Погудин Андрей: другие произведения.

Некоторые сложности обустройства замков

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ в стиле мистического фантреализма.
    Что бывает, когда в старинном замке затевают ремонт?


Некоторые сложности обустройства замков

Пока что-то не ломается, лучше не чинить.

С. Кинг

  
   Кривя губы, Максимилиан Лемар разглядывал себя в зеркало. Глаза ветвятся кровавыми жилками, синюшные мешки, трехдневная щетина, лицо пухнет, точно полторы бутылки виски вчера закачали сразу под кожу, а ежик обычно непокорных волос выглядит так, словно голову ночью ровнял каток. Детектив затуманил дыханием стекло, шумно втянул ноздрями воздух. Да, похоже, ёжик издох и уже начал приванивать, тут двух мнений быть не может. Зубная щетка с патриотично трехцветной пастой нырнула в рот.
   Слева от пупка что-то закололо. Макс сплюнул покрасневшую пасту в раковину и озабоченно пощупал живот. Раньше таких болезненных ощущений не возникало. Даже с похмелья. Даже с такого. Ладонь гладила больное место, а мозг уже накручивал: "Открылась язва, кислота сейчас разъест стенки желудка и ты сдохнешь".
   "Хрена с два! - возразил Макс. - Мне тридцать один, и до язвы ещё как до чина суперинтенданта".
   "Язва, язва, - вторил паникующему мозгу внутренний голос. - Да ещё и с осложнениями. Кровоизлияние в мозг. А может быть в зад".
   "Сраный геморрой", - грустно скаламбурил Макс и надолго заперся в уборной.
   Как выяснилось, с последним внутренний голос оказался прав.
  
   Истекли четыре дня из отпущенной недели отпуска, работать всё еще не хотелось, но и пить уже надоело. Макс отрешенно прихлебывал из треснувшей кружки обжигающий кофе и пускал колечки табачного дыма в открытое окно. В кои-то веки туманный Альбион сжалился над своими обитателями, сквозь тучи просвечивало весеннее солнце, а за мусорными баками до омерзения жизнерадостно пищали сволочные крысы.
   Выводы аттестационной комиссии были сформулированы предельно четко и двух толкований не допускали: детектив-сержант первого класса Максимилиан Лемар не виновен. Имел место несчастный случай при трагическом стечении обстоятельств. Всё.
   Кто знает, зачем тот парень наставил на полицейского зонтик? Был пьян и хотел пошутить? Что ж, пошутил. В последний раз. Стукачок-воришка донёс Лемару, что именно в этом доме скрывается педофил, который изнасиловал и убил трех девочек. Напарник пошел с парадного, а Макс затаился у черного входа. Парень выскочил неожиданно, побежал, а на окрик Лемара остановился и направил в сторону детектива нечто, в темноте чертовски похожее на шотган.
   Вот так-то господа журналисты, и нечего искать тут проявления полицейского беспредела. Несчастный случай и точка. Макс заставлял себя думать так, а в голову лезло другое: парень - единственный сын у приличных родителей, коренных англичан - был совершенно не причём. В доме жила его подружка-арабка, которая потом долго рыдала над трупом, пока её не оттеснили медики. Осведомитель ошибся, педофил разгуливал на свободе, а комиссар отправил Лемара в отпуск "пока страсти не улягутся". Макс достал початую бутылку и сдобрил кофе приличной порцией виски.
  
   Зазвонил телефон. Точно, он и разбудил его утром, только трубку снять было лень. Макс затушил окурок в переполненную пепельницу.
   - Хелло...
   - Максимилиан? Это Бартоломью.
   Макс поморщился. Он терпеть не мог своё полное имя, но старший брат прямо-таки упивался аристократичной изобретательностью родителей, назвавших сыновей в честь славных предков, пусть вертятся они в гробах. Преемственность рода, дворянские титулы - кому нужны они в наш безумный век? Помнится, месяц назад Лемар подранил одного "сэра", который хладнокровно зарубил беременную жену фамильным топором и не менее хладнокровно пытался бежать от служителей закона, так вот, кровь у него была самая что ни наесть красная, даже без всяких голубых примесей.
   - Слушаю, Барти, - не удержался Макс от шпильки.
   - Пьешь с утра? - осведомился тот. - Трубку не берешь. Я звонил в комиссариат, сказали, ты в отпуске...
   - Вынужденно. Еще три дня.
   - Не важно, комиссар заверил, что может продлить его. Максимилиан, ты должен приехать в замок, мне нужна твоя помощь.
   - Что случилось? - удивился Макс.
   Старший обращался к нему крайне редко, полагая, что младший позорит честь семьи, работая простым "бобби", к тому же пьет сверх всякой меры. А что прикажете делать, если по долгу службы общаешься с всякими подонками, да видишь на месте преступления порой такое, что нормальный человек потом всю жизнь будет просыпаться в холодном поту, крича от ужаса?
   - Не по телефону, - ответил брат. - Есть некоторые странности, тут будут полезны твои способности детектива.
   - Приеду вечерним экспрессом, - выговорил совершенно обалдевший Макс.
   Старшему настолько нужен полицейский, что признал полезность родного брата? Но какого черта не привлек местных? Видимо, дело насквозь деликатное... Макс с сожалением убрал бутылку в пустой холодильник и поплелся в ванну - надо привести себя в божеский вид, чтобы аристократичный родственник не поджимал презрительно губы. В животе до сих пор что-то покалывало.
  
   Снег с полей почти сошел, над размякшей землей носились какие-то пичуги, пронзительно пересвистывались, одурев от весеннего тепла. Над дальними болотами поднимался туман, заходящее солнце окрашивало его тревожным багрянцем. Невысокие скалы кое-где пузырились ручейками, серый камень начал зеленеть чешуйками мха.
   Лошадь шла неторопливо, двуколка мягко катилась по утоптанной дороге. Кругом всё дышало провинциальной стариной: особняки, сложенные из природного камня и заросшие плющом по самые печные трубы; их жители, одетые по моде чуть ли не викторианской Англии; попадавшиеся навстречу всадники, спешившие по своим делам с таким обыденным видом, будто и не слышали про изобретение автомобиля вовсе.
   Хмурый возница пыхтел на облучке трубкой и с разговорами к гостю не лез, что Макса вполне устраивало. Не хватало еще с многозначительным видом обсуждать, чья курица в окрестностях несет больше яиц, и почему в том году снег сошел на неделю раньше, чем в этом.
   Справа блеснула река, еще скованная ледяным панцирем. Меж холмов показалась угловая башня, двуколка проследовала через дубраву, горячо любимую местными свинками за крупные желуди, и вот впереди вырос замок Харрон - родовое гнездо Лемаров.
   Выщербленные ядрами, потемневшие от времени стены вздымались метров на десять, по углам красовались толстые башни с бойницами, а справа виднелся рычаг требушета. Всё по-взрослому, в те времена местные бароны сходились в схватках насмерть, выясняя кому какой цвет розы по душе: алый или белый?* Лучи заходящего солнца коснулись зубцов башен, тень от замка накрыла двуколку.
   Колеса застучали по бревнам перекинутого через ров моста, и Макс с удивлением заметил притаившегося в надвратной башенке часового. Тот напряженно разглядывал тонущий в сумерках лес, бросив на гостя лишь мимолетный взгляд. Из бойницы торчал ствол винтовки. Двуколка проехала во двор, сзади застрекотали лебедки, поднимающие мост. Еще несколько часовых с оружием и биноклями прохаживались по верху крепостных стен. Макс недоуменно покрутил головой: может, пока он беспробудно пил, здесь началась война?
  
   Встречал его невозмутимый Гагель, бесстрастность которого могла соперничать с мраморной статуей, но в глазах всё же теплели искорки расположения. Надо же, восхитился Макс, братец притащил сюда даже нашего дворецкого - видимо, решил обосноваться в замке всерьёз.
   - Привет, старина, - улыбнулся Лемар. - Как жизнь?
   - Добрый вечер, сэр Максимилиан. Спасибо, всё хорошо, - чопорно поклонился Гагель и добавил чуть доверительно: - Возраст дает о себе знать, но болеть мне запрещает должность. Сэр Бартоломью ждет вас в гостевом зале.
   Брат нисколько не изменился с последней их встречи три года назад: породистое лицо в обрамлении пышных бакенбард, которое немного портят узкие губы; серые глаза, холодно взирающие на окружающих; безукоризненная одежда, подобранная со вкусом и разбавленная легкомысленным шейным платком по последней лондонской моде. Максу даже стало немного стыдно за свой мятый пиджак и несвежую сорочку. А, к чёрту! Это он понадобился брату, так что пусть принимает его таким, какой есть.
   - Здравствуй, Максимилиан. Присаживайся, сейчас подадут ужин. Сигару?
   - Не откажусь, - буркнул Макс, умащиваясь на стуле. - Что у тебя стряслось?
   Бартоломью откусил кончик доминиканской сигары настольной гильотинкой, долго раскуривал, затем отпил глоток вина из бокала, который принес Гагель, и, наконец, сказал:
   - Как ты знаешь, год назад я начал обустраивать замок, решил превратить его в загородное поместье, чтобы приезжать сюда на выходные. Мэри надоел лондонский смог, а тут так легко дышится...
   - Это точно, - поддакнул Макс, выпуская через ноздри ароматный дым.
   - На заднем дворе рабочие возвели водонапорную башню, в подвале поставили дизель-генератор, сделали ремонт по всему замку, разбили сад и вычистили бассейн. Мэри всё очень нравилось, да...
   Бартоломью уставился куда-то в пространство, пепел на кончике его сигары был готов сорваться вниз, прямо в тарелку с нарезанным сыром. Макс с удивлением понял, что впервые видит брата в таком замешательстве.
   - Так что у вас произошло?
   - Чертовщина какая-то, - выдохнул старший и ткнул сигарой в пепельницу. - Началось всё с того, что однажды рабочие поспорили, как далеко может выстрелить требушет. Меня тогда здесь не было, иначе бы я, конечно же, пресек эту глупость. Бездельники взвели механизм, один полез в корзину с валуном, тут и случилась беда - стопор отщелкнулся сам, без чьей-либо помощи. Скорее всего, рассохся от старости. Парень в обнимку с камнем перелетел через стену и грохнулся в реку, пробив лед. Нашли его ниже по течению, там, где бобры устроили запруду. Бедняга был похож на отбивную, хоронили его в закрытом гробу.
   - Несчастный случай, бывает, - сказал Макс, невольно вспомнив причину своего отпуска.
   - Да, конечно. Еще через месяц сломался новенький дизель-генератор. Я вызвал из города механика. Не знаю, что у него там пошло не так, но крик этого парня до сих пор стоит у меня в ушах. Он обуглился до костей, запах горелого мяса неделю витал по замку. Эксперты облазили весь подвал и не нашли ничего подозрительного. Сказали, цистерна с топливом дала течь, рядом оказался открытый огонь от спички или свечи, вот и полыхнуло. Всё бы ничего, но я прекрасно помню, что парень не курил, я предлагал ему сигару, а с собой у него был отличный фонарь.
   Бартоломью мелкими глотками допил херес и монотонно продолжил:
   - Сантехник, что прокладывал трубы, пошел собирать чернику и не вернулся. Полиция графства прочесала лес - нашли только корзинку. Я слышал несколько раз, как за холмами воют волки, но егеря божатся, что пищи им хватает, на человека они нападать не станут. Да и остались бы следы, кости какие-нибудь, клочки одежды. На всякий случай я выписал из города сотрудников охранной фирмы.
   Макс подумал, что всё-таки брат постарел. Исчез из глаз жизнерадостный блеск, в уголках губ пролегли горестные морщинки. Неужели всё из-за погибших рабочих?
   - Мне начало мерещиться всякое, Мэри тоже нервничала, - продолжил старший. - Всю зиму жили безвылазно в городе, а в эти выходные зацвели её любимые крокусы, мы приехали посмотреть. Дул холодный ветер, я зашел в холл за пледом, а когда вернулся, Мэри уже не было. Она исчезла, как и тот сантехник. Максимилиан, найди её, найди, прошу тебя!
  
   Брат уединился в своей комнате, отказавшись от ужина. Макс решил, что старший не хочет, чтобы кто-либо видел его слезы и слышал рыдания. Это понятно, несокрушимый сэр Бартоломью Лемар всегда сильный, особенно на людях. Хотя, тут не Лондон и кругом нет конкурентов по бизнесу, готовых сожрать тебя за малейшую слабость, а Мэри была прекрасной девушкой и верной женой... но почему была? Она исчезла только позавчера, рано хоронить её. Макс отложил обглоданную ножку каплуна и вытер салфеткой руки. Скорбный Гагель вновь наполнил бокал.
   - Составишь мне компанию? - спросил Лемар.
   Во дворе замка плясали тени от света редких факелов. На крепостной стене тлел огонек сигареты, часовой бдел, разглядывая в инфракрасный бинокль лес. Вот только Макс крепко подозревал, что причина всех этих происшествий находится где-то неподалеку, надо только найти её.
   - Сэр Бартоломью не стал завозить новый генератор, - говорил идущий следом дворецкий. - Смерть механика потрясла его, а уж после исчезновения прекрасной леди Мэри он чуть с ума не сошел от горя. Это я посоветовал ему вызвать вас.
   - Правильно сделал, старина, - кивнул Макс и остановился у выщербленной стены, провел пальцем по давнему следу от шального ядра. - А что, рабочие не стали заделывать выбоины?
   - Как же, первым делом заштукатурили. Вот только всё отвалилось вскоре. Пробовали снова, но с тем же успехом. Сказали, перепад температур, состав не держится. И как же строили в те века?
   - Хорошо строили, - сказал Лемар, проведя ладонью по крепкой стене.
   Показалось, или камень чуть теплый, несмотря на вечернюю прохладу? Впереди выросла площадка с требушетом. Макс включил фонарь и осмотрел механизм. Действительно, стопор совсем разболтался, но держать еще должен, зубцы не сточены. Где-то за холмами раздался далекий вой.
   - А что, Гагель, попугаем волков?
   Вдвоем они накрутили ворот, стопор сухо щелкнул, встав в паз. Дерево потрескивало от напряжения, Макс осторожно уложил в веревочную корзину округлый валун. Они отошли подальше. Попыхивая сигареткой, через перила свесился заинтересованный часовой. Гагель дернул шнур, противовес рванул плечо рычага вниз, камень взвился высоко в темное небо. Через мгновение со стороны леса раздался громкий треск.
   - Отлично работает, - заключил Лемар.
  
   Когда-то он, молодой еще стажер, отправился по вызову на фабрику-прачечную. Одна из машин вместо очередной простыни затянула в себя работницу, рычаг безопасности не сработал и гладильный пресс закатал неосторожную тетку в окровавленный лист с вкраплениями костей и кусков ткани. От короткого замыкания начался пожар, машина сильно обгорела, пол под ней обуглился, а на черном тут и там виднелись бурые пятна. Именно так и выглядел сейчас подвал, где стоял искореженный дизель-генератор.
   Гагель зажимал нос, тут до сих пор воняло паленым мясом. Стараясь казаться невозмутимым Коломбо, Лемар с трудом сдерживал рвотные позывы. Такое впечатление, что механик сначала здорово нагрелся, как в микроволновке, а потом взорвался, заляпав кровью и дерьмом все стены. Даже с потолка свисает что-то похожее на засохшие кишки. Дворецкий развел руками: потрясенный сэр Бартоломью запретил убираться здесь, приказал лишь закрыть подвал. Что ж, это нам только на руку, решил Лемар и приступил к осмотру развороченного генератора.
   Резервуар для топлива лопнул, но непонятно - до или после пожара? Кожух сгорел, наружу торчат обугленные рычаги, словно кости неведомого животного. Макс внимательно осмотрел пол, но не нашел ничего интересного, кроме нескольких почерневших пуговиц. Выйдя из подвала, детектив с удовольствием вдохнул прохладный ночной воздух.
   Желая помочь следствию, Гагель притащил корзинку сантехника, Макс с умным видом осмотрел её - новенькая, точно из магазина - и подавил горестный вздох. Ничего. Не единой зацепки. Цветник тоже выглядит вполне обычно: нет тут колодца, куда могла свалиться девушка, или же люка, указывающего на подземный ход. Может быть, крокусы просто взбесились и сожрали Мэри? Шутка черного юмора: специи едят человека.*
  
   Бартоломью так и не показывался из комнаты. Макс постоял у двери и, не решившись постучать, устроился за столом в компании с бренди и сигарой. У брата горе, не надо его беспокоить, тем более помочь ему в этой беде пока нечем. Разочарованный Гагель убрал остатки ужина, наказал звонить в колокольчик при первой же необходимости и исчез в недрах замка.
   Массивный хронометр в углу пробил полночь. Бутылка опустела, Макс курил уже третью сигару и потихоньку сатанел. В любом преступлении найдется подозреваемый со своим мотивом, но кого прикажете подозревать здесь? Ладно, первые два случая, хоть и с натяжкой, можно записать в категорию "несчастные". Но как расценивать бесследное исчезновение? Словно кто-то сначала круто взялся за дело, наглядно угробил парочку людей, но, не достигнув неведомой цели, решил изменить тактику и стал пакостить скрытно. Вот уж точно чертовщина!
   В животе вновь закололо. Вздохнув, Макс самостоятельно отправился на поиски уборной - беспокоить дворецкого по такому пустяшному поводу не хотелось. В коридоре стоял полумрак, на стенах тлели ночники с автономным питанием. Первые двери из мореного дуба были закрыты и выглядели столь внушительно, что за ними могла располагаться только фамильная сокровищница или на худой конец винный погреб, но никак не презренный сортир.
   Повернув за угол, Лемар резко остановился. Кто-то маленький шмыгнул за колонну, да так шустро, что детектив не успел рассмотреть зверька. Кошка? Глупости, у брата аллергия на шерсть. Крыса? Мелковата будет. На всякий случай Макс нащупал пистолет и медленно приблизился к массивной колонне.
   Заглянул...
   Никого.
   И с другой стороны...
   Тоже пусто.
   Макс перевел дух и усмехнулся, действительно, мерещится черти что. А вот и дверь в искомое заведение - ослепительно белый пластик с буквами WC. Только Лемар угнездился на унитазе, как почувствовал, что кто-то натуральным образом щекочет ему задницу. Детектив взвился в воздух, точно выпущенный из требушета камень; в руке сам собой материализовался пистолет. Из унитаза выглядывала здоровенная крыса, её длиннющие усы насмешливо шевелились.
   - Дьявол!
   Оглушительно грохнул выстрел. Брызнуло белое крошево. Кашляя от пыли, Лемар заглянул в развороченный унитаз. В трубе мелькнул хвост улепетывающей бестии. Значит, раньше ему не почудилось, это действительно была мерзкая крыса! Макс сплюнул и вышел в коридор. На шум прибежал дворецкий.
   - Что же ты, Гагель, за домом не следишь? Крысы бегают с теленка размером...
   - Не может быть! Конечно, у нас нет кошки, вы знаете, но я рассыпал отраву по всему замку.
   - Значит, одна скотина выжила и чуть не откусила мне сейчас яйца. Где находится коллектор?
  
   На удивление, здесь совсем не пахло отстойником. Как объяснил дворецкий, пропавший сантехник устроил всё по науке: нечистоты и грязная вода поступали в герметичный бак, куда добавляли специальные бактерии, а на выходе получалось прекрасное удобрение. Макс достал пистолет и коротко приказал:
   - Открывай!
   Гагель свернул барашки и поднял крышку. Вот тут завоняло! Словно сам Господь-бог переел бобов и пустил вселенские ветры. Закрывая нос платком, Лемар заглянул внутрь бака. Среди зловонной жижи плавали окурки сигар, огрызки яблок, очистки, бумажки, какашки и одна здоровенная крыса. Попалась, хмыкнул Макс и тщательно прицелился. Вот тут случилось невероятное. Мохнатый ком взвился вверх прямо с поверхности, пролетел рядом с лицом детектива, обдав его вонючими брызгами, и, прошмыгнув меж ног остолбеневшего Гагеля, словно растворился в стене. Оттолкнув дворецкого, Макс бросился следом. На стыке с полом он обнаружил дыру, засунул туда руку с пистолетом и несколько раз выстрелил. Прислушался. Вдалеке затихал шорох лапок бегущей твари и вроде бы даже шуршащий смех. Из дыры тянуло прохладным воздухом.
   - Гагель, тащи кувалду!
   - Может быть, разбудим сэра Бартоломью?
   - К черту сэра Бартоломью! Это не простая крыса, понимаешь? Мы должны её поймать!
   Дворецкий вскоре вернулся и с бесстрастным видом протянул увесистый молот. Макс размахнулся, старинная кладка не выдержала напора молодости, и в стене образовалась приличная брешь. Несколькими ударами Лемар расширил её и пролез внутрь. Луч фонаря выхватил из темноты уходящий вниз коридор; свисающие с потолка пучки паутины колыхались, точно волосы древней колдуньи. Гагель позади озабоченно заглядывал в проем.
   - Жди здесь. Если эта тварь появится, бей её кувалдой по башке, - сказал Макс и, заметив растерянность дворецкого, добавил: - Ну, или куда попадешь.
   Коридор постепенно забирал вправо. Макс медленно шагал, выставив перед собой пистолет и фонарь. Вскоре сумрак пробил узкий пучок света. Заглянув в дыру, Лемар понял, что смотрит во двор - виднеется угол башни и площадка с требушетом. Дальше обнаружились и другие скважины, через которые можно было наблюдать уже комнаты и помещения замка. Макс восхитился предусмотрительностью мудрого строителя. В те времена заговоры готовились часто и со вкусом, а с помощью такого вот хода всегда можно вычислить шеф-повара, прежде чем он подаст своё блюдо к столу.
   Заглянув в очередную мечту вуайериста, Лемар увидел в неверном свете факелов деревья сада и цветник. Одновременно с этим обостренный слух детектива различил шорох дальше по коридору. Ага, крыса близко! Макс прислонил фонарь стеклом к груди и осторожно двинулся на звук. Пол исчез, впереди плескалось море тьмы. Затаив дыхание, Лемар взвел курок пистолета и выбросил вперед руку. Поток света уткнулся в стену провала, на дне которого...
   - О, Господи! Макс?! Ты?!..
   Ноги задрожали, детектив замысловато выругался и опустился на каменный пол. В отличие от брата, жена его длинные имена никогда не жаловала - уже хотя бы за одно это можно было любить её.
  

Эпилог

  
   Гагель позаботился о вывихнутой лодыжке Мэри, и девушка - посвежевшая после ванны и в умопомрачительном халатике - теперь радостно щебетала, не забывая отправлять в рот все те вкусности, что в избытке громоздились на столе. Бартоломью смотрел на воскресшую жену с такой любовью, что Макс даже пожалел о своем холостяцком статусе. Впрочем, всё впереди, если он встретит когда-нибудь красотку хотя бы наполовину такую же замечательную как Мэри...
   - Дорогой, ты как раз пошел за пледом, а я увидела кошку, - рассказывала девушка. - Наверно, она забрела из той деревни, мы проезжали её, помнишь? Я сразу подумала о твоей аллергии, погналась за ней, а она шмыгнула за стену. Темно там было, страшно, но я не испугалась, пошла следом. Вдруг всё провалилось и я тоже. Ногу так дернуло, что я сознание потеряла, представляешь?
   Макс чуть не задохнулся от нежности к невестке, а уж Бартоломью совсем поплыл - сжал руку жены, и по щекам финансового воротилы с Оксфорд стрит уже не стесняясь текли слезы.
   - Ну что ты, милый, - заворковала Мэри. - Я здесь, я вернулась, Макс спас меня.
   - Спасибо тебе, - непослушными губами выговорил старший, посмотрев на брата. - Теперь я вижу, что сильно ошибался, полицейский из тебя получился отменный.
   Если бы кто приказал сейчас детективу умереть за эту девушку, пошел бы на смерть не раздумывая. Она тем временем продолжила:
   - Очнулась, свет сверху пробивается, а на краю обрыва сидит такой страшный, мохнатый. Говорит, достали мы его, ничего не понимаем, замку не нравятся перемены.
   - Я слышал про это существо, - вмешался Гагель, до этого стоящий истуканом за стулом девушки.
   - Серьезно? - удивился Бартоломью.
   - Да, мне еще дед рассказывал. Это боггарт, дух замка. Нельзя его злить, иначе беда случится.
   - Точно, - кивнула Мэри. - Сначала он рабочим из той штуковины выстрелил, затем пожар в подвале устроил. Хотел, чтобы всё вернули, как прежде.
   - А сантехник? - спросил Макс.
   - Этого он просто напугал, а человек сбежал, вместо того, чтобы все трубы убрать.
   - Ага, - кивнул Лемар, сделав в памяти зарубку проверить по месту жительства беглеца.
   - Тогда мохнатый и решил меня похитить, хотел всё объяснить, - сказала Мэри. - Подумал, я слабая и не причиню ему вреда. Так и есть, я лежала, слушала и не могла ничего поделать.
   - То есть он рассчитывал, что тебя скоро найдут? - спросил Макс.
   - Да, но ведь так и случилось? Спасибо тебе еще раз. Ой, что-то ногу тянет...
   - Дорогая, не волнуйся, я перенесу тебя в спальню, - сказал Бартоломью.
   - Ты самый лучший...
   Макс смотрел, как брат неуклюже взял Мэри на руки, её халат распахнулся, обнажив белые ноги, и тут меж ними показался волосатый хвост. Лемар зажмурился, потряс головой, а когда вновь открыл глаза, никакого хвоста уже не было. Дверь в спальную брата закрылась. Чертова крыса, подумал Макс, так и умом двинуться можно. Он налил себе полный бокал бренди и залпом осушил его.
   - Вы герой, сэр Максимилиан, - сказал Гагель.
   - Да уж. Слушай, что еще ты знаешь про этого боггарта?
   - Ну, дед рассказывал мало, по-моему, он сам плохо представлял, с чем однажды столкнулся. Говорил, что нужно остерегаться, не злить понапрасну. Ведь духи бывают очень мстительны и умеют разное. Боггарт, по словам дедушки, мог превращаться в любое животное и даже в человека. Правда, с одним условием.
   - Каким?
   - Он сначала должен был съесть его.
  
   Утром двуколка отвезла Макса на вокзал. Детектив хотел поскорее вернуться к работе и больше не забивать себе голову мистической ерундой.
   На день рождения ему пришла открытка от брата. Бартоломью сердечно поздравлял его с праздником, желал здоровья и долгих лет жизни, а в постскриптуме сообщал, что по настоянию Мэри перестроил весь замок, убрав из него все последние нововведения.
  
   Живот у Макса больше не болел.
   _________________________________
   *Война Алой и Белой розы - серия вооружённых династических конфликтов между группировками английской знати в 1455--1485 годах в борьбе за власть между сторонниками двух ветвей династии Плантагенетов -- Ланкастеров и Йорков.
   *Рыльца цветков крокуса (шафрана) используются как пряность.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"