Поляков Анатолий Валерьевич: другие произведения.

Аладон. Оружие правосудия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Техническое описание прохождения квеста "Оружие Правосудия"


Моим друзьям

Радмиру и Славне

посвящается

  
   *** Пролог ***
  
   "Ну, черепаха зеленая... Ну, выползок-переросток... Весь шмот попалил...",- бурчал Рогволд, сидя на скальном выступе и огорченно перебирая оплавленные браслеты, подгоревшие амулеты и подрумяненные ожерелья.
   Из расположенной поблизости пещеры доносилось какое-то шевеленье и подозрительное сопение, но обитавший там бронзовый дракон не торопился выбираться и отвечать на "зеленую черепаху" и "выползка-переростка". Видимо, и ему досталось изрядно.
   "Нет, вы только посмотрите, люди добрые, что этот бронированный земляной червяк сделал с моим топором?!", - взревел Рогволд и потряс изрядно закопченым боевым изделием с обуглившейся рукоятью. Окружающие его "люди добрые" в лице двух ящериц и неизвестно как оказавшейся в песках коралловой змейки оценили размеры топора и предпочли порскнуть в разные стороны подальше от расстроенного воина.
   Расправив скукоженные от сильного жара кожаные ремни рюкзака, Рогволд запустил в него руку, выбрал пирог с мясом, обгоревший менее других, откусил от него изрядную часть и задумался. Всяких безделушек было, конечно, жалко. Но без них жить можно. А вот топор... Топора было жаль по-настоящему. Рогдволд еще раз внимательно осмотрел свое оружие и вздохнул. Конечно, зайчиков с малиновками гонять сгодится. Но на серьезного зверя уже не пойдет. Топор надо было менять.
   Однажды, отлеживаясь поутру на мэллорне после одной лихой попой..., то есть битвы (ну конечно же битвы - иначе с чего бы у него голова тогда просто раскалывалась?), Рогволд слышал разговор двух почтенных эльфов о том, что где-то далеко на юге, за городом людей-змей в одной из деревень есть кузнец, который кует совершенно потрясающие мечи. Только что-там было такое, какое-то условие, почему не просто получить такой меч. "Ну, ничего, - подумал Рогволд. - Будет день, будет пища. Доберемся до кузнеца, там и посмотрим, что это за фрукт". Улыбнувшись, воин привычно вскинул на плечи рюкзак и, оставляя на песке цепочку следов, направился на север.
  
   *** I ***
  
   Жаркое летнее солнце вскарабкалось почти в середину небесной сферы, разогнав по тенистым местам всю живность, обиташую в деревне. Центральная улочка казалась вымершей и только непременный стрекот кузнечиков давал понять, что еще какая-то жизнь теплится в этих землях.
   В дальнем конце улочки умиротворенно лежавшая пыль внезапно вскинулась, как хорошая гончая при звуке рога, и обозначила фигуру, целенаправленно двигавшуюся к центральной деревенской площади. Фигура была высока, весьма потна и столь же запыленна. Достигнув фонтана фигура с лязгом и грохотом, переполошившим окрестных котов, дремавших в тени, рухнула на колени и погрузила свою верхнюю часть в теплую воду, наполнявшую каменную чашу.
   Спустя несколько минут, довольно отфыркиваясь, Рогволд (как вы уже поняли, это был он) осмотрелся и, углядев к северу от фонтана здание, до боли напоминавшее деревенскую кузницу, решительно направился в ту сторону.
   В кузнице стоял полумрак и приятная прохлада. Горн был потушен, инструменты аккуратно лежали на полках, кузнец, развалясь на широкой лавке, стоящей у стены, задумчиво изучал количество мух на потолке. Рогволд просунул голову в приоткрытую дверь и осторожно кашлянул. Кузнец с сожалением оторвался от своих научных изысканий, сфокусировал свой взгляд на голове, торчавшей в дверном проеме и, вздохнув, неожиданно густым голосом привычно затянул: "Добрый человек, так хочется пить, не найдется ли у тебя хоть капельки спиртного..." Текст журчал размеренно и монотонно, чуствовалось, что кузнец далеко не в первый раз произносит его, встречая заглянувего в кузницу путника.
   - Отчего ж не найдется для хорошего человека? - оживился Рогволд и, протиснув в дверной проем вслед за головой и туловище шумно сбросил с плеч потертый рюкзак. - Посидеть с хорошим человеком, это мы завсегда. - продолжал он, споро расшнуровывая рюкзак и запуская туда по плечи обе руки. - А разве может быть плохим человек, предлагающий такое? - неизвестно у кого спросил Рогволд и выволк из рюкзака на белый свет упоительно побулькивающий бочонок.
   - Кхм... Э... Ну... - отчего-то озадаченно замялся кузнец, но проворно зашуршал тряпкой, смахивая с наковальни окалину. - А-мон-ти-лья-до, - по слогам прочитал он надпись на боку бочонка и уважительно протянул - Фряжское...
   - Ну дык, - довольно ухмыльнулся Рогволд. - У гоблинов брал, у Кирдыка.
   - Надо же, - покачал головой кузнец, - и туда варяги добрались. Ну, - продолжал он, напонив кружки, - за знакомство.
   - Редко встретишь хорошего человека. - жаловался кузнец спустя два часа, когда дно бочонка уже явственно стало просвечивать сквозь слой вина. - Тащат всякую дрянь - печень уже ни к черту. А и то верно - где ж в нашей глуши приличные напитки взять? Старик кобольд, алхимик наш местный, попробовал было гнать самогон - такая гадость вышла, что в рот не возьмешь. - и кузнец с отвращением сплюнул. - Так он, шельма, отраву свою в специальные волшебные бутылки разлил - мол, вкус улучшиться должен. Да какой там вкус? Сивуха одна. А из-за бутылок народ и берет. Наши-то местные - нет, а вот странники, наподобие тебя - хватают. Бутылка, да еще волшебная - в хозяйстве вещь нужная. Джинна там какого-нибудь изловить или духа. Они ж в бутылках только и живут. Ну, давай еще по одной, - и кузнец по новой наполнил кружки.
   - А топор, Вольдик, мы тебе сообразим, - с трудом ворочая языком сообщил кузнец Рогволду, вернувшемуся из местного трактира и бережно прижимающего к себе очередную бочку вина (не такого уж, надо заметить, и отвратительного на вкус, как обещал исходящий от него запах). - Чего ж не сообразить топор-то хорошему человеку?...
   - Эт точно. Топор, оно конечно. Эта... Как его... Обмыть надо, - с готовностью подхватил Рогволд. - Мне, понимаешь, б-без топора никуда. Зз... Зс... Зсмеют... - он махнул рукой и новая порция вина журча ухнула в глотку воина. Количество стоящих вдоль стены пустых бочек, бочонков, кувшинов и прочих емкостей для временного содержания напитков нарастало.
  
   *** II ***
  
   Ласковые лучи утреннего светила позолотили голубизну небесной сферы когда из дверей кузницы появилась покачивающаяся фигура Рогволда. В голове приятно шумело, мысли, путясь друг с другом, стремились спрятаться в укромных уголках черепной коробки.
   - Значит так, - рассуждал вполголоса воин, жмурясь от утренних лучей солнца, пробивавшихся сквозь листву растущих по обочине дороги деревьев, - топор мне кузнец сделает. Обещал. Только ему для этого что-то нужно. - Рогволд попытался ухватить за хвостик мысль, скользнувшую мимо. - Что же ему надо-то? Кусок металла звездного, это я точно помню... А еще что? Выдох какой-то. Или вздох? Может, воздух? Ладно, - махнул рукой Рогволд, - поживем - увидим. Сначала надо к кобольду местному наведаться. Старик, похоже, совсем из ума выжил - в индейцев все играет, головы врагов коллекционирует. Кузнец говорил, что чья-то голова ему нужна. Хм... Чья же? - воин усмехнулся. - Ну, больше - не меньше. Порадуем старичка, - глубокомысленно изрек Рогволд и смахнул топором голову пробегавшему мимо поросенку.
   Старый кобольд и сам уже потерял счет столь быстро сменяющимся годам своей отнюдь не короткой жизни. Тело его усохло и сморщилось, но голова оставалась ясной и лукавый огонек, иногда мелькавший в глазах, говорил внимательному собеседнику о многом. Кобольд был коллекционером. Кто-то собирает оружие, кто-то вина. Он собирал головы. Все стены его хижины были заняты полками, на которых скалились, морщились, ухмылялись мумифицированные головы различных существ. Коллекция была знатная. Но неполная. Разнообразие мира было столь велико, что кобольд постоянно дополнял и обновлял свое собрание. До дрожи в руках, до тихого воя безлунной ночью он мечтал о новинках. О гребенчатых головах огромных змеев, по слухам обитавших на далеком севере. О русоволосых головах викингов, бороздивших холодные моря. О длинноносых головах козлоногих сатиров. О головах тех непроизносимых созданий, один вид которых надолго замораживает кровь в жилах.
   Кобольд сидел в кресле, глубоко задумавшись над антропологическими отличиями строения черепа скального гоблина по сравнению с гоблином равнинным. От столь лекгомысленного занятия его отвлекла резко распахнувшаяся дверь и появившийся в дверном проеме громадный мешок, явно намеревавшийся втиснуться в хижину. Едва не своротив косяк, мешок наконец вошел в жилище кобольда и, подойдя к столу, поинтересовался "Хозяин, головы тут принимают?"
   Старик облегченно вздохнул, разглядев в полутьме хижины маленькую по сравнению с мешком фигуру огромного воина, и часто закивал головой. "Ну, тогда принимай", - прогудел воин и перевернул мешок. На стол посыпались головы.
   - А его-то за что? - верещал кобольд прыгая вокруг стола и вытаскивая из кучи, лежащей на нем, очередной трофей - Это ж дракон ртутный?! Он в соседнем городе служит. Служил, то есть, - поправился кобольд.
   - Ну да, точно. Летало там что-то, - подтвердил вальяжно развалившийся в хозяйском кресле воин. - А что, не надо такого? Сейчас выкинем, - он с готовностью протянул руку к чешуйчатой голове с гребнем наверху.
   - Да нет, чего уж, раз принес, - смутился кобольд и споро отволок голову дракона подальше от зоны досягаемости рук Рогволда.
   - А это откуда? - Дрожащими от возбуждения руками старик вцепился в какой-то небольшой округлый предмет, больше напоминавший булыжник, чем голову.
   - Это-то? - Рогволд наморщил лоб - Это в пещере подобрал, к западу отсюда. Тоже не то?
   - Это как раз то, - прокудахтал кобольд и бережно отложил предмет в сторонку. - Это голова одного из элементалов.
   - Эле... Чего? - изумился воин - Этих, менталов, точно не трогал... Ну, если только случайно кто под руку попался.
   - Ну, ладно. Подведем итог. - кобольд довольно потер руки - Всего голов разных в отличном состоянии - восемнадцать штук. А также три булыжника, две лапы (обе - правых передних) и один хвост чешуйчатый. Хвост-то зачем брал? - поинтересовался кобольд.
   - Так темно ж было... Под руку попался. - смущенно пробормотал Рогволд.
   - Проси теперь, что нужно. - важно надулся кобольд.
   - Дык, сам знаешь - бутылка волшебная нужна. Да еще скажи, делать с ней что.
   - Бутылка. - задумчиво протянул старик. - Бутылку я тебе дам. - и он шустро юркнул в чулан. - Держи, - произнес он спустя пару минут, вынирывая из-за маленькой дверцы в углу комнаты и протягива Рогволду какой-то сосуд.
   Рогволд подозрительно взглянул на бутылку и попытался кинжалом сковырнуть пробку.
   - Э - нет, - глумливо захихикал кобольд, - Пробку так просто не открыть. Бутылка-то заговоренная. Тебе-то она для чего?
   - Мне она ни для чего, - обиженно произнес воин. - Мне топор нужен. А кузнец говорил, чтобы сковать топор ему какой-то вздох принести надо.
   - Вздох? - изумился кобольд. - Может быть, Дух?
   - Может и дух, - покладисто согласился воин. - Так все равно не ясно, где брать этот дух. Мне что ли самому дохнуть в эту бутылку?
   - Да нет, не стоит, - тоненько заржал кобольд и потянул носом. - Ты если дохнешь, от твоего оружия все в округе от одного запаха дохнуть будет. Боги не одобрят. - и кобольд произнес мудреное слово. - Ибо овер.
   - А дух, который кузнецу нужен, - продолжал старик, - в той самой пещере, где ты голову элементала подобрал, найти можно. Его надо загнать в эту самую бутылку, - и кобольд указал на емкость, которую Рогволд по прежнему держал в руках. - Только еще пробка нужна. Но это уже к старосте, - замахал руками кобольд, заметив, что Рогволд с готовностью взялся за мешок.
   - А открыть-то бутылку как?
   - Открыть? - рассеянно переспросил кобольд, мечтательно уставившись на головы, лежащие на столе, - Ах, открыть... Да в трактир местный загляни - там трактирщик тебе откроет.
   - Ну, спасибо, старик. Помог. Ты, батя, если еще головы нужны будут - только позови. А уж мы завсегда, - довольно откланялся Рогволд и шагнул к выходу.
  
   *** III ***
  
   Багровый глаз солнца коснулся края небесной сферы, посылая прощальные лучи истерзанной им за день земле и обещая скорую передышку, как одинокий циклоп выглядывая из-за горизонта и собираясь ко сну. Окна деревенского трактира ярко светились и Рогволд, смело пнув дверь, вошел внутрь. Народу было не много - пара местных крестьян обсуждала виды на урожай за потемневшим столом, да запыленный эльф-путешественник вытянув ноги отдыхал на лавке в углу.
   Рогволд направился прямо к хозяину заведения.
   - Что угодно господину? Комнату? Ужин? - услужливо качнулся навстречу позднему посетителю трактирщик.
   - Да нет, тороплюсь я, - отмахнулся посетитель. - Мне бы только бутылку открыть.
   - Приносить с собой напитки запрещено, - нахмурился хозяин заведения. - Это если каждый приносить с собой будет... - затянул он вечную песню. Но Рогволд уже покопавшись в рюкзаке водрузил на стойку замшелый сосуд из странно поблескивающего стекла.
   - А, так это алхимика нашего продукт?! - сразу подобрел хозяин. - Это пожалуйста. Все равно пить здесь не будешь, - ухмыльнулся трактирщик.
   - Это почему это не буду? Не выливать же добро, - уперся воин.
   - А пить здесь не будешь, потому что я не позволю. А не позволю я, потому что мне потом труп твой убирать придется. А за уборку трупов мне староста не платит. - пустился в рассуждения трактирщик. - Или попробовать хочешь?
   - Дык, - почесал затылок Рогволд. - Не, пробовать не буду. Вылью лучше.
   - А и вылить тоже не получиться, - довольный произведенным эффектом захихикал трактирщик. - Бутылка-то заговоренная. Это только выпить можно. Кобольд наш специально так сделал, чтобы отраву его народ пил. - хозяин выудил засаленную книгу из-под стойки, что-то прочитал в ней и добавил - Принудительная реклама называется.
   - Ну, ладно. - махнул рукой Рогвольд - А открыть-то сможешь? С содержимым я уж как-нибудь сам разберусь.
   - Открыть смогу. - трактирщик взял бутылку в руки. - Только тут штопор специальный нужен. Видишь, какая форма горлышка? Обычным инструментом туда и не подлезешь. Да и не выдержит обычный. Тут материал особый нужен. Есть у меня братец - тоже повар, кстати. Вот у него наверняка есть.
   - Ну, штопор - это не проблема. - ухмыльнулся Рогволд. - И братца твоего беспокоить незачем.
   Воин достал из сумки что-то, тщательно обмотанное тряпицей, и положил на стойку. Развернув ветошку, Рогволд бережно открыл крышку показавшегося футляра и повернул его открытой частью к хозяину. Тот посмотрел внутрь, выпучил глаза, открыл рот и... Из его перехваченного спазмом горла не смогло вырваться ни звука.
   На кровавом темно-малиновом бархате с белым подбоем, прибитым маленькими золотыми гвоздиками к ореховому футляру, лежал штопор. Нет, не так - возлежал Штопор с большой буквы. Если и существует табель о рангах среди кухонной утвари, то это был Император бутылок, Базилевс пробок, Шейх и Махараджа винных бочек. Он был даже не утварью - он был воплощенной песней. При одном взгляде на Штопор всякий понимал, сколь мелочен и суетен мир - и как вечно Искусство. Рукоять, сделаная из драгоценного мангрового дерева с палисандровой инкрустацией, отполированная до зеркального блеска шкурой снежного барса. Спираль, откованная в полнолуние из светлого мифрила и вобравшая в себя темную мощь ночного светила. Легкие искорки алмазов, вспыхивающие на ребре спирали, строгость и совершенство формы которой уводит взгляд в толщу мироздания и туманит разум. Как можно описать чудо? Разве может язык человеческий передать радость полета и светлую печаль песни, лекость походки юной эльфийки и грацию хоббитки?
   Трактирщик завороженно протянул дрожащую руку к футляру, но на половине пути с видимым усилием остановил ее, не отрывая взгляд от футляра, наполнил два стоявших рядом стакана из квадратной бутылки, выуженной из-под стойки, и, толкнув один стакан Рогволду, одним махом заглотил содержимое своего, после чего крепко зажмурился и затаил дыхание...
   - Это мне гномы отковали, - охотно рассказывал Рогволд, развалясь на скамье у стойки и потягивая вино, услужливо подливаемое хозяином. Трактирщик заискивающе смотрел на воина, но левый глаз его самостоятельно как зачарованный глядел на футляр со Штопором, из-за чего хозяин напоминал большого хамелеона, замершего перед гипнотическим танцем кобры.
   - Там у них, у гномов десткий сад есть, - продолжал Рогволд. - Ну и как-то однажды тигр к ним саблезубый повадился гномят таскать. А я как раз рядом отсыпался после... хм... ну, после битвы очередной отсыпался, - воин нахмурился. - Ну да, со змеем бился, с бронзовым. Как сейчас помню. Победил его, конечно. Ну так вот - сплю я себе мирно, никого не трогаю, а тут кошка эта доисторическая. Не знаю, что уж ей не понравилось. Может дух мой богатырский, может просто голодная была. Наверное, голодная - гномики, они ж крохотные. Сколько мяса с них? Хотя, конечно, и дух от меня крепкий тогда был. После битвы той, со змеем. В общем, решила тигра эта мной позавтракать и накинулась на спящего. Я даже проснуться толком не успел, чувствую, кто-то мной подзакусить пытается. Ну я и выдохнул спросонья. Я, конечно, не маг, но газовый выдох был у меня тогда - огого! После битвы со змеями всегда так. Продираю, значит, я глаза, смотрю - сомлела киска. То есть совсем. И не дышит даже. Ну, перевернулся я тогда на другой бок - и дальше отсыпаться после нового подвига. А шкура мне тигра этого понравилась. Спать на ней мягко. И хвост красивый. Вот так я гномят от жуткого хищника спас. Гномы меня и отблагодарили. Сначала хотели памятник поставить в полый рост - "Рогволд разрывающий пасть тигру", но я чего-то заскромничал. Вот, штопор попросил. В борьбе со змеями гораздо более полезная вещь. Я ж воин, а не памятник. - мудро заметил Рогволд и опрокинул стоявший рядом кувшин.
  
   *** IV ***
  
   Шар светила, утащенный когтистым Чхагом в его шахты, набирался сил перед новым днем, а небесная сфера изукрасилась мириадами маленьких огоньков, напоминавших друзы изумрудов, кристаллы аметистов и маленькие льдинки алмазов, изредка подкидываемых грозным богом шахтеров наиболее упорным старателям. Зажав открытую трактирщиком бутылку под мышкой Рогволд бодро покачиваясь вышел на деревенскую площадь. Слегка штормило. Когда-то давно непростая воинская судьба занесла его на пиратский корабль. С тер пор он помнит это ощущение соленых брызг в лицо, свежего ветра, развевающего волосы, и покачивающейся палубы под ногами. Ветра с брызгами сейчас не было, но деревенскую улочку заметно шатало. "Эти, как их то бишь, менталы шалят", - догадался Рогволд. - "Старик кобольд говорил что-то про стихии. Разгулялись видать".
   - Господин, господин, - кто-то тронул Рогволда за край рукава.
   Рогволд обернулся и увидел двух крестьян, сидевших недавно в трактире. Крестьяне были подернуты странной дымкой и слегка подрагивали. Сфокусировав взгляд на одном из них Рогволд заметил, что дымка и подрагивание исчезли, но при этом исчез и второй крестьянин. Воин мысленно махнул рукой и решил не забивать себе голову всякой ерундой. И так понятно - город змей рядом, они тут у змей и нахватались, колдуны все через одного. Даже простые крестьяне.
   - Чего тебе не спится, пахарь? - дружелюбно прорычал воин.
   - Пусть господин не гневается, - испуганно затянул оратай, - но недавно ко мне на огород упала звезда.
   - Ну ты даешь, парень! - радостно загоготал воин. - Всем же известно, что звезды - это маленькие дырки в покрывале, которое Чхаг набрасывает на ночь на небесную сферу. Как же дырка упасть может?! Ты уж ври, да не завирайся.
   - Господин такой умный! - льстиво протянул крестьянин. - Господину конечно лучше знать. Может, это был отколовшийся кусочек небесной сферы, упавший через дырку в порывале почтенного Чхага, да будут дни его долги... Мы называем такие кусочки "звездным металлом", ибо по скудоумию своему думаем, что это звезды, плохо прикрепленные к небосводу, падают к нам.
   - Почтенный Чхаг прекрасно обойдется без твоих пожеланий, - начал было Рогволд и тут до него дошел смысл сказанного витиеватым пахарем (и где он только так изъясняться научился, стервец?) - Что ты сказал? Звездный металл?
   - Ну да, - простодушно кивнул крестьянин, - так мы его называем.
   - И что же ты с ним сделал, неуч?
   - Пока ничего, господин.
   - Это хорошо, что ты ко мне подошел, - довольно произнес Рогволд. - У меня как раз есть знакомый шаман, который занимается изучением осколков небесной сферы. Думаю, ему будет небезынтересно взглянуть на твой образец.
   - На мой... что? - испугался крестьянин - Я ничем не прогневал богов, чтобы шаманы смотрели мой "образец". Он у меня в порядке, и старосте все налоги я регулярно уплачиваю, и богам жертвы приношу, и первый сноп жертвую, и первенца от овцы каждой, и...
   - Взглянуть на твой кусок этого твоего "звездного металла", придурок, - прервал крестьянина воин. - Я думаю, что смогу даже дать тебе пару монет за эту абсолютно бесполезную вещь.
   - Пусть господин не гневается на глупого крестьянина, но я бедный человек, - с готовностью запел придурок. - У меня большая семья и маленький огород, овцы в этом году плодятся плохо, и страшная засуха иссушила на корню весь урожай...
   - Короче, сколько ты хочешь за этот обломок камня?
   - За это маленькое чудо, упавшее к нам с небес, за эту жемчужину, подарившую мне светлый луч в серости дней моих я прошу... - крестьянин перешел на шепот. - Я прошу всего девятьсот золотых монет.
   - Девятьс... - воин поперхнулся. - Сколько? Я не ослышался? Почти кило золота? Да тебя прибить здесь же дешевле будет.
   - Как скажет господин, - потупился крестьянин, - Но где лежит звездный металл знаю только я. И готов поделиться этим знанием всего за восемь с половиной сотен этих старых истертых желтых кругляшей.
   - Да я за две сотни всю небесную сферу исколупаю и принесу своему другу шаману котомку, набитую под завязку. Так что за твой явно никому не нужный обломок я готов предложить целых полторы сотни полновесного золота...
   Спустя два часа криков, угроз, демостративного бросания шлема об землю, легкой лести и грубой брани - одним словом, после легкого торга стороны сошлись на пяти сотнях золотом с расплатой на месте при получении товара. Воин, тяжко вздыхая, тщательно пересчитал золото, ссыпал в кошель и отдал крестьянину. Тот бросил что-то на землю далеко в сторону и, пока воин нащупывал брошенное, растворился в ночной тьме. Только донесся топот босых ног да мелькнул высверк голой пятки в дальнем конце улицы.
   Воин с сомнением рассматривал замусоленный обломок чего-то, слегка, правда, поблескивающего при лунном свете.
   - Ну, будем надеяться, что я не слишком переплатил, - со вздохом пробормотал счастливый покупатель и, упрятав кусок "звездного металла" в рюкзак, направился в кузницу.
  
   *** V ***
  
   Покрывало, наброшенное на небесную сферу слегка сползло с восточной стороны и тот край окоема приобрел сине-лазоревый окрас, готовясь принять утреннее светило. Стоял тот редкий момент чуткой, какой-то новой, ни разу не использованной тишины. Ночные жители мира уже закончили свои дела, а дневные еще не собрались к ним приступить. И только равномерные гулкие удары приглушенно доносились из кузницы.
   - О! Вольдик! - широко улыбнулся кузнец вошедшему в мастерскую Рогволду. - А у меня еще не все готово.
   - Да я пока так, по другому вопросу, - смущенно проговорил Рогволд и достал открытую волшебную бутылку.
   Кузнец вздохнул.
   - А, понятно. Кобольда нашего творчество? Вылей ты ее нафиг.
   - Не выливается, - уныло пожал плечами воин.
   - А ты что, пробовал уже?
   - Да нет, люди говорили...
   - Люди у нас завистливые, чего только не скажут. А ты вылей. Дело несложное, - кузнец махнул рукой. - Правда тут хитрость одна есть...
   В небесах прошелестел тихий раскат грома. Кузнец вздрогнул, втянул голову в плечи и, бросив быстрый взгляд вверх, непонятно кому пробормотал: "Да ладно, пошутить уже нельзя?!".
   - Впрочем, давай ее сюда, промочу горло, - густым басом обратился он уже к Рогволду.
   Взяв бутылку, кузнец решительно выдохнул и, не оставляя себе времени на колебания, в три глотка высосал из нее жидкость. Лицо его побагровело, глаза выпучились и Рогволду показалось, что из ушей пошел легкий дым. Кузнец скорчил страдальческую мину и, опять быстро посмотрев вверх, громко заявил: "Хорошо пошла! Спасибо тебе, воин".
   Рогволд благодушно кивнул и, бережно убирая опорожненныую бутылку поглубже в сумку, добавил:
   - А я еще кусок звездного металла добыл.
   - Ну-ка, ну-ка, - оживился кузнец. - Правда добыл? Настоящий звездный металл?
   - Настоящей некуда, - довольно осклабился воин, шаря в сумке. - Пол небесной сферы исковырял, пока нашел. Так что самый натуральный звездный металл, - с этими словами Рогволд гордо выложил на наковальню свое недавнее приобретение.
   Кузнец уставился во все глаза на "кусок звездного металла", лежащий перед ним. Шея его побагровела, щеки заколыхались, видимо сдерживая порыв благоговения, в уголках прищуренных глаз показалась подозрительная влага. После чего внутри кузнеца что-то булькнуло, он широко распахнул глаза, запрокинул голову и... загоготал. Взметнулась пыль, лежавшая по углам кузницы, летучая мышь, висевшая на стропилах, заполошно заметалась по мастерской. Кузнец хохотал. С переливами, всхлипами, взвизгиваниями и подвываниями, смахивая текущие по багровым щекам слезы, хлопая себя по бокам и сгибаясь от приступов неудержимого смеха. По сравнению с мощью звуков, издаваемых кузнецом, ржание жеребца сэра Ланселота Озерного при звуке боевых труб показалось бы тихим журчанием ручейка в тенистой чаще густого леса. Через некоторое время среди подвываний мастера стали различимы отдельные слова.
   - Металл... звездный... - стонал кузнец. - Небесную сферу колупал... Всю ночь лазил...
   Слегка успокоившись он сказал Рогволду, смущенно ковырявшему кинжалом лавку:
   - Видишь ли, это такой же звездный металл, как я - наложница в гареме ордынского визиря. Скажи, Вольдик, я похож на наложницу?
   - Честно говоря, не особо. - воин с оценивающе оглядел кузнеца. - Если только усы сбрить... - с сомнением добавил он.
   - Вот и это, - кузнец указал на обломок, лежащий на наковальне, - к звездому металлу имеет такое же отношение. Где взял-то?
   - Да у крестьянина местного купил. - потупился Рогволд. - Он говорил, что этот кусок упал к нему на огород с неба.
   - Вот шельмец, - беззлобно выругался кузнец. - Нашел способ зарабатывать. А с неба этот кусок мог упасть к твоему крестьянину только если это сосед в него камнями кидался. Много денег-то содрал с тебя?
   - Пятьсот золотых, - уныло протянул воин.
   - Немало, - присвистнул кузнец. - Ну, ничего, не тушуйся. Есть у меня этот звездный металл, есть. Настоящий, а не этот, - он опять хохотнул, глянув на наковальню, - упавший с небесной сферы.
   - А чего ж тогда меня гонял? - обиделся воин.
   - Ну, во-первых тебя никто особо и не гонял. Я ж не говорил, что ты обязан добыть этот металл. Я просто сказал, что он нужен для изготовления оружия. А, во-вторых, вдруг бы ты его нашел? Настоящий, а не этот кусок кварца, - и кузнец с улыбкой указал на приобретение Рогволда.
   - А тебе твоего металла хватит, чтобы топор мне сделать? - обеспокоился воин. - А то давай я еще поищу, если надо. Ты только мне покажи, как он выглядит.
   - Да хватит, хватит, - успокоил кузнец. - Его там и надо-то чуть-чуть: на лезвие напылить, да рукоять отделать. Мне одного куска надолго хватает. Только редко кто настоящий звездный металл находит, - вздохнул он.
   - Так что ты лучше дух добывай, - продолжил кузнец, - и дуй ко мне. Я как раз к тому времени топор закончу. Надо будет в него дух вселять.
   - Эт я мигом, - приободрился Рогволд. - Оглянуться не успеешь. Вот только пробку у старосты возьму и сразу за духом.
   - Ну давай, действуй, - и кузнец, еще раз ухмыльнувшись при взгляде на обломок кварца, лежащий на наковальне, зашвырнул его в угол.
  
   *** VI ***
  
   Утреннее солнышко радуясь новому дню игриво пускало солнечные зайчики, куда только могло дотянуться своими жаркими пальцами, словно говоря всему живому "Уже утро! Пора вставать!"
   Расплывшись на огромной дубовой скамье, староста дегустировал поросенка с хреном, запивая его свежим ячменным (судя по запаху) элем и закусывая обжаренными ломтиками спаржи.
   Если староста и был верующим человеком, то чревоугодие явно не относилось им к числу смертных грехов. Обладая весьма, прямо скажем, скромным ростом староста в обхвате был даже поболее Рогволда. Так что было совершенно непонятно, как он проходит через дверной проем. Да и проходит ли вообще или ему местные жители все на дом приносят? Оглядевшись, Рогволд не увидел в комнате рукомойника и решил, что иногда все же, пожалуй, как-то проходит. Боком, наверное.
   - А, путник! Приветствую тебя. - староста сделал неясное движение рукой то ли приглашая путника к столу, то ли, наоборот, стараясь удержать его на расстоянии. - Пробка, небось, нужна? - сквозь дружелюбное чавканье разобрал Рогволд и кивнул.
   - Вот, бутылку добыл, - продемонстрировал он старосте кобольдовскую продукцию, - а пробки к ней стандартные не подходят. Ручная работа! - гордо заметил он. - Может, найдется по размеру?
   - Найдется, отчего ж не найтись? - и староста широким жестом показал на стоящий у стены громадный сундук, наполненный пробками от бутылок, кувшинов, бочек, амфор и прочих емкостей. - Выбирай.
   - Ого! - уважительно произнес Рогволд, оценив габариты сундука. - Это ж надо было столько выпить?! Тут на одной стеклотаре озолотиться можно было, - модмигнул он старосте.
   - Ты выбирай, выбирай, - усмехнулся староста и продолжил уничтожение поросенка.
   Рогволд, потихоньку зверея, провел минут двадцать за примеркой пробок к своей бутылке. Ни одна не подходила: то горлышко было слишком широко, то, наоборот, пробка со свистом проваливалась, то казалось бы как раз подходящая наотрез отказывалась плотно держаться и при первом же движении соскакивала.
   - Не выходит, - фальшиво посочуствовал староста. - Может помочь чем?
   - Да уж, - угрюмо пробормотал Рогволд. - Найди уж ее, клятую. А за мной не заржавеет.
   - Это точно, не заржавеет, - хохотнул староста и сыто рыгнул. - Значит так. Принесешь мне, - он мечтательно закатил глаза, - принесешь мне лягушачьих лапок дюжину, тогда и подберу тебе пробку.
   - Че... го?.. - отвисла челюсть у Рогволда. - Лапок? Лягушачьих?
   - Ну да, лягушачьих, - подтвердил староста. - Они такие нежные, вкусные. Аж на языке тают... - замечтался он.
   - Да ты, кажись, совсем сбрендил от обжоства, - возмутился до глубины души воин. - Глаза совсем жиром заплыли? На меня глянь. Я тебе что, дуремар какой по болотам ползать и квакушкам лапки обдирать?
   - Я сказал лапки, значит лапки, - набычился обжора. - А иначе сам эти пробки перебирай хоть до морковкиного заговенья.
   - Давай я лучше тебе сапоги-скороходы добуду. Размерчик какой у тебя? Или скатерть-самобранку. Полезная в хозяйстве вещь!
   - Дудку-самогудку себе добудь и в нее дуди, - озверел староста, не привыкший, чтобы с ним спорили. - Лапки тащи, или проваливай нафиг, - прорычал он. - А с тебя, ушастый, - рявкнул он в мохнатое ухо некстати вошедшему эльфу, - полкило урудрумского сала.
   - Да смотри, чтоб свежее было, - проорал он вслед выскочившему, как ошпаренному, эльфу.
   "И какую только дрянь люди не жрут", - бурчал Рогволд стоя на деревенской площади и почесывая затылок. Потом он поскреб подмышками и погладил живот. Живот отозвался урчанием, видимо вспомнив упоительный запах поросенка с хреном в доме старосты. "И впрямь, пришла пора позавтракать", - решили ноги Рогволда и направились знакомой дорогой к трактиру.
   Подсев в трактире к давешнему эльфу, с завидной целеустремленностью накачивавшемуся дрянным вином, Рогволд заказал услужливо подлетевшему половому легкий завтрак (пару молочных поросят, дюжину перепелов, запеченых в тесте, блюдо пирогов с вязигой и ковш моченой брусники, ну и пару кувшинов эля на запивку) и кувшин лучшего вина, какое только найдется в этой дыре. "Да передай хозяину, - добавил он половому, - для меня вино. Так что пусть пошарит в закромах". Подозрительно понюхав принесенное вино и одобрительно кивнув, Рогволд решительно выплеснул дрянь, бултыхавшуюся в кружке изумленно поднявшего глаза эльфа и наполнил кружку до краев великолепно прозрачным вином с изумрудным оттенком.
   - Пей давай, - широко улыбнулся воин и, подвинув на середину стола блюдо с поросенком, добавил, - да закусывай.
   - А я ему и говорю, - жаловался спустя пол часа эльф, вконец окосевший от вина и внимания столь могучего воина, - сколько ж можно в послушниках ходить? А он мне и отвечает, мол, сколько надо, столько и будешь. Ты, говорит, даже оружия нормального себе еще не добыл. А как его добудешь, оружие это, когда меня в бой не берут?! - эльф отхлебнул из кружки и пустил слезу. - Посылают все то в харчевню за припасом, то танцовщиц привести с ярмарки. Вот и недавно все пошли драться с соседним кланом, а меня оставили пленных сторожить. А чего, спрашивается, их стеречь, когда на них и так заклятье сна наложено?
   Рогволд сочуствующе кивал, не забывая, впрочем, про перепелов и пироги с вязигой.
   - В целом он, конечно, дядька неплохой, - продолжал эльф, - магистр наш. Вот, увольнительную мне дал. Погуляй, говорит, позонь. Может и найдешь что путное. Эх, мне б кинжал найти, хотя б в половину такого, как у тебя, - мечтательно протянул эльф, с завистью глядя на кинжал, которым Рогволд непринужденно выковыривал остатки мяса из-за зубов.
   Кинжал и вправду был знатный. С витой рукоятью в форме змея и длинным тонким лезвием, на котором причудливо переплетались ажурные узоры булата. Точнее, эта была мизерикордия и имя у нее было соответствующее - "Милосердная". Изначально она принадлежала одному из рыцарей короля Артура, но была потеряна (по его словам) в пещерах в битве с драконом. Или (по словам дракона) была проиграна ему в кости этим рыцарем. Рогволд ее выменял у того дракона на два мешка драконьего фимиама и стадо коров. Дракон еще хотел сначала, чтобы Рогволд также притащил большой алмаз, украденный у него дальним родичем - Королем Варанов, но после мощного удара по печени убойной дозой Джубатыкской Пьяни решил самостоятельно проучить своего бескрылого родственничка. За что был сильно благодарен Рогволду и даже пытался всучить ему в подарок пол-мешка фимиама (воин насилу отвертелся) и сундук, в котором хранилась "Милосердная" (пришлось оставить из-за больших габаритов). Да, славно они тогда с драконом погудели. Что ни говори, а Джубатыкская Пьянь в сочетании с урудрумским салом дает потрясающий эффект. Сало, оно вообще наиглавнейший инструмент в борьбе со змеями. Рогволд всегда имел при себе изрядный запас этого стратегически ценного сырья. Ежели под хорошее сало, то можно столько побед одержать, сколько без него - ни в жизнь. И не только он это понимал. Вон, даже сегодняший обжора-староста (тоже мне, француз недорезаный выискался) и тот с этого несчастного эльфа сала потребовал. Да куда уж ему в Урудрум пробраться... Cидеть старосте без сала. Или?..
   Рогволд оценивающе посмотрел на эльфа:
   - Кинжал, говоришь мой нравится?
   - Угу, - пьяно кивнул эльф.
   - Ну, пошли тогда, - воин поднялся. - Терпи послушник, магистром станешь...
   Пружинистым шагом, неся на плече окончательно сомлевшего эльфа, Рогволд вошел к старосте, между первым и вторым завтраком разминающимся расстегаями и мочеными яблоками.
   - Здрав будь, хозяин! - поклонился Рогволд, сложив заодно эльфа к стене.
   - И тебе поздорову, воин, коли не шутишь, - отозвался староста.
   - Ты того, хозяин, не серчай за утреннее, - изобразил раскаяние воин. - Уставший был, да не завтракал еще.
   - Ну, понятное дело. Кто ж на голодный желудок важными делами занимается, - важно покивал староста. - Ну а нынче что, уже лапки лягушиные принес? Быстро... Ну давай, выкладывай.
   - Да нет, я пока не принес. Друга зато встретил, которого ты за салом посылал, - Рогволд незаметно пнул эльфа ногой и тот промычал что-то утвердительное. - Вот только сомлел он дорогой, просил меня ему помочь до тебя добраться.
   - А сало-то он добыл? - глазки хозяина плотоядно заблестели.
   - А как же! - Рогволд шлепнул на стол изрядный шмат сала. - Потому и сомлел, что тебе угодить торопился, - хитроумно подольстился воин.
   - Ай, молодец! Сразу видно, старался, - и староста нравоучительно произнес, - Вот ему подберу пробку. А ты, - он уставил на Рогволда жирный палец, - лягушачьи лапки ищи. Иначе так без пробки и останешься. Давай сюда его бутылку.
   Бросив мимолетный взгляд на произведение кобольда староста пробормотал "три четверти, дюймовая, шаг прямой ноль-пять" и, порвышись в сундуке, достал штук шесть пробок:
   - Вот эти подойдут. Выбирай, какая больше нравится...
   Подойдя к фонтану Рогволд сгрузил в него пытавшегося что-то запеть эльфа. Когда тот, отфыркиваясь и встряхиваясь как щенок, выбрался на сухое место, Рогволд ухмыльнулся:
   - Ну что, послушник, кинжал, говоришь тебе мой приглянулся? - и, не дожидаясь ответа, внезапно продолжил. - На, держи, герой...
   Молниеносно протрезвевший эльф дрожащими руками вцепился в рукоять протянутой ему "Милосердной" и поднял на воина внезапно заблестевшие глаза:
   - Это... мне? - жалобно переспросил он, боясь поверить в собственное счастье и страшась, что это окажеться жестокой шуткой.
   - Тебе, тебе, - успокоил его воин и ободряюще улыбнулся. - Беги к своему магистру, хвастайся.
   И столь откровенно счастлив был забывший попрощаться и дунувший со всех ног эльф (лишь пыль взвихрилась на дороге), что Рогволд непроизвольно расправил плечи, улыбнулся и прошептал вслед: "Храни тебя Вартог, ушастик".
  
   *** Эпилог ***
  
   Далеко на западе обитаемого мира в лесу, прозванном в народе Светлым, испокон веков росли гиганские зеленые деревья, посаженные самим Великим Дио. В переплетении ветвей этих исполинов, именуемых мэллорнами, эльфы построили себе целый город с площадками, переходами между ними и настоящими зданиями.
   На одной из дэлоней мэллорна юный эльф под присмотром тренера практиковался в искусстве владения коротким кинжалом. Отрабатывая уколы и переходы к парированию он, казалось, всецело был поглощен своим занятием. Но шевеление его мохнатых ушек выдавало, что он отчаянно прислушивается к разговору двух могучих воинов, стоявших неподалеку и разглядывавших огромную боевую секиру одного из них. Темное лезвие секиры таинственно мерцало серебристым светом в полумраке дэлони, такой же свет исходил от перевитой золотыми нитями ее рукояти. Слышно было не так чтобы очень хорошо и до юноши долетали только отдельные слова: "Элементалы стихий... Волшебная пробка... Звездный металл..." Один из воинов, поймав взгляд маленького эльфа, внезапно хитро усмехнулся и чуть заметно подмигнул ему. У юношии захватило дух от такого внимания к себе и он чуть было не пропустил выпад тренера, недовольно нахмурившегося при этом.
   После тренировки, свернувшись калачиком у ног целителя Доларма, маленький эльф долго представлял, что когда он вырастет такой же большой как дядька Рогволд, он тоже отправится навстречу подвигам в далекие южные страны. И обязательно добудет себе такое же волшебное оружие. И перед засыпающим юношей вставали картины битв, когда он в вихре боя с огненным кинжалом в одной руке и слитком звездного металла в другой противостоит элементалам стихий. И староста деревни благодарит его за победу и торжественно вручает мерцающие неземным светом меч и щит.
   Спящий эльф счастливо улыбался под монотонное бормотание лекаря.
   Храни тебя Вартог, ушастик...
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"