Поляк Анастасия Андреевна: другие произведения.

Сказ о Кощее да Моране-Смертушке.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пить надо меньше, надо меньше пить! (с) Кощей Да чтоб тебя разэдак! Вот они, королевичи!! (с) Баба Яга Блин, опять кто-то приперся... (с) Кот на золотой цепи

  Мужчина сидел на полатях, упираясь пяткой правой ноги в стену. Был он лет тридцати, статен, высок, с ярко-синими глазами и светлыми длинными волосами. Впрочем, сейчас глаза были прикрыты, а левое веко чуть подергивалось.
  - Коще-е-ей! - По подворью разнесся зычный вопль заезжего принца. От ног крикливого верзилы, кудахтая в испуге, полохливо разбегались куры. - Выходи на честный бой, Коще-е-ей!
  - Ага. - Пробормотал мужчина, - прямо сейчас. Разбежался. Много вас тут ходит, задолбали совсем.
  - Коще-е-ей! - Чудо во дворе продолжало надрывать голосовые связки, запугав теперь не только кур, но и дворовую собаку Жучку, спрятавшуюся от диких звуков вглубь собственной конуры.
   - Коще-е-ей! - С печи, кажется, начал осыпаться мел. Кощей зажал уши руками и глухо зарычал.
  Пятьсот лет прошло, а эти богатыри никак не успокоятся! С периодичностью, примерно, в двадцать лет, обязательно находился какой-нибудь идиот, желающий наложить загребущие культяпки на злато, над которым он, якобы, 'чахнет'. Ну и спасти его от очередной 'невесты'.
  Однако, на этот раз, невесты не было. Надоело Кощею красть принцесс и царевен - аж жуть! Да и девки, в последнее время, попадались какие-то ушлые. Начиная от Марьи Моревны, которая заставила посвататься, потом заперла в подвале - насилу ушел. Благо очередной её полюбовник воды дал напиться, а у Кощея от неё как раз силушки богатырской прибавлялось. И заканчивая Василисой Прекрасной, которую он приволок в свой терем. Так эта королевична напилась вина заморского и бегала за похитителем в одной рубашке, требуя 'заморской любви'. Бррр!
  'Может колдануть ему лягушку какую?' - Подумал Кощей. - 'Притворюсь, что напугался, дам золота, и пущай валит отседова...'.
  Это, конечно, не выход. Подумают, что Кощей совсем сдал. Скопом грабить придут. Эгей, ради такого дела правого все окрестные деревеньки поднимутся! Не-е... Не этого хотелось Кощею. Разве что, отдохнуть бы...
  - Коще-е-ей! - Принц продолжал свой концерт. Прям как кот по весне, ей богу! И чего это ему дома не сиделось. Приперся же, на мою голову!
  - Коще-е-УП!
  Кощей открыл один глаз. (Все ж таки, не зря с Соловьем-разбойником вчера сидели, бражничали?!) Подумал. Подумал еще раз, и начал осторожно слезать с полатей.
  ***
  - Ты чего надрываесся, добрый молодец? - Насмешливая девица с черной косой до пят, одетая в белоснежный сарафан, стояла позади Ивана-царевича, опираясь на нехилый дрын, которым только что огрела его по плечам.
  - Эм... Уф... Э... - Выдавил из себя Иван. Рослый, простоватый лицом, перед девушками он терялся. И дело было совсем не в прозвище, которое дали ему слуги там, дома. Дураком он не был. Вроде... А девица была хороша - не очень высокая, фигуристая, она так и прожигала царевича глазами.
  - Так, чего орешь-то? - Красавица подняла левую бровь, и сердце Ивана ухнуло в пятки. Хороша, чертовка!
  - Я с Кощеем биться пришел! - Гордо ткнул он пальцем в свою грудь. - А ты дерешься...
  - Зачем это, биться?! - Непритворно удивилась девка, широко открыв серые, как серебро, глаза.
  - Царевну спасать... - Опешил Иван.
  - Это гдей-то тута царевна?! - Нахмурилась она. - Ну, Кощей, ну, муженек!!
  В тереме что-то звучно грохнуло. Раздались приглушенные ругательства на разных языках и непритворный стон.
  - Муж?! - Иван-царевич уставился на девицу, всё ещё держащую дрын. Теперь одной правой рукой. Со злобным выражением лица. И стало ему как-то неуютно... - Я... Может, пойду? Завтра наведаюсь... Хозяина-то, поди, дома нет...
  - Иди, иди, добрый молодец! - Сквозь зубы пробормотала красавица. - Пущай дорога тебе будет пухом. А с Кощеем я сама поговорю. Если выживет - завтра пообщаетесь.
  Царевич вздрогнул и бегом припустил в сторону леса, где остался привязанным его верный Сивка...
  ***
  - Жена?! - Кощей нервно хихикнул, и неловко скользнул рукой по беленой поверхности печи. Результатом стало падение и болезненное соприкосновение головы с полом. Мужчина выругался, но облегчение, на которое он надеялся, не пришло. Тогда он застонал и выругался еще раз. И еще. Не помогло. Вставать пришлось, держа гудящую голову левой рукой, правой опираясь на лавку, для равновесия. Что ж они вчера делали-то с Соловьем?!
  Усадив себя на уже упомянутую лавку, Кощей обхватил больное место уже двумя руками. 'Какая жена, откуда?!' - Пытался подумать он, но... Впечатление, будто голову засунули в здоровенный чугун, по которому теперь усиленно колотили рукояткой меча, не проходило.
  В горницу вошла девушка, которую мужчина никогда не видел. Она была достаточно красивой - темноволосая, сероглазая. Её красные уста сердито сжались, а взгляд из-под изогнутых дугой бровей, казалось, сверлил насквозь. О, Боги, неужели он снова украл какую-то королевичну?! Кощей даже застонал от такой мысли.
  - Велс, тебе больно?! - Девица мгновенно переменилась в лице (ага, сочувствует...) и метнулась вглубь избы.
  Кощей поморгал, пытаясь остановить мир, который мерцал вокруг калейдоскопом. Потом понял, ЧТО услышал и пораженно уткнулся взглядом в пол. Однако. Велс. Это она его так назвала?! Челюсть сама медленно поползла к полу. Никто не знал его настоящего имени, только прозвище...
  Кощей был красивым мужчиной, это признавали все девушки, которых он крал. И те, кого не крал - тоже признавали. Хоть и называли 'рожей басурманской', из-за бритого лица. Не нравилось Кощею носить бороду, и всё тут. Но остальные данные были в порядке: высокий рост, широкие плечи, белозубая улыбка, насмешливые синие глаза. Чуть портили мужчину только шрамы по всему телу, но потенциальное наличие несметных богатств, делало этот недостаток несущественным. А теперь эта странная пигалица... Кощей моргнул. И закрыл рот. Негоже так сидеть воину. Ага.
  Девушка вернулась, неся с собой туесок.
  - Выпей! Тебе полегчает! - Подсунула она жидкость Кощею прямо под нос. Тот принюхался. Вроде вода, только пахнет странно. Ладно, авось не отравит.
  Кощею показалось, что он пьет саму весну. Головная боль ушла мгновенно, не оставив даже мерзкого ощущения похмельного синдрома. Мужчина удивленно покачал головой - головокружения не наблюдалось. Встал - опять всё хорошо!
  - Ты что мне дала? - Полюбопытствовал он у девушки.
  - Вода живая. - Пожала она плечами. И сразу нахмурилась. - А что за царевна, и где она у тебя запрятана?
  - Не знаю. - Честно ответил Кощей. - А это он не о тебе? Откуда я тебя приволок-то? И откуда живая вода? Она у меня ещё в позапрошлом году закончилась...
  - Воду я с собой привезла. - Махнула девушка рукой. - А почему приволок?
  - Я ж тебя украл где-то, да? - Попытался объяснить мужчина.
  Девушка недоверчиво посмотрела на Кощея. Он ответил таким же прямым взглядом, но в душе что-то странно шевельнулось...
  - Ты что, совсем ничего не помнишь? - Спросила она.
  Кощей задумался, и что-то удивительное мелькнуло в его голове.
  - Так. - Он почесал макушку. - Мы с Соловьем сидели в этой комнате. Ага. И я жаловался, что не могу найти нормальную ба... э... жену!
  Вроде, эту часть Кощей помнил вполне отчетливо. Потом, он вспомнил, как достал из заветного сундучка золотое блюдечко и наливное яблочко. И... попросил показать свою будущую жену...
  - О-о-о!! - Застонал он.
  Потом вспомнил, как оседлав своего самого быстрого коня, взял Соловья и поехал свататься...
  - О-О-О-о-о-о-о!!
  Девушкой, что показало ему блюдце, была Морана. Та самая, дочь Лады. И пир был две недели, и свадьба. Кощей опомнился и закрыл рот. Второй раз за сегодня. Ага.
  Девушка смотрела на мужчину, внимательно следя за выражением его лица. И, судя по всему, ей не совсем понравилось увиденное.
  ***
  Говорила матушка, не ходить за Кощея!
  Моржана пнула сундук, в котором покоились до поры тонкотканые сорочки, собственноручно сшитые для приданого. Колдовская утварь жалобно скрипнула и отползла подальше от агрессивной девицы.
  А так улыбался! Такой подарок привёз!
  Кот Черныш в ужасе забился в угол, обхватив лапами хвост - чтоб не оттоптала...
  - Коще-е-ей!
  На этот раз голос был женским. И, надо отметить, достаточно красивым. Моржана вопросительно изогнула бровь. Это кого там нелегкая принесла?! Ну уж нет, раз женился - сам дурак! Никому не отдам!
  - Коще-е-ей!
  Моржана выглянула из окна на втором этаже терема и чуть не упала на цветник внизу. Сказать, что грудь у женщины внизу была большой - это примерно, как назвать Чудь-озеро лужей... Её рыжие кудряшки выбивались из под платка, охватывая огненным ореолом всю фигуру. Кроме того, эта баба была в штанах! И белой рубахе с во-о-от такенным вырезом!!
  Моржана резко развернулась и, махнув косой, споро побежала вниз.
  ***
  Кощей лежал на полатях в полном бессилии, забравшись назад с огромным трудом. Голова болела просто ужасно, и мужчина который раз лихом помянул жбан, который новоиспеченная жена расколотила о его многострадальную голову.
  Кстати, о жене... Она была на втором этаже. Судя по всему, пыталась сделать перестановку. Или снести два верхних этажа вручную. Что было очень печально и неприятно отдавалось в висках.
  - Коще-е-ей! - Звонкий женский голос разнесся по двору. Жучка покосилась на существо, издававшее странные звуки, и обреченно поползла обратно в конуру.
  Кощей застонал, узнав голос Яги. Нет, он не был против пообщаться, но что-то говорило ему, что ушлая баба заявилась сюда не просто так. Особенно, если вспомнить, что они рассорились ещё осенью. Когда Кощей нагло пытался стырить у неё жеребенка, которого эта карга отказалась ему продать.
  Мужчина честно пытался снова слезть с полатей, когда мимо него, с направления второго этажа, пронеслось НЕЧТО (Смерч? Ураган?). Жалобно хрупнули черепки-останки жбана. Кощей ошалело поглядел вслед.
  ***
  - Кощей! - рыжая весело подмигнула Моржане. - Выходи, подлый трус!
  Девка недоуменно глядела на женщину. Немного было тех, кто мог сравниться красотой с самой Мораной, но стоящей напротив это вполне удалось. Разные как огонь и вода... каждая из них была прекрасна по-своему. А баба, тем временем, не терялась.
  - Ну чё, не только коня упёр у меня, но и новую царевну уволок?! - со смешком прокричала она. - Женить тебя надо, вот что!
  - Э... - растерялась Моржана.
  - Ты чего, немая? - повернулась к ней рыжая незнакомка. Её ярко-зеленые глаза внимательно осмотрели девушку, мимо прошла волна колдовства. - Вроде нет.
  Ведьма пожала плечами и снова повернулась к крыльцу, уставившись на вышедшего наконец Кощея.
  ***
  - Ты кто такая? - Моржане еле удалось собраться мыслями, так удивила её странная незнакомка.
  - Баба Яга! - улыбнулась баба, снова поворачиваясь к ней.
  - Та самая! - ахнула девка.
  - Угу, - тряхнула гривой волос рыжая ведьма. - А ты не боишься?
  - Да я... Да вы... - Моржана была в восторге. - Вы ж мне тётка! По материнской линии!
  - Да ну... - удивилась та. - А ты кто?
  - Морана, - поклонилась девушка. - Дочь Ладо.
  - Гляди ж ты! - улыбнулась Баба Яга. - А что тут делаешь? Тебя Кощей украл? Так я ща ему... пообдираю кой-чего... больно! И женится пущай!
  - Так ведь уже... - застеснялась Моржана.
  - Что, совсем пообрывала? - испуганно уставилась на неё ведьма. - Так ведь он женихаться не смогёт-то... Какая ж бабе радость с него тогда...
  - Э-э-э... - донеслось с крыльца. Девушка повернулась и заметила, наконец, бледного Кощея. - Ты мне чему жену учишь?
  - Жену? - Яга подозрительно посмотрела на него, потом перевела взгляд на племянницу. Моржана кивнула. Ведьма, пыхтя, прикрыла рот ладонью, но долго не выдержала. Веселый и громкий женский смех дробным жемчугом раскатился по двору...
  Часть 3
  'Я женился не ведьме' - мрачно отметил Кощей. Впрочем, не вслух, а только про себя. Мысль эта пришла к нему, когда пузатый самовар, смешно кривя металлические ножки, пополз на середину стола. Еще одна мысль - двум хозяйкам на одной кухне не бывать - пришла к нему ещё раньше, вследствие чего и был сделан, сей замечательный вывод.
  - Давай еще пирожки. - Подсказала Яга.
  - Не вкусные-то, наколдованные. - Возразила Моржана, смешно надув губы.
  - Потом баловать его будешь. - Подмигнула ей баба. - Если заслужит.
  Кощей нахмурился. Ему совсем не нравились намеки коварной тётки. То, что он сам старше на добрую сотню (или даже две) лет, абсолютно вылетело у него из головы. Однако пирожков хотелось. Поэтому, мужчина стал ждать, что будет дальше.
  - Ну, если только один раз. - Согласилась Морана, взмахивая рукой в причудливом колдовском жесте. На столе мгновенно появилось большое блюдо с пирожками, вкусно пахнущая каша с грибами, тарелка с творогом, и две поменьше - с мёдом и смородиновым вареньем. Кощей опешил.
  Про Морану говорили разное: что она - царица зимы; что она - воплощение смерти и мора; что она - хочет убить Солнце и является пагубой людской. Но НИКТО не говорил, что она хорошо готовит!! Внезапно, супружество предстало в совсем ином виде. Перестал пугать тот факт, что жена являлась чародейкой. И даже, кажется, стала меньше болеть голова.
  - Ты погляди, как зенки засверкали! - восхитилась Яга. - Мужика надо кормить, не то он дичает. А твой - особенно. И, уставившись на Кощея, добавила, - ты зачем коня украл, ирод?
  Вот этого-то Кощей и не помнил. Но, судя по тому, что получилось в итоге, самогонка у Соловья была знатная. Интересно, на чём настаивал. Не уж то на мухоморах? Хотя не, на мухоморах Кощей пил. Сама же Яга и наливала.
  - Коня он батюшке отдал. - Тихо сказала Морана. - Выкуп за невесту...
  - Конь у меня, конечно, знатный был. - Ответила рыжая ведьма, - только твой батюшка просчитался. Мало взял.
  С чем Кощей, смачно уписывающий пирожок с кислой капустой, был полностью согласен! Ничего вкуснее он не ел лет, наверное, сто. Или даже больше. А если вспомнить, что супружница говорила, будто наколдованное невкусно... То есть, бывает вкуснее?! Нет. Жениться - это он хорошо придумал.
  ***
  Баба Яга внимательно смотрела на довольного Кощея. Давно она ему говорила - найди себе жену, а этот только отнекивался и таскал к себе принцессок да царевен. И на кой чёрт они ему сдались? Без мамок-нянек жить не могут, пигалицы. А Кощей - мужик хороший, видный, хозяйственный. Опять же, брат его старший, Велес, приглядеть просил.
  Вспомнив Кощеева брата, Яга слегка зарделась. Тот тоже был пикантным мужиком, но, в отличие от младшего, мог принимать различные личины, что часто вводило в ступор заезжих королевичей. До сих пор душу женщины грели голые бул... гхм... пятки Елисея, который драпал из баньки от огромного медведя. А зачем было такие намёки делать, спрашивается?!
  Кроме того, Велес очень жарко целовал ведьму, давно заслужив положение кого-то большего, чем простой полюбовник или муж. А во время своих (в последнее время долгих) визитов предпочитал днем бродить по окрестностям в виде огромного черного кота. Или, на худой конец, серого волка, распугивая заезжих царевичей и ушлых Алёнушек из соседних деревень, которые постоянно спирали со двора Яги плохо лежащие девайсы.
  Морана, кажется, тоже была довольна, что было очень странно. Средняя дочь Ладо с детства не отличалась добротой и покладистым характером, а вот Кощей, похоже, ей приглянулся... Надо бы ей про долг супружеский рассказать... Зная свою сестрицу, Яга была уверена, что племяшка ничего не знает про эту прелюбопытнейшую часть жизни. А судя по состоянию похмелья у её муженька, даже базовых знаний у Мораны не было. Пока что...
  - Коще-е-ей! - Донеслось со двора.
  - Да ёжик в раскорячку! - Выругался Кощей, поспешно дожевывая пирожок.
  - Сходи, милок, погляди, кого принесла нелегкая. - Улыбнулась Яга. - А мы тут пошушукаемся с твоей женушкой. Между нами, девочками...
  ***
  - Коще-е-ей! - На этот раз голос был мужским и довольно знакомым.
  Кощей был раздосадован. Что за день такой?! Всем он нужен оказался! Прямо сейчас и сразу! А в это время пирожки стынут...
  Яга что-то пробубнила, махнув рукой в сторону двери, но мужчина пропустил её слова мимо ушей. Знай, О ЧЁМ она говорила, Кощей бы схватился за голову в ужасе, а так - в безмятежности пошел во двор, по дороге прихватив несколько пирожков с собой.
  ***
  - Да, Коще-е-ей же! - Надрывался во дворе Соловей-разбойник. Но свистеть, по старой привычке, опасался. Он ещё хорошо помнил рухнувший в прошлом году сарай и выбитый по этому поводу Кощеем зуб. Потом пришлось у Яги живую воду покупать, чтобы приживить его обратно.
  Мужчина был не очень высок, типично восточной наружности. Годков ему давали между двадцатью и двадцатью тремя. Лукавые карие глаза, темные волосы. Соловей слыл опасным разбойником, держащим в страхе всю округу, а на деле был просто очень удачливым и изворотливым мужиком.
  - Чего ты орешь? - Кощей степенно сошел с крыльца, дожевывая... пирожок?!
  - Ёпть! - Восхитился гость. - Ты где такую закусь взял?!
  - Дома, конечно, - удивился хозяин. - Я что, зря женился?
  Соловей опешил. Морана-смерть делает пирожки? Это было что-то новенькое. А, учитывая как она дерётся... Разбойник потер скулу, на которой ещё виднелся лиловый синяк. Да они с Кощеем просто два сапога - пара!
  - А в дом не позовешь? - Спросил гость.
  - А оно тебе нужно? - Скривился хозяин. - Яга в гостях, будь она неладна.
  - Оп-па! Про коня пришла узнать? - догадался Соловей.
  - Про коня, ага. - Кощей протянул разбойнику пирожок, украдкой выбрав самый маленький. Впрочем, обижаться было не на что - выпечку всё равно не удалось обхватить ладонью. - Пошли на лавку, посидим. Да и разговор есть.
  ***
  Лавочка стояла на заднем дворике, маня мужчин полированным древесным сидением. В зарослях малины неподалеку багровели крупные сладкие ягоды, особенно уродившиеся этим летом.
  - Хорошо-о-о! - Соловей расселся на половине лавки, с чувством удовлетворения уплетая пирожок.
  - Ага. - Кощей сладко жмурился рядом, заняв другую половину. Остатки вкусностей он великодушно решил отдать другу. Тем более что самому уже не лезло...
  - Вах, друг! - ухмыльнулся гость, - Твоя ханум - просто пэрсик! Готовит - будто шербэт кушаешь, выглядит - как гурия, бьется - как ифрит... Продай, а?! Стадо баранов дам!
  - В глаз дам. - Мигом помрачнел Кощей.
  - Вай, мэ! - Соловей мгновенно отпрянул. - Ты чего, шуток не понимаешь?
  - Я ничего не понимаю уже, - признался мужчина. - Как меня вообще угораздило жениться?
  - Хм. -Разбойник посерьёзнел. - Ну, мы пили тот самогон, который мне продал Кот-Баюн. Ты начал рассказывать про Василису Прекрасную. Потом, подорвался и пошел искать золотое блюдечко с наливным яблочком.
  - Молодильным? - почему-то уточнил Кощей.
  - Угу. - Кивнул его собеседник. - И потом, мы его катали!
  - Кого?! - офигел блондин.
  - Яблочко, конечно!
  Ага. Эту часть Кощей худо-бедно вспомнил. Особенно четко перед глазами представало смеющееся лицо его суженой, Мораны, которое блюдечко показало с первой просьбы. Правда, образ потускнел, когда Соловей-разбойник в запале после очередного тоста закусил молодильным яблочком.
  Воспоминание было хорошим (вот оно, доказательство логики в действиях Кощея! Даже пьяного...), но не радовало. Перспектива по новой доставать яблочко у жадного царя Никодима приводила к отчаянию.
  В прошлый раз Кощей сам ходил за нужными фруктами, назвавшись Иваном-царевичем. И мало того, что его пытались уморить домашней работой, так еще и хотели обвинить в совращении Синеглазки! Царской дочки, ага.
  А принцесса хороша! Станом обильна, глаза огромные как у лани... и ума столько же! Сама половину дворовых мужиков и боярских сынков совратила. До самого Кощея почти добралась! Брр! Не приведите боги, попасть туда ещё раз! Но видимо, придется... Или...
  Кощей покосился на Соловья-разбойника. Тот мирно жевал последний пирожок, не подозревая о коварстве друга. Блондин довольно ухмыльнулся, но решил осуществить план чуть погодя. Чтоб неповадно было кое-кому закусывать яблоками молодильными!
  ***
  Соловей сидел, жуя удивительно вкусный пирожок и наблюдая за эмоциями, которые со скоростью ветра проносились на задумчивом лице Кощея. Повезло другу, что скажешь. Жениться на Моране и получить замечательную хозяйку, а не просто красавицу-жену.
  Разбойник с содроганием (он не знал, что реакция Кощея была примерно такой же) вспоминал последнюю царевну, которую украл друг. Василиса и правда была прекрасной, но её характер поверг в ужас даже Змея-Горыныча, который не предложил съесть эту принцесску, как делал обычно. (Вроде, боялся отравиться.) Если говорить как на духу, то Соловей попросту сбежал, и не навещал друга, пока эту мартышку не освободил очередной королевич...
  Наконец, на физиономии Кощея появилось очень довольное выражение, которое - Соловей-Разбойник знал по опыту - никогда не приводило ни к чему хорошему. Впрочем, блондин быстро опомнился и стер с лица ту самую довольную ухмылку (Соловей был готов зуб дать, что точно такую же!), с которой ходил воровать принцессу в последний раз. Воровал, кстати, Соловей. А Кощей стоял на стрёме...
  - Пошли в дом, чтоль? - Предложил хозяин.
  - Дык... - удивился Разбойник, - там же Яга.
  - Там пирожки, - многозначительно ответил Кощей.
  - Хм...
  Дилемма была не трудной. Естественно, пирожки победили.
  ***
  Моржана сидела на лавке, открыв глаза в два раза шире, чем при обычном удивлении.
  Нет, она не была дурочкой и прекрасно знала, что бывает между мужем и женой - служанки в её тереме частенько обсуждали интимные моменты своих жизней. Но то, что рассказала Яга... Да, сказать, что Моржана впечатлилась - это не сказать ничего!
  Оказывается, бывает такое-е-е!! Какое именно, девка не осмеливалась представить даже в мыслях. Если только, приблизительно. Но, уже решила, что Кощей будет отдавать ей супружний долг как можно чаще!
  - А ещё, - продолжала тем временем Баба-Яга, - можно его лизнуть прямо туда. Ему будет очень приятно.
  - Кому приятно? - поинтересовался вошедший Кощей. За ним мелькнула хитрющая физиономия Соловья-разбойника.
  - О, Соловей! - улыбнулась Яга. - Так это ты надрывался во дворе!
  - И тебе привет, Яга! - сверкнул улыбкой Разбойник.
  - Так о чём вы? - переспросил Кощей, потянувшись к пирожкам.
  Моржана густо покраснела, вспомнив слова Бабы-Яги, и бросилась прочь из горницы...
  ***
  Яга наблюдала как у племяшки, по мере рассказа, увеличиваются глаза, но остановиться не могла. То ли просто вошла в раж, то ли ей было интересно, могут ли глаза Мораны стать ещё больше? Ведьма так увлеклась, что почти пропустила момент, когда вернулся хозяин терема, ведя за собой гостя.
  Увидев Соловья-Разбойника, Баба-Яга не сильно удивилась. Эти дружки-товарищи порядком покуролесили вдвоём. А уж если к ним присоединялись Велес - Серый волк и Финист - Ясный сокол...
  Баба-Яга припомнила последний загул, который закончился... неоднозначно. Хотя, совершенно обычно, для этой компании! Во-первых, четырьмя хрустальными мостами через речку Смородинку. Во-вторых, матерящимся Чудо-Юдом, которое поставили охранять эти сооружения, наняв за бочку самогона. В-третьих, Лешим, у которого стырили все шишки с любимой ёлки, чтобы этот самогон варить... Да уж. А потом пришлось всех четверых отпаивать живой водой, чтобы они смогли за собой убрать. Хотя, шишек с той самой ёлки так и не нашли...
  Ведьма покачала головой, краем глаза заметив убегающую Морану.
  Ну и чего девка так всполошилась? Чего такого спросил Кощей? Можно подумать, ему кто-то правду скажет...
  Мужики они такие... чувствительные. Кощей припадочным не был. Но, Яга не могла поручиться, что его реакция будет нормальной. Кроме того, зачем мужикам знать, об чём бабские разговоры?
  - Кощей, - спросил Соловей-разбойник, - ты не жалеешь, что женился?
  Яга мигом навострила уши. Её этот вопрос тоже волновал, правда, по другой причине. Только увидев свою - уже взрослую - племяшку, Яга прикипела к той всей душой. И теперь, переживала за её семейное счастье.
  - С чего бы? - удивился тот. - Во-первых, мужик сказал - мужик сделал. А во-вторых, всё же пирожки...
  Яга хмыкнула. Путь к сердцу мужика... он ведь не только через желудок. И Кощей в этом убедиться! Пущай попробует отлынивать!
  - А ещё, - добавил блондин чуть погодя, - она красивая!
  ***
  Домовой Нафаня служил у Кощея уже очень давно. Ещё с тех незапамятных времён, когда этот блондинистый злыдень построил терем и вселился.
  Принцессы и королевичны, которых притаскивал хозяин, жутко не нравились домовому тем, что имели обыкновение обращаться с ним, как с обычной прислугой. Так же, как с самого начала пытался и сам Кощей. Впрочем, его 'хозяин' быстро понял всю тщетность данной затеи, ограничившись просьбой убирать, хотя бы, раз в неделю.
  Молодая кощеева жена удивила Нафаню. Девка забежала в горницу на втором этаже вся красная, как вареный рак. Она бегала из угла в угол со странным выражением на лице. Потом плюнула в дальний угол (Ух, как зашипело!!) и наколдовала миску с молоком, столь любимым всеми домовыми. Кот, было, сунулся к ней с умильной рожей, но был невозмутимо выдворен за дверь.
  - Дедушко Домовушко, приходи ко мне молочко пить, пирог жевать! - стукнула каблучком по полу кощеева жена.
  Как не хотелось Нафане вылезать из-под куфара , однако древней формуле и запаху свежего молока он противиться не мог.
  ***
  Чтобы отвлечь себя от разных мыслей, вызванных рассказами Яги, Моржана решила поглядеть на домового. Судя по всему, в тереме жило нечто очень ленивое и неопрятное (нет, это она не о муже...).
  Наколдовав миску молока, которое так любил домовой в отцовском доме, Моржана вышла на середину комнаты. Подумала. Добавила пирожок. И произнесла старинную формулу вызова домашнего духа.
  Под ноги девушки выкатился комок, покрытый бурой слипшейся шерстью. Существо было размером с кошку, недавно изгнанную за дверь. Моржана взвизгнула, не разглядев, что за чудо появилось перед ней, и вскочила на высокий табурет. Оно же, вразвалочку подошло к миске и, чавкая пирожком, начало хлюпать молоком.
  На крик жены прибежал Кощей, сбив по дороге кота, нежно прильнувшего к дверной щели, источавшей дивный молочный аромат.
  ***
  Соловей уже ушел, пообещав Кощею в ближайшее время поехать за молодильными яблочками. К тому же, этому обстоятельству немало способствовала Яга, пообещавшая жеребенка за мешок фруктов лично для неё. И теперь хозяин с гостьей горячо обсуждали, как все-таки отправить разбойника к Никодиму, исхитрившись вернуть Соловушку неженатым.
  Кощей как раз доказывал Яге, что давать Соловью шапку-невидимку - плохая идея, ибо тогда он вынесет не только яблоки из царского сада, но и уволочет Синеглазку, а так как выкуп за неё платить никто не будет... И тут раздался визг Мораны. Кощей не совсем понял, в чем дело, но, схватив меч-кладенец, быстро ринулся на второй этаж.
  Чуть не убившись об наглую тварь, называемую котом, мужчина вбежал в горницу. Морана стояла на стуле, довольно высоко подняв подол сарафана, что замечательно позволяло разглядеть красивые стройные ножки, с изящными лодыжками. Кощей, не разглядев никакой явной опасности, застыл, уставившись на жену.
  Кажется, ещё один сюрприз. Народная молва говорила, что Морана - богиня смерти, мягко говоря, некрасива... Не то, чтобы Кощей поверил, но ему было жутко интересно, как жена... кхм... сложена. Да, у неё было красивое лицо и тонкий стан, но, мало ли... ноги кривые... или ещё что... Ноги оказались очень красивыми. По крайней мере, та часть, которую было видно из-под подола.
  Жена, наконец, перестала смотреть на что-то посреди комнаты, и обратила внимание, куда пялиться Кощей. Покраснела и одернула подол. Утратив стопорящий его фактор, мужчина перевел-таки глаза на то, что привлекало взгляд девушки.
  Нафаня, резво чавкая, запивал пирожок молоком. Его пронзительные голубые глаза голодно сверкали на худом лице, а грязные волосенки топорщились, создавая неповторимый ореол. Честно говоря, Кощей впал в ступор. Домового своего мужик не видел никогда - тот предпочитал отсиживаться под печкой, и на свет не вылезал.
  - Ух, ты! - послышался голос Яги. - Это что у тебя такое, а Кощей?!
  - Домовой, - мрачно ответил хозяин, - кажется...
  Его жена скептически оглядела существо, все ещё сидящее на середине комнаты. Домовой (Да, да, это действительно был он!) доел пирожок, и теперь облизывал миску, стараясь не оставить ни капли молока.
  - Слушай, - Яга приподняла левую бровь. - Дикий он у тебя какой-то. Ты на нем что, опыты ставил алхимические?
  - Да лет двести, почитай не занимался таким, - недоуменно почесал макушку Кощей. - Странный он у меня оказался. Вон как злобно зыркает...
  
  Нафаня так увлекся дарами новой хозяйки, что не заметил, как Кощея ловко выпроводили из комнаты. Очнулся он лишь тогда, когда Яга ловко завернула его в рушник и произнесла слово 'купать'. И закричал благим матом.
  Он отбивался, как мог, но что можно сделать супротив двух ведьм, если в тебе росту - как в кошке? Домового вымыли, насухо вытерли, переодели в чистое, колданув что-то на скорую руку. Потом, рассмотрев, дали ещё один пирожок и кружку с молоком.
  ***
  А внизу тихо матерился Кощей, окончательно уверовав, что женился на самой Моране-смерти...
  Домовой кричал так, будто с него живого шкуру сдирали. Резко расхотелось есть, и даже, кажется, снова разболелась голова. Потом вопли прекратились, но менее страшно от этого не стало (хотя Кощей ни за что не признался бы, что это именно страх).
  - Слушай, Кощей - ты злыдень! - Баба Яга спускалась вниз. Лицо её раскраснелось, а рыжие кудряшки, выбившись из-под платка, рассыпались по плечам крупными кольцами. - Так ребятёнка уморить!
  - Какого? - удивился блондин. - Ты где у меня дитё видишь?
  - Домовому твоему годков с сотню будет, - объяснила Яга. - Маленький он, глупый. А ты им командовать вздумал. Откормить сначала надо, научить как да что.
  - Не знал я, вот тебе моё слово, Яга!
  - А коли не знал, так исправляй, давай! - улыбнулась женщина. - Найми бабку какую, пущай помогает в хозяйстве. И жене твоей подспорье, и домовой вести хозяйство поучится.
  - Где ж я найду бабку, чтоб к самому Кощею с Моряной-смертью в домохозяйки пошла?! - скривился мужик.
  - А бабка Параська? - лукаво улыбнулась ведьма.
  Бабка Параська была одинокой старухой в ближней деревне. В молодость свою была она бойкой дивчиной, поворотившей немало женихов назад. Да и сейчас она сохранила молодецкий пыл, гоняя молодежь вечерами 'шоб неповадно было'. И Кощей не знал, зависть это у неё или поганый характер.
  Но хозяйкой бабка Параська была знатной. От самого столичного воеводы приезжал гонец, чтобы купить пива её самоличного изготовления. А Соловей, однажды чудом украв блин, признался, что ничего вкуснее в жизни не ел. Хотя, после сегодняшних пирожков, Кощей и сомневался, что бабка обставит в готовке его жену.
  - Я подумаю, - буркнул он, решив сначала посоветоваться с женой.
  ***
  Домовой оказался миленьким, блондинистым и очень молоденьким. Выглядел он как мальчик-подросток, только маленького - с кошку - росточка. Странно уставившись огромными зелеными глазёнками на хозяйку дома, домовой пробасил: - Чой-то, ты, хозяюшка, с домовым решила ссориться?!
  Выглядело это настолько забавно, что Моржана не смогла удержаться от улыбки.
  - Что ты, батюшка! Как же я с тобой ссориться буду! - поспешила его успокоить девушка.
  - А зачем ты меня в лохань башкою окунула? - запыхтел тот в ответ. - Вода мокрая, холодная! Я ж простыну, ить!
  - Зато ты теперь красивый! - Моржана льстиво подставила ему зеркальце на длинной хрустальной ручке.
  Домовой заглянул туда одним глазом, а потом обхватил оправу маленькими пальчиками, пристально вглядываясь в отражение.
  - Это чой-то... - недоверчиво затянул он, - я, чтоль?
  Нафаня был очарован. Из зеркала на него глядел опрятный домовенок, с зелеными, как летние травы, глазами. Он ткнул пальцем в свое отражение, но вопреки ожиданиям, оно не рассыпалось маревом морока. Домовой покрутил головой, глядя, как живо движутся чистые волосы. Вспомнил молоко и пирожок. И решил, что с этого дня и в этом доме, отказа молодой хозяйке не будет ни в чем.
  ***
  Вечер наступил так незаметно, что Кощею стало не по себе. Не знал он, как вести себя с молодой женой. Не то, чтоб стеснялся, или немочью страдал... Просто не помнил, было ли у них что-то уже... Да-а-а... Пир в две недели - это вам не заморский курорт на водах Боржоми! Особенно у Даждьбога. Мужик в раздумьях почесал затылок. Не у Мораны же ему уточнять, в самом деле! Девушки они обидчивые, если забываешь такие вещи... И Кощей решил лечь спать на отдельной кровати, от греха подальше. Не потому, что молодая жена ему не нравилась. Скорее наоборот...
  Мужчина долго крутился, одолеваемый разными думами. Пробовал считать овечек, но в голову лезла только разная муть. В конце концов Кощей приноровился считать домовых, скачущих через тазики, которые затем почему-то превратились в Бабу Ягу, верхом на Соловье-Разбойнике. Вот так, незаметно, и пришел к нему сон...
  ***
  Моржана честно ждала мужа, принарядившись, по совету Яги, в тонкую ночную сорочку. Когда совсем стемнело, страх из 'сейчас что-то будет!' превратился в 'а что-нибудь будет вообще?', а потом и в 'так, я не поняла!'.
  Велс совершенно не торопился осчастливить новобрачную своими объятьями, что бы там не говорила её тётушка. Вот только не учел её разлюбезный муж, что девушка потому и нагоняла столько страху на окружающих, что не ждала покорно того, что должно случиться. Она сама всё делала. Проще говоря, она легко находила приключения на свою... голову. Ага. Девушка выскользнула из-под одеяла и направилась в комнату, где исправно сопел её благоверный.
  В изголовье кровати Кощея теплился огонек свечи. Комната была погружена в полумрак. Мужчина спал, подложив правую руку под голову, а его длинные, как у девушки, ресницы отбрасывали тень на щеки. Волосы разметались по подушке, золотистым ореолом очерчивая контуры лица и плеч. Поначалу, Моржана даже забыла, зачем пришла, просто залюбовавшись спящим мужем. И ведь поглядеть было на что. Девушка, очарованная увиденным, подошла ближе и, протянув руку, нежно провела пальцами по щеке Кощея.
  - Марьюшка, - прошептал её муж, не открывая глаз.
  Девушка отпрянула. Злобные слезы сами брызнули из глаз. Или это было сожаление?
  ***
  Немногие знали о настоящем возрасте Мораны. Для всего мира она была юной девушкой с нежным личиком и большими глазами, но только истинные воины знали, как сурова царица-смерть.
  Будущего мужа своего Мора увидала именно на поле боя, во время жестокой сечи, где жестко командовал своим войском. Царствовал, похожий на золотого бога войны. Кольчуга сверкала на солнце, слепя врагов, а верный меч крушил, напоминая косу дедушки Смерть. Тогда она впервые ощутила себя не богиней сечи, а женщиной, которая видит перед собой настоящего мужчину.
  Его тяжело ранили в одном из таких боев, но Морана не посмела забрать храброго воина. Вместо этого, мужчину пленили враги, заточив в мрачном подземелье. Каждый день приходил к нему правитель, предлагая свободу и богатые дары, если станет великий воин на сторону недругов своих. И всё крепче держался богатырь, твердо веруя, что спасут его верные соратники. А Мора видела, и слезы катились из чистых глаз её - соратники решили оставить его в плену, боясь и завидуя тому, каков он есть.
  Чего не знали люди, так это того, что покинутый ими воин - сын бога. Мора и сама узнала это случайно, когда после особенно жестоких пыток, не вынеся его страданий, захотела забрать душу воина, но... не смогла. Вот, поди, пойми, было ли бессмертие его даром или проклятьем.
  Прошло столетие и о воине забыли. Враги полагали, что кости его давно сгнили в подвалах правителя, который и сам к тому времени давно помер. Соратники думали, что сгинул он в плену врагов. Морана была рядом - незримо, но была. Приносила еду, когда он спал. Видела горькие слезы, когда он понял, что покинут друзьями. И когда оковы проржавели настолько, что он смог их сорвать, оставив на искореженном металле кожу и мясо с запястий, и освободиться.
  Больше он не звал себя тем именем, которое дали ему на славянской земле. Кощей - звали его теперь, 'невольник'. Он принял это имя, чтобы помнить. Слишком горд был, слишком верил в других когда-то. И Морана была очарована им еще больше, точно зная, что при всей его храбрости, у этого человека есть и слабости. После века во тьме Кощей очень не любил темноты. Не боялся, но переносил плохо.
  ***
  Моржана вздохнула и вытерла щеки. Не для того она вышла за Кощея, чтобы рыдать. Она ему еще покажет!
  
  Кощею снилось прошлое, когда он украл Марью Моревну. Причем украл не потому, что её батюшка просил - по стандартному договору с царем, нужно было дождаться отправленного за похищенной королевной принца, 'помереть' и получить деньги от короля за удачно сбытую с рук дочку. Просто Марья-царевна очень понравилась злыдню. Было в ней что-то такое... воинственное. Кощей любил самостоятельных девушек.
  Сон как раз дошел до того момента, когда его заперли в подвале, сковав цепями.
  - Ничего у тебя не выйдет, Марьюшка... - прошептал Кощей.
  И вот уже по ступенькам в его темницу спускается её полюбовник, аккуратно неся ковшик с водой, от которой должны возвратиться чародейские силы...
  Мир внезапно завертелся.
  - Вставай, Кощей! Пришла смерть твоя безвременная!!
  Кощей дернулся подняться, но смачно приложился лбом об угол кровати. С трудом разлепив очи и проморгавшись, мужик увидел свою жену в ОЧЕНЬ прозрачной рубахе. Челюсть сама уехала вниз.
  - Ты чего делаешь? - зашептал он, схватившись за новую, стремительно растущую шишку.
  - Я за долгом твоим, супружеским! - выпалила его жена, сидящая на кровати в позе наездника.
  - Э-э-э... - затянул Кощей. Похоже, рядом с ней, не так много слов можно подобрать. И открытый рот постепенно становится его привычной позой. Ага. - Какой долг, спать иди, завтра вставать рано!
  - Зачем? - нахмурилась Морана.
  - На рыбалку! - мгновенно нашелся Кощей.
  - И я? - недоверчиво глянула на него девушка.
  - А ты хочешь? - вздохнул мужчина. Она серьезно кивнула. Кощей потер шишку. - Тогда, ты тоже. А теперь спать, - и полез обратно на кровать.
  - Можно, я с тобой останусь? - попросила его жена, не торопясь уступать место.
  - Оставайся, - зевнул Кощей.
  Только спустя полчаса он понял, какой опрометчивый поступок совершил. Нет, Морана не делала попыток его соблазнить. Девушка спала, трогательно прижавшись к нему. Фактически, обвившись всем телом. В ночной рубашке, которой почти не было. Кощей ворочался и скрипел зубами, не замечая, что свеча давно погасла и комната погрузилась в темноту. Заснул он только под утро. Да и не сон это был, а легкая дрёма...
  ***
  Летнее утро, прохладное и свежее, обняло терем, заглянув в резные окна золотыми солнечными лучами. Сквозь дрёму Кощею чудилось что-то теплое, нежное, воздушное и обволакивающее. Мужчина протянул руку, и пальцы утонули в шелке волос.
  Кощей лежал, не открывая глаза, и вдыхал запах чистого женского тела. Он вспоминал очень давние события своей жизни, о которых не то, что вспоминать - думать не любил. О плене у давно почившего правителя. И о том, что кроме врага, пленить его смогла только женщина.
  В Марью Моревну Кощей влюбился, или, по крайней мере, относился чуть серьезнее, чем к другим девушкам за последние пару столетий. Думал, наверное, что найдет в ней нечто, искомое давно и тщательно в каждой девушке. Жаль, конечно, что она оказалась падка на золото да колдовскую власть, ведь мужчина мог дать ей больше... гораздо больше.
  А сейчас Кощей был растерян. Он не знал, как относится к собственной жене. Не понимал, чего она хочет, почему вышла за него замуж. Те воспоминания, которые он мог собрать и переосмыслить за бессонную ночь и странное утро, не давали ответа на его вопросы. И было что-то еще. Настолько странное, что Кощей попросту не ведал, как озвучить эту мысль даже себе самому.
  Кощей был уверен, что знал Морану раньше. И был уверен, что никогда её не видел. Еще он был уверен, что эта девушка ему дико нравится и, возможно, в неё будет очень легко влюбиться. А вот этого мужчине очень не хотелось.
  Вот такие примерно мысли гуляли у него в голове, когда он почувствовал, как его молодая жена завозилась во сне, пристраиваясь поудобнее на его теле. Кощей начал стремительно краснеть от содержания своих мыслей. Утро обещало быть... занимательным. Ага.
  ***
  Моржана почувствовала, как мужские пальцы гладят её по волосам. Автоматически, как она сама гладила кошку, когда глубоко и сильно задумывалась. Сон сразу же отступил, осталось только чувство неги во всем теле. Вспомнился вчерашний рассказ Яги. Моржана ухмыльнулась про себя, стараясь не выдать, что больше не спит и прижалась к мужу покрепче. Кощей засопел, перестав наматывать на палец черный локон. Потом тихо охнул, и в бедро девушки уперлось явное доказательство того, что Кощей считал её очень даже привлекательной.
  Моржана, хотя сама и не спешила это испытать, знала, что происходит между мужчиной и женщиной. Возможно, всё дело было в словах матери, о том, что такое нужно испытывать только с любимым. А возможно, что до появления Велса в её жизни, таких мыслей и желаний не возникало.
  Моржана вздохнула и запустила нежные пальчики в золотистые завитки на мужской груди. Нет, не открывала глаза - она уже видела всё это вчера, в тусклом свете свечи. Погладила твердые мускулы, ощущая покалывание жестких волосков на его теле. Как ни странно, это было очень приятно. Только девушка собралась с духом, чтобы попробовать Кощея на вкус (Да-да! Лизнуть, а не то что некоторые подумали...), как мужчина, осторожно её отодвинув, кубарем скатился с кровати и, завернувшись в простыню, спешно направился к выходу из комнаты.
  - Стоять! - рявкнула Моржана. А потом подумала. Ой!
  ***
  - Стоять! - послышалось за его спиной. Значит, она не спала? Кощей обомлел и начал заливаться румянцем. Как и у многих светлокожих людей, у него покраснело не только лицо, но и всё тело. Благо, он сам этого заметить не мог - некогда было. Сама собой, нижняя челюсть ушла вниз.
  Не краснел он, наверное, с самого детства. С тех пор, как поднабрался наглости и сам начал смущать окружающих. Страдали от злыдня и няньки с мамками, и дядья с тетками, и даже дед-князь. Но усмирить так и не смогли, со временем привыкнув прятаться от сорванца или игнорировать его подначки. Робел он только перед своей матушкой, смешливой жрицей Сварога. Став старше, он перестал подшучивать над людьми, но остался острым на язык скалозубом, с которым боялись связываться доже матёрые гусляры-баяльщики. Не робел Кощей и перед принцессами и королевнами, попадавшими к нему в терем. А вот жене удалось то, что никто не мог уже много веков...
  И мужик, не думая, рванул вниз по лестнице.
  ***
  По воздуху носилась домашняя утварь. Кот Черныш был приставлен глядеть за кашей - чтоб не выкипела. Штаны Кощея сами собой зашивались острой иголкой, заколдованной ретивым домовым. Метелка сновала по темным углам, разрушая давние паучьи домики.
  Нафаня деловито сновал возле уже растопленной печи, пытаясь сотворить легкий завтрак из остатков вчерашнего пира. В руке у него, как у истинного полководца, боевито была зажата расписная деревянная ложка на длинной ручке. Уж очень хотелось домовому угодить новой хозяйке.
  В горницу влетел Кощей, цветом не хуже, чем цветущие маки. Он с разбегу бухнулся на лавку и заложил ногу за ногу. Потом натянул простыню, в которую был завернут, до ушей и принялся грызть ногти на правой руке.
  - Ты чегойто? - брови домового сами взлетели вверх. - Али наделал чегось?
  - Ничего я не делал, - пробормотал Кощей, догрызая ноготь на мизинце.
  - Дык чего она рыдает-то? - заинтересовался Нафаня. - Поди, тогда, не сделал, вот и обиделась?
  - Рыдает? - мужик сплюнул и прислушался. - С чего ты взял? Не слышно же ничего.
  - Домовой - он сердце дома, - ухмыльнулся хозяйственный и словоохотливый, как никогда, коротышка. - Я всё знаю, что в доме деется.
  - Штаны дай, - попросил Кощей. Вздохнул еще раз, оделся и пошел наверх.
  ***
  Моржана лежала на кровати, свернувшись в клубок, и горько плакала. Зачем, спрашивается, она так на Велса закричала?! Он даже покраснел... Не удивительно, если муж теперь и глядеть на неё не захочет. Кому нужна жена, которая норовит вперед мужа главенствовать?
  Девушка так расстроилась, что даже не заметила, как заскрипела дверь, и в горницу вошел Кощей. Он неловко замялся на пороге, переступая с ноги на ногу, но наконец, что-то решив, подошел и сел рядом.
  - Ну, вот так у нас получается... - тихо начал он. - Плохой я муж, наверное. Хвалить - не хвалю, миловать - не милую. Даже прощения не умею просить...
  - Велс, - тихо прошептала Моржана, - поцелуй меня, а?
  Поцелуй в точности соответствовал этому утру. Нежный, теплый, он захватил этих двоих с головой, подарив нечто неосязаемое, ещё не осознанное, но уже возникшее. Моржана почувствовала улыбку на своих губах. Потом муж отстранился, напоследок потеревшись о её щеку своим носом.
  - Иди, одевайся, - улыбался мужчина. - Поедем, куда я вчера обещал. Да и в деревню надо заехать. Попросим Прасковью Никитишну, пусть хозяйство у нас ведет. Не всё тебе одной делать...
  ***
  В груди у Кощея что-то пело. Не чувствуя ног он сбежал вниз, на первый этаж, перехватил что-то со стола и выбежал в конюшню.
  - Ну, наконец-то! - раздался язвительный голос с крайнего стойла. - Проспался?
  - И тебе здравствуй, Огневица, - ухмыльнулся Кощей. Этим утром ничто и никто не смогло бы испортить ему настроение. Слишком уж удачно всё сложилось.
  - Да ты доволен, как я погляжу! - ярко-рыжая лошадь махнула красной гривой. На солнце заплясали сполохи и солнечные зайчики. - Давно тебя женить нужно было.
  Кощей улыбнулся и взял щетку, рассказывая лошади, куда они сегодня направляются...
  
  Летит по небу конь-огонь. Гривой сполохи в небе рождает, хвостом облака метет. А на спине два всадника - богатырь улыбчивый, да девица красная, от страха попискивающая...
  Моржана боялась высоты еще с детства, испытывая безотчетный ужас, когда мать или отец брали её с собой, прогуляться над облаками. Как оказалось, присутствие Кощея на этот факт влияло мало. Выяснила это девушка уже на высоте, вцепившись в мужа, закрыв глаза и тоненько поскуливая. Кощей честно пытался сдержаться. Первые десять минут, ему это даже удавалось. Потом мужчина начал хохотать, грозя упасть с лошади вместе со своей молодой женой.
  Впрочем, долго это не продлилась - Моржана все-таки нашла выход, крепко прижавшись к мужу и обхватив его конечностями. Почуствовав мягкость женского тела, Кощей, измученный утрешними обстоятельствами и видами (ох и снились ему ближе к рассвету стройные ножки Моряны-смертушки) прекратил смеяться и натужно засопел. До деревни ехали молча, но довольные друг другом: он-таки догадался приобнять жену, а она неосознанно ласкалась в широком кольце мужских рук.
  ***
  Деревенька была не маленькой - почти сотня домов, да и Кощея тут знали хорошо, почитая его как защитника и оборонца... да и пакостника зловредного! А кто б еще додумался братьям Ерофеевым, признанным дурням, сказать про клад под Ведьминой Горой? Они тогда половину села перекопали, пытаясь найти заветное золото... Или та байка, про цветик-семицветик, растущий только в Иванову Ночь? Молодеж парами ходила искать проклятущий цветок, после чего следовал сезон свадеб и повальное рождение незапланированных детей, что очень поднимало демографию...
  Но самым большим грехом, водившимся за патлатым злыднем, было совращение и отказ жениться на дочери старосты - Маняше, дородной девке с шестым размером... глаз! Впрочем, мужчина и не думал отпираться и даже отвалил золота ей на приданое, поэтому его с удовольствием привечали в Великих Козленках, украдкой подсылая симпатичных девушек на выдание поближе...
  Бабка Параська была грозой и обличителем местных... всех! Она умудрялась знать всё про любого, мало по мальски грешного жителя деревеньки, зачастую даже такие подробности, что соседи только диву давались, за глаза называя бабку ведьмой. Муж ее, ныне покойный кузнец Добромил, тоже, поговаривали, знался с нечистой силой, но это было бездоказательно да и попросту глупо - ведь обличить ее пытались в основном те, кому было что скрывать... Дома бабку застать не удалось - она с раннего утра хлопотала по хозяйству, умудряясь следить за соседями через приоткрытую дверь коровника, при этом комментируя гнусное поведение оных.
  - Доброго утречка тебе, Прасковья Никитишна! - гаркнул Кощей, пинком открывая сарай.
  Бабка недовольно крякнула, и поймала едва не опрокинутый подойник.
  - От злыдень и есть, чтоб тебя, - недовольно прокомментировала она появление незваного гостя. - Тебе чего?
  - Мне б хозяйку в дом, - с обезоруживающей улыбкой признался мужик.
  - Так женись, - недовольно буркнула Параська. - Аль хочешь чтоб я свахой к тебе пошла?
  - Да женился я! - отмахнулся Кощей.
  - Что, дура бесталанная? - поцокала языком. - Это все твои принцесски. Брал бы девицу справную, да и жил бы себе припеваючи.
  - Так я и взял, - блондин махнул рукой, указывая куда-то в сторону.
  Бабка с любопытством уставилась на темноволосую красавицу с серыми, будто отливающими серебром, очами. Та оказалась неожиданно хороша, да глядела на бабку без обычного для девиц высокого сословия, презрения. Вот только было в ней что-то... странное. Молоденькая вроде совсем, ан глаза старые, знанием наполненные. И любопытно стало Параське аж жуть!
  - Ла-а-а-адно, - затянула она, - так и быть. Коль десять серебрушек за год положишь, пойду к тебе хозяйкой.
  Поворчав для приличия, Кощей согласился. Кто ж еще по доброй воле на хозяйство к нему пойдет? Хотя, за десять серебрушек... На том и порешили.
  
  - Да погоди ж ты! Не насаживай так!
  Соорудив из длинного прута да бечевки из конского волоса уду, Кощей усиленно учил молодую жену премудростям рыбной ловли. Морана училась плохо, все время норовя покрутиться на месте, присесть поближе или дотронуться до мужика. Злыдень честно терпел, но радости такая рыбалка не доставляла. Хотя...
  Моржана перегнулась через его руку, задев мужчину полной грудью. Её тонкий стан и гибкие движения, наполненные какой-то особенной негой, увлекали чародея, как кота - сметана. Хотя он и немного побаивался эту странную девушку - было в ней что-то... эдакое. Притягательное. Да и, в конце концов, жена она ему, или не жена?!
  - Послушай, Моржана, - отложив уду в сторонку, Кощей повернулся к своей супруге, - а давай в загадки поиграем.
  - На что играть будем? - бойко улыбнулась девица.
  - А на желание! - нашелся блондин.
  - Смерти не боишься, Кощей? - сверкнула она серебряными очами.
  - Вот и поглядим, - сердце у мужика, конечно, дрогнуло, но что не сделаешь за поцелуй красной девицы?
  ***
  - Без рук, без ног - на бабу скок?
  Моржана порозовела. Когда она согласилась на мужнину игру, то совсем не думала о том, что Велс - известный охальник. Чем мужик бессовестно пользовался.
  - Коромысло.
  - В небе одна, в земле нету, у бабы - целых две?!
  Кощей задумался на целую минуту, так, что она даже загодя зарадовалась, но...
  - Литера 'буки', - наконец выдавил он. - Коль встанет, так до неба достанет?
  - Радуга, - с облегчением выдохнула девица. - Зерно, что прошло сквозь огонь, воду да трубы медные?
  - Самогон! - расплылся в улыбке Кощей. - Что такое: два брюшка, да четыре ушка?
  - Не знаю... - растерялась Моржана.
  - Тогда мое желание! - оживился мужик.
  - И чего ж ты хочешь, муженек? - подбоченилась Мора, с вызовом глядя на удачливого загадывальщика.
  - Поцелуй из уст твоих, - он выжидательно глянул на собственную жену.
  - Итить тебя, через корыто, Кощей, отгадку-то скажи! - расстроено прокричал водяной, до этого прятавшийся в камышах. - Меня ж русалки потом замучают - ответ им дай, да положь!
  Раздосадовано плюнув наземь, злыдень пнул ставшую ненужной уду.
  - Кошачья свадьба!
  Назад ехали почти молча, только Кощей обиженно костерил хозяина водной заводи, поминая того злым тихим словом. И уже потом, когда Морана снова испугавшись высоты, вцепилась в мужика, крепко прижавшись к нему всем телом, слышался только зубовный скрежет.
  
  - А хозяюшка чужих пускать не велела!
  Домовенок, чистый и ясноглазый, высунул ладонь в окошко и ловко скрутил шиш незваным гостям. Кот Боян поперхнулся, а Змей Горыныч ошалело поглядел на ловко переплетенные пальчики.
  - Съем окаянного! - Рявкнул он, но ломиться в дом к Кощею не решился.
  - Треснешь, разлюбезный, - домовой помахал шишем и скрылся в избе.
  Друзья переглянулись и уныло поплелись к лавочке у входа.
  Кот, большой, черный, с яркими зелено-желтыми очами на пол-морды, был знатным сказителем и мог заморочить любого. Роду-племени он был неясного, характера балагуристого да хитрого. К несчастью, хозяйка его, Яга, отказывалась варить оборотное зелье, так что чары свои Боюну приходилось испытывать только на окрестных кошках, коих нашлось немало. Змей Горыныч же по-простому звался Горыней, и был неприметным парнем доволи высокого роста с темными волосами и медового цвета глазами. Худой и поджарый, он мог оборачиваться змеем - огромной черной рептилией с размахом крыльев в две с половиной сажени , а в жизни был неразговорчив и хмур.
  Пришли они к Кощею исключительно по делу - Царь Берендей прислал письмо с горлицей, где слезно умолял украсть его дочь-царевну, уже отчаявшись выдать ту замуж. Вправду сказать, принцесса была на редкость некрасива, отличаясь только умом, который не у всякого мужика встретишь. Баяли в народе, что заколдовали царевну во младенчестве, и если полюбит ее прекрасный принц, обернется она раскрасавицей. Время шло, а желающих больше не становилось. Не спасло положение даже пол-царства, обещанное вместе с рукой Василисы Премудрой.
  
  - Что ты, кляча, спотыкаешься? - с досадой пробурчал Кощей, пока Моржана пищала от страха и прижималась к нему еще теснее.
  Огневица перешла на иноходь и обиженно всхрапнула.
  - А ты, хожаин, меньше жлись, дольше проживешь. - Лошадь пожевала удила. - Не гнал бы меня так, глядишь, больше б толку было. Жмея чую.
  - Змея? - удивился злыдень. - Какого-такого змея?
  - Горыныча.
  - Вот, итить, - Кощей расстроился еще больше.
  После того, как водяной помешал ему поцеловать Морану на берегу, мужик надеялся на хорошую компенсацию в собственном тереме. И, кажется, зря...
  - Не хочу змея, - шепот был очень тихим и жарким, отдаваясь в левое ухо блондина выдохом теплого воздуха. - И в терем не хочу. Хочу поцелуй.
  Не думая, Кощей натянул поводья, остановив лошадь. Огневица удивленно заартачилась, но потом все же послушала хозяина и спустилась на землю, мелко перебирая копытами.
  - А ты, чего это, хозяин, пешком пойдешь? - недоверчиво прищурилась лошадь. - Тут, почитай, верст пять по лесу волшебному...
  - А я прогуляюсь, - засопел Кощей. - Воздух лесной. Полезно.
  - Жену на закорки посадишь? - заржала Огневица.
  - Хоть и так, все одно, по-моему будет!
  Плюнув на землю так, что зашипело, Кощей указал в сторону дома. Лошадь насмешливо тряхнула густой гривой и весело застучала копытами в указанном направлении. Мужик проводил ее взглядом и шумно выдохнул. И только потом понял, что натворил.
  - Я... - начал он.
  - Спасибо...
  Ясные глаза Моржаны глядели на мужа с таким восхищением, что ему стало немного не по себе. А как иначе, если не доверяли злыдню уже многие века? А она... Пнув мухомор, некстати выросший прямо на его пути, мужчина уставился в землю. Дела...
  - Велс, - позвала его девушка.
  - М-м-м?
  - Я очень рада, что стала твоей женой.
  
  Небольшая зеленая поляна была усыпана цветами и окружена густым малинником. Душистые красные ягоды тяжкими каплями пригибали ветви к земле, привлекая не только лакомок, но и многочисленных комаров да мошек. Впрочем, благодаря волошбе, Морану с Кощеем они не трогали.
  Злыдень сидел на своем кафтане, наблюдая за своей женой, живо собиравшей малину и уже от души перемазавшейся яркой ягодой. На душе его было спокойно и благотно, что и отражалось на довольном мужском лице. Хотя было еще кое-что, чего он хотел, но... Кощей был согласен подождать еще немного. До вечера, не дольше.
  Сверкая довольной улыбкой, Моржана подбежала к мужу и присела возле него на колени. Её тонкие пальцы были покрыты малиновым соком, щедро разбрызганным по белой коже лица и ярких губах. И пахло от нее по-летнему сладко. Спелыми ягодами и радостью.
  - Хочешь? - на её ладошке румянились округлые малинки.
  - Угу, - пробормотал Кощей, глядя совсем не на протянутое ему угощение.
  Её губы. Лукавая улыбка, таинственная, щедро сдобренная малиновым цветом и запахом манила мужчину гораздо сильнее. Он не хотел пугать свою юную жену, но ладонь его самовольно потянулась к её волосам, утонув в блестящем черном шелке. Кожа на щеке Моржаны оказалась нежной и мягкой, с легким пушком.
  - Мара, - выдохнул мужчина.
  
  Это было так неожиданно и приятно.
  Руки его были по-мужски крупными с длинными сильными пальцами, но... Касания Велса оказались такими теплыми и легкими, будто Моржана была стеклянной. Губы мужчины осторожно собирали малиновую сладость с женских уст и щек, оставляя голую горящую кожу, обласканную его прикосновениями.
  Это было волшебно.
  Он будто знал куда надавить и где погладить, чтобы вызвать самый сильный трепет в её теле. Как поцеловать, чтобы дыхание сбилось, и мелкой дрожью отозвались колени. И откуда у него эта выдержка, чтобы так долго с тихим шепотком говорить жене какие-то глупые нежности, которые она совсем не понимала, да и не хотела понимать...
  Это было так, как рассказывают в сказках, когда оканчивают их фразой 'и жили они долго и счастливо'.
  Это так и было.
  
  Примерно 9 месяцев спустя...
  Мерный стук Кощеева лба о стену отдавался буханьем во всем тереме.
  - Ну, шо ж ты так убиваесся, хозяин, - пробасил Нафаня. - Ты ж так не убьесся...
  Не слушая домового, злыдень продолжил свое черное дело. Ему было плохо. В основном потому, что помочь Моржане сейчас он совершенно не мог. По дому снова разнесся протяжный стон. Кощей в мгновение остановился и, побелев, выдохнул.
  - Ну что ты, как дитё - снова начала уговоры коротыш, - отмучается баба немного, зато потом все счастливые будете. Зря, чтоль, Яга да Прасковья Никитишна пособляют?
  Если Ягу домовой побаивался, то бабку Параську считал почти даром с небес. Появившись в доме этим летом, старуха не только успела установить железный порядок, но и регулярно потчевала Нафаню молоком и ватрушками, за что тот готов был помогать ей почти во всем. Единственная, кого домовой почитал больше - была его хозяйка, Моржана. Ничего не ответив, мужик снова поворотился к стене и стал методично стучать о нее головой...
  - Ну, все, Кощей, - голос Яги громко разнесся по горнице. - Иди, давай. Гляди.
  Сорвавшись с места со скоростью, достойной самой Огневицы, блондин едва не снес с дороги бабку Параську, нагруженную испачканными простынями. Семенящий за ним Нафаня только подивился ловкости, с которой старушка увернулась от летящего ей навстречу мужика.
  - Тьфу ты, ирод, - пробормотала она, - совсем сбрендил от счастья.
  
  Почему-то весь его запал исчез перед входом в светлицу. Велс просто стоял, не в силах отворить дверь и войти. Минуту спустя он все же собрался духом и заглянул внутрь. Моржана была на огромной кровати, а по обеим сторонам от нее лежали два розовых сопящих комочка, укутанных в цветастые одеяльца. Происходящее было так волшебно. Никакая магия не могла сравниться с таинством рождения новой жизни.
  - Мара, - прошептал Кощей и шагнул в комнату к своей семье.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Каменский "Воин: Тени прошлого"(Боевик) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези) А.Гончаров "Лучший из миров"(Антиутопия) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"