Шахова Полина: другие произведения.

Зеркало

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ему была уготована иная участь, перед ним были открыты меногие пути. Один обман, маленькая хитрость, создал новую судьбу, и незримые связи, что крепче обетов. Всему есть конец, рисунок разорван, но нити остались. Судьба торопливо плетет новый узор. Каким он будет? Начать жизнь заново.

  Бежать, скорее бежать и скрыться. На нытье и битье посуды нет времени. Хлопок, визг тормозов, удар, боль. Голова раскалывалась, сердце билось, словно сумасшедшее, и стремилось вырваться из груди, в висках стучало, тело трепетно окутала агония, какая-то девушка выбежала из машины и, плача, что-то говорит. Сквозь гул в ушах можно лишь разобрать:
  - Как вы? - повернуть голову сложно, ослепительная вспышка боли заставила мир померкнуть. Следующий приход в сознание был менее мучительный, дико захотелось есть, но чувство голода было успешно проигнорировано.
  - Он очнулся! - тонкий девичий голос заставил со стоном открыть глаза, мир приобретал очертания невыносимо светлой и непривычно уютной комнаты. К горлу подступила родная и такая знакомая паника, появилось невыносимое желание бежать в темноту. Свет резал глаза и вызывал рвотные позывы. Или это голод? Не важно, было необходимо увидеть голубые глаза за стеклами странных очков, такие носили одна жаба в мультике, помнится, ему еще тогда попало от... Кого? Кто вспоминается болью в теле? И почему появилось желание выколоть светящиеся добротой глаза? Боль в сердце заставила резко выдохнуть. Глаза закрылись, попытка побороть боль, а когда открылись, то пациент наткнулся на темноволосого молодого мужчину в зеленом халате.
  - Добрый день, - приветливая улыбка мужчины, - меня зовут доктор Роддинг. Не беспокойтесь, кризис прошел.
  - Где я? - хриплый от долгого молчания голос был непривычен, всегда казалось, что голос был другим более низким или высоким, кто-то хвалил приятную высоту.
  - Оу, простите, - правая рука взъерошила волосы, такой знакомый жест, захотелось вырвать эту руку, что бы этот доктор стонал и молил о пощаде, выколоть, вырезать, выжечь лживые карие глаза. Стоп, у незнакомого Роддинга серые глаза и плохого доктор ничего не сделал. Пока не сделал, - прошипело нечто тёмное внутри. Заметив вспышку ярости, мужчина неловко отвел взгляд, приняв это на свой счет.
  - Простите, вы мой первый пациент. И я немного нервничаю. В общем, вы в больнице имени Святого Патрика.
  - Отлично, - сарказм, такой знакомый и чужой, вспомнились слова о стаде недоучек, что любят калечить и дальше каких-то СОВ не пойдут, - И дальше?
  - Вас сбила машина, - в памяти всплыл голубой летающий форд, но авто не летают, ровно как и мотоциклы, картинка петляющего в воздухе "жука" вызвала неописуемый восторг и громкий смех, - и, знаете, я вообще-то аспирант и позову доктора, просто доктор Роддинг на обходе.
  - Реджинальд! - доктор был странный: высокий рост, он был словно шест, высокий и жилистый, седые волосы напоминали львиную гриву, лицо покрыла паутина морщин, но на них не обращаешь внимания, стоит только заглянуть в глаза. Черные, пронзительные, ясные, они буравчиками проникали в душу, вновь захотелось убежать, в Америку или Австралию, в мыслях вспыхнуло, что там хорошо скрываться и никто не найдет.
  - А я решил вам помочь, - голова вжата в плечи, быстрая попытка стянуть бейдж не осталась незамечена.
  - Вижу, - у стариков голос должен быть сухим и каркающим или мягким, текучим, словно патока, но не полным силы и громогласным. - Вижу, что тебе, Реджинальд Табблсон, надо было поступать в Королевскую академию драматического искусства, а не в Королевскую медицинскую академию. Уверен, что актером вы стали бы отличным, вот только, - пауза, - не стоит для того, чтобы вжиться в роль воровать и фальсифицировать, и тем более, - почти шепот, это показалось до боли знакомо, правда, другие декорации, - не стоит брать мой бейдж и говорить за меня!
  - Я просто хотел посмотреть больного с такой странной томограммой.
  - Лучше скажи: стало интересно, кого так обхаживает дочь новоявленного лорда Биго.
  - Ну-у, - замялся парень, - в этой теории тоже что-то есть. Мэри дала парню обезболивающие часа два назад.
  Кивок головы и Реджинальд Табблсон бесшумно покидает палату, слегка прикрыв дверь. Тишина была вязкой, угнетающей и разбавлялась лишь редким писком электронных приборов да тихим хмыканьем доктора. Доволен? Рад?
  - Вы родились под счастливой звездой, молодой человек. Только благодаря удачным стечениям обстоятельств вы выжили.
  ***
  Вспышка. Те же слова, только произносимые женщиной в строгом платье и нелепом чепчике на голове, длинная и словно посыпанная пеплом прядь выбилась, морщинистая рука ее заправляет, не отрывая взгляда. Сколько ей лет? Бледное лицо, тонкие поджатые губы, руки слегка подрагивали от увиденного кошмара. Странная уверенность в правдивости слов, радость и облегчение. Живой. Она спасена, друг будет счастлив. Наверное, это детство, да, все вокруг большое. В голове бьется: "Мадам". Франция?
  - Вам повезло, что яд был нейтрализован, а раны, - беглый взгляд на тело, - а шрамы украшают мужчину.
  - Но я ребенок, - страшно быть помеченным шрамами.
  - Именно поэтому, я постараюсь их залечить, а позже расскажу директору все, о чем думаю. Теперь...
  ***
  - Шрамы украшают мужчину, - эхо воспоминаний и снова радость, облегчение. Живой, дышит, завтра будет лучше. Странная, глупая уверенность в долгой жизни.
  Видимо, действие укола закончилось, боль накатывала волнами, мешая думать, утихший гул в голове стал громче, тошнит, попытка поднять руку провалилась. Казалось, что-то разрывает изнутри, хочет выбраться, оскалиться и завыть, доказывая всем и каждому: жив, здоров, отмстит. За что? Кого так хочется убить, разорвать, уничтожить? Шум за дверью вызывает мигрень.
  - Отец, - громкий девичий голос и стук каблуков, - я правда не видела его, он словно из воздуха появился!
  - Прекрати Аннабель, ты больше не сядешь сама за руль, - от строгого тона хотелось выпить горячего какао.
  - Но папа! Я даже скорость не превысила!
  - У парня нет живого места на теле, не факт, что выживет, - вздох. - Так дискредитировать фамилию. Ты же знаешь, какого труда мне стоило вернуть влияние рода.
  - Лорд Биго, - громкий голос вызвал новую вспышку боли, - зайдите в палату. Мистер очнулся, жизнь вне опасности.
  ***
  При слове "палата" пришла картинка большого, солнечного помещения с железными кроватями и белыми простынями, длинная трещина над головой и шкаф викторианской эпохи с разными флакончиками внутри. Зелья.
  - Ты еще не научился их на вкус определять, Гарри? - кто-то близкий и родной рядом, только лица не разобрать. Очков нет. Как хорошо иметь друзей.
  ***
  - Как вас зовут? - и не скажешь, что он лорд. Невысокий рост, живое лицо. Нет, не лорд, скорее министерский служащий. В памяти всплыла черная трость и надменное: "Так это и есть Гарри..."
  - Гарри, - словно в гипнозе повторяет больной. С языка хотело сорваться что-то еще, такой знакомое, привычное, но немного смущающее, но нет.
  - Просто Гарри? Никто не может быть просто Гарри, - а девушка хороша, все-таки красивое сочетание синих глаз и светлых волос. Совсем не была похожа на отца с его каштановыми редкими волосами и карими, словно крепкий кофе, глазами.
  - Я Гарри, просто Гарри.
  часть 2
  Если бы Гермиона Грейнджер была поэтом, то сегодня она бы отметила, что утро было весьма символичным. Разрушенный местами замок на фоне сочной зелени и рассветных лучей выглядел волшебно. Заметила бы она и парадокс: волшебная сказка пришла и в мир магии, именно в это утро так хотелось танцевать босиком, забыть обо всех бедах, запеть громко и душевно. Закончилась война, наступил долгожданный мир, покой. Солнце взошло, разгоняя темноту, открывая новую вселенную. Алмазные капельки росы переливались тысячами цветов, деревья тянулись к невероятно голубому небу, живущие в замке люди высыпали на улицу, словно муравьи. Девушка хихикнула от смешной ассоциации, ведь через несколько мгновений она будет среди сонных магов. Несмотря на утреннюю прохладу, Гермионе было тепло и уютно. В душе наступил покой и поселилось нечто новое, то, что раньше было простым ростком чувств, этой ночью окончательно превратилось в нежную любовь. Любовь к немного неловкому, несуразному, с таким чудным юмором, но несомненно талантливому парню и лучшему другу. Рональд Уизли - это имя цвело в её сердце, а на пальце блестел тонкий ободок металла как свидетельство любви. Вдалеке прозвучал звон гонга, но у них сейчас был свой мир, своя вселенная. Каким символичным было сегодня утро: новый день, новая жизнь, новое будущее. Гермиона Джин Грейнджер нашла своё место, вера переросла в уверенность.
  - Так и знал, что найду вас здесь, - громкий голос разрушил тишину. - Ребят там Гарри речь толкать будет. Странным он стал.
  - Невилл, не мог позже?- Голос был непривычно хриплым от долгого молчания. - Мы помним о нашем герое.
  - Рон, не стоит, - рука опустилась на плечо парня, и он неуловимо изменился: лицо разгладилось, взгляд опустился на руку.- Нев, мы скоро подойдём. Иди к остальным.
  Глаза в глаза, между ними, казалось, был молчаливый разговор. Что-то изменилось в друзьях. Гермиона сияла изнутри, стала мягче и нежнее, а Рональд излучал некую уверенность и гордость. Единое целое. Когда бабушка рассказывала про любовь, она описывала именно это. Смущенный грифиндорец уже уходил, решив не мешать, и, обернувшись, покраснел ещё больше от понимания. Оставалось только надеяться, что однажды каждый из них найдёт подобное счастье.
  ***
  Для Луны Лавгуд утро началось с рассветом на Астрономической башне, именно туда пригласила её задумчивая Джинни Уизли. Гарри прокляли. Он стал другим, и речь не только о внешности. Да, девушка не видела его почти год, плюс война влияет на каждого. Но что бы так? Волосы посветлели, глаза утратили внутренний свет, лицо округлилось, разгладилась вечная морщинами между бровей. Заледенел, загордился, не смотрит, не любит, не обнимает. Говорит правильные вещи, многое знает, умеет, понимает, шутки стали смешными, рост немного выше, улыбка ярче. Красив, умен, богат, чужой. Другой.
  - Возможно, это так общение с родителями влияет.
  - Это тоже странно,- Джинни подошла к окну и подруга залюбовалась ею,- Поттеры обманули всех, сымитировали свою смерть. Прятались, когда их сына мучила тётка,- удивленный взгляд,- братья на втором курсе похитили Гарри. Я кое-что слышала. Встречался с Лордом, рисковал жизнью, считал себя сиротой, не знал заботы и материнской любви. Луна, такое так быстро не прощают.
  - Я понимаю о чем ты. Мозгошмыги у Гарри стали более организованными. Оклюменцию наш друг знает почти как директор или профессор Снейп. Странно.
  - Странно,- эхом прозвучало со стороны,- но не жестоко ли требовать новой злобы от страдающей души?
  Мгновение и две волшебные палочки упираются в длинную бороду, перевязанную лиловой ленточкой под цвет мантии.
  - Профессор Дамблдор, - покраснение щёки и облегчённый вздох,- что вы здесь делаете?
  - Не только вы любите встречать солнце, а где может быть лучше, чем на самой высокой башне замка? - отеческая улыбка и между прочим. - Отличная реакция, Гарри оценит.
  - Да, спасибо. Мы уже пойдём.
  - Знаете, юные леди, стоит отметить, как сильно меняет людей опасность, - бледная морщинистая рука поглаживала холодный камень, а взгляд устремлён вдаль. - Что было главным для обычного подростка - теряет смысл для взрослого. Гарри пришлось рано повзрослеть. Подумайте об этом.
  - А внешность?- не cдавалась Джинни, - он стал другим. Я помню, я рисовала.
  - Память подводит и лучшего из нас, - все трое вздрогнули от резкого звука гонга: пора вставать и идти на завтрак. - Идите. Сегодня вас ждёт много работы. Все же хорошо, что студенты остались помочь родной школе.
  Когда девушки ушли, директор одной из самых загадочных школ Европы тяжело вздохнул. Как же сложно, когда есть такие умные ученики. Помнит она, изменился её Гарри. Война и правда меняет людей, но ведь и героем стал другой. Надо тщательнее работать. Особенно разработать легенду для близких. Жалко, что парень сорвался со скалы, и теперь не забрать личные воспоминания.
  Примечание к части
  Дорогие читатели, если вас заинтересовала работа, то очень прошу откликнуться. Очень нужна бета)
  часть 3
  - Дорогие друзья, - пауза в три удара сердца, - многие слезно меня просили,- протестующий гул и смешки,- а именно профессор Дамблдор, - кивок на улыбающегося старца в голубой мантии, - рассказать о том, чего мы все, да и я тоже, собственно говоря, боялись все эти долгие годы...
  Речь была прорепетирована много раз, Гарри уже не задумывался над её смыслом. Слова текли, подобно горному ручью и находили отклик в сердцах. Это было нужно, очень важно после войны убедить людей в том, что мир пришёл. Стоя на помосте, герой чувствовал себя высшим существом, его слушали. На поле для квидича, где не было яблоку упасть, была абсолютная тишина. Бог, для этих магов Гарри Поттер был мессией, спасителем, мучеником. Приятно, лестно, пьяняще. Единственная вещь, которая отдавалась болью в желудке - это тот факт, что Гарри Поттер - должность, переходящее знамя. Интересно, а через сотню лет будет Орден имени Гарри Поттера? Или может, это имя станет профессией? Стыдно, это как же надо не верить в сына. Это место неизвестного парня, его друзья, подвиги, жизнь. Заменитель. Только кого? Гарри Поттер заменяет неизвестного героя или наоборот? Чёрт, сложно.
  - Знаете, когда я схватил кубок ... - голос понизился до тихого, еле слышного шепота, все прислушались. Говорил самый молодой обладатель ордена Мерлина грамотно и точно по учебнику риторики. Красиво, понятно, ясно. Каждое слово несло в себе смысл. Идеально. Герой выглядел отлично. Лаковые носки туфель выглядывают из-под от отглаженных брюк, белоснежная рубашка сияла, чуть небрежно, словно парень очень нервничал, был завязан галстук, верхние две пуговицы расстегнуты, более светлые волосы взъерошены, на носу круглые очки в золотой оправе. Профессор Макгонагалл смотрела на подчёркнуто грифиндорский образ и не узнавала своего студента. Слишком похож на отца, ничего от матери, даже цвет глаз стал отдавать орехом. Женщина ещё помнит громкие речи талантливого Джеймса. Всё-таки как влияет общение с родителями на детей. Семья важна, даже для взрослых. Тепло родных ничто не заменит. Не такой он уж и худой, Дин Томас преувеличивал, тонко костный, жилистый - да, но не худющий, как жердь. Отоспался, отдохнул, подлечился, наверное с отцом на метле летал, от того и волосы светлее - выгорели. И почему Невилл с сомнением смотрит на товарища, не узнавая? Семь лет прожили в одной комнате. Вздор, подмена невозможна.
  - Гарри, - во время очередной паузы над полем разнесся сочный голос, - а что ты мне сказал на первом курсе, когда я пришел, вернее прискакал,- смешок,- после встречи со слизеренцами?
  Мир на миг замер и вновь ускорил ритм, Поттеры встревоженно переглянулись с профессором Дамблдором. Герой молчал, затягивал с ответом.
  - Я сказал,- пауза,- я сказал, что ты, мой верный друг, стоишь тысячи таких, как Малфой. Нев, ты доказал, что стоишь тысячи пожирателей. Наследник благородного рода Малфой тоже доказал, что его сердце отрицает тьму. Знаете, а ведь это самое важное. Сложно найти себя и перебороть страх, злобу...
  ***
  - Мальчик мой, ты отлично справился с ролью.
  В просторном, светлом кабинете стоял постоянный гул приборов, от чего голова просто раскалывалась, хотелось уйти, отдохнуть после тяжелого выступления. Директор, хотя какой директор, расплывался ярким голубым пятном, кожа под очками зудила, непривычно болели глаза. Зелье перестало действовать. Противно. Хотелось кричать, пойти к журналистам и рассказать все. Мерзко чувствовать себя скользкой рыбой, хамелеоном, человеком без лица. Самому себе напоминать грязную воду. Ложь, словно болото, затягивает все глубже и лишает свежего воздуха. Честь, гордость, благородство. Для чего воспитывать эти качества, когда все время должен носить чужую личину? Кто есть кто? Когда маска приростет навечно? Где проходит грань, что разделяет двух посторонних и одновременно таких близких людей?
  - Да, сынок, ты молодец! - радостный голос отца вызывает звон в ушах и тошноту.- Если друзья поверили - значит, Магическая Британия тоже.
  - Как ты узнал, что говорить? Я всегда считал тебя достойным грифиндорцем,- какой сомнительный комплимент. Гордись, что лжец. Может и правы историки - Гриффиндор и Слизерин лишь отражения? Гордость, честь, благородство.
  - Помните, профессор, вы рассказывали о некой связи героя с Лордом?
  - Гарри, мальчик мой, тебе запрещено даже в мыслях сомневался в своём геройстве. О какой связи идёт речь?- казалось, весь мир застыл в ожидании, даже монотонный гул приборов. Дамблдор в кто-то веки утратил всю сладость и приторность. Великий маг, победитель Грин-де-Вальда.
  - Я вижу его жизнь. Во сне,- слова были брошены резко, без промедления, словно камень. А от брошенного в воду камня всегда расходятся круги.
  часть 4
  Золотые лучи маленькими солнцами проникали сквозь крону деревьев, было легко дышать, хотелось впитать в себя эту красоту. Трава была особенно мягкой, пусть и влажной после ночного дождя. Пахло озоном, хотелось смеятся, но нельзя. Шершавая кора дерева царапала кожу, босые ноги соскальзывали с толстой ветки. Сдерживаешь вскрик, гость или гостья. Черные, внимательным глаза-бусинки смотрят с удивлением, ты отвечаешь ей тем же. Белка не хочет сбежать. Ты прикладывашь указательный палец к губам, призывая к тишине, которую сам и разрушает смешком. Молчаливый диалог с белкой - это забавно. Может, он повелитель белок и маленьких грызунов? Опускаешь взгляд, земля далеко, дом ещё дальше. Чувствуешь себя повелителем мира, чувствуешь приятный запах выпечки. Громкое урчание, скорее рычание голодного желудка - закономерность, а не сюрприз.
  - Попался!- перед тобой появилась голова, черты лица не разобрать, лицо смазано, единственное, что видно четко - круглые очки. Ты вскрикиваешь от неожиданности и срываешься. Сильные тёплые руки ловят, не дают упасть.
  - Папа?- странное слово, как из сказки, чужое, незнакомое. - Как ты меня нашёл? Белка выдала?
  - Нет, - солнечная улыбка.- Маг я, или кто? - в левой руке сжата палочка, пухлые, детские руки хватают её.
  - Можно? - лицо поневиннее, папа поверит.
  - Маме не говори, а то она...
  - Что она? - приятный голос с требовательным нотками. - Джеймс, ему пять лет.
  Ответ отца уже не нужен, пока родители спорят, палочка искрит в детских ручках. На вкус она неприятна, твёрдая, скользкая.
  - Гарри!
  В Лондоне, в поместье Биго проснулся гость, и пытался понять, что это было. Фантазия, что отдаёт горечью потери на языке, или дарящее надежду воспоминание? В Шотландии, в поместье Поттеров, проснулся их пока единственный наследник от другого сна, напоминающего кошмар.
  Хотелось чихнуть, сквозь сон чувствуешь, что что-то щекочет нос. Видимо, пора вставать и мама отправится будить папу. День рождения, будут лишь родители и соседский мальчик Фред с сестрой Люси. Хотелось весёлого праздника, но есть тайна. Нельзя говорить настоящее имя - опасно. Со смехом открываешь глаза, но разницы никакой. Вокруг темнота. Разве еще так рано? Над головой раздается топот, мелкая белая крошка сыпется с потолка, стук в дверь и громогласное: "Пора вставать. Поторопись, папа скоро сядет за стол!" Встанешь, идёшь на ощупь, яркий свет ослепляет. В доме пахло цитрусом. Заходишь на кухню последним и чувствуешь себя самым маленьким. Тётя Петуния зорким глазом придирчиво осматривает ладони, проверяет: умывался ли ты? Стыдно. Получаешь подзатыльник за замечание о пятнах джема на футболке кузена. Дадли добавляет пинок под столом. Ответить не можешь, ноги не достают и взрослые рядом. Дядя Вернон, смешно фыркая в пышные усы, читал газету и пил кофе, тётя уважает только чай и только Эрл Грей, считая бергамот признаком аристократизма. Кузен пил только вишнёвый, так похожий по цвету на вино, сок. Ты можешь пить лишь воду с лимоном. Дадли ел только овсянку с маслом и джемом, на который у Гарри была жуткая аллергия. Сегодня праздничный завтрак, после овсянки будет маленький яблочный пирог. Большую часть которого съест кузен с дядей. Тётя почти не ест мучное, только ради приличия.
  - Сегодня у мальчика день рождения, - громким голосом прерывает жену Вернон.- У меня есть подарок. Пять лет все же круглая дата.
  Сердце стучит ещё быстрее, в душе загорелась надежда. Воспитательница права! Стоит лишь доказать, что ты хороший и помогать взрослым. Оценили, где-то внутри потеплело, кончики пальцев начали гудеть. Настоящий подарок, не поношенные вещи, а свое, новое. Дядя, преисполненный гордости, опускает руку во внутренний карман, тётя хмурит брови, Дадли пьёт сок.
  - Вообщем, я не знаю твоих увлечений. Но каждый нормальный мальчик будет это любить. В общем смотри,- на широкой ладони лежала монета,- это серебряный доллар, мне его привез друг. Ты за него ничего не купишь, конечно. На удачу. С днём рождения, Гарри Поттер.
  Кругляш сиял на солнце, было страшно подойти и взять подарок. Сознание взорвалось фейерверком: радость, разочарование, гордость, счастье. Хотелось поддержать и обнять всех в мире. Тепло в груди разрослось, пальци кололо неимоверно. Вспышка. Огонь на комфорках поднялся до потолка, мерно гудящий телевизор начал показывать на другом языке, заработало радио, странная смесь песен с кассет и голоса диктора. И полный разочарования крик тёти:
  - Гарри! Негодный мальчишка! - удар мокрым полотенцем, а тебе смешно. Громкий хохот под ритмичные хлопки окнами и дверцами шкафов. Вердикт дяди: "Ненормальный!", испуганный плач Дадли.
  После пробуждения хотелось выпить виски. Гарри Поттер задавался вопросом: это было воспоминание или фантазия утомленного мыслями о герое сознания?
  часть 5
  Петуния Дурсль внимательно смотрела в отражение, пытаясь ныйти следы старения на лице. Нашла. Сеточка малозаметных морщин возле глаз, увы, не от смеха. Возле губ упрямые складки, вечно поджатые губы, поднятый подбородок и хмурые брови. Алые от недосыпа и слёз глаза, усталый, изнеможденный вид унылого человека. А ведь раньше её звали: "Смешливая Туни". Нет, не было такого, разве что в детстве, до ссоры с младшей из Эвансов. С сестрой у них разница в пять лет и маленькая Лили была неким подобием куклы. Маленькой, своевольной, вечно ноющей и плачущей куклы, но любимой. Цветочек. Странная традиция на цветочные имена, если верить матери, пришла от какой-то прабабушки, она долго жила и рассказывала о волшебстве. Поменяла Ирис Стюарт пятерых мужей и носила чужую фамилию, до глубокой старости очаровывала мужчин ведьмовскими зелёными глазами и золотистыми волосами. Лили пошла в эту женщину, не смотря на пламя в волосах. Яркая, красивая, волшебная, - ведьма. Маги презирают не волшебников. Родители так и не поняли, что Цветочек обзавелась шипами. Любовь слепа. Никто не видел истинного лица любимой девочки. Маги и правда избранные.
  Петуния после знакомства с женихом сестры поклялась, что никогда не полюбит и выйдет замуж в течении двух лет. Да, Джеймс Поттер обладал традиционной чертой: он презирал простецов, а Петунию особенно.
  - С такой внешностью неудивительно, что у неё нет мужа,- оценивающий взгляд.- Я могу спросить у колдомедиков, может есть какое-то зелье. Хотя, оно здесь не поможет. Амортенция.
  Заботливая Лили со смехом в глазах ударяет жениха по руке и громким шёпотом просит не сыпать соль на рану. Родители благодарят за заботу, явно не понимая, о чем идёт речь. Блек, олень и дружка притащил, поддержал шутку, сказав про паранджу и совместимость зелий. Звезда. Петуния молча краснела, бледнела, кусала тонкие губы, но сидела с идеально прямой спиной. Как не погнула ложку и не выплеснула чай в наглую рожу, не понять и сейчас. Даже сьязвила о том, кому стоит закрыть лицо или сколько надо влить любовного зелья в глотку для влюбленности в такого отщепенца. Только на выходе парень со звёздным именем попросил прощения. На следующий день пришли цветы. Петуния их показательно бросила на крыльце. Подачки. Какая же ненависть душила ее тогда, молодая женщина не могла сделать глоток свежего воздуха, чувствуя себя словно в нечистотах. Унизительно. Решение стать счастливой на зло всем тогда казалось правильным и стать идеальной в противовес сестре тоже. Свадьба с перспективным, пусть и не любимым, Верноном Дурслем, была, ну, в общем, просто была. Маленькая, смешливая Туни мечтала о шумном празднике с громкой музыкой и танцами до утра. Взрослая, решившая стать идеальной Петуния одергивала себя. Платье было невыносимо строгим и элегантным, без такого желаемого шлейфа, музыка была камерной, цветы белыми, взгляд спокойным, походка степенной, жесты плавными. Родители к тому времени умерли, сестра поумнела. В детстве девочка, несмотря на непоседливость, была застенчивой и хотела на свадьбе видеть только близких, миссис Дурсль не должна быть скромной и застенчивой или милой, муж сёстры с другом были среди первых гостей. К слову, на праздновании было около трехста человек. С Лили невозможно ссорится, она подойдёт, обнимает и посмотрит в глаза. Затягивает. Такой же взгляд имела и смешливая Туни, но скрыла Петуния. Поттеры на свадьбу приехали, сердечно поздравили. Обиды забыты, только дружек со звёздным именем набрался и начал буянить. Торжество испорчено. Сёстры снова в ссоре, ну не верит Лили в любовь к Вернону.
  -Так и нет ее,- пожатие плечами. - Зачем? В расчете сила.
  Цветочек открывает и закрывает рот, не зная, что сказать - уходит, уводя с собой задумчивого мужа с пьяным другом. Миссис Дурсль впервые понимает, что Поттер не так уж и прост. Любит ли он? Несомненно. Верит ли в это? Не факт.
  Сестры. Между двумя девушками не может быть долгого мира. Факт. Петуния и Лили имели между собой многое. Ссоры стали скорее привычкой, дружественной пикировкой, соревнованием в остроумии, стилем общения. Женщина никогда не встречала душевных родственных уз, только в книгах. Смерть последнего родного человека подкосила и наложилась на послеродовую депрессию. Полнеющий муж начал вызывать отторжение, хотелось плакать, кричать, хохотать и бить посуду. Однажды обнаружила себя с занесённым над спящим Верноном ножем. К счастью, все вошло в норму. Только племянник. Вот невозможно уделять всем внимание. Дадли ревнует к отцу и кузену, Вернон хочет ужин и тишину, Гарри постоянно плачет и зовёт маму, Дадли тоже зовёт маму, Вернон зовёт жену. Сад запущен, дома беспорядок, соседи жалеют и ругают эгоистичного мужа. Вернон в ярости. Гарри - лишний, чужой, не Дурсль. Магические выбросы. Капризы сына, упреки мужа. Плохая мать, жена, соседка. Говорил Соломон правду, и это прошло, но повторилось опять. Снова ссоры с мужем, Дадли скоро уедет в колледж, племянник съехал. Пришло приглашение на имя четы Дурсль на бал в магический мир. Вернон категорически против, все ещё вспоминает свадьбу. Сын решил стать доктором, зная о больном сердце матери. Скандалы стали неотъемлемой частью семейной жизни, как и слово : "развод". Почти двадцать лет жизни.
  Звонок в дверь отвлёк от полировки и так сияющего зеркала. Взгляд на отражение, все ещё ничего. Почему-то было необходимо пересчитать ступеньки на лестнице и шаги до прихожей. Сердце сжало в тиски, если муж что-то забыл дома или, ещё хуже, приехал раньше. Обед не готов, порядок не наведен. Дверь громко захлопнулась, медленно приоткрылась. Чудно. Видение не ушло, такой могла быть в 37 лет счастливая Петуния Дурсль. Красивая, сияющая, холеная, не знающая, что такое бессонные ночи полные слез, боль в душе от потери сестры и вечные упреки мужа.
  - Вы кто? - спокойствие в этой семье научились изображать давно.- Чем могу вам помочь?
  - Это же я, - растерянность.- Туни, не узаешь сестру?
  - Цветочек?- больное сердце не выдержало, мир окутала темнота.
  часть 6
  Вокруг темно и пыльно. Шаг назад - упираешься в тяжёлую дверь. Шаг вперёд и видишь зеркало. Большое, старинное, на резных ножках в виде львиных лап. В душе зреет усмешка: Гриффиндор - наш факультет! Поверхность зеркала, словно ртуть, блестела и переливалась, бурлила, жила своей жизнью. Ещё шаг, мы же, мать его, грифиндорцы. Храбрость, честь и благородство. Закрываешь на миг глаза и через пару ударов сердца пытаешься сдержать возглас. Отражение смотрит внимательно, поглаживая подбородок. Осознание лишило дыхания, воздуха мало, хватаешь воздух ртом, словно выброшенная на берег рыба. Не ты. Другой взгляд, одежда, поза, да даже взрослые за плечами. Высокий мужчина настороженно смотрит, в глазах появилась искра узнавания. Губы беззвучно шепчут что-то. Женщина прикрыла рот рукой и просто смотрит невероятно зелёными глазами, скоро заплачет. Одиночество чувствуется, как никогда раньше. За плечами пустота, холод. Ты слышишь тихий шёпот на грани: "Гарри". Ты и отражение вскидываете голову и озираетесь. Кто это? Незнакомец с твоим лицом и именем. Или вас просто двое, но на самом деле вы едины? Делаешь ещё шаг, видишь зеркальное повторение, сдерживаешь улыбку: приятно видеть в глазах взрослых боль разочарования. Так вам и надо. Ещё шаг, протягивает руку. Вспышка, тысячи осколков летят в разные стороны.
  - Ненавижу зеркала! - два возгласа прозвучали одновременно, но так как произошло это в Хогвартсе и поместье Биго, отметить комичность не кому.Скоро рассвет.
  
  Третья попытка увидеть отражение, взгляд все никак не мог сфокусироваться. Очень пугало ощущение рубежа, переломности момента; все будет иначе, стоит увидеть лицо. С лица сняли бинты около трёх дней назад и все это время приходилось закрывать глаза при виде любой отражающей поверхности. Вздох, лучше опускать взгляд постепенно. На голове тугая повязка и цвета волос не разобрать, но была странная уверенность в черном, словно вороново крыло, цвете. Его перевезли в имение Биго сразу после пробуждения, в закрытом автомобиле. Новое жилье было красивым и необжитым. Многая мебель была в чехлах, грязи и пыли не было, но не было и лоска.
  - Только переехали и привели в порядок лишь часть комнат, - смущенно бормотала Аннабель.
  В поместье в порядке были лишь картины в позолоченных рамах. Лорды и леди с надменными и не очень лицами словно следили за гостем, под такими соколиными взглядами начинаешь чувствовать себя добычей. Жили здесь только Эдмунт Биго и его дочери: Аннабель и пятилетняя Габриель. Никакой прислуги, даже приходящей, не было, но, тем не менее, еда готовилась, а поместье постепенно начинало блестеть. Оставленные на ночь вещи чистились, на тумбочке всегда ночью стояло теплое молоко. Обстановка была помпезной, но не отторгающей, судя по странным порывам пойти убрать за собой или помыть посуду, Гарри жил проще, если не сказать бедно. Может, был слугой?
  
  - Гарри! - дочь хозяина поместья ворвалась в комнату летним ветром, занося с собой запах сирени. - Смотри.
  - У тебя новое платье? - неудачная попытка угадать. - Поменяла прическу?
  - Фи, Гарри, ты банален, держи, - она протянула газету, оставив такую же в руке. - Гарри Поттер дает интервью. Подумать только, - Аннабель мечтательно закатывает глаза, - Гарри Поттер, а вы ведь похожи.
  - Нет, сомневаюсь. Кто такой Гарри Поттер? - сердце замерло на миг и забилось в ускоренном темпе, захотелось сжечь газету и наблюдать за её тлением, стоило увидеть на черно-белом фото застенчивого парня, пожимающего руку некому старцу с длинной бородой. "Старый маразматик". Смешная мысль, но так далека от реалий. В памяти всплыла удивительно печальная пробирающая до слез песня и шепот: "Так нужно".
  - Гарри Поттер - это мальчик-который-выжил, - лекторским тоном начала девушка и на ее месте выплыло видение каштановых, вечно стоящих облаком волос, острый поднятый подбородок и алый галстук. Стало так грустно и светло одновременно, тоска по прошлому просто изъедала душу. Были еще сновидения, которые наводили туман, заставляли чувствовать горечь. Это мечты или воспоминания?
  - Я помню, что сделал твой принц, я не пойму как? - перьевая ручка гоняла фотографию героя из угла в угол. - Ну убил он плохого парня, и что? Супермен каждый день всех побеждает, но никто не видел его лица. А изображения твоего героя не видел лишь слепой.
  - Гарри, ну как ты не понимаешь! Он был избран пророчеством, столько страдал, его родители умерли, крестного посадили в Азкабан, жил у ужасных маглов, они издевались над ним, министерство тоже, а он всех спас. Какой Гарри Поттер красивый. Жаль, что невеста есть.
  - Анна, родители, насколько я понял с прошлой статьи, оказались живы, Дамблдор тоже, да и никто не умирал почти. В чем трагедия? Это больше фарс напоминает и обман, - что-то в душе отдается эхом, подтверждая сказанное, вот-вот и выйдет наружу, жутко улыбнется, а пока только подняло голову.
  - Вот и отец говорит так же, - сбила. - А платье и правда новое купила, но на бал в честь победы. Ты на него тоже пойдешь.
  - Анна, - мученический вздох, - я не пойду на бал, не умею танцевать.
  - Чушь! - сведенные в одну линию брови смотрелись на кукольном личике просто чудно, как мило, так и хотелось дать конфетку. - Отец решил тебя взять под крыло, не перечь ему!
  - Еще ножкой топни. Я потом не расплачусь, даже если ваши слова о моем древнем чистом роде окажутся правдивы.
  - Не может быть ложью. Биго не лгут! - очарование растерянно и перед Гарри стоит аристократка, знакомый взгляд оскорбленной невинности. - Ладно, - снова улыбка, характер, как ветер мая. - Ты уже видел свое лицо?
  Аннабель пританцовывая, поднесла небольшое зеркало в серебряной раме. С замиранием сердца, Гарри вновь заглянул в него, узнавая себя заново. Лицо было узким, подбородок острым, губы тонкими, лоб высокий, нос с горбинкой, глаза, ступор. Гарри всегда, ну, не совсем всегда, считал свои глаза зелеными, словно трава или изумруды, раз на это пошло, но не серыми. Осеннее или зимнее небо. Волосы хоть черные? Взгляд на газету, потом на зеркало. Чувства заморожены, время медленно тянулось, в голове стучало набатом: "невозможно". Почти одно лицо. Родственник? Мысль казалась абсурдной по своей дерзости и нахальности. Гарри и Гарри Поттер. Какое жуткое совпадение. Облегчённый выдох, первое впечатление ошибочно. Оттенок кожи и цвет глаз, у Поттера более округлое лицо, полнее губы, светлее взгляд, теплее улыбка. Они были похожи, но так, как могут быть похожи люди одной национальности. Гарри знал, что сирота. Как появилось это знание - не объяснить. Просто один типаж.
  - Мы не то, что бы очень похожи, - почему голос охрип, а душа воет, отчего так хочется пойти крушить все на своем пути с криками о предательстве и обмане? - У него глаза зеленые, как авада, плохое зрение, - правая рука в который раз поднялась поправить несуществующие очки.
  - Ну не знаю. А как ты узнал о цвете глаз? - тихий шепот, пострадавший, так мало знакомый, но крепко вошедший, в семью может что-то вспомнил из прошлой жизни.
  - В газете написано, сравнили же. Смертельное заклятье и цвет глаз. Паяцы.
  - Ну не скажи, романтично.
  - Романтика в трупах? - иронично поднятая бровь вновь вызвала тихое ликование в душе. - Чудно.
  - Черствый ты, прям как отец. Ладно, давай выберем тебе имя.
  - Гарри.
  - Нет, ну пойми, - девушка порывисто схватила руку пациента, парень с удивлением отметил, что его ладонь узкая, пальцы длинные. - Гарри это не имя, а кличка скорее.
  - Гарри Поттер? - гримаса презрения, Аннабель слегка покраснела, заметив, что сидит непозволительно близко к больному.
  - Это другое. Герой может назвать себя хоть Бобби Робби, но приемник рода Биго не может носить имя домовика. Гарри, - повторила она, пробуя имя на вкус, - Гарольд, Герольд, Генрих, может Джеймс или Эдуард? .
  - Генрих, никаких Гарольдов. В конце-концов это имя героя, а от имени Джеймс у меня язва.
  - Откуда знаешь? - это был едва ли не первый раз, когда загадочный гость решил ответить, обычно Гарри молчал и кивал головой на все слова девушки.
  - О язве? Стоит вспомнить это имя, так сразу хочу выпить яду, а еще ненавижу лилии и петунии. Не знаю почему.
  - Отлично. Осталось узнать, какого ты рода.
  Примечание к части
  Прошу откликнуться!!! Очень нужна бета!
  часть 7
  Петуния Дурсль никогда не думала, что тишина может мешать спать. Отсутствие звуков давило на сознание, вызывало раздражение. Вакум, пустота. Все чувства обострились до предела, кожа зудела от прикосновения слишком мягкой ткани, глаза, казалось, видели даже сквозь веки, нос улавливал тонкие травяные запахи, от которых начинала болеть голова. Злило буквально все, но больше всего - невозможность увидеть мир и в тоже время острое ощущение окружающей обстановки. Иногда странное состояние подвешености сменялось воспоминанием, реже просто сном.
  Невыносимо быть незрячим, это расшатывало итак напряжённые, словно струна, нервы женщины еще больше. Пару раз пациентка пыталась подать голос, но создавалось впечатление, что во рту и горле сахар-песок. Приторно сладко и невыносимо сухо. Воды. Сто фунтов за стакан воды из-под крана. А ведь по внутренним часам прошло не так много времени. Открытие двери Петуния скорее почувствовала по касанию прохладного воздуха к распаленной коже и лишь потом услышала шаркающие шаги и тяжелый вздох.
  - Довели женщину, а ведь сквибы живут не многим меньше магов. В сорок один жизнь даже у простецов можно начать с начала,- горячая рука приподнимает голову, Петуния мимоходом отмечает запах ненавистной лаванды.
  - Миранда,- удивительно, как стало много людей в палате, - что наша леди?
  - Спит. Изверги, до чего женщину довели!- голос был женским и однозначно принадлежал женщине не намного старше пациентки. Неприятно осознавать, что тебя жалеют. Петуния Дурсль всегда презирала это чувство.
  - Тише ты,- собеседник явно старше,- ещё разбудишь. У мисс проблемы с сердцем, ей нужен покой.
  - Так она ещё и мисс,- столь явная жалость просто оскорбляла, ни одна приличная женщина не станет убирать дом, не сняв кольца и не одев защитных перчаток.
  Однажды один из многочисленных друзей мужа сказал, что если бы Петуния перестала готовить, то стала бы политиком. Странная фраза вызвала хохот у мужа и удовлетворение у Петунии. Это все объясняло. Женщина изнывала от тоски без интриг и сплетен. Тисовая улица кипела страстями только под предводительством миссис Дурсль, она считалась лидером скучающих домохозяек. Все держалось на этой активной женщине. Вернон злился и не понимал, что такого в женском комитете, пока кто-то не пошутил про брюки. Он возненавидел все, чем занималась жена вне дома и сада. "Муж", странно, но это слово никак не могло найти отклик в душе. Ровно, как и его носитель. Почти двадцать лет совместной жизни, взрослый сын, племянник так и не сделали их брак союзом душ. Может, родители были правы и стоит быть собой? Ради чего терпеть столько унижений? Старатся стать идеальной супругой, матерью, а в ответ слышать лишь ругань.
  
  - Безмозглая дура! Неужели так трудно запомнить, что на завтрак я буду есть только бекон с глазуньей! И не собираюсь с тобой есть эту траву. - светлые глаза мужа наливаются кровью, он смотрит с такой жгучей ненавистью, что у Петунии трясутся руки.
  - Н-но, Вернон, тебе доктор сказал,- всхлип, а руки уже сами ставят сковороду на огонь.
  - Твой сын ещё не врач! Ни один Дурсль не был врачом и не будет! Наш удел делать деньги, а не выносить утки и ставить клизмы.
  - Дадли станет кардиологом, - в ушах стучит, стало больно дышать. Хорошо, что сын уехал с девушкой на пикник. Не хватало обвинений в том, что вырастила слюнтяя, маменькиного сыночка, хоть и с хорошим ударом. Дадли не всегда может отстоять честь женщины словами.
  Глубокий вдох прозвучал скорее всхлипом.
  - Даже во сне плачет, бедная,- снова противный запах лаванды, а горячая рука стирает слезы. Снова глубокий вздох, отчаянная попытка открыть глаза. Свет неприятно ослепил, взгляд поймал лишь карие глаза, полные тепла и доброты. Захотелось обнять незнакомку и заплакать; горько-горько, пожаловаться на все. Она отвела мешающий локон волос и наклонилась поправить подушку, как мама.Резкий запах ненавистных цветов отрезвил. Хватит, перестань быть тряпкой. Соберись. Новая Петуния Дурсль никогда не будет искать утешения у незнакомок. Чужие никогда не поймут разницу между утешением и жалостью. Новая Петуния Дурсль станет сильной женой и опорой для уважаемого мужа. Заставит воспринимать себя равной. Новая... Мысль прервал львиный рёв и бодрый женский голос:
  - Миссис Поттер, ваша родственница пришла в себя,- снова этот звук, а потом цокот каблуков. Когда племянник успел женился? Хотя, учитывая гены, - не удивительно. Лили стала миссис в семнадцать, хорошо хоть с благословением родителей.
  - Петуния, мы так переживали,- мягкие руки нежно гладили лицо, - Гарри места себе не находит. Он с Джеймсом скоро будет, сейчас они пошли к Сириусу. Ты помнишь его? Ну дорогая, ну посмотри на меня.
  Взгляд послушно опустился с белоснежного потолка на гостью. Красивая, на Лили похожа. У парня есть вкус, вот только не старовата она для него?
  - А когда вы успели сына завести? Нет, не поймите меня неправильно, я не ханжа. Но когда? И как вы вскружили мальчику голову? Вы Гарри в матери годитесь.
  - Тунья? Ты что, так сильно обиделась? Прости, но мы не могли говорить всем и каждому, что уехали во Францию, к родственникам, и не смогли взять Гарри с собой! Ты, дорогая сестра, никогда шутить не умела.
  - Лили? Так это было правдой,- удивление, шок, неверие, возмущение, злость.- Как ты посмела явится ко мне спустя шестнадцать лет?
  - Ты не рада? Почему ты не рада? Кровных родственников у нас больше нет, ты и я. Смешливая Тунья, хотя я бы назвала тебя тучкой-Туни, и Цветочек Лили.
  - Я тебя оплакивала все эти годы, я корила себя за все наши споры,- голос набирал силу, но никто не приходил узнать в чем дело,- я убеждала себя в никчемности из-за того, что не уберегла, не спасла! Меня успокаивало лишь то, что ТЫ, МОЯ ДОРОГАЯ СЕСТРА, В РАЮ! Не представляешь, каково это, я даже ненавидеть тебя и муженька твоего пыталась. Мой брак трещал по швам столько лет из-за твоего сына, которого вы просто забыли у нас на пороге,- миссис Поттер возмущённо открыла рот для ответа, но промолчала, стыдливо опустила глаза, но внезапно принюхалась.
  - Все ещё ненавидишь запах лаванды? - кивок.- Я так и не поняла, почему. Мама ведь любила её, наш дом всегда так пах. Помнишь, как дядя Пит ходил к нам в гости лишь подышать лавандовым воздухом?
  - Лили, дядя Пит ходил к маме, которую беззаветно любил, но отдал брату. Она готовила фирменное печенье и сидела с ним рядом, а дядя играл с нами. Не люблю этот запах потому, что лавандой для меня пахнет смерть.
  - Дом спустя столько лет хранит аромат детства. Сестра, поехали домой.
  - Я позвоню мужу. Кстати, а он знает, где я?
  - Дорогая, - женщина неловко отвела взгляд,- он не приехал ни разу за эту неделю. Мы с Джейми были у вас дома и Вернон, надеюсь я правильно произнесла, передал документы на развод. Сын был пару раз, но не долго.
  Да, новая мисс Эванс никогда не станет плакать о том, чего не было. Это уверенная в себе женщина, она идет по жизни с яркой улыбкой и побеждает всегда. Осталось в это поверить, а пока слёзы скрывает горькая улыбка, а тонкие музыкальные пальцы судорожно сжимают мягкий египетский хлопок. Вернон Дурсль как муж не вызывал отклик в душе. Так почему же больно? От чего так хочется умереть? Да, Петуния уже не Дурсль выбирала мужа из корыстных побуждений, но около двадцати лет не проживешь в браке на чистом расчёте. Почему же больно? Мисс Эванс приобрела ещё один повод ненавидеть лаванду.
  часть 8
  Лорд Биго стоял у окна, прислонив голову к стеклу, вся его фигура выражала крайнюю усталость, словно на него свалились все печали мира. Аннабель сняла домашние атласные туфельки, приподняла подол платья и аккуратно ступила на зеленый ковер и оглянулась. Кабинет был просторен и светел, в нём хотелось дышать. Высокий открытый шкаф был весь заполнен книгами и разными безделушками, которые лорд Биго, в молодости - просто Эд, собирал по всему миру и привозил жене и пока единственной дочери. Солёный ветер жаркое солнце и небо на столько голубое, что было больно смотреть. Тогда было все проще, на второго сына не самого богатого рода мало обращали внимания и было больше свободы. Годы прошли, Эдмунт Биго сколотил приличное состояние, пришлось по взрослеть, найти достойное занятие, а в памятъ о бурной молодости остались лишь сувениры, да картина на стене. Прекрасный морской пейзаж, большой корабль боролся с переменчивой стихией. Работа неизвестного художника имела простое название: "Жизнь", была куплена за пару жемчужин на блошином рынке, не имела в себе и капли магии, но уже больше пятнадцати лет возвращала силу духа каждому в семье. Аннабель, увидев эту картину по привычке присела в книксене, приветствуя невидимых на полотне моряков и помахала им рукой.
  - Прекрати, это глупая детская привычка Анна, - тихий голос на грани шепота.
  - Отец, ты звал меня, - еще один шаг, босые пальцы зарываются в высокий ворс.
  - Анна, ты можешь вести себя достойно? - вздох. - Впрочем, я позвал тебя не по этому. Если ты хочешь играть в детство - играй.
  - Я вся во внимании, - еле слышный шорох шагов и вскоре кресло скрипело под тяжестью веса мужчины.
  - Сядь нормально, тебе не пять лет, что бы лежать на ковре.
  - Хорошо. Так лучше? Можешь быстрее, меня Генрих ждет,- тихий голос, казалось преступлением нарушить почти священную тишину кабинета.
  - Подождет. Что ты о нем думаешь? - полные пальцы собраны в замок, в комнате загорелись светильники.
  - Он наш гость, - недоуменное, - я сбила его на машине, правда, как он оказался на дороге - неизвестно. Ничего не помнит. Но однозначно маг.
  - Это и так понятно, - поморщился мужчина. - Что ты о нем думаешь как о человеке?
  - Он, - девушка перевела взгляд на каминные часы, - милый?
  - Это я у тебя спрашиваю, - пальцы отбивали четкий ритм гимна Британии.
  - Отец, я не понимаю. Габриель прибегает к нему каждый вечер слушать новые сказки, она его любит, ты, - указательный палец упирается в дубовый стол, - дал ему кров и покровительство. Гарри даже меня может слушать и отвечать, а я болтушка еще та. Ты это хотел услышать?
  - Да, пожалуй, - вздох. - Генрих - маг и думаю, что весьма сильный, - щелчок пальцев и на столе появилась бутылка бурбона и стакан.
  - Согласна, - горячий чай появился спустя мгновение. - При этом он не помнит ничего о своей прошлой жизни.
  - Что немало важно. Его никто не ищет.
  - Странно. А еще, - Аннабель, сомневаясь, смотрит на отца, - он очень похож на Гарри Поттера, одно лицо. Нет, - видя изумление, - не одно лицо, скорее как родственники, дальние. Один типаж, как у Блеков. Темные волосы, хоть и разный оттенок, один овал лица там...
  - Любопытно, но не сильно мешает, - лорд Биго налил бурбона в стакан ровно на два пальца, погрел в руках, любуясь переливами и букетом ароматов. - Ты же помнишь, что мы занимаем некое положение в обществе?
  - Ты о чем? Вернее, о каком обществе говоришь? - гримаса, слишком горячий напиток обжег нёбо.
  - О том самом. Я, как ты помнишь, по определенной причине с твоей матерью ушел в мир маглов.
  - Говори прямо: я родилась сквибом и твои родичи не смогли такого вынести. Ты махнул рукой и ушел, но из рода тебя не выкинули. Вдруг мама сможет нормального мага родить?
  - В целом верно, - кивок, - так как ты относишься к нашему гостю?
  - Хорошо, он мне нравится, Габи от него в восторге, - рассеянная улыбка сменилась изумлением.- Подожди, ты же не хочешь ...
  - Именно. Генрих сильный маг, его никто не ищет, он легко вошел в нашу семью. И думаю, что наследником он будет достойным.
  - Габриель тоже маг.
  - Она девушка. Не стоит никому из вас лезть в закулисные интриги. Оставь подобную грязь мужчинам. Свяжем мальчика клятвами и обетами, воспитаем, женится на одной из вас. Мои родственники по причине смерти не скажут и слова против, со стороны твоей матери - тоже.
  - А если ни я, ни Габи не станем его половиной?
  - Ничего, он ребенок благородный, не оставит без гроша. А глава роду нужен, вновь женится не хочу.
  - Хорошо, - осторожное. - А если он вспомнит все?
  - Тогда, - усмешка, - наша обязанность отстрочить это. Да и сомневаюсь, что воспоминания будут хорошими.
  - Ты что-то знаешь? - сердце на миг замерло и забилось в бешенном ритме.
  - Нет, но по обществу гуляют слухи, - неопределенный взмах руки. - Все, ступай.
  Анабель неуверенно пошла к выходу и, уже закрывая дверь, она тихо обронила:
  - А как к нему относишься ты?
  - Как к младшему родственнику, он очень похож на моего отца в молодости и это пугает. - Ты тоже заметил?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"