Поляков Анатолий Валерьевич: другие произведения.

Аладон. Танцующий с Хелль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "А погоды у нас стоят, любезная Катерина Матвеевна..." - безмятежно протянул Рогволд, разминая кулаки. "Опять в деревню шастал?" - подозрительно прищурился хоббит.


Танцующий с Хелль.

В наши дни такого, конечно, не было, да, Паша?
И девушки были такие...ну... не знаю...
Сейчас девушки тоже, надо признать....
Но все, как назло, молодые, а мы (да, Вась?), как назло, уже старые...
Поэтому все, что мы тут пишем, всерьез, конечно, воспринимать не нужно...

        (Из подслушанного на просторах Паутины)

=== Глава 1 ===

В Триграде все спокойно!

============

  
   На Вечевой площади Триграда бился юродивый. Лохмотья рубища развевались, как крылья всклокоченной птицы. С губ срывались несвязные выкрики. Редкие зеваки, прячась от полуденного солнца в жидкую тень зданий, окружавших площадь, лениво наблюдали этот спектакль.
   Со стороны Северных ворот города раздался лязг и из-под надвратной башни на мостовую тяжело вступил гигант, тащивший немалый, даже по сравнению с ним, мешок, который бряцал и позвякивал при каждом шаге. Около тяжело отдувавшегося гиганта суетился хоббит, то ли пытаясь помогать тащить ношу, то ли державшийся за мешок, чтобы не отстать. Эта странная парочка поравнялась с городской кузницей, где с леденящим душу дребезгом мешок и рухнул на мостовую. Гигант удовлетворенно утер пот и, оставив хоббита договариваться о чем-то с кузнецом, отправился прогулочным шагом по улицам и переулкам Вечного города.
   В течении следующих полутора часов его можно было видеть в нескольких городских тавернах, где он сочувственно выслушал леденящие душу истории про рождение двухголового младенца и тут же рассказал несколько столь же правдивых баек. Был он также замечен в маленьком домике местного книгочея, увлеченно обсуждая с ним что-то. Потом его видели в легкой потасовке возле воровского притона в южной части города. Но, удивительное дело, очевидцы утверждали, что примерно в это же время он вел ученую беседу с жрецом возле храма Семидара. Одно известно точно - спустя примерно два часа пополудни ноги принесли гиганта к Вечевой площади, где он, присев на корточки в тени возле одного из домов, оперся спиной о его теплую стену и с ленивым любопытством уставился на блаженного.
   - Вижу! - голосил тот. - Вижу страшное! И вострубит ангел седьмой! И явится всадник бледный на коне темном. А с ним птицы железные - саранча бритвокрылая. И затопчут посевы ваши! И пожрут скот ваш, и жен ваших, и детей ваших, и чад с домочадцами пожрут тоже! И размечут дома ваши!.. - бесновался, пуская пену, юродивый.
   - Угу. И в суп плюнут тоже, - пробурчал гигант, прикрывая глаза. Он попытался себе представить "бритвокрылую саранчу", но кроме стаи бритвенных станков с белоснежными крылышками в голову ничего не приходило. "Побреем одну ногу бритвенным лезвием "Хобо-плюс", а вторую поскоблим пемзой..." - вспомнилась старая история, приключившаяся c его напарником, про которую тот не любил рассказывать. Это когда он пытался подвизаться в Хоббитоне в качестве цирюльника.
   - Рогволд! Как вовремя! - раздался хорошо поставленный властный голос. Гигант приоткрыл один глаз и, увидев на крыльце княжеского терема его, терема, а стало быть, и всего Триграда Великого Князя, сделал попытку не вставая поклониться, чуть при этом не уткнувшись в свои колени:
   - Здрав будь, Княже!
   - Буду, буду, - отмахнулся князь. - Талак с тобой? Где его носит? Нужен он - дело есть срочное.
   - В кузне был, сейчас сюда идет, - невозмутимо ответил гигант, углядев в конце улицы хоббита, жестикулирующего и что-то ворчащего на ходу:
   - Что значит шлемы в переплавку? - горячился Талак, продолжая свой (уже заочный) спор, по-видимому, с кузнецом. - Да тут полдюжины ударов кувалдой и как новенькие будут! А кольчуга? Чистое золото, а не кольчуга! Ну и что, что дыра на груди! Даже не дыра - дырочка! Два кулака не пролезут! Так ты попробуй еще попади в эту дырку! Что ж, по-твоему, ратник будет стоять и ждать, пока в нее копьем сунут? Разбойник, чистый грабитель! - сокрушался хоббит и, заметив сидящего Рогволда, набросился на него:
   - А ты что ж, чугунная твоя голова, когда брони в мешок укладывал, утрамбовывал их что ли? Чтобы влезло больше? Что ж они все как из-под пресса давильного?
   - Сам же говорил: "Бери всё! Бери всё!", - вяло отбивался гигант, - а мешок-то не резиновый!
   Князь решительно прервал их перебранку, окликнув Талака. Тот, вмиг забыв про попорченные доспехи, проворно подскочил к князю и они, поднявшись по ступеням терема, скрылись за изузоренной прихотливой резьбой дверью.
  

=== Глава 2 ===

Эльфийские авизо

или

Форшмак по-гигантски

============

  
   - Сколько-сколько? - недоверчиво переспросил гигант, мерным шагом привычно взбивая пыль Северного тракта. Талак, на всякий случай оглянувшись по сторонам, еще раз тихо назвал сумму.
   - Не! Так не пойдет! - решительно заявил Рогволд.
   - Это почему же? - опешил хоббит. - Мало что ли?
   - Я такую кучу золота на себе не потащу! Однозначно! - возмутился воин. - Это сколько ж веса-то будет! Если, к примеру, в стоунах пересчитать... - и, шевеля губами и загибая пальцы, Рогволд углубился в подсчеты.
   - Всё уже со мной! - облегченно хихикнул Талак. - Вот, смотри, - и он показал несколько полосок вощеного пергамента.
   - Это еще что за пипифакс? - удивленно хмыкнул Рогволд.
   - Сам ты факс! - обиделся Талак. - Это депозитарные расписки Триградского казначейства! Самое надежное вложение сейчас!
   - И ради этих листков мы горбатиться будем?! - возмутился гигант. - Кстати, а чего делать-то надо?
   - Да ерунда! Там делов-то на неделю, - деланно беззаботно махнул рукой хоббит. - Сбегать кой-куда, узнать кой-чего... Зато эти расписки где хочешь по номиналу примут! А то и выше номинала... - мечтательно прижмурился он.
   - Так... - грозно нахмурился гигант. - Кой-куда, говоришь? - он замолчал, выжидающе глядя на смущенно заерзавшего Талака.
   - Ну, правда, ерунда, Вольдик, - засуетился хоббит. - Всего-то через Полночные горы перевалить, да там по степи еще чуток... А потом - сразу обратно! - и Талак, прижав руки к груди, честно-пречестно вытаращился на своего партнера.
   - Через Полночные горы, говоришь? - задохнулся от возмущения Рогволд. - По степи, говоришь? Так это ж Царство Хелль будет! Ты хоть представляешь себе, во что ты нас ввязал?!
   - Ну да, - смущенно потупился хоббит. - Нам Хелль как раз и надо найти...
   - Очень хорошо! - в сердцах сплюнул гигант. - Всего-то ничего: сходить кой-куда, узнать кой-чего.... - передразнил он Талака. - И что же, интересно, князю Триградскому в царстве мертвых понадобилось?
   - Ну, в общем-то, - запинаясь, пробормотал хоббит, - интересует его точная дата конца света.
   - Чего? - заржал Рогволд. - Дата конца света? Так пусть у богов спросит - они-то уж точно знать должны! Вон, Семидар в Триграде только и ошивается. Неужто князю откажет?
   - Ну, конечно, - насупился Талак, - так они и сказали ему! Когда речь идет о таких деньгах, каждому своя рубашка ближе к телу становится.
   - А деньги-то тут причем? - удивился воин.
   - Да ты не понимаешь! - начал злиться хоббит. - Вот когда катаклизмы всякие происходят, знаешь, какие деньжищи на курсовой разнице делаются? Вот, к примеру, если взять изменения кросс-курса расписок Триградского казначейства и, скажем, облигаций Всекамелотского займа... - и Талак углубился в рассуждения, пересыпаемые дробью цифр и шрапнелью непонятных слов.
   Рогволд, сразу же потерявший нить рассуждений, поразмыслил о чем-то и спросил:
   - Так если конец света наступит, зачем же тогда деньги-то нужны будут?
   Хоббит, выдернутый этим вопросом с эмпиреев большой экономики на грешную землю, секунду таращился непонимающе, осознавая суть вопроса, после чего небрежно махнул рукой:
   - Да не будет никакого конца света! Кто ж станет резать бизнес, дающий такие деньги?
   - Так ты ж сам сказал, что мы должны узнать точную дату конца света!
   Талак пренебрежительно скривился:
   - Знал бы ты, сколько раз уже назначали этот конец света. И каждый раз (по совершенно объективным обстоятельствам!) его переносили и откладывали! И каждый раз на этой новости делались такие деньжищи! - и он вновь мечтательно закатил глаза. - Вот представь себе, мой друг, если, к примеру, изменение курса составит всего три десятых пункта, то на загодя купленных опционах... - в голосе его зазвучали менторские нотки и хоббит свернул на проторенную дорожку.
   Рогволд наморщил лоб:
   - Так кто мешает нам самим придумать дату, и не бегать ни в какой Хелльстад?
   - Если б всё было так просто, - искренне вздохнул Талак. - В княжеском-то тереме тоже не дураки сидят. Мы должны сдать в казначейство ожерелье черного жемчуга как доказательство исполнения задания.
   - Так чего ж мы ждем? Пошли к ювелиру, купим это ожерелье, да и сдадим в казну!
   - Ты всегда такой умный или только по понедельникам? - ехидно скривился хоббит. - Ты хоть представляешь, сколько оно стоит? Нам всей оплаты за это задание на пару жемчужин не хватит!
   - Ну... - почесал затылок Рогволд. - А зачем нам тогда Триградский князь? Добудем ожерелье, да и продадим его сами.
   - Угу... Выискался тут сын лейтенанта Де-Бирса, - с раздражением вздохнул хоббит. - Ты его продавать на ярмарку пойдешь? Мол, купите, люди добрые! У кого тут лишних денег стоунов триста пятьдесят завалялось? Бюджет небольшого королевства поправить никому не надо? - паясничал Талак. - Дурень ты, Рогволд, хоть и гигант. Впрочем, одно другому не мешает... - язвительно добавил он. - Кроме того, мы ж теперь на государевой службе получаемся! И документ имеется. По всей форме выправлен! - хоббит помахал в воздухе куском пергамента с болтающейся печатью.
   - Ну и предоплата, конечно, - невинно добавил Рогволд.
   - Ну и это тоже, - ничуть не смутившись, кивнул Талак. - Опять же, когда первыми узнаем точную дату ближайшего конца света, знаешь, как развернемся! Все воротилы последнего кризиса отдыхать будут!
   - Угу, - хмыкнул воин, - помню я этот последний кризис. Ты тогда, кажется, с эльфийскими авизо влетел? Сколько ты потом Подгорное Королевство десятой дорогой обходил?
   - Да ладно уж, вспоминать-то! - смутился хоббит. - Я ведь у гномов все эти авизо потом обратно выкупил...
   - Ну-ну, выкупил, - усмехнулся Рогволд. - Один к ста двацати выкупил? Продавал-то один к трем, по-моему.
   - Да что ж у меня совсем совести нет?! - возмутился Талак. - Почему один к ста двадцати? Скажешь тоже! Я ж честный коммерсант! - запальчиво воскликнул он и, наткнувшись на ехидную усмешку гиганта, уже потише добавил:
   - Один к ста восемнадцати выкупил. Как стоило тогда, так и выкупил...
   Хоббит, насупившись, пнул попавшийся под ногу камешек и с обидой заявил:
   - Да они и сами хороши! Акцептовать авизо через неделю после того, как на Мэллорне дефолт объявили! Это ж надо додуматься! Они что, газет не читали что ли? Писем от торговых агентов не получали?
   Рогволд молча ухмыльнулся. Ему вспомнилось опухшее от недельной пьянки лицо Главного Почтмейстера Подгорного Королевства Гномов. Почтмейстер рвал клочья из своей не сильно густой бороденки и, плача пьяными слезами, причитал, что его теперь точно "уволят, в шахты сошлют, на рудниках сгноят". "И ничего, - хмыкнул про себя Рогволд, - не уволили и не сгноили. А борода? Что борода! Волосы - не зубы, отрастут... Сколько же они выпили тогда?"
   Рогволд попытался подсчитать количество выпитого, переводя гномьи декалитры в привычные гигантскому сердцу бочки, но постоянно сбивался, получая совсем уж запредельные цифры. От подсчетов его отвлекло возбужденное кудахтанье хоббита, подпрыгивавшего на месте и показывавшего куда-то в сторону. В стороне из близлежащего лесочка высыпала дружная толпа вооруженных людей и, слаженно растянувшись в частую цепь, решительно стала охватывать путников полукольцом, отрезая их от дороги и прижимая к оврагу.
   - Кажется, будут бить... - задумчиво заметил гигант.
   - В овраг не полезу! Грязно там! - взвизгнул хоббит.
   - Ну, тогда сейчас из меня форшмак сделают, - вздохнул Рогволд.
   - А чего это только из тебя? - заинтересовался Талак.
   - А тебя на подливку пустят, - невозмутимо пояснил воин.
   - Ой, Вольдюшка, - засуетился хоббит, - я лучше вот тут, под кустиком постою... Пока ты с ними кулинарные рецепты обсуждать будешь.
   - А погоды у нас стоят, любезная Катерина Матвеевна... - безмятежно протянул Рогволд, разминая кулаки.
   - Опять в деревню шастал? - подозрительно прищурился хоббит. - И когда успел только? Ведь целый день на глазах был!
   - Почему в деревню? - удивленно поднял брови гигант.
   - А что за Катерина Матвеевна? Опять девкам головы дуришь?
   - Не... - смутился Рогволд. - Это мантра у нас такая. Фамильная.
   - Симпатичная хоть? Мантра-то? - ехидно поинтересовался Талак.
   - Да ну тебя, - отмахнулся гигант, - всегда всё на баб сводишь!
   - Кто б говорил! - не остался в долгу хоббит.
   Разбойники тем временем приближались, не оставляя сомнений в своих гастрономических замыслах. В центре цепи деловито распоряжался рослый одноглазый детина, бывший, по-видимому, главарем. Рогволд пригляделся к нему и враз повеселевшим голосом произнес с облегчением:
   - Ну, слава Чхагу, проснесло! Свои это! - и решительно направился к атаману.
   - Ох, нифига ж себе свои! - пробормотал хоббит, поспешая за гигантом и стараясь держаться за его спиной.
   - Здорово, болезный! - прогудел Рогволд, приблизившись к атаману и расплываясь в добродушной ухмылке.
   - Ты?! - подпрыгнул атаман. - Да что ж за день такой сегодня! - вскричал он в сердцах. - Недаром я всю ночь во сне с дуба падал! - и он с досадой дернул себя за конец повязки, прикрывавшей незрячий глаз.
   - Да ладно тебе, - смутился гигант. - Кто старое помянет, как говорится...
   - Нет уж! - отшатнулся одноглазый. - Хватит! Навспоминались уже! - он машинально поправил повязку. - Как тебя называть-то нынче? - тяжело вздохнул атаман.
   - Рогволдом зовут, - представился воин.
   - Тебя еще и зовут?! - изумился разбойник.
   - Ну... Не всегда же я сам прихожу...
   - Что за люди! Святая простота! - закатил единственный глаз атаман. - Его еще и зовут!
   - Ладно, - продолжил он со странными нотками в голосе, - давай так: мы тебя не видели, ты нас не трогал. Расходимся тихо-спокойно и никто никому ничего не должен...
   - Ну... - нерешительно произнес гигант. - Если такое дело... Можно и тихо-спокойно...
   - Как это никто ничего не должен?! - высунулся из-за спины Рогволда Талак. - Как это не должен? А ущерб возместить?
   - Какой ущерб? - опешил разбойник и вопросительно посмотрел на гиганта.
   - Какой ущерб? - Рогволд переадресовал вопрос хоббиту.
   - Как "какой"?! - возмутился Талак. - Моральный!
   - Моральный, - сказал воин атаману.
   - Да с какой стати? - разбойник осторожно подпустил истеричных ноток, при этом опасливо поглядывая на Рогволда.
   - Да, действительно, а с какой стати? - Рогволд посмотрел на хоббита.
   - Положено! - безапелляционно заявил Талак.
   - Видишь, оказывается - положено, - ответил Рогволд атаману и слегка виновато пожал плечами: ничего, мол, не могу сделать.
   - Короче, с тебя три сотни. По сотне каждому! - заявил обалдевшему атаману хоббит.
   - Так вас же двое! - округлил единственный глаз разбойник.
   - А ущерб?! - не поддался на провокацию Талак. - Вот и выходит.
   - Да какой ущерб? - в отчаяньи заголосил атаман. - Мы ж вас и пальцем не тронули!
   - Так если б тронули и разговор другой был бы! - взъярился в ответ хоббит. - Ты что думал, бандитская морда, на простых путников нарвался? Мы ж на государевой службе! Выполняем особо важное задание! Вот, смотри! - и он ткнул под нос разбойнику выхваченный из пояса кусок пергамента.
   - "А ежели ты, недомерок мохнолапый, вновь каверзу сотворить удумал..." - близоруко прищурив единственный глаз, начал читать атаман. Хоббит споро выхватил у него пергамент и, пробормотав что-то про Ародовы лапы, сунул разбойнику другой.
   - "Сим удостоверяется...", - покорно прочитал одноглазый.
   - Вот! Сам видишь! Еще вопросы будут? - с торжеством провозгласил Талак. - Так что пять сотен, и вопрос решен. По две сотни на брата. И ущерб! - неумолимо прикончил он, заметив, что разбойник пытается что-то сказать.
   Атаман с тоской глянул на Рогволда, отошедшего меж тем в сторонку, и обреченно спросил:
   - Векселями Урудрумскими возьмешь?.. Клянусь шахтами Чхага, ну нет столько наличных! - взвыл он, заметив как нахмурился Талак.
   - По один восемьдесят пять возьму, - с деланной неохотой выдавил из себя хоббит.
   - По сколько?? - всплеснул руками одноглазый. - Таки я не понял, кто тут грабитель?! Я или он? - обреченно воззвал он к небесам, поняв во что вляпался. - Они же сейчас по один семьдесят стоят!
   - Да ты когда в последний раз котировки-то смотрел, чудо лесное? - возмутился хоббит. - Один восемьдесят пять уже неделю держится! - узрев родственную душу с энтузиазмом бросился в бой Талак.
  
   Рогволд, тихо ухмыляясь, прилег в теньке у ближайшего куста. За хоббита он не волновался. Было немного жаль одноглазого атамана, но такова уж его разбойничья доля. Доносились возбужденные голоса:
   - А за заверение индоссамента я, по-твоему, из своего кармана платить буду?
   - Да ладно, и без заверения акцептуют. Меня там каждая собака знает.
   - Вот тебе и будет собака передаточные надписи ставить. Ну, надо же! Он меня еще учить будет?!
   Гигант прикрыл глаза, размышляя над тем, кто такой Сим, в чем он удостоверяется, и какое это имеет отношение к ним с Талаком?..
  

=== Глава 3 ===

Редкая птица дятел.

============

  
   Развалившись на травке после сытного обеда ("Чем на себе, лучше в себе таскать" - ворчал гигант, расшнуровывая рюкзак. - "Вес тот же, а желудку приятнее!"), Рогволд лениво наблюдал за напарником. Тот, разложив перед собой полоски пергамента, мурлыкал что-то под нос, время от времени делая пометки на кусочке бересты, отодранном от ближайшего дерева.
   "Шаманит, наверное", - с уважением подумал воин. "Коль а улям кулё - гешер цар меод. Вэ а икар ло лефахед клаль...", - донеслось мурлыканье хоббита. "Точно - шаманит!" - решил гигант.
   - Слушь, Талак, а много ты у того одноглазого выторговал?
   - Да нет, - машинально отмахнулся хоббит. - Много ли с пяти сотен на курсовой разнице выгадаешь? Монет двадцать, - думая о чем-то своем шаманском ответил Талак.
   - Двадцать монет?! - хохотнул Рогволд. - И это вы из-за двадцати монет чуть прически друг другу не повыдергивали?
   Талак, оторвавшись от своих подсчетов, укоризненно уставился на гиганта.
   - Ну что ты всегда всё к деньгам сводишь?! - досадливо сморщился хоббит. - А как же душа? Профессионализм? Репутация, наконец! - Талак начал горячиться. - Да пойми ты, гигантская твоя голова, что нельзя без торга сделку заключать! Сегодня я три сотых пункта упущу, завтра две десятых провороню, а что послезавтра? По миру пойду?
   Возбужденная речь хоббита была прервана треском в близлежащих кустах. На полянку вылетела взъерошенная девушка (надо признать, весьма симпатичная, хоть и несколько крупноватая; впрочем, это смотря на чей взгляд...), за ней, бронированным паровозом проламывая заросли, пыхтел закованный в латы рыцарь. Из щелей сочленений доспеха валили струйки пара - видать, забег продолжался уже долго. Дальнейшее произшло одномоментно. Девушка, взвизгнув, спряталась за спину неизвестно как оказавшегося на ногах Рогволда. Тот подался вперед, навстречу сопящему броненосцу, уже не успевавшему свернуть с курса. Хоббит прижмурился в ожидании неизбежного грохота. Но в последний момент гигант отшагнул в сторону, пропуская мимо себя рыцаря, и ловко пнул его пониже крестца. Паровоз, приняв дополнительное ускорение и изменив траекторию, оторвался от земли и превратился в аэроплан.
   - Низко пошёл. К дождю, видать, - озабоченно заметил Талак.
   Летучий барометр завершил свое планирование в подлеске на другом краю поляны, где, судя по сотрясению деревьев, совершил мягкую посадку в одно из них.
   - Листья тополя падают с ясеня... - пробормотал Рогволд, задумчиво наблюдая кружение сорвавшихся с клена листьев.
   - Ни фига себе! - переводя дух произнесла девушка.
   - Ни фига себе! - согласно кивнул ей хоббит.
   Рогволд повернулся к незваной нарушительнице послеобеденного отдыха:
   - Ох ты, горе моё! Опять приключений ищешь на собственную... - гигант на мгновение запнулся, подбирая слово, - на собственную шею?
   - А это теперь у тебя так называется? - заинтересованно округлила глаза спасенная.
   - Ах, ты! - задохнулся от такого нахальства гигант. - Вот сейчас как разложу кое-кого поперек колена! Да как всыплю пониже спины! Прямо по шее!
   - Нет, Талак, ну что за молодежь языкастая пошла! - продолжал возмущаться Рогволд. - Ты только посмотри на нее!
   Талак уже смотрел. Во все глаза. Можно сказать - мечтательно таращился, с глуповатой улыбкой, блаженно наползающей на вечно хмурое лицо хоббита. Девушка, перехватив такой взгляд, обворожительно улыбнулась и изобразила легкий полупоклон, встряхнув огненно рыжей шевелюрой:
   - Хельги Ингварсдоттир, Ловчая. Для друзей можно просто - Хельги.
   - Ловчая... - пробурчал Рогволд. - Ловчая приключений на... хм... В общем, Талак, это ходячее несчастье - моя племянница, - немного смущенно произнес гигант.
   - Внучатая, - невинно уточнила Хельги. Рогволд закашлялся.
   Талак, тихо млея от присутствия рядом Хельги, гордо склонил голову:
   - Талак Золотой Диск, Магистр Четвертого Посвящения!
   - Угу, Магистр... Ордена барахольщиков, - тихо пробормотал гигант и тут же сделал невинное лицо под яростным взглядом хоббита. - Ладно, пойдем лучше посмотрим как там самолет наш, - попытался сменить тему Рогволд. - А то что-то он из кустов вылезать не торопится.
  
   Рыцарь вяло ворочался, пытаясь высвободить шлем, застрявший навершием в расщепе ствола. Расстегнуть подбородочный ремень он почему-то не догадывался.
   - Да... Редкий дядел долетит до середины, - уважительно произнес Рогволд, и, примерясь, резким рывком выдернул рыцаря из деревянного плена. Ремни шлема угрожающе затрещали, но выдержали. Приоткрыв зажмуренные глаза, летучий броненосец увидел склонившиеся над ним лица, так и дышащие дружелюбием.
   - Что ж ты, редкая птица, за девушками гоняешься? - ласково поинтересовался Талак. - Шумишь тут, понимаешь ли, зеленые насаждения портишь... - хоббит указал на дерево. - Для того они тут растут, чтобы всякие рыцари в них шлемами тыкали?! - патетично возвысил голос добровольный лесничий.
   Рыцарь непонимающе переводил взгляд с него на Рогволда. Потом, заметив скромно стоявшую в сторонке девушку, вскинулся и в праведном гневе указал на нее пальцем:
   - Это она! Это исчадье... - он наткнулся на добрый оскал гиганта и, смутившись, продолжил тоном ниже. - В общем, кинжал она у меня утащила. Наградной!
   Рогволд, оглянувшись на Хельги, со вздохом протянул руку, в которую она, слегка смутясь, вложила искомое. Воин без особого интереса покрутил в руках оружие, попытался сколупнуть украшавший навершие камушек (неудачно) и, поднеся кинжал поближе к глазам, начал читать крутившуюся затейливой вязью по костяной рукояти надпись: "Награждается отличник боевой и теологической подготовки рыцарь ордена Пресвятой Габриэллы Рихард фон дер Шпехт".
   - Опять знакомый твой, что ли? - удивленно посмотрел на Рогволда хоббит.
   - Почему знакомый? - не понял гигант. - Первый раз вижу.
   - Ну, ты же сразу сказал "дятел".
   - Ах это... - отмахнулся Рогволд. - Не обращай внимания. Ты же знаешь - вспоминается иногда всякое...
   - Что же это ты, отличник Пресвятой Габриэллы, - с сожалением обратился Талак к рыцарю, присмиревшему от вида читающего гиганта, - девушке ножика пожалел? А? Пожадничал?
   Фон дер Шпехт искоса глянул на отечески улыбавшегося гиганта и растерянно пробормотал:
   - Так я ж это... Я ж только догнать хотел... спросить... - рыцарь завороженно смотрел на одобрительно кивающего хоббита, нащупывая правильную версию событий, - хотел спросить... - он судорожно подыскивал продолжение столь удачному началу фразы, ища подсказки в добрых глазах Талака, - хотел спросить... не будет ли угодно молодой госпоже принять в дар к кинжалу еще и ножны! - закончил рыцарь, обрадованный собственной находчивостью.
   - Угодно-угодно, - с отеческой теплотой похлопал рыцаря по плечу Талак, забирая ножны. - Ибо сказано: "Не стяжай и не стяжаем будешь!" - хоббит нравоучительно наставил палец на Шпехта.
   - Это у послушников Ордена Великомученика Вартога Форумного завет такой, - попытался воспротивиться рыцарь, глядя как Талак великодушно освобождает его пояс от тяжести висевшего там кошеля, но, наткнувшись на внезапно заледеневший взгляд хоббита, тут же поправился: - Впрочем, и нам Пресвятая Габриэлла заповедала то же...
   - Вот-вот! Не стяжай! - повторил хоббит и в отчаяньи всплеснул руками, проинспектировав содержимое шпехтового кошелька. - А тут что мы видим?! Сто двадцать... Нет, постой! Сто двадцать три золотых! О, несчастный, я вынужден буду отразить сей прискорбный факт в акте ревизии морального духа братьев Ордена!
   - Верховный Аудитор! - испуганно отшатнувшись, вытаращился рыцарь в ужасе.
   - Как ты обозвал моего друга, черепаха бронированная? - угрожающе встрял Рогволд. - Ща я тебе все сальды по самые гульды натяну!
   Фон дер Шпехт съежился, втянув голову в плечи, и, закатив глаза, забормотал речитативом:
   - "...И вострубит глас трубный, и явится с проверкой посланец, умудренный в таинствах многих, и Верховный Аудитор будет имя его. И Священная Аудиция будет ждать Акта его. И проверит все балансы он. И все ведомости, и все кассовые книги, и все сальдо тоже проверит он. И горе будет великое, если дебет счета не сойдется с кредитом его! Ибо воздастся каждому по недостаче его!.. "
   Рогволд, прислушиваясь к бормотанию рыцаря, со всё нарастающим подозрением смотрел на хоббита. Талак, смешавшись, смущенно проворчал с досадой:
   - Опять переврали всё! Ты хоть раз слышал, чтобы я так высокопарно выражался?!
   - Слышала бы это Габи, - вздохнул гигант.
   - Кто? - поперхнувшись на полуслове, ошарашенно прошептал рыцарь.
   - Ну, Габриэлла. Как там у вас? Пречистая? - Рогволд еще раз присмотрелся к надписи на кинжале. - Вот: Пресвятая.
   - Он знает сакральное имя Пресвятой Девы! - раздавленно прошелестел фон дер Шпехт, уже совершенно перестав понимать что-либо.
   - Ладно, отличник Рихард, - встряхнул его Талак, выводя из коматозного состояния - сейчас встаешь и бодренько двигаешь в расположение Ордена. Доложишь отцу-настоятелю о том, что зачет на знание Ревизионной статьи Устава сдал в полевых условиях.
   Рыцарь Ордена Пресвятой Габриэллы Рихард фон дер Шпехт пошатываясь двинулся сквозь заросли.
   - И не забудь написать рапорт о конфискованном у тебя золоте! - прокричал в удалявшуюся спину хоббит.
  

=== Глава 4 ===

Взвейтесь кострами!

или

Что такое пулемет?

============

  
   Лучи теплого летнего солнца едва пробивались сквозь полог густой листвы, прикрывшей в глубине леса небольшую полянку. В отдалении приветливо журчал ручеек. Солнечные зайчики устроили веселую игру в пятнашки с малиновками и белками, прыгавшими по ветвям. Это природное благолепие было нарушено троицей путешественников, вывалившихся из кустов.
   - Привал! - скомандовал гигант, снимая рюкзак под ближайшим деревом. - Мальчики - налево, девочки - направо.
   "Девочки" в лице Хельги дружно потопали направо на звук журчащего ручейка.
   - И всё-таки, Талак, ты не понимаешь, что за сокровище нам досталось, - продолжил прерванный разговор Рогволд.- Это же просто ходячее скопление всевозможных неприятностей. Самое лучшее - отправить ее домой, пока не поздно.
   Хоббит, насупившись, молчал. Было видно, как благоразумие борется в нем с зовом сердца. И заметно было, что голос разума безнадежно проигрывает.
   - Ты себе просто не представляешь, на что она способна! - продолжал нудеть Рогволд, отвернувшись и расшнуровывая рюкзак. - Нам и так-то не самое простое дело предстоит, а тут еще этот подарочек. Может, всё же, оставим ее?
   Хоббит в ответ что-то возмущенно хрюкнул.
   - Так ведь и вознаграждение на троих делить придется! - воззвал к самому святому гигант. Талак опять что-то хрюкнул и послышалась какая-то возня. Рогволд обернулся и, оторопев, вытаращился на кучу-малу из низкорослых созданий, копошившихся на месте, где только что сидел хоббит. В этой куче время от времени показывались то нога, то рука барахтавшегося Талака.
   - Ты это чего придумал? - озадаченно спросил было воин, но тут сверху упала ловчая сеть и вслед за ней посыпались низкорослые охотники. Через пару минут возни, сопения и нервного хихиканья Рогволда, боявшегося щекотки, гигант и хоббит были туго спеленуты по рукам и ногам бесчисленными веревками. Для пущей надежности их еще, усадив, примотали к стволам растущих рядом деревьев.
   - Тьфу ты, гибеорово семя! - в сердцах сплюнул потрепанный, но не побежденный хоббит.
   - Правда? - Рогволд, подняв брови, присмотрелся к своим пленителям. - Эк измельчали, сердешные! - посочувствовал он. Ловцы и впрямь не отличались ни высоким ростом, ни богатырским телосложением, даже по сравнению с отнюдь не крупным хоббитом. В то же время ловкость движений гибких фигур, прикрытых одними лишь набедренными повязками, завораживала своеобразной грацией. Явственный зеленоватый отлив смугло-загорелой кожи создавал им прекрасную естественную маскировку. Гоблины (а это были именно они - лесные гоблины), радостно вереща, отплясывали вокруг пленников какой-то дикарский танец.
   - Вот видишь, начинается! - произнес Рогволд многозначительно.
   - Что начинается? - не понял хоббит.
   - Неприятности начинаются. Я ж тебе говорил - Хельги их как магнитом притягивает!
   - А она-то тут причем? - воспротивился Талак. - Ее даже нет здесь!
   - Вот это как раз ничего не значит, - заявил Рогволд уверенно. - Кстати, а куда она запропастилась? Пора бы уже и вернуться.
   Их вялые препирательства были прерваны треском сучьев и на поляну выкатилась еще одна группа гоблинов, отличавшихся лишь цветом набедренных повязок. У охотников, поймавших Рогволда с Талаком, повязки были с желоватым отливом, а у вновь пришедших отдавали в синеву. Один из группы Синих бежал пританцовывая и размахивая какой-то замызганой тряпкой.
   - Знамя! - загалдели все. - Зеленое Знамя Предка!
   - Ёлки-палки, Вольдик! - сварливо забрюзжал Талак. - Ну сколько раз тебе повторять: использовал портянки - прикопай, не разбрасывай по сторонам. Только народ смущаешь...
   Рогволд озабоченно пригляделся и облегченно выдохнул:
   - Не... Фасон не мой. Да, к тому же, и мои еще совсем свежие - только весной менял. С чего бы мне их выкидывать-то?!
   Желтые Повязки дружно загалдели:
   - А зато мы лазутчиков поймали!
   Рогволд вытянул шею и заинтересованно закрутил головой:
   - Где? Где лазутчики? Здорово-то как!
   Талак вновь раздраженно сплюнул:
   - Это мы с тобой лазутчики, дубина!
   - А... - разочарованно протянул гигант. - Тогда не интересно...
   Группа Синих зашумела:
   - А мы Знамя нашли! Значит - мы победили!
   - А вот и нет! - не отступали Желтые. - Лазутчики - важнее!
   Жаркий спор постепенно склонялся от оральных к кулачным аргументам. Кое-где уже послышались звонкие плюхи.
   - А наши-то покрепче будут! - с законной гордостью за Желтых заметил гигант.
   Отчаянной мимикой и ерзаньем Талак подозвал к себе пару зеленокожих, не торопившихся вступать в баталию, и о чем-то зашушукался с ними. "Два к пяти на Синих" - долетело до слуха Рогволда. В этот момент на поляну важно вступил еще один гоблин - повыше и покрепче остальных, в широкой повязке ярко-красного цвета. "Председатель! Председатель пришел!" - прошелестело в толпе спорщиков, мигом остудив накал оппонентов.
   - Отряды, строится! - хорошо поставленным голосом скомандовал Председатель. - Трофеи к осмотру!
   Гоблины дисциплинированно выстроились по краям полянки, сложив в середине найденное Знамя и пойманных лазутчиков. Председатель важно обнюхал и ощупал знамя, после чего перешел к пленникам. При виде Рогволда глаза его непроизвольно расширились, но он старательно сделал невозмутимый вид и, скомкав осмотр, решительно произнес:
   - В традиционном сто восемьдесят пятом этапе военно-спортивной эстафеты "Орочья Зорька" победил отряд... - все затаили дыхание и над поляной повисла напряженная тишина, - ...победил отряд "Небесные ласточки"!
   Синие обрадованно зашумели. Среди Желтых Повязок послышалось разочарованное бурчание. Рогволд с возмущением попыпался было выкрикнуть что-то протестующее, но Председатель, пресекая сопротивление, выкинул над головой сжатый кулак и громко провозгласил:
   - Юные гибеоровцы! К борьбе за дело будьте готовы!
   - Всегда готовы! - дружно рявкнули оба отряда, одновременно взмахнув кулаками.
   - Чего это они? - гигант недоуменно посмотрел на хоббита.
   - Сам что ли не слышишь? - раздраженно отозвался тот. - Готовить будут!
   - К чему? - поднял брови Рогволд.
   - К обеду. Или к ужину, если к обеду не успеют, - пояснил Талак и мстительно прищурился: - В меню праздничного ужина: "Гигант на вертеле, запеченный в собственном соку".
   - А почему это сразу "гигант"? - обиделся воин.
   - А потому что меня как обычно на подливку пустят! - мрачно ухмыльнулся хоббит.
   Председатель меж тем продолжал:
   - Честь торжественного подъема флага предоставляется звеньевому первого звена отряда "Небесные ласточки"! К поднятию знамени стоять смир-р-рно! - раскатилось над поляной. Из рядов победителей шустро выскочил молодой гоблиненок и, подхватив Знамя, подскочил к высокому деревцу, росшему почти в центре. Сучья у деревца были, похоже, заранее срублены вплоть до самой вершины.
   - Интересно, как они эту тряпку туда поднимать будут? - заинтересованно смотря на этот импровизированный флагшток, пробормотал гигант. Талак молча попытался пожать связанными плечами, не менее заинтересованно наблюдая за происходящим. Меж тем гоблин, зажав зубами угол знамени, начал ловко карабкаться по стволу. Вытянувшиеся в струнку Желтые и Синие не разжимая губ затянули какой-то боевой мотив, дружно притоптывая в такт. "Во дают!" - восхитился Рогволд. В миг, когда знаменосец достиг вершины и флаг, привязанный одним концом к стволу, гордо повиснув, освобожденно трепыхнулся, все гоблины наконец-то разжали рты и над притихшим лесом грозным раскатом грянуло: "Взвейтесь кострами, синие ночи!.."
   - Точно - жарить будут! - мрачно предрек хоббит. Гигант, зачарованный мотивом, лишь мотнул головой.
  
   Торжественность процедуры была самым возмутительным образом нарушена появлением нового действующего лица. В треске сучьев и облаке тихой ругани на поляне появилась Хельги. Ниже пояса она была живописно задрапирована листвой, из которой кое-где проглядывали гроздья душистой сирени, обломанной впопыхах вместе с ветками. Девушка, чуть приоткрыв рот, озадаченно вытаращилась на представшую взору картину. Гоблины, в свою очередь, дисциплинированно вытаращились на это явление дриад народу. Над поляной на миг повисла напряженная тишина. Затем Хельги, увидев поднятое знамя, решительно заявила: "Нет, ребята, пулемета я вам не дам!" - и шагнула к Председателю.
   - Пулемета? - недоуменно поднял брови гигант и вопросительно посмотрел на хоббита. Тот в ответ лишь скорчил гримасу: мол, сам не понял.
   Председатель тем временем зачарованно уставился куда-то в область живота Ловчей. Талак ревниво заерзал: живот, конечно, аппетитный, но не всяким же зеленым недомеркам на него пялиться! Рогволд проследил за взглядом гоблина: тот таращился на камень, рдевший багрово-красным в рукояти кинжала на поясе девушки. Тут Председатель вскинул обе руки и торжественно проорал:
   - О! Глаз священного марга!..
   - Чего-чего у меня там моргает? - возмутилась Хельги, угрожающе нахмурясь.
   - Молчи, женщина! Не с тобой разговариваю! - сварливо отмахнулся гоблин.
   - Ах так?! - разгневалась девушка и, сделав шаг, отвесила Председателю звонкую плюху. - Ты почто мою юбку упер, уродец бронзовый? - она указала на Зеленое Знамя Предков. Но Председатель, похоже, ее уже не слышал - сполна прочувствовав снизошедшую на него благодать он рыбкой нырнул в траву и, поворочавшись там немного, затих, изображая глубокий обморок. Хельги кровожадно оглянулась в поисках новых противников, но все гоблины уже дружно пребывали в величественной позе: присели на корточки и, низко склонив головы, раскинули руки широко в стороны.
   - Молодцы! Знают службу! - одобрительно кивнул Рогволд и на вопросительный взгляд Талака пояснил: - Ясен пень! Красные штаны - два раза "ку".
   Председатель заворочался и, встав на четвереньки, помотал головой, однако не торопять переходить к прямохождению. Он посмотрел снизу вверх на нависающую над ним Хельги и продолжил с прерванного места, на ходу внеся необходимые коррективы:
   - О, носящая на животе глаз священного марга! (Марг - это животное такое! Священное! - торопливо пояснил он, увидев вновь сдвигающиеся брови девушки).
   - Ты зачем юбку мою стащил, лишенец? - не дала себя сбить с толку Хельги. - Да еще на дерево привязал!
   - У нас тут эта... Зорька... - смущенно проблеял гоблин.
   - Да хоть Буренка! - взъярилась девушка. - Ща как стукну больно: мигом всё стадо соберется! Чтобы через три марга вашего духа тут не было! Уяснил?
   - Уяснил-уяснил! - закивал приободрившийся враз Председатель, но осмелился робко поинтересоваться: - А как же трофеи?
   - А это ваши приношения священному маргу! - не растерялась Хельги. - Два раза, кстати, я уже моргнула...
   Носящий красную повязку поднялся на ноги и решительно скомандовал:
   - Отряды, становись! К сто восемьдесят шестому этапу эстафеты в место постоянной дислокации бего-о-ом марш!
   К исходу третьего марга на полянке осталась троица горе-путешественников под сенью развевавшейся на ветру юбки. Хельги, бросившись к Талаку, перехватила кинжалом веревки и стала заботливо оглаживать его. Рогволд, увидев такое вопиющее наплевательство на родственные чувства, с возмущением всплеснул руками, невзначай порвав при этом связывавшие его путы. Талак, округлив глаза, с немым укором уставился на гиганта.
   - Так это я в состоянии аффекта! - нашелся воин. - А на самом деле знаешь какие прочные веревки были!
   - Эффекты у него! - понимающе-устало вздохнул хоббит. - Знаем мы такие эффекты... Опять ваньку валял...
   - Кстати, Хельги, а что такое "пулемет"? - вспомнил гигант.
   - Пулемет? - Хельги удивленно наморщила лоб.
   - Ну да. Ты еще сказала гоблинам, что не дашь им его.
   - Ах, это! - хихикнула девушка. - Это, наверное, одежда такая. Отец нам, мелюзге, всегда говорил "пулемета я вам не дам", когда мы просили его доспехи примерить.
   - А вот и нет! - торжествующе встрял Талак. - Пулемет - это напиток такой! У меня дед постоянно повторял: "Нам, татарам, всё одно: что водка, что пулемет - лишь бы с ног сбивало!"
   - Так ты из татар, что ли, будешь? - поднял брови гигант.
   - Почему из татар? - удивился в ответ хоббит.
   - Ну, дед же твой говорил: нам, татарам...
   - Мало ли чего он говорил! Старый был, вот и болтал глупости всякие! - обидчиво нахохлился Талак. - Хоббит я чистокровный. До страшно сказать какого колена...
  
   Рогволд поднялся, разминая ноги подошел к деревцу, на вершине которого болталась злосчастая юбка-знамя. Задумчиво посмотрев на нее и пробормотав "И на елку влезть...", гигант осторожно пригнул дерево к земле, отвязал флаг юных гибеоровцев и, подавая его Хельги, сказал: "Ну что ж, пошли дальше,.. напарница..."
  

=== Глава 5 ===

Особенности национального скалолазанья.

============

  
   - Шире шаг, доходяги! - бодро командовал Рогволд, тяжелым грейдером прокладывая просеку в густом подлеске. Следом за ним, придерживаясь друг за друга, чтобы не упасть, из последних сил ковыляли Талак и Хельги.
   - Еще немного, еще чуть-чуть! - не унимался гигант, с садистской резвостью продвигаясь вперед.
   Наконец заросли кончились и замутненным от усталости взорам спутников неутомимого бульдозера предстала спина (о, чудо!) неподвижно стоящего гиганта. Воин оценивающе оглядывал вздымающуюся ввысь стену камня.
   - Ну вот и Полночные горы, - удовлетворенно заключил Рогволд и решительно обернулся к спутникам.
   - Полезем? - обреченно поинтересовался Талак.
   - Конечно полезем, - невозмутимо пожал плечами гигант.
   - Может, хотя б минут десять передохнем? - робко попросила Хельги и, осмелев, добавила мечтательно: - Или двадцать...
   Рогволд с недоумением осмотрел спутников:
   - А вы что, прямо сейчас лезть собрались? - он удивленно поднял брови. - Надо же! Экие выносливые! - с уважением в голосе закончил гигант. - Здесь заночуем. Отдохнуть надо, местность разведать...
   Талак и Хельги с легким стоном обессиленно повалились на траву.
   - Вы чего это? Уже отдыхать начали? - уставился на них Рогволд. - Отделение, подъем! - гаркнул он. - Слушать сюда, рекруты! Ставлю боевую задачу. Полтора часа назад форсирована водная преграда "Речка Переплюйка обыкновенная". Необходимо натаскать воды для питья, мытья и готовки пищи. Вопросы есть?
   - А чем таскать? - неосторожно спросила Хельги, несмотря на предостерегающие тычки в бок со стороны хоббита.
   - Разговорчики в строю?! - громыхнул гигант. - Выполнять! Бего-о-ом!
   Незадачливых рекрутов как ветром сдуло. Прислушавшись к удаляющемуся топоту, Рогволд удовлетворенно ухмыльнулся, разложил костерок и, удобно развалившись на травке, стал обстоятельно рассматривать горный кряж. От этого продуктивного труда отвлекал лишь клок тумана, наперекор законам физики дрейфовавший вовсе не туда, куда дул легкий ветерок. Туманное облачко остановилось с другой стороны костра и, похоже, стало рассматривать полулежащего гиганта. Рогволд вопросительно поднял брови:
   - Ты кто?
   - Дух, - заунывно прогнусавило облачко.
   Гигант потянул носом:
   - Да нет, вроде не пахнет.
   - Чем не пахнет? - растерялось облачко.
   - Да ничем вроде бы, - пожал плечами воин. - Ты же сказал "дух"...
   - Это я - Дух! - обиделся клок тумана. - Я - Дух Погибшего Альпиниста!
   - Альпиниста? - удивился Рогволд. - Знавал я альпинистов. От них знаешь какой дух шибает? Особенно после восхождения. Триградские казармы розарием кажутся! - ухмыльнулся он. - А ты ничего, чистоплотный стало быть... Ну, к огоньку-то присаживайся... - гигант на миг запнулся, - если, конечно, есть чем... Присаживаться, в смысле... - окончательно смешался воин.
   - А, это мы мигом! - завозился дух, чем-то щелкнул и, приобретя вполне человеческие очертания, скользнул к костерку. - Это я в транспортном режиме был, - пояснил он, устраиваясь поудобнее. - Энергию экономить приходится. Лимиты-то уже столетья три не пересматривали. А изменение климата кто учитывать будет? - сварливо осведомился дух, продолжая, по-видимому, свой давний с кем-то спор. - Общее похолодание, опять же... А энергии выделяют как раньше. А поди попробуй на таком рационе вверх-вниз полетать!..
   - Так ты что, замерз что ли? - Рогволд участливо прервал затянувшийся монолог. - Тогда греться будем! - и он с готовностью выудил из рюкзака призывно побулькивающую флягу.
   - Это что у тебя там? Топливо? - подозрительно принюхался дух.
   - Спрашиваешь! Самое настоящее горючее! Согревающее то бишь! - с гордостью встряхнул флягу воин и, словно фокусник, выудил, кажется, прямо из воздуха два стакана. - Ну! Будем! - кратко напутствовал он, разлив топливо по емкостям.
   Дух, хватанув стакан, открыл рот, вытаращил глаза с навернувшимися на них слезами и застыл, чуть суча ногами. Он попытался что-то произнести, но сведенное судорогой горло отказывалось повиноваться наотрез. С третьей попытки сквозь хрипы и бульканье стали различимы обрывки слов:
   - Что... это... было?..
   Рогволд одобрительно крякнул:
   - Что, пробирает? Крепка настойка! По дядькиному рецепту! Он ее "святой водой" называл. Ох, и любитель он был этой святой воды! - мечтательно ухмыльнулся воин.
   Дух снова забулькал что-то.
   - "Что за рецепт?" - перевел гигант. - Ну это наше тайное, фамильное... Тебе-то можно рассказать. Я же вижу - ты парень свой, с понятием, - добродушно поделился воин и пустился в рассуждения. - Тут есть хитрость одна: настойке ведь дух и крепость придает... Что бы ты думал? Селитра! - Рогволд насладился произведенным эффектом. - Тут главное вовремя хорошей селитрой настой осадить - тогда и цвет, и вкус будут!
   - Се... лит... ра? - ужаснулся дух.
   - Ну да, - кивнул воин. - Ядреная такая штука, знаешь ли. Ее больше всего в птичьем помете. У куриц там, индюков разных...
   - Так это что ж, сюда куриное гуано добавляли? - вытаращился дух.
   - Скажешь тоже! - обиделся Рогволд. - Это крестьяне всякие куриное дерьмо в горилку мешают. Что ж я, по-твоему, тебя такой бурдой угощать буду?
   - Ну, хоть это радует, - дух облегченно вздохнул.
   - Вот у княжеского сокольничьего, к примеру, от его беркутов-кречетов очень даже духмянистая горилка выходит! - мечтательно продолжал гигант. - Но тоже не сравнить с нашей фамильной. Ты ж видишь - какой аромат! Какая крепость! - обратился он к собеседнику; тот опасливо поежился. - Это ж натуральная драконовка!
   Дух судорожно сглотнул:
   - Драконовка?
   - Однозначно! На натуральной селитре из Земель Драконов сделана! - с гордостью заявил Рогволд, ожидая бесспорного одобрения.
   - Драконовка? - ошарашенно переспросил дух, соображая что-то. - На драконьем дерьме, значит?
   - Ну! Соображаешь! - одобрительно крякнул воин. - От красных драконов! Чувствуешь, как огнем по жилам бежит? Самое лучшее согревающее! Вот когда от белых драконов селитру берешь, тогда совсем другое дело выходит: настойка свежая получается, как морозное утро; стакан жахнешь - и аж кровь стынет!
   Дух обреченно пытался удержать в желудке его содержимое.
   - А вот от зеленых драконов мне не нравится что-то: болотом отдает, - продолжал рассуждать Рогволд. - Это уже на любителя. На юге, говорят, от зеленых драконов настойка ценится... Ну, лучше-то всего, конечно, от черных. Но из-под черных драконов селитру фиг добудешь, - с сожалением вздохнул гигант. - Черные тебя самого, скорее, на селитру переведут... Злые больно... Там, в Землях Драконов клан есть, они себя "Охотники на драконов" называют. Вот они-то селитру и добывают. Редкие смельчаки к черным драконам наведаться отваживаются.
   - А я думал, что они на драконов охотятся, - подал слабый голос дух, пребывая в полуобморочном состоянии.
   - Скажешь тоже! Охотятся! - скептически скривился Рогволд. - Кто ж им лицензию-то выдаст?! Дракон же - реликтовый зверь! Давно уже в Красную Книгу занесен. Нет, брат, охотиться на драконов нельзя! А вот селитру из под них добывать - это пожалуйста. Клан этот сколько столетий селитрой драконьей торгует. И не бедно живет, заметим... Только, скажу честно, разделится он надвое - помяни мое слово! Там давно уже скалолазы (это те, которые по белым и синим драконам промышляют) со спелеологами (это которые по красным и черным работают) не ладят.
   Дух согласно кивал, давно уже потеряв нить рассуждений.
   - Кстати, о скалолазах! - спохватился гигант. - Что ж мы сидим-то, лясы точим? Давай еще по одной! За знакомство! - и Рогволд, невзирая на вялые протесты подопытного дегустатора, набулькал ему порцию драконьего топлива.
   - А ты, получается, тоже из этих, которые по горам лазают? - одобрительно крякнув после принятой настойки, продолжал гигант.
   - Да нет, - смутился дух. - Это должность такая: Привидение четвертого разряда "Дух Погибшего Альпиниста". А так меня Бартоломео зовут, - представился он. - Друзья Бартом кличут.
   - Ну, Барт, за это надо выпить! - с готовностью кивнул Рогволд и выверенными движениями отмерил дозы.
   - Я, вообще-то, тут не очень давно служу, - жаловался изрядно окосевший Барт, - третью сотню лет только. Даже за выслугу еще не платят. Правда, северные надбавки получаю, потом - горные еще. Это да, этого не отнять... А вот раньше я призраком работал, в склепе на кладбище южнее Триграда. Знаешь, наверное? Вот там весело было! А тут что? Скука... Ну, с лесными дриадами пообщаешься. Ну, над скалолазами подшутишь - карабин там отстегнешь или веревку подрежешь... И всё! Тоска!..
   - А что ж ты из Триграда-то в такую глушь перевелся? - сочувственно кивал Рогволд.
   - Подсидели... Интриги всё, - тяжело вздохнул дух. - Эх, славное было время! Знаешь может, там под часовней пещеры есть... Ну, там где еще в Преисподнюю спуск... Так вот там вампирши жили... Эх, озорницы! - дух мечтательно прижмурился, вспоминая что-то.
   - Да, рыженькая там была очень даже заводная... - согласно вздохнул гигант.
   - А мне больше черненькая нравилась, ласковая такая, - задумчиво протянул Барт и, вдруг поперхнувшись, с подозрением посмотрел на Рогволда. - Постой-постой! А ты-то откуда знаешь?! Их же тогда еще по сокращению штатов уволили. Ну, после того скандала, когда Страж Спуска в кости проигрался и в счет долга из ада нескольких грешников выпустил!
   - Ну... - смутившись, пробормотал Рогволд, - не такие уж они и грешники были... Да и Страж в кости мухлевал отчаянно. Так что сам виноват!...
   Дух растерянно открывал и закрывал рот, не решаясь произнести вслух какую-то свою догадку.
   - Да ладно тебе! - примирительно махнул рукой гигант. - Чего ворошить? Это ж когда было-то! А ты, значит, с тех пор так тут и лазаешь? - он попытался сменить тему.
   - Да я, собственно, особо и не лазаю, - промямлил Барт. - У нас тут служебный проход наверх есть. Вон, видишь расщелину? Ну, ту, что левее выступа скального. Да вон того выступа, который как перст в небо уставлен, у нас его еще "Вызов Богам" называют. Вон там, по расщелине и можно подняться как по лестнице, без веревок и крючьев всяких. Там ступени в скале прорублены, - заплетающимся языком рассказывал вконец захмелевший дух.
   Из леса донеслось бодрое сопение и топот. Возвращались Хельги с Талаком.
   - О! Идет кто-то, - прислушавшись, вяло заметил Барт. - Мне, пожалуй, пора. Полечу я... - он сделал слабую попытку подняться. - Или лучше тут полежу, - разумно решил он. - Вот только замаскируюсь...
   Он повозился, щелкнул чем-то и спросил:
   - Ты меня видишь?
   - Уважаю, уважаю, - согласно кивнул Рогволд, высматривая на фоне быстро темнеющего неба "Вызов Богам", действительно напоминавший огромный фаллический символ. - То есть: вижу, вижу, - поправился воин.
   - Опять клеммы перемкнуло, - пожаловался дух и вновь щелкнул. - А теперь? - жалобно осведомился он.
   - И теперь вижу, - сочувственно вздохнул гигант.
   - Ну ты только посмотри, с какой рухлядью работать приходится! - возмущенно ругнулся Барт. - А они всё: "ресурс не выработан", "лимиты исчерпаны"! - и, погрозив кулаком коварным "им", дух, щелкнув, растекся по траве легкой туманной дымкой.
   На поляну вывалились Талак с Хельги, волочившие добытый где-то (в лесу!) казан с водой. Глаза у них сияли довольством котят, налопавшихся ворованной сметаны. Рогволд одобрительно кивнул:
   - Ужинать и спать! Завтра - подъем на плато. Потребуются все силы! Так что - просто спать!
   Засыпая после сытного ужина, воин с улыбкой слушал приглушенную возню и шепотки, доносившиеся с той стороны костра где устроились на ночлег завтрашние покорители неприступных вершин.
  

=== Глава 6 ===

Угол атаки.

============

  
   По каменистому плоскогорью, растянувшись в цепочку, двигалась троица "покорителей вершин". Впереди прокладывал одному ему ведомый путь Рогволд, за ним, зябко ежась и украдкой позевывая, тянулись спутники. Подъем на плато, как и обещал Бартоломео, оказался несложен и Рогволд уже прикидывал засветло добраться до спуска на равнину. Раздавшееся сзади испуганное ойканье и последовавший полувздох-полувсхлип заставили гиганта резко обернуться, но успел он увидеть лишь округлившиеся глаза Хельги, исчезающей в небольшой расщелине. Осторожно подойдя поближе, Рогволд понял что произошло - ловушка была коварно прикрыта смерзшимся слоем снега, проломившимся под весом уклонившейся в сторону от маршрута девушки.
   - Живая? Руки-ноги целы? - взволнованно прокричал подбежавший хоббит.
   - Живая... Целы... - донеслось снизу. - Только попа болит. Синяк, наверное, будет.
   - Надо было на голову приземляться! - нравоучительно заметил гигант. - Ничего и не болело бы!
   - А голова? - послышался ехидный голос Хельги.
   - А что голова? - искренне удивился Рогволд. - Чему там болеть-то? Кость одна...
   - У некоторых, между прочим, - сварливо заметил хоббит, - там еще и мозги.
   Рогволд с недоумением вытаращился на хоббита:
   - Правда, что ли? То-то я смотрю, что некоторые едят так мало! Теперь понятно: у них в голове мозги все место занимают, вот и не остается места на пищу!.. - продолжал глумиться гигант.
   Воин присел на близлежащий валун и уставился на хлопотливо суетящегося Талака.
   - Ну что, доставать будем? Или дальше пойдем? - поинтересовался Рогволд и, наткнувшись на взгляд хоббита, вздохнул. - Всё ясно. Будем доставать. И правильно: припасы-то съестные все у нее! - он согласно кивнул. - Есть идеи?
   Хоббит кудахтнул что-то невразумительное и пробежался еще раз вдоль расщелины.
   - Может ее на веревке вытащить? - подумав, предложил гигант.
   - Да, конечно! Прекрасная мысль! - обрадовался Талак. - Давай вытащим ее на веревке!
   - Давай веревку, - флегматично произнес Рогволд.
   Хоббит с недоумением уставился на воина:
   - А у тебя разве нет?
   - Понятно. Веревка отменяется, - пожал плечами гигант. - Думаем дальше.
   - Да, думаем дальше! - вновь замаячил Талак. - Думаем! Думаем! Ты о чем думаешь? - вернулся он к почесывающемуся воину.
   - Я? - прислушался к себе Рогволд. - Я об овощах тушеных с приправами думаю...
   - Ах, ты! - задохнулся от возмущения хоббит. - Там девушка погибает, а он о жратве думает!
   - Погибает? - слегка встревожился воин и склонился над расщелиной. - Эй, ты там погибаешь уже? - прокричал он.
   - Нет еще! - донеслось в ответ. - Но кушать уже хочется!
   - Вот видишь! - гордо ухмыльнулся Рогволд. - Сам погибай, но про обед не забывай! Сразу видно - родная кровь!
   Талак, всплеснув в отчаяньи руками, вновь двинулся по привычному маршруту вдоль расщелины.
   - Вот помню, рассказывали мне историю одну про отца с сыном, - начал неторопливо Рогволд. - Странные они какие-то были. Сын отца, к примеру, иначе как дедом не называл. Да еще не просто говорил "дед", а с вывертом каким-то: "дедал". Вот...
   - И что? - поторопил его хоббит.
   - Так вот, жили они на острове. И всей еды у них было - только птицы. Правда, разные птицы - и глухари, значит, и куропатки... Перепелки опять же в силки попадались...
   - Ну и? Что дальше-то было? - подпрыгивал от нетерпенья Талак.
   - Ну и ели они, стало быть, только птицу. То глухаря на угольях поджарят, то, бывало, куропатку на вертеле. А то и перепелку в глине запекут, - гигант мечтательно причмокнул, - со специями запекали, знали толк...
   - Тьфу ты! - раздраженно сплюнул хоббит. - Опять он на жратву переключился! К чему это ты всё рассказываешь-то? Потом что было?
   - Потом-то? А потом они крылья себе сделали и улетели нафиг с того острова... - безразлично махнул рукой Рогволд. - Наверное, всех птиц сожрали - вот и улетели...
   - Улетели... Улетели... - повторял хоббит, ожесточенно почесывая затылок. - Кажется, это идея! - осторожно провозгласил он и выудил из рюкзака какой-то кусок палки, судя по внешнему виду - обломок бамбукового удилища. Талак оглянулся, подобрал с земли камушек и, что-то покорябав на нем бывшей удочкой, кинул камушек в расщелину. Снизу донеслось обиженное ойканье. Талак озабоченно нахмурился и, подобрав другой камушек, повторил свои странные манипуляции. Рогволд с любопытством понаблюдал за действиями явно сошедшего с ума хоббита, после чего звучно хлопнул себя по лбу:
   - Понял! Ты решил ее завалить камнями, чтобы не мучалась! Так чего ж такие мелкие-то берешь? - и он подал Талаку булыжник размером с баранью голову. Талак отсутствующе посмотрел на него и накорябал на предложенном камне очередную наскальную роспись. В расщелине что-то звучно хлопнуло и с визгом, переходящим в вой, оттуда как пробка из бутылки вылетела Хельги, то ли ругаясь на ходу, то ли восторженно крича что-то. Рогволд с хоббитом, запрокинув головы, наблюдали полет нового небесного тела.
   - Хорошо пошла! Аккурат в зенит! - одобрительно заметил гигант.
   - Дык, левитация! - гордо надулся хоббит. - Только вот камень крупный взяли, заряд слишком мощный получился.
   Тем временем летунья достигла наивысшей точки траектории и с воем, мешающимся с рёвом, устремилась к земле. Посадочная глиссада завершилась точно над суетящимся Талаком, припечатав его к грунту. Хельги, вытаращив глаза, хватала ртом воздух. Из-под нее доносилось шебуршанье и попискиванье пытавшегося выбраться хоббита.
   - С мягкой посадкой, Ловчая! - ехидно поздравил Рогволд. - Эк ты его! С лёту взяла! - гигант с ухмылкой посмотрел на выбирающегося Талака. Тот, впрочем, хоть и выглядел слегка помятым, но блаженная улыбка уже гуляла по его довольной физиономии. Хельги, едва встав на ноги, набросилась с кулаками на хоббита:
   - Ты чего это, прохиндей, камнями кидаться удумал? А если б в голову попал?
   Талак, вяло отбиваясь от разъяренной девушки, кивал на Рогволда:
   - Вон же, он говорил, что у вас голова - сильное место. Семейная, так сказать, особенность.
   - Может быть у некоторых родственничков моих там и кость одна, - Хельги метнула злобный взгляд на гиганта, - а у меня, между прочим, из нее еще и прическа растет! Вот попортил бы мне прическу, что бы я делала?
   Рогволд с интересом наблюдал за разгоравшейся потасовкой. Потом решил внести свою скромную лепту:
   - Кстати, Талак, а что за шедевры наскальной живописи ты на тех камнях изображал? Это чтобы попадали точнее? Угол атаки расчитывал?
   - Колдовал я! - взвился от несправедливых обвинений хоббит. - Руну левитации рисовал!
   - Вот сейчас как наколдую булыжником кое-кому по голове его шибко умной! - пригрозила девушка.
   - А что за руна-то? - удивленно поднял брови Рогволд. - Никогда о такой не слышал.
   - Так я ее только что придумал! - попытался гордо выпятить грудь хоббит, но тут же пришлось уворачиваться от пинка Хельги.
   - Он на мне еще и эксперименты ставит! - завопила девушка и с железобетонной логикой добавила: - Все мужчины одинаковы: сначала "дорогая, единственная", а потом - камнем по башке и в расщелину!
   - Так вытащили же! - взвыл хоббит.
   - Только попробовал бы не вытащить! - резонно заметила Хельги, впрочем, уже успокаиваясь.
   - Ну, вы еще подеритесь, горячие финские парни... - благодушно ухмыльнулся Рогволд и обратился к хоббиту: - А что это за обломок спиннинга, которым ты это народное творчество выцарапывал?
   - Сам ты обломок! - оскорбился Талак. - Это, если хочешь знать, фрагмент магического ванда самого Рамиэля Отступника!
   - Ванда? - не понял Рогволд. - Вантуза, что ли? Из санузла его?
   - Магическая палочка это, балда! - заверещал хоббит.
   - А... Ну, если магическая, тогда да... Если магическая - тогда совсем другое дело... - примирительно закивал гигант.
   - Ну, камнеметы-летуны, - решительно обратился он к встрепанным спорщикам, - полчаса на прием пищи, затем марш-бросок через плато. Если, конечно, не хотите ночевать на такой холодине. Вопросы есть? Приступить к выполнению! - ласково рявкнул Рогволд.
  
   Солнце уже клонилось к закату, когда троица завершала бросок через плато. Оступаясь и скользя на камнях и осыпях, покрывающих глетчер, высунувший свой ледяной язык далеко вниз, путники постепенно спускались с Полночных гор. Предвкушение скорого отдыха уже горячило кровь, когда гигант остановился на краю обрыва.
   - Подтаяло, - он сформулировал глубокую философскую концепцию, заглядывая за край ледяной плиты. - Придется прыгать.
   Талак всмотрелся в полутень внизу. До земли оставалось локтей двадцать. С одной стороны - немного. Это если смотреть с этой самой стороны. А если пролететь эти двадцать локтей по вертикали, да потом приземлиться на собственные ноги... Или даже на голову, как любят некоторые... Вот тогда эти два десятка локтей покажутся вполне даже приличной дистанцией.
   - Разобьемся нафиг! - категорично заявил хоббит, отходя подальше от края. Хельги тоже оценила высоту и согласно почесала поясницу, встав рядом с Талаком.
   - Да ничего не будет! - почти уверенно заявил Рогволд. - Я тут уже прыгал. Это только в первый раз страшно!..
   - Оно и видно, - проворчал хоббит. - На голову приземлялся, наверное... Вот и не страшно потом уже: бояться-то нечем больше!..
   - Ну, хотите ночевать на леднике - ваше право! - решительно постановил гигант и, подойдя к самому краю и зычно гикнув, сиганул вниз. Донесся глухой удар и земля слегка дрогнула. Хельги умоляюще посмотрела на хоббита, отступив от края еще на пару шагов. Талак наморщил лоб.
  
   Ожесточенно почесывающийся гигант, задрав голову, наблюдал как вниз плавно опускаются Талак и Хельги. Девушка, крепко зажмурясь, мертвой хваткой вцепилась в хоббита. А тот, полуобняв ее за талию, вальяжно дирижировал фрагментом магической сантехники. Лицо его так и лучилось довольством. Осуществив мягкую посадку, хоббит оглядел изрытый ямами пейзаж и невинно заметил:
   - Да, явно не в первый раз ты тут приземляешься, - но наткнулся на угрюмый взгляд воина и добавил, оправдываясь: - Ты же так быстро соскочил, что я и слова сказать не успел!..
   - Жулик! - мрачно вынес приговор Рогволд, отворачиваясь.
   Перед усталыми путешественниками простиралась огромная степь.
  

=== Глава 7 ===

Танцующий с Хелль.

============

  
   Ночь вступила в права над миром, накинув свое черное покрывало на небесную сферу. Светляки звезд, подслеповато помаргивая, всматривались в притихший лес, задремавшие горы, уснувшую степь. В степи, недалеко от отрогов горного кряжа, мерцал небольшой костер, освещавший троицу путешественников. Талак с Хельги, обессиленные переходом через плато, тихо посапывали, прижавшись друг к другу. Рогволд, скрестив ноги, сидел у костра, вслушиваясь в царившую над миром тишину. Огромное багрово-желтое зеркало луны висело над зубчатой цепью гор. Пришла та самая ночь - Ночь Полной Луны. Рогволд опустил кисти рук на колени, развернув раскрытые ладони к ночному светилу и соединив большие и безымянные пальцы. "Он медитирует, сидя в позе цветка" - легким звоном прокатилось по краю сознания. Гигант медленно закрыл глаза, продолжая внутренним взором видеть лунный диск, после чего осторожно, вспоминая давно забытое, потянулся, растворяясь в окружающем мраке, проникая в ночь и становясь ею. Едва коснувшись сознаний своих спутников, он смыл тревоги и утомление минувшего дня, погрузив их в спокойный глубокий сон. Затем он выпустил мягкую волну внимания и, найдя искомое, сделал что-то, отчего вселенная, мурлыкнув в истоме, свернулась клубком, выворачивая пространство и время нужным образом. Тьма сгустилась по другую сторону костра. Гигант легким, почти нежным усилием придал ей более четкие очертания.
   - А ты всё никак не уймешься, Гончар... - мелодично произнесла невысокая стройная женщина.
   Воин залюбовался игрой серебристых бликов луны в ее золотых волосах.
   - Теперь меня называют Рогволдом, - мягко улыбнувшись, заметил гигант.
   - Рогволд... - женщина задумчиво покатала на губах эти звуки. - Что-то есть в этом имени...
   - Тебя тут, кстати, теперь называют "Хелль", - добавил воин.
   - Хелль? - приподняла брови женщина. - Как ту северную богиню? Но она же страшная!..
   - Нет, - с улыбкой покачал головой гигант. - Ты прекрасна. Уходящие в Тень, зачарованные синевой твоих глаз, нисколько не жалеют об оставленном мире. Твой поцелуй дарит им покой и отдых.
   - Старый комплиментщик! - легкими колокольчиками раскатился смех женщины. - А это кто? Твои спутники? - она посмотрела на спящих. - Расскажи мне о них!
   - Того, что поменьше, зовут Талак, - начал воин. - У него небольшой рост, но отважное и доброе сердце. И он никогда не предаст друга. А девушка... Погляди на нее внимательней...
   Та, которую называют Хелль, всмотрелась в разметавшуюся во сне Хельги. Когда она, опасаясь поверить в очевидное, подняла глаза на гиганта, в них блестело изумление, и недоверие боролось с надеждой. Рогволд утвердительно кивнул:
   - Она - правнучка Эльринга Рыжего. Твоя кровь живет в мире.
   - И твоя... - чуть слышно шепнула Хелль, занавесив блеснувшие глаза гривой волос, огненной в свете костра. - Эльринг. Непоседа. Весь в отца... - она подошла к Хельги и, присев на корточки, провела ладонью по ее щеке. - Спи, маленькая...
   Рогволд с нежностью смотрел на женщину. Потом, решившись, негромко проронил:
   - Тиль... Где нам достать черный жемчуг?
   Женщина удивленно подняла голову:
   - А мне-то откуда знать?
   - Извини, я не правильно спросил. Где бы ты стала искать черный жемчуг?
   Та, которую воин назвал Тиль, на мгновенье задумалась, потом медленно сказала, словно вспоминая что-то:
   - В одном из горных отрогов, в скале, похожей на голову огромной собаки, есть пещера, в которой живет колдун. Последний колдун Детей Гор. У него - то, что вы ищете...
   Воин с благодарностью склонил голову. Женщина легкой тенью перетекла ближе к нему и коснулась плеча гиганта. Рогволд поднял голову и пристально вгляделся в широко распахнутые глаза. Хелль чуть слышно произнесла: "И, обняв весь мир упругий, знаю всё и ничего... "
   Гигант, чуть вздрогнув, продолжил: "Сладок сон у ног подруги! Всё иное - тень его... "
   Хелль изящно выгнулась, вскинув руки и потянувшись всем телом так, что его изгибы чарующе проступили сквозь тонкую ткань накидки.
   - Станцуем, воин?
   - Как тогда? - с легкой улыбкой спросил гигант.
   - Как всегда... - щелкнула пальцами женщина.
   Рогволд, не отрывая глаз от мягко струящихся движений Хелль, начал песню без слов. Низкий горловой мотив упругой волной покатился над притихшей степью. Вибрирующие на грани слышимости звуки, сплетаясь с будоражище резкими щелчками пальцев танцующей, рождали ритм, завораживающий и пробуждающий что-то древнее, за гранью сознания. Горячая волна прокатывала по телу, топорща шерсть на загривке и рождая ответную волну, ледяными иголочками покалывающую кончики пальцев. Хельги заворочалась во сне и, подгребая к себе поближе Талака, прижала его к животу. Жемчужная безлизна зубов сверкнула сквозь полуоткрытые припухшие губы Хелль. Грудь ее, высоко вздымаясь в ритм песни, туго натягивала накидку. Во влажной бездне глаз плескались блестки зовущих звезд. Рогволд встал, не прерывая мелодии, и шагнул навстречу подавшейся к нему женщине. Они замерли в ладони друг от друга, не касаясь, но чувствуя всем телом. Затем, одновременно повернувшись, сделали шаг, первое па в этом безумном, предвечном танце...
  
   Утром Талак, сладко зевая, с изумлением таращился на траву, вытоптанную вокруг их ночной стоянки на расстоянии добрых тридцати локтей. Хельги, едва продрав глаза, подступила с вопросами к гиганту, лучащемуся умиротворенностью.
   - Да тут гостья ночью приходила, - думая о чем-то своем, отвечал воин, - Хелль. Почти что тезка твоя...
   - Сама Хелль приходила? - с загоревшимися глазами переспросила девушка. - И что? Вы бились?
   - Угу. Бились они... - пробурчал хоббит.
   - Ну... - смутился Рогволд, - можно сказать и так...
   - И что? Кто победил? - не отставала Хельги.
   - Ну, честно говоря, сначала победила она, - задумчиво продолжал гигант. - Потом, как мне кажется, опять раза два подряд она. Потом, вроде бы, мы с ней одновременно победили. Потом...
   Хельги слегка порозовела.
   - Да не слушай ты его! - вмешался Талак. - Не видишь что ли, придуривается опять! Ты хоть когда-нибудь серьезным бываешь? - грозно напрыгнул он на Рогволда.
   - А как же! - с удовольствием ответит тот. - Каждый день и не по одному разу. Когда ем!
   - Да ну вас всех! - обиженно наморщила носик Хельги. - Я серьезно, а вы!..
   - Ладно уж, сони... Умываться, завтракать и в путь! - прервал начинающуюся ссору гигант. - Пещеру искать будем. Там у колдуна черный жемчуг есть.
   - Это тебе Хелль сказала? - с подозрением уточнила девушка.
   - Именно! Так и сказала: в пещере у колдуна, - Рогволд уверенно посмотрел в глаза Хельги. - Так что - вперед, сонное царство! - ухмыльнулся напоследок он.
  

=== Глава 8 ===

И никакого мошенства!

============

  
   Теплый летний ливень весело барабанил по траве, земле, камням, смывая пыль и словно обновляя мир. Обновленные таким образом путники галопом влетели в громадную пещеру, как и было сказано Хелль, спрятавшуюся в скале, действительно внешне напоминавшей голову огромной собаки. Хозяин пещеры, стосковавшись по собеседникам, несказанно обрадовался гостям и сейчас суетился где-то в глубине, накрывая на стол и изредка показывая в отблесках костра то гордый орлиный профиль, то благородную седину бакенбард. Наша троица устроилась поближе к выходу - слегка обсохнуть (чтобы хоть вода не текла ручьями) и перевести дух. Гигант, привалившись спиной к стене и расслабленно подрёмывя, наблюдал сквозь полуприкрытые веки за беседой Талака и Хельги.
   - Да ерунда это полная, все эти законы наследования доминантных признаков, - по привычке яростно бросался в спор хоббит. - Физические кондиции (рост там, или цвет волос) еще ладно. Но вот, к примеру, память хорошая или ловкость - они только от тренировки зависят. Вот у вас, скажем, в какие игры в детстве играют? - он вперил строгий взгляд в Хельги.
   - У нас? - задумалась девушка. - Ну, например, "Свали изюбря". Или вот еще: "Выверни дуб". А мне больше всего нравилось в "Слона" играть! - и Хельги мечтательно улыбнулась.
   - Вот видишь! - торжествующе поднял палец хоббит. - У вас и игры все такие!
   - Какие это "такие"? - настороженно нахмурилась девушка.
   - Такие! Ваши! - логично заключил Талак. - А вот у нас, в Хоббитоне, все дети с детства в "Три скорлупки" играют! Знаешь, как ловкость, глазомер и наблюдательность развивает! Вот поэтому мы, хоббиты, такие ловкие. А вовсе не из-за генетики этой вашей!
   Хельги, вовсе и не собиравшаяся спорить из-за такой ерунды, наморщила лоб:
   - А что это за игра такая?
   - Ты не играла в "три скорлупки"? - всплеснул руками хоббит. - Сейчас научу!
   - Да ну... - попыталась отпереться Хельги. - Сложная, наверное...
   - Ничего сложного! - заверил хоббит. - В три минуты научу. Тут ведь главное - глазомер... - добавил он, вытаскивая из рюкзака три половинки грецких орехов. Скорлупки были гладко отполированы частым употреблением и, похоже, покрыты каким-то лаком. Талак снял с шеи цепочку и стянул висящую на ней бусину.
   - Вот, смотри сюда, - патриотично начал он. - Лежат три скорлупки. Под одну прячу бусину, - и он под внимательным взглядом Хельги положил под одну из скорлупок снятый с шеи шарик.
   - А теперь, - продолжал Талак, - смотри сюда. - И он, приговаривая скороговоркой заклинание "Верчу, кручу, запутать хочу", начал быстро менять орехи местами. Каждая скорлупка вроде бы постоянно находилась перед глазами. И, в тоже время, ловкие движения хоббита сбивали внимание, не давая глазу уследить за той, под которую была положена бусина.
   - Стоп! - резко остановился Талак. - А теперь угадывай где, - он выжидающе уставился на Хельги. Та нерешительно протянула руку к одной из них:
   - Здесь, кажется.
   - Кажется? - передразнил хоббит. - А может под этой? - он чуть подтолкнул другую скорлупку.
   - Нет! Точно здесь! - решилась девушка и приподняла орех. Под ним, конечно же ничего не оказалось. Она быстро подняла оставшиеся скорлупки и под одной из них, естественно, нашлась бусина.
   - Давай еще раз! - с загоревшимися глазами потребовала Хельги. Талак закрутил скорлупки по новой. Вторая попытка окончилась не хуже первой. Впрочем, и не лучше. Под скорлупкой опять ничего не было. Хельги, закусив в досаде губу, потребовала еще одной попытки.
   После четвертого раза она заявила, что Талак жульничает. Чуть было не вспыхнувшую потасовку погасило предложение Талака сделать всё еще раз, но в три раза медленнее. На восьмой раз девушка наконец-то нашла вожделенный шарик с первой попытки. Гордо надувшись, она с превосходством посмотрела вокруг. И, конечно же, потребовала "закрепить успех". Дальнейшее сражение шло с переменным успехом, но чаша весов всё чаще и чаще склонялась на сторону Ловчей.
   После пятого или шестого десятка партий хоббит решительно заявил, что просто так двигать скорлупки он уже устал и вообще просто так играть ему надоело. Хельги тут же предложила сыграть на что-нибудь. Ну, например, на ее жилетку против куртки Талака. Тот, задумчиво оценив взглядом предложенное, нехотя согласился. Но, добавил хоббит, по традиции за игрой должен наблюдать арбитр. Чтобы никто не жульничал. Кандидатура Рогволда на эту должность была тут же отвергнута в силу очевидной его пристрастности (не очень, правда, понятно в чью сторону). А вот хозяин пещеры всеми игроками был избран единогласно, тут же нарисовавшись поблизости, словно давно уже поджидая этого.
   Короткая скороговорка банкующего хоббита, азартный вскрик и вздох разочарования Хельги. Жилетка перекочевала к Талаку. "Вах!" - только и смог проронить Колдун Детей Гор.
   - Юбка против жилетки! - зазвенел натянутой струной голос Ловчей.
   Спустя несколько партий уже хоббит щеголял исподним, ловя на себе сочувственные взгляды арбитра. Дальнейшее постепенно перешло в какую-то вакханалию. Торопливое бормотание Талака, азартные возгласы победителей и горестные выкрики проигравших, обиженное сопение и советы арбитра, тоже не оставшегося нейтральным наблюдателем.
   - Вай, девушка! Ну что ты делаешь, да? - горячился горец. - Кто же туда смотрит? Ты не туда смотри, ты сюда смотри! - выговаривал он проигравшей девушке. Хельги, надувшись, бросала злобные взгляды на хоббита. Еще пара сдач и уже Талак выслушивал гневные тирады арбитра:
   - Ты джигит или где? Ты что водишь руками, как древний карагач ветками?
   - Ты куда пальцем тычешь, женщина! - орал он через минуту. - Вах, ты не смотри, что я седой. Старый Сосо и сейчас горного архара стрелой в глаз бьет! Вот здесь же камушек твой, здесь! Я носом чую! - он демонстрировал окружающим свой ястребиный профиль.
   - Чует он! - всплескивала руками Хельги, натягивая нательную рубашку на колени. - Щелкает он клювом своим, а не чует! Я ж говорила: бусина была вон там! А теперь в одном нижнем белье осталась... - Хельги обиженно шмыгала носом и одергивала влажный шелк рубахи, слишком уж плотно облеплявший высокую грудь с напряженными горошинами сосков.
   - Нечего таращиться! - гневно обращалась она к Талаку. - Сдавай давай! Кинжал ставлю! Без ножен! Против сапог и юбки.
   Рогволд, убаюканный этими выкриками, хлопками ладоней и шуршанием заветных скорлупок, тихо и безмятежно задремал...
  
   ...Неширокая, но бурная горная речка несет плот, время от времени раскачивая его на бурунах и потряхивая на перекатах. На плоту вальяжно раскинувшийся гигант наблюдает за дурачащимся хоббитом. Тот, поставив на ладонь монету ребром, пытается удержать ее в равновесии. После очередного толчка плавсредства монета, блеснув золотом, скрывается за бортом. Талак, весело чертыхнувшись ставит на ладонь второй золотой. Его почти сразу же постигает та же участь. После третьей попытки гигант, грозно нахмурив брови, начинает привставать, чтобы решительно пресечь такое транжирство, но посмотрев на хоббита, в шутливом испуге прикрывшего лицо руками, плюхается обратно, попутно раскрыв рот и отвесив челюсть. Все три монеты зажаты у дуралея между пальцами с тыльной стороны ладони...
  
   ...Из сна гиганта вырвала подозрительная тишина. Приоткрыв сомкнутые веки, Рогволд внимательно рассмотрел диспозицию. Гордо выпрямившийся Талак воседал около выигранной груды вещей. Старый Сосо лучился гордостью и счастьем, с любовью смотря на хоббита, как на родного сына. Хельги, оставшаяся в одной нижней рубашке, исподлобья загнанным зверем глядела на противника, теребя вырез. "Всё ясно", - про себя ухмыльнулся гигант, - "Мужики объединились в борьбе с нарождающимся феминизмом".
   - Ну что, сыграем на рубашку? - с издевательскими нотками предложил Талак.
   - Перетопчешься, - огрызнулась девушка. - Буду я еще перед всякими заголяться...
   - Ну, тогда всё, - заключил арбитр, - партия закончена! Победил...
   - Стой! - прервала его Хельги. Сосо и Талак дружно выжидающе уставились на нее. Хельги нехотя, через силу зло буркнула:
   - Давай... На рубашку... Против всех моих вещей. И скорлупок этих твоих с бусиной.
   Хоббит, глянув на Колдуна и получив его одобрительный кивок, в напряженной тишине, забыв про свою присказку, решительно начал крутить скорлупки...
  
   ...В седловине меж двух величественных вершин спряталась небольшая каменистая площадка. В центре этого пятачка ровной земли стоит юноша, почти подросток. Волосы его по-взрослому собраны сзади в хвост. В руках боевой лук из турьего рога и единственная стрела. На расстоянии полусотни шагов стоит мишень. Губы юнца презрительно-торжествующе кривятся: что ему, поражавшему архаров за две сотни шагов, эти пятьдесят локтей? Даже немного странно, отчего это цикл испытаний перед посвящением в воины заканчивается столь легким заданием? Все мужчины тейпа, во главе с вождем, расположившись вокруг площадки, напряженно наблюдают за юношей.
   Вождь, твердо сжав губы, решительно кивает - испытание началось. Стоящий по правую руку от вождя колдун сверкает глазами. Будущий воин резко оборачивается к мишени и, внезапно побледнев, опускает уже вскинутый лук. На месте одной мишени в воздухе висят три! Они быстро перемещаются, меняясь местами и не давая сосредоточится. "Морок", - по толпе зрителей несется напряженный шепоток. Испытуемый затравленно оглядывается на строго смотрящего вождя. Один выстрел. Только один. И? Почет, посвящение в воины, взрослая жизнь. Или? Позор, изгнание, смерть... Юноша крепко, до побеления скул, зажмуривается. Решившись, он, не открывая глаз, быстро поднимает лук и выпускает стрелу. Сухой хлопок тетивы и через миг твердый стук стали о дерево. Слитный выдох затаивших дыхание воинов звучит как стон. Победный стон. В центре одной из мишеней торчит стрела, трепеща оперением. Две других мишени подергиваются рябью дымки и начинают быстро таять. Новый воин племени остраненно смотрит на дело рук своих, почти не реагируя на дружеские хлопки по плечам и грубоватые шутки сородичей. Равный среди равных.
   Когда последний из воинов покидает площадку, перейдя к праздничному столу, оставшийся в одиночестве колдун еще долго смотрит на стрелу, размышляя о чем-то. Потом, повернувшись, следует за ушедшими. Стрела подергивается рябью дымки и начинает быстро таять...
  
   ...Рогволд прикрыл глаза, на слух следя за развитием событий. Тихое шуршание. Талак тасует половинки орехов. Напряженное сопение. Это уже арбитр, сверкая глазами, следит за руками хоббита, словно помогая ему лучше запрятать шарик. Тихое поскуливание Хельги от испуга и нетерпения...
  
   ...Залитый солнцем луг. Ребятня, окружившая сидящего гиганта, самозабвенно прыгает и возится. Маленькая девочка дергает его за рукав куртки:
   - Дядя Рогволд! Дядя Рогволд! Покажи фокус! Вот смотри: я прячу желудь под этим лопухом. Приметный желудь, с червоточинкой. А теперь ты давай! - девочка выжидающе таращится на воина, сжавшего кулаки, картинно жмурящегося и шепчущего что-то. - А теперь этот желудь уже под другой лопух перескочил? Здорово, да? - она в восторге подпрыгивает и с радостным визгом бросается под громадный лист лопуха вытаскивать заветный желудь. - А ты меня научишь этому? Правда?
   - Правда! - безмятежно смеется воин и гладит ее по голове. - Вот подрастешь немного и сразу научу! Егоза...
  
   ...Тишина под сводами гулко потрескивет скопившимся напряжением. Хельги медленно тянет руку к приметной, с малюсеньким сколом по краю, скорлупке. Мужчины затаили дыхание. Ласковое солнышко сквозь просвет облаков заинтересованно заглянуло в пещеру, теплыми лапами лучей подбадривающе гладя сидящих - смелее, мол...
  
   ...Ровная полянка в глубине леса. Юная охотница завороженно смотрит на воина, прикрывающего древесным листом снятый с пальца перстень. Рядом кладется другой лист. "Ну, давай!" - подбадривает взглядом гигант. Девушка напряженно смотрит на лист, словно пытаясь разглядеть спрятанное под ним. Сжатые до белизны костяшек пальцы прижаты к еще не оформившейся груди. Мелкие бисеринки пота выступают на лбу. Затаив дыхание, она приподнимает второй лист и неверящим взглядом таращится на оказавшийся там перстень. После чего с тихим всхлипом обессиленно валится в траву...
  
   ...Торжествующий визг Хельги подобно взрыву расколол полумрак пещеры. Протяжный стон Сосо и жалобный писк хоббита дополнили картину. Рогволд молча усмехнулся и открыл глаза. Девушка, зажав в кулаке злосчастную бусину, отплясывала какой-то дикарский танец, взметая полы рубахи и, поддразнивая мужчин, демонстрируя мускулистые ножки. Горец, расстроенно качая седой головой, успокаивающе поглаживал хоббита, неверяще смотрящего на свои руки и тихонько всхлипывающего.
   - Скорлупки... Столько лет... - причитал Талак. - Бусинка... Заговоренная...
   - Крепись! - смущенно бормотал незадачливый арбитр, пряча предательски блестевшие глаза. - Джигиты не плачут!
   - Ага! - торжествовала девушка. - Джигиты расстаиваются!.. - и она задорно показала язык, похоже, слегка раздвоенный на конце.
   - Что ты понимаешь, женщина! - гордо сверкнул глазами Колдун. - Этот выигрыш... Этот выигрыш... - он пытался подобрать слова. - Всё равно мы - мужчины!
   Сосо внезапно метнулся куда-то вглубь пещеры. Вернувшись, он протянул Талаку что-то, тщательно завернутое в чистую тряпицу.
   - Вот, брат, тебе подарок! Владей! Хочешь - оставь у себя, хочешь - продай, хочешь - выбрось, - торжественно произнес Последний Колдун Детей Гор. - И пусть эта женщина, - он скорчил презрительную гримасу, - пусть эта женщина никогда не скажет, что старый Сосо забыл законы гостеприимства!
   Горец с превосходством посмотрел на окружающих. Талак осторожно развернул подарок. На домотканой беленой холстине чернело ожерелье. Ожерелье черного жемчуга.
  

=== Вместо эпилога ===

Финита продолжается!

============

  
   Рогволд, удобно расположившись на деревянных плахах мостовой небольшого проулка и привалившись спиной к стене храма, сражался с непонятно где подобранной дудочной. Духовой инструмент отчаянно сопротивлялся, испуская леденящие душу трели и немилосердно фальшивя. Гигант, добродушно морщась, продолжал терзать творение неизвестного мастера, прогоняя через него кубометры триградской атмосферы. Редкие прохожие старались побыстрее покинуть эту опасную зону, где, судя по доносившимся звукам, тупым шанцевым инструментом заживо распиливали нераскаявшихся грешников. Жрецы храма истово молились всем подряд богам за спасение барабанных перепонок.
   В начале проулка показался запыхавшийся хоббит и, побежав к Рогволду и переводя дух, дернул его за рукав: пошли, мол, быстрее - дело есть. Воин, с сожалением оторвавшись от своего упорного труда, спрятал дудочку за пазуху, поднялся, разминая слегка затекшие конечности и послушно отправился вслед за почти бежащим Талаком.
   - Тут такое дело, - пытался на ходу обяснить хоббит, - Триградское Казначейство, оказывается, под обеспечение того ожерелья из черного жемчуга уже успело выпустить депозитарные расписки. И мало того, что выпустить, но и пустить их в обращение. А сейчас курс начал падать. Сегодня с утра уже на полтора пункта снизился. Ожерелье-то маленькое оказалось! Вон, тебе на шею, пожалуй, и не налезло бы. А расписок знаешь сколько нашлепали?
   Рогволд с сомнением хмыкнул. На обратном пути в Триград он много раз наблюдал как Талак и Хельги внимательно рассматривали, ощупывали и обнюхивали ожерелье. Только что на зуб не пробовали. Впрочем, кто знает?.. Гигант, естественно, даже в мыслях не примерял его на себя, но, пожалуй, на бицепс ожерелье это намотать можно было бы. Если, конечно, не напрягать его, бицепс этот. А шея, в общем-то, не намного и толще будет...
   Талак меж тем продолжал:
   - Наши-то расписки я, слава Ароду, успел пристроить. Маклер один почти по номиналу принял. Контракт я уже подписал - теперь надо быстро сбегать, передать их покупателю и деньги получить. Тут недалеко, за рощей, северо-восточнее города.
   - За Ясной что ли? - машинально поинтересовался гигант.
   - Что "за Ясной"? - не понял хоббит. - А! Ты про рощу? Нет - за тополиной. Чуть подальше Ясной.
   Гигант споткнулся, опасаясь поверить услышанному. Потом осторожно поинтересовался:
   - А тополя там как? Нормальные?
   - Да говорил маклер тот про выброс какой-то, - мимоходом сморщился хоббит. - Якобы после него все деревья в округе почернели. Рощу ту, кажется, так и называют теперь: роща Черных Тополей. Врет, наверное...
   Рогволд с сожалением посмотрел на Талака:
   - Давай я тебя лучше сейчас прямо тут прикончу. Чтобы ты не мучался. Ты не бойся - я тебя совсем не больно стукну...
   - Да некогда сейчас. Торопиться надо, - отмахнулся тот, не вслушиваясь в слова напарника. - Там в контракте четкий срок оговорен, иначе сделка аннулируется... Что-о-о?! - он озадаченно вытаращился, наконец-то уразумев смысл произнесенного Рогволдом.
   - Да нет, ничего... - скорчил кислую мину гигант. - Что в Рощу Черных Тополей идти, что тут тебя придушить: результат один. А возни - меньше...
   - Ладно тебе пугать-то! - нахохлился хоббит. - Не хочешь, так и скажи. Я и сам сбегаю.
   - Да уж, далеко ты набегаешь сам... - вздохнул воин. - Ладно, пошли, горе мое...
   Выйдя из городских ворот, гигант споткнулся вторично, увидев сидящую на обочине Ловчую. Он вопросительно изогнул бровь, глянув на Талака. Тот суетливо забормотал:
   - Ну, в общем-то, там и ее деньги тоже есть. Так что она тоже с нами... Вот, собственно... - и хоббит, окончательно смутившись, замолчал.
   Рогволд, обреченно вздохнув, молча пошел вперед, на миг внимательно посмотрев на Хельги. Чуть выше мягких полусапожек одну из ее ног плотно охватывал кожаный ножной браслет, украшеный симпатичной вышивкой сканью. По окружности браслета на небольшом расстоянии друг от друга в тонкий узор были искусно вплетены крупные красивые жемчужины... Абсолютно черного цвета...
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"