Погудин Александр Вячеславович: другие произведения.

Плохая примета

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Один шаг... за которым следует черная бездна, бесконечное падение сквозь тонкие плоскости миров. Образы, события, ощущения - все проносится мимо с молниеносной скоростью, одна обстановка меняется на другую... постоянное падение в черную... в конце которого - твердая почва незнакомого мира...

...Тут я ничего поделать не могу.

Творится невозможное...

I

      А что, если мир - совсем не то, чем кажется людям? Что, если мир - это всего лишь иллюзия, созданная слабым умом человека, не способного воспринять запутанную действительность? Если мир не такой простой? Что если мир - это огромная многослойная система, между частями которой существуют некие мосты, способные перемещать материю из одного слоя в другой?
      Ведь мне раньше даже и не представлялся таким мир. Я жил обычной повседневной жизнью, не задумываясь об устройстве мира. Для меня все философские рассуждения о сотворении мира и предназначении человека были лишь бредом, о котором задумываются только глубокие старики.  
   Черные кошки, проклятые числа и весь тому подобный бред был для меня полным враньем. Я думал, что ничего плохого со мной не случится, если мне перейдет дорогу черная кошка или если я разобью стекло. Вампиры, оборотни, лесные эльфы, гномы, бесы и дьяволы, драконы, василиски, фениксы... Для меня все это - лишь сказочные существа, не существовавшие в реальном мире.
      Но теперь это все в прошлом... Всего лишь из-за одной мелочи вся моя жизнь изменилась, изменилось все вокруг... Но я не буду спешить. Все по порядку...
     

II

      ... мир - это сложная система, состоящая изо множества слоев, взаимосвязанных друг между другом. Существуют нити связи, способные соединять слои...
      Эти два предложения прокручивались у меня в голове раз за разом. Я воспринимал это лишь как слова, совершенно не задумываясь об их абсурдности. И когда в очередной раз фразы из одной книги пронеслись в голове, я внезапно осознал их смысл.
      ...Всего лишь несколько дней назад я рассмеялся над этими словами, шествуя по осенней улице. Над словами, которые теперь стали для меня неопровержимой истиной жизни. Быть может, если бы тогда я знал то, что знаю сейчас, то, возможно, я бы смог избежать этого. Но, как знать - судьба неизбежна...
      Я рассмеялся над глупой фразой из книги и остановился на мокром тротуаре. Моросил мелкий дождик, тяжелые мокрые листья срывались с темных веток и падали в глубокие лужи. Сверкающие чистотой машины проносились по дороге, поднимая тучи брызг. Все небо окутывали грозные серые тучи, предвещая бурю. Стройные кирпичные дома высились к облакам. Будто сосны одни тянулись к небу, а другие, словно кусты, прирожденные быть низкими и приземистыми, с завистью смотрели на высоких собратьев.
      Когда я прекратил посмеиваться над фразой, то продолжил прогулку, не имеющую конечной цели. Я шел по мокрой пустынной улице и глядел себе под ноги, сравнивая эту ее с уравнением. "Уравнение - это такая система, в которой есть две части... и они должны быть равны между собой. Нити связи - неизвестные корни..."
      - Хотя, нет, совершенно не похоже! - высказался я вслух. - Части уравнения равны. Но разные слои мира не могут быть равны...
      Я читал несколько книг о параллельных мирах, и все они казались для меня равными - все полная чушь, не имеющая никакого смысла. Мне стало даже противно думать об этих фразах, и я выкинул их из головы, продолжая прогулку по улице.
     

III

      Не имеет смысла описывать тот день. О нем стоит лишь сказать, что он прошел так же беззаботно, как и остальные. Сейчас мне с горестью вспоминаются те дни, когда мир был для меня очень простым. Когда что-то необычное, напечатанное в книге, казалось мне чушью. Речь ученых о параллельных мирах была пустой и бессмысленной болтовней сошедшего с ума старика. Все эти бесполезные знания не были мне так нужны, как сейчас.
     
      ...На следующий день я спокойно сидел на лавке в парке и поглядывал на часы. Мне надо было идти на дополнительные занятия по физике. Время у меня еще было, и я мог не торопиться. "Посижу здесь, любуясь парком"...
      Я не буду говорить о своей внешности, это здесь не играет роли. Скажу лишь, что я подросток, хожу в восьмой класс и учусь не слишком хорошо. Поэтому мне надо ходить на дополнительные занятия, чтобы не отставать по знаниям от сверстников.
      ...Через десять минут я встал со скамьи и направился к школе, где меня уже ждал учитель по физике. Мне, чтобы исправить двойку, надо обязательно придти на занятие, иначе... ничего хорошего не будет.
      Шел я спокойно, не торопясь. До школы минуты две ходьбы, не больше. Я вышел из тенистого парка и пошел к школе через улицы. Огромные здания нависали со всех сторон, все так же горделиво возвышаясь к небу. Дорога пустовала - ни одна машина не проехала мимо, но людей вокруг было немало. Я очень люблю, когда вокруг много народу. Знакомые, незнакомые - все равно. Я не люблю одиночества, и даже один человек, находящийся поблизости, создает мне приподнятое настроение.
      Я свернул на дорогу, ведущую прямо к школе. Справа от меня начинался и уходил вдаль длинный забор детского сада, а вид слева украшали мощные деревья с раскидистой кроной. Я прошел совсем немного, как увидел вдалеке за прутьями забора небольшой черный комок. Как только я приблизился к нему, то комок, в котором я распознал кота, дернулся. И в следующую секунду кот проскользнул под забором, пересек дорогу и умчался вдаль.
      ...Когда я двинулся вперед, я даже и не вспомнил о суеверии. "Если дорогу кошка черная перебежит - несчастье случится с тобой". А я спокойно прошел по следам кота. Про суеверие я вспомнил лишь на занятии. И не придал этому никакого значения.
      Эх! Ну почему же я не вспомнил об этом раньше? Если бы я обошел следы, ничего бы не было! Почему же так все получилось? Почему именно мне выпала эта нелегкая доля? Но, если подумать: чему быть, того не миновать. Видно, этого было просто не избежать.

IV

      На следующее утро я проснулся очень довольный. Настроение было отличное уже в начале дня. Я выспался, а за окном светило ясное и яркое солнце. Его мягкие лучи приятно грели кожу, и хотелось, как кошка, свернуться в клубок и мурлыкать от удовольствия.
      Сегодня среда, а первых двух уроков нет. К сожалению, мать на работе, так что завтрак придется готовить самому. Я резво вскочил с постели, оделся и пошел на кухню. По пути я взглянул в окно. На дворе было тепло и сухо. Деревья в ярко-красных и оранжевых нарядах покачивались на ветру. А солнце уже встало над горизонтом, освещая своим желтоватым светом здания.
      Я подошел к кухне, потянулся к ручке на двери, как вдруг услышал за дверью шаги. Моя рука зависла у шаровидной ручки. На секунду я испугался - не воры ли? Но тут же отбросил бестолковые мысли и повернул ручку. Дверь отворилась, и предо мной предстала мать в халате. Пару секунд мы простояли в молчании, глядя друг на друга. Я открыл рот, чтобы спросить, почему мать не на работе, как она задала свой вопрос:
      - Почему это ты не в школе? - я ответил сразу:
      - Как почему? Я же вчера сказал: двух первых уроков не будет.
      - Что ты сказал? Вчера ты мне об этом и слова не сказал.
      Я уже и сам засомневался, говорил ли я. Но мать спокойно сказала, что вопрос закрыт.
      - Иди, завтракай, - сказала мама и ушла в гостиную.
      После завтрака я собрал портфель в школу и вышел на улицу. И уже десять минут спустя я подходил к школе. Небольшое пятиэтажное здание школы возвышалось впереди. Окрашенные белым цветом стены придавали школе строгость, настраивая меня на нужный для учебы лад. Я открыл массивную железную дверь и вошел в здание. Огляделся. Пусто. Из одноклассников - никого. Может, я рано пришел? Пока я переодевал обувь, никто из друзей не появился. Переодевшись, я посмотрел на время - до звонка со второго урока оставалось несколько минут, а ни один одноклассник не подошел.
      - Хм... - я медленно подошел к лестнице и обернулся. - Странно...
      Я поднялся на третий этаж и подошел к кабинету истории. Прозвенел звонок, сопровождаемый радостными воплями учеников. Через пару секунд двери кабинетов распахнулись, и из них выбежали дети и подростки. Дверь кабинета истории открылась позже всех. Но когда она открылась, и из проема выбежали школьники, то я чуть не задохнулся от изумления - это были мои одноклассники!
      - О! Витя! А ты что здесь делаешь? - заметил меня один из одноклассников, и вся группа тут же собралась вокруг меня.
      - Чего это тебя на первых уроках не было?
      - Ага, прогуливаешь!
      Со всех сторон сыпались вопросы и насмешки, и, в конце концов, я не выдержал:
      - Да постойте вы! Как это... А вы... Черт! Почему вы сейчас на уроке? Ведь нам вчера сказали, что к третьему уроку идти надо!
      Класс замолк. Дети переглянулись, а потом посмотрели на меня, как на сумасшедшего. Хотя почему "как"? Я чувствовал, что сошел с ума. Все это казалось сном. Ведь такого просто не может быть...
      - Вить... Вчера нам не могли сказать этого... Вчера воскресенье было...
      - Ага... - хором подтвердили одноклассники.
      Некоторые засмеялись, некоторые с удивлением смотрели на меня. А другие вообще ушли на следующий урок. Сначала я воспринял это как шутку, но, смотря на их лица, я понял, что это не так. "Тут что-то не то творится!". Я спросил медленно и осторожно:
      - Хотите сказать, что сегодня - понедельник?
      - Да, Витя! - подтвердил мой друг, положил мне руку на плечо и сказал с дружеской интонацией: - Поздравляю, парень, ты сошел с ума!
      Класс гнусно загоготал. "Этого просто не может быть! Сегодня ведь среда! А почему они говорят, что понедельник?"
      - Да ладно тебе! Что-то ты какой-то бледный... Да что с тобой? - мой друг явно заволновался.
      Все одноклассники удалились на следующий урок, оставив меня с другом. Их смешки и приколы слышались даже с четвертого этажа. Мне стало обидно от их шуточек. Мало того, что голова кружилась от пережитого изумления, так еще и обида закралась в сердце. Все прекрасное настроение, что было утром, улетучилось мгновенно.
      - Мне нехорошо... правда, мне плохо! Я не понимаю! Сегодня должна быть среда, а вы говорите - понедельник... если вы шутите, то все в порядке... но если... Леня, скажи, что вы шутите! Это ведь шутка, да?
      Мой друг посмотрел на меня круглыми от удивления глазами, совсем сбитый с толку. Мне показалось, что стена позади него колыхается. Словно по ней пробегают волны. Лицо Лени начало размываться. Я тряхнул головой, и все встало на свои места.
      - Витя. Опомнись, дружок! Сегодня - понедельник! Вчера было воскресенье! И никакая учительница не могла сказать тебе, что сегодня надо идти к третьему уроку!
      Все вокруг пошатнулось. Я едва устоял на ногах. Слабость распространялась по всему телу. Колени подогнулись, и мне пришлось опереться рукой на стену, чтобы не упасть.
      - Витя...
      - Оставь меня... наверное, я просто... просто я еще не проснулся. Вот и...
      Друг меня понял и ушел наверх. "Может быть, я просто ошибся? Напутал все и... перепутал дни недели. Нет! Я не мог так сильно ошибиться!" Я прошел через толпу школьников, которая незаметно образовалась вокруг меня, и двинулся на негнущихся ногах вверх по лестнице - туда, куда убежали одноклассники. "Все образуется! Я узнаю, какой сегодня по-настоящему день недели. Ведь если школьники пошутили, то расписание будет по среде. А если нет - то расписание будет как в понедельник. И тогда... Если сегодня понедельник, то я просто все перепутал". Головокружение и слабость отступили, но что-то все же осталось, и я не мог не беспокоиться.
      Я поднимался по лестнице, погруженный в раздумья. "Странно как-то все это..."
      Прозвенел звонок, и я осознал, что не имею никакого представления о том, какой сейчас урок. Я побежал наверх, ища глазами одноклассников. Их голоса слышались где-то наверху. Пролетев четвертый этаж и приближаясь к последнему, пятому этажу, я заметил ученика моего класса, входящего в кабинет. Со скоростью молнии я ворвался в класс вслед за ним. Быстро заняв свое место, я посмотрел на учителя.
      И тогда все стало похоже на кошмарный сон. Я чувствовал, будто сплю и не могу проснуться. А мое тело в реальном мире дрыгается и извивается, рот растягивается в немом крике, простыня окутывает тело, пропитывается холодным потом. Ногти царапают подушку, ноздри шумно втягивают воздух, а при выдохе из горла раздается хрип ужаса. Но проснуться в своей постели и отдышаться от кошмара я не могу, потому что вижу - это реальность.
      У доски стоял совершенно незнакомый мне человек. Он был высокий и пухлый, с бородавкой возле носа и болезненной кожей. Темно-коричневый свитер был ему явно велик, а из-за смешных круглых очков тусклые глаза были большими и странными. По виду нельзя сказать, сколько ему лет. Тридцать или сорок, не разберешь. Я не знал, учитель ли он вообще? Если учитель, то какой предмет преподает?
      "Может, я зашел не в свой класс?" Я посмотрел в стороны, на соседа. Все лица вокруг были знакомые, кроме одного - учителя.
      Человек у доски взял классный журнал со стола и посмотрел в список учеников. Я посмотрел на соседа - тот не выражал никаких признаков удивления. Он сосредоточено смотрел на учителя, словно вспоминая правила по предмету...
      "Какому предмету? Какой сейчас урок, и что это за тип у доски? Почему никто не удивляется? В чем дело?" Моя шея покрывалась потом. Класс пошатнулся перед глазами. Меня отклонило назад, словно едешь в автобусе, и водитель резко давит на газ. Я вцепился в стол. Все вокруг смазывалось. Одноклассники удлинялись и становились уже, словно как акварельную краску их смывали со стены.
      - Так, кого я давно не спрашивал...
      Эти слова привели меня в чувства. Словно мне под нос сунули нашатырный спирт. Все прояснилось, но не голова. Мысли так и путались в голове. Сейчас мне хотелось домой... только домой... лечь в мягкую кровать
      (простыня окутывает тело, пропитывается холодным потом)
      и заснуть крепким сном...
      - Сейчас, секунду...
      Я посмотрел на соседа - тот все еще что-то повторял. "Интересно, а где его учебники?"
      "Да и кто вообще этот учитель? Кто он такой? Что он здесь делает?" Но тут на помощь пришла спасительная мысль. "А что, если это просто новый предмет? Но... это неправда. Урок не первый. Учитель сказал ключевую фразу: "Так, кого я давно не спрашивал?" Давно не спрашивал... Он хочет сказать, что ведет предмет уже давно?"
      - К доске идет Виктор Шаванов. Выходи, рассказывай, что читал.
      "Что? Чего мне надо рассказывать?" Ноги понесли меня к доске. Я был в полном замешательстве. И в ужасе. Ноги подкашивались от страха. Учитель выглядел довольно строгим. "Кто же этот учитель? Зачем это он меня вызвал? Это же первый урок... Для меня первый... в чем дело!?" я был готов расплакаться. Это какая-то мистика. И все эти непонятные события вертятся вокруг меня. Никто ничего подозрительного не замечает. Все живут так, словно все так и должно быть. А для меня - это просто мистика. Нечто невероятное.
      - Ну, что молчим? Тебе что, язык отрезали? Рассказывай про то, что читал!
      "Да ни про что я не читал! Пожалуйста, отстаньте от меня, мистер учитель! Мне бы хоть знать предмет, который мы изучаем! Информатику? Физику? Музыку? Может, физкультуру?" Колени дрожали. Казалось, что в груди надувался какой-то колкий шар. Он колол ребра, давил на легкие и заставлял выпускать из них воздух. Взгляд всех учеников пригвоздил меня к месту, еще более затрудняя мое положение.
      "Да какая, к черту, разница? Все меняется вокруг, сходит с ума. Тут я ничего поделать не могу. Творится невозможное".
      - Ладно... так и быть. Раз этого не знаешь, то хоть скажи мне количество спутников Юпитера и назови их имена.
      "Спасибо, дядя, вы сделали мне огромное одолжение! Теперь я знаю, что это урок астрономии! Гениально!" Я чуть не заплакал. Никакого страха перед учителем не было. Замешательство прошло. Я понял одно, что немного распутало мои мысли, - творится невозможное.
      - Что ж. Ничего не учим? Лентяйничаем? Выйди за дверь, лодырь, и отдохни-ка там. После урока зайди ко мне, поговорим о твоем поведении и о том, что ты сделал в пятницу.
      Я вышел за дверь, и она за мной со стуком затворилась. "В пятницу? Что я сделал?"... Неважно...
      Я провел рукой по волосам. "Неважно..." Не соображая, что делаю, я побежал вниз по лестнице. Несколько секунд спустя я стоял у раздевалки на первом этаже. Дверь в нее была открыта. Охранник, как обычно, где-то гулял. Я схватил свою куртку и быстро ее надел.
      Затем я вышел на улицу, забыв про сменную обувь, оставшуюся в раздевалке. Забыв про портфель, который одиноко стоял у парты в классе незнакомца, преподававшего астрономию.
     

V

      Серые тучи застилали небо и прятали под собой едва взошедшее солнце. Город погружался во тьму. Деревья напоминали скрюченных стариков. На здания, которые громоздились у дорог, ложилась мрачная тень. Воздух сгущался и тяжелел, словно наполняясь ядовитыми газами, не имеющими запаха. Ветер постоянно менял направление, менял силу и характер. То он дул в одну сторону, то с ураганной силой в другую, ломая ветви и кружа по воздуху пакеты и газеты. Иногда он слабо и противно дул мне в лицо.
      И, наконец, пошел мелкий моросящий дождь на смену ветру. Холодные и колкие капли падали мне на лицо, а я, не замечая этого, спешил к себе домой. Я был опустошен, не в силах думать. Я просто шел вперед - домой.
      Картина вокруг меня начала медленно меняться. Это не могло не привлечь мое внимание. И я понял, что неизвестным преподавателем и сменой дня недели дело не закончилось.
      Тучи, которые только что были черные и мрачные, внезапно стали расходиться в стороны. Прямо надо мной образовался клочок синего неба. И он начал увеличиваться, разгоняя тучи, пока те не ушли за горизонт. Появилось солнце. В зените. Ровно надо мной. Но лучи не грели, они лишь светили. Листья на деревьях сменили окраску. Из красно-оранжевого тона они внезапно стали ядовито-зелеными. Стены зданий побелели и ослепительно засверкали, а заасфальтированная дорога превратилась в широкую песчаную тропу.
      Я резко остановился, голова закружилась. Сердце забилось быстрее. Ужас закрался в недра головы, изъедая мой разум. И я ни о чем не мог думать. Я чувствовал, как что-то жгучее течет по моим венам, как оно колется и вибрирует. Сердце сковывало железным обручем. Мой взгляд скользил по новому миру, и я замечал все новые и новые чудеса.
      Кошки. Одни кошки. И все черные. Куда не глянь. Они были повсюду. Их глаза лучились ярким зеленым светом, хотя был день. Но день здесь, в этом мире, будет всегда.
   Кошки важно шествовали по улицам. Одни лакомились мясом распотрошенных птиц, погружая свои мохнатые морды в их внутренности. Некоторые уселись на лавки и вылизывали свою шерсть. А другие с интересом наблюдали за тем, как я схожу с ума. Здесь кошки, черные кошки, были умнее людей. А есть ли здесь люди?
      Я закричал и ринулся вперед. Кошки разбежались прочь. Страх, как капли воды, слетел с меня. Но головокружение и слабость лишь только усилились. Дорога качалась перед глазами, и я знал, что далеко не убегу.
      Тут ноги подкосились, и я рухнул на песок...
      ...Но приземлился на траву. Глаза сами собой закрылись. Мне надо было отдохнуть...
      ...Со всех сторон слышались мягкие шаги, а затем слабое шипение. "Опять кошки..." В ушах зазвенела кровь. Шипение кошек стихло. Я возвращался в чувства.
      Трава колола мне щеки. В нос ударил запах гнилой земли и разлагающейся древесины. Я открыл глаза. Я лежал на траве в каком-то парке. Знакомые качели. И старый дуб вдалеке знаком.
      Я поднялся с земли. Теперь я находился не у дороги, а у своего дома. "Добрался все же". Но только дом был не такой, как обычно. "Тут все другое! В этом мире все иначе... ". Все было старое и заброшенное. Трава сохла на глазах. Небо тускнело, но не от туч, а от дыма. Деревья в мгновение ока сбросили листву и превращались в труху. "Я созерцаю то, что происходит десятилетиями!" Краска дома передо мной трескалась, отслаивалась и падала вниз, образовывая горы пыли. Стекла рассыпались на мельчайшие осколки. Качели в секунду покрылись слоями ржавчины и покорежились. Старый дуб рассыпался в щепки. В земле появлялись трещины, которые быстро расширялись.
      И, наконец, коррозия остановилась. Теперь город выглядел так, словно он был безлюден сотни лет; и ветра, дожди и бури день за днем разрушали его. А я, словно первооткрыватель, очутился здесь. Как ни странно, но мне теперь было все равно, что я попал в страну чудес. Было страшно, но интересно смотреть на то, что произошло бы с моим городом через многие века одиночества. Меня беспокоило только одно: вернусь ли я когда-нибудь в свой привычный мир, или останусь здесь до окончания своей жизни?
      Я двинулся к своему дому. Что-то в нем меня привлекало. Я дошел до старой и разваливающейся деревянной двери, потянул на себя. Скрип, с которым она открылась, резал слух. Я, поморщившись, побежал вверх по темной лестнице. Вскоре я поднялся на третий этаж и подошел ко входу в свою квартиру. Но двери не было. Вместо нее был прямой проход в квартиру.
   Я не собирался входить внутрь. Это место приводило меня в необъяснимый ужас. Дыхание перехватило, мне захотелось метаться по зданию, как собака перед землетрясением. Из меня вырвался стон. Эти голые бетонные стены, квартиры без дверей, которые заставлены старейшей мебелью, эти окна без стекол, скудно освещенные солнечным светом помещения - все давило на душу. "Беги же отсюда!" Но я не мог бежать - меня что-то удерживало. То, что и привело меня сюда.
      - Иди сюда, голубчик мой, - из моей квартиры раздался хриплый голос. Голос моей матери.
      Но я не хочу идти туда. Ничто на свете не заставит меня шагнуть в это проклятое место.
      - Иди же, не заставляй мамочку идти за тобой! - хриплый голос звучал настойчивее. В нем прозвучали нотки издевки.
      "Хватит! Не говори со мной! Не появляйся! Я не хочу тебя видеть!" Грудь наполнилась криком, который я не мог издать. Казалось, что я сейчас разорвусь, не выдержав этого. Сердце сжималось от каждого слова Мамочки.
      - Ну что ж, раз ты не хочешь говорить со мной, то хотя бы посмотри на меня. Сейчас ты меня увидишь, я уже иду, - сладостно прозвучал этот страшный голос, звучание которого невозможно описать.
      "Не надо! Не заставляй меня видеть тебя! Это страшный сон,
    (Но проснуться в своей постели и отдышаться от кошмара я не могу, потому что вижу - это реальность).
      просто страшный сон!". Но это не сон. Я не могу уйти отсюда. Какие-то незримые нити сдерживают меня. Я буквально чувствую, как они сжимают мое тело и не дают двинуться. Нити оплетают мое горло, и я не могу кричать. Лишь мой рот открылся в безмолвном крике перед неминуемым, и по телу пробежала крупная дрожь.
      - Я иду, дорогой...
      Я дернулся, попытавшись сдвинуться с места, как вдруг услышал шаги. Они были рядом. Я с ужасом смотрел в пустую квартиру, готовясь увидеть там нечто. Отклеенные обои валялись на полу. Побелка свалилась с потолка и покрыла пол белой пылью. Дверь вдали держалась на одной петле. Коридор рядом с дверным проемом около меня сворачивал направо, откуда доносились легкие, шлепающие шаги.
      И она показалась из-за поворота. Я завопил от неистового ужаса, охватившего мое сердце, и от отчаяния. Невидимые волшебные нити, созданные этим мертвецом, сжали мое горло, и оттуда вылетел последний писк.
      Никто в том мире тогда не мог меня услышать, потому что тот мир был пуст.
     

VI

      Это чудовище приближалось ко мне, шаркая по полу своими костлявыми ногами. Изуродованное лицо приближалось ко мне, и я не мог не смотреть на него.
      Кожа иссохла и побелела. На правой щеке она оторвалась от гнилой плоти, открывая полость рта, в котором двигалось нечто черное, обтекающее желтой жидкостью. Я просто не мог поверить, что это являлось языком.
      Кожа плотно обтягивала кости этого монстра. "Это не монстр. Это моя мать. Здесь. В этом месте". Вместо ее лица я видел череп с желтыми и выпуклыми глазами, которые пристально смотрели на меня. Серые, буквально бесцветные волосы были редки и свисали с головы грязными и запутанными прядями. Белые губы растянулись в улыбке при виде, как я дергаюсь, словно бабочка, попавшая в сети паука.
      - Привет дорогой! - рот ее закрылся с резким клацающим звуком, который пронесся по пустому коридору.
      Мама остановилась передо мной. Приблизила череп к моей голове, обжигая меня своим дыханием. Она могла дышать. А я уже не мог. Мое сердце словно остановилось. Как и весь мир вокруг.
      Пожелтевшие глаза внимательно смотрели на меня. Потом ко мне потянулась ее рука без кожи. Острые кости нежно обняли мою шею. Потом мать произнесла:
      - Мамочка хочет тебя поцеловать...
      Ее лицо приблизилось ко мне, бледные и холодные губы коснулись моей щеки, и в следующее мгновение я провалился куда-то вниз. В темную глубину без ощущений и без воспоминаний.

VII

      Когда я очнулся, то я лежал уже на траве. Мне не надо было оглядываться, чтобы понять, что дом, где жило это чудовище, находится далеко. А может, теперь его не существует совсем. Мне теперь было совершенно все равно, где я, и что происходит. Мне надо отдохнуть. Я устал, и встать не хватит сил.
      Я лежал, прислонившись щекой к жесткой траве, которая в этом мире была красного цвета. Впереди я видел какое-то строение совершенно неизвестного типа, чьи старые кирпичные стены в вышине сходились вместе, образовывая шпиль. А отверстия под окна располагались близко друг к другу. Но сквозь эти окна ничего не было видно, хотя они были без стекол и рам, а на улице светило солнце. Так как голова была повернута набок, я не видел неба, но знал, что оно не такое, как в том мире, где я жил.
      Я лежал и не двигался. Внутри я был опустошен. Я едва дышал. Глаза были полузакрыты. Руки обессилено лежали на жесткой траве. Сколько времени я так провел, не знаю.
      Я так и лежал, пока не услышал легкий топот. Кто-то быстро ко мне приближался.
      - Эй! Я тут нашла кого-то! - ровный и очень приятный женский голос прозвучал надо мной. Еще одна женщина подбежала ко мне. Ее ноги, обутые в старые кроссовки, опустились перед моим лицом.
      - Я его отнесу, а ты пока открой там дверь.
      Женщина с легкостью взяла меня на руки, словно мое тело ничего не весило. И быстрым шагом направилась вперед. Моя голова безвольно свисала, и я видел, мимо чего мы проходим. Мы шли по траве, проходя мимо деревьев и самых необычных строений. Я увидел колодец с синей черепичной крышей в виде шара. Скоро показалась небольшая избушка, у которой стены были выпуклые, а окна - наоборот, вогнутые. Крыша была треугольная и неестественно высокая. Женщина, неся меня на руках, прошла мимо длинного желтого забора. Такого же, мимо которого я проходил два дня назад, направляясь на занятия по физике. Несколько минут спустя мы дошли до калитки в заборе. Она была открыта, и женщина внесла меня туда. Впереди показался очередной дом с такими же выпуклыми стенами и вогнутыми окнами. Женщина внесла меня внутрь, а там положила на одну из кроватей.
      Белые постели с белыми простынями и подушками в несколько сотен рядов стояли внутри огромного помещения. И все они были пусты. И я лежал на твердом матрасе и смотрел в низкий потолок. На втором и третьем этаже в этом здании тоже, наверное, были ряды белых кроватей с белыми простынями и подушками, которые тоже были пусты. Я знал, что проведу в этом месте, лишенном всякого смысла, много, очень много времени. И у меня будет очень много времени подумать и поразмышлять.
      А женщина, которая несла меня на руках от того места, где я очутился, ушла из этого здания. И было неизвестно, когда вернется, если она вообще собиралась возвращаться.
     

VIII

   ... мир - это сложная система, состоящая изо многих слоев, взаимосвязанных друг с другом. Существуют нити связи, способные соединять слои...
      Лишь несколько дней назад я смеялся над этими словами, шествуя по осенней улице. Я думал, что это полнейшая чушь. Но теперь я всерьез задумался над этими словами и связал их с происходящими событиями. "Ведь это правда" - подумал я, лежа в белой постели.
      Еще пару дней назад я жил спокойной жизнью, которую не омрачали никакие тревоги и неудачи. Но вчера случилось что-то, заставившее преобразить мир вокруг меня. Я лежал в постели и вспоминал, что же могло все так изменить. Я невольно закрыл глаза, и время в темноте потекло назад.
      Из тьмы проступали образы прошедшего. Меня несет женщина, пронося мимо непонятных домов... Картинка медленно растворилась, и ей на смену пришла другая. Передо мной стояла моя мать. Она в том мире была изуродована. Словно труп... Вокруг теперь появились кошки. Все черные. Мир, где кошки стали повелители... Образы проносились все быстрее... Вот я стою перед человеком, которого совершенно не знаю. Он высокий и пухлый. На нем коричневый свитер. Смешные круглые очки. Тусклые глаза.
      И пришло очередное воспоминание, которое навело меня на мысль...
      ... Справа от меня начинался и уходил вдаль длинный забор детского сада, а вид слева украшали мощные деревья с раскидистыми сучьями. Я прошел совсем немного, как увидел вдалеке за прутьями забора небольшой черный комок. Как только я приблизился к нему, то комок, в котором я распознал кота, дернулся. И в следующую секунду кот проскользнул под забором, пересек дорогу и умчался вдаль....
      Кот. Черный кот. И мир, где черные коты - повелители.
      Фраза, которая два дня назад меня рассмешила, проскользнула в моей голове. "Существуют нити связи, способные соединять слои..." И в это мгновение мне казалось, что пришло озарение.
      Та черная кошка, что перешла мне дорогу день назад, словно открыла для меня проход в другой мир. В тот самый мир, где властвовали эти проклятые кошки. Меня потянуло в тот мир, а я сам того не замечал. Плохая примета начала сбываться...
      Каждый час я появлялся в новом мире, слабо отличавшемся от другого. Но они все же были разные. Я посещал все параллельные миры по пути к тому, куда несло меня это течение. Смена дня недели и неизвестный учитель были первыми явными отличиями от известного мне мира. И потом я попал в "пункт назначения". Но что-то не смогло удержать мое тело там, и я по инерции понесся дальше. И очутился там, где моя любимая мать была чудовищем. А затем попал в место, где все было не так. Красная трава, странные постройки, сотни рядов белых кроватей с белыми простынями и подушками. Где все постели пусты, кроме той, где лежу я.
      Лежа здесь, я уже не только разобрался в произошедшем, но и начинал строить свои гипотезы насчет некоторых явлений.
      Дежавю - чувство, что произошедшее с тобой уже когда-то было. Что все повторилось с точностью до мелочи. А ведь так и есть. Это уже происходило, но только не совсем с тобой. С тобой в другом мире. В мире, который практически ничем не отличается от твоего. Только временем, где все часы показывают на два или три часа больше, чем у тебя. И то, что происходит с тобой уже, произошло и с ним. А ваши умы как-то связаны друг с другом, и ты помнишь то, что произошло с двойником...
      И еще эти монстры, оборотни, вампиры и тому подобные твари, про которых с пеной у рта говорят некоторые люди. Они их видели. Они могли с таким же успехом видеть и меня, пересекающего множество миров. Те твари, как и я, попали в некий портал и проваливались сквозь миры. И их видели некоторые люди, которые потом устраивали сенсационные скандалы.
      У меня остался только один нерешенный вопрос. Кто же тогда вместо меня обитает в моем привычном мире? Или, может, вместо меня никого там нет, и родители усердно ищут меня, но все понапрасну, так как меня в том мире уже нет?

XI

      Я засыпал. Я не знал, сколько еще проведу здесь времени. Может, я буду лежать на этой кровати в той же позе, что положила меня сюда незнакомая женщина, до конца своих дней...
      Последнее, что я увидел, перед тем как заснуть в мире, где нет дня и ночи, это был хвост. Черный хвост черной кошки.
  
   Погудин Александр Вячеславович http://www.alexander2.ru/
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"