Поликарпов Михаил Аркадьевич: другие произведения.

Русские добровольцы в Югославии.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.14*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Более подробно о русских добровольцах, воевавших в Югославии, можно прочитать в книге М.Поликарпова, размещенной на сайтах www.lib.ru и www.artofwar.ru . Смотрите также линклист этого раздела

  
  Михаил Поликарпов
  
  Русские добровольцы в Югославии.
  Мифы и правда.
  
  Полагаю, каждый человек живет различными мифами, прочно уко-ренившимися в сознании, которые и формируют представление об ок-ружающей его действительности. Кино, пресса и литература создают поистине сказочный мир, и оттого столкновение человека с реально-стью может его шокировать.
  Например, крайне мифологизированы войны. Есть такая популяр-ная серия мифов - армейских баек. В первую очередь на память прихо-дят пресловутые "белые колготки" - женщины-снайперы из Прибалти-ки, современный аналог амазонок. Побывавшие на войне порой любят рассказывать о предложениях противника перейти на его сторону и воевать, получая за это большие деньги. Далее, в реальному бою тя-жело увидеть противника - и тем более крайне редки случаи рукопаш-ных схваток, поэтому знание всяких единоборств и даже умение метать нож, которыми порой кичатся прошедшие "огонь и воду", бесполезны. С гранатой под танк в настоящей войне тоже не бросаются. И против-ника пачками не убивают. Ведь война - это такая лотерея, игра в карты со Смертью. Какие-то шансы даются тебе - убить, и какие-то шансы по-гибнуть. А вообще-то война - это стиль жизни для тех, кто вольно или невольно выбрал эту жизнь.
  Многие полагают, что в "горячих точках" воюют там "наемники" - эдакие накачанные Рэмбо, "загребающие" приличные деньги. На са-мом деле наемничество в классическом понимании этого термина сей-час существует, наверное, только в среде высококвалифицированных специалистов - в первую очередь, летчиков и авиатехников .
  Так, очень мифологизировано участие русских добровольцев в гражданской войне на территории Югославии, прежде всего в Боснии. В 1993 году хорваты говорили о полутора тысячах русских, якобы воюющих за сербов. Мусульмане в Боснии в октябре 1994 заявили о пяти тысячах русских "наемников", сражающихся на сербской стороне в тот момент. Я попробую рассказать в этой статье, что же было на самом деле.
  В 1992-1995 гг. на территории Боснии постоянно действовали два-три небольших русских подразделения. Суммарное число русских во-лонтеров на фронте лишь сравнительно недолгое время - зимой-весной 1993 года - превышало полсотни. Всего же, по моим расчетам, через эту войну прошло несколько сотен добровольцев из республик бывшего СССР; как минимум сорок погибли, еще около двадцати стали инвалидами в результате тяжелых ранений.
  Эффект многочисленности русских достигался (в том числе) бла-годаря тому, что мелкие их группы использовались в качестве ударных и диверсионно-разведывательных отрядов. Такая мобильная группа в пять-десять человек могла действовать, например, на тридцатикило-метровом участке фронта, появляясь то здесь, то там. Создавалось впечатление действий больших отрядов русских волонтеров. А так как война - это своеобразная коллективная вендетта, то ответные удары мусульманских отрядов, как правило, принимали (и несли потери) сер-бы, занимавшие оборонительные позиции. Но даже пара русских бой-цов в отряде давала переходивший линию фронта слух - "русы на ли-нии" - и вселяла в "турок" (боснийских мусульман) уверенность, что им противостоят многочисленные русские подразделения.
  Необходимо понять, что армии в классическом понимании этого слова у сербов в Боснии не было. С началом войны, в 1992 году каждая из трех религиозных общин - хорваты, сербы и боснийские мусульмане (также славяне) - начала создавать свои вооруженные силы с нуля. Структура их, в частности сербских, могла быть с натяжкой названа территориально-милицейской. Помимо ополченцев и полиции, выпол-нявшей армейские функции, следует отметить такой элемент как удар-ные отряды (по-сербски - юречные или интервентные, то есть "идущие впереди"). Именно они аккумулировали в себе кадровых офицеров, от-чаянных бойцов-сорвиголов, добровольцев из Сербии и Черногории. Смертность и "текучесть" кадров там были достаточно высокими. В составе ударных отрядов, как правило, действовали и русские, которые порой поражали сербов своей храбростью, а также... способностью в огромных количествах поглощать спиртное.
  Русские добровольцы-одиночки и небольшие их группы, добирав-шиеся до театра военных действий самостоятельно, участвовали еще в конфликте на территории Хорватии. Наибольшее же распространение это явление поучило именно в Боснии. Немаловажным фактором в стал конфликт в Приднестровье, точнее - его окончание летом 1992 го-да. Ведь тогда, в 1991-1992 годах незыблемый дотоле Мир рухнул, на-ша страна (как и Югославия) распалась, вспыхнув кострами локальных конфликтов. Эти войны не оставили многих людей безучастными - те определили для себя, кто свой, кто чужой, и поехали отстаивать свою правоту, мстить за обиды с оружием в руках. Именно тогда в России появилась определенная категория лиц, для которых война стала - нет, не родным занятием, но способом самовыражения. Летом 1992 года эти люди еще "не остыли" от боев, были уверены в своих силах (они ведь победили, отстояли свободу Приднестровья!), им не нашлось мес-та на гражданке. Они были готовы к новому "делу"... Так, в конце лета первые добровольцы, которые смогли получить загранпаспорта, само-стоятельно уехали в новую горячую точку, на этот раз - за пределы "одной шестой"...
  
  Русский Добровольческий...
  
  В сентябре 1992 года в Герцеговине был сформирован первый Русский добровольческий отряд (известный как РДО-1). Основу его со-ставили шесть человек, приехавших из Санкт-Петербурга при помощи питерской охранной фирмы "Рубикон", возглавляемой Юрием Беляе-вым. Он также был известен в то время как лидер одной из небольших партий националистического толка. Кроме того, к РДО прибились оди-ночки, которые действовали в Боснии с лета. Возглавил отряд бывший морпех Валерий Власенко, ранее воевавший в Приднестровье под Бендерами. Всего численность этой боевой единицы достигала чело-век пятнадцати, но судьба РДО-1 была недолгой. К концу 1992 года он распался, добровольцы разъехались - кто в Россию, кто - в другие сербские подразделения.
  В конце 1992 - начале 1993 годов была сделана удачная попытка организовать переправку русских добровольцев в Боснию и Герцегови-ну для участия в боевых действиях на стороне сербов (точнее, Армии Республики Сербской). При этом на средства сербских общин городов Горажде и Вишеграда были оформлены российские загранпаспорта и приобретены железнодорожные билеты для нескольких десятков чело-век. В Белграде русских встречали и на автотранспорте перебрасывали в Восточную Боснию. Организационную помощь в России сербам ока-зали три человека - уже упоминавшийся Юрий Беляев, Ярослав Ястре-бов (получивший известность благодаря голодовкам в поддержку Юго-славии), а также Александр Загребов. Спецслужбы Республики Серб-ской и Югославии, видимо, были в курсе и не чинили препятствий при-бытию добровольцев.
  
  Для людей непосвященных опять-таки встает резонный вопрос: "Зачем русские поехали воевать в чужие горы?". Мотивов было, ко-нечно, несколько. И они могли сочетаться в одном человеке. Мораль-ные, религиозные, политические... Из глубин сознания всплыло воспри-ятие сербов как братьев. Проводя параллели с судьбой своей Родины, люди не смогли остаться равнодушными к происходящему - и решили дать "бой злу", как они его понимали. Искупить вину России, предав-шей сербов.. У русских это уже стало традицией. Кто-то, впрочем, искал приключений. Кто-то скрывался от мафии, от милиции, от семейных не-урядиц, от себя...
  На той войне профи были редкостью, зато часто оказывались лю-ди с высшим образованием - они ехали туда, во всем разобравшись и все себе доказав. А потом... они "заболевали" этой войной. Ведь война - это наркотик. Она опустошает людей, выталкивает их назад, в мир, от которого они отвыкли, и затем затягивает обратно... Туда, где все так просто. Вот - враг, а вот - друг. Смысл жизни предельно ясен, и больше не нужно ломать голову над сложными проблемами. Ведь Мир устроен несправедливо, и самый простой способ его изменить, сделав добро, - это убить зло. И каждый решает для себя, как это сделать.
  
  Так, 1 ноября 1992 года под Вишеградом, небольшим городом на Дрине в Восточной Боснии, был сформирован второй русский добро-вольческий отряд (РДО-2), более известный как "Царские волки". Ядро его составили прошедшие Приднестровье добровольцы, но не только. Один из добровольцев - одессит Женька - до того был торговцем-челноком в Белграде. Бросив "бизнес", он примкнул к русскими и уехал на войну. Название отряд получил из-за монархических убеждений не-скольких человек. Во главе "волков" встал 27-летний сибиряк Алек-сандр М., более известный как Ас, получивший боевой опыт в Придне-стровье весной-летом 1992 года в боях с "румынами" под Кицканами и Бендерами. Там он, кстати, воевал в одном подразделении вместе с Власенко. По образованию Ас был поваром, в течение нескольких лет работал водителем на Таймыре, а затем в европейской части России - представителем торгово-закупочной фирмы. Дважды начинался учить-ся в вузах, но бросал... С работы весной 92-го ушел "по-английски", ку-пив билет поезд до Одессы. Примечательно, что Ас по состоянию здо-ровья в Советскую армию не призывался и оружие в руки взял впервые в Приднестровье.
   Добровольцы получили обмундирование и оружие с сербских складов, а также были поставлены на довольствие. Отряд базировался на территории бывшей школы. Русские были в привилегированном по-ложении по сравнению с собственно сербскими бойцами. Кроме обыч-ного жалования, который получали местные ополченцы, в 20-30 дойч-марок в месяц, вышеупомянутые сербские спонсоры доплачивали еще по несколько десятков DM .
  С господствующих над городом высот Вишеград в конце 92-го чуть ли не в упор расстреливался мусульманами, а сельская округа его под-вергалась безжалостными карательными акциями "турок". В ноябре-декабре в районе Вишеграда отряд, действуя против Горажданской группировки мусульман, провел серию удачных диверсионных и разве-дывательных операций, по-сербски - "акций". Подразделение участво-вало в боях как самостоятельно, так и совместно с сербами. 1 декабря "Царские волки" потеряли одного бойца - одессита Андрея Нименко, ветерана Бендер - убитым и еще одного - питерца - тяжелораненым. В тот день была проведена крупная наступательная операция, в резуль-тате которой мусульман выбили с господствовавшей над городом гря-ды. В ходе боя группа добровольцев попала в окружение. Оказавшийся в их тылу снайпер начал расстреливать парней, как мишени в тире...
  Сам РДО достиг в декабре численности 14 человек и имел на сво-ем вооружении даже пару 82-мм минометов. Отряд благополучно пе-режил болезнь роста и внутреннюю борьбу за власть. Это явление - неизбежное в подобных структурах, где действуют законы "военной демократии" - и добровольцы сами себе выбирают командира, доверяя тому свои жизни. В этом подразделении было немало людей с высшим образованием. Так, один из них, Игорь , сразу после защиты диплома (историка) в мае 1992 года уехал вместе с другом в Приднестровье. Друг там погиб в бою. По окончании конфликта боец нашел "канал" и попал в Боснию, в РДО. Весной 1993 года вернулся в Россию - и был призван в армию на полтора года (как человек с высшим образовани-ем) на срочную действительную службу! После "дембеля" на граждан-ке пробыл недолго - и прошел первую чеченскую кампанию контрактни-ком, а затем "ушел в запас".
  
  Казаки
  
  Если вначале курировавшие приезд добровольцев в Боснию сер-бы, возможно, рассчитывали на использование нескольких небольших русских единиц на ответственных участках фронта, в первую очередь, для подъема боевого духа сербских ополченцев, то в конце 1992 года появилась идея собрать в районе Вишеграда значительное количество уже хорошо зарекомендовавших себя в боях русских. Отныне их наби-рали сроком на два месяца, причем им были обещаны - и выплачены определенные суммы денег. Так, с 1 января 1993 года в Вишеграде па-раллельно с РДО-2 появился и действовал казачий отряд численно-стью около сорока человек, так называемая Первая казачья сотня во главе с человеком, более известным как Александр Загребов. Люди приехали в основном из Ростовской области, Поволжья и Москвы. Ка-заки, получив для усиления БРДМ, действовали, как и РДО-2, в качест-ве ударного отряда пехоты. Сам Загребов - офицер-"афганец", пред-положительно - "особист". В 1992 году он воевал на стороне сербов в Сербской Краине. Последний фактор, видимо, и повлиял на "выбор" фамилии. Загребов сумел сочетать в себе функции вербовщика и ко-мандира отряда, то есть он смог организовать отправку в Боснию не-скольких десятков преимущественно казаков, а в течение января 1993 командовал уже упомянутым казачьим отрядом. И общий язык с серба-ми он находить умел очень хорошо, видимо, сказался предыдущий опыт. По моим данным, Загребов продолжил выступать в роли вербов-щика и после окончания этой войны.
  Той же зимой в Скелани - небольшом поселке при ГЭС ниже по течению Дрины - появилась группа (около десятка человек), состоящая из казаков и русских добровольцев, организованных - в том числе - при помощи уже упоминавшегося Юрия Беляева. Командовал группой старший лейтенант-артиллерист Александр Александров. Это подраз-деление действовало против мусульман, закрепившихся в укрепрайоне Сребреница. Ранее он также участвовал в боевых действиях в Придне-стровье , а в промежутке между этими конфликтами успел также по-воевать и Карабахе. Александров отличался среди русских своей храб-ростью. Так, в январе 93-го он получил ранение в грудь, когда вдвоем с питерским казаком Калмыком в ходе боя отбили у мусульман танк. Оп-равившись от ранения, Александр вскоре погиб: возглавляя группу во время диверсионного рейда, 21 мая 1993 года он подорвался на мине-растяжке, преграждавшей тропу. Скеланийская группа распалась по стандартному сценарию - часть уехала в Россию, несколько человек ушли в другие русские подразделения.
  В Вишеграде отношения РДО и казаков первой сотни не сложи-лись; их совместные операции первоначально успеха не имели. Загре-бов, как "боевой офицер" и командир более крупного отряда, претен-довал на командование всеми добровольцами; "Царских волков" такая ситуация не устраивала. Взаимная неприязнь едва не переросла в воо-руженное столкновение, кульминацией конфликта стали ранение кем-то из "волков" Загребова и последовавшая попытка разоружить РДО-2 силами сербской Рудовской бригады. В связи с этим, согласно достиг-нутому соглашению, в конце января почти весь РДО-2 ушел в Прибой, город в северо-восточной Боснии, недалеко от Тузлы. Ас отошел от ко-мандования, обидевшись на сербов и казаков, и остался в Вишеграде в качестве частного лица.
  В городе в качестве единственной боевой единицы остались каза-ки. После ранения и последовавшей госпитализации Загребова казачий отряд разделился на две группы, во главе каждой из которых был по-ставлен свой атаман. Одна из этих них, которую возглавлял ветеран Приднестровья донской казак Геннадий Котов, провела несколько удачных диверсионных операций, но затем попали в засаду. В ходе боя Котов погиб. Казаки допустили ошибку, попробовав повторить рейд удачного диверсионного маршрута. Но война не терпит шаблонов - и строго наказывает нерадивых учеников.
  В марте 1993 года в казачьих группах основательно поменялся со-став. Старая смена уехала, приехала новая, также сроком на два меся-ца. Реально прибыло несколько групп из Ростова-на-Дону, Москвы, Пи-тера и Сибири, в основном "необстрелянных" добровольцев, лишь объединенных термином "казаки". Всего - около тридцати человек. Был среди них и ветеран РДО-1. Казаки недолюбливали "ненастоящих" казаков - "мужиков" (по их определению), поэтому про-изошло фактическое разделение отряда на три смены - казачью, "мужицкую" и смешанную.
  В начале весны 93-го сербы в том районе провели ряд удачных наступательных операций, успехи которых были сведены на нет не-хваткой сил и начавшимся мусульманским контрнаступлением. "Турки" в тот момент получили большое количество военного снаряжения с гу-манитарными конвоями ООН и повысили свою боеспособность. Вер-нувшийся из "отпуска" Ас в течение марта возглавлял сводный сербо-русский отряд, куда входили и все "казаки" второй смены. Всего под его командованием было на тот момент 68 бойцов - русских и сербов. 30 марта Александр уехал в Россию, сопровождая тяжелораненого бойца. (В дальнейшем Ас возвращался в Боснию, а в 1999 году приез-жал в Косово. В мирной жизни в России он себя не нашел).
  В этом же году, 12 апреля, именно этим русским пришлось участ-вовать в самом тяжелом бою - за высоту Заглавак. Тогда десяток рус-ских добровольцев "мужицкой" смены и несколько сербов, защищая ключевую высоту, выдержали серию атак мусульман. В пелене снежной бури озверевшие от крови и близости победы моджахеды неоднократно бросались на "положаи" (позиции) русских. Мусульмане буквально за-сыпали неприступную для них высоту минометными минами. Бой длил-ся четыре часа. Обороняясь в полуокружении, добровольцы понесли самые тяжелые потери за всю войну (в рамках одного боя): трое бой-цов было убито и еще трое получили тяжелые ранения. Впоследствии мусульмане признали гибель в ходе боя более семидесяти (!) своих бойцов, в том числе командира бригады. Около сотни "турок" получили ранения. По меркам той войны такие потери ударных подразделений считались серьезными .
  Высота была разблокирована подошедшими казаками; и оборо-нявшиеся русские получили возможность отойти. После этого Заглавак на какое-то время был занят мусульманами, но схватка обескровила их ударные отряды и на этом участке фронта воцарилось затишье...
  После этого боя произошло охлаждение отношений между каза-ками и сербами, так как последние, по мнению русских, не оказали должную поддержку своим союзникам. На фоне мирной передышки произошел очередной раскол и в самих группах русских добровольцев. Причиной его были взаимное неприятие казаков и "мужиков", отсутст-вие сильного лидера, а также обида на местное сербское командова-ние за пассивное поведение во время боя 12 апреля. Часть русских - по окончании двух месяцев на фронте - уехала в Россию, оставшиеся ка-заки ушла под Сараево, где в тот момент обострилась обстановка. Группа "питерцев" вошла в состав одного из ударных подразделений сербов. В дальнейшем в районе Вишеграда действовали лишь не-сколько русских добровольцев в составе сербских подразделений. Все-го в Вишеграде сейчас девять могил русских добровольцев, одна из улиц города носит имя Козачка - она названа в честь казаков, воевав-ших там в 1993 году.
  Сейчас среди сербов ходит легенда, будто русские и отбили Ви-шеград, но это, конечно, сильное преувеличение. Мусульмане славно похозяйничали в городе весной 1992 года, и сербы, приняв "озверина", самостоятельно его отбили. Сербы признают, что именно русским при-надлежит заслуга в том, что Вишеград сейчас не в руках мусульман.
  
  Тропа "Царских волков"
  
  В течение двух месяцев (февраль-март 1993 года) "Царские вол-ки" действовали против Тузлинской группировки в Прибое, где на тот момент шла позиционная война и РДО-2 участвовал в ряде тактических наступательных операций. Командиром отряда добровольцы избрали опытного майора-"афганца", прибывшего в Боснию в конце 1992-го го-да "Эдика". В прошлом Эдуард - начальник артиллерийской разведки дивизии ВДВ, кавалер ордена "Красной звезды" и медали "За отвагу". За время его руководства отрядом РДО-2 потерял одного человека: 10 марта в бою за село Преловина погиб молодой москвич Дмитрий Чека-лин, также ветеран Приднестровья. После боя было найдено его иссе-ченное осколками тело, в автомате был пустой магазин, а на пальце - кольцо от гранаты. Что случилось, останется неизвестным. Вероятнее всего, Дмитрий пытался бросить гранату, но в этот момент в него попа-ла пуля. Не исключено также, что ней оказался диверсионный взрыва-тель - без замедлителя.
  В конце марта отряд передислоцировался на юг, в Илиджу (пригород Сараева), но не нашел там "общего языка" с сербами и вскоре уехал в Подграб, где вошел в состав гарнизона Прачи и провел несколько удачных операций против Горажданской группировки. РДО тогда находился с другой, западной, стороны этого мусульманского анклава. Напомню, Вишеград находится к северо-востоку от Горажде.
  В мае Эдик уехал в Россию. Его сменил капитан-десантник Миха-ил Трофимов, имевший за Афганистан две "Красные Звезды". Только что приехавший в Боснию и сразу же избранный командиром, Михаил погиб 7 июня 1993 года, в первом своем бою здесь при попытке взять "языка" в тылу противника. "Акция" закончилась неудачей. Изреше-ченный осколками гранаты и пулями выпущенной в упор автоматной очереди, смертельно раненый командир успел лишь приказ о прекра-щении операции. В ходе боя один доброволец (Типтин) пропал без вес-ти. Видимо, в тумане он заблудился и, как выяснилось позже, был за-хвачен в плен мусульманами и замучен.
  На фронте установилось затишье. За два месяца в отряде смени-лось два командира. В августе 1993 года, во время очередного пере-мирия, деятельность РДО-2 была добровольцами приостановлена. Мо-нархическое черно-желто-белое знамя отряда сдали на хранение в Храм Святой Троицы в Белграде, а остававшиеся на тот момент в Бос-нии четыре бойца перевезли гроб с телом Михаила Трофимова в Одессу.
  "Царские волки" были наиболее успешным русским отрядом. За восемь месяцев боев они провели множество боевых операций, унич-тожив несколько десятков бойцов противника и потеряв при этом четы-ре человека убитыми. Тогда же, летом 1993 года, в храме была уста-новлена мраморная доска с именами десяти русских, погибших за Сер-бию. Правда, реально, к этому моменту, их было уже больше...
  
  Эпилог
  
  Так закончился период массового участия русских в той войне, совпавший с переходом всей войны в вялотекущую фазу. В дальней-шем количество русских в Республике Сербской значительно уменьши-лось. Однако они - те кто остался и вновь прибывавшие - непрерывно, в разных подразделениях провоевали там до конца войны - до осени 95-го. Ослабление потока русских было вызвано, с одной стороны, пе-реходом войны в позиционную, а с другой - проблемами при оформле-нии паспортов и приобретении билетов до Боснии у как правило мало-имущих желающих туда отправиться. Экипировались и вооружались добровольцы и по-прежнему из сербских арсеналов, заработная плата - как и у сербских солдат - была чисто символическая. Порой приезжали соблазненные слухами о "длинном долларе" люди, но, узнав что к че-му, не задерживались и ехали искать для заработка другие места.
  Русские в Боснии сформировали некую субкультуру, с сербо-русским слэнгом, с неписаным кодексом чести, не допускавшим, на-пример, убийства пленных или женщин, предполагавшим обязательный вынос раненых с поля боя, месть за павших. Добровольцы сами себя часто называли не по именам, а по кличкам. Группы бойцов, как прави-ло, состояли из семи-пятнадцати человек - более крупные отряды вско-ре неизбежно раскалывались, бойцы группировались вокруг новых ли-деров. Причем необязательно, чтобы командиры были кадровыми во-енными. Они, в первую очередь, должны быть вождями, обладать оп-ределенными организаторскими качествами.
  Обычно люди приезжали на пару месяцев, а потом возвращались опять. Рекорд беспрерывного пребывания на фронте поставил уроже-нец Гродно, выпускник экономического факультета Ленинградского университета Валерий Гаврилин, который приехал в Боснию в ноябре 1992 года (после Приднестровья). Прославился как талантливый мино-метчик, что называется - "от Бога". В составе различных русских и сербских подразделений он участвовал в ряде знаменитых боев той войны - прошел пекло Заглавка, в июле 93-го штурмовал Игман, в ап-реле 1994 года участвовал в наступлении на Горажде. 21 апреля 1995-го Валерий Гаврилин погиб в боях за Сараево, во время отражения му-сульманского наступления.
  Примечательно, что большинство погибших русских добровольцев в Боснии приходится на первый месяц их участия в боевых действиях - до того, как они "поняли" законы этой войны, осознали ее характер. Гибель же обычно происходила, как считали сами добровольцы, вслед-ствие глупости - своей или чужой.
  Летом 1993 года была попытка организовать интернациональный отряд под эгидой Русского Национального Легиона (РНЛ), но она закон-чилась неудачей. Вопреки утверждениям многих журналистов, "баркашевцы" - боевики РНЕ - в боевых действиях участия не прини-мали. Полагаю, это - типичный пример того, как пресса пыталась сде-лать "антирекламу" добровольцам.
  В дальнейшем наибольшую известность получил базировавшийся в пригороде Сараева и действовавший в различных районах Боснии РДО-3 (осень 1993 - осень 1994). Его возглавлял уроженец Гомеля мичман Александр Шкрабов, самостоятельно приехавший в Боснию ле-том 1993-го. Он погиб 4 июня 1994 в бою под Олово (к северу от Са-раева). С осени 94-го русские волонтеры действовали в составе серб-ского ударного подразделения "Белые волки" (базировалось на быв-шей горно-лыжной базе в Яхорине недалеко от Сараево, командиром был серб Сржан Кнежевич), а также других сербских частей. После окончания конфликта основная масса бойцов вернулась домой. На кладбище Дони Милечи под Сараево сейчас находится семнадцать мо-гил русских добровольцев, преимущественно из состава РДО-3 и "Белых волков", погибших в боях в 1994-1995 годах.
  В дальнейшем родители погибших и тяжелораненые получали пенсии от правительства республики Сербской, часть русских получили сербское гражданство и остались жить там или в большой Сербии. Так потерял в боях за Сараево ногу и сейчас работает в Белграде про-граммистом выходец из Архангельска, получивший в Югославии из-вестность как Барон, который уехал на эту войну вследствие конфликта с чеченскими бандитами.
  Добровольцы очень не любили, когда на их крови наживаются. Поэтому уже упомянутые вербовщики не пользовались их любовью, а один из них даже стал объектом покушения. Воевавшие в Боснии не-безосновательно считали, что вербовщики присвоили себе значитель-ную часть денег, выделенных сербами.
  После окончания войны большинство добровольцев вернулось в Россию, где они как-то пытались себя найти в мирной жизни, чаще все-го работая в охранных структурах или на других работах, не требующих особой квалификации. Как правило, в криминал они не пошли, никаких профессиональных "солдат удачи" из их среды также не вышло. Не-сколько человек ушли на работу в МВД или стали военнослужащими российской армии.
  Что касается отношения российских спецслужб к добровольцам, можно строить догадки о том, как оно менялось и была ли вообще ка-кая-то целенаправленная политика в этой области. Хотя формально на тот момент они никакого законодательства не нарушали, добровольцев старались не упускать из виду, особенно после событий октября 1993 года. Отмечу один такой факт: ветеран конфликта в одном из сибирских городов собрал группу желающих поехать в Югославию, но представи-тели спецслужб пришли к нему и сказали буквально следующее: "Ты - душа пропащая, что хочешь, то и делай, а других ребят оставь в по-кое". В 1992 году - после приднестровских боев - в Ростовской области что-то слишком много казаков оказались в местных СИЗО "по хулиган-ке", куда их, видимо, на пару-тройку месяцев отправили "остывать" после боев. Вряд ли это просто было совпадением.
  Весной 1999 года русские, в том числе ветераны боснийского конфликта, воевали в Косово в составе нескольких отрядов. В боях с албанцами они понесли потери - погибло как минимум трое, были так-же и тяжелораненые. Несколько русских также участвовали в боевых действиях с албанцами и в Македонии осенью 2000 года. Погибших на этот раз не было.
  Скоротечный косовский конфликт еще раз подтвердил, что в Рос-сии, несмотря на определенную политическую стабилизацию, по-прежнему сохраняются те условия и социальная среда, когда значи-тельное количество людей готовы были поехать в другую страну вое-вать. В первую очередь, по идеологическими причинам, но если есть определенное финансирование и кто-то занимается организацией, то можно найти удивительно большое количество людей, готовых пойти на риск. В принципе, эта среда является той социальной базой, на ко-торой можно построить регулярную армию. Остается, правда, откры-тым вопрос о том как будет выглядеть эта самая профессиональная армия - приобретет ли она черты нормального армейского коллектива или будет служить своеобразным прибежищем для разного рода "диких гусей", воюющих за "боевые", пока их платят... Конечно, доб-ровольцы - не очень дисциплинированные люди, но и современная Российская армия строгой дисциплиной также не отличается.
  
Оценка: 7.14*10  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Д.Распопов "Лучшая пятёрка " (ЛитРПГ) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | А.Респов "Герои Небытия Ковен" (Боевое фэнтези) | | К.Кострова "Куратор для попаданки" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"