Рунольв: другие произведения.

Только не плачь, Сюша...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Дэниелу Кизу, автору "Цветов для Элджернона",

с глубочайшим уважением и благодарностью

  
  
   Огромный маховик мерно бухает, сотрясая мироздание. Этот ритмичный грохот сгущает воздух, делает его похожим на кисель. Я подплываю к лабораторному столу и приникаю к монокуляру, наблюдая за ходом эксперимента. Вспыхнувшая сверхновая впивается в зрачок, протекает в мозг и выжигает его изнутри. Из мертвенно-белого сияния сквозь гул в ушах доносятся обрывки фраз: "зрачковый рефлекс... альтерирующий синдром... локомоторная атаксия..."
  
   Светлая стена. Нет - потолок. Старательно фокусирую взгляд, пытаюсь осмотреться. Глазные яблоки, кажется, проворачиваются со скрежетом несмазанного подшипника. Язык рашпилем скребет по деснам, похоже, обдирая их в кровь. "Эй, кто-нибудь!" - кричу я, и еле слышу свое сипение. Кто-то вскакивает, бросается в дверь, комната заполняется белыми халатами, голосами, суетой...
  

***

  
   Семен Маркович остановился у палаты, листая пухлую историю болезни, знакомую ему до последней запятой. Немного помедлив, он одернул халат, тряхнул седой шевелюрой и решительно толкнул дверь.
   Пациент, сидевший на подоконнике, посмотрел на вошедшего и дружелюбно усмехнулся:
   - В белом плаще с кровавым подбоем...
   - Ну, положим, походка у меня не такая уж и шаркающая, - улыбнулся шутке Семен Маркович. - Да и вы, Николай Иванович, на Га-Ноцри не сильно похожи.
   - Да уж. Теперь, скорее, на Марка Крысобоя, - ухмыльнулся пациент, проведя ладонью по выбритому черепу, испещренному ниточками шрамов.
   - Как самочувствие? Боли? Жалобы? - дежурно поинтересовался доктор.
   - В целом - нормально. Голова временами побаливает, но не сильно.
   - Да-да, - рассеянно покивал врач, - это не страшно. Это мы купируем.
   Николай Иванович соскочил с подоконника и прищурился, испытующе глядя на доктора:
   - Семен Маркович, давайте начистоту. Чувствую я себя хорошо, однако с выпиской вы почему-то не торопитесь. Более того, меня практически изолировали от внешнего мира - ни книг, ни новостей, ни даже карандаша с бумагой. Мне пара интересных формул в голову пришла, так даже записать не смог! В чем причина?
   - Вот как раз про эти интересные формулы я и хотел поговорить, - отвел взгляд доктор. - Видите ли, когда мы приступили к реанимационным мероприятиям, энцефалограф показывал сплошные ровные линии.
   - И что это значит?
   - Это классическая картина смерти мозга.
   Николай Иванович поднял бровь:
   - Что-то не припомню архангела по имени Семен Маркович.
   Доктор вымученно улыбнулся:
   - Приятно, что вы находите место шутке.
   - А вы ожидали, что я начну биться в истерике? Как курсистка на выданье?
   - Ну не курсистка, конечно. Однако, доводилось мне видеть, как от подобных новостей матёрые мужики самым натуральным образом падали в обморок.
   Пациент недоуменно пожал плечами:
   - Ну, хорошо, побывал я "на той стороне", вы меня вытащили. Работа, согласен, блестящая. Ну, а проблема-то в чем?
   - Проблема в том, что мы вынуждены были применить прямую электростимуляцию мозга.
   - Насколько я понимаю, применили успешно. И что? Есть какие-то побочные эффекты?
   - Понимаете ли, Николай Иванович, - замялся доктор, - мозг человека до сих пор во многом остается "терра инкогнита". Электростимуляция вызывает резонансную нейроактивность, то есть пробуждает кору полушарий. Но, к сожалению, активность со временем затухает и мозг вновь впадает в спячку.
   - Вы, доктор, прекрасно объясняете! Доходчиво! - мрачно сыронизировал Николай Иванович. - Я так понял, что мне теперь предстоит регулярно проходить эту процедуру?
   - Нет, при повторной стимуляции нервные волокна необратимо разрушаются.
   Пациент нахмурился и задумчиво потер подбородок.
   - Значит, всего лишь отсрочка, - хмыкнул он и невесело усмехнулся: - И сколько мне осталось до встречи с вашим небесным коллегой?
   - Всё очень индивидуально. В клинической практике известны случаи, когда дегенерация растягивалась на годы - пять, шесть лет.
   - Дегенерация? Еще лучше! И от чего зависит, как скоро я стану дебилом?
   - Нет-нет, - протестующее выставил ладони доктор, - я употребил "дегенерацию" исключительно в медицинском аспекте. Хотя, конечно, определенное ослабление умственных способностей прогнозируется.
   Семен Маркович помолчал, подбирая слова, и продолжил:
   - Представьте себе автомобиль, в который залили бензин и запаяли наглухо бензобак. Если ехать медленно, осторожно, стараясь лишний раз не разгоняться, то топлива хватит надолго. А если жать на газ, гнать со всей мочи, то бензобак опустеет довольно быстро. Для вас сейчас любая мыслительная активность - это тот самый "газ", сжигающий нейроны. И чем напряженнее вы думаете, тем меньший запас бензина остается в вашем баке.
   - Кажется, понятно, - протянул Николай Иванович. - Иными словами, если я буду вести тихий, размеренный образ жизни, стараться не думать вообще, то лет на пять такого растительного существования меня хватит. А если, к примеру, попробую довести до конца расчеты установки, или набросать основные следствия теории Ферми-Дирака, то превращусь в овощ гораздо быстрее. Так?
   - Ну, примерно так, - кивнул Семен Маркович и уточнил: - "Гораздо быстрее" - это месяц-полтора.
   - Ясно. Финал одинаков, - подвел черту пациент. Помолчал и добавил: - Вот только результат - разный.
   Николай Иванович подошел к окну и уперся лбом в стекло.
   - Первый снег, - отстраненно заметил он.
   - Что? - удивился доктор. - Ах, да. Снег...
   - Знаете, Семен Маркович, - обернувшись, грустно улыбнулся Николай, - есть у нас такая поговорка: если задача не решается в граничных условиях, то надо всего-навсего изменить эти условия. Прикажите принести пачку бумаги и дюжину простых карандашей.
  

***

  
   Я знаю, за частоколом интегралов где-то прячется та самая формула. И надо только заарканить ее жгутом непослушной мысли и вытянуть на свет. Я даже чувствую, как плотный строй уравнений уже окружил, загнал в угол решение. Осталось всего несколько шагов, и так важно не ошибиться, не пойти по ложной тропинке...
   Ох, как болит голова! Просто разрывается на части! "Это опять она, непобедимая, ужасная болезнь гемикрания, при которой болит полголовы". Надо у Семена Марковича попросить еще анальгетиков.
   Так, а если попробовать привести уравнения к единому дифференциалу? Ага, тогда можно будет коэффициенты уложить в матрицу. Кажется, получается. Ну, дальше уже легче. Эх, сейчас бы еще определители миноров посчитать. Ну, ладно, и так неплохо выходит, можно хотя бы грубую прикидку сделать.
   Даже и голова меньше болеть стала. Странный эффект: когда решение не дается, голова просто раскалывается. А как только всё начинает получаться, боль куда-то уходит.
  

***

  
   Здравствуй, родная моя!
   Состояние мое стремительно улучшается. Как видишь, уже разрешили писать письма. С посещениями, вернее - с их запретом, тут строго. Равно как и с использованием любых приборов - от телефонов, до компьютеров. Так что общаться будем по старинке - письмами. Сколько же лет я не писал тебе писем? Даже страшно вспомнить!
   Лечащий врач, Семен Маркович, пока опасается осложнений, так что еще около месяца мне предстоит пробыть в стационаре.
   Обидно, конечно, что все эти передряги произошли именно тогда, когда мы в институте практически вышли на финишную прямую. Но, как говориться, нет худа без добра. Постараюсь с максимальной пользой употребить отпущенное мне свободное время. Очень надеюсь еще до выписки завершить описание базовой теории и, быть может, набросать основные ее следствия.
   Часто вспоминаю наш дом, сад. Беседка, в которой мы так любили сидеть, сейчас, скорее всего, занесена снегом. А дорожки в саду, пожалуй, никто и не чистит. Джульетта, наверное, носится, как угорелая, по свежевыпавшему снегу, а потом мокрыми лапами так и норовит влезть на колени. Пишу, а сам улыбаюсь. Признаться честно, очень скучаю по тебе, по нашему дому, и даже по этой шебутной дочери собачьего племени.
   Иногда думается, что все эти годы я уделял семье непростительно мало времени. Работа, исследования, эксперименты. Порой кажется, что, полностью уходя в работу, я жертвовал ради этого всем. Вспоминаются косые взгляды коллег, когда приходилось просиживать в лаборатории ночи напролет. И тихий шепоток за спиной, и откровенное неодобрение того, что ты, умница, красавица, отдаешь свою жизнь "этому трудоголику от науки".
   Но ведь и ты была счастлива! Да? Я помню, как лучились радостью твои глаза, когда я приходил домой, осунувшийся, усталый, но довольный очередным удачным экспериментом. Помню, как ты огорчалась вместе со мной нашим промахам. И всё, чего я достиг, на самом деле, мы с тобой достигли вместе.
   Точно так же, как я не мыслю жизни без моей работы, моих исследований, я не мыслю жизни без тебя, родная моя. Помнишь, нам всегда нравились строки: "Свет - левая рука тьмы. Тьма - правая рука света. Двое в одном сплелись воедино и так продолжают путь".
   Что бы ни случилось, я всегда буду рядом с тобой. А ты - со мной. Главное - не волнуйся, любимая, всё будет хорошо. Месяц пролетит - не заметишь. И мы снова будем вместе. В нашем уютном старом доме. Под вой метели в каминной трубе и аромат свежезаваренного чая.
   Не грусти. Всё будет хорошо.
  
   Любящий тебя
   Николай.
  
   P.S. И еще одна просьба: позвони, пожалуйста, в институт Пете Синельникову, пусть заберет выкладки, которые я приложу к этому письму. И еще пусть закажет время на "Эрцоге", надо будет поиграть с коэффициентами. И попроси его переслать мне результаты прошлогоднего эксперимента по синхронизации монополей, мне оттуда нужны кое-какие численные методы.
  

***

   Коробочка, ровненькая такая. Матричка, а в ней коэффициентики лежат. Вот она "кси", буковка греческая, змейка моя любимая. Ксюша-ксюша-ксюша, юбочка из плюша. Сейчас я тебя за хвостик ухвачу и вытяну. Ой, кто это за нее зацепился? "Фи"? Фи, какая цеплючая. Сейчас, мы эту фишку крючком интеграла подцепим.
   Ой, что это вы все посыпались, как тараканы из банки? Стоп-стоп-стоп! Ну-ка, марш обратно! Мне сейчас только ксюшку вытащить надо. А кто это там хихикает в уголке? "Хи"? А рядом "ро" рожи корчит? Ах, вы гадкие!
   Даже голова заболела. Ничего, у меня таблеточки есть, мне их Семен дает. Хорошие такие, помогают. Мне сейчас голова ясная нужна, чтобы формулу дописать.
   Ну, держитесь, ехидны. Сейчас я вас рядами Фурье вычищать буду. Попомните, как надо мной смеяться!
  

***

  
   Здравствуй, плюшевая моя!
   Чувствую себя хорошо. Головные боли, так мучавшие меня последнее время, почти исчезли. Даже и таблетки мне больше не дают. Так что, судя по всему, выписка уже не за горами.
   Да и работу я уже почти закончил. Удивительно, сколько успел сделать! Никогда бы не поверил, что всего за месяц можно, пусть и вчерне, решить задачу, над которой бился годами. Петя писал, что эксперименты прошли удачно, и теперь можно мою модель запускать в работу.
   А доктор, чудак-человек, всё пугал меня: нельзя, мол, столько работать, дураком станешь. Ха-ха! Сам он дурак. А я - умный. Видишь, всё у меня получается. И никакой я не дурак.
   Иногда даже сам замечаю, как организм стремительно идет на поправку. Очень хочется сладкого. Смешно, да? Раньше совершенно равнодушно относился ко всяким пирожным, а сейчас так хочется конфет - спасу нет. Видишь, даже стихами заговорил. Всё мечтаю, что, когда меня выпишут, куплю торт, нет - два торта, и съем их. И тебе тоже дам, если захочешь.
   Как там у вас дела? Джулька всё хулиганит, как прежде? Пора бы уж ей остепениться - по человечьим меркам у нее уже солидный возраст. А всё играет как щенок.
   Скучаю по тебе. Надоело уже тут валяться, как бездельнику. Скорее бы домой!
   Люблю тебя.
   Твой Коля.
  

***

  
   Хорошие закорючки, красивые. Вот ксюша хвостиком виляет, а вон еще одна, не помню как зовут, ручкой машет. Только вот тут, в конце, неправильно как-то. Надо вот эту загогулину зачеркнуть, а здесь пририсовать этот... как его... интерегал с кружочком посредине.
   Вот, теперь самое главное листики все аккуратно сложить - один на другой, один на другой. Чтобы ровненько-ровненько было. А то доктор ругать будет, что я всё раскидываю. А я ничего не раскидываю. Оно само как-то раскидывается. Я даже и заметить не успеваю: только что всё на месте лежало, а потом - раз, и раскидано.
   А голова у меня уже совсем-совсем не болит. И доктор говорит, что меня скоро домой выпишут. Он говорит, что состояние у меня ста-би-зиролось.
  

***

  
   Привет, Ксюша!
   Мне сказали, я уже совсем выздоровел. И меня можно выписывать.
   Приезжай поскорее, а то я соскучился.
   Привези мне пирожных и нашу собаку Жульку тоже. Я по ней скучаю.
   Здесь хорошо, обо мне заботятся, но я уже хочу домой. Забирай меня поскорее, я буду себя вести хорошо и мы будем жить дружно, как раньше.
   Жду.
   К.
  

***

  
   Меня зовут Коля. Я живу в доме. Дом большой. Здесь много комнат, сад и беседка. А еще здесь живет Сюша и собака Жулька. Сюша хорошая. Она меня не ругает и гладит по голове, и дает конфеты. Они вкусные.
   А еще к нам приезжает Петя. Он тоже хороший. Он привозит мне шоколадки и листочки с кривульками и корючками. Кривульки бывают плохие и тогда у меня болит голова, и я плачу.
   Вчера я взял кисточку и закрасил все гадкие корючки, а оставил только хорошие. Было очень красиво и Петя радовался. А Сюша его ругала и кричала: "Вы сами должны". И еще про меня кричала: "Вы не должны его плу-а-тировать". А меня никто не плутировал. Я всё сам сделал. Я ведь умный.
   А сегодня у Пети все листочки были красивые. Я радовался, хлопал в ладоши и потом нарисовал рядом с кривульками домик, и Сюшу нарисовал, и Жульку тоже. Петя смеялся, а Сюша гладила меня по голове и почему-то плакала. А я сказал: не плачь, Сюша, не надо. Я тебе еще домик нарисую. Красивый. С трубой. И тебя нарисую тоже. Ты хорошая. Я тебя люблю и всегда буду с тобой. Только не плачь, Сюша...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"