Похиленко Наталья Владимировна: другие произведения.

Дракон на счастье, часть 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всему на свете приходит конец. Это - завершение истории о драконе.

  Часть четвертая
  Вечер выдался удивительно ясным. На небе - ни облачка. И куда ни глянь - звезды, звезды, звезды... Не знаю, как вы, а я очень люблю на звезды смотреть. Есть в них что-то завораживающее, что-то волшебное.
  Мы снова коротаем ночь под открытым небом. Ну, к этому все уже привыкли. Не в первый раз. И не в последний. Горел костер. Зудели комары. А мы всё говорили, говорили... Вчетвером.
  С лица Стирха всё не сходило изумленное выражение. Парня словно поленом по голове огрели. Еще бы: с самого детства он привык к тому, что дракон - существо глупое, бестолковое, того и гляди, в передрягу попадет. И попадал ведь неоднократно... Сколько Стирху из-за его питомца шишки сыпались... И тут на тебе: обнаружилось что Лепесток - разумнее нас вместе взятых! На вопрос Стирха: "Зачем???!" - выдавленный трагическим шепотом. Лепесток, расхохотавшись, заявил:
  - Ох, если б ты знал, как меня это прикалывало!
  Я поперхнулась. Похоже, это словечко дракон от меня подхватил... Следи за язычком, Рута, ой, следи...
  - Погоди-погоди! - попытался внести для себя ясность Стирх. - Значит, все это время ты нам всем врал - и мне, и отцу моему, и деду?..
  - Почему "всё время"? - дернул хвостом дракон. - В начале я действительно ничего не соображал. Ну, ты сам подумай: у вас ведь тоже детеныши - ну ладно, ладно, Мара, уговорила, дети - в первые годы совсем несмышленыши. Другое дело, что у нас, драконов, есть перед вами, людьми, одно преимущество: нам дано то, что мы зовем памятью предков. Приходит день - и юный дракон вдруг открывает для себя всё то, что знали его деды и прадеды. Их знания, память, навыки, умения становятся его собственными знаниями, навыками, памятью, умениями... Теперь он будет накапливать багаж, чтобы потом предать его своим потомкам. Но сам момент пробуждения... Это как взрыв. Это может выбить из колеи надолго. Тут так важно не потерять самого себя. Именно в первые дни после этого ментального взрыва молодые драконы особенно уязвимы. Именно тогда нам просто необходима забота. Вышло так, что в то время рядом со мной были люди. Выбирать, сам знаешь, не приходилось. А потом... мне просто понравилось, как вы со мной возитесь. И я подумал: а ведь таким жизненным опытом - опытом близкого общения с людьми - мало кто из драконов может похвастаться. Такой шанс упускать было нельзя. Ну и... Рута, я уже закончил. Рот можно закрыть.
  Я смущенно кашлянула. А что? Я просто заслушалась. Ишь, как излагает! Был у нас в колледже один такой... Тоже так складно все расписывал. Вроде слушаешь - всё понятно, а потом кинешься - сплошной туман в голове.
  Рядом сидела Мара. Вот уж кто спокойно воспринял преображение нашего чешуйчатого друга. Ой, чует мое сердце: скоро Лепестку несладко придется. Приступит к нему наша тихоня с вопросами. Она у нас девушка любознательная, я это уже давно заметить успела.
  Стирх еще долго ахал и охал. А я... вот честно признаюсь: наверное, где-то в глубине души я давно что-то подобное подозревала. Слишком уж подчеркивал дракоша глупость и несуразность некоторых своих поступков. И в то же время в критических ситуациях проявлял редкую выдержку и благоразумие.
  ...Мара и Стирх задремали ближе к рассвету. Девчонка тихонько сопела во сне, а вот парень спал беспокойно, то и дело вздрагивая и ворочаясь с боку на бок. Мне даже интересно стало, что ему снится?
  - А, так, чушь всякая, - зевнув, ответил дракон.
  - Ты, ко всем своим талантам, еще и мысли читаешь? - хмыкнула я. Если это так, то влипла я...
  - Не-а. Зачем? Всё и так на твоем личике написано. Э-э, потише, ребят разбудишь! - дракон легко увернулся от брошенного в него камешка. Н-да, меткостью никогда особо не отличалась. Ну да ничего. Наш Лепесток такой язвой оказался! Так что руку я к концу путешествия набью...
  С завистью глянув в сторону спящих друзей, я подбросила в костер новую порцию хвороста, поудобнее устроилась, положив голову на коленки... Не люблю бессонные ночи, но сейчас мне лучше совсем не засыпать. А то весь день буду как снулая рыбка.
  - Не спится, Рута? - шипящим шепотом спросил дракон.
  - А сам? - вопросом на вопрос ответила я.
  - Ну, я долго могу не спать... Я вообще много чего могу.
  И тут в моей голове что-то щелкнуло.
  - Слу-ушай, Лепесток... Это что же получается: если у тебя есть, как ты говоришь, память твоих драконьих предков, значит, ты всё это время знал, что есть земля, где живут драконы?
  - Знал... - нехотя признал дракон.
  - И, конечно, тебе известна и дорога туда?
  - Известна... Мало того: мне ведома и потайная тропа, идя по которой, мы бы давно оказались там, за Хребтом Монахов.
  - Вот интересно... А ты мог бы как-то сообщить нам об этом? Не отвечай... Думаю, мог: ведь сумел же ты навеять сон о волшебном янтарном амулете...
  - И мы бы уже давно были бы на месте... - пробормотал дракон.
  - И скольких неприятностей бы избежали... - подхватила я.
  - Вот-вот... и Мару бы не встретили... - фыркнул Лепесток.
  - Не вредничай, - снова бросила я в дракона камешком. Почти попала. Расту! - Но если всё это правда...
  - Не сомневайся.
  - ...тогда почему ты заставил нас совершить это путешествие - напрасно, как оказалось?
  Дракон посмотрел мне в глаза. Его голова чуть покачивалась на длинной шее, но взгляд был пристальным, острым, серьезным. Мрак, да если бы он за время нашего знакомства хоть бы один раз ТАК посмотрел на кого-то из нас, то в его разуме сомнений даже бы не возникло! А Лепесток вздохнул и - как с моста в воду:
  - А ты не думала о том, что я вовсе не стремлюсь туда - на землю предков?.. Будь моя воля, вы бы никогда о ней не узнали...
  - Но почему?! - вот это в моей голове просто не укладывалось.
  Лепесток опять помолчал. Развивать тему ему явно не хотелось. И все-таки дракон произнес:
  - Я не знаю, как меня там встретят. Дело в том, что несколько лет перед моим рождением на свет появлялось мало дракончиков. Необходимости отдавать малыша на воспитание в чужой мир не было никакой. Тем более - меня.
  - Но почему ты всё-таки оказался в Мостах?
  - Власть - слишком увлекательная игрушка. Борьба за власть азартнее поединка за самку. Мой прадед был основателем новой правящей династии. Кто-то решил, что наш род правит уже слишком долго... - и Лепесток горько усмехнулся.
  - Во дела! - вздохнула я. - Власть привлекает не только людей... Лепесток, а далеко еще до гор?
  - Да нет... С вечера горизонт был в туманной дымке, а то бы мы еще вчера Хребет увидели. И... Рута, не говори ребятам обо всем этом. Зачем им знать, что там, за горами они могут в опасности оказаться? Может, все еще и обойдется. А силы - в том числе и духовные - нам понадобятся: на перевале тяжело будет.
  - А что такое? - встревожилась я.
  - Погода меняется, - кивнул на небо дракон. - Дождь будет. И хорошо бы - без грозы...
  - Может, нам снова повезет?
  - Оптимистка, - погладил меня ящер крылом по голове.
  
  Гроза в горах - это что-то особенное! Гроза - сама по себе явление величественное. Но когда расстояние между твоей головой и грозовыми тучами сокращается настолько, что кажется: подпрыгни - и коснешься их кончиками пальцев... согласитесь, это настраивает на определенный лад.
  ...И все-таки, не смотря на предупреждение Лепестка о предстоящей смене погоды, мы не стали задерживаться. Не все ли равно, где мокнуть? А в горах, может, сумеем пещерку найти, чтобы дождь переждать.
  Мы шагали к уже недалекому Хребту Монахов. Странное дело: горы как будто сами торопились нам навстречу. Они приближались быстрее, чем мы могли ожидать. Я даже подумала, что Лепесток, позабыв на время о своих опасениях, ступил вместе с нами на какую-то потайную тропу. Впрочем, кто его знает, этого дракона. Может, именно так все и было?
  Горы возникли перед нами во всей своей красе. Остроконечные вершины взметнулись к небесам. Макушки нескольких самых высоких пиков искрились белым снегом.
  Как-то незаметно мы перешли границу между равниной и предгорьем. Просто - начались невысокие холмы, от ходьбы по которым даже дыхание не сбивалось. И только бросив случайный взгляд назад, заметила, что мы таки поднимаемся все выше.
  Но горы - это горы. Чтоб мы вдруг не подумали, что так легко отделаемся, дорога быстро перестала быть удобной. То я, то Мара со Стирхом попеременно ойкали, поминая Мрака, когда оступались или ушибались об острые камни. А их хватало. Лепесток шел позади нас. Вот уж, верно, потешался в душе - или что там у него? - над тремя неуклюжими двуногими... Ему-то никакие камешки не могли доставить неприятностей.
  Холмы закончились. Начались настоящие горы и скалы. Шипение и нехорошие слова всё чаще прорывались сквозь зубы. Мраку икалось поминутно. Но это пока были только цветочки по сравнению с тем, что поджидало нас впереди.
  Отвесная вертикальная стена преградила нам путь. Стирх присвистнул. Я задрала голову, оценивая высоту преграды. А летать-то я не умею... Жалко. Потому как иначе, чем на крыльях, туда, наверх, не взберешься. Так, где там наш дракончик?
  - И не думай, - осадил меня Лепесток, даже не дав толком сформулировать вопрос. - У меня опыта полетов не было. Навернусь вместе с пассажиром - никаких твоих примочек не хватит.
  Жалко... а хорошая была идея. Рубят инициативу на корню.
  - Что ж делать-то будем? - почесал макушку Стирх.
  - Путешественнички! - коротко хохотнул дракон. - В горы собрались, а о веревках даже не побеспокоились!
  - Можно подумать, сам ты всю жизнь кроликом по горам скакал, - огрызнулся парень.
  - Один-один, - подвела итог Мара.
  - А если серьезно: как дальше? - подключилась к дискуссии и я.
  - А! - беспечно махнул лапой дракон. - Давайте просто пройдем мимо этой скалы в любую сторону. Где-то же должна она закончиться!
  - Это тебе память предков подсказывает? - фыркнула Мара. Лепесток сделал вид, что обиделся.
  - Так мы идем или стоим, друзья-товарищи? И если идем, то куда?
  - А мы монетку бросим, - показал Стирх ладонь с серебрушкой. - Вот! Выпадет орел - идем направо, решка - налево!
  Монетка сверкнула в воздухе, со звоном упала на плоский камень... мы бросились к ней. Стирх успел первым.
  - Решка! - объявил он во всеуслышание - даже эхо отозвалось. - Всё! Идем налево!
  - Эх ты! - огрела его рюкзаком - моим! - Мара. - Мужик! Всё бы ему налево идти...
  
  ...А стена тянулась и тянулась, и конца-края ей не было видно. Горы словно мстили нам за то, что мы так быстро сумели их достичь. Молчаливые великаны взметнули к небу свои верхушки, заслонившись от нас каменным щитом. "Ага!.. - чудилось мне в молчании гор. - Вы уже здесь? Хорошо же! Теперь наш ход. Теперь вы - в нашей власти. И мы так просто не отпустим вас, даже не надейтесь! Мы будем водить вас столько, сколько захотим..." И, злорадствуя, горы, что называется, оттягивались по полной. Казалось бы, вон те камешки, сложенные замысловатой пирамидой - совсем близко, рукой подать; а вот пока дойдешь до них - умаешься.
  Когда терпение истощилось у всех двуногих, а четвероногий и двукрылый с невозмутимым видом обогнал нас и мёл хостом камни шагах в десяти впереди нас, Мара сказала:
  - Стирх, какой это ты монетой дорогу мерил?
  - Да обычной, а чего?
  -А того, что монетка у тебя неправильная была! Сколько нам еще по ее милости ноги бить?
  Парень только хмуро отмалчивался. Мара на минутку задумывалась, ища, к чему бы еще придраться... и снова начинала перемывать ребрышки монетке.
  "Милые бранятся..." - подумала я и пошла быстрее, догоняя Лепестка.
  Нет, что ни говорите, а чувства у дракона намного острее, чем у меня! Хвостом он, что ли, ощутил, что я хочу подобраться поближе к его морде? Только я знаю, с какой скоростью способен передвигаться наш чешуйчатый друг. Потому будьте уверены: если бы он сам не захотел, мрак бы я его нагнала. А так... Лепесток замедлил шаг, чуток посторонился, давая мне место на узкой каменистой тропинке.
  - Слушай, дружище, может, и вправду нам надо было пойти в другую сторону? - спросила я у ящера.
  - А смысл? - обнажил дракон в улыбке свои внушительные зубки.
  Я удивилась:
  - Ты что, хочешь сказать, что мы обречены бродить под этой скалой до конца дней своих? Тогда ну ее вообще, дуру каменную...
  Под ноги сверху скатился камешек. Небольшой. Пока. Я прикусила язычок.
  - Горы все слышат, Рута. И требуют к себе уважения.
  Я остановилась и повернулась лицом к скале. Подняла глаза к белеющим где-то там вершинам...
  - Горы, милые горы! Простите меня, неразумную! Я не хотела вас обидеть! Просто устала. Мы все устали. И я, и эти двое, что там за нами идут, и этот чешуекрылый, хоть и притворяется, что ему все по барабану!.. Горы, я выросла так далеко от вас. Горы, вы никого не оставляете равнодушными! Я люблю вас, горы! - последние слова я уже почти кричала, раскинув руки, как крылья. Казалось, стоит легко оттолкнуться от земли - и я взлечу туда, ввысь, к сверкающим белизной пикам Хребта Монахов... Кто-то коснулся моего плеча.
  - Рута, ты что, колдовать пытаешься? - спросила за спиной Мара. Момент невероятной легкости был безвозвратно упущен. Придется и дальше ножками топать.
  А Лепесток снова отошел от нас на пару десятков шагов; внимательно изучая скалу, чуть не водил по ней носом. Потом оглянулся на нас, кивнул - мол, топайте сюда. Мы так и сделали.
  - Люди, вы будете смеяться, но тут мы, кажется, сможем подняться...
  ...И всё-таки я не буду в подробностях расписывать это, с позволения сказать, восхождение... Слишком уж много сил и нервов оно стоило всем нам. Слава Светлым Богам, этот кошмар остался позади. Теперь мы сидели на относительно ровной площадке - потные, грязные, исцарапанные, бесконечно уставшие, в рваной одежде, с ободранными ладонями и коленками. Стирх только шипел, когда я обрабатывала его ссадины, а у Мары даже на это сил не оставалось. Лепесток, последним выбравшийся на скалу, сделал абсолютно невозможным наше будущее возвращение этим же путем - если только мы не научимся летать или не обзаведемся прочными веревками и крепкими мускулами: каменная "лестница" обрушилась под тяжестью дракона.
  Стирх, неловко шевельнув ногой, сбил булыжник. Камень сорвался вниз со скалы, увлекая за собой другие - и помельче, и покрупнее. Я поёжилась. Нам крупно повезло, что камнепад не случился по время нашего подъема. Дракон, может быть, принял бы бьющие по спине булыжники за легкий массаж, а вот нам пришлось бы очень туго... если бы было кому об этом вспомнить.
  - Лепесток, а что это за лесенка, по которой мы взбирались? То есть я хотел сказать - "была"... - спросил Стирх, покосившись вслед упавшим с горы камням.
  И Лепесток рассказал, что когда-то давно, даже по драконьим меркам, в этих местах несла свои воды горная река. Величественное, вероятно, было зрелище. Река брала свое начало где-то высоко, в ледниках, спускалась и крепла. Здесь, где мы сумели подняться на скалу, низвергался водопад. Вода и выточила ту непрочную "лестницу", пережившую реку, но не устоявшую перед разрушительным влиянием времени и неловкостью неумелых альпинистов. Потом было землетрясение, и река изменила русло. Вода ушла, осталась только память о ней, навеки закрепленная в знании драконов, кусок старого русла, не изуродованный землетрясением...
  Мы устали. Мы очень устали. Но задерживаться дольше на одном месте было неразумно. В небе клубились тяжелые черные тучи. Дракон, лучше нас чувствовавший приближение непогоды, заметно нервничал, поглядывая вверх. Его беспокойство передалось и нам. В самом деле, мокнуть под сильным дождем - занятие малопривлекательное. Тем более на незнакомой дороге, уводящей куда-то в горы. Мы старались идти как можно быстрее - так быстро, как только позволяло извилистое русло исчезнувшей реки.
  По обе стороны от нашей каменной тропы поднимались отвесные неровные скалы, то и дело темневшие провалами пещер и пещерок. Вода в свое время немало потрудилась, создавая их. Но идти по этому извилистому коридору было бы жутковато даже в ясную, солнечную погоду. Что уж говорить о надвигающейся грозе!
  Темнело быстро. Тучи сгущались и тяжелели на глазах. Еще мгновение - и они порвутся под тяжестью напитавшей их влаги. Однако раньше ливня над горами разразилась гроза.
  Сначала заполыхали зарницы - беззвучные, но от этого не менее пугающие. Яркие вспышки ослепляли, заставляли зажмуриваться, и потом еще долгие несколько минут воспринимать окружающее мешали фиолетовые, малиновые и зеленые круги, плававшие перед глазами. Идти приходилось почти на ощупь. Вы никогда не пробовали ходить в горах на ощупь? Нет? И не пробуйте! Хватит с вас и моего опыта.
  Первые раскаты грома были чуть слышными. Больше всего они напоминали очень далекий и потому нестрашный камнепад. Потом небо прорвалось Дождь - какое там, ливень, настоящий водопад! - обрушился внезапно, не смотря на то, что мы его ждали. Идти сразу стало намного труднее. Хоть и под небольшим углом, но дорога шла вверх. Сначала мелкие и нестрашные ручейки под ногами сливались в бурные потоки, мчались вниз, словно стремясь возродить и горную реку, и водопад. Мелкие камешки, подхваченные течением, больно били по ногам...
  А дождь все усиливался. Молнии сверкали чуть ли не каждую минуту, грохот грома нарастал с каждым раскатом... Мы брели по щиколотку в воде, и ее уровень все повышался. Течение тоже усиливалось. Хрупкой Маре пришлось двумя руками вцепиться в Стирха, чтобы удерживать равновесие. Дракону было полегче, он шагал позади нас - на случай, если кто-то не удержится на ногах, он помешает потоку унести неудачника вниз. Но долго так продолжаться не могло.
  - Надо искать пещеру! - проревел Лепесток. В шуме ливня я едва разбирала его слова. - Надо искать, где спрятаться! Если дождь еще усилится, нас просто смоет!!!
  К счастью, ниш и пещерок в скалах хватало. Трудности были с их размерами - чтобы в пещере нашли временное прибежище дракон и три человека, она должна быть довольно вместительной. Нечто похожее мы сумели разглядеть в очередной вспышке молнии. Но и дождь полил сильнее. Впереди заревела вода, ее уровень стремительно стал подниматься. Шла волна. Если мы не успеем спрятаться, нам крышка!
  Внезапно я ощутила мощный толчок в спину, сдавлено пискнула, влетая в скалу. В скалу? О нет, в незамеченную мною пещерку, несколько приподнятую над уровнем ущелья. Споткнувшись о камень у ее устья, я грохнулась на пол, больно ударившись коленками. Мрак... опять кровоточить будут... Ну, по крайней мере, здесь суше, чем в ущелье... Я рискнула высунуть нос из пещеры. Над ней нависал скальный "козырек", если б я была повыше, то непременно расшибла бы лоб. В очередной вспышке молнии я увидела моих друзей: они забрались в пещеру побольше моей - по другую сторону ущелья и чуть выше по "течению". Очередной раскат грома взорвался над самой головой. Уши заложило. Потом была вспышка молнии, новый раскат грома, странный голубоватый свет, вспыхнувший в моей пещере... Больше я ничего не помнила...
  
  Когда я открыла глаза, то первым, что я увидела, было ясное, синее, безоблачное небо. "Дождь кончился..." - подумала я и только потом сообразила, что лежу на расстеленном плаще. Села. Почему-то кружилась голова.
  Рядом со мной сидели мои друзья. На их лицах была тревога и еще что-то странное...
  - Мар, у меня что, второй нос вырос? - поинтересовалась я.
  - Слава Светлым богам! - воскликнула маленькая волшебница и... расплакалась.
  - Да что с тобой? Что со всеми вами?
  - Ты что, ничего не помнишь?
  - Почему "ничего"? - пожала я плечами. - Горы, гроза, дождь, пещера... Потом - грохот и синяя вспышка... Что это было?
  - Тебя завалило камнями, - ответил Стирх.
  - Не путай, воспитатель, - дракон фамильярно опустил парню на плечо кончик хвоста, как человек положил бы руку. - Ее чуть не завалило камнями. И это "чуть" - весьма существенно.
  - У-у, как все запущено... - протянула я. - Так вот почему вы на меня как на воскресшую покойницу смотрите...
  - Ты была недалека от этого... - всхлипнула немного успокоившаяся Мара. - Помнишь, по старому руслу шла волна - и Лепесток втолкнул тебя в пещеру?
  - Еще бы...- я потерла ушибленные коленки. Досталось им сегодня...
  - Ну вот... Когда волна прошла, я видела, как ты выглядывала из "своей" пещеры. И вот именно тогда грянул гром. Грохот был такой, что мы чуть не оглохли. А потом ударила молния - беззвучно, страшно... И прямо в карниз, под которым ты стояла... - Мара даже губу закусила.
  - Это произошло так быстро, - подхватил повествование Стирх. - Мара и закричать не успела. Время словно остановилось, Камни начали падать - медленно, как во сне... Но вот видишь, какое дело... Когда молния ударила в скалу над тобой, в пещере, где ты пряталась, вспыхнул вдруг голубой свет. Он окутал тебя, заполнил собой каменную нишу...
   - Стирх с Лепестком бросились к тебе, ты упала прямо на них. Они вынесли тебя из пещеры... И знаешь, мне показалось, что этот синий свет... Он словно поддерживал свод пещеры, защищая тебя... потому что когда ребята тебя вынесли, синий свет выплыл вместе с тобой... и только тогда пещера обрушилась. Потом свет этот... такой шар светящийся... стал как бы съеживаться, уменьшаться в размерах... и - мне так показалось - впитался в перстень на твоей руке... какое-то время серебро еще светилось... А гроза утихла - словно только того и ждала.
  Я коснулась пальцем перстенька. Надо же... казалось бы - такая безделица... Граф... а я вам, кажется, жизнью обязана...
  - А потом Лепесток перевез тебя сюда, на эту площадку... - вздохнула Мара. - Но ты была без сознания. И мы стали волноваться - всё ли с тобой в порядке? К счастью, все обошлось.
  - Спасибо...
  - Кого ты благодаришь? - легонько боднул меня в плечо Лепесток. - Стирха, меня или того, кто тебе этот перстень подарил?
  - Всех сразу...
  Пока я валялась без сознания, мои друзья сумели наломать сухостоя, развести огонь и даже вскипятить воду. Огнедышащий дракон в походе - очень удобный и полезный спутник. В который раз в этом убеждаюсь. Мы вымокли до нитки во время ливня, в рюкзаках тоже ничего сухого не осталось. Поэтому живое тепло костра и горячее питье пришлись явно кстати.
  Я жмурилась на огонь, как довольная жизнью кошка. Грязная, исцарапанная, чудом оставшаяся в живых - я всё-таки была счастлива. У меня сегодня второй день рождения! И я знаю, кого должна за это поблагодарить.
  Мара тронула меня за руку:
  - Рута, покажи, пожалуйста, свой перстень.
  - Но ты же его сотню раз видела!..
  - Да, но... Я не обращала на него особого внимания. Я же не знала что этот твой перстенек - не просто ювелирное украшение. Я хочу попытаться "прощупать" его - уж настолько моих умений хватит. А вдруг это мощный защитный амулет? Он бы пригодился всем нам. Нет, не на твоей руке. Сними его, пожалуйста. Да не бойся, я его не испорчу!
  Нехотя я стянула с пальца перстенек - словно частичку себя отдавала в холодные ладошки Мары. Маленькая волшебница склонилась над ним, что-то шептала, осторожно касаясь кончиками пальцев светлого серебра. А я... а я ревновала ее в этот момент ужасно. Мне было неприятно, что колечка касаются чужие руки - не мои и не графа Анри, подарившего его.
  Несколько минут спустя Мара протянула мне перстень. Я еле сдержалась, чтобы не выхватить его из рук девушки. Прохладный металлический ободок легко скользнул обратно на палец, заняв привычное место. И сразу стало легко и спокойно.
  - Ну и?.. - только и спросила я.
  - Что тебе сказать... Я не чувствую в твоем перстне никакой магии. Это не магический амулет. И все-таки он защитил тебя и, как я полагаю, сможет сделать это снова... Мне приходилось читать о подобных оберегах. Видимо, человек, который тебе его подарил, очень много думает о тебе и всеми силами души хочет уберечь от несчастья, не смотря на то, что сам не может быть рядом с тобой...
  - Мара... - я встретилась с ней глазами. - Смогу ли я когда-нибудь его отблагодарить?..
  - Будем надеяться, - ободряюще улыбнулась маленькая волшебница.
  А в нескольких шагах от нас на небольшом возвышении стояли наши друзья. Юноша и дракон напряженно вглядывались в небо. Мне показалось, или там действительно мелькали размытые и неясные тени?
  - Птицы - из-за моего плеча выглянула Мара.
  - Крупноваты что-то... - если их вижу не только я, значит, видений у меня нет. Пока. - Для птиц - крупноваты.
  - Драконы... зябко поежился Стирх.
  А Лепесток уточнил:
  - Сторожевой дозор. Скоро о нашем приближении будет известно там, в долине.
  - Это хорошо или плохо? - встревожилась маленькая волшебница.
  - Если бы я знал... - и дракон совсем по-человечески вздохнул.
  
  ...А горы продолжали нас удивлять. После всего того, что они нам за последние сутки устроили, я ожидала чего угодно. Но вот к этому готова не была совершенно. Потому что горы вдруг решили... закончиться. Внезапно. Конечно, они никуда не исчезли. Просто, поднявшись к очередному перевалу (или к тому, что мы приняли за очередной перевал), мы обнаружили, что почти пришли к цели нашего путешествия. Вниз вел широкий пологий склон. А там, внизу, сколько хватало зрения, раскинулась зеленая долина. Зеленая - потому что зелени в ней было больше всего. Ближе к горизонту угадывалась темно-синяя полоса океана. Вот здорово! Я ведь никогда не то, что океана - моря не видела!
  Пейзаж, раскинувшийся перед нами, был волшебным, завораживающим, чарующим, неповторимым, бесподобным, э-э... в общем, если хотите - добавьте еще пару десятков словечек. Видят Светлые Боги, Лишними они не будут, а я уже выдохлась. Представьте себе густую сочную зелень лугов, то и дело перечеркиваемую серебром речек и ручьев... Где-то там шумели водопады, а брызгах играли маленькие радуги. Кое-где вскидывались холмы, пригорки и скалы, было даже несколько самых настоящих горных хребтов - поменьше Хребта Монахов, конечно. Там что-то краснело, синело, желтело, переливалось и искрилось на солнце.
  - Вот это да... - восторженно выдохнула Мара. - Сюда бы Ардану... О такой красоте петь надо...
  Стирха тоже проняло. А дракон был явно доволен тем, что нам так понравился открывшийся с высоты птичьего полета вид.
  - Вот, - с гордостью произнес Лепесток. - Это - моя родина.
  - Я думал, что родина - это место, где ты родился, - заметил Стирх.
  - Тогда это - моя первая родина, - ничуть не смущаясь, исправился дракон. - Ведь ты же не будешь отрицать, что представители моего племени рождаются дважды?
  С этим трудно было не согласиться. Вот в чем Лепестку не откажешь, так это в несокрушимой логике - если он этого, конечно, хочет сам.
  Идти вниз было очень легко. Долина словно сама стелилась нам под ноги. Быстро темнело, и на небе загорались звезды - огромные, яркие... И вечер опустился теплый, пропитанный запахами трав. Мы даже костер разводить не стали. Просто сели на траву - мягкую, свежую, шелковистую. Стирх и Мара о чем-то перешептывались, глядя на звезды. Я прислонилась к теплому драконьему боку. Было хорошо, спокойно. И - чуть-чуть тревожно. Самую малость. Лепесток держался молодцом. Но я чувствовала, знала, что он очень волнуется. И даже усталость, безмерная усталость не может перебороть его волнения.
  Я закрыла глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям. Ноги немилосердно гудели. Напряженный денечек выдался, нечего сказать. Никогда в жизни я столько не ходила, не говоря уже о лазанье по сказам. Что ж, всё когда-нибудь случается впервые. Впрочем, об этом я, кажется, уже говорила.
  
  ...А еще объясните мне, с чего я взяла, что, когда мы попадем в Долину Драконов, эти ящеры будут встречаться если не на каждом шагу, то достаточно часто? Мы идем по залитой утренним солнцем тропинке уже часа два, и до сих пор видели только одного дракона - нашего Лепестка. Мне даже обидно стало: как же так - на всем обозримом пространстве - единственный ящер, да и тот давно знакомый.
  Лепесток пытался посвятить нас в особенности уклада жизни его племени. Я особо не прислушивалась, поэтому усвоить смогла немногое. Например, я поняла, что городов и поселков в нашем человеческом понимании в Долине нет. Драконы селятся, как кому удобно - в горах, на берегу океана, в дуплах огромных деревьев... Один чудак жил даже в подводной пещере. То есть вход в пещеру располагался глубоко под водой, а в самом логове было достаточно сухо. На моё ехидное замечание, откуда у дракона, никогда здесь не бывавшего, такие подробные сведения, Лепесток только отмахнулся - мол, чего с дуры взять? - и продолжил свою лекцию. Усвоила я и то, что семейных пар у драконов мало, потому что эти существа - одиночки по натуре. Но уж если решают создать узы - то это на всю жизнь. Малышей рождается немного: век драконов долог, очень долог; природа сама позаботилась о том, чтобы перенаселение Долине не грозило.
  Любознательная Мара просто бомбардировала Лепестка вопросами. Дракону явно льстило внимание девушки - не только к себе, но и ко всему своему роду. Я не прислушивалась к их беседе, я изучала окрестности: вот только что был лесок - и уже овраги, несколько минут - и мы уже среди живописного нагромождения скал... И всё это меняется быстро, как в калейдоскопе.
  И не надо удивляться: я прекрасно знаю, что такое калейдоскоп. Был у нас один в монастырском приюте - правда, недолго. Какой-то купец сироткам подарок от широты души преподнес. Ох, как мы, сиротки, за игрушку ту перецарапались! Каждой хотелось в диковинку полюбоваться. Я тоже раза три в окошко калейдоскопное заглядывала. В то время увиденные в нем цветы были самым красочным моим впечатление. Но, как я уже сказала, "прожил" калейдоскоп у нас недолго - с неделю, наверное. А чего вы хотите: его постоянно тянули в разные стороны десятка два девчонок. Однажды утром мы нашли игрушку сломанной: корпус треснутый, зеркала разбиты, цветные стеклышки высыпаны... Кто это сделал, мы так и не узнали. Может, и кто из монахинь. Хорошо хоть, стекляшек хватило на всех, иначе не обошлось бы без новой драки. Мне досталось стеклышко синенькое, треугольничек такой чуть больше ногтя. Несколько недель дрожала над своим сокровищем. Потом поостыла, вспоминала только, когда в сундучке на него натыкалась. А через некоторое время стеклышко потерялось где-то...
  Вспомнилось почему-то вот сейчас - когда замелькали вокруг пустыньки и полянки, горки и овражки...
  Тропинка вильнула, в очередной раз выводя нас к скальному массиву, и там, на небольшом каменистом плато я увидела изваяние дракона. Неизвестный мастер выполнил скульптуру с поразительной достоверностью. Во-первых, размеры: как я поняла - в натуральную величину. Каждую чешуйку было видно. И материал для скульптуры подобран здорово: по-моему, это был серый мрамор, он искрился на солнышке и казался живым и теплым. Выглядело это так, будто дракон пригрелся на солнышке и задремал.
  Мы подошли поближе. И тут веко каменного дракона дрогнуло и... на нас глянул черный с золотой каемкой глаз. Живой. Не знаю, кто как, а я обмерла. Потрясение мое было настолько сильным, что я даже не удивилась, когда огромный ящер заговорил:
  - Агг"-Арк... малыш... вернулся... - дракон не скрывал своего удовольствия.
  - Вернулся, бабушка, - почтительно склонил голову Лепесток.
  - Молодец, что быстро... - и драконника снова замерла изваянием. Только сейчас я поняла, что серая она была просто от старости - как человек седеет с прожитыми годами.
  У Мары словно открылось второе дыхание.
  - Лепесток, это что, и правда - твоя бабушка?!
  Дракон пробормотал что-то нечленораздельное.
  - Ну, Лепесток, ты что, и ответить внятно не можешь?! Я спросила...
  - Я слышал - действительно ли стара Агг" моя бабушка.
  - Так почему не отвечаешь?!
  - Я просто пытаюсь сосчитать, сколько раз должен добавить к слову "бабушка" приставку "пра"... Бабушка Агг" очень, очень старая. Уж и не знаю, есть ли в нашем роду драконы старше нее...
  И вдруг... Мне показалось, что снова начинается гроза. Однако ж небо было чистым и близким. Но гул нарастал. Несколько секунд - и в нем стало возможным различить визг, писк, топот, словно сюда приближалась стайка разъяренных ежиков. Мы с Марой переглянулись, не скрывая удивления. Источник шума выкатился на полянку и оказался довольно большим клубком с торчащими наружу крылышками, лапками, хвостиками... Вихрем прокатившись вокруг нас по полянке, клубок исчез в кустарнике у тропинки. Всё это заняло меньше минуты, рассказывать - дольше получилось.
  - Что это было? - запоздало изумилась Мара.
  - Зверинец шалит, - широко улыбнулся Лепесток.
  - Не поняла...
  - Это - дракончики на прогулке. Бабушка за ними приглядывает.
  - Приглядывает?! - брови Стирха просто взлетели на середину лба. - Я бы не сказал... По-моему, она просто дремлет на солнышке, чтобы не сказать больше.
  Дракон снова улыбнулся.
  - Дружище, в бабулином возрасте да с ее опытом для того, чтобы видеть, глаза уже не слишком нужны. Если эти сорванцы чего-нибудь натворят, бабушка Агг" узнает об этом первая и задаст проказникам хорошую взбучку.
  Мы пошли дальше, оставив за спинами гористое плато. Тропинка вильнула еще раз, выводя на зеленую полянку. Внезапно воздух перед нами сгустился, пошел волнами, и из него соткался белый дракон. Точнее - драконица. В этом у меня не возникло сомнений. Красавица, что и говорить: белоснежная чешуя с перламутровым отливом, тонкие полупрозрачные крылышки, огромные выразительные глаза... Она замерла на тропе, внимательно изучая нашего дракона. А нас для нее в этот момент просто не существовало. И Лепесток застыл, не сводя глаз с жемчужно-белого видения.
  Наконец "видение" стряхнуло оцепенение и заговорило:
  - Бабушка сказала - Агг"-Арк вернулся... Это ведь ты - Агг"-Арк?..
  - Я носил бы это имя, - ответил дракон, - если бы родился и вырос здесь. Сейчас мое имя - Лепесток. И я буду им до тех пор, пока...
  Но что "пока" - сказать он не успел. Клубок из юных дракончиков вылетел на тропинку прямо рядом с нами, прокатился по кругу, изменил траекторию движения и врезался прямо в Лепестка. Врезался, чтобы с писком рассыпаться на составные части. Мгновение - и перед нами сидели шестеро малышей.
  Я даже не думала, что маленькие драконы - такие очаровашки. Разноцветные, высотой примерно мне по колено, любознательные и бесстрашные. Они совершенно не удивились, обнаружив перед собою нового дракона. Несколько минут малыши с любопытством рассматривали нашу потрепанную компанию.
  - Привет, Агг"-Арк! - пискнул один из них - зеленый, как лягушонок. Наверное, он был заводилой.
  - Агг"-Арк, привет! - нестройным хором подхватили остальные дракончики.
  - Ты в гости пришел, да, Агг"-Арк? - спросил зелененький. Но ответа не стал дожидаться: пискнул, подпрыгнул, зацепил лапой приятеля, тот ответил, четверо других малявок тоже не остались в стороне... И вот по тропинке и ее обочинкам снова, пища и взбрыкивая, катался разноцветный клубок. Прокатился по поляне и исчез, словно растворился в зеленой траве.
  - До чего непоседливы! Как только у их воспитателей хватает терпения! - сказала Мара.
  Красавица-дракон только теперь обратила внимание на нас, двуногих.
  - Но это так естественно, - ответила она с легкой ноткой удивления. - Малыши - продолжение рода. Их рождается не так много. Поэтому им позволено почти всё. Так растут все драконы.
  - Не все, - обронил Лепесток.
  - Агг"-Арк, - кокетливо склонила голову белая драконица, - прости, но я буду называть тебя родовым именем...
  Наш дракон пробормотал что-то. Соглашался он с мнением белой или нет, я не расслышала. Но, по-моему, тут от желания Лепестка ничего не зависело.
  - Представь меня своим друзьям. - Ого, а эта красотка умеет требовать! И, похоже, имеет на это право.
  Дракон иронично хмыкнул и отвесил глубокий поклон. Но сколько в этом поклоне было усмешки, даже сарказма... И даже через это наносное драконье веселье я почувствовала, как ему горько: при других обстоятельствах не он бы представлял пришлецов, а ему, Лепестку - нет, Агг"-Арку, потомку правящего клана и даже, наверное, драконьему вожаку - представляли бы чужеземцев. А он бы величественно склонил изящную длинную шею... Я даже головой помотала, стряхивая наваждение.
  - Честь имею представить... - заговорил Лепесток. Давайте я буду его называть так, как привыкла? А то с их драконьими именами язык сломать можно! - Это мои спутники - мои друзья. Господин Стирх, из рода моих воспитателей... - Парень сделал шаг вперед и немного неуклюже поклонился. Он был, пожалуй, единственный из нас, кто принимал эту сцену всерьез. - Госпожа Мара, потомственная прорицательница... - Метнулись вверх-вниз мышиные хвостики маленькой волшебницы, с трудом поспевая за ее грациозным - не в пример неловкому парню - реверансом. - А это - госпожа Рута, - голос дракона заметно потеплел, - дипломированный аптекарь, мой личный, можно сказать, целитель...
  Я ограничилась коротким кивком. Надо же быть вежливой. Не скажу, что эта... белобрысая... мне понравилась. Везучая я, однако! Одного парня у меня уже отбила Мара. Что, теперь еще и Лепестка отобьют?
  Белая драконица удовлетворенно склонила голову. Мрак, да кто ж она такая, что перед ней Лепесток разводит столько церемоний?!
  - А это, друзья мои, - дракон дернул кончиком хвоста - как пальцем указал - в сторону бело... снежной, - это Светлая Угг-Адд"-Ак, - причем "светлая" звучало явно как титул, а не просто как цвет чешуи. - Она моя кузина и... наследная соправительница, если я правильно всё понимаю.
  - Ты всё правильно понимаешь, - зазвенел металл в голосе этой Угг-как-там-ее. - Но я в этом не виновата.
  - Прости, - Лепесток явно сказал это только из вежливости - как я прежде кивнула.
  На этом драконица сочла церемонию знакомства завершенной.
  - Идите за мной, я укажу, где вы сможете поселиться на то время, что проведете у нас.
  Сказав это, наша новая знакомая даже не пошла, а плавно потекла по тропинке.
  
  Ну, что сказать... Угг-Адд... тьфу ты... вот имечко... зубодробительное какое-то... - я хотела сказать - драконица эта Светлая слово свое сдержала. Жить нам предстояло в пещере в самом центре драконьего края. Да и пещерой я назвала выделенное нам помещение, скорее, по привычке. Как прикажете называть залы, выдолбленные в толще скалы? Это был целый скальный дворец с окнами и дверями во все стороны света. Вид из этих "окон" открывался... Если бы я художником была - мне бы до конца жизни хватило б пейзажи писать. Да и в самих каменных комнатах интересного хватало.
  Пещера выглядела обжитой, не смотря на то, что драконы, по заверению Светлой, здесь не жили. Использовали ее под склад. Вдоль стен стояли деревянные сундуки, и попроще, и дорогие - с резьбой, росписями - наполненные всякой ерундой. То есть на взгляд драконов это был совершенно бесполезный хлам. Ну скажите, зачем драконам туфельки или меховые сапоги? Или тонкие ткани с шитьем? Или одежда - сорочки, штаны, юбки, головные повязки?.. Драконам - ни к чему. А нам всё это добро очень даже пригодилось. Мы с Марой в первый же вечер в этих сундуках такого шороху навели...
  Не подумайте, ради Светлых Богов, что мы самоуправством занимались. Драконица, когда привела нас сюда, сразу сказала:
  - Там, в пещере, сундуки свалены. Вам они не помешают, наоборот даже... Можете всё, что вам понадобится, там взять. Нам это совершенно не нужно.
  Вот мы и занялись поиском полезных сундучных ископаемых. Стирх ретировался к Лепестку своему ненаглядному - побоялся, что Мара и его заставит сорочки да сапоги примерять. А может, замаялся головой вертеть: когда я или Мара выуживали что-то стоящее из одежды, то кричали: "Стирх, отвернись!" - и, не дожидаясь, пока парень выполнит нашу просьбу, кидались обновки примерять. Кстати, вовремя мы к сундукам доступ получили - наша одежда порядком поистрепалась после всех наших приключений.
  В одном из сундуков я нашла костюм - почти как у Даны: штаны кожаные, безрукавка, курточка с заклепками - да еще и мой размерчик. Представляете, какая удача? Я немедленно его и нацепила. Да еще и сапоги - ужас какие удобные! В таком наряде куда удобнее будет и по горам здешним карабкаться, да и вообще... Жалко, зеркал здесь не было. Впрочем, может, до них пока у нас просто руки не дошли.
  - Эй, девчонки, - окликнул от входа Стирх, - нас тут ужинать приглашают... Вы как, идете или будете и дальше свое тряпье перебирать?
  К ужину мы вышли. Наряды - вещь, конечно, хорошая. Но и кушать-то тоже уже хочется.
  Заботливая Мара и Стирху узелочек собрала: смену сорочек, брюки, камзол... Я хмыкала, наблюдая за нею. Но у девчонки, ко всему прочему, глазомер - будь здоров! На драконовожатом всё сидело как влитое. Правда, Стирх в камзоле - это примерно как я c Даниной лютней. Нет, если притерпеться... А Мара смотрела на парня влюбленными глазами и откровенно жалела, что не нашлось - может, пока? - в сундуках роскошного придворного платья.
  Ужинать по-походному мы уже привыкли. Уютно расположились вокруг костра - приодетые, отдохнувшие и потому - веселые. По крайней мере - мы, люди.
  - Ну-с, - потирая руки, сказала я. - Чего у нас сегодня на ужин? - когда готовлю не я, всегда интересуюсь: надо же знать, чем именно меня травят.
  - О, это Угадайка расщедрилась, - откликнулся Стирх и протянул мне белую лепешку - свежую, мягкую, душистую.
  - Кто, ты сказал, расщедрился? - уточнила Мара.
  - Ну, дракониха эта белая... А что? Не могу я ее имя выговорить - хоть вы топчите меня!
  - Надеюсь, к ней ты так обращаться не будешь?
  - Да, вообще-то, я уже...
  - Назвал драконицу Угадайкой?! - набросилась Мара на незадачливого парня. - Ты что, не соображаешь?
  - А что такого? Она и не обиделась нисколечко... фыркнула только - мол, что с вас, бестолочей, взять...
  - Ой, Мар, успокойся... - надеюсь, она меня поняла: если говорить с набитым ртом, о какой дикции может идти речь? - Если уж даже я на имени этой Светлой запинаюсь... А мне, сама понимаешь, по роду деятельности такие словечки выговаривать приходилось...
  - У меня к вам только одна просьба... - материализовалась у костра упомянутая драконица. Я даже лепешку свою от неожиданности уронила. Мр-рак... Что за манера... Надеюсь, она мысли читать не умеет?
  - Иногда - получается, - осадила меня Светлая. Мра-ак... вот я влипла...
  - Я вижу, вы уже несколько освоились, - не стала смешивать меня с пеплом драконица. - Я рада, что наши скромные кладовые были вам полезны.
  - А можно спросить? - не сдержалась Мара.
  Драконица кивнула.
  - Откуда это - у вас? - и Мара дернула меня за рукав рубахи. А еще говорят, что ближе к телу своя сорочка...
  - Да так... - хмыкнула Белая. - Издержки, так сказать, внешней политики. С людьми из предгорий иногда торгуем. Скорее - меняемся. У нас тут камни драгоценные встречаются, золото, серебро. Нам много не надо. Я бы это все и даром отдавала. А люди везут нам для обмена всякую ерунду. Куда ее девать? Вот и складываем в пещеру - авось когда и пригодится... Ну, отдыхайте, не буду мешать, - и Угадайка приготовилась было исчезнуть.
  - Постойте-ка, - спохватилась я, - у вас же, помнится, какая-то просьба к нам была...
  - А, сущие пустяки: не называйте меня Угадайкой при других драконах. Агг"-Арк - не в счет... - С этими словами белая драконица растворилась в спускающихся сумерках.
  
  ...И потянулись спокойно-беззаботные дни. Как-то так сложилось, что мы проводили свалившееся на нас свободное время порознь - и каждый по-своему. Мара и Стирх с самого утра, прихватив с собой провизию, отправлялись к морю или одной из рек - их здесь хватало. Лепесток большую часть дня неподвижно сидел возле нашей пещеры. Иногда к нему наведывалась Угадайка, иногда его осаждали малыши-драконыши. Тогда наш друг ненадолго оживлялся. Но потом снова замирал изваянием - совсем как Бабушка Агг".
  Как-то утром, после ухода Мары и Стирха... Они сперва звали меня с собой. Может, конечно, просто из вежливости; но когда я услышала, что они идут смотреть водопады, о которых взахлеб рассказывали драконыши, то сказала, что с меня на ближайшие десять лет воды в объемах, превышающих чайную чашку, хватит. Насмотрелась я и на реки, и на водопады, и на... эх, ну что говорить...
  Одним словом, ушли они без меня. В очередной раз. Я только вздохнула. На пальце колечко запульсировало - с одобрением вроде. И вроде ободрить хотело. Мол, всё верно. Рута, молодцом. Но мне было немного грустно. Я подошла к Лепестку, села на землю рядом с ним, обхватила руками колени. Дракон скосил на меня глаз и снова вернулся к своим размышлениям - невесёлым, видно. Он, задумавшись, поступал совсем как я, бывало: чертил когтем что-то на песке, стирал и снова чертил.
  - О чем задумалась, красавица? - спросил у меня.
  - Да так, мыслишки всякие одолевают, - уклончиво ответила я. - А ты почему нервничаешь?
  - С чего ты взяла?
  - Вижу, - пожала я плечами. - Стирх за своей любовью ничего больше не видит, но мне-то ничего света не застит.
  - Говори, говори...
  - Нет и правда, что тебя беспокоит?
  Лепесток тяжело вздохнул:
  - Какой мы день здесь? Уже третий?
  - Угу...
  - И отец Угадайки, он же мой дядюшка, до сих пор никак себя не проявил.
  - Может, он еще ничего о нас не знает? - осторожно сказала я.
  - Не знает? Ну-ну... криво усмехнулся дракон. И замолчал, и только песок поскрипывал под напором драконьего когтя...
  А я снова ушла бродить по окрестностям. Нравится мне здесь. Поднимусь на гору (понятное дело, на ту, куда могу взобраться), сяду на вершине - такой вид открывается... И петь хочется. Но я сдерживаюсь. Я всё же не Ардана, кто его знает, как драконы к моему вокалу отнесутся? Хорошо, если просто удивятся. А если сердиться начнут? Или пугаться? Однажды испуганного дракона я уже видела. А если их будет несколько? Такого я не перенесу.
  Сегодня я пошла в сторону моря. Не потому, что хотела нарушить уединение моих друзей. И не потому, что решила искупаться. Всё намного проще: в том направлении я еще не ходила. Тропинка, как обычно, петляла, сбегала с пригорков, обходила скалы... В который раз удивляюсь: откуда здесь вообще тропинки взялись, ведь драконы хоженых путей-дорожек просто не признают. Насколько я успела узнать, у каждого есть излюбленный маршрут, и с другими драконами эти отшельники встречаются, только когда сами этого захотят.
  Вот кого это наблюдение не касается - так это малышей. Они как будто возникали из нагретого солнцем воздуха, проносились мимо и словно растворялись среди ближайших скал - чтобы снова возникнуть в самый неожиданный момент. Куда бы я ни шла, на моем пути меня минимум трижды настигал ураганчик в исполнении жизнерадостной малышни.
  Вот и сейчас я чуть не споткнулась о симпатичную драконью девчонку. По-моему, ее зовут Хайре - как-то в этом роде.
  - Рута, привет! - пискнула она, уносясь вслед за братцами (или дружками - пока не поняла). Я улыбнулась: сколько бы раз ни пересекались наши дорожки, столько раз я буду слышать это жизнерадостное приветствие.
  Кстати, уточнить хочу. Насчет того, как мы с драконами общаемся. Не знаю, как это выходит, но мы прекрасно понимаем друг друга. Мы-то на своем языке как говорили, так и говорим. А драконы вроде как мысли передают... А может, во время перехода через Хребет Монахов мы попали под влияние каких-то волшебных сил. Я пыталась на этот счет с Лепестком поговорить. Ну, он-то свой парень, сколько лет среди людей, он по-человечески разговаривает свободно, и я подозреваю, что не на одном языке. Так вот, спросила я у Лепестка обо всех этих парадоксах общения. Дракон только плечами пожал: "Древняя драконья магия... наверное".
  К самому морю я подходить не стала. Увидела невысокую скалу, достаточно обветренную для того, чтобы можно было на нее взобраться, устроилась поудобнее... Недалеко от "моей" скалы на земле что-то переливалось всеми цветами радуги. Как всегда неожиданно, возникли дракончики (я от души порадовалась, что они меня не видят), прокатились клубком по этому блестящему, подняв сверкающие разноцветные брызги. Вот Мрак... Хотя, чему я удивляюсь? Любопытство родилось раньше меня. Должна же я, в самом деле, разобраться, что за явление такое загадочное - эти разноцветные искры?
  Идти до заинтересовавшего меня места пришлось несколько дольше, чем мне представлялось. Может, я направление перепутала? Возможно, возможно... Топографическим кретинизмом я вроде бы не страдаю, но в незнакомой местности бывает всё. Я уже собралась возвращаться. Но снова на моем пути возникли драконыши. Едва не сбив меня с ног - уже который раз? - устремились вперед с радостным визгом. Радужный фейерверк брызг не заставил себя ждать.
  Отбросив в сторону рюкзак (без него в путешествие - ни ногой!), я склонилась над месторождением "брызг". Насколько я могла понять, здесь была небольшая ложбинка, заполненная цветными полупрозрачными осколками разной величины - от мелкой крошки до кусочков размером чуть больше ногтя. Сначала мне показалось, что это стекло. Однако, поразмыслив, пришла к выводу, что это - отходы обработки драгоценных и полудрагоценных камней. Я вообще-то в них не разбираюсь, это же не травы и не мои аптекарские компоненты. Но красиво, Мрак меня побери! Была бы я полегкомысленнее, я бы тоже здесь побегала. А почему, собственно, и нет?..
  Воровато оглядевшись по сторонам, я отступила на несколько шагов назад и ринулась бегом через ложбинку. Ну, что мне вам сказать... У драконышей брызги лучше получаются. Хорошо, что я сегодня в сапожках - а то бы набилось мне в туфли этой каменной мелочи!
  Я присела, подобрала горсточку камешков, подбросила их на ладони... Они с легким стуком сложились в замысловатый узор. "Как в калейдоскопе", - улыбнулась я детскому воспоминанию. Ой, вот бы удалось калейдоскоп собрать! Вместо стекляшек - камешков плоских насобирать... "Мрак, Рута, опять впереди лошадей бежишь! А корпус игрушки из чего будешь делать?" - осадил меня внутренний голос. Надо в сундуках как следует покопаться, может, попадется что подходящее. Или, чем Мрак не шутит, найти кого-то, кто мне поможет!
  
  Хотите - верьте, хотите - нет, но помощника я нашла! Там же, у ложбинки, где перебирала искрящиеся на солнце камешки. За спиной раздалось деликатное покашливание и хриплый, явно драконий голос произнес:
  - Юная госпожа что-то хочет найти?
  - Да нет, - улыбнулась я, уже не удивляясь тому, что здороваться при встрече здесь, кажется, не принято. Малышка Хайре - скорее исключение, чем драконье правило. - Просто вспомнила кое-что...
  - Если юная госпожа желает, я могу показать ей настоящие камни. Этот бой не стоит вашего внимания, поверьте! Идемте со мной, - приглашающе повел крылом большой серый дракон. - Если хоте, мы вам даже гарнитурчик подберем - серебряный, под ваш перстенечек. Или изготовим что-то достойное! Нам это - раз плюнуть!
  В доказательство своих слов дракон действительно плюнул и неловко захлопал лапой по земле, сбивая пламя с вмиг полыхнувшей травы.
  - Извините, - улыбнулся он, демонстрируя свои огромные белоснежные зубы. - Меня зовут Фардор. В этом благословенном краю я - единственный, кто работает с камнями и металлами.
  - Слу-ушайте! - иногда я соображаю быстро. - А может, вы поможете мне сделать одну игрушку - в подарок вашим малышам?
  Так у меня появился еще один друг. Фардор был чудаком - с точки зрения других драконов. Вольной жизни, не обремененной обязанностями, он предпочитал возню с драгоценными металлами и самоцветами. Будь он человеком, со спокойной душой назвала бы его кузнецом и ювелиром. Сам дракон предпочитал, чтобы его именовали мастером.
  Когда я впервые попала в мастерскую Фардора и увидела дракона за работой, то пришла в полный восторг. Любой кузнец бы обзавидовался! Сам себе и горн, и наковальня, и полный набор инструментов! Именно благодаря таланту Фардора в нашей пещере скопилось столько добра: обменивать изготовляемые им чудеса на всякую ерунду поселянам из предгорий совесть не позволяла. А в том, что мой новый друг действительно творит чудеса с металлом, я убедилась в первый же день. Как и в том, что к своей творческой работе Фардор подходит очень серьезно.
  Когда, обозрев жилище дракона, я, с трудом умерив восторги, перевела дыхание, то изложила, наконец, свою идею.
  - Понимаешь, Фардор... - да-да, мы с ним очень быстро перешли на "ты", чему изрядно поспособствовал флакончик настойки черноягодника из моего походного запаса. - Была у меня в детстве одна игрушка - недолго, правда, потом е разбили, но ее устройство я хорошо запомнила. В общем, там трубка такая была, в ней зеркала треугольничком, с одной стороны - окошечко такое, а с другой - стеклышки цветные насыпаны...
  - Ну и?.. - зевнул дракон. - Для чего оно?
  - Красиво... - вздохнула я. - Просто - красиво. Смотришь в глазок, трубку поворачиваешь - а так стеклышки в узоры складываются, и ни одного похожего... Представляешь?
  - Пытаюсь...
  - Вот смотри... - и я начала палочкой на земле царапать то, что позже мой новый друг называл, посмеиваясь, "как бы чертежом".
  - Узоры, говоришь... - снова зевнул Фардор. - Ну что ж, попытаемся сделать твой узорник.
  И мы начали пытаться. Я настолько увлеклась этой идеей, что целыми днями торчала в мастерской Фардора. Вскакивала, едва рассветало, проглатывала второпях пару успевших зачерстветь лепешек, запивала свой завтрак родниковой водичкой и, сопровождаемая недоуменными взглядами друзей, мчалась по делам. Стирх разве что пальцем у виска не крутил: совсем, мол, Рута свихнулась вод воздействием свежего воздуха. Но я не обращала внимания на такие мелочи.
  Три дня прошло в спорах, пробах и неудачах. Вроде кто-то там из древних и очень умных говорил, что истина рождается в спорах. Не знаю, как насчет истины, но игрушка получилась роскошная. Я думаю! Спорили-то мы с Фардором до посинения. Зато в получившийся калейдоскоп-узорник первой вцепилась я - на правах, так сказать, главного консультанта. "Ух ты... здорово..." - восторженно выдохнула я. Ну, теперь в лепешку расшибусь, по камням размажусь - а стребую с Фардора второй калейдоскоп - в личную и безраздельную собственность.
  С самого утра - дракон кузнец еще только готовился собирать игрушку, а я заканчивала шлифовала до зеркального блеска последнюю из трех серебряных пластин - у пещеры Фардора толклись малыши. Светлыми Богами клянусь: никому, кроме нас с мастером, не было известно об игрушке! Но эта мелочь чешуйчатая откуда-то пронюхала и о готовящемся сюрпризе, и о том, что работа над ним близится к завершению. Драконыши не торчали перед пещерой. Они, как обычно, носились по своим малышовым делам, однако их маршруты неизменно пролегали рядом с мастерской. Время от времени в устье пещеры возникала Хайре - этакая звездочка в чешуйках и с крылышками.
  - Привет, Рута! Привет, Фардор! - неизменно щебетала она и скрывалась прежде, чем дракон или я успевали ответить. Впрочем, порядок наших имен в приветствиях желтенькой малышки мог меняться.
  Наконец работа, как я уже говорила, успешно была завершена. Наконец и я налюбовалась цветами и звездами, еще раз утвердилась в мысли выцарапать узорник для себя. И вот...
  Я выхожу из пещеры с калейдоскопом в руках. Чувствую себя - ну как на генеральном испытании в своем аптекарском колледже. Несу эту игрушку бережно - как чашу, до краев наполненную редким и драгоценным зельем... Вдруг мелькнули перед самым лицом пестрые крылышки, я шарахнулась назад... а на камне возле меня уже сидит приятель желтенькой Хайре, сжимая в зубах серебристую трубку калейдоскопа. Я только ахнула. В общем, сюрприза не получилось: драконыши прекрасно знали, что и как им делать с новой игрушкой.
  В этот день я вернулась домой - ну, то есть в ту пещеру, куда нас поселили - раньше Мары и Стирха. Лепесток все так же сидел неподалеку от нее и то чертил что-то когтем по утоптанному песку, то замирал, прислушиваясь к чему-то очень далекому - или к своим невеселым мыслям. Я села на землю рядом с драконом. Вот его общество мне никогда не надоедает. С ним рядом можно просто молчать. Однако в этот день мне упорно не везло. Даже помолчать с Лепестком не дали. Только успела я устроиться поудобнее, прижаться спиной к уютному драконьему боку, облегченно вздохнуть - первые минуты покоя за три дня! - как примчался Стирх. Глаза его расширились, он часто дышал - видимо, мчался со всех ног. А за ним следом шла Мара - медленно, торжественно, ну совсем как я меньше часа назад, только вот никакой игрушки в руках не несет наша маленькая волшебница. Она несет саму себя, свои мысли, свою запретную магическую силу - и глазищи ее горят внутренним огнем. Что-то произошло, и что-то настолько серьезное... Я даже испугалась, что моя милая серая мышка повредилась в рассудке. Но эти опасения рассеялись, когда Мара стала прямо передо мной, взглянула на меня сверху вниз...
  - Рута, - произнесла изменившимся голосом, - я нашла его. Я нашла янтарный амулет...
  
  Я не сразу поняла, о каком янтарном амулете идет речь и почему так взволнована моя серая мышка. А потом вспомнила. Когда Лепесток еще строил из себя бессловесное и неразумное пресмыкающееся, он как-то раз намекнул Маре во сне, будто в Драконьей Долине найдется средство обуздать ее магическую силу.
  Немного успокоившись, маленькая волшебница рассказала, как дело было. Даже Лепесток отвлекся от своих тяжких дум и подключился к общему разговору.
  В это утро Мара и Стирх опять ушли к морю. Накануне они нашли удобный заливчик с пологим берегом. Драконовожатый решил выкупаться, вот только Мару затащить в воду оказалось невозможно. Она умостилась на большом камне, сидела и болтала ногами в воде. Стирх изображал из себя водоплавающего (эх, жаль, я не видела: картинка, наверное, была еще та!). Парень петушился и не замечал, что за его спиной из воды вынырнула маленькая голова на длинной тонкой шее.
  - Я закричала, спрыгнула с камня... к счастью, там мелко оказалось - по пояс... Так испугалась, показалось, что эта тварь сейчас проглотит Стирха! А она подплыла ближе, и стало ясно, что это никакой не змей и не хищник, а дракон...
  Лепесток улыбнулся:
  - А, вот вы и с Бузом познакомились. Он что, всё так же живет полным отшельником?..
  Тут мне в голову одна мыслишка забрела. А раз забрела, надо с ней разобраться. А то ведь я себя знаю - спать спокойно не смогу, пока все не выясню!
  - Слушай, Лепесток... Я вот о чем спросить хотел... Вот у тебя, у Угадайки, у пра-пра-...-сколько-там-ее-раз-бабушки вашей имена такие, - неподготовленный язык просто в узелок завяжется. А вот я познакомилась с драконом, которого зовут Фардор, и их вот, - кивнула в сторону молодежи, - новый знакомый тоже носит вполне выговариваемое имя - Буз... Почему так?..
  - Это у них не имена, а прозвища, по склонности характера или по роду занятий, - объяснил наш дракон. - Фардор на древнем языке значит "тот, кого слушается металл", ну, кузнец - если по-вашему. А Буз - любитель водной стихии, он один у нас такой, вот его и прозвали "летающим среди волн". А истинные их имена трудны для человеческой речи, - и Лепесток снова замолчал.
  С новым знакомым мои друзья очень быстро нашли общий язык. "Друзья Агг"-Арка - мои друзья", - безапелляционно заявил Буз. Слово за слово, и водоплавающий дракон пригласил Мару со Стирхом в свои апартаменты. Визит едва не сорвался, когда выяснилось, что вход в пещеру Буза расположен... под водой. Но Стирх слишком загорелся желанием увидеть жилье нового знакомого, а дракону очень хотелось заполучить гостей. "Вы только поймите правильно, - оправдывался он, - у меня пару сотен лет гостей не было! Конечно, я люблю одиночество, но ведь так можно и совсем одичать!"
  - Ой, Рута! - сделала Мара большие глаза. - Это было так ужасно! Конечно, меня привязали поясом к шее Буза, но я все равно боялась потеряться! Мне едва хватило дыхания! Но знаешь... если понадобится, я сама нырну в эту мракову пещеру, потому что...
  Потому что именно там маленькая волшебница нашла янтарный амулет.
  Точнее, нашел-то его как раз Буз. Он вообще коллекционером оказался. Собирает камни необычной формы, выуживает с морского дна раковины моллюсков, поднимает всякие забавные вещицы с затонувших когда-то кораблей...
  - У него в пещере столько всего! - мечтательно вздохнул Стирх. - Вот только почти никто этого не видел. Кому охота мокнуть, даже ради самой интересной эк-спо-зи-ции, - парень с удовольствием и даже гордостью выговорил новое для себя слово. Растешь, дружище!
  Буз много рассказывал и показывал, а потом позволил гостям самим побродить по пещере, посмотреть и даже пощупать свои диковинки. И вот тогда и случилось самое главное...
  - Мы со Стирхом разошлись в разные стороны. Он прилип к пушке, которую Буз поднял с какого-то корабля. Так, ничего особенного - ржавая, вся ракушками облепленная. А я пошла камни смотреть. Понимаешь, Рута, - Мара снова начала волноваться, - меня словно тянуло туда. И я его нашла!
  По словам Мары, амулет представлял собой пирамидку темно-коричневого цвета, с головку котенка величиной.
  - Она теплая на ощупь и живая, если ты понимаешь, что я хочу сказать... - горячо говорила Мара.
  - Да с чего ты взяла, что это тот самый амулет? - попробовала я образумить Мару. Девчонка же с ума сойдет, если выяснится, что она ошиблась.
  - Я знаю - и всё. Я почувствовала его! И он меня - тоже! - добавила она громким шепотом. - Когда я взяла пирамидку в руки, она потеплела и стала наливаться светом изнутри. Янтарь светлел, становился медово-прозрачным. И я ощутила такую легкость! Мне захотелось сделать что-то необычное, красивое... Я только подумала об этом, и на моем пальце - вот этом! - показала девочка указательный палец правой руки, - вспыхнул огненный шарик, ярко-красный. Повис в воздухе. На меня словно нашло что-то! Я зажигала разноцветные огоньки, развешивала их гирляндой в пещере и не боялась! Рута, если бы ты могла понять, как это здорово - пользоваться магией и не бояться при этом, что сожжешь дом! Потом мне стало неловко - на какие пустяки силу трачу! - и я одним движением руки погасила огненные шарики...
  Мара помолчала, продолжая улыбаться.
  - А потом? - осторожно спросила я.
  - Потом... я поставила пирамидку на место, и она постепенно остыла и снова стала куском темного янтаря... Рута, я хочу его получить! Но как? Подскажи - КАК???
  Хороший вопрос - "как"... нет, кроме шуток: почему все проблемы должна решать Рута? Маре кровь из носу захотелось амулет заполучить в личное владение - а голова должна болеть у меня?
  Кстати, о голове.
  Помнится, когда Мара единственный раз за время нашего знакомства использовала свою колдовскую силу, это закончилось истерикой... Сейчас мышка тоже возбуждена, тоже прибегала к магии... Значит, надо успокоить ее, приготовить травяной чай. Так, в моих запасах еще что-то должно было остаться... Где там мой рюкзак?..
  - Эй, а где мой рюкзак? Никто не видел?
  Мара промолчала. Стирх пожал плечами. Лепесток задумчиво произнес:
  - Тут крутилась Хайре...
  Хайре! Конечно! Это любопытная малявка всюду норовит сунуть свой курносый нос! И даже не прячется, нахалка этакая! Вон она, в окружении дружочков, сидит у поворота тропинки. Так, Рута, не торопись, тихонько, тихо...
  Хайре и ее свита словно только и ждали, что я последую за ними! Стоило мне сделать всего несколько шагов, как Хайре поднялась, подхватила зубами ремешки моего рюкзака, задрала повыше голову, чтобы ее ноша не терлась о землю, и не спеша потрусила по тропинке. За ней, виляя хвостами и подпрыгивая, устремились и остальные. Я ускорила шаги. Драконыши - глаза у них на затылках, что ли? - немедленно сделали то же самое. Я остановилась. Малявки замерли. Осторожно переставила вперед правую ногу... левую... еще шажок... и - бегом!.. Без толку! Малявок словно ветром сдуло! Вместе с моим рюкзаком.
  Значит, в догонялки играем? Хорошо... А как насчет пряток?.. Я не стала искать непоседу Хайре, а присела за ближайшей скалой, осторожно выглядывая - так, на всякий случай. Ждать долго не пришлось. На тропинке снова появилась Хайре с поноской. За нею, торопливо тормозя и сбивая друг друга, высыпали остальные малыши. Неосторожно хрустнув щебенкой, я привлекла их внимание. Зеленый драконыш-заводила что-то пискнул, Хайре взмахнула моим рюкзаком, как флажком, и пестрая чешуйчатая компания снова покатилась по дорожке. Мне ничего не осталось, как продолжить эту весьма занимательную погоню.
  В общем, мне стало понятно, что Хайре не из шалости утащила мой рюкзак. Похоже, очень похоже, что малявки куда-то меня ведут. Что ж, любопытство - не самый большой мой порок...
  Поплутав некоторое время по каменным лабиринтам, я неожиданно увидела стайку драконышей, сидящих по обе стороны тропинки - как караул гвардейцев, видят Светлые Боги! А Хайре в гордом одиночестве трусила по дорожке. Потом и она остановилась, положила на траву мой рюкзак, чирикнула друзьям-приятелям - и вся компания укатилась уже хорошо знакомым мне клубком. Я подошла к своему рюкзаку, подняла его и... снова уронила в траву. Так, Рута, спокойно, спокойно, ты не сходишь с ума... Сейчас ты закроешь глаза... а когда их откроешь, то поймешь, что ЭТО тебе только почудилось... Теперь сделай три-четыре глубоких вдоха... теперь осторожненько открывай глаза... Мра-ак!!!..
  Ничего не изменилось! Я стояла на своей заветной полянке!!! Той самой, на которую дома, в Мостах, ходила за травами! Нет, я не сплю! И не пила ничего крепче травяного чая! И травы были самые обычные! Но вот же она - моя заветная полянка, и круглый родничок в центре нее, и травы, которые нигде больше не растут - нигде в окрестностях Мостов, я имею в виду.... А вокруг родничка я сама камни укладывала! И вот оно - главное доказательство: на камне у родника лежит мелкая золотая монетка! Я же сама ее там положила! И на Стирха наорала, когда он, в начале нашего путешествия, хотел подобрать этот блестящий кругляшок!..
  Я беспокойно оглянулась. Горы были на месте. И полянка - моя полянка! - тоже было на месте! Единственное, чего не было дома, в Мостах - это вон того плоского камня, почти скрытого в высокой траве!
  В спину ударил сильный поток воздуха, я едва на ногах удержалась.
  - Не бойся, Рута, ты в здравом уме, - донесся до меня голос Лепестка. Он-то откуда здесь взялся? Хотя... после полянки я уже ничему не удивляюсь. Или еще удивляюсь?
  - Успокойся, это действительно та самая полянка. И ты действительно тут, среди драконов. А сейчас - идем, идем тихонько. Я поведу тебя короткой дорогой, поэтому будь добра, держись за меня - чтобы не потеряться.
  Я послушно положила руку на шею дракона и пошла, еле переставляя ноги от навалившейся вдруг усталости. Перед глазами все мелькало, крутилось, искрилось. Мне стало нехорошо, но зажмуриться, чтобы немного отдохнуть от этой круговерти, я боялась. И еще я боялась, что рука моя соскользнет с шеи Лепестка и я потеряюсь... Потом нас словно подхватило потоком воздуха и... вытолкнуло около нашей пещеры. Я без сил опустилась на траву. Да, тяжело мне далась эта прогулка...
  Вечерело. Сколько же времени заняло мое приключение?
  - Немного успокоилась, Рута? - заботливо склонился ко мне Лепесток. Я молча кивнула. - Можешь говорить? - Я кивнула еще раз. - Ну вот и молодец.
  Крыло дракона легко коснулось моих волос. Как будто ребенка по головке погладили. И то ли от этого прикосновения, то ли я просто устала - но волнение мое улеглось. В самом деле, чего паниковать? Мне же доступно пояснили: здесь, среди гор - та самая полянка, что и у меня в Мостах. Да уж... понятнее некуда...
  Я устроилась как можно удобнее и приготовилась устроить Лепестку допрос с пристрастием.
  - Рассказывай, рассказывай... - я чуть не щипала дракона - так мне хотелось поскорее во всем разобраться.
  - И расскажу! Всё равно ведь в покое не оставишь, противная девчонка!.. В общем, еще раз повторяю: ты действительно видела здесь, в горах, ту самую полянку, где бывала, когда ходила за околицу Мостов. Или, наоборот - там та же полянка, что и здесь. А еще точнее она одна, эта полянка, единственная, неповторимая и - полузабытая. Она в горах, везде и нигде - ибо очень немногие могут к ней выйти.
  - Стоп, я сейчас снова запутаюсь! "Там", "здесь", "здесь", "там"... Что это за чудо такое расчудесное - твоя полянка?..
  - Она - действительно чудо. Она - древнейшее место нашей долины. Она - кусочек того мира, в котором драконы были могущественны и вездесущи. Память об этом месте передается многими поколениями. Существует одна легенда... Говорят, когда-то священная поляна была ключом ко всему миру. Ты только представь, Рута: достаточно было стать на черный камень, закрыть глаза, подумать о том, куда хочешь попасть - и сделать шаг вперед... Но даже в те времена путешествовать самостоятельно могли лишь немногие - те, кому открывался Путь - как тебе, Рута. Остальных приводила на поляну Хранительница. Бабушка Агг рассказывала, что ее прапрабабка была последней Хранительницей Волшебного камня.
  Дракон замолчал, глядя в вечернее небо.
  - А что потом? - спросила я.
   - А потом было землетрясение, и горы, которые люди зовут Хребтом Монахов, оградили нашу долину, сделали ее неприступной. Долина замкнулась сама в себе; магия, которой было здесь пропитано всё, постепенно растаяла. Что-то еще хранит в себе древняя поляна, но не слушается она уже никого. Может, ждет новую Хранительницу, а может, и ее силы иссякли...
  Я вздохнула:
  - Вот почему ты так удивился, когда я в начале нашего путешествия привела вас со Стирхом на мою... то есть... запуталась совсем. На эту поляну, одним словом!
  - Удивился - не то слово! Я просто обалдел! Я еле-еле удержался от вопросов!.. Так что если ты сумела найти Поляну...
  - Да куда там "сумела"! Если бы Хайре не уволокла мой рюкзак...
  - Никакой Хайре не было бы по силам открыть тебе то, что для тебя не предназначалось. Малышка каким-то образом почувствовала, что ты уже знакома с нашей тайной, и решила слегка подтолкнуть тебя. Теперь ты всегда сможешь найти Священную Поляну, дорога - в твоей душе. И знаешь что, Рута? Мне кажется, что древняя магия не ушла бесследно. Наверное, если бы наша Мара забрела сюда, она бы нашла ключ к своей силе без всяких амулетов.
  - Почему ты так думаешь? - удивилась я.
  - Потому что мне тоже помогла - то ли древняя магия, то ли хранящаяся там память... мне сейчас так легко, не смотря на мои тревоги... Отойди, пожалуйста, Рута, чтобы я случайно тебя не задел.
  Я послушно отступила к скале. А Лепесток расправил крылья, поднял к небу голову на изящной шее, вытянулся в струночку, замер на миг, словно собираясь с силами... Потом привстал на цыпочки, легко оттолкнулся от камней - и взмыл в закатное небо...
  "Приходит момент - и молодой дракон впервые поднимается в воздух..." - всплыла в памяти легенда, которую я услышала в архивной палате дедушки Риего. Прежде я полагала, что легенды всегда преувеличивают. Теперь я уже не была в этом так уверена. Если бы вы видели то, что увидела я, вы бы со мной, думаю, согласились.
  Казалось бы, чего проще, особенно в этих местах - летящий в тебе дракон. Что я, драконов не видела? В самом деле!.. И всё-таки я стояла, не в силах пошевелиться, боясь не то что издать какой-то звук, но даже громко дышать. Я замерла, уставившись в небо, еще розовое от недавнего заката. Там уже кое-где зажглись первые звезды. И в этом бескрайнем просторе, величаво раскинув крылья, парил темный силуэт дракона. Без единого взмаха крыльев. Лепесток словно вернулся в родную стихию, где ему надлежало жить от рождения. Это зрелище было естественным, простым и вместе с тем завораживающим своей естественностью, ослепляющим своей простотой. Упади мне сейчас под ноги скала - я бы даже не шелохнулась. Перед этим полетом всё меркло, всё теряло значение. Сейчас для меня во всем мире существовало только небо и силуэт летящего в нем дракона, словно обведенного по контуру тонкой золотой нитью...
  Описав над Долиной последний широкий круг, Лепесток пошел на снижение.
  - Ух ты... - услышала я за спиной восторженный выдох Стирха. Рядом со мной сопела Мара. Я даже не почувствовала, когда они подошли.
  Через несколько минут Лепесток снова был на земле, перед пещерой. И, словно только и ожидая этого, небо погасло. Настала ночь. Лицо дракона... ну не могу я теперь называть переднюю часть головы дракона мордой! Его лицо сияло внутренним светом, гордостью... Таким счастливым я его не видела за всё время нашего знакомства. Лепесток улыбнулся мне, а потом, глядя куда-то за мою спину, сказал:
  - Я что, сделал что-то не так? Почему вы все примчались сюда так поздно?
  Я обернулась. Ог-го-го! Да тут были все, с кем мы успели познакомиться за последние дни! И вездесущая малышня во главе с любопытной Хайре, и серая от древности бабушка Агг", и обнявшиеся, как братья, Буз с Фардором (мастер от избытка чувств даже вытирал глаза кончиком крыла, ужасно при этом смущаясь). Угадайка тоже топталась поодаль.
  Бабушка Агг" с гордостью смотрела на своего блудного внука. Мне показалось, или в ее глазах действительно блестели слезы?
  По праву старшей на вопрос Лепестка отвечала именно старая дракониха:
  - Ты всё сделал правильно, малыш! И мы, твои друзья, пришли поздравить тебя с первым полетом.
  Наш дракон словно вспомнил о чем-то:
  - С первым полетом, да...
  - Да... - эхом отозвалась Бабушка Агг". - Если бы ты вырос здесь, как и было тебе положено по рождению, то этот день был бы самым большим праздником для всей Долины. Первый полет наследного правителя! О, были бы костры до утра, факелы, фейерверки... Этот праздник запомнился бы тебе на всю жизнь.
  - На всю жизнь... - вздохнул Лепесток и глянул исподлобья на осторожно приблизившуюся Угадайку: - А ты? Тебе тоже твой первый полет запомнился на всю жизнь? Или что-то произвело на тебя более сильное впечатление?
  Гордая Угадайка взгляда не отвела.
  - Я отвечу тебе на этот вопрос завтра. Если встретимся. - И добавила - с ноткой извинения в голосе: - Я же не виновата в том, что сделал мой отец. Я ведь родилась уже после того, как ты... как тебя... Отца я себе не выбирала! - сказав это, белая драконица отступила назад и исчезла, став невидимой среди теней и скал.
  К Лепестку подошла Бабушка Агг".
  - Не обижайся на нее, малыш, - с ласковым укором сказала старушка. - Девочка ведь действительно не виновата. Пусть у нее был настоящий Праздник Первого Полета - яркий, шумный... Пусть. У тебя он тоже будет - не с таким размахом, конечно; зато с тобой будут все твои друзья. А это, согласись, немало.
  - И костры будут? - не удержалась я.
  - Будут! - широко улыбнулась Бабушка Агг". - Смотри!
  И она повернула голову в сторону суетящейся малышни. А они, похоже, времени зря не теряли! На плоском обломке скалы возвышалась изрядная горка тускло мерцающих черных камней. Чуть в стороне о чем-то переговаривались Буз с Фардором и что-то втыкали в слежавшийся песок. Приготовления к празднику в честь Лепестка шли полным ходом.
  Потом начался и сам праздник. О нас, людях, драконы словно забыли. Но ни я, ни Мара со Стирхом не ушли. Лично я, кстати, не пропустила бы этого зрелища, даже если бы узнала, что, став свидетелем драконьего торжества, умру на месте. Нас и не прогоняли. От пещеры, у которой мы стояли, все было видно просто превосходно. Вот драконы стали широким кругом вокруг сложенной малышами горки камней. Детвору пропустили в середину круга. Драконы замерли на несколько мгновений. Потом одновременно, словно повинуясь какому-то сигналу - я готова поклясться, что так оно и было! - эти поразительные существа выдохнули струи пламени. Черные камни немедленно вспыхнули полупрозрачным оранжевым пламенем. Оно ширилось, пока не окутало собой всех драконов. От прикосновения пламени чешуя драконов заискрилась - драконы явно были в своей стихии.
  А дальше началось самое интересное. "Думм-думм-думм-думм..." - раздались гулкие ритмичные удары. Это Бабушка Агг" на правах старшей завела, как мне потом объяснили, торжественный ритуал. Она отбивала ритм одной лапой, едва касаясь каменистой почвы. А звук был громким, будто старая дракониха стояла на огромном барабане.
  "Думм-думм-думм-думм..." "Та-та... т-та-т-та..." - влилось что-то новое в основной ритм. Через равные промежутки времени драконы один за другим вплетали в канву свой рисунок. Мелодия - а иначе назвать это трудно - всё усложнялась, ширилась, поднималась к ночному небу. Чем моложе был дракон, тем сложнее был узор, добавляемый им в общее русло. Малыши вступили последними, их дробушки сливались в непрерывный гул. И горы словно отвечали драконам: время от времени то от одной, то от другой скалы доносились раскаты эха... Мне ужасно захотелось самой топать, бить в ладоши, чтобы тоже принять участие в этой феерии ритма и огня. Но я боялась испортить своим вмешательством этот необычный ритуал.
  Но вот раскаты драконьей дроби стали стихать. Друг да другом, в обратном порядке драконы обрывали свои партии и делали несколько шагов назад. Казалось, они уносили с собой частицы волшебного пламени. И вот уже у почти угасшего костра стоит одна Бабушка Агг". "Думм-думм-думм... думм..." - звучит, затихая. И с последним ударом драконьей лапы угасло и пламя, оставив по себе только горку искрящейся пыли.
  А через мгновение со свистом и треском вспыхнули фонтаны огня. "Это Фардор и Буз постарались, фейерверк устроили..." - поняла догадливая я.
  Мы все смотрели вверх - туда, где к звездам устремлялись огненные фонтаны. Поэтому новое действующее лицо заметили все одновременно.
  Темная масса заслонила собой звезды, спустилась ниже, и вот уже в центре каменного плато, на том же месте, где всего несколько минут назад пылал волшебный костер, опустился огромный черный дракон. Точнее, я не видела, какого он цвета - ну темный и темный, в темноте-то! Но почему-то впечатление было такое, что он - именно черный. Вместе с ним к земле спустилась страшная, зловещая тишина.
  Осознав, кого они видят перед собой, "наши" драконы шарахнулись назад. Все - кроме Лепестка. И только малыши (да боятся ли они в этой жизни хоть чего-нибудь?!) горохом подкатились к самым ногам виновника прерванного праздника и замерли, прислонившись к нему своими теплыми блестящими боками.
  Два дракона - старый и юный, дядя и племянник, властитель и изгнанник, - не моргая, смотрели в глаза один другому. Мрачную, звенящую тишину нарушало только биение моего сердца.
  Сколько длилось это противостояние - вечность или больше? Первым нарушил молчание Черный Дракон.
  - Явился... - тяжело уронил он.
  - Вы знали, - ответил Лепесток.
  - Ты здесь чужой.
  - Это моя земля!
  - Твоя... Ты не имеешь прав даже на тот клочок, на который опираются твои лапы!
  - Я имею право стоять здесь на любом клочке земли или обломке скалы!
  Легкий подземный гул был ответом ему - будто сама древняя земля подтверждала слова своего несправедливо изгнанного сына.
  Глаза Черного Дракона сверкнули ненавистью. Если бы он только мог позволить себе убить соперника на месте... Но он сдержался - просто чудом. Его слова падали, как камни:
  - На рассвете. В небе. Над морем. Там, где ни скалы, ни земля не смогут стать тебе опорой. Наедине. Только ты и я!
  - Только я и вы, дядя!..
  Черный властитель оттолкнулся от камней, взмыл в ночное небо и словно растворился среди звезд.
  Лепесток сразу как-то сгорбился. Вероятно, этот короткий словесный поединок стоил ему гораздо больше сил, чем он сам представлял. Наш друг слегка повернул голову в сторону старой драконихи:
  - Бабушка... это ты говорила, что свой Праздник Первого Полёта я должен запомнить на всю жизнь? Короткая у меня будет память, Бабушка...
  
  К морю мы вышли с первыми лучами рассвета. Скалистый берег был пустынным. Сколько ни всматривайся, сколько ни напрягай глаза - только волны, небо и скалы.
  - Ты уверен, что мы пришли в нужное место? - спросила я у Лепестка, поеживаясь от по-утреннему холодного ветра.
  - Да.
  - Ты точно не ошибся? Ведь этот твой дядя так и не сказал, где именно будет с тобой... встречаться. А то потом объявит, что ты струсил...
  - Нет, Рута, он не упустит такой прекрасной возможности навсегда избавиться от соперника. А что касается места для, как ты сказала, "встречи"... Ты же слышала: ни скал, ни земли, только он и я... Здесь крутые обрывы на много метров вглубь. Тот, кто, раненный, упадет в море, выбраться на берег уже не сможет. К тому же - течение...
  Я вздохнула. Мара и Стирх стояли рядом с нами, крепко взявшись за руки. Самое страшное - это осознавать, что твоему другу грозит опасность, даже верная гибель, и быть не в состоянии ему помочь. За нашими спинами были все те, с кем мы успели подружиться за эти дни. Каменным изваянием замерла Бабушка Агг", непривычно притихла маленькая Хайре. Ее дружочки даже не пытаются развеселить рыженькую подружку. Фардор нервно постукивает когтем по камням. Буз всматривается куда-то в горизонт. Буз... Постой, что-то ж было с ним связано...
  - Янтарь! Янтарный амулет для Мары! - вскрикнула я. - Лепесток, слушай, может, попросим Буза за ним слетать?! Может, Мара совладает со своей силой и поможет тебе?!
  Дракон покачал головой.
  - Спасибо, Рута... Мне действительно может помочь только чудо. Но - не от Мары... Да и не успеет Буз никуда слетать. Поздно уже.
  Я оглянулась. От дальних скал отделилась большая черная тень. Как наш друг почувствовал приближение дядюшки - не знаю. Наверное, его нервы были настолько напряжены, что он сейчас почувствовал бы даже блоху, спрыгнувшую с камня. Если бы от этой блохи зависела его жизнь - почувствовал бы. Уверена.
  Но Черный дракон - не блоха. Его не стряхнешь брезгливо, не раздавишь ногтем... Он сам раздавит кого угодно - и даже вряд ли это заметит.
  - Мне страшно... - всхлипнула Мара и спрятала личико на груди Стирха. А парень, бледный до синевы, закусил губу, сжал кулаки... Ему, пожалуй, было труднее всех. Он знал Лепестка намного дольше, чем Мара и я. Он вырос, считая себя опекуном дракона. И всю свою жизнь Стирх знал, что у него есть прекрасный друг. Теперь же от него уже ничего не зависит. И жизнь, и смерть Лепестка - равно в руках Светлых Богов.
  Черный дракон пролетел над нами, заложил широкий круг над морем... Он открыто демонстрировал нам свою силу, мощь, уверенность в себе. Он желал, чтобы у тех, кто стоял сейчас на скалах, не возникло и тени сомнения в исходе предстоящего поединка. Затем, опустившись на самый край обрыва, не поздоровавшись - зачем? - спросил насмешливо:
  - Ну что, Агг"-Арк, готов стать огарком?
  Лепесток не ответил. Передернул плечами - совсем по-человечески - и, раскинув крылья, оттолкнулся от скалы. Черный дракон взлетел в воздух мгновение спустя.
  Некоторое время они летели рядом. Ни дать ни взять, нежно любящие друг друга родственнички. Потом, отлетев от берега на солидное расстояние, разделились и полетели, подсвечиваемые рассветными лучами, в противоположные стороны.
  Подчиняясь какому-то неведомому сигналу, драконы повернули навстречу друг другу. Я поняла, что поединок начался.
  Драконы летели, сближаясь. Еще немного, и стало понятно, что летят они на одной линии, лоб в лоб, и если кто-нибудь из них не свернет, то столкновения не избежать... Буквально в последний миг Лепестку удалось увернуться из-под удара...
  На стороне нашего друга была молодость - но он так недавно стал на крыло! Он был легким - но в данном случае это было скорее недостатком, чем достоинством. Его противник, конечно, был старше, грузнее, неповоротливее - но его фигура излучала мощь, уверенность, силу. В конце концов, это был не первый его поединок.
  Драконы снова сближались. На этот раз Лепесток уворачиваться не стал. У него не получилось ни нанести удар, ни прицельно дохнуть огнем. Зато Черный торжествовал: его мощная когтистая лапа вспорола чешую на спине соперника. Я так подробно рассмотрела это всё - не удивляйтесь! - благодаря какому-то магическому эффекту, который возникал то и дело в месте поединка. Когда драконы находились на большом расстоянии, мы видели их так, как и должны видеть летящих в небе драконов. Но стоило им сблизиться на расстояние нескольких взмахов крыльев - и в воздухе перед ними словно возникала линза, и тогда можно было видеть и чешую, и отблеск солнца на вспотевших спинах, и выражение лиц - не морд же! - непримиримых врагов...
  Мир вокруг словно замер. Даже прибой, по-моему, утих. Во всяком случае, тишина была - зловещая, осязаемая, душная...
  А драконы снова летят навстречу. Сильные крылья рассекают воздух. Мара и Стирх стоят рядом со мной на самом краю обрыва. Когда и как мы оказались тут, на самой кромке - не спрашивайте, не знаю. Только если я сделаю еще хоть полшага, то исхода поединка просто не увижу. А так краем глаза я могу видеть моих друзей - когда осмеливаюсь на мгновение отвлечься от неба. А там вот-вот разгорится, быть может, решающая схватка...
  Они мчатся навстречу - неудержимо, неотвратимо. И - почти одновременно - два сполоха огня обагряют небо. Удар двух тел, рывки лап - и я до крови закусила губу, Стирх замер статуей, а Мара сжала маленькие кулачки так, что костяшки пальцев побелели. Потому что от извивающейся драконьей груды отрывается гибкий силуэт и начинает падение в водную бездну. Медленно - словно не сквозь воздух летит, а сквозь густой и липкий кисель...
  - Не-е-е-е-е-е-е-ет!!!
  Вопль оглушает; я не сразу понимаю, что это из моего горла вырвался крик ужаса. Стирх отворачивается - он не может видеть, как гибнет в волнах его друг. Маленькая волшебница в немом, бесполезном отчаянии тянет руки к гибнущему Лепестку. И вдруг... Я даже о драконах забыла. Что же она делает, эта девчонка?! Мы же сейчас все погибнем! Ведь огненный шар, вспыхнувший между ее ладонями - не тот спокойный, темно-зеленый, с которым она справится! Шар этот ослепляющей белизны и такой величины, что, кажется, сейчас оторвет от земли неосторожную волшебницу. Или взорвется - тут уж никакой перстень тебе, Рута, не поможет, будь он хоть трижды оберегом! Я с трудом заставляю себя найти взглядом падающего дракона. Еще несколько мгновений - и он рухнет в воду... Но над самыми волнами Лепесток выравнивает полет и, чиркнув лапами по поверхности моря, снова устремляется в высоту - к противнику, уже торжествовавшему свою победу.
  - Он сумел! Он поднимается! Стирх, он живой!!! - кричу я. Что-то кричит в ответ Мара, и я замечаю, что в ее руках уже нет опасного шара, но пальчики ее почему-то светятся. Сколько уверенности появилось в фигурке моей серой мышки - как она расправила спинку, как вскинула голову... Но я спрошу ее обо всем потом - когда будет время. А сейчас - небо и драконы, старый и юный - непримиримые враги.
  Я не уловила, в какой момент произошел перелом в ходе битвы. Но только Лепесток, обманным движением пропустив Черного дракона вниз, обрушился на него всей своей немалой тяжестью. Удар, еще удар, огненный сполох... И вот уже только один дракон медленно летит к берегу - устало, но спокойно, с достоинством.
  - Лепесток... - широко улыбается Стирх и плачет, упав на колени и закрыв ладонями лицо. Я обнимаю Мару. Мы ждем, пока наш друг приземлится на скалы, на ту землю, откуда его теперь уже никто никогда не прогонит.
  Лепесток тяжело опустился на землю. В ответ на приветственные возгласы друзей-драконов устало взмахнул крылом и... упал ничком, будто подрубленный... Маленькие дракончики сыпнули к нему, но первым возле друга оказался Стирх. Он схватил его за шею, припал к груди, потом провел рукой по носу Лепестка, выпрямился и сказал нам всего одно слово:
  - Спит...
  
  Мы с Марой и Стирхом так и остались рядом с Лепестком - на том самом плато, где ожидали исхода поединка драконов. Мы ведь тоже не спали больше суток. Устроившись около крепко спавшего дракона, мы тоже уснули. Не знаю, как моим друзьям, а мне твердое ложе нисколько не мешало.
  Проснувшись, я не стразу вспомнила, почему сплю под открытым небом, а не в обжитой и уютной пещере. Неподалеку горел костер, у которого хлопотала хозяйственная Мара.
  - У нас сегодня не только выездной ночлег, но и выездной завтрак?
  - Ты уже проснулась?
  - Нет, сплю! И разговариваю с тобой во сне! Где Стирх?
  - Его куда-то Фардор увел... Ты что кушать будешь? - поинтересовалась Мара, переворачивая жарящиеся на костре лепешки.
  - А что, есть выбор? - хмыкнула я и ушла к ручью - умываться.
  Завтракали мы вдвоем. Молча. Но во мне (да и в Мариной головке, уверена!) клокотали мысли по поводу вчерашних событий и грозились вот-вот вырваться наружу.
  Я еще дожевывала последний кусок, когда Мара (она вообще клюет, как воробей) задумчиво произнесла:
  - Если бы ты знала, Рута, как я вчера испугалась...
  - Это когда? - проглотила я последние крошки.
  - Когда Лепесток падал в море... У меня чуть сердце не остановилось...
  - А как я испугалась... Когда увидела в твоих руках огненный шар! Белый! Я же помню, как ты говорила: пока шар зеленый или желтый, ты можешь его контролировать, а когда он белым становится - всё, поминай как звали! А тут гляжу - у тебя сразу белым полыхнуло! Я с перепугу и о драконах забыла. Ну, думаю, сейчас ка-ак шарахнет!..
  - Чего-чего ты испугалась? - хитро прищурилась Мара, сделала едва уловимое движение пальчиками - и над ее ладонью закружилось белоснежное огненное "яблочко". - Вот этого шарика? Или этого? Или вот его?
  Повинуясь мариным ладошкам, перед нами один за другим вспыхивали и гасли разноцветные огни. Потом с земли поднялся в воздух небольшой камень, завертелся вокруг своей оси... и вот уже у меня на коленях лежит идеальный мраморный шар, совершенно гладкий, блестящий и теплый. Виляя мое изумление, Мара расхохоталась:
  - Рута, ты что, еще не поняла?! Я овладела своей силой! Теперь я - волшебница, настоящая, очень сильная! Конечно, мне еще надо много учиться, но теперь я все смогу! Ой, как это здорово! - И Мара снова засмеялась - счастливо, по-детски! Я никогда еще не видела ее такой. Ну вот, еще кому-то наше путешествие пошло на пользу.
  Пока Мара делилась со мной радостью, проснулся Лепесток. Улыбнулся нам, расправил крылья, потянулся, как котенок...
  - Как спалось Могучему Властителю Великой Страны Драконов? - с шутливой почтительностью в голосе спросила я.
  - Великолепно - как это ни странно.
  - Но почему это должно быть "странным"? - заметила наша рассудительная Мара. - Ты победил, все опасности и волнения уже позади.
  - Думаешь? По-моему, всё еще только начинается, - ответил дракон. - Ведь у моего покойного дяди были не только противники, но и сторонники.
  - "Покойный дядя"... - как бы между прочим повторила я. - Неплохо звучит, а? Слушай, дружище! - С риском поцарапать ладонь я потрепала Лепестка по голове, - Рядом с тобой ведь такие... такие гранды! Фардор - шикарный, сильный; Буз - не без странностей, но...; Бабушка Агг" - сам знаешь, ее мудрости и житейского опыта не на один десяток ящеров хватит! Ну и мы тоже чего-то стоим, особенно теперь, когда Мара - о, ты же еще не знаешь главной новости! - когда Мара у нас стала настоящей волшебницей!
  Мне, кажется, удалось удивить дракона!
  - Да... - выдохнул он вместе со струйкой дыма. - В таком случае я бы поостерегся вставать на пути у будущей Великой Волшебницы!.. - вот только интересно: иронизировать Лепесток всегда любил или у меня подцепил эту "болячку"?
  А наша "будущая великая" даже не смутилась. Восприняла все как должное. Кивнула так милостиво, мол, да-да, за эти слова вам пара грешков простится... быть может... а может, и нет...
  - Так что тебе, по-моему, нечего бояться дядюшкиных сторонников, - подвела я итог. - С такой гвардией...
  - Ты еще кое-кого забыла, - подмигнул мне Лепесток.
  - Забыла? Ты, наверное, об этой... как ее... - мне было неловко произносить имя белобрысой драконицы. Куда легче Было все списать на мою неспособность произнести Угадайкино имя.
  - Нет, я не о сестрице Угг-Адд"-Ак. А вот нашу рыженькую подружку и ее приятелей я бы не стал сбрасывать со счетов.
  Теперь пришел мой черед удивляться. Ничья. Так и запишем...
  - Что? Ты имеешь в виду проказницу Хайре и остальную мелочь?!
  - Ты всерьез рассчитываешь на их помощь? - поддержала меня и Мара.
  - Конечно. Потому что они ой как на многое способны... Я даже думать не решаюсь, до каких пределов простираются их способности. Знаете, девочки... Мне кажется, что в этих малышах собралась вся вековая мощь драконов - она еще дремлет, но уже начинает осторожно "прощупывать" окружающий ее мир. Во всяком случае, остатки магии на нашей земле они чувствуют, как никто другой. Да ты сама, Рута, с этим столкнулась! Кто, как не Хайре, привел тебя на Священную Поляну?
  - Какую поляну? - не поняла Мара. Вот Мрак, я же за всей этой суетой с праздником и поединком не рассказала им со Стирхом о своей находке! Не потому что забыла или хотела утаить такую новость. Просто времени не было. В двух словах о таком не расскажешь.
  - Ой, Марочка, я потом тебе всё покажу и объясню, ладно? - виноватой скороговоркой зачастила я. И тут же поспешила перевести разговор на чешуехвостых малявок. Лепесток - ему самому хотелось поделиться с нами по поводу мелочи - охотно поддержал мою игру.
  - Да уж... А вспомните, как малыши поспевают всюду, что происходит или только намечается хоть сколько-нибудь важное или интересное событие! Честное слово, мне иной раз кажется, что у нас подрастает не шестеро малышей, а раза в три больше! И я не удивлюсь, если вскоре выяснится, что Хайре с приятелями умеют перемещаться не только в пространстве, а и во времени!
  Я даже присвистнула. Мара спросила, нахмурив бровки:
  - Ты что, всерьез так думаешь?
  - Поживем - увидим, - философски подвел черту Лепесток.
  
  Теперь, когда наш друг вступал в свои права, мы видели его редко. Он исчезал на рассвете, появлялся глубокой ночью - причем далеко не каждой. Прибывал он непременно в сопровождение Фардора или Буза, а через некоторое время к ним присоединился еще один молодой дракон. Он держался отстраненно, был очень серьезен. Но Лепесток шуток по этому поводу не воспринимал. Как-то Стирх, кивнув в сторону "новичка", толкнул в плечо друга:
  - Что, Лепесток, личной охраной обзавелся?
  - Да, - веско сказал новый повелитель драконов. А мне стало страшно: Стирх ведь не видел, как мгновенно подобрался "новенький", как напряглись его мышцы, и только взгляд Лепестка удержал его от прыжка. Больше на тему телохранителя никто из нас не шутил.
  Так что днем я оставалась в гордом одиночестве. Потому что Мара со Стирхом исчезали тоже. Маленькая волшебница уходила далеко в горы - подальше от обитаемых мест - и начинала практиковаться в магии. Она вспоминала то, чему учили ее в магической школе, снова проходила азы, закрепляла навыки...
  - Понимаешь, Рута, - делилась она со мною, когда по вечерам мы сидели у костра, - это как плавать учиться. Пока не умеешь - страшно, глубины боишься, не доверяешь ей... А когда научишься чувствовать воду, научишься плавать - не понимаешь, почему боялась. Понимаешь?
  - Угу, - кивала я. - Хорошее сравнение. Доступное. Особенно если учесть, что я плавать так и не научилась и до сих пор панически боюсь воды!
  Мара смущенно улыбалась, передергивала плечиками, пыталась перевести разговор в другое русло... Но хватало ее ненадолго. Не проходило и нескольких минут, как снова ее монолог начинал крутиться вокруг магии.
  Впрочем, польза от проснувшихся Мариных способностей была несомненной даже для меня. Не приходилось, к примеру, самой разводить костер или просить о помощи в этом сложном деле кого-то из драконов. Маре было достаточно махнуть небрежно пальчиком в сторону сложенного в очаге хвороста - и веселый огонек вспыхивал, принимаясь с аппетитом жевать хрустящее топливо.
  А я... Я все чаще вспоминала Мосты. Какой ни убогой выглядела моя хижина, она была моим домом. Это было первое по-настоящему мое жилье. Я скучала по моей скрипучей двери, по привычному аптечному запаху, по моей любимой ступке, в которой перетерла столько всего... Я даже по моим "конкуренткам" соскучилась - без ссор с травницей и знахаркой жизнь была какой-то пресноватой. Вот им в Мостах без меня раздолье! Ну ничего, дорогуши, вот я вернусь, вот только вернусь я...
  Сидеть в одиночестве возле пещеры было неуютно. И я тоже уходила бродяжничать. Мне не хватало степных просторов, но горы я успела полюбить. И хотела насмотреться на них вволю, пока не оставила их - быть может, навсегда.
  Я бродила и уже знакомыми тропинками, и открывала для себя новые переплетения каменных лабиринтов. Заблудиться я не боялась. Если я чувствовала, что заплутала, мне нужно было только зажмуриться и сделать несколько шагов - и я неизменно оказывалась на Священной Полянке. Кстати, а ведь ни Стирху, ни Маре я так пока о ней и не рассказала. И не горю желанием, если честно. Может ведь у меня быть собственная маленькая тайна?!
  Однажды мои неисповедимые пути-дорожки вывели меня к берегу, где несколько дней назад мы все с тревогой ожидали исхода поединка двух драконов. У края обрыва над морем стояла Угг"... Мрак, я так и не научилась выговаривать полное имя Угадайки!
  Я не сразу ее заметила, а когда заметила, хотела тихонько уйти. Мне было неловко ее тревожить. Все-таки, как ни крути, а дружбы между нами не получится. С появлением в горах нашей компании рухнул ее мир, жизнь красавицы-дракона перестала быть простой и понятной. Ее отец поступил подло по отношению к Лепестку. Но ведь для самой Угадайки Черный дракон наверняка был заботливым и любящим отцом.
  Я хотела, как уже сказала, уйти незаметно, но не успела. Угадайка, не оборачиваясь - как она почувствовала мое присутствие? - сказала:
  - Не уходите, Рута. Мне нужно поговорить.
  - Со мной? - очень "умно" отозвалась я.
  - Я хотела говорить с кем-нибудь из вас, людей. Пожалуй, вы, Рута - это самый лучший вариант. Я каждый день прихожу сюда. Почему-то у меня была уверенность, что вы сюда еще вернетесь.
  Вот именно... говорят, что преступники всегда возвращаются на место совершенного преступления. Вслух я этого не сказала - хоть тут ума у меня хватило. Вслух я сказала другое:
  - А мне казалось, вы нас избегаете - после всего, что произошло.
  Угадайка качнула головой:
  - Да нет, я не вас избегаю. Я в эти дни вообще почти ни с кем не общаюсь. Мне хочется, Рута, чтобы вы знали - и конкретно вы, и ваши друзья: у меня нет на вас ни злобы, ни обиды. Конечно, мне больно, что погиб мой отец. Я очень его любила. Но я стараюсь объективно воспринимать ситуацию.
  Я вздохнула:
  - А знаете, ни я, ни Стирх с Марой до конца не верили, что Лепесток выстоит.
  - Лепесток... - кажется. Угадайка чуть улыбнулась. - Я очень за него боялась. Он такой... Он мне очень понравился, с самой первой встречи. - О, оказывается, кузина Лепестка - романтичная натура! В самом деле, что я знаю об это молодой драконице? А она, продолжая глядеть куда-то в море, спросила: - Рута, а почему вы зовете Агг"-Арка Лепестком?
  - Почему? - я тоже улыбнулась. - Видите ли, до недавнего времени мы вообще его никак не называли. Ну, дракон и дракон. Он-то в нашей деревне один был. Уже потом, когда путешествовали, дали ему имя. У него язык - как лепесток пламени. Вот так и вышло... Кстати, а его драконье имя что обозначает?
  - "Агг"-Арк" - значит "частица вечного священного пламени". Так что, в сущности, вы просто перевели его имя на свой, человеческий язык.
  Мы помолчали. Потом Угадайка заговорила слова:
  - Чем он сейчас занят?
  Я чуть было не ляпнула: "Кто?" - но вовремя спохватилась. Как будто драконица могла спрашивать о Стирхе!
  - Я сейчас мало вижу Лепестка. Он почти ничего не рассказывает о своих делах. Наверное, сильно устает. И его всегда сопровождает кто-то - то Буз, то Фардор, а то какой-то не знакомый мне дракон. Думаю, - охрана - это была идея не Лепестка... не Агг"-Арка. - Я все-таки выговорила это!!! - вероятно, старшие драконы опасаются мести со стороны приверженцев Черно... вашего отца, Светлая.
  - Ему незачем бояться. С моей стороны ему ничего не грозит. Мстить я тоже не буду. Это просто не имеет смысла. Что же касается тех, кто поддерживал отца... надеюсь, моего влияния хватит, чтобы удержать их от неразумных поступков. И... Рута, как ты думаешь. Агг"-Арк сможет когда-нибудь перестать видеть во мне врага?
  - Да ты что? - от неожиданности я тоже перешла на "ты". - Он никогда не считал... не видел... не думал о тебе плохо. Лишь бы ты когда-нибудь смогла его простить.
  - Я стараюсь. Не скажу, что это легко. Спасибо вам, Рута. Мне очень был нужен этот разговор.
  - Мне, кажется, тоже, - ответила я. Но меня уже никто не слушал...
  
  А вечером, когда мы сидели у костра, я сказала Маре и Стирху:
  - Ну что, други мои, а не пора ли нам домой?
  - Уже? - жуя что-то, спросил Стирх.
  - А что? Лепесток тут и без нас справится. Мы ему, если начистоту, и прежде могли помочь разве что дружеской поддержкой. А теперь, когда он занял место, предназначенное ему по праву рождения... Да и потом, не знаю, как вы, а я просто соскучилась по дому.
  - Я тоже, - Мара смущенно улыбнулась. - Как вспомню свой хуторок, курочек, коровушку... Хорошо ли за ними Станка присматривает?
  - Вот и хорошо, - обнял волшебницу Стирх, - и на хуторок твой наведаемся, и потом ты с нами пойдешь, в Мосты. У нас там тоже хорошо. Тебе понравится! Так что, девочки, погостили - пора и честь знать!
  Нет, вы поняли?! Как будто это он домой рвется, а мы с Марой в четыре ноги упираемся!
  - Только знаете что... - я поежилась. - Я как о нашем переходе через горы думаю - мне зябко становится. Воспоминания у меня о нем остались... своеобразные, - я осторожно коснулась пальцем своего серебряного перстенька. - Может, нам Лепестка о помощи попросить - по старой дружбе? Нет, ребята, я понимаю, что он теперь - важная фигура. Но, может, он все же поможет нам вниз, в долину спуститься? Или велит кому-то из драконов...
  - Охотно велит, - возник за нашими спинами Лепесток. Его телохранитель (Мрак, надо будет хоть имя его узнать!) держался в стороне - достаточно далеко, чтобы не слышать разговоров повелителя, но и достаточно близко, чтобы в любой момент прийти ему на помощь. - Охотно велит, а как же! Особенно если ты, Рута, расскажешь глупому дракону, что именно он должен велеть.
  - Ой, Лепесток, ты появился словно ниоткуда! - восхитилась Мара. - Это телепортация, да? - Наша волшебница не хотела упускать возможность углубить свои теоретические познания.
  - Да это меня малыши кое-каким своим приемчикам обучают. Говорят, в жизни все сгодится, - отмахнулся он настырной девчонки дракон. - Так все-таки, Рута, что ты имела в виду?
  - Лепесток, мы... ты не обижайся только, ладно? В общем, мы подумали... нам, наверное, уже домой пора. Мне домой хочется, понимаешь? - я чувствовала, что вот-вот разревусь. Вот Мра-ак...
  - Понимаю. Я ждал этого. Уже несколько дней. Чувствовал. Так что...
  - Дружище, ты нам поможешь? - положил Стирх руку на спину дракону. - У нас подъем на гору много времени занял, ты же помнишь. Девочки боятся, что спуск будет труднее. Не был бы ты столь любезен, чтобы перенести нас через горы? А мы бы потом пошли потихонечку.
  - Может, Дану разыскать удастся... - мечтательно протянула Мара. Вот уж не думала, что наша серая мышка Ардану-менестреля вспоминает! - Да и Рута наверняка не откажется кое-кого навестить!
  Я даже закашлялась. Ну, Мара, ну... Мрак, предупреждать же надо! Я ведь как раз пила! Так и подавиться недолго! Вытерев рот рукавом, я грубовато сказала дракону:
  - Ну и чего ты на меня так уставился? Не хочешь помочь - так и скажи. Сами доберемся.
  И тогда Лепесток сказал то, чего я никак не ожидала услышать:
  - Рута, а почему ты не хочешь пройти через Священную Поляну?
  - Че-го???
  - Нет, действительно! Поляна ведь приняла тебя! Что тебе стоит попробовать? Ведь это так просто! Всего лишь стать на камень, подумать о том, куда ты хочешь попасть, и сделать шаг вперед. Вдруг получится?
  - А вдруг - не получится?
  - Вот когда не получится - тогда и будем думать.
  - Погодите-ка! Лепесток, Рута, вы о чем?
  У Мары глазища и без того большие, а тут распахнулись от удивления просто невероятно. Да, они же еще ничего не знают!
  - Идемте! - я поднялась с места. - Что тут говорить, тут смотреть надо.
  
  Стирх стоял на Священной Поляне и озадаченно чесал затылок. Оглядывался по сторонам, безмолвно простирал руки к горам и снова чуть ли не носом утыкался в полянку. Я сначала расхохоталась. Потом вспомнила о своей первой реакции; наверняка и я так же глупо выглядела, когда Хайре показала мне сюда дорогу. И я поспешила успокоить Стирха, рассказав ему обо всем, что узнала от Лепестка. К моему удивлению, парень освоился довольно быстро. А Мара - так та сначала совсем не поняла, из-за чего Стирх так взволновался. Ну, еще бы, ее теперь, по-моему, мало что может удивить по-настоящему!
  - А это, значит, тот самый камень? - спросила Мара, похлопывая по нему ладошкой. - И значит, с него достаточно просто шагнуть? Примитивный телепортал... - бормотала она, вскарабкиваясь на шероховатую поверхность. - Без рамки наведения, без...
  Продолжая болтать, она шагнула с камня, и - ничего не произошло. Стирх успел подхватить подружку, а то Мара могла бы хорошенько подвернуть ногу. Кому потом пришлось бы ее лечить, как думаете? И не надо кивать на новообретенное Марино волшебство: исцеление - наука тонкая, тут с наскока ничего не получится, тут девчонке еще учиться и учиться.
  Наморщив лоб, упрямая девчонка снова вскарабкалась на камень.
  - Почему же он не срабатывает? - возмущалась наша мышка. - Ведь он должен срабатывать! Это же простой телепортал и индивидуальным наведением. Я знаю, мы учили...
  Снова Мара зажмуривается - и снова падает на руки Стирха. К счастью, следующей попытки не последовало.
  - Я бы не советовал тебе пробовать еще раз, - спокойно заметил Лепесток, с ироничной улыбкой наблюдавший за усилиями волшебницы. - Все равно не получится. Пусть лучше Рута попробует.
  - Это как "не получится"?! - вскинулась Мара. - Почему это вдруг - "не получится"?! Это же...
  - ..."примитивный портал с индивидуальным наведением", - подхватил, посмеиваясь, дракон.
  - Вот именно, ничего особенного! Конечно, в одиночку такой не провесишь, для подобного перехода нужны объединенные усилия от двух до пяти магов - в зависимости от их силы и опытности. Правда, потом эти порталы нужно время от времени подпитывать. А! Вот в чем дело! - лоб Мары озарился догадкой. - Его просто давно не подпитывали, да?
  - Ты права, девочка! Если бы у драконов были шляпы, я бы сейчас свою снял и раскланялся бы перед тобой. Это действительно, как ты выразилась, простой телепортал с индивидуальным наведением. Но добавлю: с очень высокой избирательностью. Настолько высокой, что за всё время существования этого портала - а это, заметь, не одна тысяча лет, - через него самостоятельно могли проходить буквально единицы. Всем остальным для перемещения была нужна помощь тех самых, избранных. А Рута...
  - Да причем здесь Рута? - пожала плечиками Мара.
  - А при том, девочка, что из всех твоих знакомых, сколько бы и каких у тебя их не было, только Рута сможет воспользоваться этим порталом, попасть, куда ей нужно, и благополучно вернуться назад.
  - Я не была бы в этом так уверена, - фыркнула я.
  - Побольше веры в себя, Рута! - подтолкнул меня крылом дракон. - Если бы это было не так, мы бы сейчас на этом месте не стояли. Смелее, дорогая!
  - Эй, а если получится - как я назад вернусь?
  - Пустяки, просто сделаешь шаг назад. И всё!
  Я вскарабкалась на камень под взглядами друзей: подбадривающим - Лепестка, ироничным - Мары, недоверчивым - Стирха. Ладно, я что, в первый раз попадаю в смешную ситуацию? И уж точно не в последний раз в моей молодой жизни! В самом деле, что мне грозит! Шлепнусь на землю - только и всего!
  - Отойди! - хмуро бросила я неосторожно приблизившемуся Стирху. - Я тебе не Мара, придавлю - мало не покажется!
  Так... теперь наплевать на вас, мои дорогие... в смысле - забыть, что вы стоите в двух шагах и глазеете на меня в три пары глаз. Как там говорил Лепесток: зажмуриться, четко представить себе место, куда хочешь попасть, или человека, которого хочешь увидеть...
  Кого бы себе представить? Мы тут недавно Ардану вспоминали... Конечно, интересно, выиграла ли Дана состязание менестрелей. Надеюсь, что да. Но, положа руку на сердце, мне куда бы больше хотелось увидеть совсем другого человека. Эх, проклятое мое любопытство! Куда оно меня заведет на этот раз?
  Ну что... Охраните меня, Светлые Боги!
  Я зажмурилась и сделала шаг вперед - с камня. И - словно ухнула в пропасть, а не спустилась с камня, чья верхушка в высокой траве и не видна была. К счастью, падение быстро прекратилось, я даже испугаться толком не успела. И даже не открывая глаз, поняла: я уже не на продуваемой всеми ветрами поляне. Открыла глаза - и снова чуть не грохнулась, теперь уже по-настоящему.
  Комната, куда меня занесло, была освещена мерцающим светом факелов и огнем камина. Я стояла у подножия лестницы, ведущей, по всей видимости, наверх, в жилые комнаты. А напротив, у камина, вполоборота ко мне сидел... граф Анри. "Вот Мрак! - пронеслось у меня в голове. - Если б я знала, что у меня ЭТО получится, фиг бы пробовала! Или хотя бы платье нарядное надела..."
  Граф почувствовал, что в комнате кроме него еще кто-то появился. Он чуть повернул голову, заметил меня, улыбнулся уголком рта - печально так улыбнулся - и... снова отвернулся к камину. Но уже через мгновение понял, что девица, нарушившая его уединение - не призрак, не видение. Он порывисто вскочил и устремил на меня такой взгляд... Не знаю, с чем его сравнить. Во всяком случае, ТАК на меня еще никто никогда не смотрел.
  - Рута? Вы?! Здесь?..
  Анри резким ударом ноги отбросил невысокую деревянную скамеечку, на которой сидел до моего появления, и, в три прыжка преодолев разделявшее нас пространство, схватил меня за руки. Я даже растерялась.
  - Как вы здесь оказались?
  Я пожала плечами:
  - Не знаю... Говорят - древняя магия драконов. Мне просто очень захотелось увидеть вас.
  - Рута...
  Не выпуская моих ладоней, Анри мягко привлек меня к себе, наклонился и - поцеловал меня. В губы. Бережно. Словно боялся разбить.
  - Останешься? - шепнул чуть слышно.
  Я покачала головой.
  - Но мы еще увидимся?
  Я кивнула.
  - Скоро?
  Я пожала плечами. Мрак... оч-чень "содержательный" разговор получается!
  - Рута... не хочу тебя отпускать, но...
  - Я вернусь. Обещаю. Я теперь знаю короткую дорогу.
  - Если магия твоих драконов не сработает, если тебя что-то задержит - знай: я найду тебя сам. Где бы ты ни была.
  - Мне пора... - я высвободилась из его объятий и сделала шаг назад. И только потом вспомнила, что так и не поблагодарила Анри за его подарок, спасший мне в горах жизнь...
  ...В лицо резко ударил ветер, напоенный запахом поля. Я снова стояла на поляне, на волшебном камне. Ко мне подбежала перепуганная Мара:
  - Рута! Где ты была?
  - А разве я куда-то исчезала?
  - Конечно! - Мара махнула Стирху, они вдвоем, как маленькой, помогли мне сойти на землю. - Ты исчезла, а потом появилась снова. Чему ты улыбаешься?
  - Мар... А ведь Поляна меня действительно приняла, понимаешь?! Лепесток, ты был прав!
  - А я и не сомневался, - ухмыльнулся дракон.
  - Так то ты. А я ужасно боялась... Как оказалось - зря. Ну что, Мара, нам с тобой явно пошло на пользу проведенное в горах время, не находишь? Ты обрела здесь власть над своей магической силой - сама, без всяких амулетов! А я... Я получила свое маленькое волшебство.
  
  Теперь меня уже не пугала обратная дорога через горы. Мы начали собираться домой...
  Впрочем, что там собираться, если не нужно брать с собою ни еды, ни воды: Мы решили отбыть вечером следующего же дня. И хотя об этом вслух никто не говорил, весть о нашем скором отъезде разнеслась по Долине Драконов.
  Нам оставалось только попрощаться. С тропинками и скалами, с морем и крутым обрывом... Со всеми полюбившимися нам местечками Со всеми драконами, которые успели стать нашими друзьями...
  Буз пришел к нам попрощаться первым. Он долго о чем-то шептался с Лепестком, пожимая плечами и поглядывая в нашу сторону. Потом долго - прочувствованно и бессвязно - бормотал о том, как он был счастлив с нами познакомиться, и что он изо всех сил надеется на новые встречи.
  К Бабушке Агг" мы пошли всей компанией. Старая дракониха грелась на солнце. Подойдя к ней, я, Мара и Стирх почтительно поклонились. Бабушка, не открывая глаз, произнесла:
  - Вы уходите, ребятки... Мне жаль, но у каждого из вас - своя линия, своя жизнь. Я рада, что у Малыша Агг"-Арка такие замечательные друзья. Мне нечего подарить вам на память - кроме хорошего совета. Мара, детка, подойди ко мне... и ты, паренек, тоже.
  Ребята, держать за руки, сделали несколько шагов вперед. Что сказала им дракониха - я не слышала. Наверное, что-то приятное, потому что вернулись они хоть и слегка смущенные, но довольные, как наевшиеся сметанки котята.
  Засмотревшись на друзей, я очнулась, только когда Лепесток пихнул меня в спину: "Иди, Бабушка позвала тебя".
  Глядя мне в глаза, самая старшая дракониха сказала:
  - Ты на верном пути, девочка. Тот человек, чей подарок ты носишь, - хороший человек. Вы подходите друг другу, я это чувствую. Иди.
  И Бабушка Агг", казалось, задремала снова. Только Светлые Боги и она сама знали, как далеко видит старая дракониха в этих своих грезах.
  К Фардору в его "кузницу" я пошла одна. Мара и Стирх захотели вдвоем побывать в кое-каких местах - они ведь успели увидеть куда больше, чем я.
  Дракон-кузнец суетился в своей пещере, не обращая на меня внимания. Или, скорее, делая вид, что не обращает.
  - Фардор!
  Никакой реакции.
  - Фардо-ор!
  Только зазвенела упавшая на пол железяка. Ладно. Набираю в грудь побольше воздуха, и...
  - ГАВ!
  - А, Рута! Пришла попрощаться?
  - Да, Мрак тебя побери!
  - Вот именно! Не успеваю! Ничего не успеваю!
  - Подожди, Фар, успокойся! Чего ты суетишься?
  - Рута, детка, я хотел сделать тебе подарок... Я и не думал, что вы так быстро уйдете! Мы с тобой вдвоем так хорошо работали над твоим узорником. Мне не хватает твоих ловких ручек!
  - Ну пря-ям, скажешь тоже! Я ведь и поверить могу! Спасибо, конечно, что ты хотел сделать мне сюрприз. Но я и без него тебя не забуду! К тому же, я ведь всегда смогу сюда вернуться. Я еще и надоесть тебе успею, будешь ворчать: "Опять притащилась, надоедливая девчонка!.."
  - Вот еще, слова на тебя переводить! Шлепну крылом по мягкому месту - и всё тут! - Дракон-кузнец, наконец, улыбнулся.
  Я обняла его, смеясь сквозь слезы. Из всех, кого я тут узнала, именно с Фардором сложились у меня самые теплые отношения! За ним и, безусловно, за Лепестком, я буду очень тосковать.
  Когда я вернулась к "нашей" пещере, моих друзей "дома" еще не было. Зато возле нее сновали драконыши. Рыженькая Хайре сидела у входа, сжимая в зубах калейдоскоп. Завидев меня, она положила игрушку на землю.
  - Привет, Рута! - пискнула малявка, хотя за день видела меня, по крайней мере, раз пять.
  - Привет, Рыжик!
  Хайре фыркнула.
  - Тоже пришла попрощаться? - коснулась я пальцем ее сверкающих чешуек.
  - Ага... А еще - подарок тебе принесла. Вот - и она постучала коготком по трубке калейдоскопа.
  - Стоп, Хайре! Это же, наоборот, был мой подарок вам.
  - Глупая! Не понимаешь? Тебе говорят - бери!
  И Хайре взяла в зубы калейдоскоп за один конец. Другой уткнулся мне в ладонь. Сжав игрушку, я потянула ее к себе. Но и Хайре не разжимала зубок. Несколько секунд мы с ней тянули калейдоскоп в разные стороны, потом бронзовая трубка потеплела, подалась, я потянула сильнее... Вот подержу немного в руках игрушку, которую в детстве мечтала иметь в полной собственности - и верну дракончикам. Нехорошо ведь подарки назад забирать. Только... у меня что, в глазах двоится? Почему на земле перед Хайре снова лежит трубка калейдоскопа?! А что тогда я держу в руках??
  Мое замешательство привело Хайре и всю чешуйчатую компанию в полный восторг! Вот интересно, что их так насмешило?
  - Глупенькая Рута, - пискнула Хайре, - ты уже поняла, или тебе объяснить?
  Внутренне я зарычала и была уже совсем готова огреть по загривку рыжую нахалку.
  - Не сердись, Рута, - примирительно сказала малышка. - Я тебя люблю, иначе бы этот фокус у нас не получился. Ты же хотела, чтобы у тебя была такая же игрушка? Она у тебя есть! А потом ты придумаешь новые игрушки и для нас тоже?
  - "Потом" - это когда? - поинтересовалась я.
  - Ну, когда у тебя будет, для кого придумывать!
  - Чего-чего? - но смерчик из драконышей уже укатился по каким-то им одним им ведомым делам.
  
  И вот на Священной Поляне собрались все наши друзья. Лепесток ироничен и торжественен. Бабушка Агг" спокойна и невозмутима. Фардор прячет печаль за напускной веселостью. Чувствительный Буз еле сдерживает слезы. Даже малыши-драконыши непривычно притихшие. Расставаться с друзьями всегда больно, даже если знаешь, что разлука не будет долгой.
  Скорей бы уж окончилась эта церемония! Долгие проводы - лишние слезы, это не мною придумано. Светлые Боги, как же это справедливо! Я же и сама сейчас разревусь! Вон, даже Стирх губу закусил, про Мару и говорить нечего: личико мокрое от слез, но, умничка, держится прямо, красиво.
  Все слова уже сказаны. Со всеми переобнимались. Каждого драконыша подержали на руках (или на коленях - у кого как вышло). Можно уже и отправляться. Но все тянем чего-то, тянем! Словно ждем, что нас попросят остаться! Но я не соглашусь, пусть даже не заикаются!
  Наконец я не выдерживаю, делаю первый шаг по направлению к камню, потом еще один и еще... Стирх и Мара послушно идут за мной. И тут Лепесток окликает нашу волшебницу:
  - Мара, а ты о нашем разговоре не забыла? Ты что, не хочешь получить янтарный амулет?
  У девочки на лице словно солнышко взошло!
  - Разве что на память - расцвела она улыбкой.
  С протянутой лапы Лепестка - Агг"-Арка свисала серебряная витая цепочка с янтарной пирамидкой амулета. Он казался теплым, в нем словно застыла, запуталась в густом меду капелька солнца. Совершенно счастливая Мара надела цепочку на шею, не переставая улыбаться. Тренированные у нее, однако, лицевые мышцы" У меня столь длительная улыбка уже превратилась бы в болезненную гримасу!
  Я первой поднялась на камень портала. Ну ладно, не поднялась, вскарабкалась, какая, к Мраку, разница! Главное что я смогла взобраться на камень самостоятельно. Если бы Стирх подсаживал меня, как Мару, то непременно заметил бы, как у меня дрожат коленки.
  Мои друзья и верные спутники стоят по обе стороны от меня. Я беру их за руки и сразу же перестаю бояться. В самом деле, к чему ненужное волнение! Всё будет великолепно, у меня всё получится. В этом я абсолютно уверена. Как и в том, что в любой момент смогу вернуться к моим друзьям драконам.
  - Ну что, в путь? - полуспрашиваю-полуутверждаю я, и голос мой разносится по всей поляне, хотя говорила я не громче, чем обычно. Я - как капитан корабля, и от меня сейчас очень многое зависит. - Закройте глаза, - я не прошу, я отдаю приказ, и ослушаться меня не осмелятся ни своевольная Мара, ни впечатлительный Стирх.
  Я некоторое время медлю. В последний раз обвожу взглядом Священную Поляну, далекие и близкие горы... Встречаюсь глазами с каждым драконом. Улыбаюсь всем вместе и каждому в отдельности. И успеваю заметить, то о чем не подозревают еще ни Лепесток, ни Бабушка Агг", ни вездесущие малыши. На поляне появляется Угг-Адд"-Ак, наша Угадайка... И я закрываю глаза. Домой! Чуть заметным рукопожатием я даю друзьям сигнал приготовиться, делаю вдох, командую: "И - р-раз!.." - и шагаю с камня - через пространство...
  
  На первый взгляд ничего не изменилось. Мы, по-прежнему держась за руки, стояли на Священной Поляне. Но только на ней уже не было драконов, а вокруг нее не было видно гор. Степной простор, такой милый моему сердцу. Мы - дома, мы действительно дома!
  - Приехали, - просто сказала я и с трудом разжала стиснутые ладони. Ого... я им там синяков не наставила? - Мара, глазки-то можно и открыть.
  Мара открыла сначала правый глаз, потом левый, осторожненько глянула по сторонам.
  - У-а-ууу! - заверещала она и бросилась мне на шею. Она меня ни с кем, случайно, не перепутала? - Рута, ты сделала это! Ты это сделала!
  - Ты что? Ты меня чуть не свалила, честное слово! Не-ет...
  Мы таки упали в траву - при небольшой помощи Стирха. Вот теперь и я ощутила, что путешествие закончилось. Рядом в траве шумел родничок. Умылась его свежей водой, прополоскала горло... Ну, теперь я готова идти в Мосты, наводить порядок в своей уютной - кто бы что ни говорил - хижине.
  В лучах солнышка на камушке у родника блеснула золотая монетка. Ее заметила не только я. Стирх вспомнил что-то и смущенно улыбнулся:
  - Госпожа Рута, помните, как вы меня чуть не побили, когда я, как мы только из Мостов вышли, хотел эту монетку забрать?
  - А ты, чтобы меня успокоить, кое-что мне пообещал...
  - Мра-ак... бусы! Бусы я вам так и не купил... Госпожа Рута, честное слово, вот придем в Мосты...
  - Да ладно, - улыбнулась я и взяла с камня монету. - Маре купишь. От меня. Держи.
  Сверкнув в воздухе, золотой кругляш упал в подставленную ладонь парня.
  - Идемте?
  - Госпожа Рута, подождите еще минуточку. - Ты глянь на него: как в родные места вернулись, так сразу снова меня во множественном числе величать стал! В пути, небось, не церемонился... - У нас к вам просьба будет. Вы нас к Маре на хутор перебросите? - и Стирх властным движением - откуда что берется? - обнял за плечи счастливую волшебницу.
  - Что, прямо сейчас? - удивилась я.
  - Да нет. Мы недельку в Мостах погостим, а жить будем на хуторе... Так перебросите?
  - О чем разговор? Только не забудьте напомнить - через недельку. Да?
  Я возвращалась в Мосты, к своей аптеке, к банкам, порошкам, микстурам и травам. Вместе со мной, но далеко от меня, шли парень, о котором я пару месяцев назад думала, что люблю его, и девушка, в которой я сначала видела соперницу, но сумела стать ее подругой.
  
  ...А потом я сидела за своей хижиной, свесив ноги с обрыва, и смотрела, как по тропинке, обнявшись, уходят Стирх и Мара. Смотрела спокойно. Почти.
  - Ну и как тут мои путешественники? - рядом со мной возник Лепесток. Не прошло и полгода, честное слово!
  - Эй, откуда ты тут взялся?!
  - Хайре убедила проверить, благополучно ли вы добрались. По-моему, она сейчас шустрит где-то в твоей аптеке.
  - И ладно. Всё равно я еще на уборку не бралась... Видишь, как красиво шагают? - я кивнула вслед друзьям.
  - Ты что же, так и дашь им уйти?
  - Да.
  - Ну и дура.
  - Знаю.
  - Он же тебе всегда нравится!
  - И я ему. А вот Мару он любит.
  Я помолчала.
  - Знаешь, Лепесток... Я поначалу ревновала ужасно. Готова была Мару в порошок стереть. Иначе как серой мышью ее про себя и не называла. Так жалела, что не умею составлять приворотных зелий... Хотя, Мрак его знает, может, оно и к лучшему.
  - А что граф? Что ты о нем думаешь? - дракон положил голову мне на плечо. Слегка. Но ощутимо.
  - А ты так уверен, что я вообще думаю о графе?
  - А что - нет?
  - Да. Успокойся.
  - А ведь он, кажется, приглашал тебя в гости. Ты, думаю, произвела на него впечатление.
  - Смеешься? - я щелкнула дракона по лбу. - Сколько там мы с ним виделись?
  - А действительно, сколько?
  - Гм... - я задумалась. - Давай посчитаем. Десять минут во время праздника в Старограде... Десять минут во дворе его замка - когда ты концерт устроил... Мгновение - на улице Белоречья... Еще десять минут - в трактире, когда ему из-за меня шишку набили... Два часа - в суде, пока заседание шло... Еще два часа - в ресторанчика, когда ваше освобождение праздновали... Потом с четверть часа у старого архивариуса... Еще около десяти минут, когда мы с ним во двор вышли... Ну, и еще одна встреча была... А знаешь, не так уж и мало получается! - удивилась я, пересчитав загнутые пальцы. Во всяком случае, я поняла, что в самое ближайшее время нанесу визит графу Анри. Хотя бы для того, чтобы просто сказать ему "спасибо". Если снова не забуду. Память у меня - сами знаете.
  Когда решение принято, на душе сразу спокойнее становится. И хоть я не произнесла ни звука, Лепесток прекрасно меня понял.
  - Вот и молодец, - кивнул мне Повелитель Долины Драконов. - Ну, чем в дальнейшем заняться планируешь? Может, тебе пару дракончиков на воспитание подбросить?
  - Ну уж нетушки! - воскликнула я, прислушавшись к звукам учиненного Хайре погрома. - Пусть с вами Мрак возится. Я лучше боевыми тушканами займусь! С ними как-то спокойнее.
  
  Март 2005 - март 2007
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Н.Трой "Нейросеть"(Киберпанк) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"