Погудин Андрей: другие произведения.

Осеннее обострение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Возможно, это начало целого цикла. Что-то типа "Веллийские хроники. Дознаватель и Ловчий - знакомство".
    Поймать маньяка-безумца может только другой безумец!


Осеннее обострение

   Харчевня "Злобный пони" располагалась на перекрестке улиц Последней чумы и Гробовщиков. Сюда долетал запах смерти от стоявшей невдалеке скотобойни, а в каменном доме напротив жил цыганский барон, сделавший состояние на краже лошадей, поэтому в названии харчевни не было ничего удивительного - любой пони озверел бы от такого соседства.
   Впрочем, кормили тут хорошо, в чём я не преминул убедиться, заказав овощное рагу, пинту ячменного пива и фирменное блюдо заведения - "звенящие колокольчики", как здесь ласково называли обжаренные до хрустящей корки бараньи яйца. Быт нашего Ордена не располагал к излишествам, поэтому во время выездного расследования я никогда не отказывался от вкусной пищи, считая её некой компенсацией за тяготы и лишения службы.
   Нужный мне человек пришел вовремя. Рыжие волосы, скучающие по расческе; резкие черты лица, смягченные шрамом; сломанный нос, густая щетина и цепкий взгляд маленьких глаз - примерно так я и рисовал себе Ловчего королевства. Потрепанный камзол, заляпанные грязью сапоги и плащ яснее ясного говорили, что дела у блюстителя порядка идут из рук вон плохо. Да по-другому я бы здесь и не появился.
   - Не то чтобы я боялся или собирался бежать, не подумайте ничего такого, - уверил он меня, прилично отхлебнув из принесенной харчевником кружки, - но когда Главный Ловчий говорит: "Сэр Уиквик, или вы найдете убийцу, или ваша голова расстанется с телом", - это чертовски убедительный довод, чтобы поймать преступника. Гм, или же уехать туда, где на проблемы королевства чихать хотели, как и на всяких маньяков, вздумавших резать благородных склорров, точно те не лучшие целители королевства, а презренные горбаки. Ой, простите, я хотел сказать - горбовеллийцы, как требует того правила вежливости, утвержденные нашим несравненным Самгуэлом третьим. Да...
   Хотя, отчасти я могу понять убийцу: если склорр приснится ночью, от него и секирой не отмашешься. Говорите, ничего страшного в них нет и поют они к тому же чудесно? Не спорю. А вы видели склорра без одежды? Вот-вот, а я видел. В семьдесят шестом, когда наша рота обороняла Вильсбург, горбаки притащили почти сорок живопут... а, дьявол! Конечно же, я хотел сказать - горбовеллийцы, вы же понимаете, святой отец, что я не думал ничего плохого про наших новых братьев во Христе. Обещаю больше не богохульствовать, чего уж там...
   Так вот, начали наши новые братья обстреливать нас из живопут, да так качественно, что каждый выстрел кусок стены приличный оттяпает или воинов положит с десяток, если не больше. А благородный Нэр-Анк нисколько не обращает внимания на эти безобразия и знай себе песни поет, от раненого к раненому ходит, а те, как водится, от его песнопений встают и вновь в бой бросаются, будто только что и не валялись при смерти. Хороший лекарь был, я бы сказал - от Бога, да простите мне упоминание имени Его всуе. Вот только госпожа Смерть, по моему глубокому убеждению, к хорошим-то людям более расположена, чем к плохим. Очередной выстрел живопута настиг таки нашего спасителя, шишар располосовал ему всю спину, мантия превратилась в лохмотья - тут мы и увидели, как выглядит склорр без одёжы...
   Сэр Уиквик осушил кружку с элем, крякнул и, вытерев рот, продолжил:
   - Жутковатое зрелище, скажу я вам. Серая кожа такая, словно у тритона, и пятнами вся синими расцвечена. Череп лысый, глаза навыкате, носа нет почти, так, две дырки, чтобы сопеть было сподручнее, а губы на червей могильных похожи - белесые и слюнявые. Кто бы мог подумать, что такой мертвяк вылитый способен петь красиво и тем самым благопристойных людей лечить? Впрочем, кровь у него самая что ни на есть обыкновенная - красная, только холодна на ощупь. Я пока с сэром Мортимером тело за сарай оттаскивал, весь в ней испачкался. Да...
   Вот я и думаю, святой отец, возможно убийца этот тоже склорра где увидал голого, да принял весь род его за исчадие ада? Немудрено ведь, я и сам потом с месяц спал беспокойно - всё мне наш Нэр-Анк снился. Лежит голый и поёт, словно это воскресить его, дурака мёртвого, может. Брр, жуть какая! А так посмотришь - люди, как люди, только лица не показывают, да в мантии кутаются. Ну, этак у нас каждый второй делает, не убивать же всех за это, верно я говорю?
   - Верно, сэр Уиквик, - ответил я. - Только зря вы меня святым отцом кличите. Я принадлежу к духовному ордену, но задачи мы решаем самые мирские: охраняем людей от происков злых сил, так что тут мы с вами похожи.
   - Как же, наслышан, - кивнул Ловчий. - Орден Щита Христова пылающим мечом выжжет всю скверну и восстановит справедливость на земле.
   - Не надо иронизировать над словами нашего основателя, мы действительно помогаем людям.
   - И не думал, уважаемый брат Люциус. Просто хотел вас немного прощупать, да простите мне эту вольность. Уж больно вы молоды... грешным делом я даже подумал, что Орден не отнёсся к моей просьбе серьёзно и прислал вас больше для виду.
   - Мне понятны ваши опасения, но хочу заверить: я распутал достаточно дел, чтобы доказать Ордену свою пригодность как Дознавателя. Потому меня сюда и прислали. Сэр Виториус оценил важность данного расследования как высшую. Не сомневайтесь, просьба ваша была рассмотрена самым тщательным образом. Уф, возможно, нам стоит перейти от официальной части непосредственно к обсуждению дела? Кстати, ты можешь называть меня просто Йорг. И ещё одно - я сам не очень-то жалую горбаков.
   - А ты молодец, - подмигнул Уиквик. - Нисколько не обиделся на моё обращение. Думаю, Йорг Люциус, ты действительно такой, как о себе говоришь, и мне не придется покидать родную Веллию, чтобы сохранить свою драгоценную голову. Зови меня Курт. Теперь о деле...
   Ловчий повторил почти всё тоже самое, что описывал в прошении к Ордену. Месяц назад погиб первый склорр - неизвестный всадил ему в голову маленький топорик, раздел и подвесил тело у той самой скотобойни, рядом с которой мы сейчас и сидели. Пришедший утром мясник чуть с ума не сошел от страха - ему показалось, что над входом его заведения болтается дохлый демон, и лишь потом по обрывкам мантии люди поняли, кого подвесили на крюк вместо вывески. Пошли разговоры.
   В благословенной Веллии жили многие народы, король Самгуэл после недавней войны с клыкастыми горбаками даже издал указ, по которому любое преследование или несправедливое осуждение отличной от людей расы каралось публичной поркой, а в исключительных случаях - даже смертной казнью. Все народы по закону имели равные права, хотя людей в королевстве проживало большинство. Остальные предпочитали селиться общинами: в городах были районы мастеровитых лероев, ульи утонченных каргидов, общественные дома говорливых хамалов. Требование ко всем было одно - почитать Христа и святую церковь. Даже угрюмые горбаки, предпочитавшие жить в лесах, приняли новую веру. Поэтому и разговоры про истинный вид склорров вскоре стихли. Если Бог дал им подобный облик, значит, так и нужно. Взгляд горожан они не оскорбляют, всегда в своих мантиях, да и нет более искусных лекарей в королевстве. Труп склорра забрали свои, Ловчий получил приказ найти убийцу, а через три дня случилось новое покушение.
   - Ты сказал покушение? - уточнил я. - То есть жертва выжила?
   - Да, - подтвердил Уиквик. - Склорры ведь не дураки. Они предположили, что раз убийца всё так обставил, значит, добивается какой-то своей цели, и следовательно, нападения продолжатся. С того дня каждый лекарь поддевал под мантию легкую кольчугу и защищал голову шлемом. Когда прилетел следующий топорик, склорр отделался лишь сотрясением мозга, или чем там у них башка заполнена.
   - Он успел заметить нападавшего?
   - Не знаю. Они отказываются говорить про это, сказали, что разберутся сами. Допросить с пристрастием я их не могу, нет оснований. Принудить к сотрудничеству - тоже, ты ведь знаешь, какая миролюбивая политика у нашего несравненного Самгуэла.
   - Но ведь убийца на этом не успокоился?
   - Следующего склорра он задушил и подвесил на Западном мосту.
   - Ага. Ставлю пять гиней, что одежды на несчастном было мало.
   - Совсем не было, - кивнул Ловчий и заказал еще одну кружку эля. - После этого еще троих лекарей нашли в разных местах задушенными, причём одного - привязанного аж к шпилю городской ратуши. Видел, как он высоко? Последнее убийство произошло позавчера. Несчастному отрубили голову и конечности, а после бросили всё в фонтан на Дворцовой площади. Видимо, убийца решил, что так привлечет больше внимания к своим подвигам. Король рвёт и мечет, люди шепчутся, что склорры скоро перестанут лечить кого бы то ни стало, а те стараются не выходить из миссии лишний раз.
   - После этого Главный Ловчий и пообещал тебе расставание с головой?
   - Точно. А я решил плюнуть на профессиональную гордость и просить помощи у твоего Ордена. Голова, знаешь ли, дороже.
   - Курт, я, конечно, понимаю твоё беспокойство, но ты ведь знаешь, что обычно мы расследуем дела, связанные с какой-нибудь чертовщиной...
   - А разве сэр Виториус ничего не сказал тебе? На каждом трупе была особая отметина.
   - Вот как? Видимо магистр хотел, чтобы я всё услышал от тебя. Так что там за метка?
   - Вырезанная на груди пентаграмма и надпись: "Возвращайтесь в ад!".
   - Ого! Чем-то наши склорры сильно насолили убийце. Люди видели это?
   - Кто видел, тот болтать не станет, я провёл со свидетелями обстоятельную беседу.
   - Надеюсь, не в пыточном подвале? Шучу-шучу. Какие еще есть зацепки?
   - Ну, все убитые мужчины, возраст от тридцати до сорока лет, все возвращались после очередного исцеления, причем с вознаграждением, но убийца денег не тронул.
   - М-да, не густо...
   - Мы проверили фанатиков веры, опросили всех возможных свидетелей - ничего. Ввели дополнительные патрули на улицах, но ведь не приставишь стражника к каждому склорру! В городе растет напряженность, некоторые лекари уже покидают наш благословенный Родбург. Их можно понять, но на кого они оставляют столицу? Не дай бог чума какая, как в девяносто втором, кто будет горожан лечить? Люди тоже начинают об этом шептаться. Дойдет до волнений - начнутся погромы.
   - Самое время вмешаться Ордену. Что же можно сказать про личность преступника? - я достал из нагрудного кармана плоскую коробочку и бросил в рот пластинку карха. - Физически сильный мужчина, именно такой способен убить одним ударом метательного топорика и затащить труп на крышу ратуши. Хорошо маскируется, раз его никто не заметил. Достаточно безумен, как и любой другой маньяк. Какие у такого могут быть мотивы? Возможно, и тут ты прав, он где-то столкнулся с голым склорром, на этой почве свихнулся, представил себя истребителем нечисти и начал свой крестовый поход.
   - И как нам поймать такого?
   - Нужно понять, как он мыслит. Залезть к нему в голову. Смотреть на мир так же, как он. А понять безумца может только другой безумец, м-да... Что ж, Курт, я узнал достаточно. Попробую всё-таки поговорить со склоррами и посоветуюсь с магистром. Официально извещаю тебя, что начал расследование, вот уведомление. Если появятся новые подробности, дай знать немедленно.
   - Конечно. Фуф, как гора с плеч, не один я буду в этом болоте барахтаться. Потребуется любая помощь - обращайся.
   * * *
   Орден Щита Христова существовал с момента возникновения святой церкви. Сначала щитоносцы помогали распространять свет истинной веры на другие народы и это у них вполне получалось. Орден рос и укреплял свои позиции, что нравилось не всем в церкви - святые отцы привыкли единолично править паствой. Когда многие расы приняли новую религию, необходимость в Ордене отпала, его собрались распустить. Но не бывает так, чтобы покоренные и сбитые в одно христианское целое народы зажили сразу мирно и счастливо. Великих войн не было, Бог миловал, но то тут, то там совершались преступления, перед которыми пасовали лучшие Ловчие Веллии. Тогда и пригодился опыт щитоносцев, ведь на протяжении веков они сталкивались с таким, что не приснится обывателю и в самом страшном сне. Справедливость восторжествовала, Орден продолжил своё существование, но уже в другом качестве: из атакующего он превратился в защитника. Щитоносцы расследовали необычные дела, связанные с другими расами, и участвовали во всех междоусобных конфликтах, чаще в качестве парламентеров. Именно усилиями моих братьев была достигнута договоренность о мире с горбаками, раскрыт заговор против шаддаха каргидов, найден похититель принца хамалов, так неужели я посрамлю честь Ордена с делом обычного маньяка, свихнувшегося на религиозной почве?
   Выйдя из гостеприимной таверны, я направился вниз по улице. Ветер носил опавшие листья, вечера становились всё холоднее. Я запахнул плащ с вышитым на спине белым щитом и свернул на улицу Мясников. Вскоре запахло кровью - впереди показалась скотобойня.
   Памятный крюк давно избавили от жуткой ноши, теперь на нем красовалась вывеска с аппетитным окороком. Я подпрыгнул и смог коснуться её лишь кончиками пальцев. Неужели убийца силен настолько, что закинул тело на такую высоту? Я огляделся. Каменная стена скотобойни упиралась в покосившийся сарай. Я зажег потайную лампу и отворил скрипучую дверь. Ага, лестница! А что за красные пятнышки на перекладине? Ставлю пять гиней - это кровь склорра. Поздравив себя с находкой, я даже выдохнул с облегчением. Всё-таки убийца не так силен, как я думал, и мне не придется столкнуться с могучим воином, тем более больным на всю голову. Больше в сарае ничего интересного не нашлось. Дверь вновь противно скрипнула, я выбрался наружу и чихнул. Что-то мелькнуло у меня под ногами. Если бы не наклонился, и не заметил бы. Темный комочек юркнул в приоткрытое подвальное окно. Присев на корточки, я постучал по обшарпанной раме.
   - Эй, уважаемый хрум, у меня есть к вам несколько вопросов. Не прячьтесь, я видел, как вы шмыгнули в окошко.
   В подвале что-то зашуршало, но и только. На мой призыв никто не появился. Вспомнив про особенность хрумов, я погасил лампу и произнес:
   - Выходите, я не причиню вам вреда. Или мне позвать стражу?
   Насколько хрумы не любят свет, настолько они и трусливы, но вдобавок очень любознательны. Ночные обитатели Велии, домовые, хозяйники - как их только не называли. Испокон веков малый народец мирно сосуществовал с людьми, к нему настолько привыкли, что обращали внимания столько же, сколько на кошек - наливали в плошку молока, крошили хлеба и забывали. Хрумы же стерегли дом, гоняли на пару с теми же кошками мышей, берегли хозяйство, а еще совали свой любопытный нос во все щели. Возможно, этот что и расскажет мне, ведь живет рядом со скотобойней?
   Моя уловка со стражей удалась. Как и любой другой законопослушный житель Веллии, хрум блюстителей порядка уважал, но предпочитал лишний раз с ними не встречаться. Сначала из окошка показался сморщенный носик, жадно нюхающий воздух; затем глаза, каждый размером с гинею, а потом на мостовую осторожно выбрался пушистый комочек. Кисточки ушей хрума подрагивали, он был напряжен, как струна лука, и готов в любую минуту юркнуть в спасительную темноту подвала.
   - Ты не тот, - пропищал он, разглядывая меня своими огромными глазами. - Хорошо пахнешь.
   - А чем пах тот? - спросил я наобум.
   - Злостью, страхом, кровью. Дверь скрипнула, я посмотрел. Хотел звать помощь, но он вернул лестницу. Ты тоже возьмёшь?
   Замечательно! Кажется, я нашел первого свидетеля. Нет, но каково? Рядом убивают склорра, подвешивают его на крюк, точно окорок какой, а хрум беспокоится только за принадлежащую хозяину лестницу!
   - Я не буду ничего брать, не волнуйся. Когда ты видел того, другого?
   - Четыре седмицы назад. Ты точно не возьмёшь лестницу?
   - Я же сказал! У меня и своя дома есть. Как выглядел тот? Он человек?
   - Да. Большой. Больше тебя. По запаху даже больше. А на спине щит белый! - пискнул хрум и нырнул в окошко.
   Хлопнула рама, щелкнула задвижка. Видимо, я всё-таки чем-то напугал малыша, или же он успокоился за лестницу и побежал по своим делам. Что он там пискнул напоследок? Белый щит? Быть того не может! Плащи с такими знаками носит только мой Орден. Неужели убийца не только безумен, но и настолько хитер, что сообразил прикинуться щитоносцем? А ведь идеальная маскировка! Никто не обратит внимания на спешащего по своим делам брата Ордена, никто из свидетелей не подумает про него ничего плохого и даже не свяжет с убийством! Я начинал уважать этого маньяка. Бывают, значит, и у сумасшедших проблески, а не одни осенние обострения. Но это ничего не меняло, я всё равно его поймаю, и чем скорее, тем лучше!
   * * *
   Миссия склорров располагалась за три квартала от скотобойни. Не желая мерзнуть на ветру, я остановил карету хамала, который мигом домчал меня до места, а по дороге рассказал свежую порцию баек, хихикая по своему обыкновению:
   - Если небо обложено тучами - значит, скоро утро. Если обложено брусчаткой - значит, небо в другой стороне. Если небо белое - возможно, ты уже дома. Если черное - в вытрезвителе стражи. Если до неба рукой подать и оно деревянное - очень плохая примета.
   Миссия склорров походила на огромный каменный саркофаг, раскинувшийся между улицами Троицы и Бондарей. Здесь находились жилые комнаты, молельный дом и госпиталь, где долечивались особо тяжкие больные. Дверь мне открыл юный, судя по красному цвету мантии, ученик.
   - Дознаватель Ордена Щита Христова Йорг Люциус. Могу ли я увидеть Старшего клерика?
   - Конечно, сэр, - раздался из-под капюшона свистящий голос. - Прошу подождать здесь.
   Я вошел и остановился в прихожей. Длинный коридор убегал в глубь огромного дома. Сюда выходили комнаты без дверей, на стенах висели масляные лампы, соседствующие с красочными гобеленами. Несмотря на поздний час, по коридору с тихим шуршанием сновали мантии различных цветов, иногда в глаза бросался белый халат работавшего тут лекаря из людей. С удивлением я отметил, что трудятся здесь не только мужчины - из одного проема вышла красивая женщина в розовой тунике и в кокетливой шапочке, бросила на меня равнодушный взгляд и скрылась в следующей комнате. Старшего клерика я узнал по черной мантии.
   - Тихого вечера. Чем могу служить, сэр Люциус?
   - Здравствуйте, уважаемый Рон-Анк. Я взялся расследовать дело, связанное с убийством ваших собратьев. Могу ли я поговорить с тем, кто выжил после нападения?
   - Я сожалею, но мой ответ - нет.
   - Вы не хотите помочь следствию?
   - Дознаватель Йорг, не поймите меня превратно, но вы не сможете помешать убийце.
   - Почему вы так решили?
   - Его личность выше вашей.
   - Так вы знаете, кто это? Скажите мне!
   - Прошу меня простить, но это невозможно. Мы разберемся сами с враждебностью к нашей общине.
   - Как? Некоторые склорры уже покинули город, дальше будет только хуже. Люди волнуются, что останутся без вашей помощи. К тому же, многие видели истинный облик...
   - Истинный?! - прервал меня Старший клерик и откинул капюшон.
   Я ожидал увидеть жуткую маску утопленника, как описал мне Ловчий Уиквик, и даже сжал зубы, чтобы не вскрикнуть, но Рон-Анк не собирался испытывать мою силу воли. Хотя лицо склорра не соответствовало канонам человеческой красоты, но и отталкивающим его назвать было трудно: немного большие глаза, чуть маленький нос, голова лысая, но правильной формы, кожа розового цвета - никакой серости или синих пятен. Видя моё удивление, лекарь усмехнулся:
   - Разочарованы? Думали увидеть монстра? Смерть никого не красит, уважаемый Дознаватель. Идите, и да поможет вам Бог.
   Я был настолько поражен, что даже не сопротивлялся, когда склорр проводил меня под ручку к выходу на улицу. Совсем стемнело. Оказалось, хамал ждет меня. В глубокой задумчивости я сел в карету, попросив следовать к нашей обители, и промолчал всю дорогу, размышляя над увиденным.
   Раньше Орден занимал прекрасный замок в излучине Риваны, но после преобразований нас переселили в город, а замок отошел епископу Флайнескому - вроде бы он хотел превратить его в монастырь, но почему-то до сих пор не осуществил своих замыслов. Трехэтажный особняк на улице Роз встретил меня темными окнами, лишь в одном горел свет. Я поднялся наверх. Дверь в кабинет магистра была приоткрыта, сэр Виториус изучал фолиант в потрескавшейся обложке. Большое кресло еле вмещало его крупное тело.
   - Как твои успехи, Йорг? - спросил магистр, отложив книгу.
   Я рассказал о встрече с Ловчим, а когда дошел до пентаграммы и надписи на убитых склоррах, глава Ордена перебил меня:
   - Так он это серьезно? Я думал, сэр Уиквик находится в очень бедственном положении и специально приукрасил события, чтобы мы взялись за расследование. Ты сам видел эти отметины?
   - Нет, сэр. Склорры отказались помочь мне, а все тела забрали для погребения.
   - Тогда будем считать, что их и не было. Что ты разузнал еще?
   Выслушав про мои дальнейшие успехи, магистр улыбнулся:
   - Я и не думал, что ты раскопаешь столько. Молодец!
   У меня запылали щеки - сэр Виториус обычно был скуп на похвалы. Пытаясь скрыть смущение, я продолжил:
   - Мы с Ловчим думаем, что убийца где-то увидел мертвого склорра и принял его, как тот же мясник, за демона, вообразил себя истребителем нечисти и начал убивать всех лекарей без разбору. Это доказывает тот факт, что он не грабил их, а также пентаграммы с надписями, если они действительно существуют. Определенно, наш маньяк не в себе...
   - А поймать безумца может только другой безумец, - медленно проговорил магистр.
   - Именно, сэр! Та же мысль пришла и мне в голову! - я достал коробочку и кинул в рот очередную пластинку моего стимулятора. - Мне бы понять, как этот тип мыслит, тогда и поймать его будет просто.
   Виториус задумчиво посмотрел на меня.
   - Где ты покупаешь карх, Йорг?
   - У мастера Гренхеля с Дворцовой.
   - А нет ли у него каких-нибудь средств, изменяющих сознание человека?
   - Сэр, но ведь в королевстве подобное под запретом... подождите, я кажется разобрался, что вы имеете ввиду. Я глотаю порошок, становлюсь малость сумасшедшим, размышляю над делом и начинаю понимать этого маньяка, как себя самого. Верно?!
   Сэр Виториус смотрел на меня и молча улыбался. Всё-таки, мне еще учиться и учиться тонкостям сыскного дела, подумал я. Пора действовать!
   - Я сейчас же отправлюсь к мастеру Гренхелю и, клянусь своим крестом, он продаст мне нужное средство!
   - Ну-ну, не торопись, мальчик мой. Как ты мог заметить, за окном ночь, съездишь в лавку с утра.
   - Об этом я не подумал. К тому же, по моим расчетам, у нас есть дня три до следующего покушения, - промямлил я, ругая себя за невнимательность. - Конечно, это можно отложить до утра. Доброй ночи, магистр.
   Я спустился в свою комнату, выпил бокал вина из потайного бара и завалился на диван прямо в одежде. Вскоре на улице послышался стук копыт. Сэр Виториус поехал домой, отметил я сонно, но зачем ему лошадь, ведь живет он совсем недалеко? Когда я в следующий раз открыл глаза, в окно уже светило солнце.
   Умывшись и поелозив по зубам щеткой, я выбежал на улицу. Улыбчивый хамал - по виду родной брат вчерашнего - не преминул скормить мне свежую порцию смешных историй, но зато быстро доставил на Дворцовую площадь. Как я и ожидал, у мастера Гренхеля оказался нужный мне порошок. Обещание держать язык за зубами вкупе с тридцатью гинеями произвело должный эффект - чудодейственное средство перекочевало из сейфа травника в мой карман. Через полчаса я был у Ловчего.
   - Ну не знаю, - протянул Уиквик, разглядывая кулек с порошком. - А если ты загнёшься от этой дряни?
   - Не переживай, Гренхель объяснил мне, сколько нужно принять. Тем более, это единственный шанс понять мысли преступника. Других зацепок у нас ведь нет?
   - Если хрум не соврал тебе про плащ, можно прошерстить всех портных и узнать, кто шил подобный.
   - Ага, ты посчитай, сколько портных в столице. Пока опросишь всех, маньяк убьет еще парочку склорров, и тогда ты точно расстанешься с головой.
   Довод подействовал. Курт вздохнул в последний раз и подал мне кулек. Травник сказал, что для начала нужно принять одну ложку порошка - я так и сделал, запив горечь водой. Ловчий внимательно наблюдал за мной, готовый в любой момент придти на помощь. В животе булькнуло. Комната закружилась, дыхание перехватило. Я попытался сказать Курту, что мне плохо, но не смог. В голове что-то лопнуло, обагрив глаза кровью...
   Судя по всему, кричал я страшно - горло болело так, словно его ободрали теркой. Ловчий вливал мне в рот какое-то снадобье, от него становилось тепло в желудке и приятно пощипывало нёбо. Забытьё сменялось полудрёмой, мне снились странные сны, больше похожие на видения. Очнулся я ближе к вечеру.
   - Тебя тошнило так, что думал, вывернет наизнанку, - пробурчал усталый, но довольный моим возвращением Курт. - Как себя чувствуешь?
   - Как мёртвый склорр.
   - Выглядишь не лучше, - фыркнул Ловчий. - Я чуть душу из этого травника не вынул. Он говорит, ты не должен был отравиться. Дал мне жутко дорогое противоядие, бесплатно конечно. Вроде помогло...
   - Спасибо, Курт.
   - Не за что. Что-нибудь видел в своих снах? Кричал ты так, что весь дом всполошился.
   - Что-то видел, но ничего не помню. Уже вечер?
   - Да. Ты лежи пока, не дергайся, набирайся сил. Я тут размышлял всё, как ты мог отравиться, ездил еще раз к Гренхелю, так он мне обмолвился, что перед тобой тем же зельем интересовался сэр Виториус. Даже собирался купить, но ему не понравился запах и он отдал порошок обратно. Вот видишь, магистр твой поумнее будет, не тащит в рот всякую гадость!
   - Как ты сказал? Виториус приезжал к травнику?
   - Да.
   - А когда это было?
   - Ну, ты пришел в лавку утром, а магистр вроде был накануне, вечером. А что такое?
   Перед глазами закружили горячечные видения: летящий топорик, белый щит на плаще, искаженное злобой лицо. Я припомнил слова хрума про запахи, утверждение склорра про то, что я не смогу помешать убийце, сомнения магистра про реальность отметин на телах. Звенья головоломки начали вставать на свои места.
   - Пойдем, Курт! - сказал я и встал с постели.
   Ноги предательски задрожали, я схватил Ловчего за руку. В груди клокотала злость. Как я мог быть таким слепцом? Все улики были передо мной, мне говорили, но я не слышал. Правильно Старший клерик сомневался в моих способностях. Ну да ещё не поздно всё исправить!
   - Идём же, иначе будет поздно!
   - Куда, Йорг?
   - Сначала к склоррам, затем в Орден.
   Уиквик внимательно посмотрел мне в глаза, но возражать не стал. Спросил лишь:
   - Стражников взять?
   - Не надо, обойдемся своими силами. Дело предстоит деликатное.
   Ловчий помог мне выйти на улицу, рядом тут же возник вездесущий хамал. Пока ехали до миссии, я немного пришел в себя. После моих объяснений, Старший клерик согласился составить нам компанию. Карета доставила нас к особняку Ордена, втроем мы поднялись на третий этаж. В этот раз дверь была закрыта. Магистр явно не ждал гостей - увидев меня, он медленно сполз в кресло и больше не вставал за всё время разговора.
   - Я смотрю, вы собираете вещи? Собрались куда, сэр Виториус? Молчите... Интересно, что вы почувствовали, когда прочитали прошение сэра Уиквика о помощи? Вы не могли отмахнуться от просьбы, но послали самого молодого Дознавателя, в надежде, что он ничего не раскопает. Вы ошибались! Кто же станет подозревать щитоносца, тем более главу Ордена? А хруму ваш запах не понравился, и он мне прямо сказал, что вы больше меня. Старший клерик тоже сомневался, что я смогу пойти против вас. Безумца может поймать только безумец, помните? Не стань я таким, не пришел бы сейчас сюда.
   - Я не безумец, - бурнул магистр.
   - А я не встречал ни одного сумасшедшего, который бы признался в этом. Зачем вы убивали склорров, Виториус?!
   Он взглянул на Старшего клерика с такой злобой во взгляде, что я отпрянул, а Ловчий потянулся к ножнам.
   - Они некроманты! Они подымают мертвых! - казалось, магистр бросится сейчас на склорра, но вид обнаженного меча Уиквика отрезвил его сильнее холодного душа, далее Виториус продолжил говорить спокойно и даже как-то отрешённо: - Моему сыну три года, жена умерла при родах. Я любил её, очень любил! Просил этих лекарей о помощи, и они пообещали сделать всё возможное. Я обезумел от горя, не понимал, что мою любимую нельзя воскресить... За три года я притерпелся со своей потерей, воспитывал Лодрика и отдавал всего себя делам Ордена. А с месяц назад встретил свою Элеонору на улице! И она меня не узнала...
   Вместе с Уиквиком мы посмотрели на Старшего клерика.
   - Сэр Виториус ошибся, - произнес Рон-Анк. - Эта женщина не могла быть его женой.
   - Они поднимают мертвых, - повторил магистр. - В этом секрет их таланта. Все их способности от дьявола, мы должны уничтожить - слышите?! - уничтожить их!
   - Он не в себе, - констатировал Ловчий.
   - Согласен, - сказал я. - Магистр вырезал на телах пентаграммы - ворота в ад, и надписи, но боялся признаться в этом даже самому себе. А когда понял, что я подобрался слишком близко к его тайне, решил убить и меня, подсыпав в порошок травника яд.
   - Ты заодно с ними! - вскричал Виториус. - Ты защищаешь их!
   Ловчий уже хотел звать стражу, но Рон-Анк жестом остановил его. В наступившей тишине горловое пение склорра прозвучало иерихонской трубой. Старший клерик пел, а мы слушали его, не в силах противиться магии чарующего голоса. Красные пятна ушли с лица Виториуса, дыхание замедлилось, магистр обмяк в кресле и даже чему-то улыбнулся. В кабинет вошли - и откуда взялись? - еще двое склорров.
   - Его беде можно помочь, - сказал Рон-Анк, закончив пение. - Если вы не возражаете, мы заберем его в миссию и вылечим.
   - Серьезно? Если это удастся, буду только рад, - произнес я.
   - Найдите правильные слова, чтобы сообщить братьям, - кивнул Старший клерик. - Мы не злимся на сэра Виториуса, всему виной его недуг. И ещё... Я ошибался, Йорг Люциус. Вам удалось поймать убийцу.
   Склорры подхватили магистра, тот не сопротивлялся. Казалось, он находится в другом мире, лучше нашего, там, где его жена жива и они вместе. По лицу Виториуса блуждала мечтательная улыбка, он спокойно позволил увести себя. После ухода основных участников драмы я сделал единственно правильное: сбегал до своей комнаты и принес бутылку.
   - Как же я расскажу обо всём Главному Ловчему? - вопросил Курт, отхлебнув из бокала и одобрительно причмокнув.
   - Расскажи правду, - посоветовал я. - Дальше дворца это не пойдет.
   - Ты прав, такого народу знать не положено. Это получается, что никто не застрахован от безумия, а если свихнется наш король? Бррр, представить страшно... Спасибо тебе, Дознаватель. Мне нужно идти, сообщить Главному Ловчему радостную весть.
   - Конечно. Приятно было познакомиться.
   - Жаль, что при таких обстоятельствах. Ты заходи завтра, отпразднуем окончание расследования.
   - Всенепременно!
   Уиквик прогрохотал по лестнице сапогами, я посмотрел в окно. Светила полная луна и на ней была прекрасно видна картина убийства Каином его брата Авеля. Я допил вино и захватил бутылку - не оставлять же её в кабинете магистра. Уже хотел тушить лампу, когда заметил на столе маленький портрет. На нем была изображена красивая женщина в розовой тунике и кокетливой шляпке. Снизу шла надпись.
   "Элеонора".
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"