! Вот почему враг незаметно приблизился к часовым.
   - Невидимый воин, - прошептал Олмест и настороженно осмотрел двор.
   - Это не гарантирует ему неуязвимости, - успокоил Тельми, наблюдая за взволнованным старшиной. - Кондар почувствовал неладное и успел рубануть противника вслепую. Даже если человека не видно, остается звук шагов и запах. И я никогда не поверю, что Хан в одиночку вырезал весь кордон!
   - Наверняка он спелся с Яндом, чтобы отомстить нам за всё, милорд, - предположил старшина. - Помните, какие слухи ходили о его происхождении? Кто-то утверждал, что это беглый офицер яндов.
   - Кем бы он не был, я его поймаю, - процедил эрл. - Пусть он наденет хоть сотню чудо-плащей!
   Егеря возвращались один за другим. Вскоре стала ясна вся картина происшедшего. Часовых снял один человек, затем он вошел в форт, разобрался с тремя воинами на первом этаже, и уже тогда внутрь хлынула дюжина врагов, таившихся в лесу. После устроенной резни они забрали коней, следы вели в сторону Янда.
   - Милорд, надо потребовать у короля Назраиля объяснений! - не выдержал седой ветеран Ратгар. - У нас с ними мир, вот пусть и выдадут нападавших, а если нет, то мы сами отыщем их - клянусь! - в ближайшем гарнизоне яндов. Кони-то наши приметные.
   Егеря одобрительно загудели. Зара внутренне согласилась с ними. Темнокожие, носатые купцы с той стороны, когда миновали замок или встречали дозор Зеленых Братьев, кланялись в пояс, улыбались, но стоило только егерям отвернуться, как улыбки сползали с лиц, точно отслужившая своё змеиная кожа. Девочка часто наблюдала за яндами из укрытий в кронах деревьев - по её мнению, слишком много среди торговцев было людей со шрамами и военной выправкой. Что они позабыли на холмах Валезии? Но его величество Родрик Лангобард не беспокоился по этому поводу, и фургоны с красно-синими флажками беспрепятственно миновали границы королевства. Возможно, скоро это изменится?
   - Не всё так просто, - сказал эрл. - Янд сошлется на разбойников, Назраиль никогда не согласится с претензиями наших эмиссаров, а его величество свято блюдет мир.
   - Будь проклята политика! - воскликнул в сердцах Ратгар.
   - Мне жаль твоего племянника, но мы не можем вторгаться в пределы Янда, это будет означать войну, - отрезал Гильг и добавил чуть мягче: - Однако, существует еще и разведка. Ей границы неписаны.
   - Истинно, милорд, - потупился Ратгар. - Когда отступает сила, побеждает хитрость. Извините меня.
   Отец решил оставить на кордоне десять егерей, приказав на любой подозрительный звук сначала стрелять, а уже потом спрашивать, кто идет. Еще пятеро должны были отправиться в Далузу и вернуться со сворой самых злющих сторожевых псов, навестив по пути два других гарнизона и оставив там нескольких мохнатых охранников. Пусть Хан будет хоть трижды невидимым, но со своим запахом он ничего поделать не сможет - собачки учуют чужака заранее и не позволят повториться трагедии.
   Ратгара и еще одного ветерана эрл отозвал в сторонку. Зара заметила это и, сняв панцирь, нырнула в лес. Как только сзади сомкнулись дружелюбные стволы деревьев, девочка подпрыгнула, уцепилась за толстый сук, и вот уже худенькое тельце стремительно неслось сквозь кроны. Хорошо, что тут растут липы, порадовалась Зара, осторожно снижаясь прямо над местом разговора, - в переплетение ветвей никто не заметит. Отец тихо давал наставления разведчикам, девочка напрягла слух.
   - Пройдете по следам, выясните, куда увели коней. Мне нужно только это, в бой не вступать! Ратгар, тебя касается в первую очередь.
   - Милорд, хоть разрешите пленить какого-нибудь носача, он нам быстренько всё расскажет.
   - Нет. Его могут хватиться. Устроят облаву, а если вас поймают, то это уже дипломатический конфликт. Выяснили, вернулись, рассказали. Больше ничего не требуется. Это понятно? - с нажимом спросил Тельми.
   - Так точно, милорд!
   - Хорошо. И обращайте внимание на все шорохи. Оказывается, у нашего знакомца Хана есть плащ-невидимка.
   - Так вот почему мы не можем поймать эту сволочь! - воскликнул второй ветеран.
   - Я его за милю учую, - процедил Ратгар. - Не беспокойтесь, милорд, всё сделаем.
   Зара хихикнула про себя и уже хотела тихо удалиться, когда егерь снял с пояса кнут и, не глядя, взмахнул им. Витой ремень стеганул по кроне дерева, посыпались ветви и сухие листья, девочка ойкнула. Ратгар резко дернул. Увлекаемая плетью, Зара полетела вниз. Удар о землю больно отозвался в спине; хорошо, успела в последний миг выставить руки. Ратгар ахнул и бросился поднимать.
   - Ох, леди, да как же так? Я и не думал, почуял что-то и...
   - По-чу-ял! - передразнила Зара. - Хорошо хоть, за арбалет не схватился. Петинья родненькая! Я всю задницу счесала...
   Ошеломленный Ратгар неловко отряхивал её от древесной трухи, второй егерь качал головой, а отец улыбался во весь рот, как совсем недавно она сама. Зара нахмурилась и тряхнула гривой волос. Она тут грохнулась с такой высоты, а ему весело!
   - Чего смешного?!
   - Ругаешься забавно, - ответил отец. - Няне понравится. А ведь ты попалась, вновь попалась, белочка. Ушиблась сильно?
   И с такой нежданной заботой он спросил это, перестав ухмыляться, что Зара тут же простила ему и обидные слова, и его бездействие. В конце концов, она сама залезла на дерево, а если не можешь передвигаться тихо, будь готова к неожиданностям! Отец не виноват, что его дочь желает походить на мальчишку и ведет себя как мальчишка. Он даже подыграл ей, не став поднимать и отряхивать, признал её право на свободу действий и на сопутствующие этой свободе ошибки. Нет, ну чего она вспомнила о Петинье?
   - Тебе просто повезло, - сказала Зара и оттолкнула егеря. - Лови лучше Хана!
   - Всенепременно, леди, - заверил Ратгар, смущенно сворачивая плеть.
   Зара злилась на старого вояку, но ругаться ей уже расхотелось. Она думала, что неплохо бы поскорее оказаться в замке, нехотя уступить уговорам няни и помыться в ванне с тройной сменой воды. Гм, как и подобает настоящей леди.
  
   Джаб.
  
   В тишине карточного зала звон упавшей на пол монеты прозвучал особенно громко. Этот звук разбил застывшее полотно из удивленных лиц и вскинутых рук, вдохнул жизнь в оцепеневших игроков и зрителей. Все разом заговорили, задвигались, кто-то восхищенно хлопал Ларкина по плечу, многие с интересом посматривали на барона. Тот побледнел как мертвец. Еще мгновение назад Джаб желал победы другу, но сейчас ему даже стало жаль Гроуверка. Снарк тяжело дышал и не отрывал взгляда от злополучной семерки мечей, словно надеялся, что она исчезнет, испарится. Даже если он продаст скотобойню и заложит дом, то вряд ли сможет расплатиться с Генри, прикинул Нивельхейм.
   - Я не знаю, как вы это сделали, но такого не может быть, - процедил Гроуверк, подняв, наконец, взгляд от стола.
   - Полноте, барон. Или вы намекаете на мою нечистоплотность в игре? - спросил Змей лениво, но в его голосе прозвучал металл.
   - Господа, господа! - воскликнул граф Редфорд. - Не будем драматизировать. Вас, любезный Снарк, я попрошу впредь продумывать свои заявления, а вас, Генри, хочу поздравить с замечательной победой!
   - Всем вина в честь графа Ларкина! - провозгласила Диана, подняв бокал.
   Напряжение в комнате спало. Гроуверк моргнул и потер глаза. Слуги уже суетились вокруг стола, угощая гостей красным зарийским из погребов Молиньяк. Джаб сделал глоток и посмотрел на Диану. Благая Троица, как же она прекрасна! За последний год куртизанка только похорошела, еще больше расцвела, являя собой идеальный образ обольстительницы. А он-то тайком думал, что девушка будет страдать от разлуки, не сможет его забыть... даймоны тьмы, как же наивен он был! Лейтенант Железных Тигров оторвался от созерцания чарующей красоты бывшей любовницы и заставил вспомнить себя о законной жене - милой, чуть полноватой, но всё равно родной. И верной, в отличие от всяких вертихвосток! Джаб неодобрительно покосился на молодых хлыщей, так и вьющихся возле Дианы, и залпом опорожнил бокал. Люди не торопились расходиться от стола. Цвет дворянства смаковал вино и ждал последствий удивительной партии в баккара.
   - Прошу извинить меня, граф, - сказал, наконец, барон Гроуверк, оправившись от потрясения. - Я не сомневаюсь, что вы играли честно. Как желаете получить выигрыш? Такой суммы у меня с собой нет, но я владею некоторым имуществом. Его залоговая стоимость...
   - Благодарю! - оборвал Ларкин. - Зачем мне скотобойня и ветхий дом?
   - Тогда что же? - спросил насупившийся Снарк.
   - У меня есть отличный оруженосец, - начал Генри издалека. - Он молод, расторопен, трудолюбив, но всё же не всегда справляется с моими причудами. Чак, не хмурься, а лучше налей мне еще вина. Спасибо. Проверь еще, пожалуйста, как смазан мой арбалет, он в седельной сумке. Так вот, - продолжил Ларкин, сделав внушительный глоток зарийского. - Я склонен простить вам весь долг... слышите?! Весь долг, любезный барон, за сущую малость.
   - Завоевать для вас трон? Или, может, сосватать королеву? А не хотите ли свежей вырезки? - осклабился Гроуверк.
   - Всё мимо, хотя, вид крови меня возбуждает, - ответил Змей. - Вы дадите мне в услужение вашего прыткого не по годам юношу. Думаю, два оруженосца будут для моей скромной персоны в самый раз.
   В зале раздались удивленные возгласы. Никто не ожидал, что граф потребует такого. Действительно - малость. Родовитые и богатые дворяне нанимали обычно для своих отпрысков учителей, а по достижению четырнадцати зим любимые чада ждали, когда Брамберг объявит набор в Кале, и молились, чтобы их приняли в прославленную школу. Менее удачливые юноши довольствовались ролью оруженосцев при именитых рыцарях, кои брали на себя обязанность учить их ратному делу, хорошим манерам и всему, что считали полезным для подрастающего поколения. Здесь при одном воине могли обретаться до трех юношей. Бывало и такое, что обнищавшие или титульные дворяне вынужденно отдавали младших сыновей в услужение никчемным, но богатым баронам и графам. Некоторые из этих господ набирали в свою свиту исключительно смазливых мальчишек - днем те исполняли обязанности оруженосцев, а ночью - покорных любовников. Замечая сальные улыбочки, Джаб гадал, сколько из присутствующих в зале сейчас подумали о Ларкине подобным образом. Впрочем, никто не стал бы говорить о своих подозрениях в лицо лучшему клинку королевства. А вот посплетничать потом о нахальном капитане - это да, вот только подождем, когда данный капитан закончит здесь и удалится подальше.
   Услышав предложение Ларкина, люди расступились. У дальней стены стояли оруженосцы - они замолчали и уставились на юношу в черном плаще. Поднятый воротник скрывал лицо подопечного Гроуверка почти так же хорошо, как глубоко нахлобученная шляпа; свет масляных ламп выхватывал из тени лишь блестящие глаза. Они неотрывно смотрели на господина. Барон кашлянул и произнес:
   - Но граф, этот юноша мой родственник, я не могу отдать его вам как простую вещь.
   - Родственник? - прищурился Змей. - Конечно, это меняет дело. Выложите на стол сорок золотых и покончим с этим.
   Чему-то засмеялась Диана. Бубнящий юнец довольно покраснел, уткнувшись носом в изящное ушко с изумрудной капелькой - происходящее в зале его нисколько не интересовало. Джаб поморщился в сотый раз за сегодняшний вечер. Зачем Ларкину еще один оруженосец? Они пришли сюда в поисках наемного убийцы, но пока его что-то не видно. Гроуверк посмотрел на своего родственника; Джаб мог поклясться, что тот еле заметно кивнул, точно разрешая свою передачу. Люди вокруг молчали в ожидании последнего акта драмы, ноздри щекотал дым из закуренной Редфордом трубки. Барон вздохнул и поднялся из-за стола.
   - Ваша взяла, граф. Другого выхода я не вижу. Мой оруженосец переходит под вашу опеку, я освобождаю его от данной мне клятвы, но обещайте, что будете достойно обращаться с ним.
   - Всё зависит от его поведения, - бросил Ларкин.
   Он встал так резко, что отпрянули ближайшие дворяне, и прошел по живому коридору в конец комнаты. Выигранный юноша стоял перед ним, понурив голову. Правая рука скрывалась в разрезе плаща, на левой висел меч барона, убранный в простые, без всяких украшений, ножны. Джаб поставил кубок и последовал за другом, не теряя надежды разгадать его игру. Ларкин пристально смотрел на нового оруженосца. А ведь он собран, как тигр перед броском, понял Джаб. Что-то должно произойти! Пальцы нащупали шершавую рукоять фальчиона. Генри наклонился к юноше и произнес:
   - Прежде, чем мы познакомимся, я хочу проверить, насколько чисты твои руки. Сними перчатки.
   В ответ из-под шляпы сверкнули глаза. Джаб не мог отделаться от ощущения, что оруженосец Гроуверка смутно напоминает ему кого-то, но уловить ускользающее сходство пока не получалось. Тот на предложение графа никак не реагировал, стоял столбом и молчал. Пауза затягивалась. Генри хмыкнул и, повернувшись к барону, спросил:
   - Любезный Снарк, а что, ваш родственник глуховат?
   - Осторожно! - крикнул Джаб, заметив движение юноши.
   Оруженосец перестал изображать статую. Как только Ларкин отвернулся, он выхватил из складки плаща кинжал и ударил графа. Змей в предупреждениях не нуждался. Мгновенно уйдя в сторону, он перехватил руку убийцы и вывернул ему кисть. Сталь зазвенела по мраморному полу. Диана вскрикнула, леди Дальг без чувств обмякла в руках растерянного мужа, завизжала какая-то служанка. Оруженосец освободился от захвата неуловимым движением, меч барона покинул ножны. Вокруг Ларкина мгновенно образовалось свободное пространство. Кто-то звал стражу, другие торопились убраться подальше от свистящей стали. Джаб хотел помочь другу, но понял, что только помешает и отошел назад, сжимая рукоять обнаженного клинка.
   Противник оказался ловким малым. Его выпады следовали один за другим, Змей отбивался, но не контратаковал. Трудно было ожидать от оруженосца подобной прыти, ну не Гроуверк же обучил его всем этим финтам! Джаб напряженно следил за поединком. Сначала вскрикивал, когда казалось, что Генри не видит удара, но вскоре понял, что Ларкин просто играет с врагом. Поняли это и другие. Гадая о причинах, дворяне издалека следили за поединком, оставив в покое свои клинки. Джаб также убрал фальчион в ножны. От звона стали гудело в ушах, Змей с застывшей улыбкой крутил Мстителем, парируя выпады явно обезумевшего оруженосца и, наконец, сам перешел в атаку. Противник дрогнул под шквалом ударов. Сделал шаг назад, еще один, Ларкин почти без замаха рубанул мечом. Соперник вынужденно подставил клинок, чтобы не лишиться головы. Звонко щелкнуло, Генри остановился. Замер и родственник Гроуверка, удивленно разглядывая срубленный наполовину баронский меч.
   - Сдавайся! - приказал Змей. - Ты сам себя выдал.
   - Хитрый даймон, - прохрипел оруженосец. - Хитрый...
   Он выпустил огрызок меча и бросился к двери. Генри и не подумал преследовать. Хлопнула створка, беглец исчез, но тут же кубарем влетел обратно. Мгновением позже в проеме показался Лар Терми. Он настороженно выглядывал поверх большого щита, загородив единственный путь отступления; над краем железного прямоугольника показался взведенный арбалет.
   - Всё в порядке? - спросил Змей.
   - Да, сэр. Вдарил так, что вмятина на щите осталась. Пристрелить этого живчика?
   - Не надо. Он сдается, не так ли?
   Оруженосец затравленно озирался. Воротник плаща разошелся, открыв разбитый подбородок; на белый мрамор упала красная капля. Джаб вгляделся в лицо юноши и понял, где его видел.
   - Это ты! - крикнул он и шагнул вперед.
   Ларкин сделал предупреждающий жест, но недавний противник опередил. Заметив Нивельхейма, он улыбнулся опухшими губами и выбросил вперед руку с подобранным кинжалом. Одновременно с этим выстрелил Терми. Тяжелый болт отбросил тело оруженосца к стене, кинжал закрутился в полете и достал Джаба рукоятью. Вскрикнула Диана. Нивельхейм медленно опустил голову и потер ушибленную грудь, чувствуя, что разминулся со смертью на какие-то мгновения. Сильно захотелось выпить.
   - Ах, какая жалость, - сказал Генри, взглянув на распростертое тело. - Этот господин уже ничего не расскажет. Но ведь остается еще наш скотобойный барон!
   В пылу схватки все забыли, чей родственник напал сейчас на капитана Королевской гвардии. Дворяне обернулись к опустевшему столу, где сиротливо лежала измятая колода. Гроуверк исчез вместе с золотыми. В прихожей послышался шум, ругань, разбилось стекло, и тут же в проеме возник толстый зад барона, пятившегося неизвестно от кого. Снарк споткнулся о порог и плюхнулся на пол. Следом возник оруженосец Ларкина с взведенным арбалетом, направленным точно в лоб Гроуверку.
   - Браво, Чак! - похвалил Генри. - Ты исключительно расторопен и догадлив, беру свои слова обратно.
   - Спасибо, милорд, - произнес юноша дрожащим от напряжения голосом.
   - Кто-нибудь объяснит мне, что происходит в моем доме?! - воскликнула Диана Молиньяк.
   - Да уж, Генри, извольте объясниться, - сказал граф Редфорд, вытряхивая из трубки пепел. - Вы явно знаете больше нашего, не так ли?
   - Это правда, дорогой граф, - подтвердил Ларкин, подмигнув ошеломленному Джабу. - Господа, не далее, как сегодня утром, произошло покушение. Известного вам сэра Нивельхейма - благородного рыцаря, моего друга и просто хорошего человека - чуть не убили.
   Супруга Дальга вновь сделала попытку упасть в обморок, побледневшая Диана ахнула. Джаб искоса посмотрел на бывшую любовницу - неужели это не притворство и она искренне переживает за него? Генри тем временем наклонился к телу убийцы и стянул с безжизненных рук перчатки. Кисти мертвеца усеивали похожие на язвочки пятна.
   - Краснорукий! - выдохнула леди Дальг и уже лишилась чувств на самом деле.
   - Именно! - подтвердил Ларкин. - Ирг, все в порядке? Хорошо... продолжим! Кто-то очень желает смерти нашему виконту, желает так, что даже заплатил наемному убийце. Хвала случаю, Краснорукий промахнулся! Я не надеюсь на стражу, а потому провел собственное расследование и узнал, что к этому делу может быть причастен наш дорогой Гроуверк. Барон, вы хромаете, что у вас с ногой?
   - Не твое дело, сопляк! - прорычал Снарк.
   - Ошибаетесь, милостивый забойщик скота. Моё. Если вы забыли, за вами долг в сорок руалов, хотя это уже не имеет никакого значения. Вы утверждали, что мертвый юноша ваш родственник. Хотя бы не мне, а всем этим уважаемым господам объясните, пожалуйста, почему он стрелял в сэра Нивельхейма, а?
   - Я ничего не знаю, - буркнул барон и с трудом сел в кресло. - Уберите от меня этого мальчишку с арбалетом, я ни в чём не виновен.
   - Снарк, тебя заточат в подземелье, где у его величества есть прекрасные мастера развязывать язык, - отбросил показную вежливость Змей и добавил таким тоном, что многие в зале поежились: - А если у них возникнут трудности, я покажу, какие пытки воздействуют на таких жирных боровов лучше всего. Гвардия!
   Через открытые окна послышался топот ног. В зал через обе двери вбежали воины с обнаженными мечами. Возглавлял их Монкар. Оглядев мертвого убийцу и поникшего барона, он с укоризной произнес:
   - Сэр, вы подали сигнал слишком поздно.
   - Не было необходимости, Кирк. Доставьте этого человека в королевскую темницу.
   - Основание?
   - Покушение на лейтенанта Железных Тигров и связь с Гильдией Красноруких.
   - Ого! Папаша Вислоу обрадуется такому клиенту.
   - Я не виновен! - повторил Гроуверк.
   - Кто бы сомневался. Взять его!
   Гвардейцы подхватили барона. Тот ругался и плевался, но на воинов это не произвело никакого впечатления. Дворяне морщились - пусть Гроуверк и преступник, но он один из их круга. Всегда неприятно, когда человек, с которым выпил не один бокал вина, играл в карты и вёл светские разговоры, оказывается негодяем и чуть ли не убийцей. На многих лицах до сих пор читалась растерянность, но хозяйка дома уже оправилась от потрясения. Она подошла к Ларкину и улыбнулась.
   - Думаю, этот прием гости запомнят надолго, и всё благодаря вам, граф. Если надумаете вновь поймать каких-нибудь подлецов, тем более угрожающих виконту Нивельхейму, дайте только знать, я с удовольствием поучаствую в затее... а Гроуверк мне никогда не нравился.
   - Ну, без вашей помощи, баронесса, я бы не справился, - ответил Генри и кивнул на мертвеца. - Сожалею, что дошло до этого.
   - Ничего страшного. Надеюсь, скоро появятся стражники и заберут тело.
   - Да, служители закона всегда неторопливы и предпочитают прибывать на место преступления только для подсчета трупов, - усмехнулся Генри и добавил: - Вынужден откланяться, милая Диана. Как вы сами понимаете - дела! Джаб, ты остаешься?
   - Нет, поеду с тобой, - ответил Нивельхейм. - И если не получу ответы на все вопросы - сойду с ума. Баронесса, благодарю за радушный прием.
   - Жаль, что вы нас покидаете, - сказала Диана. - Обещайте, что посетите этот дом вновь.
   - Всенепременно! - заверил Змей, Джаб молча кивнул и отвел взгляд.
   - Господа! - воскликнула прекрасная куртизанка. - Поблагодарим нашего блистательного капитана за устроенное представление. Я надеюсь, оно всем понравилось? Виват графу Ларкину!
   - Виват! - отозвались эхом присутствующие, причем громче всех кричала очнувшаяся леди Дальг.
   Джаб с трудом отвел взгляд от Дианы и последовал за другом. Чак ждал во дворе. Ларкин похлопал его по плечу и вручил форин - пораженный юноша только и смог, что отсалютовать арбалетом. На улице совсем стемнело, за прутьями забора послышался грохот сапог, а в воротах замелькали факелы.
   - Ага, вот и наша доблестная стража! - обрадовался Генри.
   - Добрый вечер, сэр, - поздоровался хмурый сержант. - Нам сообщили, что в этом доме видели Краснорукого.
   - Наверное, поэтому вы и не особенно спешили, а? Не переживайте, убийца обезврежен. Заберите тело, пока оно не начало вонять, и передайте графу Мердоку мои наилучшие пожелания.
   Пуча глаза от усердия, сержант заверил Ларкина, что исполнит всё в лучшем виде. Генри его уже не слушал - он прыгнул в седло и пришпорил драгуара. Раш устремился вверх по Питейной, а на перекрестке свернул на улицу Веревки, туда, где в тени деревьев прятался уютный особняк и плавали в пруду карпы. Джаб не отставал, пытаясь осмыслить события вечера. В голове царил сумбур. Прекрасный образ Дианы перечеркивал кинжал, летящий прямо в грудь. Хорошо, Лар не медлил! Еще во дворе Джаб поблагодарил старшину, а тот ответил, что только выполнял указания Змея и ничего такого не совершил, на что Генри пробурчал, что убивать Краснорукого в его планы не входило. Молча проглотив упрек, Терми направился в казарму.
   - Ну что, какое-то время ты будешь в безопасности, а если мы расколем барона про заказчика - а мы его расколем! - тебе уже ничего не грозит, - заметил Ларкин, устроившись в любимом кресле с наполненным Барроузом бокалом вина.
   - Генри, как ты провернул всё это?
   - Очень просто. Знаешь, кто лучшие в мире прознатчики? Нищие. На них обращают внимание только жалостливые мамаши, да и то уже перед дверями курии. После визита к Мердоку я нанял предводителя шайки, чтобы они проследили за Домом Закона. Как я и думал, капитан озаботился нашим интересом к делу и решил известить щедрого господина, который забыл в его кабинете мешочек с форинами. Нищий проследил за посыльным до скотобойни, а потом описал мне получателя письма - он хромой. Гроуверка я видел несколько раз на малозначительных приемах, но такого за ним не припоминал. Напрашивался вопрос: а не попала ли в ногу барону некая щепка от жердей, когда один отважный рыцарь рубил их, чтобы расцепить телеги? Кроме того, попрошайка рассказал, что дверь дома ему открыл оруженосец, а руки у него были в шерстяных перчатках.
   - Ага!
   - Вот-вот. Согласись, тут у этих Красноруких прикрытие идеальное, многие люди в Таггарде - мастеровые, рыбаки, воины - не снимают перчатки даже летом, но становится странно, зачем носить их дома? Я решил проверить Гроуверка и его оруженосца, а во дворце граф Редфорд как раз передал мне приглашение на прием Дианы.
   - И давно ты к ней ходишь? - поинтересовался Джаб.
   - Пару раз был. Дело не в этом. Я сразу поехал на Питейную и попросил баронессу пригласить к ней Гроуверка. Она долго кривила свои прелестные губки, но всё-таки согласилась. Должен заметить - после того, как я пообещал, что приду с тобой.
   - Серьёзно?
   - Истинная правда! Гроуверк, конечно, чуть из портков не выпрыгнул, когда получил приглашение на прием к Молиньяк. Я бы дорого заплатил, чтобы посмотреть в тот момент на его рожу!
   - Да уж...
   - Остальное ты видел сам.
   - Но Генри, почему ты сразу не проверил барона? Сказал бы мне, захватили воинов, и вместе посетили бы скотобойню. Ты подверг ненужному риску и себя, и всех присутствующих на приёме.
   - Ох уж мне эти рыцарские добродетели! - возмутился Змей. - Во-первых, я всё контролировал, а во дворе ждали гвардейцы. Во-вторых, я подозревал, но полностью уверен не был, поэтому хотел спровоцировать или самого барона, или его оруженосца на активные действия. В-третьих, Гроуверк - дворянин, как и мы с тобой, не мог же я взять и схватить его, словно простого мужлана, на основании только неясных подозрений? Ну, и в-последних, просто врываться в дом и задерживать преступников - на то есть стража, а по мне - это слишком скучно. Говард!
   В комнату вошел Барроуз. Он принес новую бутыль, откупорил её и разлил зарийское по бокалам. Запахло букетом из летнего солнца, спелого винограда и душистой лозы. Джаб целиком отдался наслаждению и прикрыл от удовольствия глаза. Лишь посмаковав на языке вкус последнего глотка, он встал и произнес с чувством:
   - Благодарю вас, сиятельный граф, вы спасли мне жизнь и теперь всегда можете рассчитывать на ответную любезность!
   - Обойдемся без восторженной патетики, виконт, - поморщился Змей. - Тут заслуга Терми, это он уложил Краснорукого. Хотя - даймон его задери! - мог бы прострелить ублюдку руку или ногу, и мы бы допросили того заодно с бароном.
   - Старшина - воин, и всегда бьет наверняка. Когда мы примемся за Гроуверка?
   - Пускай посидит в темнице, подумает, размякнет, а завтра приступим.
   - Договорились. Мне вот что ещё не дает покоя, Генри. Признайся, как ты всё-таки угадал в баккара?
   - Джаб, ты хочешь знать слишком многое, а на исповедника совсем не похож. Впрочем, отвечу: в картах, как и в бою, нельзя на удачу уповать, надо её делать.
   - Так ты смошенничал!
   - Стыдно, виконт Нивельхейм, стыдно. Вы вроде бы настоящий рыцарь, а бросаетесь обвинениями как рыночный скандалист. По-хорошему, я должен вызвать вас на поединок и смыть оскорбление кровью, но стоит учесть нашу давнюю дружбу, сделать скидку на вашу молодость и пожалеть чувства вашего уважаемого отца. На этот раз я вас пощажу, но если только вы мне кое-что пообещаете.
   - Для спасения нашей дружбы - всё, что угодно!
   - Хм, тогда ты не откажешь мне в просьбе и посетишь на следующей неделе дом баронессы Молиньяк.
   - Это невозможно!
   - Я видел, как ты кивал на прощание Диане!
   - Совсем немного!
   - Этого достаточно!
   Спор прервал дворецкий. Он переступил порог и произнес в пространство хорошо поставленным голосом, ни к кому конкретно не обращаясь:
   - Гонец к графу Ларкину!
   - Проси, - сказал Генри и убрал со стола ноги.
   В комнату вошел запыхавшийся юноша. Он посмотрел в сторону Джаба, перевел взгляд на Ларкина и отчеканил:
   - Сэр! Лейтенант Монкар просит прибыть вас во дворец!
   - Зачем я понадобился ему в столь поздний час, юноша?
   - Барон Гроуверк готов сделать признание!
  
   Свен.
  
   - Говори, или клянусь секирой Одра, я прибью тебя прямо здесь! - рявкнул Хавор.
   Дарин вновь начал дрожать, но смертельная бледность уже покинула его лицо. Хоть и привязанный к стулу, но в окружении вооруженных горцев он чувствовал себя явно лучше, чем в келье обители Лазь. Северин доставил беглеца в свой особняк, еще раз пообещав настоятелю храма, что отменит несправедливый указ о ремонте судов, и теперь Драко устроил дезертиру допрос. Из разбитого носа несчастного текла кровь, одно ухо распухло до размеров бублика.
   - Милорд, я расскажу всё, только пообещайте, что защитите меня и даруете жизнь, ведь я его не убил, - пробормотал Дарин.
   - Рехнулся?! От кого защитить? Да я собственными руками придушу тебя, мразь!
   Свен остановил взбешенного друга. Криками тут ничего не добьёшься, а побои преступнику ни к чему, если Хавор хочет доставить его живым на суд цвиргов. Нужно убедить пленника в серьезности их намерений, причем сделать это наиболее достоверным способом. Взгляд упал на мокрую пешню, которой Эрик дробил лед. Северин положил её в камин, раздалось шипение. Пленник покосился на очаг, а эрл ласково произнес:
   - Советую не испытывать терпение твоего господина, а рассказать всё начистоту. Сейчас ты в его власти и только Страж Перевала решает, что сделать с тобой - помиловать, устроить пытки или казнить за измену. Если судить по его виду, испытания тебя ждут страшные. Ну так что, будешь говорить с двумя глазами или помолчишь с одним?! - вопросил Свен, достав пешню из огня, и приблизил раскаленное острие к зрачку Дарина.
   Тот откинул голову назад, да так, что хрустнули позвонки, а веревки впились в тело. Вишневое острие отразилось в глазу, задымились ресницы, горец не выдержал и заорал, точно его резали по живому:
   - Я скажу, скажу! Милорд, я расскажу всё!
   - Вот и славно, - промурлыкал Свен. - Задавай вопросы, друже, а я пока положу это копьецо в камин на случай, если твой собеседник что-нибудь забудет.
   Больше Дарин не запирался. Он с братом происходил из гордого, но бедного племени улгаров. Прошлой зимой в горы вместе с торговцами прибыл господин в щегольской фетровой шляпе, длинном плаще, высоких сапогах и с полуторным мечом на перевязи. Он вошел в шатер Тарта Дарина и о чём-то долго разговаривал с вождем. После отъезда дворянина отец вызвал сыновей и повелел им доставить письмо предводителю апашей, чьё стойбище находилось недалеко от деревни улгаров, в предгорьях, а также передать ему мешочек, полный новехоньких форинов.
   - Тогда-то они и перекрыли дорогу к рудникам! - воскликнул Драко, замахнувшись на горца. - Я потерял девять воинов, не тебе чета!
   - Погоди, Хавор. Прошлого не вернешь, - сказал Свен и кивнул пленнику. - Рассказывай дальше.
   Дарин облизнул губы и продолжил. У отца появились деньги, племя зажило сытно, а осенью он даже снарядил сыновей доспехами, оружием и устроил в дружину эрла. Братья служили достойно и мечтали о старшинских должностях, но в конце зимы получили весточку - родитель приказывал им убить цвирга, который должен принести в замок меч, заказанный Стражем Перевала. Даринам было не по душе такое поручение, но отца они ослушаться не смели. Когда покушение провалилось, выживший брат бежал в долину. Уже в предгорьях на него напал человек и убил из арбалета лошадь, Дарин свалился наземь, прикинувшись мертвым, а только разбойник подошел ближе - бросился на него с кинжалом. Они долго боролись, горец изловчился и вогнал нож в грудь врагу. Отдышавшись, Дарин решил проверить карманы убитого, а напоследок разжился шерстяными перчатками. Тогда-то он и понял, что на него напал не обычный разбойник, а Краснорукий - значит, теперь жизнь горца не стоит и ломаного медяка, ведь Гильдия наемных убийц привыкла доводить дело до конца. В панике Дарин бежал не разбирая дороги, в роще ему посчастливилось наткнуться на лошадь нападавшего. Добравшись до Золотой Гавани, он избавился от волос и одежды, а укрыться решил в обители Лазь, последователи которой покупали у горцев шерсть, шкуры и овечий сыр. За каждым шорохом Дарину чудился шаги убийцы, он извелся от ожидания конца, а потом в келью ворвался со своими людьми эрл.
   - Простите меня, мой господин, - сказал в завершение бледный пленник. - Я не хотел, чтобы случилось так.
   - Не хотел бы - не делал! - постановил Хавор и добавил: - Не знаю, что тот дворянин пообещал твоему отцу, но предвижу, что скоро в племени улгаров произойдет смена вождей, а твою участь, изменник, решит суд цвиргов. Как звали того щеголя?!
   - Не знаю, - пробормотал совсем сникший Дарин и, вздрогнув от замаха Драко, быстро проговорил: - Я случайно слышал только имя - Радвиг.
   - Ладно, отвяжите его от стула, - распорядился Свен. - И дайте воды. Нет, лучше вина.
   Оруженосцы бросились исполнять распоряжение, а эрлы прошли в соседнюю комнату. Сабур с Аргулом остались охранять пленника - пальцы старшего подрагивали на эфесе меча, глаза ловили любое подозрительное движение. Свен наполнил бокалы, свой Хавор опорожнил залпом и спросил:
   - Думаешь, не врет?
   - Да ты посмотри на него. В таком состоянии говорят только правду, похоже, он всерьез раскаивается в содеянном. Ты бы полегче с ним...
   - Отвезу цвиргам, пусть они и решают, что делать с этим убожеством. Он болтал про какого-то Радвига, ты знаешь кого-нибудь с таким именем?
   - Ммм, у Кормарков среднего так кличут, Робин Манистер бастарда назвал Радвигом, есть еще рыцарь из межевых - Крол.
   - Радвигов развелось, как баранов нерезаных, - буркнул Хавор. - Ну ничего, Тарт Дарин укажет мне нужного. Перед смертью, у-ха-ха! Слушай, а если бы этот ублюдок не заговорил, ты действительно выжег бы ему глаз?
   - Вряд ли, но ведь он мне поверил, - ответил с ухмылкой Свен.
   - Ха, я тоже поверил! Ладно, Китобой, спасибо за помощь, я должен торопиться. С дочкой там невесть что происходит. Даст Одр, вызволю её, и тогда приедем к тебе в гости, а потом все вместе на турнир двинем. Эрик-то будет участвовать?
   - Я ему обещал, да и разве его удержишь? Он бы в море так рвался, да что там!.. Я заметил, твой с меча взгляд не сводит, быть ему победителем.
   - Да уж, цвирги постарались на славу, а я им такую свинью подложил! Эй, Аргул, Сабур! Привяжите этот позор его рода к седлу и отправляемся!
   - Мы проводим вас, - сказал Свен, Эрик уже помогал другу с пленником.
   Лысый и упавший духом Дарин выглядел так жалко, что эрл даже посочувствовал ему. Действительно, у горцев все подчиняются вождю, старшему; немыслимое дело - пойти против отцовской воли. Что же пообещал главе улгаров неведомый Радвиг, что Тарт подверг угрозе собственных сыновей? Свен посмотрел на Эрика. Тот уже залез в седло и что-то увлеченно рассказывал Сабуру. Смог бы эрл для каких-нибудь своих целей рискнуть жизнью единственного сына? Да и существует ли в мире такая цель?
   Драко нахлобучил и затянул пленнику капюшон, чтобы не позорить горцев. Свен пришпорил Шарка, отряд выехал со двора. Припоминая сказанное Дарином, эрл задавался еще одним вопросом: зачем кому-то стравливать Стража Перевала с апашами? И тут же спросил себя: а не затем ли, зачем сталкивать лбами Стража Моря с пиратами? Всадники пересекли улицу Бондарей, миновали площадь Селедки, слева потянулись ворота складов. Дождь прекратился, камни мостовой блестели отмытыми боками. Дружинники Хавора окружили пленника плотным кольцом. Далеко впереди уже виднелись ворота, улица раздалась вширь, но и народу прибавилось - фургоны и повозки запрудили всю мостовую, следуя в обоих направлениях. Облава кончилась, торговцы спешили наверстать упущенное время, не обращая внимания на вооруженных людей. Воины ругались и старались держаться вместе, но вынужденно уступали дорогу неповоротливым телегам. Уши глохли от мычания скота, криков возниц, цоканья копыт и скрипа колес. В нос шибало амбре из пота и навоза. Дружинники стегали плетками прущих напролом мулов, грозили их хозяевам, но толку от этого было мало. Наконец, мимо проплыли замшелые камни крепостной стены, кошмар кончился, и отряд выскользнул из Золотой Гавани на широкий Морской тракт. Драко выдохнул с облегчением.
   - Не в обиду будет сказано, но мне в городах всегда не по себе. Шумно, тесно, вонюче и от людей не продохнуть.
   - Зато не скучно, - парировал Свен.
   - Это точно. Эй, там, толкните нашего пленника! Он что, уснул?
   Дарин болтался в седле, будто пьяный. Первым к нему подскочил Аргул. Он хлопнул горца по спине, тот подался вперед и распластался на конской шее, удерживаемый только веревками. Тело подергивалось в такт движению лошади. Разозленный Аргул схватил Дарина за капюшон и задрал голову. Свен выругался. Лицо горца застыло белой маской, а глаза налились кровавым туманом.
   * * *
   Хавор ругался долго, красочно и с чувством. Дружинники получили за то, что глазели по сторонам, сыновья - что проморгали подсыла, жители Золотой Гавани - что не давали проехать отряду, а небеса - за мелкий и противный дождь. Досталось и Свену.
   - Страж Моря, - бурчал Драко. - Лучше бы на суше порядок навел. Убийцы разгуливают по городу как дома!
   Свен смущенно молчал, он на пальцах одной руки мог посчитать известные ему дела Красноруких в Золотой Гавани. Ну кто мог предположить, что второй убийца сработает так быстро и качественно? После неудачи первого, он подкрался к Дарину в городской толчее и завершил дело - на ноге горца чуть ниже колена нашли неглубокий порез. Ранка почернела и дурно пахла. Нет, действительно, в чем-то Хавор прав, подумал Северин. Краснорукий и пираты, Краснорукий в предгорьях, теперь еще и смерть Дарина - к гадалке не ходи, тоже Краснорукий. Наемные убийцы словно облюбовали город-порт. Кто-то задался целью убрать свидетелей своих злодеяний и запутать эрлов, но чего этот неизвестный добивается в итоге? Неужели попытка рассорить горцев с цвиргами и столкнуть в решающей схватке Королевский флот и пиратов - козни одного человека? Или, что более вероятно, одного государства? Размах действий, продуманность планов, вовремя сделанные ходы - всё говорит за это. Янд, Кабистан, Джангарский Хаканат - кому выгодна неразбериха в королевстве? Шпионов всех этих стран в благословенной Валезии хватает, только называются они по-другому - купцы и дипломаты. Свен поделился своими мыслями с Хавором. Тот долго молчал, бурча что-то себе под нос, и, наконец, сдался:
   - Ты прав, очень похоже на происки наших соседей, но цвиргам такие домыслы ни к чему. Им подавай совершенно определенного преступника и желательно живого. А что предъявлю им я? Посиневший труп?
   - Разыщи Тарта Дарина.
   - Да, это единственный выход. Клянусь секирой Одра, я заставлю говорить этого изменника! Ладно, Китобой, мне нужно спешить, Эния там, наверное, уже все глаза выплакала. До встречи! Будь осторожен, у тебя тут даймон знает что творится.
   - Кто бы говорил!
   Хмурые дружинники пришпорили коней. Тело Дарина болталось на лошадином крупе безжизненной куклой. Вот так, подумал Свен. Парень виноват только в том, что выполнял волю отца, а теперь вместе с братом стынет в Мерзлых Чертогах, куда после смерти попадают все клятвопреступники. Северин взглянул на скачущего рядом сына. Если бы я настоял на морской карьере Эрика, а он бы погиб или утонул, простил бы я себе? Всегда ли у родителей хватает мудрости не препятствовать детям в их поступках, признавая право чада на выбор? Что сказала бы Гала, будь жива? В последнем Свен не сомневался - она бы точно не стала загонять мальчика силком на корабль! Северин сбросил шляпу на затылок и почесал голову. Решено! Пусть Эрик станет рыцарем, как того хочет, это его путь и это его выбор. Я уважаю мнение сына.
   Они достигли Харлужной косы. Бушевавший несколько дней шторм стихал. Волны устали грызть землю и теперь лишь лениво накатывали на берег, неся с собой клубки водорослей, дохлую рыбу и ветки. Где-то далеко еще звучало ворчание Придона - морской бог спускался в недосягаемые человеку глубины, вдоволь натешившись в компании с Ваем и стариком Одром. Свен спрыгнул с коня. Белая пена лизала сапоги, эрл зачерпнул пригоршню песка с водой и подбросил в воздух, благодаря Троицу за скорое окончание штормов и моля Триединых дать ему мудрости разобраться во всех непонятных событиях, что происходили кругом. Могучий ветродуй гнал по небу тучи, в разрывах проглядывало низкое солнце. Дождь превратился в мелкую морось. Близился вечер.
   - Отец, смотри, что я нашел! - воскликнул Эрик, на его ладони лежал тусклый золотой с затонувшего судна.
   - Хорошая примета, - кивнул Свен, разглядывая чеканный профиль Кроджона Мировинга. - Сохрани его на удачу.
   А она нам понадобится, закончил эрл уже про себя. Счастливый Эрик ускакал на очередное занятие с Боргом, а Северин в сопровождении оруженосцев и старшины направился в порт. Здесь уже свистели боцманские дудки, моряки проверяли касатки, готовясь выйти в море. Пока на побережье нет крепостей, воины распределятся по крупным рыболовецким артелям, решил Свен. А чтобы не оголять Золотую гавань, в Таггард спешил гонец с рукописным приказом сменному гарнизону. С адмиралом Северин списался еще утром. Он изложил по кошу свой план, Янг Лангобард его одобрил и пообещал не дать в обиду ближайшие деревни, благо в Раверхолле дружина сильная. В Сальцено, Рамстоке, Кайбиске есть стража, там тоже отобьются, если что. Да и не полезет враг на защищенные крепостной стеной города, решил Свен. Интересно, что там поделывают наши союзнички?
   Голубь на вывеске всё также остервенело насиловал бедную куропатку. Роган с Халиком остались у дверей, эрл с Парком вошли внутрь. К вечеру в трактире начал собираться народ, зал осветили масляные лампы. За двумя столами пили эль моряки, за еще двумя согревались докеры, а в углу примостилось несколько подозрительных личностей. Свен как бы невзначай распахнул плащ, обнажив рукоять меча. Завидев Стража Моря, трактирщик обрадовался так, точно к нему на ужин пожаловал весь королевский двор.
   - Что прикажет милорд? Покушать, аль выпить? Есть жареный поросенок, маринованные ланхусты, морская капуста, красное и белое лучших урожаев...
   - Любезный, не оттачиваете на мне своё красноречие, - прервал Свен. - Меня прекрасно кормят, последнее, на что бы я решился - это ужинать в вашем заведении. Мне нужен Шуга Трази. И не надо делать удивленное лицо! Он сказал, что я смогу найти его через вас.
   - Ох, пусть милорд извинит меня! - зачастил трактирщик. - Я уже стар, мысли не задерживаются в энтой голове надолго, всё забываю, но сейчас хочу вас обрадовать!
   - Чем это?
   - Нужный вам человек здесь, - прошептал хозяин, вновь избегая упоминания имен. - Я провожу вас.
   Трази сидел в той же кабинке, как и в первую их встречу. На краю стола виднелась полупустая бутыль, несколько бокалов и тарелка с нарезанным сыром. Перед пиратским бароном лежала раскрытая книга, огонек свечи отражался в стеклах очков без дужек, водруженных на длинный нос.
   Шуга смог удивить меня второй раз, подумал эрл, снимая шляпу. Это уже становится традицией. Трази снял пенсне и поднялся.
   - Милорд...
   - Что читаете, любезный?
   - Ммм, описатель растений за авторством троя Линтра.
   - Никогда бы не подумал, что пиратский барон может увлекаться книгами, тем более подобными.
   - Я рад, что смог удивить вас, милорд. Чем обязан? - спросил Трази, оправившись от замешательства.
   Определенно, надо держать с ним ухо востро, подумал Свен, а вслух сказал:
   - Я решил узнать, как продвигается ваше расследование?
   - Хм, вы пришли очень вовремя. Как чувствовали!
   - Серьезно?
   - Да. Я жду человека, который может пролить свет на печальные события.
   Читает он не только про пестики и тычинки, вновь подумал Свен. С Эриком бы точно столковался.
   - Выпьете вина, милорд?
   - Не откажусь.
   Трази захлопнул книгу и взялся за бутыль. Красная струйка потекла в бокал. Свен пригубил вино - вкуснее, чем в прошлый раз; видимо, трактирщик сделал выводы и заказал новую партию. Барон поправил свечу и пододвинул эрлу тарелку с дырчатым далузским сыром. Без пенсне взгляд желтых глаз Трази вновь приобрел холодную расчетливость - так смотрит тигр на охотника, решая: напасть или уступить дорогу? А ведь он совсем меня не боится, подумал Свен. Только вид делает, что опасается. Я бы спал спокойнее, если бы этот человек находился в моем лагере.
   - В прошлый раз вы упомянули о бароне Сакле, - сказал Северин. - Где я могу найти его?
   - Милорд, хоть я и не питаю к нему добрых чувств, но выдавать своего собрата? Впрочем, я действительно не знаю. Пристанище Сакля где-то на западе Мантаросса, море там кишит подводными рифами, а фарватер знает только он и три его боцмана. Мне не довелось бывать у него в гостях.
   - Понятно. Что ж, я обещал делиться с вами информацией. Извольте...
   Свен рассказал о возможной родине лжепиратов - Кабистане; Трази кивнул, он тоже пришел к похожим выводам. Также эрл поведал о новой тактике защиты побережья и с удовольствием отметил, как вытянулось у собеседника лицо. Барон печалился недолго - через мгновение он овладел собой и показал, что держит удар:
   - Да, думаю, это действенный способ борьбы с неприятелем.
   - И с контрабандой, - с нажимом добавил Свен.
   - Милорд, я не забыл ваши слова о том, что мы враги. Это не совсем так, но вынужден признать, что вы здорово осложняете нам жизнь. Такие поступки делают честь Стражу Моря. Приятно, когда тебе противостоит сильный и умный соперник.
   - Ох, Трази! Вы же здравомыслящий человек, что вас привлекает в грабежах? Мой дед предпочел разбойничьей вольнице титул и спокойную жизнь, почему бы вам не поступить также?
   - Ваш вопрос доказывает, что вы всё же не думаете обо мне, как о закоренелом преступнике. Я польщен. Не хочу сказать ничего плохого про Юхана Северина, но мне всё-таки ближе та жизнь, когда я не обязан подчиняться приказам королей и адмиралов, тем более, если большинство из них не сможет отличить мачту от форштевня и путает бак с ютом. Я сам себе правитель и занимаюсь чем хочу. Единственно плохо, что мои взгляды не разделяют купцы и сухопутные власти.
   - Глупо было бы иначе! - воскликнул Свен. - Развеселили вы меня, Трази. Какой торговец обрадуется пирату? Жили бы вы спокойно на своем архипелаге, да выращивали всякие полезные растения, пшеницу ту же, вам бы и слова не сказали плохого.
   - Это вряд ли. Сразу нашелся бы умник, который захотел бы прибрать к рукам и острова, и плоды наших трудов. Разве не так? Впрочем, возможно вы правы, милорд, и нам стоит заняться земледелием, - загадочно сообщил Трази.
   Скрипнула дверь. В кабинку проскользнул мужчина в непромокаемом плаще, какой носит большинство моряков. Незнакомец откинул капюшон, Свен признал в госте кабистанца - черные курчавые волосы, загорелая кожа, темно-карие глаза. Створка открылась вновь, в проеме показалось встревоженное лицо Парка.
   - Всё в порядке, Ант, - сказал Свен, старшина кивнул и закрыл дверь.
   - Позвольте представить, милорд. Капитан "Соленого гребешка" Рик Сарготолла, - сказал Трази.
   - О, рад познакомиться со Стражем Моря, - произнес гость и поклонился.
   - Взаимно, - ответил Свен, гадая, что может быть общего у пиратского барона и хозяина охранной касатки.
   - Прошу за стол, - пригласил Трази и наполнил бокал. - Как прошло плавание?
   - Мы надеялись проскочить, но шторм достал нас у Перстов, - ответил Рик. - Тухлая каракатица! Пришлось прятаться во фьорде как рачкам в норку. Барни ругался страшно, груз-то скоропорт. Слава бороде Кабы, где запуталась Лазь, море сегодня поутихло и мы смогли добраться до вас.
   - Видел берег за Перстами? - коротко спросил Свен.
   - Да, милорд. Сожалею.
   - Знаешь, кто это сделал?
   Сарготолла посмотрел на Трази, тот кивнул. Выпив, капитан крякнул и продолжил:
   - Дык за тем и пришел, чтобы с Шугой поговорить. Странные дела у нас в Гашеме творятся. Думаю, милорд, вам тоже будет интересно послушать.
   - Жду с нетерпением, - подтвердил Свен.
   - Ага. Ну, значится, начну вот с чего. Недели две назад, после Рами Вознесения, пошел слушок по охране, что Карас Марацелло ищет лихих капитанов для одного дельца. Говорили, платит щедро, я тогда свободен был, вот и пошел, а он меня увидел и нос воротит. Слишком честный ты, Сарготолла, говорит, как и отец твой. Выставил меня и слушать не захотел. Тогда я и подумал, что попахивает дельце это протухшей рыбкой, а вскоре меня Хромой Барни нанял, за безупречную репутацию и удачливость, - сказал Рик и подмигнул Трази.
   - Что было дальше? - спросил Свен.
   - А дальше, милорд, я в порту крутился. Ждал, пока Барни галеры свои загрузит. Смотрю, на дальнем причале работа кипит. Интересно стало, конечно, кто и куда. Подошел, а там с дюжину касаток швартуется, а хозяева - отребье одно, что за галлен мать родную продадут.
   - Так-так, - поторопил эрл.
   - Ага. Ну, всё бы ничего, да любопытный я по природе. Пру этаким тараном, на груз поглядываю. Солонина, сухари, вино - всё как обычно. Тут меня срисовали. Иди, говорят, отсюда, не то худо будет. Нечего, мол, глазеть! Ну, думаю, действительно, пойду. А как обернулся, так в сторонке, у склада, сетки с парусами заметил. Их в последнюю очередь грузили, скрытничали значится.
   - Ну и что? - спросил Свен, закипая.
   - Дык, милорд, паруса те черные были. Черные, понимаете?
  
   Эния.
  
   Мерзкий, коварный, противный коротышка! Подумать только, ведь она поверила, что цвирг отпустит её домой. Куда там! Он обманом заманил в этот тоннель, а теперь одной отсюда не выбраться. Эния обернулась - сзади догоняла страшная темнота, хватая черными щупальцами зеленоватый свет факела. Где-то потрескивал свод, шуршали камешки. Аш-Гир уверял, что это сама гора стонет от новой раны, причиненной людьми, но девочка не верила. Скорее, во тьме крадутся сумеречные твари, дожидаясь только, когда погаснет огонь колдовского мха, и уж тогда они набросятся на дерзких путников. Брр! Эния хотела прибавить шаг, но чуть не вскрикнула от боли.
   Пока они бежали от великана, усталость не чувствовалась, но сейчас к ногам словно привязали по большому камню, а в унты насыпали маленьких. Ступни горели огнем, ощущение такое, что счесала до крови. А этот коротышка идет, как ни в чем не бывало! Эния чуть не расплакалась. За сегодняшний день столько всего произошло, что и подумать страшно. После такого надо неделю отлеживаться на мягких перинах, да отогреваться в душистой ванне, а она всё шагает по этому тоннелю, чтобы вновь оказаться в мрачных подземельях. За что ей такое наказание? Она ведь не сделала ничего плохого! Мамочка, отец, где вы? Эния без сил опустилась на холодный камень и расплакалась.
   Всхлипы эхом улетали во тьму, горячие слезы душили горло. Аш-Гир неуклюже топтался рядом, что-то бормоча. Успокаивает ещё! Эния обняла растерянного Чару. Тот принялся слизывать мокрые дорожки со щек, изредка порыкивая на цвирга, чтобы не лез - у хозяйки горе. Правильно, хороший, еще и укуси его, чтобы знал, как меня обманывать! Девочка вытерла рукавом измазанное лицо - наверняка страшная сейчас, слёзы никого не красят. Ладно, хоть тут не так светло, да и Аш-Гир отошел в сторону, чтобы не мешать ей выплакаться. Ноги подергивались от усталости, мышцы сводило судорогой, тело точно одеревенело - совсем не чувствуется. А вдруг она больше вообще не сможет ходить и навсегда останется здесь? От жалости к себе Эния разревелась вновь.
   Подождав, когда она немного успокоится, цвирг вручил баклажку. Вино подействовало, всхлипывать девочка стала реже. От переживаний и усталости потянуло в сон. Обняв теплого и пушистого ирбиса, она закрыла глаза. Пусть сюда хоть инистый великан заявится, она не двинется с места. Перед глазами кружила черная метель, рядом урчал Чара. Эния всхлипнула в последний раз и задремала на мягкой перине. Откуда она только здесь взялась?
   ...Перина мерно двигалась. Няня пришла, с теплотой подумала Эния. Рина всегда дожидалась, когда воспитанница уснет, рассказывала зарийские сказки о малом народце и покачивала висящую кровать. Девочка открыла глаза и охнула - ей всё приснилось! Зеленоватый свет разгонял тьму, мимо проплывали каменные стены. Прямо над ухом бряцали железки цвирга. От него пахло потом, но запах был странно приятен - она представила, как прикасается к разгоряченному телу, сильные руки обнимают её и... что за фривольные мысли?
   - Пусти, - буркнула Эния.
   - Мне совсем не тяжело, ты легка как пушинка.
   - Я пойду сама!
   - Маленькая леди, ты устала. Я удивлен, как вообще продержалась так долго. Отдохни, скоро мы дойдем до входа в коридор.
   Эния надула губы и отвернулась. Дал бы ей поспать, она сама бы пошла. Хотя, в объятиях принца чувствуешь себя так защищено! Ладно, пусть несет, но это не значит, что она простила его за хитрость. Эния покосилась на цвирга. Заметив её взгляд, Аш-Гир улыбнулся и подмигнул. Где-то зафыркал Чара.
   - Смотри-ка, раньше меня нашел, - сказал цвирг, догнав ирбиса. - На то и любимец Хозяйки.
   Стена здесь отличалась от остального тоннеля. Серые линии сталкивались и переплетались в причудливый узор, похожий на розу, составленную из кристаллов. Аш-Гир ослабил захват, Эния встала на неверные еще ноги и, покачнувшись, шагнула вперед. От шероховатого камня шло тепло. А ведь здесь прохладно, изо рта пар идет! Цвирг уже ощупывал стену. Эния почесала Чару за ухом, тот принюхивался к стене, словно за ней кто-то прятался. Коротышка тем временем отцепил от пояса пять крюков. Один за другим металлические костыли вошли в камень под ударами молотка, последний клин Аш-Гир долго примерял к блеклым разводом и, наконец, вбил точно в пересечение линий. Внутри горы заурчало. Цвирг прислушался и кивнул. Короткая трубка в его руках стала шестом, Аш-Гир подцепил проушиной центральный крюк. Девочка с интересом наблюдала за действиями спутника. Чего он добивается? Хочет пробурить дырку в скале? Используя шест как рычаг, цвирг примерился и резко дернул. Зазвенел высвобожденный костыль. Громко треснуло, теплый ветерок коснулся волос. Эния застыла от удивления. Камень в пределах вбитых клиньев открылся лепестками неведомого цветка. Стебель его уходил в глубь скалы - сначала узкий, тоннель всё расширялся, его стенки вспыхивали разноцветными сполохами. Ирбис фыркнул и первым бросился в странное сияние.
   - Чара, стой! - крикнула Эния, но тот уже скрылся за поворотом. - Что это такое, Аш-Гир?
   - Мы называем такие места живым камнем, вы - самоцветными или золотоносными жилами. Они пролегают в горах как вены в теле, и по ним можно пройти, если знаешь, как отворить.
   - Это колдовство, да?
   - Нет, просто древнее знание. Еще мой великий предок Ош-Мир открыл свойства живого камня и много лет путешествовал в толще Арских гор, составляя карту проходов. Теперь эта карта у каждого цвирга вот здесь, - сказал Аш-Гир и постучал по лбу. - Мы заучиваем её еще в детстве.
   - Ничего себе! Так и в замок можно попасть?
   - Конечно, на перевале Шейн есть несколько отнорков. Но сейчас мы туда не пойдем. И не хмурься. Обопрись на меня, идти осталось недолго.
   Пришлось смириться с неизбежностью. Но зато тут не так страшно - света в тоннеле хватало. Стены переливались волнами, похожими на те, что питали тело инистого великана. Энии показалось, что она очутилась в другом мире, не предназначенном для людей, или даже попала в один из чертогов Хозяйки Гор. Невзрачные с виду желваки драгоценных камней разгорались внутренним светом, сквозь серую шелуху проглядывала истинная красота алмазов, изумрудов, сапфиров. Искорки пробегали по невидимым граням, точно лучик солнца касался витрины ювелира; зернышки золота желтели одуванчиками на цветочном поле. Резкий порыв ветра рванул полы шубки. Гора дышит, подумала Эния и тут услышала рычание Чары.
   Тоннель обрывался темнотой, где слышалась чья-то возня. Аш-Гир догнал девочку, факел осветил проем - здесь жила выходила в подземелье. Эния выбралась наружу, цвирг последовал за ней. Сзади заскрипело. Отверстие стянули серые лепестки, через мгновение стена вновь стала цельной. Девочка погладила теплый камень - на месте бывшего лаза проступило изображение розы. Так, куда убежал Чара?
   Коридор заканчивался просторным залом, где хрюкали слепыши, как окрестила их Эния. С потолка свисали пряди светящегося мха, у стен стояли лохани с кормом. Проход к свинарнику преграждали два цвирга - они пытались сдержать палками ирбиса, у которого при виде упитанных хрюшек проснулся охотничий инстинкт. Чара рычал и хватал лапами шесты, охранники аккуратно отгоняли священного зверя.
   - Прекратите сейчас же его тыкать! - крикнула Эния. - Он просто голодный!
   Аш-Гир добавил что-то на своем языке. Завидев принца, цвирги, как показалось девочке, выдохнули с облегчением. Один убежал в темноту и вскоре вернулся с куском мяса. Чара незамедлительно набросился на угощение. Также охранник принес кожаный ремешок, Эния осторожно приблизилась к урчащему любимцу и, дождавшись, когда ирбис насытится, привязала поводок к ошейнику.
   - Маленькая леди, на поверхности уже ночь, давай я провожу тебя в твою комнату.
   - Слушаюсь, господин тюремщик.
   Принц дернулся, словно от удара и посмотрел на неё... с досадой? А как ты хотел, коротышка? То, что ты нес меня, ничего не значит. Я пленница и буду вести себя соответствующе, решила Эния. Чара с неохотой подчинился поводку, облизываясь на хрюкающих в загонах слепышей. Вопреки ожиданиям девочки, Аш-Гир повёл наверх. По дороге они встретили трех цвирженок - девушки поклонились и так посмотрели на принца, что Эния чуть не заскрежетала зубами. Поймав себя на этом, фыркнула и одернула Чару, чтобы не принюхивался ко всяким вертихвосткам.
   Путь в её комнату преграждала, в отличие от завес в коридорах, настоящая дубовая дверь с засовом. Конечно, чтобы не сбежала! Толкнув створку, Эния переступила порог и остановилась в изумлении. Меньше всего она ожидала увидеть в подземельях настоящее окно, а за ним ночной пейзаж. Луна освещала неверным светом горные пики, искрились снежные шапки, а далеко внизу перемигивались огоньками дома в долине. Я на стене родного замка, почудилось на мгновение девочке, но наваждение рассеялось, и она горько вздохнула. На столе зеленел набитый колдовским мхом стеклянный шар, рядом стояла тарелка с жареным мясом и овощами, а у стены примостилась кровать с долгожданной периной. Везде чистенько, ни пылинки - комнату подготовили к приходу гостьи. Может даже те самые цвирженки, которых мы повстречали, подумала Эния с неожиданным злорадством. Сзади кто-то кашлянул. Девочка быстро обернулась.
   - Долго же вы гуляете, маленькая леди, - сказал сидящий в кресле Зон-Дар. - Как вам наши пещеры?
   - Лучше, чем я представляла. Ваш сын показал мне много интересного. Очень много.
   - Что-то случилось?
   - Отец, инистый великан проснулся.
   - Что?! Как это произошло?
   - После озера мы спустились в колыбель...
   Аш-Гир поведал о причине пробуждения гиганта, изложив всё таким образом, что девочка осталась в стороне, а злосчастный факел будто вывалился из его руки. Еле дождавшись, когда он закончит рассказывать об их бегстве и возвращении через гору, Эния притопнула ножкой и выпалила:
   - Неправда! Это я виновата! Я! Факел выронила и, как назло, на ногу этому чудищу.
   - Нет, это моя вина! - возразил Аш-Гир. - Я забыл тебя предупредить, мне и нести наказание.
   - Успокойтесь, - сказал Зон-Дар. - Уже ничего не вернешь и не поправишь. Ваш факел направляла судьба. В том, что случилось, не виноват никто.
   - Как это? - спросила Эния.
   Аш-Гир промолчал, но вид у него был не менее удивленный.
   - Когда наш великий предок Ош-Мир увел свой народ под землю, великаны выходили из колыбели чуть ли не каждый день, - задумчиво произнес Зон-Дар. - Хозяйка Гор напитывала их тела силой воды и камня, а великий Одр наполнял вены жаром недр. Тогда шла страшная война, гиганты крушили мерзостных дейноров тысячами, погибали сотнями, но битву с ящерами выиграли. Как тогда ликовал наш народ! Ош-Мир Кобольд выложил в честь победы красивейшую мозаику. Великанов осталось немного, они жили у Арского хребта, пока не начало теплеть, а затем ушли на север, чтобы упокоится среди вечной мерзлоты Льдистых гор. Одр подарил героям покой при жизни, но теперь последний из них покинул колыбель, чтобы разбудить остальных. Не думал я, что доживу до этого.
   - Я ничего не поняла, - сказала Эния. - Что это значит?
   - Великаны созданы с единственной целью, - догадался Аш-Гир.
   - Да, сын мой. Они созданы для битвы. Боги ничего не делают просто так, нужно готовиться к худшему. Грядет война. Великая война, которая потрясет мир!
   * * *
   Комнат, похожих на эту, в пике Ра-Муранг было еще две. В них изредка гостили люди, допущенные в подземелья - проверенные негоцианты, ученые, труверы, а теперь еще и Эния Драко. Она бы с радостью отказалась от сомнительной чести, но её никто не спрашивал. Правителя цвиргов девочка больше не видела, к ней приходил только Аш-Гир - он казался задумчивым, но о великанах и войнах говорить не желал.
   Они часто гуляли по каменным коридорам. Принц рассказывал интересные истории, показывал удивительные места в толще Арских гор, и она постепенно перестала дуться на него. В подземельях таилось еще достаточно диковинок. Как-то Аш-Гир повел на кладбище драконов, находившееся за десятки миль к югу, но по тоннелям из живых камней они достигли могильника к обеду. Считалось, что род Драко идет от крылатых ящеров. Замок Шейн усеивали изображения властителей воздуха, а в Главном зале торчал из стены большой череп с длинными зубами, принадлежавший якобы последнему дракону. Несмотря на это, далекие предки казались Энии мифом, таким же, как ранее инистые великаны. Но даже если драконы существовали, то как, скажите на милость, она, такая красавица, и произошла от подобных страшилищ? Чушь! Мужчинам хорошо причислять себя к ужасным созданиям и рисовать их на гербах, чтобы враги боялись, но будь её воля, она бы выбрала себе предка посимпатичнее - например оленя, как у Райнелов.
   Пещера поражала размерами. Сталагмиты напоминали вековые деревья, а сталактиты казались отсюда обыкновенными сосульками. Свод местами обрушился, через отверстия проникал свет, через них же, по словам Аш-Гира, драконы спускались в пещеру, когда чувствовали приближение смерти. Затаив дыхание, Эния шла меж огромными скелетами - белые ребра вздымались каркасами великанских шатров, кости крыльев свисали по бокам. Сильные когда-то лапы сейчас бессильно застыли, на валунах виднелись глубокие борозды. Возле одного камня девочка подобрала блестящий коготь и решила, что тот будет её талисманом. Она поверила в существование драконов, кругом высилось достаточно тому подтверждений, и Энии даже стало грустно, что она никогда не увидит живого предка рода Драко. Остается только разглядывать череп в Главном зале и представлять, как выглядел его обладатель.
   Чару еле оттащили от застывшего оскала древнего исполина. Ирбиса не смущали клыки врага, каждый длиной с меч - он топорщил шерсть и рычал на затаившегося противника, пока не понял, что тот трусливо уклоняется от драки и притворяется мертвым. Аш-Гир с улыбкой наблюдал за священным зверем, а в следующий раз повел их ночью к затерянному среди скал озеру. Вот уж где Чара потешил натуру хищника! Сюда на водопой приходили стада горных баранов, где были не только матерые вожаки, но и слабые самки с детенышами. Эния с цвиргом укрылись за камнями, наблюдая, как ирбис подкрадывается к добыче. Аш-Гир держал наготове баллистер, но Чара не подвел: выскочил из укрытия, мгновенно задрал барашка и убежал, прежде чем взрослые рогачи набросились на него. В тот день на ужин жарили баранину. Чара сидел у костра, вылизывая лапы после свежего мяса, и казался донельзя довольным собой.
   Побывала Эния и в кузнях. Как же там было жарко! Наконец-то она согрелась по-настоящему! Трое цвиргов ковали металл внушительными молотами, летела окалина, шипела вода. Аш-Гира приветствовали с уважением, видно было, что его тут почитают не только за титул, но и за мастерство. Один из кузнецов подарил Энии изящный молоточек и даже разрешил стукнуть по алой от жара заготовке. Брызнули искры, девочка вскрикнула, а цвирги ухмыльнулись в бороды. По возвращении Аш-Гир шутил, что кому-то посчастливится владеть мечом, изготовленном при участии самой леди Энии Драко.
   Когда они ходили по коридорам, девочка часто замечала на стенах каменные розы. Некоторые они открывали, про другие она спрашивала, куда ведут эти жилы, а цвирг отвечал, ничего не скрывая. Оказалось, что через две развилки от её комнаты есть короткий проход к перевалу Шейн. Эния уже скучала по матушке, отцу, Сабуру и даже заносчивому Аргулу. Когда, наконец, они поймают изменника?
   Со всеми походами время летело незаметно, после памятного разговора прошло пять дней. Эния завтракала в своей комнате. Еду ей и Чаре обычно носила красивая, но бледная цвирженка, увешанная украшениями как елка на Зимосход. Девочка размышляла, куда её сегодня поведет Аш-Гир, но вновь не угадала. Принц как всегда постучался, давая понять, что Эния тут гостья, а не пленница. Она быстро посмотрела в зеркальце - выглядит замечательно, не зря встала пораньше и тщательно расчесала волосы. Получив приглашение, Аш-Гир вошел в комнату и сказал, как показалось Энии, с некоторой грустью:
   - Маленькая леди, не желаете ли прогуляться до террасы? В Ущелье Вздохов прибыл ваш отец.
   - Что?! Это правда?! Папочка приехал! - воскликнула Эния, исполнив замысловатый танец перед растерянным цвиргом. - Он поймал Дарина?
   - Пойдем, увидишь сама.
   Всё повторялось. Зон-Дар Кобольд застыл внизу, сложив на груди руки. Перед ним остановился отряд горцев. Дружинники косились на цвиргов, усеявших стены - многие воины также держали взведенные арбалеты. Изменилось одно - на передней лошади лежал человек. Мертвый. Увидев родных, Эния не сдержала радостного крика, но когда заметила тело, внутри что-то оборвалось, и сердце сжало плохое предчувствие.
   - Здравствуй, дочка! - приветствовал отец весело, но в глазах его стояла тревога. - Как ты?
   - Всё хорошо, только соскучилась сильно. Почему вы так долго?
   - Да, пока ловили эту мразь... - сказал Страж Перевала и задрал голову покойнику.
   - Мой сын, тот ли это человек? - спросил Зон-Дар.
   - Ммм, да, отец. Я его хорошо запомнил.
   - Уже что-то. Милорд, почему он мертв?
   - Я обещал доставить его вам, я и доставил, - огрызнулся Хавор. - Про его самочувствие уговора не было.
   - Вы не находите, что судить мертвого человека совсем не то, что судить живого? - спросил Зон-Дар. - Он уже ничего не расскажет, и это очень удобно виновнику покушения. Если уж на то пошло, уговора про самочувствие вашей дочери тоже не было.
   - Ты смеешь мне угрожать?! - взвился эрл.
   - Я просто вернул вам ваши же слова, милорд. Повторю вопрос: почему этот человек мертв?
   - Его убил отравленным кинжалом подсыл. В Золотой Гавани, - ровным голосом сказал отец, но Эния видела, каких трудов стоило ему сдержать гнев. - В этих городах толчется столько народу, что невозможно уследить за всеми. Дарина окружали мои лучшие воины, но Краснорукий нашел лазейку.
   - Краснорукий?
   - Да, Гильдия наемных убийц. Говорят, за хорошие деньги они могут отправить в Мерзлые Чертоги кого угодно. Перед смертью изменник рассказал нам о заказчике покушения, его зовут Радвиг. Более подробно знает вождь улгаров Тарт Дарин, это он разговаривал с тем человеком и затем повелел своим сыновьям напасть на Аш-Гира. Я был на Са-Чусаке. Деревня покинута, изменники ушли в горы и попрятались. Я знаю, что вы можете путешествовать внутри скал, как люди по дороге. Разыщите укрытие Тарта и мы узнаем правду, а пока отпустите Энию.
   - Милорд, в моего сына стреляли ваши воины. Вы пообещали предоставить доказательства своей невиновности, но пока я вижу только мертвого преступника, который уже ничего не сможет подтвердить или опровергнуть. Вы не сдержали слова. Я сожалею, но Эния Драко останется нашей гостьей. Чем быстрее вы найдете этого Тарта - живого! - тем быстрее ваша дочь вернется домой. Santayro! - выкрикнул Зон-Дар под конец и отступил в темный проем.
   Зашуршало, проход в подземелья закрыл огромный валун. Цвирги на стенах попятились, исчезая в невидимых с террасы тоннелях. Аш-Гир крепко взял за руку, Эния попыталась вырваться, но разве переборешь такую силищу?! Чара зарычал и вспрыгнул на бортик.
   - Отец! - закричала девочка.
   По камням зазвенел металл. На террасу полетели крючья с привязанными к ним веревками. Острия вгрызались в лед; потревоженный снежный козырек рухнул вместе с ирбисом, окутав дружинников белым облаком. Последнее, что видела Эния - взобравшегося на бортик Сабура. Брат перебросил из-за спины арбалет, но их разделила каменная стена, перегородившая проход...
   Предатели, подлецы, обманщики! Эния сидела на постели и ревела в голос. Цвирги только притворялись хорошими и добрыми, а на самом деле оказались злющими нелюдями. Почему они не послушали Стража перевала - своего сюзерена? Зачем доводить дело до войны? Что теперь будет с ней? Ведь наемные убийцы могут добраться и до того человека, вождя улгаров. Тогда что же, вечно придется жить в подземельях? Не хо-чу-у-у!
   Она осталась совсем одна. Чара упал с террасы; хорошо, если жив остался. Хотя, он же кошка, а у них, говорят, девять жизней. На Аш-Гира полагаться нельзя, а она-то думала, что понравилась принцу-коротышке! Вон как за руку схватил, аж синяк вылез. Жалко, Сабур тебя не пристрелил, подумала Эния и тут же ужаснулась своих мыслей - настоящая леди не должна желать кому-либо смерти. Да и Аш-Гир не такой уж плохой, разве может он пойти против воли отца-правителя? Вот и Дарины, видимо, не смогли.
   Когда цвирженка принесла обед, Эния почти успокоилась. Надо придумать, как выбраться отсюда, а не слезы лить. Она вновь почувствовала холодную решимость, как тогда, на уступе. Только там счёт шел на мгновения, великан не стал бы ждать, а сейчас времени для подготовки побега сколько угодно. Эния съела кашу, расправилась с пирогом и подошла к окну. А что, если достать веревку и слезть? Скрипнула створка, от высоты закружилась голова. Холодный воздух быстро остудил горячечные мысли. Чтобы спуститься здесь, надо не только вести род от драконов, но и обладать похожими крыльями. Эния плюхнулась в кресло, взгляд упал на подаренный цвиргами молоточек. Она припомнила подземное озеро, бегство от инистого великана и рудники. Когда пришел Аш-Гир, Эния сделала вид, что расстроена, а сама чуть ли не дрожала от возбуждения - она знает, как выбраться отсюда!
  
   Ульрих.
  
   Перед глазами до сих пор мелькали панцири, гербы, попоны. Для смотра командиры должны были отобрать только лучших воинов, но сколько же таких в королевской армии! Сначала Ульрих стоял, махая флажком проходящим латникам; затем сел в кресло, давая отдых ногам и спине, а под конец весь извелся и забросил флажок подальше. Гридо несколько раз выглядывал меж стойками перил. Уль хмурился и показывал ему кулак. Пора уже самому научиться усмирять свою немощь, а то какой тогда из него воин?
   Последние ряды конницы исчезали в Слоновьей арке. Предание гласило, что когда шейх Шайлама прислал Робургу Завоевателю в дар черного слона, его ввели в город через Западные ворота и дальше ко дворцу по улице Ювелиров. Процессия растянулась на полмили, впереди шли послы, затем ехали подводы с товарами, семенили танцовщицы в прозрачных одеждах, вышагивали темнокожие воины и, наконец, шествовал южный родственник мамонта. Слон был огромен, по дороге развлекался он тем, что срывал хоботом вывески. "Совершенно случайно!", - убеждал смуглый погонщик разгневанных ювелиров, но против этого говорило количество испорченных табличек. Они сами по себе являлись произведениями искусства. Каждый мастер украшал их обработанными камнями так, что у прохожих солнечным днем рябило в глазах от сияния сошедших на землю звезд. Указатели подвешивались на цепочках к деревянному шесту, у каждого днем стоял охранник, а на ночь таблички запирались в надежный, как полный доспех, цвиржский сейф.
   Никто не рассчитывал, что когда-нибудь на тихой улочке появится громадина с хоботом. При виде гиганта стражи в первую очередь думали о собственной безопасности, а только потом об имуществе хозяев, и слон безнаказанно срывал блестящие вывески, считая их, видимо, достойным украшением для бивней - на каждом покачивалось уже по три-четыре штуки. Самые отчаянные ювелиры выскочили на улицу и пытались отбить свое имущество, невзирая на дипломатическую неприкосновенность похитителя. Кончилось это тем, что слон разозлился и прибавил ходу. Впереди показался выход на площадь.
   Когда процессия свернула ко дворцу, сзади раздался ужасный грохот. Арку в доме оставляли из расчета всадника - по высоте, и телеги - по ширине. Слон в размеры совсем не вписывался, но при такой мощи ему было всё равно. Наклонив голову, он вошел в особняк на улице Ювелиров, а вышел уже на Эшафотной площади. Дом недосчитался нескольких этажей, позже его отремонтировали, но арку оставили на случай других крупных подарков, а такие последовали, но уже от короля Кабистана - Гарольд Мировинг прислал венценосному зятю глыбу мрамора из Рамийских гор...
   Дядюшке смотр явно понравился. Растрогавшись, его величество даже пригласил всех командиров, начиная с лейтенантов, на бал-маскарад. Такие приемы устраивали почти каждую неделю, а длились они обычно всю ночь. По прибытии во дворец леди Кларисса тут же озаботилась достойным нарядом. Фрейлины разложили перед ней маски, расшитые блестками шарфы, парики всевозможных цветов. Принцесса Сильвия укуталась в просторную шаль и начала бегать по комнате, изображая лошадку. Королева помогала матери примерять все эти яркие штучки, женщины смотрели в зеркало и хихикали как девчонки. Ульриху стало неловко. Он всегда сопровождает мать, точно хвостик, к нему привыкли и обсуждают в его присутствии порой такие вещи, что уши горят. Хватит! Он убил своего первого врага, он воин. Вот только леди-мать отказывается в это верить... Выбрав себе черную полумаску с ручкой, Ульрих выскользнул за дверь.
   Здесь ждал неизменный Гридо. Узнав о поездке к трою Олгену, он даже забыл спросить про самочувствие господина. Ульриху хотелось верить, что не только из-за радости встречи с учителем - если уж заботливый Гридо начнет видеть в нем мужчину и воина, то другие и подавно. На дворцовой площади Альберт катался на пони. Ульрих почувствовал мрачное удовлетворение - пусть Звездочке далеко до стати абиссинца и размеров драгуара, зато она самая настоящая лошадь, а не какой-то недомерок. Виконт постарался запрыгнуть в седло как отец, но из этого ничего не вышло. Пришлось, превозмогая боль, медленно перекидывать ногу через луку, а потом аккуратно нащупывать стремя. Хорошо, что принц как раз отвернулся.
   Со стороны крепостной стены раздавались удары молотка - дядюшка вдохновился смотром и, не теряя времени даром, принялся за дело. Дожидаясь, пока утихнет боль в спине, Ульрих задрал голову. Его величество работал на верхней площадке, вниз летела мраморная крошка, каменное лицо воина постепенно приобретало человеческие черты. Всё шло к тому, что скоро в центре Эшафотной площади установят гигантскую статую Робурга Завоевателя. Только как бы дядюшка не сверзился с лесов раньше, подумал Ульрих. Высоко ведь, костей не соберешь. Слуги вон, веревками обмотались, а его величество бесстрашно стоит на самом краю и хоть бы что. В чём-чём, а в храбрости Родрику Лангобарду не откажешь.
   Здание Королевской курии располагалось на улице Ильбеда. Колонны из прозрачной глазури вздымались в небо, облицованные желтым песчаником стены соединяли их в треугольник, символизируя единство трех божественных начал - воды, земли и воздуха. Через потолок проникал свет, в жаровнях дымился остролист. В каждой курии пахло одинаково приятно, зайди в любую и сразу почувствуешь себя защищено, уютно, как дома. Дым болотной травы не щипал глаза, а наоборот дарил ясность взгляду. Фрески на стенах пылали красками, были видны малейшие детали, фигуры людей над жаровнями искажались волнами тепла и двигались как живые. Ульрих присел у колонны Придона. Через маленький краник потекла кристально-чистая вода, виконт зачерпнул полные ладони и причастился кровью бога. Гридо ждал своей очереди, застыв у стены.
   Посетителей было немного. В Королевскую курию приходили в основном дворяне, допускались еще и богатые купцы с мастеровыми, но только в дни празднеств и особых событий, как то: коронация, рождение наследника трона или смерть правителя. Ульрих провел Гридо с собой, за что тот горячо благодарил, но явно чувствовал себя неловко посреди величественного сооружения. В центральном круге возносил молитву молодой трой. Олген стоял у гудящей колонны Вая и, заметив гостей, направился к ним. Он нисколько не изменился - взгляд такой же пронзительный, заглядывающий в самое сердце, но одновременно и добрый, всепрощающий. Перехваченные на лбу простой тесьмой, седые волосы свободно ниспадали на плечи. Лицо старика избороздили морщины, сухую фигуру скрывал коричневый балахон, а на груди покоилась цепь со знаком Троицы - изумрудным остролистом. Болотная трава, как известно, соединяла в себе три стихии.
   - Приветствую достопочтенного, - сказал виконт и склонился в поклоне.
   - Здравствуй, Уль, - кивнул Олген. - Рад видеть тебя в обители Триединых, и Гридо с тобой? Славно. Пойдемте в мою келью, не будем мешать Люцию. У него сегодня первое Вознесение.
   Трой провел их извилистым коридором в просторную комнату. Зазвенел колокольчик. Из боковой двери тут же появился служка и, выслушав приказание, вернулся с подносом и кувшином. Раскармливать гостей никто не собирался; сыр, вяленое мясо, и слабенькое вино - вот и всё угощение. Толстый трой был зрелищем таким же диковинным, как и худой трактирщик. Олген пригласил за стол, Ульрих расположился на лавке, а Гридо замер за спиной, пожирая учителя глазами. Садиться слуга отказался наотрез, заявив, что хватит уже и того, что господин провел в Королевскую курию, куда простым людям вход заказан.
   - Как прошел смотр? - спросил трой.
   - Замечательно, - ответил Ульрих. - Я и не думал, что у дядюшки столько войск. Устал ждать, пока пройдут все.
   - И это только лучшие, - заметил Олген. - Ты возмужал, Уль. Как себя чувствуешь? Гридо ухаживает за тобой?
   - Еще как! Надоел до смерти, таскается за мной повсюду, - ответил Ульрих и покосился на слугу; тот и бровью не повел. - Достопочтенный, я хочу стать настоящим воином, но мне мешает моя немощь. Есть ли способ исцелить такие недуги? Растирание мазью - не выход.
   - Ты прав, мой мальчик. Я обучил Гридо умению выгонять боль из тела, а большего не могу сделать и сам. Ты молод, я надеялся, что твой организм сам исцелит себя, надо только ему помочь, подтолкнуть, но болезнь оказалась сильнее. Когда ты упал с лошади, то сломал ногу так неудачно, что повредил кровеносные жилы, потому она и сохнет. Боли в спине у тебя из-за смещенных позвонков. Массажем их можно поставить на место, но вскоре они вновь искривляются, точно заговоренные.
   - Неужели ничего нельзя с этим сделать?
   - Ммм... нет. Прости. Если бы тогда я знал больше, то смог бы излечить тебя. Увы, время упущено, разрушенные кости и жилы уже не восстановить.
   - Значит, это на всю жизнь, - выговорил Ульрих и опустил голову, но от него не скрылась заминка троя перед ответом. - А я шел к вам в надежде, что вы узнали что-то новое и сможете мне помочь, ведь в Королевской курии собрана самая большая библиотека Валезии.
   - Это так, - подтвердил Олген. - Я прочел много книг, но в них нет ответов на твои вопросы, извини. Нужно молиться Троице и надеяться на чудо.
   - Вы думаете, оно произойдет? - скривился Ульрих. - Одно время я вообще не выходил из курии и без отдыха возносил хвалу Триединым, но, видимо, боги не услышали меня. Лучше умереть, чем продолжать жить калекой...
   - Что за разговоры?! Никогда не отчаивайся, мальчик мой. Выход всегда найдется!
   - Достопочтенный, не надо меня успокаивать. Выход тут один - броситься с крепостной стены вниз головой и не мучиться.
   - Люди живут вообще без рук или ног - и ничего, благодарят Троицу за возможность постигать этот мир и дышать его воздухом. Неужели ты готов прервать нить жизни только потому, что болен?
   - Да, готов! Я хочу быть воином, хочу походить на отца, а не казаться его жалким подобием! Гридо, пойдем!
   - Гм, не хотел говорить, но раз ты так настроен... да и других путей я не вижу, - пробормотал Олген.
   - Вы о чём? - обернулся Ульрих.
   - Сядь, мой мальчик. Выслушай меня. Я принимал роды у леди Клариссы, с детства следил за твоим здоровьем, лечил всеми силами после того жуткого падения. Ты мне не чужой, я хочу, чтобы твои мечты сбылись. Сейчас я распишусь в собственном бессилии, но что поделать, еще не все секреты лекарства доверили нам Триединые. Однако есть люди - не знаю, каким богам они поклоняются, да и люди ли они вообще? - которые смогут тебе помочь. Я также не знаю, какую цену они затребуют, но уверен, что она будет замешана на крови. Подумай, мой мальчик, хочешь ли ты такого излечения?
   - Достопочтенный, я уже не ребенок, недавно мне довелось пролить кровь врага, не побоюсь пролить и свою собственную. Я согласен.
   - Что ж, да будет так, - проговорил трой. - Тебе нужно поговорить со стигом.
   - С колдуном?! - воскликнул Ульрих.
   Теперь он уже не был так уверен в своих словах. Про стигов болтали всякое - будто младенцев похищают для своих обрядов, мор на деревни насылают, мертвецов из могил выкапывают, чтобы потом превращать их в слуг. Да и правильно трой сказал, на людей стиги совсем не похожи - худые как жерди, бледные, синегубые. Ужас! А еще говорят, что кровь они пьют, чтобы колдовство творить своё черное. И просить о помощи таких? Ульрих поёжился.
   А с другой стороны, будь эти слухи правдой, кто бы пускал стигов в королевство? Сидели бы в своих горных башнях, да измысливали непотребства всякие. Нет, путешествуют ведь свободно, Ульрих сам на тракте нескольких видел, а отец рассказывал, что даже нанимал как-то колдуна, чтобы коней посмотрел, когда сразу целый табун заболел непонятной хворью. И вылечил ведь синегубый! Правда, трой Иштван ворчал, что сам стиг и наслал порчу.
   - Испугался? - оторвал от размышлений Олген.
   - Вот еще! Но где мне их искать? Неужели в горы придется лезть?
   - Нет, конечно. Стигия соблюдает абсолютный нейтралитет, но и в свои пределы не допускает никого без приглашения, а самовольно пересечь её границы пока не удавалось никому. Колдуны хранят свои тайны надежно.
   - Что же тогда делать?
   - Всё очень просто. Насколько я знаю, во дворце живет один стиг. Поговаривают, что королева давно пользуется его услугами для омоложения организма и поддержания красоты. Гм, не знаю, насколько этому можно верить, но выглядит Фрига замечательно, а ведь она прожила уже тридцать пять зим. Мой мальчик, ты любимый племянник его величества, попроси дядю о встрече с колдуном, тебе он не откажет. А дальнейшее зависит только от твоего красноречия.
   - Уф, спасибо, Олген! У меня вновь появилась надежда.
   - Я рад, что смог помочь тебе. Хотя бы советом. Но помни, будь осторожен!
   Они еще побыли в келье. Трой интересовался положением дел на границе, Ульрих прямо сказал о наглости сарматов, умолчав лишь об оруженосце Витерборов, которого засекли разведчики Жюля Кароты. Узнав, что мать с отцом так и не ладят, Олген расстроился и попросил уговорить обоих, чтобы вместе посетили Королевскую курию. Подошло время вечерней службы. Ульрих получил благословение и вышел на улицу, вскоре к нему присоединился Гридо. Трой хотел пошептаться с ним наедине, и теперь слуга просто сиял - ведь он встретился с учителем! Оказалось, эта встреча повлияла и на разговорчивость заботливого увальня.
   - Господин, я хотел спросить: неужели вы и вправду наложите на себя руки, если не излечитесь от увечий?
   - Да, а что?
   - Я вам не позволю, - серьезно сказал слуга.
   - О, боги! Теперь ты меня и в уборную сопровождать будешь?
   - Конечно, если только вы не откажетесь от своей затеи.
   - Гридо, ты в самом деле мне поверил?
   - Конечно.
   - Ну да, хотя правильно. Я должен был сыграть так, чтобы убедить старого Олгена, а тебя уж и подавно.
   - Сыграть? Я не понимаю вас, господин.
   - Дурень ты, какое уж тут понимание?! Неужели думаешь, что я добровольно убью себя? Ну уж нет! Я излечусь и стану воином, а весь этот спектакль я разыграл, когда догадался, что наш любимый трой знает, как мне помочь, но скрывает это. Теперь понял?
   - Я всё равно не отойду от вас ни на шаг, - заверил Гридо.
   - Ох, ну за что мне такое наказание?! - воскликнул Ульрих и пристукнул тростью. - Я тебя точно прибью когда-нибудь!
   На дворцовой площади царило оживление. Прибывали экипажи, цокали копыта, лакеи в красно-белых ливреях помогали выходить дамам из карет, а юркие мальчишки принимали у всадников поводья, чтобы отвести скакунов в просторную конюшню. По краю площади горели масляные фонари, они же светлячками убегали в парк, окружающий замок. Подстриженные ряды кустов составляли целый лабиринт, где сейчас прогуливались гости, ожидая приглашения к столу. Под ногами хрустел гравий. Ульрих направился в обход дворца по тисовой аллее, Гридо не отставал ни на шаг.
   По теплу маскарад решили провести под открытым небом. Две широких лестницы огибали фонтан и вели на террасу. Оттуда раздавалась тихая мелодия, прерываемая резкими звуками - музыканты настраивали инструменты и разогревались перед основным выступлением. С трех сторон овальную площадку меж деревьями окружили столы, в центре осталось место для танцев. По серым плиткам прохаживались разодетые дворяне, многие поглядывали в сторону террасы, откуда должна была появиться венценосная чета. Ульрих сначала хотел разыскать мать, но передумал - в любом случае все соберутся здесь. Буркнув что-то, исчез Гридо. Он явно тушевался под взглядами стольких блистательных господ и предпочел раствориться в тени деревьев. Уль только обрадовался. Достигнув дворца, он дал слуге целый форин с наказом пропить его в ближайшей таверне за здоровье любимого господина. Увалень монету взял, но в таверну не пошел. И где только отец выискал такого?!
   Зазвучали трубы. Один сигнал означал, что сейчас начнут распределять места. Из парка стали подтягиваться гости, никто не хотел пропустить волнующего момента. В центр площадки вышел Клаус Фитке. Королевский герольд выполнял сейчас роль распорядителя бала, его крысиное лицо покраснело от натуги. Он громко выкрикивал имена приглашенных, лакеи провожали господ.
   - Лейтенант роты Железных Тигров Джаб Нивельхейм! Лейтенант роты Черных Пауков Арх Гарруда! Лейтенант эскадрона Разящих Копий Юдин Витербор! Капитан роты Железных Тигров Катор Драко!
   Сначала шли лейтенанты и младшие дворяне, затем капитаны, бароны, графы; чем дальше Фитке зачитывал список, тем ближе к возвышению садились люди. Ульриху, как любимому племяннику его величества, отвели место в начале стола. Вновь зазвучали трубы, гвардейцы расступились и на террасе появились король с королевой. Все встали.
   Леди Кларисса сопровождала сестру и села рядом с ней. Голову матери покрывал золотистый платок, платье вспыхивало искорками, в глубоком декольте, чуть прикрытые кружевами, виднелись налитые груди. Ульрих поморщился - мама решила произвести впечатление на большинство присутствующих здесь мужчин и это ей явно удавалось. Сейчас с ней любезничал герцог Карийский, старый граф Райнел откровенно пялился в вырез платья и даже стоящий за королевским троном невозмутимый сэр Ларкин улыбнулся в ответ на шутливую реплику леди. Фыркнув, Ульрих повернулся к принцессе. Семилетняя Сильвия обещала вырасти настоящей красавицей - правильные черты лица, прямой нос, черные кудряшки, озорной взгляд зеленоватых глаз. Девочка осознавала свою привлекательность и беззастенчиво ею пользовалась. Пока его величество благодарил верные войска за службу, Ульрих во всю ухаживал за двоюродной сестрой, причем, не по собственной воле - Сильвия капризничала. Попробовав одно блюдо, она требовала следующее и тут же отставляла его. Альберт ухмылялся. Виконт уже ругал про себя сэра Крыса за то, что тот посадил его по соседству с взбалмошной родственницей, но внезапно Сильвия сменила гнев на милость.
   - Братик, ты такой красивый! Почти как я. Хочешь, открою секрет?
   - Ну давай.
   - Фрейлина Лисия фон Барков спрашивала про тебя сегодня, - сказала Сильвия таким торжественным тоном, точно посвящала его в рыцари. - Ты ей понравился.
   - С чего ты взяла? - спросил Ульрих и почувствовал, что краснеет.
   - Так Лиска сама сказала. Она попросила передать тебе, что собирается посетить беседку Роз после того, как начнется бал.
   - Гм, и где эта беседка находится?
   - Уль, ты чего такой глупенький? В розарии, конечно.
   - Ага. Спасибо, Сильвия.
   - Не за что. Только никому не говори, это секрет, понимаешь?
   Ульрих искоса посмотрел на королеву. За ней стояло несколько фрейлин, но какая из них фон Барков? Да и тут ли она или осталась на террасе? Интересно: симпатичная, молодая? А может, она играет со мной? Нет, никуда я не пойду, решил Ульрих. Наверное, надо мной решили подшутить, во дворце это принято. Разыщет он эту беседку, а оттуда толпа девчонок выскочит и дразнится начнет. Уль знал, что красив, да и как иначе, если у тебя такие прекрасные родители, но вот что делать с его увечьем?
   - Ты не думай, всё взаправду, - сказала Сильвия, будто прочитав его мысли. - Лиску я знаю, она давно по тебе сохнет, еще когда ты в прошлый раз приезжал. Только сказать боялась.
   - А сколько ей зим? - хрипло спросил Ульрих.
   - Двенадцать. Через год станет взрослой, а мне еще расти и расти, - погрустнела Сильвия и потянулась к сладкому пудингу.
   Трубы зазвучали в третий раз. За столом раздались смешки, подбадривающие возгласы. Повеселевшие от вина гости исчезали в тени деревьев и флигелях, а появлялись обратно уже переодетыми - в разноцветных париках, причудливых масках и удивительных нарядах. Все кругом преобразились. Только что за столом ели и выпивали серьезные люди, а теперь одни из них превратились в сборище смешливых комедиантов, исполняющих разные роли, а другие - в страшных и притягательных зверей, невиданных птиц и даже насекомых. Ульрих посмотрел на мать. Она скинула платок, под ним оказался синий с красными прядями парик, глаза леди Кларисса прикрыла полумаской из перьев. Королева надела роскошную шляпку с прозрачной вуалью, дядюшка лихо заломил на затылок берет художника и облачился в расшитый золотом и серебром фартук скульптора. В центре площадки начали выстраиваться пары. Кивая склоненным подданным, Родрик и Фрига прошли в начало колонны. Музыканты заиграли громче. Бал начался.
   Ульрих спрятался под заготовленной полумаской и отошел в сторонку, наблюдая за танцующими. Куда ему, хромоногому? За столом с дядюшкой поговорить не удалось, теперь вопросы про стига отложены до благоприятного момента. Из головы не выходила таинственная фрейлина. До этого Ульрих много раз целовался с молоденькими служанками в укромных уголках замка, девушки даже позволяли себя трогать в разных местах, но не более того. Как только дело подходило к раздеванию, прелестницы почему-то смеялись и убегали. Он видел, как развлекаются на сеновале конюх с кухаркой, и даже хотел оказаться в тот момент на месте потного Яцлава. Возможно, в столице девушки не такие дурочки, как в родовом замке? Надо встретиться с этой Лисией и проверить! Но почему тогда ноги не идут, а сердце стучит так сильно? Неужели он боится? Чушь! Он уже взрослый и он - воин! Тем более Сильвия сказала, что эта фрейлина его любит и ждет, а сестричка не станет обманывать, слишком мала еще и бесхитростна. Решено, он разыщет этот розарий и будь, что будет!
  
   Зара.
  
   Гости прибывали. Отец сначала хотел отказаться от пира по случаю рождения наследника - как тут веселиться, когда полегло столько верных воинов? - но затем передумал. Правильно старшина Олмест сказал: нельзя выказывать слабость даже перед верными вассалами. Люди Рагвуда должны знать, что эрл следит за порядком, не стоит давать им повода к сомнениям. Конечно, слухи разойдутся быстро, такую весть не утаишь, но к тому времени справедливый Страж Леса уже найдет и покарает врагов, чего бы ему это не стоило. По-другому нельзя.
   На обратном пути Зара откровенно клевала носом, уже не пытаясь бодриться; сказались усталость, бессонная ночь и потрясения последних дней. На полпути отряд нагнал подводы, далее двигались все вместе. Почти у каждого егеря была семья, по прибытии отец распорядился развезти тела по весям, где жили погибшие, и присовокупил к страшному грузу по мешочку форинов. Любой воин Рагвуда мог рассчитывать на последнюю милость господина, здесь своих не бросали, потому юноши и вступали с такой охотой в ряды Зеленых Братьев.
   Из ванны поднимался пар. Вода обжигала, именно такая нравилась Заре. Она прикрыла глаза, подставляя няне то руку, то спину. Интересно, как там дела с засадой около трактира? Если бы отец разрешил, Зара пошла бы с егерями - всё-таки она лучше всех лазит по деревьям, случай с Ратгаром ни в счет... С плеч словно содрали кожу - Петинья заполучила воспитанницу обратно и теперь со всем тщанием терла её мочалкой, бурча под нос, что эрл явно не в себе от радости, коли берет дочку в такие дальние и опасные путешествия. За окном темнело, в саду коротко залаял волкодав-охранник.
   Замок походил на растревоженный улей. Слуги спешили разместить прибывающих господ, егеря отправлялись на усиление кордонов, звучали голоса и бряцало оружие. Отмывшись до скрипа, Зара укуталась в полотенце и вышла на балкон. Весь двор заливал свет факелов. Коптили многочисленные очаги, где жарили на вертелах оленей и кабанов. Охотники потрудились на славу: у стены ждали своей очереди еще три подводы с дичью, а через ворота проезжали новые телеги из окрестных сел. Пир отец задумал грандиозный, так и повод был значительный.
   По приезду Зара навестила мать. Та была еще бледной и слабой, но глаза светились счастьем. Братик сосал грудь, смешно чмокая, и оторвался только тогда, когда в спальню вошел отец. Гильг Тельми умылся и переоделся в чистое, лицо спокойное, без тени тревоги, чтобы не расстраивать Мелиссу. Младенец уставился незрячими еще глазами на родителя, отрыгнул молоко и продолжил тискать грудь. Зара хмыкнула, отец же только засюсюкал, смотря на отпрыска влюбленными глазами. И это несгибаемый Страж Леса, защита и опора Рагвуда? Почему мужчины так стремительно глупеют при виде своих малышей? Зара не знала. Она бы вытерла братцу рот, да еще и по заду надавала, чтобы вел себя прилично. Впрочем, мама справилась сама, и без воспитательных шлепков. Как же родители назовут это чудо?
   После горячей ванны Зара еле передвигала ноги, но прохладный воздух взбодрил, она ушла с балкона и повернулась на голос Петиньи. Та осторожно заметила, что переделала бальное платье и хорошо бы его примерить, но одного взгляда на девочку ей хватило, чтобы не настаивать. В комнату заглянул слуга и предупредил о скором начале торжественного ужина. Няня аккуратно достала из сундука искрящийся шелк. Конечно, Зара предпочла бы остаться в рубахе, штанах и сапожках, но отец такое одеяние совсем не одобрит. Ей миновало одиннадцать зим, а в этом возрасте к тебе уже начинают присматриваться женихи, и их будет на приеме предостаточно. Какой ужас... Но, по крайней мере, в этом простеньком с виду платье Зара чувствовала себя удобно, бордовый шелк приятно холодил кожу, а длинная юбка и рукава закрывали исцарапанные ноги и руки, так что краснеть не придется. К тому же, стоит оно как три бальных! Петинья настояла на ожерелье из сапфиров под цвет глаз. Зара уже хотела по привычке фыркнуть на неё, но вспомнила о слове, данном самой себе в трактире, и покорно подставила шею. Пусть отец порадуется.
   Няня расчесала волосы и повязала лоб лентой. Чувствуя необъяснимое волнение, Зара подошла к зеркалу. Из глубины на неё взглянула совсем незнакомая девушка. Блестели васильковые глаза, на точеной шее вспыхивали голубые капельки сапфиров, оттененные темно-красным шелком - блестящая ткань обтягивала острые грудки и струилась волнами по телу, скрывая подростковую нескладность. Пожалуй, я привлекательна, внезапно подумала Зара. Нет, даже красива! Теперь она поняла, кого разглядел в ней сэр Фалькон. Пусть растрепанная, в грязной одежде, но для спасителя-рыцаря она виделась настоящей леди. Только маленькой. Когда сзади подкралась Петинья с двумя сережками, Зара молча позволила украсить уши.
   Гости собрались в Большом зале. Конечно, прибыли не все, еще дня два-три в замок будут являться вассалы эрла и везти подарки родителям и будущему воину. Также должна приехать Луиза, отец сказал, что отправил сообщение Джабу. Спрятавшись за балюстрадой, девочка разглядывала гостей. Эрл восседал на резном стуле с высокой спинкой и принимал поздравления, слуги тем временем подливали вино в кубки. Граф Кормарк подготовился к торжественному моменту заранее и подарил новорожденному Тельми полный доспех в три фута ростом; барон Райнел преподнес миниатюрный щит и меч, больше похожий на зубочистку; сэр Монтюскье с сыном вручили уздечку и седло от стоящего во дворе пони. Зара тихонько хихикала. Складывалось впечатление, что как только братик достигнет хотя бы пятилетнего возраста, его сразу пошлют на войну. Причем, все эти господа были настолько серьезны, точно данное событие давно предрешено и теперь в их силах только подготовить малолетнего сюзерена к предстоящим трудностям. Всё же большинство мужчин остаются детьми в любом возрасте и обожают различные игрушки, подумала Зара. Просто чем они взрослее, тем серьёзней эти игры становятся.
   Наконец, торжественная часть закончилась. Все пожаловали к столу, подошло время Зары выбираться из укрытия. Петинья всё стояла рядом, обсуждая с ней разодетых дворян, но сейчас сошла с балюстрады, чтобы увидеть, как воспитанница спустится по лестнице в зал. Сколько раз няня учила правильно шагать по ступенькам, верно ставить ногу и держать осанку! Девочка задрожала. Когда она летела по ветвям, рискуя сорваться и разбиться, ей и то не было так страшно. Что если она запнется и упадет на глазах всех этих господ? Отец внизу как раз закончил говорить о том, что Мелисса еще слишком слаба, чтобы выйти к гостям, и компанию за столом ему составит младшая дочь. Раздались приветственные возгласы. Зара глубоко вздохнула и сделала первый шаг.
   Да и кого она испугалась? Этих разряженных стариков и прыщавых юнцов? Тоже мне, женихи! Пусть смотрят сколько угодно, ей на это плевать. Когда они ездили прошлым летом на турнир в Таггард, девочке запомнилась холодная Кларисса Тронвольд. Вот уж кто достоин называться леди с большой буквы! А как она снисходила по лестнице дворца... Зара припомнила скучающее выражение лица красавицы, её неторопливые, исполненные грации движения, кокетливый взгляд миндалевидных глаз и постаралась изобразить нечто похожее.
   Сначала действительно чуть не споткнулась, переставляя внезапно онемевшие ноги, но заставила себя собраться и даже улыбнулась отцу, который как раз поднял кубок для здравицы, да так и застыл с ним, глядя на дочь. Стихли все голоса.
   Петинья одобрительно кивала, спрятавшись за колонной. Зара из вредности уже хотела сбежать по ступенькам, но тут заметила, как смотрят на неё окружающие. Раньше она всегда сидела за столом вместе со всеми, вела себя, как хотела, и никто не обращал на неё внимания, кроме строгой няни. Та всегда противно бубнила на ухо, какую вилку нужно взять и что настоящая леди не чавкает так громко в присутствии гостей. Сейчас Зара почувствовала себя голой. Постаревшие бароны и графы ощупывали взглядами её с ног до головы, отмечая ширину бедер, крепость фигуры и проклюнувшиеся груди. Так оценивают кобылу, гадая, сколько жеребят она принесет и насколько здоровы те будут. Поняв это, Зара хотела взбрыкнуть, совершить какую-нибудь глупость, и пусть ругает потом отец, но теперь помешали взгляды юношей.
   Они смотрели совсем по-другому, эти молодые виконты. В их глазах читался восторг, искренний интерес и желание угодить. Зара впервые почувствовала себя не диковатой девчонкой, которая дерзит няне, скачет по деревьям и лупит сына бортника, но благородной дочерью эрла, настоящей леди, способной вызывать восхищение и даже - чем даймон не шутит! - поклонение. Как это необычно и... здорово! Она приосанилась и величественно сошла с лестницы. Уже подойдя к отцу, всё-таки не выдержала и хихикнула - смешок разбил очарование момента. Глаза эрла прояснились, он тряхнул головой и поднял кубок выше.
   - За мою дочь!
   - Истинно!
   - И за моего сына!
   - Слава!!!
   Отец медленно сел, шепнув: "Я тебя никогда такой не видел. Ты выглядишь великолепно!". Девочка зарделась от похвалы, подумав, что она тоже себя такой еще не видела. Громкоголосый сэр Монтескье желал роду Тельми мира и процветания, его сын сидел рядом с Зарой и всё норовил подложить ей в тарелку кусочек повкуснее. Она украдкой взглянула на ухажера - рыжий юнец лет пятнадцати, на подбородке курчавится хлипкая бородка, но хоть прыщей нет. Имя приятное - Лоис, да и отец поглядывает благосклонно, всё-таки Монтескье один из богатейших графов Рагвуда. Зары хватило ровно до второй перемены блюд. Однообразные комплименты быстро наскучили и, чтобы не сорваться и не нагрубить, она вышла из-за стола, сославшись на усталость.
   В зале было душно, захотелось на свежий воздух. Девочка вошла в боковой коридор, ведущий к небольшому садику во дворе замка. Петинья увязалась следом, но на пятки не наступала, и то ладно. У крепостной стены горели огни - там, у костров, пировали слуги. Похолодало, Заре неожиданно захотелось согреться у жаркого пламени, встретить товарищей по детским играм и рассказать им о своих приключениях. Она уже свернула на тропинку сквозь кусты жимолости, но внезапно остановилась. Что скажут смешливый Рон, толстый Люк, Барик-Ящерица, когда увидят её в таком платье, да при украшениях? Чего доброго, преклонят колено перед госпожой - тогда, считай, дружба обречена. Не смогут дети слуг больше видеть в ней ровню, какие уж там игры?
   Сзади зашуршал гравий. Никак Петинья не оставит в покое! Или, может, Лоис Монтескье решил продолжить знакомство? Сняв туфельки, Зара нырнула в заросли бузины и, подобрав платье, промчалась вокруг заросшего тиной пруда. Почему, когда хочешь побыть одна, надо всегда бежать куда-то? Надоело! Она выскочила из сада у небольшой калитки в крепостной стене, за которой начиналась тропинка к Даймон Рид. Здесь стражи не было, стояла лишь покосившаяся от времени будка, где жил огромный и злой пес Тюфяк. Впрочем, Зара давно нашла к нему подход, прикармливая неприступного с виду охранника мясной вырезкой, и, бывало, даже пряталась в собачей конуре от Петиньи, прижавшись к теплому боку волкодава. Жалко, не взяла ничего вкусненького, подумала девочка. Ну, да ничего, поглажу Тюфяка, расскажу ему о наболевшем, да пойду обратно, пока няня не подняла тревогу. Зара тихонько позвала пса, чтобы узнал её, и обогнула будку. Волкодав лежал на боку, натянув цепь. Его шерсть топорщилась от засохшей крови.
   Туфельки упали на землю; всё еще не веря, Зара присела и осторожно дотронулась до неподвижного пса. Немного теплый. Она всхлипнула, в глазах всё поплыло. Зачем кому-то убивать Тюфяка? Кого облаял старый охранник? Он уже и не видел почти ничего, половина зубов выпала... Зара перебирала слипшуюся шерсть, вспоминая, как кормила волкодава и вместе с ним пережидала в будке дождь. По щекам текли жгучие слезы. Внезапно руку кольнуло, девочка потянула и выдернула из собачьего бока метательный нож с короткой рукоятью - почти такой же, каким она тренировалась, поражая сушины в лесу. Из пореза на пальце выступила капелька крови.
   Всхлипнув, Зара вытерла оружие и руки о пожухлую траву. Тюфяка прикончил не один из гостей отца, дворянин бы действовал мечом. Девочка встала и осмотрелась. Калитка приоткрыта. Стараясь не дрожать, Зара выглянула наружу - никого. Она медленно прикрыла створку и сдвинула рычаг, с тихим щелчком засов встал на место.
   Бросив последний взгляд на мертвого пса, девочка пошла через темные заросли туда, где начиналась тропинка к заднему входу. Надо поскорее предупредить отца! А вдруг таинственный враг бродит где-то поблизости? Зара остановилась и прислушалась. Ветер шелестел в кронах деревьев, через распахнутые окна замка долетали обрывки здравиц, звуки лютни, чей-то смех. Прямо перед носом покачивалась на тонкой веточке набухшая почка. Впереди зашуршало, кто-то шел навстречу. Зара отступила в тень, сжимая найденный нож, но тут же расслабилась. Не будет чужак размахивать факелом и звать её по имени.
   - Леди Зара! - вновь донеслось с тропинки.
   - Я здесь! - отозвалась она, пряча нож и выходя из-под защиты деревьев.
   Лоис Монтескье расплылся в улыбке, а Зара с удивлением призналась себе, что рада его видеть. Ухажер поклонился.
   - Вы околдовали меня, леди. После вашего ухода мне стало так грустно, что я решил незамедлительно найти вас, чтобы не умереть с тоски. Уважаемая Петинья сказала, где вы можете гулять.
   - Ох уж эта няня, - пробормотала Зара и добавила громче: - Вы говорите, как настоящий рыцарь, Лоис. Проводите меня до замка, а то вокруг уже темно и мне страшно.
   Как и следовало ожидать, юноша проникся собственной значимостью. Лицо его просияло даже в сумраке аллеи, он галантно подставил руку и, когда девочка пошла рядом, принялся рассказывать что-то неимоверно по его мнению забавное. Делая вид, что внимательно слушает, Зара поглядывала по сторонам. Дул легкий ветерок, шумели каштановые кроны, ветки кустов шевелились и казалось, что там прячутся целые полчища разбойников. Лоис тем временем заливался соловьем, рассказывая про то, как один храбрый рыцарь пошел истреблять дракона и умудрился прокричать вызов на бой прямо в задницу ящера, приняв темный провал за вход в логовище. Зара хихикнула. Воодушевленный успехом, виконт Монтескье увлек её в сторону от тропинки, туда, где темнела увитая плющом беседка.
   - Куда вы меня ведете?
   - Леди Зара, вы наверняка устали. Давайте отдохнем на этой скамейке, а я расскажу вам еще что-нибудь.
   - Но мне нужно срочно увидеть отца!
   - Он отмечает рождение вашего братика, не будем ему мешать, - с этими словами Лоис приобнял её и подтолкнул в сторону беседки.
   - Послушай, ты!..
   Её гневный крик оборвал поцелуй. Влажные губы слюнявили лицо, скользкий язык лез в рот, она не испытывала ничего кроме смущения и досады, а как восторженно рассказывали о подобном девочки постарше! Тьфу ты, гадость какая! А ей даже начал нравиться этот Монтескье! Зара что есть силы пихнула любвеобильного виконта в грудь, тот вздрогнул и с хрюкающим звуком повалился в траву.
   - Никогда не целуй меня без разрешения! Понятно? Эй! Хватит притворяться!
   Лоис подергивался на земле, изображая агонию. Зара фыркнула - её не проведешь! Ухажер что-то прохрипел и застыл, повернувшись на бок. Чувствуя необъяснимую тревогу, девочка подняла факел. Свет отражался в застывших глазах Монтескье, к щеке прилип пожухлый листок, из уголка рта свисала ниточка слюны, черная как... кровь! Да что случилось? Неужели это я его так? Зара потормошила лежащего ухажера, сказав, чтобы не придуривался; от толчка тот перевалился на живот. Она сдавленно вскрикнула - под лопаткой юноши торчала рукоять кинжала.
   Ноги задрожали. Зара отступила от убитого и, споткнувшись о выступающий корень, с размаху села на жесткую землю. Тут же вскочила, подхватив факел. Шипящий шар описал полукруг, свет заиграл на стволах яблонь, вытянутые тени закружились в безумном хороводе, точно ожили все деревья вокруг. Впереди зашелестели опавшие листья. Мешанина дергающихся черточек сложилась в темный силуэт. Зара охнула и попятилась, нащупывая спрятанный в рукаве нож. Из чернильной мглы, окружающей незнакомца, проступил кончик перебитого носа и рыжая бородка.
   - Подойди сюда, девочка, - произнес чужак.
   Полог мрака колыхнулся, блеснула сталь меж тонкими пальцами. Угроза более чем понятна, но Зара не шелохнулась. Она вспомнила, где слышала этот голос - тихий и властный. Повернувшись вполоборота к разбойнику, девочка бесстрашно произнесла:
   - Я знаю тебя. Ты - Хан, враг моего отца и мой тоже.
   - А я знаю тебя. Ты - Зара, дочь эрла Тельми, но я тебе не враг, - даже если разбойник и удивился её осведомленности, то не показал этого. - Надо же, как везет мне сегодня, только зашел - и сразу такая встреча. Пойди сюда, малышка, я расскажу тебе сказку.
   - Расскажешь её Лоису! - выкрикнула Зара и взмахнула рукой.
   А вот этого Хан явно не ожидал. Будь на её месте настоящий воин, разбойник не вел бы себя так беспечно, но и сейчас он всё же успел отклониться, да так, что стальное жало вонзилось ему в руку, а не в грудь, куда целилась девочка. Лоскут мрака брызнул кровью, Хан охнул и схватился за рану. Пальцы разжались, нож упал на землю. Зара не стала испытывать судьбу и припустила к замку.
   Тисовые ветки больно хлестали по лицу, девочка миновала озеро и побежала по аллее. Она хотела крикнуть егерей, но в горле пересохло. У боковой двери стояла Петинья. Отмахнувшись от неё, Зара пробежала по коридору и выскочила в зал. Как и в первый раз, её появление не осталось незамеченным. Разговоры стихли, многие гости повернулись к дочке господина - растрепанной и запыхавшейся.
   - Там... там...
   - Что с тобой случилось? - спросил отец и бросил короткий взгляд на Монтескье.
   Зара отвлеченно подумала, что Лоис пошел за ней не только по воле своего папочки, но и по благословению эрла. Всё-таки Гильг Тельми твердо решил выдать её замуж, даже не спросив! Внутри вновь разгоралась злость на отца.
   - Вы тут сидите, жрёте, а там Тюфяка убили! - выкрикнула она.
   - Зара! Что? О чем ты говоришь?
   - Лоис приставал ко мне! А Хан его заколол...
   Выплеснув эмоции, Зара почувствовала себя несчастной и опустошенной. Усталость навалилась на неё тяжким грузом. Всё беды показались ненастоящими, малозначительными, это всё происходило будто бы не с ней. Её тормошили, сад наполнял огонь факелов, она покорно брела по кустам к беседке, чтобы указать место убийства. Ревел раненым зверем старший Монтескье и яростно тряс её, пока не получил оплеуху от хмурого отца. Зара честно рассказала ему, что произошло, но по правде - ей было всё равно. Егеря носились кругом в поисках следов. Оказалось, что окровавленный кинжал из спины Лоиса торчит из ствола яблони в десяти шагах дальше, других ножей следопыты не обнаружили. Старшина Олмест вполголоса ругал подвыпивших гостей, затоптавших все улики. Получалось, что Зара могла сначала заколоть пылкого виконта, а потом воткнуть кинжал в дерево, якобы целясь в мифического Хана. Кто-то из слуг уже сбегал к боковой калитке. Она была закрыта на засов, никаких волкодавов - ни живых, ни мертвых - поблизости не обреталось.
   Два барона держали трясущегося от бешенства Монтескье. Направив палец на Зару, он выкрикнул, брызгая слюной:
   - Дикарка! Мой сын любил тебя! Он хотел предложить руку и сердце, а ты убила его!
   Зара равнодушно посмотрела на перекошенное в гневе лицо и подумала, что уж очень часто её начинают обвинять в убийствах, которые она не совершала. Не к добру всё это, но ей плевать. Хотелось лечь прямо на прелые листья, зарыться в них и уснуть. А может?.. Это просто дурной сон, точно! Она спит, но вот сейчас проснется, а отец подмигнет и скажет что-нибудь приятное.
   - Это твой нож? - спросил Гильг Тельми.
  
   Джаб.
  
   Ларкин так хлопнул курьера на радостях по плечу, что тот даже присел. Джаб подмигнул растерянному юноше. Получается, Гроуверк оказался не таким уж толстокожим - только его прижали, а он уже и поплыл!
   Не теряя времени друзья отправились во дворец. Редкие прохожие жались к стенам, едва завидев двух драгуаров, огромных и черных, как даймоны ночи. Бока коней лоснились в свете фонарей, цокот копыт гулко отдавался в арках, где изредка мелькали подозрительные силуэты. Вроде бы Краснорукий и обезврежен, но Нивельхейму до сих пор в каждой тени мерещился убийца. Джаб посмотрел на Ларкина. Вот кому плевать на все страхи - знай только, понукает Раша, а в глазах светится охотничий азарт, как у лайки, загнавшей в овраг медведя - не терпится Змею услышать признание барона.
   Гвардейцы на воротах отсалютовали алебардами. Генри соскочил с коня первым и небрежно бросил поводья подбежавшему конюху. От стены донёсся стук, посыпалась мраморная крошка. Джаб задрал голову. Серую глыбу освещали гирлянды фонарей, на лесах стояло несколько слуг, а у самого верха огромной статуи работал молотком и зубилом король Родрик Лангобард собственной персоной.
   - Чего это ему не спится? - тихо спросил Нивельхейм.
   - Вдохновение, - пожал плечами Ларкин.
   Они прошли длинным коридором до окованной медью двери. В подземельях дворца, как и в казематах Дома Закона, Джаб не бывал ни разу, но всё когда-то происходит впервые. Поговаривали, что холм под королевской резиденцией изрыт ходами наподобие головки далузского сыра, катакомбы тянутся далеко за стены города и через них можно попасть в любое место Таггарда. Именно благодаря подземным коридорам в прежние времена уцелело несколько венценосных особ, но большинство простых людей ждала здесь другая участь - пристальное внимание пыточных дел мастера. Нынешнего звали Папаша Вислоу.
   В комнате ярко пылал очаг, из огня торчали металлические рукоятки. Каменный пол шел под наклоном к центру, где чернело забранное решеткой отверстие. Оттуда тянуло холодом, плесенью и, как показалось Нивельхейму, что-то булькало. У левой стены стояли жутковатого вида приспособления. У правой сидели Монкар и трое гвардейцев. Ларкин пошел к вскочившему лейтенанту, а Джаб остановился на пороге, разглядывая королевского дознавателя.
   Папаша Вислоу напоминал краба. Он горбился, двигался боком, а его толстые руки постоянно пребывали в движении: любовно перебирали разложенные на столах инструменты, вытаскивали из огня раскаленные пруты или просто почесывали волосатую грудь. Одеждой толстяку служил кожаный фартук в бурых пятнах, такие же штаны и грубые сапоги на толстой подошве. Голый череп со складками кожи лоснился от пота, губы обрамляли вислые усы с подпалинами на концах. Один глаз постоянно щурился, а второй, напротив, был настолько выпучен, что казалось чудом, как он еще не выпадает из глазницы. Выгнутый на дыбе Гроуверк с ужасом следил за мучителем и вздрагивал всякий раз, когда тот брал в руки очередной нож или щипцы и со значением смотрел на пленника. Джаб поежился. Лишь только увидев хозяина подземелий, сразу пропадало желание юлить и отмалчиваться, а уж обстановка пыточной настраивала на максимально правдивую беседу.
   Тем временем Генри выслушал лейтенанта и подошел к барону. Тот замычал сквозь кляп, безуспешно пытаясь освободиться от стягивающих руки веревок. Змей подал знак, Папаша Вислоу уменьшил натяжение и освободил Гроуверку рот. Барон закашлялся.
   - Ларкин, даймон тебя задери! Что ты творишь?! Я дворянин и требую честного суда! В чем меня обвиняют?!
   - Фи, барон! Мне передали, что вы хотите сделать признание, а пока я слышу только вопли оскорбленного достоинства. Дайте ему воды... Достаточно, иначе захлебнется.
   - Я требую справедливости!
   - Хорошо, милейший, я отвечу на ваши вопросы, но в надежде, что вы ответите на мои. Первое. Творю я, сказать по правде, что хочу. Если вы не в курсе, у Королевской гвардии прав побольше, чем у стражи, Суда и Трибунала вместе взятых. Есть какие-то возражения? Рекомендую высказать их лично его величеству. Второе. Обвиняют вас, если еще не поняли, в организации и осуществлении покушения на лейтенанта Железных Тигров, а также в поддержании связей с Гильдией Красноруких, что само по себе уже карается смертью. Такие вот у нас законы, не нравится - опять-таки это не ко мне, а к нашему королю. Он почему-то очень не любит наемных убийц и их приспешников.
   - Вы ничего не докажете, - буркнул барон.
   - А я и не буду, - отрезал Змей. - Мне нужно знать, почему вы хотели убить виконта Нивельхейма, и я это скоро услышу. Не так ли, милейший?
   Джаб знал, что когда Ларкин злится, он становится предельно вежлив. Если собеседник правильно и вовремя оценивал подобную вежливость и сдавал назад, дело обычно заканчивалось миром, Генри мог до определенного момента обуздать себя; если же нет - несчастный терял передние зубы, сознание, а зачастую и жизнь. Что-то такое почувствовал и Гроуверк. Он зыркнул на Вислоу, который опирался на рычаг и ждал команды капитана, посмотрел на застывших у стены гвардейцев, готовых по первому приказу того же капитана изрубить его на куски, обвел мутным взглядом пыточную и сплюнул красноватой слюной под ноги Змею.
   - Твоя взяла, Ларкин. Я расскажу всё.
   Генри кивнул с таким видом, словно и не сомневался в ответе. Он подал знак Папаше. Тот крутанул барабан, заскрипели шестерни, и пленник обмяк на дыбе. Гвардейцы усадили его на стул. Выпученный глаз мастера буравил Гроуверку затылок, точно надеялся пробить череп и заглянуть внутрь. Огромные лапища поигрывали внушительными щипцами, предназначенными, по всей видимости, для вырывания ногтей инистым великанам, не меньше. Хвала Троице, что я нахожусь здесь по доброй воле, подумал Джаб. Лучше сразиться с парочкой Красноруких, чем оказаться в руках Папаши Вислоу. В сливном отверстии вновь что-то забулькало, по комнате разнесся запах тухлых яиц. Гроуверк прокашлялся и сказал:
   - Никогда не думал, что могу оказаться на месте своих коров.
   - Ну, вас же еще не забили, - заметил Ларкин. - А уж до разделки, надеюсь, дело и вовсе не дойдет.
   Барон покосился на обтянутое фартуком пузо, позвякивающие щипцы и содрогнулся.
   - Я тоже очень на это надеюсь. Не считайте меня трусом, граф, просто я знаю, что можно сотворить с помощью всех этих милых приспособлений, мясо разделывал часто. Гм, считаю, что лучше сделать признание сейчас, когда у меня еще две руки, две ноги и на месте все пальцы, чем всё равно сознаться потом, но уже превращенным в окорок.
   - Мне всегда нравились благоразумные люди, - сказал Генри. - Даю слово, что никто не будет вас мучить, если вы расскажете правду. Так чем же вам не угодил мой друг?
   Гроуверк поднял голову и посмотрел в глаза Нивельхейму. Во взгляде барона не было ни злобы, ни ненависти, а лишь безграничная усталость старого человека, и еще, пожалуй, облегчение. Конечно, когда тебя снимут с дыбы, и темница озарится светом, подумал Джаб, но оказалось, что пленник радуется совсем по другому поводу.
   - Я не желал вам смерти и рад, что вы остались живы.
   - Серьезно? - спросил Джаб. - Но ведь именно вы были тем возницей в капюшоне?
   - Да. Но поверьте, меня просто использовали, - зачастил Гроуверк, поглядывая на придвинувшегося Вислоу. - Тот юноша, которого пристрелил ваш человек, действительно мой родственник. Племянник. Я не видел его уже много зим, а тут он заявляется и говорит, что его отца - моего брата - убил в поединке один молодой дворянин. Причем сделал это каким-то нечестным способом. Я, конечно, начал расспрашивать, а он только и твердил, что должен отомстить. Собаке - собачью смерть, так он сказал. Младший брат давно в Форволке с семьей жил, и я, хоть и рассорились тогда с ним, помнил его и любил. Честно. Потому и решил помочь Смурглу, поверил ему. Оказалось - зря. После этого неудачного покушения я сообразил, что вы, виконт, никак не могли Руика порешить. Попросил купца знакомого, он по кошу весточку в Форволк передал, так ему ответили, что брат мой жив и здоров, а вот сына своего, первенца, схоронил еще десять зим назад. Представляете?
   - Нет, - обронил Ларкин. - Но вы продолжайте, занимательная история получается.
   - Куда уж занимательнее! - воскликнул Гроуверк и тут же сник под взглядом выпученного глаза Папаши. - Я Смургла гнать хотел, а он мне кулак под нос. Красный! Да еще и ножичком так поигрывает, что сразу ясно - пришьет в любой момент. Сказал, что поживет у меня немного, а я пускай его оруженосцем представляю везде. Сами знаете, какая слава у Красноруких, а тут еще у меня половина коров от чего-то издохла, убытки огромные, а этот паршивец аж десять руалов дал мне за хлопоты. Не смог отказать я ему.
   - А я-то гадал, откуда у мясника столько золотых? - сказал Ларкин. - Уже сам подумывал скотобойню открывать.
   Гвардейцы зафыркали, а Джаб вспомнил, с каким торжеством Гроуверк выкладывал на стол монеты в обеспечение ставки. Нивельхейм тоже тогда удивился, но тут же забыл об этом, а вот Генри сделал пометку в памяти.
   - Складно излагаете, барон, - продолжил Змей. - А вот скажите, как вы подмазали графа Мердока?
   - Капитана стражи? Увольте, я с ним даже не знаком.
   - Врёте, милейший. Вислоу!
   - Хорошо, хорошо! Я вспомнил! Вспомнил я...
   - Так-так!
   - Да. Ведь меня тогда поймали, не успел я сбежать - стар, да и располнел немного.
   - Мое мнение о страже улучшилось... - заметил Ларкин.
   - Они поволокли меня в Дом Закона, а тут Смургл откуда-то выскочил - переодетый уже - пошептался о чём-то с ними, и нас тут же отпустили.
   - ...хотя и не намного, - закончил Змей. - Небось, откупились?
   - Да, мешочком монет, - сознался Гроуверк.
   - Сдаётся мне, что-то еще там было, - сказал Ларкин.
   - От вас ничего не скроешь, - горько заключил барон. - Вы правы, тут же покушение на дворянина, так просто не отвертишься. Я заметил, как Смургл им еще медальон показал.
   - Обычный медальон? - уточнил Джаб.
   - Тогда мне так и показалось. Но позже я его на шее Смургла разглядел, когда тот мылся на заднем дворе...
   - Продолжайте, - подбодрил Змей. - А то Папаша волнуется.
   - Ну, раз начал рассказывать, чего теперь запираться? Что ж... на медальоне был нарисован коронованный вепрь.
   В комнате установилась тишина, лишь потрескивали угли в очаге, да в сливном отверстии вновь что-то булькало. Вислоу нерешительно пощелкал щипцами, словно раздумывая, что оторвать пленнику в первую очередь: лживый язык или сразу голову? Джаб потрясенно молчал. Неужели в деле замешана королевская чета?
   - Даймон! - взорвался Ларкин. - Кирк, скачите мигом к Мердоку и как хотите, но достаньте мне этот медальон!
   - Слушаюсь, сэр!
   - А мы еще пообщаемся с бароном, - продолжил Ларкин. - Ну, милейший, если вы соврали...
   * * *
   Гроуверк сказал правду. Не было у него причин лгать, Джаб видел это. Барон ведь прекрасно знал, что клевета на короля приравнивается к государственной измене и, соответственно, к смертной казни. Зачем на себя наговаривать? Ларкин сгоряча всё же хотел проверить искренность барона на дыбе, но Нивельхейм его отговорил. Уставший и запуганный Гроуверк вызывал только жалость, он сознался в сокровенном и теперь горбился на стуле, пряча лицо в ладонях. Генри какое-то время понаблюдал за ним и произнес:
   - Вот что, Снарк. Как не чудовищно звучит ваше признание, но я ему верю. Вряд ли вам хочется взойти на эшафот, а значит - вы сказали правду. Это дает богатую пищу для размышлений и, возможно, указывает на заказчика преступления. А возможно - и нет. Тем не менее, вы виновны в покушении на виконта Нивельхейма и отправитесь в темницу. Лучше вам посидеть в одиночестве, подальше от любопытных ушей, а мы пока постараемся разобраться в этом деле, а уже потом разберемся и с вами.
   - Я всё понимаю, - пробурчал Гроуверк, - и даже хочу поблагодарить тебя, Ларкин, за такое решение. Виконт Нивельхейм, не держите на меня зла.
   Толстяк Вислоу на удивление нежно помог встать своему клиенту и повел барона во мрак коридора. Загрохотала открываемая дверь, где-то лязгнул засов. Сложив руки на груди, Ларкин молча смотрел в огонь. Папаша скоро вернулся. Он достал ветошь и начал протирать инструменты, украдкой поглядывая на капитана Королевской гвардии - пилы и ножи тихо позвякивали, словно выговаривая хозяину за то, что не воспользовался сегодня их помощью. Из очага выскочил уголек и прочертил по влажному полу дымную линию. Затоптав огонек носком сапога, Ларкин сплюнул в забранное решеткой отверстие и вышел. Джаб последовал за ним.
   На небе желтел рогатый месяц, перемигивались звезды. Холодный ветер охладил разгоряченное после душной пыточной лицо. Джаб глубоко вздохнул - ночной воздух пах сиренью. Стук молотка давно стих, статуя Робурга Завоевателя вырастала из темноты гигантским часовым. По верху крепостной стены светлячками вспыхивали факела гвардейской стражи. Джаб припомнил, что знал про медальоны Лангобардов. Они выдавались доверенным лицам, например, секретным курьерам или послам. Любой военный или чиновник обязан был оказывать содействие таким людям. Пропади такой человек - всё королевство искать будет, но найдет, а кто на жизнь гонца покусится - пожалеет, что на свет появился. За передачу медальона - смерть, за подделку - смерть, да и похожий не так-то просто изготовить, но ведь Краснорукий где-то достал знак посланника короля!
   Друзья стояли у парапета, глядя на темный парк, где через несколько дней его величество собрался провести бал-маскарад. Джаб подумал о предстоящем смотре, готовы ли к нему его Тигры? Терми убеждал, что да. Послышался нарастающий стук копыт - когда капитан приказывал доставить ему что-либо быстро, гвардейцы меньше всего думали о покое горожан. Монкар спрыгнул с коня и взбежал по ступенькам.
   - Сэр, медальона у Краснорукого не оказалось.
   - И как мы теперь узнаем, каким он был? - разочаровался Джаб.
   - Как это, каким? - переспросил Генри. - Естественно, настоящим! Подделку Мердок оставил бы на трупе.
   - Я точно его убью!
   - Всему своё время. Я бы на твоем месте задумался о том, кто из королевской четы желает тебе смерти.
   Джаб хмыкнул - что-то не клеилось. Не стал бы король нанимать убийцу для своего лейтенанта, Родрик хоть и творческая личность, но в таких вопросах прямолинеен: обвинение, эшафот, смерть. А если Джаб где-то, не зная сам, перешел дорогу семейству Лангобард и его хотят убрать тихо, без шума? Гм, всё равно не похоже на короля... но ведь еще остается королева! Когда они достигли особняка, Джаб осторожно высказал соображения другу.
   - Ты прав, я пришел к тем же выводам, - ответил Генри. - Его величество не будет плести подобные интриги, но Фрига вполне способна на это. Если она тебя невзлюбила, то легко могла нанять Краснорукого через подставных лиц. Раз! - и нет больше на свете виконта Нивельхейма, а кто и почему - пойди, разбери. Твой отец, конечно, не оставил бы этого просто так, но спрятать концы в столице просто, вряд ли бы он что-то узнал. Списали бы всё на разбойников, поймали бы какого-нибудь бродягу и казнили прилюдно - делов-то!
   - Что же мне теперь делать?
   - Обнять покрепче свою жену и хорошенько выспаться. Моё почтение, леди!
   - Генри, ты прекрасно знаешь, что я завтра уезжаю, - сказала вышедшая на крыльцо Луиза. - Мог бы вернуть моего мужа пораньше.
   - Извините, леди. Нас пригласили на прием к баронессе Молиньяк, а затем я показывал Джабу достопримечательности дворца, - произнес с обезоруживающей улыбкой Ларкин, игнорируя гримасы виконта. - Не смею больше вас задерживать, спокойной ночи!
   Огромный Раш заржал и протиснулся в ворота, цокот копыт стих вдали. Нивельхейм запер створки. Ну, Генри, удружил! Что теперь говорить Луизе? Передав драгуара на попечение конюха, Джаб медленно поднялся по ступенькам и поцеловал жену.
   - Как жаль, что я поехала за покупками, - сказала она. - Говорят, на приемах у Молиньяк собирается цвет общества и всегда происходит что-то интересное.
   - Да уж, - выдавил Джаб, вспоминая летящий в него нож.
   - Чем вы там занимались, дорогой?
   - Да ничем таким... Расписали несколько партий в баккара, выпили вина, потом Генри выиграл крупную сумму, а банкомет отказался платить.
   - Он вызвал его на поединок?
   - Хуже. Заточил в темницу, - признался Джаб.
   - Ах, это так интересно! - воскликнула Луиза. - Видишь, как увлекательно проводят время твои друзья? Почему же мы не ходим на приемы? Ты - лейтенант королевских войск и мы просто обязаны вести светскую жизнь! Обещай, что как только я вернусь, ты возьмёшь меня на следующий прием к баронессе.
   - Хорошо, дорогая, - склонил голову Джаб, кляня про себя хитрого Ларкина.
   Утром он проводил карету до начала Арского тракта, идущего к одноименным горам. За Форволком он соединялся с Рагвудским, а уж там рукой подать до замка у озера Даймон Рид. Карету сопровождали десять Тигров - воины улыбались, радуясь, что смогут увильнуть от смотра. Джаб с радостью поехал бы с ними, но его ждали в казармах. Дав указания сержанту и чмокнув на прощание жену, он вернулся в город.
   За несколько оставшихся до смотра дней нужно было отточить до совершенства все перестроения и проходы. Джаб с головой ушел в работу. На пару с Терми они бегали по плацу, заставляя воинов тянуть ногу и чеканить шаг. Роты проверял лично капитан Катор Драко - непривычно трезвый, а потому злой. Нивельхейм охрип, отдавая команды, покушение вылетело из головы, пока казармы не навестил вновь скучающий Ларкин. Похвастаться он ничем не мог, но сказал, что ищет подходы к королеве. Как они и думали, Родрик оказался к покушению непричастен. Когда Ларкин рассказал ему про убитого Краснорукого, тот долго и совершенно искренне возмущался бездействием стражи. Дошло до того, что случилось страшное - короля покинуло вдохновение и, разозлившись, он приказал лишить капитана Мердока премии за текущий месяц с вынесением графу первого "неудовольствия короля".
   Два дня пролетели быстро, наступило утро смотра. Войска заранее выдвинулись в Шлем и заняли улицу Веревки, похожую сейчас на многоглавую железную змею. Жители махали из окон домов, девушки угощали бравых воинов слабым элем. От бликов на панцирях рябило в глазах. Солнце медленно поднималось над черепичными крышами, становилось жарко, люди потели в доспехах, но команды всё не поступало. Джаб нервничал. Вскоре по рядам пронёсся шорох: "Полная готовность, король поднялся на трибуну", и следом - вздох облегчения. Воины потягивались, хрустели сочленения лат, шуршали плащи и штандарты. С Эшафотной площади доносился гул толпы, внезапно его прорезал чистый голос труб. Подстегиваемые командами, тысячи пехотинцев зашагали по мостовой.
   Джаб плохо помнил, как они маршировали перед королевской ложей. От крика "Валезия!" заложило уши - Железные Тигры старались перекричать соседние роты и, судя по восторгу короля, им это удалось. Чеканя шаг, воины миновали помост, взмыли в приветствии копья, а сзади уже догоняли Единороги Райна. Вроде неплохо прошли, подумал Джаб. Голова гудела, через решетку забрала он увидел Ларкина. Генри стоял в глубине королевского шатра, потягивая из кубка явно что-то освежающее, и улыбался. Пройдя Слоновью арку, Нивельхейм тут же сдернул шлем и приказал Терми принести из ближайшей таверны самого холодного пива, какое там найдется.
   Была в смотре и приятная сторона. Растрогавшись, его величество пригласил всех командиров, начиная с лейтенантов, на вечерний бал-маскарад. Джаб решил соответствовать и отпустил Тигров в увольнение. Пока мылся и одевался, душу бередила мысль о Диане - обычно баронесса Молиньяк посещает все королевские балы. Так и не решив, как вести себя с бывшей любовницей, Нивельхейм отправился во дворец. У парадного входа гостей встречал королевский герольд Клаус Фитке с тележкой, доверху набитой карнавальными принадлежностями. Джаб выбрал маску тигра.
   С Генри они пересеклись у тисовой аллеи - тот расставлял по парку гвардейцев, но, завидев друга, передал командование Монкару.
   - Прекрасно отмаршировали, виконт! - сказал Ларкин, хлопнув Джаба по плечу. - Я вами залюбовался, а король был просто в восторге.
   - Серьезно?
   - А то! Есть еще приятная новость: я придумал, как подобраться к нашей неприступной королеве. Вернее, через кого. Поможешь мне?
   - Конечно! Но чем?
   - Я узнал кое-что интересное про Юдина Витербора и прелестную Клариссу Мировинг. Ты не поверишь, как низко могут пасть люди, когда заигрываются в чувства.
   - Так они?..
   - Да, дорогой мой Нивельхейм, но тщательно это скрывают. Кларисса, если ты не забыл, младшая сестра королевы. Если мы застигнем её в объятьях мужчины, отличного от Ксанта Тронвольда, она будет нам крайне признательна за молчание, ты как думаешь?
   - Но, Генри, это ведь шантаж!
   - Ты уверен? Хм, тогда это полностью меняет дело. Конечно, мы не можем действовать подобными методами. Предлагаю тебе попросить аудиенции у королевы и спросить её напрямик: за какие такие провинности, ваше величество, вы хотите меня убить?
   Нивельхейм насупился. Ларкин, прищурившись, смотрел на него и поигрывал полумаской сокола на ручке. С террасы зазвучали трубы - скоро из дворца выйдет венценосная чета, а Генри обязан их сопровождать. Джаб глубоко вздохнул и принял решение.
   - Что я должен делать?
  
   Свен.
  
   Шторм обрушился на Золотую Гавань, прокатился по берегу спутанными водорослями и помчался дальше, чтобы разбиться о неприступные Арские горы. Еще гнал ветер рваные облака, еще терзали серую гальку темные волны, но любой мало-мальски опытный рыбак чувствовал: море скоро успокоится. Зарождаясь в Северных горах Нордара, бури каждую весну атаковали побережье, преодолевая за неделю всё немалое расстояние от Зарии до Стигии. Многие купцы пережидали ненастье в удобных бухтах, до полного затишья, но самые отчаянные выходили в море вслед за уходящим штормом, рискуя попасть под запоздавший смерч. Это же время обычно использовали для перевозки особо ценной контрабанды пираты - главное успеть до того, как медлительный Королевский флот начнет патрулирование прибрежных вод. Это же время решили использовать для своих целей люди, чьи касатки только маскировались под пиратские...
   Северин сидел в любимом кресле, пуская к потолку клубы дыма из трубки, и бездумно таращился в раскрытое окно. Борг вновь гонял Эрика по двору, звенела сталь. На этот раз мастер предусмотрительно облачился в тренировочный доспех. Эрик делал успехи - он уже три раза поразил учителя в грудь, бок и плечо, но Свен даже не заметил этого, размышляя над словами капитана "Соленого гребешка" Рика Сарготоллы.
   Всё-таки в нападении замешан Кабистан! Северин знал Караса Марацелло: граф выполнял при Гарольде Мировинге те же обязанности, что и Змей Ларкин при Родрике Лангобарде, а именно - обеспечивал безопасность короля всеми доступными способами. Нередко такие люди также исполняли щекотливые поручения хозяев, значит ли это, что властитель Кабистана знал о нападении на рыбацкие деревни? Есть повод призадуматься.
   Шуга Трази обещал дать знать, если еще что-то разузнает. Свен не сразу покинул "Голубь и куропатку", а выпил еще несколько чарок вина, беседуя с Риком Сарготоллой о жизни в Кабистане. Оказалось, что пиратский барон обязан капитану охранной касатки жизнью - тот подобрал его в море спустя сутки после того, как корабль Шуги наткнулся на патруль Королевского флота. Узнав о положении Трази в иерархии братства Мантаросса, Рик не стал сдавать разбойника властям, а принял его предложение. Теперь, когда "Соленый гребешок" выходил в море, Сарготолла сообщал пирату по кошу пункт назначения и дату отплытия, а Шуга в свою очередь предупреждал капитанов черных касаток о неприкосновенности судна с веселой рыбкой на флаге. Северин признал смекалку Рика - корабли под его охраной теперь очень редко попадали в переделки, среди купцов Сарготолла приобрел славу везунчика и на отсутствие заказов не жаловался.
   Нет, ну какой прок Карасу Марацелло громить наши деревни? Свен встал и зашагал по комнате. Ведь если правда выплывет наружу, граф останется крайним. Даже если Гарольд Мировинг сам дал такую команду, он никогда не признает этого, все шишки достанутся Карасу. Насколько знал Северин, тот производил впечатление умного человека и на безнадежную авантюру вряд ли бы согласился. Значит, чувствует за спиной силу или надеется на проработанный план. Ведь Свен должен был сцепиться с пиратами, а он, наоборот, почти сдружился с одним из них. Видимо, на этот случай и караулил Шугу в подворотне убийца знаменитой Гильдии, но с заданием не справился, вот тут и вышла у Марацелло первая промашка. Что ж, посмотрим, кто кого, подумал Свен. Я не позволю какому-то кабистанцу хозяйничать на моих берегах! Деятельная натура требовала действий, он не мог просто сидеть и ждать новостей. Эрик вновь остался за старшего, Северин крикнул оруженосцев и отправился в порт.
   Здесь ждал сюрприз. Ант Парк доложил, что одна из касаток, похоже, заболела. Какая? Флагманская! Эрл крякнул, они пошли к причалам. Сокрушаться рано, решил Свен. Он за свою жизнь привык к зачарованным вещам и никогда не торопился вызывать экзора. Взять ту же катапульту в замке: какой вред с того, что она начала стрелять точно в цель, пусть и на большее расстояние? Одна польза! Сначала надо разобраться, а уж потом бить тревогу, если потребуется. Как понимал Северин, тут всё дело в душе несчастного, которого не приняли ни божественные небеса, ни Мерзлые Чертоги. Бывает, что и хорошие люди задерживаются на грешной земле, не желая или просто не в силах достигнуть Высоких Покоев. Зачем же изгонять их из того убежища, где они решили отдохнуть перед следующей попыткой?
   Другое дело - злые сущности или, как утверждают некоторые, - призраки. Если твой меч норовит отсечь руку тебе же или верный конь старается сбросить, потому что седло внезапно превратилось в истыканное колючками мучение - тут уж не зевай, иди к ближайшему маяку, возжигай свечу, и вскоре на огонек придет монах в черном плаще. Свен никогда не задумывался, откуда появляются экзоры. Маяки-башенки можно было встретить и посреди города, и в чаще леса. После Десятилетней войны их рушили, монахов убивали, но когда королевство захлестнула эпидемия больных вещей, люди образумились. Робург Завоеватель издал указ о защите экзоров и буквально за несколько лет на благословенной земле Валезии, как грибы после дождя, выросли новые башенки с круговой лестницей внутри и укрытой под конусом крыши кадильницей, где и разжигал свечу черного воска страждущий очищения проситель.
   "Невеста Придона" выглядела как обычно. Блестели начищенные щиты по бортам, парус покоился в мягких объятиях снастей, на верху мачты развевался флаг Северина. Нос касатки всё также украшала грудастая красавица - сегодня на её лице застыло мечтательное выражение. В хмурое небо целилась кормовая баллиста, установленная над капитанской каютой. Вся команда выстроилась на причале, не решаясь вступить на палубу заболевшего корабля. Свен погладил теплые перила трапа и коротко приказал:
   - Рассказывай!
   - Да тут и рассказывать особо нечего, милорд, - пробормотал Ант. - Начали готовить касатку к походу, а люк не желает открываться. Мы уж и багром поддеть пробовали, и копьями - ни в какую, будто что держит с той стороны. Осталось только рубить, но решили сначала вас дождаться.
   - И правильно сделали.
   Свен прошел по трапу, Парк двинулся следом. Достигнув решетчатого люка, эрл присел на корточки. Через отверстия виднелось просмоленное днище, край тюка с парусиной и обрывки веревок. Никого, конечно, в трюме не было. Северин взялся за позеленевшее кольцо и легонько дернул. Ничего. Потянул сильнее - без толку. Створки словно заколотили гвоздями, вот только снаружи не видно ни одной шляпки. Свен погладил мореное дерево и замер, ощутив ладонью мелкую дрожь. Касатка приветствовала своего капитана, но принимать что-либо в утробу отказывалась - это Китобой различил безо всяких сомнений. Что ж, посмотрим, как ты поведешь себя в море, подумал он, а позже осмыслим и твои причуды. Ант заглядывал через плечо. Свен хлопнул по люку и поднялся.
   - Распределите груз на бак и ют! Ничего страшного, просто наша любимица немного капризничает. Разберемся. Я иду с вами!
   Дружинники облегченно выдохнули - раз эрл сказал, так тому и быть. Уже без опасения стали сносить на корабль провизию, оружие, вещи. Свен прошелся по палубе, разглядывая знакомую, родную до последнего сучка ладью, но ничего подозрительного не заметил. Весла всё также свободно ходят в уключинах, поскрипывает привычно мачта, новых трещин в бортах нет, древесина не бухнет.
   - Разберемся, - уже более уверенно повторил эрл. - Ант, пусть королевские касатки развозят воинов и плотников в намеченные деревни на берегу, а мы двинем к Рамстоку. Если кабистанцы соберутся напасть вновь, лучшего момента не придумаешь.
   - Согласен, милорд. Здесь шторм только начал стихать, а они уже могли миновать Раверхолл. Однако, у нас всего пять кораблей, а их не менее дюжины. Не хочу показаться трусом, сэр, но соотношение не в нашу пользу.
   - Не волнуйся, Ант. Знакомая рыбка под названием "соленый гребешок" донесла мне, что там собралось одно отребье. Тем более, мы всегда можем попросить помощи у адмирала Янга. Дарий, Халик, вы захватили мой доспех?
   * * *
   Моряки еще всходили на палубы королевских кораблей, а пять касаток Северина уже торопились к выходу из бухты. Свен стоял на носу "Невесты" и прислушивался к ладье, почти ощущая, как ласкают форштевень волны и леденит обшивку еще холодное море. Громада Черного Клыка проплыла слева, гребцы втянули весла. Хлопнул косой парус. Касатка метнулась вперед, проявив новую сущность. Как и любой толковый мореход, Свен мог по барашкам волн, движению облаков или полету чаек определить направление и силу ветра. То, что сейчас происходило, никак не могло быть правдой - подсказывал опыт. Ладья неудержимо рвалась в море, словно её подхватил ураган.
   Свен вцепился в фальшборт. Тут же, как и в гавани, он почувствовал дрожь обшивки, а в голове проявился образ хищного дельфина, давшего название военным ладьям. Корабль радовался просторам моря и стремительно мчался по волнам, не слушаясь руля. Остальные ладьи отстали. Оглянувшись на растерянную команду, Свен приказал спустить парус. Дружинники поспешили выполнить команду. К всеобщему облегчению, "Невеста Придона" потихоньку замедлилась и, наконец, остановилась.
   - Что это было, милорд? - спросил Парк, не отпуская леер.
   - В нашу касатку вселился дух. Причем очень резвый.
   - А мне даже понравилось, - неожиданно сознался Ант. - Этак мы любого пирата догоним и прищучим!
   - Вот только сначала научимся управлять этой щукой.
   Свен шел по палубе, не убирая руки с фальшборта. Показалось, или ближе к баку дрожь сильнее? Эрл достиг деревянной красавицы на носу ладьи и коснулся застывших волос. Пальцы ожгло холодом. Так вот ты где прячешься! Одновременно с этим Северин почувствовал недовольство сущности, облюбовавшей его корабль. Она хотела лететь по волнам, не отягощенная ни лишним грузом, ни приказами кормчего. Она хотела свободы! Я тебя не держу, мысленно сказал эрл и тут же услышал ответ: душа не могла покинуть ладью. Экзор тебе поможет, подумал Свен. Сущность зашлась в немом крике, она боялась Черного монаха! Безмолвный спор продолжался недолго - призраку по возможностям трудно тягаться с человеком из плоти и крови. Северин открыл глаза. На него с тревогой смотрел Ант.
   - Милорд, как вы себя чувствуете? Нас уже догнали остальные, а вы застыли столбом и не слышите ничего.
   - Я разговаривал с ней.
   - С кем?
   - С Невестой. Ей понравилось это имя и мы пришли к некоторой договоренности. Поль, Ракун! Сложите груз в трюм, люк открыт. Эта девушка была в Шайламе дикой всадницей, Ант. Я пообещал, что буду иногда предоставлять ей власть над нашей касаткой - она при жизни покорила степь, а теперь мечтает завоевать море. Со своей стороны Невеста обязалась во всем слушаться истинного хозяина скакуна, то есть меня.
   - Женщина на корабле? Раздери её даймоны! Извините, милорд. Вам, конечно, виднее.
   - Ничего, Ант. Я сам немного потрясен, не каждый день разговариваешь с духами. Глядишь, так и с катапультами начну общаться, - сказал Свен и тут заметил окружившую их команду. - Ну, чего рты разинули? За работу! Поднять парус! Курс на Рамсток!
   Сигнальщик замахал флажками, успокаивая капитанов остальных касаток. Парус выгнулся горбом, ладья вновь рванулась вперед, но тут же сбавила ход, словно устыдившись свой прыти. Свен кивнул и спустился в каюту, где раскурил любимую трубку. До побережья Рамстока путь не близкий, они еще успеют познакомиться с Невестой поближе...
   Кругом расстилалось бурое после шторма море. Остались позади Персты и южная оконечность Мантаросса, касатки миновали скалистые рифы, где обитали ушастые тюлени. Меж волн то и дело мелькали блестящие тела: самки держались подальше от кораблей, а могучие сивучи выныривали чуть ли не у самого борта, заслуживая восторженные крики воинов. Кто-то даже потянулся к гарпуну, но Свен осадил - не время для охоты. Он не уходил с бака и рассматривал виднокрай в подзорную трубу, но пока не замечал ничего подозрительного. Погода налаживалась, рыбаки покидали сделанные из плавуна домики. Неказистые баркасы бороздили прибрежные воды, вылавливая принесенную бурей добычу и съедобные водоросли. Скоро вернутся с глубины сбежавшие крабы и рыба, тогда уж и вступят в дело длинные неводы, сохнущие сейчас на распорках, а из городов подтянутся на телегах купцы.
   Ветер благоприятствовал плаванию. На следующий день выглянуло солнце, команда повеселела и затянула песню. Свен распорядился достать из трюма бочонок эля, чтобы традиционно отметить время окончания штормов. Теперь до самой осени Беломорье будет радовать капитанов спокойствием, лишь изредка принося с севера айсберг или озаряясь вспышками молний, когда Вай начнет чистить небо от облаков. Новая сущность никак не проявляла себя, затаилась и терпеливо ждала обещанного. А что еще остается делать призраку? Когда они беззвучно спорили, эрл со злости пообещал сжечь касатку, если дух не успокоится, только так и удалось вырвать клятву верности у бывшей дикой всадницы. Северин искренне недоумевал, как мужчины в далеком Шайламе допускали, чтоб над ними верховодили женщины. Матриархат создан для трусливых крестьян, но никак не для воинов!
   Касатки шли вдоль побережья, на утро показались невысокие горы. В небо поднимались тонкие струйки дыма - кузни Сальцено работали без остановок, плавя руду. В небольшой бухте покачивались торговые и военные корабли, у причалов грузились несколько галер под флагом Кабистана. Северин решил переговорить с купцами, а заодно пополнить запасы свежей воды и пищи. Жаль, что морские суеверия запрещают брать на борт женщин, подумал Свен, иначе Руфина всегда путешествовала бы со мной - от стряпни нашего кока с ума сойти можно.
   Старшина с несколькими дружинниками ушел за провизией, а эрл кивнул двум купцам, наблюдавшим за погрузкой галер.
   - Приветствую, достопочтенные!
   - Доброе утро, милорд! - произнес низенький кабистанец; высокий с достоинством поклонился. - Хотим поблагодарить вас за отмену пошлины на ремонт наших судов, это очень мудрое решение.
   - Вести разносятся быстро, - пробормотал Свен и громче сказал: - Я стараюсь делать всё для удобства торговли. Вы шли вслед за штормом, или здесь пережидали непогоду?
   - Как говорит Каба, если боишься рисковать, то вряд ли выпьешь хорошего вина, - вновь произнес низкий. - Мы прибыли вчера вечером, милорд, и уже готовимся в обратный путь. Как вы знаете, в Асмеле нет рудников, а у вас железо просто лежит на поверхности и стоит до неприличия дешево. Из-за штормов наши кузни простаивают, договоренности рушатся, мы первыми привезем металл и поможем людям.
   - А уж как заработаете на этом! - хохотнул Свен.
   - Не без этого, милорд, - притворно потупился купец.
   - Скажите мне вот что, достопочтенные. Не встречали по пути каких еще кораблей? Возможно, не одни вы храбрецы такие - людям помогать, а?
   - Мы с Барильо самые отчаянные, не сомневайтесь, милорд, - сказал низенький. - Остальные ждут, когда море полностью утихнет и вода очистится, да и тогда еще сто раз подумают, прежде чем на галеру взойти.
   - Устье Сомы, - бросил молчавший до этого второй купец.
   - Что ты сказал, Барильо? А, ты о тех гашемцах? Брось, ребята просто рыбку удили, на таких посудинах в море не выходят.
   - Что за гашемцы? - спросил Свен, почувствовав, как екнуло сердце: ведь враги тоже прибыли из столицы Кабистана!
   - Да пять или шесть касаток раздолбанных, еле на плаву держатся, - сказал низенький. - Стояли на разливе, я грешным делом подумал, что пираты, но они на нас даже внимания не обратили. Рыбаки, наверное.
   - Воины, - подал голос высокий.
   - Почему вы так решили? - заинтересовался Северин.
   - Многовато их для рыбаков. А ладьи хоть и старые, но еще походят. Ждали они. Но не нас.
   - Вот как? Что ж, спасибо. Счастливого плаванья!
   Свен оставил купцов и побежал на корабль. Ант с дружинниками заносил по трапу последние тюки, через ткань пробивался запах жареного мяса. Повинуясь команде эрла, моряки отдали швартовы, на корме забил барабан, и гребцы налегли на весла. Сигнальщик замахал флажками, на остальных касатках резко засвистели боцманские дудки.
   - К чему такая спешка, милорд? - спросил Парк.
   - Кабистанские купцы видели в устье Сомы пять кораблей, те явно кого-то ждали.
   - Думаете, это те же люди, что сожгли наши деревни?
   - Посуди сам, Ант. Кто в такое время рискнет выйти в море? Лишь отчаянный купец или пират в поисках наживы, да подневольный человек, связанный приказом. Они ждали там остальных, чтобы повторить нападение!
   - Похоже на то, - согласился старшина и добавил: - А мы вам барашка жаренного по-зарийски купили. Как вы любите...
   Касатки на полных парусах летели вперед. Свен надел доспех и не отрывался от подзорной трубы, боясь увидеть ниточки дыма, говорящие, что Страж Моря вновь опоздал. Если ветер не поменяется, ладьи достигнут побережья Рамстока к вечеру, а там уже не страшно, дальше Раверхолл и корабли герцога Янга Лангобарда. Северин связался по кошу с адмиралом, тот сразу послал патруль в море. Даст Придон, враг не успеет еще обогнуть устье Валезы, тут его и встретят касатки герцога.
   Ант всё же уговорил перекусить. С блюдами Руфины барашек, конечно, сравниться не мог, но был гораздо лучше солонины и вяленой рыбы. Чтобы сбросить напряжение, Свен откупорил бутыль вина. Парк порезал истекающее соком мясо, выпили за хороший ветер и спокойное море. Опорожнив кубок, эрл вышел на палубу. По пути встречались лишь одиночные рыболовецкие баркасы. Оглядывая пустынное море, Северин потихоньку успокаивался. А что, если враг по широкой дуге обойдет их? Ничего страшного, следом идут ладьи Королевского флота. А вдруг сразу нападут на Золотую Гавань? Там и останутся. Солнце начало клониться к закату, Свен решил доесть барашка. Довольный старшина разжег жаровню и нанизал на пруты мясо. Как только эрл откусил первый кусочек, снаружи донесся крик:
   - Вижу дым!
   Свен чуть не подавился и выскочил из каюты. Одна, две, три черных струйки показались впереди. Закат разливался по виднокраю червонным золотом, слепя глаза и не давая рассмотреть побережье. Эрл растерянно огляделся. Все касатки шли на полном ходу, но всё-таки медленно, слишком медленно! Пока они достигнут Рамстока, всё уже кончится. Задница Придона! Свен пробежал на нос "Невесты" и положил руки на голову деревянной деве.
   - Держитесь! - крикнул он и уже тише: - Давай, разрешаю!
   Сильно тряхнуло. У ладьи словно выросли крылья. Дружинники вцепились в борта, многие попадали на палубу, не успев выполнить команду эрла. Ветер вышибал из глаз слезы, Свен медленно повернул голову. Парус надулся так, что выгнуло мачту; казалось, сам Вай спустился с небес, чтобы помочь им. Касатка летела над волнами, точно и не касаясь их вовсе, лишь руль изредка поднимал за кормой тучу брызг. Скрипели снасти, трещали борта. Главное, чтобы не развалилась, подумал Свен. За какие-то минуты они преодолели расстояние до дымящегося берега. Смахивая набегающие слезы, Северин взглянул вперед. Впереди шла битва.
   Получив приказ, ладья замедлилась. Через мгновение форштевень ткнулся в мягкий песок. Воздух наполнил звон мечей и яростные крики. Деревянная красавица неодобрительно покосилась на бегущих людей.
   - К оружию! - закричал Свен и, выхватив меч, прыгнул за борт.
   Горели три вражеских касатки. В отдалении виднелись еще две - пока невредимые. Разношерстное воинство атаковало латников в красных плащах, но тех, судя по всему, это нисколько не пугало. Закрытый щитами строй ощетинился копьями и теснил разбойников с пригорка к морю. Над латниками развевался флаг с кляксой черного орла, поверху летели огненные стрелы. За небольшой рощей угадывалась деревня, перед ней стояло с полсотни рыбаков. Помочь нежданным защитникам они не решались и наблюдали за сражением с безопасного расстояния, сжимая в руках гарпуны и ножи. Разобравшись с диспозицией, Свен рявкнул команду.
   Дружинники слаженно ударили в спину неприятелю. Оруженосцы разрядили арбалеты и бросились в свалку, прикрывая господина. Разбойники не ожидали нападения сзади. Свен проткнул одного, рубанул наотмашь громилу с огромным топором и отбил неумелый выпад палаша. Действительно - отребье. Одеты кто во что горазд, вооружены так же. Эти люди явно не ожидали встретить здесь достойный отпор, но всё равно сражались отчаянно, как загнанные в угол крысы. Запылала еще одна ладья. Видя поддержку, красно-черные усилили натиск. Копья пронзали тела, мечи отворяли фонтаны крови. Враги начали отступать к уцелевшей касатке, но и здесь их встречали дружинники Северина. Через мгновение всё кончилось. Последний разбойник добежал до моря и рухнул в красноватую воду, пронзенный арбалетным болтом.
   Северин сдернул шапель и утерся поднесенным Халиком полотенцем. Потерь нет, несколько воинов делают перевязки, но по виду - ничего серьезного. Оглядев поле боя, Свен коротко приказал:
   - Недобитков на касатку! - и повернулся к защитникам: - Приветствую вас, герцог!
   Бруно Витербор спрыгнул с коня и подошел к эрлу.
   - Добрый вечер, милорд! Я удивился, увидев вас здесь.
   - Могу сказать то же самое и про вас.
   - Ну, это просто. Я гостил в Рамстоке у Лотара, а затем решил проехать к морю, чтобы купить свежей рыбки, в городе из-за штормов рынок-то опустел. Подъезжаю к деревне, а тут какие-то нахалы, по виду - натуральные пираты, высаживаются и начинают махать различным оружием. Скажу начистоту, милорд, я очень не люблю, когда перед моим носом машут оружием. Пришлось поучить наглецов, а тут и вы объявились волшебным образом.
   - Я догадывался, что здесь произойдет, и спешил, как мог. Скажите, герцог, а вы всегда берете с собой в гости всю дружину и даже лучников?
   - Полноте, милорд. Вы же знаете, какие сейчас неспокойные времена. Я слышал про истребление деревень у Перстов и счел нелишним путешествовать с охраной. Как видите, моя предусмотрительность позволила нам отбить новое нападение.
   - Да, герцог. Без вас бы нам пришлось туго, - признал Свен. - Нас всего сорок человек, а их было не меньше сотни. Благодарю за помощь!
   - Что вы, мой долг - защищать подданных Валезии, если на это неспособен наш король. Но не будем об этом. Что вы намерены делать с пленниками?
   - Допрошу с пристрастием. У меня есть подозрения, что это не совсем пираты, хоть и паруса у них черные.
   - Даже так? Очень интересно. Что ж, не буду мешать вашим обязанностям. Приятно было увидеться!
   - Взаимно, герцог. Взаимно.
   Витербор учтиво поклонился и залез в седло. Красно-черные окружили своего господина и весь отряд потрусил в сторону деревни. Купить рыбки, видимо. Свен почесал зудящую голову и сплюнул. Почему-то он ни на йоту не верил герцогу Палийскому.
  
   Эния.
  
   Аш-Гир топтался на пороге, изображая смущение. Притворщик несчастный! Эния отвернулась и уставилась в стенку. Все цвирги лицемеры; они только показывают заботу, а внутри - черствые и злые. Ты, дорогой принц, не исключение! Аш-Гир словно прочел её мысли и тяжко вздохнул.
   - Маленькая леди, не печалься. Мой отец мог показаться тебе жестким и даже жестоким, но на самом деле он добрый и справедливый правитель.
   - Расскажи это моему папочке.
   - Зон-Дар Кобольд поступил как должно. Эрл не выполнил уговор, ты же понимаешь. Скажу по секрету, отец отдал приказ искать названного Тарта Дарина. Он хочет верить горцам, но еще сильнее жаждет узнать истину.
   - Почему он удерживает меня?! - выкрикнула Эния, чувствуя, что сейчас вновь расплачется.
   - Ты служишь залогом благоразумия Стража Перевала. Мы наслышаны, как он вспыльчив.
   - Я смогла бы ему всё объяснить, не сомневайся.
   - Да, ты способна на многое, знаю, но хороший правитель действует наверняка. Как только отец обнаружит улгаров, он подаст весточку эрлу и всё закончится. Не грусти.
   Эния хотела вспылить, но вспомнила про зародившийся план бегства. Чтобы осуществить его, потребуется расположение Аш-Гира, не стоит сейчас портить отношения с коротышкой. Девочка встала с кровати и оправила платье.
   - Я очень перенервничала и хочу искупаться в Озере Покоя. Ты не против?
   - Конечно, нет! - воскликнул обрадованный принц. - Я провожу тебя.
   Коридор уводил во тьму. Эния уже неплохо ориентировалась в подземельях: слева находятся загоны слепышей, справа и глубже - кузни. С той стороны шел непрерывный гул. Дотронувшись до стены, девочка почувствовала, как вздрагивает камень. За следующим поворотом им встретился отряд цвиргов с кирками и молотами. Коротышки торопливо кивали принцу, подкованные металлом башмаки звонко цокали по гранитному полу.
   - Что там происходит? - спросила Эния.
   - Расширяемся, - ответил Аш-Гир. - Много заказов перед вашим турниром.
   Эния хмыкнула - даже ребенок соврал бы убедительнее. Насколько она знала, арские цвирги не жалуют торговлю, другое дело - рамийские, которые изготавливают на продажу украшения, доспехи и удивительные механизмы. Что же тогда? Куют оружие к войне? Скорее всего. Впрочем, этот шум ей на руку, пусть стучат громче. Тоннель сделал очередной изгиб. Аш-Гир шагал впереди с факелом и оглядывался на развилках, выказывая мнимую заботу, словно она ребенок малый, заблудится. Странно, но когда они встречались взглядами, в глазах цвирга вспыхивали теплые искорки. Или ей это просто чудилось?
   Вот и знакомая пещера с застывшим зеркалом озера. Вокруг растекается зеленоватый свет, но валун в центре темнеет черной громадой - покрывающий его мох бугрится кочками, израсходовав жизненную силу и превратившись теперь в пушистую и мягкую перину. Серые плети чуть шевелятся в токах воздуха. Всё складывается удачно, подумала Эния. Аш-Гир отложил факел, в этот момент она схватила его за руку и прошептала:
   - Там кто-то есть.
   - Где, маленькая леди?
   - На острове. Видишь, около темного пятна? Точно ползет кто-то.
   - У тебя разыгралось воображение. Там никого нет, просто тень колышется.
   - Ты сам говорил мне о сумеречных тварях! Вдруг одна из них устроила засаду, чтобы полакомиться мной?
   - Хорошо, хорошо. Сейчас я проплыву с той стороны и всё проверю, чтобы ты не волновалась.
   - Я не останусь здесь одна. Плыви тут.
   Аш-Гир удивленно воззрился на неё. Эния отпустила его руку и фыркнула:
   - Или стесняешься?
   - Я? Нет. Ну, а как же ты?..
   - Не переживай, под платьем у меня нательная рубашка.
   Аш-Гир пожал плечами и снял меховую куртку, позвякивая многочисленными приспособлениями. Эния отвернулась к озеру, чтобы скрыть улыбку. Зашуршала ткань, тихо звякнула о камни пряжка ремня. Вспомнив о роли испуганной леди, девочка сказала:
   - Захвати оружие. Я беспокоюсь за тебя, - и сама удивилась последним словам.
   Цвирг гикнул и, разбежавшись, прыгнул в воду. Эния зажмурилась от брызг, а когда открыла глаза, Аш-Гир уже размашисто плыл к валуну. Коротышка остался в бриджах, в правой руке он держал длинный нож. Девочка загляделась на то, как перекатываются под кожей тугие мышцы, но тут же спохватилась - она затеяла это всё не для того, чтобы любоваться телом цвирга. Одежда аккуратной кучкой лежала на камне. Не отрывая взгляда от плывущего Аш-Гира, Эния присела и зашарила по ткани. Рука ощутила теплоту меха, кожаные завязки и, наконец, холод металла. Бросив быстрый взгляд, девочка убедилась, что нащупала нужное. Она вытащила из петелек блестящие клинышки и быстро спрятала их в карман шубки.
   Тем временем Аш-Гир выбрался из воды и начал красться к подозрительному месту, изображая бывалого охотника, - руки разведены в стороны, ноги пружинят, спина напряжена. Эния улыбнулась. Всё-таки он неплохой парень, жаль, что скоро придется расстаться. Как и следовало ожидать, никаких зверей принц не обнаружил и, обойдя островок по кругу, помахал ей ножом.
   - Плыви сюда! Здесь никого нет, но даже если и появится, я сумею тебя защитить!
   Эния скинула шубку и подошла к воде. Сделала вид, что пробует её, а сама исподтишка разглядывала цвирга. Он похож на Сабура: такой же крепкий, приземистый, правильно сложенный, и только толстые, перевитые мышцами руки словно взяты от какого-то могучего рыцаря. Казалось, тело вырезал из белого мрамора искусный скульптор; хотелось прижаться к этой шелковистой коже и ощутить ласковое прикосновение больших ладоней. Эния в очередной раз подумала, что не хочет покидать Аш-Гира, но тут же сердито одернула себя - ей необходимо вернуться в замок!
   - Я передумала! Вода холодная!
   Девочка запахнулась в шубу и уселась на камень. Вскоре из озера вышел Аш-Гир - поникший и растерянный. Опустился рядом, заглядывая в лицо; с распущенных волос цвирга ей на руки падали капельки. Он легонько дотронулся до её плеча.
   - Всё не можешь простить моего отца?
   - Не знаю, просто загрустила. Пойдем обратно, наверху уже ночь наступила, наверно.
   - Да, тебе нужно отдохнуть, - согласился Аш-Гир и направился к одежде. - Не смотри, я стесняюсь.
   Эния хихикнула. Почему-то побег уже не казался такой хорошей затеей, как раньше. Но если она продолжит гостить в подземельях, отец обязательно полезет её выручать, и тут уж без крови не обойдётся. Надо выбираться! Когда она будет в замке, противостояние кончится и отношения между горцами и цвиргами наладятся. Она этому поможет.
   Аш-Гир отжал бриджи и оделся. В молчании они шли по каменным коридорам. Эния опустила руку в карман и придерживала клинышки, в груди нарастало возбуждение. Принц проводил её до комнаты. По лицу видно: хочет что-то сказать и не решается, лишь выдавил в конце пожелание доброй ночи. Эния кивнула и закрыла дверь. На столе стоял ужин, светил зеленым шар. Девочка прижалась ухом к деревянной створке. Кроме равномерного гула из кузен ничего не разобрать, ушел ли Аш-Гир? Выждав подольше, Эния прикоснулась к двери. Не заперта! Цвирг решил не обижать её недоверием. Через щелку был виден уходящий вниз коридор, на стене мерцал оставленный факел. Девочка вернулась к столу и заставила себя поесть - уходить еще рано.
   Лучи заходящего солнца оставляли горы. Искрились снежные шапки вершин, ниже чернел уже голый камень. В далекой деревне загорались огоньки. Там сейчас собираются на вечерю, подумала Эния, садятся за стол всей семьей, разговаривают, шутят. В очаге потрескивает огонь, кругом родные люди и никто не испытывает щемящего душу одиночества, когда кажется, что ты навеки заперта в высокой башне и нет никакой надежды на прекрасного принца, способного тебя освободить. Какой-нибудь глазастый мальчуган даже сможет различить на далеком пике зеленый огонек, но ни за что не свяжет его с томящейся в плену дочкой эрла. Плюнет через плечо, чтобы отогнать нечисть, да и вернется в дом.
   Горы погружались во тьму, гигантское черное покрывало скользило по земле, стирая красноватые пятнышки, оставленные солнцем. Пришел черед серебра. Луна выбралась из туч, льдинки на окне заискрились бриллиантами. Вскоре в долине погас последний огонек. Пора, решила Эния. Она взяла молоточек и выглянула за дверь - никого. Мох на факеле еле светился, девочка подхватила со стола стеклянный шар и насадила его ручкой на шест.
   Эния хорошо помнила кристаллическую розу на стене, скрывавшую один из проходов к перевалу. С Аш-Гиром они несколько раз миновали её, когда спускались к Озеру Покоя. Цвирги встречались здесь редко. Девочка свернула на первой развилке, а на второй пошла по боковому отнорку, пока свет не выхватил из темноты глубокую нишу. Гул со стороны кузен не стихал. Видимо, цвирги всерьез озаботились подготовкой к войне, подумала Эния, раз работают даже ночью. Она достала клинышки и, тщательно примерившись, вбила первый. Казалось, звон ударов раскатывается по всему подземелью, девочка прислушалась, но топота бегущих ног не услышала. Уже смелее вбила второй костыль.
   Когда Аш-Гир открывал жилы, Эния всегда внимательно наблюдала за ним и поняла, как действовать. Загнав в камень все четыре клинышка, она потрогала каждый - металл нагрелся, значит, всё делает правильно. Эния поводила пальцем по стене. Черты розы сходятся в одной центральной точке, именно туда надо вбить последний костыль, чтобы лепестки раскрылись. Девочка осторожно совместила острие с еле заметным углублением и ударила. Молоток соскочил, клинышек вырвался из руки и улетел во тьму. Металл зазвенел по камню. Эния произнесла короткое слово, совсем недостойное леди, и подула на ушибленный палец. Надо искать пропажу. Она сделала несколько шагов и резко остановилась. Покачивая на ладони клинышек, из темноты коридора вышел Аш-Гир.
   - У тебя хорошо получается, - сказал он. - Но с последним ты поторопилась.
   - Значит, ты следил за мной, - сказала Эния, подняв факел. - А я-то обрадовалась, что дверь не заперта! Подстроил всё, да?
   - Ничего подобного. Просто не хотел, чтобы ты чувствовала себя пленницей.
   - Неужели? Как ты догадался о побеге?
   - Когда раздевался, заметил, что в кармашках не хватает костылей. Сначала думал, что выронил, но поразмыслил и решил - вряд ли. Вывод напрашивался один - их взяла ты, когда я плыл к острову. Дальше оставалось вспомнить, что ты всегда интересовалась живым камнем и знала, где находится ближайший проход к перевалу. Я просто спустился ниже по коридору и стал ждать.
   - Что теперь? - спросила Эния, стараясь не расплакаться: этот умник всё просчитал, а она так гордилась придуманным планом!
   - Возьми, - предложил Аш-Гир и протянул костыль. - Ты немного промахнулась, бить нужно вот сюда, тогда камень раскроется сразу.
   - Что? Ты меня отпускаешь? Но почему?
   - Знаешь, пока я тебя ждал, размышлял над будущим. Я не хочу, чтобы разразилась война, о которой говорил мой отец. Если ты останешься здесь, эрл Драко придет к нам с огнем и мечом, он не смирится, даже если и найдет Тарта Дарина. Погибнут многие, но, как я тебе говорил, мы очень ценим жизнь. Мой отец забыл про это, им движет гордость, а не забота о собственном народе.
   - Хорошо, что он тебя не слышит.
   - Не переживай, он узнает, но позже. Эния, прежде чем ты уйдешь, хочу сказать, что очень рад нашей встрече, ты удивительная девушка, я таких еще не встречал. Прошу лишь об одном: обещай, что постараешься убедить своего отца в нашей лояльности. Горцы и цвирги должны жить в мире.
   - Аш-Гир, я!..
   Эния не смогла закончить, из глаз всё-таки брызнули слезы. Она уткнулась принцу в грудь. Тот застыл, ошеломленный, но вскоре уже гладил её по волосам, приговаривая что-то утешительное. А ладони у него совсем не грубые, отметила Эния, нежные и ласковые. Ну почему он принц цвиргов, а не людей? Отчего вынужден жить в этих темных подземельях, а не под благословенным солнцем? Она потихоньку перестала всхлипывать и вытерла мокрое лицо. Аш-Гир стоял рядом, ожидая ответа.
   - Я тоже очень рада нашей встрече, - произнесла Эния. - Никогда не думала, что цвирги могут быть такими отважными, красивыми и добрыми. Я сделаю всё, чтобы мой отец начал думать про вас также. Только ты тоже должен дать мне одно обещание.
   - Сделаю всё, что в моих силах, - очень серьезно сказал Аш-Гир.
   - Когда наши отцы помирятся, ты приедешь к нам в гости. Или я к тебе. Согласен?
   - Я хотел попросить тебя о том же, - признался принц, разведя руками. - Конечно, да!
   Эния быстро приблизилась и поцеловала Аш-Гира в щеку. Тот словно обратился в камень.
   - Помоги мне забить последний костыль, - сказала она и надула губки. - У меня уже руки отваливаются!
   Аш-Гир вышел из ступора, двумя короткими ударами вбил клинышек в камень, и достал шест с проушиной. Эния хлопнула себя по лбу. Улыбнувшись, цвирг дернул за рычаг, освобожденный костыль зазвенел по камням. Стена треснула и роза раскрыла лепестки, обнажив самоцветное нутро. Низ тоннеля оказался вровень с поясом Энии. Принц подхватил её и легко поставил на сияющий пол, но объятия не разомкнул. Она смотрела в удивительные глаза. Красные бусинки зрачков заполнили всю радужку, вспыхивая изнутри, словно угольки. Эния внезапно поняла, что Аш-Гир не хочет её отпускать и дело тут совсем не в каких-то глупых запретах. Она медленно наклонилась, завороженная взглядом цвирга, их губы сблизились, когда в гул далеких молотов вплелся цокот металла.
   - Asarshas! - выплюнул Аш-Гир, отстранившись. - Тебя ищут, торопись!
   Еще плавая в розовом тумане, она развернулась и неторопливо зашагала по самоцветной жиле, как вдруг вздрогнула, осознав слова цвирга. Её отсутствие заметили, сюда спешат воины! Эния растерянно остановилась, возглас Аш-Гира ударил точно хлыстом:
   - Беги! Я задержу их.
   Девочка бросила последний взгляд на принца, он подмигнул ей и скрылся в темноте. По стенам прокатывались разноцветные сполохи, живой камень словно торопил: быстрее, быстрее! Пока она не выйдет из тоннеля, лепестки входа не закроются. Эния побежала, полы шубки хлестали по ногам. Факел стал бесполезен, но она несла его - неизвестно, куда выведет жила. Тоннель уходил вверх, становилось холоднее. Стены здесь вспыхивали реже, цвета поблекли, желваки драгоценных камней уже не лежали россыпью, а светились одинокими звездочками. Дыхание со свистом вырывалось из груди, но Эния не останавливалась, боясь услышать сзади грохот подкованных башмаков. Впереди показалось черное пятно. Девочка из последних сил рванулась к нему, в лицо пахнуло дымом, и она вывалилась из тоннеля в темноту. Под ногами заскрипел снег. Сжав молоточек, Эния смотрела на мерцающий выход. Прошло долгое мгновение, сердце замерло, но, наконец, каменные лепестки вздрогнули и сошлись вместе. Аш-Гир задержал погоню!
   Отдышавшись, девочка подняла факел и осмотрелась. Она оказалась в пещере. На полу валялись пересыпанные снегом кости, черные стены покрывали непонятные рисунки. Эния пошла на запах дыма. Выход из пещеры был так низок, что ей пришлось опуститься на четвереньки. Лаз вел к верху, а затем проваливался вниз. С выставленным вперед факелом девочка покатилась по мерзлому камню, пребольно стукнулась плечом и выскочила на карниз, чудом успев затормозить на самом краю обрыва. Прямо под ней виднелся погруженный во тьму замок Шейн, светились лишь бойницы сторожевых башен и несколько витражных окон. Из труб поднимался дым. Ветер подхватывал серые струйки и разбивал их о скалу, черня копотью камень. Эния убрала в карман драконий коготь, не давший ей скатиться в пропасть, и почувствовала, как глаза наполнились слезами. Неужели она дома?
   Оказалось, не всё так просто. Пройдя по узкому карнизу, девочка натыкалась только на отвесные стены и темный обрыв. В отчаянии она замахала факелом. Почти погасший мох засветился ярче, стеклянный шар превратился в изумрудную звезду. Никакого толку. Девочка закричала, но тут же поперхнулась едким дымом. Она совершила дерзкий побег из цитадели цвиргов, совладала с живым камнем, рисковала жизнью и всё для чего? Чтобы в итоге оказаться на неприступной скале в шаге от дома? Эния села на валун и заплакала.
   Она не заметила, как в ближней башне засверкали факелы, блеснуло стеклышко подзорной трубы, и в её сторону повернулась тяжелая баллиста. Лишь вздрогнула, когда на другом конце карниза брызнул крошевом камень и зазвенел толстый дротик. От него к башне протянулся трос. Эния перестала плакать и поднялась, вглядываясь в темноту. Веревка дрожала, по ней быстро взбирался какой-то смельчак. Размазывая по лицу слезы и копоть, девочка наблюдала за приближением черного силуэта. Человек сделал последний рывок и спрыгнул на карниз.
   - Сабур! - вскрикнула Эния и повисла на шее брата.
   Тот улыбался, но глаза на пару с арбалетом цепко ощупывали склон. Убедившись, что погони нет, брат мягко отстранил её и достал кожаные ремни. Эния быстро просунула руки в лямки. Сабур проверил крепления и шепнул на ухо:
   - Держись, сестренка.
   Они заскользили по тросу вниз, да так, что дух захватило. Эния закричала от восторга. В башне их встретили воины - по сигналу Сабура двое захватили факелы и полезли на карниз, а брат увлек её в коридор.
   - Отец и Аргул здесь? - спросила Эния.
   Сабур кивнул, не останавливаясь, и махнул рукой в направлении Гостиного зала. Они спустились по каменным ступенькам и зашагали по двору. В обычное время Эния не обращала внимания на молчаливость брата, но сейчас даже пожалела, что тот никак не выказывает своей радости, хотя и улыбается во весь рот.
   - Как ты меня разглядел?
   Сабур указал на факел, с которым она так и не рассталась, и неожиданно сказал:
   - Зеленое на черном. Как глаз ирбиса. Я сразу заметил.
   Нижние ворота уже были заперты, стоящие у них двое горцев удивленно воззрились на дочь эрла, а она подумала, что неплохо бы привести себя в порядок, прежде чем показываться на глаза отцу и дружине. Сабур не возражал, но стоял над душой всё время, пока Эния умывалась водой из ведерка. Лучше ничего не говори, подумала девочка и расчесала у зеркала волосы. Чтобы я такая растрепанная и вышла на люди? Ни за что! Брат мужественно выдержал и эту пытку, но улыбка его чуть поблекла. Зато когда они зашагали по устланному шкурами коридору, он прибавил ходу, почти наступая ей на пятки. Эния чуть ли не бежала, грозя Сабуру кулачком - тот расцвел вновь.
   В Гостиный зал они вошли по галерее второго этажа. Несмотря на поздний час, за столом вместе с Хавором Драко сидели все семеро старшин. Перед ними раскинулась карта Арских гор, прижатая кубками с вином. Когда кто-нибудь из воинов делал глоток, угол загибался, и казалось, что неведомый бог захватывает часть скал, пряча их под снежной пеленой - серым оборотом волокнистой бумаги. Эрл глухо ворчал и горы возвращались на место. Эния ухватила Сабура за рукав, желая послушать отца; брат послушно остановился.
   - Цвиргов встречали здесь, здесь и здесь, - приговаривал Страж Перевала, водя пальцем по волнистым линиям. - Значит, тут есть такие же входы в подземелья, как и в Ущелье Вздохов. У нас хватает умелых следопытов, они разведают тайные проходы к владениям коротышек. Секира Одра, ну какие всё-таки наглецы! Пойти против своего сюзерена, захватить мою единственную дочь! Я им устрою доказательства невиновности. Я им такое докажу, что вообще забудут дорогу на поверхность, карлики колченогие!
   - Не надо ничего доказывать, отец, - сказала Эния, спускаясь с галереи. - Я по собственной воле гостила у цвиргов, чтобы избежать войны между нами.
   Из руки эрла выпал кубок, вино залило красным предгорья карты. Даже не заметив этого, Хавор уставился выпученными глазами на дочь, а она смотрела на него и улыбалась, упиваясь замешательством воинов. Наконец, эрл сморгнул и только теперь заметил Сабура.
   - Сын мой, скажи: рядом с тобой не призрак, это моя любимая Эния?
   Сабур вышел вперед, оглядел её и подмигнул, после чего развернулся к столу.
   - Это несомненно Эния, отец.
   Хавор Драко шумно выдохнул и, недоуменно заглянув в пустой кубок, рявкнул на весь зал:
   - Нальет мне вина кто-нибудь?! У меня любимая дочь вернулась, а всем плевать! Эй, и разбудите там Мелиссу. Нет, ну что за бардак? Ты поцелуешь родного отца или нет?
  
   Ульрих.
  
   Стоило только сойти с основной дорожки и углубиться в заросли кустов по неприметной тропке, как перед ним возник Гридо. Ульрих вздрогнул от неожиданности, набалдашник трости просвистел в дюйме от головы слуги - тот искусно уклонился, но с дороги не сошел.
   - Куда вы собрались, господин?
   - Не твоё дело, олух!
   - Здесь темно и опасно, я буду сопровождать вас.
   - Ты в своем уме? Что мне может угрожать в королевском парке? Уйди, я тороплюсь на свидание.
   - Я всё равно буду неподалеку.
   - Ты собрался подглядывать за мной?! Ступай к остальным слугам! Если я замечу поблизости твою гнусную физиономию, то уже не промахнусь. Ты меня понял?
   - Да, господин.
   Ульрих проводил взглядом топающего через кусты увальня. Когда приедет отец, надо попросить, чтобы избавил его от этого дурня. А со своими недугами он сам справится, лишь поговорит с дворцовым стигом.
   Сильвия сказала, что розарий находится в южном углу парка. Ульрих шел напрямую по еле заметным тропкам, избегая дорожек с хрустящим гравием. Иногда он слышал шушуканье в гуще вечнозеленого тиса и обходил такие места стороной. Бал был в самом разгаре, вино придавало храбрости, и всё больше парочек скрывалось в лабиринте аллей для более близкого знакомства. Уль пересек очередную дорожку, когда в конце её увидел освещенную фонарем лужайку и беседку, окруженную вязами, а в ней - темный силуэт.
   Судя по описанию принцессы - именно то место. Юноша почувствовал, как вспотели ладони. Он расправил плечи и медленно пошел вперед, делая вид, что прогуливается. Окованный металлом конец трости раскидывал камешки, Ульрих смотрел по сторонам, но не выпускал беседку из виду. Там, должно быть, уже заметили его, фонарь светит ярко, но почему не встречают? Достигнув деревянных ступенек, юноша кашлянул и произнес:
   - Я ищу Лисию фон Барков.
   - Наконец-то вы пришли!
   Темный силуэт качнулся, на свет вышла особа, укутанная в теплый плащ. Ульрих поклонился и рассмотрел девушку. Белокурые локоны обрамляют миловидное лицо, карие глаза смотрят чуть испуганно и смущенно, губки подкрашены розовой помадой, блестят полураскрытые... так и просятся, чтобы их поцеловали. Красивые у королевы фрейлины! Улыбнувшись, юноша произнес:
   - Сильвия не сказала, когда точно мы с вами встретимся. И я так долго искал этот розарий...
   - Ну что же вы там стоите? Поднимайтесь ко мне, нам столько нужно сказать друг другу!
   Ульрих взял себя в руки и, стараясь не споткнуться, последовал совету девушки. Больная нога отказалась сгибаться в самый ответственный момент; покраснев от стыда, юноша всё-таки преодолел последние ступеньки, загребая конечностью, точно краб какой, но Лисия, казалось, не обратила на это никакого внимания. Она отступала в темноту, её глаза загадочно блестели в полумраке беседки. Отдышавшись, Ульрих подошел к фрейлине.
   - Интересно, в столице наберется много девушек, красивых хоть вполовину так же, как вы?
   - Не знаю, сэр. Но таких симпатичных юношей тут действительно мало.
   - Хм, Сильвия говорила, что я вам понравился. Могу сказать, что теперь это чувство взаимно.
   - Принцесса еще мала, чтобы отличить правду ото лжи, - сказала Лисия и вздохнула. - Простите меня, виконт.
   - За что? - спросил Ульрих и вздрогнул от грохота.
   За Линией Грома подобное случалось только на Зимосход. Рвались шутихи, из ручных ракет выщелкивались разноцветные огни, в беседке стало светло как днем. Крича и улюлюкая, из окрестных кустов выпрыгивали люди в масках козлов, оленей, птиц. Ульрих недоуменно озирался по сторонам, прикрывая глаза от летящих искр. Один из пришельцев сбросил кабанью голову.
   - Красавица и хромун! - заорал принц Альберт.
   - Хро-мун! Хро-мун! - подхватили его дружки.
   - Лиска, пойдем! - крикнул Альберт. - Или он тебе понравился?
   Визжащая компания выбралась на дорожку, оглашая парк залпами фейерверков. Ульрих хотел провалиться от стыда под землю. Даймон, он же подозревал нечто подобное! Уел тогда Альберта со Звездочкой, и тот теперь выставил его на посмешище дворцовой молодежи. Тяжелое навершие трости ударило по скамейке, еще раз, дерево хрустнуло. Мотая головой, Ульрих прорычал сквозь зубы что-то нечленораздельное. Лисия испуганно посмотрела на сломанную доску и, еще раз извинившись, припустила за дружком. Постепенно обидные выкрики и хлопки шутих затихли вдали, перед глазами перестали плавать красные пятна. Хорошо, что удрала, подумал Уль; я бы мог ударить и её. Дрянь!
   Он посмотрел на опустевшую дорожку и медленно спустился по ступенькам. На песке валялась оброненная кем-то ракета. Ульрих отряхнул её и сунул за пазуху, размышляя над женской природой. Если мужчина при власти, то наплевать, какой он, будут увиваться да все прихоти выполнять, а красивый, умный, но слегка хромой - уже никого не прельщает. Что за мерзкая жизнь? Я бы этих вертихвосток! Ульрих поймал себя на страшно-чуждой мысли: а ведь в тот момент он мог убить и Лиску, и Альберта, и любого, кто подвернулся бы под руку. Интересно, что бы сделал дядюшка со своим любимым племянником, если бы тот прикончил его любимого сына? Принц неприкосновенен, но никто не мешает Ульриху проучить наглеца не кулаками, а умом. Да этот гаденыш младше его на две зимы!
   Бормоча себе под нос, Ульрих шел по гравийной дорожке. Нога разболелась, спина горела огнем. Где этот тупица Гридо, когда он требуется? Надо найти увальня, а затем ехать в особняк. Хватит с него балов и дурацких шуток всяких недоумков, он будет игнорировать дворцовую жизнь, пока не договорится о встрече со стигом. Решив так, Ульрих почувствовал себя лучше. Жаль, конечно, что Лисия фон Барков оказалась подружкой Альберта. К тому же, руку на отсечение, малолетний негодяй заставил её участвовать в этом злом розыгрыше, сама бы она ни за что не стала вытворять такое. Ульрих фыркнул. Ну ничего, до турнира еще есть время, он придумает достойный ответ.
   Упиваясь планами мести, юноша не заметил, как свернул с дорожки и теперь шел лабиринтом аллей. Осознал он это только, когда уткнулся в развилку с тремя проходами. Какой же выбрать? Вроде бы справа доносится музыка, терраса должна быть там. Ульрих свернул и зашагал по зеленому коридору. Как ни странно, но звуки лютни скоро стихли и послышалось негромкое журчание. Он вышел на мощенную плитами площадку, в центре которой высился скульптурный фонтан. Вода лилась из глотки змея, пасть ему раздирал могучий воин, лицом схожий с Родриком Лангобардом. Можно спорить на что угодно - дядюшкина работа, хмыкнул Ульрих. Он обогнул массивную чашу, когда заметил в конце следующего коридора уходящую за поворот парочку. Волосы женщины скрывал красно-синий парик.
   Ульрих остановился как вкопанный - точно такой же надела его мать! Но зачем она пришла сюда, тем более с кем-то? Наверное, обознался. Фонарей здесь мало, в неверном свете легко ошибиться. К тому же мать давно не виделась с венценосной сестрой и не покинет её ради сомнительной прогулки с кем бы то ни было. А может, приехал отец? Нет, с ним бы она точно никуда не пошла. Идя по дорожке, Ульрих еще уговаривал себя, но понимал - за поворотом скрылась именно Кларисса Мировинг, и держала она под ручку явно не Ксанта Тронвольда.
   Сначала юноша хотел развернуться и пойти в другую сторону, но любопытство взяло верх. Он чувствовал, что может нечаянно стать свидетелем чего-то предосудительного, что лучше ничего не замечать и пройти ради душевного спокойствия мимо, но всё равно шёл вперед. Если сегодня вечер неприятных сюрпризов, так тому и быть. Чувствуя мрачное упоение своими невзгодами, Ульрих достиг конца аллеи и осторожно выглянул за поворот.
   Тропинка убегала в заросли малинника. Единственный фонарь стоял позабытый всеми - фитиль еле теплился в отчаянной попытке оттянуть скорую гибель. Ульрих приблизился к проходу сквозь кусты. Лунный свет выхватывал из темноты кроны вязов и покатую крышу еще одной беседки. Прямо перед носом развевалась на колючей ветке синяя прядка, юноша снял её и понюхал - сомнений не осталось, его мать пользуется точно такими духами. Выставив трость как копье, Ульрих начал красться через заросли.
   На удивление - спина болеть перестала, нога гнулась как положено. Стараясь не шуметь, он выбрался на залитую серебром лужайку и пошел меж редких каштанов, шаг за шагом приближаясь к беседке. Вскоре стали слышны голоса - мужской бубнил что-то, мать тихо хихикала. В лицо ударила кровь. Как смеет жена эрла встречаться с кем-то другим?! Или этот наглец обманом заманил её сюда? Ну ничего, я постою за честь рода, подумал Ульрих, и проучу нахала! Он достал из-за пазухи подобранную ракету и чиркнул кресалом. Промасленный фитиль занялся сразу, огонек добежал до трубки и вверх ударил сноп искр.
   Беседку залил яркий свет. На скамейке сидели двое. Леди Кларисса откинулась на резную спинку, в её декольте зарылась чья-то светловолосая голова, пышная юбка задралась, а рука мужчины скрылась между ног леди. Лицо матери перекосилось от испуга; моргнув, она разглядела, кто прервал свидание и взвизгнула:
   - Ульрих!
   Мужчина только сейчас заподозрил неладное и выпростался из-под вороха кружев. Голубые глаза недоуменно таращились на факел из искр, по щеке вился мазок помады, а губы обиженно кривились. Ульрих медленно поднял трость.
   - Юдин.
   Теперь ему стал понятен хозяйский взгляд Витербора, ласкающий на параде леди Клариссу. Юноша почувствовал, что его вновь накрывает волна бешенства, готовая затмить рассудок и окропить руки кровью. Уль взял трость наперевес и прохрипел:
   - Защищайтесь!
   Его эскапада нисколько не впечатлила Юдина. Он лишь мельком взглянул на Ульриха и уставился куда-то ему за спину. Ракета исчерпала запас горючей смеси, сноп искр потух, но света на лужайке меньше не стало. Уль зло хлестнул тростью по кусту - его даже не воспринимают всерьез! - но любопытство заставило обернуться. У прохода через малинник стояли двое мужчин. Один был Ульриху незнаком, он как раз и держал факел, а второй с усмешкой наблюдал за происходящим в беседке.
   - Виконт Нивельхейм, сдается мне, мы нечаянно наткнулись на чету Тронвольдов, - сказал сэр Ларкин. - Вот только Ксант как-то резко помолодел, вы не находите?
   - Не могу ручаться, Генри, я видел Стража Границ только два раза, - в тон Змею ответил названный Нивельхеймом. - Но действительно, эрл тогда выглядел несколько старше.
   - Прекратите паясничать! - прошипел Юдин, спускаясь из беседки.
   Ульрих вновь сделал попытку ткнуть обидчика, но тот не глядя отмахнулся мечом и трость улетела в кусты. Воинственный запал у юноши сразу поутих. Он лишь подумал, что неплохо бы носить с собой лук, но разве может придти дворянин на прием с таким оружием? Здесь не степь, а королевский дворец. Хотя, выход есть - нужно экипировать Гридо. Ульрих проводил ненавидящим взглядом Юдина и посмотрел на мать. Она уже оправилась от испуга, но теперь глядела на него белыми от бешенства глазами. Уль никогда не видел её такой, от неожиданности он отступил в кусты. Бормоча что-то, леди Кларисса медленно пошла на него.
   - Вы следили за нами, - утвердительно произнес тем временем Юдин.
   - Что вы, виконт, - ответствовал сэр Ларкин. - Как можно? Мы с Джабом прогуливались, а тут вспышка света, крики какие-то, вот и решили посмотреть.
   - Посмотрели? Теперь забудьте!
   - Приказывайте своему эскадрону, любезный, - посоветовал Змей. - Мы уж как-нибудь сами разберемся. Ну что, Джаб, пойдем? Всё, что надо, мы уже увидели.
   - Стоять! - гаркнул Юдин. - Вы не уйдете отсюда, пока не дадите слово, что будете молчать!
   Ульрих вздрогнул от прозвучавшей в голосе Витербора ярости. Его лицо пошло красными пятнами, он выплевывал слова и взмахивал обнаженным мечом, словно рубил противника. Хуже того, мать всё приближалась, протягивая руки, но почему-то Ульрих совсем не горел желанием оказаться в её объятиях. Он отступил еще, наткнулся на колючий кустарника и бросился бежать по краю лужайки, огибая взбешенного Юдина. Сэр Нивельхейм заступил дорогу у самого прохода.
   - Ты куда? Сейчас будет самое интересное.
   Ульрих остановился, воин подмигнул ему. На его акетоне скалился тигр в железных заклепках, а сердце прикрывал вышитый на бархатном кресте щит. Уль кивнул и неторопливо развернулся, всем своим видом показывая, что бежал именно сюда, а никак не дальше. Не хватало еще, чтобы сын Стража подумал, что он трус! А что сэр Ларкин? Положив руку на рукоять меча, Змей смотрел на Юдина - тот сыпал угрозами. Мать стояла у беседки, вцепившись в перила, и прислушивалась к словам любовника.
   - Я жду! Ваше слово и разойдемся! Здесь замешана честь дамы!
   - Ты бы думал об этом, когда лез ей под юбку, - фыркнул Змей. - Возможно, я и дам слово, но не тебе, а леди Клариссе, и только в том случае, если она кое-что мне расскажет.
   - Что за игры?! Или я слышу клятву, или...
   - Ты всегда был слишком горяч, Юдин, потому и останешься навеки вторым.
   - Я стану первым и прямо сейчас!
   - Нет! - выкрикнула леди Кларисса, но любовник уже не слышал её.
   Меч очертил широкую дугу, предвкушая знакомство с горячей плотью, но Ларкин не собирался удовлетворять голод оружия и отскочил в сторону. Не встретив сопротивления, клинок нырнул, потянув за собой хозяина. Юдин провалился, чуть не упав, и махнул наотмашь. Змей сделал единственный шаг и застыл - но уже с обнаженным Мстителем. К удивлению Ульриха, Джаб тоже достал из ножен серебристый фальчион.
   - Вы боитесь за сэра Ларкина?
   - Ни в коей мере. Просто думаю, Витербор зол на тебя. Вдруг что умыслит?
   Впоследствии Ульрих жалел, что такой красивый поединок видели только несколько человек, а не весь королевский двор, но сейчас он с замиранием сердца следил за танцем клинков. Юдин оправдал звание искусного мечника - он справился со своим гневом и начал действовать более хладнокровно, но лицо его всё также уродовала гримаса ненависти. Казалось даже, что злоба усилила мастерство - после первой неудачи все удары Витербора летели в цель и Ларкин парировал их, не рискуя сам перейти в наступление. Ульрих слышал про легендарного Мстителя, но оказалось, что безымянный меч Юдина по крепости не уступает прославленному клинку. Не иначе, купил у рамийских цвиргов, решил Уль - те, как известно, поставили изготовление оружия на поток и не гнушались продавать его всем желающим.
   Витербор вновь и вновь атаковал Ларкина. От звона глохли уши, леди Кларисса давно бросила попытки перекричать сталь и неотрывно следила за поединком, укрывшись в беседке. Ульрих не видел и половины ударов, настолько быстро действовали воины, не отягощенные доспехами. Серебристые росчерки сливались в безумный хоровод, Змей уже не отпускал ехидных замечаний, а сосредоточенно отражал удары противника. Юдин теснил, бил в разных плоскостях, стараясь расшатать защиту Ларкина, и в какой-то момент ему это удалось. После тройной серии в голову, грудь и плечо, Витербор сделал вид, что собирается подсечь Змею ноги, тот подпрыгнул и тут же рамийский клинок порхнул к незащищенному паху. Ларкин успел парировать, но немного запоздал. Меч врубился в гарду. Удар оказался настолько силен, что Мстителя вывернуло из руки. Красноватое лезвие срезало колючие ветки и скрылось в малиннике.
   Сдавленно выругался Джаб. На лице Юдина заиграла улыбка победителя; крутанув меч, он бросился на Змея. Тот отпрыгнул и, кувыркнувшись, перекатился за дерево. Ствол каштана поймал сталь; воспользовавшись моментом, Ларкин отступил к Нивельхейму. Витербор выдернул меч из капкана и медленно повернулся, держа клинок острием вперед.
   - Ну что, Генри, допрыгался? Я всегда подозревал, что Брамберг тогда поддался тебе. На самом деле, ты ничего не стоишь как воин.
   Юдин вновь крутанул оружием, сталь свистнула в воздухе. Ульрих хотел толкнуть Нивельхейма - почему застыл истуканом и не прикроет друга?! - но вовремя заметил взгляд Джаба. Тот наблюдал за происходящим на поляне с таким спокойствием, словно тут происходил обычный тренировочный бой. Витербор сделал шаг, еще один, зарычал и бросился на Ларкина. Тот невозмутимо следил за бегущей на него смертью. Нет, этого не может происходить в действительности, подумал Ульрих. Наверное, одна из шутих взорвалась слишком близко и сейчас он лежит у беседки оглушенный, а в голове творится даймон знает что. Юдин уже приблизился на расстояние прыжка, сверкнула жадная до крови сталь.
   - Меч, - потребовал Ларкин и протянул руку.
   Джаб мгновенно вложил фальчион в раскрытую ладонь, словно только и ждал просьбы Змея. Улыбка сползла с лица Витербора, но он не остановил замаха. Ульрих поддался вперед, неосознанно стараясь закрыть капитана Королевской гвардии, и наткнулся на локоть Джаба. Рамийский клинок ударил по тому месту, где только что находился противник. Мгновением раньше Змей прыгнул и коротко полоснул Юдина фальчионом по животу.
   Ульрих отступил, его била дрожь. На камзоле Витербора отворилась красная, с кровавой бахромой, щель. Он пытался зажать её и сквернословил сквозь зубы. Истошно закричала леди Кларисса. Она подбежала к стоящему на коленях любовнику, но тут же застыла, с ужасом глядя на сочащуюся сквозь пальцы Юдина кровь. Змей уже поднялся и, вытерев клинок платком, подал его Джабу.
   - Спасибо, благородный сэр! Однако, ты не торопился.
   - Я думал, ты играешь с ним, не хотел мешать, - развел руками Нивельхейм.
   Ульрих не верил своим ушам. Эти двое говорили так, словно находились на турнире, а ведь только что одного из них чуть не убили! Как бы и ему научиться такому презрению к смерти?
   - Выживет? - спросил Джаб, мотнув головой в сторону поверженного.
   - Раз ругается, вероятно, - ответил Ларкин. - Я хотел лишь его остановить.
   - Что?! - вклинилась в разговор очнувшаяся Кларисса. - Рана не опасна?
   - Разве мог я лишить такую прекрасную леди любимого воздыхателя?
   - Перестаньте, граф! Не обязательно было доводить до этого! - поняв, что Юдину ничего не угрожает, мать быстро взяла себя в руки и уже поправляла сбившийся набок парик. Ульрих смотрел на неё с подозрением - сейчас еще охмурит обоих воинов и уговорит их молчать! Но Ларкин отстранился, стоило только матери попытаться взять его под руку.
   - Леди, сейчас вы немного не в себе, поговорим завтра. Вашему другу нужна помощь, если не хотите, чтобы он истек кровью.
   - Ох, конечно.
   - Пошел к даймону! - прохрипел Витербор.
   - Сначала позову вашего оруженосца, - парировал Змей. - Мы с виконтом видели его в аллее по дороге сюда.
   Ульрих тут же вспомнил о Жюле Кароте и его разведчиках. На ловца и зверь бежит! Но сначала... Юноша вломился в кусты, не обращая внимания на колючки, и вернулся на поляну с мечом в одной и тростью в другой руке.
   - Я и забыл про вас, виконт Тронвольд! Моё почтение, спасибо, - поблагодарил Ларкин, принимая убежавшего Мстителя.
   - Сэр, разрешите мне пойти с вами?
   - Конечно! Вы правы, нужно пока оставить вашу матушку наедине с нашим бретером. Им есть что сказать друг другу.
   - Сдохни, Ларкин!
   - Только после вас, виконт. Пойдемте, господа?
   Змей и Джаб пошли сквозь малинник. Ульрих бросил последний взгляд на мать - она стояла над поверженным любовником в крайней степени задумчивости, не замечая ничего вокруг. Небось, думает, что скажет отцу, решил юноша. Нет, ну как она посмела?! Ульрих пристукнул тростью и поспешил за воинами. Как бы договориться с графом Ларкиным и допросить оруженосца Витербора?
   Пока Ульрих придумывал повод, Джаб Нивельхейм взглянул на него и сказал:
   - Не грусти, леди Кларисса красивая женщина, а в жизни бывает по-всякому.
   - Да я и не... - начал Уль и тут понял, что действительно не хочет убиваться из-за измены матери. Это примерно так же, как обнаружить в постели скользкую жабу - неприятно, конечно, но пережить можно. Мать давно уже не живет с отцом, брак только на словах, так чему удивляться? Если приложить определенные усилия, то можно даже понять её и простить... Как же подступиться к Ларкину?
   На счастье, тот сам обратился к Ульриху:
   - Или мне кажется, виконт Тронвольд, или вы мнетесь как невеста перед алтарем.
   - Извините, сэр. Я хотел у вас спросить...
   - Дерзайте, юноша, я весь внимание.
   - У Юдина Витербора ведь один оруженосец?
   - Да и тот косой! - хохотнул Змей, а Ульрих вскинул голову, ведь Карота то же самое говорил и про лазутчика!
   - На Линии Грома сейчас начали твориться странные дела, - произнес юноша. - У меня есть подозрения, что этот человек замешан в сговоре с сарматами. Его видели, когда он возвращался из ставки Мулутхая.
   Ларкин сразу посерьезнел и остановился.
   - Мы на днях уже разговаривали с одним оруженосцем. Занятная беседа получилась, - произнес Змей, переглянувшись с Джабом. - Посмотрим, как обернется на этот раз.
   Они прошли по тисовой аллее. Из темноты вынырнул человек с арбалетом и что-то сказал графу. Ларкин повернулся.
   - Оруженосец на месте, господа, но он настороже. Чак, держи дорожку под прицелом. Джаб, заходим с разных сторон и тихо!
   - Сэр, а что делать мне? - спросил Ульрих.
   - Заготовь пока список вопросов.
  
   Зара.
  
   Всё-таки пира не получилось. Забрав тело сына, убитый горем Монтескье покинул замок. Остальные гости еще поздравляли счастливого отца, но уже без особой радости. Некоторые посматривали украдкой на Зару, она чувствовала эти подозрительные взгляды кожей, но не подавала виду. Отец попросил не уходить пока, и она сидела - безучастная ко всему кукла. Единственное, что волновало, так это его мнение. Неужели тоже считает её убийцей? Но ведь он поверил раньше насчет Хана, должен поверить и сейчас!
   В лес ушли все свободные егеря с ищейками. Зара очень надеялась, что они обнаружат следы разбойника. Что он делал в замке? Зачем пришел? Верх наглости - явиться в вотчину эрла и убить одного из гостей. Чего добивается Хан? Отец взбешен, это видно по сжатым губам и желвакам на скулах, он будет рыть землю, но разыщет обидчика. Неужели разбойник не понимает, что играет с огнем? Ведь не дурак... Мысли лениво ворочались в голове, будто сомы в озере Даймон Рид. Зара почувствовала, как клюет носом. Отец тоже заметил это и отпустил, сжалившись. Гости начали расходиться по комнатам. Еще звучали здравицы, но уже без разгульного веселья, еще тянули труверы песни, но без должного задора. Большинство дворян пили молча.
   Под руку подхватила Петинья. Зара позволила увлечь себя по ступенькам, ноги налились тяжестью. Какая длинная лестница, пока поднимешься - все подошвы сотрешь. Глаза заволокло пеленой, перила начали двоиться. Святая Ламина, да что с ней такое? Зара глубоко вздохнула, в голове немного прояснилось. Какая-то мысль не давала покоя, но ускользала, стоило только сосредоточиться. Девочка шла, поддерживаемая заботливой няней, и думала о Тюфяке, метательном ноже, Лоисе, крепостной стене... даймон! Ведь калитка была закрыта на засов! Она же лично её заперла, да и слуга проверил потом. Неужели Хан до сих пор в замке?
   Зара оттолкнула Петинью и повернулась, но почувствовала такую слабость, что без сил опустилась на ступеньки. В ушах стучали барабаны, голова раскалывалась, во рту чувствовался соленый привкус. Няня побежала вниз по лестнице, зовя троя. Девочка зажмурилась - нужно собраться с силами и сказать отцу про калитку. Приступ слабости прекратился также внезапно, как начался. Зара оперлась на перила и встала. Петинья внизу что-то говорила эрлу, постоянно оглядываясь. О чем она там толкует, Наседка несчастная? Разбойник где-то рядом! В горле пересохло, девочка помахала отцу, привлекая внимание, и тут краем глаза заметила какое-то движение.
   Сгусток тьмы на потолочной балке шевельнулся. Под ней расцвело облачко пыли, тут же будто из воздуха соткалась рука с ножом. Девочка хлопнула себя по бокам. Она в платье, но лучше бы осталась в любимой курточке, где в потайных кармашках скрывается много полезных вещей. Вдоль перил стояли на подставках пузатые вазы - то, что надо! Зара схватила одну и запустила в темное пятно. Ваза лопнула с громким хлопком, сбив Хану бросок; нож и осколки фарфора посыпались в блюдо с жареным вепрем. Петинья охнула и всплеснула руками, гости повскакивали с лавок. Зара беспомощно наблюдала, как разбойник пробежал по балке и выпрыгнул в окно вместе с разноцветным витражом. Вновь накатила непреодолимая слабость. Ноги подкосились и девочка распростерлась на полу.
   * * *
   - Пей, белочка, пей.
   Такого горького снадобья Зара не пробовала никогда в жизни. Она попыталась оттолкнуть горячую кружку, но руки дрожали, а трой Таскан не собирался потакать ей.
   - Почему так плохо?
   - Тебе сейчас вредно волноваться, выпей эликсир и поспи.
   - Если я выпью эту гадость, вы расскажете, что со мной произошло?
   - Фуф... хорошо.
   Давясь, Зара проглотила мерзкое варево. В рот словно навоза насыпали. Трой тут же подал разбавленное вино, девочка опустошила кубок как заправский выпивоха и прислушалась к ощущениям. Желудок потрясенно безмолвствовал, не ожидая такого коварства от хозяйки; в голове немного прояснилось, а по телу прошла горячая волна, выметая с потом остатки тлетворной слабости. Зара вытерла лоб и села поудобнее.
   - Рассказывайте, Таскан, не то я вывалю ваш эликсир вам же на ноги.
   - Гм, не сомневаюсь. Раз ты ведешь себя как обычно, лекарство подействовало, - трой подержал её за руку и, сосчитав что-то, продолжил: - В следующий раз не хватай за лезвие чужие ножи, они могут быть и отравлены.
   - Так это яд?
   - Да, ты порезала палец, когда - тебе лучше знать, и отрава попала в кровь. Нам повезло, что ранка небольшая, иначе ты была бы уже мертва.
   - Как Лоис, - прошептала Зара, вспомнив быструю смерть незадачливого ухажера. - Вы правы, я доставала нож из Тюфяка и поранилась. Долго я тут лежу?
   - Третьи сутки.
   - Ого! То-то я так проголодалась! - воскликнула девочка и осеклась. - Таскан, Хана поймали?
   - Нет, белочка. Он словно в воздухе растворился. Все слышали, как разбилось окно, но никто не видел, куда делся разбойник. Собаки след не берут.
   - Я так и думала. Как отец?
   - До сих пор в лесу. Сказал, что не успокоится, пока не прибьет голову Хана к воротам замка. Теперь они постоянно закрыты, людей впускают только после тщательного досмотра. Калитку к озеру завалили, служанки вынуждены делать приличный крюк, чтобы набрать воды и постирать белье - ругаются. Еще поговаривают, что у Хана может быть здесь сообщник.
   - Ничего себе!
   - Да. Тебя уже не считают виновной в смерти младшего Монтескье.
   - Дошло наконец-то!
   - Не кричи, тебе вредно напрягаться. Сейчас покушаешь и спать.
   Прежде, чем Зара успела возразить, в комнату вошла с подносом Луиза.
   - Как ты, сестренка?
   - Да получше тебя. Я, по крайней мере, не замужем.
   - Всё ревнуешь ко мне Джаба?
   - С ума сошла? Мне вообще его друг нравится. Твой Нивельхейм слишком правильный и благочестивый, скучно с ним, наверное.
   Трой старательно делал вид, что смотрит в окно, но смеялась даже его спина. Луиза поставила поднос на стол и выпрямилась, сложив руки на пышной груди.
   - Вижу, обучение Петиньи не идет тебе впрок. Всё также остра на язык, но ума не прибавилось.
   - Зато у тебя во многих местах заметно прибавление. Таскан сказал, что мне нужно срочно поесть, а затем поспать. Ты не против?
   Луиза молча развернулась и вышла за дверь.
   - Она же сестра тебе, - выговорил трой. - Зачем ты так?
   - Пусть не задается, толстушка!
   Зара с наслаждением принялась глотать бульон, наклонив тарелку. Таскан покачал головой, но вслух осуждать не стал. Зато, как только больная закончила трапезу и откинулась, сопя, на подушку, трой заставил её допить отвар, приговаривая, что такой смелой девочке нипочем, конечно, все лекарства, какими бы горькими они не были. Пришлось подчиниться, а куда тут денешься? Вполне довольный собой Таскан оставил Зару одну, та показала кулачок его спине и постаралась сдержать подступающее к горлу снадобье.
   Она то погружалась в тревожное забытье, то выныривала из дурманящего сна - с пересохшим горлом, потрескавшимися губами и зверским аппетитом. Трой говорил, что болезнь отступает. Петинья сменила Луизу и кормила Зару наваристым супом. Два раза приходила мать - братишка косился и тискал грудь с молоком так яростно, точно боялся, что бледная, исхудавшая сестрица отберет титьку и съест всё сама. Таскан пичкал отварами: вскоре девочка почувствовала себя настолько хорошо, что даже смогла самостоятельно доковылять до отхожего места, но подвели ноги - пришедшая няня обнаружила воспитанницу застрявшей в коварном нужнике и еле высвободила, сетуя на её худобу. Впервые в жизни Зара позавидовала толстой заднице Луизы.
   На следующий день трой разрешил короткую прогулку. Девочка шла по тропинке сада, а сзади тенью следовала Петинья - поддерживать себя Зара запретила. Она достигла места, где погиб Лоис: земля тут была истоптана множеством сапог, белели сломанными ветвями кусты. Девочка погладила ствол яблони с раной от ножа, кора по краям пореза до сих пор была заляпана кровью. В глазах потемнело, вновь накатила дурнота, но Зара быстро справилась с собой, стараясь, чтобы няня не заметила её состояния. Загонит опять в душную комнату, пропахшую горьким запахом лекарства и дымом остролиста! В последнее время Петинья вообще стала очень набожной, подумала Зара, - каждый вечер посещает троя и ходит в курию, откуда приносит болотную траву для жаровен. Не иначе, замаливает прегрешения, только откуда они у благородной дуэньи?
   Впереди показалась злополучная калитка, заваленная валунами. Будку Тюфяка убрали. Зара остановилась на светлом квадрате пожухлой травы и внезапно горько ощутила потерю верного волкодава, поверила, что никогда больше не погладит теплого меха и не прижмется к пасти со страшными клыками. Жалко она не попала Хану в горло! Но как он выжил, ведь на лезвие ножа был яд? А впрочем, ничего странного - глупо, если бы разбойник воспользовался отравой, не имея противоядия. В кого он метился в зале? Наверняка в отца. Во сколько оценил жизнь эрла тот щеголь в лесу? Кому он служит? Зара дала себя слово, что как только выздоровеет, постарается разобраться во всех этих загадках. Если отец упорно не желает видеть опасность, она раскроет ему глаза!
   Таскан оказался прав, снадобье и прогулка пошли на пользу. Утром Зара соскочила с кровати, точно и не болела вовсе. Мама как раз пеленала братика, когда девочка пронеслась маленьким смерчем по комнате, поцеловала её в щеку, показала Луизе язык и скрылась на кухне, где тотчас послышался грохот упавшей кастрюли и ругань повара. Схватив половинку курицы, Зара мигом добежала до лазурного дуба. Великан закачал ветвями, приветствуя старую знакомую. Казалось, он тоже соскучился и рад встрече, но всё-таки держал старинный меч также крепко, сколько девочка не дергала рукоять. Зара не обиделась - значит, еще не время. Она удобно уселась на толстом суку и принялась завтракать. Где-то на тракте пропел рог. Отец возвращается! Одновременно с этим со стороны замка послышался визг Петиньи. Услышав своё имя, Зара вздрогнула и решила пока с дерева не слезать.
   На пыльной дороге показались всадники. Ехали они медленно, точно не спешили домой или же сопровождали кого-то. Неужели случился бой и есть раненные и убитые? А вдруг отец?... Сердце захлестнула тревога, но тут же Зара облегченно выдохнула. Гильг Тельми был выше любого егеря и даже на коне выделялся из отряда Зеленых Братьев. Вновь пропел рог. В его зове послышались победные нотки, воин дул что есть силы. Из ворот замка высыпали встречающие, лаяли собаки, но девочка не обращала на них никакого внимания. Из леса как раз показалась телега с клеткой, а в ней стоял, вцепившись в прутья... Зара заверещала не хуже няни, спрыгнула на землю и побежала встречать отца и его добычу.
   В саже и подпалинах, грязный плащ-невидимка клочьями свисал с главаря разбойников. Повязка на голове пропиталась кровью, один глаз заплыл, но второй зло щурился на людской переполох. В сторону плененного Хана показывали пальцами, дети выглядывали из-за спин взрослых, некоторые уже старались попасть камешками в клетку, где стоял страшный злодей. Тот единственный ехал на телеге, остальные разбойники ковыляли связанные позади. В одного с визгом вцепилась молодуха, потерявшая в лесной чаще мужа, и это словно прорвало плотину людских чувств - в пленников полетели комья грязи, гнилые огрызки. Егеря постарались оттеснить толпу, чтобы сберечь охраняемых для справедливого суда и возмездия. Получалось у них плохо. Зара с разбегу вспрыгнула на коня, улыбающийся отец подхватил и воскликнул:
   - Выздоровела, красавица? Слава богам!
   - Как ты его поймал?
   - О, всё благодаря тебе!
   Оказалось, что уже на второй день к таверне пришел человек, поужинал и мимоходом забрал весточку из схрона. Егеря проследили гонца до бурелома, где разбойники устроили логово. Страж Леса решил не чиниться и не терять понапрасну людей - убежище заполыхало со всех сторон. Зеленые Братья окружили гигантский костер, полоня выскакивающих из огня, но Хан так и не показался. Эрл начал переживать, что вновь упустил злейшего врага, но в этот раз удача улыбнулась Гильгу Тельми - после того, как потухло пламя, главаря разбойников обнаружили на дне водоносной ямы. Потолок землянки подгорел и обрушился, Хан сам загнал себя в ловушку.
   - А что трактирщик?
   - Сознался сразу! Он награбленное продавал тихонько, он же того убитого, Крола, с разбойниками свел. Все завтра с Пеньковой Вдовой познакомятся, а Хана в столицу отвезу, пусть Папаша Вислоу порадуется. Он языки и не таким развязывал.
   Ворота распахнули настежь. Егеря махали знакомым, плакали от счастья женщины, завидев мужей живыми. Будто с войны вернулись, подумала Зара. А ведь и вправду с войны! Но не такой, где бойцы грудь на грудь армиями сходятся, мечами друг друга рубят, а с тихой, незаметной, но от того не менее опасной. Скольких Зеленых Братьев нашла выпущенная из засады стрела, сколькие погибли на узкой тропинке, пронзенные болтом самострела? Теперь в Рагвуде станет спокойно. Не верила Зара, что янды рискнут вырезать кордон, это всё дело рук Хана, он виноват. Ничего, теперь во всем сознается - хоть она и не видела королевского дознавателя, но зато слышала про Папашу Вислоу всякое.
   На втором этаже открылось окно. Мать смотрела на отца, а по щекам текли слезы. Он спрыгнул с коня и побежал наверх. Хан сплюнул сквозь решетку.
   - Куда ты дел Тюфяка? - спросила Зара.
   - Съел! - буркнул разбойник и ощерил коричневый зубы.
   Наверное, он хотел напугать её, но Зара не боялась. Избитый и окровавленный, Хан уже не внушал того ужаса, который чуть не парализовал её в ночном саду. Она покачала головой.
   - Отец прибьет твою голову на ворота замка, тогда и будешь скалиться, сколько угодно. Но сначала тобой займется пыточных дел мастер. Радостно тебе, рыжий?
   - Жалко я не прикончил тебя в саду, - выговорил избитый главарь.
   - А разве за это тебе заплатил Крол? Что, съел?! Я видела, как вы договаривались на лесной полянке, и это я настояла, чтобы у трактира устроили засаду.
   - Умная сучка...
   Один из егерей стукнул по решетке мечом. Хан отпрянул, кругом засмеялись. Телега подъехала ко входу в подземелье, куда уже заводили разбойников. Зара как-то спускалась в казематы - дело происходило в разгар лета, но она замерзла, гуляя по мрачным и стылым коридором. Вот пусть и Хан теперь охладится. Спутанного веревками главаря выдернули из клетки и поволокли по истертому камню. Последнее, что увидела Зара - направленный на неё внимательный взгляд прищуренного глаза.
   Вот теперь пир удался на славу. Добрая половина приглашенных дворян сопровождала отца в поимке разбойника, именем которого пугали в Рагвуде детей, и теперь чуть ли не каждый из рыцарей похвалялся, что вот именно он обнаружил злодея под завалом из горелых бревен. Зара сидела на почетном месте слева от эрла и морщилась, когда очередной подвыпивший барон вновь заводил одну и ту же песню под хохот остальных. Отец сказал, что послал гонца к Монтескье - тот хоть и горюет, но шлет молодой леди свои извинения и надеется засвидетельствовать почтение лично. Зара нисколько не удивилась - у графа был еще один сын младше Лоиса, почти её погодка.
   В разгар веселья кто-то крикнул, что Хан сбежал. Все вскочили, опрокидывая лавки. Взбудораженная толпа хлынула в подземелья, размахивая факелами. Зара поддалась общему порыву, но вскоре остановилась посреди двора, пропуская бегущих воинов. Чтобы Страж Леса да выпустил такую добычу? Не может быть! Последним из дверей вышел отец. Он опорожнил кубок, подмигнул ей и улыбнулся.
   Как и ожидалось - Хан оказался в своей камере, закованный в цепи и очень злой. Обругав тупоголовых гостей, разбудивших его, он умудрился доплюнуть до лысины сэра Вердольта, чем несказанно его огорчил, зато повеселил остальных. До поздней ночи дворяне выясняли, не забывая пить и есть, кто из них рискнул пошутить про побег. Зара знала, но не спешила говорить - даже эрл имеет право на малые шалости.
   На следующий день хмурые гости устроились у озера, отмокая и опиваясь элем. После очередного обсуждения поимки Хана разговор свернул на предстоящий турнир. Зара устроилась в ветвях лазурного дуба, слушая долетающие до неё обрывки фраз. Она уже полностью оправилась от болезни, но теперь мучилась от другой напасти - никак не могла наесться вдосталь. Кухня с утра не досчиталась круга кровяной колбасы, ломтя хлеба и баклажки молока, но живот вновь урчал ненасытным чудовищем. Решив, что подождет, пока её хватится Петинья, Зара свесилась с ветки, пытаясь разобрать беседу трех осоловевших с эля баронов, вольготно расположившихся под дубом.
   - А я говорю, что победит Аргул Драко! - заявил один. - Слышали, какой ему меч карлики выковали? Сила!
   - Надо еще уметь с ним обращаться! Молод еще твой дракон, опыта нет! Вот Юдин Витербор - да. После Ларкина он самый искусный мечник, ставлю на него, ик!
   - А я слышал, что Змей опять заскучал, - сказал третий барон, утирая бороду от пролившегося эля. - Да и немудрено, от кого ему короля оборонять? Вот возьмет, и вновь в турнирах участвовать начнет. А что? Его величество разрешит, Ларкин любимчиком числится у Родрика.
   - Выскочка твой Ларкин!
   Последующие слова поклонника Витербора заглушил грохот копыт. По тракту к замку спешил гонец на взмыленном коне, с морды бедного животного летела красноватая пена. Измученного воина перехватили, кто-то сунул баклажку. Мужчина жадно припал к горлышку и, захлебываясь, начал пить. Струйки эля текли по запыленному лицу и шее, в уголках покрасневших глаз застыл корочкой гной. Гонец скакал не останавливаясь, не щадя себя и коня, поняла Зара. Хорошие вести так не везут.
   Воин напился и, отдышавшись, обвел непонимающим взглядом обступивших его дворян.
   - Что случилось? - спросили его.
   - Второй кордон уничтожен, - прохрипел гонец.
  
   Джаб.
  
   Хоть Генри и попросил идти тихо, но у Нивельхейма это получалось плохо. Всё-таки он рыцарь, а не какой-то там охотник! Джаб продирался через кусты, заходя с правой стороны на поляну. Оттуда долетело: "Сэр?", затем звук удара и мимо просвистело что-то, круша ветви. Проклиная всю малину на свете, Нивельхейм выбрался из колючих зарослей, на ходу высвобождая меч.
   Помощь уже не требовалась. Оруженосец Юдина стоял, согнувшись, и баюкал ушибленную руку. Перед ним лежал разряженный арбалет, у кустов пофыркивали стреноженные кони, укрытые попонами с гербом Витерборов. Ларкин поигрывал стеком, следя за всхлипывающим юношей. Джаб убрал фальчион в ножны.
   - Ты же мог убить меня, стервец!
   - И непременно сделал бы это, не выбей я арбалет, - сказал Змей.
   - Будь моя воля, обязательно запретил бы богомерзкое оружие, - пробурчал Джаб. - То ли дело меч! А из этой дряни любой негодяй тебя упокоить сможет.
   - Ну, мой оруженосец вполне благовоспитанный юноша. Не так ли, Чак?
   Тот кивнул, невозмутимо держа на плече оружие всех негодяев, и коротко доложил, что на дорожке все спокойно. Следом показался Ульрих Тронвольд. Джаб в который раз посочувствовал хромому отпрыску Жеребца, испытывая невольное смущение, как и любой здоровый мужчина при виде калеки. Впрочем, Уль нисколько не тяготился своего увечья, на той поляне он показал себя молодцом - даже трость и Мстителя не забыл достать из малинника. Джаб подмигнул Ульриху и встряхнул оруженосца Витербора.
   - Как зовут тебя, стрелок?
   - Филипп, - вымолвил тот.
   - Это Юдин научил тебя охотиться на благородных рыцарей? - спросил Генри.
   - Нет, сэр. Извините меня, сэр. Я испугался, думал - медведь.
   - Медведь в королевском парке? Не смеши меня! - Ларкин дернул собеседника за подбородок и выговорил: - Юдин приказал тебе охранять тропинку к беседке, ты отошел к лошадям, а когда услышал шум, запаниковал и решил стрелять. Я прав?
   - Да, сэр. Кони тревожились, вот я и сошел с дорожки.
   - Конечно, тревожились! Это я их растревожил, чтобы тебя не бить. Ну, а сейчас пришлось...
   - Я не хотел убивать вас, - сказал Филипп, глядя на Джаба. - Думал пугнуть только, чтобы не шли по тропинке.
   - Какой самоуверенный оруженосец у Юдина, - заметил Змей и прокричал юноше в лицо: - Зачем ты ездил к Мулутхаю?!
   - Отвозил письмо, сэр! - по-военному четко ответил тот и даже вытянулся.
   - Что в нем было написано?!
   - Не могу знать, сэр!
   - Ну а сам-то как думаешь? - резко сменив тон, ласково спросил Генри.
   Джаб с удовольствием наблюдал за другом. Прочувствовать настроение человека, вычислить его слабости и сыграть на них - это нужно уметь. Филипп поник и еле слышно выговорил:
   - Мне кажется, сэр, что мой господин подговаривает сарматов развязать войну.
   - Так... Пожалуй, я вернусь и закончу начатое, - сказал Генри, порываясь уйти.
   Джаб удержал его. Мало ли что думает юнец? Возможно, слышал обрывки разговоров, но понял слова превратно, а ссориться с герцогом Бруно Витербором решился бы только безумец. Хм, или Ларкин. Нивельхейм остановил Генри и высказал свои опасения. Тем более, это подло - добивать раненного.
   - Зато справедливо, - огрызнулся Змей, но с поляны не ушел. Задумчиво похлопал стеком по боку и произнес: - Вот что, любезный Филипп. Мы готовы простить тебя, но в обмен на это ты сообщишь мне, если узнаешь что-либо новое про затею своего господина. Надеюсь, ты не хочешь быть замешан в государственной измене?
   - Конечно нет, сэр!
   - И?
   - Я... я всё сделаю.
   - Хорошо. Не советую нас обманывать, я вожу близкое знакомство с королевским дознавателем. Слышал про Папашу Вислоу? Вот. Могу тебя тоже познакомить. А сейчас бери лошадей и иди на поляну с беседкой. Твоему господину определенно нужна помощь.
   - Как же я оправдаюсь? Что мне сказать ему?
   - Лучше всегда говорить правду, - изрек Генри. - Скажешь, что злодей Ларкин незаметно подкрался к тебе и обезоружил, поэтому ты не смог помешать ему творить различные бесчинства, о чем сейчас горько сожалеешь. Понятно?
   - Так точно, сэр!
   - Вот и поторопись, а то Юдин там кровью истечет. Хотя, чего я о нем беспокоюсь?
   Упоминание о ранении Витербора подстегнуло юношу. Он поднял оружие и, кривясь от боли в руке, потянул за повод коней. Джаб посторонился, давая им дорогу, и расслышал, как Ульрих сказал Филиппу: "Мой отец знает про тебя, только попробуй обмануть Змея". Оруженосец на миг застыл и кивнул. Чак проводил его хищным взглядом заряженного арбалета.
   - Зачем Юдину развязывать войну? - спросил Джаб, когда кусты скрыли поникшего юношу с двумя скакунами.
   - Мне кажется, здесь замешан его папаша, - произнес Ларкин. - Сам он слишком горяч для сложной интриги.
   - Но зачем подговаривать сарматов? - спросил подошедший Ульрих. - Если они начнут наступление, не поздоровится и Грааской топи, где живет Вард Безумец, и самому Палийскому холму, ведь до него рукой подать! Если по реке...
   - Что-то задумал старик Бруно, - пробормотал Ларкин. - Впрочем, Джаб прав. Возможно, этот Филипп и напутал чего, а в послании совершенно другое написано. Например, договор о торговле. Не зря ведь герцога Палийского кличут королем фургонов.
   - Скоро в столицу приедет мой отец, что же мне сказать ему? - спросил Ульрих.
   - Про леди Клариссу лучше ничего, - начал Змей и, заметив гримасу юноши, сменил тон: - А к тому времени я, надеюсь, разузнаю что-нибудь про это письмо и сам поговорю с эрлом на Совете Пяти.
   - А мне расскажете?
   - Конечно, виконт Тронвольд! Без тебя мы бы ничего не узнали... Хм, уже поздно. Ты останешься во дворце или поедешь в свой особняк?
   - Не хочу оставаться здесь, - признался Уль.
   - Я понимаю. Джаб, проводишь юношу?
   - Само собой! На улицах сейчас стало опасно.
   - Вот-вот. Навести меня завтра, пожурим леди Клариссу за её шалости.
   Всё-таки Генри слишком легкомысленно относится к супружеским добродетелям и супружеской измене, подумал Джаб, взглянув на скривившегося Ульриха. А что бы сделал я, узнав, что Луиза мне изменила? Нет, такого просто не может быть! Что за чушь? Вот так пообщаешься с Генри и всякие мысли глупые начинают лезть в голову. Джаб залез в седло и раздраженно дернул повод. Змей-Искуситель! Так же и наговаривал, небось, легендарный дракон Одру про Ламину, отчего они и рассорились... Странно, но почему на приеме не было Дианы Молиньяк? Поймав себя на таком вопросе, Джаб пришпорил Зига. Ульрих на низкорослой Звездочке поспешил следом.
   * * *
   Проснувшись на следующий день, Нивельхейм долго валялся в постели, наслаждаясь редким отдыхом, когда тебя не пихает в бок любимая жена и не надо спешить в казарму на утренний развод. Его величество остался доволен смотром, теперь можно расслабиться. А зная Катора Драко, легко предположить, что капитан на радостях вернется в расположение войск не раньше, чем через неделю. Ох и обогатится мадам Санжи за это время! Всё-таки лучший бордель в столице и, конечно, самый дорогой. Джаб спустил ноги с кровати и припомнил вчерашнее возвращение домой.
   ...Они без происшествий покинули дворец - бал-маскарад уже закончился, гости разбрелись по королевскому парку, а венценосная чета удалилась в свои покои. На террасе еще играли сонные музыканты, но уже без задора, лишь бы отработать плату. Слушал их только захмелевший Руг Райнел да два лейтенанта из молодых. Последних Ларкин отправил по домам, а престарелого графа гвардейцы осторожно сопроводили до кареты. На улицах слышались окрики ночной стражи.
   Ульрих вырвался вперед, показывая дорогу, и, только он миновал очередную арку, перед Нивельхеймом вырос темный силуэт. Зиг всхрапнул и уже хотел куснуть незнакомца, когда тот взмахнул увесистой дубиной и оттеснил драгуара. Фальчион покинул ножны. Точно прибью завтра Мердока, подумал Джаб. Уже в центре города разбойники промышляют! Или это еще один Краснорукий? Что произошло бы дальше - неизвестно. Нивельхейм отменно владел мечом, но уж больно мужик был здоров, а дубина внушительна. Джаб замахнулся, но его остановил крик Ульриха:
   - Гридо! Какого даймона ты преграждаешь путь благородному рыцарю?!
   Факел виконта осветил мнимого татя. Тот смущенно топтался на месте, тиская дрын в руках. Джаб убрал фальчион, переводя взгляд с Тронвольда на понурого увальня. Тот, наконец, решился и обреченно выдохнул:
   - Я думал, он преследует вас.
   - Ууу, тупица! Виконт Нивельхейм сопровождает меня до особняка, потому и следует рядом.
   - Простите, благородный сэр.
   - Это мой не в меру ретивый слуга, - пояснил Ульрих. - Отец поставил его приглядывать за мной, вот он и лезет, куда только можно и нельзя. Может, выпороть его?
   - Ну что ты, - ответил Джаб. - Если уж он на меня произвел впечатление, то разбойников напугает и подавно. Рад познакомиться, Гридо!
   Ульрих погрозил слуге тростью и они продолжили путь. Джаб даже себе боялся признаться, какое облегчение испытал, когда выяснилось, что незнакомец - не очередной убийца. От особняка Тронвольдов до собственного дома Нивельхейм доскакал за считанные минуты...
   Слуга принес тазик с водой и полотенце. Джаб умылся, думая о предстоящей встрече. Согласится ли Кларисса шпионить за своей сестрой, чтобы не потерять мужа? И что делать, если выяснится участие в покушении на Джаба королевы? Он раскрыл окно и вдохнул свежий воздух. Да ничего! Сошлюсь больным и уеду на Твердь, где начну готовиться к приему титула. Всё лучше, чем ждать арбалетного болта из каждой подворотни. Нивельхейм никогда не считал себя трусом, но сейчас чувствовал холодок в сердце. Одна надежда на друга!
   В пруду лениво шевелили плавниками карпы, лучи полуденного солнца заливали площадку перед особняком расплавленным золотом. Хозяин покоился в любимом кресле, водрузив на стол ноги в домашних туфлях. На руке блеснул перстень с кроваво-алым рубином. Холённые, длинные пальцы лениво перебирали струны лютни, рождая тоскливую мелодию. Опять хандрит, понял Джаб. Генри открыл покрасневшие глаза и махнул рукой - располагайся, мол. С кухни долетали чарующие запахи. Спустя мгновение появился дворецкий Барроуз: он вручил гостю наполненный бокал, осторожно поднял правую ногу Ларкина, извлек из-под неё пустую тарелку и удалился, сказав напоследок, что стол накрыт и пища стынет. Генри раздраженно ударил по струнам.
   - Бал явно пошел его величеству на пользу, - заявил он, раскрыв глаза и щурясь от солнечного света. - Даймон, уже обед?! Как летит время... Представляешь, в кои-то веки Родрик ночевал в покоях королевы.
   - Так это же замечательно!
   - Если бы! Его величество проснулся в таком странном расположении духа, что не бросился, как это обычно бывает, к своей скульптуре, а объявил о начале королевской охоты, в которой могут участвовать все желающие.
   - И что? Свежий воздух еще никому не вредил.
   - Вот-вот. Наша дорогая Кларисса упорхнула вместе с Фригой дышать этим самым воздухом и наблюдать за тем, как сотня опухших с похмелья рыцарей будет гонять в полях бедную, отощавшую после зимы лису. Как подобраться к леди, минуя королеву, я себе решительно не представляю.
   - А что Юдин?
   - Трой Олген сказал, рана не опасна. Тем не менее, Витербор покинул столицу и под охраной части эскадрона движется сейчас в сторону Палийского холма - жаловаться папаше и залечивать свою царапину в родных пенатах. Тоска смертная...
   - Но почему ты не сопровождаешь короля?
   - Потому что Кларисса нажаловалась Фриге, а та ночью так обработала Родрика, что он дал мне неделю отдыха. Сказал, за успешную службу - во как! Смущался при этом страшно.
   - Я так понимаю, наш маленький шантаж откладывается?
   - Ничего подобного. Чем раньше мы всё узнаем, тем быстрее отведем от тебя опасность. Я ждал только твоего появления, чтобы отправиться вслед за цветом нашего рыцарства. С диспозицией определимся на месте. Эх, давно я не охотился!
   - А как же недельный отпуск по приказу его величества?
   - Приказы я привык исполнять, просто место моего отдыха ненадолго пересечется с королевской каретой. Совершенно случайно, конечно! - Генри подмигнул Джабу и подошел к окну. - Чак! Эй, Чак! Ты приготовил арбалеты? Молодец! Какая война? Нет, мы едем на обыкновенную охоту. Выводи Раша, кровожадный ты мой!
   Они вышли из комнаты, путь неожиданно преградил Барроуз.
   - Господин виконт, извольте отобедать у нас.
   - Не сейчас, - отмахнулся Ларкин. - Не видишь? Мы спешим.
   - Ну, вообще-то я еще не завтракал, - сказал Джаб и подмигнул дворецкому.
   - Сговорились вы, что ли? - вопросил Генри. - Ладно. Выезжать на охоту лучше на сытый желудок, вряд ли нас там покормят.
   По невозмутимому лицу Барроуза было сложно прочитать что-либо, но Джабу показалось, что дворецкий посмотрел на него с благодарностью. Еще бы, служить при таком своенравном господине - одно большое испытание, ведь заставить Ларкина вовремя ложиться спать или принимать пищу не смог бы и сам король. Впрочем, надо отдать Барроузу должное - он изо всех сил старается приучить Генри к распорядку, заведенному еще в родовом замке. Грех не помочь ему в этом. Джаб с энтузиазмом сел за стол и набросился на гуся в артишоках. Взглянув на друга, Генри ковырнул вилкой мясо, отправил в рот пучок зелени, вновь отрезал кусочек птицы и, распробовав кушанье, вскоре уже не отставал от Нивельхейма. Барроуз чинно подливал вино в кубки.
   После обеда Ларкин еле взобрался на коня и теперь клевал носом в седле.
   - Вот этого я и боялся, - пробормотал он. - Стоит не поспать ночь и наесться, как клонит в сон. Глаза сами закрываются. Разбудите меня, если увидите какую-нибудь лису. Всё-таки мы на охоте...
   Они ехали по Арскому тракту, виднокрай извивался полосой гор. Привратные стражи сообщили, что король со свитой проследовал к Лорахскому лесу. Тот окружал замок графа Райнела и славился обширными полянами с ковром ягод, а также окрестными луговинами, где часто мышковали лисицы. Лучшего места для охоты и не придумаешь.
   Лай расслышали издали. Свора гнала добычу справа, вдоль узкого оврага, заросшего орешником. Следом неслись всадники, оглашая воздух хриплыми криками и руганью. Мелькали пики, развевался королевский штандарт. Генри встрепенулся и выпрямился в седле. Кони остановились под сенью небольшой рощи. Невдалеке от тракта, у деревьев, стояли шатры. Там поднимался дымок, отдыхали упряжные лошади и стояли кареты. Повинуясь нетерпеливому жесту, Чак протянул господину подзорную трубу.
   - Ага! - воскликнул Змей. - Хочешь загадку, Джаб? Если королеву окружают фрейлины, то кого окружают поклонники?
   - Леди Клариссу?
   - В яблочко! Как же похитить её у этих ухажеров? Что думаете, виконт Нивельхейм?
   - Виконт Нивельхейм еще переваривает обед и ничего не думает, - ответил Джаб.
   - Вот! А я тебе что говорил? Чак, дружок, плесни-ка мне вина, чтобы проснуться. Уф, замечательный букет, урожай семьдесят шестого, если не ошибаюсь. Молодое вино бодрит кровь. Так...
   Генри вновь приник к окуляру, разглядывая королевский лагерь. Лай стих, на дальней оконечности леса повисло пыльное облако. Со стороны шатров послышались звуки лютни, игрой на которой один из поклонников развлекал знатных дам. Ларкин сложил трубу и поморщился:
   - Бренчит отвратительно. Джаб, Ульрих не упоминал при тебе, когда вернется эрл Тронвольд?
   - Точно неизвестно, но скоро турнир, он обещал поспеть к нему.
   - Ага, значит, может и поторопиться. Как ты думаешь, что сделает в этом случае леди Кларисса?
   - Поспешит к мужу!
   - Точно. Чак, давай сюда арбалеты. Ты будешь гонцом. Как это каким? Ты что, гонцов не видел? Это такие люди, которые привозят добрые или злые вести, а их в зависимости от этого одаривают золотом или рубят головы. Теперь понятно? Вот. Ты будешь гонцом злым. Вряд ли леди Кларисса обрадуется приезду эрла, но непременно вернется в город, чтобы не давать пищу сплетням. А мы по дороге перехватим её и побеседуем!
   - Захочет ли она этого? - усомнился Джаб.
   - Поверь, Кларисса прекрасно понимает, что за своё молчание мы потребуем определенную плату. Она страшится её размера и хочет оттянуть неизбежный миг. Мы же просто ускорим встречу... надеюсь, к удовольствию всех сторон.
   - Леди не видела Чака, но его могут опознать другие, - заметил Нивельхейм. - Вряд ли оруженосец графа Ларкина будет подрабатывать гонцом.
   - Польза нашей давней дружбы для тебя несомненна, - кивнул Змей. - Ты уже начинаешь поражать меня силой своего интеллекта, что будет лет через десять - и подумать страшно.
   - Генри, не язви.
   - Не буду. С Чаком ты, конечно, прав. Хм... на дороге пыльно, если мы завесим лицо платком, вот так, то это вполне сойдет за дыхательную повязку, а узнать гонца теперь не смогут. Прискакал какой-то, оттарабанил донесение и скрылся - обычное дело. Как себя чувствуешь, Чак? Я знал, что тебе понравится. Ты запомнил, что нужно сказать леди Клариссе? Вперед, мой верный оруженосец. Если тебе отрубят голову, я устрою пышные похороны за свой счет.
   - Не пугай юношу.
   - Извини, Джаб. Что-то у меня сегодня юмор такой же черный, как у троев.
   - Ночью нужно спать, Генри, а не хандрить в обнимку с бутылкой и лютней.
   - Иногда мне хочется придушить тебя, до чего ты правильный.
   Беззлобно переругиваясь, они проехали рощу и остановились на изгибе Арского тракта. Далеко впереди пылил полукровка Чака, больше на дороге никого не было - желающих помешать королевской охоте не нашлось. Пока Ларкин приканчивал остатки вина, Джаб смотрел в подзорную трубу. Вот оруженосец достиг выставленных часовых, о чем-то поговорил с ними и двинулся дальше. Ага, спрыгнул с коня, подошел к ухажерам, воркующим с леди Клариссой. Ему подали баклажку. Всё правильно, нужно промочить горло с дороги. Джаб коротко выругался. Ему же придется снять платок!
   - Что там? - спросил Генри и отобрал трубу. - Так, молодец Чак, выкрутился. Просто приподнял ткань и напился. Всё хорошо, его ни в чем не заподозрили, не дыши мне в ухо как озабоченный мерин. Угу... отлично! Новость произвела впечатление. Леди Кларисса в спешке покидает веселье, поклонники пребывают в легкой панике, Чак торопится обратно к своему господину.
   Пыльное облачко приближалось. Вскоре Джаб различил скачущего оруженосца. Генри поднял вверх большой палец и махнул рукой. Чак кивнул, пришпоренный конь продолжил путь к городу.
   Через четверть часа показалась карета, украшенная королевским вепрем. У Джаба екнуло сердце - вдруг Фрига поехала с сестрой? Но нет, Генри оставался спокоен, разглядывая в подзорную трубу приближающийся экипаж. В качестве эскорта его сопровождали пять воинов. Ларкин покинул укрытие и выехал на дорогу, Джаб остановился сзади.
   - Вольно, господа! - провозгласил Змей, отвечая на приветствие гвардейцев. - Передохните в той рощице, мне нужно поговорить с леди.
   На дверце кареты откинулась кружевная занавеска, в окошко выглянуло прелестное личико жены Стража Границ. Кларисса проводила изумленным взглядом охрану и воззрилась на Ларкина.
   - Граф? По какому праву вы задерживаете меня? Я тороплюсь! В столицу прибыл мой муж.
   - Неужели? Мы как раз едем из Таггарда, но не видели ни эрла, ни его кирасиров. Вас явно ввели в заблуждение, леди.
   - Вот как?! Я догадывалась, что Ксант не может приехать так рано, догадывалась, но рисковать не могла... Это ваши проделки, Генри?
   - Безобидная шутка, призванная ускорить нашу встречу, прекрасная Кларисса. Я не хотел огорчать ваших поклонников, ведь чуть что - они мечи выхватывают, ранятся потом. Сейчас мы одни, нам никто не мешает, поговорим начистоту?
   - Хорошо, - решилась она. - Приглашаю вас в карету. Виконт Нивельхейм, я забыла поздороваться с вами, простите. Присядьте рядом со мной, мне так будет спокойнее.
   Поборов смущение, Джаб опустился на подушки сиденья. Воздух наполнял терпкий аромат духов, от которого кружилась голова. Как бы невзначай затянутая в шелк ножка красавицы прикоснулась к бедру, виконт кашлянул и застыл статуей. Но как бы леди не старалась воздействовать на дворян женскими чарами, на Ларкина при исполнении они не действовали совершенно.
   - Я не буду ходить вокруг и около, - начал Генри, откинувшись на спинку сидения. - Моего друга Джаба хотели убить, а улики ясно указывают на кого-то из королевской четы. Есть мнение, что виконт Нивельхейм где-то перешел дорогу её величеству. Что вы об этом знаете?
   В продолжении тирады Кларисса то с сочувствием смотрела на Джаба, то с недоверием на Ларкина, а в конце с негодованием отмахнулась:
   - Не может быть! Моя сестра не желает смерти этому благородному рыцарю! Что за чудовищные подозрения? Это государственная измена!
   Генри щурился, глядя на реакцию леди. Выслушав её не перебивая, он, видимо, пришел к какому-то выводу и следующие слова произнес так проникновенно, словно обращался к своей давней любовнице:
   - Милая Кларисса, вам, как и мне, несомненно, близка участь этого человека. Вы же не хотите увидеть его похороны?
   - Конечно, нет! - воскликнула леди и посмотрела на Джаба с таким участием, с каким никогда не смотрела на него даже Луиза.
   - Хорошо, - кивнул Змей. - Что-то подсказывает мне, что в ваших словах правды больше, чем кокетства. Давайте я вкратце расскажу вам, на чем основаны мои подозрения, и вы увидите, что они абсолютно справедливы и уж точно не чудовищны.
   Ларкин поведал о покушение на Джаба, бароне Гроуверке, его оруженосце и о медальоне с вепрем. Леди Кларисса внимательно слушала рассказ, не забывая вскрикивать и охать в особенно драматических местах, а иногда даже стискивала руку Джаба, словно ища у него защиты от злых слов Змея. Нивельхейм мужественно терпел. Когда Генри закончил повествование и посмотрел на Клариссу, та кивнула:
   - Да, это ужасно! Но чего вы хотите от меня?
   - Чтобы вы осторожно разузнали, давала ли её величество такой медальон кому-либо в последнее время, кто не состоит на службе государства, - сказал Ларкин. - Это послужит доказательством её вины.
   - А уж вы сразу побежите к Родрику жаловаться! - решила Кларисса. - Граф, хоть вы и отличились в Джангарской кампании, но еще слишком молоды и неопытны в дворцовых интригах.
   - Неужели?! - воскликнул Генри, явно задетый за живое.
   - Именно! Почему вы решили, что медальон убийце мог отдать только король или королева? Это мог быть любой из тех, кто получил его ранее!
   - Невозможно, - прошептал Ларкин. - Этот знак никому нельзя передавать, иначе - смерть.
   - Вы так чтите закон, Генри? Вам еще многому нужно научиться.
   На Ларкина было жалко смотреть - подтянутый капитан Королевской гвардии сник и качал головой, потрясенный словами Клариссы. Джаб хотел подбодрить его и сказать, что ошибаются все, но тут Змей тихо выговорил:
   - Я не верю вам, леди. Такого просто не может быть. Откуда вы это знаете?
   - Как ты наивен, Генри. Я, например, одолжила свой медальон Юдину, когда он попросил меня об этом...
   Кларисса внезапно осеклась, сообразив, что сболтнула лишнее, и бросила быстрый взгляд на Ларкина - понял или нет? Еще как понял! Куда подевался потерянный человек, мнение которого только что втоптали в грязь? Перед Джабом сидел прежний Змей - умный, хитрый и расчетливый. Он расправил плечи, облокотился вновь на спинку сидения и спросил, чуть улыбаясь.
   - Что вы сказали, Кларисса? Повторите, пожалуйста, а то виконт Нивельхейм не расслышал.
   - Обещайте, что будете молчать перед Ксантом, и не вызовете Юдина на поединок, пока он не поправится, - если леди и смутилась в начале, то теперь собралась использовать ситуацию по максимуму.
   Джаб в который раз восхитился её способностями, но они меркли перед умениями Генри - это надо же так сыграть, чтобы невозмутимая красотка проговорилась сама, безо всякого давления с их стороны! Змей подался вперед, глядя прямо в глаза женщине.
   - Хорошо, Кларисса. Обещаю тебе, что не скажу эрлу Тронвольду про твоего любовника, но не радуйся, он всё равно узнает это от других. Обещаю не трогать Юдина, но только из-за того, что сам бы он не организовал покушения, тут виден почерк герцога. А также обещаю, что если ты замешана в его мерзких делишках - отправишься в подвалы дворца, и не поможет тебе ни муж, ни сестра, ни Троица. Потому что настоящая государственная измена - как раз то, что задумал Бруно Витербор, и клянусь Триединым Богом: я ему в этом помешаю!
  
  

Конец первой книги.

  
  
  
  
  
  
  
  
  


Оценка: 4.40*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"