Покровский Дмитрий Викторович: другие произведения.

Ардамиров цвет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Основано на реальных событиях
  
  1.
  Тринадцать лет назад
  
  Эта ночь выдалась на удивление тихой. Низкие, осевшие домики стояли в ряд и наблюдали, как по сельским улочкам прогуливалась безмятежность. И лишь глухой продолжительный стук в дверь грозился спугнуть это сонное блаженство.
  У одного из покосившихся домов стоял высокий рослый мужчина, с ног до головы укрытый огромным серым плащом. Несмотря на зной и духоту (дело шло к грозе) его колотила дрожь. Дом, во дворе которого он находился, ничем не выделялся среди других, разве что нелепыми деревянными наличниками у окон, имевшими вид полумесяца. Незнакомец продолжал нарушать ночной покой, отчего в соседних избушках постепенно стали зажигаться огни.
  - Да что она, провалилась там, что ли?
  Спустя некоторое время, в окне, выходящем прямо на крыльцо, раздался треск - на подоконник из темноты дома взмыл упитанный черный кот. Его лоснящаяся шерсть играла в бликах лунного света, а глаза неестественно светились в ночи. Он с животным любопытством уставился на гостя. И вдруг случилось странное: кот заговорил.
  - Продмир? Так-так. Что же привело вас в столь поздний час?
  Мужчина, которого звали Продмир, явно не удивился говорящему коту и лишь демонстративно скривил презрительную улыбку:
  - Все еще прислуживаешь ей, Василус? Мне казалось, тебя никогда не впечатляла работа домового.
  - Видимо, у нас с Вами разные взгляды на то, что означает прислуживаться, - тихо проворчал кот, разгоняя своим хвостом скопившуюся пыль на окне. - Так что же привело Вас сюда, Продмир Громов?
  - Я хочу поговорить с твоей хозяйкой, Василус!
  - Сейчас? - кот удивленно уставился на визитера. - По-моему, для подобных визитов есть куда более подходящее время.
  Продмир почувствовал, как в нем просыпается ярость:
  - Если мне надо с кем-то поговорить, я не стану выбирать время и место. Мне необходимо видеть Марихармэ. Сейчас!
  - И какова тема разговора?
  - Это тебя не касается! Я буду вести его с ней только с глазу на глаз.
  - В этом доме их куда больше, чем вы можете себе представить, Продмир, - спокойно произнес кот. Видно было, что ему очень нравится любоваться своим хвостом, который игриво метался из стороны в сторону. - А что касается моей хозяйки, то, кажется, она ясно выразила свое нежелание лицезреть вашу персону в своем доме.
  Продмир бешено ударил кулаком в дверь:
  - Плевать! Открывай, блохастая тварь, иначе я открою ее сам!
  - Что ж, в таком случае, вы рискуете встретить достойное сопротивление. Хотя, конечно, я не стал бы этого делать, из-за уважения к вашей матери.
  Кот мечтательно уставился на серебрившуюся в ночных звездах паутину, зажатую среди оконных рам.
  Продмир пылал яростью: никто не смеет ему угрожать! Никто! Тем более какой-то кот. Его лицо отображало безумие - вот-вот и он расправится с дерзким животным. Тем более, что для этого ему не потребуется серьезных усилий.
  - Ты мне угрожаешь, Василус? Смеешь бросать мне вызов?
  - Мне прекрасно известно о ваших способностях, Продмир, - все также спокойно произнес кот. Кажется, его совершенно не интересовал разговор с гостем. Серебристая паутина была настолько обворожительной и притягательной, что на мгновение он невольно поддался своим кошачьим инстинктам. - Ровно также, как мне известно о многих ваших преступлениях, совершенных в Ишгуде и за его пределами. Но вы ошиблись: жители Сияния никогда не признают ваше господство, а убийства лишь усугубят положение!
  У Продмира был вид, как будто его кто-то ударил по голове.
  - Ты меня учить вздумал, блохастый мерзавец? - прошептал он, ощущая, как возвращается дар речи. - А, может, еще не осознал, кто перед тобой стоит?
  Мужчина в плаще резко осекся и заозирался по сторонам, изучая появляющиеся один за другим фигуры в окнах соседских домов.
  - Кто передо мной? - фыркнул Василус, вытягивая спину в дугу. - Передо мной все тот же мальчишка! Капризный и глупый!
  Кот неестественно для животного вздохнул, и его силуэт мгновенно исчез, словно и не было его никогда. В двери послышался щелчок, и она распахнулась.
  Продмир, не медля, вошел в дом. Прямо с порога он почувствовал аромат домашних пирогов и чего-то еще, непонятного, но до боли знакомого. В доме было просторно и уютно. На стене покачивали маятником огромные часы, 'подпевая' дотлевающим лучинам в печной горниле.
  Он стоял в прихожей, словно боялся проходить дальше. Прошло немного времени, когда он услышал позади себя недовольный сонный голос:
  - Что ты забыл в моем доме?
  Продмир обернулся - на него смотрела седовласая пожилая дама, наспех накинувшая на себя серебристый халат. Несмотря на почтенный возраст, вид у ней был весьма внушительный: могущественный, говорящий о невероятной силе, хранящейся в ее стареющем теле. Рядом с ней на полу сидел черный кот и усердно вылизывал хвост.
  - До тебя не так легко добраться, Марихармэ, - усмехнулся Продмир. - Или как тебя здесь величают? Евдокия, кажется? - он громко рассмеялся, в глазах блеснуло безумство. - Все еще пресмыкаешься среди простых никчемных людишек? Какая низость для Хранителя башни Великих!
  Продмир демонстративно плюнул под ноги пожилой женщине. Однако, та не обратила на этот жест ни малейшего внимания.
  - Ты не ответил. Зачем ты пришел сюда?
  - Хотел поговорить. Я, знаешь ли, раскаялся! То, что произошло с Эсирией - я не хотел этого. Не думал, что выйдет именно так. Ты же знаешь, что я любил ее и до сих пор не могу без нее жить. Она мне нужна, особенно сейчас, когда у меня родился сын.
  Продмир говорил холодно и расчетливо, не сводя надменного взгляда со старухи. Ни одна частичка эмоций не проскользнула в его величественном, властном голосе. Но Евдокия сохраняла невозмутимость, заставляя мужчину волноваться.
  - К чему мне твои раскаяния? - она удивленно посмотрела на него. - Поверь, они для меня ничего не значат. Ты сам сделал свой выбор. В тот самый вечер, когда решил пойти на убийство. Тебя даже не остановило то, что она носила под сердцем твоего наследника. Вот уж действительно: яблоня от яблони - как и твой мерзавец отец! Власть и ничего кроме власти! О да, он мог бы сейчас тобой гордиться. Но мне нет желания выслушивать твои умело придуманные истории, Продмир. Зачем ты хочешь вернуть ребенка?
  Мужчина в капюшоне и плаще на мгновение замялся, стараясь подыскать нужные слова.
  - Он... Ты же знаешь, что он мой сын.
  - Сын? - Евдокия усмехнулась. - Почему ты решил, что это именно мальчик?
  - Конечно же, это мальчик! - воскликнул Продмир. - Я лично сотворил Заклятие перемещения - да-да, именно то, о котором ты так много твердила, что его невозможно создать. Но у меня получилось! Я сотворил его! - Глаза мужчины ликующе сверкнули. - Теперь никто - слышишь, никто не сможет упрекнуть меня в том, что я оставил своего ребенка ни с чем! В отличие от некоторых, я дал сыну часть себя, частичку своего могущества. Он - полноправный наследник моей власти!
  - Или наследница, - вскользь бросила Евдокия. - Как ты вообще смеешь говорить о своих правах на власть? У тебя их нет и никогда не было.
  - Мой отец...
  - Твой отец не мог предугадать даже собственную кончину.
  - Я вижу твою ложь, старуха! - гнев Продмира снова вырвался наружу. - Ты прекрасно знаешь, что значит для меня этот мальчик. Я не пожалею даже тех людишек, что живут с тобой по-соседству. Я буду убивать до тех пор, пока ты не отдашь мне моего сына. Где он? В какой из комнат ты его прячешь?
   - Все ответы следует искать в собственной недальновидности, - тихо произнесла Евдокия, с любопытством наблюдая, как быстро меняются настроения незваного гостя.
  - Твои слова уже ничего не значат, старая ведьма! - Продмир бешено оскалил зубы. - Ничего! Сейчас я - и только я - являюсь законным обладателем Титула!
  - Его еще надо заслужить, - ответила хозяйка дома. - Никто из наших не преклонит перед тобой свою голову. Жизнь не признает слабости - запомни это, Громов! - Она немного помолчала, после чего добавила: - Что же, если это все, что ты хотел мне сказать, думаю, нам больше не о чем разговаривать.
  Продмир с вызовом посмотрел на старуху:
  - Мне нужен сын! Верни его - гарантирую тебе жизнь.
  Евдокия словно пропустила мимо ушей угрозу и лишь добродушно улыбнулась в ответ. Тот испуганно отпрянул назад, словно увидел нечто ужасное.
  - Твой ребенок в безопасности, - произнесла она. - Придет время, и он сам решит свою, а заодно и твою судьбу. Я не отдам его тебе, если ты именно это хотел от меня услышать. Вряд ли можно было надеяться, что я верну младенца, зная, каким образом ты поступил с его матерью.
  Продмир ничего не ответил и, спустя мгновение замешательства, яростно затопал обратно к входной двери. Едва он коснулся дверной ручки, остановился - его губы неожиданно для него самого прошептали:
  - Я давно хотел тебя спросить.
  Продмир все еще стоял спиной к Евдокии. Его голос теперь был тихим, удивительно мирным и спокойным:
  - Я действительно раскаялся в том, что произошло. Ты же видишь, что я сошел с ума, разыскивая лекарство от боли, которая убивает меня ежесекундно. Я прошел тысячи дорог, убивая других, чтобы утешить свое страдание. Но боль сильнее. С каждым мгновением она источает свой яд в мою душу, и я не знаю, насколько долго смогу сдерживать неминуемое. Я устал. Скажи мне, прошу тебя, скажи мне, Марихармэ, есть ли мне прощение в твоем сердце?
  Старуха, все это время смотрящая на широкую спину гостя, пугающе покачнулась.
  - Раскаяние - это лишь первый шаг к познанию истины, - сильно дрожащим голосом произнесла она. - Когда мы делаем выбор своего пути, вершится Великая Магия, которая не подвластна ни одному из нас. Однажды ты сделал свой выбор, Продмир. И тебе самому искать жемчужины истины в океане своего затмения.
  - Опять только слова! - голос Продмира в одно мгновение снова стал безумным. Вот-вот, и мужчина бросится на пожилую женщину. Но он промедлил, после чего взялся за ручку двери и исчез в сумраке сельской ночи.
  - Он ушел, хозяйка, - отрапортовал кот, уже сидевший на подоконнике и наблюдавший, как скрывается за калиткой фигура незваного гостя. В это же мгновение в прихожей раздался сильный грохот: пожилая женщина в слезах упала на колени. Еще никогда в жизни ей не было так больно.
  В течение последующих тринадцати лет никто больше не встречал здесь Продмира Громова - жизнь на селе шла привычным руслом.
  
  2.
  Безбилетники
  
  - Ненавижу!
  Пустая банка из-под колы с грохотом взмыла в воздух и вновь рухнула под ноги расстроенной девочке. Алиса молча шагала по парку, перебирая в голове разумные объяснения происходящему. Даже факт начала летних каникул и прекрасная солнечная погода вряд ли могли отвлечь ее от тягостных раздумий.
  Сейчас она была совершенно не похожа на обычную тринадцатилетнюю школьницу: ее раскидистые, едва касающиеся плеч темно-русые волосы странным образом переплелись на ветру, мило вздернутый нос напоминал огромную сливу, а с невзрачного джемпера и джинсов стекали капли воды. Портфель, небрежно закинутый на плечо, съехал вниз и демонстрировал прохожим вымокшие тетради и учебники. Что ни говори, а шутка одноклассников удалась на славу. Да и кого из окружающих не повеселила бы недотепа Громова, зигзагами удирающая от летящих в нее водяных 'бомб'?!
  Но не это сейчас беспокоило Алису больше всего - уж что-что, а к подобному обращению она уже давно привыкла. Еще с первого класса за ней закрепилась репутация чудачки, с которой все время приключались какие-то странные и загадочные вещи. Возможно, именно поэтому у нее в школе не было настоящих друзей. Даже первоклашки старались избегать с ней общения, боясь, что она способна притягивать к себе неприятности.
  Алиса и сама ловила себя на мысли, что все странности, происходящие с ней, случаются не просто так. Взять, хотя бы, ее неуклюжесть, с рождения доставляющую ей массу проблем, а окружающим - повод для шутки.
  О, как же ей хотелось хоть на один денек стать простой, ничем не приметной девчонкой! От этого в душе становилось тяжело и больно. Однако сегодня по масштабу странностей она, похоже, превзошла саму себя.
  Последний день учебного года начался с объявления результатов экзаменов, на которых Алиса Громова единственная смогла набрать высокие балы. Разумеется, это совершенно не понравилось остальным ребятам в классе. И они не упустили возможности изрядно поиздеваться над ней, обзывая ботаником и выскочкой. Но это было еще полбеды.
  Когда в перерыве между уроками Алиса спешила в школьную библиотеку, стараясь одновременно исчезнуть с глаз одноклассников, она едва не споткнулась об упитанного черного кота. Тот мчался через переполненный учениками коридор в сторону директорского кабинета. Заметив девочку, он на долю секунды оглянулся, после чего еще быстрее рванул к своей цели. Позабыв обо всем на свете, Алиса поспешила за странным животным.
  Откуда же взялся кот? 'Наверное, малышня принесла', - твердо решила она. А что будет, если его заметят учителя? Ох, и достанется кому-то!
  Тем временем, кот преодолел учительскую и уже приближался к кабинету директора. Несмотря на свой маленький рост, ему с удивительной легкостью покорилась запертая дверь. Девочке почудилось, будто бы она сама по себе распахнулась перед животным. Не раздумывая ни секунды, зверь мгновенно проскользнул внутрь.
  Где-то рядом раздался оглушительный механический звон - сигнал на урок. Ребячий гул в коридоре изрядно стих. Вот только опоздание на занятие сейчас для Алисы было совершенно не важно, особенно когда она стояла буквально в двух шагах от раскрытия тайны. Она осторожно подошла к кабинету директора школы, и уже хотела было прикоснуться к дверной ручке, как та больно обожгла ей ладонь.
  Из-за всех щелей кабинета повалил едкий дым, дверь распахнулась, и в холл ворвались языки пламени. Алиса вскрикнула и отпрыгнула в сторону, едва различая обеспокоенные возгласы учителей. В этот же момент из пылающего помещения вывалилась грузная фигура директора - пожилого седовласого мужчины в летнем пиджачке и пенсне на носу. Он задыхался от едкого дыма, краешки его одежды тлели в огненных язвах, а лицо выражало неподдельный ужас.
  Выбравшись из горящего помещения, он, закашлявшись, бросил испуганный взгляд на Алису, словно хотел ее что-то сказать, но тут же без сил упал на кафельный пол. Девочка поспешила ему на помощь, но в тот же миг ее кто-то оттащил назад.
  - Что ты делаешь, Громова? А ну, немедленно отойди от директора! Не прикасайся к нему, негодница!
  Крик учителей пронесся по всей школе. Алиса с трудом могла разобрать что же происходит вокруг. Она была настолько напугана и одновременно удивлена, что стояла неподвижно среди кучки суетящихся вокруг директора учителей и переводила свой взгляд то на пострадавшего, то на его горящий кабинет.
  - Вызовите 'пожарную', кто-нибудь! Эвакуируйте детей из школы!
  Учителя заботливо кружились возле своего начальника, и тот вскоре пришел в сознание.
  В это же мгновение огонь в кабинете исчез, словно кто-то отменил его при помощи выключателя. Удивительно, но ничего из мебели, стоящей внутри, даже не пострадало.
  - Как вы себя чувствуете, Василий Иванович? Кто это сделал?
  Но директор, вероятно, очень сильно надышался дыма и копоти, поэтому смог произнести лишь только два едва различимых слова: 'Алиса' и 'Громова'.
  Одна из рядом стоящих педагогов резко схватила девочку за руку, словно та пыталась удрать от нее:
  - Это ты сделала, негодяйка? Признавайся!
  - Нет, это не я, честно, - пролепетала Алиса. - Я просто шла мимо, а тут появился кот...
  - Какая глупость, моя дорогая! Могла бы придумать что-нибудь более правдоподобное! Что ты вообще здесь забыла?
  - Да нет, я просто шла мимо, а тут кот...
  Учительница математики громко хмыкнула и повернулась к своей коллеге:
  - Похоже, пора лишать старуху опекунства. Она совершенно не следит за девочкой. Лучше бы и не забирала ее из детдома - у нас и без нее хватает отбросов.
  Учительница демонстративно задрала нос и зашагала прочь.
  Алиса не знала, как поступить в такой ситуации. Она понимала, что дела ее плохи. Но что могло быть хуже того презрения и жестокости, с которыми ей сулило познакомиться чуть позже?
  Известие о произошедшем быстро разнеслось по школе. Для особо отъявленных, это стало очередным поводом поиздеваться над девочкой. А уж шутки их были далеко не безобидными.
  ...Шум автомобильной трассы заставил Алису отвлечься от печальных мыслей. Парк, по которому она шла, давно закончился, уступив место городским пейзажам.
  Алексинск был одним из немногих провинциальных городков, в которых уже чувствовались черты современности. И все же это было местечко, в котором жизнь, несмотря на появление всевозможных рекламных щитов, видео мониторов и неоновых россыпей, еще не была загублена влиянием мегаполиса.
  Небольшая покосившаяся металлическая коробка автобусной остановки, неподалеку от парка, уже полнилась десятками нервных людей, поджидающих транспорта. Майское солнце беспощадно поливало прохожих потом - после обеда июньский зной разошелся не на шутку. Эх, сейчас бы холодненького кваску или мороженного...
  Алиса спешила затеряться в толпе - хоть здесь на нее вряд ли обратят насмешливые взгляды. Честно говоря, оставаться незаметным здесь было совсем непросто. Взять, хотя бы вон того толстого лысого мужичка, что стоял у края остановки. Он задумчиво вглядывался в проезжающие мимо автомобили, время от времени смахивая проступающую на лысине испарину. Его клетчатая рубашка была слегка измята, из-под нее, одолев в неравной битве пару пуговиц, выглядывал огромный, просто гигантский живот.
  - Сынок!
  Где-то рядом послышался скрипящий голос. Мужчина с неохотой обернулся: прямо на него уставились две старухи, хихикая и улыбаясь во все лицо. Одна из них лукаво подмигивала и показывала на выпирающее из его рубашки пузо.
  - Кого ждем, сынок?
  - Автобус, - с неохотой пробурчал мужчина, не сводя глаз с проезжающих мимо маршруток.
  - Автобус? - изумленно повторила старуха, оценивающе оглядывая его выпирающее брюхо. - Что ж, тогда это все объясняет.
  Старушки снова захихикали. В этот момент на горизонте показались очертания видавшего виды 'ПАЗика', который кряхтя и покачиваясь, медленно подкатил к остановке. Двери распахнулись, и толстый мужчина поспешил скорее войти в салон, поближе к пустующим задним сиденьям. Алиса также вошла внутрь, устроившись на сиденье у окна.
  В автобусе что-то крякнуло, звякнуло, и он не спеша двинулся дальше. На следующих остановках пассажиров набралось столько, что многие уже стояли в проходах, раскачиваясь на поручнях, словно на лианах. Алиса так сильно погрузилась в свои размышления, что едва не выскочила на ближайшей остановке, подумав, что, как обычно, села не на тот автобус.
  Это с ней случалось часто. По-рассеянности она могла уехать совершенно в другую сторону от дома. В такие минуты она отдавала себя сокровенным мыслям, которые уводили ее в далекую страну фантазий, где обитали волшебные феи, драконы, мужественные принцы, а сама она была королевой этой удивительной страны. Разумеется, она не рассказывала об этом никому, даже своей бабушке - единственному человеку во всем мире, которого она просто обожала.
  В этот раз Алиса снова замечталась, едва не выбежав из автобуса раньше времени. Возможно, сделав бы это, она огородила себя от последующих неприятностей, но тащиться по лютой жаре за черту города с десяток остановок - занятие невыносимое. А тут еще тучи, как на зло, - не иначе, быть дождю. Так что же, вымокнуть второй раз за день? Ну уж нет!
  - Молодой человек! Молодой человек, вообще-то я к Вам обращаюсь!
  Алиса мгновенно опомнилась и обернулась: напротив сидевшего на заднем сиденье Толстяка возвышалась не менее полная женщина - кондуктор.
  - Так вы будете оплачивать проезд или нет? - возмущалась она.
  - Я вам еще раз говорю, что за меня заплатит мой друг. Он подсядет с минуты на минуту.
  - Вы меня что, за дурочку принимаете? - грохотал на весь салон голос контролера. - Платите за проезд или я вас высажу!
  - А вот и мой друг, - отозвался Толстяк, замечая в окне стоящего у обочины высокого мужчину в странном плаще.
  - Вообще-то мы здесь не останавливаем! - злорадно улыбнулась кондуктор, предвкушая расправу с безбилетником.
  - А ему это и не нужно, - загадочно хмыкнул Толстяк.
  Алиса неожиданно поняла, что в одно мгновение вокруг нее что-то изменилось: девочку обдал леденящий холод и какое-то очень странное, необъяснимое чувство опасности прокралось в душу. Она в ужасе вскрикнула: все пассажиры замерли на месте, да и сам автобус больше не двигался. В салоне царила пугающая тишина. Казалось, весь мир остановился в одночасье - за окном все прохожие замерли в затейливых позах и даже капли начавшегося дождя остановились на полпути к земле.
  Позади послышался хохот. Неужели кто-то еще, кроме Алисы, не превратился в подобие восковой фигуры?
  И ведь действительно: Толстяк, громко смеясь, быстро спрятал за пояс какую-то штуковину, похожую на рогатку, отшвырнул от себя застывшую фигуру кондуктора и весело зашагал к двери автобуса, не обращая внимания на испуганную девочку. Вскоре дверь распахнулась, и в салон вошел мужчина, одетый явно не по погоде.
  - Я нашел ее, Сулмедир! Точно такая, как он нам ее описал! - смакуя каждое слово, произнес Толстяк, приветствуя приятеля. Сулмедир, напротив, остался равнодушным к приветствиям и лишь уставился на испуганную школьницу.
  - Так ты и есть Симила? Дочь Продмира?
  Он расхохотался, разглядывая взъерошенные волосы Алисы, от чего ей стало не по себе. Она умудрилась сползти с сиденья и схватить свой мокрый портфель. Но сделав шаг назад, она наткнулась на застывшую фигуру одного из пассажиров и испуганно замерла на месте.
  - Куда это ты, дорогуша? - расхохотался Толстяк. - Твой папаша прямо-таки обыскался тебя! А ты, видите ли, катаешься на автобусах!
  - Я не знаю о чем Вы, - пропищала Алиса, продолжая пятиться в конец салона. - Меня зовут Алиса, и у меня нет отца.
  - Да ну? Тогда это меняет дело! - еще сильнее расхохотались двое.
  Они с силой схватили девочку и потащили через окаменелых людей - к выходу.
  - Нет! Нет! Нет! Отпустите! Я Алиса! Я Алиса Громова! Пожалуйста!
  Она пыталась вырваться или, хотя бы, ударить похитителей каблуком кроссовка, но у нее ничего не выходило. Когда же Сулмедир с Толстяком вытащили ее из автобуса, Алиса встретилась лицом к лицу с директором своей школы, который, по всей видимости, в тот момент переходил дорогу. Выглядел он весьма потрепанно, его фигура так и застыла в процессе ходьбы.
  - Что будем делать, Сулмедир? - спросил Толстяк.
  - Отправим ее к папаше, что же еще!
  Сулмедир злорадно засмеялся и достал из кармана своего начищенного до блеска плаща самый обыкновенный камень размером со спичечный коробок. Он подбросил его, но вместо того, чтобы упасть на землю, камень завис в воздухе и на нем возникли глаза и крошечный рот.
  - Что за дела? Где я? - произнес камень.
  - Заткнись, недотепа! Нам нужно попасть в Ишгуд. И только попробуй нам возразить!
  - Я чувствую великолепную магию вокруг! - дрожащим голосом проскрипел камень. - Зачем же Вам именно мои услуги, молодые люди?
  - Если не хочешь быть растертым в порошок, делай, что тебе говорят! - зарычал Толстяк.
  Камень тяжело вздохнул и тут же озарился ослепляющим светом. Это свечение стало быстро вырисовывать в воздухе огромную светящуюся дверь, за которой можно было отчетливо разглядеть стены и книжные полки. Алиса вскрикнула, попятилась в сторону и нечаянно задела рукой застывшую фигуру своего школьного директора. Та, не раздумывая, упала на землю и раскололась на несколько частей. Девочка снова вскрикнула от ужаса.
  В тоже мгновение ей показалось, что за угол пивного ларька мелькнул уже знакомый черный хвост. Полыхнула яркая вспышка, и двое злодеев мгновенно очутились на асфальте. Они были без сознания.
  
  3.
  Бульвар Юности
  
  Алиса застыла на месте - нет, не от волшебства, больше от страха. Она молча разглядывала сбитых с ног горе-похитителей, переводя взгляд то на расколотое тело школьного директора, то на остановившийся мир вокруг.
  Что ей делать? Куда бежать? А вдруг это просто сон? Нет, это не может быть правдой. Похоже, она снова задремала у окна.
  Алиса с трудом постаралась ущипнуть себя за руку, но тут же вскрикнула от боли.
  Светящаяся дверь в воздухе мгновенно исчезла, и теперь неподалеку от двух лежащих без сознания взрослых на Громову смотрел крохотный камень.
  - Простите за беспокойство, молодая сударыня, - просипел он. - Позвольте дать Вам совет.
  - Д-д-да, - нерешительно выдавила из себя Алиса. Такое поведение можно было понять: всю свою сознательную жизнь она мечтала быть самой обыкновенной, ничем не примечательной девочкой. Но как же, скажите на милость, ею стать, если прямо сейчас тебя рассматривает какой-то камень, разговаривает с тобой и дает советы?
  - На вашем месте (разумеется, если был бы таким же высоким и быстрым, как Вы) я поспешил скорее найти куда более безопасное укрытие, чем сад камней, - проскрипел он. - Появление портала могли заметить в Ишгуде. И если это так, то совсем скоро здесь появится не один десяток его Стражей.
  - Стражей? - непонимающе переспросила Алиса.
  - Именно, молодая госпожа! Или Наблюдателей, - осторожно протянул камень. - Вам нужно спешить! Но прежде, чем Вы это сделаете, возьмите с собой и меня. Уверен, что в вашем кармане найдется свободное местечко для старого Стоуна. Поверьте, я больше не могу терпеть те истязания и то зло, которые причиняют мне в проклятом замке.
  - Х-х-хорошо, - согласилась Алиса. Она не понимала, о чем говорит камень, но ей тоже очень хотелось, как можно скорее, отсюда уйти. Внезапно на нее снизошло осознание, что она может двигаться - страх сменило искреннее желание бежать. Алиса подошла к камню, осторожно подняла его и положила в карман своей куртки. Подобрав распластавшийся на асфальте портфель, она, что было сил, кинулась в сторону ближайшего переулка.
  - Куда нам бежать? - Алису все еще пугала картина бескрайних рядов застывших прохожих, а также так и норовящих удариться о лицо зависших дождевых капель.
  - Направляйтесь вперед, молодая госпожа, - донесся из кармана скрипучий голос камня по имени Стоун. - Если я не ошибаюсь, где-то поблизости должна быть одна из великих дорог фейри.
  - Каких дорог?
  - Фейри, - ответил Стоун. - Это древние существа, которые когда-то наполняли все земли Сияния. Неужели Вы о них не слышали?
  - Простите, но я не знаю о чем вы, - отозвалась Алиса, которая уже вприпрыжку бежала среди улиц застывшего города, то и дело оглядываясь по сторонам. - Мы же в Алексинске. Вы точно уверены, что говорите о нашем городе?
  - Я уверен в этом! - гордо заявил Стоун, чей голосок еле доносился из кармана. - Я бывал в ваших местах тысячу веков назад, когда Туман присутствовал на этой земле, и точно помню эту дорогу. Направо, пожалуйста.
  - Извините, - с нажимом произнесла запыхавшаяся Алиса. - Вы же не видите, куда я бегу.
  - А мне и не нужно! За те годы, что я провел в плену Ишгуда, я научился чувствовать силу Тумана за версту. Направо, да-да, сюда.
  Алиса послушно повернула туда, куда указал камень, и выбежала на бульвар Юности. Едва она сравнялась с витриной обувного магазина, как вдруг на голову посыпались капли дождя.
  Город ожил. Люди продолжили свой суетливый путь, а вдоль бордюров бульвара снова загудели автомобили. Казалось, случившееся никто не заметил.
  Алиса резко остановилась: оживший город казался ей чем-то даже более волшебным, чем говорящий камень у нее в кармане. Легкий ветерок, нежно ласкавший слипшиеся волосы, был подобен чуду.
  По правде, она не любила это место. Но всегда восхищалась его необычайной красотой. Так вышло, что очень многое в жизни Алисы было связано со здешними улочками. Даже сейчас, спустя семь лет, она отчетливо помнила тот день, когда решилась сбежать из детского дома. Первый глоток настоящей свободы и утреннего воздуха - это забыть очень сложно.
  - Нужно спешить, - не унимался сидевший в кармане Стоун. - Кто-то снял временную петлю. Возможно, за нами погоня!
  Алиса и сама понимала, что город ожил не сам по себе. А потому, нужно было поскорее найти ту самую таинственную дорогу, о которой говорил Стоун. Ей иногда казалось, что в бесконечной толпе прохожих она замечала фигуру Толстяка.
  Надо было спешить. Девочка безоговорочно доверяла говорящему камню - ведь он был волшебным, а значит, знал намного больше обо всем происходящем. Хотя, если уж совсем быть честным, Алиса с удовольствием согласилась бы и вовсе ничего о том не знать.
  Бульвар Юности находился в самом центре Алексинска и являлся главной достопримечательностью города. Здесь можно было встретить невиданной красоты скульптуры и фонтаны, а также фантастической высоты еловое дерево, которое под Новый год всегда обрастало яркими огоньками и праздничными игрушками.
  Город - каждый его уголок - был залит разноцветными красками лета. Даже несмотря на дождь, он был в полной готовности развлекать, заманивать и всячески искушать случайных прохожих. Он виртуозно расставлял свои сети, и люди с радостью попадались в них, предпочитая свежему воздуху душные салоны красоты и обложки модных журналов, а собственной жизни - чужие судьбы.
  - Нам налево, молодая госпожа, - не унимался скрипящий голосок из кармана. К счастью, его слышала только Алиса. Другие прохожие были слишком озабочены своими проблемами, что попросту не замечали ничего вокруг.
   Совсем скоро Алиса свернула за угол одного из торговых центров и остановилась. Убедившись, что за ней никто не наблюдает, она вытащила из кармана говорящий камень и подняла его на уровне своих глаз. У крошечного существа не было рук, чтобы удержаться на ладони у девочки, отчего он сразу заворчал, чтобы та его не уронила.
  - Проход здесь, - гордо заявил Стоун. - Я не могу ошибиться!
  - Но здесь же ничего нет! - расстроенным голосом произнесла Алиса. Она была уверена, что Стоун все же ошибся, и что ей придется искать другой путь, чтобы поскорее оказаться в безопасном месте. Однако сам камень не казался раздосадованным своим огрехом. Он внимательно всматривался в покосившиеся подъезды жилых домов и заставленный автомобилями двор.
  - Там! - наконец воскликнул камень. - Вон там!
  Алиса посмотрела на стихийную свалку мусора, образовавшуюся со временем у торца жилого дома, потом - на уверенное каменное лицо Стоуна. Поправив съехавший с плеча портфель, девочка медленно зашагала к помойке, держа одной рукой говорящий камень, а другой - зажимая нос от дикой вони.
  - Это здесь, - произнес Стоун. - Судя по запаху, здесь люди бывают редко.
  - Бодюсь, что и я долго бдесь не бробуду, - прогнусавила Алиса, изо всех сил сжимая пальцами переносицу. Ее глаза слезились, а сердце предчувствовало приближающуюся опасность. Краешком глаза она заметила двух мужчин, выбегающих позади нее из-за торгового центра. Да-да: это был Сулмедир и Толстяк, который издалека казался истинной горой жира.
  - Скорее, подбрось меня! - воинственно скомандовал Стоун.
  Алиса не стала долго размышлять и послушно подкинула камень в воздух. Как она и подозревала, Стоун не грохнулся на землю, а завис прямо перед ее лицом.
  - Вот они! - раздался холодный высокий голос позади них. - Там, у свалки!
  Сердце Алисы забилось очень быстро: она боялась оглянуться, но отчетливо слышала топот стремительно приближающихся ног. Девочка закрыла глаза, не представляя себе, что же ее ждет. Но чья-то рука сильно впилась в отворот ее летней куртки и быстро потянула вперед. Алисе на долю секунды почудилось, что она упала в воду: что-то мокрое, но невероятно теплое и приятное окутало ее тело.
  - Не открывай глаза! - раздался возле ее уха женский возглас. - Иди вперед, но смотри, не открывай глаза. Это самое главное. Договорились?
  Алиса, молча, кивнула. Она больше не слышала ни преследовавших ее людей, ни шума автомобильной дороги. Ей казалось, что те двое снова применили какое-то волшебство, и теперь время в городе в очередной раз замерло по их приказу.
  Но это было не так. Алиса медленно шагала вперед, опасаясь оступиться и открыть глаза. Она словно плыла по воде куда-то вдаль, наслаждаясь каждым своим шагом.
  Голоса Стоуна нигде не было слышно. Наверное, он вновь попал в руки бандитов, - думалось Алисе. То, что она оставила несчастный камень на расправу негодяям, вовсе не вселяло в нее радости.
  Тем не менее, девочка была не одна. Алиса чувствовала, как рядом с ней кто-то идет. Она уже была готова смириться с существованием сверхъестественного, лишь бы только проснуться завтрашним утром и понять, что все это был лишь страшный и нелепый сон.
  - Постойте! - остановилась девочка и, не открывая глаз, обратилась к идущему рядом. - Куда я иду?
  - Действительно, куда? - спросил женский голос.
  - Я думала, что Вы меня проводите куда нужно, - растерялась Алиса.
  - А куда тебе нужно? - снова спросил голос.
  Алиса задумалась. На самом деле ей некуда было пойти, кроме как в ставший родным дом.
  - К бабушке.
  - Что ж, хорошо, - прозвучал женский голос. - Тогда смело шагай вперед. Когда почувствуешь дуновение ветра, можешь открыть глаза. Но только тогда, договорились?
  Алиса кивнула и продолжила идти с закрытыми глазами, улавливая вдалеке удивительное журчание воды и пение каких-то невероятных птиц.
  - А что это за место? - спросила Алиса. Она до сих пор не могла понять, откуда все это в центре забитого автомобилями города.
  - Эти земли когда-то полнились удивительными песнями и героическими сказаниями, - после минуты молчания ответил голос. Искра грусти заметно прослеживалась в нем. - Сейчас же это проклятая земля.
  - Но почему? Как мы попали сюда? - удивилась Алиса.
  - Верно говорят, что ты очень похожа на отца. К счастью, только внешне.
  - Вы его знаете? - переспросила Алиса.
  Но ответа так и не последовало: в лицо Алисе врезался разогнавшийся ветерок. Девочка открыла глаза и испуганно попятилась назад - она стояла на высоком склоне среди желтоглазых одуванчиков, а внизу виднелись очертания покосившихся деревянных домиков.
  Это был поселок Туманное, в котором героиня нашей истории жила со своей бабушкой. Вот только от бульвара Юности до него - с десяток километров!
  Алиса не могла понять: как же она попала сюда и кто ее сопровождал? Вокруг не было ни души: ничего, кроме широкого моря одуванчиков и фиолетовых факелов цикория.
  Похоже, дождь сюда так и не захаживал. Горячий воздух касался щек, а уши закладывало от трелей десятка кузнечиков. Где-то вдали виднелся густой лес, над которым возвышались огромные кучевые облака. Бабочки со стрекозами весело кружили над склоном. Сейчас они казались Алисе крохотными жителями волшебного и непостижимого мира...
  Бытность в поселке протекала в каком-то невероятно мирном, спокойном и вялотекущем темпе. Хоть Алиса и жила здесь вот уже семь лет, она и подумать не могла, что тут есть такие чудесные и удивительные места. Она уже позабыла обо всем на свете, и теперь раскрыв рот от восхищения, стояла посреди одуванчиков и наслаждалась сельскими окрестностями.
  Вот так бы стояла и стояла. Без забот и суеты.
  Но это было совершенно неподходящее время для отдыха. Совсем скоро внимание Алисы привлек приближающийся к ней силуэт. Девочка сразу же узнала знакомую походку своей бабушки. Несмотря на годы, это была невероятно высокая и сильная старушка, которую все уважали и, возможно даже, побаивались. Ее седые волосы были строго заплетены назад, в копну, а изрезанное морщинами лицо говорило о нелегких годах жизни.
  Бабушка взобралась на склон, остановилась в нескольких шагах от Алисы и, приветливо расправив руки, облегченно выдохнула:
  - Слава небесам! Я уже боялась, что она тебя не встретит!
  - О ком ты говоришь, бабуль?
  Но ответа не последовало. На лице у Евдокии возникла полная добра и нежности улыбка - та самая, которая так завораживала Алису с детства.
  За нее девочка готова была простить все, что угодно.
  
   4.
  Сумерки
  
  Они шли не спеша и всю дорогу молчали. Евдокия казалась чем-то обеспокоенной: она то и дело оглядывалась по сторонам, словно опасаясь преследования. Алиса же, напротив, быстро позабыв обо всем, уверенно перебирала ногами между покосившихся заборов, из-за которых торчали лапы белоснежной сирени. Несмотря на то, что бабушка была единственным близким человеком в ее жизни, девочка не могла найти слов, чтобы поведать ей о случившемся.
  До самого дома эти двое шли в молчании, пока их не окликнул дребезжащий старушечий голос:
  - Дуська, ты, часом, не на Почту ходила?
  Среди деревянных планок на Евдокию с Алисой смотрели два мутных глаза и огромный крючковатый нос.
  - А то я слышала по радио, что пенсию нам подняли - рублей на пятьсот! Вон оно как, Дуська...
  - Да что ты, Антонина, не смеши, - отмахнулась от нее Евдокия. - Разве нам положены почести от людской власти? Не больше, чем старой свинье в твоем сарае!
  - Погоди, не спеши, Дуська, - задержала ее Антонина. Голос соседки понизился, чтобы никто другой не смог их подслушать. - Помнишь, я тебе говорила про Туман этим утром? Так вот, сегодня на селе были Стражи теней. Алиской твоей интересовались. Я-то, конечно, соврала, мол, не знаю ничего. Не уж-то оно пришло, время-то? Не уж-то они нас нашли? - последняя фраза была полна искреннего ужаса.
  - Думаю, что да, - еле слышно ответила Евдокия и вскинула ладонь над дверью калитки. - Имбрагнео, - прошептала она, и в этот же миг дверь сама по себе распахнулась перед хозяйкой. Та будничным жестом пригласила Алису войти.
  Раньше девочка никогда не видела, чтобы ее бабушка так открывала двери. Странно, может, это какой-нибудь фокус?
  Она сделала шаг вперед и тут же ахнула - прямо к ним спешил тот самый черный кот, которого Алиса уже видела сегодня пару раз.
  - Извини, что без предупреждения, Вася.
  Кот сердито заурчал и быстро последовал к распахнутой калитке. Раздался еще один щелчок - дверь вновь закрылась, словно по волшебству. Может, это оно и было?
  Алиса осторожно прошла за бабушкой, поднялась на ступеньки крыльца. На окошко рядом с дверью изнутри дома прыгнул кот Васька. И как это он там очутился так быстро? В любом случае, в замочной скважине двери раздался щелчок, и она отворилась.
   - Входи, Алиса, не пугайся. Просто сегодня суматошный день, всего сразу и не объяснишь.
  Бабушка выглядела немного растерянной. Она молчала, долго собираясь с мыслями. Похоже, разговор предстоял серьезный. Вот только Алиса страсть как не любила такие беседы!
  Оказалось, в доме они были не одни. На кухне за обеденным столом девочку и ее бабушку поджидала еще одна соседка - молодая рыжеволосая женщина по имени Светлана. Ей давно было за тридцать, однако внешне она с трудом дотягивала до двадцати пяти. Соседка нервно теребила в руках вилку и лениво покачивала ногой под столом.
  - Здравствуйте, - поприветствовала ее Алиса (она уже привыкла к частым визитам тети Светы. Иногда у девочки складывалось впечатление, что соседка у них живет - настолько часто они с бабушкой встречались за чашечкой чая).
  - Привет, Алиска! Как добралась? Надеюсь, с тобой все в порядке?
  Алиса молча смотрела на соседку, не до конца понимая: это она просто так сказала или откуда-то знает, что с ней случилось?
  - Да, - согласилась девочка, страстно надеясь, что разговор, о котором предупреждала бабушка, будет о чем-нибудь другом.
  Евдокия вошла в кухню следом за Алисой. Она уселась за стол напротив рыжей соседки, предлагая ей чаю из стоящего на столе самовара. Но тетя Света дала понять, что она здесь не за этим.
  - В Ишгуде уже знают об Алисе, - неожиданно угрюмо произнесла Светлана, обращаясь к старухе. Девочка насторожилась: опять это странное слово!
  - Это уже не важно, - тяжело вздохнула та. - Нам придется уехать отсюда. Может, все таки чаю, Света?
  - Нет, спасибо, баб Дусь. Скоро мой Антошка должен из школы вернуться, - Светлана вновь одарила загадочной улыбкой Алису. - У Вас ведь завтра каникулы начинаются, не так ли?
  - Да, - кивнула Алиса, заглядывая в холодильник. После всего, что с ней приключилось, ей страстно хотелось что-нибудь поесть. - А куда это нам надо уезжать, бабуль? Вот бы на море хоть раз съездить!
  Евдокия молчала, нахмурив брови, но вскоре снова вздохнула, сообщив:
  - Может, и на море. Алиса, сегодня мне звонили из твоей школы. - Девочка почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. - Мне сообщили о том, что произошло.
  - Но бабушка, я же ничего не сделала! - запротестовала Алиса, заглатывая на ходу огромный бутерброд с колбасой и сыром. - Ничего, честное слово!
  - Я знаю, - ласково улыбнулась бабушка. - И все же у меня есть причины для беспокойства.
  - Да все нормально, бабуль, - пробубнила Алиса, пережевывая бутерброд. - Я ничего не поджигала, директор это подтвердит. Если, конечно, с ним все в порядке.
  Она вдруг вспомнила, что расколола его на кусочки.
  - Алиска, да как ты не поймешь! - воскликнула тетя Света. - Дело вовсе не в том, сделала ты что-то или нет!
  - В смысле? - Алиса непонимающе уставилась на соседку, на мгновение прервав терзание бутерброда.
  - Я про то, что ты смогла спастись - и это самое главное! Верно я говорю, баб Дусь?
  Алиса едва не выронила остатки пищи на пол.
  Вот те на. Не уж-то они все-таки знают, что с ней произошло после школы? Но откуда?
  - В том, что ты вечно попадаешь в неприятности, нет ничего страшного, - Евдокия лукаво подмигнула внучке и ласково улыбнулась. - Это вполне нормально.
  - Нормально? - Алиса возмущенно посмотрела на бабушку, обида и негодование подкрались к самому горлу. - И что, по вашему, в этом нормального? С другими в моем классе ничего такого не происходит. И если я - нормальная, значит, я не хочу быть такой вообще!
  - Не все так просто, внучка, - серьезно ответила старуха, после чего странно переглянулась с соседкой и, ничего не объясняя, вышла из кухни.
  Алиса вопросительно посмотрела на тетю Свету, но и та не стала ничего объяснять. Неуклюже выбравшись из-за стола, она подмигнула девочке и, не попрощавшись, последовала за хозяйкой дома.
  В кухне остались трое: тишина, Алиса и недоеденный бутерброд.
  
  ***
  Часы лениво отсчитывали время. В оконной раме, заросшей паутиной, жужжали мухи. По стеклу кто-то настойчиво стучал - это просилась в дом ветка садового жасмина.
  Разделавшись с обедом, Алиса решила выйти во двор, чтобы хоть как-то отвлечься от нахлынувших чувств. Ей не очень хотелось видеть тетю Свету с бабушкой. Да-да, несмотря на то, что их странные разговоры только пробуждали кучу вопросов к ним.
  Голосов не было слышно. Вероятно, закадычные подруги заперлись в одной из дальних комнат дома. Алиса не могла никак понять: что за секреты у взрослых и почему они не хотят, чтобы их подслушали? Вздохнув с досады, девочка дернула на себя дверь и вышла во двор.
  По всему поселку доносились ребячьи голоса - это местные мальчишки возвращались из школы. Интересно, увидит ли она, наконец, Антона?
  Сделать это было действительно непросто. За все время, которое девочка жила в Туманном, она ни разу не встречала его. Про этого мальчишку постоянно говорили, более того - он учился с Алисой в одной школе и даже жил по-соседству. Вот только увидеть его было абсолютно нереально, как бы она не старалась.
   По двору важной походкой разгуливали куры. Похоже, бабушка совсем закрутилась и забыла закрыть курятник. Отломив от куста жасмина длинный прут, Алиса принялась гоняться за птицами, выпроваживая их со двора.
  - Эй, золушка! Не твоя туфелька? - раздался мальчишечий хохот, и во двор через забор перемахнула старая, порванная калоша, лежавшая у дороги.
  Группа мальчишек во главе с долговязым Сашкой Багровым стояла у забора Громовых и от души гоготала на все село. Никто из местных не решался с ними связываться: эти хулиганы учились в старших классах и нередко попадали в полицейский участок за погромы и разбои.
  - Очень смешно, - насупилась Алиса, отбрасывая прутом в сторону грязную калошу.
  - Ты мне не хами, золушка! - загрохотал Сашка Багров, ехидно улыбаясь во все лицо. - А то я и тебя, и твою бабку не пожалею! Подожгу Ваш дом, никто и не докажет!
  - Точно, - поддакнул кто-то из мальчишек. - У него отец в суде работает, ему ничего не будет!
  Снова громко рассмеявшись, ребята побрели дальше, оставив Алису в окружении перепуганных кур. Девочка с досады саданула ногой по деревянному забору. Как же ее это достало! Когда же, наконец, закончится этот дурацкий день?
  Как бы она не старалась, но сдержать выбежавшие на лицо слезы, ей так и не удалось. Загнав последнюю птицу в курятник, она вернулась в дом и закрылась в своей комнате.
  Здесь всегда было очень уютно. Невероятно маленькое, заставленное шкафом и книжными полками помещение, с небольшой кроваткой и горшком с цветущей лилией на подоконнике. О современности здесь говорил, разве что, только видавший виды ноутбук, который Алисе подарила бабушка на самый первый день рождения, проводимый в ее доме. Тогда, с появлением внучки, Евдокия твердо решила немного осовременнить свое жилище.
  Впервые за много лет ветхие стены узнали что такое телевизор и даже беспроводной Интернет. Хотя, конечно, вся эта современность сосредоточилась, в основном, на комнате Алисы - бабушка так и не рискнула отказаться от сельского быта, оставив в гостиной лишь телевизор.
  Не было у Громовых и мобильных телефонов, что очень веселило одноклассников девочки. Но Евдокия наотрез отказалась покупать внучке эту 'странную штуковину для разговоров'.
  Почти все стены с обоями в ромашку были увешаны постерами местной футбольной команды, а на самом верху книжного шкафа красовались два металлических кубка за победу в дворовом турнире.
  Футбол Алиса просто боготворила, хотя открыла его для себя всего лишь два года назад. Это была для нее самая главная отдушина среди всех унижений и насмешек. Там, на поле, она действительно жила, дышала полной грудью, не боясь ничего на свете. Тренировки проходили далеко за пределами учебных стен, а мальчишки из команды Алисой очень дорожили - как никак, единственная девчонка на весь клуб, причем мастерски владеющая мячом. Настоящий талисман! Со многими из ребят Алиса переписывалась по электронной почте. Особенно с капитаном команды - Димкой Филипповым, по мнению девочки, самым симпатичным парнем в их городе.
  Она лежала, уткнувшись в подушку, и всячески пыталась задремать. В последние дни это удавалось все труднее. В ее снах постоянно возникали забытые мгновения страшных издевательств и истязаний, лица взрослых и детей...
  Ей снился детский дом. Этот сон являлся к ней уже на протяжении семи лет. Каждую ночь она снова и снова бежала по длинному коридору интерната, а за ней мчались разъяренные воспитательница и директриса.
  Они вот-вот нагонят ее - совсем чуть-чуть, еще немного. Но в самый решающий момент что-то происходит. Яркая вспышка сбивает преследователей с ног, и девочке удается выбежать во двор.
  Сон ли это на самом деле? Нет, конечно. Хотя она отдала бы все на свете, чтобы это оказалось обыкновенной выдумкой.
  - Кхе-кхе.
  Кто-то вежливо откашлялся, и Алиса от неожиданности чуть было не подскочила к потолку. На подоконнике ее комнаты сидел кот Васька и лениво вылизывал лапу. Алиса отпрянула назад, не понимая, как это он очутился здесь.
  - Моя хозяйка просила передать Вам, что ужин готов, - произнес кот, не обращая внимания на удивление юной Громовой.
  - Что? То есть... Это Вы мне? - растеряно произнесла она.
  - Ну, а кому же еще? - лениво уставился на нее кот. - Тут кроме нас никого нет. Кстати, сегодня с нами ужинает Светлана. Так что, будь любезна, причешись и умойся. А то не удобно перед гостями, честное слово!
  Кот неестественно фыркнул, взмахнул своим пушистым хвостом и... исчез!
  Алиса протерла свои заплаканные глаза - нет, ей не могло это показаться.
  Девочка пулей вылетела из комнаты, боясь оглянуться. Ей ужасно хотелось рассказать об этом бабушке. Ну надо же - не уж-то она, Алиса Громова, может понимать кошек? Или они ее? И потом: с каких это пор тетя Света стала гостем в их доме? Да она уже полноправный член семьи, ей богу!
  Со стороны кухни уже доносился аромат свежевыпеченного пирога и картофельного пюре с луком. Она молнией промчалась мимо гостиной и резко остановилась в двух шагах от кухни, откуда, в этот самый момент, доносились тревожные голоса бабушки, тети Светы и... неужели кота? Да, это был Васька. Выходит, бабушка уже в курсе, что он разговаривает?
  - Это сложнее, чем я думала, - вздохнула Евдокия, звеня посудой. - Алиса и без того переживает. Она едва смогла забыть прошлое. А тут такое.
  - Думаешь, сработает план, а, баб Дусь? - прозвенел в фарфоровым бокале голос тети Светы. По всей видимости, соседка привычно сидела за обеденным столом и лениво потягивала горячий чай с мятой.
  - А как же, - послышался старческий голос. - Вот только жаль мне ее. Столько всего свалилось! А сколько еще предстоит ей узнать...!
  - Неужели Вы настолько привязались к ней, хозяйка? - прозвучал кошачий голос.
  - Она моя внучка, - с нажимом на 'внучка' произнесла Евдокия. - В ней течет и моя кровь. Не забывай об этом, Василус. Какими бы не были обстоятельства, у Алисы должен быть шанс на спасение. Именно поэтому нам надо срочно уехать отсюда.
  - Но это только отложит неминуемое, - фыркнул кот.
  - Да, ты прав, Василус. И все таки это лучше, чем дожидаться, когда они ворвутся в мой дом.
  Все неожиданно замолчали. В этот момент дверь кухни скрипнула, и показался силуэт встревоженной Алисы. Тетя Света, как ни в чем не бывало, принялась допивать свой чай, заедая его брусничным вареньем. Кот вертелся возле Евдокии, выпрашивая угощение.
  - Садись за стол, Алиса, ужин готов.
  Бабушка приветливо улыбнулась внучке, словно и небыло у них никакого разговора.
  На столе девочку уже притягивала к себе порция картофельного пюре, а из видавшей виды печки ожидал своей участи ароматный пирог.
  - Бабуль, можно тебя кое о чем спросить? - произнесла Алиса, приземляясь за стол. За целый день она так проголодалась, что была готова променять часть своего возмущения на сытный ужин. - Только что в своей комнате я разговаривала с котом. Вернее, это он говорил со мной. А днем, когда я возвращалась из школы, мне давал советы говорящий камень! Скажи, бабуль, может мне показаться доктору?
  - Вася, я же велела тебе с ней не говорить! Ай-яй-яй! А еще высшая категория скрытности!
  Евдокия покачала головой и по-доброму погрозила коту пальцем. Тот лишь недовольно фыркнул и запрыгнул на подоконник. Алиса же решила, что над ней просто издеваются.
  - Бабушка, ты, наверное, не поняла. Этот кот - разговаривает! Ты сама ведь только что слышала. Он говорит!!!
  - Ну, конечно, он говорит, - спокойно улыбнулась Евдокия и пылая нежностью и сочувствием, посмотрела на внучку. - Мне так жаль, что все это навалилось на тебя, Алисонька. После всего, через что ты уже прошла. Я очень хотела, чтобы ты узнала правду как можно позже.
  - Какую правду? - переспросила девочка, запихивая за щеки пюре. Голод оказался сильнее любопытства.
  Евдокия переглянулась с рыжеволосой подругой, после чего ответила:
  - Ну, к примеру, что Васька - это не простой кот. Ты, наверно, это уже поняла. Он наш домовик, занимается хозяйством, помогает мне в делах. Ты его, конечно, раньше не видела, но он всегда жил рядом с нами.
  Алиса чуть не подавилась:
  - Кто он?
  - Домовой, - серьезно кивнула скучающая и над чем-то размышляющая тетя Света.
  - Шутите, да? - нахмурилась Алиса.
  - Разумеется, они шутят, - сказал кот, мечтательно отвернувшись в сторону окна.
  Алиса снова поперхнулась:
  - Ну хорошо. Допустим, что он домовой. А почему я только сейчас его вижу? С чего это ему вдруг показываться? Нет, у меня все-таки что-то с головой.
  Алиса этого боялась больше всего на свете. Сейчас сбывались самые худшие ее опасения: едва она начала жить как простые дети, так на тебе - домовой, камень Стоун, злодеи, спутавшие ее с какой-то Симилой...
  - Обстоятельства изменились, Алиска, - все тем же скучающим голосом пояснила тетя Света. Заметив непонимающий взгляд девочки, она добавила: - Те люди, которые сегодня напали на тебя в автобусе, ищут тебя. Вернее, тебя ищет твой отец.
  Раздался звон: Алиса уронила на пол бокал с горячим чаем. Ударившись о деревянный пол, фарфоровый сосуд разлетелся на куски, а брызги чая чуть было не обожгли девочке ноги.
  - После уберу, - лениво откликнулся кот, не отрываясь от окна. Паутина между рамами его интересовала намного больше, чем разговоры людей.
  - Меня ищет мой отец? - опешила Алиса, позабыв о трапезе. Она все еще не сводила глаз с говорящего кота. - Но его же посадили, верно? Он что, уже вышел из тюрьмы?
  - Нет, мы говорим про твоего родного отца, - осторожно подсела к ней бабушка, словно девочка выглядела тяжело больной. - Да, Алиса, это так. Люди, которые пытались схватить тебя сегодня, появились по приказу твоего настоящего отца. Я хотела их остановить, но не вышло. Именно поэтому нам с тобой и надо отсюда уехать.
  - Значит, у меня есть отец? Настоящий? Ух ты, здорово!
  - Он есть у всех, Алиса. Но это далеко не тот повод, чтобы этому радоваться.
  Евдокия тяжело вздохнула и снова обменялась с соседкой взглядами.
  - Алиса, - продолжила она. - Когда я тебя забирала из детдома, я не хотела, чтобы кто либо знал, что я твоя родная бабушка. Даже ты.
  - Но моя мама...
  - Мачеха, - поправила тетя Света.
  - Что?
  - Твоя настоящая мама умерла, едва ты появилась на свет, - выдохнула Евдокия. Было понятно, что она тщательно выбирает слова. - С бедняжкой Марианной, которую ты всегда называла своей мамой, мы встречались лишь пару раз, и она поклялась никогда не рассказывать тебе о моем существовании.
  - Но почему? - Алиса переводила потрясенный взгляд то на бабушку, то на непривычно молчаливую тетю Свету.
  - На то были причины, Алисонька, - улыбнулась ей Евдокия. - Но теперь, когда твой отец нашел тебя...
  - А что плохого в том, что он хочет со мной встретиться? - с нескрываемой надеждой произнесла Алиса и тут же поняла, что сболтнула лишнего. Признаться, она всегда мечтала встретить хоть кого-нибудь из родственников. А тут сам отец ее ищет! Ситуация, казалось бы, лучше некуда. Вот только не совсем понятно, почему бабушка так расстроена?
  - Понимаешь, - осторожно начала тетя Света, ожидая самой непредсказуемой реакции от Алисы. - Как бы это тебе сказать? Он хочет тебя убить. Вот что плохого.
  Алисе на мгновение показалось, что стул, на котором она сидит, медленно уходит куда-то вниз. Леденящий холод обдал щеки, словно на них выплеснули стакан воды, только что взятой из морозильника.
  - Чего? - девочка потрясенно уставилась на рыжую соседку. - Убить? Так вы все таки про моего отчима, что ли?
  - Нет, Алиса, мы говорим не про него, - опустила голову бабушка.
  - Если и так, с чего бы ему хотеть моей смерти? - никак не унималась Алиса. - Он же меня ни разу не видел, и я его тоже. Так? А вдруг я ему понравлюсь? Что тогда? И потом, кто он вообще такой?
  - Его зовут Продмир Громов, - мрачно произнесла Евдокия, словно противилась называть его по имени. - И он Властелин страны, которая называется Сияние. А еще он правитель Ишгуда - замка Семи Магов, что на Одинокой горе. Ну, по крайней мере, так он себя называет.
  - А он что - шизик? Что это за бред? - вскинула брови Алиса.
  - Я пойду, - неожиданно тетя Света вскочила из-за стола. Видно было, что она чем-то очень обеспокоена. - Антошка сейчас с Еремой, вот-вот должен вернуться. Извини, баб Дусь, но я не доверяю твоему Еремею. К тому же, у меня и ужин не готов. А я обещала Антошке особый - как никак у него ни одной тройки за год!
  - Пусть к нам приходит, вместе и поужинаем! - сердито промычала Алиса. Ее очень злило все происходящее вокруг - все эти тайны, загадки, сумасшедшие разговоры. Почему никто не может толком объяснить, в чем причина ее бед? Почему это отец хочет ее смерти? Что вообще за разговоры про волшебников?
  А тут еще этот неуловимый Антон. Иногда Алисе казалось, что у тети Светы вообще нет семьи, раз она целыми днями и вечерами зависает у них на кухне.
  - Вы меня извините, теть Свет, но я вашего Антошку никогда в школе не встречала. И на селе его тоже не видела.
  - Не беда, Алиска, - весело отмахнулась та. - У Вас еще все лето впереди. Каникулы, как никак!
   Энергично взъерошив на голове девочки волосы, тетя Света бодро зашагала к выходу и вскоре скрылась за дверью.
  За окном уже бродили сумерки. Где-то вдалеке, со стороны леса у опушки, слышались ребячьи возгласы: сельская детвора играла в футбол. Алису местные мальчишки даже не подпускали к мячу - тут вообще с ней старались не водиться. И она с этим очень быстро смирилась.
  - Прости меня, Алиса, - послышалось позади, и девочка отвлеклась от окна. Бабушка сидела за столом и молча сверлила ее виноватым взглядом. Вид у нее был совершенно разбитый. - Я знаю, как ты переживаешь, что отличаешься от других детей.
  - Отличаюсь? - переспросила Алиса. - Да я не хочу отличаться, бабушка, не хочу!!!
  Ее голос предательски дрогнул, а слезы сами собой выбежали на щеки. Она хотела просто уйти в свою комнату, но в этот момент бабушка словно прочитала ее мысли:
  - Ты, Алисонька, дочь могущественного мага, волшебника, если пожелаешь. От этого, к сожалению, убежать не получится. Как и от себя самой.
  - ВСЕ!!! С МЕНЯ ДОВОЛЬНО СКАЗОК!!!
  Алиса всплеснула руками и молча развернулась к двери. Она сначала подумала о своей комнате, но решила, что лучше будет вообще уйти из дома. Часа на два, не больше.
   - Пропусти! Мне все равно, кто ты!
  Прямо перед ней возник Васька. Одновременно позади послышался голос бабушки:
  - Алиса, не глупи, за окном уже стемнело.
  - Ну и пусть, - отрезала та. - Дай пройти, кто бы ты ни был!
  Кот Васька, или, как его называла Евдокия, Василус, не стал вмешиваться и лишь отошел в сторону, нервно помахивая своим хвостом.
  Дверь с силой захлопнулась, и Алиса с облегчением вдохнула свежего вечернего воздуха. Перемахнув через ступеньки, она сердито дернула дверь калитки и тут же исчезла за забором.
  
  ***
  Девочка брела куда-то вперед, пиная ногами все, что попадется на дороге. Сумерки ее не пугали: она уже привыкла гулять так поздно. У лесной опушки, вдали от жилых домов, продолжался дворовый матч. У Алисы что-то екнуло внутри - эх, вот бы тоже погонять в футбол! Но с местными мальчишками она предпочитала не связываться, а тренировки в городе для нее закончились до осени.
  Недалеко от спортивных баталий начинались пшеничные поля, принадлежащие когда-то известному в районе колхозу. Этой весной земля стала собственностью богатого бизнесмена, что очень не понравилось сельчанам. В итоге поле засеяно не было, а вместо пшеницы на нем теперь колосилась гигантская осока вперемешку с ромашками и цикорием.
  Признаться, Алисе было все равно, чья это земля. Она считала ее своей. С тех пор, когда девочка поселилась в Туманном, это поле стало для нее сказочным, где она могла часами проводить в одиночестве и представлять себя в роли Королевы таинственной страны. Которая, кстати, манила ее намного сильнее, чем что-либо еще кем-то выдуманное. Это немного пугало, но все же, Алисе всегда очень нравилось одной гулять вечерами среди колосьев пшеницы и провожать сгорающий на небосклоне день.
  В голове у девочки все еще вертелись слова бабушки и тети Светы про ее отца.
  Волшебник? Но как подобное вообще может быть? Хотя, за сегодняшний день она насмотрелась такого, что теперь готова была поверить даже в родственные связи с чародеями. Единственное, чего она не могла уяснить: зачем это отцу нужно ее убивать? Она никому ничего плохого не делала.
  Признаться, она очень смутно помнила то, что происходило с ней до переезда в Туманное. Вернее - не хотела вспоминать. Лишь короткие отрывки ужасных картин из прошлого иногда прокрадывались в ее сны. Но она с этим безуспешно боролась.
  Тем не менее, факт остается фактом: за ней следили и хотели схватить. А что, если те люди, что были в автобусе, действительно знают, где она живет? Не случайно бабушка говорила о необходимости уехать.
  Алиса резко остановилась и огляделась. Задумавшись, она даже и не заметила, как зашла глубоко в поле. Вокруг нее была лишь трава, порой достающая девочке аж до головы.
  Вечерний Туман медленно плыл по заросшему полю...
  ...И тут появились ОНИ.
  Сначала девочка подумала, что это светлячки, мирно спящие в корзинках полевых ромашек. Существа искрились в темноте крохотными огоньками, играя бликами от взмахов серебристых крыльев. Очень маленькие, чтобы хоть как-то их разглядеть. Алиса протерла глаза: да нет, ей не показалось - это были крохотные существа, очень напоминающие людей, с изящными крыльями за спиной. Феи? Бог ты мой, не может быть! Тысячи, миллионы - все поле теперь светилось от их огоньков.
  - Вы кто? - уставилась на них Алиса. - Вы - феи?
  - Мы феерины, - деловито откликнулся кто-то из крохотных существ. Голос был очень тихий, звонкий и мелодичный.
  - Вот это да! Никогда раньше не встречала Вас тут, - не скрывая удивления, воскликнула Алиса, присаживаясь на корточки.
  - Времена меняются, - снова раздался голос крохотного феерина. Алисе показалось, что он доносится от пышного цикория, стоящего поблизости. - Нам нельзя покидать пределы Сияния, но мы хотели предупредить тебя.
  - И вы о том же? Ну уж нет! - прыснула Алиса. - Мне достаточно на сегодня камня и кота!
  - И тем не менее: ты не должна выходить за пределы этого поля. Только здесь, в Туманном, ты в безопасности. Он ищет тебя, Алиса. Уверены, ты знаешь, о ком мы говорим.
  - Вы про моего отца, что ли? - девочка вскрикнула от возмущения. - Да плевать я на него хотела! Не знаю, кто он такой, но я - человек и мне безразлично что там говорят другие!
  Феерины не ответили. Огни в поле мгновенно исчезли, словно кто-то их спугнул. Во мраке грядущей ночи слышались только мелодии кузнечиков.
  Пора было действительно возвращаться домой: там, наверное, уже волнуются. Тем более, что она только вчера обещала бабушке, что лично будет ухаживать за цыплятами, которые появились пару дней назад. Словом, дома дел было много.
  И все же кто-то пробирался через поле по направлению к Алисе. Человека было сложно разглядеть в Тумане, но что-то в нем очень и очень пугало. Девочка решила идти домой через лесную тропинку - путь был более продолжительным, зато пролегал мимо опушки, где шел футбол. Интересно, мальчишки уже разбежались по домам?
  Преодолев заброшенное поле, Алиса зашагала по стежке леса. Но едва она сделала несколько шагов в его сторону, как тут же вскрикнула от ужаса. Ее плеча каснулась мерзкая костлявая, практически полностью сгнившая рука.
  - Вот ты и попалась, дорогуша! - прохрипел отвратительных мужской голос.
  
  5.
  Лоттион
  
  Алиса не могла пошевелиться. Ее трясло от ужаса - прямо перед ней стояло нечто, похожее на сгорбившегося старика с огромной бородой, заросшей плесенью и мхом. От него за версту пахло гнилью, а уродливое лицо прикрывали дубовые листья, растущие прямо из головы. Он все время хрипел и кряхтел, с трудом переваливаясь с ноги на ногу.
  - Этой ночью лес унесет чью-то жизнь, - растянуто произнес он. - Это очень грустно. Почему ты не послушалась свою бабушку? Неужели, тебя не предупреждали?
  Алиса задрожала сильнее прежнего. Новость о том, что кто-то должен погибнуть, вовсе не вселяла уверенности. Она боялась что-либо произнести, но, собрав воедино остатки храбрости, пропищала:
  - Простите. Я не хотела, честно!
  - Теперь ты пойдешь со мной, если хочешь жить, - пропыхтел старик. В его голосе одновременно прозвучали голоса птиц и лесных зверей. - У ночи свои законы. Туман усиливается, а Наблюдатели не дремлют. Ты ведь Симила, не так ли?
  - Нет, вы, наверное, ошиблись. Меня зовут Алиса, - поправила девочка, с трудом сдерживаясь, чтобы не зажать нос.
  - Мне все равно, как тебя зовут люди, - каркнул вороном старик и жестом приказал девочке следовать за ним. - В нашем мире тебя знают под другим именем. Идем, идем! Скоро полночь.
  Это было самое опрометчивое решение в жизни Алисы. Не понимая до конца зачем это делает, она шагала за уходящим в глубь леса омерзительным стариком. Внутри нее все кричало: 'Беги! Назад! Вернись домой! Спасайся!'. Но что-то заставляло ее идти среди темноты и густого непроглядного Тумана, пробираться между кустов и веток деревьев, будто ноги находились под действием неведомого заклятия.
  Эти двое углублялись в лес, где их уже поджидала неизвестность. Куда ведет ее этот гниющий прямо на ходу старикашка? На погибель?
  Неожиданно для себя Алиса стала замечать, что рядом, вдоль кустов, пробираются загадочные существа - огромные, с разноцветными крыльями.
  - Это птицы-каракут, - прорычал старик, словно прочитав ее мысли. - Птицы счастья, как вы их называете. Люди из внешнего мира любят гоняться за ними, вместо того, чтобы просто жить. Нам не стоит беспокоиться - эти птахи безобидные.
  - Простите, а куда мы идем? - громко спросила Алиса, с трудом пытаясь разглядеть загадочных птиц. Чем-то они напоминали ей павлинов, что были изображены на картинке в школьном учебнике.
  - Домой, - произнес старик все тем же звериным голосом. - Известно ли тебе, девочка, что мы на пороге войны? И все это из-за тебя!
  - Войны? Из-за меня? - Алиса резко остановилась, в ней закипало возмущение. - Кто Вы такой?
  - Мое имя слишком значимо, чтобы я говорил его вслух. Те же, кто живет в вашем поселке - я имею в виду твою семейку и приближенных к ее тайне, называют меня Еремой. Это имя более приемлемо для таких, как ты.
  Алиса вспомнила, как бабушка с соседкой, совсем недавно, говорили про какого-то Еремея. Кажется, тетя Света была очень обеспокоена, сказав, что ее Антошка сейчас с ним. Теперь девочка прекрасно понимала, что для беспокойства причины действительно были. Кому, скажите, захочется оставлять своего ребенка с таким вот чудищем?
  - А вы что, живете прямо здесь, в лесу?
  - Я и есть лес, девочка, - сурово сообщил старик. - Все, что ты видишь вокруг - кусты, бревна, деревья, трава - все это я! И еще Туман, будь он неладен!
  Алиса замолчала, боясь задать самый беспокоящий ее вопрос. Но она все же спросила:
  - А вы, вообще, человек?
  Гниющее существо в облике старика не ответило. Ерема все еще брел вперед, увлекая свою маленькую спутницу почти в самую гущу лесного Тумана. Одновременно с этим к ним навстречу кто-то шагал бодрой походкой. В душе у Алисы что-то оборвалось: вот оно - не иначе западня. А она, как дура, тащилась за этим чудищем почти через весь лес. И ведь сама пришла, никто, вроде, силой не тянул. Точно: дура.
  Шаги приближались. И в тот самый момент, когда наша героиня была готова уже вновь повстречаться с Сулмедиром и Толстяком, как из-за соседнего дуба возник силуэт мальчишки.
  Ему было, на вид, пятнадцать. Уверенный - даже слишком - взгляд, строгий подбородок и темные волосы, сбившиеся в кучу. Алиса никогда раньше его не встречала, но сразу же поняла, кто это.
  Парень устало тащил в руке самую обыкновенную железную канистру на несколько литров. Точно такая же стояла в доме Громовых - в нее всегда наливали свеженадоенное молоко. Мальчишка был одет в светлые брюки и летнюю куртку, из-под которой выглядывала изрядно затертая темная футболка.
  - Как успехи? - прохрипел ему навстречу Ерема. - Собрал?
  - Вроде, - устало выдохнул тот, вытирая свободной рукой выступивший на лбу пот. - Еле удрал. Кажется, в Рыбьей заводе меня не заметили.
  - Отлично, - равнодушно сказал Ерема. - Вот - тебе компанию веду.
  Парень, не выпуская из рук канистру, быстро подошел к Алисе - в емкости что-то угрожающе булькнуло.
  - Ну привет! - насмешливо улыбнулся он, разглядывая девочку. - Честно говоря, представлял тебя немного другой. Ну, то есть, более похожей на эйка, что ли.
  - На кого? - Алиса вскинула брови от возмущения. - Антон, не так ли? Не удивительно, что в школе тебя ни разу не встречала. Наверно, учишься в спец классе для особо одаренных?
  Фразу 'особо одаренных' она жестом пальцев заключила в кавычки.
  Антон поджал губы, его лицо резко сделалось серьезным и отстраненным.
  - Можно сказать и так, - ответил он. - Мое настоящее имя - Лоттион. Так меня зовут в Сиянии. Но тебе можно обращаться ко мне на человеческом.
  Он насмешливо оглядел Алису и иронично фыркнул.
  - Да не уж-то? - насупилась девочка. Этот мальчишка совершенно ей не нравился. - А ты что, вампир, что ли? Или, может, йетти?
  - Специально для таких, как ты, повторяю: я эйк!
  - Кто? - Алиса растеряно уставилась на мальчишку.
  - Эйк он, - сердито кашлянул Ерема. - Идем, надо вернуть вас домой. Дуська в последнее время совсем на себя не похожа. Война, будь она неладна!
  - Мама говорит, что войны может и не быть, - заметил Антон, демонстративно игнорируя присутствие Алисы. - Они с бабой Дусей все время твердят о соглашении между эйками и сенсами!
  - Чушь все это! - прорычал в ответ Ерема и ускорил шаг. Антон с Алисой послушно следовали за ним. - Сенсы уже не имеют права голоса. Никто не имеет. Разве что, Рундар. Но он не из тех, кто будет кого-то защищать. У него совершенно другие планы насчет возможной битвы. Говорят, он собирает свою собственную армию.
  - Кто нибудь мне объяснит, что за война? И кто такие сенсы?
  Алиса посмотрела на Антона - тот еле держался, чтобы не обсмеять ее.
  - Вообще-то в этом лесу нельзя разговаривать о войне, - шикнул он ей на ухо, заметив сердитый взгляд старика. - Видишь, как Ерема нервничает? Расскажу, когда будем в безопасности. Хорошо?
  - Лучше некуда, - нахмурилась девочка. Ну и денек сегодня - просто жуть! Сплошные тайны!
  Троица шла вперед, то и дело спотыкаясь в ночном Тумане обо что-то круглое и достаточно увесистое. Кажется, это были сосновые шишки, но почему-то очень большие. Ерема шел впереди и ужасно кряхтел, словно шаги давались ему с огромным трудом.
  Алису же терзали вопросы. Она то и дело бросала взгляд на Антона, который все еще тащил канистру с неизвестной жидкостью. Интересно, где она могла его видеть? И что за странные разговоры про каких-то эйков? Одно из двух: либо она чего-то не знает, либо попросту сошла с ума.
  - Слушай, может все же объяснишь, кто такие эйки?
  Антон прыснул:
  - Скажи еще, что не знаешь!
  - Нет, - она остановилась, непонимающе вглядываясь в едва заметные очертания своего спутника.
  - Это уже не смешно! - растерялся тот и тоже остановился. - Ты же... Ой, за что?!
  Ерема с силой саданул мальчишку огромной шишкой:
  - Ты же помнишь правила, Лотто!
  - Да знаю я, - огрызнулся тот, и с досады потер ушибленную макушку. - Сдалась мне ваша Симила! Странная она какая-то, и вообще...
  Алиса все еще не двигалась с места, переводя непонимающий взгляд с Антона на Ерему. Внутри у нее все кипело.
  - Вообще-то меня зовут Алиса! Алиса Громова! А-ли-са!
  - Да ясно, ясно, - издевательски произнес Антон и, решив, что сейчас с ней лучше не связываться, лениво побрел за Еремой. - Идем, скоро полночь.
  'А-ли-са', - парень еле слышно передразнил девочку и ускорил шаг. Последней же, конечно, этого показалось недостаточным, но оставаться посреди надвигающейся ночи в лесу, посреди Тумана, ей совершенно не хотелось. Антон больше не произнес ни слова до тех пор, пока все трое не услышали топот десятка ног позади себя.
  - Вот он, этот мальчишка! - завопил кто-то в белесой пелене. - Вот он, держи его! Держи его!
  Алиса оглянулась и чуть было не рухнула на землю от неожиданности.
  Гномы! Ей богу, гномы! Маленькие, с метр ростом, существа гнались за нашими путниками и что-то воинственно вопили на весь лес.
  - Все, - выдохнула девочка. - Теперь самое время для доктора. Теперь я вижу гномов!
  - Это двурфы, недотепа. Бежим, чего стоишь?!
  Антон со всей силы вцепился в руку Алисы и резко рванул вперед. Еремы и след простыл, словно и не шел он впереди. Канистру парень даже и не думал выпускать из рук, несмотря на ее тяжесть. Внутри что-то бешено булькало и бултыхалось.
  - Что им надо? - крикнула девочка ему вдогонку. Сейчас она проявляла все свое мужество и ловкость, чтобы не споткнуться и не распластаться на земле.
  - Я позаимствовал у водоплесок немного жизненной воды, - откликнулся Антон. - Всего чуть-чуть.
  - Позаимствовал?
  - Точно! Правда, не думал, что двурфы теперь с ними заодно. Ерема говорил, что перед войной все меняется.
  - Ты же сказал, что нельзя про войну говорить! Постой: ты украл воду у водо... как?
  - Долго же ты соображаешь! - прокричал Антон. - Водоплески! Вот только рассказывать об этом лучше никому не стоит. Да и кто тебе вообще поверит-то? Ты и так уже одной ногой... Впрочем, ладно, давай сюда, скорее!
  Они перепрыгнули какое-то бревно и остановились. Алиса была задета до глубины души, но держалась, чтобы не высказать этому Антону все, что про него думает.
  Девочка тяжело дышала, под ребром опасно кололо. Топот коротышек приближался все стремительнее. И тут что-то обожгло воздух. Алиса заозиралась по сторонам, с огромным трудом пытаясь разглядеть своего спутника. Неожиданно для себя, она снова увидела уже знакомую картину - весь мир вокруг застыл на месте. Двурфы, преследовавшие их, замерли в воинственных позах.
  - Пойдем, - послышался голос Антона, и он снова вцепился в руку девочки. Ребята продолжили свой бег.
  - Что случилось? - Алиса кричала вперед, уклоняясь от очередной летящей на нее ветки.
  - Я остановил время, - отозвался Антон. - Ненадолго, конечно.
  - Что значит - остановил? Это же невозможно!
  - Да ты что! Серьезно? - иронично присвистнул мальчишка.
  Алиса не видела его лица, но была уверена, что на нем сейчас ехидная улыбка.
  - А почему тогда мы с тобой не застыли, как они?
  - Потому что это я создал временной сдвиг. А ты... Потому что Громова, наверно, поэтому.
  - Очень мило.
  Алиса была в ярости. Она всем нутром ненавидела этого заносчивого и нахального парня, и если бы не странные существа позади, то обязательно набралась решимости заехать ему аплеуху.
  Раньше она никогда не могла похвастаться способностями к безумным поступкам, но в последние дни учебного года они стали стремительно проявляться в ней, причем в троекратном размере. И с этим девочка никак не могла совладать.
  Антон настойчиво вглядывался в темноту и Туман перед собой. И вот, наконец, что-то заметил. Там, среди деревьев, возник свет.
  - Скорее, туда! - крикнул он, и в тот же момент Алиса поняла, что время снова пошло своим ходом - за ее спиной загрохотали десятки ножек и чьи-то сердитые голоса.
  - Прости, но у меня не получается надолго останавливать его, - виноватый голос Антона донесся до Алисы.
  Она бежала. Подумать только, сколько раз сегодня ей пришлось уносить ноги! Если бы не занятия спортом, было бы совсем худо. Эх, видел бы ее сейчас тренер!
  Она даже и не поняла, как перелетела ступеньку порога покосившегося домика посреди леса и тут же рухнула на колени, тяжело дыша. Дверь со скрипом закрылась, скрывая беглецов на полуразвалившейся террасе. Антон стоял рядом и внимательно рассматривал происходящее в лесу через окно избы.
  - Кажется, отстали, - облегченно вздохнул он. - Дом Еремы окружен луночарами, они сюда не сунутся.
  Антон наконец-то выпустил из рук канистру и посмотрел на Алису. В доме было светлее, чем снаружи, отчего девочке легко было разглядеть голубые глаза парня. Он протянул ей свою ладонь:
  - Будем знакомы: Лоттион, эйк.
  - Алиса. Просто Алиса.
  Неловкое рукопожатие быстро превратилось в смех. Девочка, толком, не могла объяснить, чувствует ли она по-прежнему злость на Антона или нет.
  - Что за невежество? - За дверью, ведущей в гостиную, раздалось знакомое кряхтение. Ерема сердито бубнил себе под нос. - Кто разрешил смеяться в моем доме?
  Дверь распахнулась, на пороге возник омерзительный силуэт старика. Веселое настроение у ребят в мгновение улетучилось.
  - За мной, живо!
  Антон послушно последовал за Еремой, следом в гостиную прошла Алиса.
  Дом старика, казалось, был продолжением самого леса. На деревянных стенах вовсю рос мох и грибы, на окнах сидели две рыжие белки, а вместо стола в центре гостиной стоял огромный трухлявый пень. На нем лежали два удивительных алых цветка.
  - Купальский папоротник, - прохрипел Ерема, настороженно выглядывая в окно. - Вам повезло, что с прошлого года еще остался.
  Алиса открыла было рот, но так и не смогла найти нужные слова, чтобы выразить свое удивление. Ведь до этого дня она считала историю про цветение папоротника всего лишь сказкой для детей.
  - Возьмите каждый по цветку, - приказал Ерема. - Не медлите.
  Алиса быстро вцепилась рукой в один из бутонов. Антон сделал то же самое. В тот же миг что-то пролетело над головой девочки. Была ли это птица или еще что-то - она не поняла, лишь отчетливо различила взмахи крыльев над своей макушкой.
  Дальше было падение - долгое и бессмысленное, куда-то в пустоту. Вокруг не было ни Еремы, ни Антона, ни странного дома - ничего! Лишь непроглядный Туман.
  Раздался удар, и Алиса больно врезалась копчиком о порог бабушкиного дома.
  Рядом стоял Антон и от всей души глумился над ней. Девочка хотела его садануть ногой со злости, но сдержалась. Кое-как поднявшись - мальчишка даже не пытался ей помочь и лишь заразительно ржал рядом - Алиса дернула дверь дома и поспешила поскорее исчезнуть за ней.
  В кухне уже проходило бурное совещание. Это было понятно по множеству голосов, доносящихся оттуда. Девочка сразу узнала бабушку, Светлану, кота Ваську (что по-прежнему немного беспокоило девочку) и Еремы - уж его то голос трудно было спутать с кем-то еще. Интересно, как это он смог очутиться здесь раньше их?
  Алиса хотела было войти в кухню, но в тот же момент перед дверью возник кот-домовой. Он деловито размахивал своим хвостом и лукаво подмигивал своей юной хозяйке.
  - Тебе сюда пока нельзя, - заявил он. - Здесь и так много уш, чтобы говорить вполголоса.
  - Что? - Алиса притопнула от возмущения. - Это и мой дом то же, и моя кухня! Я есть хочу!
  - Ужин ждет в твоей комнате, - кот, которого звали Васькой или же Василусом, лениво потянулся, превращая спину в дугу. - Вижу, у тебя накопилось много вопросов. Но ответы все же придется подождать до утра. Так почему бы тогда просто не вернуться к себе и не отдохнуть от приключений?
  Алиса была вне себя. Не ответив, она резко развернулась на каблуках своих выцветших кроссовок и зашагала в свою комнату. В прихожей она снова столкнулась с Антоном. Он иронично подмигнул ей, но девочка, хмыкнув и гордо задрав нос, демонстративно удалилась прочь.
  Кот был прав. Ужин дожидался ее в комнате, однако больше всего Алисе хотелось спать. За окном было давно за полночь, поэтому едва она коснулась лицом подушки, как тут же крепко уснула.
  
  6.
  Лицом к лицу
  
  Брызги молока так и норовили броситься в лицо. Железное, изрядно помятое ведро грохотало на весь сарай, а нос закладывало от запаха навоза. К доению коровы Алиса давно уже привыкла, тем более, что бабушка в последнее время стала жаловаться на плохое самочувствие. С приближением летних каникул все хозяйские заботы по дому и вовсе были возложены на плечи девочки. Но она не жаловалась - ведь для дорогого тебе человека можно пожертвовать многим.
  О своем прошлом Алиса не разрешала себе вспоминать. Ей не хотелось снова, пусть и мысленно, возвращаться в те страшные дни. К счастью, Евдокия загружала ее по хозяйству настолько, что на воспоминания попросту не оставалось времени.
  Вчерашние события также были отнесены к разряду страшных снов. А так как, проснувшись, она не отыскала подтверждений тому, что все это приключилось с ней на самом деле, девочка с облегчением провела добрую половину дня во дворе.
  Бабушки и тети Светы с самого утра в доме не было, а кот Васька не проронил ни слова, как бы Алиса его не пытала. Нет, безусловно, все это только приснилось!
  Отнеся молоко в дом и прихватив из кухни огромный бутерброд с дольками свежесрезанных помидоров, она решила немного прогуляться по селу. Бабушка всегда ей это разрешала, поэтому, не долго думая, девочка закрыла поплотнее дверь в доме, заперла за собой калитку и с наслаждением вдохнула в грудь воздуха - а ведь сегодня первый день школьных каникул!
  Жара к обеду только нарастала. Из-за забора соседнего дома выглядывал крючковатый нос Антонины.
  - Дуська-то не вернулась, я погляжу? - спросила она, не отрываясь от полива огурцов.
  - Нет, я ее сегодня не видела, - пожала плечами девочка. - С тетей Светой, наверное, за грибами пошли.
  - За грибами, говоришь? - прищурилась Антонина. - Ну-ну.
  Старуха быстро вернулась к своим делам, тут же позабыв про свою юную собеседницу.
  Девочка тоже не стала напрашиваться на продолжение диалога и, вернувшись к бутерброду, зашагала в сторону импровизированного футбольного поля.
  Лето в этом году, кажется, совсем обезумело. Солнце палило так сильно, что, казалось, вот-вот испепелит все вокруг. От жары запах травы стал еще более ярким, а слепни, летающие вдоль выгула скота, злее обычного.
  Расправившись с бутербродом, Алиса свернула к небольшой опушке у леса, где стояли друг напротив друга самодельные ворота. Эх, как же ей плохо сейчас без футбола! И кто вообще придумал на каникулы прекращать тренировки? Это же глупо и неестественно!
  С каждым днем ощущение своей никчемности в Алисе становилось сильнее. Только спорт помогал немного отвлечься от печальных мыслей и просто поболтать с друзьями. Ей всегда нравилось играть в команде и радоваться каждому забитому голу.
  Она с досады пнула ногой о деревянный брус, выполнявший роль штанги, и почувствовала, что не рассчитала с силой удара. Взвыв от боли, девочка заскакала на одной ноге, сердито бормоча себе под нос.
  - Вы только поглядите: ботаничка пляшет! Надо на мобильник снять, а то никто не поверит.
  Кто-то громко расхохотался рядом и в след за ним раздался задорных мальчишечий смех в несколько голосов. Сашка Багров со своими дружками стояли поодаль Алисы и, от нечего делать, подпирали спинами противоположные ворота. Девочка хотела молча уйти, но тут же в нее полетел комок высохшей грязи. Алиса вскрикнула от боли.
  - Куда это ты собралась, золушка? Я что, разве разрешал тебе уйти?
  Сашка снова расхохотался.
  - Отстань, я тебя не боюсь! - девочка поджала губы от злости.
  - А кто ты такая, чтобы меня не бояться? Была бы моя воля, я всю вашу ведьмовскую семейку выкурил бы из Туманного. Всех вас вместе взятых!
  - И что же ты этого не сделал? - прокричала Алиса.
  - Ждал случая, - усмехнулся Багров. - Да что я с тобой говорю? Ты же отброс общества! Сирота на бабкиной шее! Побирушка из детдома, вот кто ты!
  Алиса и сама не поняла, что сделала. Она схватила с земли первый попавшийся камень и со всей силы швырнула в хулигана. Удар пришелся прямо по лицу Багрова - тот взвыл от боли и, зажав лицо руками, рухнул в траву.
  - Убейте ее, убейте эту гадину! Убейте! - завопил он на всю округу, и кучка его дружков, словно коршуны, в одно мгновенье бросились на беззащитную девочку, награждая ее увесистыми тумаками.
  Она не успела даже закричать. Алиса нелепо растянулась на земле, пытаясь защититься от тяжелых ударов. А мальчишки продолжали ее пинать ногами: никто из них не остановился, не захотел заступиться за нее, помочь ей подняться.
  Что-то хрустнуло в районе носа, и лицо Громовой мгновенно залилось чем-то горячим. Просить о помощи этих негодяев не было смысла - уж сильно они зависели от Багрова, чтобы пойти против него.
  - Мамочка, - сорвалось с губ Алисы. Она почувствовала, что больше не в силах двигаться, а слезы на лице смешались с кровью и дикой болью.
  - Достаточно! - проскулил поодаль Багров, и мальчишки послушно вернулись к своему вожаку. - Тебе повезло, побирушка! В следующий раз я их не остановлю.
  Долговязый хулиган со всей ненавистью рассматривал лежащую на траве Алису, зажимая кровавую рану на голове.
  - Ладно, пошли отсюда, а то вдруг бабка ее нагрянет!
  Девочка с трудом подняла голову и увидела, как Багров со своими дружками-амбалами спокойным шагом уходят в сторону домов, смеясь и улюлюкая на ходу. Теперь она была совершенно уверена: это были не люди.
  Ведь в человеке, даже самом плохом, есть хотя бы крохотная частичка сострадания, сочувствия и милосердия. Но ребята эти были редкими подонками, не знающими и не заслуживающими прощения.
  Девочка горько рыдала, уткнувшись лицом в траву. Ее запах пьянительно проникал в ноздри, из которых продолжала струиться кровь. Почему все это с ней происходит? В чем она виновата?
  Неожиданно она вспомнила маму - пусть и не родную, но ту, что всегда была рядом с ней с самого рождения. Алиса была уверена, что если бы та не пила, то не допустила бы всего этого. Нет, в глубине души она, конечно же, любила Алису! Даже тогда, когда заставляла дочку стоять в подземных переходах и клянчить у прохожих деньги ей на выпивку. Ах, как же Алисе хотелось вернуться в прошлое, в тот роковой день, и просто попросить у нее прощения! За все.
  Они даже не попрощались. Когда девочка в последний раз вернулась с деньгами домой, в квартире было много людей. Впрочем, тут и раньше всегда толпился народ - на кухне постоянно находились какие-то странные люди, вино лилось рекой, а иногда дело доходило до драки.
  Девочка старалась не появляться там. Она все время запиралась в своей пустующей комнатке (всю мебель отчим отдал в счет погашения долгов) и тихо плакала.
  Но в тот роковой день все было по-другому.
  Всюду сновали люди в погонах, а соседи что-то активно обсуждали в кухне. Алиса и сейчас помнит ужасный вопль своего отчима - крик отчаяния и боли. Его вели под руки, а он рыдал и повторял одни и те же слова: 'Это были они! Я не убивал ее! Не убивал, клянусь Вам! Я же ее любил! Это все девочка! Им нужна была только она!'.
  'Ну надо же до такого допиться!' - съязвил тогда один из полицейских. Алиса запомнила его омерзительный голос на всю оставшуюся жизнь.
  Вот так она потеряла всю свою семью разом.
  - Ты жива?
  Кто-то подбежал к ней и присел рядом на корточки. Это был Антон. Он взял девочку за руку и помог ей подняться с земли. Ей стало неловко за то, что мальчишка видит ее в таком ужасном состоянии. Она попыталась вытереть лицо от слез и крови, после чего выдавила из себя приветливую улыбку:
  - Спасибо.
  - За то, что я опоздал? - вскинул брови Антон. - Прости, но если бы я умел нормально пользоваться своей силой, ничего бы не произошло. Это был Багор, верно?
  - Его друзья, - опустила глаза Алиса.
  - Пойду и найду их! - Антон вскочил было на ноги и с разъяренным видом хотел уже пуститься вдогонку за негодяями, но Алиса вцепилась в его руку и не дала уйти.
  - Нет, не надо.
  - Да они только и способны, что действовать исподтишка! Подонки! Я их проучу, не сомневайся.
  - Не надо, останься, пожалуйста.
  Антон замер в нерешительности, но через мгновенье все же приземлился на корточки возле подруги.
  Их взгляды встретились всего на секунду, но этого было достаточно, чтобы понять, что происходящее - не просто совпадение. Действительность уже не имела значения, а мгновения словно замерли, боясь спугнуть этот взгляд. Алисе показалось, что это Антон забавляется со временем - также ловко, как он проделывал это прошлой ночью.
  После затянувшегося молчания, парень достал из своего кармана носовой платок и, не сводя глаз с Алисы, принялся нежно вытирать с ее лица следы крови.
  - Вот увидишь, Евдокия залечит твой нос, она и не такое исцеляла.
  - Я не хочу, чтобы бабушка знала.
  Алиса умоляюще посмотрела на Антона. Тот с усмешкой фыркнул:
  - Ладно, ладно. Тогда я попрошу свою маму. И чего тебе дома не сиделось?
  Алиса решила сменить тему разговора:
  - Кажется, ты обещал рассказать, кто такие эйки.
  Антон холодно и безучастно посмотрел на нее, немного помолчал, после чего заговорил вполголоса:
  - Эйки - это перволюди. В каждом из нас находится своя особая сила, позволяющая делать самые невероятные вещи.
  - Хочешь сказать, ты - волшебник?
  - Скажешь то же! - парень снова бросил насмешливый взгляд, будто гадая, стоит ли ей все это рассказывать. - Разве я похож на клоуна в дурацкой шляпе и с волшебной палочкой в руке? Я говорю тебе про эйков! Вот я, например, умею управлять временем, хотя многое у меня еще не получается. Другой эйк способен на что-нибудь еще.
  - Так ты волшебник или нет?
  Даже несмотря на постоянные насмешки, Алиса сейчас была очень благодарна Антону - хотя бы просто за то, что в эти мгновения он находился с ней рядом.
  - Знаешь, в моем мире волшебниками - вернее, магами, называют тех, кто правит замком Ишгуд, - Антон продолжил свой рассказ. - Это священное место, откуда управляется все живое в Сиянии. Маги - это Высшие эйки, которые действительно способны на такие вещи, которые люди назвали бы волшебством. Магам не нужны заклинатели, ни какое либо другое оружие. Правда, очень мало кто из эйков попадает в круг избранных, то есть становится магом.
  Алиса практически ничего не понимала из сказанного, но продолжала внимательно его слушать.
  - А ты бы хотел им стать?
  Алиса взглянула в непроницаемое лицо Антона, но тот не ответил.
  - А я бы хотела стать эйком, - печально вздохнула она. - Я бы тоже умела что-нибудь эдакое. Мой папа, кстати, маг. Наверное. Мне бабушка вчера сказала. Правда, я ей не особо поверила, конечно. Но если даже и так, при встрече обязательно попрошу его научить меня чему-нибудь такому, необычному.
  На одно мгновение Антон заметно побледнел, но тут же опомнился и протянул Алисе руку:
  - Ладно, идем. Надо показать тебя маме. Обещаю, она ничего не расскажет Евдокии!
  
  ***
  Остаток дня прошел довольно-таки скучно. После непродолжительного визита к соседке (тетя Света приложила к носу Алисы травяной компресс и боль мгновенно исчезла, а на лице не осталось и следа), девочка просидела в поле среди океана ромашек и долго размышляла над происходящим. К счастью, поблизости никого не было - даже Антона, и она могла спокойно отдаться своим мыслям.
  Все было так сложно и совершенно непонятно! Одна ее часть тайно мечтала, чтобы у нее был настоящий отец, да еще и волшебник, который смог бы превратить всех ее обидчиков в какую-нибудь лягушку. Но другая частичка души яростно противилась даже думать о магии, домовых, необъяснимых двурфах, эйках и тому подобном. Ей не было места в окружении сверстников как раз из-за своих странностей и чудачеств. Вот только можно ли было так назвать любопытство и доброту? Хотя, конечно, она и сама нередко ловила себя на мысли, что обладает какими-то сверхъестественными способностями. Например, впутываться в неприятности.
  Алиса долго смотрела вдаль, откуда виднелись очертания Алексинска, и молчала. Она вспомнила про фееринов, которые разговаривали с ней как раз на том самом месте, где сейчас находилась она. Может, это все еще сон? 'Ну пожалуйста, пусть это будет именно он!' - в сердцах думала она.
  Девочка снова вернулась к воспоминаниям о маме. Ей так не хватало ее! И пусть бабушка теперь всегда была рядом, она никогда и ни за что на свете не смогла бы заменить Алисе маму.
  Печальные мысли так и не успели завладеть ее сознанием. Девочка отчетливо разглядела в плывущих над лесом облаках лицо женщины. Раньше, конечно, она уже встречала белоснежные фигуры в форме животных и уродливых птиц, но вот чтобы лицо, да еще такое отчетливое! Но далеко не это смутило Алису. Ей вдруг показалось, что она уже где-то видела эту удивительную даму. И что самое странное: облачное лицо, словно живое, смотрело на девочку и приветливо улыбалось.
   Домой Алиса вернулась, когда уже изрядно стемнело. Бабушка, как всегда, гремела на кухне посудой, и о чем-то болтала с тетей Светой. Алисе - на долю секунды - показалось, что соседка рассказывает ей о том, что произошло утром на футбольном поле. Но нет - разговор шел о каком-то Ардамире. Девочка осторожно подкралась к кухне и прильнула ухом к щели между дверью и дверным проемом.
  - Я не думаю, чтобы она могла нам помешать, - будничным тоном говорила бабушка. - Но все же стоит предупредить Елейну, чтобы та с ней не откровенничала.
  - А как же Алиса? Как быть ей? - голос тети Светы показался девочке немного обеспокоенным. Кто знает, может, она снова волновалась за Антона?
  - Алиса - сильная девочка, - после непродолжительного раздумья произнесла старуха. Теперь она говорила очень тихо, отчего самой Алисе пришлось напрячь слух. - Не думай, что я волнуюсь меньше твоего, Света. Но в конечном счете, для Продмира и Наблюдателей она не представляет никакого интереса.
  - А как же Ардамиров цвет?
  - Им займется Елейна, - будничным тоном произнесла бабушка. - Как мы и планировали.
  - А что, если она - не единственная наследница?
  - Не болтай чепухи, Света, - отрезала старуха. - Ты сама прекрасно знаешь о Законе наследования. Тем более, у Алисы нет огнекода, а это прямое доказательство, что она - пустышка.
  Девочка была в растерянности: еще ни разу она не слышала, чтобы бабушка так говорила про нее.
  - И все же стоит ей рассказать об Ардамировом цвете, - настаивала на своем тетя Света. - По крайней мере, у нее будет шанс на спасение. И потом: что, если она все-таки отыщет его? Может, Вам не стоит так быстро уезжать из Туманного?
  - Времени больше нет, Света, - вздохнула Евдокия. - Туман окутал наш город. Это значит, что Сияние уже здесь. Подумать только: они нашли нас, спустя столько лет! Вчера я своими глазами видела пару Безликих недалеко от Алексинска.
  Девочка настолько сильно прильнула ухом к двери, что не заметила, как снова неуклюже ввалилась в кухню. Бабушка и тетя Света сделали вид, как будто обсуждали что-то невероятно скучное.
  - Ах, Алисонька, а я уж думала, что с тобой снова что-то приключилось! Садись за стол скорее, мы со Светланой уже поужинали.
  Евдокия мгновенно кинулась к печи и принялась накладывать в тарелку огромную порцию картофельного пюре. Похоже, тетя Света так и не рассказала ей, что произошло днем, за что Алиса была ей благодарна. Вот только о чем это они сейчас говорили?
  - Бабушка, я сейчас шла мимо кухни и случайно услышала...
  -Что? - настороженно замерла на месте Евдокия. - Что ты услышала?
  - Ну, про то, что нам надо уехать.
  Алиса твердо решила не рассказывать про все остальное. Бабушка же старалась говорить тихо и спокойно:
  - Да, Алисонька, это так. Мы завтра с тобой переедем в другой дом. Пусть и не такой уютный, как этот, но все же в нем можно жить. Кстати, он находится на берегу моря, как ты и мечтала. Знаешь, не стоит забывать о том, что с тобой приключилось недавно. Здесь нам находиться небезопасно.
  - А мы сюда вернемся?
  - Не думаю, что это правильно, Алиска, - встряла в разговор тетя Света. - По крайней мере, сейчас. Не волнуйся: мы с Антошкой будем часто вас навещать. А может, то же переберемся к вам.
  - Теть Свет, можно спросить? Вы тоже эйк, как и Антон?
  Алиса заметила, как бабушка с соседкой напряженно переглянулись.
  - Нет, Алиска, я не эйк, - ответила Светлана. - Вернее, когда-то давно, разумеется... Но это не значит, что Антон не может им быть. Это сложно объяснить. Да и пора мне.
  Тетя Света резко выскочила из-за стола, взъерошила волосы на голове Алисы и быстро зашагала в сторону выхода:
   - Антон сейчас у Еремы, будет поздно. Ладно, еще увидимся!
  - Ты доедай, Алисонька, да спать ложись. Время уже позднее, а нам завтра с тобой в дорогу.
  Проводив молодую соседку, бабушка ласково обняла Алису за плечи и тяжело вздохнула. Обижаться на нее девочка просто не могла. Она в очередной раз убеждалась в том, что это был главный человек в ее жизни, которому она действительно была нужна.
  
  ***
  До конца дня, как и обещала рыжеволосая Светлана, Антон в поселке так и не появился. Алиса то и дело выходила во двор и пристально смотрела на соседский дом. Но в его окнах так и не возник свет. У девочки даже сложилось впечатление, будто в нем никто и не живет вовсе - настолько пустым и безжизненным он казался среди остальных строений.
  Весь вечер девочка провела за ноутбуком, пытаясь написать письмо Димке Филиппову, капитану своей футбольной команды. Вот только ничего не выходило: слова путались, да и что можно было написать самому лучшему парню на планете? Намного проще - сморозить какую-нибудь глупость и жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Раньше они всегда обменивались расписанием тренировок и обсуждали прошедшие игры. Но сейчас, вдали от футбола, было очень трудно о чем-то писать. Тем более что ни о чем другом, кроме спорта, они не разговаривали.
  Летние сумерки снова окутали поселок густым, непроглядным Туманом. Ночью, перед сном, Алиса открыла форточку, чтобы услышать, когда Антон вернется от Еремы. Вот только услышит ли? Она вспомнила недавние приключения в лесу и теперь точно знала, что там, где есть волшебство, нет власти у человеческого слуха. Девочка положила голову на подушку и принялась изучать, как ветер теребит паутину между оконными рамами.
  - Уйди!
  Кто-то с силой оттолкнул Алису в сторону, и она упала на окровавленную землю.
  Вокруг шло сражение. То тут, то там раздавался грохот сцепившихся в схватке клинков. Вся равнина была устелена погибшими воинами.
  - Что ты тут забыла?
  Кто-то высокий и сильный вцепился в нее и оттащил за ближайший валун. Это был красивый, подтянутый мужчина с длинными, заплетенными в хвост светлыми волосами.
  - Тебя не должно быть здесь, это не твой путь! - заорал он испуганно и одновременно взбешенно. - Не твой, слышишь?
  - Да, но кто Вы? Что происходит?
  Алиса обратила внимание на его странный шрам вдоль щеки - в виде каких-то знаков. Что-то вроде даты, записанной затейливыми палочками и крючками.
  - Тебе меня не остановить! Я уже все решил! А теперь, прошу тебя, вставай и уходи! Спасайся! Встава...
  Что-то просвистело рядом, и мужчина пораженно рухнул на землю, продолжая шептать девочке:
  - Вставай, Елейна! Вставай, уходи! Вставай же!
  По щекам мужчины катились слезы. Алиса резко открыла глаза.
  - Вставай, говорю тебе!
  Кот Васька сидел на подоконнике и с любопытством разглядывал Алису. Ее всю трясло.
  - Завтрак уже на столе, Симила. Несколько раз разогревать я не собираюсь.
  - Меня зовут Алиса! А-ли-са! Пора бы уже запомнить, - отрезала она и, нащупав ногами тапки возле кровати, пулей метнулась в кухню.
  - Подумаешь! - передразнил кот и, показав ей язык, тут же растворился в пространстве.
  
  ***
  Бабушки в доме не было. Позавтракав, Алиса, как обычно, направилась в сарай, чтобы подоить корову. Но не успела она выйти во двор, как на пороге дома встретилась лицом к лицу с дряхлой соседкой Антониной. Вид у той был запыхавшийся, на лице застыла явная паника.
  - Где Дуська? Где она? Она дома?
  - Не знаю, я еще ее не видела, - ответила Алиса. - Мы, вроде, сегодня переезжаем. Может быть, пошла за билетами?
  - А где Василус? - Антонина в панике принялась оглядывать интерьер дома. - ВАСИЛУС!!!
  - Кто? - растерянно вскинула брови Алиса.
  - Что случилось? - раздался урчащий голос, и на пороге возник кот-домовой.
  - Они уже здесь, Василус! - дрожащим голосом проскулила Антонина. - Стражи теней у дома Багровых! Боюсь, что мальчишка предал нас. Они уже здесь! Ох, что же будет?
  Кот ничего не ответил и снова исчез. Прошло несколько мгновений, как со стороны огорода послышалось ковыляние Евдокии. Васька, похоже, предупредил ее о визите соседки.
  - Ничего не понимаю! Как это произошло? - обеспокоенно бросила она Антонине, впопыхах вбегая в дом. Та вместе с Алисой шли следом. - Поселок охраняют феерины! Если только... Хотя нет, это невозможно.
  - Ох, не знаю, Дуська! Ох, не знаю!
  Антонина семенила за Евдокией, держась при этом за поясницу и кряхтя на ходу. Кот также мчался вслед за хозяйкой дома. Все направлялись в кухню.
  - Как на зло, Света сейчас в Ишгуде, - озабоченно пробормотала Евдокия, хватая со стола кувшин с молоком. - Надо ее предупредить.
   Она быстро подошла к кошачьей миске, стоящей на полу и налила в нее молока:
  - Васька, твоя очередь.
  Кот, виляя хвостом, подскочил к угощению и испробовал немного из блюдца. На молоке тут же появились круги, которые плавно стали превращаться в очертания лица тети Светы. Евдокия свесила голову над поверхностью молока и громко произнесла:
  - Света, возвращайся! Стражи уже в поселке! Боюсь, что здесь и Продмир.
  - Хорошо, сейчас буду, - ответило лицо в блюдце и тут же исчезло.
  Но не успела Евдокия что-то сказать еще, как за окном стали раздаваться крики сельчан. Алиса подбежала к подоконнику и не смогла сдержать подобравшийся к горлу ужас: почти все дома Туманного были охвачены огромным пламенем, а среди алых языков огня спокойно прогуливались странные люди в темных плащах на манер средневековых мантий. В центре шел высокий рослый мужчина, старательно пытающийся скрыть под капюшоном свое лицо. Он смеялся, наблюдая, как из горящих домов выбегают испуганные люди.
  - Уходите! Уводите Алису! Ну же!
   Антонина отреагировала на приказ Евдокии мгновенно: резко вцепилась в руку девочки и потянула ее за собой. Но та, изловчившись, высвободилась из захвата.
  - Нет, бабушка, нет! Я останусь с тобой!
  - Уходите ради всего святого, я их задержу! Васька, иди с ними, мне так будет спокойнее.
  Антонина снова вцепилась в руку Алисы. Девочка хотела вырваться, но бабушкин умоляющий взгляд заставил ее повиноваться.
  В дверь постучали. Старуха переглянулась с котом-домовым и, не раздумывая, поспешила навстречу незваным гостям. Антонина с Алисой следовали рядом.
  - Кто там? - с вызовом произнесла Евдокия.
  - Родственники! - протянул холодный мужской голос, и на пороге кто-то громко расхохотался. Похоже, вся группа людей в плащах стояла перед входом в дом.
  - Вы ошиблись, у меня давно уже нет родных, - ответила Евдокия. Алиса почувствовала, как еще сильнее сжимается на ее запястье рука Антонины.
  - А как же родной сын? Или материнское сердце все же зачерствело за годы разлуки?
  - Мой сын не пришел бы ко мне, чтобы убивать, - бесстрашно ответила бабушка.
  Алису обдал леденящий холод, когда она поняла, кто говорит по ту сторону двери.
  - Девчонка здесь. Входите! - раздался приказ, но Евдокия среагировала быстрее. Она поднесла свои ладони к двери и, в ту же секунду она сорвалась с петель и, подобно пробке и вылетела во двор, раскидывая по сторонам Стражей теней.
  - Уходите! - старуха отдала приказ коту и дряхлой соседке, на лету собирая воздух руками.
  Во дворе дома, откуда ни возьмись, возник вихрь, который сразу же ринулся на поджигателей. Те хотели что-то предпринять, но ветер отшвырнул их на значительное расстояние, удобное, чтобы сбежать Алисе и ее сопровождающим. Те, не медля, бросились в сторону леса.
  Тетя Света подоспела вовремя. Она вскинула руки к небу и перед распластавшимися на земле магами возникла стена из яркого света.
  - НЕ ВЫЙДЕТ!!!
  Светлану и Евдокию резко отбросило на землю, а их чары мгновенно исчезли. Перед женщинами возвышался лысый человек со шрамом на щеке в виде трех кругов, сложенных один в один, и победно улыбался.
  - Остановись, Продмир, - прошептала Евдокия, поднимаясь на ноги. - Иначе, я сама заставлю тебя это сделать!
  - Ты мне не нужна, - скучающим голосом произнес он. - Меня интересует девчонка. Этим утром я видел Лунный след - должен сказать, очень впечатляюще для незаслуженного наследника!
  - След? - Алиса заметила, как бабушка застыла на месте - то ли от испуга, то ли от потрясения. - Этого не может быть!
  - Именно! - издевательски откликнулся Продмир. - И он, кстати, шел в твой драгоценный дом, в твое разлюбимое Туманное! Как неосторожно для Хранителя!
  - Нравится мой поселок, значит? Что же, можешь остаться в нем навсегда!
  Старуха сделала еле заметное движение рукой, и вишни, стоящие в ее огороде, тут же ожили и бросились на Продмира. Люди в плащах тоже ринулись в атаку, но встретились со стеной света, которую сотворила рыжая дама.
  Продмир был в бешенстве. Неожиданно весь огонь, охвативший поселок, стал собираться перед ним. Еще один жест, безумный, устрашающий крик, и адское пламя кинулось на своих жертв, уничтожая все на своем пути, не оставляя после себя ничего живого.
  Алиса вскрикнула, наблюдая за происходящим издалека, но ее бабушка все же успела сделать еле уловимый взмах рукой, будто набирает в ладонь воздух. И снова перед ней, в момент, когда надежды на спасение уже не оставалось, возник яростный смерч. Он стал расти все больше и больше, отгоняя от закадычных подруг-соседок языки безумного пламени.
  Девочка на какое-то мгновение оцепенела, пытаясь рассмотреть очертания отцовского лица - строгого, не знающего страха и пощады. Но она также различала в них какую-то странную эмоцию. На долю секунды у нее в голове возникла безумная идея подойти к нему и сказать что-то типа 'Привет, папа'! Как же она мечтала об этом, особенно когда жила с отчимом-алкоголиком! Но Антонина с силой дернула девочку вперед - нужно было уходить.
  Сила стихии была велика. Смерч выдергивал из земли деревья, доски заборов, а после и вовсе принялся поднимать к небу горящие дома, стоящие по соседству. К счастью, люди, жившие в них, уже успели убежать подальше.
  Бабушка Алисы сейчас больше не была какой-то там чокнутой старухой. В эти секунды она была Евдокией Громовой - повелительницей всеразрушающего ветра. Весь ее вид внушал страх и огромную, просто нечеловеческую силу.
  Алиса отказывалась верить в то, что происходит.
  Продмир так и не смог совладать с ветряным безумием. Огонь, который он послал в атаку полностью иссяк, заставив его самого впервые за столько времени почувствовать слабость. Казалось, что теперь уже все Туманное парило в воздухе по приказу одной единственной пожилой дамы.
  Чтобы сравнять силы, Продмир быстро щелкнул пальцами, и из земли - прямо перед сражающимися - возникли два огромных каменных монстра, похожих на троллей из сказок. Но Евдокия и тут его опередила: один из парящих в смерче домов мгновенно рванул в сторону атакующего, погружая его и сотворенных им чудовищ под груду деревянных обломков.
  Алиса все время оглядывалась назад. Она видела происходящее, но не могла ничем помочь бабушке и тете Свете. Кот Васька, или как его называли взрослые - Василус, бежал впереди, то и дело, оглядываясь по сторонам. Следом ковыляла ворчливая Антонина.
  - Сюда, сюда, на стежку! - командовала она, махая в сторону небольшой тропинки, ведущей в лес.
  - Алиса! Алиса! Постойте! Подождите меня!
  За ними мчался Антон. Выглядел он немного потрепанным и испуганным.
  - Мама велела мне идти с Алисой. Я покажу ей дорогу к Ереме!
  - К Ереме? - переспросила девочка. Вот уж радость - она и не думала, что ей придется снова повстречаться с этим отвратительным монстром.
  - Да. Он должен встретить нас возле Двойного перехода, - отрапортовал Антон.
  - Не так быстро!
  Антонина охнула: прямо перед ними, откуда ни возьмись, возникли двое громил. Алиса сразу их узнала - это был Сулмедир и Толстяк, что напали на нее в автобусе.
  - Бегите! - завопил во все кошачье горло Василус и тут же превратился в низенького лысыватого человечка, в котором Алиса тут же узнала... директора своей школы! Это было настолько неожиданно, что девочка невольно взвизгнула.
  - Уходите же! - выкрикнула Антонина, простым жестом руки создавая перед врагами огромную преграду из, откуда ни возьмись, появившейся воды.
  Антон, похоже, знал, что делать. Он крепко зажал ладонь Алисы в своей руке, и время вокруг мгновенно остановилось. Антонина, Василус-домовой-директор, Сулмедир и Толстяк - все они застыли в воинственных позах, словно были простыми скульптурами. Антон же не стал любоваться этим и с силой потянул подругу в сторону лесной тропы:
  - Скорее! Я не смогу вечно удерживать время!
  - Но как же они? Как же бабушка и тетя Света?
  - С ними ничего не случиться. Особенно с твоей бабушкой и моей мамой.
  Антон серьезно посмотрел на Алису и тут же улыбнулся ей в ответ.
  Девочка в последний раз окинула взглядом то, что когда-то было ее родным домом, и с неохотой побрела за парнем. Ее одолевало нарастающее с каждым шагом опасение - в том, что она больше никогда в жизни не увидит свою бабушку.
  
  
   7.
  Туман
  
  - Кажется, отстали.
  Антон то и дело оглядывался назад, опасаясь погони. Затея уйти в лес казалась Алисе невероятным безумством. А что, если на них нападет какой-нибудь зверь? Что вообще могут предпринять против него двое безоружных школьников? Но Антона, похоже, все это совершенно не пугало.
  Тропинка уводила их все дальше в лес, извиваясь из стороны в сторону. Послеобеденная духота дурманом действовала на комаров, которые так и стремились впиться то в руку, то в шею, то в щеку. Птиц слышно не было, зато вдоль кустов кто-то осторожно передвигался на маленьких лапках.
  Алиса никак не могла до конца осознать, что же произошло пару часов назад. Мир, который она всегда знала, в одно мгновение перевернулся с ног на голову.
  - Так куда мы идем? - в очередной раз спросила она, устало шагая за Антоном.
  - Сколько можно говорить? К Двойному переходу!
  - Я часто здесь ходила с бабушкой, но ни о каком переходе не знаю!
  - Не удивлюсь, что ты и про Сияние ничего не слышала! - хмыкнул тот.
  - Про что?
  Алиса остановилась, непонимающе вглядываясь в ехидную ухмылку своего спутника. Тот развернулся и неуверенно посмотрел на нее своими бездонными голубыми глазами. Впервые он выглядел разочарованным - похоже, он все же надеялся, что Алиса хоть что-то знает о происходящем.
  - Про Сияние, - растерянно повторил он. - Ты что, действительно ничего не знаешь?
  Уши у девочки предательски запылали, и она отвела глаза в сторону:
  - Что я, по-твоему, должна абсолютно все знать про Ваши эйковские глупости?
   - Сияние - это страна, вообще-то. Наша с тобой страна.
  Антон был потрясен до глубины души. Почему-то ему казалось, что уж про Сияние-то она должна была знать. Он вонзил пальцы в свои небрежно торчащие в разные стороны волосы и тяжело вздохнул.
  - Ну да, - закатила глаза Алиса. - Мне тринадцать лет, к твоему сведению. Я, что, идиотка? Какая еще страна посреди нашей глуши?!
  - Это большая страна, - насупился Антон, его голос приобрел привычные издевательски-глумящиеся ноты. - Уж тебе-то этого не знать! Мама рассказывала, что раньше Сияние было повсюду. Все люди когда-то были жителями этой великой страны. Ты тоже оттуда.
  - Превосходно! - Алиса иронически прихлопнула в ладоши. Она не знала толком - верить ли этому мальчишке или нет. - Этого мне еще не хватало! Ну, прямо, Алиса из страны чудес! А я, знаешь что? - Она неожиданно резко остановилась и вцепилась в рукав рубахи Антона - да так, что тот, чуть было, не упал. - Я НЕ ХОЧУ БЫТЬ ТАКОЙ АЛИСОЙ!!!! Тебе понятно?
  - Уже слышали.
  Антон кое-как вырвался из захвата и, на всякий случай, отошел от подруги на безопасное расстояние:
  - Думаешь, мне доставляет удовольствие тащиться с тобой? Я пошел только потому, что мама просила. У меня и без тебя дома дел много. Хотя, теперь, наверно, и дома-то уже нет...
  Девочка мгновенно сменила злость на сочувствие:
  - И как же ты теперь вернешься?
  - Я не вернусь, - отрезал тот и, не проронив больше ни слова, уверенно пошагал вперед.
  Алисе ничего не оставалось, как продолжить свой путь в неизвестность. Ведь остаться в лесу одной - далеко не лучший вариант.
  Дорога все тянулась куда-то вдаль. Невероятно, но всего пару часов назад наша героиня спокойно нежилась в своей кровати и слушала дуновение ветра. Вся эта безмятежность теперь казалась далеким сном. Антон, молча, шагал впереди, по всей видимости, не желая с ней разговаривать.
  - Знаешь, вообще-то я родилась в Алексинске, - первой заговорила Алиса. - Мои родители были хорошими людьми. Путешественники. Про них даже по телевизору говорили! Но когда отец бросил нас, мама начала пить. А отчим ей в этом не отказывал. Ты извини, что я так отреагировала, просто не думаю, что я родилась в этом твоем Сиянии. Может, тетя Света что-то напутала или ты ее не так понял?
  Антон не ответил. Девочке показалось, что он все еще дуется на нее. А может, действительно не хочет разговаривать. Не дождавшись ответа, она пнула, с досады, лежащую на пути сосновую шишку и, тоже не произнеся ни слова, продолжила идти вперед.
  Дело шло к вечеру. О неизбежности привала друзья прекрасно знали, но почему-то не спешили искать подходящее местечко для отдыха. От мысли, что придется ночевать далеко от дома, в глухом и опасном лесу, бросало Алису в озноб. Солнце уже не так палило - ему на смену пришла вечерняя прохлада. Вот только комары не унимались - с приближением вечера они стали злее прежнего.
  Наконец, Антон предложил остановиться и чего-нибудь перекусить. В этом Алиса была с ним полностью солидарна. Правда, впопыхах она ничего не успела с собой прихватить. Антон, словно поняв ее опасения, велел ей остаться его ждать, а сам вытащил из-за пазухи самую обыкновенную рогатку и побрел куда-то в сторону, что-то бормоча себе под нос.
  Вот те на - взял и кинул ее, одну посреди леса! Девочка хотела было догнать его и отчитать за столь мерзкий поступок, но передумала. В это самое мгновение за кустами послышался шорох, и, если бы Алиса не была так взволнована и удивлена происходящим, то непременно завопила бы на весь лес. Прямо к ней, превращаясь в громоздкую дверь, приближался ослепительный шар света.
  Девочка протерла глаза и, на всякий случай, ущипнула себя за руку. Нет, все это происходило на самом деле. Дверь медленно подплыла к ней и остановилась в нескольких шагах.
  Любопытство оказалось настолько сильным, что ни страх, ни опыт предыдущих встреч с необъяснимым, не смогли заставить ее одернуть руку...
  Дверь поддалась не сразу - что-то звякнуло и ухнуло ту сторону. Алиса действительно чуть было не закричала от неожиданности: на пороге стояла высокая светловолосая женщина в невероятно красивом, возможно королевском, наряде. Девочка сразу узнала, кто это - именно ее лицо она видела накануне в виде облака.
  Дама просто светилась от счастья. Ее волосы, которые вились почти до самой груди, напоминали волны, ласкаемые ветром. Она казалась настолько идеальной, что могла быть только королевой или царицей какого-нибудь удивительного государства. Вполне может быть, что даже того самого Сияния, о котором так долго распинался Антон. Женщина внимательно смотрела на маленькую беглянку, но переступить порог сияющей двери не спешила.
  - Кто Вы? - заворожено произнесла Алиса.
  - Меня зовут Эсирия, - бархатный голос женщины окончательно пленил изумленную девочку. - Я не хочу, чтобы о нашей встрече узнали посторонние.
  - Х-х-хорошо, - кивнула Алиса.
  - Если другие поймут, что я была здесь - быть беде, - полушепотом произнесла Эсирия. - Но я так хотела увидеть тебя - живой и здоровой.
  - Разве, мы с Вами знакомы?
  Эсирия не ответила, лишь загадочно одарила девочку улыбкой. Так она и стояла - просто смотрела на Алису, улыбаясь и едва сдерживая слезы. Спустя некоторое время со стороны, куда ушел Антон, послышался треск, и Эсирия насторожилась.
  - Мне надо уходить, моя милая Симила. Но если тебе вдруг потребуется помощь, достаточно только назвать мое имя на перепутье дорог. Не сомневайся - ветер донесет до меня твое послание. Я обязательно приду к тебе, запомни это!
  Женщина печально посмотрела на Алису и снова ей улыбнулась. В Эсирии было столько всего обворожительного, столько чего-то родного и близкого, что девочка не знала, что ей и ответить. Таинственная дверь мгновенно закрылась, снова превратившись в огромный светящийся шар. Тот стал удаляться от девочки, пока совсем не скрылся среди могучих стволов сосен. Как раз вовремя - с противоположной стороны леса возникла запыхавшаяся фигура Антона. В руке у него виднелись пара грибов и небольшой букетик лесной земляники.
  - Это все, что было, - его расстроенный голос немного вернул Алису к реальности. - Более съедобного ничего найти не удалось.
  - Скажи, а почему все называют меня Симилой?
  Алиса все еще пыталась отыскать нужное определение тому, что она сейчас чувствует в своей душе.
  - Да потому, что это твое имя! - привычное настроение мальчика вернулось в троекратном размере. - Могла бы и догадаться, раз уж ты дочь великого мага!
  - Но ведь я...
  - Знаю, знаю! Ты Ал-и-и-и-са. Уже проходили.
  Антон произнес ее имя настолько растянуто и смешно, что девочка едва не рассмеялась над этим. У нее в душе все настолько перемешалось, что невероятно хотелось плюхнуться куда-нибудь и ни о чем больше не думать.
  - На, ешь, нам еще долго идти!
  Антон протянул ей букет с земляникой и, не скрывая привычной ухмылки на лице, стал наблюдать, как та жадно поглощает ягоды. Как ни крути, а девочка даже и не ела сегодня.
  - Я видел свет, когда шел сюда, - смягчив голос, отрапортовал он, с подозрением всматриваясь в лицо своей спутницы. - Думал, что за нами погоня. Ты что-нибудь видела?
  - Нет, - почему-то соврала Алиса. Она вспомнила, что Эсирия запретила кому-нибудь рассказывать об их встрече. Но можно ли было говорить Антону, она не спросила.
  Парень сделал вид, что ей поверил:
  - Ладно, пошли. Возьмем эти грибы с собой, может, еще найдем по дороге. Тут рядом должен быть пруд. У него и остановимся на ночь.
  - Ты что, уже был здесь?
  - Приходилось, - впервые за столько времени Антон улыбнулся - лукаво, добродушно и все также насмешливо. - В перерывах между уроками в классе для 'особо одаренных'.
  Пальцами двух рук он обозначил в воздухе кавычки и, развернувшись, с довольным видом бодро зашагал по тропинке. Задетая до глубины души, Алиса побрела за ним, гадая, как бы проучить этого мальчишку.
  Наши герои снова шагали среди темнеющего леса, навстречу подстерегающим их опасностям. А они, опасности, уж точно должны были проявиться, в этом Алиса не сомневалась. Ночь в лесу не может пройти бесследно. И потом, ей страшно хотелось есть, а пара проглоченных ягод только раззадорили аппетит.
  Антон все время молчал, и Алисе это страсть как надоело. Она принялась забрасывать своего сопровождающего различными вопросами, но тот лишь ограничивался скупыми 'да' или 'нет'.
  - И почему я о ней никогда не слышала? - сетовала она, ожидая, что Антон подключится к беседе. - Она здесь, недалеко?
  Парень некоторое время задумчиво вглядывался куда-то вперед, после чего все же заговорил:
  - Сияние - это блуждающая страна. Сегодня она здесь, завтра может появиться в другой части света. Она одиноко скитается по всему миру, останавливаясь там, где больше всего несчастных людей.
  - Это еще почему?
  - Все дело в Тумане! Он, подобно щиту, скрывает сиянцев от внешнего мира. Представляешь, сколько требуется энергии, чтобы укрыть целую страну? Великому Туману постоянно требуется подпитка. И ничего нет сильнее, чем страдания людей, их черные мысли, их ночные кошмары, все плохое, что находится в их душах.
  Антон остановился и внимательно посмотрел на подругу.
  - Несмотря на то, что Сияние - удивительная и могущественная страна, это все же проклятое место. По многим причинам. Это так, к слову.
  - Значит, Сияние сейчас в Алексинске?
  - Верно, - ухмыльнулся Антон. - А ты схватываешь на лету!
  - Я не понимаю, - девочка потерялась в собственных мыслях. - Но как это возможно?
  - Это все Туман! - со значением произнес Антон. - Ладно, завтра сама все увидишь.
  Уже скоро солнце полностью скрылось за кромкой леса, вручая бразды правления надвигающейся ночи. Как и предвидел Антон, они вышли к небольшому лесному озерцу, затянутому кувшинками, и решили устроить ночлег прямо на его берегу.
  Свет Луны, возникший на небосклоне, вонзился в гладь озера и медленно, с ветерком, принялся раскачивать волну. Алиса, конечно, не питала особого желания оставаться в этом странном и довольно жутковатом месте, но желание отдохнуть взяло верх над рассудком.
  С едой проблем не оказалось. Соорудив из кленовой ветки и гвоздиков из кармана подобие удочки, Антон умудрился за час наловить в озере целую дюжину маленьких карасей. Вскоре на берегу возник костер, и друзья смогли вдоволь насладиться свежеприготовленными 'шашлыками' из рыбы.
  Несмотря на сытый ужин и слипающиеся глаза, они сидели напротив потрескивающего костра и заворожено любовались поверхностью воды, в которой отражались остатки заката.
  - Мама просила тебе передать, - с неохотой произнес Антон. Он нервно подкидывал сухие ветки в огонь и становился еще серьезнее и мрачнее. - Она уверена, что это спасет тебя от твоего отца.
  - И что же это?
  - Ардамиров цвет. Честно говоря, я не думаю, что он существует, но мое дело - тебе передать.
  - Это еще почему? - Алиса с интересом уставилась на приятеля.
  - Очень много вопросов задаешь, Алиса Громова! - Антон сердито посмотрел на девочку и тут же опустил глаза. Через незначительную паузу он продолжил: - Есть легенда, что этот цветок посадил сам Ардамир - великий просветленный, который был первым правителем и, по некоторым данным, даже создателем Сияния. Считается, что тот, кто сорвет его цветок и станет хранить при себе, никогда не погибнет и будет защищен даже от самого сильного мага на Земле и Луне.
  - Луне? Еще скажи, что и там эйки водятся! - хихикнула Алиса.
  - Может, и водятся, - насупился парень. - Это же просто легенда, мало кто в нее верит! Даже в Сиянии. За миллионы лет никто из сиянцев ни разу не встречал Ардамиров цвет. Но мама велела рассказать тебе о нем, так как она считает, что он сможет тебя защитить от Продмира Громова.
  Неожиданное молчание разбавилось музыкальными опусами кузнечиков.
  - Называй меня Симилой, если хочешь. Я не обижусь. Честно, - Алиса подмигнула Антону, подавляя зевоту. - Правда, я не знаю, с чего оно вдруг стало моим настоящим именем?
  - Это сиянские имена, - тихо произнес Антон, задумчиво вглядываясь в языки пламени. - Не знаю, почему так. Лично мне нравится мое человеческое имя. Но в Сиянии меня зовут именно Лотто. Честно говоря, я боюсь об этом спрашивать у мамы. До сих пор не могу привыкнуть, что она мне не родная.
  - В смысле? Почему? - Алиса округлила глаза от удивления. Она неожиданно поймала себя на том, что подобные мысли когда-то приходили и в ее голову насчет бабушки.
  - Как будто сама не знаешь! - парень шмыгнул носом и принялся прутом тормошить засыпающий в костре огонь. - Мы же с тобой вместе были в детдоме.
  Алиса чувствовала, как проваливается сквозь землю. Воспоминания, которых она так старалась избежать, снова подкатили к ней, отчего девочке вдруг стало не по себе. Но сейчас ее беспокоило далеко не это. До недавнего времени она никогда раньше не встречала Антона. Тем более в детском доме.
  - Прости, а ты что, тоже оттуда? - она старалась поскорее убрать неприятные мысли из своей головы. - Мне казалось, что эйки не попадают в сиротские приюты.
  - Ну да, а еще они не ловят рыбу и не спят по ночам.
  Алиса засмеялась. Антон лишь сделал вид, что ему весело. Весь этот шум невольно вспугнул дремавших у камышей лягушек.
  - А ты меня совсем не помнишь, да? - после непродолжительного молчания спросил Антон. Девочка нерешительно пожала плечами. - Мама говорила, что такое бывает. Нам тогда было всего четыре года. Кстати, мы находились в одной группе. Неужели не помнишь?
  - Нет, наверно...
  Алиса была в полнейшем замешательстве. На самом деле она отчетливо помнила те дни, но вот только не могла отыскать в закромах своей памяти Антона.
  - Знаешь, я была там не долго, - девочка с трудом заставила себя говорить об этом. - Меня забрала бабушка, когда меня поймали...
  - А говорила, что не помнишь! - Антон заметно повеселел. - Нас же вместе забирали! Тебя - бабушка, а меня - моя мама. Мы еще всю ночь с тобой просидели у окна и о чем-то болтали. Клялись, что всегда будем вместе - точно, вспомнил! Еще дождь сильный шел! И сейчас, скажешь, что такого не было?
  Алиса не ответила. Эти разговоры окончательно привели ее в ступор. С одной стороны она была совершенно уверена, что он не врет. Но, с другой, она не могла вспомнить ни Антона, ни всего того, о чем он сейчас ей говорит. Девочка постаралась вспомнить день, когда ее забирали из приюта. Нет, никакого Антона там точно не было. Может, она просто забыла или сама заставила себя забыть?
  - Тебе повезло - Евдокия твоя родная бабушка, - грустно хмыкнул он. - Но моя мама.... Иногда мне кажется, что я другой.
  Треск от костра убаюкивал, а уханье совы вдалеке напоминало ей разговоры про невиданную страну под названием Сияние. Алиса вспомнила двурфов, гнавшихся за ней пару дней назад. Интересно, есть ли в той стране, куда они направлялись, добрые феи, единороги и другие волшебные существа, про которых она читала в книжках? Наверно есть, раз эта страна настолько удивительная. Твердо решив, что обязательно спросит об этом приятеля, она позволила себе на мгновенье закрыть глаза.
  
   ***
  - Алиса, ты идешь или нет?
  Казалось, что Антон шутит, ведь еще только ночь. Но открыв глаза, девочка зажмурилась от утренних лучей солнца. Она лежала возле потухшего костра, укрытая мальчишечьим пиджаком. Лениво потянувшись, девочка огляделась: ни озера, ни леса, ничего вокруг не было видно.
  - Туман! - победно воскликнул Антон. - Я уж думал, что придется тут целую неделю жить!
  - И что такого особенного? Туман как туман, - сонным голосом промямлила Алиса, с неохотой поднимаясь с земли.
  - Сейчас увидишь.
  - Ежика, что ли? Зачем будить в такую рань?
  Где-то минут двадцать ребята, молча, сидели у погасшего костра и чего-то высматривали в пелене лесного тумана. Алиса тысячу раз пожалела, что позволила себе подняться так рано.
  Антон же ничего не объяснял и лишь сосредоточенно вглядывался в белесое очертание леса. И тут, неподалеку, раздался шорох. Парень резко вскочил на ноги:
  - Скорее за мной! Только не отставай!
  Они пробежали несколько метров в сторону леса и резко остановились. В Тумане ничего не было видно, но зато отчетливо слышались звуки обламывающихся веток и отлетающей от стволов сосен коры. Кто-то скакал по веткам им навстречу, присвистывая и чертыхаясь на ходу. Вскоре среди макушек деревьев Алиса отчетливо разглядела... белку. Антон тоже увидел ее, и теперь поднял к небу голову, заворожено всматриваясь вверх.
  По правде, это был еще бельчонок. Рыжий, размером не больше котенка и ярким хохолком на голове. Он лихо перепрыгивал с дерева на дерево, потом также резво спускался на землю, играя в догонялки с солнечными зайчиками. А угнаться за ними было довольно сложно. Бельчонок (который со стороны действительно напоминал разыгравшегося котенка) устроил целый переполох, сломя голову кружа по деревьям и земле. А иногда даже забывая толком посмотреть, куда прыгает...
  - А-а-ай!!!!
  Не удержавшись на тоненькой ветке, он полетел вниз, прямо навстречу изумленному лицу Антона.
  БАЦ!!! Оба рухнули на землю и завопили от неожиданности. Только Алиса стояла рядом и давилась от дикого хохота, держась за живот. Прямо в вечно ухмыляющееся мальчишечье лицо!
  - Эй, что за дела?
  Алиса отвлеклась от приступа смеха и замерла, вглядываясь в барахтавшегося на земле приятеля. Он безуспешно пытался снять со своего лица испуганную белку. Последняя же была несколько обескуражена падением. Причем, настолько, что намертво вцепилась в волосы и уши парня. На какое-то мгновение девочке почудилось, что бельчонок что-то сказал.
  - Да отпусти, чего пристал?!
  Антон снова попытался оторвать белку от своего лица, но тщетно.
  Бельчонок долго вглядывался в лицо Антона, после чего заявил:
  - Мне ваше лицо кажется знакомым. Мы не встречались? Зеркальный пруд? Торфяная излучина? День рождение тетушки Скитти?
  Алиса протерла сонные глаза - ан нет, не почудилось.
  - Не-е-е-т, - протяжно проскулил Антон, испуганно вглядываясь в непроницаемую морду зверька. - Мы не встреча-а-лись!
  - Что ж. Извиняюсь. Обознался.
  Мгновенно покинув лицо мальчишки, зверек взлетел на дерево, игриво повиливая хвостом. Крикнув на прощание: 'Рад был познакомиться!', он скрылся за деревом.
  - Эй, постой! - вскочил на ноги Антон, пытаясь сообразить, что происходит.
  Из-за дерева вновь показалась любопытная беличья голова:
  - Чем могу быть полезен?
  - Ты не встречал Ерему? Ну, то есть, Ермандигора?
  Бельчонок обвел подозрительным взглядом Алису и Антона, после чего спросил:
  - Хотите сказать, что Вы и есть те самые, что ищут приключений?
  - Да, это мы, - неожиданно включилась в разговор Алиса.
  - Меня зовут Треск, - произнес бельчонок, подбираясь как можно ближе к ребятам. - Ермандигор велел мне сопроводить Вас. Но он был обеспокоен чем-то. Вот мне и показалось, что он говорил про вас, только чтобы от меня отвязаться.
  - Нам сообщили, что он будет ждать нас у Двойного перехода.
  Голос Антона так сильно упал, что Алиса догадалась: что-то пошло не по плану. И это было очень плохо. Хоть она и недолюбливала этого монстра Ерему, но совершенно не отказалась бы от помощи кого-то, умеющего творить магию.
  - Вижу, дела у Вас совсем плохи, - внимательно посмотрел на них Треск. - Значит, Стражи теней перешли к действиям? Ай-яй-яй, это нехорошо! Очень возмутительно!
  - О ком это он? - шепнула девочка на ухо Антону.
  - Стражами теней в Сиянии называют тех, кто служит у твоего отца, - еле слышно пояснил тот. - Эх, хоть бы эта белка послушалась Ермандигора!
  - Кого?
  - Да Ерему, будь он неладен! Здесь у него просто другое имя. Он - правитель всех лесов этой страны, один из духов, выбранных Наблюдателями.
  - Я так и знала, что он не человек! А что за Наблюдатели? - завороженно вздохнула Алиса, одновременно награждая бельчонка приветливой улыбкой.
  - Потом расскажу, ладно? Надо спешить - Туман рассеивается.
   Вот это да. Не уж-то Ерема - самый настоящий дух леса? Ее воображение сразу стало рисовать образы какого-то страшного существа - страшнее самого Еремы. Мысли сплелись в один беспорядочный клубок: дух леса, демон, призрак! То-то ей этот Ерема не понравился. Кому рассказать - не поверят.
  - Что ж, раз уж это действительно Вы - те, о которых говорил Ермандигор, - Треск с важным видом встал на задние лапы и выпятил вперед грудь, - прошу следовать за мной! В Сиянии сейчас неспокойно, поэтому не стоит лишний раз привлекать к себе внимание. Если нас поймают - нам не сдобровать.
  Подпрыгнув высоко, бельчонок цепко ухватился за одну из веток, выполнил невероятное сальто в воздухе и, на этот раз уже ловко, приземлился на землю.
  - Идите за мной. Здесь очень плохо видно. Но на то он и Туман, чтобы абы кто не слонялся по заповедным тропам. Не отставайте!
  И Треск помчался вперед, выделывая петли возле старых пней и кустов диких ягод. Антон с Алисой шли за ним.
  - Это и есть Ваш Двойной переход?
  - Похоже, - ответил мальчишка. - Мне Ерема говорил, что здесь на одной тропе пересекаются два пути, - ответил Антон. - То есть, обычно, если идти по этой дороге, мы можем придти куда-нибудь еще. А во время Тумана, путь у нас может быть совершенно другой.
  - И куда же мы, по-твоему, сейчас идем?
  Алиса с трудом различала окружающие деревья и кустарники - Туман был действительно сильным.
  - Мы идем в Сияние, - отозвался впереди Треск. - Вернее, мы уже в нем.
  
  
   8.
  Повелительница драконов
  
  Туман растворялся среди стволов деревьев с большой неохотой. А часам к восьми утра и вовсе исчез, обнажив перед путниками удивительную поляну. Алиса, на всякий случай, снова протерла глаза - более прекрасного и сказочного места она не встречала.
  Тысячи феерин - да-да, тех самых, что девочка уже встречала несколько дней назад - беззаботно парили в лучах утреннего солнца. Среди деревьев и кустов, то тут, то там, раздавалась заливистая трель неизвестных до селе птиц. Чуть поодаль - вот уж действительно чудо - ровным строем вокруг трухлявого пня маршировали грибы-боровики. У них были роскошные серые шляпки, из под которых выглядывали глазки-пуговки и небольшой рот. Они маршировали нога в ногу (хотя та и была у них одна), и что-то воинственно напевали.
  Где-то поодаль, возле кустов неизвестного растения, неподвижно стояли грибы намного большего размера: это были самые настоящие дома, с дверьми и окнами, из которых выглядывали невероятно крохотные человечки.
  - Это хоббитроли, - пояснил Антон, заметив, как у Алисы отвисает челюсть.
  А это еще что там такое? Не уж-то даже растения здесь могут передвигаться? Так и есть: один из раскидистых кустов, стоявших возле ребят, тяжело вздохнул, развернулся, и не спеша побрел в другую сторону, где было больше тени - палящее солнце сулило жаркий день.
  - А это и есть сенсы, - шепнул Антон ей. - Они всегда выглядят как кусты и деревья. Поэтому их очень сложно заметить.
  - Постой-ка, ты мне что-то уже рассказывал о сенсах...
  Алиса попыталась вспомнить, когда и что именно она слышала. С трудом, но ей все же удалось уцепить в своей памяти нужное воспоминание:
  - Ну конечно! - прихлопнула она в ладоши. - Это же ведь сенсы создают защитные чары, охраняющие Сияние! Ведь так?
  - Ага, - подтвердил Антон, ища вокруг бельчонка. - Но только от части. Понимаешь, главная защита сиянцев - это все же Туман, через который мы только что прошли. Сенсы же не очень-то общительны, но невероятно мудры. У них особая сила. По правде, именно по этой причине у них с эйками постоянно возникают конфликты.
  - Очуметь, - выдохнула девочка, разглядывая все происходящее на поляне. - Значит, ты для них враг? Ну, в смысле, для сенсов?
  - Наверно, - пожал плечами тот. - Вообще-то я никому не желаю зла. Но, похоже, сенсам это безразлично. Готов поспорить, что тот куст так шарахнулся именно от меня. А еще мудрыми называются!
  - Может, он просто не выдержал твоего занудства?
  Алиса подмигнула парню и, заметив его составленную рожицу и движение губ, произносящих: 'очень смешно', уверено зашагала по чудо-поляне.
  Бельчонка по имени Треск нигде не было видно, но сейчас его отсутствие мало кого из друзей волновало. Оказавшись в Сиянии, о котором все так часто говорили, в душе Алисы пробудилось незнакомое чувство - словно она только что забила решающий гол на чемпионате мира. Страх перед волшебством, некогда сковавший ее сознание, мгновенно улетучился, уступая место ликованию и восхищению.
  - Это просто невероятно! Неужели никто из людей никогда здесь не бывал?
  - Люди? - донесся гнусавый голосок с ветки одного из деревьев. Если бы раньше Алиса встретила говорящую сову, то она бы дико испугалась. Но сейчас это казалось вполне естественным для столь удивительной страны. - Люди были здесь с самого начала начал. Сияние было повсюду, в каждом уголке этой планеты. Все на ней было тем домом, над которым когда-то летали мои предки. Не то, что сейчас. Сиянцы вынуждены скрываться от людей, словно мы уже не часть общего мира! Мерзкие людишки! Вы же человек, молодая леди?
  - Я надеюсь, - неуверенно ответила девочка.
  Она так и не решилась продолжить свою мысль. Алиса прекрасно понимала, что сова по-своему, конечно же, права. Люди сделали все возможное, чтобы получить власть над всем живым в своем мире. Неужели бы они оставили в покое Сияние, если бы увидели все то великолепие, что происходит вокруг? Нет, людей сюда приглашать точно не стоило.
  - Ладно, Алиса, пойдем, - позвал Антон, оттаскивая ее в сторону. - Не слушай ты эту курицу, люди в Сиянии есть и сейчас. Правда, по большому счету, это эйки.
  - Ах, какое неуважение! - вздыбилась на ветке сова. - Да что Вы вообще знаете об этих эйках?!
  - Многое. Я и сам эйк, к вашему сведению!
  Антон явно не желал откровенничать с совой. Он не без труда оттащил в сторону Алису и, отыскав глазами тропинку, смело пошагал по ней.
  - Эйк? - сова удивленно округлила и без того огромные глаза, после чего расправила свои широкие крылья и мгновенно бросилась в безоблачное небо.
  - Не стоило с ней разговаривать, - пробубнил под нос парень. - Совы находятся на службе у Безликих. А где они - там и до Стражей теней рукой подать.
  - Это мне надо бояться, а не тебе! - девочка решила немного взбодрить своего телохранителя, но не получилось.
  - Дело не только в погоне за тобой, Алиса, - привычно хмыкнул тот. - Туман защищает Сияние, а значит, никому не позволено проникать сюда из внешнего мира. Как и покидать его. И вообще, старайся никому здесь не говорить, что мы прошли сквозь Туман. Многие считают существование простых людей обыкновенной сказкой.
  Тропинка с каждым сделанным шагом уводила все дальше в лес, в самую глубь Сияния. Волшебством (если так можно было назвать происходящее вокруг) здесь было пропитано буквально все: от сумасшедших шишек, так и норовящих броситься тебе под ноги, до загадочных существ, которые крались вдоль зарослей на одних лишь руках.
  Присутствовали здесь и сенсы. Некоторые из них были похожи на самые затейливые кустарники, из которых можно было различить лишь тонкие ветки - руки и ноги. Другие походили на самые обыкновенные сосны, правда, умеющие ходить. Лес по-настоящему жил, и это не могло не восхищать.
  - Да куда же он исчез? - в сердцах воскликнул Антон, продолжая высматривать Треска. Алиса же не обращала внимания и шла рядом, и не веря, что когда-то жила вдали от таких удивительных и красивых мест.
  Вся ее сущность была самоотверженно влюблена в Сияние. Вот было бы здорово действительно родиться в этой невероятной стране! Жаль только, что утверждения на этот счет были лишены всяческих оснований. Девочка родилась в самой обыкновенной человеческой семье. Она даже до сих пор помнила своего отца (по крайней мере, до недавнего знакомства с Продмиром Громовым), хотя и была совсем крохой. Жаль, что он ушел от мамы - может, ничего и не случилось бы в дальнейшем.
  Алиса поймала себя на мысли, что снова думает о ней. Вот было бы здорово, если она увидела всю красоту Сияния! Нет, она обязательно восхитилась бы этим, ведь до роковой встречи с отчимом девочка знала ее совершенно другой. Такой, какой она иногда вкрадывалась в печальные сны.
  Тяжелые мысли удвоились, когда вспомнилось о бабушке. Интересно, что произошло, когда они с Антоном скрылись в лесу? Что случилось с тетей Светой? Со старухой Антониной? С котом Васькой, оказавшемся домовым? Почему бабушка до сих пор ее не ищет и не пытается встретить? А что, если произошло что-то очень страшное?
  Ох, только бы не это!
  Алиса постаралась отбросить в сторону плохие думы.
  Тропинка, по которой шли друзья, продолжала уводить от прекрасной поляны куда-то вдаль, откуда слышались кудахтанья перепуганных чем-то дятлов. Летний зной уже изрядно обжигал лицо, дышать стало затруднительно.
  Путники были правы лишь на половину. Жара действительно присутствовала, вот только причиной тому было вовсе не солнце, а огонь. Приглядевшись внимательнее, девочка заметила, как над краешком леса поднимаются высокие языки пламени.
  -А-а-а-а-а-а-а-а-а-а! Спасайся, кто может! Полундра!
  С дикими воплями навстречу друзьям бежал Треск, а следом за ним, с не менее переполошенным видом, бежал десяток-другой таких же белок. Кто-то из них скакал по земле, некоторые перелетали с дерева на дерево, срывая на землю сухую кору.
  - Что случилось?
  Антон едва успел прокричать свой вопрос Треску, как тот взглянул на парня, споткнулся о шишку, со всего размаху врезался в дуб и без сознания плюхнулся в траву.
  - Драконы, - прохрипела другая белка. Она выглядела намного старше и опытнее бельчонка. - Черные драконы! Чтобы они были прокляты! Скорее! Спасайтесь!
  - Драконы? - переспросила Алиса. - Какие еще дра... А-а-а-а-ай!!!
  Она не договорила. Прямо над ее головой пронесся гигантский монстр. Антон среагировал молниеносно, бросившись на землю. А вот наша героиня была застигнута врасплох. Когти крылатого гиганта вонзились в отворот ее футболки и со всей силы рванули вверх, увлекая прочь от земли.
  Дракон был невероятно огромен. Гигантские крылья то взмывали, то опускались, создавая вихрь в небе. Увесистый хвост, покрытый ярко-черными чешуйками, вилял в разные стороны, намереваясь смести все со своего пути. Из его пасти то и дело вырывался огонь - дракон не отставал от убегающих белок, желая во чтобы то ни стало поджечь беглецов.
  Алиса толком не могла сообразить, что ей делать - она беспомощно болталась в цепких драконьих лапах, которые больше походили на оружие ястреба. Футболка пошла на разрыв: вот-вот, и девочка упадет с огромной высоты, вполне достаточной, чтобы разбиться.
  - По-мо-ги-те!!! Кто нибудь!!! Антон!!! Снимите меня отсюда!!! ПО-МО-ГИ-ТЕ!!! А-а-а-а-а!!!
  Дракон летал по кругу, гоняя испуганных белок по кругу. Было ясно, что он кого-то поджидал. И ведь точно: совсем скоро в небе возник еще один - точно такой же дракон. Вместе они принялись с еще большим веселеем играться с беспомощными белками, посылая в них столбы огня.
  Боясь сорваться или быть скинутой драконом в огонь, Алиса отважилась вцепиться в пролетающий мимо хвост. Удалось, но с трудом. Вот теперь ей было совсем не сладко! Что ни говори, а огромный свирепый дракон - это вам не 'американские горки', которые в тысячу раз проигрывали в своей экстремальности живому монстру.
  Хвост бешено дергался по сторонам, швыряя Алису то вправо, то влево. Но несмотря на это, девочка решила сама для себя: раз уж совершать безумные поступки, то прямо сейчас - кто знает, может такого шанса уже не предвидится. Едва держась на хвосте, она принялась карабкаться вверх, поближе к спине гиганта.
  Краем глаза она едва успела заметить стоящего на земле Антона. В руках он держал что-то очень похожее на рогатку.
  'Очень умно, - про себя проворчала Алиса. - Решил подбить дракона из рогатки! У этих мальчишек совсем отсутствует соображение. Нет, он просто издевается!'.
  Тем временем, Антон натянул на рогатке тетиву и резко отпустил ее, отправляя в одного из драконов какой-то зеленый светящийся шарик. 'Снаряд' угодил в монстра, летящего по-соседству с Алисой. Тот в мгновение ока взвыл и, опутанный крепкими веревками, беспомощно рухнул на землю.
  Дракон, на хвосте которого карабкалась девочка, быстро позабыл о белках и помчался на выручку своему приятелю, яростно посылая вихри огня в Антона и скачущего рядом с ним Треска. Мальчику пришлось на время позабыть о храбрости и поскорее найти укрытие.
  Вторая попытка выстрелить в дракона из рогатки оказалась неудачной. Зеленый шар проскользнул в нескольких сантиметрах от его крыльев. Зато гигант это, похоже, прекрасно предвидел. Он так резко дернул в сторону, что Алиса, не удержавшись на хвосте, взмыла в небо и чудом угодила на его чешуйчатую шею.
  - Так их! Так! - визжала от радости старая сова, наблюдавшая за происходящим сидя на одном из деревьев. Думаете, она была на стороне наших героев? Отнюдь! Заметив, что драконы проигрывают, она слетела с насиженной ветки и принялась больно клевать спрятавшегося за сосной Антона. - Вот Вам, мерзкие эйки! Получите, предатели! Вот вам! Давай, дракоша, поджарь их!
  Нет-нет, не стоит волноваться: много глупостей ей натворить не удалось. На выручку пришел Треск, которых с невероятной меткостью угодил в сову огромной шишкой. Та бесшумно исчезла в ближайших кустах спиреи.
  А в это самое время Алиса едва удерживалась на драконьей шее. Она оказалась невероятно скользкой, к тому же дракон почувствовал что-то неладное и решил поскорее сбросить докучливого пассажира. Гигантский крылатый зверь принялся выписывать безумные виражи в воздухе, но Алиса изо всех сил держалась, вцепившись в чешую обеими руками.
  Вероятно, поняв, что просто так избавиться от пассажирки не удастся, дракон решил пойти на крайние меры. Когда Алиса подобралась к самой его шее, тот заметно запаниковал. Возможно, причиной этого беспокойства была широкая золотая цепочка, свисающая с его головы. На ней болтался медальон в виде трех кругов - один в одном.
  Алиса попыталась прикоснуться к ней и подтянуть медальон поближе. Но дракон это отлично почувствовал и, дико взвыв, камнем кинулся на раскидистый дуб. Не было сомнений - он страшно боялся, что Алиса сможет завладеть его сокровищем.
  Раздался невероятной силы треск, и дракон, еле сдерживая боль и крик отчаяния, с огромной силой ударился о дуб. Грохот заложил уши. Алиса мгновенно слетела с его шеи и едва успела ухватиться рукой за ветку дерева, чтобы не разбиться.
  Дракон оцепенело замер на дереве: нет, он не сильно поранился. Эти создания, и в особенности этот, были очень защищены. Потому их тяжело было хоть как-то поранить. Но то, что заставило его замереть было даже не работой Антона, превосходно умевшего останавливать время. Дело было в таинственной золотой цепочке, которая теперь вместе с медальоном болталась в свободной руке Алисы.
   В ту же секунду в ветке, на которой она держалась, что-то зарычало, ухнуло и захрустело. Девочка поняла, что беспомощно летит к земле.
  Но она не разбилась. Напротив, Алиса взмыла в воздух, подхваченная драконом.
  - Отпусти ее! - раздался мальчишечий крик, но дракон совершенно не желал подчиняться его приказу. Покружив немного в небе, гигант осторожно приземлился в стороне от мальчишки и позволил всаднице самостоятельно спуститься на землю.
  Она была поражена случившемся, но все же, решила поблагодарить дракона за свое спасение:
  - Спасибо Вам, - сказала она, разглядывая огромную драконью морду. Тот, в ответ, отвесил девочке поклон. - Ой, это, наверно, Ваше?
  Она протянула ему золотую цепочку с медальоном, случайно сорванную с его шеи.
  - Отчасти, - заговорил дракон, все еще испуганно и потрясенно вглядываясь в очертания маленького человека. - Этот медальон дал мне мой бывший хозяин. Я носил данный символ в знак покорности и признательности, и это было для меня великой честью.
  - Простите, я не хотела его трогать. Вот, возьмите, - Алиса смущенно протянула дракону цепочку, но тот никак не отреагировал. - Никогда не думала, что драконы умеют разговаривать.
  - Я дракон замка Ишгуд! Потому и говорю. Драконы простой крови этого не умеют, - произнес гигант. - Этот медальон - символ моей преданности своему хозяину, в нем - его прикосновение.
  - Да ладно Вам, больно я хотела его срывать! - отмахнулась Алиса, старательно скрывая виноватый взгляд. - Хотите, я его одену на Вас обратно?
  Алиса осторожно подошла к дракону - тот даже не шелохнулся, провожая ее взглядом, полным ужаса - и аккуратно водрузила на его шею золотую цепочку с болтающемся медальоном.
  - Какой позор, - опустил голову дракон. - Что я теперь скажу братьям? Что я отвечу своему бывшему хозяину?
  - Бывшему? - переспросила девочка. - Это как понимать?
  - Теперь ты моя хозяйка, дитя, - печально вздохнул тот и отвернулся в сторону.
  - Кто я? Слушайте, вы бы поменьше врезались в деревья! - запротестовала Алиса.
  Она попятилась назад и, споткнувшись о выступающие из земли корни дерева, чуть было не плюхнулась на землю.
  - Моя законная хозяйка, - снова вздохнул дракон. - Тот, кто поселит в этот медальон свое прикосновение, получит власть распоряжаться моей судьбой. Таков закон Сияния. Знала бы ты, дитя, какой позор сейчас свалился на мою голову! Я больше не смогу вернуться к своим братьям...
  - Неужели ничего нельзя сделать? - пришла в себя девочка. - Честно говоря, я не очень хочу быть над кем-то хозяйкой. Тем более, разлучать кого-то с родными.
  - Ты отпустишь меня? - удивленно воскликнул гигант. Похоже, он рассчитывал совершенно на другое.
  - Разумеется! - всплеснула руками Алиса, впервые улыбнувшись. - Может я чего-то не понимаю в том, что происходит, но я отлично знаю, что такое попадать в неприятности.
  - О, - дракон посмотрел на нее с невероятным восхищением и благодарностью. - Я никогда не встречал... ты ведь человек, дитя?
  - Наверное, - пожала плечами Алиса. - Все еще хочется в это верить.
  - Никому не говори об этом! В нашем мире о людях никто не знает. Так должно быть всегда. Меня зовут Фир, - снова поклонился дракон.
  - Алиса, - смущенно откликнулась девочка.
  Дракон больше не казался ей страшным. Он нерешительно подмигнул ей, после чего расправил свои огромные сильные крылья и произнес уже более громко:
  - Я жду твоих приказов, дитя!
  - Возвращайтесь к своему бывшему хозяину и своим родным! Продолжайте выполнять приказы, чтобы никто не догадался о случившемся! - повелительным тоном произнесла Алиса, после чего, улыбнувшись дракону, уже мягко добавила: - Мне было очень приятно с Вами познакомиться, Фир!
  Дракон фыркнул, встряхнул свои крылья и, прежде чем подняться в небо, наклонил свою голову поближе к девочке и произнес:
  - Сними с моей шеи медальон. Мне будет легче объяснить его отсутствие, нежели свое неподчинение.
  - Но как же...
  - Я буду рад всегда служить тебе, дитя, если ты когда-нибудь этого пожелаешь.
  - Ну, это вряд ли.
  Как только Алиса сняла медальон с чешучайтой шеи, дракон взмыл в небо и помчался в сторону догорающей кромки леса. Когда же он совсем исчез из виду, девочка заметила, как к ней осторожно подходит Антон. Едва его заметив, она поспешно запихала цепочку с медальоном в карман своих потертых джинсов.
  - Что он тебе сказал? - поинтересовался парень. Он был весьма обеспокоенным. В руках у него красовалась рогатка - да, это была именно она, по крайней мере, на первый взгляд. - О чем Вы разговаривали? Почему он тебя не прикончил?
  - А ты бы именно этого хотел, да? - скривила ехидную улыбку девочка.
  - Нет, конечно, - смутился тот. - Просто Черные драконы служат исключительно Стражам теней. Они ни с кем не разговаривают, если только им не приказал кто-нибудь из Ишгуда это сделать.
  - К твоему сведению, этот дракон говорил со мной по своей воли! - запротестовала Алиса.
  - Да ну? - подозрительно прищурился тот. - И когда это ты стала экспертом в драконах? Ты же в Сиянии всего полчаса! На что угодно поспорю, что этого дракона послал твоей отец. Он хочет одурачить тебя и доставить в свой замок!
  - Поспорь лучше на свои мозги! Не жалко, ведь их, похоже, у тебя нет, - Алиса смерила мальчишку презрительным взглядом и, победно подняв голову, пошагала в противоположную от него сторону.
  Теперь что-то начинало вырисовываться в ее голове. Значит, Фир служит при замке Ишгуд. А правителем этого замка (если верить рассказу бабушки и тети Светы) является ее родной отец-тиран! Тот, по вине которого был уничтожен ее дом, поселок и по вине которого она вынуждена теперь скрываться в загадочной стране с вечно ухмыляющимся эйком.
  Даже одной встречи с отцом в Туманном для Алисы было уже предостаточно, чтобы понять его коварство и жестокость. Лишь бы Фир не проболтался. Иначе им всем - крышка.
  
  ***
  - Расскажи мне про Ишгуд, ну пожалуйста!
  Алиса уже допила чашку ароматного липового чая и, уже позабыв про все на свете, приставала к Антону с кучей вопросов, касающихся Сияния. Ей было интересно абсолютно все - начиная от загадочных народов, которые обитают в этом огромном мире и заканчивая таинственным замком Ишгуд, который волновал ее теперь больше всего остального.
  Они сидели посреди небольшой полянки, почти такой же чудесной, что и та, которую Алиса видела в самом начале своего знакомства с неизведанной страной, спрятанной за Туманом. В знак благодарности спасенные белки организовали здесь небольшой пир - с различными лесными вкусностями и ароматным чаем. Антон выглядел немного измученным расспросами, но, тем не менее, продолжал на них отвечать.
  - Ну так что, расскажешь?
  - Про Ишгуд? - устало взглянул на нее Антон. - Да я сам про него мало что знаю. Это моя мама там постоянно бывает. Она, вроде, там какой-то советник или что-то вроде того. Мне лишь известно, что Ишгуд - это замок верховных правителей Сияния.
  - Как это? - Алиса жадно улавливала каждое слово, сказанное им.
  - Тот, кто правит Ишгудом, правит и всем Сиянием.
  - Прошу прощения, что вмешиваюсь, - откашлялась пожилая белка, которая жарила на костре нанизанные на прут орехи. - Но это не совсем так. Сиянием правит Чистая душа - существо, обладающее способностью создавать и разрушать миры по собственному желанию. Она хранит равновесие в нашей стране и во всем мире. А ей помогают пятеро верховных правителей башен замка Ишгуд. Именно на них возложена вся ответственность за защиту наших земель от различных бед и невзгод.
  - Да что ты, соседка! - воскликнула другая белка, потягивающая из своего бокала еще неостывший чай и разглядывая, как Треск веселится в компании десятка бельчат. - Так было много лет назад. Этого в Ишгуде больше нет. Тринадцать лет прошло, как правители башен покинули земли Сияния, а Чистая Душа была убита!
  - Какой ужас! - воскликнула Алиса.
  - Именно, дитя! - откликнулась белка, продолжая попивать чай. - К власти пришел Продмир Громов. Ходят слухи, что он обманом завладел удивительным даром Чистой Души, а после того, как убил несчастную, провозгласил себя единственным повелителем Тумана. С этого момента мы все живем в постоянном страхе. Нас, белок, Стражи теней вот уже много лет стараются выжить из этого леса. Сегодня, как Вам известно, они наслали на нас своих драконов. Ох, даже не представляю, что нас ждет дальше! И куда это запропастился Ермандигор? Он то знает, как оградить лес от тирании. Надеюсь, Вы уже слышали о Продмире Громове, не так ли, юные эйки?
  - Приходилось, - сквозь зубы выдавила из себя Алиса. Ей было не по себе от мысли, что этот мерзавец может быть ее настоящим отцом. - А почему никто не может бросить ему вызов?
  - Это не так просто, - вздохнула пожилая белка. - В Сиянии очень много проблем и без этой политики. Каждый из народов живет сам по себе и, как правило, не стремится общаться с другими. Это звучит печально, но мы, белки, почти никогда не разговаривали ни с сенсами, ни с Потерянными, ни с двурфами, хотя неоднократно встречали их в этом лесу. Вы - первые эйки, с которыми мы пьем чай.
  - И потом, кто вообще решится бросить вызов сыну верховного правителя? - добавила белка с кружечкой чая, говоря полушепотом, словно боясь, что их подслушают.
  - Сыну? - удивилась Алиса.
  - Верно, дитя, - серьезно ответила старая белка. - Продмир - сын одного из основателей замка Ишгуд и, возможно, самого Сияния! А это значит, что он не простой маг. Он может управлять Туманом даже не используя заклинатель.
  - Что используя?
  - Ну ты и спросила! А это, по-твоему, что? - вмешался Антон, демонстрируя в своей руке рогатку. - Эйки, Алиса, обладают каждый своим даром, но, как правило, эти способности не несут в себе настоящей силы. Поэтому для собственной защиты, а также чтобы воздействовать на других эйков, были придуманы заклинатели.
  Алиса недоверчиво посмотрела сперва на рогатку, потом - на Антона:
  - Рогатки?
  - Сама ты! - присвистнул парень и в качестве демонстрации направил свое оружие в сторону высохшего дерева. При этом, как заметила Алиса, он совершенно позабыл положить на тетиву какой-нибудь 'снаряд'. Но, оказалось, это было лишнее. Когда Антон принялся натягивать незаряженную рогатку, в том месте, где должна была находиться 'пуля', начал собираться - прямо из воздуха - зеленый шарик тонкой энергии. Антон резко запустил его в дерево, не забыв при этом крикнуть: 'Вспыхни!'
  И дерево послушно загорелось! Алиса потеряла дар речи.
  После этого мальчик снова применил свой заклинатель, выпустив энергетический шар с приказом: 'Остановись!'
  Огонь мгновенно исчез, а на дереве не осталось ни единого следа пожара.
  - Круто! И ты все время носил ее с собой? Очуметь! А можно мне попробовать?
  Алиса просто не могла поверить своим глазам. Ну прямо настоящая волшебная палочка, ей богу!
   - А разве у вас, дитя, нет такой? - удивилась старая белка, разглядывая восторженное лицо девочки.
  - Нет, - смущенно отозвалась Алиса. - Я же, вроде, не эйк.
  - О-о-о, - значимо протянула пожилая собеседница. - Вот оно что. Но я бы не стала так утверждать, дитя. Не стоит говорить о том, в чем нет полной уверенности, моя дорогая.
  Чай был допит, а на горизонте стали появляться дождевые тучи. Яркий диск солнца почти исчез, уступив место надвигающемуся буйству ветра.
  Белки готовились к надвигающемуся ненастью. Они спешили в свои дупла на деревьях, чтобы успеть убрать в них остатки сладостей после пира и спрятаться самим. Надо было думать об укрытии и героям нашего повествования.
  Антон тут же вспомнил про свой заклинатель, 'выстрелив' светящимся шариком прямо в центр поляны и что-то сказав при этом. Мгновение - и на ней возник уютный туристический бивак.
  - Вау! - восторженно выдохнула Алиса. С каждым разом она влюблялась в волшебство все сильнее.
  - Да пустяки, - покраснел Антон, пряча заклинатель-рогатку под рубаху. - Правда, что-нибудь более существенное им не сотворишь. Он больше для сражения создан, понимаешь?
  - Даже магические слова не нужны! - восклицала девочка.
  - Ну, здесь бы я поспорил, - фыркнул парень. - Вот ты думаешь, что это все по-настоящему? Эта палатка, этот дождь, все это вокруг?
  Алиса молчала, не понимая, о чем это он говорит.
  - Все, что мы можем видеть в Сиянии - это только видение, сотворенное Туманом. В некоторых местах этой страны - особенно на Равнине Иллюзий - это особенно заметно. Тебе достаточно просто пожелать что-то - и это произойдет. Но это все равно будет просто мираж. Помнишь, я говорил тебе, что это проклятая земля? Так вот, многие сиянцы живут здесь, даже не догадываясь, что вся их жизнь - это обыкновенная иллюзия, простой туман - и больше ничего. Силы, которые управляют этой страной, делают все возможное, чтобы так оставалось всегда.
  Дождь выдался сильным, благо, обошлось без грозы. Алиса молча сидела под брезентовым укрытием и слушала, как по нему барабанят капли. Антон тоже не говорил ни слова, сидя чуть поодаль от подруги и что-то рисуя на земле веткой ирги.
  Алису мучили вопросы. Много вопросов, причем, один сложнее другого. Но больше всего она думала о своем отце. Неужели это действительно правда - то, что из-за жажды власти он убил хранителя страны и разрушил ее целостность и покой! Неужели она и впрямь дочь того, кто виновен в несчастьях этих славных белок, а возможно и других существ в Сиянии? Нет, о том, что она в родстве с Продмиром Громовым, никто из здешних обитателей не должен знать.
  В палатку постучали. Мокрый с головы до хвоста, к ребятам в укрытие ввалился Треск.
  - Ну и погодка - брр!!! Так что, уже наметили, куда отправитесь?
  - Ты о чем? - резко подскочил Антон. - Это Ерема же... то есть, Ермандигор, послал тебя к нам, не так ли? Ты должен проводить нас к Поместью песков, разве не так?
  - Куда? - опешила Алиса.
  - Поместье песков - это небольшой коттедж недалеко от Рыбной заводи и морского залива, - с важным эрудированным видом заявил Антон.
  - Это что-то типа Ишгуда?
  - Нет, конечно. Это обычный дом на берегу. Мама говорила, что когда-то он принадлежал твоей бабушке.
  - Моей бабушке? - еще больше округлила глаза девочка. - Она никогда об этом не говорила.
  - Ну, мне мама тоже многого не рассказывала! - пожал плечами Антон. - Признаться, я до сих пор не знаю, кто мои настоящие родители.
  - Кхе-кхе, - Треск вежливо откашлялся, обращая на себя внимание. - Когда Ермандигор поручил мне Вас встретить, я не думал, что это на самом деле. Признаться, мы с друзьями играли в догонялки, и я толком его не слушал.
  - Погоди-ка, - уставился на него Антон. - И как, по твоему, мы попадем в Поместье песков? Лично я дальше Рыбьей заводи вообще не ходил!
  - Пустяки! Делов-то! - отмахнулся Треск, выпячивая вымокший мех на груди. - Я как-то бывал с отцом неподалеку от этой вашей заводи. Вот только долго придется идти. Дня два-три, может, и больше.
  - А это вообще в какую сторону?
  - Не знаю! - отрапортовал Треск.
  Бельчонок с важным видом принялся разгуливать между Алисой и Антоном, воображая из себя главнокомандующего:
  - Но можно выбрать другой способ попасть туда. Однажды бабушка Питта рассказывала о таинственных тропах, которыми усеяны почти все земли. Но только Туман дает им силу. Они могут привести нас туда, куда мы захотим! Эх, обожаю эти сказки! Они просто чудо! Помнится, Питта мне рассказывала историю про печального шороха...
  - Эй, - прервал его Антон. - Так это сказки или эти тропы существуют на самом деле?
  - Похоже, что существуют, - неуверенно отозвалась Алиса. - Знаешь, пару дней назад - тогда, когда я встретила этого вашего Ерему, мне пришлось удирать от парочки Стражей теней. И я прошла по одной из троп каких-то фейри, очутившись прямо в поселке!
  Услышав это, парень заинтересованно заерзал на месте:
  - Хочешь сказать, в Туманное ведет тропа фейри? Никогда об этом не слышал. Ну тогда это здорово! И где же она находится? Ведь отыскать хотя бы одну - большая удача.
  Алиса опустила глаза:
  - В Алексинске. За торговым центром на бульваре Юности.
  - ЧТО?
  Антон присвистнул, нервно засмеялся и плюхнулся на траву под брезентовым укрытием, пряча лицо в ладонях.
  Алиса и сама понимала, что возвращаться назад в город было просто ужасной идеей. Еще более глупой, нежели тащиться столько времени в страну туманных миражей, чтобы, в итоге, повернуть назад. И все же девочка была невероятно благодарна судьбе за это потрясающее знакомство с чудом. Однако, возможное возвращение вселяло в девочку надежду, что она сможет встретить бабушку и расспросить ее обо всем. Антон тоже думал о маме.
  И вот, как только дождь заметно стих, друзья решились на обратный путь.
  
  9.
  Кафе 'Встреча'
  
  После дождя дорожная пыль была прибита к земле, отчего шагалось еще веселее.
  - Да брось ты его, Алиса! Он притворяется!
  Антон брел позади разогнавшейся девочки и едва успевал что-то кричать ей в след. Алиса же несла на руках уставшего от дальнего пути Треска, и тот сейчас мирно посапывал (а может, просто делал вид, что спит), свесив вниз свои мохнатые лапки.
  - И зачем мы его с собой взяли, не пойму? Алиса, да постой ты! Ты точно помнишь, где находится эта тропа?
  - Я уже тысячу раз тебе говорила! Мне тогда еще помогал камень по имени Стоун.
  - А с драконом он тоже тебе помог?
  - Завидно, да? Думаешь, только ты здесь самый всезнающий?
  Девочка демонстративно фыркнула и ускорила шаг, отчего Антону пришлось уже вприпрыжку поспевать за ней. Препираться с ним у нее не было никакого желания. Сейчас Алиса была погружена в свои мысли, которые безжалостно ее изводили.
  Почему она узнает обо всем только сейчас, когда ей тринадцать? Почему бабушка никогда раньше не говорила ей о настоящих родителях? Кто же она такая - Алиса Громова? Какую еще тайну от нее скрывают?
  А этот Продмир? С чего бы ему, умеющему творить чудеса, (пусть даже и при помощи таинственного Тумана, имеющего власть над целой страной), желать смерти родному ребенку? Зачем ему вообще это надо?
  Как же много вопросов! И ни одного разумного ответа!
  Ясно лишь одно: все вокруг неустанно скрывали от нее правду про ее необычное происхождение. Нагло врали, рассказывая кем-то придуманную историю про ее отца-путешественника.
  От нее скрыли даже само существование Сияния, в которое девочка теперь влюблялась с каждым своим шагом - крепко и самоотверженно.
  Всюду была одна лишь ложь. Даже бабушка, без которой Алисе сейчас было очень тяжело, похоже, с самого начала знала и про эту страну, и про Продмира и про все, что происходит вокруг.
  - Ай!
  Алиса машинально вскинула руку к своему затылку, от которого только что отскочила шишка. Больно, черт побери!
  Треск, мирно спавший все это время на алисиных руках, с испуганным воплем рухнул на землю. Возмущенно оглянувшись, девочка заметила ухохатывающегося позади Антона.
  - Дурак! - протянула она, посылая в мальчишку точно такую же шишку.
  Антон увернулся, и это позволило ему воспользоваться случаем, чтобы запустить в подругу еще один 'снаряд', одновременно показывая ей язык из-за дерева. Но девочка была уже наготове: она с футбольной точностью встретила летящую в нее шишку и пнула ее так сильно, что если бы Антон вовремя не убрал за дерево свое идиотское лицо, то точно схлопотал бы по лбу.
  Напрочь позабыв про дорогу и намеченные планы, друзья, включая Треска, развернули, прямо на лесной стежке, масштабную перестрелку сосновыми шишками. Алиса громко смеялась, ничем не уступая приятелю - давненько ей не было так весело.
  После дождя в лесном воздухе витал ядреный запах костра и горелой хвои - это давали о себе знать подпаленные драконами деревья. Птиц не было слышно, однако среди раскидистых веток - то тут, то там, доносились трепыхания их крыльев. Иногда нашим героям встречались пролетающие мимо стрекозы, на спинах которых, подобно всадникам, восседали феерины. А один раз Алиса чуть было не наступила на гриб, спрятавшийся от солнца под сухим листом дуба. Тот долго гнался за друзьями, ругаясь и посылая им в след свое возмущенное кряхтение.
  Антон был настороже, все время посматривал на небо, словно ожидал очередной встречи с драконами. Он по-прежнему считал, что просто так эти монстры не оставляют свою жертву в живых. Именно поэтому, сейчас его переполняла уверенность в том, что отпустить Алису тому гиганту приказали специально. Значит, это была ловушка.
  Девочка же просто брела вперед, выслушивая невероятные рассказы Треска, который теперь сидел у нее на плече. Сейчас она выглядела более веселой и жизнерадостной, готовой часами слушать про полную приключений и немыслимых чудес жизнь в Сиянии. А Треск все говорил и говорил, повиливая своим пышным рыжим хвостом.
  Он рассказывал про далекие и непроходимые места, которые даже не всем эйкам известны. О том, что Сияние поделено на две равные части - в одной живут белки, сенсы, какие-то руконоги, хоббитроли и еще много разных народов. Другая часть Сияния не случайно называлась Долиной теней. Здесь обитали самые мерзкие и неизвестные даже самим сиянцам темные существа. Многие из них выглядели как настоящие тени.
  Одними из самых известных жителей Долины теней были Безликие. Они походили на людей, вот только у них не было собственного лица, как у настоящего человека. Именно поэтому Безликие и по сей день очень завидуют людям. А иногда, вопреки всем правилам, стараются сбежать из Сияния, чтобы подсмотреть за каким-нибудь человеком и украсть его лицо, а может даже и душу.
  А еще в Сиянии не бывает ни лисов, ни гор, ни равнин - в привычном человеческому глазу виде. В этой стране нет абсолютно ничего, кроме Тумана и умело придуманных им иллюзий. Стоит только захотеть, и лес вокруг мгновенно превратиться в бескрайнее море или песчаную пустошь. И будет все при этом выглядеть настолько взаправду, что и не отличишь. На то он и Туман, чтобы запутывать, одурманивать и при этом защищать всех своих жителей.
  Но больше всего бельчонок говорил про землю, которой правит Королева берез, или как ее называют сиянцы - Березовая Королева.
  - Про нее ходят разные слухи, - Треск блаженно растянулся на плече у Алисы и теперь безмятежно нежился на солнце. - Говорят, что ее владения находятся очень близко к Двойному переходу. Это почти самая граница Сияния, куда могут забрести простые люди из другого мира. И она этим пользуется, заманивая в свои земли заплутавших грибников и навсегда делая их своими прислужниками. (Разумеется, Треск не верил в существование людей, но рассказывал об этом с неподдельным восхищением).
  - И как же ей это удается? - Алиса представила, как совсем недавно сама в одиночку ходила за грибами. А что, если бы она попала в плен к этой Королеве? Брр...
  - Ее сила - в бересте! - отрапортовал Треск, отгоняя от себя комаров. - Там, где начинаются березы, есть вероятность повстречать и саму Королеву. Она одурманивает, зачаровывает, а после уводит в свой замок. Говорят, что она маг в изгнании - совсем сошла с ума от одиночества, вот и ищет, таким образом, себе компанию. Но, как правило, тот, кто попал в ее плен, уже никогда в своей жизни не покидал королевские владения.
   - Ух ты! - завороженно выдохнула Алиса. - Никогда не поверила бы, что такое возможно!
  - Ха!
  Антон, шагающий позади, подал голос, больше похожий на сморкание, после чего выкрикнул:
  - Разведка!
  Мимо Алисы пронесся зеленый светящийся шар его заклинателя, и прямо перед девочкой возник гигантский волк. Зверь помчался по дороге вперед и мгновенно скрылся за поворотом.
  - Так надежнее, - отозвался Антон, убирая за пазуху заклинатель-рогатку. - Если впереди опасность, он нас предупредит.
  - Браво! - скривила губы девочка, а после еле слышно, с трудом сдерживая улыбку, добавила: - Выпендрежник.
  К счастью, опасностей впереди не оказалось, и волк, вернувшись к ребятам, послушно растворился прямо перед ними.
  Близился вечер. Треск предложил остаться на ночь и дождаться появления утреннего Тумана. Алиса была в недоумении: чего его ждать, раз и так все, что они видят вокруг себя - это и есть он? Вернее, его 'проделки'?
  Друзья выбрали удобную для привала поляну, после чего Антон вновь воспользовался своей чудо-рогаткой-заклинателем и воздвиг бивак для отдыха.
  
  ***
  Ночь выдалась холодной, но убаюкивающей. Не спасал даже потрескивающий в ночи костер. Неподалеку, еле слышно, посапывал бельчонок и беспокойно перебирал своими крохотными лапками - вероятно, что даже во сне он скакал по деревьям.
  Антон давно забрался под брезентовое укрытие и теперь мирно созерцал какие-то неземные сновидения. Чего нельзя было сказать про Алису. Как бы она не пыталась уснуть, сделать это не удалось.
  Девочка сидела возле костра и осторожно подбрасывала в него крохотные прутики хвороста. Она чувствовала себя какой-то беспомощной, не знающей даже, кому можно верить и что ждет ее впереди.
  Про Поместье песков ей верилось с трудом. Одно только название этого местечка настораживало. А стоит ли ей туда вообще соваться? Что, если это какая-нибудь хитрость, умело продуманная ее отцом? Алиса машинально бросила взгляд в сторону спящего Антона - эх, вот бы то же иметь такое оружие, как его заклинатель! Тогда девочка хоть чем-то могла бы противостоять злым чарам.
  Впервые в жизни ей страстно захотелось снова оказаться в школе, где она была простой неудачницей и совершенно ничего не знала об эйках, Тумане и таинственной земле, таящейся за ним.
  Тяжело вздохнув, она подкинула в огонь немного хвороста. Ей так сильно захотелось с кем-нибудь поделиться своей грустью и переживаниями. Настолько, что она не раздумывая произнесла в слух недавно услышанное имя:
  - Эсирия.
  Алиса и сама толком не знала, почему ей в голову пришло именно оно, но ни сколько не удивилась, как в нескольких шагах от костра в ночи возникла сияющая дверь. Дверь бесшумно распахнулась, обнажая залитую светом комнату и стоящий на пороге женский силуэт.
  - Что случилась, моя дорогая? - обеспокоенно воскликнула Эсирия, закрывая за собой дверь, чтобы ненароком никого не разбудить.
  - Вообще-то, ничего, - смущенно опустила глаза Алиса. - Просто хотелось с кем-нибудь поговорить.
  - Ах, - расплылась в нежности Эсирия и мгновенно подсела к ней. - Мне казалось, у тебя достаточно друзей, Симила, чтобы обсудить свои проблемы.
  - Вы не понимаете, - щеки Алисы беспощадно краснели. - Есть вещи, о которых мне трудно спрашивать у Антона.
  - Ты называешь его человеческим именем? - удивилась женщина.
  - Да, - не раздумывая отозвалась Алиса. - Я хочу называть все своими именами. Поэтому, если не трудно, зовите меня Алисой, хорошо?
  - Как скажешь, - кивнула та, стараясь не замечать выбежавшую на щеку полоску от слезы. - Какая же ты взрослая, просто невероятно!
  - Мы с Вами знакомы, верно? То есть, если не считать вчерашнюю встречу в лесу? Я многого просто не помню, простите.
  - А как ты думаешь сама?
  - Я не видела вас раньше, - пожала плечами девочка. - Но Ваше лицо и голос...
  - К сожалению, я не все могу пока тебе рассказать, Алиса, - печально произнесла Эсирия. - Скажу лишь, что я наблюдаю за тобой с самого твоего рождения. Я всегда была рядом, когда ты так отчаянно искала свое место в этом мире. Ты меня не замечала, конечно, но я всегда была рядом. Ну, по крайней мере, когда Сияние приближалось максимально близко к твоему городу. Это было всего пару раз за всю историю Алексинска, но все же это происходило. - Она расплылась в сочувствующей улыбке и продолжила: - И вот сейчас я прекрасно знаю, что тебя беспокоит уже несколько дней. Да-да, - женщина заметила удивление девочки, - следуй за мной.
  Эсирия быстро поднялась на ноги и отошла от костра в сторону леса, приглашая девочку идти за ней. И Алиса, безо всяких сомнений, последовала за своей гостьей, оставив позади себя мирно спящих друзей.
  Шли они не далеко. Вскоре Эсирия остановилась и, убедившись, что за ними никто не наблюдает, повернулась к своей юной собеседнице.
  - Знаешь, я просто поражаюсь тебе, Алиса. Ты так легко приняла этот удивительный мир, а также друзей, обладающих способностями, которых не встретишь среди привычной городской суеты. Но в глубине души ты все еще коришь себя за то, что не в состоянии сравниться с ними. Думаю, это легко поправить.
  Эсирия внимательно смотрела на Алису и та, похоже, была ошарашена ее словами.
  - Откуда Вы...
  - Откуда я знаю? - лукаво вскинула брови женщина. - Девочка моя, я же частичка Сияния! Здесь каждый, по своему, талантлив. И даже ты!
  - Я? - Алиса скривила ироничную гримасу.
  - Точно, - приветливо подмигнула ей Эсирия. - В тебе очень много качеств, достойных настоящего сиянца. Но, в тоже время, ты совершенно не похожа ни на одного из них.
  - Я Вас не понимаю.
  Алиса была сбита с толку загадочными фразами как всегда прекрасной, величественной и элегантной дамы.
  - Как ты думаешь, Алиса, почему Сияние мало кто замечает?
  - Ну, - девочка не стала долго рыться в закромах своей памяти, - ее защищает Туман.
  - Великий Туман, Алиса. Великий! Он соткан из таинственной Пыли Жизни и лунной материи, позволяющей на нашей земле происходить просто невероятным вещам. Но не только Туман в этой стране правит балом. Он всего лишь отвечает за то, что мы видем и что можем потрогать.
  Всем своим способностям сиянцы обязаны тайной силе, получаемой в процессе взаимодействия двух планет - Луны и Земли, а также огненной звезды, которую люди называют Солнцем. И чем активнее сокращается расстояние между ними, тем сильнее становится тот, кто способен управлять даром, который мы получаем вместе с планетарной гравитацией.
  Представь себе: пока люди исследуют влияние Луны на банальные приливы и отливы, сиянцы давно смогли открыть для себя большее: луночары, то есть силу лунного света. Вижу, что тебя мои слова также потрясли и окончательно запутали, как и меня много лет назад. Но прежде, чем ты завалишь меня своими вопросами, я хочу вернуться к твоему отцу.
  Я прекрасно знаю Продмира Громова. Возможно, тебе известно, каким подлым способом он заполучил власть над Сиянием. Но ты и представить не можешь, что произошло после этого! Он совершил непростительную ошибку, которая стоила ему всего в его жизни.
  - Это Вы про то, что он убил Чистую Душу? - Алисе не очень хотелось вспоминать этот мерзкий фамильный факт.- Это ужасно, но если честно, меня больше волнует то, что он хочет меня убить. Что я сделала?
  Алиса смотрела на Эсирию с неподдельным интересом и ощущением невероятной симпатии к этой женщине.
  - Знаешь, у меня мало времени, - печально ответила та. - Все это я рассказываю тебе потому, что ты должна понимать саму сущность луночар - то, каким образом все происходит за Туманом. Абсолютно каждая вещь - в том числе и заклинатели эйков - пропитаны луночарами и силой Тумана. Это настолько могущественная энергия, которая способна не только менять варианты происходящего, насылать на других чары, но и читать судьбы, создавать новые миры и разрушать старые. Запомни это, Алиса. Это очень важно.
  - Ух ты, - завороженно воскликнула Алиса. - Жаль, что у меня нет своего заклинателя! Было бы здорово вот так вот взять и превратиться в самую обыкновенную девчонку.
  - Для этого тебе не нужен заклинатель, - вздохнула Эсирия. - Ты вполне можешь обойтись и без него.
  - Шутите? - Алиса округлила глаза и уставилась на женщину, широко раскрыв рот. - За мной гоняется папаша-отморозок и его банда, а вы говорите, что мне не нужно защищаться? К Вашему сведению, я не эйк - все, что я умею, так это играть в футбол и смотреть телек!
  - Ну, это легко проверить, - улыбнулась Эсирия и указала на посапывающий возле пенька гриб-боровик. - Видишь его? Вытяни перед собой ладонь и представь, что теперь он сидит не под пнем, а на твоей руке. Сможешь?
  - Бред какой-то, - фыркнула девочка, вытягивая на уровне груди ладонь. - Представить - это не проблема. Но что Вы хотите увидеть? Что этот гриб проснется и пожмет мне руку?
  - Просто представь и все, - ответила Эсирия, ласково кладя на плечо девочки свое запястье. - Больше ни о чем не думай.
  Понимая всю нелепость просьбы, Алиса мысленно представила, что у нее ладони посапывает гриб. Но ничего не произошло.
  - Довольны? - стараясь говорить вежливо, девочка подвела итог эксперимента.
  - Нет, не довольна, - все также сияя улыбкой, произнесла Эсирия. - Давай еще разок. Главное, просто представить и сосредоточиться.
  - Да пожалуйста! - хмыкнула Алиса, снова вытягивая перед собой ладонь. - Не думаю, что...
  - Эй, это что еще за хулиганство?! Что за грубые манеры?! Какого лешего я вообще тут делаю?!
  Алиса была поражена до глубины души. Прямо на ее ладошке недовольно ворочался гриб, ругаясь и сверля девочку гневным взглядом. Он возник ниоткуда, вернее каким-то образом переместился прямо в руку Алисы. Не перелетел, а именно переместился!
  - Простите, я не хотела Вас тревожить, - она быстро посадила гриб на землю, чтобы тот не разбудил своими воплями спящих.
  - Вот видишь, Алиса, - подытожила Эсирия, - ты тоже способна творить чудеса. Даже находясь в Алексинске. По крайней мере, пока Сияние подобралось именно к нему. И если ты согласишься, я могла бы немного позаниматься с тобой.
  - А Вы действительно могли бы? - девочка уставилась на нее, не веря своим ушам.
  - Да, но только если о наших встречах никто не узнает. Это очень важно.
  - А как же Антон и Треск?
  - Боюсь, что им тоже лучше не знать, что мы с тобой встречались. А теперь мне пора, иначе кто-нибудь заметит мое отсутствие.
  Эсирия потрепала волосы на голове Алисы, улыбнулась и сделала перед собой взмах рукой, словно открывает невидимую дверь. И действительно - прямо перед ней возникла ярко освещенная комната с высоким камином, коврами и книжными полками.
  - Может, все таки скажете кто Вы такая?
  - Я друг, Алиса, - откликнулась та, переступая через порог таинственной двери. - Когда будешь одна, назови мое имя, и я немедленно к тебе приду. Только постарайся это сделать все-таки на перекрестке дорог, договорились?
  Дверь захлопнулась и тут же ее светящиеся контуры померкли в ночи.
  
  ***
  - Вот соня!
  Треск сидел на груди Алисы и внимательно вглядывался в ее сонное лицо, напевая при этом:
  Вот задача из задач:
  Пролетел над нами грач,
  Я встречал такое редко:
  Попадает, братец, метко!
  - Ты это о чем, Треск? - сквозь сон пробормотала девочка.
  - Посмотри на свою одежду, чего спрашивать-то? - хихикнул бельчонок. - Похоже, у грача было несварение желудка!
  - Эй!!!
  Алиса подскочила так быстро, что Треск не успел сманеврировать и шумно повалился на землю, давясь от хохота и травы. Девочка в панике принялась оглядывать себя, но это оказалось лишь неудачной шуткой.
  - Ха-ха! Мог бы придумать что-нибудь поумнее, - зашипела она на него, возвращаясь к недосмотренному сновидению. Но заснуть ей так и не удалось.
  Как Треск и предсказывал, этим утром снова царил кромешный Туман. Нужно было спешить, чтобы пройти по стежке сквозь него - ведь, как нам уже известно, только в этой белесой пелене лесные тропинки меняют свое направление. А сейчас было очень важно попасть именно в Алексинск, поэтому путники время зря не теряли.
  Шли они прилично и ни разу не остановились для отдыха. Алиса так и не рассказала своим спутникам о визите Эсирии и о том, что у нее впервые получилось сотворить что-то невероятное. Причем, даже без заклинателя. Наверное, она то же эйк и в ней есть какая-то удивительная способность.
  По всей вероятности, это был талант перемещать к себе в руки различные вещи. Алиса даже успела придумать план, в котором ей с легкостью можно было незаметно перемещать из школьной учительской классный журнал, чтобы исправлять оценки. Вот только плохих отметок у девочки никогда не было, и она поспешила поскорее выкинуть эти мысли из своей головы.
  Путь был долгий, но этого друзья совершенно не замечали. То ли мальчишка забавлялся со временем, то ли оно само по себе шло быстрее под шутки и смешные истории Треска. И вот, ближе к обеду, Алиса, Антон и неуклюжий бельчонок подошли к разрушенному селу, в котором еще пару дней назад жили ребята. Это означало, что они снова вернулись в мир людей. У них это получилось! Неужели так просто пройти через Туман и выйти из него?
  Вокруг предстало ужасное зрелище: от десятков домов остались лишь обломки и обгорелые доски. Кое-где виднелись какие-то чайники, грабли и прочий хлам. Алиса печально смотрела туда, где еще пару дней назад стоял их дом. Сейчас на его месте образовалась огромная воронка, словно после взрыва бомбы.
  - О нет, не может быть, - упавшим голосом произнесла девочка. - Как ты думаешь, они спаслись? Моя бабушка и твоя мама?
  Антон крепко взял подругу за руку и отвел ее от развалин.
  - Надо уходить отсюда. Мы их увидим, я в этом уверен. Но сейчас надо идти. Что будет, если кто-то из Стражей теней остался тут на случай, если мы появимся?
  - Ты прав, - согласилась девочка, уходя за Антоном прочь от уничтоженного Туманного. Странно, но почему-то никто из городских властей не предпринял попыток восстановить разрушенный поселок или, хотя бы, направить сюда спасателей. Ведь такие вещи обязательно должны стать для Алексинска происшествием номер один. И, главное, куда подевались все жители поселка, которые спаслись бегством?
  Треск запрыгнул на плечо девочки со второй попытки (первая была неудачной - не рассчитав с прыжком, бельчонок не долетел до цели и угодил носом в землю). И вот теперь, сидя на плече у Алисы, он с несказанным удивлением рассматривал мир обычных людей:
  - Неужели это внешний мир? - он был настолько поражен увиденным, что снова чуть было не свалился на землю. - Это правда? Уж не намекаете ли вы, что люди действительно существуют? А белки здесь водятся?...
  - В городе их нет, - сообщил ему Антон.
  - И как тогда, скажите на милость, Вы здесь собираетесь быть? Это же гиблое место, клянусь ореховой запеканкой!
  Друзья преодолели почти все село и вышли к автобусной остановке.
  - Треск, спрячься у меня за пазухой! - командным тоном сказал Антон, оглядываясь по сторонам - хоть бы автобус сюда еще заезжал. - Не стоит тебе показываться на глаза людям, понятно?
  Немного поворчав, Треск с неохотой забрался под летнюю куртку мальчика. Как раз вовремя - на дороге из-за поворота возник автобус.
  - У нас нет денег, - Алиса дернула Антона за рукав.
  - Что-нибудь придумаем, - отмахнулся парень. - Главное, доехать до города.
  Благополучно войдя в автобус, ребята тут же поспешили занять самые дальние от кондуктора места. Сидящие в салоне пассажиры стали перешептываться, косясь на школьников. Судя по разговорам, все они были прекрасно осведомлены, что два дня назад на Туманное обрушился ураган, не оставив после себя ничего живого. А тут на тебе - двое школьников, как ни в чем не бывало, подсаживаются в автобус возле места необъяснимого буйства стихии и спокойно едут в город. Странно, вам не кажется?
  Друзья старались быть как можно незаметнее, но это им удавалось с трудом. Люди все время оборачивались на них, сверля въедливыми взглядами. А тут еще Треск решил почесаться под курткой Антона...
  ...Так они проехали до самого Алексинска. А когда пришло время выходить, парень снова воспользовался своей удивительной способностью останавливать время, и наши герои проскользнули мимо контролера совершенно незамеченными.
  - Как тебе это удается вдали от Сияния? - удивилась девочка.
  - Пока оно поблизости с Алексинском, силы Тумана действуют везде.
  - Ой, как есть охота! - Алиса вдруг вспомнила, что сегодня они совершенно не завтракали, а теперь рисковали пропустить и обед.
  - Хорошо, давай зайдем сюда, - согласился парень, показывая на вывеску 'Кафе 'Встреча', неподалеку от автобусной остановки. Похоже, он тоже был не прочь подкрепиться. - Треск, подожди нас здесь, мы тебе что-нибудь принесем. Пойми, с белкой нас туда не пустят.
  Недовольный бельчонок выбрался из-под куртки Антона и мгновенно взмыл на ближайшее дерево, стоящее возле кафе. К счастью, никто из прохожих этого не заметил - их внимание было приковано к целому эскадрону проезжающих мимо ревущих пожарных машин: где-то горел супермаркет.
  Внутри 'Встречи' было невероятно уютно. Аромат свежеприготовленного кофе вперемешку с чем-то вкусным действовал похлеще любого волшебства.
  Посетителей здесь практически не было, если не считать странного типа, уткнувшегося головой в столик и закрывшего свое лицо руками - по всей видимости, он переживал о чем-то, а может, даже плакал.
  Среди мест для посетителей находились несколько стоек с компьютерами, над которыми красовалась табличка: 'Бесплатный доступ в Интернет - только для посетителей кафе'.
  - Закажи что-нибудь, я сейчас, - Алиса шепнула на ухо приятелю и тут же бросилась к одному из работающих компьютеров.
  Она только сейчас осознала, что ее собственный ноутбук погиб вместе с остальными вещами в доме. Не раздумывая, она быстро вошла в свою электронную почту и наткнулась на входящее письмо от человека, даже мысленное присутствие которого Алиса совершенно не могла представить в своем 'ящике'. Речь идет, конечно же, о Димке Филиппове из ее футбольной команды. Она была невероятно удивлена, заметив его адрес почты в графе отправителя. Девочка столько раз хотела написать ему - просто потому, что он ей очень нравился, а не только, чтобы спросить об очередной тренировке. А тут - просто невероятно: он сам написал ей!
  Она щелкнула 'мышью' по письму и прочитала:
  'Привет, Алиса! Как проводишь каникулы? Слышал, тебе досталось после того случая с пожаром в школе. Может, сходим на днях куда-нибудь, если не против? Дима'.
  Алиса просто не могла поверить своему счастью: неужели ее мечты сбываются? Она с огромным трудом постаралась собраться с мыслями и напечатала в ответном письме:
  'Привет! Ты не поверишь, каникулы - просто волшебные! Сейчас еду к родственникам в гости. Кажется, это на море. Без футбола туго. 'Ноута' у меня больше нет - его унес ураган. Долго объяснять. Надеюсь, скоро увидимся!'
  Отправив сообщение, она вернулась на свое место в кафе, напротив с Антона. Который, кстати, уже уплетал в две щеки. На столе Алису поджидала ее порция угощений.
  Несмотря на пустующие столы и сонных официанток, девочка чувствовала себя как-то неуютно. Наверное, из-за присутствия того странного типа по-соседству, который сокрушенно держался за голову и временами всхлипывал. Чтобы как-то отвлечься, она решила испробовать свою способность притягивать вещи, которой ее научила Эсирия.
  Пока Антон старался справиться с пудингом, она положила свою ладонь на стол и мысленно представила, как чайная ложка, лежащая возле парня, оказывается в ее руке. И, спустя минуту потуга и концентрации, Алиса ощутила, как в ладони материализовался металлический предмет. Все произошло настолько быстро и неуловимо - просто потрясающе!
  - Алиса, это ты сделала? - настороженно спросил Антон, оглядываясь по сторонам.
  - Ты это о чем?
  - Я что, по твоему, чокнутый? Я прекрасно видел то, что произошло.
  - Да ну? - нахмурилась девочка. - Ты же был связан страстным поцелуем с пудингом!
  - Не смешно, - еле слышно произнес тот. - Не знаю, как ты это сделала, но нас могли увидеть.
  - Кто? - вообще-то, Алиса и сама понимала, что сглупила.
  - Кто-нибудь. Люди за окном, например. Постой, откуда их столько?
  Он уставился в оконный проем, рядом с которым находился их столик. Там, возле дерева, на котором друзья оставили Треска, собралась целая дюжина ребятни - все они что-то кричали и показывали пальцами наверх.
  - О нет! - выдохнула Алиса, встречая испуганный взгляд юного эйка.
  Ребята уже хотели было выбежать на улицу, как их вдруг остановил грозный возглас: 'А платить кто будет?'. И Антону больше ничего не пришло на ум, как снова остановить время.
  И вновь все замерло, даже происходящее за окном. На долю секунды Алисе вдруг почудилось, что странный парень, который сидел напротив их столика, слегка шевельнулся, будто на него ничего и не подействовало. Но, похоже, ей это показалось.
  Антон достал из-за пазухи свой заклинатель и направил его на полноватую официантку:
  - Забудь!
  Яркий шар метнулся в грудь женщины.
  - Уходим! Теперь она даже и не вспомнит, что мы тут обедали.
  Друзья выбежали из кафе так быстро, что даже и не обратили внимания, как молодой человек за столиком проводил их дрожащим от слез и полным неописуемой ненависти взглядом. Лицо Сашки Багрова было в саже и слезах, но он не застыл на месте, как все остальные люди в кафе и на улице. Он медленно встал из-за столика и осторожно вышел вслед за ребятами.
  Спустя несколько мгновений, время пошло снова, оживив все вокруг.
  Алиса возмущенно шикнула на Антона:
  - Нельзя так поступать, мы должны были расплатиться!
  - Ну да? А чем, позволь узнать? Эй, что Вы там забыли?
  Детвора устроила возле дерева галдеж. Все показывали на Треска, который со страху вцепился в ветку и испуганно разглядывал 'живых' людей.
  - Белка, белка, белка! Там белка! Вон там, смотрите! Белка!
  - Отойдите! - завопил Антон. - Вовсе это не белка! Это кошка!
  - Нет, это белка! - запротестовала одна малышка. - Она не похожа на кошку! Это белка!
  - Будешь доставать, я прикажу ей вцепиться тебе в волосы, - шепнула ей на ухо Алиса, и девчушка тут же бросилась прочь, вопя на всю округу. Алиса же сделала вид, что ничего особенного не происходило. Что ни говори, а пренебрежение правилами (а если быть точным - их нарушение), вещь довольно заразительная. Особенно, если рядом с тобой настоящий мастер в этом деле. - Ладно, Треск, идем!
  Бельчонок послушно спрыгнул Алисе на плечо, и злорадно показал удивленной ребятне язык.
  - Вы что-нибудь мне прихватили?
  - Извини, Треск, орехов в кафе не было.
  И друзья пошли дальше - вот так просто, не проронив больше ни единого слова.
  Сашка Багров с неподдельной болью смотрел им в след, и было не до конца понятно - то ли он все еще горько плачет, то ли уже замышляет коварный план.
  
   10.
  Мистер Каменное Сердце
  
  Они брели по Алексинску, и Алисе казалось, что недавние приключения в Сиянии были лишь одним из ее странных снов. Настолько реалистичным и естественным был сейчас гудящий, шумящий и о чем-то бормочущий город.
  Антону стоило немалого труда уговорить Треска снова залезть к нему под куртку. Девочка же шла рядом и молча высматривала поворот на бульвар Юности. В душе у нее кипело что-то, очень похожее на дежавю.
  Машины, машины, машины... После драконов, сенсов и говорящих белок, видеть подобное было очень странно. И как прохожие этого не замечают? Вот чудаки.
  Больше всего на свете ей хотелось снова увидеть Эсирию. Раньше Алиса и подумать не могла, что способна на какие-нибудь эдакие штуки, как та, что перемещала в ее руку предметы. И ведь все, что нужно было для этого - немного фантазии и сосредоточенности.
  Теперь Алиса страстно загорелась желанием научиться этим луночарам. Ну и пусть, что другая ее частичка души была против этого. Новое желание было сильнее. Оттого более мучительным казалось предвкушение очередной встречи с таинственной дамой.
  Алексинск гудел, словно встревоженный улей. Вернисаж рекламных щитов заставлял позабыть про все на свете и уводил зевак в мир бесконечных иллюзий. Ларьки с мороженным стояли почти на каждом повороте и дурманили прохожих соблазном прикупить стаканчик-другой пломбира. В отражении витрин танцевало солнце.
  В голове у Алисы все еще не укладывалось: как это им так запросто удалось войти в Сияние и выйти из него. Антон много рассказывал о Наблюдателях, которые специально следят за тем, чтобы мир людей никогда не пересекался с миром Сияния. Было много случаев, когда существа из Долины теней пыталось пройти сквозь Туман, но их жестоко наказывали за это. А вот наши герои сделали это без каких-либо препятствий. И это казалось очень странным.
  - Вроде пришли, - с неподдельной радостью откликнулся Антон, поворачивая на бульвар Юности. Он изрядно взмок от жары и сидящего у него за пазухой бельчонка. Треск же еле слышно стонал, мечтая, во что бы то ни стало, выбраться наружу.
  Они действительно пришли. Друзья стояли позади уже знакомого нам торгового центра, за которым, у жилого дома, красовалась гигантская куча мусора. Что ни говори, а контрасты - под стать России.
  Треск выбрался на свободу, но тут же решительно вернулся обратно, едва почуяв смердящий запах помойки.
  - Это бдесь? - прогнусавил Антон, зажимая нос.
  - Бда, - отозвалась девочка, то же закрыв переносицу пальцами. - Бибстер Стоун говорил, что на этом бебсте начинается тропа фейри. Брямо в этой куче.
  - Этот твой бистер Стоун бросто больной, - откликнулся Антон, пытаясь проморгаться. - Бсих какой-то! Тут же ничего нет! Ничего! Ай...
  Алиса вздрогнула от неожиданности и увидела, как ее спутник, потеряв равновесие, мигом отправился навстречу кучи гнилых картофельных очисток. Треск пулей вылетел из своего укрытия и ринулся на руки девочке.
  Антон, проклиная все на свете, медленно встал на ноги и, не скрывая своего удивления, поднял перед собой то, что больно треснуло его по затылку.
  - Это что еще такое? - воскликнул он, разглядывая в своей руке испуганный камень, смотрящий на него своими крохотными глазками.
  - Корнеллиус Стоун, если Вам угодно, - проскрипел тот, ворочаясь у мальчишки на ладони.
  - Так это и есть тот самый Стоун, Алиса?
  - Алиса? - удивленно воскликнул Стоун, разглядывая стоящую неподалеку девочку с белкой на руках. - Вы, похоже, ошиблись, молодой человек. Эту юную барышню зовут Симила!
  - Алиса, - поправил его Антон, косясь на подругу. - Ее так зовут.
  - Как скажете, - не стал спорить Стоун. - Для меня большая честь служить дочери великого Громова, хоть я и не сторонник его политических действий. Но это вовсе не означает...
  - ...Нам надо попасть в Поместье песков, - перебила его девочка, подходя ближе и стараясь говорить шепотом. - Ты поможешь нам открыть дорогу, как это сделал несколько дней назад?
  - Ах, юная леди, - проскрипел Стоун, оглядывая своими глазками все происходящее вокруг. - Я не должен был тогда помогать Вам. Нет, не должен был! Стражи теней меня едва не превратили за это в песок. Счастье, что они передумали и сохранили мне жизнь.
  - Так Вы поможете нам или нет? - строго произнес Антон, терпение которого понемногу заканчивалось. - Нам нужно, чтобы тропа фейри направила нас не в Туманное, а в Поместье песков, если, конечно, Вы знаете, что это такое и где оно находится.
  - Знаю ли я? - воскликнул Стоун. - Да будет Вам известно, молодой человек, что хоть я и прожил отшельником сотни лет на берегу реки, но попав в Ишгуд, узнал и увидел очень многое. Даже такое, о чем Вы и не догадываетесь! Я прекрасно знаю это Поместье - уж получше вашего. Зачем Вам оно сдалось, скажите на милость?
  - Нам велели отправиться туда, - ответил Антон. - Вообще-то, нас должны были встретить, но все пошло не по плану.
  - Вот как? - переспросил Стоун. - Что ж, тогда я к вашим услугам, молодые люди. Я согласен направить тропу фейри в сторону названного вами места назначения.
  Антон медленно отпустил свою ладонь, но говорящий камень не упал, а завис прямо в воздухе и озарился ярким светом. Алиса уже видела подобное, поэтому приготовилась к чему-то невероятно таинственному и сверхъестественному. Антон едва успел схватить ее за руку, как окружающее их пространство города мгновенно испарилось вместе со Стоуном.
  Вместо этого перед школьниками возник высокий особняк на песчаном берегу. Но что-то пошло не так. Едва уловимое, чтобы до конца осознать это. Вид замка растаял также, как пару мгновений тому назад исчез Алексинск. Зато, вокруг ребят выросли стройные ряды берез.
  - Взять их!
  Все произошло настолько неожиданно, что девочка едва различила с десяток ярких огоньков, бросившихся прямо на нее. К счастью, Антон успел оттащить ее в сторону, на ходу уклоняясь от заклинателей Стражей теней.
  Это была ловушка. Их здесь уже ждали.
  Раздался дикий рев, и кто-то повалил Алису на землю. Ее мигом отбросило в сторону - как-раз во время, чтобы ей остаться в живых. Еще бы секунда, и огромные мощные когти разъяренного медведя вонзились прямо в сердце.
  Вот теперь беглецы испугались не на шутку. Десяток эйков в плащах держали направленными на них свои заклинатели, а среди берез мелькали бурые медведи - значительно меньше того, что кинулся на Алису. Тот же гигант был облачен в боевую королевскую броню, а на его спине красовалось седло.
  Медведь действовал расчетливо и молниеносно. Он издал такой устрашающий рык, что ноги ребят сами отказались их слушаться. Прыжок - земля буквально взорвалась под тяжестью зверя - и только лишь благодаря чуду Антон с Алисой не оказались в его увесистых лапах.
  Удирая от медведя, они напрочь позабыли про Стражей теней, которые продолжали метать в них луночары из 'рогаток'. И один такой шар, как на зло, угодил в спину Алисе.
  Девочка почувствовала, что все ее внутренности словно окаменели. Что-то неведомое дернуло ее и подняло в воздух, после чего схватило за ноги и подвесило вниз головой. В то же мгновение Антон оказался настигнутым гигантским медведем.
  Бельчонка Треска нигде не было - наверное, он воспользовался переполохом и попросту удрал.
  - Отлично! - воскликнул ликующий женский голос. - Проводите их в темницу! Я хочу немедленно передать девчонку нашему почтенному гостю. С мальчишкой разберемся потом.
  Березовая королева - могущественная колдунья с печальными глазами - оседлала бурого медведя, и остальные косолапые мгновенно склонились перед ней в почтении. Она сделала жест рукой, и Стражи теней послушно принялись за своих пленников.
  Алиса и Антон только и смогли, что обменяться полными ужаса взглядами. Бой был проигран - хотя, по правде, его и не было вовсе. Ровно как и надежды на спасение. Алису одолевала паника и предчувствие неминуемой беды.
  
  ***
  Камин выгорел почти дотла. Продмир смотрел на свое отражение в исписанном дождевыми разводами окне. Заметив в нем силуэт величественной дамы в белом королевском платье с черными крапинами, он обернулся.
  - Где девочка?
  - Как не вежливо, - лукаво улыбнулась Березовая королева. - В моем дворце не так часто бывают гости. Может, отужинаешь со мной, Продмир?
  - У нас был уговор, - все тем же равнодушным и бескомпромиссным голосом произнес мужчина.
  - Точно, - играюче протянула Королева, нежно кладя руки на плечи гостя, будто стараясь сделать ему массаж. - Был уговор. Но я немного изменила правила игры. Так как насчет ужина?
  Продмир сделал молниеносный рывок и со всей силой впился в горло колдуньи.
  - Я не позволю играть со мной!
  Королева захрипела, беспомощно пытаясь дотянуться до лежащего на чайном столике кусочка бересты, но Продмир с невероятной силой отбросил женщину в противоположную сторону. Владычица берез с трудом поднялась на ноги и, пытаясь, как ни в чем не бывало, поправить свою прическу, посмотрела на Продмира таким взглядом, что любому стало бы страшно. В ее глазах была и ненависть, и жестокость, и страх, и даже женское лукавство, которым она всегда пользовалась при встрече со своими жертвами.
   - А поиграть все же придется, дорогуша, - прошипела она, словно кошка. - Пока ты в моих владениях, только я диктую правила игры. Тебе прекрасно известно, что ты здесь беспомощен, как младенец.
  - Отдай мне девочку, как и договаривались. И я забуду твое мимолетное предательство.
  Продмир без эмоций посмотрел на хозяйку Дворца, но больше не решался нападать.
  - А как же твои собственные обещания? Как насчет этого, Продмир? Твоя девчонка со своим дружком останутся моими пленниками, пока я сама не отпущу их, - снова заигрывающим тоном произнесла Королева. - И поверь, я могу это сделать в любую секунду. Если время для тебя еще имеет ценность. Так как насчет ужина, Продмир? Знал бы ты, как мне одиноко в этом огромном бездушном дворце. Без сильного мужского плеча.
  Продмир страстно желал безо всякого сожаления прикончить эту заносчивую даму, но поразмыслив немного, все же решил с ней не связываться. По крайней мере, сегодня, когда перевес был на ее стороне, и та с удовольствием этим пользовалась.
  - Я не обещал тебе, что верну ее! - сухо произнес он.
  - Но ты же способен на это, дорогуша! - глаза Королевы сверкнули лукавством. - Это по твоей вине она не вернулась из Ишгуда!
  Продмир не ответил. Он молча обернулся к окну и сквозь стену дождя принялся разглядывать на одиноко стоящее в королевском дворе каменное сооружение. Возле него, невзирая на дождь, толпились странные существа из темной бесформенной субстанции - это были шорохи, мерзкие твари из Долины теней, которые могли принимать облик самых разных, порой даже опасных созданий на Земле.
  Продмир был абсолютно уверен насчет того, кто находится в той постройке. И потому еще труднее ему было сдерживать свою ярость и безумие.
  Алиса чувствовала этот взгляд на расстоянии. Сарай (по другому это назвать было нельзя), в котором они с Антоном сидели, с трудом сдерживал тяжелые дождевые капли. Она не могла понять, что же стучит сильнее - дождь за окном или ее собственное сердце.
  Антон был невероятно мрачен и не желал ни о чем разговаривать. Его заклинатель отобрали Стражи теней, и теперь, чтобы хоть как-то отвлечься от печальных мыслей, он сидел в самом дальнем углу темницы и вертел в руках маленький ржавый гвоздик, который нашел у себя в кармане.
  Тишина и неизвестность уничтожали сильнее, чем какие-либо луночары. Алиса думала сейчас про Димку Филиппова: интересно, увидит ли она его снова?
  'Хотелось бы верить', - произнесла она вслух и иронично хмыкнула.
  Это и был ответ - более чем очевидный, чтобы перестать себя тешить глупыми надеждами на спасение. Или мыслями о свидании, которому так и не суждено было случиться. Впервые на нее обратил внимание парень ее мечты, как все мгновенно пошло наперекосяк. Возможно даже, что сейчас шли последние мгновения ее жизни.
  - Антон, - чуть слышно окликнула она своего телохранителя.
  - Что? - из противоположного угла послышался угрюмый голос Антона.
  - Как ты думаешь, что такое любовь?
  Алиса закрыла глаза, представляя лицо капитана своей футбольной команды. Капли дождя разбивались о крышу сарая, тревожно стучась прямо в сердце.
  Парень осторожно поднялся с пола и, не говоря ни слова, подсел к подруге:
  - Думаю, что это дождь.
  - Дождь? - Алиса удивленно открыла глаза и взглянула в хмурое лицо молодого повелителя времени.
  - Точно, - вздохнул тот, грустно уставившись в ржавый гвоздик у себя в руке. - Мне кажется, что любовь - это когда две капли, которые сорвались с неба, в какой-то момент вдруг начинают думать, что дождь будет идти вечно.
  - Значит, они ошибаются, ведь так? Дождь рано или поздно все равно закончится.
  - Наверно, - шмыгнул носом Антон, продолжая вертеть в пальцах ржавый гвоздь. Вид у него был невероятно подавленный. - Но это же не значит, что он больше никогда не повторится. Дождь вечен, как ни крути. Он был вчера и обязательно пойдет завтра.
  Спустя минуту неловкого молчания, протянул Алисе удивительный цветок - он был сделан из простого ржавого гвоздя, а роль лепестков выполняли обертки от карамели, которые, по всей видимости, так же завалялись у него в кармане.
  Алиса с благодарностью приняла этот подарок, при этом не забыв густо покраснеть.
  Наверно, это были самые лучшие мгновения во всей ее дурацкой жизни.
  
  ***
  Ближе к вечеру дверь сарая скрипнула и распахнулась. Алиса вздрогнула, почувствовав, как по спине пробежал ужас. Неужели ее час настал?
  К счастью, это был не отец. В сарай проник темный шар, мгновенно превратившийся в огромного бронированного ежа. Он принес ребятам еду, сказав, что они пробудут в плену, возможно, не одну ночь. Из этого девочка сделала вывод, что Королева не намерена просто так выдавать ее Продмиру. Следовательно, у них еще был крошечный шанс на спасение. Но какой именно?
  О камне по имени Стоун друзья больше ничего не слышали. Разве что, до них донесся разговор шорохов, которые, веселясь и подшучивая, называли его глупцом и Мистером Каменное Сердце. В чем-то Алиса была с ними согласна. Но ей не давал покоя тот факт, что при первом ее знакомстве со Стоуном, он действительно помог ей удрать от негодяев. Вряд ли тогда он хотел заманить ее в ловушку. И потом: несмотря на его ворчливость и сварливый характер, он совершенно не показался Алисе мерзким злодеем и предателем.
  Ночь пролетела, словно сова над лесом. Ребята даже не сомкнули глаз, просидев каждый в своем углу сарая и слушая завывания ветра. Алиса, к тому же, чтобы развеяться отыскала где-то пару камешков и принялась на расстоянии перемещать их себе в ладонь. Она вспомнила про Эсирию и обещанные ею уроки. Ей страстно хотелось позвать ее и попросить помощи. Но при Антоне она не могла этого не делать - она же дала слово!
  Когда за дверью загрохотали шаги, пленники подумали, что это снова шорох-стражник. Но и в этот раз они ошиблись. Дверь открыл маленьких старичок со страдальческим выражением лица. Он был одет в простенький сюртук, а на морщинистой щеке красовался шрам от серьезного пореза.
  - Королева ждет вас в тронном зале, - пробубнил он, стараясь не рассматривать ребят. - Идите за мной.
  Алиса с Антоном послушно вышли из заточения - с десяток колючих стражей смиренно позволили им это сделать.
  - Следуйте за мной, - вздохнул старичок и пошагал в сторону огромной крепости, построенной из тонких березовых стволов и досок. Во дворе то там, то здесь, прямо по воздуху проплывали шорохи, оставляя после себя еле заметный след темного пара. Эти создания были чем-то похожи на призраков, вот только каждое их перемещение отдавалось грохотом, шипением либо скрежетом.
  Владения Королевы были полностью окружены вечным Туманом. Лишь вдалеке, сквозь белые клубы, виднелись верхушки высоких сосен.
  - Кто Вы? Зачем мы идем туда? - поинтересовался Антон. Без своего заклинателя ему все еще было не по себе.
  - Меня зовут Микола, - ответил старичок с явным украинским акцентом.- Так меня назвали мои родители. Но мне не положено с Вами разговаривать, нет!
  - Вы эйк?
  - Боже упаси, сынок! - понизил голос Микола, чтобы их никто не услышал. - Я самый обыкновенный человек. И горжусь этим, чтобы там не говорили.
  - Вы человек? Правда? - воскликнула Алиса. За время, проведенное в Сиянии, она впервые встретила кого-то из простых людей.
  - Сейчас я раб, дочка, - грустно вздохнул Микола. - Теперь я просто раб. Нам сюда, ребятки.
  Дворец Березовой королевы, несмотря на то, что был сделан из березового сруба, поражал своей красотой и роскошью. Прихожие и гостевые залы были обшиты золотом и изумрудами, а двери обязательно были обтянуты расписной берестой.
  Тронный зал был просто гигантским. Здесь драгоценностей было особенно много. А судя по размерам, здесь вполне могли бы разместиться десятки тысяч гостей.
  В центре, вдоль противоположной стены от входа, стоял огромный трон, на котором восседала Березовая королева. Сейчас она была не одна - перед ней стоял эйк среднего роста в плаще, на манер мантии, с залысиной на голове и закрученными усами. Похоже, он сильно нервничал.
  - Моя госпожа, пленники доставлены, - откланялся Микола и, оставив ребят посреди зала, поспешил поскорее удалиться.
  - Подойдите, - суровый, величественный голос Королевы раздался по всему залу.
  Алиса с Антоном переглянулись, но каким бы сильным не было их желание убежать, они вынуждены были повиноваться. Лысоватый гость Королевы показался Алисе очень знакомым, словно она уже встречалась с ним, причем не так давно. Заметив девочку, он слегка повеселел, а его голос зазвучал звонко и уверенно:
  - Вот видите, Ваше Величество, это не та, которую Вы хотели поймать! Теперь Вы понимаете, что я говорю правду? Вот доказательство моей правоты! Вы же сами видели ее в Зеркале судеб, а сейчас она стоит перед Вами.
  - Откуда мне знать, что ее внешность не изменена луночарами? - равнодушно отозвалась Березовая Королева, но в ее голосе все же отразились нотки сомнения. - Этот недотепа Стоун утверждает, что девочка - ни кто другой, как Симила Громова!
  - Я знаю эту девочку с самого рождения, Ваше Величество! - воскликнул эйк. - Могу поклясться, что перед нами - именно та, о которой я вам говорю уже почти больше часа!
  Королева соскочила с трона и подошла к Алисе.
  - Это легко проверить, не так ли, Юстас?
  Она обернулась на мужчину с усами и с удовольствием заметила его слегка растерянное лицо - явно, что-то шло не по его плану.
  - Конечно, Ваше Величество, - выдавил он.
  - Ифлавин! - воскликнула Королева, и Алиса тут же почувствовала, как под ней задрожал пол, а сердце загрохотало со страшно силой. Но это были пустяки по сравнению с тем, что она ощутила, когда снова встретилась с медведем. Зверь ворвался в тронный зал и издал воинственный рык.
  - Слушаю Вас, госпожа, - прогремел он, переваливаясь с лапы на лапу и покачивая на своей спине королевскую броню.
  - Разорви эту девчонку на куски, будь добр! - улыбнувшись, спокойно произнесла Королева. - Мне она больше не интересна.
  Алиса только и могла, что вскрикнуть. Отбросив в сторону кинувшегося ей на защиту Антона, медведь ринулся на девочку, яростно превращая в щепки убранство королевского зала.
  Она не могла толком придумать, что делать и как ей спастись. Ей пару раз удалось увернуться от увесистых медвежьих лап, но один удар она все таки пропустила.
  Раздался крик, вспышка света залила королевское убранство.
  Что это было, Алиса не смогла понять - завопив от боли (удар медведя прошелся прямо по ее плечу), девочку со страшной силой отбросило в другой конец тронного зала.
  Когда же она все таки смогла подняться на ноги, то услышала в свой адрес растянутые аплодисменты. Королева хлопала в ладоши и улыбалась во все свое лукавое лицо. Корчась от боли, Алиса бросила взгляд в сторону, где должен был находиться гигантский зверь, и чуть было снова не упала от потрясения.
  Бронированный медведь лежал в нескольких метрах от Алисы. Похоже, он был без сознания.
  
   11.
  Зеркало судеб
  
  Чай дымился, посылая из крохотных глиняных чашечек затейливые колечки. А вот брусничное варенье так и не было тронуто.
  Алиса до сих пор пребывала в оцепенении и только и делала, что пялилась на Антона в надежде, что он не станет расспрашивать ее о случившемся. К счастью, парень понял все без слов и теперь делал вид, что дремлет, откинувшись на спинку плетенного кресла.
  Их разместили в одной из гостевых комнат дворца, где было куда уютнее и роскошней, чем в темном сарае. Да и пугающих шорохов нигде не было видно, что Алисе показалось весьма подозрительным. С чего это вдруг Березовой королеве пришло в голову так раздобреть? Как бы там ни было, но после случившегося в тронном зале она мгновенно приказала освободить Алису и Антона, а также считать их своими почетными гостями. Правда, объяснять, что же произошло с тем медведем девочке никто так и не стал. Рана, оставленная медвежьей лапой на ее плече, удивительным образом зажила. И это после того, как еще час назад она казалась серьезной и вызывала явные опасения.
   Алиса закрыла глаза, невольно позволив себе снова мысленно вернуться на семь лет назад, в тот холодный августовский день.
  Ей было всего шесть с половиной. Тогда она проснулась в пустой безжизненной комнате, за окном которой лил дождь. Ее привезли в детский дом поздно вечером - в тот же день, когда была убита ее приемная мама. Девочку просто заперли, так как не успели подготовить документы и выделить для нее места в группе. Ужина и завтрака тоже не было - все по той же причине. Но голод напрочь забылся с визитом пренеприятнейшей особы, более известной здесь как 'воспитательница'. Впившись своими накрашенными ногтями в руку Алисы, она с силой потащила ее в кабинет директора.
  Этот безжизненный, полный отчаяния и неловких детских рисунков коридор она не забудет никогда. До сих пор он снится ей, плавно переходящий в откровенные издевательства директора детдома. О, это была женщина, удивительно похожая на гнусную жабу! Она перебирала документы и, то и дело бросала на девочку свой гневный взгляд:
  - Побирушка, значит? - плевалась она. - Наверняка еще и воровка! Одна семейка чего стоит: убийца и алкашка. - Лицо директрисы растянулось в ухмылке. - Ну ничего, ни чего. Не таких исправляли.
  Алиса что-то сказала в защиту своих горе-родителей и тут же пожалела об этом. 'Жаба' была в ярости, но стоило ей замахнуться на девочку, как кабинет вдруг озарила яркая вспышка света, и все, кто был в нем, кроме Алисы, оказались на полу без сознания.
  Она в панике выбежала в коридор и, что было силы, принялась бежать. Ей было очень страшно. Что же случилось? Что произошло?
  На расслабления не было времени: за девочкой образовалась погоня из взрослых.
  Она была в панике, совершенно не знала, куда бежать. В какой-то момент ей даже померещилось, что впереди нее, прямо в воздухе, зависла огненная стрелка, как на компасе, только с одной более яркой стороной, и усиленно показывала вправо. Ничего не понимая, девочка свернула туда и заметила дверь, ведущую на улицу. Вот в тот же момент преследователи почти ее догнали.
  Тогда Алиса закрыла глаза, продолжая бежать, и умоляюще прошептала про себя слово 'мама'. И снова что-то вспыхнуло, но она так и не смогла осознать, что это было. Тем не менее, все участники погони были мгновенно сбиты с ног.
  Пользуясь моментом, девочка с легкостью дернула дверь и выбежала во двор, стараясь поскорее затеряться в толпе прохожих.
  Лишь только сейчас, спустя много лет, Алиса, наконец, осознала, что же произошло много лет назад. Еще вчера она с легкостью призналась бы себе, что это был лишь страшный сон, но теперь, когда всего час назад она 'вырубила' огромного медведя - и ведь тоже была какая-то вспышка! - это мало походило на грезы.
  В дверь осторожно постучали. Алиса тянула с ответом, и человеку по ту сторону пришлось осмелиться заглянуть в комнату.
  - Можно?
  Это был Юстас - тот самый мужчина с закрученными усами и в дорожной мантии, которого Алиса видела в тронном зале. Девочка кивнула, жестом приглашая его войти. Сейчас он казался более жизнерадостным, чем при их первой встрече. Наконец-то Алиса поняла, где видела его раньше - в одном из своих странных снов!
  Да-да, как раз в тот самый день, когда ее отец напал на Туманное, она видела сражение и человека, вставшего грудью за ее жизнь. Но он ведь должен был погибнуть, не так ли? И все же, он стоял сейчас перед Алисой, правда, уже с отпущенными усами и не такой длинной копной волос.
   - Я очень боялся, что с тобой случится нечто ужасное, - облегченно выдохнул Юстас и крепко обнял ничего непонимающую Алису. - После всего, что произошло.
  - Так Вы не погибли тогда? - девочка старалась говорить тише, чтобы не разбудить Антона - тот, похоже, действительно заснул, разомлев после бессонной ночи. - Я видела сражение и то, как в Вас попала стрела.
  - Так ты знаешь о восстании? - вскинул брови Юстас. - Все, кто бросил вызов Продмиру Громову в тот день были жестоко убиты. Даже Абрус, мой брат. Вероятно, ты видела его. Он действительно погиб. Но постой-ка: как ты узнала? - Юстас помрачнел, настороженно и напряженно взглянул на Алису, после чего добавил: - Только не говори, что ты ослушалась свою бабушку и отправилась прямо в гущу сражения! Это же безумие!
  - Да нет, - пожала плечами Алиса, предлагая гостю чая с вареньем. - Я просто видела это во сне.
  - Бог ты мой! - загадочно воскликнул Юстас и слегка пошатнулся. Алисе почудилось, словно его сзади кто-то треснул по голове. - И ты все это время об этом молчала? Ах, за что мне такие переживания, скажи на милость?! Пощадила бы старого Юстаса, молодая леди!
  - Что-то не так?
  - Да нет же, нет! Все очень даже превосходно! Очень! Вот только способность входить в параллели снов должно было появиться у тебя только после официальной коронации!
  - Коронации? - Алиса теперь вообще не могла уловить нить этого разговора.
  - Естественно! Думаю, Королеве лучше не знать об этих твоих способностях. Мне и так стоило немалого труда уговорить ее вызволить вас из плена. Я, конечно, не спрашиваю, почему у тебя больше нет огнекода. Не знаю, что ты там задумала, но из-за этого я мог бы сам стать пленником этой сумасшедшей ведьмы. Кстати, если я не ошибаюсь, у тебя скоро день рождения?
  Алиса не могла поверить в то, что она слышит: неужели этот человек знает про то, когда она родилась? Хотя, может, и нет - ведь родилась она далеко не летом.
  - В декабре, - деловитым тоном произнес Юстас, еще больше поражая Алису своей осведомленностью. - Знаю, что понятие 'скоро' в данном контексте не совсем уместно, но кто знает, сможем ли мы еще увидеться до моего отъезда в Серебряный каньон на Равнине Иллюзий.
  Алиса молчала и лишь ее глаза вопросительно сверлили Юстаса. О чем он вообще говорит?
  - Возьми это, думаю, оно тебе пригодится. Это мой подарок тебе к четырнадцатилетию.
  Юстас немного поковырялся в карманах своей мантии и извлек из нее овальное зеркальце величиной с ладонь.
  - Это Зеркало судеб, - пояснил он. - Весьма полезная вещица. Как раз для тебя. Только пообещай мне не показывать его тем, кому не доверяешь!
  - Спасибо, - промямлила девочка, принимая удивительный подарок. - А Вам я могу доверять, не так ли?
  - Верно, - улыбнулся Юстас.
  - Значит, мы все еще в плену? - в душе у Алисы снова что-то ухнуло и оборвалось.
  - И да, и нет, - немного помолчав, ответил мужчина. - Во всяком случае, Королева еще тысячу раз подумает, прежде чем выдать тебя Громову.
  Взъерошив волосы на голове девочки, как будто они с ней были давними приятелями, Юстас побрел обратно к двери. Уходя, он оглянулся и с дрожью в голосе спросил:
  - Надеюсь, мой брат погиб героем?
  - Он спас мне жизнь, - сказала Алиса, вспоминая подробности своего сна.
  - Спасибо, - Юстас грустно улыбнулся и вышел прочь.
  
  ***
  - Да убери его! Черт подери, Алиса!
  Девочка вот уже полчаса рыдала от приступа смеха, который невозможно было чем-то остановить. Антон же ворочался в кровати, недовольно отмахиваясь от назойливого солнечного зайчика, выбежавшего из подаренного зеркальца.
  - Отстань, кому говорят! Я не такой сумасшедший, чтобы вставать чуть свет ни заря. К тому же сегодня выходной день!
  - Эй, нашел себе санаторий! - фыркнула на него Алиса, всхлипывая от хохота. - Кажется, ты забыл, где мы находимся? Вставай давай, нам нужно еще с Юстасом встретиться, ты что, забыл?
  Девочка среагировала быстрее, чем это сделал сонный Антон. Подушка взлетела в воздух и едва не угодила в Алису.
  - А мне и тут неплохо, - пробубнил парень, потирая глаза. - И без твоего Юстаса.
  Так начался очередной день во дворце Березовой королевы. С момента неудачного перемещения друзей из Алексинска прошло чуть больше недели. Они уже не были пленниками, им выделили две роскошные гостевые комнаты, позволили гулять по королевскому саду. Однако о том, чтобы покинуть владения безумной колдуньи речи не шло.
  За Алисой и Антоном постоянно следили: может, слуги, а может даже сама береста, из которой были сделаны стены дворца. Королеву за все это время никто из ребят ни разу не видел. Зато Юстасу разрешили навещать их и приносить сладости.
  Они встречались в саду удивительных цветов, похожих на ромашку. Каждый раз, когда они поворачивали свои желтые глазки к вечно туманному небу, всегда печально вздыхали и шептались о чем-то своем.
  Юстас резко изменился с последней встречи: теперь он был более осторожен в словах и все время пытался отыскать возможность задумчиво уставиться на Алису. Антону это, честно говоря, жуть как не нравилось, но он не подавал вида. Сама же девочка с нетерпением ждала каждой такой встречи - хотя бы для того, чтобы разузнать что-нибудь про свою бабушку, с которой прекрасно был знаком Юстас и о которой она давно ничего не слышала.
  А еще этот человек знал Эсирию. Многого он про нее не рассказывал, но всегда говорил, что она постоянно говорит про Алису. Вот тебе и обещания научить ее луночарам! Девочка много раз пыталась называть ее имя по ночам, но та больше к ней не явилась.
  Зато было точно известно, что бабушка и тетя Света спаслись после потасовки в Туманном. Понимание этого заставляло надеяться, что они обязательно придумают, как евызволить ребят из негласного плена.
  Антон с каждым днем казался мрачнее тучи. Он не скрывал, что переживает за свою маму, да к тому же, его заклинатель был по-прежнему у Стражей теней. А эйки без заклинателя, как часто повторял Антон, сравни людям без головы - ничтожные создания. Уж что-что, а своей эйковской кровью он невероятно гордился.
  В этот раз Юстас ожидал наших героев под ветвью раскидистого дерева, в окружении желтоглазых вздыхающих ромашек. В руках у него, как всегда, была коробка со сладостями, а из-под мантии виднелся помятый конверт. Антон с неохотой плелся за Алисой, но ему также как и ей, очень хотелось услышать что-нибудь о происходящем в Сиянии.
  - Возможно, это наша последняя встреча, - хмуро произнес Юстас, протягивая Алисе сладости. - Ситуация выходит из-под контроля. Королева уже догадывается, кто ты на самом деле. Еще больше вопросов возникает по поводу Вас, юноша.
  Юстас внимательно посмотрел на Антона и, как предполагал, заметил на его лице непонимание.
  - По поводу меня?
  - Именно, Лотто, именно, - вздохнул Юстас и нервно заозирался по сторонам. - Думаю, ты и сам понимаешь, о чем я. Но здесь не лучшее место для подобных разговоров. Знаю лишь одно: вам необходимо как можно скорее покинуть Березовые земли.
  - Но как? - громко произнесла Алиса и тоже оглянулась, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает. - Почему Эсирия не может нас вывести через свою дверь? Это ведь проход, не так ли? Телепортация?
  Юстас помрачнел больше обычного. Некоторое время он разглядывал любопытные лица ребят, после чего сказал:
  - Да, что-то вроде. Но это не сработает, по крайней мере здесь. Во владениях Королевы обычные луночары не действуют. Даже Продмир Громов здесь лишен своих сил. Все дело в бересте, которая подчиняется только своей хозяйке. Обмануть ее невозможно.
  - А что, если нам прихватить с собой кусочек этой бересты, чтобы никакой Громов нам не был страшен? - мальчишечьи глаза завороженно сверкнули.
  - Мудрый ход, юноша, - впервые улыбнулся Юстас. - Но не совсем подходящий. Не думаю, что береста спасет Вас от Продмира. В ней сила Королевы, а если учесть, что она заодно с этим негодяем...
  - Поэтому Эсирия и не хочет нас спасать? - голос Алисы заметно упал. - Она боится Королеву?
  - Это не так! - твердо и довольно громко сказал Юстас, внимательно смотря в глаза юной Громовой. - Эсирия - самая храбрая женщина, которую я встречал в своей жизни!
  - Да, но почему же она солгала, что придет ко мне, стоит мне только назвать ее имя? - Алиса почувствовала, что сболтнула лишнего. По крайней мере, Антон знал об Эсирии только то, что рассказывал Юстас. О том, что Алиса уже с ней знакома, для него было открытием.
  Ромашковый сад жил своей собственной жизнью. Среди цветов, то тут, то там порхали феерины, перелетая от цветка к цветку, а среди деревьев можно было заметить любопытных хоббитролей, высовывающихся из-под корней. Со стороны непроглядного туманного монолита, где, как предполагала Алиса, находился лес, слышался усталый скрип вековых деревьев.
  - Не все так просто, - опустил глаза Юстас. - Видишь ли, Эсирия в заточении и ...
  - Где? - опешила девочка. - Что произошло? Это из-за меня, верно? Где она сейчас? Надо ее спасать!
  - Сперва сами спаситесь, - иронично поджал губы мужчина. - Эсирия в плену уже много лет. Это долгая история. Но сейчас, когда тучи над Сиянием стали сгущаться, у нее больше нет возможности приходить к вам, юная леди. К ней приставлена усиленная охрана, а мне больше не разрешают с ней видеться.
  - Мне бы только снова встретить свою бабушку, - нахмурилась Алиса. - Она очень сильная и добрая, обязательно что-нибудь придумает! Она ее освободит! Это ведь Продмир, не так ли? Это все из-за него!
  Юстас снова огляделся, после чего еле слышно сказал:
  - Не стоит винить во всех своих бедах только одного. Математика внешнего мира знает много других цифр, помимо единицы. И поверь мне, старому Юстасу, они будут куда значимее, чем число один.
  - Это еще что за бред?! - фыркнул Антон, заплетая в локтях руки. - И как нам, по-вашему, это может пригодиться удрать отсюда? Я, конечно, могу остановить время, но этого не хватит на побег.
  - Вам необходимо найти Ардамиров цвет, - тихо произнес Юстас, уставившись на россыпь ромашковых огоньков. - Ваши способности уникальны и неожиданны, юная леди.
  Мужчина посмотрел на Алису загадочным и в то же время дружеским взглядом, словно хотел ей поведать о чем-то сокровенном, но не мог.
  - То, что случилось в тронном зале, - продолжил он, - не должно было произойти. Да, это событие спасло тебя от гнева Королевы, но вместе с этим, пробудило внутри твоего сердца то, что не должно было просыпаться.
  - Что это? - испуганно воскликнула девочка.
  - Я бы назвал это проклятием, - после продолжительной паузы ответил Юстас. - Именно поэтому тебе необходимо, как можно скорее, отыскать Ардамиров цвет. Твоя бабушка уверена, что только он способен оградить тебя от ярости Продмира Громова.
  - Почему бы ей самой мне об этом не сказать? - на этот раз девочка не смогла подавить накопившуюся внутри нее досаду: по словам Юстаса, Евдокия прекрасно знала, где находится Алиса, но за столько дней она даже не попыталась с ней встретиться.
  Юстас не ответил. Он лишь извлек из-под мантии помятый конверт, извлек из него письмо и протянул Антону.
  - Это от твоей мамы. Прочти его, пока никто нас не увидел.
  Мальчик развернул листок бумаги и принялся скользить взглядом по строчкам. С каждой такой пробежкой лицо его становилось все мрачнее и мрачнее. Окончив чтение, он вернул письмо Юстасу и, даже не попрощавшись, решительно зашагал в сторону дворца.
  Мужчина лишь только вздохнул и тоже побрел из королевского сада, на выходе из которого его уже поджидали шорохи, принявшие обличье коршунов.
  Весь оставшийся день Алиса вспоминала разговор в саду и пыталась понять, что же хотел сказать их знакомый, говоря про проклятие. Она и сама понимала, что в ней что-то не так - та штука, которая отправила в нокаут медведя, не случайна.
  Зато все чаще Алиса доставала подаренное ей зеркальце - разумеется, когда этого не видели дворцовые слуги. Зеркало - как зеркало, ничего особенного. И все же была в нем какая-то загадка - что-то едва уловимое, но очень настораживающее.
  Так прошел еще один день в королевском заточении. Что было сегодня - пятница? А, может, вторник? Лето шло семимильными шагами.
  Девочке каждую ночь снился привычный ей мир людей, ее школа, дом и то, как она гуляет по поселку. Все это осталось теперь по другую сторону могущественного Тумана. Кто знает, может Сияние снова сменило свое место расположения, и теперь за Двойным переходом уже не Алексинск, а какая-нибудь Африка или Австралия...
  Этой ночью Алисе снова не спалось. Она все время думала о бабушке и тете Свете. А еще она вспомнила про бельчонка Треска - интересно, удалось ли ему спастись от Стражей теней? Чтобы как-то отвлечься, она в очередной раз достала подаренное ей зеркальце и принялась вглядываться в свое отражение.
  Антон давно ушел в свою комнату, оставив ее с целым ворохом фантиков из-под шоколада, подаренного Юстасом. В комнате было тихо и немного жутковато, поэтому девочка подошла поближе к окну, чтобы лучше разглядеть свой подарок.
  Она смотрела на свое отражение, но представляла в нем бабушку - сильную, добрую, непобедимую. Было ли это плодом ее воображения или нет, но в глубине зеркала действительно возникало морщинистое лицо Евдокии, которое улыбалось ей. А после был совсем другой старческий взгляд - полный ужаса и страдания. Девочка видела, как ее бабушка пятится назад, пытаясь спастись от чего-то страшного и опасного. Было понятно, что она не в состоянии справится со своим отчаянием и поэтому вынуждена принять поражение.
  Алиса хотела получше разглядеть происходящее в зеркале, но взглядом уцепилась за парящие вокруг себя разноцветные шары света. Их было примерно с десяток. Они зависли в нескольких метрах от пола и теперь окружили девочку со всех сторон. И что самое удивительное - они общались с ней! Нет, не словами, а мыслями. Похоже, они поняли, что Алиса напугана их появлением, и теперь интуитивно принялись успокаивать ее, давая понять, что вреда ей не причинят.
  - Вы кто? Что Вам нужно? - Алиса растеряно оглядывала каждый светящийся шар, напрочь позабыв про зеркало.
  - Это судьбомуны, - раздался знакомый величественный голос. В темноте комнаты возник силуэт Березовой королевы. - Они слуги Зеркала судеб. Не буду спрашивать, откуда оно у тебя взялось, ты же мне все равно не расскажешь, верно?
  - Мне его подарили, - не раздумывая, отрапортовала Алиса, рефлекторно пряча подарок за спину.
  - Как бы там ни было, - игриво хмыкнула Королева, - судьбомуны являются далеко не к каждому сиянцу. Именно они показывают в этом Зеркале судьбу любого задуманного человека. Достаточно просто попросить их об этом. Интересно узнать, к чьей же судьбе ты прикоснулась, девочка? Хотя, впрочем, - Королева лукаво прищурилась, разглядывая Алису. - Я и так увидела достаточно. Зеркало можешь оставить себе - оно все равно мне ничего не расскажет.
  Березовая владычица быстро оглянулась назад, словно кого-то увидев за спиной, и... исчезла.
  Снова проделки Тумана, - решила девочка.
  Посвятив немного времени разглядыванию места, где только что находилась Королева и убедившись, что ее там больше нет, Алиса снова поднесла к себе подарок Юстаса и посмотрела на свое отражение. Оно было обыкновенным, как в любом другом зеркале. Судьбомуны, кружившие вокруг нее в зеркале не отражались, однако что-то яркое и еле различимое все же мельтешило за спиной девочки. Алиса пригляделась внимательнее и не смогла поверить своим глазам: у нее за спиной трепыхались крылья, как у настоящей бабочки! Они были грациозны и почти прозрачны, словно сотканы из лунного света.
  Девочка положила зеркальце на подоконник. Судьбомуны сразу исчезли, плавно переместившись во внутрь зачарованной вещицы. Алиса осторожно повернула голову назад, чтобы разглядеть происходящее у нее за спиной, но тут же облегченно выдохнула - никаких крыльев у нее не было.
  Может, ей померещилось? Вполне возможно, учитывая, что на дворе уже глубокая ночь. Решив, что лучше обдумать все на свежую голову, она твердо решила поддаться здравому смыслу и пойти спать. Однако, до своей постели так и не добралась - дикая боль пронзила ее спину, плавно перетекая в область лопаток. Еще мгновение - и невидимая сила резко швырнула девочку об стену.
  Перед тем, как потерять сознание, она смогла разглядеть лишь два огромных кошачьих глаза, неожиданно вспыхнувших в темноте. По комнате ползло кошачье шипение: 'НЕТ!!!'
  Больше ничего не было - только мрак.
  
   12.
  Безумный властелин
  
  Винтовая лестница не кончалась.
  Он шел не спеша, взбираясь по древним каменным порогам все выше и выше, навстречу кровавому рассвету. Продмир прекрасно знал, что там, в самой верхней башне замка Ишгуд, проливается кровь его слуг. Тех, кому когда-то было предначертано быть на балу по случаю рождения его сына. Но тот праздник оказался ошибкой - так считал Продмир. И сейчас он готов был на все, чтобы ее исправить.
  Крики были слышны все отчетливее, и вскоре вовсе умолкли, стоило правителю Сияния войти в башню.
  Среди десятков мертвых тел, тряслись от страха придворные эйки - жалкие, напуганные и беззащитные. Напротив них, со взведенными заклинателями в руках, стояли двое - Толстяк и Сулмедир.
  - Правитель, - откланялся Сулмедир, опуская свой заклинатель. Его товарищ также последовал этому примеру.
  - Можете идти, - холодно отозвался Громов, указывая двум Стражам теней на выход. Те, не раздумывая, подчинились.
  Продмир оглядел жавшихся у стены слуг, после чего бросил безразличный взгляд на убитых:
  - Ваше упрямство стоило жизни хороших эйков. Решение вы знаете. К чему этот бессмысленный героизм? И главное, для кого? Подумайте, прежде чем выбирать чью-то сторону. Вот ты, например.
  Громов медленно подошел к слуге в коричневом рабочем сюртуке и с любопытством уставился в его глаза. В руке Продмира материализовался меч - он светился, переливаясь в лучах молодой зари нежно желтым светом. Каждый из присутствующих мог поклясться, что оружие сделано не из металла, а из тонкого холодного лунного света.
  - Ты же был там. Неужели не видел, что произошло на самом деле?
  Мужчина в сюртуке не ответил и лишь сглотнул от страха, боясь сказать что-то лишнее. Он попятился было назад, но тут же замертво упал на каменный пол. Удар меча оказался точным.
  Громов физически ощущал исходящую от своих слуг ложь и страх, отчего таящееся в нем безумство все сильнее подкатывало к его разуму. И, в конце концов, властелин издал безумный вопль - ярость и мучение сплелись в единое целое, заставив некоторых в башне даже упасть в обморок. Слуги прекрасно знали, что в таком состоянии их правитель был способен на все.
  - Мы ничего не знаем, - проскулил кто-то.
  Но Громов уже полностью был во власти своей ярости - он уже не понимал, что делает. Один за другим бездыханно падали его подданные, не успев промолвить даже слова. Продмир был на взводе, отчего безумие диктатора свободно гуляло по его лицу.
  Владыка страны за Туманом смеялся и плакал, то ухая по-звериному, то принимаясь кататься перед напуганными слугами по полу, вопя от боли и держась руками за раскалывающуюся на части голову.
  Временами он приходил в себя и в одно мгновение менялся в поведении - вдруг становился невероятно спокойным, а его взгляд - высокомерным и холодным. И это были самые опасные мгновения в жизни находившихся рядом с ним - Громов снова принимался за расправу.
  - Неужели никто не знает? Неужели никто не видел, что произошло в ту ночь? Может ты, Ирий? Не уж-то от тебя можно что-то утаить в этом замке? Твои же уши повсюду!
  Полноватый человек в потрепанном, наспех застегнутом кухонном фартуке виновато опустил глаза.
  - Я ничего не видел, повелитель. Я все время был занят на кухне, готовил угощения для бала.
  - Жаль, - вздохнул Продмир и мгновенно произвел смертельный взмах мечом. Еще одно бездыханное тело упало к ногам трясущихся от страха эйков. - Мне надо всего лишь знать, сколько их было тогда, при родах? СКОЛЬКО ИХ БЫЛО?
  Продмир кричал так сильно, что стекла башни опасно звенели, а глаза темного мага заливались злостью.
  - Чистая Душа в тот день не отходила от вашей матушки, Правитель! - пропищала неказистая женщина в огромных очках. Голос ее дрожал. - С ними больше никого не было в тот момент. Никого, клянусь Вам!
  - Никого? - Продмир округлил глаза и уже собрался убить эту дерзкую даму, но резко отвернулся ото всех и подошел к окну. Убрав меч - вернее, тот исчез также внезапно, как и появился, Громов схватился двумя руками за голову, и пронзительно заплакал. Это выглядело еще страшнее, нежели в моменты его безумных улюлюканий и ерзаний у ног собственных придворных. Сейчас он просто не мог сдерживать своих слез - казалось, будто бы что-то невидимое наносило ему невыносимые раны.
  Мгновением позже слезы превратились в очередное безумство. Продмир, казалось, совершенно позабыл про происходящее и отошел от всех на значительное расстояние, собираясь совсем покинуть башню. Но неожиданно остановился, обернулся к дрожащим и удивленным его поведением слугам. Без каких либо эмоций он вздернул правую руку и отправил смертоносный огненный шар, вырвавшийся из его ладони, в грудь дамы в очках.
  - Никого, - задумчиво повторил он и, стараясь скрыть свой надорванный голос, побрел вниз по лестнице, оставляя позади себя гору трупов и тех, кому все же посчастливилось остаться в живых. По лицу Продмира бежали слезы невероятного отчаяния.
  Внизу, в холле верхнего этажа, его уже ожидали. В компании Толстяка и Сулмедира, в кресле для гостей восседала Королева берез. Едва увидев ее, настроение Продмира резко изменилось - он злорадно усмехнулся и захлопал в ладоши.
  - Так-так-так! Неужели Ее Лесное Высочество соблаговолило покинуть свои великолепные хоромы и почтить своим визитом мой неказистый замок?
  - Не обольщайся, дорогуша, - парировала Королева. - Я здесь по поводу твоей дочери.
  - В таком случае, нам следовало бы пройти в Верховную комнату. - Громов снова изменился в лице, но все же решил следовать нормам дипломатического приличия. Он мог бы расправиться с гостьей незамедлительно - прямо здесь, вдали от ее зачарованного дворца. Но тема планируемого разговора заставляла его отложить задуманное.
  - Ты так и не выдала мне ее, несмотря на наше с тобой соглашение, - начал Продмир, едва они вошли в просторное помещение Верховной комнаты и уселись друг напротив друга за круглым каменным столом. Он взмахнул рукой, и на нем сами собой появились угощения. - Я выполнил свое обещание - Совет Наблюдателей счел твои действия вполне законными, несмотря на сотни замученных рабов из числа людей внешнего мира. Я уже молчу про то, что об их их существовании в Сиянии не должен никто вообще знать! К тому же, не забывай, кто помог тебе избежать неприятностей относительно захвата стоянок двурфов.
  - Я же сказала, что верну тебе девчонку! - вскрикнула Королева, задетая до глубины души.
  - Неужели? - скривил губы Громов. - Ты привезла ее с собой?
  - Мне нужно было время, чтобы убедиться, что это именно та, которую ты ищешь. - Королева ослабила тон, бросившись в оправдания.
  - И что же? Убедилась?
  - Да, - кивнула она. - Но меня смутило одно обстоятельство.
  - И какое же, позволь узнать?
  - У нее нет огнекода. И все же она обладает Даром Трех Огней. Я сама в этом убедилась. Но разве такое возможно? Скажи мне, Продмир, как это понимать?
  Громов молчал, задумчиво разглядывая свою гостью.
  - Симила еще во дворце, не так ли? - спросил он. - Зачем ты сюда явилась? Посмеяться надо мной?
  - Я готова передать девочку твоим стражам в любое мгновение.
  - Но, разумеется, у тебя есть какое-нибудь условие? - усмехнулся Продмир.
  - Верни мне мою дочь!
  Королева смотрела на правителя Сияния с горестью и мольбой, но тот был непреклонен.
  - Это невозможно, - холодно произнес тот. - Я уже говорил.
  - Почему же? - всплеснула руками лесная владычица. - Не ты ли обладаешь Даром погибшей Чистой Души? Просто возьми и измени события, Продмир. Верни мне мою девочку!
  - Она мертва, - безразличный голос Громова звоном отразился в оконных проемах комнаты. - Я не стану тратить свою силу, по праву принадлежащую мне, на воскрешение какого-то там ребенка! Я что, по-твоему, должен вообще отменить эксперименты над людьми?
  - Моя дочь не какой-то там человек, Продмир! - гостья в одно мгновение побелела от возмущения. - Ты способен управлять Туманом, менять истории и жизни! Я снова делаю тебе предложение: твоя девчонка в обмен на мою дочь!
  В комнате воцарилось молчание. Продмир Громов смотрел на Королеву все тем же безразличным взглядом. Спустя некоторое время он заговорил:
  - Допустим, я верну ее тебе. Где гарантии, что ты отдашь мне мою? В прошлый раз твои слова оказались фарсом.
  - Если ты вернешь мне мою Зою, Продмир, - почти сорвавшимся голосом произнесла Королева, - я готова отказаться от своего титула и даже земель.
  - Неужели ты поступишься своими принципами?
  - Да, - утвердительно кивнула головой гостья. - Я это действительно сделаю. И мне даже все равно, что ты хочешь убить собственного ребенка!
  - Убить? - Продмир злобно расхохотался. - Девчонка, что находится в твоем дворце, незаслуженно носит то, что ей не принадлежит. Я хочу забрать свое. Но если для этого мне придется прикончить ее, я, без сомнений, сделаю это.
  - Значит, твоя мать, Продмир, действительно права - ты не достоин того места, на котором сидишь.
  Королева опустила глаза, едва сдерживая эмоции.
  - Моя мать всегда была права, - прогрохотал на всю комнату Громов. - Даже когда ошибалась. Но я не хочу говорить об этом. Итак, допустим, я согласен вернуть твою дочь в обмен на то, что сегодня Симила будет находиться в Ишгуде.
  - Хорошо, я приведу ее, - согласилась Королева. - А когда я увижусь со своей девочкой?
  - Как только я встречусь со своей, - в улыбке Продмира отразилось коварство. - И чем раньше это произойдет, тем лучше. Надеюсь, мы поняли друг друга, Ваше Высочество?
  Королева берез немного помедлила, после чего, молча, кивнула и быстро зашагала к выходу.
  - Постой, я не закончил, - остановил ее Продмир. Дождавшись, когда внимание лесной владычицы будет снова уделено ему, он продолжил: - Тринадцать лет назад ты со всеми была на балу, посвященному рождению моего сына.
  Гостья внимательно уставилась на повелителя Сияния:
  - Что ты хочешь у меня узнать, дорогуша? Неужели ты действительно считаешь, что это я убила твою жену?
  Продмир угрожающе побледнел.
  - Мне прекрасно известно, кто стал виновен в ее гибели, - произнес он. - Но ты могла что-то слышать. Разговоры гостей. Что-нибудь!
  Колдунья неожиданно разразилась громким смехом:
  - Тебе нужна моя помощь? Я не ослышалась, Продмир? А что, если я действительно кое-что знаю? То, о чем тебе никто раньше не говорил?
  - И что же это?
  - Ты действительно полагаешь, что я тебе это расскажу? - Королева демонстративно закатила глаза. - Ты погубил мою единственную дочь, дорогуша! Из-за тебя она больше никогда не вернется из стен этого проклятого замка.
  - Она пострадала ради науки!
  - О чем ты говоришь, Продмир? - Королева была в бешенстве. - Об экспериментах над людьми? Ты глупец, если считаешь, что они когда-нибудь превратятся в эйков!
  - Так ты собираешься возвращать свою дочь или нет? - Продмир бешено посмотрел на гостью. Та, ничего не ответив, развернулась и вышла прочь.
  Продмир, напротив, только безумно смеялся ей в след, завывая вместе с утренним ветром. Придя в себя, он незамедлительно вызвал Сулмедира и Толстяка:
  - Как только эта сумасшедшая с девчонкой появится на порогах Ишгуда, можете смело прикончить их обоих.
  - Но как же ваша дочь, Правитель?
  - Мне не нужна жизнь этой маленькой воровки. То, что мне требуется, находится внутри ее тела. И не важно, будет оно живым или нет.
  Стражи теней переглянулись.
  - Хорошо, правитель, - откланялся один из них. - Гарантируем, что девочка и Королева не доберутся до ворот замка.
  - Отлично.
  Проводив своих слуг, Продмир Громов, не говоря ни слова, подошел к окну, из которого открывался потрясающий вид на загон королевских драконов, и задумчиво уставился в вечно белое, как молоко, небо. Там, в Тумане, можно было различить тренировочные полеты этих величественных крылатых гигантов.
  Что-то невидимое вело безумное сражение в его сложной запутавшейся душе. Вот-вот, и он снова взорвется в безумном крике боли и ненависти. Но Продмир лишь закрыл свое лицо руками и снова горько заплакал. В эти минуты он больше всего на свете ненавидел самого себя.
  В воздухе пахло гарью - драконы оттачивали свои боевые таланты. На какое-то мгновение тиран отвлекся от своих страданий и с любопытством принялся разглядывать кружащих над замком монстров.
  Угощения, так и не тронутые со стола, мгновенно превратились в сгустки тумана и быстро растаяли в воздухе. В след за ними растворились стулья, а потом и сам стол.
  Спустя пару минут, Продмир еле слышно произнес:
  - Ты здесь, Агатэ?
  - Разумеется, ты же знаешь, что я всегда с тобой.
  Прямо на каменной плите оконного свода возникло крохотное существо, очень похожее на сильно уменьшенного человечка, но с ярко-красными крылышками за спиной, как у стрекозы. Это была совершенно маленькая девочка в кристально белом бальном платье - настолько крошечная, что вполне могла поместиться в спичечный коробок.
  - Я думала, что ты про меня уже забыл, - существо, сильно напоминающее феерина, с упреком посмотрело на Продмира.
  - Прости, Агатэ, - неестественно приветливым для себя голосом отозвался Громов. - Были причины.
  - Мне прекрасно известно о них, - сообщила та, приземляясь на плечо властелина. - Я же всегда с тобой рядом, или ты об этом забыл?
  - Нет, не забыл, - Продмир виновато опустил глаза - ему было явно не по себе. - Поэтому я тебя и позвал, Агатэ. Ты ведь понимаешь, о чем я хочу тебя попросить, не так ли?
  - Верно, - вздохнула девочка, тоже разглядывая парящих в небе драконов. - Но мне кажется, ты и сам мог бы это сделать.
  - Власть не дается легко, - повысил голос Громов, стараясь не смотреть на свою крохотную собеседницу. - Чем-то всегда нужно жертвовать ради победы. Особенно, когда идешь к этому всю свою жизнь.
  - Ты ведь так не считаешь!
  - Нет, Агатэ, - Продмир с вызовом посмотрел на свое правое плечо, где сидела, покачивая ножками, крылатая девочка. - Именно так я и считаю! Моя мать и все эти никчемные сиянцы обязательно заплатят за свое предательство.
  - А твоя дочь?
  - У меня никогда не было дочери, Агатэ! - Продмир собрал всю свою волю в кулак, чтобы сдержать вновь надвигающееся безумство. - Никогда! Лишь только сын, которому так и не суждено было стать моим наследником. Вернее, ему не дали этого сделать. Ему не позволили даже родиться - ты же знаешь, Агатэ, ты же все знаешь. Они даже её забрали у меня!
  Агатэ молчала и лишь с сочувствием гладила своей крохотной ручкой волосы Продмира Громова. И вдруг он не выдержал - издав свой безумный вопль, он схватился за голову и беспомощно спустился на корточки. Сейчас он, несмотря на свое безумие и возраст, был похож на маленького мальчика, которого загнали в угол. Единственным существом, кто был с ним рядом в эти мгновения, являлась Агатэ - она парила в воздухе и понимающе ласкала волосы сумасшедшего тирана, приговаривая еле слышно:
  - Я с тобой, мой дорогой, я всегда с тобой. До конца - до самого конца. Я с тобой.
  - Так ты выполнишь мою просьбу? - спустя минуту слабости Продмир направил свой заплаканный и одновременно суровый взгляд на порхающее существо. - Даже, несмотря на то, что я тебе сейчас наговорил?
  - Не волнуйся, - улыбнулась та. - Я сделаю все в точности, как ты и задумал. Я лично займусь этим!
  - Прекрасно. В этом мире мне больше не на кого положиться.
  Драконы парили в небе грациозно и одновременно устрашающе.
  Над королевским лесом полыхало пламя - огонь Великой победы и мести Продмира Громова.
  
  
   13.
  Попутный ветер
  
  Неужели она видела Василуса?
  Очнувшись утром возле стены, Алиса первым делом принялась вспоминать, что же с ней приключилось. Но кроме кошачьих глаз и шипения она больше ничего не помнила. Голова и спина болью напоминали о себе, отчего девочка сделала вывод: надо меньше бросаться на стены.
  Кое-как поднявшись с пола, она оглядела свою комнату: всюду царил погром. Целым оказалось лишь зеркальце, подаренное Юстасом.
  Кота-домового в комнате не было.
  - Видимо, померещилось, - подвела она итог своим раздумьям, желая поскорее рассказать о случившемся Антону.
  Убрав Зеркало судеб в отворот своей летней куртки, Алиса выбежала в коридор, и чуть было не сбила с ног здешнего прислужника Миколу. Как и при их первой встрече, старичок испуганно отвел взгляд от девочки, словно чего-то опасаясь.
  - Послушайте, я не желаю вам зла! - она говорила медленно и, по возможности, тихо.
  - Слугам запрещено с вами разговаривать, дочка, - не уронив взгляда на девочку, Микола отвесил ей деланный поклон.
  - Но почему? - прыснула та. - Ваша Королева совсем спятила, что ли?
  - На вашем месте я оставил бы свои мысли в голове, - осторожно ответил старичок, рассматривая картину, висящую на противоположной стене. - У здешних углов отличные уши.
  Укоризненно покачав головой, он тяжело вздохнул и побрел дальше по коридору, оставив Алису растерянно смотреть ему в след.
  - Подумаешь! - неуверенно пожала она плечами и быстро направилась к двери, ведущей в комнату приятеля. Но она оказалась запертой.
  Убедившись, что Антона нет, девочка решила спуститься во двор. Странно, с чего бы ему вздумалось бесследно исчезнуть, особенно в тот момент, когда он ей так нужен?
  Утро в березовом замке располагало к песням. Было ли это очередным луночарством Королевы берез или что-то пело внутри самой Алисы? В любом случае, свежий воздух шел ей только на пользу. Утренняя летняя свежесть призывала к безумным поступкам.
  Со стороны королевского сада доносилась невероятная, чудесная птичья трель. Твердо решив, что Антон может быть только в саду, девочка уверенно зашагала на шепот печальных ромашек.
  - Думал, ты еще дрыхнешь, - парень старался привычно усмехнуться, но у него получилось как-то наигранно. - Ты вчера решила разгромить дворец, что ли? Грохот стоял, наверное, на все Сияние!
  - А ты, разумеется, даже и не попытался выяснить, что происходит? - парировала Алиса.
  - Ну, мало ли, - пожал плечами Антон. - Кто вас, Громовых, знает?!
  - Это ты о чем? - девочка уперла руки в бока и разъяренно уставилась на мальчишку, требуя разъяснений.
  - Ни о чем. Ты лучше посмотри, с кем я тут познакомился.
  Он нырнул в сторону дерева и вывел из-за него маленького мальчика - лет семи. Тот выглядел весьма странно: волосы взъерошены, одежда, напрочь, изранена дырами, ноги и вовсе босые. Мальчик смотрел на Алису и Антона не по-детски серьезным и несколько отстраненным взглядом.
  - Он не разговаривает, - пояснил Антон. - Не знаю, кто он и откуда, но только посмотри, что он умеет!
  Антон быстро нагнулся, поднял с земли первый попавшейся камешек и подбросил его перед собой. Мальчик, стоящий рядом, прекрасно заметил это движение и протянул руку, словно пытаясь поймать его. Но камень совершенно не собирался возвращаться на землю - он плавно парил в воздухе, пока осторожно приземлился к нему на ладонь.
  - Видала? - прихлопнул от восторга Антон.
  - Здорово, - выдохнула Алиса. По правде, она и сама могла сделать что-то подобное, пусть и не так грациозно. Заставить камень переместиться в ладонь - что может быть проще? Но говорить об этом вслух она не рискнула.
  - Откуда он взялся? Кто он такой?
  - Понятия не имею, - воскликнул Антон, стараясь не смотреть на подругу. - Я прогуливался по саду, а тут - он.
  - Как тебя зовут? - Алиса осторожно подошла к мальчику и присела перед ним на корточки. - Не бойся, мы тебя не обидим.
  Но тот молчал и лишь разглядывал ее своими серьезными глазами.
  - Слугам запрещено разговаривать с вами! - прокряхтел Микола, словно тень, возникший позади ребят. Он сурово посмотрел на молчаливого кроху:
  - Возвращайся во Дворец, пока тебя никто здесь не заметил! А что до Вас, молодые люди, - он проводил взглядом уходящего мальчика и тут же принялся за Антона и Алису. - Я, разумеется, не расскажу Королеве о ваших тайных переговорах в саду. Разумеется, если вы не станете болтать про Тимура.
  - Тимура?
  - Именно, - сглотнул старик, озираясь по сторонам. - Этот мальчик - мой внук. Не родной, конечно. Но я его приютил у себя и теперь, как видите, воспитываю. Вот только, ее Высочество об этом даже не догадывается.
  - Неужели вы смогли провести Королеву? - присвистнул Антон.
  - Не я, - Микола внимательно посмотрел на парня, потом снова огляделся. - Он! У этого мальчугана удивительные способности. Представляете, он может спокойно пройти по дворцу, и никто - ни один слуга и даже сама береста - не в состоянии заметить его присутствие.
  - Он эйк? - осторожно спросила Алиса.
  - Да кто ж его знает! - махнул рукой старик. - Но я думаю, что он простой человек. Такой же, как и я, из внешнего мира.
  - Он не может быть человеком, - отмахнулся Антон, всем своим видом говоря, что очень боится своих догадок. - Если у него имеются способности - значит, он чистокровный эйк. Разве не так?
  - Да хоть руконог в юбке! - фыркнул с досады Микола. - Теперь он мой внук и я его никому не отдам. Он такой же, как и я - пленник Сияния. Как и все на этой беспощадной земле.
  - Я не совсем понимаю, о чем вы говорите, - вздохнула Алиса, разглядывая морщинистое лицо старого слуги.
  - То, что ты уже видела здесь, дочка, - это далеко не Сияние. Эта страна сильно отличается от того, что находится в твоем воображении. Туман способен обманывать зрение, подменять реальность красивыми картинками. Все живущие в этом мире, верят обману. Они не понимают, что все вокруг - всего лишь сон, который нам показывает проклятый Туман.
  Каждый синянец считает, что за этой бледной пеленой нет ничего, кроме пустоты. А те, кому удается сбежать в мир людей, больше никогда не возвращаются обратно. Наблюдатели их жестоко наказывают.
  Тимур знает, на что способны эйки и маги в Сиянии. Он прошел через такое, что вам двоим даже и не снилось! А теперь мне нужно работать.
  Не проронив больше ни слова, старик поплелся прочь от ребят и вскоре совсем исчез за стеной из березового бруса.
  Антон все еще смотрел в след уходящему лакею, но через мгновение ощутил на себе пристальный взгляд подруги. Девочку просто распирало поведать ему о своей таинственной встрече с котом Василусом и Королевой, о зеркале и о том, что кто-то вырубил ее, швырнув о стену.
  - Валяй.
  И Алиса с удовольствием выложила ему все, что находилось в ее кипящей голове, не упустив ни малейшей детали.
  - Василус был во дворце? - в голосе Антона присутствовали явные нотки сомнения. - Ты в своем уме? Если бы он действительно был здесь, он непременно вытащил нас отсюда!
  - Или бабушка, - предположила Алиса. - Это же ведь ее домовой? Значит, она где-то рядом. Она-то нас и вытащит, даже не сомневайся!
  - Не обижайся, Алиса, - парень сочувствующе похлопал подругу по плечу. - Но ты просто очень сильно впечаталась в стену, вот и все.
  Девочка поджала губы от злости, но решила с ним не спорить. Она была абсолютно уверена, что ее бабушка сейчас где-то рядом. Антон же решил сменить тему разговора, почему-то вспомнив про Ардамиров цвет.
  - Ты и в самом деле считаешь, что мы сможем его отыскать? - спросила Алиса.
  - Думаю, что да. Раз моя мама с самого начала направила нас за ним. Да и этот Юстас тоже говорил про необходимость отыскать его. Все сходится!
  - И ты действительно в это веришь? Ну, в существование этого цветка?
  - Если он сможет спасти тебя от смерти, то да. И будь уверена, я не успокоюсь, пока не отыщу его, - устало пробубнил Антон и, не желая больше продолжать беседу, поплелся обратно во дворец. Алиса же осталась стоять в одиночестве - ее щеки и уши предательски пылали багрянцем.
  
  ***
  Она долго думала, прежде чем бесцеремонно ворваться в комнату друга. Алиса прекрасно понимала, что они не будут находиться в этом месте вечно и что, рано или поздно, ее обязательно передадут в руки отца-убийцы. Антон был прав: без Ардамирового цвета у нее действительно не было шансов противостоять отцовским луночарам.
  - Нам нужно уходить отсюда! - произнесла она, закрывая за собой дверь комнаты изнутри. - Я не хочу ждать, пока Продмир Громов лично явится сюда и прикончит нас.
  - Алиса, послушай, - Антон выглядел как-то странно, словно его вот-вот должно было стошнить. Он стоял возле окна и его шатало. - Я тоже считаю, что нам больше нельзя здесь находиться. Но меня волнует, что мои способности стали выходить из-под контроля.
  - Что это значит?
  - Ну, ты же в курсе, что я могу ненадолго останавливать время, - парень все еще казался ей невероятно бледным и ослабленным. - Но вот перемещаться во времени - это под силу только очень сильным эйкам. И самое странное, что у меня это получилось - только что. Причем, само по себе, что меня очень сильно пугает. Раньше я всегда мог контролировать эту способность.
  - Ну, так это же здорово, чего ты так побелел-то? - хихикнула Алиса, разглядывая недоуменное лицо друга.
  - А то, что я перенесся на пару часов вперед и увидел Королеву, идущую с тобой. Вы подходили к огромному каменному замку. Готов поклясться, что это был Ишгуд! Но вы не дошли. У ворот вас поджидали Стражи теней. Я видел как ты и Королева погибаете. Ты понимаешь это, Алиса? Понимаешь, что это значит?
  Голос Антона невольно сорвался, и парень замолчал.
  - Может, тебе просто это приснилось? - предположила девочка.
  - Он говорит истину, - раздался звонкий голосок, отчего Алиса даже подскочила на месте. У самой двери стоял семилетний Тимур и отстранено рассматривал друзей.
  - Так ты разговариваешь? - воскликнула девочка.
  - Как ты сюда вошел? - начал, было, Антон, но Тимур, не обращая на него внимания, продолжил:
  - Королева уже скоро будет здесь. У вас очень мало времени. Вам нужно спешить.
  - Бежать? - округлил глаза Антон. - Но как? Что мы можем сделать против целой армии шорохов? У меня даже нет заклинателя!
  Тимур ничего не ответил - он просто поманил рукой, давая понять, что ребятам следует идти за ним.
  Можно ли было доверять свою жизнь семилетке? Но выбора, похоже, не было.
  Первым за Тимуром шел Антон. Алисе ничего не оставалось, как плестись за ними, то и дело, поражаясь собственному безрассудству. Неужели ей придется драться с охраной и, возможно, с самой Березовой Королевой? Сердце у нее готово было выпрыгнуть из груди.
  Друзья шли по длинному коридору, среди суетящихся прислуг, которые, по-видимому, даже не замечали трех идущих детей. Алиса сразу же поняла, что это та самая удивительная способность Тимура делать себя и, возможно, идущих рядом с ним, незаметными. Так они преодолели добрую половину всего дворца и спустились в небольшой подвальчик, где жил Микола со своим внуком.
  - Батюшки! - воскликнул старик, держась за сердце и впопыхах запирая за ребятами дверь. - А я уж хотел идти вам навстречу. Думал, вас поймали.
  - Вы знали, что мы придем? - удивилась Алиса.
  - Тимур мне сообщил минуту назад, - ответил Микола, оглядывая своих гостей.
  - Но он все это время шел с нами. Он не мог вам ничего сообщить! - запротестовал Антон.
  - О, молодой человек, - улыбнулся старик, - у моего внука очень много интересных и непонятных моему разуму способностей!
  - Нам нужно выбраться из этого дворца, вы нам поможете? - спросила девочка, стараясь не отвлекаться на чудо-способности Тимура.
  - Это очень сложно, дочка! - вздохнул Микола. - Для начала, вы можете остаться в этой комнате. Тимур поможет вам стать невидимыми для Королевы. А после, - старик всерьез задумался. - Выйти из королевских ворот будет очень сложно - на них стоит дополнительная защита. Потому никто из пленников владычицы никогда и не возвращался с этой земли. Лишь только некоторым за всю историю березового королевства посчастливилось благополучно покинуть эти земли - двум двурфам, которых звали Фонкин и Рундар, кажется, а еще маленькому эйку камню по имени Стоун.
  Услышав последнее имя, друзья переглянулись.
  - Значит, надо поискать другой способ удрать отсюда.
  Антон неожиданно взмахнул перед собой рукой, словно желая отогнать от себя назойливую муху, но потерял равновесие и случайно зацепил стоящую у стены вазу. Та сердито покачнулась и грохнулась на каменный пол.
  Из нее посыпались разноцветные камешки. Микола, ахнув, принялся быстро их подбирать. К нему на помощь поспешили Антон с Алисой. Тимур же спокойно стоял в стороне и... силой одной только мысли поднимал рассыпанные кругляшки и отправлял их по воздуху обратно в вазу. Алиса же настолько рьяно бросилась на помощь старичку, что не сразу заметила, как из кармана ее джинсов выскользнула знакомая цепочка с медальоном.
  - Стойте! - вскрикнула она, подбирая ее. - Кажется, я знаю способ сбежать отсюда!
  - Ну, раз так, - Микола, кряхтя и пытаясь отдышаться, поднялся с пола. - Но прежде чем вы сбежите, молодые люди, выполните одну мою просьбу.
  Алиса с Антоном, не раздумывая, закивали головой в знак согласия.
  - Я хочу, чтобы вы забрали с собой Тимура, - произнес Микола. Было понятно, что расставаться с ним он не хотел. - Эти камешки, - он показал на вазу, - все, что осталось у меня на память о детстве. Мне тогда было столько же, сколько и этому мальчику. Мы с родителями решили отправиться на пикник в лес. Была отличная летняя погода. А потом, откуда ни возьмись, появился Туман. Я отошел далеко от отца с матерью - погнался собирать вот эти самые камушки. И даже не заметил, как попал в Сияние, очутился в плену у Королевы берез. С тех пор я навечно стал пленником этих земель и не хочу, чтобы эта же участь постигла Тимура.
  - Он что, то же заблудился? - спросила Алиса, теребя в руках медальон.
  - Да, - ответил Микола. - Но, в отличие от меня, на него у лесной владычицы были совершенно иные планы. Мало кому известно, но многих людей-пленников она отправляет в Ишгуд, как откуп, чтобы ее земли никто не трогал.
  - Но зачем Ишгуду простые люди? - осторожно спросил Антон.
  - Эксперименты, разумеется, - будничным тоном ответил Микола, замечая, как парень резко изменился в лице. - Ишгуд давно занимается тайными опытами над людьми.
  Эйки - это перволюди, обладающие особыми способностями. В Сиянии считается, что люди эволюционировали именно из них и что наши способности просто спят. Так вот, в Ишгуде проводят эксперименты, при которых эйки стараются пробудить способности в жителях внешнего мира. Вернее - насильно внедрить их в душу человека. Но до сих пор у них ничего толком не выходило. Ведь все их подопытные, хоть и проявляли какие-то способности, но в них не было настоящей силы эйков.
  - Значит, Тимур...
  - Да, он стал одной из жертв тех экспериментов, - подтвердил старик. - Но я его выкрал из замка, рискуя собственной жизнью. Я хочу, чтобы он вернулся к своим настоящим родителям и жил нормальной жизнью. Ведь человек - это не раб во дворце безумной Королевы. Он, в первую очередь, Человек и у него всегда должен быть хотя бы какой-то выбор.
  - Хорошо, - подытожил Антон. - Если он согласится пойти с нами, мы попробуем его отсюда вывести. Какой план, Алиса?
  Девочка времени зря не теряла и уже что-то еле слышно шептала медальону, который держала в своей руке.
  Вскоре она произнесла командным тоном, заворожено вглядываясь в мученические черты лица старого прислуги:
  - Нам нужно подняться на самую высокую башню этого дворца!
  Не успел Микола что-то ей ответить, как в дверь его неказистой комнатки постучали.
  - Кто там? - прохрипел старик.
  - Это Ганс, тот, что с кухни, - раздалось за дверью. - Королева вернулась и требует, чтобы ты привел в тронный зал ту девчонку, из гостевых комнат. И лучше бы тебе поторопиться - хозяйка сегодня не в духе.
  - Уже иду, - откашлялся старик. Как только стоящий за дверью ушел, он поглядел на своих юных гостей и, в особенности, на Алису: - Надеюсь, у тебя хороший план, дочка. Иначе, нас всех ждут неприятности.
  Они вышли из комнаты все вместе. Впереди шел Тимур и при помощи своей силы скрывал от любопытных глаз идущих позади Антона, Алису и Миколу. Шли они, разумеется, вовсе не в тронный зал, а к лестнице, ведущей в дозорную башню - самую высокую во дворце, которую, как правило, использовала стража.
  И действительно - стоило им подняться по лестнице и приблизится к ней, как друзья услышали отчетливые взмахи крыльев. Нет, Алисе не показалось: четверо шорохов, превратившись в огромных воинственных орлов, находились в башне, зорко вглядываясь каждый в свою сторону горизонта.
  - Попали, - выдохнул Антон и что-то снова пробубнил про свой заклинатель.
  - В кармане, - шепнул ему на ухо маленький Тимур.
  - Что? - Антон машинально дернул руку к карману своей летней куртки и... нащупал там свой заклинатель. - Постой, но откуда?
  - Мой внук очень талантлив, не правда ли? - послышалось кряхтение Миколы.
  - Тише вы, - шикнула на них Алиса, -Вы бы еще громче говорили!
  Антон мгновенно вцепился в свой заклинатель и приготовился в любой момент атаковать. Но шорохи-орлы, напротив, покидать свой пост вовсе не собирались.
  - Замри! - неожиданно во все горло завопил Антон и запустил из заклинателя светящийся шар в одного из стражей. Тот оцепенел и превратился в подобие восковой фигуры.
  - Тревога! Тревога! Тревога! - заскрежетали, загремели на весь дворец другие шорохи и тут же бросились в атаку.
  - Плохая идея, - пропищал Антон, уворачиваясь от острых когтей птицы.
  Ему на помощь пришел Тимур, одной лишь мыслью отшвырнув разъяренного орла в сторону. Но два других все же успели прошмыгнуть мимо мальчика и мгновенно наброситься на Алису с Миколой. Старик поскользнулся на ступеньках лестницы и кубарем покатился вниз, за ним вдогонку кинулся один из орлов-призраков.
  Алиса же осталась один на один с другим шорохом. Вот-вот, еще чуть-чуть, и он вонзит в нее свои когти!
  Орел сделал грандиозный пируэт и, набирая скорость, кинулся на девочку. Алиса взвизгнула от испуга, неуклюже оступилась на ступеньке и совершенно ненамеренно треснула его кулаком по голове. Удар оказался настолько сильным, что шорох, толком ничего не понимая, встретился тет-а-тет с бревенчатой стеной королевского дворца и превратился в темное полупрозрачное облако.
  - Отличный удар! - послышался восхищенный голос Антона. Тот стоял на башенной площадке и пытался отдышаться.
  - Спасибо, - Улыбнулась она. Осторожно спустившись на несколько ступенек вниз, ей тут же встретился Микола - он выглядел немного потрепанно, а в руке держал самую обыкновенную швабру.
  - Эта птица надолго меня запомнит! - победно прохрипел он.
  Убедившись, что со всеми все в порядке, девочка поднялась на смотровую площадку башни и огляделась. Вокруг царил сплошной Туман, однако сквозь него кое-где виднелись макушки сосен.
  А внизу уже царил переполох. Грохотание и трески атакованных шорохов услышали другие дворцовые стражники, среди которых были увесистые бурые медведи. Снизу лестницы, ведущей в башню, уже стали приближаться шарканья десятка ног.
  - И что, это твой план? - Антон недоверчиво посмотрел на Алису. - Застрять на этой башне и погибнуть?
  Девочка и сама понимала, что толком не продумала все до конца. Она напряженно всматривалась в горизонт над лесом, но кроме Тумана ничего не было видно. Алиса была настолько отдана своей интуиции и предчувствию, что безумная затея отправиться в башню, напрочь, оттолкнула от нее логику и предосторожность. А что, если их схватят или убьют здесь? И все это от ее дурацкого легкомыслия!
  Погоня на лестнице уже приближалась, и Микола воинственно сообщил всем:
  - Я постараюсь немного задержать их! Не волнуйтесь: я уже слишком стар, чтобы бояться гнева владычицы.
  С этими словами он снова поковылял вниз по лестнице, навстречу приближающейся охране. Через мгновение оттуда послышался грохот и крики.
  Антон с Тимуром тоже слегка приспустились, чтобы помочь старику. Парень, вовсю, использовал свой заклинатель, Тимур же отлично справлялся без него.
  Алиса продолжала стоять и в панике оглядывать горизонт. Неужели она ошиблась? Неужели он ей солгал?
  Но в тот же момент, едва стоило ей об этом подумать, из пелены Тумана появился огромный черный дракон.
  - Наконец-то! - с облегчением вздохнула она и позвала друзей: - Скорее сюда! Мы уходим!
   Ребята подбежали к Алисе, когда дракон уже снес крышу дозорной башни и уже парковался на смотровой площадке.
  - Знакомьтесь, это Фир! - сообщила Алиса.
  - Офигеть! - выдохнул Антон. - Я смотрю, тебя так и тянет к этим тварям!
  - На твоем месте я бы помолчала, - сердито воскликнула Алиса. - Это мой друг и наш единственный шанс на спасение. Так что, лучше запрыгивайте, живо!
  Антон состроил ей рожицу и, пробормотав себе под нос: 'Свой собственный дракон - у этой девчонки совсем крыша едет!', мгновенно запрыгнул на спину гиганту. Тимур последовал его примеру.
  Едва Алиса успела взобраться на Фира, как на смотровую площадку вылетела целая стая шорохов. Одни стали превращаться в медведей, другие - в орлов. Возглавляла погоню сама Королева. Она держала за шиворот раненного Миколу и истерично визжала в след беглецам:
  - Схватить их! Поймать! Сделать хоть что-нибудь! Эта девчонка нужна мне живой!
  Но дракон уже расправил свои крылья и сделал рывок в небо. Прохладный и порывистый воздух приятно подхватил беглецов - свежий, влекущий, завораживающий.
  - Попутного вам ветра, ребятки! - прохрипел старик и тут же отлетел в сторону - Королева вместе с шорохами бросилась вдогонку улетающему дракону.
  Нет, она не летела - лесная владычица действительно бежала по воздуху, стараясь ухватиться за хвост Фира. Ей не нужны были ни крылья, ни какие-либо приспособления. Она поднималась все выше и выше, словно ступала по порожкам, созданным Туманом.
  Дракон парил достаточно высоко от земли, когда Королева чуть было не вцепилась в его лапу. Но Фир издал грозный рык и запустил предупредительный фаербол в сторону простилающейся под ним березовой рощи.
  Бегущая по небу Королева резко остановилась и издала вопль дикой боли. Алисе показалось, что в эти секунды горели вовсе не березы внизу, а само сердце коварной колдуньи. Она, позабыв о беглецах, камнем ринулась вниз на помощь своим белоствольным сестрам. Шорохи последовали за ней.
  Дракон же уносил друзей прочь из затянувшегося плена, навстречу уставшему за день туманному солнцу.
  
   14.
  Мудрецы и звезды
  
  Было уже поздно, когда полуразрушенный футбольный стадион Алексинска, на котором всегда тренировалась Алиса, вздрогнул от мощного удара. Фир расправил крылья и вдохнул городского воздуха.
  - Уверена, что нас никто не заметил? Это же опасно!
  - Не нуди, - девочка наградила Антона неестественным для себя насмешливым взглядом. В ней все просто бурлило: впервые в жизни она чувствовала невероятную эйфорию. Да и полет на драконе вызывал неописуемые эмоции. - Все под контролем!
  Алиса спрыгнула с гиганта и осмотрелась. К счастью, на стадионе никого не было.
  - Мы могли бы, конечно, высадить тебя где-то поближе к автобусной остановке, но, боюсь, будет сложно объяснить людям присутствие дракона. И с собой взять не можем. Это очень опасно.
  - Все в порядке, - утвердительно кивнул головой Тимур, резво спрыгивая с Фира. - Я не пропаду. Спасибо вам!
  - В таком случае нам действительно пора.
  Алиса вновь забралась на дракона и заговорщически взглянула на своего спутника. Она в последний раз улыбнулась маленькому Тимуру: - Надеюсь, что мы когда-нибудь встретимся.
  - Так оно и будет, - ответил тот.
  Фир тяжело вздохнул, расправил крылья и взлетел в высь.
  - Думаешь, с ним все будет в порядке? - Антон пытался перекричать порывы ветра, безумствовавшего над черными крыльями.
  - Ты же сам видел, какие у него способности! - прокричала у него за спиной девочка. - Он обязательно отыщет своих родных!
  - Как верно отметила моя хозяйка, этот парнишка точно не пропадет, - подтвердил Фир, отчего Антон чуть было не свалился с его могучей спины.
  - Ты мне не говорила, что он знает наш язык! - завопил он.
  - Я еще и петь могу, сударь, - загрохотал дракон.
  - О, Боже! Какие еще сюрпризы мне ожидать от тебя, Алиса Громова?
  - Как насчет подзатыльника? - поразмыслив, прокричала Алиса. Она отчетливо чувствовала, как сидящий перед ней мальчишка пытается поскорее скрыть свою ухмылку.
  Вот и еще один день ее безумных каникул догорал в закате солнца.
  Алиса с трудом находила в себе силы, чтобы верить во все, что с ней происходит. Она столько времени провела в Сиянии! В стране, о существовании которой никогда раньше не догадывалась. А теперь, снова собиралась вернуться в этот мир вечного Тумана. Но рядом был Антон, и только это заставляло ее, позабыв обо всем на свете, лететь сейчас на огнедышащем драконе навстречу опасностям и, возможно, собственной смерти.
  - Чувствую, о школьных заданиях на лето стоит забыть, - подумала она вслух, отчего заставила приятеля прыснуть от смеха - на этот раз сдержаться он не смог.
  Оба они, конечно, прекрасно понимали - вернуться обратно, в нормальную человеческую жизнь, им уже не суждено. И эта тяжелая мысль заставляла друзей на некоторое время умолкать и с нескрываемой тоской вглядываться в окна засыпающих домов.
  В голове у девочки вертелись предположения насчет того, где мог бы находиться этот неуловимый и таинственный Ардамиров цвет. Но все догадки сводились исключительно на Эсирии - почему-то Алисе казалось, что только она способна расставить все точки над i. Не спроста же эта дама решила обучать ее луночарам! Правда, теперь, когда она находилась в заточении у Продмира, расспросить ее обо всем, казалось, невозможно.
  От размышлений ее отвлек Антон. Он неожиданно обернулся и указал ей на проплывающее внизу старенькое двухэтажное здание.
  - Узнаешь? - перекричал он ветер. - Это же наш детдом!
  Действительно - он. Что-то неприятное подкатило к горлу, но Алиса старалась не поддаваться воспоминаниям. Ничего не ответив, она решительно перевела взгляд в другую сторону.
  Дракон летел достаточно высоко, чтобы их не смогли увидеть простые зеваки. Но это было лишнее: вряд ли кто из них был в состоянии что-то разглядеть в навалившейся темноте.
  Стало прохладно, и Алиса предложила спуститься, чтобы организовать ночлег. Антон был не против - похоже, он то же изрядно продрог.
  Убедившись, что они отлетели достаточно далеко от города, Фир послушно принялся нарезать круги, выискивая удобную площадку для приземления. Не прошло и минуты, как наши герои уже стояли посреди высоких колосьев пшеницы - уставшие, голодные, но счастливые. Едва плюхнувшись на землю, они затерялись среди злаков, разглядывая появившиеся на небе звезды. Но бороться с подкрадывающейся дремотой совершенно не осталось сил.
  Алисе снились феерины. Те самые, которых она уже видела в Туманном. Они порхали рядом, и девочка тоже парила вместе с ними. У нее за спиной, как у бабочки, мельтешили бледно-желтые, едва различимые крылья. Она летела над полем, то и дело, оборачиваясь на крохотных существ, и те ободряюще ее приветствовали.
  Очень странное ощущение - лететь и наслаждаться каждым взмахом своих крыльев, касанием ночного ветерка, словно все это было таким естественным и реальным. На долю секунды ей почудилось, что все происходит на самом деле. Но в тот же миг ее кто-то позвал:
  - Алиса!
  Такой знакомый приветливый голос.
  Бабушка?
  Девочка резко открыла глаза.
  Было ранее утро. По заросшему полю гулял густой Туман, среди которого с трудом угадывались даже колосья. Вокруг было невероятно тихо.
  - Антон, - позвала она, пытаясь вглядеться в непроглядную пелену. Но ответа не последовало. - Антон! Ты здесь?
  Девочка поднялась с земли - спина в районе лопаток снова полыхала диким огнем, как будто сквозь кожу что-то пыталось вырваться на свет.
  - Знаешь, это не смешно. Ты где? Антон!
  Но вокруг царила абсолютная тишина.
  Алиса брела посреди пшеничной стены, укутанной Туманом, совершенно не представляя, куда вообще следует идти. Наконец где-то впереди она услышала отчетливый шум.
  - Антон, я тебя убью! - с облегчением выдохнула она, пытаясь разглядеть силуэт своего спутника.
  - Так значит, ты и есть та самая Громова, о которой так много говорят? - раздалось из Тумана. Голос был мужской, очень грубый, с явными признаками любопытства.
  - Так мы в Сиянии? Кто вы? - Девочка резко остановилась и осторожно подалась назад.
  - Не важно, - произнес голос. - Твой дружок переполошил всех сенсов в этом местечке. Мне это не нравится.
  - Кто вы, в конце концов? Вы видели Антона?
  - Ты такая сильная, - играючи протянул голос. - Просто невероятно и весьма любопытно.
  - Вы ошибаетесь, - Алиса собрала всю свою храбрость в кулак и сделала шаг в сторону, откуда доносился таинственный голос.
  - Не спеши, - остановил ее он. - Я не могу ошибаться в том, что вижу. В твоем сердце находится очень могущественный дар. Великий, я бы сказал. И это меня очень занимает.
  - Занимает? - вскинула брови Алиса, не понимая, с кем она разговаривает. - Да у меня вообще нет никакой силы! Разве что, я могу перемещать предметы себе в руку. Но это, наверное, в Сиянии умеет каждый!
  Голос же, совершенно не обращая внимания на последнюю реплику, продолжал:
  - Просто поразительно. Невероятно. Неестественно и непостижимо.
  - Где Антон? - с нажимом спросила девочка. - Вы знаете, где он?
  - Твой друг рядом, в нескольких шагах от тебя, - ответил голос. - Ты непременно встретишься с ним, как только назовешь мне свое настоящее имя.
  - Меня зовут Алиса!
  - Это не так, - спокойно произнес голос. - Я хочу знать твое сиянское имя, девочка.
  - Алиса! Алиса Громова!
  - Ты уверена, что ложь в данном случае - действительно лучший вариант? Ты же знаешь его - свое истинное имя! Это же не сложно. Просто произнеси его, прими как должное, и ты увидишь настоящее могущество своей внутренней сущности. Всего лишь имя и признание того, кто ты есть на самом деле!
  Ты же знаешь, что принадлежишь великому роду? Неужели для тебя это ничего не значит? Думаю, ты и сама понимаешь, что обладаешь чем-то действительно ценным, раз на тебя объявлена такая охота.
  - Мне все равно, что вы там думаете! Я - Алиса Громова и всегда ею останусь! Вы меня поняли? Всегда! И во мне нет ничего такого. Просто мой отец - псих! Дайте пройти, кто бы вы там не были!
  - Любопытно. Очень любопытно...
  В ту же секунду Туман расступился, словно его разогнал сильный ветер, и перед Алисой предстала небольшая полянка, за которой возвышался привычный глазу лесной массив. Антон стоял прямо напротив девочки и с ужасом осматривал местность.
  - Антон?
  Парень не ответил и лишь поманил ее к себе.
  - Ты где была? Я тебя повсюду ищу. Хотя, не важно. Кажется, у нас снова проблемы, - выдохнул он.
  - Я смотрю, тебя так и тянет к ним!
  Повод для беспокойства у Антона действительно был. Это девочка поняла сразу, едва заметив, что со всех сторон их окружили деревья и кусты, у которых, подобно людям, были рот, глаза, а также нечто похожее на руки и ноги. Сенсы сжимали кольцо все сильнее, не давая ребятам никаких шансов на побег. С каждым их шагом Антон все ближе подтягивался рукой к спрятанному в кармане куртки заклинателю - он был эйком и, похоже, сенсы это прекрасно чувствовали.
  Алиса стояла рядом с ним и, видя, как ее приятель теряет былую уверенность, то же чувствовала нарастающую панику. Но ведь она-то не эйк! Вряд ли сенсы могут причинить ей зла. Хотя, откуда она это может знать наверняка?
  Когда кольцо почти сомкнулось и сенсы подошли очень близко к друзьям, а Антон уже достал свой заклинатель и приготовился защищаться, один из сенсов - тот, что имел вид огромного, могучего дуба - громко произнес:
  - Мы пришли с миром! Неужели вы, юный Лоттион, нарушите его своим безрассудством?
  Антон оторопел и неуверенно посмотрел на подругу. Та ответила ему почти таким же ничего непонимающим взглядом.
  - У нас нет оружия, чтобы противостоять вам, молодой человек, - прогрохотал дуб. - Неужели и это очевидное обстоятельство не заставит вас опустить свой заклинатель?
  - Что вам нужно? - с вызовом произнес парень, неуверенно опуская свою чудо-рогатку.
  - Вы потревожили наш сон, молодой человек, когда выкрикивали в утреннем Тумане имя юной Симилы Громовой.
  - Меня зовут Алиса, - поправила его девочка.
  - Как скажете, - смиренно произнес дуб и с треском поклонился ей, насколько мог. - И все же, наша встреча была предначертана давно.
  Алиса осторожно покосилась на Антона:
  - Что это за бред?
  - Сенсы по своей натуре что-то вроде провидцев, - шепнул ей на ухо Антон. - Они чувствуют правду, истину, также могут видеть будущее и общаться между собой одними мыслями.
  - Здорово!
  - Юный Лоттион прав, - заговорил другой сенс, которого издалека сложно было отличить от обычного куста лесной рябины. - Мы обладаем великими знаниями. Для нас нет таких понятий, как прошлое, настоящее или будущее. Есть только путь, который мы изучаем с самого своего рождения. Именно поэтому мы сейчас здесь - мы давно ждем этой встречи.
  - Но зачем?
  Антон совершенно позабыл свою оборонительную тактику и даже полностью убрал заклинатель. Похоже, он не сомневался в искренности этих существ.
  - Наше племя тысячи лет говорит со звездами, - заговорила рядом стоящая сосна. - Они сообщили нам о приходе нового Путника, который повернет ход истории и раскрасит мир новыми красками. Туман покинет наши земли! А еще было сказано, что его появление ознаменуется возвращением из небытия праотца всего Сияния.
  - Простите, вы сейчас с нами разговаривали вообще? - скривилась в легком раздражении Алиса. Все эти загадки, недосказанность и запутанные речи ее просто убивали. - Лично я ничего не понимаю из всего этого!
  - Это же так просто! - воскликнул дуб. - Тот, кто мгновение назад вел беседу с вами, юная Симила, или, как вам будет угодно - Алиса, - он снова поклонился ей, - был, никто иной, как Великий Ардамир.
  - Постойте-ка, - девочка уже понимала, о ком идет речь. - Хотите сказать, что тот, кто создал эту непонятную страну и кто посадил цветок, который меня может спасти, только что говорил со мной?
  - Так это правда? - Антон потрясенно раскрыл рот, уставившись на подругу, как на приведение.
  - Вроде того, - пожала она плечами. - Это что, плохо?
  - Вообще-то, по легенде, Ардамир, когда создал Сияние, стал духом и покинул Землю. Он стал одним из смотрителей Трех Огней. С тех пор на Земле его не видели.
  - Потрясающе, - прыснула Алиса. - Я вообще что-нибудь пойму из всего этого? Что еще за огни?
  - Три Огня, энергия которых и создала все живое в нашей Вселенной, девочка! - воскликнул дуб. - Три великих планеты, говоря языком тех, кто живет за Туманом. Да-да, мы одни из немногих, кто знает об их существовании! Так вот, первый огонь - это Солнце, второй - Луна, третий - Земля.
  - Значит, - Алиса решила упорядочить всю эту информацию. - Этот ваш Ардамир - что-то вроде бога, который присматривает за этими вашими Огнями-планетами?
  - Можно сказать и так, - подтвердил потрясенный Антон. - И ты с ним разговаривала, да? Когда? О чем?
  - Да только что, - ответила Алиса, рассматривая окруживших ее сенсов. - Но послушайте, что в этом такого? Я имею в виду, на что вам всем понадобилось говорить именно со мной? Причем здесь я, в конце концов?
  Внутри Алисы рождалась паника, но она старалась не подавать вида.
  Дуб еще сильнее заскрипел и с его верхушки посыпались клоки старой коры.
  - Вы удивительное создание, - произнес он, отвешивая очередной поклон Алисе. - Вы даже не представляете, какой силой наделены с самого рождения. Хочется вам того или нет, юная леди, но именно вам суждено сыграть решающую роль в жизни всего живущего на планете Земля. Даже если это станет для вас самой непосильной ношей.
  Алиса на сто процентов была уверена, что сенс ошибается или, по крайней мере, нагло ей врет. Но говорить она этого вслух не стала, решив, что вежливость со столь мудрыми и, возможно, опасными существами - самая правильная тактика. Она лишь подошла ближе к Антону и спросила его почти шёпотом:
  - А им вообще можно доверять?
  Но, к несчастью, сенсы прекрасно услышали этот вопрос.
  - Мы всегда говорим правду - это суть природы сенсов, - отозвалось одно из деревьев позади ребят - это была сосна.
  - А как же эйки? - словно пробудившись ото сна, вставил Антон. - Почему вы не прикончили меня, как только увидели? Вряд ли вы разговаривали бы на такие темы в моем присутствии.
  - Все очень просто, - расхохотался дуб. - Ты прав, Лотто, мы никогда не стали бы откровенничать в присутствии горделивых эйков. Что ни говори, этот мерзкий народец изрядно попортил нам жизнь!
  - Да, но я же эйк! Как быть с этим? - парень с вызовом выпятил грудь.
  - Как верно заметил мой брат, - продолжила сосна, - больше всего на свете мы ненавидим эйков. Но ты не эйк, мальчик, хотя, признаем, что твои возможности просто восхитительны!
  На Антона было страшно смотреть. Он выглядел так, словно его сильно саданули увесистой дубиной. Заметив это, Алиса схватила его за руку и попыталась оттащить в сторону:
  - Да чего ты слушаешь этого психа, нам надо уходить отсюда!
  - Нет, - Антон не сдвинулся с места, намертво прикованный взглядом к дубу. - Они не врут. Не способны на это.
  Он набрался решимости и все-таки задал вопрос, который крутился у него на устах всю его сознательную жизнь. Он боялся ответа, не решался спросить даже у мамы, хотя и невероятно искал способы узнать правду.
  - Так вы знаете, кто я на самом деле? Пожалуйста, скажите, прошу вас!
  Эйки зашумели, забормотали на своем языке, а дуб погрузился в раздумья.
  Антон ждал ответа, но его так и не последовало.
  - Ваша судьба печальна, юный Лоттион, - наконец заговорил один из сенсов. - Происхождение же ваше омрачено ужасными событиями. Но нам не позволительно вдаваться в подробности случившегося, ибо это не наше право.
  - Но...
  Антон застыл, а вопрос так и не смог сорваться с его дрожащих уст.
  Что-то жизненно важное в одно мгновение оборвалось и навсегда исчезло в его сердце и душе. То, что делало этого заносчивого мальчишку тем самым особенным, сильным и жизнерадостным. В глубине души Алиса понимала, что его надо срочно спасать.
  Но вряд ли ему могло уже что-то помочь. Было слишком поздно.
  
  
   15.
  На крыльях Луны
  
  Шел третий день утомительного похода по лесным тропам.
  Алиса не знала наверняка, куда они идут, но это было лучше, чем просто сидеть на месте. Она была полностью погружена в себя, размышляя про недавнюю беседу с Ардамиром и сенсами. Нет, все-таки и тетя Света, и Юстас, и Эсирия были действительно правы - ей непременно следует отыскать этот Ардамиров цвет. Хотя бы потому, что странное чувство в глубине ее души уверяло, что этот цветок хранит в себе очень древнюю и важную тайну. Не даром же его посадил сам Ардамир!
  Эта мысль заставляла девочку продолжать путь, чего нельзя было сказать про Антона. Парень изрядно осунулся и только и знал, что молча брел за подругой, спотыкаясь и пиная попадающиеся на пути шишки.
  Ноги Алисы изрядно истрепались. Она уже тысячу раз пожалела, что отпустила Фира. Произошло это в тот самый день, когда они повстречали сенсов. Как только Туман развеялся, дракон опустился на землю, сообщив о своем желании идти вместе с друзьями. Но девочка его остановила:
  - Нет, Фир, это очень опасно, - сказала она. - Мы не знаем, что ожидает нас впереди. И потом, нам будет намного легче спрятаться, чем тебе!
  - Но вернуться обратно в Ишгуд я не могу, - опустил голову Фир. - После побега, не думаю, что мне позволят дальше служить при дворе твоего отца.
  - Но и я не могу быть твоей хозяйкой, Фир, - Алиса ласково погладила чешуйчатую голову дракона. - Это же не правильно и несправедливо.
  - Мы, драконы, устроены так, - вздохнул Фир. - С самого появления на свет нас учат служить своему хозяину. Теперь ты, девочка, моя законная хозяйка. Это мой долг!
  - Слушай, - она понимающе посмотрела прямо в глаза Фира. - А если я прикажу тебе улететь и жить свободной жизнью?
  - Приказ хозяина для меня - закон, - выпрямился дракон и смиренно раскинул по сторонам свои огромные жилистые крылья.
  - В таком случае, считай это моим приказом! - громко произнесла девочка, покосившись на Антона. Последний безучастно разглядывал разожженный костер. Он не проронил ни слова.
  - Ты очень необычная, - произнес Фир, выдувая из ноздрей горячий воздух. - Даже ваш отец, несмотря на свое величие, хладнокровие и воинский дух, не способен сравниться с тобой храбростью и бескорыстием.
  - Мой отец - плохой человек, Фир, - серьезно поджала губы Алиса. - Он убийца.
  Дракон не ответил. Возможно, не хотел говорить на эту тему, а, может, попросту не было у него аргументов в его защиту. Взмахнув крыльями, он поднялся в небо и уже вскоре скрылся за кромкой леса, оставив Алису наедине с отрешенным другом. Все, что осталось у девочки на память о своем личном драконе - это цепочка с медальоном, затейливо свисающая с ее ладони.
  С того момента прошло много времени, но Алиса по-прежнему, как и тогда, чувствовала себя невероятно одинокой. Иногда ей казалось, что за ними следят, но кроме лесных шорохов (да-да, герои нашей невероятной истории встречали пару раз этих мерзких тварей!) она ничего не слышала. Антон с ней почти не разговаривал, ограничиваясь лишь сухими 'да' и 'нет'. Вообще, он стал мрачнее тучи, и чем больше он молчал, тем сильнее уходил в себя. Алисе же, как воздух, не хватало прежнего Антона.
  Только сейчас девочка поняла, как много значил он для нее. Даже больше, чем она могла себе представить. Этот мальчишка был всегда с ней рядом, когда она готова была сдаться, опустить руки. Не говоря уже о том, что благодаря именно ему девочка до сих пор оставалась жива.
  И вот теперь, когда и Антону понадобилась поддержка, Алиса, молча, брела вперед, неловко оглядываясь на приятеля. Она совершенно не знала, о чем в такие моменты следует говорить. Ей было невероятно стыдно за свое бездействие, но ничего лучше, чем просто шагать вперед, куда глаза глядят, в голову не приходило.
  К ее облегчению, Антон все же решился на разговор первым. Догнав свою спутницу, он остановил ее одним лишь прикосновением к плечу. Алиса замерла на месте и обернулась, внимательно разглядывая грустные мальчишечьи глаза.
  - Знаешь, кажется, я знаю, кто я, - мрачно выдавил из себя Антон. Выглядел он неважно. - Я вдруг вспомнил про Тимура. Что если я тоже жертва тех экспериментов?
  - Что ты такое несешь? - воскликнула девочка, желая врезать ему посильнее, чтобы выбить из него дурь. - Чего ты вообще веришь этим сенсам? Ты же сам сказал, что только эйки способны на те штуки со временем, которые ты делаешь!
  - Я не эйк. И это факт! Помнишь письмо, которое тогда дал мне Юстас? Оно было от моей мамы. Она сама написала, что я не эйк. К тому же сенсы не способны лгать, - промычал он, разглядывая шнурки на своих ботинках.
  - Болван! Если бы это действительно было так, разве твоя мама или моя бабушка не рассказали бы про это раньше?
  - Может и не рассказали, - отрезал тот, стараясь не встречаться взглядом с Алисой. - Они и от тебя многое скрыли. Разве нет?
  Это был нокаут. Не найдя, чем бы возразить, девочка быстро зашагала вперед. Она и сама не могла понять свою бабушку. Единственным разумным ответом для нее было только то, что она очень сильно любила ее и потому не хотела лишний раз расстраивать странными разговорами.
  И все же доля правды в словах Антона была. Алиса всячески отказывалась об этом думать - и без того происходящее казалось ей страшным сном. Может быть, потому она и не могла уснуть которую ночь подряд. Как только на землю опускались сумерки, ей чудились знакомые голоса, которые звали ее среди расплывчатых силуэтов деревьев.
  А один раз она даже встретила странную девушку со своим псом. Это было после ужина, когда Антон уснул возле костра. Посреди ночного Тумана возникла яркая вспышка, которая превратилась в девушку - высокую, длинноволосую, немного старше Алисы. Вокруг нее семенил белоснежный пес с черно-рыжей головой и закрученным в колечко хвостом.
  - Это твоей пес? - спросила девушка Алису.
  - Нет, - ответила та.
  - Печально, - вздохнула девушка и погладила собаку рукой.
  - Ты призрак? - догадалась Алиса.
  - Не совсем, - откликнулась незнакомка. - Меня зовут Елена. В этом мире нас называют Потерянными.
  - Никогда не слышала о вас.
  - Когда-то мы были людьми, - грустно улыбнулась девушка. - Смерть настигала нас самыми разными способами. Но вместо того, чтобы исчезнуть, мы потерялись в Тумане.
  - Так значит, вы еще живы? - Алисе было немного жутковато от общения с этой гостьей.
  - И да, и нет, - снова печально улыбнулась Елена, поглаживая собаку. - Потерянные существуют в Сиянии до тех пор, пока нас помнят во внешнем мире, среди людей. Когда нас забывают, мы погибаем окончательно, становимся частью в Тумана.
  Алиса немного помолчала, после чего спросила:
  - Значит, моя мама теперь тоже одна из Потерянных?
  - Все зависит от того, помнят ли ее люди, - ответила Елена. - Не печалься, пожалуйста! Каждый из нас может по-прежнему общаться со своими родными и близкими, которые остались во внешнем мире. При помощи мысли. Поэтому мы всегда в сердцах тех, кто нас любит и помнит. Вот и этот пес тоже недавно потерялся в Тумане. Ему страшно, он ищет своего хозяина. Только тот надолго остался по другую сторону Сияния. Придется мне о нем позаботиться, как думаешь?
  Алиса не ответила. Девушка с собакой неожиданно превратились в яркий луч света и... исчезли.
  Так было в одну из ночевок.
  Эта же ночь выдалась такой же беспокойной. Друзья остановились посреди лесной опушки, на которую их привела заросшая тропинка. Право выбирать дорогу досталась Алисе, тогда как Антон потерял любое желание продолжать путь. Вот и шли они, в буквальном смысле, куда глаза глядят. Но, похоже, абсолютно не туда. Потому что когда наступила ночь, вокруг стали раздаваться странные звуки и топот крохотных ножек, семенящих среди кустов и деревьев.
  Антон давно уже спал, растянувшись на своей куртке возле догорающего костра. Алиса же привычно сидела рядом и вглядывалась в кромешную тьму. От нечего делать, она достала из своего кармана подаренное ей зеркальце и принялась вглядываться в его гладкую поверхность.
  И тут она увидела Эсирию. Женщина смотрела на Алису и улыбалась. В глубине души девочка невероятно скучала по ее таинственной и завораживающей улыбке. Она вздохнула и печально произнесла ее имя. Не прошло и минуты, как ее плеча коснулась женская рука.
  Эсирия аккуратно опустилась на землю, закрывая за собой светящуюся дверь.
  - Вроде мы договорились, что ты будешь называть мое имя на перепутье дорог, разве нет?
  - Я думала, что вы в плену у моего отца, - боясь разбудить Антона, девочка говорила почти шепотом.
  - Так и есть, - кивнула Эсирия. - Но помимо твоего отца есть еще очень много жестоких эйков и магов.
  - Как хорошо, что ты здесь!
  - Да, и это очень большая тайна, - подмигнула ей Эсирия. - Никто не знает о том, что я могу являться к тебе. Если это откроется, у меня будут неприятности. Кстати, надеюсь, ты простишь меня за то, что я не смогла вытащить вас из заточения Королевы берез? Были серьезные обстоятельства. Хотя, я смотрю, вы и сами неплохо выкрутились, верно?
  Алиса ничего не ответила, ограничившись лишь иронической усмешкой. Эсирия же взяла в руки ладонь девочки и продолжила:
  - С прошлого нашего урока прошло много времени. Не пора ли нам продолжить начатые занятия? Как ты думаешь, Алиса?
  Девочка кивнула, внимательно разглядывая, как по лицу Эсирии играет свет от костра. Кого-то она ей напоминала. Правда, толком, не могла понять, кого. Но что-то в этой даме располагало к откровенной беседе и беспрекословному доверию.
  - А вдруг Антон проснется?
  - Не волнуйся, моя дорогая, твой друг даже не заметит нашего отсутствия, - улыбнулась Эсирия, поднимаясь с земли и протягивая руку своей ученице. - Думаю, тебе очень хочется узнать о том, что же с тобой происходит в последнее время, я права?
  Алиса тоже послушно встала на ноги.
  - Не знаю. Наверное, это был лишь сон.
  - Когда ты видела, что летаешь? - хитро подмигнула ей женщина.
  - Откуда вы знаете?
  - Как-нибудь расскажу, - серьезно ответила та. - Но сегодня у нас есть дело куда важнее скучных бесед. Вижу, ты уже освоилась с Зеркалом мудрости, которое я просила тебе подарить?!
  - Березовая Королева сказала, что с его помощью можно увидеть судьбу любого человека.
  - Верно, - согласилась Эсирия. - Хотя это дано далеко не каждому, моя дорогая. То, что ты увидела в самое первое знакомство с зеркалом - твоя собственная судьба!
  - Но я ничего не успела увидеть, - опустила глаза Алиса. - Я потеряла сознание, сразу после того, как у меня за спиной появились...
  Девочка осеклась и замолчала. Эсирия прекрасно поняла ее, и снова одарила ласковой улыбкой:
  - Крылья? Нет, тебе это не приснилось. И сейчас я предлагаю тебе в этом убедиться.
  - В каком смысле?
  - Мы немного полетаем, - хихикнула дама, подмигивая своей ученице. - Как тебе такое предложение?
  Похоже, Эсирия не шутила. За спиной женщины моментально возникли тонкие бледно-желтые, почти прозрачные, крылья. Точно такие, как в недавнем сне Алисы. Но действительно ли это был сон?
  - А как мне... - растерялась она.
  - Просто расслабься и мысленно разреши им появиться, - подсказала Эсирия, крепче сжимая в своей руке ее ладонь.
  Алиса закрыла глаза и постаралась выкинуть из головы все мысли. Заставить призрачные крылья появиться прямо за спиной - это как вообще? Но стоило ей просто сказать себе, что она разрешает, как вдруг почувствовала резкую боль в области лопаток.
  - Отлично! - одобрительно воскликнула Эсирия, наблюдая, как за спиной у девочки возникают крылья.
  - Не может быть! - Алиса вскрикнула, совершенно позабыв про спящего Антона.
  - Это крылья Луны, Алиса, - пояснила Эсирия. - Одна из удивительных возможностей Дара Трех Огней.
  - Огней? Это тех, за которыми присматривает Ардамир?
  Эсирия немного растерялась, но тут же продолжила в привычном тоне:
  - Да, ты права. Даже не думала, что тебе уже известно про Ардамира. Так или иначе, Дар Трех Огней - это удивительная сила, которой обладают только избранные. И твои крылья - тому свидетельство. Не хочешь опробовать их, так сказать, в сознании?
  Эсирия снова улыбнулась и резко взлетела в звездное небо, увлекая за собой Алису. Девочка боялась, что не сможет управлять крыльями и непременно разобьется. Едва эта мысль поселилась в ней, как Эсирия выпустила ее руку.
  Эти двое уже успели подняться на приличную высоту. Но Алиса не упала. Она зависла в воздухе и ей это невероятно понравилось!
  - Не отставай! - прокричала рядом с ней Эсирия и медленно полетела над кронами спящих деревьев. Алисе ничего не оставалось, как направиться следом, хотя страх упасть на землю все еще сковывал тело. - Не волнуйся, сегодня же полнолуние! Это значит, что твои способности в эти часы невероятно сильны. Доверься силе Луны, моя дорогая! Просто почувствуй в себе ее могущество!
  Эмоции просто переваливали через край. Это было невероятно и восхитительно! В душе безумствовала энергия - похожее чувство бывает, когда ты очень долго чего-то ждешь, и вдруг это неожиданно происходит. Сердце намеревалось выпрыгнуть из груди, а в голове крутилось одно единственное желание - лететь! Неважно куда, главное - чтобы вперед.
  Алиса не заметила, как разогналась с такой силой, что обогнала Эсирию, и той пришлось кричать ей в след, чтобы остановить.
  - Прости, - виновато произнесла девочка, когда они спустились на землю. Их крылья мгновенно исчезли. - Это было просто здорово! Откуда во мне это?
   Она все еще боролась с эйфорией и восторгом, а вот Эсирия снова стала выглядеть мрачной и уставшей. Она не ответила и лишь зашагала в сторону потухшего костерка, возле которого спал Антон.
  - Тебя беспокоит еще что-то, я это чувствую, - спустя некоторое время спросила она, глядя прямо в глаза девочке. - Может, поделишься со мной?
  Алиса растерянно огляделась по сторонам, после чего, собравшись мыслями, полушепотом сказала:
  - Это так сложно!
  - Понимаю, - Эсирия прикоснулась к ладошке девочки - ласково, заботливо и нежно. - Но то, что тебя больше всего тревожит, вовсе не связано ни с твоим отцом, ни с твоими способностями. Я права, не так ли?
  Алиса так и не нашла нужных слов. Ее хватило только на то, чтобы снова взглянуть на спящего Антона и тут же отвести взгляд в сторону.
  - Думаю, тебе стоит рассказать ему о наших встречах, - решила Эсирия. - Будет не плохо, если твой друг примет участие в следующем нашем занятии.
  - Он не согласится, - стараясь не смотреть на женщину, ответила Алиса. - Ему сказали, что он не эйк. А я так хочу ему помочь, Эсирия! Хоть что-нибудь сделать! Что-нибудь! - Девочка пересилила себя и взглянула на свою гостью полными слез глазами: - Но я не могу.
  Она не понимала, почему дрожа от подкатывающегося к горлу отчаяния, вдруг оказалась в крепких объятиях Эсирии. Таинственная дама вовсе не возражала против этого. Более того - она сама крепко прижала Алису к своей груди и принялась ласково гладить ее взъерошенные волосы. Девочка не поднимала головы, но осознавала, что в этот момент по щекам Эсирии тоже скользят слезы.
  Прошла, наверное, целая вечность, когда взрослая волшебница вдруг решила попрощаться с Алисой. Вот только та, напротив, совершенно не хотела этого. Юная Громова так и стояла бы вечно, зарывшись от всех невзгод в объятия своей долгожданной и просто непостижимой гостьи. И Эсирия это прекрасно знала.
  - Но мне действительно нужно вернуться, - сообщила она, грустно подмигивая девочке. - Я вернусь, даю слово. А чтобы ты не сомневалась в этом, я хочу, оставить тебе что-то вроде домашнего задания.
  Эсирия посмотрела на Алису, и та кивнула в знак согласия.
  - Что ж, тогда слушай меня внимательно. В минуту, когда опасность будет совсем близка, а враги уже перешли в наступление, произнеси одно единственное слово: 'Бамбдус!'. То, что произойдет после этого, будет зависеть исключительно от того, насколько ты вложишь в сказанное свою силу. У тебя получится, даже не сомневайся!
  Эсирия заметила легкое смятение во влажном взгляде Алисы и подмигнула ей.
  - Надеюсь, что это заклинание тебе не пригодится. Но учитывая, что сейчас вы находитесь на земле двурфов, надо быть готовым к любым ситуациям!
  - Двурфов?
  В темноте вспыхнула знакомая дверь, и Эсирия поспешила поскорее скрыться за ней.
  
  16.
  Коротышки
  
  Утро было ранним и жутко холодным.
  После ночных приключений Алису клонило ко сну, но она боролась с этим, как могла. Антон уже проснулся, и надо было думать о завтраке.
  Возиться с готовкой, а также поиском пищи в лесу приходилось ей самой. Парень настолько пал духом и осунулся, что был не прочь уже бросить все и вернуться обратно в Алексинск. В такие мгновения Алиса страстно желала все таки заехать ему пощечину. Ну разве можно, вот так просто, взять и сдаться? Какая разница, что он не эйк? Вечно эти мальчишки все усложняют.
  Этим утром ему стало еще хуже. Не успев проснуться, хмурый как туча, он протянул Алисе свой заклинатель и сказал:
  - Думаю, тебе он пригодиться больше, чем мне.
  - Это еще почему?
  - А то ты не знаешь!
  - Подумаешь! - не выдержала девочка, возвращая другу его оружие. - Ты меня уже достал! Никто тебя не просит идти со мной. Плевать я хотела, эйк ты или нет! Не пойму, чего ты все еще здесь? Почему не ушел обратно? Ах да, тебя же твоя мамочка приставила ко мне!
  - Ничего она не приставляла! - насупился парень. Ему явно не хотелось сегодня ни с кем разговаривать. - Я сам решил идти с тобой.
  Алиса замолчала, пытаясь что-то разглядеть на взъерошенном затылке друга. Тот с неохотой принялся уплетать поджаренные на костре сыроежки.
  - Ты же сказал, что тетя Света велела показать мне дорогу к Ереме.
  - Ну, - прогнусавил тот. - Что-то же я должен был сказать.
  - А как же история про Ардамиров цвет? - Алиса растерянно плюхнулась на высунувшийся из Тумана пень. - Ты же говорил, что тетя Света рассказала тебе о нем. Чтобы предупредить меня. Разве не так?
  Антон виновато обернулся на подругу:
  - Отчасти. Он действительно может защитить тебя, этот Ардамиров цвет. Если откровенно, мама ничего тебе не передавала. Это я случайно подслушал их разговор с твоей бабушкой. Но ты же сама слышала, как Юстас говорил про необходимость найти этот цветок. И эта твоя Эсирия. Кстати, по поводу тайн. Может, все таки расскажешь, что это за шоу было сегодня ночью? Я, наверное, совсем чокнулся, но ты летала!
  - Так ты видел?
  Алиса была еще в мучительных терзаниях, но, тем не менее, ей пришлось признать свое поражение и во всех подробностях поведать ему о своих встречах с Эсирией.
  - А еще она хочет, чтобы в следующий раз ты присутствовал при нашем занятии, - завершила свой рассказ Алиса.
  Антон ничего не ответил. Он осторожно огляделся, после чего спросил:
  - Ты знаешь, где мы сейчас находимся?
  - Эсирия сказала, что это земля двурфов.
  - Плохо, - опустил плечи тот. - Надо убираться отсюда, пока мы на них не нарвались.
  - А что плохого в двурфах? Вроде, они маленькие. Мы же с ними в два счета справимся, разве нет? Как тогда, при нашей первой встрече.
  Алиса с трудом выдержала на себе знакомый презрительный взгляд - первый за столько времени. И она была рада уже этому.
  Парень еще раз убедился, что вокруг нет посторонних, после чего пояснил:
  - Я уже рассказывал тебе про то, что Сиянием управляет Ишгуд? Так вот, и маги, и Чистая Душа - все они, по своей сути, эйки. А некоторые сиянцы не разделяют их господства над собой.
  - Ты говоришь про двурфов?
  - Именно, - невесело качнул головой Антон. - Они просто ненавидят эйков! Так что, если мы попадем им в руки - считай, что влипли по-крупному. И поверь мне, плен Королевы берез мы будем вспоминать как сказочный рай.
  Разговор был прерван необходимостью собираться в путь. У друзей не было с собой ни походных рюкзаков, ни больших запасов продовольствия, чтобы потратить на сборы много времени. И тем не менее, Алису мучили сомнения насчет правильности решения поскорее убираться с земли коротышек.
  Наконец, она не выдержала и нарушила напряженное молчание:
  - Я думаю, что нам надо идти к двурфам.
  Антон так резко обернулся, что чуть было не врезался в дерево:
  - Ты спятила? Вообще поняла, что я только что сказал про них?
  - Антон, да послушай! - девочка старалась дышать ровно и спокойно, но не получалось. - Я думаю, что двурфы могут нам помочь. Они против эйковской власти, то есть против моего отца. Они хотят свергнуть его, так что, получается, мы с ними за одно!
  - Ты серьезно этого хочешь? Ну, отнять у своего отца трон? - парень внимательно посмотрел на подругу, вводя ее в невероятный багрянец. В очередной раз ничего не ответив, девочка насупилась и зашагала в сторону стежки, благодаря которой они и забрели сюда.
  Антон шел следом и все еще сверлил ее загадочным взглядом. Она, конечно, чувствовала это. Ровно как и то, что мальчишка совершенно не помнит дороги. Последние дни он был наедине лишь со своими мыслями и все происходящее для него казалось малоинтересным.
  К обеду стало невероятно жарко. Лес, уводящий все дальше и дальше в сиянские земли, вовсе не походил на тот, что они видели раньше. Здесь не было ни марширующих грибов, ни феерин, ни сенсов. Алисе все больше стало казаться, что они уже покинули Сияние и вышли в самый обыкновенный лес. И все же, девочка точно знала, что это не так. Ведь шла она вовсе не в обратную сторону, а, напротив, сознательно еще сильнее углублялась в мрачнеющие дебри. Антон шел следом, полностью доверившись ей.
  Девочка совершенно сбилась со счета, какой сегодня день и даже месяц. Летние каникулы тянулись невероятно долго, обещая стать последними в ее жизни. Вдали от Интернета, от своих друзей по футбольной команде, от привычных вещей человеческой цивилизации, Алисе стало казаться, что ее прежняя жизнь была не так уж и плоха. По крайней мере, ей не приходилось скитаться по лесу и рисковать жизнью, удирая от магов и странных созданий.
  - Эй, смотри, там, у оврага! Держи их!
  Неизвестный голос эхом отрикошетил от стволов сосен. Первым остановился Антон. Он потянулся к спрятанному под курткой заклинателю, но так и не успел его достать - что-то мгновенно бросилось ему под ноги и повалило на землю.
  Едва успел он понять, что это было, как его опутала толстая и больно давящая руки веревка. Двое коротышек ростом не больше метра победно захихикали, а где-то впереди раздался девчоночий визг. Антон попытался приподнять голову и тут же заметил, что Алиса, как и он, лежит на земле, а кучка мерзких карликов уже вовсю связывают ей руки.
  - Да чтоб тебя, Алиса, - сердито прорычал парень, обращаясь к хвойному перегною.
  Был почти полдень, когда четыре пары ног перешагнули границу двурфьего владения. Те, что шли позади наших героев, все меньше были похожи на сказочных гномов, с которыми Алиса их спутала при первом знакомстве. Эти низкорослые конвоиры имели крепкие руки и ноги, да и сами были значительно выше ростом. И что самое интересное: в руках у них не было никакого оружия.
  - Поздравляю, - прошептал Антон, когда они с Алисой поравнялись в процессе ходьбы. - Теперь мы в большой беде.
  - Это еще почему? - девочке было не по себе от подобной компании, но она твердо знала, что с ними не случится ничего плохого. По крайней мере, пока.
  - Издеваешься? Да потому что двурфам не нужно оружие, чтобы нас убить! Они с рождения обладают невероятной силой и прочным телом, что делает их абсолютно непобедимыми. Даже один двурф способен бросить вызов целому легиону эйков. А если двурфов много? Трудно представить, на что они способны!
  Идти со связанными руками было очень неудобно, да еще узлы веревки были затянуты так сильно, что запястья дико и беспомощно ныли. И все же наши герои до сих пор были живы, и это не могло не радовать. Заслуга, по большому счету, Алисы, которая с самого момента встречи с двурфами принялась убеждать их в том, что они идут с поклоном к Фонкину и Рундару. Эти имена всплыли у нее в памяти из рассказа Миколы о дворце Березовой Королевы. Она точно не знала, были эти двурфы уважаемыми среди своих, но, кажется, это заставило сильно всполошиться тех двоих, что сопровождали ребят. Всю дорогу коротышки молчали и только и делали, что подталкивали в спины своих пленников.
  А лес с каждым шагом продолжал мрачнеть. Место, куда они направлялись, было похоже на гигантский город из дерева, камня и железа. Среди высоких домов с блестящими темно-желтыми крышами сновала стража. Заметив пленников, она показывала на них пальцами и о чем-то перешептывалась между собой.
  Другие упражнялись в силе и боевых навыках. Прямо посреди дороги они устроили кулачные бои, одним ударом отправляя друг друга на несколько метров в сторону. Вот только удары на них не действовали: поднявшись с земли и веселясь во все горло, они тут же продолжали свои забавы. Это была огромная армия и, возможно, самая опасная в мире.
  Двурфов здесь было под несколько сотен, а может и того больше. Почти на каждом из коротышек восседали воинские наряды и доспехи. Один из таких - с кривым носом и отвратительным запахом - остановил пленников и громко обратился к сопровождающим:
  - Вы что, тронулись умом? Зачем привели эту мерзость в лагерь? Или вы забыли, чем окончилась подобная выходка для ваших братьев?
  - Не бунтуй, Гнормин, - прокряхтел один из коротышек. - Прикончить мы их всегда успеем. Эти двое утверждают, что идут к Рундару.
  Выражение лица Гнормина резко переменилось. Он оглядел с ног до головы Антона и Алису, после чего, более тихим голосом, сказал:
  - Болваны! Немедленно уводите этих вонючих эйков из лагеря и прикончите их где-нибудь. Вы хоть сами-то понимаете, что хотите сделать? Не смейте говорить об этом никому! Это в ваших же интересах.
  Двурфам ничего не оставалось, как согласиться и, развернувшись, потащить своих пленников обратно из лагеря.
  - Нет, постойте! - Алиса крикнула так сильно, что тренирующиеся поодаль двурфы замерли и уставились на нее. - Подождите! Мы действительно идем к Рундару! Что, если он узнает, что вы не пустили нас к нему?
  Антон поежился и дернул подругу за руку. Девочка говорила настолько громко, что ее слышали десятки солдат. Наступила напряженная пауза, после чего кто-то из толпы сказал:
  - Доставьте этих наглецов к Рундару! Пусть он лично прикончит их за такую дерзость!
  Солдаты в один голос поддержали эту идею.
  Алиса уже осознала, что совершила глупость, когда заговорила с этими существами. Она даже толком не представляла, кто такой этот Рундар и чем знаменит. Все, что было ей известно - то, что это был двурф, который смог удрать из плена лесной Королевы, и что он прекрасно знал говорящего камня по имени Стоун.
  - Шагай, давай! - больно пихнул ее в спину Гнормин, и девочка вместе с Антоном послушно побрела в сторону самого высокого среди остальных зданий, с огромным золотым куполом, усеянным странными знаками.
  - Крилы, - ахнул Антон, разглядывая символы на золоте. - Черт подери, это же их магия, крилический щит! Наши силы здесь не подействуют. Даже твои, Алиса.
  Он покосился на идущую рядом спутницу, словно та была тяжело больной. Девочка и сама уже жалела о своем решении искать помощи у этих безумных карликов. Но обратного пути у них больше не было. Следовательно, придется идти до конца, чем бы это не обернулось.
  Помещение, куда их сопровождали, пестрило роскошью не только снаружи, но и изнутри. Все здесь было покрыто золотом, дорогим бархатом и резным деревом. Несмотря на незначительный размер здания, его интерьер был просто огромен. Одни только потолки имели размер десятерых людей среднего роста. Двурфам же они казались просто бесконечными.
  В конце коридора, устеленного ковром из золотых нитей, стоял высокий трон. Он был сделан из камня в виде склонившихся в почтении существ - эйков, сенсов, Безликих, драконов и странных созданий с крыльями вместо рук, которых Алиса раньше никогда не встречала. Трон был высотой с пятерых двурфов. Казалось невероятным, что кто-то из них вообще туда мог забраться. И все же, на этом месте восседал пожилой карлик, болтая своими маленькими ножками.
  - Меня зовут Рундар, - воинственно произнес он, поглаживая свою огромную бороду. Алиса заметила, что это единственный двурф, который вместо доспехов предпочел кожаный жилет, увешанный драгоценностями. - Я тот, за кем идут истинные воины. Я Император сиянских земель! А вот кто вы такие?
  - Меня зовут Алиса, - девочка неуверенно отвесила ему поклон. - Я и мой друг наслышаны о вашем величии. Ходят слухи, что вы затеваете свержение Продмира Громова. Мы хотим помочь.
  Алиса не верила в то, что она это говорит. Но деваться было некуда, и она продолжила:
  - Мы то же пострадали от его рук.
  Услышав это, Рундар громко рассмеялся, и его поддержали стражники.
  - Пострадали? - еще сильнее затеребил ногами двурф. - И чем же, позвольте узнать, вам навредил Продмир Громов? Вы же эйки, не так ли?
  - Он хочет убить меня! - со всей серьезностью произнесла девочка.
  Двурф тут же помрачнел и с подозрением уставился на нее:
  - Меня не интересуют жизни двух эйковских отродий. Но ты права: у меня действительно есть счеты с Продмиром Громовым. Вот только на этом твои рассуждения теряют смысл. Видишь ли, мне ни к чему свергать его с трона - он и сам добровольно отдаст его мне. На моей стороне достаточно солдат, чтобы войти в стены Ишгуда полноправным властелином страны! Именно этого хотел мой покойный брат Фонкин. Кстати, Громов лично приложил свою руку к его гибели.
  - Но мы хотим помочь! - воскликнула Алиса, да так сильно, что стоящих рядом Антон снова дернул ее за рукав.
  - И чем же, скажите на милость?
  - Я его дочь! - девочка набралась смелости и посмотрела прямо в морщинистое лицо Рундара. Подумать только, она впервые нашла в себе силы произнести это в слух.
  Старый двурф застыл на троне, теряясь в раздумьях. После длительного молчания, он поднялся на ноги и спросил:
  - Хочешь сказать, что ты потомок древнего рода Громовых? То самое дитя, о котором все только и говорят в Сиянии вот уже тринадцать лет?
  Алиса смотрела на него с непониманием и опасением, наблюдая как на заросшем лице Рундара возникает пугающее торжество. Она ничего не ответила, ограничившись сдержанным кивком. Но и этого оказалось достаточным для того, чтобы Император ловко спрыгнул со своего трона вниз и... поклонился ей в ноги.
  - Что ж, для всех нас большая честь приветствовать в своих рядах юную Громову! Ту, что унаследовала власть над всем живущим в Сиянии. И ту, что обязана взять на себя тяжкое бремя Чистой Души - стать знамением перемен и моим ключом к грядущей победе!
  Последнюю фразу Рундара присутствующие двурфы приняли подобно известию о досрочном завоевании мира. Полагать так у них были действительно веские основания.
  
  17.
  Империя Рундара
  
  - Так ты все время знал об этом?
  Алиса хотела посмотреть в глаза Антону, но тот все время избегал встречи с ней. Он прекрасно понимал, что рано или поздно все обязательно откроется и уже был готов к такой реакции. Девочка, в свою очередь, как и предполагал он, была вне себя от злости.
  Так вот почему отец хочет ее смерти!
  Ему нужна только власть, которую она унаследовала. А ведь Алиса, как дура, в глубине души, все еще надеялась, что для Продмира Громова она хоть что-то да значит. Но сейчас все вставало на свои места.
  Девочка смотрела на свое отражение в Зеркале судеб и видела в нем совершенно другую себя - никому не нужную, но обладающую таинственной силой и правами на титул Чистой Души. Той, что должна управлять Сиянием. В эти мгновения ей очень хотелось снова увидеть в зеркальном отражении ту недотепу Алису Громову, в день начала школьных каникул. Но как бы она не хотела этого, у нее ничего не выходило.
  Антон держался поодаль, то и дело виновато поглядывая в сторону девочки. Складывалось впечатление, что он отчаянно пытается подобрать правильные слова.
  После того, как Рундар объявил, что Алиса и Антон - их союзники в борьбе за свержение властелина, двурфы перестали обращать на ребят какое либо внимание. А так как ни один из солдат не отличался гостеприимством, нашим героям пришлось самим искать себе место для стоянки в лагере.
  Ребята расположились у небольшого валуна, за которым начинался вход в гроты, выстроенные коротышками для каких-то своих, военных целей. Такое заключение принял Антон, убедившись, что сами двурфы редко заходили туда.
  Неизбежность войны витала в лесном воздухе. Возможно, это было очередным обманом со стороны Тумана, но ситуация вокруг не предвещала ничего хорошего. Девочка видела лица солдат, готовых в любую секунду ринуться в бой. Все они, как и другие народы Сияния, страстно желали свержения режима правления Продмира.
  Это было действительно страшно. Нет, Алиса прекрасно понимала, что ее отец - настоящий мерзавец, которого все ненавидят. Но то, что планировал Рундар, было в десятки раз ужасней. Она несколько раз замечала среди войска коротышек флаги, на которых был изображен один из их сородичей, победно стоящий над склонившимися перед ним сиянцами.
  Эта ночь была относительно тихой и спокойной. Перед сном к ребятам подошли два двурфа и швырнули им под ноги большой кусок свежего телячьего мяса, после чего с ухмылкой поспешили скорее уйти прочь. Алиса поначалу брезговала подобной едой, однако, голод все таки взял свое. Вскоре возник костер и мясо благополучно принялось румяниться под ласками обжигающего пламени.
  Девочка была уверена в том, что двурфы вообще не спали ночью, а только делали вид, что дремлют. Они неестественно быстро отреагировали, когда в их лагерь, прямо в самый разгар ночи, явился запыхавшийся гонец и, чтобы никого не беспокоить, поспешил скорее доложить о своем визите Рундару.
  Что нашло в тот момент на Алису - неизвестно, но, убедившись в том, что Антон все таки умудрился задремать у костра, она решила подобраться поближе к дому, в котором жил предводитель коротышек. Несмотря на то, что сама она и не верила, что солдаты действительно спали, девочка быстро прошмыгнула мимо кучки двурфов и осторожно подкралась к распахнутому окну дома, где жил Император. В нем, как и ожидала Алиса, не спали.
  - Водоплески и руконоги присоединятся к нам со восходом третей Луны, - тараторил запыхавшийся гонец.
  - Отлично! - воскликнул Рундар. - Рад слышать, что у нас еще есть союзники в этих проклятых землях. Что ж, ждать осталось не так долго. Уверен, мой брат, если был бы жив, обрадовался этим известиям. А как насчет Березовой Королевы?
  - Она еще не дала своего согласия, мой Император, - пропищал двурф, отвешивая поклон. - Ей серьезно досталось от Громова. Будет вам известно, что ее едва не убили несколько дней назад, когда она упустила юную Чистую Душу!
  - Вот как? - Рундар засветился довольной улыбкой. - А эта девчонка не так проста, как я думал. По поводу Королевы я не волнуюсь - у ней есть счеты с Громовым. Значит, она на нашей стороне.
  - Выходит, мы скоро двинемся дальше? - спросил другой голос, который, по всей видимости, принадлежал еще одному двурфу.
  - Да, - ответил Рундар. - Настало время показать Сиянию, кто ее настоящий правитель. Однако, план похода на Ишгуд еще необходимо тщательно продумать.
  - А как же цветок, который мы охраняем много лет?
  - Тот, кто меня когда-то просил присмотреть за ним, дал мне иные распоряжения, - фыркнул Рундар. - Могу лишь сказать, что сила наша растет, а значит, нынешнему властелину придется преклониться перед моим величием. Или умереть. Хотя, мы будем уничтожать всех, кто встретится на пути. Те, кто не с нами - против нас! Так ты говоришь, Гнормин, эта девчонка смогла сбежать от Королевы берез?
  Алиса не стала больше испытывать судьбу и поспешила скорее вернуться к спящему Антону и, по возможности, тоже немного поспать.
  Однако, до утра ей так и не удалось этого сделать. Когда же ее друг проснулся, она отвела его в сторону и сказала:
  - Этой ночью я слышала Рундара с Гнормином.
  - Можешь не рассказывать, - прервал ее Антон. Говорил он очень тихо, боясь посторонних уш. - Я тоже слышал. Не спрашивай, как. Но если ты будешь лезть на рожон, нам конец. И что тебя вообще дернуло идти среди ночи к этому двурфу?
  - А я уже стала забывать старого доброго Антона, - съязвила Алиса. - Вижу, тебе стало гораздо легче?
  - Не совсем, - парень проигнорировал выпад в свой адрес и тут же подошел настолько близко к Алисе, склоняясь к ее плечу, что Алисе показалось, что сейчас он заключит ее в объятия, но Антон лишь подкрался поближе к уху девочки и прошептал: - Двурфам нельзя доверять. Не знаю, о чем ты думала, когда рассчитывала на помощь этих коротконогих, но нам нужно срочно уходить отсюда.
  Когда же он отстранился на шаг, Алиса, все еще растерянно, посмотрела прямо ему в глаза, после чего также шепотом ответила:
  - Ты прав. Но они говорили про цветок, который охраняют. А что, если это и есть Ардамиров цвет?
  - Вряд ли, - Антон с недоверием покосился в сторону мельтешащих в стороне двурфов. - Нам не может так повезти. И потом, даже если это и Ардамиров цвет, думаешь, его не охраняют?
  - У тебя ведь есть план, не так ли? - Алиса то же осторожно покосилась на четверых двурфов, которые не сводили с них глаз.
  - Если, конечно, ты не будешь мне мешать, - серьезно произнес он и с привычной ухмылкой побрел к потухшему костру, возле которого они ночевали.
  Утро для друзей ознаменовалось приятным сюрпризом. Еще до завтрака к ним послали двух солдат, чтобы сообщить о приглашении на праздничный пир. Он был посвящен присоединению к их армии новых союзников.
  На лесной опушке возле домиков были быстро возведены столы из векового дуба. Впервые за все время пребывания в военном лагере Алиса смогла увидеть двурфов-женщин. Они мало чем отличались от мужчин, их лица были покрыты густой бородой, но значительно короче, чем у первых. Да и одеты двурфихи были в тонкие кожаные одеяния, расчерченные непонятными знаками. Все они мельтешили вокруг стола, рисуя на столешнице - прямо напротив расставленных стульев - символы, вместо которых тут же появлялись блюда с различными яствами и толстыми бочонками пива.
  Вскоре всех пригласили за стол. Рундар возглавил пир, а рядом с ним усадили Алису с Антоном, как почетных гостей. Прежде, чем начать трапезу, старый двурф поднял свой бокал и провозгласил тост:
  - Собратья! Этой ночью я получил радостное известие о том, что к нашим рядам присоединились водоплески и руконоги. Более того, за нашим столом сегодня находятся эйки! Да-да, вы не ослышались. Дочь Продмира Громова и ее приятель согласились вкусить с нами нашу пищу, чтобы ознаменовать скорую победу над действующем режимом. И так, друзья мои, предлагаю выпить за новую Империю! За новых хозяев этого проклятого мира! За всех нас!
  Двурфы издали ликующих вопль и, словно по приказу, одновременно опустошили свои бокалы. Алиса с Антоном только подняли свои чаши с пивом, но тут же опустили их обратно. Девочке было не по себе. Заметив это, парень взял ее за руку и невозмутимо посмотрел на Рундара - тот не сводил со своих гостей своих крошечных глаз.
  - Кушайте, друзья мои, не стесняйтесь! - воскликнул Рунадар. - Двурфья еда - самая лучшая во всем мире! Для меня большая честь лицезреть в своих рядах юную Чистую Душу - наследницу силы и власти некогда непокорного Продмира Громова. Слышал, вам удалось благополучно выбраться из владений Березовой Королевы?
  - Мы улетели на драконе, - с неохотой пояснила Алиса. Ей было не по себе за одним столом с коротышками.
  - Подумать только! Просто невероятно! Да будет вам известно, но за всю историю Березового дворца, его стены свободно покидали лишь немногие. Среди них был и я со своим братом, - сообщил Рундар, смакуя каждую фразу. - Тогда нам удалось обмануть сумасшедшую ведьму и сбежать. Двум нашим спутникам - маленькому эйку и камню повезло куда меньше. Но, чего греха таить, в подобных ситуациях - каждый сам за себя! Вот если бы тогда мы смогли воспользоваться услугами дракона... Впрочем, признаюсь, с этими тварями мне приводилось иметь дело.
  Услышав по говорящий камень, Антон с Алисой снова переглянулись.
  - Простите, вы действительно знаете Стоуна?
  - Еще бы я его не знал! - воскликнул Рундар и со всей силы врезал кулаком по столу. Стоящие у края кружки с пивом едва не опрокинулись. - Этому дотошному камню я обязан тем, что потерял своего брата! Эх, попадись мне этот Стоун - сотру в порошок! Гнусный предатель! А ведь когда-то мы были лучшими друзьями. Но с тех пор, когда он принялся служить Ишгуду, все изменилось.
  Алиса к еде даже не притронулась, ограничившись небольшим бутербродом с копченой рыбой. С каждым мгновением старый двурф нравился ей все меньше. Заметив настроение своей гостьи, Рундар спросил ее:
   - Позвольте взглянуть на вашу руку, сударыня?
  Столь необычная просьба привела ее в окончательное замешательство. Зато Антон был совершенно против этого.
  - Можно ли узнать у многоуважаемого Рундара, для чего нужны подобные действия? Среди эйков считается неприличным демонстрировать свои руки. Не уж-то вы желаете оскорбить своих гостей?
  Рундар холодно и безразлично посмотрел на него:
  - Как вы могли заметить, сударь, за этим столом всего два эйка. К чему же соблюдать эти глупые приличия?
  Парень молча уставился в стоящий на столе бочонок с пивом, стараясь сохранить невозмутимый вид. Двурф же с силой схватил левую руку девочки и резко повернул ее внутренней стороной к себе. Алиса не могла вырваться из его острых когтей и совершенно ничего не понимала. Не прошло и минуты, как Рундар отпустил ее руку и загадочно улыбнулся. Антон же казался мрачнее тучи и за время пира больше не проронил ни слова.
  Зато подвыпившие солдаты заметно разговорились. Он подслушал, как один двурф хвастался собратьям, что способен в одиночку одолеть гигантского многощупа, обитающего у Мертвого водопада. А еще некоторые обсуждали своих новых союзников - водоплески, по их мнению, вряд ли чем могли помочь в сражении. А вот руконоги, напротив, сгодились бы в атаке. 'Они не смогут совладать с такой армией!' - в один голос говорилось за столом. Стоявшие кучкой недалеко от стола двурфихи перешептывались о чем-то на своем языке, но Антон явственно расслышал в их разговоре имя 'Симила'.
  Как только пир был окончен, от теплого приема ничего не осталось. Пара упитанных двурфов бесцеремонно схватили школьников, словно котят, и тут же проводила как можно дальше от своих домов.
  Как только друзья остались одни, Антон принялся рыться в карманах своей летней куртки.
  - Вот черт, они забрали у меня заклинатель!
  - Вроде бы ты говорил, что он тебе не нужен, - девочка заплела руки в локтях и въедливо уставилась на друга.
  - Обстоятельства изменились, - бросил тот, с трудом удерживая на губах ухмылку. - То, что я не чистокровный эйк - уже не имеет никакого значения. Нам нужно срочно отсюда уходить и как можно скорее.
  - А как же Ардамиров цвет? - Алиса устало плюхнулась на поваленное дерево возле подземного грота. - Ты же сказал, что у тебя есть план!
  Тот замер, задумчиво вглядываясь в лицо подруги. Спустя некоторое время он сказал:
  - План есть. Но уже нет времени.
  - Ты о чем?
  Антон огляделся по сторонам, дабы убедиться, что их не подслушивают.
  - Этот Рундар неспроста хотел увидеть твою руку, Алиса. Уверен, что он решил проверить, есть ли у тебя огнекод.
  - Что? - она машинально вздернула свою руку в надежде увидеть на ней что-то необычное.
  - У тебя его нет, - спокойно сообщил Антон. - Понимаешь, Алиса, этот напыщенный двурф думает, что раз ты дочь Продмира Громова, то унаследовала от него Дар Трех Огней, что дает тебе право стать новой Чистой Душой. Так вот, у каждой Чистой Души на левом запястье имеется огнекод - особый знак в виде трех кругов. Что-то вроде шрама. У тебя его нет. Боюсь, что Рундар посчитал, что мы его обманули.
  - Значит, они нас убьют!
  - Для начала мне нужно вернуть свой заклинатель. А дальше будем действовать по обстановке.
  
  ***
  Весь день он выглядел неважно: мало разговаривал и все время вглядывался в толпы тренирующихся двурфов. После утреннего пира, Рундара никто не видел. Зато внимание к ребятам со стороны его солдат в разы усилилось. За каждым шагом Антона и Алисы пристально следили.
  Девочка снова подумала про Фира - помощь дракона им сейчас не помешала. Она сразу вспомнила слова Эсирии: 'В минуту, когда опасность будет совсем близка, а враги уже перешли в наступление, произнеси одно единственное слово: 'Бамбдус!'. Что ж, похоже, лучшей возможности попрактиковаться, чем эта, у нее не будет.
  Дело шло к вечеру. Однако, Антон не спешил действовать.
  Между тем, в лагерь вернулся Рундар и тут же заперся в своем доме. Как только это случилось, юный Лоттион собрался с силами и уверенно зашагал навстречу целой роте коротышек. Алиса, заметившая это, поспешила за ним.
  Все происходило по уже знакомой схеме. Все двурфы застыли, как один, в самых затейливых позах - время для них остановилось. Антон уверенно шагал мимо неподвижных фигур и старался не вглядываться в лица солдат. Алиса шла следом и не могла поверить своим глазам:
  - У тебя это получилось!
  - Кто бы я не был на самом деле, сила у меня все еще есть, - не оглядываясь, напряженно сообщил тот. - И она растет с каждым днем. Зря ты идешь за мной, Алиса. Ты же знаешь, что долго удерживать время я не смогу. А если мы попадемся вдвоем, будет намного хуже.
  Но девочка продолжала идти следом, осторожно обходя застывших маленьких солдат. Невероятно, но Антону удалось остановить время сразу для всей огромной армии Рундара!
  - Впечатляет, - одобрительно присвистнула она. - Ты хоть знаешь, где искать твой заклинатель?
  - Я уже говорил, что мои силы стали расти. Некоторые вещи я даже не могу контролировать. Так вот, вчера меня неожиданно швырнуло в прошлое, и я увидел, что мой заклинатель попал к Рундару.
  - Ты меня пугаешь, - отозвалась Алиса. - Хочешь сказать, мы собираемся ограбить правителя двурфов и при этом сделать, чтобы нас не заподозрили?
  - С последним будут проблемы, - улыбнулся тот, заходя на порог императорского дома. - Но это уже не важно. Они в любом случае нас убьют. Алиса?
  - Что?
  - Кажется, тебе придется войти сюда без меня. - Он указал на начерченные крилы на стенах здания. - Если я войду, моя сила пропадет и мы окажемся в ловушке.
  Девочка в панике чуть было не врезалась в него.
  - Ты спятил? Как я, по твоему, смогу найти твой заклинатель? Что, если на Рундара твоя сила не подействовала? Сам же сказал, что внутри дома луночары не работают.
  - На этот случай я уже предпринял меры. Давай же, время ждать не будет!
  Пересилив себя, Алиса все же дернула входную дверь - та благополучно раскрылась.
  К счастью, время остановилась и в этих стенах. Девочка шла по каменному коридору, но ее шагов не было даже слышно. В центре зала, прямо напротив трона, стоял небольшой столик, над которым склонилась окаменевшая фигура старого двурфа. Похоже, временные манипуляции Антона застали Рундара за изучением карты.
  Осторожно подойдя к нему, девочка окинула взглядом весь интерьер, но ничто здесь не говорило о хранящемся эйковском заклинателе. Зато ее привлекла карта, которую так тщательно рассматривал двурф. Это был самый обыкновенный школьный атлас мира, по всей видимости, тайно выкраденный из внешнего мира. Вверху было выведено большими буквами: 'Империя Рундара'. Сами же названия стран были зачеркнуты, а через линии границ кочевали стрелки с надписями: '50 дней', '25 дней', 'Новолуние т.г.'. Что это означало, девочка понять не могла, зато неожиданно увидела лежащий рядом с картой заклинатель Антона. Рундар крепко прижал его к столу своей когтистой рукой, словно не хотел с ним расставаться.
  Немалого труда ей стоило выдернуть оружие из цепкого захвата. Но, едва она успела выйти из дома, тысяча маленьких человечек мгновенно ожили. Правда, не надолго - Антону снова пришлось прибегнуть к помощи своей врожденной силы.
  - Я его нашла! - сообщила Алиса и протянула заклинатель законному владельцу. - Думаешь, они нас заметили?
  - Не исключено, - тяжело вздохнул парень. - Что ж, остается только найти дорогу к Мертвому водопаду. Готов поспорить, что именно там и находится Ардамиров цвет.
  
  18.
  Лесной Совет
  
  Из-под лап с бешеной скоростью вырывалась кора деревьев и тут же исчезала где-то за мелькающим рыжим хвостом. Только бы успеть, не опоздать.
  Бельчонок Треск сломя голову мчался по веткам и стволам сосен, вековых дубов, даже не обращая внимания на собратьев, высовывающихся из своих домиков посмотреть: кто это устроил такой переполох?
  Треск действительно спешил. Он успел преодолеть такое расстояние, что уже сейчас ему можно было бы заявить на всеуслышание о достигнутом рекорде. Но он продолжал скакать вперед, временами перебегая по земле и снова взлетая на деревья.
  Бельчонок направлялся в священное для лесных сиянцев место, которое называлось Поляной Великих Мудрецов. Он прекрасно знал, что Ермандигор созвал Совет старейшин, чтобы обсудить планы народов Сияния в отношении надвигающейся войны.
  В этот раз на зов лесного повелителя откликнулись немногие. В тайный круг, который создало дряхлое и неповоротливое существо в обличье старика, постепенно сходились, слетались и материализовывались из Тумана сенсы, шорохи, хоббитроли, древды, Потерянные и едва видимые феерины. Присутствовали здесь и эйки, что вызывало у некоторых сиянцев удивление.
  - Ряды наши с каждым Советом редеют, - с горечью заметил Ермандигор. - Хотя приглашения были разосланы абсолютно всем. Наверное, начнем без Королевы берез.
  - Не уж-то ты думаешь, что она к нам присоединиться? С чего бы это?
  Пожилой сенс, похожий на дуб, недовольно затряс своей раскидистой кроной.
  Ермандигор уважительно поклонился ему, после чего громко произнес:
  - Каждый из сиянцев имеет право говорить на нашем Совете. Таков закон. Но не только Березовой Королевы нет среди нас. Многие народы Сияния сторонятся друг друга. Есть те, кто вообще никогда не присылал на Совет своих старейшин. И все же, сегодня в нашем кругу имеют честь присутствовать участники разных фронтов надвигающейся битвы. Уверен, что это поможет нам принять правильное решение.
  Все, кто находился на Поляне, мгновенно заговорили на разные голоса, но одного единственного жеста Ермандигора было достаточно, чтобы все утихли.
  - Я созвал Вас сегодня, чтобы определиться, на чьей мы стороне.
  - Уж точно не на стороне Продмира Громова! - выкрикнул глава древдов - немногочисленного народца, живущего на юге Сияния, на границе между Равниной грез и Долиной теней. Они были очень сильно похожи на людей, вот только владели особой разновидностью луночар, а жили в домах, построенных на деревьях. - Наш народ, все наши соседи по землям уже много лет терпят набеги со стороны Ишгуда! Братья умирают от рук злодея, возомнившего себя правителем Сияния. Мы, древды, не желаем подчиняться убийце.
  Все присутствующие снова заговорили, кто-то стал раздавать реплики о свержении Громова, другие высказывали свое возмущение его политикой, но Ермандигор снова взял слово:
  - Вы ненавидите Продмира Громова. Но будет Вам известно, что всегда найдутся сиянцы, которые не поленятся занять место ушедшего властелина. Пока существует власть и военная наука, на нашей земле всегда будет процветать плачь по убиенным. Таков закон, существующий со времен молчания Вселенной. Вам прекрасно известно, что гармония и мир навсегда покинули Сияние ровно тринадцать лет назад, когда погибла последняя Чистая Душа.
  Все присутствующие на Совете погрузились в молчание.
  - Еще не все потеряно. Сообщаю всем вам, что надежда еще теплится в жилах великого Тумана. Наши собратья сенсы, - Ермандигор снова отвесил поклон в адрес могучего дуба, - поведали мне о грядущем возвращении на Землю Великого Ардамира!
  - Это правда? Неужели Ардамир возвращается? - воскликнула крошечная женщина в сером шелковой платье.
  - Все верно, уважаемая Селестина. Кстати, кто не в курсе, на нашем Совете сегодня присутствуют феерины. Мой им поклон!
  Это заявление вызвало возгласы удивления и аплодисментов в адрес очаровательной и невероятно крошечной дамы.
  - Также, кто еще не обратил внимание, среди нас сегодня есть представители эйков и магов!
  - Неужели маги соизволили сюда придти? - ироничный возглас пронесся по тайному кругу.
  - Я прекрасно понимаю вашу ненависть к магам Ишгуда, - прогремел Ермандигор. - Но тот, кто сегодня находится среди нас, доказал свое полное право присутствовать на Поляне Великих Мудрецов. Так вышло, что много лет его обманом удерживали в заточении, скрывая от всех нас. Но сегодня этот маг находится в тайном кругу Лесного Совета. И он имеет полное право выступить - таковы правила.
  Старик отвесил поклон в сторону толпы, откуда возник силуэт величественной дамы в белоснежном убранстве. Увидев ее, многие воскликнули, другие, напротив, недоверчиво принялись вглядываться в очертания лица поразительной гостьи.
  - Все сказанное почтенным Ермандигором - чистая правда! - произнесла Эсирия. - Много лет я была пленником собственного дома. Только Луна и Солнце могут засвидетельствовать те беды, что были посланы на мои плечи. Вот вы все здесь говорите о Продмире, но я хочу заявить многоуважаемому Совету, что существуют более жестокие эйки и маги, нежели он. Их много! И у них есть армия, в десятки раз превышающая войско Ишгуда. Все они, как и вы, хотят свергнуть Громова. Но только не для провозглашения мира в Сиянии, а в надежде получить его трон. Но вы даже не представляете...
  - Простите, милочка, - вперед вышел старейшина древдов. - Не хотите ли Вы сказать, что являетесь той самой, которую все столько лет считали павшей от рук тирана?
  Эсирия смотрела на Лесной Совет в поисках поддержки, но ее не было. Она прекрасно понимала, что присутствующие не воспринимают ее всерьез. Она быстро засучила свою левую руку и продемонстрировала ее все присутствующим.
  - Святая Луна, у нее огнекод! Это действительно она!
  Воцарилась тишина. Никто не мог поверить своим глазам. Только со стороны Потерянных донесся возглас восхищения и ликования.
  - Но этого не может быть!
  Древды собрались в кучку и принялись активно перешептываться на своем языке.
  - Вы не ошиблись, - громко и величественно произнесла Эсирия, одергивая руку обратно. - Я та, кого когда-то вы называли Чистой Душой. Перед которой преклоняли свои головы. Меня зовут Эсирия Громова, если это еще имеет какое-то значение для вас! Я стала жертвой обмана и предательства. У меня был силой отнят Дар Трех Огней - к этому Продмир действительно приложил свою руку. Но я чудом осталась в живых, хотя это сейчас не имеет никакого значения. Я хочу предупредить всех вас о том, что видимые враги не всегда истинные!
  А еще я хочу рассказать вам о девочке, которой суждено стать новой Чистой Душой. Надеждой всего Сияния, если хотите. Ей грозит опасность. Долг Лесного Совета...
  - Да кто она такая, чтобы твердить нам о долге? - старейшина древдов вышел из круга. - Откуда нам знать, что она не предала Сияние? Что, если эта женщина добровольно отдала власть убийце в обмен на собственную жизнь? Мы, древды, не верим в ее искренность! Это наше официальное заявление.
  Эсирия умоляюще посмотрела на Ермандигора, но не получив поддержки, промолчала и покорно вернулась на свое место в тайном круге.
  - Я принимаю его во внимание, уважаемый Стифф, - сообщил дух леса, одаривая поклоном древда. - Тем не менее, мы все должны признать, что война неизбежна. Возможно, она уже началась в эти самые минуты. Каждый из нас должен ответить. Обязаны ли мы поддержать несправедливое кровопролитие или, быть может, нам стоит выступить против него? Предлагаю выяснить это общим голосованием.
  - Неужели, нет никакой надежды?
  Присутствующие обернулись, пытаясь определить, откуда доносится голос. Это снова взяли слово крохотные феерины.
  - Надежда есть, - беспристрастно ответил Ермандигор. - Она хранится в сердце юной особы, о которой только что говорила нам многоуважаемая Эсирия. Насколько мне известно, с ней довелось познакомиться и вам, фееринам. У этой девочки действительно имеется Дар Трех Огней, который передался ей по наследству от ее отца. Как вы уже могли догадаться, наша надежда на мир хранится в руках родной дочери Продмира и Эсирии Громовых.
  Все участники Совета разразились возмущенными выкриками и заявлениями, что не собираются помогать той, в чьих жилах течет кровь убийцы. Одна лишь Эсирия молча стояла в тайном круге и едва держалась, чтобы не взорваться от возмущения. Она смотрела только на Ермандигора, и тот жестом приказал ей не ввязываться в дискуссию.
  - Было бы не правильно не отметить тот факт, что сам Продмир Громов вовсе не испытывает к этой девочке родственных чувств!
  Лесной Совет снова погрузился в тишину. Ермандигор продолжил:
  - Мало кому из нас известны подробности ее рождения. Но мне повезло. Их поведала мне моя родная сестра Марихармэ, один из четырех Хранителей башен замка Ишгуд. После захвата власти ее сыном, Продмиром, она вынуждена была бежать из Сияния, опасаясь за свою жизнь. Она прошла через Туман и осталась на той стороне, где, оказывается, то же есть жизнь.
  Она бежала не одна. Помимо Хранителей башен, с ней в эти нелегкие мгновения находилась еле живая Эсирия - Чистая Душа, к которой родной супруг применил заклинание отнятия Дара. Но еще ужасней было то, что эта невероятно сильная женщина, - старик снова отвесил поклон Эсирии, - в тот момент она уже родила своего первенца.
  Вот только Продмиру Громову нужен был наследник - мальчик, который по законам Огня и Тумана, правилам Наследования, должен был стать новым правителем Сияния.
  К несчастью, младенец оказался девочкой. Наш правитель же не захотел признать своего ребенка и поклялся во что бы то ни стало убить дитя, забрав у него незаслуженно унаследованный Дар. Вот почему мы должны с вами понимать всю опасность, которой подвергается сегодня Чистая Душа, оставаясь без нашей поддержки.
  Лесной Совет пребывал в полном смятении. Рассказ Ермандигора произвел на всех невероятно сильное впечатление. Вышедший вперед старейшина древдов уже собирался произнести свою собственную точку зрения, как вдали, со стороны дубовой рощи послышался шум ломающихся веток и чертыхания. Не прошло и минуты, как на Поляну Великих Мудрецов выскочил запыхавшийся бельчонок.
  - Какое невежество! - вздыбились древды и шорохи. - Это тайный Совет! Здесь нет места посторонним! Это нарушение всех правил и приличий!
  - Белки такие же сиянцы, как и все мы! - не сдержалась Эсирия. - Они тоже имеют право голоса!
  - Полностью с вами согласен, - одобрительно кивнул ей в сторону глава сенсов. - Совет един для всех. В том числе и для белок, хотя за всю историю Сияния они не приняли участие ни в одном из наших собраний.
  - Мудрые слова, Ионий, - одобрительно кивнул Ермандигор, одновременно рассматривая лежащего в самом центре тайного круга бельчонка. Треск настолько устал, что никак не мог отдышаться или, по крайней мере, отыскать в себе силы подняться перед старейшинами великих народов. Дух леса осторожно наклонился к маленькому гостю и тихо спросил: - Ты сделал все, о чем я тебя просил?
  - Да, но есть проблема, - выдавил из себя Треск и с трудом поднялся на лапы. Заметив, что все взгляды участников Лесного Совета направлены только на него, бельчонок, как можно громче, произнес: - Прошу прощения за то, что помешал. Но я должен был передать срочное сообщение Ермандигору по поводу судьбы Алисы Громовой!
  Услышав это, Эсирия нервно подскочила на месте, но тут же, встретившись взглядом со стариком, предпочла не привлекать к себе еще большего внимания.
  - И что же это за сообщение? - вскинул уродливые брови Ермандигор.
  - Я следовал за девочкой и ее другом с самого их побега из плена Королевы. Должен сказать, задача была очень сложной. Мне пришлось мчаться вдогонку за сумасшедшем драконом! Эх, видели бы вы меня в прыжке! - Треск гордо выпятил рыжую грудку, но сразу вспомнил, где находится. - Я почти нагнал их, но они угодили в плен к двурфам. Дальше я идти не за ними не смог.
  Услышав двурфье имя, шорохи сердито загрохотали и затрещали. Похоже, они тоже недолюбливали коротышек, особенно их предводителя. Эсирия делала вид, что увлеченно разглядывает ярко-красные одуванчики, пробивающиеся из земли прямо у ее ступней. Наверное, такие цветы росли только в мире нелогичного Тумана. И все же в душе ее бушевал тайфун, готовый в любой момент вырваться наружу. И это было хорошо заметно по ее лицу.
  Треск чувствовал себя неловко среди такого количества почтенных и уважаемых сиянцев. Он был единственной белкой на Лесном Совете, в то время, как их вожак даже не соизволил принять в нем участие. Треск попытался поскорее исчезнуть от всеобщего внимания, но Ермандигор его остановил:
  - Я очень признателен тебе за твою исполнительность, Треск. Ты очень храбрый бельчонок, твои родители могут тобой гордиться. - Бельчонок поднялся на задние лапы и снова выпятил вперед свою мохнатую грудь. Старик продолжал: - Понимаю, что ты сильно устал после дальней дороги. Но я хочу попросить тебя снова вернуться туда, где ты в последний раз видел дочь Громова. Разумеется, ты отправишься обратно не один. Твоим спутником станет юный эйк, который прекрасно знаком с этой девочкой. Да и потом, я вижу, ему на нашем Совете невероятно скучно.
  Ермандигор поклонился в сторону высокого коренастого подростка, стоявшего поодаль от всех других и загадочно подмигнул ему.
  Глаза Сашки Багрова моментально вспыхнули яростью и злостью.. Не сводя глаз со старика, он шагнул в сторону Треска, взял его на руки и, даже не попрощавшись, помчался прочь.
  
  19.
  Ардамиров цвет
  
  Времени на раздумья не оставалось. Несмотря на то, что враги пребывали в оцепенении, Антон держал наготове свой заклинатель, в любой момент ожидая нападения. Он старался не показывать вида, но Алиса чувствовала, как ее друг борется с тем, чтобы не отдаться слабости и, ненароком, не упасть.
  Сколько он уже удерживает время? Двадцать минут? Тридцать?
  Она понимала, что Антон может делать это совсем не долго.
  - Нам необходимо найти дорогу к водопаду, - с большим трудом сказал он, напряженно всматриваясь в застывшие фигуры коротышек.
  - С чего ты решил, что там Ардамиров цвет?
  - А с того, что двурфы что-то охраняют здесь. Ты же сама слышала тот разговор ночью! - Антон опасно покачнулся, но продолжил шагать вперед. - Иначе они давно уже напали бы на Ишгуд, разве нет? И потом, сегодня на пиру я слышал, как один из солдат говорил про Мертвый водопад. Он усиленно охраняется.
  - Но даже если и так, - Алиса обогнала его и резко остановила. - С чего ты решил, что мы найдем там Ардамиров цвет?
  Антон остановился и закрыл глаза, чтобы совладать с головокружением:
  - Алиса, ты же ведь не предлагаешь вернуться в плен к этому двурфу?
  - Во-первых, никто не говорил, что мы в плену! - девочка возмущенно скрестила руки на груди. - А во-вторых, это была твоя затея.
  - Вот именно, - оборвал ее Антон, еще сильнее сжимая в руке заклинатель. Явно, что манипуляции со временем забирали у него последние силы. - Вместо того, чтобы спорить, могла бы подняться в небо и посмотреть, в какой стороне этот водопад!
  Алиса поджала губы, но вынуждена была согласиться. Она уже совсем забыла, что умеет летать. А что, если крылья не появятся? Лучше об этом не думать.
  'Просто разрешить им появиться' - не такая уж и легкая задача. Закрыв глаза, она постаралась усмирить волнение, бушующее внутри, и тут же почувствовала, как за спиной трепыхается что-то легкое, сильное и еле заметное.
  - Браво, - с издевкой прокомментировал Антон и резко опустился на одно колено. - Может, ты все таки полетишь, а? А то я долго не устою.
  Девочка обернулась - парню действительно было худо. И она быстро бросилась к небу, туда, откуда едва различались окрестности. Однако, наверху ее ждало разочарование: ни водопада, ни даже чего-либо похожего на реку поблизости не оказалось. Повсюду был виден лишь только Туман.
  Возвращение Алисы на землю также вышло не совсем благополучным. Сначала ее крылья неожиданно, сами по себе, исчезли прямо перед посадкой, и девочка больно ударилась о землю. Когда же она поднялась, то заметила, как Антон с трудом отбивается от столпа огня. Языки пламени, подобно коршунам, старались клюнуть своего противника. Но Антон уже метал в них луночары из заклинателя и, похоже, смог возвести перед собой достаточно прочный невидимый щит.
  Но далеко не это взволновало Алису. Застывшие во времени двурфы снова ожили и, сообразив, что к чему, мгновенно бросились на помощь Сашке Багрову, который одним единственным жестом заставлял огненного зверя идти в атаку на Антона.
  Вскрикнув от ужаса, Алиса дернулась куда-то в сторону, но тут же поняла, что уже стоит рядом с обороняющимся другом.
  На противоположной стороне огненных разводов стоял долговязый парень и ликующе улыбался во все свое противное лицо. Девочка почувствовала невероятную злость. Что было силы она прокричала: 'Бамбдус!'
  Вокруг нее мгновенно возник полупрозрачный бледно-желтый кокон, который сею секунду накинулся на Багрова. Тот отчаянно взвизгнул и беспомощно отлетел на несколько метров назад, сбив по пути десяток подоспевших коротышек. Огонь, атаковавший Антона, мгновенно исчез.
  - Антон, ну давай, вставай же! Надо уходить!
  Алиса с трудом помогла другу подняться, и тот, прежде чем убежать, пальнул из заклинателя в сторону надвигающейся мощи войска двурфов. Перед противником возникла стена из прочного камня.
  - Теперь идем. Это немного их задержит. Ты увидела водопад?
  - Нет, - пытаясь отдышаться, ответила Алиса. - Тут везде сплошной Туман.
  - Отличное наблюдение! Но надо все же найти его. Он не должен быть слишком далеко.
  Она и сама понимала, что снова попала в переделку. И куда им теперь бежать?
  И тут ей померещилось, что тропа, по которой они бегут с Антоном, разделилась на две части. Потом - на три, далее на четыре, пять... Но это были не разные тропы, а одна, только отраженная в десятке невидимых зеркал.
  Алиса протерла глаза, но видение не исчезло. Тогда она остановилась, с трудом соображая, где правильный путь, а где - зеркальный. Она замерла, желая разглядеть какую-нибудь зацепку. И она, на удивление, нашлась.
  Среди множества зеркальных дорог Алиса увидела вспыхнувшую в воздухе огненную стрелку, указывающую на одну из тропинок. Девочка шагнула в ее сторону, и все окружающее мгновенно поспешило исчезнуть.
  Друзья стояли, оглядываясь по сторонам. Вокруг не было больше ни двурфов, ни Багрова. Да и местность резко изменилась: лес, расступившись, сменился высокими каменными выступами, не позволяющими свалиться в обрыв. Там, внизу, шумела и пенилась горная вода.
  - Похоже, двурфы все продумали, - заключил Антон. - Туман не хотел нас пропускать. Как тебе удалось его обхитрить?
  - Не знаю, - пожала плечами Алиса и улыбнулась. - Потому что Громова, наверное.
  - А ты не такая пустышка, какой кажешься.
  Антон покосился на нее, на что получил лишь насмешливый взгляд.
   - Ты видел Багрова?
  - О, а я уж думал, что это у меня галлюцинации, - уголки рта парня натужно дернулись вверх. - Зря я этого гада не прикончил тогда, в Туманном.
  - Так значит, он тоже эйк? - Алиса не могла даже представить себе подобное.
  - А то! - хмыкнул Антон. - У него только отец нормальный, из простых людей. А вот мать была из сиянцев.
  - А что с ней случилось?
  - Багор, когда был маленьким, устроил в доме пожар. Не нарочно, конечно. Он не мог контролировать способности. Вместе с отцом ему удалось спастись из огня, а его матери - нет. Потом, правда, решили замять это дело. Говорили, что было короткое замыкание.
  Девочка не могла толком понять, чувствовала ли она злость на Багрова или ее сменила жалость?
  Как бы там ни было, оставаться здесь они не могли. Не исключено, что коротышки были уже на подходе.
  - Смотри, а вот и водопад! - сообщил Антон, указывая пальцем в сторону гигантского обрыва, с которого в низ, изворачиваясь и превращаясь в пену, спускались водяные локоны. - Нам туда!
  Алиса понятия не имела, что задумал ее спутник. На какую-то долю секунды ей почудилось, что мальчишка в точности знает, где искать Ардамиров цвет - настолько уверенно, даже не смотря на свою слабость, он шел вперед.
  Она не сводила глаз с бушующей воды, за которой, на уровне горизонта, различались в Тумане настоящие горы.
  Антон молчал, изо всех сил стараясь не поскользнуться на гладких каменных подступах. Один раз его сильно швырнуло в сторону, но девочка подоспела вовремя.
  - Может, тебе стоит отдохнуть? Ты же еле идешь!
  Что-то внутри Алисы категорически требовало остановить друга любыми способами, не подпускать близко к краю обрыва. И чего он вообще собрался тут увидеть? В камнях цветы не растут, особенно в такой местности. Она обратила внимание, что тут нет даже травы - одни сплошные голые камни.
  Но мальчишка продолжал идти, едва держась на ногах.
  Чем ближе они подходили к эпицентру бушующей воды, тем сильнее Алиса чувствовала необъяснимое и непреодолимое желание развернуться и поскорее покинуть это место. Кто знает, может не случайно оно называется Мертвым водопадом? Нет, надо срочно уносить отсюда ноги, да поскорее.
  - Антон, постой! Послушай! - она резко схватила его за руку, да так, что он чуть было снова не упал. - Это же бред! Ничего тут нет, ты же сам видишь!
  - Он здесь, - прошептал тот. Говорить в полный голос у него не было сил.
  - Да не нужен нам этот Ардамиров цвет! Надо уходить отсюда! Ну пожалуйста! Это место... Мне кажется, оно проклято.
  - Да брось ты, - Антон постарался улыбнуться, но у него ничего не вышло. - И ты веришь в эти сказки? Идем, мы уже почти на месте.
  И он снова зашагал, покачиваясь, будто хмельной, но так и не сдавшийся перед просьбами подруги.
  В отчаянии, Алиса снова остановила его, но на этот раз не выпустила из цепкого хвата. Парень медленно обернулся и встретился с ней лицом к лицу.
  Они смотрели друг на друга, словно мысленно беседуя - о чем-то очень важном, о том, что нельзя было выразить простыми словами. Странное чувство, словно что-то внутри тебя страстно желало проваливаться сквозь землю, и, одновременно с этим, воспользоваться крыльями и взлететь высоко-высоко, к самым далеким звездам.
  - Пожалуйста, не иди туда, - умоляюще прошептала девочка. - Я знаю, там что-то плохое.
  Антон, немного позабыв о своей слабости, поднял руку, в которую вцепилась Алиса, перехватил ее запястье и крепко прижал к своему сердцу.
  - Ты должна жить, - прошептал он. - Это все, что мне нужно.
  Там, в школе, мне всегда нравилось любоваться тобою.
  - Но я тебя не видела.
  - И не должна была. Эйки - по крайней мере те, кому удалось когда-то сбежать из Сияния - учатся в особых классах и им категорически запрещено общаться с простыми людьми.
  - Но ведь я не простая, верно?
  Голос Алисы дрогнул. Антон подошел к ней так близко, что она почувствовала его тяжелое дыхание на своей щеке. Она растерянно посмотрела ему в глаза и увидела в них отражение безоблачного неба.
  - Ты самая непростая девчонка, которую я встречал, - произнес он, едва касаясь губами ее уха и склоняя голову к ее плечу. - Ты подарила мне жизнь, Алиса. Теперь и я хочу спасти тебя, понимаешь? Чтобы ты жила, несмотря ни на что. Чего бы мне это не стоило.
  Он осторожно дотронулся до волос девочки и нежно закинул выбившийся локон обратно за ее ухо. Она закрыла глаза и почувствовала, как губы парня едва коснулись ее губ, но тут же отпрянули, так и не завершив поцелуй. Антон развернулся и с трудом поплелся вперед.
  Алиса стояла неподвижно и в полной растерянности глядела в спину отдаляющемуся другу, пока что-то не пролетело в нескольких сантиметрах от него. Неужели он этого не заметил? Сделав еще несколько шагов, Антон вскрикнул от боли и осел на колено. Девочка была в ужасе - из его ноги торчала стрела!
  - Алиса, не подходи сюда! - сквозь зубы промычал он. - Не подходи, прошу тебя!
  - Как ты мог догадаться, в ней сильный яд, - произнес безучастный женский голос. - Твои действия бессмысленны, Лотто. Теперь ты умрешь.
  От увиденного Алиса чуть было не сорвалась с обрыва. Прямо перед ними, неизвестно откуда, возник десяток вооруженных луками древдов. В центре войска стояла бабушка Алисы - Евдокия - такая же величественная и могущественная, как и всегда.
  - Бабушка, ты здесь! Слава богу! Антон, держись, теперь мы спасены!
  Алиса уже бросилась на помощь другу. Но Евдокия ее остановила:
  - Оставайся на месте, Алисонька! Иначе я прикажу древдам завершить начатое.
  Застыв на месте, девочка с ужасом посмотрела на бабушку. Почему она так говорит? Они столько не виделись, а теперь...
  Антон, который и без того был сильно ослабшим, сейчас корчился у края водопада, изнывая от дикой боли. Ему все же удалось извлечь стрелу из своей ноги, но в ней, вероятно, действительно был яд.
  - Бабушка, что он тебе сделал? - закричала Алиса, ощущая, как по ее щекам бешено несутся слезы.
  - Он хотел внести корректировки в мой план, Алисонька, - Евдокия, как ни в чем не бывало, добродушно улыбнулась внучке. - Но я не могу допустить, чтобы это произошло. Ты ведь уже в нескольких шагах от цели. Риски очень велики, ничего не поделаешь. Так ты уже нашла Ардамиров цвет, внучка?
  - Мы не знаем, где он находится! - выпалила девочка, всхлипывая от вида окровавленного друга. - Его здесь нет.
  - Он здесь, Алисонька, - улыбнулась Евдокия. - Так вышло, что лишь тебе предначертано увидеть его. Хотя, не спорю, у меня были другие кандидатуры на этот счет. Впрочем, это уже не важно. Раз в тебе пробудилась отцовская сила - дерзай! Если, конечно, хочешь, чтобы твой телохранитель пожил немного. Учти, яд уже действует. Смотри, как бы не было слишком поздно!
  Алиса не верила в то, что происходит. Перед ней стояла ее родная бабушка, та, которую она любила больше всего на свете, для которой была готова на все.
  - Не отдавай ей цвет Ардамира, прошу тебя, - простонал Антон.
  - Отдавать? - Алиса взглянула на Евдокию, почему-то абсолютно уверенная в том, что это кто-то чужой в ее обличье. - Но зачем? Чего тебе бояться, бабушка? Моего отца?
  - Плевать я хотела на Продмира! - старуха скривила презрительную улыбку, но голос остался такой же ласковый и добрый, что невероятно пугало. - Ни он, ни твой дед, Алиса, не способны признать свои ошибки. Так о каком страхе я могу рассказать тебе, внучка? Будь любезна, отыщи этот цветок. Он мне действительно очень нужен. Для целебных отваров при простуде. На большее он, к сожалению, не годится.
   Древды все еще стояли рядом с Евдокией, готовые в любой момент выпустить все свои стрелы в барахтавшегося у кромки водопада мальчишку. Они ждали приказа. Антон же, которому в разы стало хуже, все еще старался подняться на ноги, что-то бормоча при этом.
  Никто так и не услышал, что же он сказал. Парень сумел, наконец, совладать со слабостью, болью и выпрямиться в полный рост. В своих трясущихся руках он держал заклинатель, хладнокровно направляя его на Евдокию. Древды готовы были выстрелить, но бабушка Алисы их остановила.
  - Глупый мальчишка, - нежно улыбнулась она. - Ты так ничего и не понял? Жаль. Очень жаль.
  Антон держался благодаря одной лишь силе воли и мужеству, но и они погибали под действием смертоносного яда. Парень печально посмотрел на Алису, после чего одними губами произнес: 'Прости'.
  Евдокия щелкнула пальцами, и в то же мгновение из водопада высунулась гигантская уродливая щупальца и крепко обхватила Антона, увлекая за собой вниз, в самую пучину водоворота.
  - НЕ-Е-ЕТ!!!
  Холодные цепи страха и тупой боли приковали девочку к камню. Она безжизненно упала на колени, понимая, что случилось самое страшное в ее крохотном мире. То, что она сначала приняла за боль, было отчаянием. Осознание произошедшего поселило в ее сердце дикий холод. Случившееся мгновением назад, перевернуло всю ее никчемную жизнь. Нет, она не могла его вот так просто отпустить. Ни за что на свете.
  Алисе не нужны были крылья, чтобы остервенело сорваться с места и, не раздумывая, с разбега, броситься с обрыва вниз, в бездну Мертвого водопада. Старуха с древдами что-то кричали ей в след, но девочке было уже все равно.
  Какое ей теперь до них дело? Уже ни что не имело смысла.
  Никто уже не мог ее остановить.
  Высота до речного дна была солидной. Где-то впереди она увидела Антона. Он уносился от нее в самую водоверть, а она так хотела хотя бы в последний раз коснуться его руки. Он был так ей нужен! Как свежий и чистый воздух. Может, он и был им для нее.
  Щупальцы гигантского многощупа - существа, сильно напоминающего осьминога, который выглядывал со дна горной реки - развевались во все стороны, в предвкушении своей добычи. Антона швыряло по порогам водопада: он то скрывался под его бурным потоком, то снова взмывал в воздух. Что-то алое промелькнуло мимо, но из-за брызг воды и падения, Алиса ничего не смогла разглядеть. В пучине бурлящей воды ей вдруг померещилось лицо незнакомого старца, но это оказалось лишь видением. Девочка жадно искала глазами друга.
  На какое-то мгновение парень встретился с падающей вниз Алисой. Она протянула к нему руку, страстно желая впиться в его ладонь и больше никогда не отпускать.
  До самого конца.
  Перед ее глазами возник другой образ - это была Эсирия. Такой близкий, родной, вдохновенный.
  Антона с силой отбросило в противоположную сторону. В этот раз девочка уже не собиралась с ним расставаться. Ухватившись за пролетающую мимо свободную щупальцу монстра, она взмыла вверх и со всего размаха вонзилась в каменный выступ обрыва, очутившись в смертоносном потоке воды. От удара она едва не лишилась сознания, однако нашла в себе силы продолжать борьбу.
  Что-то алое снова мелькнуло из-под толщи воды. Это был цветок, который рос прямо из острого выступа обрыва, под самым опасным и неприступным порогом водопада. Одновременно с этим девочка увидела мелькнувшего совсем близко Антона.
  В любой другой ситуации Алиса обязательно бы бросилась за Ардамировым цветком. Но сейчас он был ей не нужен. Поборов дикую боль от столкновения со скалой, она вытянула руку перед собой и отчетливо представила, что сжимает в ней ладонь Антона. Когда же чудовище направило свою щупальцу в противоположную сторону от водяного безумия, она поняла, что действительно держит за руку еле живого друга.
  Теперь они летели вдвоем, прямо в открытую пасть многощупа. Алиса лихорадочно сжимала руку Антона, боясь снова его потерять. В переплетении их пальцев был крепко зажат случайно сорванный кем-то из них бутон таинственного цветка.
  В паре метров от гибели, девочка с трудом вызвала свои лунные крылья, одновременно награждая монстра 'бамбдусом' и стараясь удержаться в воздухе. Однако, от удара чудовище разозлилось еще сильнее. Алисе удалось уже отлететь с Антоном немного в сторону, но тут же их сбила одна из восьми щупалец.
  Друзья камнем ушли под воду. Последнее, что Алиса запомнила: нежно-голубые глаза Антона. Такие же непостижимые, как и чистое небо далеко на поверхности бушующей реки.
  
  20.
  Параллели снов
  
  В темноте мерцали тысячи, миллионы звезд. Планеты проплывали мимо, будто она мчалась с невероятной скоростью. Но девочка стояла на месте.
  Здесь не было ни души, а кристальная тишина закладывала уши до боли. Алиса сделала движение рукой и поняла, что парит в невесомости. Она попробовала шагнуть вперед, и у ее ног мгновенно возникла дорога из звездной пыли, уводящая куда-то вдаль.
  Алиса шла осторожно, с интересом разглядывая пролетающие с невероятной скоростью планеты. Настоящие ли они? И что, интересно знать, это за место? Куда ведет эта дорога?
  Но ответов не было. Она все шла и шла, а дорога никак не хотела кончаться. Мимо девочки иногда проносились кометы, напоминающие огненных рыб. Планеты стали значительно больше и величественнее, да и проплывали они гораздо медленнее, нежели в самом начале пути.
  Вскоре на горизонте возник яркий свет. Им оказалась невероятно большая звезда. Алиса сразу сообразила, что это Солнце. Но сейчас оно казалось достаточно маленьким по сравнению с самой девочкой, и не таким горячим. Чуть поодаль она различила Луну, рядом - Землю. Все они для Алисы казались настолько маленькими, что она могла запросто перескакивать с одной планеты на другую. Она чуть было так не сделала, но вовремя заметила незнакомца, сидящего на Земле, свесив с нее свои уставшие ноги.
  Старик поправил седые усы, плавно переходящие в длинную белесую бороду, после чего жестом пригласил девочку присесть на Луну, словно та была креслом.
  - Не ожидал, что увижусь с тобой, - улыбнулся старик. - Большинство идущих так и не доходят до конца этой дороги.
  - Простите, но кто Вы? - Алиса кое-как взобралась на Луну, словно была великаном.
  - Меня зовут Ардамир. Возможно, ты обо мне уже слышала.
  Старик беззаботно теребил ногами, не боясь свалиться в черную бездну.
  - Так значит, это правда, вы - дух?
  - Это подмечено верно, - подмигнул Ардамир. - Так могу ли я снова спросить тебя о твоем настоящем имени?
  - Простите, я не знала, что это были вы тогда, в поле.
  - Я внимательно слушаю твое имя, дитя, - играючи повторил Ардамир.
  - Меня зовут Алиса.
  - Какие глупости! Знаешь ли ты, что являешься потомком великого рода Громовых?! - воскликнул старик. - В тебе заключена невероятная сила, дитя. Но чтобы ею воспользоваться в полной мере, тебе просто нужно назвать себя настоящим, сиянским именем, признать свои корни.
  - Мне не нужна сила, - перебила его Алиса. - Я никогда не просила, чтобы она у меня появлялась. Я даже толком не знаю, для чего это мне вообще нужно!
  - Имя, только лишь имя..., - еле слышно повторил Ардамир.
  - Алиса, - настойчиво ответила девочка. - Как бы вы не хотели иного, но я всегда останусь Алисой Громовой. И вообще, я что, только ради этого здесь?
  - О нет, отнюдь, - улыбнулся старик, оглядывая пролетающие мимо кометы. - Должен признать, что ты очень необычная девочка, даже по меркам Громовых. Ну что ж, Алиса - так Алиса, будь по твоему. Это твой выбор.
  Старик указал своей рукой на окружающие их планеты, снова поддался загадочной улыбке, после чего вернулся к своей гостье: .
  - Как ты думаешь, Алиса, что произошло до того момента, как ты сюда попала?
  Девочка медлила с ответом, перебирая в своей памяти последние события. Она отчетливо помнила водопад, гигантского многощупа и глаза Антона.
  - Я упала в воду. Кажется.
  Она действительно с трудом помнила случившееся, словно ей напрочь отшибло память.
  - Верно, - подтвердил Ардамир. - К сожалению, вы не рассчитали с падением. Мертвый водопад не прощает нарушителей спокойствия. Каждый из вас разбился об его каменистое дно.
  Алиса испуганно посмотрела на своего собеседника, после чего, промедлив, осторожно спросила:
  - Значит, я умерла?
  - Это решать не мне, - со всей серьезностью ответил Ардамир. - Ты - необычный ребенок. Внутри тебя находится Дар Трех Огней. Именно им решать, будешь ли ты жить или отправишься дальше. Но меня больше волнует другое. Ты смогла отыскать и сорвать мой цветок! Меня это удивило больше всего.
  Девочка промолчала, а старик продолжил:
  - Видишь ли, Алиса, тот цветок, которым тебе чудом удалось завладеть, обладает множеством очень интересных качеств. Причем, они всегда индивидуальны для каждого сорвавшего его. Вот почему обладать им хотят многие в Сиянии. Но увидеть его, как ты уже поняла, способен только обладатель Дара Трех Огней - Луны, Земли и Солнца. То есть, Чистая Душа. Ведь только в ней находится сила, позволяющая загадывать желания с учетом разума и мудрости.
  - Значит, моя бабушка хотела заполучить ваш цветок, чтобы загадать свое желание?
  Алиса вспомнила, как Евдокия издевалась над Антоном, отчего по спине побежали мурашки.
  - Твоя бабушка, Алиса, уже давно ищет способ отыскать мой удивительный цвет, - задумчиво произнес старец. - Так вышло, что ей все же удалось это сделать. Вот только единственный, кто мог увидеть и сорвать его, была именно Чистая Душа. Правда, родной сын твоей бабушки, Продмир Громов, спутал все планы, отняв Дар твоей мамы, Алиса. Продмир провозгласил себя единственным законным правителем Сияния.
  - Моя мама была Чистой Душой?
  У Алисы перехватило дыхание.
  - Это так, - подтвердил Ардамир. - Именно поэтому твоя бабушка была вынуждена искать иные способы добраться до моего цветка. В том числе, и с твоей помощью, Алиса. Но теперь я не думаю, что это вообще окажется возможным, - снова улыбнулся старик. - Мой цветок растет на Земле только в Сиянии и при этом зацветает раз в тысячу лет. Сорвав его, ты, по законам Тумана, получила право на одно самое сокровенное желание. Как только оно будет исполнено, цветок полностью потеряет свои чудодейственные свойства.
  - Но разве я что-то пожелала? Я ничего не помню.
  - Я уже не раз говорил, что ты очень необычная девочка, - внимательно прищурился старик, словно ожидая какого-то действия от Алисы. - Я способен видеть желания каждого человека на Земле, и почти все они полны эгоизма и жажды власти. Однако, вместо всех этих благ, ты прошла очень большой путь, чтобы попросить мой цветок о защите. Нет, не своей собственной, хотя тебе прекрасно известно, что враги перешли в наступление. Ровно как и то, что только мой цветок способен спасти тебя от безумия родного отца. И все же, твое желание было другое. Не буду скрывать, я удивлен.
  В тот самый момент, когда вы двое оказались в воде, ты попросила мой цветок о самом сокровенном. И, должен тебе сказать, твое желание было исполнено полностью: твой друг остался в живых. Хотя линии его судьбы предрекали ему скорую гибель еще в юности, и он об этом знал с самого своего рождения.
  Алиса застонала: неужели Антон все это время понимал, что должен погибнуть? И, тем не менее, сообщение о том, что с ним все хорошо, заставило девочку взбодриться. Заметив это, Ардамир в очередной раз вскинул свои брови и заявил с нескрываемым восторгом:
  - Неужели тебя это устраивает, Алиса? Да, ты спасла его от смерти, но при этом сама осталась без малейшего шанса на собственную жизнь. Неужели тебе не страшно?
  - Нет, - честно призналась девочка. - Раз уж я все равно умерла.
  - Это еще неизвестно, - улыбнулся Ардамир, заплетая костлявые пальцы в замок. - В твоей ситуации очень много нюансов. Вот видишь эту звезду?
  Старик указал на яркую мерцающую звезду, зависшую высоко над Землей:
  - Это твоя звезда, Алиса. Если она гаснет, значит, угасает и твоя жизнь на этой планете. Но, как ты могла заметить, звезда все еще на месте - значит, опасений пока нет.
  Девочка опустила глаза, подбирая нужные слова:
  - Можно спросить? Я сейчас общаюсь с вами. Это место...
  - Хочешь узнать, происходит ли все это в реальности? - догадался Ардамир. Алиса ничего не ответила. - На этот вопрос я могу дать ровно две тысячи ответов, и каждый из них будет правильным. Однако я назову происходящее вокруг нас более простым словом 'сон'. Вернее, его множественные параллели. Ты ведь сталкивалась уже с этим явлением, не так ли?
  Алиса кивнула. Она уже несколько раз видела сны, очень похожие на реальность. Вернее, как это выяснилось позже, они и были ею на самом деле.
  - Проникать в параллели снов и с помощью этого появляться в совершенно разных местах Вселенной - это целая наука, которой обучают каждого достойного мага, - пояснил старик, посылая в адрес девочки одобрительный взгляд. - Разумеется, для тебя это проще простого. Ты ведь учишься, не так ли?
  Девочка растерянно посмотрела на Ардамира:
  - Да, но нас этому не учат. В моем классе нет ни одного эйка.
  Старик мгновенно помрачнел, нахмурил брови и откашлялся, чтобы прогнать излишки возмущения в своем голосе:
  - Так значит, ты учишься среди простых людей? Да твоя бабушка совсем спятила!
  Он решил не вдаваться в подробности своих мыслей и попросту погрузился в длительное молчание.
  - Что ж, я обещаю тебе, что обязательно поговорю с ней, - наконец сообщил он. - Твоя бабушка имела честь присутствовать при том моменте, когда я решил посадить свой цветок желаний. Увы, именно с того момента наши пути с ней разошлись. Подумать только, как давно это было! Дороги жизни, дорогая моя Алиса, это тоже особая магия, если внимательно к этому присмотреться.
  Ардамир подмигнул девочке, вкладывая в этот жест какой-то свой особый смысл.
  В тот же самый момент звезда жизни Алисы стала усиленно мигать над Землей и вскоре принялась быстро тускнеть.
  - Что ж, - громко без эмоций произнес Ардамир. - Три Великих Огня приняли свое решение насчет тебя, Алиса.
  Внутри девочки что-то в одно мгновение оборвалось. Едва возникшая надежда снова увидеть Антона и всех своих друзей, тлела вместе с этой дурацкой звездой.
  Старик печально вздохнул, так ничего больше и не произнеся вслух. Он протянул ей свою руку, приглашая отправиться с ним в дальнее путешествие, которому, возможно, не было предела.
  
  21.
  Пробуждение
  
  - Ну пожалуйста, живи! Девочка моя, ты же сильная! Прошу тебя, ну давай же!
  Она уже уходила куда-то в даль, держась за морщинистую руку Ардамира, как что-то с силой дернуло Алису назад. Она с трудом приподняла веки, стараясь разобрать очертания женщины с влажным и бледным лицом.
  Заметив, что девочка очнулась, Эсирия облегченно вздохнула. Краешком глаза Алиса обратила внимание на странные порезы у нее на левой руке, в виде тройной окружности. Вот только спросить об этом так и не смогла - все ее тело болело и стонало, что не было сил ни пошевелиться, ни произнести слово.
  Эсирия выглядела невероятно ослабшей, как будто она только что отдала все свои жизненные силы ради того, чтобы Алиса проснулась. Поспешно смахнув с лица блестящие слезы, она укрыла ее одеялом и тут же, как от удара током, отскочила в сторону.
  - Запомни, ты ничего не видела, договорились? - еле слышно прошептала женщина, устремляя свой взгляд куда-то в сторону.
  Алиса ничего не могла понять, но заметив, как та напряжена, утвердительно кивнула. В комнату, больше похожую на стены пещеры, вошла Евдокия.
  - Что ты здесь забыла? - холодно и безучастно произнесла старуха, заметив Эсирию. - Тот факт, что ты публично заявила о своем чудесном воскрешении, еще не дает тебе права встречаться с Алисой! Или ты уже забыла, что у меня всегда есть возможность запереть тебя обратно?
  - Боитесь, что я попытаюсь воспользоваться луночарами? - с вызовом ответила та. - Тебе прекрасно известно, Марихармэ, что твой сын сделал все, чтобы я смогла навсегда забыть о своей силе.
  Алиса испуганно закрыла глаза и притворилась спящей. Она даже и не представляла, что ее бабушка и Эсирия знакомы друг с другом.
  - У меня нет сына, - фыркнула старуха. - А ты... Не говори лучше о своей силе, умоляю тебя! Ты всегда была ее недостойна. Как бы там ни было, не могу не признать, что Продмир поступил правильно, отняв у тебя Титул и способности.
  Несмотря на грозный тон Евдокии, Эсирия совершенно не желала отступать - ее голос звучал максимально сдержано и расчетливо:
  - Знаете что? Мне безразличны ваши титулы, Марихармэ! У меня отняли намного больше, чем хотели.
  - Никто у тебя ничего не отнимал, дорогуша, - с откровенной ненавистью произнесла Евдокия. - Алисе было хорошо со мной все эти годы. Она ни в чем не нуждалась. А где была ты? Скажи мне, где ты была, Эсирия? Вместо того, чтобы оградить ее от зла, ты сидела за решеткой, как вор! Посмотри, к чему привели бессмысленные попытки этой девочки занять место Елейны - она-то, в отличие от Алисы, всегда была готова включиться в игру.
  - Игру? Да ты больна, Марихармэ! - Эсирия одарила старуху взглядом, полным отвращения. - Если тебе так дорога эта девочка, отпусти ее. Не втягивай во все это.
  Алиса интуитивно почувствовала, что бабушка пристально смотрит на нее. Наверное, желает убедиться, что она еще без сознания и не подслушивает их разговор.
  - У Рундара есть план, как заманить Продмира в ловушку, - равнодушно произнесла Евдокия. - Не забывай, что он идет по следу именно Алисы, а значит, непременно появится и здесь.
  - Нет, вы не посмеете! Она не станет приманкой! Я не дам вам погубить свою дочь! Я не позволю!
  Алиса потрясенно ухнула, но с трудом сдержалась, чтобы не раскрыть себя.
  - Неужели ты хочешь вмешаться, Эсирия? Кажется, в прошлый раз я заточила тебя в темницу. Хочешь, чтобы я вспомнила про обряд невозврата? И еще, - Евдокия немного помолчала, прислушиваясь к наигранному сопению девочки. - Ты больше не подойдешь к ней. Не будешь искать попыток заговорить или же пытаться оправдаться за свои материнские ошибки. И тем более, не станешь вмешиваться. И это не просьба. Знаешь, Эсирия, мне не меньше твоего хочется, чтобы Алиса спаслась. Но если даже она выживет после всех этих ран, в чем я сильно сомневаюсь...
  - Продмир убьет ее, Марихармэ! Одумайся! - голос Эсирии надорвался.
  - Если бы не Дар, который вопреки всему на свете проявился у нее, я бы спасла Алису, - тихо ответила Евдокия. - Не забывай, что она, как ни крути, моя родная внучка. Я тоже, не меньше твоего, беспокоюсь за ее будущее. Однако, ситуация складывается таким образом, что девочка станет только помехой нашему общему плану. А если отец собственноручно расправиться с ней, будет только лучше. Всем нам.
  Алиса слышала как под бешеный стук ее сердца, мимо нее прошагала женщина, направляясь к выходу. Дождавшись, когда она выйдет, Евдокия захлопнула дверь и щелкнула замком с обратной стороны.
  Мысли просто кипели в голове. Неужели Эсирия - ее родная мама? В глубине души она уже догадывалась об этом, по крайней мере мечтала, чтобы она ею стала. Но когда девочка услышала правду, в душе образовалось странное смятение.
  Как же быть с той, которую она всегда считала своей настоящей матерью? Да, она погибла от рук отчима, но всегда была в сердце Алисы.
  А еще бабушка оказалась заодно с Рундаром. Неужели в свои тринадцать лет, - размышляла девочка, и она действительно должна стать приманкой для хладнокровного убийцы и непременно погибнуть, чтобы не путаться ни у кого под ногами?
  Да, как не крути, весьма оптимистичный расклад для летних каникул!
  Алиса попыталась подняться, но эта затея у нее не удалась. Руки, ноги, туловище - все тело ужасно болело и не слушалось ее.
  - Тебе нельзя вставать, - осторожно сказал кто-то, однако она сразу узнала голос Антона. Парень молча сидел в самом дальнем углу пещерной комнаты и пристально сверлил подругу въедливым взглядом. - Все считают, что твои раны - смертельны. После таких не выживают.
  - Как ты очутился здесь? - Алисе стоило большого труда, чтобы произнести это.
  - Время, Алиса, исключительно время! - грустно усмехнулся Антон. - Ты же знаешь, мои силы начали расти. Кстати, это твое.
  Парень медленно подошел к ней и протянул бутон алого цветка. Он вовсе не торопился с расспросами, предпочитая длинные молчаливые паузы. После продолжительных раздумий, он присел на краешек алисиной кровати и взял ее за руку.
  - Может, объяснишь, зачем ты это сделала? - спросил он, заглядывая в самую душу девочки. - Почему прыгнула за мной? Ты же знала, что погибнешь.
  - Мне и без твоих нотаций плохо, - прошептала Алиса, быстро пряча под подушку Ардамиров цвет. - Мне показалось, что я потеряла тебя навсегда.
  Антон привычно хмыкнул, после чего сказал:
  - Я и сам думал, что это конец. Вот только каким-то образом я не получил ни единой царапины. Даже рана от стрелы мгновенно затянулась, едва мне стоило вытащить тебя из воды. А вот ты была без сознания, вся в крови.
  Он замолчал, старательно изучая шнурки на своих ботинках. Алиса прекрасно понимала, что он ждет подтверждения своим догадкам, но решила ничего ему не рассказывать. По крайней мере, сейчас.
  - Как видишь, я жива, - ответила она, стараясь во чтобы то ни стало не смотреть другу в глаза. - Кстати, ты был прав - этот цветок действительно способен защитить меня. Иначе я с тобой сейчас не разговаривала бы.
  Тот с недоверием посмотрел на Алису, но решил, что ей нужен покой. Не попрощавшись, он встал с кровати и... исчез! Растворился в воздухе, словно привидение.
  Эти забавы со временем смотрелись невероятно эффектно и завораживающе. Единственное, что волновало девочку, так это закрытая дверь в ее комнату. Неужели Антон научился ходить сквозь стены?
  
  ***
  На поверхности небольшого озерца, расположенного недалеко от Ишгуда, плавали белоснежные лебеди. Они важно курсировали между кувшинками, беззаботно покачиваясь на волнах.
  Продмир сидел на берегу в полном одиночестве и отрешенно всматривался в собственное отражение в воде.
  - Красивое место, - пропищала крохотная Агатэ, усаживаясь на его плечо.
  - Как в детстве, - печально хмыкнул тот, не сводя глаз со своего отражения. - Вот только его уже не вернуть, Агатэ.
  Они долго сидели у края озера и молча наблюдали, как лебеди вытягивают свои длинные тонкие шеи, словно желая расслышать беседу незнакомцев.
  - Девочка жива, - нарушила затянувшееся молчание фея.
  - Ты же знаешь, мне ее жизнь не интересна, - оскалился Продмир, но тут же закрыл ладонями лицо и горько заплакал. - Она вообще не должна была появляться на свет, ты понимаешь это, Агатэ? Это моя ошибка.
  - Неужели ты ее никогда не признаешь? - фея ласково погладила волосы своего хозяина.
  - Никогда. Хватит! Я больше не желаю это обсуждать!
  Продмир резко вскочил на ноги, отчего фея кубарем полетела на землю. Правитель Сияния был взбешен не на шутку. Он с силой сжал свой кулак, и посреди глади озера возникли острые шипы, созданные Туманом. Они выскочили из самого сердца озера, словно давно ждали приказа хозяина. Лебеди, мирно плывущие неподалеку, вскрикнули от ужаса и забили крыльями о водную гладь и... растворились, превратившись в белое облако.
  Продмир издал безумный вопль, его глаза налились кровью:
  - Я убью ее!!! Я уничтожу всех, кто укрывает ее от меня! Никакой жалости и пощады! Клянусь, я верну себе силу и былую власть! Даже, если мне придется убить всех на этой проклятой земле! Всех, ты понимаешь, Агатэ? Всех!
  Он был в ярости, но тут же изменился в лице и бессильно разжал кулак. Смертоносные шипы мгновенно погрузились обратно в озеро. Успокоившись и придя в себя, Продмир обреченно вздохнул и, не произнеся ни слова, зашагал в сторону замка.
  Но его остановили. Вернее, он заметил приближающийся к нему с неба кортеж из семи запряженных крылатых лошадей - Пегасов. За собой эти удивительные создания тянули высокую расписную карету, усеянную жемчугом. Оказавшись на земле, из окна кареты показалось морщинистое лицо.
  - Вот это да, - насмешливо хлопнул в ладоши Продмир. - Неужели ты еще жива?
  - Не дождешься, - хмуро ответила Евдокия. - Мне нужно с тобой поговорить. С глазу на глаз.
  - С чего бы это вдруг ты стала со мной разговаривать? - довольный своим могуществом, Продмир расплылся в улыбке. - Или, может, ты решила снова завалить меня своими нравоучениями? Тогда у тебя ничего не выйдет.
  - Я хочу поговорить с тобой об Алисе, - холодно произнесла старуха. - О твоей дочери. Неважно, принимаешь ли ты ее существование или нет.
  Продмир хотел было вспылить, но встретившись с расчетливым и въедливым взглядом своей пожилой матери, решил воздержаться от эмоций.
  Немного помолчав, правитель Сияния оглядел готовящихся к обратному полету животных, после чего выдавил из себя:
  - Говори.
  - Не здесь. В Поместье песков.
  - Боишься, что больше не сможешь выйти из Ишгуда, Марихармэ?
  Продмир злодейски улыбнулся.
  - Ишгуд - священное место. Здесь наши разговоры будут не кстати. А может, ты сам боишься, меня?
  Мужчина скривился в ухмылке, собственноручно распахнул дверцу кареты и уселся рядом со своей гостьей.
  - Едем! Или ты передумала?
  Евдокия громко кашлянула в кулак, и приказала крылатым созданиям взлетать. Карета покачнулась, и поднялась в воздух, оставляя после себя грустную Агатэ, пытающуюся угнаться за ними.
  ... Алиса в поту открыла глаза. Что это было? Сон? Явь?
  Девочку жестоко трясло: она не верила, что все это ей просто приснилось.
  
  
  22.
  Бабушкин план
  
  Она сидела в кровати посреди гнетущего одиночества, не обращая внимания на огромные слезы, бегущие по щекам.
  Ей было очень плохо. С одной стороны из головы девочки не выходил образ Эсирии. Интересно, если она действительно ее мама, то почему позволила отдать свою дочь в детский дом? Почему она вообще оставила жить ее в семье алкоголиков, терпеть от них столько унижений?
  С другой стороны Алису уничтожало предательство любимой бабушки.
  А тут еще Антон, в присутствии которого внутри каждый раз пробуждалось странное и необъяснимое чувство, словно тот в любой момент способен снова упасть за край Мертвого водопада.
  Алиса находилась в заточении второй день. К ней никого не пускали, а еда сама по себе появлялась у ее кровати. Конечно, это была работа Тумана, но девочку данный факт вовсе не забавлял. Приходил к ней только Антон, и то, по всей видимости, тайно, пользуясь своим временным даром.
  Окон в каменной комнате не было, зато по углам висели подсвечники и почему-то никогда не гасли.
  - Предательство родных - самое страшное в жизни, - произнес голос.
  Алиса наспех смахнув слезы с лица, оглянулась. Возле ее кровати стоял Антон. Он сочувствующе смотрел на девочку, отчего та поспешила скорее отвернуться. Ей и без него было не по себе.
  - И что же тогда самое радостное? - шмыгнула она носом, изо всех сил стараясь не смотреть на друга.
  - Видеть тебя, - Антон довольно улыбнулся, наблюдая, как вымокшие от слез глаза девочки смотрят на него с неподдельной благодарностью.
  - Знаешь, здорово, что я тебя встретила, - Алиса печально улыбнулась ему в ответ. - Иначе, я давно бы сошла с ума. Кроме тебя у меня больше нет никого.
  - А как же Эсирия? - смутился парень. - Ей тоже можно доверять, разве нет? Знаешь, я тут недавно узнал, что она твоя...
  - Я знаю кто она! - вспылила девочка и тут же впилась руками в подушку, прижимая ее к своей груди. - Она такая же, как и все вокруг. Им плевать, умру я или нет. Они бы с радостью отдали меня отцу - избавились от помехи. НЕНАВИЖУ!!!
  Она со всей силы швырнула подушку в стену, после чего уткнулась головой в колени и еле слышно заплакала. Не прошло и минуты, как ее плеча осторожно коснулась рука Антона:
  - Я стал свидетелем одной беседы. Ты должна это увидеть. Если хочешь.
  Говорил он на полном серьезе, чем привел Алису в полное замешательство. Она взглянула на него и неуверенно кивнула. Тогда парень протянул ей свою ладонь и прошептал:
  - Идем.
  Ничего не понимая, она протянула Антону руку, слезла с кровати, и... тут же оказалась в крепких мальчишечьих объятиях.
  В то же мгновение все вокруг резко стало каким-то не естественным, будто нарисованным на картине. парень сделал жест рукой от себя, и все происходящее попросту смазалось, растекаясь по краям, словно акварель, размытая водой. Не прошло и нескольких секунд, как вместо каменной комнаты появилась светлая и просторная зала, в центре которой стоял круглый мраморный стол.
  - Что происходит? - спросила Алиса, боясь шевельнуться.
  - Мы в прошлом, - сообщил Антон. - Я уже говорил тебе, что моя сила стала расти. Сейчас мы находимся пять часов назад, в Поместье песков - владении твоей бабушки, Алиса. Вот, кстати, и она.
  Он указал на Евдокию, сидящую во главе стола. Старуха внимательно изучала плечистого мужчину в темной мантии, обращенного к ней лицом.
  - Они нас не видят, - пояснил Антон. - Подойдем ближе.
  Друзья осторожно зашагали в сторону беседующих.
  Алиса не могла поверить своим глазам: повсюду было столько роскоши, а на стенах - удивительной красоты лепнина на морскую тематику, и много-много механических часов. Что трудно было даже близко сравнить с полуразвалившейся хаткой, в которой все последние годы жила Алиса.
  - И вы действительно думаете, что ваш сын, Продмир Громов, пойдет на этот рискованный шаг? Марихармэ, при всем моем уважении к вам, мне кажется, что ваша задумка лишена логики.
  Евдокия сверлила своего собеседника взглядом коршуна, но продолжала попивать из своей чашки горячий чай. К угощению на столе были предложены пироги и креманка с свежеприготовленным джемом.
  - Моему сыну нужна девочка, о которой я вам говорила, - произнесла Евдокия, отхлебывая из чашки. - Ради того, чтобы заполучить ее, он пойдет на любые наши условия. Даже на самые неразумные, уж поверьте мне!
  - Условия? - усмехнулся сидящий спиной мужчина.
  - Верно. Мы заманим Продмира в ловушку. У Рундара есть четкий план действий, однако и у меня имеются кое-какие мысли на этот счет. Мне нужно, чтобы ваши коллеги не вмешивались во все это. По крайней мере, сейчас.
  - Это очень серьезная просьба, Марихармэ, - откашлялся мужчина, поперхнувшись пирогом. - Мы обязаны вмешаться, если ситуация выйдет из под контроль: на кану - жизнь Чистой Души!
  - Да бросьте вы эти глупости! - улыбнулась старуха. - Ситуация не выйдет из-под нашего с вами контроля. Продмир гоняется за девочкой, которая с самого своего рождения должна была выполнять роль приманки. А теперь, когда выяснилось, что у нее каким-то образом тоже оказался Дар Трех Огней... Нет, мой сын никогда не заподозрит обмана. Да и ваши коллеги тоже. Все останется на своих местах. Правда, уже без участия Алисы. Но эту жертву, в любом случае, мы предвидели много лет назад. Разве не так? Рано или поздно девочка должна будет погибнуть - такова ее судьба. То, что я предлагаю - идеальный вариант, уж поверьте.
  Мужчина немного помолчал, после чего снова откашлялся и произнес будничным тоном:
  - Значит, говорите, все идет по плану, Марихармэ? Означает ли это, что вы все таки смогли отыскать Ардамиров цвет?
  - Нет, - мрачно ответила старуха. - Но у меня есть запасной вариант, который позволит отыскать дорогу к Храму Избранных. О своих мыслях я поведаю вам чуть позже, мой дорогой. Пока предлагаю допить чай - он из еловой хвои. В наших прибрежных местах она на вес золота.
  Мужчина, лица которого Алисе так и не удалось увидеть, отхлебнул чая, немного помолчал, после чего более низким голосом выдавил из себя:
  - Для чего вы освободили Эсирию?
  - Нам нужна армия, Вольхий, только для этого, - Евдокия закатила глаза, словно поражаясь неосведомленностью своего собеседника. - После прихода к власти Продмира, сиянцы потеряли надежду в свержение диктатора. Их постоянно притесняют, они не способны поднять восстания, они запуганы. Видел бы ты лица старейшин на Лесном Совете, когда им представили воскресшую Чистую Душу! Теперь они пойдут за Эсирией куда угодно. В том числе и на войну с моим сыном.
  - Неужели Эсирия на это согласилась?
  Было понятно, что мужчина, которого звали Вольхий, непонимающе вскинул брови.
  - Конечно же нет, - фыркнула старуха. - Неужели ты ее не знаешь? Но я пообещала, что сохраню жизнь Алисе.
  - И она согласилась?
  - За столько лет она так и осталась доверчивой глупышкой. Но она мне больше неинтересна. Без Дара Трех Огней это самый обыкновенный человек. У нее нет ни единой способности к Верховной Магии. Она пустышка, по сравнению с той мощью, которая есть у нас.
  - Даже удивительно: что ваш сын нашел в ней? - усмехнулся Вольхий.
  - Продмир всегда шел наперекор. С самого детства он пытается делать то, что мне не нравится. Думаю, он связался с Эсирией исключительно на зло нашей семье. Весь в своего папочку! Скажу по секрету, Вольхий, лично я никогда не одобряла приход к власти этой безродной самозванки. Ты, наверное, в курсе, что Эсирия - из простых людей, которые живут во внешнем мире, за Туманом, и считают магов клоунами?
  - Вы серьезно? Ваш сын и правда тронулся умом, честное слово!
  - Скоро я покончу и с ним, и с этой мерзавкой.
  - Только не забывайте, Марихармэ, что мы позволяем вам это не ради сведения ваших личных счетов, - голос Вольхия мгновенно стал серьезным. - Не забывайте, что вы гарантировали нам отыскать Скрижаль миров.
  - Я помню об этом, - сильнее прежнего помрачнела старуха, встала из за стола и нервно поспешила удалиться из залы, оставив своего гостя в полном одиночестве.
  - Думаю, достаточно, - Антон взял за руку Алису и снова произвел движение, словно желая отмахнуться от назойливой мухи. Краски мгновенно смазались в одну не разборную массу.
  Девочка не успела моргнуть, как снова оказалась среди каменных стен своего заточения. Парень не спешил выпускать из своей руки её ладонь, но она держалась намного мужественнее, чем он думал. С трудом отпустив подругу, он развернулся и хотел было исчезнуть, но та сама впилась в отворот его летней куртки и прошептала:
  - Не уходи.
  Минут десять они смотрели дуг на друга и молчали. Первым не выдержал Антон:
  - Мне показалось, что ты должна знать, что замышляет твоя бабушка.
  - Она мне больше не бабушка, - голос Алисы надорвался, но она взяла над ним верх. - Так значит, ты можешь увидеть прошлое любого человека?
  - Нет, - опустил глаза тот. - Только своё.
  - Это значит...
  - Верно. Я присутствовал при том разговоре.
  - Ты был там?
  - Я сопровождал твою бабушку в Поместье песков. Я теперь у нее на особом счету. Правда, тогда я должен был ждать в гостиной. Но мне захотелось подслушать, о чем они говорили.
  - Молодец, - вздохнула девочка, отворачиваясь в сторону. - Знаешь, я хочу побыть одна. Сделай одолжение: отмотай время, когда тебя не было здесь.
  Бросив напоследок виноватый взгляд, Антон мгновенно исчез. Алиса же без сил опустилась на свою кровать, не в состоянии даже думать обо всем, что происходит вокруг. Она отрешено уставилась на горящий у стены подсвечник. Однако, подкравшиеся к самому сердцу чувства оказались сильнее.
  Алиса представила вместо пламени, освещающего комнату, надменное лицо своей бабушки, которая смеется над ней. В одно мгновение весь гнев, отравляющий ее душу, вырвался наружу.
  Огонь сорвался с насиженного местечка в подсвечнике и направился к дочери мага, описывая вокруг нее огненный круг. Сама она, конечно, с трудом понимала, что происходит и каким образом ей это удалось. Однако, гнев заставлял огонь выписывать вокруг нее пируэты, постепенно превращаясь в огромную огненную голову то ли льва, то ли дракона.
  Сила огня с каждым кругом становилась больше. Уже очень скоро вся каменная палата была охвачена пламенем, а огненная голова продолжала нарезать круги вокруг нашей героини.
  Ей было не страшно: в ней бушевали эмоции. Ей хотелось кричать - нет, не от боли, от отчаяния. И огненное существо вокруг нее это прекрасно чувствовало и старалось как-то утешить свою повелительницу.
  В какой-то момент она вдруг поняла, что теряет контроль над происходящим. Пламя огня стало выходить за пределы своего круга, и уже совсем быстро накинулось на саму Алису.
  И лишь огромная огненная стрелка, как на компасе, безумно кружилась над ее головой...
  
  ***
  
  - Следи за своей дочерью, будь добра!
  Над Алисой раздался озабоченный старческий голос. Девочка сразу поняла, что рядом с ней находится Эсирия.
  - Вы разрешаете мне быть с ней? - удивленно спросила та.
  - Если Алиса снова начнет забавляться с огнем, я смогу избавиться сразу от вас обеих! - съехидничала Евдокия и поспешила удалиться от их компании.
  Эсирия тяжело вздохнула и присела на краешек кровати.
  - Она ушла? - боясь открыть глаза, прошептала Алиса.
  - Да, - кивнула женщина, поглаживая волосы у нее на голове, часть которых изрядно разбрелась по подушке.
  - Что со мной случилось?
  Алиса осторожно уселась в кровати, осматривая интерьер. Кажется, тут ничего и не происходило.
  - Ты немного не рассчитала силы, Алиса, - улыбнулась Эсирия. - Тебе надо учиться, особенно, когда у тебя такие способности.
  - У тебя ведь тоже есть Дар Трех Огней, ведь так, Эсирия?
  Женщина посмотрела на Алису невероятно грустным и вымученным взглядом. Было видно, что совсем недавно она плакала.
  - Да. Но никто не должен об этом знать. Это очень важно. Когда-нибудь твоя бабушка узнает об этом, но не сейчас. Так как твое самочувствие?
  - Терпимо, - отмахнулась та. На самом деле она толком не восстановилась от приключений у водопада, а тут еще это. - Я видела, как огонь превратился в дракона, все горело, а после появились стрелки, как на компасе. Это нормально?
  Эсирия задумчиво прищурилась, разглядывая ее, словно прикидывая - врет она или нет?
  - Дай мне слово никому не говорить про стрелки, хорошо? И не спрашивай меня почему. Если с тобой что-то произойдёт подобное, поклянись рассказать об этом только мне. Хорошо?
  Алиса кивнула. Она долго смотрела на эту величественную и невозмутимую даму, боясь задать ей самый главный вопрос. Но Эсирия ее опередила:
  - Когда я узнала, что вы бежали из села и что вам угрожает опасность, я решила воспользоваться своим Даром, чтобы тебя увидеть. Хотя бы на пару мгновений. Это было сложно, ведь, как тебе уже известно, я была в заточении у твоей бабушки. Десять с лишним лет я не могла покидать Поместье песков. Но еще сложнее было скрыть то, что у меня по-прежнему существуют способности к луночарам.
  - Но разве у тебя их не отняли?
  - Я тоже так думала. Но однажды поняла, что часть сил во мне сохранилась. Ни твоя бабушка, ни ее окружение об этом не догадываются и по сей день. Именно поэтому мне было очень трудно скрыть лунный след, который, по законам Сияния, всегда остается там, где была задействована сила Трех Великих Огней. Кстати, именно так Продмир вычислил твое местонахождение в Туманном.
  - Я не знала, - девочка виновато опустила глаза. - Мне тогда приснился страшный сон.
  - Это грезы, вернее, их параллели, Алиса. Этому тебе тоже придется еще научиться. - Эсирия ласково взяла девочку за руки и посмотрела прямо ей в глаза. - Знаешь, этого дня я ждала много лет. Представляла, как я смогу вот так запросто, глядя в твои глаза, сказать самое важное. И осмелюсь ли вообще. Но теперь я понимаю, что никакой Дар и даже Туман - никто на этой бестолковой планете - не в состоянии изменить прошлое. А мне бы так этого хотелось! - в глазах женщины задрожали слезы, и она невольно опустила голову, уставившись в пол. - Просто взять и изменить свою и заодно твою жизнь. Чтобы не было всего, что происходит сейчас. Одним единственным щелчком пальцев поменять мир в лучшую сторону.
  Я ждала этого мгновения очень давно. День, когда, наконец, открою тебе, Алиса, правду. Но теперь понимаю, что не могу этого сделать. Не получается смотреть тебе в глаза. Потому что у меня нет на это законного права.
  Алиса хотела возразить, подобрать красивые и важные слова. Но все, на что ее хватило, так это прижаться к Эсирии и уткнуться лицом в ее плечо, еле слышно прошептав:
  - Не покидай меня, слышишь?
  - Никогда, - Эсирия нежно погладила волосы дочери. - Я больше не отдам тебя никому, моя девочка. Ни твоему отцу, ни твоей бабушке. Особенно ей.
  
  
  23.
  Мобилизация
  
  Первое, что увидела Алиса, выйдя из своего заточения, были свинцовые облака. Они медленно плыли со стороны Мертвого водопада, предвещая непогоду. И хотя они также могли быть очередным миражом, но поселяли в душу мрачные мысли.
  Почти целую неделю она просидела в пещерных гротах двурфов, предназначенных для военнопленных. Эсирия настояла на том, чтобы девочку вывели на свежий воздух. Как и было обещано Алисе, эта женщина не покидала ее ни на секунду. Она казалась невероятно напряженной при общении с Евдокией, да и всеми двурфами, включая самого Рундара.
  Антон же и вовсе старался больше не докучать подруге своим присутствием, решив , что его внимание ей только вредит. Выйдя из гротов, девочка сразу же увидела его - парень проводил свой досуг в компании Сашки Багрова. Складывалось впечатление, что они с ним чуть ли не лучшие друзья. Но разве такое возможно?
  На двурфьей поляне было оживлено. В рядах коротышек появились руконоги - высокие, упитанные и дурно пахнущие существа. У них абсолютно не было ног, поэтому передвигались эти создания на руках. Их огромные клыки были настолько отвратительными и пугающими, что среди руконогов гармонично смотрелся, разве что, Ерема, который о чем-то активно беседовал с предводителем двурфов.
  Алиса еще сильнее вжалась в руку матери, твердо решив, что кроме нее больше доверять никому не станет. Даже Антону.
  Они шли мимо армии коротышек, которых, по всей видимости, заметно убавилось. Едва заметив Евдокию, Эсирия резко остановилась, крепко вонзив свои пальцы в отворот алисиной футболки.
  - Как твое самочувствие, Алисонька? - привычным, сияющим добротой голосом пропела старуха, едва завидев внучку. Но та промолчала, отчего бабушка в мгновение ока помрачнела и сердито посмотрела на Эсирию: - Уже настроила ее против меня?
  - Ей уже тринадцать, Марихармэ, - процедила сквозь зубы женщина. - Алиса достаточно взрослая, чтобы самой выбирать правильные пути.
  Последнюю фразу она произнесла с особым значением и вызывающе посмотрела на старуху. Евдокия осеклась, но тут же решила сменить тему разговора:
  - Рундар приглашает к столу. И это не обсуждается! - добавила она, заметив, как Алиса хотела что-то возразить на этот счет.
  Лесная поляна, на которой расположились двурфы, теперь походила на огромный, ломящийся от различных вкусностей стол. За ним девочка разглядела много новых лиц, которых раньше не встречала. Это были и эйки, и сенсы, и руконоги, и даже старейшина древдов. В центре, возле места Рундара, в почетных гостях сидела знакомая рыжеволосая дама и нервно оглядывала присутствующих. Встретившись взглядом с Алисой, тетя Света резко опустила глаза, делая вид, что разглядывает столовые приборы. Рядом с ней плюхнулся Антон.
  - Нет, твое место здесь, - Евдокия жестом остановила Эсирию, указывая ей на самый конец стола. - Алису же мы посадим среди почетных гостей.
  Одарив старуху ядовитым взглядом, та послушно приземлилась возле двух увесистых руконогов. Девочка оказалась полностью отданной в руки своей двуличной бабушки.
  Ее усадили на виду у всех гостей, по правую сторону от Рундара. Алиса взглянула на Эсирию, сидящую напротив нее - та была бледнее Луны. Хотя, возможно, причину такому состоянию нужно было искать по-соседству. Кому вообще понравится принимать пищу в компании таких омерзительных тварей, как руконоги? - думала про себя юная Чистая Душа.
  Как только Рундар занял свое место, за столом все притихли, ожидая приветственную речь. И действительно, двурф откашлялся, схватил в руки бокал с вином, и произнес:
  - Сегодня мы празднуем начало нашей общей, Великой Победы! Крах Империи Продмира Громова - уже не за горами. Да чего уж там мелочиться - ему самому осталось считанные часы!
  Рундар загрохотал диким смехом, и ему принялись вторить все сидящие за столом.
  - Сегодня среди нас находится его дочь, - продолжил он. - Продмир охотится за ней очень давно. И он непременно придет сюда, чтобы собственноручно ее убить. Однако, в этом месте он и сам распрощается с жизнью. Наконец-то, власть над Сиянием перейдет к двурфам!
  - Хорошо говоришь, - фыркнул древд по имени Стифф. - Только не забывай, что и нам должно что-то перепасть - таков уговор!
  - Верно, - прохрипел один из руконогов.
  - Что обещано - все будет! - заявил Рундар, размахивая по-сторонам бокалом. - Главное, что на нашей стороне - невероятно могущественная сила. Если вы заметили, за нашим столом сидят некоторые из хранителей башен Ишгуда. Марихармэ, - двурф отвесил поклон Евдокии, - Хранитель башни воздуха!
  За столом пронесся шквал аплодисментов.
  Рундар продолжил представлять своих гостей:
  - Приветствуем также лучезарную Драгомиру - Хранителя башни огня!
  Двурф отвесил поклон в адрес рыжеволосой Светланы, на что та лишь нервно дернулась и тут же перевела взгляд на угощения.
  - Что ж, - продолжил Рундар, - раз мы все в сборе, самое время объявить тост за нашу победу. Власть двурфам!
  Прокричав это, он залпом опустошил свой бокал. За ним то же самое повторили его собратья. Остальные гости застыли в недоумении, но тут же вернулись к своему привычному расположению духа.
  Все дружно взялись за еду. Алиса заметила, что только ей не было предложено ни тарелки, ни бокала, ни столовых приборов. Девочке оставалось только разглядывать трапезничающих, злясь сама на себя за то, что не успела перекусить в темнице.
  - Так в чем твой план Рундар? - снова взял слово древд. - Что-то я не вижу среди нас Королеву берез, о которой ты нам столько говорил.
  - Королева присоединится к нам с наступлением второго лунного дня после начала сражения. Это все входит в мой план, о котором, уважаемый Стифф, я не намерен распространяться. Скажу только, что как только Продмир Громов переступит границы нашей земли, мы атакуем его оттуда, откуда он никак не ожидает. Для этого мне и нужна ваша помощь, друзья!
  - Вы действительно считаете, что Продмир Громов настолько глуп, что явится сюда один? - неожиданно раздался голос Эсирии. Евдокия мгновенно смерила ее суровым взглядом.
  - Ах да, кто не в курсе: за нашим столом сегодня присутствует еще один гость, - Рундар скривил презрительную улыбку. - Сегодня среди нас тот, кто добровольно отдал титут Чистой Души и последнюю надежду сиянцев на спасение. Кому? Убийце и тирану! - двурф злорадно хмыкнул, заставив Эсирию отказаться от дальнейшей дискуссии. - К счастью, теперь у нее нет Дара Трех Огней, а значит, она самый обыкновенный эйк - никчемный и жалкий.
  Гости за столом весело захохотали. Рундар оглядел всех сидящих за столом, после чего продолжил:
  - И все же, я отвечу на вопрос. Разумеется, никто из нас не считает, что Громов явится сюда без своего войска. Однако, когда на нашей стороне многомиллионная армия сиянцев, нам это безразлично. Мы не только уничтожим врагов, но и вдоволь поглумимся над их беспомощностью. Что же касается Продмира, - Рундар сделал паузу и снова окинул взглядом всех присутствующих. - Я лично убью его!
  Алиса сидела рядом и молча смотрела то на Эсирию, то на Антона с тетей Светой, которые делали вид, что заняты поглощением деликатесов. Девочке было не по себе от разговоров, которые велись, хотя она и сама была непрочь поквитаться с отцом.
  Немного отвлекшись от происходящего, ей показалось, что перед ее лицом прошмыгнуло очень крохотное существо, похожее на феерина. Она попыталась отмахнуться от него, словно от мухи, и нечаянно задела локтем стоящий возле Рундара бокал с вином. Двурф взвыл от бешенства, смахивая со своей бороды содержимое бокала.
  - Ты смотри, поаккуратней со своей гостьей, - улыбнулась Евдокия. - Эта девочка способна на различные сюрпризы.
  - Ты права, - поморщился Рундар. - Еще один опрокинутый бокал - и я собственноручно брошу эту девчонку с Мертвого водопада. И на этот раз ей не удастся выжить!
  Все за столом снова захохотали, а Рундар, в хмельном порыве, вскочил из-за стола и ударом ноги выбил из-под Алисы стул. Под всеобщие овации, она больно саданулась о землю.
  Эсирия в тот же миг сорвалась со своего места. Все присутствующие замерли в недоумении и ожидании какого-то продолжения. Похоже, они давно хотели увидеть от нее нечто подобное. Эсирия же взглянула на напряженное лицо старухи. Немного поразмыслив, она вышла из-за стола и покинула пиршество.
  Гости возмущенно вздохнули, явно ожидая чего-то другого. Но тут же их внимание привлекла к себе Алиса. Едва поднявшись с земли, она неожиданно запустила Бамбдус в Рундара, отшвырнув его на пару метров в сторону. Второе заклинание пришлось на близ сидящих гостей, которые, как кегли, покатились по столу. Девочка была на грани срыва и даже не могла понять, какое безумство она вытворяет. Внутри нее все кипело. Она уже расправляла свои крылья, чтобы улететь отсюда прочь, как раздался голос ее бабушки:
  - Достаточно!!!
  Откуда ни возьмись, на Алису набросился бешенный ветер, в мгновение ока вернув ее на землю. Кто-то тут же сбил ее с ног, и девочка очутилась в руках силачей-двурфов.
  - Заприте ее по-надежнее! - завопил Рундар. - И больше не кормите! Пусть подумает, прежде чем бросаться на своего повелителя.
  Дверь со скрипом захлопнулась, оставляя Алису в ее уже привычной подземной келии. Она вовсе не жалела о том, что произошло. Наоборот, ее по-прежнему распирало от злости. Не зная, куда выплеснуть ее, она подошла к своей кровати и саданула по ней ногой.
  Дальше в ход пошла подушка, которая со всей силы вонзилась в каменную стену и тут же исчезла, превращаясь в сгустки Тумана. Алиса принялась было за остальные элементы постельного комплекта, но тут же заметила спрятанный под подушкой Ардамиров цвет. Это был действительно красивый цветок, который, похоже, за столько времени даже и не думал увядать. Он по-прежнему выглядел так, словно его только что срезали. Алиса осторожно взяла его в руки и плюхнулась на взъерошенную постель.
  Ей хотелось плакать, но появление прямо посреди каменной темницы Антона заставило ненадолго отвлечься от этого. Парень держал в руках поднос со вкусностями.
  - Я принес тебе поесть.
  Алиса не ответила, демонстративно уставившись на цветок у себя в руках. Тогда Антон осторожно подошел к ней и аккуратно поставил поднос на кровать.
  - Я не хочу, - она поджала губы, стараясь не смотреть на мальчишку.
  - Зря ты это сделала, - сказал он, присаживаясь рядом. - Рундар от тебя не отстанет.
  Алиса резко повернулась к нему, не до конца еще понимая, на кого сейчас злится больше всего - на себя или на него:
  - Ты с ними теперь за одно, да?
  Антон, словно ожидая этого вопроса, опустил глаза и тяжело вздохнул:
  - Ты ничего не понимаешь, Алиса. Ситуация поменялась. Нам больше нельзя общаться, иначе быть беде.
  - А я думала, что мы друзья. Что для тебя что-то значу.
  В какое-то мгновение она вдруг поняла, что сболтнула то, что уже давно вертелось у нее в голове. И что еще более странно, это подействовало на Антона так сильно, что он резко встал и, не говоря ни слова, решил попросту уйти. Этот жест добил окончательно. Девочка схватила поднос с едой и со всей силы швырнула его в стену.
  Раздался грохот и звяканье падающих на каменных пол осколков. Но не прошло и секунды, как они принялись сами по себе собираться в единое целое, время отматывалось назад. Совсем скоро поднос с едой, как ни в чем не бывало, снова стоял на кровати - целый и невредимый.
  - Тебе обязательно нужно поесть, - выдавил из себя Антон, то же стараясь не смотреть на нее. - Война давно объявлена. Скоро здесь будет твой отец. А тебе нужны силы. Неизвестно, что ждет впереди.
  - АНТОН!
  Крик отчаяния пронесся по темнице, но мальчишка все же исчез, оставив ее одну.
  Девочке казалось, что она медленно сходит с ума. Или, может, ей самой было бы легче, если это оказалось так.
  Отложив в сторону цветок Ардамира, она села на кровать, держась за голову, а вокруг нее повсюду стали летать огненные стрелки таинственного компаса, которые безумно вертелись, не в состоянии указать ей правильный путь.
  Спустя некоторое время кто-то тихо откашлялся позади нее, и все исчезло. Девочка суетливо огляделась, но никого не заметила.
  Голос раздался снова - тонкий, звонкий, детский. Она дернулась вправо и в этот момент заметила, как перед ее лицом в воздухе зависло что-то очень крошечное на тонких крыльях. Сначала Алисе показалось, что она видит перед собой феерина. Но присмотревшись, поняла, что это маленькая девочка на тонких крылышках, как у бабочки. Росточком она была с ладонь, а одета - прямо принцесса!
  Алиса смотрела на удивительную гостью и не могла поверить собственным глазам!
  Прямо перед ней парила точная копия Эсирии, только лет десяти от роду.
  
  24.
  Наследство Властелина
  
  - Эсирия?
  Алиса замерла, боясь спугнуть летающую гостью.
  - Меня зовут Агатэ, - ответила та, приветливо помахав крошечной ручкой. - Я фея, Алиса. Это нормально, что ты удивлена. Нас, обычно, не замечают.
  - Ты так похожа на мою маму! - выдохнула девочка. - Я думала, что это она.
  - В чем-то ты права, - сообщила Агатэ. - Но я здесь по другой причине. Ты прекрасно знаешь, чего добивается твоя бабушка и все вокруг.
  - Они стремятся убить моего отца. Если честно, я и сама хочу ему отомстить - за все, что он сделал со мной и моей мамой. Что разрушил всем нам жизнь!
  Агатэ прищурилась, наклонила свою аккуратную головку в сторону, после чего сказала:
  - Ты никогда не думала, что у твоего отца есть причины, чтобы искать тебя?
  - Он хочет меня убить, - вспылила Алиса. - Разве это не причина? Все сиянцы его ненавидят.
  Фея опустила свои крошечные глазки:
  - Это правда. Жители Сияния были бы рады его смерти. Ты права и в том, что отец желает твоей погибели. Все потому, что у тебя внутри живет Дар Трех Огней. Власть теряет силу, пока ты жива. Вернее, пока в твоем сердце существует огонек Чистой Души - наследника великого титула.
  - Мне он не нужен! - запротестовала Алиса. - Также, как и его Дар! Я простой человек, чтобы там не говорили. Я хочу быть просто... - Она отвернулась, чтобы совладать с подкатившими слезами: - Знали бы вы, как я его ненавижу!
  - Я знаю, - вздохнула Агатэ. - Но скоро рассвет, а мне нужно выполнить одно поручение.
  - Поручение? От кого?
  - От моего хозяина, - произнесла фея. - Ты обязательно должна это увидеть. Это очень важно.
  Ничего не объясняя, она подлетела к девочке и села ей на правое плечо. В то же мгновение Алиса почувствовала, что с ней что-то происходит.
  Они плыли вдвоем куда-то вдаль, мимо причудливых фигур людей и предметов, мимо тысяч звезд и созвездий. И уже совсем скоро оказались в небольшом роскошном помещении, залитом солнечным светом.
  Здесь находилось пятеро магов, среди которых Алиса сразу узнала свою бабушку и тетю Свету, которые были значительно моложе, чем сейчас. Рядом с ними стоял высокий мужчина и дама, очень напоминающая Антонину - соседку по селу, в котором еще недавно жила Алиса. Все были одеты в парадные мантии, а их взгляд был устремлен на высокий трон, в котором гордо восседал Ардамир. Выглядел он очень молодо, хотя седая бородка все же присутствовала на его мудром лице.
  - Сегодня в сражении мы потеряли Хранителя башни земли, - громко и печально произнес Ардамир. - Это ужасная утрата. Однако, Ишгуд не может лишиться хранителя. Я собрал вас, чтобы решить, кто заменит место погибшей Станимиры.
  - В нашем окружении нет достойных кандидатур на столь почетный титул, - поклонилась Антонина.
  - Не совсем так, - хитро улыбнулся Ардамир и посмотрел на свою супругу. - Марихармэ понимает, о чем я, не так ли?
  Та округлила глаза от потрясения:
  - Продмир не станет правителем башни, я этого не позволю!
  - Пока я - Чистая Душа, ты подчинишься любому моему приказу, Марихармэ! - Ардамир слегка приподнялся, чтобы оглядеть всех хранителей башен, потом снова опустился на трон: - Продмир не только наш сын. Он обладает очень сильными способностями. Он рожден истинным магом.
  - Ему всего пять лет! - побагровела Евдокия-Марихармэ. - Как, по твоему, ребенок может быть Хранителем башни?
  - Думаю, мы с этим справимся, - довольно засиял Ардамир.
  Неожиданно картинка перед глазами Алисы сменилась. Та же комната, но в ней только семилетний мальчик, одетый в богатые наряды, осторожно пробирается внутрь. Убедившись, что никто его не видит, он подходит к пустующему трону и усаживается в него. Лицо мальчугана растягивается в довольной сладострастной улыбке. На его беду дверь помещения распахивается, обнажая испуганное лицо Евдокии.
  - Кто тебе разрешил заходить сюда, Продмир? Какое право ты имеешь занимать место, которое тебе не принадлежит?
  - Папа сказал, что однажды я стану Чистой Душой, - насупившись, мальчишка быстро покинул трон и поплелся к выходу. - Я его наследник!
  - Ты никогда не получишь этот титул! - сквозь зубы проскрипела Евдокия, встречая сына подзатыльником. - Я обязательно расскажу о твоей выходке отцу.
  Мальчишка с недовольным видом покорно поплелся за матерью, в его глазах бушевали эмоции.
  И снова кадр сменился. На этот раз Алиса очутилась в самой обыкновенной кафешке в центре Алексинска. Было поздно, добрая половина заведения скучала в одиночестве, а бармены устало поглядывали на двоих засидевшихся молодых людей - девушку и парня. Каждый за своим столиком попивал дымящийся кофе.
  Вскоре молодой человек набрался смелости и напряженной походкой подошел к ней:
  - Простите, вы меня не узнаете?
  - Нет. Наверно, вы ошиблись, - скучая, ответила девушка.
  - Мы встречались этой ночью! - настаивал парень. - Во сне. Разве не помните? Мы с вами еще танцевали танго под звездами и говорили о любви.
  Девушка смущенно улыбнулась:
  - Не рановато ли о любви?
  - В самый раз, - отозвался парень, усаживаясь напротив нее. - Меня зовут Продмир. А вас, наверное, Эсирия?
  - Марина, - окончательно смутилась та. - А вы со всеми так знакомитесь?
  - Только с теми, с кем танцевал во сне. - Продмир улыбнулся и протянул девушке руку. - Может, повторим?
  Под недовольное бормотание бармена, включающего музыку, эти двое закружились в удивительном медленном танце. Каждый из них смотрел друг на друга и понимал, что это именно то, что заставляло совершать настоящие безумства, продолжать жить.
  Что-то произошло - Алиса едва смогла сообразить, как оказалась посреди семейной разборки. Все происходило в огромном зале, за завтраком. Во главе стола сидел Ардамир, то и дело, отдавая приказы многочисленным слугам. Поодаль от него, сидела Евдокия, сверля глазами нервно теребящего скатерть Продмира.
  - Ты в своем уме, сынок? - наконец-то произнес глава семьи, пробегаясь салфеткой по губам. - Ты соображаешь вообще, что делаешь?
  - Я люблю ее, отец! - Продмир с вызовом посмотрел на него, но тут же отвел взгляд в сторону.
  - Ты не женишься на ней, это даже не обсуждается, - спокойным голосом произнес Ардамир.
  - Это решать не тебе.
  - Как раз-таки мне! - Ардамир повысил голос. - Или ты забыл, с кем разговариваешь? Ты не можешь взять в жены человека, да еще из внешнего мира. Его вообще не существует, не забывай об этом! У этой особы нет даже элементарных эйковских способностей! Это позор на весь наш род. Ты этого хочешь? Подумай, что будут говорить в Сиянии: супруга Чистой Души - из людей! Даже представить не могу подобное. Под угрозой безопасность всей нашей страны.
  Последнее, что увидела Алиса перед тем, как происходящему смениться, была реакция ее отца - Продмир резко развернулся и, гордо подняв голову, поспешил уйти прочь.
  Мгновенно происходящее перенеслось в просторный и многолюдный тронный зал. Вся элита Сияния собралась в Ишгуде по случаю добровольного ухода Ардамира с трона и выбора новой Чистой Души. Здесь были все, даже представители Долины теней - шорохи, Безликие и ряд непонятных бесформенных сущностей из темного облака. Среди присутствующих особо выделялся Продмир, пришедший под руку со своей законной женой - Мариной. Чтобы меньше обращать внимание сиянцев на ее происхождение, девушке дали имя Эсирия - именно так ее и величали в этот день.
  Сначала Ардамир очень долго говорил о том, что ему необходимо идти дальше, постигать еще неизведанную силу Трех Огней, и что у него есть достойный приемник на свое место. Чуть позже, когда торжественные слова закончились, он сделал жест рукой, и посреди тронного зала возник стол с декоративной вазой, из которой выглядывал невероятной красоты алый цветок.
  - Формальность, - улыбнувшись, пояснил он. - По правилам нашей страны, Чистую Душу выбирает многоцвет.
  Пожилой мудрец подошел к цветку, сорвал бутон со стебля и тут же отпустил. Тот завис в воздухе и медленно поплыл в сторону Продмира. Алиса прекрасно знала, что это за цветок. Она вместе со всеми провожала взглядом медленно плывущий к будущей Чистой Душе алый бутон, но то, что произошло дальше, было шоком для всех.
  Цветок подплыл к Продмиру, и тот уже протянул свою руку, чтобы схватить его. Но бутон увернулся от наследника власти. Вместо этого, он опустился на ладошку юной Эсирии. Сказать, что гости были поражены - не сказать ничего. Не говоря уже о самой девушке.
  Ардамир взвыл от потрясения. Зато стоящая поодаль Евдокия злорадно усмехнулась, разглядывая лицо сына, полное ненависти к своей возлюбленной.
  Картинка сменилась. Вдоль озера у стен Ишгуда прогуливались Продмир и Эсирия.
  - Твой отец передал мне свой Дар, - воодушевленно щебетала девушка. - Но мне все так непривычно. Подумать только - я могу делать невероятные вещи! Хотя я даже не знаю, почему выбор пал на меня. Я же не маг, как ты и твоя семья.
  - Моя мать никогда не одобряла того, чтобы я шел по стопам отца, - мрачно отозвался Продмир. С момента выбора Чистой Души он изрядно осунулся и стал мрачнее прежнего, что, без сомнения, сильно волновало Эсирию.
  - Ты злишься на меня, верно? - догадалась она.
  - Я не могу без тебя жить! - воскликнул тот. - Это намного хуже.
  И снова происходящее пронеслось мимо Алисы, словно призрак. Не успела она что-то осознать, как уже находилась в темной карете, плывущей в небе, укрытом сплошным Туманом. В салоне сидел Продмир и, поджав губы, старался не смотреть на свою мать. Евдокия же, напротив, сверлила его въедливым взглядом.
  - Кого ты хочешь обмануть, сынок? - ласково шептала она. - Я же вижу, как ты страдаешь. Ты такой молчаливый с момента коронации.
  - Я такой с самого рождения! - огрызнулся он, давая понять, что не собирается поддерживать разговор.
  Евдокия продолжила:
  - Люди коварны, мой мальчик. Ты же сам видишь, какая она стала. Она почувствовала власть, вошла во вкус. Она вцепилась в твое наследство, как коршун! Готова поклясться, просто так она его тебе не отдаст.
  - ХВАТИТ! - Продмир не выдержал и саданул кулаком по стенке кареты. - Мне плевать на все это! Я люблю ее!
  - Вот как? В таком случае, я рада, что эта мерзавка украла у тебя твой титул. Ты уже знаешь, что она ждет ребенка?
  Продмир замер в оцепенении.
  - Что?
  - Думаешь теперь, когда у нее есть безграничная власть над Сиянием, ей будет нужен такой как ты? Ты даже ребенку не можешь ничего оставить. У тебя ничего нет! Ты ничтожество!
  Вокруг Алисы неожиданно воцарилась темнота. Но через несколько секунд она увидела безумные, налитые кровью глаза своего отца. Он смотрел на себя в потрескавшееся зеркало и не скрывал отвращения.
  Продмир был на грани срыва, не веря тому, что произошло. Рядом с ним, у ног, лежала раненая Эсирия. Она была без сознания и еле дышала. Все вещи в их комнате были разбросаны по сторонам. Единственное, что сохранилось не тронутым - это потрепанная книга, раскрытая на странице с заклинанием отнятия Дара.
  - Власть. Моя власть. Только моя. Моя. Власть...
  - Повелитель, - осторожно спросил Сулмедир, стараясь не смотреть на истекающую кровью Чистую Душу.
  - Убери ее отсюда, - холодно приказал Продмир, разглядывая Сулмедира через отражение в зеркале. - Если очнется - убей. Она мне больше не нужна.
  - Хорошо, Повелитель, - откланялся Сулмедир, принимаясь за свой заклинатель.
  - Не здесь, - остановил его Продмир. - Только не здесь.
  - А как же ваш ребенок, Повелитель? - с еще большей осторожностью спросил слуга-эйк.
  - Мне нет до него дела, - спустя некоторое время произнес Продмир, вглядываясь в отражение своего собственного лица. - Теперь у меня есть Дар и законная власть. Больше мне ничего не нужно.
  ...За дверью темницы, где находилась Алиса, раздались шаги. Агатэ машинально слетела с плеча девочки и поспешила исчезнуть.
  Когда шаги стихли, фея больше не появилась. Девочка же продолжала стоять, прикрыв ладонью рот от увиденного ужаса: ее отец был настоящим чудовищем.
  
  
  
  
  25.
  Светлячки
  
  Ночь догорала в лунном мерцании, пробивающемся сквозь Туман. Двурфы нервно топтались возле дома Рундара, то и дело оглядываясь. Вскоре их предводитель вышел к солдатам в сопровождении старейшины древдов.
  - Можете не волноваться насчет Березовой Королевы, - сказал он двурфу. - Кстати, когда я направлялся к вам, я заметил движение с севера от Ишгуда.
  - С севера, говоришь? - Рундар направил взор на свое войско: - Укрепить северные позиции! Усилить ловушки в этой части леса!
  Двурфы мгновенно бросились в темноту, оставляя своего предводителя наедине с почтенным гостем.
  - Я приготовил Продмиру Громову достаточно сюрпризов, - пояснил он. - Как только враг приблизится к лагерю, мы окружим его войско, ударим со спины. Но этот удар будет лишь в половину нашей силы. Когда же противник окончательно ослабнет, в игру вступите вы с Королевой. На это Громов не рассчитывает.
  Мы с руконогами будем ждать вас с запада. На своем пути вы должны объединиться с войсками лесного Совета и некоторыми драконами, что на нашей стороне. Это заставит Громова отступить к берегу реки, чтобы наши многоуважаемые водоплески смогли окончательно сломить тирана.
  Рундар откашлялся и любезно проводил древда к разведенному неподалеку костру. Здесь уже присутствовали бывшие хранители башен Ишгуда: Евдокия, Антонина и самая молодая из них - Светлана. Они о чем-то активно спорили, но когда к ним присоединился Рундар, в одно мгновение умолкли.
  - Продмир явится на рассвете, - подтвердила Евдокия. - Его войско идет с севера.
  - Мне уже об этом известно! - фыркнул двурф, указывая на древда. - Королева то же на подходе.
  - Отлично, - согласилась Антонина. - Значит, я отправляюсь на север вместе с остальными двурфами.
  - И прихвати с собой Эсирию! - заговорщически бросила ей в след Евдокия. - Уж очень она жаждала встретить своего ненаглядного.
  Едва старуха успела удалиться, как к костру подбежал один из двурфов и сообщил, что неподалеку от лагеря он встретил старца, который вместе со всеми решил присоединиться к битве против Громова.
  - Приведи его! - отдал приказ Рундар, и солдат мгновенно исчез.
  Двурф обменялся с Евдокией непонимающими взглядами.
  - Думаешь, это кто-то из Наблюдателей, Марихармэ? - спросил он.
  - Они обещали не вмешиваться, - полушепотом ответила та. По-видимому, старуха сама не могла понять, кто этот таинственный бродяга и откуда он узнал о планах против Громова?
  Тем временем, посыльный снова возник у костра, но уже в сопровождении высокого эйка, укутанного в широкий плащ с капюшоном. Лица его в темноте не было видно, однако незнакомец поклонился Рундару и прохрипел:
  - Я из звездочетов. Мы живем на Равнине иллюзий. Хочу сразиться с Великим Продмиром и покорить его!
  - А силенок-то хватит? - засмеялся двурф, понимая всю немощность бродяги. - Какой мне толк от тебя, звездочет? У тебя есть войско?
  - У меня есть они, - задумчиво протянул незнакомец и указал пальцем в сторону.
  Рундар, Евдокия, Светлана и древд ахнули: тысячи, миллионы крохотных светлячков сияли среди кустов и деревьев, словно маленькие фонарики.
  - И какой мне прок от твоих насекомых, звездочет? - воскликнул двурф. - У нас и без того есть сила, способная одержать победу даже над самим Ардамиром!
  Незнакомец, которого по-прежнему не было видно из-под капюшона, не стал спорить с коротышкой, обращая свое внимание на Евдокию:
  - Светлячки - это тоже оружие, если умеешь им распоряжаться. Но скажу честно, я пришел сюда не только ради победы над Продмиром Громовым.
  Старуха взглянула на то, как лес перед ней постепенно покрывается сияющими в темноте и Тумане светлячками:
  - Ради чего же, позвольте узнать, вы пришли к нам, звездочет?
  - Чтобы забрать, наконец, свое.
  В его руке возник полупрозрачный бледно-желтый меч, словно сотканный из лунного света. Еле уловимый взмах - и Евдокия без сознания кубарем полетела в противоположную сторону. Светлана вскрикнула от ужаса, хотела что-то предпринять, но Продмир ее опередил - он сделал жест рукой, и армия светлячков в ночном лесу превратилась в Стражей теней, а огоньки, очаровывающие взгляд, тут же помчались от множества заклинателей в сторону костра. Все, кто находился в этот момент возле него, включая Рундара, были повержены.
  В то же самое мгновение в гротах, где находилась Алиса, раздался пронзительных вопль застигнутых врасплох охранников-двурфов. Сердце в груди девочки бешено заколотилось. Но прежде, чем она успела закричать, ее руки коснулся Антон. С его появлением время привычно замерло, позволяя парню в очередной раз смутить подругу своей печальной улыбкой.
  - Идем, - тихо сказал он. - Тебе нужно уходить.
  Девочка насупилась, но все же поддалась его сильной хватке.
  Как только они вышли из заточения, друзья сразу же наткнулись на замерших во времени Стражей теней с приготовленными к бою заклинателями. Алиса покосилась на Антона - при нем больше не было этого чудо-оружия.
  - Куда мы идем?
  - Как можно дальше в лес, - отозвался он, обходя фигуры прислужников властелина.
  - Думаешь, нам дадут уйти?
  - У двурфов есть дела куда важнее, чем забота о твоей безопасности!
  Антон, казалось, был чем-то невероятно обеспокоен. Как только они вышли из грота, девочка поняла, что причины для тревоги действительно были. Она увидела застывшего в воинственной позе отца - его глаза были налиты кровью и бешенством. Продмир пришел за ней, Алисой, и теперь не остановится, пока не прикончит ее.
  Девочка окинула взглядом лежащих без сознания Рундара, неприятного древда, тетю Свету и свою бабушку. Вокруг них было с десяток вооруженных Стражей теней. Поджав губы, Алиса помчалась следом за Антоном. Ей было невероятно страшно.
  Как только они отошли достаточно далеко от гротов, парень облегченно выдохнул, и время вновь пошло своим ходом. Позади, раздались выкрики и уханье падающих сосен.
  - Беги вперед! - Антон резко остановился, встречая позади себя погоню.
  - Я с тобой! - запротестовала Алиса.
  - Уходи, живо!
  Но Алиса была неприступна. Она мысленно сконцентрировалась на вызове своих крыльев, но они так и не появились у нее за спиной. Тогда она выставила перед собой ладони и громко выкрикнула: 'БАМБДУС'!
  Кучка силуэтов Стражей теней, возникших из-за угла подземной темницы, тут же полетели в обратную сторону, растягиваясь на земле.
  - Браво, - лицо Антона на мгновение стало уже привычным насмешливым, однако, тут же помрачнело. Он схватил Алису за руку и, ничего не объясняя, потащил ее в сторону, откуда начиналась тропинка к Мертвому водопаду.
  Оттуда им на встречу уже мчались древды, держа в руках заряженные луки. Промчавшись мимо юных беглецов, они свернули к гротам, ввязываясь в сражение.
  - Что происходит? - спросила девочка. - Мне одной кажется, что им все равно, что я сбежала?
  - А что ты хотела? - пожал плечами парень. - Чтобы они станцевали перед тобой? Твой отец здесь, так что, ты свою роль выполнила. Больше ты никому не нужна.
  Алиса резко остановилась и со всей злости вырвала свою руку из захвата.
  - Значит, вот как? Я для вас всего лишь кукла? Ты действительно так думаешь?
  Антон побледнел, но справился с собой.
  - Я лишь сказал, что здесь ты больше никому не интересна, - медленно произнес он. - Если бы это касалось и меня, я бы не стал тебе помогать.
  - А ты типа герой сейчас? - Алиса зло нахмурила брови и одарила его взглядом, полным желания съездить ему по физиономии. Ничего не произнеся, она в бешенстве развернулась и зашагала в сторону уже знакомой тропы.
  Над их головами пронеслось что-то яркое, и макушки всех деревьев в одно мгновение обросли высокими языками огня. Девочка вцепилась в отворот куртки приятеля, да так, что тот потерял равновесие и отлетел в сторону. Как раз во время: секунду спустя, прямо на то место, где он стоял, с грохотом рухнула горящая сосна. Послышались крики и топот крохотных ножек - это двурфы спешили на выручку древдам. А навстречу им уже спешили 'светлячки' - яркие смертоносные огоньки, выпущенные из множества заклинателей.
  Воины падали один за другим. Тем из них, кто был значительно выше и крепче своих собратьев, иногда все же удавалось настигнуть обидчиков и одним ударом отправить на несколько метров в темноту. Но Стражи теней решительно продолжали натиск, умело одаривая врагов очередной порцией луночар.
   Алиса отчетливо расслышала раздавшийся вдали безумный крик отца. В одно мгновение кромки деревьев на сотни метров вперед очутились в ярости огня. Пока Антон изо всех сил пытался сдвинуть ее с места, девочка все никак не могла отвести взгляд от тлеющих над головой, но продолжающих кружить в прощальном танце, маленьких 'пропеллеров' погубленных кленов.
  Она удалялась все дальше от эпицентра сражения, а что-то внутри нее все сильнее настаивало развернуться и направиться прямиком в руки безжалостного родителя. Поняв причину своего беспокойства, Алиса с ужасом признала, что в глубине души она до сих пор надеется на дружескую встречу с ним. А что, если в этом убийце еще осталось что-то хорошее?
  - Ну, уж нет! - произнесла она вслух и постаралась отстраниться от глупых мыслей.
  Сражение посреди леса набирало обороты. С северной стороны постепенно подтягивались шорохи, превращаясь то в огромных змей, то в коршунов. За ними шли двурфы и вопящие на весь лес руконоги. Все они спешили в сторону мелькающих между деревьев 'светлячков'.
  Алиса никак не могла поспеть за Антоном. Мальчишка то и дело уворачивался от бегущих им навстречу коротышек. Последним было действительно безразлично, что их пленница намеревалась бежать.
  Парень направлялся в сторону водопада, но потом резко развернулся и потащил девочку в противоположную сторону.
  - Ты куда?
  - К реке! - прокричал он, не оборачиваясь на запыхавшуюся подругу. - Там ты будешь в большей безопасности.
  - Я, смотрю, ты хорошо изучил местность, - прокричала Алиса, то и дело, спотыкаясь о выглядывающие из-под земли корни деревьев. Она еще не могла простить ему дружбу с Сашкой Багровым.
  Парень ничего не ответил, решив просто продолжить бег.
  Мимо них пролетали стрелы и светящиеся шары заклинателей. Иногда попадались мчавшиеся навстречу тени-шорохи. Едва друзья, с разбегу, бросились в заросли, как тут же покатились кубарем по пологому склону вниз, к поверхности воды.
  Девочка изо всех сил старалась зацепиться за пролетающие мимо корни деревьев, но сделать это было трудно. Перевернувшись в воздухе, она больно ударилась о землю и едва в очередной раз не потеряла сознание.
  Когда же пришла в себя, Антон уже стоял рядом с ней и потирал ушибленные колени. Приземление на каменистый берег вышло тяжелым испытанием: в районе ребер ныло и не давало дышать, а руки были истерзаны в кровь.
  - Прости, - виновато произнес мальчишка, помогая Алисе подняться на ноги. - Другого пути не было. Ты в порядке?
  - Бывало и хуже, - ответила она, держась за бок. - А тут красиво.
  Антон усмехнулся, но не мог не согласиться. Место здесь было действительно удивительное. Нарастающая заря поджигала горизонт, и отголоски этого завораживающего пожара по волнам подбегали к берегу.
  - У Рундара есть план, - продолжил Антон. - Твоего отца будут удерживать до последнего, пока он не ослабнет. А там прибудет подкрепление. В общем, я подумал, что здесь ты будешь в безопасности. По крайней мере, мне так спокойнее.
  Он переминался с ноги на ногу, оглядываясь по сторонам.
  - Думаешь, моего отца остановит этот склон?
  - Его остановят ОНИ, - ответил парень, указывая на играющую красотой гладь.
  От неожиданности Алиса не смогла сдержать крик ужаса. Только сейчас она заметила, как из воды на долю секунды высунулась уродливая женская голова и снова исчезла.
  Вдоль берега молчаливым и неподвижным войском выстроились водоплески. Своим видом они чем-то походили на утопленниц - безразличные ко всему происходящему, с пустыми глазами и головой, заросшей тиной. Они практически не шевелились, лишь иногда, подобно лягушкам, на время погружались в воду и снова появлялись на поверхности.
  - Хочешь сказать, что я должна остаться здесь? Одна? - Алиса в панике взглянула на друга.
  - Боишься? - привычно хмыкнул тот и подошел ближе. - Водоплески тебя не тронут. Пока ты не вздумаешь залезть в воду. Но ты же не станешь этого делать, верно?
  - Не оставляй меня с ними, пожалуйста! - голос девочки окончательно задрожал - то ли от присутствия этих водяных зомби, то ли от того, что Антон подошел к ней так близко, что мысли стали путаться в голове.
  - И это мне говорит повелительница драконов? - улыбнулся он, касаясь ее пораненной щеки. - Я очень хочу, чтобы ты жила. Мы все этого хотим.
  - Тогда почему ты не останешься со мной? - девочка перешла на шепот, не в состоянии оторваться от его глаз.
  - Мне нельзя, - грустно ответил он. - Я тебе уже говорил.
  - Но я боюсь.
  - Ты храбрая. И очень красивая.
  Их губы сомкнулись в неловком и неумелом поцелуе - всего лишь на несколько долгих мгновений. Время остановилось, и, кажется, навсегда. Алиса закрыла глаза, ощущая, что сгорает в невидимом пожаре. Ей хотелось тут же вызвать свои крылья и лететь - просто парить - куда-нибудь вперед, туда, где существуют только они вдвоем. Где нет больше никого.
  Но когда она все же осмелилась посмотреть на Антона, его не оказалось рядом. Словно тот был всего лишь миражом из Тумана - невероятным и очень нужным.
  
  26.
  Странные видения
  
  К пяти утра зарядил дождь. В планы Рундара это совершенно не входило. Когда он пришел в себя, сражение было уже далеко.
  Вокруг двурфа суетилась прихрамывающая Евдокия и пыталась наложить на его крошечную головку мокрые листья папоротника.
  - Дождь! - это было первое, что произнес воевода. - Разрази меня гром, дождь!
  - Верно, - вздохнула старуха. - Драконам Ишгуда придется задержаться.
  - Где он?
  - Его встретили руконоги. Слышала, ему досталось от них.
  Рундар расплылся в довольной улыбке:
  - Хорошо.
  Дождь пронизывал с ног до головы. Повсюду стояли черные, выгоревшие дотла деревья, в воздухе пахло гарью, вырванной с корнями травой и руконогами.
  Алиса в очередной раз сползла по склону обратно к водоплескам. Когда же ливень усилился, пытаться было и вовсе бессмысленно. Ее совершенно не вдохновляла мысль провести ночь в компании этих страшных монстров, выглядывающих из воды.
  Ей страстно хотелось увидеть Антона, хотя, и не могла себе представить, как с ним разговаривать после недавнего поцелуя.
  Оставив попытки штурмовать склон, девочка отыскала еле различимую тропинку, крадущуюся вдоль берега, и побрела сквозь стену дождя куда-то вглубь леса. Водоплески проводили ее холодным и безразличным взглядом.
  Дождь выдался на редкость сильным. Не по-летнему холодная вода обильно бежала с волос, полностью заливая глаза - смотреть вперед было невозможно. И, тем не менее, Алиса отчетливо слышала, что где-то поблизости идет сражение. Крики, грохот, стоны - все это происходило очень близко от нее. И потому, не спешила останавливаться.
  В какой-то момент она поняла, что заблудилась. Вокруг были силуэты деревьев, а иногда мимо пролетали тени - шорохи.
  - Осторожно, юная леди! - прошептала береза, медленно перемещаясь посреди дождя.
  - Простите, - Алиса уступила дорогу целому войску сенсов. Все они спешили, как можно скорее, принять участие в битве.
  Эти странные существа шагали мимо девочки, совершенно не обращая на нее внимания, словно та не имела никакого значения. И это после того, как еще совсем недавно перед ней преклонялись самые почтенные сенсы!
  Алиса заметила вспышку огня. С трудом смахнув с лица капли, она принялась вглядываться в темноту и отчетливо разобрала знакомую огненную стрелку компаса. Та была размером с метр и осторожно парила в воздухе, слегка покачиваясь вокруг своей оси.
  Девочка сделала несколько шагов к ней навстречу, но та отдалилась от нее ровно настолько же. Шаг за шагом, стрелка уводила ее куда-то вперед, пока неожиданно не исчезла.
  - Что ни говори, а ты - истинная Громова!
  Неизвестный голос довольно расхохотался, похлопывая в ладоши.
  Алиса замерла, с трудом осознавая происходящее вокруг.
  - Кто здесь?
  Ответа не последовало, но в нем не было нужды. Алиса прекрасно понимала, что снова говорит с Ардамиром.
  - Где вы? Вы можете отвести меня к Антону?
  Что-то мелькнуло рядом с ней, но в ответ по-прежнему ничего не последовало, кроме, разве что, шума падающих на землю капель.
  Невзирая на сильный дождь, Туман лишь усиливался. Его белые облака окутывали практически все лесные стежки и стволы деревьев.
  Алиса вымокла до нитки. Дрожа от холода и страха, она шла куда-то, даже не зная, толком, что ожидает впереди. Но когда поняла, было уже поздно.
  С десяток огней, выпущенных из заклинателей, устремились прямиком в нее, и девочка едва сумела увернуться. Вернее ее одернули назад.
  - Стой здесь, - прошептала Эсирия, закрывая собою дочь.
  Всего лишь один изящный взмах рукой, и кучка эйков в мантиях очутилась в плену тугих вьюнов.
  - Теперь бежим.
  Далеко им уйти не удалось - дорогу перекрыли руконоги. У них теперь был четкий приказ схватить Алису, так как дурно пахнущие гиганты, не раздумывая, ринулись на беглецов, рыча и фыркая на ходу.
  Алиса запустила в одного из них Бамбдус, но руконог даже не почувствовал этого. Эсирия то же предпринимала усиленные попытки как-то обезвредить монстров, однако, у нее то же ничего не вышло. Оставалось лишь уворачиваться от клыков и увесистых рук, рискуя быть раздавленными.
  К счастью, дождь прекратился также неожиданно, как и начался. Вот только не успел лесной воздух проникнуться прохладой, как небо снова окутал огонь.
  Драконы! Целая эскадрилья черных, как сама ночь, созданий закружила над головами сражающихся и принялась испепелять все, что движется внизу. Алиса прекрасно понимала, что они действуют по приказу ее отца, так как на шее каждого гиганта присутствовал знакомый медальон.
  Ишгуд перешел в наступление. Двурфы метались из стороны в сторону, но не могли найти укрытия от драконова гнева. Шорохи, превратившись в огромных орлов, бросились в атаку, но совладать с мощью драконов Ишгуда им было не под силу.
  Кое-как избавившись от преследования руконогов, Алиса с Эсирией направлялись на восток от эпицентра сражения. Пару раз девочка могла поклясться, что среди деревьев видела отца, который безумно кричал на весь лес и ловко размахивал своих лунным мечом, расправляясь с каждым на своем пути. А иногда ей мерещился образ Ардамира, спокойно идущего где-то в стороне, оперевшись на высокий посох. Был ли это мираж, она не знала. Ибо там, где правит Туман, иллюзией может стать все что угодно.
  Двурфы и древды стройными рядами падали на землю, сраженные смертоносными атаками, а сенсы беспомощно сгорали в огне черных драконов.
  Продмир находился в самом центре битвы и демонстрировал удивительные возможности своей силы. То тут, то там земля сама по себе вырывалась из-под ног противника. Деревья покинули насиженные места и заслоняли повелителя Сияния от летящих стрел древдов. А иногда Громов становился абсолютно невидимым и мог без особого труда подойти к врагу и нанести удар.
  Драконы наслаждались происходящим с высоты. Одни кружили над соратниками Рундара, посылая им навстречу столпы огня, другие пытались совладать с водоплесками, но те вовремя прятали свои отрешенные головы под воду.
  Но вдруг огонь набросился на самих крылатых агрессоров. Ничего не понимая, они в панике принялись выискивать взглядом обидчика, но не могли ничего заметить. Огненная атака повторилась. Алиса подняла голову к небу и, к своему удивлению, увидела Фира. Дракон яростно атаковал своих сородичей, извергая пламя и бешено колотя их своим увесистым чешуйчатым хвостом.
  С запада донесся протяжный медвежий рык. Войско Королевы берез было уже на подходе. Тысячи теней - бесформенных шорохов мчались к двурфим землям, предвкушая скорейшую победу над ненавистным Продмиром. Следом за ними, не сбавляя темп, двигалась неоглядная туча темных существ, похожих на людей. Это были Безликие, вместо лица у которых не было ничего, кроме темного бесформенного пятна.
  Королева скакала верхом на медведе и с ненавистью вглядывалась в охваченный пламенем лес. Ее лицо было исчерчено шрамами, а из головы не выходили мысли о дне, когда ее земли, согласно договору с Рундаром, обзаведутся новыми территориями.
  А тем временем, с востока, в том же направлении, двигалось другое войско. Это были белки, которые откуда-то прослышали о свержении Громова. Треск, чудом выбравшийся из плена двурфов, теперь мчался впереди всех и то и дело подгонял своих собратьев. Ему стоило не малых усилий, чтобы уговорить старейшин сразиться с эйками и, возможно, со всем лесным Советом.
  Уже на половине пути к белкам присоединились феерины и некоторые хоббитроли, хотя их вообще нереально было разглядеть из-за маленького росточка. Сопровождали колонну с десяток лучей света - Потерянные так же решились принять участие в бессмысленной битве.
  Вряд ли кому-то из них в эти мгновения было известно, что Алиса с Эсирией самоотверженно боролись за свою жизнь. В попытках укрыться от двурфов, они набрели на Сулмедира и Толстяка - двух Стражей теней, с которыми нам уже довелось познакомиться ранее. Эти двое оказались сильными эйками, которые даже не прибегая к помощи заклинателей, с легкостью могли остановить ход времени и, как выяснилось, даже управлять мыслями своей жертвы.
  Эсирии несколько раз удавалось сбить их с ног, но те в очередной раз умудрялись взять инициативу сражения в свои руки.
  Алиса то же пыталась атаковать Бамбдусом, но заклинание выходило слабым. Вообще-то, она уже стала замечать, что невидимый щит, который возникал при произнесении заклинания, с каждым разом становился меньше и заметнее.
  Сулмедир, кое-как опомнившись от атаки, потянулся за своим оружием, но мгновенно обмяк, без сознания плюхнувшись лицом в землю. Следом за ним упал и его упитанный коллега.
  - Вы там в порядке? - пропыхтел Антон издали, забивая за пояс заклинатель.
  - Вроде, - попыталась отдышаться Эсирия, с трудом вставая с колен - она была ранена в руку. Страшное проклятие съедало ее запястье изнутри. - Ты как всегда вовремя, Лотто.
  Она заметила, как Алиса смутилась в присутствии парня, поэтому поспешила отойти в сторону, оставив их вдвоем.
  - В точку. Время - это мое, - смущенно побагровел Антон, обходя тела двух Темных стражей. - Как ты?
  Алиса поняла, что у нее горят уши.
  - Еще жива.
  - Тебе нужно уходить отсюда. Как можно дальше.
  - Отец все равно меня найдет.
  - Но здесь я не смогу тебя спасти!
  - А если я не хочу, чтобы меня спасали?
  Антон испуганно посмотрел на нее:
  - Не говори так. Посмотри вокруг - никто из них не способен победить Продмира Громова. Все они умирают напрасно, желая не твоего спасения, а решения собственных проблем!
  Алиса отвернулась, о чем-то усиленно размышляя, после чего произнесла:
  - Ты сам говорил, что сиянцы живут в обмане, иллюзиях. Мне их жалко. Но мой отец здесь только из-за меня. Ему нужна я.
  Воцарилась напряженная пауза.
  - Ты ведь не сделаешь этого? Пообещай мне!
  - Нельзя обещать того, в чем не можешь быть уверен, - грустно улыбнулась ему Алиса. - Знаешь, сегодня здесь так много синяцев. Раньше я бы подумала, что сошла с ума... Ты прав. Кроме тебя и моей мамы никто не стал бы сражаться за мое спасение.
  И все же, сиянцы умирают. Это надо остановить. Прости, если можешь.
  Она чувствовала себя ужасно. Темные мысли, которые поселились в ее голове, придавали ей и бесстрашие, и невероятную трусость. Тем не менее, она приняла для себя решение, о котором не хотела сейчас думать. Просто чтобы не повернуть назад.
  Воспользовавшись растерянностью друга, она подошла к нему вплотную и, не раздумывая ни секунды, сама его поцеловала.
  Алиса отдавала себе полный отчет в том, что, возможно, это последний поцелуй в ее жизни. Незаметно подбросив в карман мальчишечьей куртки Ардамиров цвет, который она прихватила с собой из темницы, не проронив ни слова, развернулась и побрела за Эсирией.
  Битва жителей туманной страны не сбавляла обороты. Девочку знобило - от холода ли?
  Рано или поздно отец все равно ее найдет - это вопрос времени. Он повелитель Сияния, непревзойденный маг. А чем могла ему противостоять она - простая школьница из Алексинска, едва умеющая управлять своими силами? И, вместо того, чтобы сдаться, она стала причиной гибели сотен жителей туманного мира.
  Она шла по пропитанной кровью траве, а вокруг в порыве сражения суетились существа, лучи света и тени. Никто из них не обратил на нее внимание. Воины падали от смертельных ранений, с тлеющей в глазах надеждой отстоять свое право на власть, столь желанную до глубины души.
  Девочка не смотрела на многочисленные тела раненных и убитых. Некоторые погибшие сразу превращались в темные облака пара и развевались по ветру.
  Алиса шла вперед, едва удерживаясь, чтобы не закричать от дикой ненависти ко всему происходящему вокруг.
  Нет, она больше не вернется к прежней жизни. Но и новая ее тоже не устраивала. Может, это и есть ее предназначение - остановить бесконечную и бессмысленную войну? Ведь отцу нужна только она. Может, потому он и был настолько жесток со всеми. Что, если после ее смерти в Сиянии, наконец, наступит долгожданный мир? А она станет одним из Потерянных. Хотя, вряд ли что кто-нибудь будет помнить Алису в мире людей.
  Ей было уже все равно. Она устала. Раны, полученные ранее, съедали девочку изнутри. Едва держась на ногах, она уклонялась от пролетающих мимо смертоносных огней заклинателей, одновременно высматривая среди сражающихся свою мать. Алисе просто необходимо было в последний раз взглянуть на нее.
  Но вместо Эсирии, она отчетливо разглядела своего отца. Издали заметив девочку, он одним единственным жестом отбросил от себя кучку двурфов и, призвав свой лунный меч, направился прямиком к заветной цели. Но та даже не думала убегать.
  В какое-то мгновение дорогу Продмиру преградил Антон. Он держал в своей руке готовый к бою заклинатель и угрожающе направлял его на тирана.
  - Ты не притронешься к ней! - громко заявил он. - Я не дам тебе ее убить!
  - Я думаю иначе, - прорычал сквозь зубы Продмир, наотмаш посылая бледно-желтое лезвие своего меча в сторону подростка.
  Антон не произнес ни слова: он неожиданно оторопел, покачнулся на месте, схватился за грудь и замертво пал на землю.
  
  27.
  Битва магов
  
  Время остановилось. Все происходящее потеряло смысл. Где-то рядом раздавались крики и грохот, но здесь и сейчас, внутри Алисы, время утратило былую ценность. Реальной была только боль - необъяснимая, неутолимая и безжалостная.
  - Дурак! Так не шутят! - в слезах шептала она, теребя бездыханное тело друга. - Не шутят, слышишь?!
  Силуэт Евдокии промелькнул вдали, и Алиса на долю секунды, сквозь слезы, постаралась понять, что происходит.
  Рота огромных - выше деревьев - огненных великанов, сотворенных тетей Светой, пронеслись в сторону отброшенного на землю Продмира. Но тот лишь сильнее стиснул зубы и перед ним, как и тогда, в Туманном, выросли каменные тролли, которые, не раздумывая, ринулись навстречу великанам, защищая своего хозяина.
  Над головами каменных великанов возник почти прозрачных змей. Он извивался в воздухе, и Алиса поняла, что это сам ветер принял облик гада. Вихрь-змея набросилась на защитников Продмира, обхватила их своим гибким тельцем и с невероятной силой отшвырнула в сторону.
  Громов отреагировал молниеносно. Он вскочил на ноги и шарахнулся в сторону, едва не угодив под увесистый кулак огненного великана. Быстро щелкнув пальцами, он на расстоянии заставил подняться с земли самый большой камень, и послал его в стоящую Светлану. Та взвизгнула и без сознания покатилась по земле, а вместе с ней исчезли и монстры.
  Но Евдокия предвидела подобный ход и уже мчалась на сына, сидя верхом на воздушном орле:
  - Как бы ни так!
  Правитель Сияния бросился бежать, но удрать от магического создания не было шансов. Тогда он что-то выкрикнул, и земля тут же разверзлась у него под ногами, увлекая его глубоко в недра.
  Не прошло и секунды, как от туда вырвался каменный удав и сбил старуху на землю.
  - Думаешь, ты одна у нас змеекрит? - прорычал он, приказывая своему созданию обездвижить жертву.
  Но и здесь на помощь подоспел кот Василус. Он превратился в огромное черное облако, образуя плотное кольцо вокруг Продмира.
  Кто-то схватил Алису. Это была Эсирия.
  - Уходим отсюда, скорее!
  Но девочка ее не слышала. Не хотела. Она крепко вцепилась в отворот мальчишечьей куртки, ожидая, что ее будут оттаскивать силой. Но женщина понимающе опустилась рядом с дочерью и заглянула в ее заплаканное лицо:
  - Надо уходить. Ему уже не поможешь.
  - Он не умер!
  - Алиса!
  - Нет! Я не брошу его! Это просто луночары! Он очнется!
  - Алиса! - еще настойчивее произнесла Эсирия.
  Девочка подняла на нее свои заплаканные глаза и сорванным голосом воскликнула:
  - Он мне нужен, мама! Ну пожалуйста!
  Но та была непреклонна. Она протянула ей руку, и Алисе ничего не оставалась, как послушаться.
  - Он хотел спасти тебя. Неужели ты этого не поняла?
  Девочка промолчала, оглядываясь назад. Антон лежал на земле, словно просто некстати задремал среди сражения.
  Алиса билась в истерике, стараясь вырваться из рук матери, чтобы не бросать его одного.
  Не отпускать. Не оставлять в беде. Не забыть его глаза...
  Мимо снова пронесся Василус. Теперь он был в облике лысоватого мужичка, которого Алиса прекрасно знала.
  Они спешили вперед, стараясь как можно дальше уйти от битвы магов. Алиса едва держалась на ногах: сил бороться больше у нее не было. А многочисленные раны только усугубляли ее состоянии.
  Двурфы явно терпели поражение. Стражи теней награждали их все новыми и новыми порциями луночар, от которых невозможно было укрыться. Одни коротышки в мгновение превращались в каменные статуи, другие, напротив, извивались в воздухе, подвешенные за ноги невидимой веревкой, третьи и вовсе оказывались в заточении среди высоких каменных стен.
  Над их головами происходило невероятное. Черный дракон по имени Фир умело выдерживал атаки своих дворцовых собратьев и, при этом, успевал атаковать их своим массивным хвостом. Вокруг не было ни одного дерева, которое не оказалось бы во власти драконьего огня.
  Подоспевшие сенсы и белки принялись за Стражей теней, а шорохи и Безликие включились в сражение с Продмиром. Когда в самом эпицентре баталий появился бронированный медведь, правитель Сияния издал такой воинственный крик, что Королева едва не вывалилась из седла.
  - Твоя очередь, Ифлавин! - приказала она, касаясь ногами земли.
  Медведь послушно бросился в сторону кучки Стражей теней, с легкостью сметая их со своего пути.
  Алиса снова ощутила в себе желание во что бы то ни стало вернуться назад и забрать Антона с собой. Слезы заливали ей лицо, а внутри, с каждым шагом, нарастала ненависть к собственному отцу - жестокому и безумному убийце.
  Это было еще одним поводом вернуться - отомстить.
  Девочка с непосильным трудом уговаривала себя не поддаваться этим мыслям. Но другая частичка ее души подначивала бросить все и включиться в сражение с Продмиром Громовым. Тем более, что это неизбежно.
  - Постой, - Эсирия резко остановилась и опустилась перед Алисой на колени. - Понимаю, что сейчас не лучшее время, но я хочу научить тебя одной очень важной способности. Это важно.
  Алиса кивнула.
  - Хорошо. Ход сражения невозможно предугадать. Может так получится, что меня не окажется рядом. В этом случае, просто сплети пальцы рук в замок и произнеси три раза слово 'Тайнур'. До тех пор, пока у тебя руки в замке, ты будешь невидимой для окружающих. Как только это произойдет, ты должна поскорее укрыться в безопасном месте. Там, у границы с водопадом, тебя должен ждать Ерема. Он знает, что делать.
  Алиса с трудом посмотрела в глаза матери:
  - Ты хочешь меня бросить?
  - Я хочу, чтобы ты жила! - воскликнула Эсирия, все еще испытывая боль от полученного ранения. - Обещай мне!
  - Прости, мама, - с грустью произнесла девочка и сплела пальцы в замок. - Тайнур, Тайнур, Тайнур!
  Эсирия побледнела от ужаса, наблюдая, как Алиса исчезает из вида. Она хотела ухватить ее руками, но было уже поздно.
  - Алиса! Нет, Алиса! Постой! Алиса!
  Но девочка уже шагала, прихрамывая, в ту сторону, откуда слышалось зловещее скрежетание шорохов. Туда, где был Антон.
  Страх смешался с решительностью, а раны вообще перестали болеть. Она через силу заставляла себя идти вперед, не расцепляя пальцев и стараясь не натолкнуться на кого-нибудь из двурфов. Она была абсолютно невидимой для всех, но ей почему-то казалось, что кто-то за ней все же следил.
  Пару раз она видела Рундара, пробирающегося сквозь стену огоньков от заклинателей. Туда, где Продмир усиленно оборонялся от Королевы берез и Евдокии. Тетю Свету и Антонину девочка нигде не встретила, зато Василус - уже в облике кота - носился среди дерущихся и сильно хромал.
  - Думаешь, ты спокойно отсюда уйдешь? - выкрикнула Евдокия, посылая навстречу собственному сыну смерч.
  - Главное, чтобы ты не ушла отсюда, мерзкая ведьма! - выпалил тот, ловко отпрыгивая в сторону, посылая в нее каменный снаряд и одновременно сбивая с ног Березовую Королеву.
  - Я твоя мать!
  - Не поздно ли говорить об этом? - выкрикнул Продмир, одним единственным жестом руки вызывая из земли каменные штыки и окружая пожилую даму.
  - Любить своего ребенка никогда не поздно, Продмир! - та создала очередной вихрь и взлетела вместе с ним в воздух, высвобождаясь из плена. - Пора бы тебе это знать!
  - Тогда зачем ты отняла ее у меня? - прорычал сквозь зубы повелитель Сияния, направляя в сторону Евдокии землетрясение.
  - Потому что ты ничтожество! - старуха усмехнулась, ловко парируя атаку. - Вы с отцом никогда не будете править этой страной. Ваше время закончилось.
  - Мой отец уже вернулся! - громко заявил Продмир, уворачиваясь от очередного смерча. - Неужели ты этого не заметила? Где же твой вездесущий Василус? Почему он не сообщил тебе о возвращении Ардамира?
  Евдокия на какое-то мгновение остановилась на месте, о чем-то соображая, после чего громко заявила:
  - Скрижаль миров найдется и без твоего отца, мой мальчик! Задолго до того, как он сможет об этом узнать!
  Продмир тоже остановился - на его лице читалось потрясение:
  - Так вот зачем ты прятала от меня девочку?
  - Это твоя дочь, Продмир. Хочешь ты этого или нет! - вспылила Евдокия. - Но ты действительно прав. Плевать я хотела на твою дочь, если бы не Скрижаль!
  - Значит, я убью ее раньше, чем ты осуществишь свой план! - завопил тиран, посылая в старуху из своей ладони фаербол. Та, потеряв бдительность, вскрикнула, взлетела в воздух и без сознания плюхнулась в траву.
  Отшвырнув от себя грандиозным Бамбдусом медведя и Королеву, Продмир медленно подошел к лежащей на земле старухе. В его руке возник лунный меч.
  - Отойди от нее!!!
  Алиса, расцепила пальцы, снова сделавшись видимой.
  - И что ты собираешься делать, дуреха? - рассмеялся Продмир, даже не предпринимая попытки атаковать.
  Девочку трясло от ненависти к этому человеку. Она смотрела ему в глаза и поражалась, насколько они были бездушными и злыми.
  Алиса заметила лежащий на земле камень, протянула к нему руку и мысленно представила, что он уже находится в ее ладони. Так оно и вышло. Изловчившись, она, что было силы, запустила его в отца.
  Тот среагировал мгновенно, встретив летящий в него булыжник своим смертоносным мечом. Камень рассыпался на мелкие кусочки, так и не долетев до цели. После этого мужчина сделал выпад, и на Алису из-под земли набросился огромный земляной тролль, крепко сжав девочку в своих руках.
  - Все еще есть желание со мной тягаться? - Продмир оскалил свои ужасные зубы, явно полагая, что это улыбка. - Неужели ты действительно думаешь, что можешь всегда носить при себе то, что тебе не принадлежит? Может, полагаешь, что я разделю с тобой свою власть?
  - Мне не нужен твой Дар и твоя власть! - закричала Алиса, пытаясь вырваться из каменных объятий. - Я ненавижу тебя! Ты убил Антона! Ты хотел убить мою мать! Ненавижу тебя!
  На какую-то долю секунды девочке померещилось, что лицо отца дрогнуло, но ярость в одно мгновение спугнула с него все хорошее. Глаза мага наполнились кровью и безумством.
  - Я убил многих. Теперь очередь за тобой, девчонка! Я НЕ ОТДАМ ТЕБЕ ВЛАСТЬ!!!
  С диким ревом, он крепко сжал в руках лунный меч и бросился на Алису.
  Девочка закрыла глаза, понимая, что теперь ей не спастись. Но в тот же момент раздался какой-то грохот, снова возникла молния, а когда девочка открыла глаза, Продмир был отброшен на несколько метров от нее.
  Пользуясь странным обстоятельством, она во все горло завопила:
  - БАМБДУС!!!
  Заклинание получилось настолько сильным, что вырвало ее из каменных объятий чудовища.
  Продмир уже мчался ей навстречу, размахивая мечом. Он летел по воздуху, даже без помощи крыльев. Точно также, как это делала Королева берез. Его нес Туман.
  Алиса прекрасно понимала, что теперь-то шансы были исчерпаны. Но страстное желание отомстить за Антона заставило ее снова применить Бамбдус, чтобы отбросить отца на несколько метров в противоположную сторону. Вот только Продмир уже предвидел это, применив точно такие же луночары. В итоге их обоих отшвырнуло друг от друга.
  Девочка опять больно ударилась о землю, пытаясь при этом вспомнить, чему еще ее учила Эсирия. Но ничего, кроме возможности стать невидимым, ей в голову не пришло. Она сцепила руки в замок и три раза прошептала 'Тайнур'.
  - А ты многому научилась у этой старухи! - прокричал Продмир, поднимаясь на ноги. - Но это тебе не поможет! Думаешь, что став невидимой, ты сможешь избежать своей участи? Считаешь, что лучший способ спастись - это трусость? Тот мальчишка не был таким - это уж точно!
  - Ты мерзавец! - Алиса не выдержала и расцепила пальцы, снова став осязаемой. - У меня не может быть такого отца!
  Не успела она это произнести, как в ее горло вонзилась сильная рука Продмира.
  - Я никогда тебя не прощу за то, что ты сделал! - задыхаясь, прохрипела девочка.
  Одной рукой Продмир сжимал горло дочери, в другой держал лунный меч, готовясь пустить его в ход. Он смотрел прямо в глаза Алисе и... плакал.
  - Мне нет прощения, - сказал он неожиданно спокойным голосом. - Особенно, твоего. Когда нибудь ты поймешь.
  Произошло то, что никак не вписывалось в происходящее. Продмир ослабил хватку, а лунный меч выпал из рук своего хозяина и, не долетев до земли, растаял, превратившись в сгусток Тумана. Высвободившись из захвата, Алиса осторожно отступила на шаг от отца и снова посмотрела на него.
  Продмир Громов был невероятно спокоен, словно его неожиданно подменили. Внутри него шла невероятная борьба. Он смотрел на девочку так, словно всю жизнь страстно желал ее обнять, но сейчас получалось только поджать губы и постараться улыбнуться, чего он не делал уже более десяти лет.
  Не прошло и минуты, как он неожиданно вздрогнул и смиренно опустился на колени. Из его спины торчала стрела, выпущенная Рундаром.
  По уголкам глаз побежденного Громова бежали кривые полоски от слез.
  Он в последний раз посмотрел на дочь и тихо прошептал:
  - Прости меня, если сможешь. Потому что я не могу этого сделать.
  Больше ничего не произнеся, он растянулся среди травы.
  Двурфы и все их союзники издали победный клич: власть Громовых в Сиянии ушла в небытие. Началась эпоха Империи коротышек!
  Вот только Алиса не могла разделить этой радости. Она опустилась на корточки возле с умирающего отца и не могла найти нужных слов.
  В этот момент к ним подбежала запыхавшаяся Эсирия. Увидев поверженного Продмира, она упала ему на грудь и горько зарыдала. Она по-прежнему его любила. Спустя столько лет. Несмотря ни на что.
  Продмир смотрел на нее таким взглядом, словно та была долгожданным ангелом.
  - Вот мы и встретились, - шептал он в предсмертном бреду. Дрожащими от слез глазами разглядывал лицо любимой женщины и улыбался ей полной неподдельного счастья улыбкой. - Я столько времени искал тебя, моя Эсирия! Моя жизнь! Моя судьба! Моя навсегда.
  Продмир замолчал. Это были его последние слова.
  
  28.
  История маленькой Агатэ
  
  Некоторые из Стражей теней продолжали сражаться, но итог войны был уже всем ясен.
  Эсирия никак не могла покинуть тело убитого супруга. Алиса находилась рядом, пытаясь хоть как-то ее утешить. Но это было невозможно.
  - Это моя вина, - вставила девочка, полностью отчаявшись вернуть свою мать к реальности. - Если бы не я, ничего бы не произошло.
  - Не говори так, Алиса, - Эсирия посмотрела на дочь заплаканным, полным горя взглядом. - Продмир совершил множество ужасных поступков, за которые, рано или поздно, ему пришлось бы расплачиваться. То, что он сделал, за время своего правления - этому нельзя найти оправдания. Нет, Алиса, нельзя! Он должен был ответить за все зло, которое причинил сиянцам. Но я плачу не по этому. Твой отец не всегда был плохим. Если кто и виноват, что он стал таким - то это я.
  - Это не правда! - запротестовала Алиса. - Что ты такое говоришь?
  Женщина постаралась улыбнуться, после чего протянула вперед ладонь:
  - Ты многого не знаешь, Алиса. Ничего не знаешь. Надеюсь, ты уже знакома с Агатэ?
  На ладони женщины возникла маленькая фея по имени Агатэ, в точности напоминающая юную Эсирию. Она спустила свои крошечные ножки вниз и с любопытством принялась разглядывать происходящее вокруг. В какой-то момент она заметила лежащего на земле хозяина и тут же прикрыла рот крошечной ручкой, чтобы сдержать свой ужас.
  - Я встретила Агатэ в тот день, когда она пыталась рассказать тебе о жизни Продмира, - пояснила Эсирия, наблюдая, как фея приземлилась на плечо мертвого хозяина и, уткнувшись в него, громко зарыдала. - Это удивительные существа, Алиса. Они есть у каждого истинного мага. Между ними всегда присутствует таинственная связь. Феи, как правило, принимают облик того человека, который очень дорог магу. Дороже всего на свете.
  Голос Эсирии дрогнул, и она замолчала, ожидая вопросов девочки. Но та все поняла без слов. Она взглянула на Агатэ, Эсирию в миниатюре - та испытывала такое горе, что не могла даже расправить свои крылышки. Однако спустя некоторое время самобичевания, фея набралась сил и подлетела к Алисе.
  - Я должна исполнить последнюю просьбу моего хозяина, - сообщила она, захлебываясь от слез. - То, что я покажу тебе, - это моя собственная история. То, что я видела своими глазами.
  Алиса осторожно покосилась на Эсирию, но та жестом дала понять, чтобы она внимательно слушала фею. Та осторожно приземлилась Алисе на плечо и сказала:
  - Это больно. Но я справлюсь.
  В одно мгновение происходящее перед Алисой изменилось.
  Она стояла посреди уже знакомого помещения, в котором ее бабушка обсуждала с неизвестным мужчиной свои коварные планы.
  Все тот же стол. За ним - довольная Евдокия, только значительно моложе и величественнее. К столу медленно подходит молодой Продмир - он хочет что-то сказать, но никак не решается. Его мать с любопытством наблюдает, как он нервно перебирает с ноги на ногу, делая вид, что очень увлечен изучением чайного сервиза.
  - Я внимательно тебя слушаю, дорогой мой, - наигранно скучающим голосом произнесла она.
  - Отца нет в замке, - выдавил тот.
  - Неужели и ты, наконец, это заметил? - вскинула брови Евдокия. - В последнее время ему уже не интересны проблемы сиянцев. А эти эксперименты над людьми из внешнего мира? Ты в курсе, что я не одобряю этого?
  Продмир нерешительно кивнул.
  - Твоя жена не очень-то сопротивляется убийству невинных людей. Хотя сама является такой. Не кажется ли тебе это странным?
  - Эсирия только недавно обрела Дар Трех Огней, дай ей немного времени, - Продмир собрался силами, после чего продолжил: - Тем более что она ждет ребенка. Ты же знаешь.
  Улыбка мгновенно сползла с лица женщины:
  - Неужели ты готов принять его?
  - Это мой наследник, мама!
  Продмир с вызовом смотрел ей в глаза. Но та с каждым вздохом наполнялась желанием выплеснуть все свои эмоции наружу.
  - А ты уверен, что являешься отцом этому ребенку? - язвительно вставила она. - Что, если эта мерзавка решила тебя обмануть? Ведь это, в первую очередь ее наследник, а не твой. Наследник ее трона. Подумай, что будет, если власть над Сиянием навечно перейдет в руки людей?
  Продмир не ответил. Но Алиса заметила, как в глазах ее молодого отца промелькнула толика сомнения.
  Все происходящее исчезло, уступая место роскошному дворцовому саду. По нему, вдоль аллеи, прогуливалась Эсирия и Евдокия.
  - Мой муж совершенно спятил, - говорила пожилая дама, пристально оглядываясь по сторонам. - Ардамир совсем помешался на экспериментах над людьми. Ему кажется, что он может силой заставить их стать эйками. Какой бред!
  - Это ужасно, - согласилась Эсирия. - Но что я могу сделать? Между нами, я немного его побаиваюсь.
  - Моего мужа действительно стоит опасаться. Он все чаще говорит о тирании, о власти магии над всем живым на Земле. Твой ребенок непременно попадет под это влияние, даже не сомневайся!
  Эсирия испуганно уставилась на Евдокию, потом рефлекторно коснулась живота.
  - Если ты действительно хочешь спасти свое дитя, моя дорогая, тебе нужно незамедлительно покинуть Ишгуд. Вернуться к людям, во внешний мир. Только тогда есть шанс, что Ардамир не найдет вас. Сияние блуждает по Земле, в поисках подпитки Тумана. Это ваш шанс никогда не быть найденными.
  - А как же синяцы? - в панике произнесла Эсирия. - Я не могу бросить их! Они надеются на меня!
  - Не волнуйся за них, - доброжелательная улыбка Евдокии вселяло уверенность. - Здесь есть, кому приглядеть за троном, пока твое дитя не подрастет.
  Кадр сменился. Не прошло и секунды, как Алиса очутилась все в том же кабинете со столом, за которым чаевничала ее бабушка. Продмир ворвался в бешенстве:
  - Что ты ей сказала? Говори!
  Евдокия не повела даже носом:
  - Ты о том, что твоя женушка сегодня утром сбежала обратно к людям? Мне только что сообщили. Я всегда считала, что она не достойна титула Чистой Души. Знала, что рано или поздно твоя жена предаст Сияние.
  - Я не позволю говорить так о ней! - закричал Продмир. - Я знаю, что ты ей что-то сказала! Она никогда бы не бросила сиянцев. Что ты ей наговорила?
  - Ничего. Она сама попросила меня помочь ей сбежать во внешний мир. И на то была причина, дорогой мой. Ты же понимаешь, о чем я? Верно?
   Продмир потрясенно смотрел на мать.
  - Твоя жена поняла, что скрывать происхождение своего ребенка ей больше не удастся. Что ты скоро догадаешься, что ребенок - от простого человека, а не от тебя. Она сама мне в этом призналась!
  - В таком случае, я верну ее обратно, - прорычал Продмир, сгорая в безумстве. - Я не допущу предательства. Я заберу свой Дар обратно! Я верну себе власть, чтобы мне это не стоило.
  Мгновением позже Алиса снова наблюдала налитые кровью глаза отца. Он громко и холодно произносил Заклинание отнятия Дара, и Эсирия, изнывая от полученных ран, изворачивалась в страшных мучениях. Дар Трех Огней медленно переходил в руки ее обезумевшего супруга...
  Кадр снова поменялся.
  Вот Продмир стоит посреди полуразрушенного Ишгуда и победно оглядывает убитую дворцовую свиту, после чего смотрит на склонившихся перед ним солдат:
  - Я, Продмир Громов, сын великого Ардамира, объявляю о своих правах на титул Чистой Души! С этого момента все, кто с этим не согласен, будут убиты. Теперь у вас есть один единственный правитель - и это я!
  - Мой повелитель, - откланялся подошедший человек, в котором Алиса сразу узнала Сулмедира. - Ваша жена.
  - Что с ней? - лицо Продмира мгновенно стало обеспокоенным. - С ней все в порядке? Она пострадала?
  - Нет, во время битвы в Ишгуде она была в поместье у вашей матушки. Признаться, она и сейчас находится там.
  - Так что же случилось, не тяни!
  - У вашей жены схватки, она рожает.
  Секунды три Продмир непонимающе оглядывал потрепанных в битве солдат, после чего выдал безумный ликующий рев:
  - У меня будет наследник! Юный Громов! Тот, кому я оставлю всю свою власть. О да, мои верные слуги. За несколько дней до нашей победы я совершил очень древний магический обряд. Да будет вам известно, что я поделился частью своей силы с моим наследником. Уж он-то не останется не у дел, как это случилось со мной. Немедленно организуй по этому случаю бал, Сулмедир! Сегодня мы празднуем Великую Победу!
  - Но замок почти разрушен, - пропищал Сулмедир. - Всюду кровь и тела убитых.
  - Я хочу бал, Сулмедир, и мне плевать на мелочи!
  Алису дернуло в сторону и она очутилась в фойе наспех украшенных руин замка. Здесь было много гостей и почти все они молчали, боясь проронить слова. В центре ходил Продмир с очередным бокалом вина и демонстративно осушал его, выкрикивая победные лозунги. Совсем скоро среди запуганных гостей возник Сулмедир, который тут же поспешил к новому правителю Сияния.
  - Говори! - приказал Продмир, весело помахивая бокалом вина, которое в нем, словно по приказу, никак не кончалось. - У меня родился сын, не так ли? Должен признаться, он будет великим воителем, уж я это предусмотрел! С самых первых мгновений жизни он станет обладателем Дара Трех Огней. Единственным законным наследником власти Громовых! Уж будь уверен...
  - ...Мой повелитель, - нервно сглотнул Сулмедир, заерзав на месте. - Боюсь огорчить вас, но...
  - Так мой сын родился или нет? Отвечай, давай! - завопил пьяный Продмир.
  - Да, конечно, - отвесил нерешительный поклон Сулмедир. - Ребенок родился крепким и здоровым. Но вот ваша жена... Понимаете, она была еще слаба после того, как вы забрали у нее Дар. Она умерла.
  Гости толкали друг друга в надежде спастись. Но ярость Продмира Громова была невероятной. В тот вечер выжили единицы, и то благодаря тому, что успели спрятаться раньше других.
  Слезы невыносимой боли катились по щекам покорителя Ишгуда. Он, сраженный известием, пораженно пал на колени и схватился за голову. Утрата, которую он ощутил в эти мгновения, навечно убила в нем все самое лучшее в жизни. То светлое, что еще оставалось в его душе.
  Картинка в очередной раз, уже привычно, сменилась на другую. Продмир стоял на вершине одной из башен замка Ишгуд и смотрел на надвигающиеся грозовые облака. На его плече сидела Агатэ.
  - Девочка! - разбитым голосом шептал Продмир, словно не веря своим ушам. - Девчонка. Как такое возможно, Агатэ? Заклинание не могло сработать именно так. Я же лично провел Обряд разделения, я видел мальчика в Зеркале судеб!
  - Ты боишься, что Дар Трех Огней окажется в руках твоей родной дочери?
  - Ты прекрасно знаешь, чего я боюсь, Агатэ! - поджал губы Продмир. - Наш род веками правил Сиянием. Мой сын должен был принять еще до своего рождения часть моей силы и власти. Заклинание разделения дара должно было сработать исключительно на мальчика, моего наследника. А что, если...
  - ...Если девочка получит его? - Агатэ укоризненно покачала головой. - Она же твоя дочь, Продмир!
  - Она мне не дочь! - прорычал Громов. - Она убила Эсирию! Ей не стоило вообще появляться на свет. Из-за нее у меня больше нет смысла в этой жизни. Я уже совершил непростительную ошибку. Но если вдруг окажется, что помимо моей единственной любви она забрала еще и Дар, который ей не принадлежит - клянусь тебе, Агатэ, я убью ее! Найду и убью эту воровку! Отомщу за всю боль, которую она мне причинила. За мою Эсирию.
  Глаза Продмира заполнились слезами.
  Алиса не могла поверить в то, что видит. Она хотела подойти к отцу, прикоснуться к нему, сказать, что Эсирия не умерла. Но едва она подалась в сторону убитого горем Продмира, как тут же оказалась среди покосившихся домиков села Туманное.
  Это был тот самый день, когда Алисе пришлось спасаться от Сулмедира и Толстяка, напавших на нее по дороге из школы.
  Продмир стоял на небольшой возвышенности, разглядывая дырявые крыши домов у своих ног. К нему спешили Сулмедир и Толстяк.
  - Девчонки здесь нет, повелитель!
  - В таком случае, направляйтесь в Алексинск. Переверните все в школе, где она учится. И начните с директора - этот кот мне никогда не нравился. Но учтите: без Симилы не возвращайтесь. Она нужна мне живой.
  Откланявшись, Сулмедир извлек из своего кармана говорящий камень и приказал ему перенести их в городскую школу.
   Когда же Стражи теней исчезли, Продмир еще раз окинул взглядом панораму села, после чего произнес:
  - Ты не причинишь ей вреда, мерзкая ведьма. Я не позволю.
  И снова картинка перед глазами Алисы сменилась. Она увидела отца, лежащего на полу собственной дворцовой опочивальни. Он был один и, похоже, не в себе. Он, то плакал, то безумно вопил, свернувшись, как малое дитя, калачиком и держась обеими руками за голову, словно та раскалывалась надвое.
  - Власть! - хрипел он безумным голосом. - Она моя! Не отдам! Моя власть! Только моя!
  Но тут же голос приобретал спокойные и даже умоляющие оттенки:
  - Не правда. Без Эсирии она для меня ничего не значит.
  И тут же из Продмира снова вырывался безумный вопль:
  - Убивать! Крушить! Моя власть! Только моя! Моя! По праву рождения! Я Громов! О, да - я заслужил ее!
  - Нет! - вырывался другой голос, и Продмир начинал горько плакать. - Эсирия не допустила! Она лучше меня! Это я во всем виноват! Я виноват...
  Его било в конвульсиях, а небритое лицо было мокрым от слез.
  Кадр сменился. Продмир сидел в летающей карете в компании своей матери. В воздухе витало явное напряжение: вот так, спокойно они не смотрели друг на друга целых тринадцать лет.
  - О чем ты хотела со мной говорить?
  - О том, что Симила, которую ты так ищешь, находится в плену двурфов.
  - И ты это допустила? - ухмыльнулся Продмир. - Не думаю, что Наблюдатели еще на тебя не вышли.
  - Они ни о чем не догадываются, - посуровела старуха. - Хочешь - верь, хочешь - нет, но у меня с двурфами не очень хорошие отношения. Они не отдадут мне девочку. А вот у тебя есть шанс ее вытащить. Ты же именно этого хочешь, разве не так?
  - Что ты задумала, старая ведьма? - Продмир поджал губы от злости. - Бросаешь мне вызов? Мне - законному правителю Сияния?
  - Ты ничуть не лучше своего отца, - вздохнула Евдокия. - Он всегда гонялся за властью, не замечая, что уничтожает страну изнутри. А теперь посмотри на себя: что ты сделал правильного в этой жизни? Что ты сделал для собственной дочери, которая всегда будет считать тебя убийцей?
  - Не тебе мне об этом говорить, мама. - Он отвернулся, различая в окне очертания Поместья песков. - Не тебе.
  На некоторое время Алиса погрузилась в кромешную тьму, но тут же обнаружила, что находится в двурфьем лесу. Отец активно отдавал распоряжения Стражам теней, нервно посматривая на возникшую в небе Луну. Когда же войско Ишгуда разбежалось по своим позициям, Продмир накинул на себя плащ с капюшоном и отошел в сторону, чтобы собраться с мыслями.
  - Это безумство, - вздохнула появившаяся в воздухе Агатэ, зависнув перед своим хозяином. - Ты же понимаешь, что это - ловушка.
  - Да, - с неохотой произнес Продмир. - Но это единственный шанс удержать свою власть.
  - А если тебя убьют? Что тогда?
  - Я не боюсь этого, моя дорогая Агатэ, - он тяжело вздохнул, вглядываясь в крошечное личико феи. - Рано или поздно это случится. Ты прекрасно знаешь, что от моей руки погибло достаточно невинных. Я совершил очень много непростительных поступков, за которые просто обязан расплатиться. Я заслужил это - не стоит меня жалеть, Агатэ. Не стоит. Я убийца. Даже Эсирию погубил, повелся на козни своей матушки.
  - Но разве раскаяние не меняет людей?
  - Не в моем случае. Я убивал, чтобы удержать свою власть. Нет, Агатэ, у меня был выбор. С помощью Дара Трех Огней я мог бы изменять судьбы, спасти тысячи сиянцев. Но я убивал. Я выбрал иной путь. Власть постоянно требует жертв.
  - Так, может, стоит попытаться найти прощения у своего народа?
  - О чем ты говоришь, Агатэ? Его нет даже в моем собственном сердце. Пообещай мне только одно: что выполнишь то, о чем я тебя просил. Так мне будет спокойнее.
  - Обещаю, - вздохнула фея. - Но это ведь не единственное, что тебя беспокоит, верно?
  Она внимательно взглянула на своего хозяина, но тот отвел глаза в сторону.
  - Я боюсь, Агатэ.
  - Неужели встречи с дочерью? - фея догадливо кивнула и возмущенно уткнула свои крошечные ручки в бока.
  - Не обольщайся! Я никогда не признаю ее. Рано или поздно этой воровке суждено погибнуть. Ты же знаешь, Агатэ, что моя мать задумала ужасную игру, и я непременно должен ее остановить. Клянусь тебе, что я убью эту девочку, пока до нее не добрались Наблюдатели. В противном случае всему Сиянию грозит гибель.
  Нет, Агатэ, здесь дело в другом. У этой девочки могут быть ее глаза. Понимаешь?
  Продмир со значением посмотрел на фею:
  - Как я вообще смогу в них смотреть, Агатэ? Скажи мне, как?
  Маленькое создание на крылышках ничего не ответило. Но Продмиру Громову это и не было нужно. Немного помолчав, он развернулся и, накинув на голову капюшон, побрел в одиночестве в сторону, откуда виднелся костер, разведенный двурфами.
  
  29.
  Начало
  
  Ветер подхватывал локоны волос и осторожно подбрасывал их вверх, не позволяя им окончательно усесться на плечи. Он нежно ласкал мокрые и грязные от запекшейся крови щеки Алисы, отдаленно напоминая о полученных ранах. Запах пожара перемешался с вонью убитых руконогов, где-то над головой слышались протяжные крики черных драконов, а в душе у девочки поселилось странное и тягостное чувство.
  Она стояла неподвижно и, молча, смотрела на Эсирию. Та, не проронив ни слова, отрешенно сидела возле тела Продмира и, закрыв глаза, нежно теребила его руку. Сквозь ее дрожащие веки бежали слезы.
  Агатэ парила в воздухе не далеко от этой картины и старалась не смотреть на поверженного хозяина.
  - И все-таки он был убийцей, - с трудом проговорила Алиса, решив, что Эсирии нужна поддержка. - Ты же сама говорила об этом. Разве не так?
  Эсирия открыла заплаканные глаза.
  - Верно, Алиса. Твой отец успел натворить достаточно злодеяний в этой жизни. Он сошел с ума - его разум затуманила давняя его болезнь. Я говорю о жажде власти. Продмир помешался на ней, и она его поработила. Нет, Алиса, я не могу оправдать то, что он совершил. И, возможно, никогда не смогу. Даже то, что он подверг тебя, моя девочка, таким ужасным испытаниям. Но знаешь, иногда самое трудное в жизни - сказать любимому человеку: 'Прости'.
  Эсирия замолчала - у нее больше не было сил. На долю секунды она отвернулась, но тут же собрала в кулак всю свою волю и подошла к дочке.
  - Нас с тобой ждут трудные времена, - сказала она серьезно и мрачно. - Особенно, когда Сияние под управлением двурфов.
  Алиса смотрела на Эсирию почти отстраненным взглядом:
  - Я должна остаться в этом мире, верно? Среди Тумана?
  - Мир един, Алиса, - сквозь слезы улыбнулась Эсирия. - К тому же, ты по-прежнему хранительница удивительного Дара. Ты будущая Чистая Душа, не забывай об этом.
  Алиса с трудом выдавила из себя усмешку:
  - Не думаю, что Рундар и все остальные подпустят меня к власти.
  - Будет сложно, - вздохнула Эсирия. - Но передо мной - законная наследница, как бы ты не пыталась это отрицать. Рундар не настолько глуп, чтобы вредить тебе, Алиса. У него же нет никакого Дара, кроме, разве что, двурфьей жадности. И чтобы удержать власть, он просто обязан будет считаться с твоим мнением. Таков Закон великого Тумана.
  - А что, если я откажусь? - задала вопрос девочка. - Что, если я хочу вернуться к людям и стать нормальной? Все почему-то уже решили все за меня. Никто даже и не подумал спросить: а хочу ли я стать частью этой вашей страны? Хочу ли я присоединиться к этим ужасным коротышкам и помогать им в грязных делах по захвату мира?
  - И чтобы ты тогда ответила?
  - Я бы сказала, что собираюсь купить нормальный мобильник, ходить на дискотеки, общаться с друзьями в Интернете. Да много чего, мама!
  Алиса краснела, как солнце, всходящее все выше и выше над кромкой дымящегося леса и уже привычных туманных облаков.
  - Иногда я тоже хочу вернуться, - ответила Эсирия. - Но в тот момент, когда мысли об этом появляются у меня в голове, я вспоминаю про сиянцев и ответственность, которая лежит на мне. И на тебе, Алиса, то же.
  - Прости, но я так не считаю.
  Девочка развернулась и быстро зашагала вперед, оставив Эсирию в одиночестве.
  Ей страстно хотелось поскорее покинуть двурфьи земли. Она то и дело вглядывалась в небо, надеясь увидеть в нем Фира, чтобы сесть на него и умчаться с ним прочь - куда глаза глядят.
  К бабушке Алиса не вернется точно. Особенно после того, когда та открыто заявляла о намерении избавиться от нее. Но вот куда теперь идти - она не представляла. Поселок разрушен, следовательно, придется искать ночлег где-то еще. Но это сейчас было не важно. Главное - поскорее покинуть место сражения. Вырваться из Тумана и его коварных миражей. Война окончена. Вот только на душе, почему-то, было совсем не радостно.
  Алиса сплела пальцы в замок и прошептала: 'Тайнур!'
  Она стала невидимой, отчего идти среди раненных, но ликующих двурфов было намного проще. Остальные сиянцы, присоединившиеся к битве, вели пленников. Стражи теней были обезоружены и теперь сопровождались непосредственно к Рундару.
  - У вас два варианта, - громко вещал коротышка-воевода, разглядывая пленников. - Либо признать мою победу и подчиниться мне. Либо погибнуть.
  Стражи теней молчали.
  - Что же, отлично, - всплеснул руками Рундар и обратился к солдатам: - Отведите их в гроты. Позже решим, как нам с ними поступить. Что вам?
  Двурф неожиданно повернулся и встретился с Королевой берез, гордо восседающей на медведе.
  - Ты обещал, что я смогу присоединить эти земли к своим владениям, - воскликнула Королева. - В случае победы.
  - Они твои, - хитро улыбнулся Рундар, обводя руками лес вокруг себя.
  - И запомни, двурф, - сурово произнесла Королева, а медведь Ифлавин издал устрашающий рык, - если ты меня посмеешь обмануть, то я лично стану твоим лесным кошмаром. Запомни это!
  Королева сильно саданула ногой о бок медведя и тот, словно всю жизнь ожидавший подобного действия, мгновенно встал на задние лапы, взмыл над двурфом, уносясь вдаль. Следом за ними потянулись шорохи и Безликие.
  Никого из магов вокруг не было видно. По всей видимости, Евдокия с остальными Хранителями башен Ишгуда, поспешили скорее покинуть место сражения.
  Девочка же брела вдоль тел погибших сиянцев, устало спотыкаясь о торчащие из земли корни сосен, поваленных на землю. Почти все они были сожжены.
  Неужели это все из-за нее - из-за Алисы? Нет, конечно, причины войны для сторонников Рундара были совершенно в другом. Все они хотели власти. Вот только были ничем не лучше, чем ее отец.
  На долю секунды наша уставшая и раненная героиня снова заметила огненную стрелку компаса, зависшую в нескольких метрах от нее. Но в который раз приглядевшись, Алиса приняла ее за очередную иллюзию Тумана. Зато в той стороне, куда показывала наиболее яркая сторона стрелки, в небе показался Фир.
  Он размахивал своими гигантскими крыльями и одаривал испуганных на земле двурфов победным рыком. На спине дракона, с не менее победным видом, сидел бельчонок Треск и размахивал пушистым хвостом.
  Алиса расцепила пальцы, чтобы помахать им рукой.
  - С победой, юная госпожа! - прогремел Фир, пролетая над осязаемой девочкой.
  - Мы победили! Наша победа, ура!!! - добавил Треск, умудряясь, в добавок, сделать сальто на летящем гиганте.
  - Не знаю, - прошептала им в след Алиса, но друзья ее уже не слышали. - В любом случае, не моя.
  Она больше не боялась ни двурфов, ни руконогов, ни других сиянцев. Теперь им было абсолютно безразлично ее существование.
  Алиса возвращалась обратно к людям: она приняла решение больше никогда не ступать на земли Сияния. И хоть в ней текла кровь мага и невероятная сила Трех Огней, девочка понимала, что даже в этом невероятном и удивительном мире под названием Сияние есть место для предательства и зла. Возможно, даже большего, чем в мире простых людей.
  Эта страна забрала у нее очень многое: семью, нормальную жизнь и судьбу, лучшего друга. Теперь было понятно, в чем проклятие Тумана.
  Алиса шла вперед, стараясь не оглядываться. Время для нее утратила всякий смысл и, кажется, вовсе остановило свой ход. Раны и ссадины болели, а голова кружилась от подкравшегося голода.
  В какую сторону идти и, главное, кто теперь ждет ее в Алексинске - все это было для нее не важно. Надо было просто идти вперед, чтобы никто не посмел ее догнать.
  И все же кто-то за ней бежал. Алиса подумала, что это Эсирия. Или кто-то из двурфов. Но это были не они.
  Девочка могла поклясться, что спит и видит странный сон, словно отголосок предательски утерянных воспоминаний. Глаза Антона были так близко к ней, завораживая своей жизнерадостностью и присущим только ему деланно-надменным взглядом.
  - А ты упертая, - уголки губ парня дрогнули в привычной усмешке. - Даже остановленное время тебе не почем. Да и бегаешь здорово. Ну, для футболистки.
  Алиса даже не улыбнулась. Она продолжала смотреть в глаза мальчишке, выпуская на собственную щеку соленную струйку от слез.
  - Думала уйти, не попрощавшись?
  - Нет, - с трудом выдавила она. Немного помолчав, она добавила: - Я думала, что больше никогда тебя не увижу.
  Антон ничего не ответил. Вместо этого он демонстративно извлек из кармана своих брюк смятый алый бутон.
  - Он спас меня, хотя эта защита предназначалась для тебя. Было глупо отдавать его мне. Продмир мог тебя убить.
  - Но я жива.
  Алиса впервые за столько времени улыбнулась.
  - Как ты узнал, что я здесь?
  - Я все-таки повелеваю временем. Или ты забыла? - парень улыбнулся. - Просто взял и заглянул в будущее. А в нем - ты.
  Алиса то же отыскала в себе силы на улыбку:
  - В будущее, говоришь? И что же еще ты там увидел? Я смогу добраться до города?
  Антон подошел так близко к ней, что у Алисы закружилась голова от избытка чувств.
  - Ты с ума сошла? Я не настолько далеко могу заглядывать в будущее! Но зато я видел поцелуй.
  - Неужели? - усмехнулась она. - И когда же он произойдет?
  - Прямо сейчас.
  Их губы в очередной раз сомкнулись и никак не хотели расставаться друг с другом.
  Алисе было всего тринадцать, но единственное, что она знала наверняка - Антон был самым лучшим моментом в ее нелегкой жизни.
  Самым.
  
  30.
  Холодное утро сентября
  
  Просыпаться совершенно не хотелось. Будильник в телефоне в который раз поднимал тревогу, требуя, категорического повиновения.
  Алиса лениво потянулась, стараясь отогнать от себя назойливую реальность.
  В окно стучались ярко желтые ветви клена. Но их старания были тщетны: девочка была непреклонна, хотя и понимала бессмысленность своего упрямства.
  Немного поборовшись с желанием разбить мобильник, Алиса открыла заспанные глаза.
  Комната была погружена в тускнеющий свет, проникающий сквозь квадрат разнавешенного окна. На улице погода окончательно вышла из себя: мелкий дождик бегал по желто-багровому костюму клена, который своим печальным видом подтверждал опасения девочки.
  Она бросила взгляд на противоположную от кровати стену, где висел отрывной календарь. Все верно. Среди обглоданных заусенцев, хранивших память о прошедших днях, гордо красовался листок с пугающей красной цифрой - первое сентября.
  Кроме Алисы, в квартире никого не было. Если, конечно, не считать странное ощущение пустоты и чего-то еще, что она приняла за одиночество.
  Кое-как поднявшись и вырубив на телефоне сигнал будильника, она побрела по квартире, все еще путаясь в расположении комнат. В кухне на столе ее поджидал завтрак с запиской: 'Буду поздно. Удачи в школе'.
  Думать о первом дне учебного года было невыносимо. Хотя какая-то частичка души девочки искренне радовалась возможности снова увидеть лица одноклассников, учителей, ребят по футбольной команде, словно те были призраками из прошлой, совершенно чуждой ей жизни.
  Настенные часы заухали: было девять. Наспех натянув на себя новенькое платье и, беспощадно расправившись с безумием, творившимся на голове, Алиса схватила рюкзак с учебниками и выскочила на лестничную площадку. Ключи шустро нырнули в замочную скважину. Щелчок, и наша героиня помчалась к лифту, хотя так и не могла воспринимать эту штуковину как что-то нормальное.
  Дождик продолжал моросить, из-за чего девочка тысячу раз пожалела, что не взяла зонтик. Но ей было все равно.
  Добираться до школы стало гораздо быстрее, чем раньше. Однако, путь все еще требовал поездки на автобусе. Алиса совершенно не спешила, с любопытством разглядывая вдоль дороги цветочные развалы. Раньше она могла только мечтать о том, чтобы вот так взять и побродить среди городских ларьков и магазинов, не торопясь успеть на сельский автобус.
  Было невероятно холодно для первого осеннего дня. В душе царила такая же безразмерная пустота, словно у человека в одно мгновение забрали смысл его жизни. Алисе вовсе не хотелось появляться в школе. Ей было плохо и без дурацких насмешек одноклассников, которые обязательно что-нибудь придумают для новой потехи.
  - Привет, Алиса!
  Она мгновенно опомнилась и посмотрела по сторонам. И, к своему удивлению, увидела Димку Филиппова, капитана футбольной команды.
  - Привет!
  Парень мгновенно расплылся в сияющей улыбке:
  - Не думал тебя здесь увидеть. Наверное, рано приехала?
  - Теперь я живу здесь, - Алиса указала на девятиэтажку, одиноко выглядывающую из-за крыш других домов. - Вон в том доме.
  - Так мы, значит, соседи! - еще сильнее обрадовался Филиппов. - Я живу рядом. Вот уж не думал, что твоя старуха решит перебраться в город.
  - Я больше не хочу ничего о ней слышать, договорились? - девочка поджала губы, стараясь отогнать от себя тяжелые мысли. - Я к ней ни за что не вернусь.
  По выражению лица Димки читалось непонимание, но прежде, чем он решил задать свой вопрос, к остановке подкатил автобус.
  - Ты не едешь? - спросил парень, понимая, что Алиса совершенно не собирается садиться.
  - Я пешком, - натужно улыбнулась она. - Никогда раньше этого не делала.
  - Что же, хорошо, - еще больше смутился Филиппов, поднимаясь по ступенькам в салон автобуса. - Не опоздай, линейка в десять.
  - Успею, - махнула рукой Алиса, провожая взглядом закрывающиеся перед ней двери транспорта.
  Спустя несколько мгновений, несмотря на свои обещания, она вошла в салон следующего автобуса и тут же плюхнулась на самое заднее сидение возле окна.
  Что-то было в этом Филиппове такого, что способно в мгновение ока поднять настроение. Алиса заметно повеселела и даже решила запустить игру на своем новеньком телефоне, чтобы хоть как-то убить время. Пока доставала мобильник, пришло СМС от Филиппова: 'Забыл сказать: ты такая сегодня красивая! Просто супер!'. Это, конечно, было лишним. Но, тем не менее, это было приятно.
  Автобус припарковался возле знакомого парка, и она поспешила выйти.
  Городской парк был все так же холоден и бездушен, словно ничего и не происходило этим летом. Словно все, что приключилось, осталось там, в далеком и непостижимом Сиянии. И была ли эта страна в реальности? Может быть, она ей только приснилась?
  Алиса быстро прошагала половину дорожки от парка до школы, но тут же резко остановилась и присела на корточки. Она загребла руками красно-желтые листья. Они казались ей более чем живыми, нежели то, что находилось в ее душе.
  Даже не верится, как луночары меняют людей. Впрочем, все это действительно могло быть всего лишь сном, вслед за которым обязательно должно, рано или поздно, придти пробуждение.
  Она не видела Антона с того момента, как покинула Сияние. И он даже не пытался с ней связаться. Алиса тысячу раз пыталась призвать Дар Трех Огней, но и он исчез бесследно, словно и не существовало его никогда. Не было больше и Тумана в городе, словно Сияние переместилось куда-то очень далеко.
  Девочка потерла руки друг о друга: было ужасно холодно. Просто невероятно, как резко поменялась погода! Еще только вчера за окном царило тепло, а сегодня на тебе - хмуро, грязно и неуютно. Ничего не поделаешь: сентябрь.
  Поежившись от холода, Алиса продолжила свой путь навстречу новому учебному году. Шла она с огромной неохотой, собирая сухие листья ногами.
  Наконец, на горизонте появилось знакомое здание. Вот только привычной праздничной линейки в его дворе уже не было. По видимому, девочка все-таки опоздала. И это в первый учебный день! Переполошившись не на шутку, она пулей взлетела по школьным ступенькам и дернула входную дверь.
  В коридорах было многолюдно из-за большого скопления родителей, сопровождающих первоклашек. Судя по их поведению, линейка действительно давно уже завершилась и сейчас в учебных кабинетах проходили классные часы - уроки мира.
  Внутри у Алисы окончательно все оборвалось. Как же ей теперь рискнуть появиться под конец всего действа? И хотя ее это волновало меньше всего на свете, страх оказаться в центре внимания по-прежнему сковывал в нерешительность.
  Думать долго не пришлось. Появление на горизонте школьного охранника заставило ее направиться прямиком в свой класс. К счастью, лишних расспросов с его стороны не последовало - он лишь одарил девочку осуждающим взглядом: мол, занятия идут, а ты тут бродишь!
  И вот сейчас Алиса неуверенным шагом пробиралась на второй этаж, где уже слышалось галдеж ее класса. Знакомые голоса одноклассников плыли по всему школьному коридору, тогда как аромат гладиолусов и астр полностью захватывал в свой изумительный плен.
  У входной двери в аудиторию Алиса снова остановилась. По ту сторону шло активное обсуждение новых предметов, кто-то продолжал делиться своими летними впечатлениями, а учительница и, одновременно, их классный руководитель Анна Германовна безуспешно стучала указкой по доске в надежде успокоить ребят.
  Интересно, что будет, если Алиса войдет сейчас? Вряд ли они не заметили ее отсутствия. Как раз пригодилась бы способность становиться невидимой. Но таковой не было.
  Быстро прикинув варианты ответов на расспросы, что-то типа: 'проспала' или 'долго не было автобуса', она глубоко вздохнула и, набравшись смелости, схватила ручку двери, дернув ее на себя.
  Все находящиеся в классе мгновенно затихли, словно увидели привидение. Анна Германовна также не проронила ни слова, одарив вошедшую ученицу каким-то странным и многозначительным взглядом. Видимо, Алиса была единственной, кто опоздал в первый же день семестра.
  Решив не испытывать судьбу и не дожидаться разрешения, она вошла в класс и пошагала к своей одинокой парте, находящейся в самом конце класса. Однако не успела она совершить и нескольких шагов, как, ошарашено, замерла на месте.
  Ее место за партой уже было занято!
  За столом, обложившись тетрадями и ручками, сидела... еще одна Алиса.
  Причем, точная копия настоящей.
  Девочка-самозванец совершенно не ожидала такого поворота событий. Поняв неладное, она мгновенно побледнела и нервно заерзала на стуле. В ее глазах читался неподдельный ужас и растерянность. Со стороны школьного коридора раздался звонок на перемену, но в классе его никто так и не услышал.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"