Похиленко Наталья Владимировна: другие произведения.

Дракон На Счастье, часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.84*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обычная аптекарша, выпускница Королевского аптекарского колледжа, живет после окончания этого самого колледжа в небольшой деревне. И вместе со своим другом и его драконом вынуждена совершить небольшое путешествие...

  Часть первая
  - Ну сколько тебе можно говорить: я не знаю, как лечить изжогу у дракона! Я не ветеринар! Ну, соду попробуй!..
  Передо мною стоял Стирх, наш воспитатель драконов. Совсем пацан еще, что не мешает ему смотреть на меня сверху вниз. Буквально. Но - с уважением. Его питомец застенчиво переминался с лапы на лапу, а неподалеку дымилось дерево дрока.
  Стирх потупился. Дракон - тоже.
  - Его от соды пучит... - пробасил парнишка.
  Дракон застенчиво покраснел и икнул. Бедное дерево задымилось с удвоенной силой.
  - Стирх, миленький, пойми, я ж не ветеринар, я аптекарь. Ну, к чародею сходи, что ли...
  - У него радикулит! Третий день руками за поясницу держится. Говорит, иди к госпоже Руте, я, мол, ни одного этого... паса руками сделать не могу...
  Если кто не догадался, то "госпожа Рута" - это я. К тому же, единственный аптекарь в нашем богами забытом селении. Нет, вы не поняли: я не бабка травница, не знахарка. Я - выпускница королевского аптекарского колледжа. Недавняя, впрочем. Я не составляю приворотных зелий, равно как и порчу наводить не умею. Да и желанием таким не горю. Однако это не мешает нашим местным травнице, знахарке и колдунье-самоучке видеть во мне главную конкурентку и врагиню номер один.
  Если кто и принимает меня всерьез, так это Стирх с его питомцем. Даже если я и помочь его дракону ничем не могу. Куда ни кинь, у меня и дракона - разная физиология, и то, что лечит мои зубы, может у дракона вызвать... мягко говоря, несварение желудка. А это, я вам скажу, зрелище не для слабонервных... Хотя с кожными болезнями, как ни странно, легче.
  Вы спросите, зачем нам дракон? А Мрак его знает. Просто так уж повелось, что в каждом уважающем себя замке или городе непременно живет свой дракон. И лишь в немногих селениях у подножия гор этих драконов растят и, так сказать, воспитывают. В том числе и у нас, хотя от нас до подножия гор достаточно далеко.
  Кстати, это абсолютно бесполезные существа. Нет, они не глупые. Просто очень уж непредсказуемые. И ни на кого не похожие. Даже на других драконов. Живут долго, взрослеют медленно. Воспитатели сменяют один другого, а драконы все равно как дети. И что самое удивительное - способности их с годами меняются. Я, конечно, сама этого не застала, - живу тут всего года два, а это еще при прадеде Стирха было; но, по рассказам драконовожатого, его питомец, когда из яйца вылупился, плавал - куда там той форели. Подрос - как перемкнуло. В воду не загонишь. Если ему попить приносят больше чем полведра воды, истерику закатывает: панически боится утонуть. Зато навыки остались. Теперь он плавает на суше. Земля из-под лап разлетается - успевай уворачиваться. Стирх его всегда приводит, если кому надо яму вырыть или огород поглубже вскопать, а то и ров вокруг замка кому из рыцарей прочистить. Только изо рва, конечно, надо сначала воду спустить.
  Пока я предавалась размышлениям, дракон снова икнул. Полыхнуло здорово. Трава неохотно загорелась. Я с визгом отпрыгнула в сторону.
  Так, изжогу у этого красавца таки нужно прекратить. Иначе ночевать сегодня мне предстоит на улице, потому как домишко мой сгорит за милую душу. А не хотелось бы. Уютная хижина. О-хо-хо...
   Что там в моем арсенале? - я задумчиво почесала переносицу.
  Стирх облегченно вздохнул. Дракон уставился на меня с явным интересом. Мрак, если бы я не знала, что это всего-навсего ящерица-переросток, я бы подумала, что он откровенно сомневается в моих способностях. А зря.
  - Ладно. Пойдем от противного... Да не от тебя, дурень! - плюнула я в сторону дракона, который при этих моих словах шарахнулся в сторону, и Стирха, кинувшегося на защиту своего любимца. - Это так, к слову... Н-да... Я сама при изжоге обычно соду беру. А ему... Может, мед попробовать?
  Стирх хмыкнул:
  -Госпожу Рута, вы что? У меня самого от меда изжога... Если вы его медом пичкать будете, я лучше сначала вещи соберу за речку сбегу. Мне в полусожженном селе все равно не жить - не убьют, так покалечат!
  Теперь уже хмыкнула я:
  - А у тебя что, метаболизм как у твоей ящерицы? - Люблю иногда мудреное словечко завернуть. А что нашего зверя ящерицей обозвала, так это я нарочно: дракоша от этого просто беситься начинает, если Стирха близко нет. А рядом с ним - хвостом бьет, фыркает... Потеха, одно слово!
  Вот и сейчас. Ящер наш расфыркался, колотит по земле хвостярой и на Стирха косится: мол, что ж ты этой... меня обзывать позволяешь?!! Мрак, не высокого же мнения эта скотина о выпускниках королевского аптекарского колледжа!
  - Ну зачем же ты его дразнишь?.. - от волнения дракононянь даже на "ты" перешел. - Знаешь ведь, что не любит он этого...- выговаривал мне Стирх, поглаживая дракошу по шее, пытаясь успокоить.
  - Ладно, проехали. Иду за МЕДОМ!!! - дракон опять собрался икнуть. Я топнула на него, и он сдержал свой необдуманный порыв. А мой путь лежал в кладовочку. Вот чего-чего, а мена у меня хватает. Наш местный бортник давно на меня глаз положил, ходит ко мне чуть не через день укусы диких пчел лечить. Сколько я на него лука извела... И-эх! Этим запахом он весь, кажется, пропитался. Я бы на месте пчел улепетывала бы куда подальше, едва почуяв Бора-бортника. Одно хорошо: мед он носит исправно. Вчера только целый бочонок приволок. Так что должно хватить.
  - Может, помочь вам, госпожа Рута? - спохватился Стирх, видя, как я выхожу во двор с бочонком на плече. Я только фыркнула. Он, конечно, каланча порядочная, но меня тоже Боги ростом не обделили, да и фигурка у меня... хм... внушительная. Плюс вижу неважно. Так что в темноте на узкой дорожке встречаться со мной не советую: сшибу с ног и даже не замечу этого.
  Так, о чем это я? Ах, да. О мене для дракона. Погнала драконовожатого к колодцу. Вылила в корыто ведро воды, разболтала в ней полбочонка меда... Сиропчик получился - мухи вязнут. Мрак, на славу постаралась.
  С грозным видом поставила перед драконом это пойло. Тот покосился на меня. И начал пить. Решил не связываться. "А то Мрак знает, до чего ты еще додумаешься..." - явно читалось в его взоре. Н-да, иногда я начинаю думать, что наша яще... то есть, конечно, наш дракон... явно умнее, чем хочет казаться...
  Вы будете смеяться, но после этой процедуры недоверчивость на морде дракона постепенно сменилась блаженным спокойствием. Стирх, оставив в благодарность пару медных монеток, удалился вместе со своим воспитанником. Я облегченно вздохнула. На пару вечеров я свободна от их назойливого уважения...
  
  
  Следующее утро я решила уделить своим профессиональным обязанностям.
  Если вы думаете, что аптекарше в таком населенном пункте, как наш, делать особо нечего, то вы абсолютно правы. Ну кто попрется ко мне на окраину за порошками и микстурами, если в самом центре села, напротив дома старосты, живет Верма-травница. У нее и ближе, и дешевле. Да и какая разница, за сколько простуда у старосты пройдет - за неделю или за шесть дней? Лишний день хворобы - лишний повод полечиться, а чем и как наши мужики лечатся, не мне вам рассказывать.
  Впрочем, если бы кто и решил, миновав Вермину избу, ко мне направиться, то не факт, что дошел бы. Потому что аккурат на полдороги между травницей и моей берлогой проживает наша местная знахарка. Мне иногда кажется, что она не только знахарка, но и ясновидящая. Во всяком случае, из десяти потенциальных клиентов ко мне добирается один - да и то если не просадит в придорожном кабаке всех денег. Своих постоянных посетителей я по пальцам могу пересчитать. Ну, Бор-бортник, Аза-цветочница, пара соседок, которым просто лень топать к травнице... Староста иногда наведывается - по секрету от Вермы... Вот, пожалуй, и все. Может, забыла кого, но вряд ли. Да еще Стирх со своим драконом.
  Непонятно, зачем в таком случае здесь нужна была аптекарша? А Мрак его знает! Просто приспичило старосте, чтоб похвалиться при случае, что у него есть не просто травница, а выпускница королевского аптекарского колледжа... Да я на него, в общем, не в обиде. Места здесь чудесные, степное раздолье, холмы - отзвуки далеких еще гор, чистый воздух, пейзажи... А что до столицы далековато, то это только плюс.
  Честно говоря, я только рада, что из столицы уехала. Хоть и родной город, только сироте в нем жить нелегко. Да, я не знаю своих родителей. Имя мне сестры-монахини дали. Меня к воротам монастыря подбросили, когда я совсем крохой была. Монахини меня и вырастили. Конечно, не одна я при монастыре воспитывалась, всех святые сестры на ноги поставили, всем образование дали... Я своей профессии тоже одной из них обязана. Сестра Азалия у нас в монастыре аптекой ведала. К ней со всего пригорода за микстурами сходились. Сколько себя помню, крутилась возле нее. Сестра, это что? А это для чего? А вон то куда?.. Так и училась постепенно. Так что когда в аптекарский колледж поступала, знала уже побольше, чем иные третьекурсники. За годы учебы друзей-подруг не завела. Знала, что богатеньких папы с мамой у меня нет, наследство тоже с неба не свалится, и денежный ухажер с моей внешностью мне тоже не светит; так что рассчитывать я могу только на себя, любимую. Все вечера над книгами и конспектами корпела. Вот зрение и присадила: а ну-ка со свечкой мои каракули разбери! Так что когда из далеких Мостов запрос на дипломированного специалиста пришел, я за него просто зубами уцепилась. Правда, претендентов других и не было. Так получилось, что Стирх с его драконом - первые, кого я в деревне встретила. Этот дурень - я дракона имею в виду - ухитрился занозу загнать. Вы представьте, какой же должна была быть эта заноза... И как можно было такое бревно не заметить! Мы со Стирхом в четыре руки сучище этот из плеча тянули, а потом я рану ящеру обработала как следует. Потом обрабатывала царапины на нас со Стирхом: дракон так размахивал хвостом во время "лечения", что своими чешуйками (гм... каждая - с блюдце величиной...) в клочья изодрал мне парадную юбку. Ногам, естественно, тоже досталось. С тех пор Стирх проникся ко мне уважением и по любому поводу прибегает посоветоваться. То у дракона ломота, то икота, то зуб выпал, то репа на огороде не взошла... Вот вы улыбаетесь, а мне каково?
  Так за воспоминаниями и не заметила, как разобрала по полочкам свое хозяйство. Да не так уж и много возни с ним. Компоненты заканчиваются, опять в город ехать придется. Скоро травы обирать пойду... Я, конечно, не травница, но и мне травы в хозяйстве нужны. Вот с чем проблем нет, так это со спиртом. Точнее - с самогоном. Какую "живую воду" наши бабки гонят! По сравнению с не тот спирт, с которым я в колледже дело имела - просто молочко. Пока я приноровилась его крепость учитывать... Эх! Хорошие были времена! Даже петь захотелось...
  За работой и воспоминаниями время бежит незаметно. Вот микстура от кашля для тетушки Азы, вот мазь от ожогов для кузнеца дядюшки Петера... А вот лук для нашего бортника. Ведь и его скоро нелегкая принесет. И не забыть бы растирку для поясницы нашему магу отнести - может, удастся на него хоть раз дракона спихнуть...
  Вечер я тоже провела на редкость приятно. Занималась своим любимым делом. Спать легла в хорошем настроении. А утром убежала к водопаду голову вымыть. Ветер теплый, волосы сохнут быстро. Они у меня недлинные, так что времени много это обычно не занимает. А жаль. Если бы я знала, что увижу, когда вернусь домой - в самом хорошем расположении духа, заметьте! - я бы просидела над обрывом дня два...
  
  - И откуда вы взялись на мою голову...
  Такого тяжкого вздоха я сама от себя не ожидала. Снова на моем пороге эта парочка - Стирх со своим драконом. Уф! И Стирх какой-то взъерошенный, и дракон окраску сменил... А я и не знала, что он пятнистым может быть!
  Последнее соображение я даже вслух высказала, от чего пятна на шее дракона проступили отчетливее, а Стирх совсем голову опустил.
  - Эт-та... Госпожа Рута... Эт-то не пятна. Это ожоги!
  - Оп-па! - я опять не сдержалась. - И кто это его так?
  Из сбивчивого рассказа Стирха с трудом, но все-таки удалось понять следующее. Вчера за дракошей покупатель явился. Якобы в их замок еще Стирхов дед дракона пообещал и даже задаток взял. Покупатель помахал перед старостой какой-то бумажкой -расписка, дескать - и велел дракона в повозку запихнуть. В повозку-то зверя заманили; сверху на него деревянную клетку опустили, вот тут наш дурень и струсил. А когда он пугается, он икоту перестает контролировать... Ну, и икнул он так, что горе-покупатель, наверное, сам до сих пор икает. Короче, поджёг дракоша своей икотой клетку вместе с повозкою. И от страха еще сильнее икать начал. Икает и орет, огнем плюется, никому подойти не дает. В общем, сгорела повозочка дотла, а наш дурень так на землю и плюхнулся...
  Все это я вытягивала из драконовожатого, поминутно вставляя "Ну и?", "Да ты что?!" и "А потом?.." и одновременно прикидывая, хватит ли моих запасов противоожоговой мази, чтобы равномерно обмазать эту пятнистую я... дракона, в общем.
  - Госпожа Рута, а почему вы спрашиваете? - с подозрением глянул на мене Стирх. - Вы что, ничего вчера не слышали?!! Из соседнего села даже мужики с вилами прибегали, думали, на нас разбойники напали...
  Н-да, крыть нечем. Я вчера вокалом занималась. А когда я пою, соседские псы уши лапами затыкают и в будки прячутся. Так что не удивительно, что я за своими вокальными экзерсисами драконьего концерта не услышала. (Кстати, это идея: если мы с дракошей дуэтом петь будем, к нашему селу ни разбойники, ни волки, ни сборщики податей и близко не подойдут. Надо будет со старостой переговорить... Но это потом. А сейчас как-то оправдываться надо.)
  - Я за травами к дальней реке ходила, - огрызнулась я.
  Стирх честно сделал вид, что поверил. По-моему, о моих сольфеджиях даже глухой дядечка Темах представление имеет. Ну и ладно.
  А мази для дракона все равно не хватит. Хорошо, что тыква на огороде осенью хорошо уродила, и до сих пор ее много осталось. Всучила Стирху топорик - пусть потрудится на благо здоровья воспитанника. Вымазала дракошу тыквенной мякотью. А вот рот ему завязать не догадалась. Не учла, что он, как ребенок, всё в пасть себе тянет. Так что Стирху еще не одну тыквы порубить пришлось...
  Кстати, напрасно улыбаетесь: тыква от ожогов прекрасно помогает. Я в этом еще в колледже убедилась - на собственном опыте. А такие знания за мозги прочно цепляются.
  ...А потом мы сидели со Стирхом над обрывом за моим домиком и лузгали тыквенные семечки. Не сказать, что я так уж их люблю, просто здорово это было - сидеть, свесив ноги с обрыва, чувствовать плечом плечо Стирха, держать на коленях миску с еще теплыми семечками и время от времени - вместо семечки - касаться пальцев паренька, тут же отдергивая руку в ответ на его случайное касание...
  - Вы завтра что делать будете, госпожа Рута? - вдруг спросил Стирх. - Снова это... за травами пойдете? - и широко улыбнулся. (А улыбка у него хорошая, и щербинка на переднем зубе ее нисколько не портит. Эх, недаром по нему девки в деревне сохнут!)
  - Пойду. За травами. Теперь - по-настоящему...
  - Ага... - парнишка снова ухмыльнулся, за что и поплатился: покатился кубарем в траву. Рука у меня тяжелая...
   Дракон, успокоившись, пристроился недалеко от нас и пытался дотянуться языком до холки. С других, более доступных мест, тыквенная мякоть уже давно исчезла. Я уже собралась снова Стирха за рубку тыкв засадить, да передумала: слишком уж неохота вставать было, да и от семечек язык болеть начал. И, если честно, помощь моя дракоше теперь не больно и нужно. Острое воспаление сняла - и ладно. На нем все царапины лучше, чем на собаке заживают. Слюна у него, похоже, целебная. Во всяком случае, я так думаю, хоть и не проверяла: маловато у меня желания с драконом облизываться.
  Еще в колледже ребята с лекарского отделения подсмеивались: мол, вы, аптекари, все на вкус норовите попробовать. Ну, положим, не все... И не всегда на вкус... И не то чтобы норовим... Но это не так уж и далеко от истины.
  
  А за травами назавтра я все-таки пошла. Уходила до рассвета, собрав с вечера узелок с едой. Хоть на один день, на полдня, да забыть о заботах. Сбор трав - тоже обязанность. Но - приятная.
  Эх, травушка-муравушка! Как люблю я эти походы на дальнюю реку! Луга там пойменные, заливные, травы растут - я многие в колледже только в учебниках и видела. Вот та же синеглазка. От семи хворей травка: и простуду вылечит, и душу успокоит. В столице за малюсенькую бутылочку настойки из нее два золотых дают. Ее некоторые аптекари в тепличках выращивать пытаются. У некоторых получается. Но разве сравнится хиленькая городская затворница с той красавицей, что растет тут?! Да захоти я лекарства из нее в столицу поставлять, скоро первой богачкой в селе стану, каменный дом куплю и найму себе в помощницы ту же Верму. Только не хочется мне красоту эту на деньги менять...
  Я иду по тропинке. Деревня наша давно скрылась за холмами. Роса на траве блестит под лучами рассветного солнца. Башмаки блестят тоже - им росы достается не меньше, чем моей юбке, хотя влагу они переносят не в пример лучше домотканого полотна.
  День хороший начинается. В небе поют-заливаются птицы. Почему-то в деревне их почти не слышно. А тут... Мне так захотелось спеть вместе с ними! Удержалась с трудом. Я еще помню, как испуганно подавился своим "ре" соседский петух, когда услышал, как я подхватила его руладу. Не будем вольным птичкам нервы портить. Их ведь настойкой синеглазки никто отпаивать не будет. А петуха - пришлось... До сих пор шрам на запястье к непогоде чешется.
  Тропинка бежит вниз с холма. Я бегу вместе с нею, раскинув руки, как крылья. Кажется, еще немного - и ветер подхватит меня и понесет вперед, вперед... Я люблю тебя, ветер! И ты, в отличие от некоторых, отвечаешь мне взаимностью.
  Травы уметь собирать надо. Это мне еще сестра Азалия твердила. У меня на травы рука легкая. Это только у Бора-бортника синяки остаются. А травку, даже нежную горицветку, я сорву, даже не помяв ее нежные лепестки.
  Вот и лужок мой заливной, заветный. Верма сюда не наведывается: ей, старухе, такие переходы же не под силу. Она, если что, ко мне за травой прибежит. И никому-никому потом не скажет, что половину редких трав, за которые потом у сельчан деньги берет, у меня просто за "спасибо" получает.
  Люблю я сюда приходить. Впрочем, об этом я уже говорила. Есть здесь, на полянке, родничок. У него так хорошо посидеть, когда травы уже собраны, а домой идти еще не хочется.
  Потом я лежала в траве, глядя на белые облака в высоком небе. Тут тихо и совершенно безлюдно. В прошлом году я специально оставила тут мелкую золотую монетку. Она до сих пор лежит на плоском камушке у родника. Так что подремать мне тут никто не помешает. Встала-то я сегодня очень рано, да и путь назад - тоже неблизкий. Тем более - с ношей.
  
  ... Возвращалась домой я ближе к вечеру. Красавица: лицо комарами искусанное, руки исцарапанные, подол юбки мокрый и грязный, волосы дыбом, - но зато счастливая! А как же, травами себя на месяц вперед обеспечила...
  И дернуло же меня мимо колодца пройти! Знала ведь, что там кумушки собираются, новости обсуждают; а сегодня и подавно языками чесать будут: вчерашний визит рыцаря и без истории с драконом шороху наделал. Знала, и все равно пошла. Ну, подумаешь, лишнюю темку для сплетен подброшу - видон-то у меня еще тот!
  Но все оказалось куда хуже.
  На площади у колодца собралась, кажется, вся деревня. Даже староста - и тот из корчмы выполз. Я сперва удивилась, но потом увидела у самого колодезного сруба понурого Стирха и необычно присмиревшего дракона, оценила новую трубку в зубах старосты, золотые сережки в ушах его жены и жемчуга на шее у старостиной дочки, и все поняла. Дракоша доживает последние минуты. Под опекой деревни, по крайней мере.
  Гул на площади стоял, как на пасеке. Слова летали и жалили не хуже пчел.
  - Да гнать его отсюда, если сам не пойдет! - вопила старостиха, привычно перекрикивая толпу. - Коль уж пообещал эту тварь Стирхов дед в Синий замок отдать, так пусть и уводят его к мраковой бабке!
  - И пока свою зверюгу на новом месте не обустроит, пусть назад не возвращается! - вторила матери старостина дочка, постреливая глазками в сторону Стирха. "Не оценил ее красу писаную в свое время, вот и нажил себе врагиню", - подумала я и стала проталкиваться к колодцу.
  Бедолага Стирх поднял голову, увидел меня и переменился в лице. В глазах его сверкнула надежда. Слабенькая, но все же.
  - Нельзя его сейчас отдавать! - крикнул парень. - У него еще ожоги не зажили! Его же еще лечить нужно! А то скажут в замке, что я нарочно больного дракона привел, чтобы больше мороки им было! Госпожа Рута, хоть вы им скажите!
  И скажу. Набрала воздуха в легкие и заорала:
  - ЦЫЦ!!!
  Подействовало. Еще бы. После целого года регулярных занятий вокалом я самого дракона переору. Хотя нет. Дракона - вряд ли. А вот старостиху точно за пояс заткну.
  В установившейся относительной тишине я сказала:
  - А Стирх прав, любезные мои поселяне. Ожоги в наличии. Вам любой ветеринар диагноз подтвердит, - я так уверенно это заявила, потому что твердо знала: до ближайшего ветеринара полдня добираться надо, да и не факт, что трезвым его застанете. - Так что подлечим тварь бессловесную в домашних условиях, а там...
  - И долго ты лечить его собираешься? - пыхнул дымом прямо мне в лицо староста. Ну, погоди же, придешь ты ко мне за настойкой для мужской силы... Я еще подумаю, чего намешать туда. Чего и сколько...
  - Долго? Да нет! Недельки две, от силы - три... во всяком случае, не больше месяца.
  - Лю-юуди добренькие, да что ж это делается! - заголосила бабка в толпе. - Это ж клятая ящерка нам так и деревню спалить! Эвон чего вчера учудила!
  - Ага! - вот уже и мужской басок вклинился. Это кто ж у меня такой смелый? - Не хотела ящерка в повозке ехать, пусть пешочком топает - не облезет!
  - Нельзя ему пешочком! - снова подал голос Стирх. - Больной он!
  - Ты хоть молчи! - снова пыхнул трубкой староста. - У него ведь не ноги попечены, так что ли, госпожа Рута?
  - Не ноги... - а что я еще могу сказать? - Спина и крылья...
  - Вот пусть потихоньку и топает со своим воспитателем. И госпожу аптекаршу с собой прихватите. Пускай подлечит его в дороге. Как раз недельки за две дотопаете. И нам спокойнее будет. Вот прям завтра с утра и отправляйтесь. А не то, видят боги, сам шкуру зверюги на барабан натяну!
  Дракон даже икнул с перепугу. К счастью, просто дымом. Стирх чихнул, махнул рукой и побрел домой - собираться. Дракон поплелся следом. Селяне расступались перед ними.
  - А ты чего стоишь? - подскочила ко мне старостиха. - Или тебе собираться не надо?
  - Надо, - ответила я и швырнула в ее противную физиономию свою охапку травы.
  
  За мной пришли на рассвете. В дверь сначала тихонько поскреблись. Потом царапанье сменилось глухими размеренными ударами в нижнюю треть несчастной двери. Незапертая, она с тихим скрипом отворилась, и в образовавшуюся щель заглянули две физиономии: смущенная - Стирха, нахальная - дракона.
  - Госпожа Рута... Госпожа Рута... - громким шепотом позвал драконовожатый. - Мы вас не разбудили?
  - Не-а... - зевнула я.
  С вечера я спокойно собралась в дорогу и заснула спокойным глубоким ном. Проснулась за полчаса до драконохвостой атаки на дверь и вполне успела привести себя в порядок. Так что раннее явления Стирха врасплох меня не застало.
  Подхватив свой рюкзачок, вышла на улицу. Стирх дожидался меня у многострадального деревца дрока.
  - Идемте? - глянул исподлобья.
  - Погоди. Дверь запру, - ответила я и достала из-под крыльца огромный амбарный замок.
  - Ого! - оценил его Стирх.
  - Ого, - согласилась я. - Замочек-то с секретом, - добавила, прилаживая сей охранный инвентарь на его законное место.
  Стирх покосился на замок с уважением. Дракон - с вожделением. Я - с недоверием. Спутники мои ведь не знали, что главный секрет замка в том, что при небольшом усилии его вполне можно выдернуть из двери. Вместе с дужками, в нее вбитыми.
  - Вот теперь идем, - сказала я, окидывая взглядом свою хижину. - Да хранят нас в пути Светлые Боги.
  И мы втроем вышли на улицу.
  - А как мы найдем Синий замок? - запоздало поинтересовалась я.
  Стирх похлопал по карману своей куртки.
  - Я карту в дедовом сундучке нашел. Видать, и вправду дед дракона для них выращивал. На что только им наш дурень, не пойму.
  - Ладно, на месте разберемся.
  Не смотря на ранний час, у колодца уже околачивался кузнец. Ясненько: выполняет приказ старосты: посмотреть, уйдем ли мы с драконом, а то и пособить - в случае чего. Но только, конечно, не поклажу нести, а лететь вслед за этой поклажей - если сопротивляться станем.
  При виде нежданного провожатого дракон зашипел, как будто на раскаленное железо вылили ведро воды. Сходство усиливалось еще и клубами дыма, окутавшими нашего чешуйчатого друга. Кузнец покосился на ящера, но промолчал. Стирх же, в предчувствии разлуки с другом, вообще мало на что реагировал. Но я не могла просто так пройти мимо кузнеца. Деловито сбросила с плеч рюкзак, отобрала у Стирха его котомку и пошла прямиком к местному вышибале (а то как его еще назвать, ведь его задача - именно вышибить нас из деревни?).
  - Держи, - сказала я и ткнула в его широкую грудь рукой с зажатой в кулак котомкой. От неожиданности кузнец не придумал ничего лучше, чем взять у меня ношу.
  - И вот это держи... - всучила я ему и рюкзак. - А теперь идем, - и толкнула увальня в сторону дороги. Тот послушно сделал несколько шагов, а потом остановился так резко, что я не успела затормозить. Мрак, а жилетку он что, никогда не снимает?
  - Куда - "идем"? - пробасил он.
  - Как - "куда"? - делано удивилась я. - Ты ведь идешь с нами в Синий замок?
  - Нет. А зачем?
  - Как - "зачем"? - продолжала "удивляться" я. - Дракона охранять будешь...
  Новая реплика кузнеца не отличалась разнообразием:
  - А зачем?
  - Нет, ну, ты интересный! А вдруг разбойники его у нас отбить захотят?..
  - Ищи дураков! - опомнился кузнец. - Сами отобьют, пусть потом сами с ним и мучаются! - и бросил наши вещички прямо на дорогу. А сам развернулся и пошагал прочь.
  Я вернула Стирху его котомку.
  - Не переживай, парнище! - похлопала я Стирха по плечу. - Сам знаешь, путь в Синий замок неблизкий. Так что избавимся мы от нашего ящероподобного друга не завтра и даже не послезавтра. А жаль...
  - Ничего не жаль! - пробурчал Стирх и впервые за это утро открыто глянул мне в глаза. Боги-заступники, да он же сейчас разревется! - Я не хочу от него избавляться... Он же... он же... - и парнишка всхлипнул.
  - Ну, не хочешь - и не расставайся! Может, тебя еще и в замке оставят.
  - Правда? - вот, голосок чуть повеселее. Надо развивать успех. Вперед, Рута!
  - Конечно, правда! Ты же лучше всех свою зверушку понимаешь, объяснить ему сможешь, чего от него потребуют...
  Мои уговоры возымели действие. Вот и глазенки у Стирха заблестели, и румянчик пробился, и губу уже не закусывает... Да, если так и дальше пойдет, придется мне имя менять. И быть мне не Рутой, а Валерианой...
  Ну, разговоры разговорами, а вместо нас дракона никто в Синий замок не поведет. И в деревне оставаться с ним тоже староста не позволит.
  И мы пошли. Если быть точной - шли мы вдвоем со Стирхом, а дракон прыгал впереди, как кузнечик, оставляя в песке глубоки вмятины. Если в ближайшее время дождик пойдет, к нам по такой дороге никакие сборщики податей не доберутся. Скачать, что ли, со старосты вознаграждение? Ладно, вернемся - поговорим.
  Дорога стелилась под ноги, - если не считать колдобин, оставленных разыгравшимся дракошей. Впрочем, ему скоро надоело прыгать по дороге, и он чинно стал гоняться за мотыльками, ломая придорожный кустарник. Мне даже жалко стало эти бедные кустики. Сколько раз я мимо них проходила, еще вчера вот с этого - или вон с того? - веточку сломала. И так мне захотелось на лужок мой заветный наведаться - будто от этого вся моя жизнь зависит! И я, ни слова не говоря, свернула с дороги на едва приметную для постороннего глаза тропку.
  - Вы куда, госпожа Рута? - окликнул меня удивленный Стирх.
  Я не ответила, и он свернул следом за мной. А дракону, по-моему, все равно куда идти - лишь бы вместе с воспитателем.
  Вот и лужок мой любимый.
  - Отдохнем? - предложила я.
  Дракон словно только этого и ждал, повалился на траву и язык вывалил, как собачонка. Мы со Стирхом расположились рядом.
  - Пить хочется... - драконовожатый вытер рукой потный лоб.
  - Там - родник, - указал я.
  - Надо же, - сказал Стирх, - сколько ходил по дороге, а не знал, что тут такая хорошая полянка есть... Так где родник, вы сказали?
  - Да вон, в ложбинке среди камней.
  - Не вижу.
  - Да что там видеть? - я в раздражении вскочила. Вот, и посидеть перед дальней дорогой не дадут! - Тебя что, как щенка, носом в него ткнуть?!
  С этими словами я схватила парня за руку и поволокла к роднику. Глянула через плечо на дракона - и чуть не споткнулась. В глазах зверя плескалось неподдельное удивление. И в который раз я подумала, что наш звереныш - существо, пожалуй, разумнее некоторых. Уж умнее давешнего кузнеца - это точно.
  - Чего уставился? - топнула я на зверушку. - Не видел, как люди к роднику идут?
  Дракон только презрительно фыркнул в ответ: мол, дура ты дура - и гордо отвернулся. А мы со Стирхом спустились к роднику.
  Над водой клубился легкий туман. Мой спутник склонился к родничку и с жадностью напился.
  - Вкусно, - сказал он и вытерся рукавом. - А это чего?
  В руке Стирха блеснула моя монетка. Я хищницей бросилась на него.
  - Не трогай! Положи!
  - Госпожа Рута, вы чего? Это же просто монетка! Кто-то обронил, а я нашел. Хотите, в городе бусы вам куплю?
  - Не хочу! Это моя монетка, понял? Она тут, на камне, уже год лежит! Это как оберег мой: монетка тут - и всё будет хорошо. Положи ее назад, Стирх, миленький, ну, пожалуйста, положи! - я уже жалела, что не удержалась и поделилась со Стирхом своим секретом.
  - Да не волнуйтесь вы так, госпожа Рута! - Стирх даже испугался. - Вот, смотрите, она уже на месте, и будет лежать, пока не вернемся, да?
  Я кивнула.
  - А бусы в городе мне всё равно купишь. Как возмещение за моральный ущерб, - мстительно добавила я.
  Парнишка только головой покачал: он явно не ожидал от меня такого коварства.
  Однако надо идти. Солнце уже к зениту приближается. Если мы в степи ночевать не хотим, надо тропиться. Нам еще не одну ночь под открытым небом скоротать придется, так что цивилизованным ночлегом пренебрегать явно не стоило. И не особо хотелось.
  Тропинка вела вдоль реки, вниз по течению. Так далеко от деревни я еще не уходила; надеюсь, там дальше будет мост - не перебираться же на тот берег вплавь. Нет, я, конечно, ничего против чистой воды не имею. Просто мы с ней, так сказать, любим друг друга на расстоянии. Проще сказать, плавать я не умею. И стесняюсь в этом признаться. Даже Стирху. Тем более - Стирху.
  Только чего, собственно, я волнуюсь? Меня в речку пока никто толкать не собирается. А там, может, и до моста доберемся. Надеюсь, он не подвесным будет: подвесной мост дракошу может не выдержать.
  Когда вдалеке, с очередного холма, нам открылся вид на соседнюю деревню, мне уже начинало казаться что ноги мои стали короче, по крайней мере, на треть. А парням моим - хоть бы хны. Они привычные дальние переходы совершать. Шагают себе вперевалочку... Мне даже интересно стало - кто чьей походке первым подражать начал. Разница только в том, что Стирх шагает на двоих, а дракон чалапает на четырех. А в остальном - сходство полное. Или мне это от усталости мерещится?
  Нет, мы, конечно, не шли без отдыха целый день. После нашего привала на моей любимой полянке мы еще дважды усаживались передохнуть, успев при этом с помощью дракона приговорить почти все наши припасы. Что ж, теперь идти будем почти налегке. Хотя бы до первого населенного пункта. А там припасы пополнять придется. Если верить Стирховой карте, по ту сторону реки до ближайшего города нам дней пять ноги оттаптывать. Но пусть парнишка не думает, что про бусы я за это время забуду. Память на такие вещички у меня крепкая!
  Так, о чем это я?..
  Когда я добрела до вершины очередного холма, дракон со Стирхом уже минут десять как поджидали меня там. (И чего этим мужчинам такие привилегии? Даже отдыха в пути им перепадает больше!) Я, наконец, стала рядом с ними. Вот пейзажик, по которому истосковалось сердце усталой путницы! Только с холма спуститься - и вот он, долгожданный отдых. Деревня! А там - горячий ужин, ночлег... Мечта! Но не думала, что - настолько.
  Начать с того, что постоялый двор оказался на противоположном от нас конце деревни. Идти с драконом по незнакомой улице - удовольствие не для слабонервных Драконов, я имею в виду. Каждая моська тявкнуть норовит, мальчишки огрызками от яблок швыряются... А дракон у нас пугливый, застенчивый, того и гляди, икать начнет. Пусть река и рядом. Но у нас со Стирхом просто сил не хватит спихнуть в воду икающего дракона, который, к тому же, панически боится воды!
  Когда мы, наконец, добрались до постоялого двора, оказалось, что приютить дракона там не смогут. Хозяин нам так прямо и сказал:
  - Не обессудьте, господа, но с драконом... на сеновал... Нет, ничего личного... Просто дождей давно не было, сухо кругом, полыхнет - не приведи Светлые Боги...
  В общем, горячего ужина хватило на троих. А ночевать на постоялом дворе осталась я одна. Стирх с драконом ушли на берег реки, пообещав зайти за мной утром.
  Усталость сделала свое дело. Едва добравшись до постели в отведенной мне комнате, я рухнула как подкошенная. Сквозь дремоту я еще слышала, как хозяйка о чем-то спрашивала меня, но моих сил хватило только на то, чтобы махнуть на нее рукой - мол, изыди... И меня оставили в покое.
  Утром, открыв глаза, я не сразу сообразила, где и зачем я нахожусь. А сообразив, вылетела во двор, на бегу поправляя надетую задом наперед юбку. Как оказалось, бежала я зря. Во дворе не наблюдалось ни Стирха, ни дракона. Если первого я еще могла не разглядеть среди деловито снующего народа, кур и лошадей, то само присутствие моего второго спутника придало бы их деловитости совсем другую направленность. Озадаченная, я вернулась в помещение.
  В помещении, где находился трактир, было малолюдно. Все, кого одолевали дневные заботы, уже успели позавтракать, и в трактире оставались лишь такие праздношатающиеся, как я.
  - Простите, а мой друг не появлялся? - перехватила я хозяйку на полдороги от кухни.
  - Это тот, белобрысенький, с драконом? Нет, госпожа... Да вы завтракайте, не беспокойтесь. Я их уже накормила. Паренек лодку пошел добывать. Ну, и зверушка его с ним.
  - Лодку?! - я что-то не помню, чтобы у нас шел разговор об этом способе переправы. - Почему лодку? У вас что, моста нет?
  - И-и, госпожа, сразу видно, что вы не местная! Мост-то есть, да до него полдня шагать. Так что если вам по западному тракту, так чего вам целые сутки терять? Полдня от нас до моста, полдня - от моста до тракта... - Хозяйка убежала по своим делам, а я, прихватив кувшин с молоком и краюху свежего хлеба, села у окошка поразмыслить об услышанном.
  Услышанное оптимизма не внушало. Ну ладно еще я. Я ведь могу - зажмурившись, вцепившись руками в борта - под аккомпанемент собственного визга стерпеть лодочную переправу. Но дракон! С его панической боязнью воды!!! Ни в одну лодку он не поместится, да ни одна лодка еще и не выдержит...
  Мои спутники появились в тот момент, когда я уже начала думать, что они решили продолжать путешествие без меня. (Размечталась!) Стирх вприпрыжку вбежал во двор, за ним вразвалочку ковылял дракон. Выражение морды этого бедолаги (я имею в виду дракона) было далеко не радужным. Видимо, его воспитателю удалось найти средство переправы через реку, и это средство отнюдь не внушало ящеру оптимизма. Если честно, то и мне тоже.
  - Госпожа Рута, я нашел лодку! - Стирх плюхнулся рядом со мной и отобрал кружку с молоком. Я малость обалдела от такого нахальства. Хорошо, хоть дракон через двери протиснуться не может - иначе я бы и без куска хлеба осталась.
  - И тебе доброе утро, Стирх, - мои последние надежды исчезли, как молоко в горле моего друга. - А как, интересно, ты дракона на тот берег переправишь? На руках?
  - А вы не ехидничайте, госпожа Рута! - опаньки, он же еще и обиделся! - Малыш обещал вести себя хорошо; ему и так трудно было на это решиться, а тут еще и вы... Хорошо, что он этого не слышал!
  - Хорош малыш! Послушать тебя со стороны - как наседка над цыпленком, Мрак вас обоих побери!
  - Ладно, госпожа Рута, не ругайтесь. Вот сейчас зверушку покормим, провиант упакуем и двинем...
  - Чего упакуем?..
  - Как, вы ничего не купили?!!
  Совсем из головы вылетело! Мы же договаривались, что я едой в дорогу запасусь...
  - Ну, не купила, - Мрак, почему этот мальчишка позволяет себе так на меня смотреть?! - Подумаешь! Если ты так торопишься своему ящеру драгоценному купание устроить, так плывите. Оба! А жратву и на том берегу купить можно. Или поохотиться. Лук со стрелами соорудишь по дороге! И с огнем проблем не будет...
  Стирх только вздохнул:
  - Видно, госпожа Рута, что вы по Западному тракту не ездили... Там на пять дней пути ни одного селения. Там разбойнички балуют... Поэтому охотиться там нельзя - да и времени не будет... Уж и не знаю, как мы там ночевать будем. По Западному тракту только обозами и ездят, с охранниками и боевыми псами. А у нас всей охраны - один молодой дракон...
  Я встала с лавки, глянула в окно во двор, где у лошадиной кормушки пристроился наш ящер... Охрана, конечно, та еще. Но, может, повезет - прорвемся?.. Да, как я мало знаю об этих местах... Тоже мне, столичная штучка. Ничего-то я кроме своей аптеки не видела...
  Я хлопнула Стирха по плечу:
  - Не сердись, братишка! Ну неприспособленна я к путешествиям! Командуй! - и я вручила парню извлеченный из кармана кошелек.
  
  Я стояла у реки, полностью покорившись неизбежному. Берег - такой близкий и такой далекий одновременно - казался мне миражом в пустыне. Видишь ясно, но точно знаешь, что никогда его не достигнешь.
  Рядом со мной стоял дракон. Пожалуй, впервые мы с ним были единомышленниками. Ему тоже, как и мне, хотелось плюнуть на эту речку (да так смачно, чтобы зашипело!) и пойти искать мост. И ну его, этот потерянный день!
  Однако Стирх был непреклонен.
  В данный момент он торговался с дюжим детиной, который ужасно напоминал нашего кузнеца. Та же косая сажень в плечах, тот же низкий лоб, те же красные глазки... Однако у этого, в отличие от оставшегося в Мостах, в черепушке всё-таки что-то было. Во всяком случае, он никак не соглашался перевезти нашу команду на тот берег меньше чем за три золотые монеты.
  - Хорошенькое дело! - горячился драконовожатый. - Да за такие деньжищи я своего зверя месяц кормить могу!
  - Ну и корми! - огрызался детина. - Только на этом берегу! Или к мосту топай! Ножками!
  - И пойду! - кричал в ответ Стирх. Дракон только сокрушенно вздыхал: этот диалог с небольшими вариациями повторялся по пятому кругу. В позапрошлый раз, например, нам предложили переправляться верхом на драконе. В прошлый - на нем же верхом добираться до моста. Зверю это, в конце концов, надоело, он вытянул свою и без того длинную шею и задумчиво откусил от весла порядочный кусок.
  - У-у-уйди, скотина! - взвыл незадачливый хозяин весла. Я могла его понять: из его рук уплывал - точнее, ужёвывался - верный заработок. - Ну и как теперь - без весла?! Как я вас перевезу - с одним-то веслом?.. Всю вашу компанию?..
  - Да запросто! Без проблем! - в серых глазах моего друга блеснула мысль. - И даже вообще без весел!
  - Это как? - не понял детина.
  - А очень просто! Веревка есть?
  - Ну... - детина почесал затылок. - Найдется...
  Покопавшись в кармане, выудил моток веревки. Стирх буквально выхватил веревку из мозолистых пальцев детины. Быстро размотал во всю длину, кивнул головой - пойдет, мол - скомандовал:
  - По местам! - и как заправский мореход первым ступил в закачавшуюся скорлупу лодки. Потом повернулся ко мне и подал руку. Миг, который я оттягивала, как могла, наступил. Я неуклюже залезла в посудину. Мам-ма... это еще страшнее, чем я думала... Я ме-едленно опустилась на скамейку и мертвой хваткой вцепилась в борта. Оторвать мои руки от лодки можно было только с ее кусками.
  Скамейка подо мной резко накренилась. Я взвизгнула. Но оказалось, что визжать еще рано. Просто в лодку, зажав под мышкой уцелевшее весло, запрыгнул ее хозяин.
  Стирх встал на носу лодки и жестом подозвал к себе дракона. К шее ящера заботливыми пальцами его воспитателя был привязан один конец веревки, другой прикрепили к кольцу на носу лодки, дракон осторожненько вошел в воду... Веревка натянулась, и лодка сдвинулась с места...
  Сначала всё было неплохо. И вдруг... То ли под лапой дракона хрустнула коряга, то ли какая рыбина ткнулась носом в его чешую, но только дракон растерял остатки своей храбрости и, загребая передними лапами воду, со всей дури ломонулся к противоположному берегу. Лодка стрелой летела за ним, едва касаясь днищем поверхности воды. А мы, незадачливые ее пассажиры, только рты разинули. И вовсе не в беззвучном крике. Орала не только я. Точнее, я даже не слышала своего голоса. Всё перекрывал звучный вопль гостеприимного хозяина лодки.
  Дракон вылетел из реки и, не останавливаясь, кинулся по берегу... До него только минут через пять дошло, что под его ногами - твердая почва!
  ...Мы сокрушенно разглядывали то, что осталось от лодки, потирая собственный царапины. Стирх сглотнул слюну.
  - Эт-та... - от волнения он снова начал заикаться. - Т-ты уж прости... Я н-не думал, что т-так получится...
  Хозяин бывшей лодки постепенно приходил в себя.
  - Ничего... могло быть и хуже... - Да он, оказывается, оптимист! Кто бы мог подумать! - А!.. - парень махнул рукой и молча пошел назад, к реке.
  - Ты куда? - прохрипела я.
  - К мосту.
  - Так до него же полдня топать!
  - А я и не тороплюсь...
  - А деньги за лодку? - Стирх даже в такой ситуации старался быть честным.
  - А!.. - снова махнул рукой детина. - Я теперь к воде по доброй воле не подойду!..
  Надо же... какой хороший парень. И как же я его понимаю! Меня теперь тоже в лодку и калачом не заманишь.
  Подобрав наши вещички и распутав дракона и веревку, мы решили продолжить путь. Однако дракон рассудил по-своему. Он забился в кустарник так, что наружу торчал только хвост. Зверек наш очень тяжело перенес переправу. Его хвост нервно подрагивал, метался из стороны в сторону, как у кота, и мы со Стирхом не решались подойти к нему поближе.
  Я села на траву. Не буду врать: эта задержка меня нисколько не огорчила. Честное слово, если б у меня был хвост, я бы тоже сейчас дергала бы им из стороны в сторону.
  - Ну, что будем делать? - склонился ко мне Стирх. - Дракон еще не скоро в себя придет.
  Парень чувствовал себя виноватым. Еще бы, ведь переправа была именно его идеей. Он считал, что нам надо поторопиться. С одной стороны, ему хотелось ему и хотелось бы на лень дольше побыть с драконом, но терять целые сутки, когда дракона ждет новый хозяин... Это, по меньшей мере, неосмотрительно.
  Я порылась в своем рюкзачке (и как я только не потеряла его в сегодняшнем приключении?), вынула большое румяное яблоко:
  - Вот, возьми. Может, это на зверя подействует и он согласится к нам выйти.
  Я еще не говорила, что наш дракон любит яблоки? Да и "любит" - это не то слово. Однажды его уже чуть не выгнали из деревни - после того как он сожрал целую телегу яблок, приготовленных для отправки на рынок. Наш староста лишился тогда кругленькой суммы, и только чудо спасло дракона от изгнания. Чудо и большая бутылка настойки для мужской силы. В другое время я бы старосте эту бутылку пузырьками бы полгода продавала. А так...
  Яблоко благоухало на весь берег. У меня слюнки потекли. Хвост дракона замедлил движение. Яблочный аромат явно достиг его ноздрей. Но выходить к нам ящер пока не собирался. Слишком уж напуган и обижен. Потом до нас донеслось укоризненное сопение. Я рассмеялась, достала из рюкзака второе яблоко и с хрустом надкусила его. Такого коварства наш зверик вынести просто не мог.
  Кусты затрещали, когда дракон дал задний ход. Потом бочком-бочком подошел поближе, умильно поглядывая то на меня, то на яблоко в руках Стирха. "Вы же не собираетесь сами съесть эти чудесные яблочки?.." - читалось на его морде.
  Дроконовожатый протянул своему подопечному яблоко на ладони. Миг - и оно исчезло в зубастой пасти. Второе яблоко я съела сама под укоризненные вздохи и посапывание моих спутников. Ну и что! Я тоже перенесла нервное потрясение. Так что имею полное право. И пусть они подождут.
  Я вытерла губы тыльной стороной ладони и снова развязала рюкзак.
  - Что вы собираетесь делать? - удивился Стирх.
  - Обедать, - невозмутимо ответила я. - От водных процедур и яблок у меня всегда разыгрывается зверский аппетит.
  В общем, когда мы снова пошли по направлению к Западному тракту, солнце уже прошло полдороги от зенита до заката. Н-да, если мы так буде идти и дальше, то в Синем замке получат дракона аккурат к зиме...
  Шли до самой темноты. От усталости даже не обустроили лагерь. Костер разводить не стали - ночи стоят теплые. Кстати, если бы вдруг возникла необходимость в открытом огне, один выдох дракона - и жарко станет не только нам.
  Ужинать мне не хотелось. Что ж, я уже ничему не удивляюсь. А вот Стирх с драконом с удовольствием похрустели сухарями, потягивая - с оглядкой на меня - вино из бутыли, таком унесенной с места нашего последнего ночлега. Ну и пусть парни расслабятся. С драконом нас врасплох не застанут.
  Нет, я честно так думала, когда, завернувшись в одеяло, засыпала под мерное побулькивание в горлышке бутыли, горле Стирха и глотке дракона. А пробуждение... если б я могла предвидеть, каким оно будет, я бы лично зашвырнула бутылку в реку. И вернуться бы не поленилась.
  Проснулась я, когда небо на востоке слегка зарозовело. Я, конечно, не сторонница ранних подъемов... Просто мне захотелось... ну, вы меня понимаете. Возвращаясь к своему одеялу, едва не споткнулась о моих друзей. Стирх и дракон лежали рядом, в обнимку, и храпели дуэтом. С одинаковой громкостью. Дракон и во сне нежно придерживал лапой бутыль. Литра три на двоих... неплохо для начала. Впрочем, не думаю, что Стирху досталось больше, чем его питомцу. "Да, - подумала я перед тем, как снова погрузиться в дремоту, - жаль, рассол с собой не захватила..."
  Однако Стирх утром был бодренький, как свежесорванный огурец. А вот дракон... Он лежал пластом, придавив пузом котомку Стирха, и смотрел на мир мутными глазищами. У него явно болела голова. И, по-моему, он опять боролся с икотой, а может, и с чем похлеще. Вот Мрак, для полного счастья мне не хватало лечить дракона от похмелья! Тут мне не могли помочь ни довольно свежие знания из колледжа, ни двухлетняя практика. Конечно, я знала, как облегчить похмелье, например, тому же Стирху, но ведь дракон - не человек! Я ведь уже говорила, насколько у нас с ящером разный метаболизм. Поэтому экспериментировать, да еще в дороге, мне совсем не хотелось.
  Завтракали опять - чем Боги послали: не разводя огня, съели по уже начавшему черстветь пирогу. Стирх с виноватым видом пытался накормить дракона, но тот отворачивался от еды с таким отвращением... В общем, примерно через полчаса парень понял, что впихнуть в питомца завтрак ему не удастся. Тогда он принялся атаковать меня.
  - Госпожа Рута... а, госпожа Рута...
  - Мгм, - дожевывая, отозвалась я.
  - У вас с собой ничего нет?.. Ну, от похмелья?
  - Для тебя или для дракона? - прикинулась я дурочкой.
  - Для дракона, - вздохнул Стирх.
  - Видишь ли, парень, с этим напряженка. От похмелья у дракона, по-моему, вообще еще ничего не придумали.
  - Ну быть такого не может, госпожа Рута! Вы же умная, вы ж всё знаете!.. - от такой неприкрытой лести у меня просто сводило скулы. - Ну вы подумайте, в рюкзаке своем посмотрите...
  Сердобольный Стирх просто не мог смотреть, как его зверушка мучается. И никак не мог понять меня, жестокую, не кинувшуюся немедленно облегчать страдания его зеленому пьянице. Вот уж действительно - наглядное пособие о вреде неумеренного потребления крепких напитков.
  - Нет, мой миленький, - я была тверже мрамора. - Во-первых, я взяла с собой только то, что может пригодиться в дороге: микстуру от кашля, порошки от простуды, свинцовую примочку от ушибов, травки для чая...ну, еще кое-какие полезные мелочи... Я даже порошок от блох для твоего дракона взяла! Но кто ж мог подумать, что ты в него ВИНО заливать будешь???
  Стирх только вздыхал. А что ему еще оставалось делать?
  
  Когда мы, наконец, продолжили путь, то следовали несколько измененным порядком. Дракон уде не шнырял из стороны в сторону и не трусил с гордым видом впереди нас, потряхивая хвостом. Впереди шли мы со Стирхом. Дракон же, тяжело переносивший похмелье, плелся позади. Время от времени он вспоминал, кто в нашей команде главный, и, собравшись с силами, делал рывок вперед. Его нос вклинивался между мною и Стирхом, за носом следовала голова с упрямым лбом, длинная шея и мощные плечи. Нас со Стирхом просто разбрасывало по разные стороны дороги. Поминая Мрака, мы вставали на ноги, дракон некоторое время шел наравне с нами, потом отставал, потом снова совершал марш-бросок, и я снова выплевывала придорожную пыль, а Стирх вытягивал из штанов колючки. Конечно, идти так было тяжело, но о привале думать пока не приходилось. Ближе к полудню о привале за нас подумали совсем другие люди...
  
  Дорога, по которой мы шли, еще не была Западным трактом. Такой она станет дальше, за лесом, где сольется с другой такой же. Это мне Стирх растолковал и по карте показал, куда нас занесло.
  Места здесь живописные. Трава - зеленее не бывает. Густой, но невысокий кустарник островками возникал вдоль дороги, постепенно переходя в лесную опушку. Лес же был светлым и звонким. Птицы щебетали во всё горло. Идти бы да радоваться. Но как, прикажете, радоваться, если вас то и дело толкает дракон, у которого с перепоя - проблемы с координацией движений!
  Дорога, и мы вместе с нею, углубилась в лес. Дышать стало легче, и даже хворый дракон немного приободрился. Примерно через полчаса мы оказались на полянке, кажется, самими Богами предназначенной для отдыха усталых путников. Высокие сосны вокруг, достаточно сухостоя, посреди - куча камней, из которых при желании можно сложить очаг, люди, то и дело мелькающие за соснами... Люди? Р... Разб-бойники?!!
  Эта мысль, похоже, одновременно посетила все три наши головы. Мы со Стирхом замерли на месте. Дракон, ткнувшись в спину воспитателя, тоже резко затормозил, благодаря чему Стирх пробежал метра два, пока сумел остановиться. Я не визжала только потому, что он неожиданности потеряла дар речи.
  А нас окружали... Точнее, я лишь на минутку зажмурилась, а когда снова распахнула глаза, вокруг нас уже стояло плотное кольцо мужиков самого разбойничьего и живописного вида. В глазах просто рябило от пестрых головных и шейных платков, ярких, хоть и не первой свежести, рубашек, лохматых меховых безрукавок... Я так хорошо рассмотрела всё это, потому что мы со Стихом вертели головами во все стороны, пытаясь найти хоть какой-то выход, а дракон так просто крутился вокруг своей оси, заставляя разбойников нарушать и без того нестройные ряды и вызывая к себе нездоровый интерес.
  Волна оживления прокатилась по поляне. "Госпожа, госпожа идет!" - разнеслось уважительное. Не успела я удивиться, как толпа расступилась, и по образовавшемуся живому коридору прошла... женщина в сопровождении высокого рыжеволосого мужчины (не поворачивается у меня язык назвать его мужиком!). По тому почтению, с которым к ней относились разбойники, я поняла, что она - предводительница этого "войска".
  - Ну, привет, что ли! - это Стирх обрел дар речи. Атаманша рассмеялась.
  - Здравствуй-здравствуй! - ответила она. Я нахмурилась. И чего в этой белобрысой кошке нашел мой приятель? А атаманша, быстро оценив наши перспективы, резким кивком головы подозвала к себе рыжего:
  - Значит, так, - в голосе ее зазвенел металл. - Этих двоих, - тонкий палец указал сперва на Стирха, потом на меня, - гнать в три шеи, с них не разживешься. А вот этого красавца, - атаманше явно пришелся по вкусу наш зверь, - стреножить и в лагерь! Теперь посмотрим, что будет диктовать условия на Западном тракте!
  Предводительница разбойников пребывала в прекрасном расположении духа. День у нее явно удался. Чего нельзя было сказать о нас.
  Рыжий адъютант поспешил отдать распоряжения насчет дракона. Слабого голоса Стирха в защиту питомца никто не слышал. Я видела, что парнишка сейчас просто расплачется. Он закусил губу и держался из последних сил. Я обняла его за плечи, как младшего братишку.
  - Стирх, успокойся, - прошептала я. - Мы же ничего не можем сделать... против силы не попрешь...
  Однако, как оказалось, я была не права...
  Дракону, мутными глазами озирающему окрестности, вдруг стало совсем плохо. Он громко икнул. Мы со Стирхом переглянулись и отбежали под прикрытие широкой спины нашего чешуйчатого друга. Уж кому-кому, а нам объяснять не надо, что последует за икотой. Но такого не ожидал даже видавший виды Стирх...
  Дракона... как бы это сказать покультурнее... начало... рвать. (Уж извините за такие подробности. А чего ж вы хотели - столько винища вылакать!) Субстанция, извергающаяся из его пасти, напоминала нефть - была такой же темной и маслянисто блестящей. И горючей. Она вспыхивала, едва соприкасаясь с землей, травой и сапогами разбойников. Гасла она, правда, тоже быстро, но на смену одной волне тут же приходила другая. Разбойники запрыгали, как зайцы, пытаясь увернуться от горючих брызг. Прыжки сопровождались такими выражениями, что покраснел даже дракон.
  Атаманша разочаровано взирала на эту картину. Она поняла, что заполучить дракона ей не удастся - по крайней мере, не нашего и не сегодня. Вот чьему самообладанию можно позавидовать! Атаманша даже с места не сошла, лишь однажды брезгливо дернула ногой, когда возле самого ее сапога полыхнул пучок травы.
  Повелительным жестом хозяйка леса подозвала меня к себе. И правильно: в этом шуме я бы всё равно ее не услышала.
  - Что это с ним? - а вот сейчас кричать зачем? Я же рядом стою!
  - С перепоя мается! - крикнула и я - в самое ухо атаманши.
  Вот уж не думала, что эту женщину можно чем-то удивить.
  - И что, у него всегда такая реакция?
  - Всегда, - чуток покривила я душой. Ну, зачем ей знать, что вчера дракоша впервые до вина добрался? - А еще у него изжога бывает, тогда он просто огнем плюется, - чтобы оправдаться в собственных глазах, добавила я.
  Атаманша помолчала.
  - Забирайте своего гада - и чтобы духу вашего тут не было! - отчеканила она и дала отмашку рыжему адъютанту. Через пять минут на пегой от подпалин поляне остались только Стирх, дракон и я.
  Надо ли говорить о том, что поляну мы покинули незамедлительно. Ведь дракон, умница такая, перестал плеваться, как только последний разбойник исчез с поляны. Мы пошли по тропе к Западному тракту. За деревьями то и дело колыхались тени: атаманша желала убедиться, что огнеопасные гости покинули пределы ее владений...
  Дракону после "извержения" стало намного лучше. Он радостно прыгал впереди нас до самой дороги. Оттуда и до самого Западного тракта рукой подать.
  А впереди, на Тракте, нас поджидала телега. Да-да, самая обычная крестьянская телега. Я бы даже не обратила на нее внимания - мало ли телег на своем веку повидала? - если бы Стирх пребольно не пихнул меня локтем в бок.
  - Ты чего? - возмутилась я.
  - Ты глянь, кто рядом с возницей сидит, - скороговоркой ответил парень.
  Я глянула... и испытала огромное желание очутиться... ну, да хоть снова в лодке, запряженной драконом. Рыжий адъютант разбойничьей атаманши!..
  Дракон, раньше меня сообразивший, чем ему грозит эта встреча, включил задний ход и осторожненько, на цыпочках (если о драконе уместно так сказать) вклинивался между Стирхом и мною, оттесняя нас друг от друга. Я чувствовала: еще немного - и я, как и наш ящер, начну позорное отступление.
  Рыжий, заметив наши маневры, спрыгнул на землю и спокойно, вразвалочку, подошел к Стирху.
  - Слушай, парень...
  - Я весь внимание, - Светлые Боги, у него еще есть силы так невозмутимо отвечать!
  - В общем, нам велено отвезти вас вместе с вашим драконом к Старограду, - так называется город, миновать который нам на нашем пути в Синий замок никак не удастся.
  - С чего вдруг такая честь? - я чуть не взвыла: "Да не дразни ты его, Стирх!"
  Адъютант нахмурился:
  - Госпожа решила: если нам дракон не достался, то пусть его на него не посягает никто из наших коллег, - вот Мрак, он так и сказал - "коллег"! - На Западном тракте ведь не одни мы работаем!..
  - Рута, ты тут еще? - за драконьей тушей Стирх меня, естественно, не видел.
  - Не дождешься!.. - огрызнулась я, обходя нашу зверушку с тыла: лучше хвостом по башке получить, чем эту самую башку от ожогов лечить.
  - Ты всё слышала? - глянь, как осмелел парень, а то всё "госпожа Рута" да "госпожа Рута"... интересно, надолго ли его смелости хватит?
  - Не глухая, - в отличие от мыслей слова мои были очень лаконичными.
  - И что ты думаешь?
  - Думаю? Льстите, молодой человек...
  - Сам знаю! - Оп-па, а огрызаться он умеет не хуже меня! Если бы взглядом можно было испепелять, башку от ожогов сейчас пришлось бы лечить Стирху.
  Рыжий адъютант с интересом наблюдал за нашей перебранкой.
  - А ты старшим-то не груби! - осадила я зарвавшегося драконовожатого. - И вообще. Я устала. Это вы со своим ящером всё предгорье истоптали, а я девушка столичная, так много ходить не приученная... Так что садись в телегу, поехали! - и я толкнула Стирха в сторону означенного транспортного средства.
  - А дракона куда? Сзади привяжешь?
  - Ну, и далеко ты уедешь так? А вот если... А что, зверушка у нас опытная, в упряжи ходить умеет... Запряжем ее в телегу - и лошадке помощь, и ему развлечение...
  Стирх расхохотался:
  - А знаешь, это мысль! - И обернулся к Рыжему: - Лошадка как, спокойная?
  - Как дверь в фамильном склепе! - хмыкнул тот: ему эта мысль тоже пришлась по вкусу. - Не бойтесь, госпожа! - о, и на меня внимание обратил! А то всё Стирх, дракон, лошадь... - Не бойтесь, лошадка у нас и не к такому привычная. Поработает в паре с драконом, домчат вас до Старограда как на крыльях!
  Если бы своими глазами не видела этой картины - не поверила бы никаким россказням! Дракон в одной упряжке с серой лошадью! Конечно, лошадка косилась на необычного напарника, но не с испугом, а с любопытством и, я бы даже сказала, кокетством. А дракон... дракон выглядел таким гордым, напустил на себя солидность... Эх, мужики, все вы одинаковые: смазливую девчонку увидите - и сам Мрак вам не страшен....
  Мы втроем взгромоздились на телегу вместе с нашими пожитками. Рыжий адъютант пихнул возницу, всё это время мирно дремавшего на передке телеги. Тот потянулся, зевнул и... уставился на необычную пару, запряженную в телегу.
  - Э-э-э... - только и мог сказать бедных возница, оглядываясь на своего хозяина и тыча пальцем в дракона. Рыжий раскатисто расхохотался?
  - Да я в курсе! Все нормально! Трогай!
  Всё еще не пришедший в себя возница взмахнул кнутом, тронул поводья... И наши рысаки размеренно пошли по дороге. Размеренно - пока приноравливались друг к другу. А потом - вошли во вкус и помчались во всю прыть.
  Телега неслась по дороге, окутанная клубами пыли. Я закашлялась:
  - А без пыли нельзя?
  - Ну вот!.. - закашлялся в ответ Стирх. - Ничем на вас, госпожа Рута, не угодишь!
  
  Скакуны наши резво мчались по дороге. Хвост дракона свечой был задран к небу, что, как я уже знала, выражало у него высшую степень удовольствия. Лошадке нелегко было поспевать за ним, однако она не куксилась, не взбрыкивала, а честно отрабатывала свою охапку сена. Мы не останавливались до самого вечера, даже перекусили на ходу - холодным мясом, которым любезно угостил нас рыжий адъютант, и сухарями, которые еще уцелели в котомке Стирха. Запивали всё это водой из моей фляги, честно передавая ее по кругу.
  К вечеру на горизонте показался Староград. Я прикинула: ножками мы топали бы дня два, не меньше... Кстати, надо будет воспользоваться этим выигрышем во времени и задержаться в городе на денек-другой. Мне до свиста в ушах захотелось окунуться в атмосферу города. А то за два года в своих Мостах я совсем одичала. Только... куда деть дракона?
  Но все решилось просто.
  Не доезжая до Старограда какой-то мили, Рыжий велел вознице остановить телегу.
  - Вот что, - сказал он, - там, у городской стены - ферма хромого Якоба. Он лошадей разводит; места у него достаточно, чтобы даже дракона приютить. Скажете, что вас госпожа прислала, а я привез - он переночевать пустит, денег с вас не возьмет, да и язык за зубами держать будет. А вы уж завтра сами смотрите: через город пойдете или обойдете его стороной...
  Я слезла с телеги. Стирх тоже спрыгнул на землю, выпряг дракона... Серая лошадка с сожалением проводила взглядом своего недолгого напарника. Поблагодарив Рыжего и возницу, мы пошли к ферме хромого Якоба.
  Хозяин встретил нас на границе своих владений. На мгновение мне показалось, что я снова в лесу и нас сейчас опять окружит толпа разбойников: так знакомы были и яркий шейный платок, и безрукавка мехом наружу. Вот разве что рубаха посвежее, да и вид у дядечки более степенный.
  Нам даже объяснять не пришлось - откуда мы и чего хотим.
  - Что, Ада-атаманша прислала? - буркнул он, кивнув в сторону удаляющейся телеги. И не дожидаясь ответа, махнул рукой: - Идемте...
  Мы поплелись следом за хромым Якобом. (Видимо, из-за хромоты он вынужден был оставить разбойничью вольницу; а что он в прошлом из тех, лесных братьев, я не сомневалась.)
  Дракона определили в просторное стойло, Стирха - на сеновал, а мне достался маленький, но чистенький чуланчик. Ладно, я не привередливая. Но завтра - в город, в гостиницу, в цивилизацию!
  
  Утро на ферме хромого Якоба - это что-то особенное! Поначалу мне и в Мостах неуютно по утрам было - шумно очень: петухи голосят, живность громко пропитания требует... Потом ничего, обвыклась. Даже под сельский аккомпанемент сплю совершенно спокойно. Но тут... Проснулась я от мерного стука в стену чулана. Спросонок мне даже померещилось, будто я еще дома, в своей аптечной избушке, и наш поход со Стирхом мне только приснился. Потом память проснулась тоже, соображалка подключилась, и я поняла, что соседнем с моим чуланчиком стойле лошадь разминает ноги. А может, и испытывает мое терпение.
  Уразумев, что выспаться мне сегодня не удастся, я выползла на улицу и зажмурилась от брызнувшего в глаза солнца. Жизнь на ферме начиналась, кажется, с рассветом. Я еле отыскала Стирха в этой толчее, и мы уже вдвоем отправились на поиски хромого Якоба. Он обнаружился у конюшни, где отдавал рабочие указания кузнецу.
  - Уже уходите? - вместо приветствия спросил нас хозяин.
  Стирх пожал плечами.
  - Видите ли, - сказала я, - нам бы хотелось пару жней провести в городе. Отдохнуть от дороги, посмотреть местные достопримечательности... Разумеется, мы остановимся в гостинице. Но вот дракон... Нельзя ли его пока оставить у вас?
  Хромой Якоб хмыкнул:
  - Да хоть на год! Дракон мне не помеха. И город посмотрите - он того стоит. Вот только с гостиницей - не знаю, выйдет ли. Праздник сейчас в городе - карнавал начала лета. Правда, сегодня последний день, но гостей в городе еще много. Так что...
  - Не беспокойтесь, любезный, - пихнул меня в бок Стирх, пока я снова чего-нибудь не сморозила, - я в любом случае вернусь ночевать к вам, на ферму. Я не могу отставлять дракона надолго - я же отвечаю за его безопасность.
  Хромой Якоб взглянул на моего друга с недоверием: мол, еще вопрос, чья безопасность тут под угрозой, - но промолчал. Сейчас для него не существовало ничего важнее потерявшей подкову лошади...
  Я уже подходила к городским воротам, когда Стирх нагнал меня.
  - А почему вы не хотите ночевать на ферме? Вам что, не понравилось, госпожа Рута?
  - Нет, - коротко ответила я. - Просто мне хочется немного пожить в более комфортабельных условиях.
  - А-а, - Стирх честно сделал вид, что понял меня. Ну да: в его шкале ценностей ферма - это предел мечтаний усталого путника. Да простят меня Светлые Боги, если я ошибаюсь, но, по-моему, мой друг уже мечтает о том, чтобы провести остаток жизни хозяином подобного подворья, только разводить он хотел бы не лошадей, а драконов.
  Мы шли по абсолютно пустынным улицам города, и наши шаги гулко разносились в безлюдье утра.
  - Спят они, что ли? - удивлялся Стирх с детской непосредственностью: мол, как кто-то может спать, когда я уже проснулся? Я тоже удивлялась, но молча. В отличие от моего друга сельской жительницей я стала всего два года назад, но никак не могла выработать у себя привычку, как мои односельцы, вставать и ложиться вместе с курами. Да и не стремилась я к этому.
  Город еще жил праздником. На каждом шагу нам встречались осколки вчерашнего гуляния - обрывки цветочных гирлянд на деревьях, множество лепестков под ногами, ворох бумажных цветов, заботливо сложенных под чьей-то дверью... Из-под куста жасмина торчали ноги в растоптанных ботинках и порядком потрепанных брюках Видимо, их обладатель вчера напраздновался с запасом.
  Стирх подошел к господину, отдыхающему так непринужденно, и пнул ногой - не сильно, но вполне ощутимо. Раз, другой... Из глубины куста послышалось недовольное мычание.
  - Уважаемый, - обратился к нему Стирх, - простите, что мешаю вашему отдыху... Не подскажете ли, как пройти к ближайшей гостинице?
  В ответ снова раздалось нечленораздельное мычание, однако направление нам казали. Ногой. И довольно приблизительно.
  Проплутав лабиринтом запутанных улочек предместья с полчаса, мы все-таки вышли к гостинице. Небольшой, но на удивление приличной. Ее фасад был стилизован под старинный замок, башенки, колонны, узкие стрельчатые окошки... На большой дубовой двери висел бронзовый колокольчик. Изящная вещица. Сразу видно - хороший мастер делал. Не знаю, как у вас, а у меня при соприкосновении с действительно хорошими вещами возникает трепетное чувство уважения к мастеру, сотворившему простое чудо. И пользоваться такими вещами доставляет мне настоящее удовольствие.
  Вот и сейчас кончиком пальца я качнула язычок колокольчика. Шнурок там, конечно, был, но куда приятнее было коснуться блестящей бронзы рукой. Колокольчик отозвался на мое прикосновение мелодичным звоном.
  Нам открыла заспанная служанка.
  Вот тут уж Стирх не сдержался:
  - Да что вы все как в сонном царстве! Полдень скоро! - ну, это он загнул, конечно, но в такое время даже я всегда бодрая и жизнерадостная.
  Служанка, совсем еще девчонка, глянула на моего друга так, словно он предложил ей шубу надеть:
  - Тю! - в этом возгласе было столько негодования, сколько могла себе позволить служанка провинциальной гостиницы при общении с потенциальным клиентом. - Так праздник же! Мы ж только на рассвете легли! Вы прям как не местные!
  - Да мы и есть не местные, девочка, - оттеснила я широким плечом Стирха. - Мы о вашем празднике-то до сегодняшнего утра и не слышали. В гостинице позавтракать и пожить чуток можно?
  - Позавтракать - да, - зевнула служаночка, - на кухне печку уже растопили, а вот пожить... Это у хозяйки спросите, она после завтрака спустится. Да вы заходите, чего в дверях стоять?..
  И правда! Чего стоять-то?
  Следом за служаночкой мы вошли в просторный полутемный холл. Наверх вела широкая лестница, в глубине комнаты тускло мерцал догорающий камин. Как тут, наверное, уютно долгими зимними вечерами!
  - Вы чего стали, госпожа?! - донеслось до моего сознания. Пока я созерцала камин, мои спутники успели по длинному коридору дойти почти до самой столовой. Я поспешила следом.
  Столовая в этой гостинице была по-домашнему уютной. Через узкие стрельчатые окошки лился мягкий рассеянный свет. На столиках - глиняные вазочки с фиалками, резные деревянные солонки, витые канделябры. Свечи в них днем, конечно, не зажигали, но веяло от них таким спокойствием, что я даже зажмурилась, как кошка, мне даже мурлыкать захотелось. Домашнюю обстановку подчеркивали вкусные запахи, доносившиеся с кухни. У меня просто слюнки потекли. Может, жаркое с овощами - не то блюдо, с которого должна начинать утро девушка моей комплекции, но это именно то, от чего отказаться я просто не смогу.
  Я плюхнулась за ближайший столик. Стирх устроился напротив. Уже знакомая служаночка убежала в кухню, откуда вернулась через несколько минут с нашим завтраком и кувшином вина.
  - Ну-с, - я потерла ладони одна о другую, - приступим! - и принялась уничтожать свою порцию с той же тщательностью, с которой растирала порошки.
  Да-авно я не получала от еды такого удовольствия! Еще бы: два года питаюсь исключительно тем, что готовлю сама. И если за это время окончательно не испортила себе желудок и не превратилась в бледную немочь, значит, кой-какие кулинарные способности у меня имеются.
  Стирху тоже нравился завтрак. Тишину в столовой нарушало только наше жевание да мерный перестук ложек.
  Столовая постепенно наполнялась постояльцами. Наша знакомая служаночка уже не ходила с подносом в руках, а бегала, разнося заказы. И надо сказать, получалось у нее очень ловко и даже грациозно. Даже я залюбовалась, а Стирх иной раз жевать забывал.
  Когда от вкусного жаркого остались воспоминания и приятная тяжесть в животе, я откинулась на спинку своего стула и, задумчиво раскачиваясь, спросила у приятеля:
  - Чего будем делать сегодня? - всем своим видом я давала понять, что в ближайшие два дня из Старограда уходить не намерена.
  - Ну... я это... к дракону вернусь... ему там без меня скучно...
  - Стирх, ну ты даешь! В большой город попал, но за своим драконом его даже рассмотреть не хочешь! Не облезет твоя ящерица... хорошо-хорошо, твой дракон... без тебя за два дня! Помнишь, хромой Якоб говорил что-то о празднике? И служанка нам то же самое твердила... Хоть сегодня и последний день, но думаю, это будет что-то грандиозное!
  - Рута, притормози! - я уже заметила: когда Стирх нервничает, всю его почтительность ко мне как дракон языком слизывает. - Мне тоже интересно город посмотреть. Но в гостинице мне неуютно... Я уж лучше к дядьке Якобу вернусь, а вечером за вами зайду и мы вместе на тот праздник пойдем, если вам того так хочется.
  И действительно! Чего ему тут сидеть, пока я себя в порядок приводить буду?
  Кстати, оказалось, что Стирх был прав, не желая останавливаться в гостинице. Номер нашелся только один - высоко, под самой крышей, маленький, но со всем необходимым. Была даже ванная - с огромной дубовой бадьей, куда я сразу же попросила натаскать горячей воды...
  Какое тут было мыло! Я такое только в столице и видела - душистое, нежное! Оно давало густую ароматную мену, и мыться им было одно удовольствие... Потом я сушила у окна волосы, и давешняя служаночка (ее, как я уже знала, звали Ганкой) помогала мне их расчесывать.
  Чернобровая Ганка щебетала без умолку, водя расческой по моим волосам. Из ее речи, обильно пересыпаемой "тю" да "шоб я ослепла", я узнала, что в Староград мы успели к самому финалу большого летнего карнавала, на который съезжаются гости со всей округи. Что главный день празднования был вчера, и город гулял до рассвета, поэтому сегодня многие еще спят. Что сегодня вечером на площади у ратуши - "вы шо, та мне были? Тю!" - большой танец, завершающий карнавал, и что, когда я туда пойду, то должна буду непременно танцевать, если меня позовут в круг... И что в такой "сорочине, как у панны", на праздник идти "совершенно не можно, бо все тилькы "тю" и скажуть...", но дело это поправимое, потому что у Ганкиной подруги хозяйка одежную лавку держит, и там даже для меня что-то пристойненькое подберут... И она даже согласна о мной пойти в лавку, чтобы мне сделали скидку, и моему молодому другу там тоже можно будет плащ новый купить, потому что опять-таки - праздник лета, последний день... У меня даже голова от ее болтовни закружилась, и я согласилась непременно перед обедом, когда у Ганки выдастся свободное время, сходить в лавку, чтобы обновить гардероб перед вечерними танцами. И я непременно туда пойду. Непременно!
  Перед прогулкой по городу я немного вздремнула. А что? Имею право! Эта неделя выдалась нелегкой. И двумя днями отдыха, которые мы выиграли, пренебрегать не стоит.
  Ганка, как мы и договаривались, прибежала, как только у нее выдалось свободное время. В и без того маленькой комнатке сразу стало тесно от ее бурной деятельности.
  - Идемте, панночка, а то у меня всего полчаса... Так... ага... туфли взувайте... и плащик не забудьте... а повязку на волосы?! Как это нет?! Как так - "нет"?! Не, панночка, у нас в городе так не принято... Ладненько, до лавки доберетесь, а там купите... Идемте ж скорее у меня ж только полчаса! - девушка возмущалась так, словно в этой задержке виновата я.
  Наконец, спустившись по скрипучей деревянной лесенке, мы оказываемся в полутемном холле, из него выкатываемся на городскую улицу - в солнечный свет и пение птиц.
  - Ганка, ты откуда родом? - спросила я, заинтригованная необычным говором новой знакомой.
  - Да с Юга! Я ж у моря родилась, а потом мамка овдовела, ей трудно всех поднимать - у меня ж пять сестренок, одна другой меньше... Вот я к тетке, отцовой сестре, и подалася... Она меня сюда, в гостиницу, и устроила. А шо? Место хорошее, посетители тут приличные... Может, я мужа себе тут найду...
  Вот чем мне Ганка понравилась, так это тем, что собеседник ей, в общем-то, и не требовался. Услышав один вопрос, она развивала и развивала тему. Я так свободно и непринужденно болтать не умела. Невольно даже позавидовала девчонке...
  Рассказывая мне незамысловатые истории из своей жизни, Ганка не забывала делать замечания о городе, о тех улицах, по которым мы проходили. Было это примерно так:
  - Так мне тетка и говорит: "Ты, Ганка..." Ой, панночка, смотрите, за этого коника весной, на ярмарке, купцы передрались, а хозяин возьми и раздумай его продавать...Тю! Так его за месяц три раза крали, вон, видите - дырку в заборе до сих пор не заложили: это воры пробили, когда в последний раз за красавцем этим пришли... Ага, а я тетке тогда говорю: "Вы себе, тетечка, как хотите, а я на вашей шее сидеть не собираюсь, я работать хочу... А шо? Девка я справная, моторная, а шо селючка, так и вы, тетечка, не в столице родилися..." Ой, панночка, панночка, гляньте - вон с того балкона пьяный стражник свалился... Не, не разбился, шо ему, пьянчуге, сделается - тока ногу подвернул, а уж лаялся - я таких слов в жизни не слышала... Ой, шо ж это я все говорю, говорю... А вы ж откуда до нас приехали? О, а вот и лавка, в которой моя подруга работает... та вы заходьте, панночка, не робейте.... Тю на вас... шо вы как не родная...
  В общем, по энергии, которую излучала Ганка, легко понять, что моя роль в выборе наряда для заключительного события большого летнего карнавала закончилась, как только я переступила порог магазина... Гм... как в рецепте: возьми одну аптекаршу, помести ее в провинциальный город, смешай с энергичной местной жительницей, добавляй по метру шелка и смотри, что из этого выйдет. Хотя магазинчик, куда меня затащила Ганка, был совсем не в центре Старограда, столько всяких тканей я не видела даже в столице. Пусть сама я по модным магазинам не ходила, но среди моих соучениц в колледже были настоящие модницы.
  В течение часа, что мы с Ганкой провели в лавке, мне и рта раскрыть не давали. Я было заикнулась девушке, что свободные ее полчаса уже давно истекли, но на меня зашикали, затопали, затюкали и замахали руками и Ганка, и ее подружка, и хозяйка магазина. Я чувствовала себя куклой. Меня закутывали в ткани, заставляли приседать, наклоняться, ходить и даже подпрыгивать. Все попытки сопротивления пресекались резко и беспощадно, в наказание на меня обрушивался новый водопад разноцветной материи.
  Наконец наряд для меня был выбран. Хозяйка магазина - у меня теперь язык не повернется ее царство ткани, одежды и мечту модницы грубоватым словом "лавка"... так вот, хозяйка этого заведения оказалась настоящей волшебницей. Мне подобрали темно-синее платье с серебряным шитьем, головную повязку из той же ткани и строго-настрого было велено пойти к куму хозяйки, который держит лучшую в Старограде обувную мастерскую: "скажешь, что тебя тетушка Лита послала, покажешь, что я тебе нашла - и он тебе обувку подберет... да что ты мне ножку свою показываешь, что я, ног не видела?.. Нет, я Каму с тобой пошлю, а то ведь Ганке в гостиницу надо возвращаться, а ты еще заблудишься..."
  Кстати, взяла хозяйка с меня намного меньше, чем я рассчитывала: видимо, я понравилась доброй женщине, а может, она просто рада была всучить приезжей поселянке залежалый товар. (По мне же не видно, что в прошлом я - столичная штучка; почти неделя дороги сделала свое дело: пусть и отмытая до блеска, на модницу я никаким боком не походила.) Впрочем, должна сказать, что платье мне действительно понравилось; будь у меня возможность выбирать, я выбрала бы что-то подобное. Может, правда, предпочла бы другой цвет, а может, меня привлекло бы именно эта одежка. Из магазина вышли втроем: Ганка, которая торопилась в гостиницу ("Хозяйка ж меня прибьет... тю на вас, девоньки, всё ж вы виноваты..."), Кама, которая рядом с говорливой подругой выглядела просто молчуньей, и я, слегка ошалевшая от обилия впечатлений.
  Я боялась, что в обувной мастерской всё повторится, и даже внутренне настроилась на сопротивление. Но решительность моя никому не понадобилась. Кама показала хозяину образец ткани, тот поцокал языком, глянул на мою босую ножку, нагнулся куда-то за прилавок и извлек из своих закромов туфельки - темно-синие, с серебряным шитьем, оказавшиеся мне как раз впору.
  - Глаз у дядечки точный, - отреагировала на мое удивление Кама. - Он никогда не ошибается.
  Кстати, Это были первые слова, услышанные мною от девушки.
  Кама проводила меня до улицы, на которой расположена была гостиница, и убежала по своим делам. Я поднялась наверх, в свою комнату, разложила на кровати свои покупки. В дверь постучали, и, не дожидаясь ответа, в комнату ворвался ураган по имени Ганка.
  - Панночка, шо ж вы обедать не идете? Стынет же ж всё!
  - Спасибо, Ганочка, мне не хочется.
  - Тю! - девушка уперла кулачки в стройные бока. - Людоньки, вы послухайте, шо вона каже! Так ужина ж никто готовить не будет - все ж на площадь, до ратуши пойдут... Так шо голодной я вас не оставлю - де ж у вас силы возьмутся, чтоб у на площади танцевать?!
  - А может, я и не буду танцевать? Меня ж никто не пригласит!
  - Тю! Таку справну панночку? Та шо им, повылазит? Правда, - скривила губки Ганка, - тут они, в городе, на худющих да бледных западают. Зато если вы к нам на Юг попадете, панночка, отбою от кавалеров у вас не будет!
  - Скажешь тоже! - отмахнулась я, смеясь.
  - Та шо з вами разговаривать! Идемте в столовую. А не будете сами есть - я вас с ложечки кормить стану, как маленькую, от увидите!
  - Та тю на тебя, Ганочка! - воскликнула я. Расхохотались мы обе.
  - Идемте-идемте, подталкивала меня к двери девушка. - А потом, как пообедаете, я вам нарядиться помогу.
  Уступая Ганке, я дала увести себя в столовую.
  Вы ожидаете, что я подробно опишу, чем потчевала меня Ганке? А зря. Потому как делать я этого не буду. Отчасти из-за того, что толком не помню этого - все мои мысли заняты были предстоящим вечерне-праздничным мероприятием. Отчасти из-за того, что мне не очень нравятся подобные описания - что, с чем и кто ел. В памяти осталось только, что это было очень вкусно, хоть и не слишком плотно.
  Пообедав, я пошла в свою комнату - переодеваться. Расчесала перед зеркалом волосы, собрала их в тугой узел на затылке... Даже аккуратненько получилось. Поглядывая на двери, вытащила из потайного кармашка в рюкзаке мешочек с косметикой. Стирх бы меня засмеял, но сегодня мне очень хотелось быть красивой. Может, мне это только кажется, но глаза, подчеркнутые стрелками, стали выразительнее. Я косметикой толком пользоваться не умею, поэтому времени на то, чтобы сделать хороший макияж, ушло немало.
  Ганка вбежала (да умеет ли эта девушка просто ходить?!), когда я, наряженная в свое новое платье, крутилась перед зеркалом, делая безуспешные попытки справиться с головной повязкой. Это же не платок, не косынка, не лента... Широкая и достаточно длинная полоса ткани никак не желала красиво драпироваться. Ганка, посмеиваясь над моим изумлением, усадила меня на табуретку.
  - От смотрите, панночка, - щебетала она, прилаживая на мои волосы синюю с серебром ткань. - Отак прикладываем, отут закалываем, отут закручиваем, отут складочки делаем...теперечки это завязываем... О! Гляньте! Вам к лицу!
  Из зеркала на меня смотрела... ну, не могу сказать, что незнакомка... В Праздник Светлых Богов в колледже раскрашивалась и наряжалась еще и не так. Просто Рута, глядящая на меня из зеркальной глубины, была мне непривычна, но очень приятна. Темно-синяя ткань хорошо оттеняла лицо, подчеркивала темные широкие брови. Повязка была действительно повязкой, она закрывала половину головы, драпируясь в замысловатые складки и завязываясь над левым виском мягким узлом; в этом узле прятались и концы ткани. Держалась вся эта конструкция хорошо, и можно было не опасаться, что в самый разгар танцев повязка слетит с моей ветреной головушки.
  Я встала, поправила платье. Оно сидело великолепно. Недаром ведь я больше часа была в роли бессловесного манекена! Моя обновка ниспадала мягкими складками, драпируя мою достаточно внушительную фигурку. И правильно! Пусть гадают, сколько меня там!
  Туфельки тоже порадовали Удобные, легкие - в них запросто можно протанцевать хоть всю ночь. Даже мои усталые за долгую дорогу ноги невольно начинали выстукивать замысловатый ритм каблучками.
  Ганка одобрительно кивнула и умчалась в свою каморку - переодеваться. Я уже знала, что в этот последний день Праздника начала лета никто не делит людей на богатых и бедных, здесь завязываются самые невероятные знакомства, и служанка гостиницы вполне может влюбить в себя заезжего рыцаря, а бедный оруженосец - стать нареченным дочери богатого купца. Ганка даже шепнула мне по секрету, что ее тетушка как-то рассказывала, что у кумы ее подруги племянница вышла замуж за графа именно после тура танца. А что, чем Мрак не шутит! Пусть потом Стирх себе локти кусает... вместе с драконом...
  Кстати, о Стирхе. Он ведь скоро должен зайти за мной! А Ганки, чтобы позвать меня, в гостинице уже, скорее всего, нет. Мало ли дел у молодой девушки в свободный праздничный вечер? Так что, Руточка, подбирай-ка подол свого нового платья, чтобы не загреметь вниз с крутой лестницы, и топай вниз, в просторный холл. Может, там уже и камин по случаю праздника затопили...
  В коридорах гостиницы царила суета. То и дело хлопали двери, слышались торопливые шаги и оживленные разговоры. Я старалась чинно идти по коридору, а мимо меня пробегали возбужденные постояльцы. Что ж это за танец такой на площади, что одно упоминание о нем вызывает у каждого жителя Старограда приступ восторга?!
  А камин в холле действительно разожгли. И факелы на стенах тоже уже горели. В их мерцающем свете я сразу разглядела щуплую фигуру моего друга. Стирх стоял спиной к лестнице, словно пытаясь что-то разглядеть в пламени камина. Я невольно поискала взглядом его дракона - так привыкла видеть эту неразлучную парочку, что не сразу сообразила: в эти массивные двери наш дракоша даже ползком не протиснется. А зря. Ему наверняка бы понравилось лежать у камина.
  Придерживая подол кончиками пальцев... а что ж вы думали, благородными манерами я обладаю, зря меня, что ли, монашки муштровали? Вот только применять их мне доводится не так часто, как хотелось бы. Но по такому случаю да под такое платье я извлекла их из недр моей памяти. Так вот. Придерживая подол нового платья кончиками пальцев, я спускалась по ступенькам. Услышав шаги, Стирх оглянулся, скользнул взглядом по лестнице и... снова отвернулся к камину. Не поняла... Меня что, так преобразила новая одежка, что лучший друг не может меня узнать?!
  - Стирх! - окликнула я парня.
  Он снова оглянулся через плечо и отвернулся опять. Потом до него, видимо, дошло, что дама в синем платье не случайно так настойчиво добивается его внимания. Он ме-едленно повернулся, смерил меня взглядом с головы до ног (гм, если быть совсем честной - с ног до головы)... и глаза у парня сделались большими и круглыми, как блюдца. Слегка опомнившись, Стирх произнес:
  - Госпожа Рута?! Это ВЫ???
  Мое женское тщеславие было польщено. Еще бы! Не каждый день при встрече со мной мужчины теряют дар речи!
  Довольная произведенным эффектом, я подошла к Стирху поближе.
  - Ты тоже здорово выглядишь, дружище!
  Это было действительно так. Парень приоделся. Свежая сорочка и до блеска начищенные сапоги еще никому вреда не приносили. К тому же, с моим другом явно поделился одежками хромой Якоб. Об этом ясно свидетельствовали оранжевый шелковый шейный платок, шерстяной кушак ему в тон и безрукавка тонкого сукна. Мягкая шляпа довершала наряд Стирха. Выглядел он деревенским щеголем, каким, собственно, и был.
  - Да я что, - скромно отмахнулся парень. - Вот вы действительно - настоящая дама!
  Стирх подал мне руку, и мы вместе вышли за двери.
  Конечно, города мы не знали, но все же заблудиться не боялись. Людей на улице было достаточно много, и все они шли в одну сторону. Мы нисколько не сомневались, что, влившись в их ряды, непременно выйдем к ратуше, на центральную площадь. Так и случилось.
  Мы шли по улицам Старограда, а вокруг нас закипал праздник. Чем ближе мы подходили к площади, тем красочнее становилось убранство домов, оживленнее - разговоры, громче и веселее - смех. Вслед за идущими впереди мы свернули за угол - и вот она, центральная площадь. Перед нами - толпа. Люди широким кольцом охватили площадь. На балконе ратуши играл оркестр. Небольшой, но музыка прекрасно была слышна даже сквозь шум толпы. Не иначе как использовали магическое усиление звука.
  Нам со Стирхом удалось пробраться в первый ряд. Перед нашими глазами разворачивалось завораживающее зрелище.
  По кругу, на всем свободном пространстве площади, в ритме музыки двигались пары. Нарядно одетые горожане разных возрастов и сословий в этот день перемешались, как на ярмарке. Вот мимо нас протанцевал мой коллега по аптечному цеху - я узнала его по цеховому знаку на застежке плаща (у меня в сундучке пылится точно такая же). Его партнершей была тоненькая девушка - по виду явно дочь кого-то из высоких чиновников городской иерархии. А ту дородную матрону кружит в танце бородатый кузнец - вон как бугрятся мышцы, рукава сорочки вот-вот лопнут от распирающей их силы.
  Танец был совсем не сложным. Рисунок его то и дело повторялся. Обойдя площадку по кругу, пара смешивалась со зрителями, который, подпевая, притопывая и прихлопывая, ожидали своей очереди потанцевать. Как только круг покидала одна пара, на смену ей тут же выходила другая. В этом танце, в этой музыке явно было что-то магическое. Иначе почему мне тоже ужасно захотелось потанцевать?
  Уже через четверть часа я твердо выучила немногочисленные фигуры этого танца и смогла бы без запинки повторить чередование шагов, подскоков и поворотов. Я отбивала ритм ногой, обутой в новенькую туфельку. Право же, грех заставлять такую красивую обувку скучать в толпе! Гулять так гулять! И я толкнула Стирха плечом:
  - Потанцуем?
  Ну, я, конечно, понимаю, что приглашать на танец должен мужчина. Только от Стирха я век такой милости не дождусь. Ему просто в голову не придет, что мне, его уважаемой госпоже Руте, выпускнице королевского аптекарского колледжа, аптекарше из деревни Мосты (как звучит, а?) может взбрести в голову такая блажь - танцевать на площади незнакомого города! А что? Это как раз и подкупает. Вот дома, в Мостах этих самых, фиг бы меня заставили танцевать! Там не то, что каждая собака - каждая курица меня знает. А мне еще там жить. Дома я душу вокалом отвожу. Ну, об этом я уже говорила.
  Да, дома я танцевать бы не стала. Но ведь тут, в Старограде - совсем другое дело! Как бы я ни вытанцовывала - через день-два мы со Стирхом уйдем из этого города и вряд ли сюда когда-нибудь снова попадем. Так что я желаю танцевать!
  Но Стирх - вот увалень! - переминается с ногу на ногу и хмуро косится на меня:
  - Госпожа Рута... я ведь танцевать не умею...
  - Мрак! - вырвалось у меня, хотя в такой праздник уместнее было бы обратиться к Светлым Богам. - Да что ту уметь! Я тоже не танцовщица, но смотри - это же так просто! - я порывисто схватила Стирха за руку и потащила в круг. - Идем же!
  Но парень явно испугался моего напора. Он выдернул свою руку и отстранился, насколько это было возможно в толпе.
  Я хотела было обидеться, но передумала. Слишком уж зовущим, манящим был ритм танца, завораживающей - музыка, она переполняла мою душу и для обиды там просто не оставалась места.
  А танцевать мне хотелось. Как же мне хотелось танцевать! Пары на площади сменяли друг друга, разделялись в толпе, и некоторые особо рьяные или очень опытные танцоры через время снова входили в круг - уже с другими партнерами.
  За моей спиной вдруг послушалось деликатное покашливание. Кто-то явно хотел привлечь к себе внимание. Я оглянулась - и у меня внутри будто что-то оборвалось. Рядом со мной стоял, судя по осанке и дорогой простоте одежды, настоящий вельможа.
  - Не соблаговолит ли милостивая госпожа оказать мне честь пройти со мною тур танца? - склонился в полупоклоне незнакомец. Его необычно синие глаза на смуглом лице глядели на меня с усмешкой.
  До меня не сразу дошло, что эта витиеватая фраза адресована именно мне.
  Я взглянула на Стирха, поймала его подбадривающий взгляд (клянусь Светлыми Богами, он вздохнул про себя с облегчением!) и подала вельможе руку. Он улыбнулся, в его чуть прищуренных глазах снова мелькнула усмешка. Дождавшись очереди, мы вошли в круг...
  И сразу же музыка грянула во всю мощь, ярче вспыхнули огни, - или это мне только показалось? Мы закружились в общем танце - шаг, второй, поворот, подскок... Сказать, что мой партнер танцевал замечательно - значит ничего не сказать. Он двигался так, будто танцевать для него было так же естественно, как и дышать. Мы ни разу не сбились с ритма, не нарушили рисунка танца. Я в жизни еще так не танцевала!...
  Однако всему когда-то приходит конец. Кажется, всего минуту назад вошли мы в круг, как уже уходим, чтобы уступить место следующей паре. Мой кавалер подвел меня к ожидавшему меня Стирху, снова улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами, отвесил мне вежливый поклон и... растворился в толпе. Я ожидала, что такой великолепный танцор вот-вот снова войдет в круг - с другой партнершей: мне бы очень хотелось увидеть со стороны, как он танцует. Однако, как я ни высматривала его, увидеть его так и не смогла. Не скажу, что это было мне неприятно.
  Когда я убедилась, что больше не увижу своего загадочного незнакомца, то сразу потеряла интерес к происходящему. Мне очень захотелось домой, в Мосты...Ну, или хотя бы назад в гостиницу. Стирх словно прочитал мои мысли:
  - Госпожа Рута, может, пойдем? Ну это всё, а? - с надеждой спросил у меня юноша.
  Я не стала его разочаровывать:
  - Конечно, идем!.. - и мы стали выбираться из толпы.
  Мы снова, как утром, шли по пустынным улицам. Но теперь мы знаем, куда идти, и просто наслаждались отдыхом и праздничной атмосферой.
  - А вы, оказывается, здорово танцуете, госпожа Рута! - прервал молчание Стирх.
  - Не ожидал от меня такого? Думал, я только микстуру для старосты делать умею да твоего дракона от ожогов лечить?
  - И еще вы петь любите, - поддакнул мой друг. Упс... лучше бы уж он молчал.
  По моему виду Стирх понял, что если он еще раз вспомнит о моем вокале, то мне придется пополнять запас свинцовой примочки: буду активно лечить его синяки, которые он от меня же и схлопочет. И парень снова вернулся к нейтральной теме - нынешнему вечеру.
  - Кстати, госпожа Рута, а вы заметили, какими глазами смотрел на вас тот вельможа?
  - Заметила. Синими.
  Стирх расхохотался:
  - Ну, если вы и это успели рассмотреть... Бьюсь об заклад: очень скоро он вас разыщет и уже завтра утром будет ожидать вас в холле гостиницы с огромным букетом белых роз!
  Я невольно покраснела. Вы, наверное, не в курсе: в наших краях огромный букет белых роз дарят девушке, у которой собираются просить руки. Вот честно: у меня даже мысли такой не было. И вообще, у меня уже есть сердечная тайна. Вот только объект ее об этом не догадывается. И слава Светлым Богам.
  Стирх продолжал нести подобную околесицу, и поэтому я облегченно вздохнула, когда мы дошли до гостиницы. Договорившись, что завтра утром встретимся в столовой гостиницы, я вошла в полутемный гостиничный холл, а Стирх убежал к своему ненаглядному дракону. Мрак, я скоро, похоже, ревновать начну..
  Поднимаясь по лестнице в свою комнату, я вспомнила о танце, в котором принимала участие. Во мне снова зазвучала музыка, и зов ее был так силен, что, выйдя в коридор, ведущий к моей двери, воровато оглянулась - никого нет? - и протанцевала в комнату. Пусть я дурочка ненормальная, но я чувствовала: не случайно Богиня Судьбы привела меня в Староград именно в этот день.
  Однако устала я сегодня! Пора и на боковую. С сожалением сняла я праздничный наряд. Не скоро я надену его снова... Не перед старостой же мне в нем щеголять и не перед его женой-ворчуньей. Хорошее платьице! Все-таки здорово, что я его купила. Надо будет утром не забыть поблагодарить Ганку. Если бы не она...
  В самом прекрасном расположении духа улеглась я в постель и блаженно вытянулась во весь рост. Наконец-то нормальная кровать! Спать в такой - одно удовольствие. Предвкушая сладкие сны, которые мне непременно снова приснятся, я закрыла глаза. Ну, как говорится, на новом месте приснись... Стоп. Наверное - лучше не надо...
  Уснула я очень быстро. Вот только долго поспать мне не дали.
  Разбудили меня странные звуки: легкий свист, негромкий стук, недовольный вопль, приглушенное "ой!", пауза, легкий свист, негромкий стук, недовольный вопль... Заинтригованная, я подошла к окну и поняла, что ночной переполох был вызван желанием Стирха разбудить меня. А поскольку он не знал, какое из окон - мое, он бросал камешки наугад. В общем, ему повезло, что я услышала его до того, как рассерженные постояльцы гостиницы пересчитали ему ребра.
  Так... Стирха я увидела. Он меня - тоже. Стоп. А что за громадина темнеет поодаль? Мрак, это же дракон!
  Я отворила окошко и высунулась из него по пояс (не упасть бы... все-таки третий этаж).
  - Чего тебе, Стирх? - громким шепотом закричала я.
  - Слава Светлым Богам, госпожа Рута, вы еще не спите!
  - Что-то случилось?
  - Да! Нам надо уходить из города!
  - Чего?.. Утром, Стирх, утром поговорим...
  - Утром будет поздно...
  - Что ж вы такое натворили?
  Стирх оглянулся на дракона:
  - Мы вам потом расскажем... Госпожа Рута, умоляю, собирайтесь и приходите на ферму хромого Якоба! Мы вас там ждать будем...
  Заинтригованная, я пошла собираться.
  Оставив плату за комнату на столе и написав Ганке записку, я подхватила свой рюкзак и с сожалением посмотрела на мягкую постельку... Что ж, гляди - не гляди, а уходить надо. Не могу же я оставить моих друзей: они, кажется, снова влипли в какую-то историю. Впрочем, чему я удивляюсь?
  Немного поплутав улочками Старограда, я сумела-таки выйти за город. Хорошо еще, что сегодня полнолуние, поэтому было достаточно светло. И всё равно я умудрилась заблудиться, забрести на площадь к ратуше, удивиться тому, что памятнику у входа в ратушу уже успели снести голову, снова выйти к гостинице, ушибить ногу о большой камень на обочине, зацепиться юбкой за колючки... В общем, приключений мне хватило. Когда я, наконец, добрела до фермы хромого Якоба, мои друзья извелись от ожидания. Стирх сидел на поваленном дереве, дракон топтался рядом. Судя по тому, что трава на лужайке была уже порядком вытоптана, маялся наш ящер уже не меньше часа.
  Я села рядом со Стирхом.
  - Ну, насказывай, чего вы там натворила.
  - Развалили памятник на главной площади, у ратуши... - как-то слишком уж спокойно ответил парень.
  - Чего?!! - о более умных словах в тот момент я попросту забыла. - Так это твоя работа??
  - Его... - ткнул пальцем в сторону дракона Стирх. Дракон обижено фыркнул. - Вы что, видели?
  - Имела удовольствие... Слегка заблудилась, на площадь вышла. И чем это он, хвостом?
  - Ну, - подтвердил смущенный паренек.
  - Так... а ну-ка, давай по порядку . Чего вас среди ночи - вы же сразу потом за мной пришли, так? - чего вас среди ночи на площадь понесло? Вам что, за городом места мало?
  Стирх покаянно вздохнул и начал рассказывать.
  Оказывается, драконовожатому показалось, что питомец его на ферме дядьки Якоба начал тосковать. А поскольку Стирх чувствовал себя виноватым - а как же, ушел на целый вечер, бросил бедную зверушку! - то решил устроить для дракоши небольшую прогулку.
  Я не стала вникать, как моему другу удалось незамеченным провести дракона в город и как узкие улочки предместья остались без видимых следов разрушения. Гуляя, добрались они до площади у ратуши - той самой, где несколькими часами ранее танцевали горожане и я вместе с ними. Дракону явно понравилась широкая площадь, украшенная праздничными гирляндами. Потом Стирх начал рассказывать своему питомцу, как здорово танцевала я вместе со смуглым незнакомцем, даже показывать начал. (Тут я ему пальцем погрозила: мол, смотри какой, со мной танцевать отказался, отговорился неумением, а перед драконом распрыгался!) И тут дракону вожжа под хвост попала: начал наш ящер танцевать. Я лично этого не видела, но могу себе представить. Грандиозное, должно быть, зрелище! И всё бы ничего: мостовая перед ратушей на совесть сработана, выдержала бы хоть десяток танцующих драконов. Но на беду протанцевала наша зверушка слишком близко к ратуше, неловко повернулась, хвостиком махнула и... в общем, мраморная статуя одного из отцов-основателей города напрочь лишилась головы и товарного вида...
  К счастью, топота и грохота никто не услышал, на месте с поличным - или похвостным? - никто не задержал. Но Стирх решил, что ему вместе с драконом надо исчезнуть как можно скорее: а вдруг у кого-то бессонница и он засек моих спутников, но вот выйти к ним побоялся? Может, его опасения и не лишены здравого смысла, но мне лично кажется, что дружок мой преувеличивает. Впрочем, береженного, как говорится, Светлые Боги берегут.
  В путь мы отправились, не дожидаясь рассвета. Стирх решил не проходить через город, а обойти его. Шагали мы резво. Мой друг опасался погони и мести разгневанных горожан. Дракон, который чувствовал себя виноватым, не рыскал по обочинам, а целеустремленно трусил впереди. Я даже пожалела, что телеги у нас больше нет - мы могли бы двигаться намного быстрее и дракон бы в таком случае не бросал бы на нас через плечо укоризненные взгляды: мол, поторопитесь, вы, дети черепахи!
  К рассвету мы оставили позади город и вышли на продолжение Западного тракта. Вскоре, сверяясь с картой, Стирх сказал, что на следующей развилке нам нужно будет сворачивать в степь. Ну что ж, в степь так в степь, с картой не поспоришь.
  
  Солнце уже поднялось над горизонтом, и развилка давно была пройдена. А мы все шли и шли. Теперь между нами и новым местом жительства дракона не было ни леса, ни даже самого маленького хуторка. Перед нами расстилалась степь - широкая и гладкая, как стол. Я даже успокоилась. Кажется, больше ни в какую передрягу попасть мы уже не успеем...
  Однако, как оказалось, успокоилась я слишком рано.
  Впереди вдруг показались клубы пыли, а потом... Какая-то бурая волна катилась нам навстречу. Не знаю, как мои спутники, а мне стало жутковато. Да и Стирх, кажется, растерялся. Что касается дракона, то он, похоже, понял больше, чем мы. Зверь принюхался, и на морде его отразилось та-акое отвращение... Вот уж не думала, что этот ящер-переросток способен на столь сильные чувства.
  Бурая волна подкатилась немного ближе, и я смогла понять, что именно это было. Множество мелких животных размером с хорошую мышь мчались степью
  - Полевые тушканы... - с благоговейным ужасом выдохнул Стирх.
  Я удивленно глянула на парня. Тушканы? Такие маленькие симпатичные пушистики? Их часто держат дома. У нас в монастырской библиотеке тоже однажды держали такого зверька!
  Я открыла рот и хотела было высказать Стирху всё, что думаю по поводу его интеллекта, - на правах старшей, но парень, глянув исподлобья, опередил меня:
  - Госпожа Рута, не думайте, я не рехнулся, - скороговоркой забормотал он, - вы в степи не жили, вот и не знаете... Это когда тушканов немного, они мягкие и пушистые. А когда они жительство меняют, в стаи сбиваются и за королевой своей прут, с их пути даже хищники сворачивают...
  Я прикусила язык. А бурая волна неотвратимо приближалась. И становилось ясно, что деваться нам некуда: сметут, собьют с ног и затопчут. Как мне сразу домой захотелось...
  А Стирх расставил пошире ноги, стараясь покрепче упереться в землю. Он, кажется, на что-то еще надеется? Что касается меня, то когда я представила, как сотни маленьких лапок с острыми коготками будут топтаться по мне... Бр-р! Ну, вы меня понимаете? По-моему, лучше сразу литр касторки выпить.
  Ма-ма-а! Они все ближе!! Сти-и-и-и-ирх!!!
  От собственного визга заложило уши. Даже видавший виды драконовожатый вздрогнул и глубже вобрал голову в плечи.
  И вдруг... Какая-то темная масса мелькнула над нашими головами, обдав нас ветром и, мягко говоря, не совсем приятным запахом, и между нами и надвигающейся волной полевых тушканов опустился дракон. Он грозно зарычал и дохнул огнем. И туча грызунов, словно только и ждала этого, как по команде, разделилась на два рукава, обогнула нас с обеих сторон на приличном расстоянии и снова слилась за нашими спинами в сплошной поток...
  Дракон стоял, нервно подергивая кончиком хвоста и время от времени издавая протяжное рычание, вразумляя особо ретивых грызунов. Как же я любила нашего ящера в ту минуту!
  Тушканы прокатились мимо и отправились по своим тушканьим делам, а мы облегченно перевели дух и продолжили путь к Синему замку. Благо, до него оставалось каких-то полдня пути...
  
  Вечерело, когда над невысоким лесом показалась, наконец, громада Синего замка. Стирх непроизвольно замедлил шаг. Да и у дракона тоже задние лапы за передние стали цепляться. Я понимала эту парочку. Они столько времени были неразлучны. Что уж тут скажешь...
  Из-за куста шиповника (роскошный, кстати, куст; эх, жаль, рано еще ягоды собирать, а то б я своего ни за что не упустила!) неожиданно раздался приглушенный вопль, и на тропинку выкатился взъерошенный паренек чуть постарше Стирха.
  - Во повезло, во повезло! - повторял он, приплясывая от нетерпения. Мы вас уже третьи сутки выглядываем. Его светлость отрядил нас встречать дракона и обещал тому, кто первый его увидит, десять золотых монет! Это ж даже жениться можно будет! Такая прорва деньжищ! Теперь меня мельник взашей не прогонит, я теперь сам богатей! У, ты, морда! - и паренек похлопал дракона по блестящему боку. Ящер фыркнул и отшатнулся. Притом так глянул на незнакомца, будто хотел одним взглядом его верст на пять отбросить.
  А тот, обрадованный привалившим на его долю счастьем, не замечал ни моего хмурого вида, ни готового разреветься Стирха, ни усиливающегося с каждым шагом недовольства дракона. Парень всё тарахтел, тарахтел, вприпрыжку двигаясь по тропинке, а наша троица молча плелась за ним следом...
  - Во, и когда справляться с этой оравой стало совсем невмоготу, хозяин и вспомнил про вашего дракона. Мол, с разбушевавшимися тушканами только дракон и справится.
  - Чего? - Стирх будто на стенку налетел.
  - А чё? Я ж уже сто раз говорил, что наш граф боевых тушканов выращивает, они у него почитай каждый год бои выигрывают.
  - Тушканы? - я сделала невинное глупое личико. - Это такие маленькие, буренькие и с хвостиками? Вы что, с такими лапочками без помощи дракона управиться не можете?
  - Э, поглядел бы я на тебя, госпожа, окажись ты в загоне среди этих "лапочек"! Это ж не полевки какие, это боевые звери с кролика размером. Зубищами держак лопаты в момент перегрызут! Во, гляди, - и он закатал рукав рубахи, демонстрируя старые и относительно свежие шрамы. - Мне еще везет, а дядька мой так и вовсе без пальца остался.
  - Так, значит, дракон поможет вашему графу тушканов в узде держать? - Стирх ногой столкнул с тропинки булыжник.
  - Ага. Дракон - почитай, единственный зверь, которого эти твари боятся. Дядька рассказывал, что пока от старого графа дракон не убег, так и проблем никаких не было. А сейчас... - и парень обреченно махнул рукой.
  Дракон внимательно выслушивал тирады паренька, а в глазах нашего ящера вспыхивали недобрые огоньки. Я не я буду, если Стирхов красавец чего-то не придумал! Нет, я поклясться готова, что в этой черепушке больше мозгов, чем он хочет показать!
  Однако разговоры разговорами, а ворота Синего замка - уже перед нами. И прямо в широко распахнутых воротах стоит, похлопывая по сапогам хлыстом, коренастый черноусый тип. Мне было достаточно мельком глянуть на Стирха, чтобы понять: именно этот надменный человек - причина нашего путешествия. А где-то там, за воротами, ожидает его новый хозяин. Не завидую я нашей зверушке...
  - Управляющий... - прошептал наш провожатый, а потом подбежал к черноусому, поклонился и что-то зашептал, показывая в нашу сторону. Графский управляющий кивнул и, повернувшись на каблуках, прошествовал во двор, бросив на ходу:
  - К вольеру его. Живо! Граф уже ждет!
  И я как-то сразу поняла, что имеет в виду черноусый явно не Стирха.
  Мы прошли в ворота. Двор... ну очень просторный. Весь монастырь, в котором я росла, можно было бы разместить в этом дворе, вместе со всеми службами. Нас сразу препроводили за конюшни, где, как я уже поняла, размещались вольеры тушканов. Возле вольеров в окружении небольшой свиты стоял граф. Впервые я увидела его со спины. Что-то мне в этой спине показалось знакомым. Ну, не в спине... в фигуре, наверное. Заслышав тяжелую поступь дракона (ха!.. не глухой же он - такого топота не услышать!), граф обернулся и посмотрел в нашу сторону. Тут пришла моя очередь налететь на невидимую стену. Вот уж кого не ожидала увидеть! Прямо передо мной стоял так памятный мне синеглазый незнакомец - мой партнер по самому необычному танцу в моей жизни! Подумать только! Видно, права была говорунья Ганка: староградский танец может смешать всё и всех. Разве ж я, скромная аптекарша, могла претендовать на внимание столь знатного вельможи!
  Граф внимательно оглядел нашу компанию и встретился взглядом со мной. Готова поклясться: в его глазах мелькнуло узнавание. Удивился ли он, не знаю: самообладанию его даже скала позавидует.
  - Поклонитесь его сиятельству... - прошипел управляющий. Я, запоздало вспомнив о правилах вежливости и о своих крепко позабытых манерах, сделала книксен. Может, стоило отвесить глубокий поклон? Стирх просто глянул исподлобья на его сиятельство и отвернулся. Хитрюга сделал вид, что ему необходимо срочно отчистить с чешуи дракона приклеившиеся листочки.
  - Добрый вечер, господа, - обратился к нам граф, - все формальности - потом, а сейчас... - и он жестом указал в сторону вольера.
  Я поняла, что хозяин Синего замка решил сразу же испытать в деле свое приобретение. Зря он это затеял... Но обо всем - по порядку.
  Когда граф, его слуги, а следом за ними и мы с драконом подошли к вольеру с боевыми тушканами, я поняла, что встреченные нами в степи грызуны отличаются от этих зверюг так же сильно, как пони-первогодок - от битюга-водовоза. Да, если бы волной на нас поперли ЭТИ, испугом бы мы не отделались...
  Дракон, потоптавшись, побрел к вольеру. Окрик графского управляющего заставил зверя потупить голову. Дракон увидел боевых тушканов, моментально остановился, резко развернулся на месте, разбросав хвостом в разные стороны неосторожно подвернувшихся слуг, истошно завопил и... прыгнул на руки Стирху. Точнее, хотел прыгнуть, но тяжело плюхнулся на песок, подмяв под себя воспитателя и продолжая вопить...
  
  Можно, я не буду рассказывать о том, что было дальше? О том, как я пыталась успокоить орущего благим матом дракона... О том, как выковыривала из-под внушительной драконьей туши Стирха, который вопил лишь немногим тише дракона... О том, как презрительно отвернулся от нас граф... Нет, он ни слова не сказал, но посмотрел на нас так, что мне захотелось провалиться сквозь землю. Зато много чего наслушались мы от графского управляющего, который собственноручно выпихнул нас за ворота. Тяжелые створки с грохотом захлопнулись, похоронив за собою надежды на отдых, горячий ужин и ночлег в более-менее человеческих условиях.
  Всё, на что нас хватило - так это вернуться к тому месту, где встретил нас незадачливый провожатый. Да, монеты ему теперь вряд ли достанутся.
  Стирх и я обессилено опустились на траву. Дракон повалился рядом с нами. Я случайно поймала его взгляд и застыла, будто василиска увидела: в глазах нашего чудовища плескалось такое торжество!.. Светлые Боги, да он же специально разыграл спектакль в Синем замке! А Стирх был совершенно счастлив, не смотря на усталость, хотя тоже догадался о причинах внезапного испуга дракона. Догадался и был ему очень благодарен...
Оценка: 5.84*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"