Поляков Влад: другие произведения.

Змий бледный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.29*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Обновление 10.09.17) Скажу сразу - это писалось по просьбе одной из подруг, фанатки-поттероманки от нефиг делать, в перерывах между серьезными книгами. Просьба дамы, куда ж тут деться. Ни на что серьезное не претендует, ибо фанфик банальный. "Оказаться в теле Драко Малфоя - неплохо. С отсутствующей памятью о себе... гораздо хуже. Но неучтенный кукловодами игрок способен изменить многое"

  Оказаться в теле Драко Малфоя - неплохо. С отсутствующей памятью о себе... гораздо хуже. Но неучтенный кукловодами игрок способен изменить многое.
  
  Пролог
  
   Жуткая боль от полученного по голове удара и мягкое, ритмичное покачивание вкупе с перестуком колес... А еще абсолютная пустота. Не вокруг, а внутри. Казалось, что я завис в пресловутом 'великом ничто', не имея представления ни о собственной личности, ни об окружающем меня мире. Страшно!
   К счастью, столь пугающая меня пустота мало-помалу стала развеиваться, открывая хотя бы часть из того, что мне так хотелось узнать, а именно знания о мире вокруг и не только. Еще информацию о том теле, в котором я был. Почему о теле, но не о себе? Странное выражение? Вовсе нет, все было куда как сложнее. Тело существовало отдельно, а я отдельно. Точнее сказать, раньше оно принадлежало истинному его хозяину, а теперь от него оставался лишь дикий коктейль из памяти, эмоций, чувств... не было лишь души. Той самой души, которая сейчас если где и была, то точно не в этом мире. Судьба.
   Печалиться ли насчет души хозяина тела? Да, жаль его, что тут скажешь. Вот только когда есть выбор, кому остаться жить, а кто канет в неизвестность - я без колебаний выбираю себя, а не совершенно чужого мальчишку. Вот и получилось, что в очень короткой, но жизненно важной схватке за тело победил я. А кто же такой я? Ответ один - хрен его знает! Память столь же чиста, как лист бумаги перед второгодником на экзамене. Могу лишь предполагать, что мой возраст явно немного больше, чем у бывшего хозяина тела, которому летом тринадцатый год пошел.
   Открыть глаза или продолжать лежать на диванчике в купе, в котором, помимо меня, находятся еще двое? Лучше уж полежу, даже в их голоса стараясь не вслушиваться. У меня куда как более важная задача - привести в порядок хотя бы часть доставшейся 'по наследству' памяти. И начать стоило с того, как же теперь меня зовут то. Ведь придется приложить все возможные и невозможные усилия, чтобы ни у кого подозрения не зашевелились. Для этого будем копаться в том хаотическом клубке, называемом памятью. Вся она доступна, но вот чтобы уцепиться за путеводную нить, выводящую из лабиринтов разума к его ядру придется потрудиться. И одним из лучших вариантов будет...
   Имя, вот оно! Драко Люциус Малфой, единственный наследник некогда могучего и многочисленного, а ныне просто влиятельного, но увядающего рода. Вот он, кончик нити, зацепившись за который, можно и нужно привести в порядок весь царящий внутри разума бедлам. Отбросить все посторонние мысли, сконцентрироваться на имени и всем, что с ним связано. Поехали...
   Не знаю, сколько прошло времени снаружи - думаю, что немного - но внутри моей головы все было совсем иначе. И узнал я хоть не все, но достаточно на первое время. То самое время, которое проведу вдали от родителей Малфоя-настоящего. Почему вдали? Да просто сейчас я в поезде, что везет меня и еще немалую кучу деток в место под названием Хогвартс, она же лучшая магическая школа всея Британии. Как говорится, Хогвартс - дело добровольное. Хочешь учись, а не хочешь...
   Хм, а ведь настоящий я кто угодно, но явно не англичанин. Даже думаю на совершенно другом языке, хотя английский, благодаря усвоенным навыкам бывшего хозяина тела, знаю в совершенстве.
   Ладно, об этом тоже потом. Сейчас же стоит кратко так подбить баланс насчет известного мне. Я из древнего и уважаемого в среде британской аристократии рода, отправляюсь в школу магии Хогвартс на первый курс. В активе: хорошие наследственные способности к магии, богатство рода. Пусть деньги в Хогвартсе, как мне говорили, не сильно то и нужны, благо тратить их там негде, но купленные для учебы там вещи и прочие полезные штучки отличаются высоким качеством и нехилым разнообразием.
   Вот только к плюсам прилагаются и минусы. Бывший хозяин тела отличался не только умом и сообразительностью, но и своеобразным характером. Проще говоря, умел наживать себе недоброжелателей самым глупым образом. Это я понял, стоило мне восстановить теперь уже в моей памяти события недавнего времени. Те самые, после которых тело получило удар по голове и... меня в придачу. А все началось с того, что Малфою-прежнему взбрело в голову познакомиться с 'легендой' магической Британии - Гарри Поттером. Тем самым, который по неведомой и непонятной не только малолетнему мне, но и всей аристократии причине вдруг стал причиной гибели Томаса Марволо Реддла, он же Темный Лорд Волан-де-Морт. Это в годовалом то возрасте! Смех да и только, ведь нереально сравнивать великого мага и ребенка. Впрочем, над этим вопросом у меня точно будет время подумать. Не сейчас, а несколько позже.
   Однако ближе к телу! Это самое тело в поисках 'героя магического мира' обшаривало одно купе за другим, причем не само по себе, а в сопровождении свиты - двух мальчишек-одногодков из дружественных роду Малфой, но куда менее знатных и влиятельных семейств. Найти удалось, а вот правильно построить разговор... не слишком.
   Нет, поначалу все было сделано правильно: вежливое представление, предложение дружеских отношений, как это и подобает представителям древних родов, пусть и малолетним. Но потом... Ну вот чего ему взбрело в голову обращать внимание на какого-то там Уизли - представителя рода-парии, рода-отщепенца среди аристократии. На Предателей Крови, как о них говорили. Хотя что это значит, память не подсказывала. Пока не подсказывала.
   А потом вообще мрак и жуть! Ну потоптался ты по любимым мозолям рыжего недоразумения, получил в ответ отрицательную реакцию Поттера, так и что с того? Развернись и уйди либо просто, либо выдав очередную ехидную тираду уже в сторону потрепанной и довольно нелепо выглядящей в своих круглых очках и с вороньим гнездом вместо прически 'легенды магического мира'. Тогда в любом случае всем будет ясно, кто ты и кто они. Так нет же, угораздило его влезть в совершенно бестолковую и глупую драку. Как в песочнице, ей-богу, в великой битве за обладание 'волшебным самокопающим совком' и куличиками со вкусом песка из лучшего ресторана для дебилов! Результат же, как по мне, не только покусанный уизлевской крысой Гойл, но и нехилая такая потеря лица. Не-ет, про этот инцидент лучше даже не вспоминать, а если будут напоминать другие - начинать виртуозно отбрехиваться, как многократно приходилось. Не помню где и как, но в самом факте уверен на все сто!
   Ах да, чуть не забыл о самом главном. В расстроенных чувствах и кипя злобой, Малфой-прежний явно забыл, что движущийся поезд иногда немного дергает. И в результате не удержал равновесие, врезался своей белобрысой башкой в дверь одного из купе. Диагноз - отсутствующий он и живой-здоровый я, пусть с полной потерей памяти.
   Кстати, насчет себя любимого. Пора уже открывать глаза, подниматься и двигаться вперед, к новой, неизвестной, но однозначно интересной жизни. Ведь уровень интереса мы частенько создаем себе сами, особенно если стартовые условия хорошие. А мне на них уж точно грех жаловаться.
  
  
  Глава 1
  
   Открываю глаза и вижу перед собой... потолок. Да уж, вот ты какой, северный олень! Первое впечатление от мира - деревянные панели потолка купе. Правда хорошие панели, не из дешевки какой-нибудь. Сразу видно, что Хогвартс-экспресс это не абы что, а от души сотворенный и зачарованный конструкт, многим на зависть.
   Стоп, хватит пялиться на потолок, лучше посмотреть на то, что вокруг. Хотя бы на тех двоих, которые находятся рядом. Впрочем, я уже процентов на девяносто уверен, кто именно тут расположился. Ну да, они самые! Винсент Крэбб и Грегори Гойл - парни из семей ближнего круга лорда Люциуса Абраксаса Малфоя, моего... отца. Да, пожалуй, именно отца. Что ни говори, а вместе с памятью я вобрал в себя и эмоциональную составляющую, а она говорила, что родители действительно любили своего единственного ребенка. Это было... приятно. И знакомо. Мда, памяти нет, но эмоциональные отклики никуда не деваются, как и суть личности, это я уже успел уяснить.
   - Драко, ты в порядке?
   - Сюзерен?..
   Ага, все как и ожидалось. Винсент более прост и импульсивен. Его легко разозлить, готов сорваться с места не только по приказу или необходимости, но и по любому поводу. Сорвавшись, будет долго и с удовольствием втаптывать в пол любого косо посмотревшего. Развитые не по годам мышцы тому только способствуют, равно как и массивное, но без жирка, телосложение
   С Грегори все несколько сложнее. Более хитрый и куда как более опасный. Как я успел понять, копаясь в воспоминаниях, этот паренек сперва пытается решить что-либо наглым наскоком. Удается - хорошо. Нет... быстро отступает и потом готов ждать до посинения, но рассчитаться за собственную неудачу. Уверен, что после тех крысиных укусов для него не только рыжий Рональд Уизли стал врагом, но и присутствовавший, поддерживающий того Гарри Поттер. Он ведь какой: сначала отомстит, а потом забудет... что отомстил. В общем, неоднозначная личность. Хотя мне то что? Что он, что Винсент - вассалы рола Малфой. А магические клятвы вассалитета - это не пустые росписи на бумаге, как у обычных людей. Кстати, тут их принято называть магглами, то есть невосприимчивыми к потокам магии, что пронизывают весь окружающий мир. Ладно, сейчас не о том речь.
   Жестом даю понять, что все у меня нормально, после чего аккуратно так пробую сначала пошевелиться, а потом и сесть. Организм, что радует, не протестует. Более того, он буквально требует более активных действий. Не стоит его разочаровывать. Встаю, разминаю мышцы явно непривычными для этого тела движениями. Сразу видно, что прежний хозяин физическими нагрузками и спортом себя не утруждал. Что ж, это мы исправим, зуб даю. Про эффективность магии я знаю из доставшейся памяти, а вот волшебные пендели и магические звездюляторы познал на собственном опыте. Получал их реже, выдавал чаще. В общем, мало кто уходил обделенным.
   - Долго?
   - Где-то полчаса, - отвечает более быстро воспринимающий Гойл, понимая, что я спрашивал о времени, проведенном в отключке. - Нам хоть и сказали, что с тобой все нормально, но... Я бы тебя, сюзерен, скоро будить бы стал.
   - Понимаю. Я - Малфой...
   Гойл промолчал, справедливо считая, что все нужное уже сказано. Крэбб же попробовал меня не то подбодрить, не то просто отвлечь:
   - Да ну их, этих Поттера с Уизли! Чтоб их в Хаффлпафф распределили...Я тут всяких сладостей набрал, с запасом. Будешь?
   Собственно, почему бы и нет? Сладкое люблю, да и предлагают от души. Поблагодарив, я взял у Винсента... шоколадную лягушку. Все бы ничего, но она, скотина страшная, при разворачивании начала шевелиться!
   Стоять, бояться! Это я не себе, а шоколадному земноводному. Ладно, тебя я сейчас героически слопаю, но больше точно не стану есть... такое. С трудом сохраняя спокойствие, не позволяя проявиться непониманию и средней форме офигения, я дожевал этот псевдоживое кондитерское изделие. Шоколад как шоколад, но только ЗАЧЕМ вот в такой извращённой форме? А вот прилагающаяся к лакомству карточка была куда как интереснее. Это я понял, как только развернул ее и всмотрелся в портрет изображенного там человека.
   - Дамблдор, - скривился Гойл. - И здесь он!
   Так, память моя не родная, давай, работай! Хм, работает. Да и текст под волшебным портретом, изображавшим на лице глубокое недовольство, помог. Значит, Альбус Персиваль Дамблдор, директор Хогвартса, председатель Визенгамота, кавалер множества орденов и победитель Темного Лорда Гриндевальда. А еще 'старая бородатая сволочь', как его называл отец, особенно когда думал, что это не донесется до ушей сына. И поверьте, это было самое вежливое высказывание.
   Ничего удивительного тут не было. Именно Дамблдор всеми своими силами старался отправить в Азкабан, специальную тюрьму для магов, как можно больше сторонников павшего Темного Лорда. Сам Люциус Абраксас Малфой, со всеми его связями и хитроумием, с огромным трудом сумел вывернуться из цепких лап закона. Заодно вытащил и часть союзников, в том числе и отцов моих нынешних спутников. Другим же повезло куда меньше... Если вообще можно назвать везением пожизненную пытку в окружении дементоров - странных, опасных и, как говорилось, практически неуничтожимых существ. Тех самых, что питаются эмоциями человека, погружая попавших под их воздействие в бесконечный ад кошмаров, отчаяния и душевных страданий.
   Ужас, это действительно ужас. И вот этот хмырь на волшебной карточке к этому прямо причастен. Я это никогда не забуду, память у меня хорошая. Пока же надо что-то сказать, а то того и гляди повиснет удручающее молчание.
   - Верно говорят, что редкая борода козла красит, - усмехнулся я, щелкнув по карточке в районе вышеупомянутого украшения. - А уж это чучело... Мда, вот взял и исчез, не желая выслушивать мое искренне им 'восхищение'. Странный, правда?
   Слушавшие меня парни сначала переглянулись, а потто, не выдержав, откровенно заржали. Ничего, говорят, смех жизнь продлевает. Особенно тогда, когда высмеиваешь тех, кого с полным правом можешь считать своими врагами. А Альбус Дамблдор был уж точно не другом. Ведь враг рода Малфой есть враг и для всех его представителей.
   - Силен ты, сюзерен! - отсмеявшись, сказал Гойл. Потом явно прислушался и лишь после этого добавил. - Только ты того, не забывай, что волшебные портреты, даже вот такие, могут быть использованы для подслушивания. А он, сам знаешь, всегда бдит.
   - Ага-ага, конечно. Свою бдилку может хоть к заднему месту приложить, хоть к переднему. Я просто счастлив буду балагану под названием 'Великий Светлый обвиняет ученика Хогвартса первого курса в том, что он сравнил его портрет из шоколадных лягушачьих потрохов с некоторыми представителями рода парнокопытных'. Так и представляю себе счастье журналистов, что писаются от восторга в предвкушении!
   - Да, это было бы... зрелище, - радостно согласился Грегори, но тут же погрустнел. - Жаль, что его не будет.
   - Именно. Директор умен, хитер и опасен, иначе не стал бы тем, кто он есть. И все мы должны это помнить. Ладно, ну его под хвост первому мимо пролетающему дракону,- тут я скомкал и отбросил в угол волшебный фантик. - Скоро уже приедем. Вы как хотите, а я немного поколдую, вспомню показанное отцом.
   В подтверждение своих слов достаю из специального кармана на рукаве мантии волшебную палочку. Память охотно подсказывает, что и как надо делать. Зато мое 'я' с глубочайшим интересом ждет результата. Ведь магия была лишь легендой, но очень завлекающей. А тут она есть! Причем не просто, а лично у меня. Так что...
   Палочка движется по довольно простой траектории, а с губ срывается слово-ключ:
   - Люмос!
   Слово, жест, намерение. Вот она, та триада, которая дает магию, причем упомянутая в порядке возрастания значимости. И... на кончике палочки загорается яркий огонек. Я же... счастлив. Только теперь пришла абсолютная уверенность в том, что будущее будет зависеть от меня. Ведь если есть магия, то есть возможность ее развития, увеличения уже имеющегося потенциала.
   Пробуем дальше. Ведь не 'люмосом' единым! Простейшее световое заклинание, оно и есть простейшее, его знают все и умеют применять с самого младшего возраста. Вот как мы, едущие в Хогвартс. Хотя именно с простейшего будет начинаться обучение для всех нас.
   - Вингардиум левиоса.
   Левитация, однако. Упакованная шоколадная лягушка со столика поднимается в воздух и зависает. Теперь ей можно управлять, плавно перемещая палочку и сохраняя концентрацию. Неплохо, весьма неплохо. Даже не в том смысле, что получилось заклинание, а насчет того чувства, которое возникает, когда магия отзывается на твои желания.
   Интересно, это у всех так или мои личные тараканы в голове? И ведь не спросишь, опасаясь показаться странным. Мне это сейчас ой как не нужно. Но есть и еще кое-что, о чем спросить однозначно стоит. Из памяти тела знаю, что раньше при творении заклинаний палочка хорошо лежала в руке. Сейчас же... Такое впечатление, что это не дерево, а стебель крапивы! Жжется она, пусть и слабо, но довольно неприятно. А так быть не должно, ее же специально подбирали в специальном, лучшем в Британии магазине мастера Олливандера.
   Только спрашивать об этом нужно не у Крэбба с Гойлом, а у более знающих людей. Хотя бы у тех преподавателей, которые однозначно в Хогвартсе попадутся. Должность у них такая. Сейчас же...
   Поезд останавливался. Мои спутники рванулись было к дверям, но видя, что я не собираюсь спешить, остановились. Видя в их глазах желание спросить о причинах подобного, я сказал:
   - Прислушайтесь и услышите!
   - Что именно, Драко?
   - Тот самый топот множества ног, Крэбб, - усмехнулся я. - Жаждущие выбраться из вагонов вот-вот рванутся к выходу, затаптывая всех и все на своем пути. И не надо корчить грозные гримасы! Я знаю, что вы можете пробить мне путь, как таран крепостные ворота. Но зачем? Лучше подождать минуту-другую. Да и к чему мне спешить?
   Лень! Та самая, что заставляет прилагать минимум усилий для достижения желаемого и вместе с тем не вредит. Она у меня была всегда - и в не вспоминаемом прошлом, и тут, в настоящем. Избавляться от нее не хотелось. Не мешает же, вот и пусть живет. К тому же именно лень двигает вперед прогресс.
   Как бы то ни было, через несколько минут все мы выбрались из поезда. И это было... шумно. Первый курс, второй и так вплоть до седьмого, последнего. Правда большая часть шума и гама приходилась на самых мелких из нас. К счастью, в самом скором времени какофония голосов была перекрыта мощным ревом существа, отдаленно похожего на человека. Трубным ревом, сделавшим бы честь давно вымершему мамонту, он сзывал к себе первокурсников.
   - Это что за звуковое оружие массового поражения?
   Хотя вопрос был задан, что называется, 'в пространство', ответ я получил. Отозвалась Девочка со снежно-белыми волосами, явно обещающая вырасти в ослепительную красотку... годика через три-четыре.
   - Хагрид, он полувеликан, работает в Хогвартсе лесничим. Любит все живое, даже акромантулов.
   - Что ж, надо заметить, что месье знает толк в извращениях, - хмыкнул я, вспомнив один широко распространенный анекдот.
   Впрочем, распространен он был явно не здесь. Но девушка была сообразительная и подтекст до нее дошел. И вот тут для нее, явно из числа выросших среди магов, возникла дилемма. Губы поневоле расплывались в улыбке, наверняка представляя картину подобной любви, а хорошее воспитание требовало сохранять каменное спокойствие, услышав подобную остроту.
   - Драко Люциус Малфой к услугам прекрасной леди, - для целования руки я еще не дорос, потому ограничился малым поклоном.
   - Дафна Гринграсс, - за прозвучавшим именем последовал намек на реверанс. Именно намек, потому что обстановка вокруг, скажем так, сильно не способствовала. - Рада нашему знакомству.
   - Взаимно. А пока... Позвольте вашу руку. Думаю, так будет куда удобнее в этой суете. Увы, но манеры тут есть не у всех.
   Последнее мое замечание относилось к какому то негритенку, яростно работающему локтями и проталкивающемуся поближе к явно впечатлившему его полувеликану. И ему сильно повезло, что он проталкивался в стороне от нас. Иначе... В конце концов, я всегда сочувствовал конфедератам.
   Хорошо! Иду в приятной компании, под руку с симпатичной и неглупой спутницей, перебрасываясь с ней фразами на нейтральные, чисто светские темы. И она легко поддерживает беседу, тем самым показывая свой статус в этом мире. Мне же помогает с каждой минутой все более упорядочивающаяся память, доставшаяся в наследство.
   Меж тем мы шли следом за великаном до узкой, спускающейся вниз тропинке. Вокруг становилось все темнее и темнее, лишь фонарь в руке Хагрида был неким подобием путеводной звезды. Хреновым подобием! Лично я видел в темноте довольно неплохо, нот идущая рядом Дафна уже чуть было не споткнулась о попавшийся камешек. Нет, это уже никуда не годится.
   - Люмос...
   Огонек развеял темноту вокруг нас, сделав путь куда как более комфортным, а спустя несколько секунд вспыхнуло еще несколько. Видимо, отметились все те, кто уже умел хоть что-то делать с помощью своих палочек.
   Зато теперь стало видно, куда же мы, собственно, идем. Тропа вела к берегу озера, большого, с недвижной водой, словно окрашенной в черный цвет. А чуть позже, когда все мы оказались на берегу, возле стоящих у причала лодок, я увидел его. Хогвартс!
   Замок впечатлял до глубины души. Огромный, величественный, способный заткнуть за пояс не то что какой-то там Тауэр или даже Кремль, а внушающий зависть даже египетским пирамидам и возлежащему рядом с ними сфинксу. Я был до того впечатлен, что с трудом услышал голос нашего проводника, требующего садиться в лодки, но не более, чем по четыре человека в каждую.
   По четыре? Совсем хорошо. Как раз на меня, Дафну и Крэбба с Гойлом. Взгляд на Дафну, жест, предлагающий отправиться к лодкам и подразумевающий мою компанию. И ожидаемый ответ. Без слов, лишь прикрытыми на мгновение глазами. Чудненько.
   Забавно, но проходя мимо ожидающего, пока все первогодки разместятся по лодкам, Хагрида, я заметил, что он бросил на меня взгляд не то что злобный, а скорее надувшийся, словно мышь на крупу. Немного удивившись подобному, я решил не обращать внимания на причуды всяких-разных. Меня куда больше интересовало продолжение разговора с Дафной.
   До Хогвартса было не так чтобы близко, лодка без признаков весел и тем более гребцов сама по себе скользила по водной глади. Переговаривающиеся между собой Крэбб с Гойлом мне ничуть не мешали, Равно как и Дафне. Эх, жить хорошо! А чтобы жить еще лучше - это я постараюсь.
  
  
  Глава 2
  
   Ну вот и добрались. Вот он, Хогвартс во всей своей красе и могуществе. Полувеликан передал всех нас под ответственность высокой женщины средних лет с волевым лицом, представившейся как профессор МакГонагалл, после чего куда-то испарился. Ф-фу, скучать по его не озаренной отблесками ума физиономии лично я точно не буду. А у этой дамы мозги есть, такое сразу заметно. Вот только зачем выстраивать всех нас в шеренгу? Ну да ладно, все это мелочи жизни.
   Хотя... За мной была Дафна, еще дальше Грегори с Винсентом, а вот впереди была личность куда более печального образа. Поттер! Признаться, он меня откровенно раздражал. То ли наследие от предыдущего владельца тела, то ли что-то еще, до конца покамест так и не осознанное. Будем думать, ибо сильно не люблю непоняток, даже таких на первый взгляд малозначимых.
   Прогулка недружным, но шумным строем оказалась недолгой. Сотня метров или чуть больше до входа в замок, затем несколько коридоров, причудливо изгибающихся, и вот оно, место назначения. Им оказался небольшой пустой зал, где всех нас, первогодок, и собрали. Собрали для того, чтобы дать ценные и важные указания насчет дальнейшего. Ирония? Пожалуй что нет, ведь церемонии и ритуалы всегда были важной частью жизни, особенно здесь, в мире магии.
   Профессор кратко, но четко рассказала, что сейчас нас будут распределять по четырем существующим факультетам. Поведала о соревновании между этими самыми факультетами, о том, что сделанный сегодня выбор сыграет важную роль в нашей жизни и все в этом духе. Немного пафосно, но ведь не придерешься, все так и есть. Правда сама процедура распределения меня немного.... удивляла. Впрочем, не стоит о грустном, тем более, что и сама Мак-Гонагалл искренне посоветовала выкинуть из головы все лишние мысли и сконцентрироваться на предстоящем ритуале. Так и сделаем.
   Она вышла, оставив нас в компании другу друга и... многочисленных фантазий, которыми некоторые стали громко и во всеуслышанье делиться с окружающими. Особенно отличился тот самый Уизли, что-то голосящий о страшных и болезненных испытаниях во время этого самого распределения.
   - Мать моя женщина, - не выдержав, простонал я, впрочем, не повышая голоса. - А ведь это потомок пусть рода отщепенцев, но все же древнего, с веками истории. Я бы еще мог понять, если бы такое выдал выросший среди магглов, им простительно, но это...
   - И кое-кто его даже слушает, - меланхолично подметила Дафна. Правда, в основном грязнокровки.
   - Хм? Я, конечно, знаю, что выросших в семьях маглов называют так, но почему столь грубо? По мне так надо сначала посмотреть за каждым, а потом уже...
   - Так говорят. К тому же моя семья...
   Поскольку Дана говорила почти шепотом, не стремясь делиться мнением со всем миром, я так и не услышал конца ее фразы Не из-за плохого слуха, а по причине появившихся в помещении призраков. И появились они со всеми подобающими шумовыми эффектами: стонами, заунывными криками, звоном цепей и тому подобными забавами.
   Мать вашу, чтоб ваши цепи вам же в глотку и кляпом из эктоплазмы запрессовать! К такому я все же не был готов, расценив как опасность, угрозу в прямой видимости. А что делают в случае угрозы? Реагируют, причем наиболее жестким образом.
   - Инсендио!
   Палочка оказалась в руке словно сама по себе, а заклятье воспламенения... Просто оно было единственным, которое нашлось в памяти тела и худо-бедно относилось к способным нанести серьезный вред. Правда в случае призраков...
   Огненная вспышка возникла в той части пространства, которую занимало толстое призрачное нечто, напоминающее до неприличия разжиревшего монаха, явно не измученного постами. Он на мгновение завис в воздухе, будучи ошеломлен подобным, но быстро очухался, скорчил недовольную рожу и произнес:
   - И это наши новые ученики? Надеюсь, лично вы не попадете в Пуффендуй!
   - Наши желания взаимны, - усмехнулся я, не выпуская из руки палочку. - За свое 'инсендио' не извиняюсь, потому как появляться с такими... звуками не слишком способствует спокойствию. Будем считать досадным недоразумением?
   Толстый призрак промедлил и вместо него ответил другой, только что выплывший из стены надменный мужчина в окровавленных одеждах:
   - Это возможно. Кровавый Барон признает допустимость и приветствует в стенах Хогвартса...
   - Драко Люциус Малфой рад знакомству, Барон.
   Призрак кивнул и, повелительно взмахнув рукой, вновь исчез в стене. За ним потянулись остальные, малость притихшие. Видно было, что именно Кровавый Барон среди них главный авторитет.
   Ну а я... Меня угораздило привлечь к себе излишнее внимание. А все из-за дурацкого стечения обстоятельств. Что ж, сделанного не вернуть, теперь надо использовать случившееся к своей выгоде. Возможность скрываться в тени других однозначно профукана, значит, надо будет изображать нечто вроде явного центра силы. Печально, поскольку у другого пути тоже были свои плюсы, над ними стоило поразмыслить. Увы.
   - Ты привлек к себе внимание, сюзерен, - прошептал Гойл. - Призраки, они всегда рады нашептать об увиденном.
   - Сам знаю. Рефлекс. Вижу угрозу, надо действовать.
   - Раньше ты таким не был...
   - То было детство, - сразу же отбрехнулся я. - Теперь, с поступлением в Хогвартс, эта славная пора заканчивается. Не понявшие это много потеряют.
   Тут я поймал заинтересованный взгляд Дафны. Сейчас она не хотела поднимать интересующие ее темы, но можно быть уверенным, что потом, тогда будет возможность поговорить тет-а-тет или в тесной компании, она еще проявит свое любопытство. Да я и не против.
   А вот и второе пришествие профессора. МакГонагалл, появившись и одобрительно хмыкнув насчет отсутствия шума, вновь выстроила бедных нас в шеренгу и повела дальше, в Большой зал Хогвартса. Перед глазами сразу встала виденная в описывающей Хогвартс книге картинка. Интересно, будут ли какие-то различия?
   Различий... не было. Плавающие в воздухе свечи, иллюзия звездного неба вместо потолка, обилие золота как на стенах, так и на четырех факультетских столах. Ну и отдельный, где располагались преподаватели во главе с самим директором Дамблдором, восседавшим даже не на кресле, а на натуральном троне. Мда, прямо царь, бог и воинский начальник в одном лице. И ведь, что характерно, с полным на то основанием восседает. Он - победитель. Неприятно это признавать, но от правды отмахиваться не стоит. Поэтому смотрим, следим, изучаем.
   - Какая же она... грязная!
   Крик души Дафны, относящийся к Распределяющей Шляпе, я мог понять. Мало того, что полуразумный артефакт был весь потрепан и в заплатках, так еще просто напрашивался на променад в недра стиральной машины. Ну я то ладно, хоть и не слишком приятно одевать на голову такое, но ничего не случится. Зато представительницы прекрасной половины человечества, да еще выросшие в семьях, не утопающих по колено в грязи...
   - Сочувствую, - сразу отозвался я, понимая вспышку брезгливости со стороны спутницы. - Вот только сразу возникает вопрос...
   - Какой?
   - Вид Шляпы - раздолбайство или часть чьего-то плана? Первое меня не сильно волнует, а вот второе... - чувствуя, что меня не поняли, поясняю, не обращая внимания не пение шляпы. Благо и слова откровенно удручают. - Ты ведь кое-что слышала о подобных артефактах. С ними можно говорить, узнавать у них об увиденном и услышанном. Например, эта конкретная Шляпа может передать своим хозяевам наши ощущения, в том числе и брезгливость.
   - Да кому они нужны!
   - Кто знает, прекрасная леди, кто знает. Может кто-то заинтересован в том. чтобы сразу же узнать о нас побольше еще ДО распределения И выделить наиболее... отличающихся.
   Дафна слегка улыбнулась.
   - Тебя уж точно выделят.
   - Вот это то и плохо, прекрасная леди, это то и плохо. Но хватит о грустном, сейчас нас будут вызывать.
   И точно. Мак-Гонагалл, окинув взглядом всех нас, начала с самой первой по алфавиту. Ханны Эббот. Та, заметно нервничая, подошла к табуретке, на которой лежала Шляпа, взяла артефакт в руки, села, после чего надела ее на голову. Недолгое ожидание и...
   - Хаффлпафф! - завопил артефакт, да так, что аж в ушах зазвенело.
   Эббот, сняв шляпу, двинулась к столу теперь уже своего факультета, сопровождаемая аплодисментами сидящих за ним. А на распределение уже направлялась другая, Сьюзен Боунс. Конвейер, однако! Я особо не нервничал, понимая, что мне, хитрой и расчетливой заразе, только на Слизерине и место. Да и вообще, артефакт реагирует не столько на желание, сколько на психику исследуемого им. Нужно только как следует настроиться и все будет в ажуре. Ну или долго выносить то, что заменяет артефакту мозги, так некоторые тоже поступали. И в немалой части случаев им удавалось оказаться на желаемом факультете. Вот только не всегда это шло на пользу, ой не всегда. Помню, что Люциус... отец рассказывал как о тех, так и о других случаях.
   Дафна нервничала. Это было видно, по время от времени покусываемой губе и по легкому румянцу на лице. Лучше уж успокоить, мало ли что.
   - Спокойствие, красавица, только спокойствие. В Хаффлпафф ты не попадешь по причине имеющегося характера и силы воли. Гриффиндор... Там по большей части сторонники нашего бородатого победителя Темных Лордов. Наши семьи к ним не относятся. Вот и остаются Рэйвенкло со Слизерином. Выбор небогат, но одинаково приличен. Хотя лично мне хотелось бы видеть тебя на одном с собой факультете. На каком именно, я думаю, объяснять не стоит?
   - Не стоит, - эхом отозвалась Дафна. - Тогда, до встречи за столом?
   - Непременно. Кстати, как я понимаю...
   - Моя очередь.
   - Удачи!
   Признаться, я все же волновался. Немного, понимая, что моя новая знакомая почти идеально подходит змеиному факультету, но опасаясь неожиданных взбрыков артефакта. Вот Дафна уже на табурете, шляпа у нее на голове... Пять секунд, десять:
   - Слизерин.
   Ай да умничка, ай да красавица! Я не удержал старательно поддерживаемый 'покерфейс', и на моем лице проявилась искренняя улыбка. Спасибо за хорошую компанию, что тут еще можно сказать. Что же насчет Крэбба с Гойлом... Ну а куда ж они еще денутся? Диагноз - Слизерин, обжалованию и лечению не подлежит.
   Подходила и моя очередь. Вот уже буква 'Л' задействована, МакГонагалл вызвала некоего Невилла Лонгботтома. Знакомая, кстати, фамилия. Тоже древний род, но крепко-накрепко связанный как с Дамблдором, так и с авроратом - этим аналогом полиции. Интересно будет присмотреться к парнишке из числа рода сторонников бобра и света. Ну или освещенного бобра, это кому как удобнее стебаться.
   Ой! Нет, и впрямь ой, причем два раза! Такого выноса мозга я никак не ожидал. Нескладное нечто с глуповато-рассеянным выражением лица, явно лишним весом и чрезвычайно неуклюжее. Нет, ну это же надо было запутаться в полах мантии по дороге с табурету с Распределяющей Шляпой... Стоп, хватит ржать над личностями не от мира сего. Сначала посмотрим, вдруг он и впрямь что-то из себя представляет. Или... не представляет.
   Похоже, паренек устроил взрыв мозга не только мне, но и артефакту. Прошло уже значительно больше минуты, а он все сидел, ожидая распределения. Но дождался.
   Что?! Гриффиндор? Ловите мою челюсть, господа хорошие и не очень, а то она уже в дальний угол укатилась. Похоже, Шляпу точно надо вымыть, выполоскать и хорошенько выжать - вдруг подступивший к артефакту маразм удастся таким образом изгнать. Этому... Невиллу прямая дорога в Хафлпафф, там такие же встречаются. А Гриффиндор - этот шумный и очень уж активно-задиристый факультет, ему явно не в тему будет.
   Ой, мама, а ведь это еще не конец балагана! Сие чудо ухитрилось рвануть к гриффиндорскому столу, забыв снять с головы шляпу. Нет, на подобное позорище лучше не смотреть. Заржу ведь на весь зал, как пить дать заржу, а Малфою этого делать как бы и не подобает. Зато как хочется!
   Терпи, Драко, терпи. И надейся на то, что до твоего распределения еще одного подобного клоуна погорелого балагана не окажется.
   Не оказалось. Звучит мое имя, и я, стараясь забыть недавно устроенный в зале дурдом, иду навстречу первому здесь действительно серьезному испытанию. Мне нужен исключительно Слизерин, другие варианты не рассматриваются. Даже Рэйвенкло будет очень уж не в тему, несмотря на мое уважение к этому факультету. Плюс формирующееся окружение уже того, на Слизерине.
   Так, задницу на табурет (жесткий), артефакт на голову (мля, до чего же засален) и приготовиться... Щелк! Вокруг словно выключили свет. Вообще. Осталась лишь тьма вокруг и голос полуразумного артефакта в голове:
   - Значит, очередной мальчик из рода Малфоев. Почти все они отправились в Слизерин. Как это предсказуемо...
   - Зато эффективно. Сила, власть, умение обмануть врага, чтобы в нужный момент ударить в самое больное место. Не мы такие, жизнь вокруг такая.
   - Можно было бы отправить тебя на Рэйвенкло, на факультете Ровены ты можешь многого достигнуть. Нужна ли тебе хитрость змей и их же коварство?
   - Нужны, очень нужны. Ведь ты сама тому явный пример.
   Я почувствовал удивление Шляпы, но она явно не собиралась меня о чем-то спрашивать. Ну а я что, скромность вообще никогда не была в числе моих недостатков. Потому и продолжил свою мысль:
   - Просто умного всегда можно использовать, если он не привык защищаться не только разумом, но и другими всеми доступными средствами. Иначе используют, снимут и... выбросят. Или отставят в сторону, забыв даже привести в порядок. Вымыть там или пыль вытереть.
   - Маленький змей, бледный и ядовитый,- хмыкнула Шляна. Не знаю уж, каких эмоций в ее словах было больше, но вот тьма вокруг исчезла, а зал прорезал громкий и внушительный крик артефакта. - Слизерин!
   Теперь остается лишь встать, положить сей экзотический головной убор на табурет и отправиться к столу Слезерина. Туда, куда я и хотел попасть, где уже находится одна весьма интересная мне личность со снежно-белыми волосами. Распределение состоялось.
  
  ***
   Крэбб с Гойлом, как я и рассчитывал, держали специально для меня место. Более того, между ними было не только свободное пространство, но и одна светловолосая особа. Коротко поблагодарив их, а также ответив на приветствие со стороны старост Слизерина, я пристроился на удерживаемое место и с удовольствием стал наблюдать за продолжение распределения по факультетам. Как ни крути, но среди оставшихся были две пусть неприятные, но интересные персоны.
   - Поттер? - поинтересовалась Дафна. - Думаю, что он попадет в Гриффиндор.
   - Не только он. Еще есть Уизли.
   - Какое нам дело до Предателя Крови?
   - Какое, говоришь, дело? Да он прилип к Поттеру еще с Хогвартс-экспресса, собака страшная. Сам рыжий Рональд, как я понял, глуповат, но вот мамочка у него, как я слышал, та еще хитрая бестия. Кровь Пруэттов не вода, дает о себе знать, хоть от нее глава рода и отрекся, - я с усилиями выуживал из все еще барахлящей памяти тела нужные сейчас сведения. - Если они оба окажутся на Гриффиндоре, то я уверен, что Рональд станет его, так сказать, свитой. А там и еще кто-то прилепится, в этом сложно усомниться.
   Во время разговора с Дафной можно было заметить, что к нашим словам с интересом прислушиваются. Тема то довольно для всех интересная, касающаяся этого, млин, 'мальчика, который выжил', как его газеты окрестили.
   - Посмотрим, Драко. Может я ошибаюсь и Поттер попадет не на Гриффиндор. Я за этим столом сижу чуть больше тебя, успела услышать, что некоторые были бы за то, чтобы его распределили на Слизерин, к нам.
   - Да упаси нас от такого 'счастья' все известные боги и демоны! - непритворно ужаснулся я. - Тогда вот это вот чудо с бородой, - кивок в сторону Дамблдора, - просто изведет всех нас своим незримым присутствием. Кому как, а мне такое соседство не по душе, к тому же первое впечатление от единственного ныне представителя рода Поттеров... удручающее. Хотя, если быть совсем откровенным, Невилл Лонгботтом выглядит еще более печально.
   Возражения отсутствовали. Да и что тут можно было сказать? Видок у обоих вышеназванных и впрямь был не такой, как подобает. Поведение Лонгботтома во всей красе уже узрели все присутствующие. Поттера же вообще хотелось для начала вымыть, причесать, выбросить в мусорку эти очки-велосипеды, а уж потом решать, что же с получившимся, собственно, делать. Ну не может выглядеть вот ТАК наследник древнего рода! А он выглядит и это факт. Факт же, как говорилось в одной книге, название которой было скрыто в моей настоящей памяти, штука упрямая.
   - Начинается, сюзерен. Поттера вызвали.
   - Благодарю, Грегори.
   Временно отвлекшись от не самых радужных мыслей, я полностью переключился на наблюдение. Во-первых, собственно за Гарри Поттером. Во-вторых, за реакцией на него окружающих, особенно преподавателей. И второе было поважнее первого.
   А вот пошедший по залу шепот, как только прозвучало имя Поттера, мне не нравился. Звезда, млин! Раздражал не сам факт известности, а то, что его возвели в герои по сути на пустом месте. Даже если предположить, что слух об убиении о младенца Темного Лорда истинен, то... какая нафиг его в этом заслуга? Случайность - да. Везение - да. Заслуга - однозначно нет.
   Итак, 'герой' сидит, артефакт размышляет, а мне остается лишь наблюдать за преподавателями. Дамблдор лениво окидывает взглядом зал. Да, это взгляд хозяина, наблюдающего за владениями и находящимися в их пределах вассалами, слугами и... случайными гостями. Он спокоен и лениво расслаблен, значит все идет по его желанию. Смотрим дальше. Мак-Гонагалл, полугоблин Флитвик, Спраут - деканы соответственно Гриффиндора, Рэйвенкло и Хаффлпаффа. У них обычное для такого случая легкое любопытство. Наверное, каждый из них был бы не прочь заиметь на свой факультет новоприбывшую достопримечательность.
   Но был и еще один декан. Северус Снейп, декан Слизерина, сейчас похожий на хмурую летучую мышь, пристально наблюдающую за добычей. И добычей был именно Гарри Поттер. Взгляд... я не возьмусь его описать словами, но там было многое: гнев, ярость... боль. Это лишь те эмоции, которые перехлестывали через край, про менее значимые я просто молчу. Шляпа же молчать перестала, выкрикнув одно слово: 'Гриффиндор'.
   Бедные мои уши. Нет, я понимаю, что можно поаплодировать, но зачем же вопить во весь голос, возвещая, что, дескать 'Поттер с нами'. Это я про гриффиндорцев, среди которые двое выделялись особо громкими и режущими ухо воплями. Двое огненно рыжих близнецов, в лицах которых прослеживалось фамильное сходство с уже знакомым по поезду рыжим субъектом. Опять Уизли.
   - Интересно, Уизли рождаются обычным образом, или размножаются почкованием, как амебы? - задал я сам себе вопрос, который никто и не расслышал, даже мои соседи. - Но я все равно рад.
   - Что ты сказал, Драко? Повтори, я не расслышала.
   - Да ничего особо важного, Дафна. Просто жду, когда все это наконец закончится. Ну и одновременно ужасаюсь тому, что творится за столом Гриффиндора. Я даже не говорю о Поттере, но столь дикий коктейль из Лонгботтома, Уизли, который наверняка попадет туда же, того совершенного невоспитанного порождения африканских пустынь по имени Дин Томас и прочих, и прочих... Годрик Гриффиндор, наверно, в гробу от стыда ворочается.
   Я развлекался по мере сил, отвешивая то ехидные, то просто циничные комментарии по поводу тех или иных людей, а распределение подходило к финалу. Уизли оправдал мои ожидании, Шляпа отфутболила его к гриффиндорцам чуть ли не быстрее, чем рыжий одел ее на свою нечесаную голову. Еще немного... Все!
   Теперь, как я помню из рассказов отца с матерью, должен был последовать праздничный ужин. Или нет? О, нет! Как я мог забыть про еще одно испытание для своих нервов? Сольный номер Альбуса Дамблдора! Хрен знает какой раз на арене! Поздравив нас с поступлением и пообещав начать пир, он захотел сказать несколько слов 'от себя'. И сказал, да так, что у большинства присутствующих уши завяли в тщетных попытках понять, что же это такое вообще было.
   - Олух. Пузырь. Остаток. Уловка. Всем спасибо!
   После того, как директор сел на свое место... нехилая часть зала выдала 'на гора' радостные крики и аплодисменты. К моему огромному удовольствию, слизеринцы в этом практически не участвовали, да и солидная часть рэйвенкловцев тоже не проявила особого энтузиазма.
   - Старый маразматик, - прошипела Дафна, исподлобья глядя на Великого Светлого мага. - Мне про это мама говорила, но я не могла поверить.
   - Вот и не верь. Маги такого уровня в маразм не впадают. А если бы подобное каким-то чудом и случилось, то... Его бы мигом скинули с его золотого трона директора Хогвартса, председателя Визенгамота и прочих постов. Политика, слабых там сжирают с такой быстротой, что аж косточки хрустят. Кстати, о косточках! Стол накрыт, леди Дафна. Стоит отдать ему должное, а о дамблдорах потом поговорим. Право слово, это не та тема, которую я готов обсуждать за ужином.
   Радостные смешки со стороны Винсента и Грегори. Им явно пришлось по душе сравнение Дабмлдора с тем, о чем за столом и говорить то зазорно. Ох, зная о них кое-что, уверен, что сейчас эта моя острота пойдет в слизеринские массы - не столь большие, но крепко спаянные меж собой. Да и ладно. Тут не принято выносить сказанное за пределы своего змеиного общества. И это впрямь радует. Ненавижу доносчиков!
   Еда была хороша, местные домовые эльфы знали свое дело. Ассортимент блюд тоже внушал уважение, каждый мог выбрать то, что ему больше по вкусу. Общество тоже радовало, по крайней мере, за этим столом и особенно совсем рядом со мной. Дафна вообще была хорошей собеседницей, с ней можно было поговорить как о важном, так и о всяких нейтральных мелочах, которые более всего подходят к застольной беседе. А ведь именно из этих мелочей можно многое узнать о человеке. Вот я и узнавал о ней все больше и больше, ни капли не разочаровываясь в нечаянном знакомстве.
   Где-то рядом постоянно крутился Кровавый Барон, порой так и вовсе поднимаясь из глубин обеденного стола. Видимо, этому привидению со специфическим чувством юмора нравилось портить аппетит некоторым первокурсникам. Правда, к нам он приблизился со всем пиететом, поздравив с поступление на факультет и пообещав заглядывать почаще. В ответ получил от меня ехидную улыбку и обещание замучить вопросами о временах минувших, о которых тот, как местный, так сказать, 'долгожитель', просто обязан иметь представление. Призрак заметно поскучнел, побледнел и провалился прямо в пол. Правда через минуту вновь проявился, но выносил мозг уже другим людям.
   Основные блюда сменились десертами, потом исчезли и они, возвещая о том, что праздничный ужин окончен. А вот о том, что будет дальше, память подсказывать не торопилась. Значит, будет сюрприз. Надеюсь, что приятный. Или не очень, судя по тому, что Дамблдор вновь отлепил зад от своего золотого трона, желая толкнуть очередную речугу.
   Стоит заметить, на сей раз она была не только осмысленная, но и достойная внимания. Строгий запрет на посещение Запретного леса, особенно для младших курсов, меня не только не удивил, я его полностью поддерживал. Нефиг лично мне там делать, в этом заповеднике акромантулов, волков, единорогов, кентавров, Хагрида и прочего дикого зверья, пока не изучу на достойном уровне боевые заклятья. Вот тогда уже и будем думать, надо оно мне или не слишком.
   Не магичить на переменах? Три раза ха! Это правило даже первокурсники с Хаффлпаффа вокруг телеграфного столба вертели, не то что мы, слизеринцы. Квиддич начинается через неделю? Да и жирный зеленый тролль с ним, я вообще высоты побаиваюсь, в отличие от прежнего владельца тела. Да-а, этот нюанс придется как-нибудь замотивировать, чтобы странным не показалось. Ладно, фантазия у меня богатая, справлюсь.
   О! Вот это особо интересно. Правая часть коридора на третьем этаже тоже объявлена запретной. Такого вроде раньше не было. Быстро оглядываюсь по сторонам, ловя выражения лиц старшекурсников... У них на лицах тоже искреннее удивление и непонимание. Значит, это объявление для всех как горячий окурок за шиворот.
   И все равно, странно это. Если сказать парням и девушкам в возрасте от двенадцати лет, что куда-то лезть нельзя, но при этом не объяснить причин... Что будет в итоге? Правильно, многие из них непременно туда полезут. Я ни за что не поверю, что Альбус Дамблдор, директор Хогвартса с многолетним стажем, совершенно не разбирается с психологии подростков. Следовательно, ему это зачем-то надо - заинтересовать запрещенным местом, чтобы... А вот насчет 'чтобы' надо будет думать, потом собирать информацию. Что ж, будет у меня развлечение. Еще одно, помимо прочих.
   Только я подумал, что все неприятные сюрпризы на сегодня закончились, как меня в очередной раз порадовали. На сей раз приглашением поучаствовать в сеансе хорового пения под названием 'исполни гимн Хогвартса'. Разумеется, петь я не собирался, даже делать вид, но вот от звучащих слов постепенно переходил от тихого офигения к полному шоку. Одни слова про дохлых мух в головах учеников чего стоили. Бре-ед! Мало того, пели этот 'шедевр' в вариации 'кто в лес, кто по дрова', то есть совершенно вразнобой, не заботясь ни о ритме, ни о чем ином. Может мне показалось, но даже некоторые призраки поспешили исчезнуть из зала. Видимо, даже их своеобразное чувство прекрасного спасовало перед директорской забавой. И право слово, мне сильно хотелось последовать за ними!
   Клянусь, что к началу следующего года непременно обзаведусь затычками для ушей. Не суть важно - простыми или магические, но это без вариантов. Пока же - прочь отсюда, от сомнительных псевдомузыкальных экспериментов. В подземелье, в слизеринское, к месту, где можно будет отдохнуть.
  
  
  Глава 3
  
   Вот она, гостиная Слизерина. Здесь немного холодно, но вместе с тем уютно, как будто оказался в месте, родном и близком к состоянию души. Цвета изумруда и серебра. Картины на стенах, изображающие известных людей, учившихся здесь. Огонь в камине пылает словно сам по себе. Ведь никаких дров там и в помине нет, да и зеленоватый оттенок пламени гармонирует со всем остальным. Равно как и висящие на стенах и под потолком светильники, порой меняющие освещение с изумруда на серебро. Красиво... и таинственно.
   Знаю точно - мне понравится проводить здесь вечера. Уютное кресло, книга, стаканчик чего-то горячего... Не горячительного, прошу заметить! Ну и крайне приветствуется достойное общество, с ним тут тоже проблем быть не должно. Отец говорил, что слизеринцы не любит шума и вмешательства в свое личное пространство. Как и я.
   Сейчас же продолжается посвящение, которую я бы с чистым сердцем назвал бы тестом на профпригодность. Всех первогодок заставляют выучить одно достаточно простенькое, но полезное заклятье. То самое, что позволяет повысить температуру на малом участке пространства. Увы и ах, но еще сам основатель факультета, Салазар Слизерин, зачаровал подземелье таким образом, что в гостиной всегда несколько холодно. Никакие камины тут не помогут. Дескать, хочешь чувствовать себя комфортно - покажи, что способен справиться с довольно простым заклятьем.
   Казалось бы, что сложного в слове 'кэйлефакцио' и довольно простом жесте палочкой? На самом же деле для освоения даже самого простого заклятья нужны определенные усилия. Для первогодок тем более. Поэтому довольно быстро оно получилось лишь у тех из нас, кто уже был знаком с сотворением заклятий. Оставшиеся же трудились до сих пор, понимая, что иначе от них не отвяжутся. Увильнуть было нереально. Зато можно было спрашивать, наблюдать за действиями того или иного старшекурсника, которому было ничуть не лениво еще раз показать нужный жест и лучшую интонацию в ключевом слове.
   А потом забаву на время прервал наш декан. Как всегда, Снейп появился неожиданно, подтверждая одно из данных ему учениками прозвищ. Какое именно? Ужас подземелий. Следовало признать, что оно было им полностью заслужено.
   - Рад видеть новых слизеринцев в гостиной нашего факультета, - начал он, одним взглядом заставляя всех замолкнуть и словно примерзнуть к тем местам, на которых учеников застиг звук его голоса. - Запомните, что ваш факультет - ваша вторая семья, второй дом. Здесь вы можете рассчитывать на помощь как мою, так и любого из живущих здесь. Вас всегда поддержат там, вовне, даже если вы виновны. Даже если виновны по нашим представлениям. Но тогда с вас спросят здесь. Сильно спросят! Честь дома великого Салазара - не пустой звук, и вы это поймете.
   Вас могут не любить, порой и вовсе ненавидеть, знайте это. Но помните, что символ нашего факультета - змея. А что делает змея, первокурсники?
   - Кусает и отравляет ядом!
   Теодор Нотт. Тоже из рода, верного Темному Лорду. И его отец, как и мой, тоже сумел ускользнуть из загребущих лап закона. Правда, потерял очень многое, в том числе и почти все свое немалое состояние. Его же слова Снейп воспринял хорошо, но вместе с тем сделал знак, что ждет продолжения. Мало того, выжидающе посмотрел уже в мою сторону, словно бы намекая, что ждет. Да не вопрос.
   - Змея жалит внезапно, решая схватку одним стремительным броском. А потом столь же быстро скрывается при необходимости. Ведь яд все равно подействует, рано или поздно. Так и мы должны реагировать стремительно, но не обязательно в момент оскорбления. Порой стоит выждать, подловить врага тогда, когда он расслабится. Ведь что такое время? Пылинки под ногами вечности... А месть прекрасно подается и в холодном виде.
   - Правильно, крестник.
   Вспышка памяти... Снейп, как оказалось, не просто декан Слизерина, но и давний друг отца, Люциуса Малфоя, еще со времен их учебы в Хогвартсе. На разных курсах, но гостиная факультета все едино общая. Присяга Волан-де-Морту, ближний круг в бытность Пожирателями Смерти. Неудивительно, что именно Снейпа отец выбрал в качестве крестного. И это слово не имеет никакого отношения к христианству. Крестный в мире магии - перекрещивающий частицу своей судьбы и силы с крестником. Невообразимо сложная, но очень действенная связь, потому далеко не у всех детей они есть. Большая удача найти не просто достойного человека, но еще и умеющего правильно обращаться с установившейся связью, не вредя ни одной из сторон. Снейп это делать умел.
   Пока я раскладывал по полочкам новые детали из жизни прежнего хозяина тела, Снейп уже закончил краткий экскурс в суть нашего факультета и собрался было уходить. Э, нет, у меня еще один важный вопрос остался. Но только задавать его при всех я не собираюсь. Все же проблемы с важнейшим инструментом мага, то есть палочкой, не есть то, что надо озвучивать у всех на виду.
   - Крестный, у меня есть один небольшой вопрос, но...
   - ...его стоит обсудить наедине. Хотя метлу ты все равно на первом курсе сюда не протащишь, - декан явно вытащил у себя из головы первую естественно выглядевшую в глазах остальных причину. Собственные летающие метлы, столь важные для любителей полетов и квиддича, этой довольно своеобразной как по мне игры, разрешали привозить в школу далеко не с первого курса. - Иди за мной и не отставай.
   - Винс, Грег, скоро буду. Устраивайтесь. Если что - помогите Дафне. Дафна,- максимально теплый взгляд в сторону девушки. - Не скучай тут...
   Снейп, уже удаляющийся, всей своей спиной ухитрялся выразить легкую насмешку в мой адрес. Связана она была именно с осторожными попытками заигрывания с понравившейся девушкой. Ну да, понимаю, не в моем нынешнем возрасте. Вот только нутром чую, настоящий возраст пусть и не сильно велик, но на несколько лет больше. Думаю, что где-то на шесть-восемь.
   Любопытно, куда же меня ведут?
   Как оказалось, крестный не стал мудрить и притащил меня в свои апартаменты, выглядевшие сюрреалистичной помесью комнат аристократа и лаборатории безумного гения. Впрочем, он же Мастер в области зельеварения, да и с алхимией очень близко дружит. Догадываюсь, что некоторые результаты опытов, равно как и особо ценные ингредиенты, стоит хранить так, чтобы ни у кого не было искушения сунуть в них свой назойливый нос.
   Удивляло одно - его стиль, а точнее полное его отсутствие. Неаккуратные и сальные пряди волос наверняка создавали у многих впечатление отшельника-оборванца. Загадка, млин!
   Не столь и нужная мне загадка. Сейчас других хватает, куда более важных. Присев в предложенное Снейпом кресло, я дождался, пока и он устроится со всеми удобствами, причем в том, которое словно специально подгонялось под него. Хотя, почему бы и нет? Самую малость магии и вуаля - идеальная эргономика под отдельно взятое тело. Магия рулит, это я сразу понял.
   - Что случилось, Драко? Я верю в твое благоразумие, ты не стал бы пользоваться нашим крестничеством без веской причины на глазах у всех.
   - Да, все так, в ином случае подождал бы завтрашнего дня. Просто возникшая проблема меня... беспокоит, а сам я ее решить никак не могу. С моей палочкой творится что-то странное, а с магией не шутят. Надеюсь, я правильно поступил?
   - Проблемы с палочкой? Это действительно серьезно, их игнорировать недопустимо, - непритворно встревожился Снейп. - Но известие неожиданное. Мастер Олливандер знает свое дело и никогда на моей памяти не ошибался. Разве что ты случайно повредил внешний контур и ее сердцевина вступила в реакцию с воздухом. Покажи ее.
   Если бы все было так просто! Я сначала и сам подумал о чисто механической проблеме, но не тут то было. Однако озвучивать сей факт не стал, без лишних слов достав палочку из нарукавного кармана и передав ее Снейпу. Тот, как и ожидалось, сначала осмотрел палочку, потом сотворил какое-то невербальное заклятье. Палочка на секунду окуталась серебристым сиянием, затем сиреневым, а на лице декана возникло легкое удивление.
   - Твоя палочка в полном порядке, никаких повреждений или внутренних проблем. Я даже проверил, та ли это палочка, не подменил ли ее кто. Тоже не в цель. Боярышник и волос единорога. По всем признакам у тебя не должно быть с ней никаких проблем. Именно такое сочетание компонентов подходит наилучшим образом, ненадолго задумавшись, Снейп спросил. - Да, Драко, а почему ты решил, что с палочкой возникли проблемы? Мне уже успели, кхм, доложить, как ты призраков своим 'инсендио' напугать пытался. И получилось оно сильным, по мнению очевидцев, хоть и не от мира живых.
   - Со стороны виднее, я не спорю, - так, вот и подтверждение по поводу того, что призраки любят поболтать. - Только сегодня всякий раз, когда я творил заклятья, палочка жглась, словно ее листьями крапивы натерли. Неприятно! А раньше ничего похожего не ощущалось. Хотя...
   - Ты что-то вспомнил? Говори, любое предположение, даже ошибочное, может мне помочь.
   Я же пытался достать из памяти воспоминания, связанные с тем днем, когда Драко-прежний в сопровождении отца посетил лавку Олливандера. Что-то там подобное было. Да, точно!
   - Вспомнил. Когда мне подбирали палочку, некоторые из тех, что я брал в руку, были не просто холодными деревяшками, а вызывали неприятные ощущения. Какая-то жар, другая холод, еще одна словно иголками кололась. Может и тут есть что-то общее?
   - Может быть и такое, все может быть.
   Снейп явно уходил в себя, отрешаясь от действительности. Сцепив руки в замок, он прикрыл глаза и беззвучно шевелил губами, будто листая страницы собственной памяти. Мешать в такие мгновения, сбивать с мыслей умного человека, к тому же занимающегося твоей проблемой? Я не похож на идиота! Тут лучше всего просто сидеть и ждать.
   Прошло всего несколько минут и Снейп, открыв глаза, использовал призывающее заклятье. Опять без палочки, хотя используя слово-ключ. Силен! Видно, что палочка для него в подобных мелочах совершенно не нужна. А призывал он одну из многочисленных книг, что находились в этой комнате. Перелистывал страницы крёстный весьма целеустремленно, не наугад. Получается, что знал, в каком именно направлении надо искать. Еще немного и вот книга закрыта, отложена на столик, а сам декан с живым интересом ученого смотрит... в мою сторону.
   - Ты сегодня просто переполнен сюрпризами, крестник. Сначала я был немного удивлен изменениями в твоем характере. Усилилась жесткость, готовность отвечать на удар самому, а не используя вассалов, еще кое-что. Думал, с чего бы это все... А оно вон что!
   - Что? - загоняя обратно в глубину подсознания всплеск паники, поинтересовался я. Вот вроде и понимаю, что бояться нечего, а все равно опасаюсь. - Может я просто решил переосмыслить некоторые свои черты и кое-что изменить. Я же уже не мальчик. Детство, как бы ни было его жаль, заканчивается, когда начинается Хогвартс. Не зря же еще Основатели решили, что обучаться лучше в частичном отрыве от семей.
   - У любого решения есть своя причина, Драко. А твоя, хоть и необычна, но как раз способна дать толчок изменениям в характере, - Снейп вновь взял паузу, наслаждаясь подогреванием во мне любопытства. - Я, конечно, сейчас проверю, но по всем признакам у тебя произошла коррекция магического ядра. Того самого внутреннего источника, благодаря которому маги способны колдовать.
   Так, быстренько состроить крайне удивленную мину. Быстренько, я сказал! Во-от, теперь нормально. К тому же я действительно ничего об этом не знаю, доставшаяся память на сей счет никаких подсказок не дает. Да и откуда им взяться, ведь телу всего двенадцать, в таком возрасте научную литературу читать как-то и не принято. Зато моя настоящая суть подсказывает, что наличие новой души в теле с легкостью изменить все, скажем так, прежние 'магические настройки'.
   Насчет проверки... Снейп ведь Мастер в области зелий, но никак не насчет сотворения столь специфических артефактов, как палочки. Впрочем, есть еще алхимия, способная, как я помню, на очень разнообразные фокусы. И верно, временно покинувший кресло декан сейчас роется в ящиках с ингредиентами, выбирая из них необходимые.
   - Подойди сюда, - бросив с мою сторону короткий взгляд и убедившись, что объект его научного интереса уже понимается, крестный расщедрился на объяснения. - Хоть я и не Олливандер, но проверить, осталась ли у твоего источника притяженность к компонентам палочки, смогу. Есть одно зелье, обычно его используют, чтобы сравнить родство магических источников у вступающих в брак, но и здесь поможет. Вот оно.
   Снейп и зелья, зелья и Снейп. Похоже, что эти понятия неразделимы. Мастер зелий всегда найдет среди своих запасов или, на крайний случай, рецептов, нечто подходящее для любого случая в жизни. Они про это никогда не забывают и другим забыть не дадут. А их подопытные... то есть клиенты никогда не забывают, что у большинства составов просто отвратительные запах и вкус.
   Вот и сейчас... Тазик сюда, полцарства за тазик! Нет, вроде бы полегчало. И все равно гадость. Обычные человеческие лекарства хоть ароматизировать можно, а тут любой посторонний компонент способен превратить эффективно действующее зелье в бесполезную, а то и откровенно ядовитую бурду.
   Новое заклинание, на сей раз уже с использованием палочки. Значит, Снейп всерьез относится к выяснению причин, не желает допустить даже небольшой неточности. Выложенные им заблаговременно на лабораторный стол образцы окутало туманное марево, а затем каждый из них засветился своим цветом. Ненадолго, секунд на двадцать, но этого времени, как я понял, было вполне достаточно.
   - Серьезная коррекция источника. Боярышник стал нейтральным, а волос единорога и вовсе противопоказан. И все же ты используешь палочку, не теряя в силе заклятий. Занимательно.
   - Мне тоже очень интересно, - согласился я с деканом, хотя из-за понятных причин понимая несколько больше него. Нет, все ж пока догадываясь. - Но что мне теперь подходит?
   - Внешний контур - дуб или кедр. Скорее всего, тут к Олливандеру идти все равно придется. Зато с сердцевиной и вовсе чудное творится. Подойдут части тела василиска или фестрала, быть может нунды или инфернала. Знаешь, что это означает?
   - Нет.
   - Источник сдвинулся к лучшему развитию тех областей магии, которые у нас, в Британии, считают Темными. Полностью запрещенные направления Крови и Некромантии к примеру.
   - Но разве у отца?..
   - Жила из сердца дракона не столь явный показатель, он означает лишь небольшой перекос. Драко, я не думаю, что у Олливандера ты найдешь нужную тебе палочку, этот мастер редко использует такие компоненты. Вот мастера, ориентированные на учеников в южнославянском Дурмстранге или русском Медногорье, такое часто производят. Да и в Китеже... попадаются всякие.
   Та-ак. Про Дурмстранг я слышал, зато про две другие школы ровным счетом ничего не знаю. Непорядок! Хотя слова знакомые. Стоп! Отозвалась не унаследованная память, а настоящая. Однозначно буду рыть и копать, это не обсуждается.
   - Но что мне делать сейчас, крестный? - спросил я, стремясь отвлечь того от скатывания в научные рассуждения с самим собой.
   - Тебе? Ничего. Можешь отправить сову отцу, написав о случившемся. Я сделаю то же самое, предупредив Люциуса, что собираюсь поискать подходящие тебе палочки. Есть в Лондоне одно такое место... Ты давай уже, возвращайся к остальным ученикам, а то ведь одна девочка может и заскучать.
   Выпроваживают. Ну и ладно, все равно нужно уже узнано, остальное же можно попробовать раздобыть в библиотеке. Как мне говорили, в Хогвартсе она довольно обширна. Правда в Запретную Секцию меня не пустят, рылом не вышел. Но мне всего то и нужно, что общее описание реалий магического мира. Поэтому, вежливо попрощавшись с крестным, я отправился обратно в слизеринскую гостиную.
  
  ***
   Вроде пробыл я у Снейпа не так уж и долго, но почти все первокурсники уже успели разбрестись по своим комнатам. Почти, потому что не увидеть зевающего во все сорок четыре зуба Крэбба было невозможно. Похоже, именно ему выпал жребий дожидаться моего возвращения, чтобы показать комнату, где я и буду жить. Казалось бы, какая разница? Все они одинаковые, ну кроме мужского и женского крыла, чтобы обид никаких не возникало. Ан нет, не все так просто. Если у наследника рода есть свита из вассальных родов, то им полагается находиться по соседству.
   - Ну что, Винс?
   - Хорошо все, - пожал тот плечами. - Комнаты выбрали, среднюю за тобой удержали. И еще эту девчонку на всякий случай до дверей ее комнаты проводили. Как ты и сказал.
   - Я знал, что на вас всегда можно положиться. Так что веди, Вергилий.
   - Кто-кто?
   - Книга есть одна, в которой персонаж-проводник по незнакомым местам с таким именем. Не бери в голову.
   - Книги да книги, - ворчал себе под нос Крэбб, пока мы шли к комнате. - Ну ладно по магии, их читать надо, много и постоянно. Или по квиддичу! А другие... Ну иногда можно, но редко.
   Не любил Винсент печатное слово, используя порой в его адрес непечатные. А зря. Не силой единой добиваются успеха, даже если эта сила магическая. Помимо развития собственной магии, надо еще и о другом подумать. Хитрость, умение манипулировать, знание прошлого, чтобы избежать повторения чужих ошибок. Да много надо было учитывать, а с чужих слов этого не узнать. Зато со страниц книг порой открывались пути ко многим знаниями даже скрытым от невнимательных глаз тайнам.
   Пришли. Вот она, дверь моей комнаты. Осталось взять у Винсента ключ от нее, с выбитыми на том рунами, усложняющими вскрытие замка чужими личностями. Эх, в давние времена, по рассказам отца, еще и привязку на кровь делали, но уже более века как с магией крови сильные сложности, то есть запреты. Открываю дверь и захожу внутрь. Щелк... Теперь, оказавшись отгороженным дверным полотном от внешнего мира, можно и расслабиться. Немного, самую малость. А лучшее для этого место - вот эта кровать. Только сапоги стащить, а то будет совсем уж моветон.
   Вещи разобрать, что ли? Не, лень. Их ведь для начала надо из свернутого пространства специально зачарованной сумки доставать надо, а там расположение специфичное. Надо четко помнить, что и куда засовывалось, иначе придется доставать наугад. А этого я как раз и не помню, так что придется вытряхивать абсолютно все, а потом уже чесать в затылке, размышляя, что, к чему и зачем. Или все-таки совершить этот подвиг?
   Лежу, думаю. Заодно и о том, что одно из главных преимуществ Слизерина - отдельные комнаты для каждого ученика. В других же факультетах - ужас и мрак, летящие на крыльях безумия. Проще говоря, в одну комнату набивают по трое-четверо, мотивируя это... необходимостью более тесного общения между учениками факультета. И самый маразм в том, что свободных комнат хватает! Не знаю уж, какие именно тараканы бродили в головах тех директоров и в башке нынешнего, но сталкиваться с ними лично мне не хочется.
   Кстати, еще и по этой причине поступающие в Хогвартс из числа аристократии рвутся на Слизерин. А кому, позвольте спросить, охота делить жилье пусть с даже с нормальными, но посторонними людьми? Во-от! В ответ же на директорские попытки поприжать комфорт проживания юных змеек, деканы огрызаются словами вроде: 'Есть свободные комнаты, вот мы и предлагаем детям выбор. Захотят вкусить радостей общего проживания - возражений не будет'. Вот только эти 'радости' никого не прельщают. Странно, да?
   Под эти мысли я и не заметил, как глаза окончательно закрылись и меня унесло в сон без сновидений.
  
  
  Глава 4
  
   Будильник - это зло! Особенно тот, к наличию которого ты руку не прикладывал. Оказалось, об этом позаботились наши дорогие надзи... то есть, конечно же, дорогие учителя. Надо признать, бодрящий эффект от этих звуков впечатлял. Меня словно пружиной выбросило из кровати, заставив озираться по сторонам и судорожно вспоминать, кто я, где я и вообще какого беса тут происходит!
   К счастью, память вернулась мгновенно, успокоив опасения, что может куда-то провалиться, оставив меня наедине с по сути чужим миром. Пора было приводить себя в порядок и, ознакомившись с сегодняшним расписанием, двигаться сначала в общий зал на завтрак, а потом уже и на занятия. Их сегодня будет много.
   Завтрак был в чисто английском духе, то есть с наличием овсянки, бекона и... тыквенного сока, который явно не лез ни в какие ворота. Естественно, я не удержался от высказывания вслух желания устроить авторам подобного безобразия насильную кормежку таким деликатесом. Желательно через воронку, используемую инквизицией для пытки водой. Ну и добавил, что только смена этой желтой жидкости на что-то более пристойное может заставить меня забыть о естественном душевном порыве.
   И, как ни странно, слова сработали! Тыквенный сок сменился вишневым, причем в мгновение ока. Просто кубок мигнул, исчезая, и снова появился, уже с другим содержимым.
   Наверное, у меня был донельзя озадаченный вид, раз староста факультета, Маркус Флинт, сошел до объяснений, предварительно усмехнувшись:
   - Не пугай эльфов, у них от этого уши трясутся. А эльф с трясущимися ушами - ужасное зрелище! Порой, увидев такое, мне кажется, что они вот-вот взлетят, - переждав взрыв смеха, он продолжил. - Кое-что из блюд можно менять, в пределах разумного. Ананасы и торт на завтрак - слишком шикарно будет! Но не забывайте об осторожности. Директор и деканы других факультетов это не приветствуют, потому обходитесь небольшими переменами. Понятно?
   А что ж тут не понять? Очередное ограничение со стороны хогвартского начальства, вроде проживания нескольких людей в одной комнате. То есть обойти можно, но со всей осторожностью, как при перемещении по минному полю. Или, что вернее, по полю, где недавно паслось коровье стадо. Тоже, кхм, мины, но иного сорта.
   Затем началось, то есть начались... Я про занятия. Хотя первым уроком была история магии, которая, как оказалась, являлась мощнейшим снотворным средством. Ведь вел ее призрак. Да оно бы и пофиг, лично мне без разницы, от живого или не очень субъекта знания получать. Так ведь он бубнил вроде бы не самый скучный материал таким занудно-усыпляющим голосом, что уже минут через двадцать половина слизеринцев-первогодок спала, а другая занималась чем угодно, только не восприятием материала. Зато от души поговорил с Дафной!
   В ответ на мои опасения, что подобное будет происходить на всех предметах, она поспешила успокоить, сказав, что Катберт Бинс - явление уникальное в своем роде. Следующий же преподаватель - профессор Флитвик, ведущий заклинания, совершенно иной.
   Действительно, как Дафна говорила, так и оказалось. Маленький ростом, полугоблин оказался обладателем большого не только ума, но и педагогического таланта. Он умел главное - заинтересовать своих учеников, излагая материал доступно и вместе с тем не скатываясь в примитив. Плохо было одно - заклинание 'вингардиум левиоса' я уже знал, поэтому с заданием поднять в воздух перо справился чуть ли не быстрее, чем оно прозвучало. Ну да не один я был такой - среди слизеринцев многие и до Хогвартса успели освоить простейшие заклятья.
   Получилось, что пока меньшая половина разучивала теорию и практику левитационного заклятья, остальные копались в учебнике, выискивая рекомендованные профессором фрагменты. Там были показаны как возможности оптимизировать затраты энергии на левитационные заклятья, так и рекомендованы дополнительные книги. Да и на задаваемые вопросы Флитвик отвечал, правда лишь в моменты, когда его не дергали занятые разучиванием левитации.
   Ох, чую я, что получит профессор от меня массу вопросов! Как ни крути, а его предмет, по моему искреннему убеждению, если и не важнейший за все время обучения, то один из таковых. В отсутствие то темных искусств и прочей некромантии! Правда есть еще зельеварение, но к нему у меня душа что-то не лежит. Прежний хозяин тела был к ним более склонен. Я же... Остается лишь прилагать на первых порах максимальные усилия, опираясь на доставшиеся навыки. Чуть позже можно будет ослабить контроль и чуток съехать, замотивировав... чем-нибудь. Чем-то весомым, поскольку крестный слишком серьезно относится к изучению своего предмета. Ведь именно он приложил руку к дохогвартскому обучению доставшейся мне тушки.
   Зелья, не к уроку будут помянуты! Ведь именно они будут следующим занятием, причем сдвоенными, да еще с Гриффиндором. Стоило мне, выйдя из класса, поделиться этой мыслью с остальными, как оказалось, что не я один не в восторге от подобной компании. Вражда факультетов - она не на пустом месте родилась, а в последние лет этак двадцать достигла максимума. Почти все поступающие на Слизерин были из семей, склоняющихся к взглядам Темных Лордов - кто последнего, то есть Волан-де-Морта, а кто-то предпочитал воззрения Гриндевальда. Но воззрения Дамблдора и его сторонников были чужды и тем и другим, в отличие от воспитанников Гриффиндора и почти всегда примыкающих к львятам хаффлпаффцев.
   Этот же год был тем более особенным, ситуация была совсем накаленной из-за Поттера. Он, что ни говори, олицетворял победу партии Дамблдора. Живой символ, знамя на двух тощих лапках... Мальчик-который-выжил, как его чуть ли не официально называют.
   Нет, моя это совсем не понимать. Хотя нет, скорее понимать, но совершенно не принимать подобное обожание толпы. А именно оно и творилось вокруг упомянутого субъекта. Если утром я особенно не присматривался, поскольку толком и проснуться не успел, то сейчас, во время обеденного перерыва, наблюдал картину во всей красе... сомнительной.
   - Странно, что его еще на сувениры не разобрали, - усмехнулся один из старшекурсников, мне незнакомый.
   - Лучше тогда на святые мощи, как магглы-христиане с предметами своего обожания часто делали, - столь же ехидно отозвался другой слизеринец. - Представь, как в гостиной полупочтенной семейки потомственных гриффиндорцев, в хрустальной коробочке лежит ноготь с мизинца левой ноги САМОГО Поттера. Какая...
   - Гадость!
   - Точно.
   Мы, слизеринцы, такие слизеринцы... Но это мы можем пусть жестко, но поиронизировать над происходящим, а вот у многих других явно снесло крышу мощным порывом фанатеющих ветров. Вокруг Поттера прямо толпились ученики разных курсов, то внимательно изучающих шрам, то с выражением блаженного идиотизма на лице жмущих тому руку, то... Да-да, они даже расспрашивали его о том, помнит ли он, как сумел победить Волан-Де-Морта! Нет, не так, Того-чье-имя-нельзя-называть... Твою же мать, они до сих пор боятся! Маги и боятся. И чего? Имени поверженного врага.
   - Еще несколько таких дней и я всерьез задумаюсь о том, чтобы выклянчить себе пропитание, не выходя из наших подземелий, - кисло улыбаюсь я, жалуясь Дафне на происходящее. - Весь аппетит отбивает происходящее... действо.
   - Ничего, Драко, - изящная ручка снежноволосой мимолетно поглаживает меня по запястью, явно желая подбодрить. - Сейчас с первым курсом Гриффиндора случится Снейп.
   - А?
   - Зельеварение сейчас. Совместное. Будет забавно, ведь наш декан очень не любит гриффиндорцев. Всех. Да ты и сам должен знать.
   Должен, но не то чтобы знаю. Зато произнесенные Дафной слова самую малость, но все же добавляют оптимизма, заставляя взбодриться. Плюс к тому и обед вот-вот закончится. Лично я мог бы и раньше сбежать из-за стола, но воспитание не позволяет. Ладно бы еще Винс с Грегом, у меня совесть не всколыхнулась бы оторвать их от не полностью опустошенных тарелок. Вот Дафна - это иное. Девушка кушает довольно медленно, поэтому...
  
  ***
   Здравствуй, кабинет химии! То есть, конечно же, зельеварения, но ощущения донельзя похожи. Колбы, пробирки, контейнеры со всякой неприятно пахнущей гадостью. Несколько необычно выглядят разве что котлы, ну да на это быстро перестаешь обращать внимание.
   Гриффиндорцы, как и ожидалось, пока отсутствовали. Оно и понятно, мы же появились на несколько минут пораньше. Зачем? Да просто в первый раз занятые места, если не случится чего-то форс-мажорного, останутся за тобой как минимум на весь учебный год. А для зельеварения занятое место - это не пустой звук или понты голимые. Тут лучше всего находиться у стен или еще лучше - в углу. При таком раскладе меньше вероятность того, что взорвавшийся или выбросивший из своего нутра фонтан чего-то едкого и токсичного котел доставит тебе несколько неприятных мгновений. Так что места ближе к центру исключительно для гриффиндорцев. Кажется, проявлять безрассудную храбрость у них в традициях факультета прописано? Вот пусть и геройствуют на здоровье! Лишь бы плоды их дурного геройства в нас не попали.
   Отрицательно качаю головой, видя попытку Крэбба с Гойлом примоститься за одним из котлов. Это для них обоих не есть хорошо. Зелья - предмет совсем не для них, они в них бездарны, как я в практическом аспекте травологии, а именно в ухаживании за растениями. Мда, мне уже заранее жаль нервы Помоны Спраут.
   А Грегори можно посочувствовать прямо сейчас. Угораздило же его попробовать предложить свое общество не кому-то, а непосредственно Панси Паркинсон! Нет, девочка далеко не глупая, своеобразная, несмотря на заметную курносость. Вот только происходя не просто из знатного, но до неприличия богатого рода... Семейство Гойлов в ее глазах абсолютно не котировалось. Следовательно, Грегори если и мог на что рассчитывать, то только на 'привет-пока' и знаки внимания лишь в одну сторону. По крайней мере сейчас, пока сам был всего лишь обычным первокурсником Хогвартса.
   В отличие от Нотта, против общества которого Панси ничего не имела. Там тоже не было особых денег, зато присутствовала родовитость и обширные связи в Британии и не только.
   Что же до моего вассала, клюнутого в зад розовым птицем обломинго, то он малость утешился, пристроившись в пару с Трейси Дэвис. О ней я почти ничего пока не знал. Винсент составил компанию полненькой Милли Булстроуд, итальянец Забини предпочел общество столь же темпераментной как он Джулии Рамирес... Ну и остальные вроде как распределились по парам.
   - Сейчас придут, - хихикнула Дафна, прислушиваясь к чему-то за дверью класса. - Да услышим мы вопли фанатов Поттера!
   Упаси боги от подобного! Ан нет, не спасли. Дверь открылась, и в класс влетела шумная, галдящая толпа, центром которой был, разумеется, отмеченный шрамом паренек. Ввалившись в класс, неслабая часть этой могучей кучки первым делом кинулась рассматривать емкости с плавающими в растворе уродцами... То есть, конечно же. магическими экспериментами и просто заспиртованными представителями фауны. Рон Уизли, уже прочно взявший на себя роль главного друга знаменитости, начал упражняться в своем плоском юморе. Сравнивал тех или иных уродцев с теми, кого не любил. Заспиртованная змея у него по какой-то причине стала похожа на меня, зародыш обезьяны с ненормально искаженной головой проассоцицировался с Винсом, ну а стоящее на одной из полок чучело летучей мыши... Интересно, слышал ли входящий в класс Снейп сие нелестное сравнение? И если слышал, какую форму примет его циничная реакция на мелкий рыжий раздражитель?
   - Он тебя оскорбил, - прошептала Дафна и бросила испепеляющий взгляд в сторону рыжего. - Ты понимаешь?
   - Несомненно, есть свидетель. Но несколько позже.
   - Ага.
   Пока Снейп грозным взглядом, действующим похлеще бича надсмотрщика, разгонял гриффиндорцев по партам, я смотрел. На каждого из тех, кто вряд ли мог стать союзником. Зато поделить на недоброжелателей и возможных нейтралов стоило. Сегодняшние наблюдения наверняка в этом помогут.
   Перекличка шла стандартно, но лишь до тех пор, пока наш декан не добрался в своем списке до фамилии Поттер. И тут я увидел, что такое настоящая, идущая от глубины души ненависть. Казалось, она сочилась с каждым словом, заполняла все помещение, прибывала и прибывала. Да-а, это было запоминающимся впечатлением.
   - О да, Гарри Поттер. Наша новая знаменитость!
   Крэбб попробовал было состроить глумливую харю и затем гнусно, как он это умел, заржать. К счастью, оставшимся не замеченным Снейпом жестом, мне удалось его заткнуть. Нефиг! Тут нечто личное и вмешиваться в подобное без веского повода - хуже, чем немалая вероятность выставить себя дураком. Это ошибка!
   Молчание. Оно и впрямь сейчас подходило к ситуации лучше всего остального. Сейчас все мы были зрителями на этом... празднике ненависти.
   Декан, несмотря на эмоции внутри, умел держать себя в руках. Спокойно закончил перекличку, после чего тихим, но слышимым во всех концах класса голосом начал говорить о той области магического искусства, которой мог научить. Мог, но лишь в случае имеющегося желания понять и принять знание.
   - Глупое махание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки. Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая его чувства... могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Но всё это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.
   Выстрел точно в цель! Умелый вброс в мозг присутствующих учеников, способный заставить пошевеливаться умных и амбициозных и... оставляющий в недоумении ограниченную серую массу. Вон, кстати, отдельные представители смотрят то на Снейпа, то друг на друга. Не понимают, почему их тут по головке не гладят, а сразу ставят перед не самой приятной, но реальностью. Особо ярко выделяются... Ну да, Уизли, Поттер, и, пожалуй, Томас. Что до Лонгботтома, так тот, такое впечатление, от страха сейчас в обморок упадет. Вон как, болезный, глаза выпучил, мало чем своей жабе уступая.
   Хотя бы минимум понимания проявляли лишь двое: индианка, причем явно не из касты неприкасаемых, судя по правильным чертам лица и относительно светлой коже, да взлохмаченное нечто, помимо отсутствия прически запоминающееся неправильной формы передними зубами. Напрягаем память... Патил и Грейнджер.
   Снейп же явно оседлал любимого конька. Иными словами, решил на практике доказать только что им сказанное. В качестве доказательства был выбран простейший вопрос и некто Гарри Поттер, к которому декан обратился. От 'героя магического мира' всего-навсего требовалось сказать, что будет, если измельченный корень асфоделя смешать с полынной настойкой. Всего лишь! Юмор же ситуевины был в том, что ответ гордо красовался на первых страницах учебника по зельеварению за первый курс, аккурат во введении. Мощное усыпляющее зелье, получаемое в результате смешения, приводилось как пример! Достаточно было хотя бы открыть учебник и хотя бы из любопытства прочитать вводную часть.
   Выражение удивление на лице Поттера было воистину безграничным. Кстати, он был далеко не одинок. Но Снейп ждал ответа... И получил его в виде банального ' я не знаю', заставившего талантливого зельевара заметно поморщиться. Впрочем, он явно не оставил попыток достучаться хотя бы до зачатков ума, спросив про то, что такое безоар и где его искать...
   Вот тут уже сложно было выдержать. Особо смехонеустойчивые слизеринцы либо бились головой о парту в попытках не заржать во весь голос, либо сдавленно фыркали в прижатую ко рту ладонь. Я их понимал, ведь порой так сложно удержаться от живительного хохота. Безоар - это универсальное противоядие - упоминался даже в многочисленных развлекательных книгах обычного не магического мира. Ну может лишь чуть пореже, чем философский камень, легенда алхимии.
   А Поттер тем временем ухитрился отжечь еще сильнее, в ответ на очередной вопрос добавив к уже привычному для него слогану 'Я не знаю':
   - ...но мне кажется, что Гермиона это точно знает, почему бы вам не спросить её?
   Прощай, мой любимый покерфейс, мне будет тебя не хватать! На сей раз удержаться от улыбки смогла только Дафна, честь ей и хвала. Усердно тянущая руку гриффиндорка и та смутилась, покраснев, словно вареный рак, и опустив руку. Кажется, быть в центре веселья ей не понравилось. Не поняла, что сейчас потешаются вовсе не над ней, а над ее сокурсником.
   Песец подкрался незаметно! Сольный номер клоуна по имени Поттер нам, змеям, запомнится еще надолго. По сути, он не только показал отсутствие знаний, но и публично 'потерял лицо', пытаясь переложить свой провал на других. Да еще перевел стрелки не просто так, а словно указывая преподавателю, что и как тому делать. Интересно, кто же его, такого борзого, воспитывал? Или корона 'спасителя Британии' на череп неслабо так жмет?
   Снейп, окончательно составив мнение о свалившейся на нас 'звезде', сам ответил на свои же вопросы, порекомендовав не знающим ответов записать их в тетрадях, после чего перешел к теме сегодняшнего занятия. Нам предстояло всего лишь сварить простейшее зелье по подробному рецепту. На всякий случай он был продублирован и на доске, если кому-то лениво учебник открыть. Мимолетный взгляд на нужную страницу... Ага, все понятно. Достаточно следовать указаниям и все получится. Мало того, можно даже успеть сделать его куда раньше, если почитать примечания и использовать катализаторы, ускоряющие процесс.
   Порезать, растолочь, отмерить, высыпать. Но главное - стараться не вдыхать глубоко, оберегая свой нос от особо ядреных запахов. Интересно, а есть ли заклятье, работающее наподобие противогаза, фильтрующее воздух возле твоего лица от посторонних запахов? Надо будет поинтересоваться.
   Ускоритель процесса, добавленный после короткого совещания с Дафной, мы все же использовали. И не прогадали. По крайней мере, зелье от фурункулов имело нужный цвет, запах и вязкость, да и остатков ингредиентов на дне котла практически не наблюдалось, что было хорошим признаком. Осталось лишь доложиться Снейпу.
   И все же крестный местами зануден и всегда мрачен сверх разумного предела! Похвалив за скорость, тут же раскритиковал насчет нашей лени. Мотивировал тем, что катализатор добавляют лишь при необходимости скоростной варки, но не в обычных ситуациях. Видите ли, сила зелья может снизиться процентов на десять или чуть больше. А после всего этого добавил, да так, чтобы все слышали:
   - Десять баллов Слизерину за... Нет, все же пять, поскольку скорость не всегда нужна, разве что при ловле пикси и уклонении от 'авады'.
   Язва! Но мне куда больше нравится такой стиль, чем сюсюканье с детишками, которых тут некоторые явно грешат.
   Ухмыльнувшись в ответ на высказывание декана, я стал было приводить рабочее место в порядок, не желая нагружать этим Дафну, но тут... Мерзкое шипение проплавленного котла, истошный вопль-визг - Лонгботтом ухитрился в очередной раз отметиться. А спустя несколько секунд все мы узнали НАСКОЛЬКО он отличился.
   - Кретин! - припечатал его единственным словом Снейп. Звучало это не как оскорбление, а как окончательный диагноз. - Иглы дикобраза никогда не добавляют, если котел над огнем. Уведите этого... ученика в больничное крыло. А соседям, что не предупредили - подарок в виде штрафного балла Гриффиндору. Гордитесь своими достижениями, мистер Поттер и мистер Уизли!
   Поттер открыл рот... Посидел пару секунд в подобном состоянии, явно собираясь с мыслями, затем получил пинок от своего рыжего соседа, после чего рот закрылся. О как! Я с интересом наблюдал за этой безмолвной пантомимой, пытаясь понять, какую именно игрушку мне напоминает 'герой всея магической Британии'.
   - Жаль!
   - Чего именно, Драко?- не могла не полюбопытствовать Дафна.
   - Представление закончилось, вот и жаль. Один в больничке, другой молчит, третий второго пинает. Похоже, можно уходить, все интересное кончилось. Позвольте помочь вам, леди Гринграсс.
   - Позволяю, лорд...
   Игра на публику, что тут сказать. Слизеринцам всегда приходится играть, поддерживая облик аристократов перед другими. Порой это забавно, порой получается само по себе, а иногда немного утомляет. Но если этого не делать... Примеры, находящиеся поблизости, совсем не вдохновляют, достаточно взглянуть на ту часть Гриффиндора, что вроде как не из широких народных масс, чтобы в очередной раз удостовериться. И я меряю вовсе не по чистокровности, достаточно посмотреть на Лонгботтома и Уизли. Жуть!
   По дороге в выходу из класса, я поймал несколько взглядов, которые нельзя было проигнорировать. Крестный смотрел одобряюще и с интересом, ему явно нравилась та нехитрая по его меркам игра, которую я затеял. Потому он меня и не оборвал во время полоскания в помоях части гриффиндорцев, особенно ему неприятных. Оценивающие взгляды Нотта, Паркинсон и Забини... Эта троица из представителей наиболее значимых, помимо Малфоев и Гринграссов, родов на первом курсе Слизерина, наверняка просчитывала дальнейшее поведение.
   И еще были потоки ненависти. Вот был бы троллем - не магическим разумным существом, а в переносном смысле, конечно - обожрался бы такой вкусной эмоцией. А так... просто забавно и не более того. Но особенно выделились рыжий и шрамированный! Вот и хорошо, а то я уж было побоялся, что даже столь неприкрытый на них наезд окажется банальным образом не понят. В общем, ждем-с! Ведь это только самое начало забавы.
  
  
  Глава 5
  
   Это стояние в коридоре у дверей класса зельеварения было для меня... чем-то родным, этаким отголоском из напрочь заблокированной истинной памяти. Просто стоять, подпирая спиной каменную стену, не спеша беседовать с интересной девушкой о всяком-разном, ждать, когда к нам присоединятся как друзья, так и недруги. Причем, что забавно, сейчас важнее были именно последние.
   Бум! С грохотом открылась дверь, выпуская наружу лавину гриффиндорцев, бегущих от знаний, как индюки от чести стать украшением рождественского стола. Но не все стремились разбежаться на все четыре стороны, часть была настроена совсем на другое. И что-то мне подсказывает, что кое-кто собрался искать меня. Но зачем искать, я и так тут стою. Вот если бы они еще и не заметили...
   Нет, все же и тупость имеет свои пределы. Или НЕ имеет? Поттер с Уизли и Дином Томасом так точно рванули бы на поиски, но были безжалостно остановлены голосом разума. Не собственным, само собой, а со стороны взлохмаченной девчонки с большими передними зубами. Как там ее? Ах да, Грейнджер!
   - Рон, Дин, Гарри! Если вы искали Драко Малфоя, то он здесь.
   Подействовало. Навострившиеся было отправиться в бессмысленные поиски, три гриффиндорца заозирались и, обнаружим меня, с интересом за ними наблюдающего, еще больше вскипели. Больше всего это было заметно по рыжему, который засопел, покраснел, сжал кулаки... а его фоне остальные терялись, особенно Томас. Младший Уизли уже совсем хотел было сойти с ума и броситься на меня с кулаками, при поддержке своего африканоидного приятеля, но вновь вмешался голос здравого смысла. Занудным таким тоном:
   - За драку с нас могут снять еще больше баллов. Профессор Снейп и так вас недолюбливает. Рон, успокойся, - повисла у него на руке Грейнджер, судя по всему, относящаяся к подвиду 'девочка домашняя, занудная и зубрящая'. Видели, знаем. - Гарри, а ты помоги удержать Дина! Ну же, давай... Нам надо успокоиться. Всем нам!
   - Грейнджер, сделай мне большое одолжение, кричи потише, - улыбнулся я. - А если твои сокурсники так сильно хотят вляпаться в неприятности - пускай. В конце концов, каждый волен прогуляться по полю, усеянному граблями.
   - Они хотят, сюзерен, и мы хотим, - прогудел стоящий неподалеку Крэбб. - Дай мне и Грегу выбить из них все, что находится внутри! Тебе это понравится.
   Надо отдать должное троице воинственных гриффиндорцев. Поняв, что численное преимущество не на их стороне, они перестали изображать из себя бойцовых петушков. Более того, посмотрели на Винса с Грегом, просто мечтающих о ма-аленькой такой потасовке, на заинтересованно наблюдающих иных слизеринцев. Впечатлились и, поскрипывая зубами, попытались тихо слиться.
   Э, нет, мы так не договаривались! Если они сейчас смоются, то у меня не получится прояснить случившееся на зельях. А оно необходимо. Выбранный для себя облик надо холить и лелеять. Поэтому...
   - Эй, Поттер. Ты, кажется, скрипел зубами в сторону профессора Снейпа? Каждому, конечно, свое, но только полные гриффиндорцы пышут злобой на других, не удосужившись сначала проверить, не сидят ли в куче низкокачественного сельскохозяйственного удобрения.
   - Ты не должен так разговаривать с Гарри, - ткнула пальцем в мою сторону Грейнджер. - Это грубо и невоспитанно!
   Твою же мать. Выросшие среди обычных людей, магглов на здешнем сленге, просто не понимают всех нюансов магического мира, а особенно древних родов. Но есть ли в том их вина?
   Многие считают, что да. Вот уже оба моих вассала собираются отреагировать на прямое оскорбление в мою сторону. Не посредством кулака, конечно, но ответным оскорблением, причем из числа понятных даже 'грязнокровке', как они любят называть магглорожденных.
   - Стоп! - Жестом и словом приказываю сохранять полное молчание Крэббу с Гойлом и прошу того же от остальных сокурсников. И знаю, что просьбу выполнят, ведь оскорбили меня, мне и право ответа. - Грейнджер, тебе вообще о магическом мире рассказывали?
   - Но при чем тут...
   - Это грубо и невоспитанно - перебивать собеседника, - жизнерадостно оскалился я, понимая, что порой лучше всего воздействовать на оппонента его же словами. - Но я еще раз готов повторить вопрос. Нужно?
   - Нет! К нам домой приходила профессор МакГонагалл, потом она водила нас в Косой Переулок, еще к Олливандеру, потом в...
   Пропустив мимо ушей дальнейшие малозначимые подробности, я произнес, обращаясь вроде бы и к Грейнджер, но на деле к своим сокурсникам.
   - Вот и я о том же. Один мимолетный взгляд, потом приезд в Хогвартс. А никто не догадался посоветовать тебе купить пару-тройку книг о традициях магического мира? Сразу видно, что нет. Так что Драко Люциус из древнего рода Малфой советует магглорожденной Грейнджер отправиться в библиотеку, попросить там соответствующие книги и внимательно их прочитать. А через... Быстро ли ты читаешь?
   - Я люблю читать! - взвилась та. - И читала побольше многих, кто...
   - Тогда недели тебе хватит. Потом ты подойдешь ко мне и скажешь, что было в нашем сегодняшнем разговоре, а чего не было. Теперь уходи.
   - Но здесь мои...
   - Твои СОКУРСНИКИ в полной безопасности. По крайней мере, здесь и сейчас, - процедил я, с искренней неприязнью глядя на гриффиндорскую троицу. - Махать кулаками - это так пошло и примитивно. Мы же не обитатели маггловских трущоб и всяких городских 'нор'.
   Искаженное лицо Уизли, его рука тянется к палочке, поднимает ее... Я же ухожу в сторону, причем не просто делая шаг, а перекатом. Тело работает само, подчиняясь рефлексам. Тем, которых нет и не могло быть у исходного Драко. Сноп искр - пропущенной через палочку силы, не сумевшей оформиться в заклинание - пролетает мимо, став всего лишь безвредной иллюминацией.
   - Инкарцеро.
   Связывающее заклинание, на автомате брошенное мной, все же сработало. Правда хиленько так, еле-еле. Сказалось то, что Драко-прежний его толком и не изучал, а я сам просто не имел времени отточить это полезное умение. Поэтому и результат... соответствовал. Вместо крепких канатов или, что еще лучше, железных цепей, рыжий бузотер оказался спутан чем-то вроде обычного шпагата, которым посылки перевязывают. Впрочем, его тоже хватило. Спутанный Уизли обрушился на пол и теперь злобно вращал глазами на потеху 'змеям'. Ну и в качестве символа поражения для своих приятелей.
   - Интересно, а если упаковать покрасивше и украсить парочкой бантиков... Смогут ли почтовые совы, взявшись дружно, отнести столь экстравагантную посылку прямиком в Дыру... то есть Нору?
   Поглумиться на Уизли сейчас было просто необходимо. Как-никак, атака магией здесь и сейчас с его стороны была нарушением всех и вся правил. Впрочем, правила и рыжие вообще плохо сочетаются. Более сильно, нежели с правилами, Уизли не стыкуются лишь с честью. Это у них в роду, то всем ведомо, но только не все желают признавать очевидное. Хотя примеров тому - масса. Да даже если взять юное поколение - чертовы близнецы просто живые воплощения пакостности и типичного издевательства над всеми, кого не боятся. А, бес с ними, сейчас важно другое.
   - Гриффиндорцы, они... такие гриффиндорцы, - ухмыльнулся я, останавливая взгляд на Поттере, Томасе, Уизли поочередно. Грейнджер это миновало, тут стоило подождать. К тому же девчонка и без того залилась краской от смущения. Понимала, что выходка ее рыжего приятеля была с любой стороны неприличной. - Очень любят нападать, когда чувствуют себя уверенными в победе. Истинные воины добра и света, бьющие магией в коридоре школы, во время разговора. Прелестно!
   Сокурсники стояли и жизнерадостно скалились, явно наслаждаясь полосканием соперников в бадье с дурнопахнущим коричневым содержимым, что лишь по цвету напоминает шоколад. И я их понимал. Ведь многие, слишком многие в стенах Хогвартса любили проделывать подобное, но уже над представителями Слизерина. Представителями проигравшей стороны...
   А еще мне было интересно, что же случится дальше, что предпримет главный объект, то есть Гарри Поттер? По сути, у него было лишь два пути - тихо слиться или попытаться ответить. И любой из вариантов сейчас был мне только в плюс. Как ни крути, но своей выходкой Рон Уизли в очередной раз подтвердил перед всем первым курсом Слизерина мнение о рыжем семействе в частности и всем Гриффиндоре в целом. Ну и малость приподнял мой авторитет среди сокурсников. Авторитета же, как известно, много не бывает.
   - Что, Малфой, осмелел, когда за спиной целая толпа змеюк? - сжимая кулаки, выкрикнул Поттер, явно дошедший до стадии белого каления. - А один на один трусишь?!
   - Махать кулаками - пошло. Зато, если ты настаиваешь, а могу вызвать тебя на магическую дуэль. Но провести ее чуть позже, когда поймешь, как надо себя вести во время нее.
   - Э-э...
   - Вот именно. Понимаю, что, общаясь со всяким сбродом, ты про дуэли толком ничего и не знаешь. Соболезную. Вот только устраивать тебе уроки просвещения не входит в мои планы. Поэтому могу лишь выделить поощрительный пинок по направлению к библиотеке. Знаешь, что это такое?
   - Знаю! Да что ты...
   - Что я о себе возомнил? - подхватил я не до конца произнесенную, но вполне угадываемую фразу. - Исключительно то, чего можно ожидать. Ведь глядя на таких твоих сокурсников, как Уизли и Лонгботтом, можно подумать... Хотя нет, для сбережения нервов об этом лучше НЕ думать. И вообще, мне кажется, что одна Грейнджер умнее вас троих, тут присутствующих, вместе взятых. Позор для родов Поттеров и Уизли! Представителя древних семей, один из которых к тому же наследник, уступают в здравомыслии одной... магглорожденной.
   Шах и мат! Унизить троицу гриффиндорцев сильнее, чем уже сделано, будет весьма сложно. Да и не нужно. Юные 'змейки' откровенно забавляются, глядя на бесплатное представление. Но если часть веселится просто так, то другие еще и прокачивают возможные последствия. Унижение своего протеже Дамблдор без внимания не оставит. Значит, стоит ожидать последствий. Уверен, что они будут тщательно замаскированы, но от этого не менее опасны. Что ж, я готов начать игру, пусть и с противником, превосходящим меня не то что на голову, а на порядок. Это будет хорошая 'школа выживания'. А выжить я намерен, причем не просто, но приобретя главное - опыт!
   Ах да, чуть не забыл! Все еще скованный заклятьем рыжий смотрит злобно не только на меня и других слизеринцев, но еще и на Грейндджер. Да и дитя африканских пальм не сильно от него в этом отличается. Ай как здорово! Остается лишь закрепить возникшие эмоции.
   - Грейнджер, сделай доброе дело, отведи своего шрамированного приятеля в библиотеку. И, если надо, поучи, что надо делать с книгами. А то ведь... возможны варианты. Засим разрешите вас покинуть.
   Выпустив эту 'парфянскую стрелу' и взмахом палочки сняв заклятье обездвиживания с Уизли, разворачиваюсь к' грифам' спиной и ухожу, зная, что удара в спину не будет. Ну не такие же они идиоты, чтобы попытаться сотворить нечто подобное перед всем нашим курсом, с риском получить... незабываемые впечатления.
  
  ***
   Любое действие имеет свои последствия. Это я ощутил на своей шкуре тем же вечером. А последствия бывают разные!
   Сначала были хорошие, со стороны как одно-, так и старшекурсников. Как следует оценив произошедшее, они признали полезность унижения враждебного, по сути своей, факультета, особенно в лице его наиболее известного сейчас представителя. Правда староста, Маркус Флинт, заявил мне, что:
   - 'Грифы' получили урок, но стоило ли делать это так явно? Будь передо мной кто-то другой, а не наследник лорда Малфоя, я могу бы подумать, что в твоих действиях против гриффиндорцев было много... гриффиндорства.
   - Так и было задумано. Зато что будет потом...
   - Это мы увидим. Но будь осторожен, сегодняшнее тебе не простят. И участники, и иные, более старшие и влиятельные.
   А потом случился Снейп! Резко так случился, ядовито и самым запоминающимся образом. Новое приглашение скромного меня в свои личные апартаменты, после чего разбор на составляющие и клистир с дохлыми ежиками. И от того, что все это было в переносном смысле, мне не особо легче. Мда, знал я, что у крестного крайне ядовитое чувство юмора и чрезвычайно циничное отношение к жизни вокруг, но испытать это на собственной шкуре было неприятно. Действительно, прозвище Ужас Подземелий подходило ему в полной мере.
   Всего за четверть часа меня прополоскали в яде, потоптались по столь нежно лелеемому эго и просто высказали свое нелицеприятное мнение по поводу столь ярко проявленной позиции. И только потом, словно в насмешку, похвалили за проявленную самостоятельность и готовность идти к поставленным целям, пусть крестному пока и непонятным. Но самым приятным была высказанная им готовность поддержать. Только осторожно, потому как его собственное положение в стенах Хогвартса было далеко не однозначным.
   Едва я захотел поинтересоваться о причинах, как меня банально выставили за дверь, заявив, что мал еще. Вот потом, когда подрасту и усилюсь, тогда он... подумает.
   Вымотанный общением со Снейпом, я максимально тихо и незаметно ухитрился прошмыгнуть к себе в комнату. Хотелось просто отдохнуть от безумного темпа, набранного с самого начала моего осознания себя в этом теле или вообще мире. Отдыхать от такого лучше всего не просто смотря в потолок, а занимаясь чем-то ненапряжным. Например, обустройством комнаты по своему вкусу и, для разнообразия, чтением полученного письма от Нарциссы Малфой, урожденной Блэк. От... матери.
   Сына она действительно любила. Я это помнил и не испытывал никаких сомнений, просматривая доставшуюся мне память. А поскольку она, память, за неимением собственной рассматривалась как единственная, то отстраниться от нее не было возможности. Да и не особенно хотелось, если быть честным. Теперь он - это я. А я... я остаюсь самим собой, получив чужую память вместо своей, эмоции, но сохранив свою сущность.
   Да, письмо... Нарцисса беспокоилась о том, как я добрался, нормально ли мне тут живется. Спрашивала, что бы я хотел, чтобы она прислала. Ну и, само собой, желала подробнейшего рассказа о моей тут жизни.
   Не вопрос! Благо тут даже напрягаться не надо насчет собственно письма. Зачарованное перо просто переносит сказанное тобой на бумагу, легко успевая даже за быстрой речью. И это откровенно радовало, поскольку во многом мне была заметна некоторая отсталость магического мира относительно мира обычных людей.
   Странно. Столь мощный потенциал и отсутствие некоторых вещей, естественных для простых людей. Память ничего толком не подсказывала, поэтому я отметил для себя очередной пункт, который следовало прояснить. Но мысли о разном не мешали диктовать ответ, в котором, помимо обычных строк, возникали и те, что имели особое значение. Например, насчет необходимости выбраться из Хогвартса для смены неправильно ведущей себя волшебной палочки.
   Закончив письмо, разобрав и разложив вещи, я понял, что меня так и тянет чем-нибудь заняться. Ощущение бодрости, заряда энергии, никуда не исчезало. Требовалось действовать, причем совершенно неважно как: умственно или физически. Быть может, это последствия моего пробуждения в чужом теле? Кто знает. Это есть, а значит, этим надо пользоваться. А поскольку сидение в комнате не прельщало, то надо было выбраться наружу. Куда? Да хотя бы в местную совятню - отправить письмо. Не со школьной совой, разумеется, а с одной из семейных сов. Что поделать, вот не верю я в то, что школьные пернатые, в случае необходимости, не свернут в сторону того же директорского кабинета. И я не одинок в подобных подозрениях, их разделяет весь Слизерин и немалая часть Рэйвенкло.
   Гостиная была почти пуста, лишь несколько парочек со старших курсов наслаждались огнем в камине и обществом друг друга. Да еще... Дафна. Вот ее я здесь увидеть не ожидал.
   - Это сюрприз, - едва заметно улыбнулась девушка. - И хочется, чтобы он был приятным.
   - Так и есть. Составишь компанию в прогулке до совятни?
   - Только до нее?
   - Может и не только. Длина пути зависит от взаимного интереса. То есть... все зависит от нас.
   Намеки, скрывающиеся за основным слоем разговора. Да-а, интриги - наше все. По сути, Дафна парой фраз и оттенками в их произнесении сумела донести многое. Для начала то, что ее впечатлили и обрадовали мои действия. Мало того, она надеется, что они продолжатся в том же стиле. С ее же стороны предлагается союз, пусть и без явной или ведущей роли.
   Отказываться от такого? Право слово, я кто угодно, но только не идиот. Потому единственным вариантом было соглашаться, что я и сделал, предложив тот самый 'путь со взаимным интересом'. Чую, что скоро придется отправлять другое письмо, посвященное исключительно этой теме. И не Нарциссе, а конкретно Люциусу. Интересно даже, как именно он на эту новость отреагирует?
   Пока же мне оставалось лишь наслаждаться вечером в приятной компании, а заодно выжать из одной очаровательной леди максимум возможного. Особенно о том, что она думает насчет расклада сил в Хогвартсе. Точка зрения представительницы рода Гринграсс по любому должна была хоть немного, но отличаться от той, что была в нашем семействе.
   - Хорошо полетела, - произнес я, глядя, как пернатый почтальон удаляется от стен Хогвартса. - И плохо, что у нас, магов нет столь банальной магловской техники, как тот же телефон. Да и другие их технические штучки нам бы не помешали.
   - Я точно разговариваю с Малфоем? - притворно изумилась Дафна. - С представителем и наследником рода, яро поддерживающего превосходство магов во всем?
   - Любое превосходство надо не просто поддерживать, но и развивать. И уж точно не отказываться от того, что создано без магии. Взять к примеру, колдографию. Она куда лучше фотографий магглов. Хогвартс-экспресс с давних времен был лучше маггловсских паровозов, но теперь лишь немного их превосходит. Вот я привел в пример телефоны. У нас есть такие их аналоги как протеевы чары, сквозные зеркала, они пока еще не уступают во многом, но кое в чем уже отстают от маггловских новинок. Прогресс технологий набрал бешеную скорость, мы же долгое время лишь сбавляем темп развития. Понимаешь, о чем я?
   - Моя семья понимает. Превосходство не через отрицание, а через развитие.
   - Оно самое. Поэтому я...
   - ...не копия своего отца, - подчеркнула очевидное девушка. - Это заметили все, включая тех, кто ему враждебен. Опасайся.
   - Кого?
   Дафна внимательно посмотрела на меня, затем мимолетно провела кончиками пальцев вдоль моей руки, от запястья к плечу. Задумалась, отдернула руку... Снова посмотрела, но уже не на меня, а в затянутое облаками небо.
   - Поттер - ключ к непонятному. Мой отец кое-что узнавал про него. Про всех, с кем мне предстоит учиться на одном курсе. Тебя это не смущает?
   - Нет. Но интересует.
   - Тогда слушай и попробуй не сильно удивляться. 'Герой магической Британии' провел всю свою жизнь среди магглов, родственников его матери. Это при том, что он родня роду Блэк, то есть Андромеде Тонкс и Нарциссе Малфой. По законам они имели преимущественное право опеки, как ближайшие родственники-маги.
   - Внушает.
   - Дальше будет еще удивительнее, - бесстрастным голосом, отрешаясь от эмоциональной составляющей почти полностью, излагала Дафна. - Поттеры, конечно, не самый богатый род, но никогда не бедствовали. А смотря на единственного живого Поттера, об этом не скажешь. И наконец 'спаситель Британии' как будто исчез после того, как случилось сам знаешь что. О нем никто не слышал, его никто не видел. Зато все газеты нет-нет, да и поднимали эту тему. Много слухов, полностью отсутствующие факты. Если кратко - это все.
   Ай да Дафна, ай да Гринграсс! Я был впечатлен до глубины души. И это ей всего двенадцать с небольшим лет. Даже подумать боязно, что из нее вырастет к моменту полного совершеннолетия, то есть к окончанию Хогвартса. Ладно я, на самом деле имеющий возраст несколько больше календарного для моего тела. Но вот эта юная леди...
   Оставалось лишь рассыпаться в комплиментах е уму и сообразительности, Не грубых, те вызвали бы у умной девушки лишь негативную реакцию. Ее радовали лишь куда более тонкие, с намеками на дальнейшее развитие впечатляющих даже сейчас способностей. А еще - просьба на досуге примерно в таком же ключе поведать о других первокурсниках. Обо мне в том числе.
   При последних словах я слегка улыбнулся и подмигнул снежноволосой, намекая, что тут у нее явно возникнут некоторые сложности.
   - Тем ты и интересен, - улыбнулась в ответ девушка, беря меня за руку. - По собранным отцом и внимательно прочитанным мной сведениям, сюда должен был приехать обычный... Малфой. Умный, но заносчивый. С запасом знаний, но не способный к импровизации и рискованным действиям. Я люблю разгадывать загадки...
   - Тогда тебя ждет долгое и увлекательное занятие. Очень долгое...
   Вместо ответа в меня лишь на пару секунд вонзили ноготки, напоминая, что рядом девушка не просто умная, но еще и с характером. А я что? Мне все нравится. В том числе и стоять вот так вот, любуясь красотой увядающего вечера и расцветающей красотой совсем иного рода.
  
  
  Глава 6
  
   Безумный ритм первых двух дней, проведенных в Хогвартсе, несколько спал. И это не могло не радовать - долго подобное выдерживать может и реально, но как-то не сильно хочется. Мне требовалось время, чтобы освоиться на новом месте, да и привести в порядок свою личность не мешало. Память опять же стоило окончательно упорядочить, чтобы можно было пользовать ей, как хорошей библиотекой. Кстати, я ничуть не оговорился! Похоже, мое 'я', прочно окопавшееся в новом для себя теле, получило не просто возможность быть его полноправным и единственным хозяином, но еще и некоторые интересные бонусы. Пока я понял и сумел начать пользоваться лишь одним - структурированной памятью.
   Что это за зверь такой загадочный? Просто возможность извлекать из глубин разума любое воспоминание. Порой для этого требовалось соскользнуть в некоторое подобие транса, а порой оно - воспоминание - всплывало само собой. Полезное умение, наверняка связанное с тем, что я был для моего нынешнего тела не изначальным владельцем, а подселенным по неведомой причине и неясным способом. Вот и использовалось оно частично как внешний по отношению к сущности инструмент. Впрочем, это лишь мои догадки и предположения, гораздо больше меня интересовали другие возможные плюсы. Их стоило как следует поискать, наверняка они есть, надо лишь как следует заняться поисками.
   Поиски, поиски... Их удобнее всего вести там, где есть ответы на многие вопросы. И место это в Хогвартсе было. Библиотека. Пусть собственно знаний по практической части магии там было не слишком много - за исключением Запретной секции, недоступной большей части учеников - но общетеоретические вопросы освещались довольно подробно. Правда стоило делать поправки на то, что имелись лишь источники со 'светлой стороны силы'. Ну да это ерунда, я умею читать между строк, у меня явно имелась солидная практика.
   В общем, вечера после занятий наполовину были заняты либо сидением в библиотеке, либо чтением взятых с собой книг и тренировкой заклятий. И если в последнем варианте мне составляли компанию как вассалы, как и Дафна, то в первом все было сложнее. Крэбб возился с книгами лишь тогда, когда без этого нельзя было обойтись. Гойл... понимал необходимость, но считал, что времени еще предостаточно, а пока можно и поинтересней занятие найти. Поэтому эти два индивида лишь сопутствовали мне в дороге до дверей библиотеки, после чего исчезали по своим делам. Зато Дафна частенько оказывалась рядом. И, как мне показалось, ее интересовали не столько взятые для себя книги, сколько выбираемый лично мной ассортимент. Юная чертовка явно стремилась меня изучить, добраться до видимой, но непонятной для нее загадки.
   Пусть развлекается. Что ни говори, а приятное общество стоит ма-аленьких таких неудобств. Плюс было и еще одно развлечение в пределах библиотеки и называлось оно 'Гермиона Грейнджер пытается нести знания в пустую шрамированную башку'.
   Вот-вот! Видеть в стенах библиотеки единственную, пожалуй, гриффиндорку-первокурсницу, любящую что-либо читать, было само по себе забавно. Она так доставала библиотекаршу, мадам Пинс, что та порой буквально спасалась от нее бегством. Но вот моменты, когда Грейнджер тащила за собой Поттера, как бычка на веревочке, занудно поучая того и пытаясь воспитать 'правильного и умного героя Британии'... Это было нечто! На мой взгляд, сидение за книгами было для Поттера мукой почище 'круцио' или, на крайний случай, недалеко от оного ушло.
   Сначала 'мальчик-шрам-вместо-мозгов' вздыхал, краснел, пыхтел, но терпел. Потом, на исходе первого получаса, его терпение иссякало, он всеми силами стремился свалить да побыстрее. Спутнице порой удавалось вернуть его, мотивируя тем, что его, как героя, ждет дуэль с 'гадким белобрысым и надменным слизеринцем', то есть мной. Иногда это действовало...
   Эх, все ж хорошо, что в такие моменты в библиотеке не было моих вассалов. Они бы точно не сдержались, сочтя услышанное оскорблениями в мой адрес. Я же так не считал, поскольку искренне забавлялся бесплатными представлениями. А всего то и нужно было, что носить на шее амулет, слегка рассеивающий внимание окружающих. Полезная штука, когда не хочешь, чтобы к тебе приставали во время желания побыть в одиночестве или в тесной компании. Кстати, второй, схожий по действию, амулет был и у Дафны. Девушка тоже не являлась любительницей больших и шумных компаний.
   Занятия... Они были разные. И если зелья, да трансфигурация с заклинаниями, что вели Снейп, Флитвик и МакГонагалл однозначно воспринимались как важные и нужные, то с другими предметами все было сложнее. Гербология и ведущая ее Помона Спраут, декан Хаффлпаффа, была для меня абсолютно чужеродным явлением. Изучать растения в теории - это еще понятно, но вот возиться с ними собственными руками, копаясь в земле и прочем, в число коего входили удобрения, в том числе и органические... Мрак! Но многим это даже нравилось. Каждому свое, что тут еще можно сказать.
   Однако если гербология была для меня просто чужеродной, а история магии с призраком-преподавателем навевала сон на всех без исключения, то с предметом, называющимся ЗОТИ (Защита от Темных Искусств), был полный швах. Ведь этот предмет был жалким огрызком от необходимого. Ну скажите на милость, как можно защищаться от того, чего не понимаешь? Нет, кое-как защищаться можно, но именно что кое-как и ни на йоту лучше! А Темные Искусства в Хогвартсе, да и вообще в западной части Европы не изучали принципиально. В восточной был Дурмстранг, в России Медногорье, в отличие от Китежа склоняющееся именно в эти области магии. Про азиатские школы я уж молчу, там в принципе не разделяли силы по цвету и не понимали, зачем подобное вообще делают.
   В общем, мало было варварского усекновения предмета, так еще и наставник по нему был... тот еще фрукт сомнительной свежести. Профессор Квиринус Квирелл заикался, временами трясся от страха, вонял чесноком, якобы защищающем от неких кровососов, да и вообще, на мой взгляд, крайне посредственно разбирался в собственном предмете. Право слово, лучше уж заниматься самостоятельно, по учебникам, в случае необходимости консультируясь у старшекурсников или, на крайний случай, у нашего декана. Он в помощи, если она действительно была необходима, практически никогда не отказывал. И такие мысли возникли и были приняты к действию не у меня одного среди студентов змеиного факультета.
   Ах да, имелось и кое-что еще. С каждым днем и особенно с каждым письмом из Малфой-мэнора я все сильнее врастал в надетую мной шкуру Драко Люциуса Малфоя. Эмоции, ранее все же воспринимаемые как не совсем свои, становились все более неотделимыми от ядра личности. А значит, такими становились и отношения к семье. Правда, называть их и в мыслях отцом и матерью я не был способен, только на бумаге, но вот отношение - дело совсем другое. Это называется - врос в шкуру по полной программе. Но оно и неплохо. Всегда хорошо, когда знаешь, что есть в мире те, кому дорог ты, а также кто дорог тебе самому.
   Имелось лишь одно неудобство в нашем общении - сам процесс, происходящий исключительно посредством совиной почты. Никаких тебе протеевых чар, позволяющих мгновенно обмениваться сообщениями, к примеру, посредством пары зачарованных блокнотов. Сквозные зеркала? Тоже разочарование по всем статьям, не дающее посредством этих дорогостоящих, но действенных предметов видеть и слышать собеседника. А все потому, что связь Хогвартса с внешним миром слишком уж ограничена. Зачем, почему? Лично мне подобное понять крайне сложно. Сейчас же не военное время, чтобы беспокоиться о шпионах. Да и вообще странно это все, равно как и фактическое запирание учеников в стенах Хогвартса. Даже старшекурсники далеко не всегда, не на всех выходных могут вырваться хотя бы в Хогсмит, этот прилегающий к школе поселок. Про представителей младших курсов и говорить нечего, им и это не светит!
   Вот только мне надо было покинуть стены сего учебного заведения. Работать с абсолютно неподходящей мне волшебной палочкой на постоянной основе - не самое лучшее занятие. С этим была полностью согласна Нарцисса, не говоря уж о Люциусе. Поэтому он после первого же полученного от меня письма - и думаю, что не только от меня, но и от Снейпа - дал твердое обещание в самом скором времени разобраться с проблемой. Благо возможности несколько подвинуть правила Хогвартса для отдельно взятого меня у него имелись. Должность не просто члена, а целого председателя попечительского совета Хогвартса - далеко не пустой звук. Ведь именно упомянутый совет отслеживает финансирование и большую часть происходящего в стенах школы. Пусть его влияние меньше, чем у директора, но оно все же довольно значительно.
   И вот теперь вопрос... Сможет ли директор отказать председателю попечительского совета в маленькой и необременительной просьбе, невзирая на вражду? Вряд ли, ведь откажи одному из совета в такой мелочи, как сразу же затаят обиду другие, среди которых имеется немало союзников. Сочтут, что в будущем Дамблдор может отказать и другому, не только Малфою, сославшись на то, что такое не впервой. Не-ет, прецедент - это то, что в подобных ситуациях никто не любит. И Люциус Абраксас Малфой это хорошо знал. А раз знал, то и воспользовался полезной для себя лазейкой, прибыв в Хогвартс к исходу второй недели занятий.
   Вечер был как вечер. Обычный, разве что пятничный, обещающий всем нам два свободных от уроков дня. Наверное, именно поэтому в гостиной факультета было куда многолюднее, чем обычно. Старшекурсники занимались своими делами, среди который немалое место занимал флирт обыкновенный, хоть и в изысканных формах. Можно было только догадываться, что происходит за закрытыми дверьми, раз уж даже тут от некоторых парочек так и искрило неслабыми такими флюидами взаимного влечения. Слизерин, что тут сказать. Да и вообще, среди древних и не слишком родов аскетизм и целомудрие никогда не были в почете. Главное, чтобы за пределы узкого круга лиц ничего не выходило, да чтобы без извращений.
   Эх, даже как-то завидно! Тело слишком юное, а вот психика то куда более взрослого человека. Так, успокоиться... Успокоиться, я сказал! И так слишком заинтересованно посматриваю на представительниц прекрасной половины человечества, точнее ту их часть, которая уже вызывает интерес с любой стороны.
   Младший курс, я еще только первокурсник. Самовнушение хоть немного, но все же помогло. В очередной раз успокоив взбрыкнувшую психику, я вернулся к разговору, что шел между мной и Теодором Ноттом. Нотта ожидаемо поддерживала Панси, явно начавшая планомерное 'окучивание территории', ну а на моей стороне играла Дафна, хотя я думаю, что тема спора была ей откровенно по барабану.
   Что за тема? Латынь как основа для вербальной составляющей заклинаний. Нотта в самом начале угораздило заявить, что именно этот язык лучше прочих, иначе его бы не использовали во всей Европе и не только. Я возразил и началось... взаимоинтересное времяпровождение.
   - Если бы еще одна только Европа, - кривил губы Нотт. - Северная и Южная Америки тоже пользуются латынью, а ведь там сохранились сильные шаманы и мастера тотемов. Могли бы свои древние языки использовать, но все равно перешли на латынь... Про африканские регионы я не говорю.
   - И правильно, - ехидный голосок Дафны явственно намекал на верность последних слов. - Всерьез упоминать про магию в Африке в приличном обществе вообще признак дурного тона. Азы шаманизма и ублажение ритуальными жертвами местных духов места, возомнивших себя богами. Ску-учно. Ты лучше вспомни про Азию, где не собираются пользоваться языком 'презренных лао-вай' или там 'варваров-гайдзинов'. Нужный эпитет подставь в зависимости от места, где это о нас говорят.
   - Со временем и там будет латынь...
   - Да неужели, Паркинсон?
   -А что? В Индии тоже раньше был свой язык для заклинаний, санскрит, а теперь латынь с ним наравне!
   Спорить Дафне было лень, поэтому она, скорее всего, просто промолчала бы. Вот только мне, отвлечения от грустных мыслей для, захотелось оживить спор.
   - Европа, Азия... даже обе Америки. Все они кто в латыни, кто пока еще в своих старых языках магических нужд ради. Все это верно, все правильно. Только почему-то любят забывать про еще одну значительную область и это ни в одном месте не Африка с ее дикими недошаманами. Вы как, догадаетесь или напомнить?
   - Россия,- недовольно скривился Нотт, вспомнив что-то не из числа приятного. - Эти полусумасшедшие волхвы, как живые, так и не конца мертвые, слишком большое число оборотней, прочие странности. Эти никогда не будут использовать в заклинаниях латынь. После всех войн это для них неприемлемо.
   - Ну вот... А ты говоришь, что латынь будет всюду и везде.
   - Кроме этой дикой страны, что еще не Европа, но уже не Азия, - вновь заворчал Теодор, чувствуя полное или частичное одобрение окружающих. - Сильные там маги, но опасные, другие, нам так до конца и не понятные.
   - Что так?
   - Эмбарго, Драко, почти полное эмбарго, если ты забыл, - мягко, ненавязчиво напомнила Дафна. - После двух войн, эхо которых и в маггловском мире до сих пор слышится, иного сложно ожидать. Магические части Стамбула и Рима, сведенные до состояния руин, артефакты, собранные инквизицией и теми, кто пробовал продолжать их дело. Попытка смести Статус Секретности в конце концов. Мы ведь так и не смогли их победить, лишь заставили отступить на исходные рубежи. Со всей взятой добычей... Они оставили за собой лишь угрозу повторения. Хорошо, что сейчас они сцепились с восточными магами, пусть друг друга рвут на куски. Зато Европа и Северная Америка для них закрыты!
   - Но их амулеты стоят своей цены. Жаль, что сейчас их почти не достать, только через контрабандистов... Или из старых запасов, еще прошлого века.
   Нотки похвальбы в голосе Нотта оказались не просто так. Он, немного рисуясь, вытащил на обозрение висевший у него на шее амулет. Хм, серебряный паук с глазами из изумрудов и рубинов, да к тому же с острыми лапками. Присмотревшись повнимательнее, я смог различить надпись, неожиданно оказавшуюся понятной.
   - Исцеляя, убей. Убивая, исцели, - произнес я вслух написанное на амулете. - Яд и защита от него?
   - Да. А как ты?..
   - Просто прочитал.
   - Не думал, что ты знаешь русский, тем более старый его диалект, - впечатлился Теодор. -Вот я с трудом учу другие языки. А про амулет ты правильно подумал. Защищает от ядов, но может и отравить. Только когда его активируешь, он своими лапками в тебя впивается. Больно.
   - У всего свои недостатки, - подметила Дафна, тоже оценившая полезность вещицы. - Если бы он был обычный, как продаваемые в Косом переулке, ты бы не стал терпеть болезненные ощущения.
   - Это верно.
   Разговор сам собой съехал на связанные с ядами амулеты, а я задумался совсем о другом, хоть и не забывал вставлять по ходу дела пару-тройку слов.
   Драко-прежний НИКОГДА не учил русский язык. И это значило... Ага, то самое знание меня-настоящего. Впечатляет! Что ни говори, а приятно хоть что-то узнать о себе, да и направление поиска пусть пунктиром, но все же задано. Будем пробовать, будем путаться. К тому же...
   Вот так дела! Появившийся на пороге гостиной факультета человек был одновременно и незнаком, и знаком очень хорошо. Действительно аристократичный облик, от которого за версту ощущается богатство и власть. Отсутствует хромота, но рука лежит на рукояти трости с головой змеи. Украшение? Это лишь ширма, а на деле трость лишь футляр для запасной волшебной палочки. Лень и скука во взгляде, но они способны обмануть лишь тех, кто его не знает. Не знает о постоянно работающем разуме, что привык использовать постоянно меняющиеся маски для скрытия истинных мыслей и чувств. Ну здравствуй, Люциус Абраксас Малфой. Здравствуй... отец.
   - Драко,- спокойный голос, но игнорировать его не возникает ни малейшего желания. - По известным тебе делам рода ты покидаешь Хогвартс до воскресного вечера. Через десять минут жду тебя у камина в гостевом зале.
   - Я буду там, отец.
   Едва я успел это сказать, как Люциус легким намеком на кивок обозначил свое прощание с присутствующими в гостиной, развернулся и неспешно удалился. Был человек и нет его. Осталось лишь довольно яркое воспоминание о коротком визите. Мда, я тоже так хочу! Хотя и понимаю, что до подобного мне, как до Китая в известной позиции.
   - Дела рода? - прищурившись, посмотрела на меня Дафна.
   - Они самые, требуется именно мое присутствие как наследника. Так что хорошо провести выходные и поменьше гриффиндорцев в коридорах. А если попадется наш 'герой', то передайте, что мое ожидание несколько... затянулось.
   - Передадим!
   А это уже голос подошедшего неугомонного Забини. Шило у него в заднице, вот все, что тут можно сказать. В любую бочку затычкой, в почку заточкой, но порой именно такая непривычная для слизеринца неугомонность может оказаться полезной. К примеру, если надо донести до всех в округе какую-то информацию. Вот как сейчас.
   Уверен, что к воскресному вечеру каждая собака будет знать, что легендарный Гарри Поттер как-то подозрительно долго тянет с отсроченным вызовом на дуэль. И это очередной болезненный укол в сторону недоброжелателей моих и всего нашего факультета.
   Ну а меня ожидают интересные выходные. Мало того, еще и полезные. Есть у меня на них обширнейшие планы, причем покупка новой волшебной палочки лишь часть задуманного.
  
  
  Глава 7
  
   Заявляю со всей ответственностью - домовые эльфы являются абсолютными дебилами с оттенком мазохизма. Их даже наказывать толком не получается, потому как они сами делают это по поводу и без оного. Сия простая истина мне стала очевидна сразу, как только мы с Люциусом вышли из каминного портала в Малфой-мэноре.
   - Лорд-хозяин вернулся! Молодой хозяин вернулся! Твинки возьмет вещи!
   Громко орущее, малое ростом, но дюже ушастое существо, проявившееся в десятке шагов, на всех парах бросилось к нам. Автоматически отстраняюсь и вижу, как это недоразумение безуспешно, но с грохотом пытается протаранить камин. Бац-шмяк...
   - Идиот, - в голосе Люциуса лишь легкая флегма и ноль эмоций. - Из всех домовиков раздражать сильнее Твинки способен лишь Добби. Может посоветовать Нарциссе использовать традиции ее рода?
   - Это какие? - сразу же заинтересовался я. - Что-то не припомню, чтобы читал о традициях, связанных с такой мелочью, как домовые эльфы.
   - Особые традиции, сын. Тебе о них знать еще рано, но через пару лет можно будет и рассказать, и показать. Главное, чтобы твоя мать перестала, наконец, считать тебя еще слишком маленьким. Ты уже должен выйти из детства...
   - Уже вышел, отец. Крестный наверняка не удержался от соблазна рассказать многое тебе, его старому другу.
   В ответ на мои слова Люциус лишь довольно хмыкнул и неспешно двинулся в любимое место своего пребывания - кабинет. Да, дома, при отсутствии посторонних, с него быстро слетала личина 'я Малфой, а вы все и рядом не шевелились'. Меня это радовало, поскольку маски хороши только для внешнего, но никак не для внутреннего употребления.
   Так, меня тоже с собой зовут. А судя по тому, что Люциус щелчком пальцев подозвал одного из домовиков и дал тому какие-то указания, то чую, что и Нарцисса скоро там же окажется. Грядет полное семейное собрание всех троих из рода Малфой. Хорошо и... печально. Древний, могучий и влиятельный род вот уже много лет не насчитывал большого числа людей. Что поделать, родовые проклятия давали о себе знать. О них не говорили, их всеми силами скрывали, но одно из них утаить было просто нереально. Впрочем, не стоит о грустном, по крайней мере, не сейчас.
   Максимально деловой, но в то же время внушающий уважение стиль. Вот те слова, которые просились на язык, едва ты оказался в кабинете Люциуса Малфоя. Функциональность, элегантность, а к ним еще и повышенная защита, хотя и весь Малфой-мэнор был отрадой помешанного на собственной безопасности параноика. Из всех мэноров Британии в одном ряду с ним находились, пожалуй, только владения Лестрейнджей да Блэков.
   Люциус, что было вполне ожидаемо, войдя в кабинет, устроился не в своем любимом кресле за письменным столом. Ситуация не та. Куда лучше подошел небольшой столик, за которым могло поместиться человека четыре, не более того. Выходит, я все верно предположил...
   - Присаживайся, сын. Рад представившейся возможности провести с тобой выходные. Но раз уж ты оказался дома, то стоит поговорить и о важных вещах. Покупка новой палочки лишь одна из них.
   - Тогда я думаю, что стоит подождать мать. Без нее... чувствуется незавершенность.
   - Она сейчас будет. Что до ужина, то я счел правильным несколько сдвинуть время его начала. Обсуждать дела на полный желудок - не лучший выбор из возможных.
   Спорить я не собирался. К чему? А вот сравнить манеру бесед Люциуса до и после поступления сына, то есть меня, в Хогвартс, оказалось довольно интересно. Было заметно, что сейчас он пытался разговаривать со мной как с личностью, а не как с относительно малолетним ребенком. И то, что с моей стороны не следовало отторжения, его откровенно радовало. Поворошив воспоминания о последних месяцах в Малфой-мэноре, я удостоверился, что он и тогда пытался перейти к подобному стилю. Вот только не слишком успешно. Драко-прежний был все же довольно... ребячлив. Да и влияние матери, беспокоящейся о единственном ребенке по полной программе, играло свою роль. Нарцисса, при всех прочих ее достоинствах, не хотела принимать факт, что жизнь для единственного наследника рода в сложившейся обстановке априори не может быть простой и легкой.
   А вот Люциус понимал. Потому и стремился сочетать искреннюю любовь к сыну и желание как можно скорее подготовить его ко взрослой жизни, дать возможность быть не игрушкой в руках сильных мира сего, а самостоятельным игроком. На то были серьезные причины, из которых я знал лишь малую часть. Об остальной можно было только догадываться.
   Нарцисса... Красивая, властная, истинная дочь рода Блэк. Да, все соглашались, что она и Люциус были идеальной парой, подходя друг другу как внешне, так и внутренне. К тому же и спорили они редко, хотя последний из случившихся произошел недавно и касался как раз моей персоны. Не удивлюсь, если...
   - Драко! Я так рада, что ты все же выбрался из Хогвартса домой. Хоть на пару дней, но и это уже счастье. Иди сюда, дай я тебя обниму.
   Материнские чувства. Они у Нарциссы были доведены почти до абсолюта. И вместе с тем никакой фальши, никакого лицемерия. Искренность и еще раз она. Что тут сказать, с семьей повезло на все сто процентов и даже немного сверх того. Осталось только пережить вот эту вспышку материнской любви, а то сначала сжали в объятьях до хруста в ребрах, потом откровенно затискали от избытка эмоций.
   Уф-ф, все. Эмоциональный порыв Нарциссы малость утих, никаких ляпов с моей стороны не обнаружилось. Оно и неудивительно, ведь достаточно было позволить памяти тела 'вести' ситуацию. Теперь можно поговорить о делах. По Люциусу видно, что он только и ждет возможности перейти к этому, не зря же на столе стараниями домовиков появились вина любимых Люциусом и Нарциссой сортов, да и кое-что безалкогольное, уже для меня. Дескать, ужинать не время, а вот горло при необходимости промочить - дело иное.
   - Поговорим, сын. Мне и матери многое интересно, а письма живое общение никогда не заменяли. И начнем с той причины, благодаря которой ты вообще оказался вне стен Хогвартса в обход существующих там правил. С коррекции твоего магического источника.
   - Так я ответить насчет причин вряд ли смогу, отец, - постараться сделать нейтрально-удивленное выражение лица, после чего перевести стрелки на другого. - Крестный при нашем с ним разговоре упоминал, что такое иногда случается. А еще подметил, что теперь источник должен больше склоняться в сторону тех областей магии, которые называют темными.
   - У всего есть своя причина, Драко. Коррекция источника - это следствие... Подумай как следует, это может оказаться важным.
   Беспокойство в голосе, готовность при необходимости просеять недавние события шаг за шагом. Подобное можно было предвидеть. Хорошо еще, что у меня есть убойнейший аргумент, против которого не попрешь. И главное, что ничего не надо выдумывать, следует лишь умолчать об одном маленьком нюансе.
   - Я не хотел об этом говорить, чтобы тебя с ма не беспокоить, - глаза в стол, чуток виноватых ноток в голос. Но в меру, дабы не перестараться, поскольку Драко Малфой и излишняя скромность несочетаемы. - Во время поездки с Хогвартс-экспрессе я споткнулся и ударился головой. Никаких последствий, но сознание потерял. И проблемы с палочкой начались как раз после этого.
   Ну вот и пошло-поехало. Первое, что последовало после моих слов - диагностические чары, слетевшие с кончика извлеченной Нарциссой палочки. А следом за ними и упрекающие слова насчет того, что о подобном нужно сразу говорить и тем более писать. Ведь мое здоровье - то, о чем она не может не беспокоиться.
   Люциус же воспринял сказанное мной куда как более спокойно. Особенно после того, как получил от Нарциссы уверения о моем полнейшем здравии. Мужской взгляд на мир, больше тут и говорить ничего не надобно. Сын приложился головой? Бывает. Последствия нет? Тогда и вовсе не стоит беспокоиться, особенно если причиной послужил случай, а вовсе не неосторожность наследника. От случайностей ведь никто не застрахован. К тому же на мучивший его вопрос был дан вполне логичный и непротиворечивый ответ. Удар по голове, как известно медицине, порой и не такие шуточки откалывать способен.
   - Мозг человека всегда был и доныне остается загадкой, - вздохнул Люциус, отставляя в сторону опустошенный бокал. - Но связь его с источником магии бесспорна. Да, удар мог вызвать подобные изменения. Теперь остается лишь использовать их на пользу. Для этого же тебе, сын, необходим новый инструмент, новая волшебная палочка. И завтра мы за ней отправимся.
   - У мастера Олливандера появился богатый выбор палочек, что могут мне подойти?
   Сложно было удержаться от доли иронии и ехидства. Вот я и не удержался, искренне рассчитывая, что и эти изменения в характере спишутся на последствия удара по голове. Ведь раньше Драко был скорее капризен, чем ехиден.
   Реакция? Люциус усмехается, тем самым давая понять, что уловил юмор ситуации. Нарцисса же... смотрит несколько удивленно. Или? Нет, все нормально, это обычное удивление, не более того. Так матери порой смотрят на детей, переходящих на новую ступень жизни.
   - Пребывание в стенах школы хорошо на тебя повлияло, Драко. Ты стал более самостоятелен и... решителен. Хотя я все же думаю, что Дурмстранг оказал бы на тебя еще более благотворное влияние. Но желание твоей матери...
   - Мы уже говорили об этом, дорогой, - голос Нарциссы звучал неожиданно жестко и непреклонно. Вот она, кровь рода Блэк, проявляющаяся в ситуациях, важных для того, в чьих жилах она течет. - Нашему сыну лучше быть ближе к дому. В Хогвартс ты можешь попасть в любое время, Дурмстранг же в этом отношении более непредсказуем.
   Тень недовольства на лице Люциуса, проявившаяся на мгновение, вновь исчезла. Он явно умел не сожалеть об уже свершившемся. Лишь позволил себе отпить большую часть вина из вновь наполненного бокала. И перешел к другой теме, мимоходом завершив старую.
   - Не Олливандером единым. Лютый переулок таит в себе много интересных мест. Надо лишь знать, где искать. Я - знаю. Сейчас же вернемся к тем моим советам-рекомендациям, которые ты услышал перед поступлением в Хогвартс. Что можешь сказать уже сейчас?
   Засада! Вот тут доставшаяся память меня подводит. А все потому, что выпавшие кусочки относятся к тому недолгому периоду, что был перед моим подселением в тело. Жаловаться на то, что после удара по голове с памятью нелады? Спасибо, нет такого желания. Значит придется импровизировать.
   - Кое-что и впрямь могу сказать даже сейчас. Но лучше давай ты будешь поочередно поднимать интересующие темы, а я, в свою очередь, отвечать. Иначе может получится несколько... сумбурно.
   - Можно и так поступить, Драко. Помнится, сначала я посоветовал должным образом поставить себя на факультете. Так, чтобы имя нашего рода звучало в устах других подобающим образом.
   - Этот совет я не мог не исполнить самым тщательным образом. Думаю крестный упомянул, что за довольно малое время, прошедшее с начала учебного года, мне удалось сделать весомую заявку на лидерство среди всего курса. Надеюсь, что и в дальнейшем авторитет будет лишь возрастать, а к слову Малфоя станут прислушиваться. Но... я лишь в самом начале пути. Сплотить вокруг себя не дешевых прихлебателей, а действительно нужных людей - дело не одного года. Думаю, к концу обучения можно будет составить окончательное мнение о моих достижениях.
   Отлично. По этому вопросу отбрехнулся по высшему разряду. Отец доволен, мать... тут и говорить нечего. Своими словами я лишь подтвердил уже известное им со слов Снейпа. Еще бы с остальным столь легко разобраться. Эх, мечты-мечты!
   - А теперь поговорим о том, за кем я просил тебя пристально понаблюдать. О Гарри Поттере. Знаешь ли, Драко, я не думал, что слова 'пристальное наблюдение' и 'вызов на дуэль' равноценны.
   Вот оно как? Что ж, воспользуемся чужими сведениями, чтобы быстро и качественно парировать прозвучавший в голосе Люциуса упрек. Спасибо тебе, Дафна! И прости за то, что самым наглым образом использую тои собственные слова, даже не стремясь их изменить. Уж больно хорошо они характеризуют ситуацию.
   - Тут все сложнее, чем я думал, увидев его первый раз. Вот что удалось выяснить, - начал я раскручивать поднятую тему, одновременно следя за реакцией. - Поттер - ключ к непонятному. 'Герой магической Британии' провел всю свою жизнь среди магглов, родственников его матери. Это при том, что он родня роду Блэк, то есть тебе, ма. По законам именно ты, ну или твоя сестра Андромеда, имели преимущественное право опеки, как ближайшие родственники-маги. Идем дальше. Поттеры, конечно, не самый богатый род, но никогда не бедствовали, однако смотря на единственного живого Поттера, об этом не скажешь. И наконец 'спаситель Британии' как будто исчез после того, как случилось не то исчезновение, не то смерть Волан-де-Морта. О Гарри Поттере никто не слышал, его никто не видел, зато все газеты нет-нет, да и поднимали эту тему. Много слухов, полностью отсутствующие факты.
   Попытка знакомства с таким человеком провалилась, что неудивительно. Ему гораздо ближе предатели крови вроде Уизли и магглорожденные из числа самых примитивных наподобие Дина Томаса, которые чернее сажи и глупее жабы Лонгботтома.
   - Жесткое высказывание. Неожиданно подробная и верная характеристика происходящего вокруг Поттера. Но я так и не понял смысл затеянной дуэли.
   - Просто я понял, что если объект не будет союзен, то лучше сделать его противником. Это лучше вялого и бесполезного нейтралитета. Поттер, что о нем ни говори, сейчас символ так называемого света. Если оставить происходящее вокруг него на волю опекающих его, то ничего хорошего не выйдет. Вот я и принял решение обострить ситуацию. Надеюсь, что успешно.
   - Намеренно стать врагом 'мальчика-который выжил'... Привлечь к себе внимание заинтересованных сторон, включиться в затеянную вокруг Поттера игру. Рискованно.
   Слова Люциуса не таили в себе особенной загадки. Род Малфой никогда не был вне политики. Другое дело, что сейчас он был в уязвимом положении, нося на себе неизгладимую метку сторонников павшего Темного Лорда. Причем метка была не только в переносном, но и в самом прямом смысле. Метка Пожирателя Смерти, то есть сторонника Волан-де-Морта из ближнего круга, с руки Люциуса никуда не исчезла, а удалить сие магическое творение не представлялось возможным.
   Вот только отец не был бы самим собой, не прими он мои слова как вполне приемлемые для наследника рода, пожелавшего вступить в политическую игру. Пусть и в довольно юном возрасте, но принадлежность к роду, славившемуся политиками-интриганами уже многое значила. Лишь посоветовал быть как можно более осторожным и при малейшей угрозе или просто возникших опасениях немедленно обращаться за помощью к семье. Ну а если помощь нужна будет срочно, то не стесняться беспокоить и крестного.
   А вот Нарцисса задумалась... о Дурмстранге. Ирония судьбы однако! Раньше она не хотела о нем и слышать, а вот теперь южно-славянская школа заиграла новыми привлекательными красками, несмотря на свою отдаленность. Для ее успокоения пришлось согласиться, что в случае серьезных проблем я совершенно не буду противиться переводу туда. Да и Люциус был с этим полностью согласен. Хотя тут все было несколько сложнее.
   Ну а дальше разговоры о делах как-то сами собой завяли, сменившись другими, куда более приятными и радующими. Как ни крути, а внеплановый приезд на выходные сына искренне радовал Люциуса с Нарциссой, невзирая на сложную обстановку, что сопутствовала сему событию. Неудивительно, что до спальни я добрался весьма поздно.
  
  ***
   Интересное место этот самый Лютый переулок. Вроде бы торгует различными темномагическими принадлежностями, но в то же самое время ничуть не скрывается. Дескать, вот они мы, смотрите, любуйтесь. Неосмотрительность? Сильно в этом сомневаюсь. Скорее всего некоторые откаты власть имущим вкупе с пониманием последних, что всем порой нужно нечто... за пределами законных списков. Но отсюда возникает одна неприятная особенность. А не постукивают ли владельцы магазинов в Лютом на своих покупателей тем же авторам?
   Стоило мне, оказавшись субботним утром вместе с Люциусом в Лютом, задать этот вопрос, как последовал быстрый и четкий ответ:
   - Конечно же, они порой делятся с аврорами личностями своих клиентов. Но очень осторожно. Иначе кто будет у них покупать?
   - Тогда что насчет нашего к ним визита?
   - А ничего, - пожал тот плечами. - Я знаю о каждом из здешних торговцев столько, что самым скромным и невинным как минимум на десяток лет в Азкабане хватит. Никто не осмелится. Что до случайных прохожих, то ты и сам понимаешь.
   Это да. Мантии с капюшонами, заклятья, не позволяющие толком разглядеть и тем более запомнить лица вкупе с голосами. Как бывший Пожиратель, Люциус отлично знал, как грамотно замаскироваться от и до. И я непременно упрошу его показать мне столь полезные для любого здравомыслящего человека заклятья. Уверен, что в Хогвартсе они мне не раз пригодятся! Пока же, минуя 'Горбин и Бэркес' - самый известный, но, как оказалось, далеко не самый значимый магазин Лютого переулка - мы оказались у дверей 'Спини Серпент'. Закрытой двери, хотя внутри явно кто-то был.
   - Только для известных клиентов, - Люциус приложил к тому месту, где должен был быть дверной глазок, один из своих перстней и что-то невнятно пробормотал. Сиреневая дымка, щелчок открывающейся двери... Путь свободен. - Просто так сюда не войти, сын.
   Охотно верю, а проверять не тянет. Поэтому вслед за Люциусом захожу внутрь и слышу, наряду со звуком захлопнувшейся двери, слова находящегося внутри магазина человека:
   - Выйти тоже бывает сложно, если гость оказался не тем, о ком думали. Добро пожаловать, лорд Малфой. Вижу, вы сегодня не один, а с сыном. Я получил известие о вашем пожелании. Интересует только палочка или?..
   - Сегодня покупает мой сын, мистер Тэлфер. Я лишь наблюдаю.
   - Желание такого клиента нельзя не исполнить. Вот возьмите, - Тэлфер протянул мне тетрадь в кожаном переплете. - Здесь список того, что я продаю, с указанием цен. Отсутствующее в списке можно заказать. Доставим все, в разумные сроки. Ну, кроме разве что философского камня или тому подобных уникальных артефактов. Посмотрите, пока я принесу те палочки, что могут вам подойти, мистер Драко Малфой.
   Торговец удалился, оставив меня с Люциусом в довольно небольшом помещении, предназначенном для посетителей. Никаких образцов товаров, лишь стойка, за которой находился сам Тэлфер, да минимум меблировки для клиентов: несколько полукресел, низкий столик, настенный застекленный шкафчик, внутри которого виднелись кубки и бутылки. Да, тут не стремились пустить пыль в глаза. Сам продавец тоже был... не типичным представителем. Ему бы куда больше подошло амплуа грабителя с большой дороги. Повадки человека, умеющего убивать, холодный, пристальный взгляд, готовность в любую секунду среагировать на угрозу в свой адрес. Любопытно, он просто наемный работник или владелец этого интересного места?
   Похоже, последние слова я сказал вслух, потому как Люциус ответил:
   - Он совладелец 'Спини Серпент'. Филиалы есть и в других странах, отчасти поэтому ему удается выполнять многие необычные заказы. Столь широко разрекламированный 'Горбин и Бэркес' по сравнению с этим местом лишь бедный родственник, не более.
   - Любопытно. А еще любопытнее читать список в этой тетради.
   - Почитай, Драко. Здесь товары на любой вкус и кошелек. Выделенные тебе деньги на этот год можешь использовать как пожелаешь, на то они и твои. Но...
   - Будешь внимательно смотреть, как именно я их трачу. Или воздерживаюсь от трат, - улыбнулся я. - В любом случае это много скажет обо мне.
   - Ты мой сын и наследник рода, - развел руками Люциус. - Нельзя упускать из виду ничего. Мой отец делал то же самое, даже более того.
   Меж тем меня и впрямь заинтересовало кое-что из списка товаров. Забавно, но они не относились к столь уж дорогим. Вполне себе умеренная цена... для Драко Малфоя, конечно. Вот только объяснять интерес к подобным покупкам Люциусу... Бедный мой язык! Чувствую, он сегодня будет работать сверхурочно, плетя паутину слов, отвлекающих внимание и запутывающих истинные причины. Но такова его судьба. Не зря же один из великих политиков по фамилии Талейран говорил: 'Язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли'. Грешно не послушать такого авторитета.
   - Вот то, что может подойти, - появившийся Тэлфер выложил на стол пару коробок, в которых, на манер карандашей, располагались волшебные палочки. Мда, мастер Олливандер бы хлопнулся в обморок от подобного святотатства! Никаких отдельных коробок, никакой помпезности, никаких речей о том, что 'палочка выбирает волшебника' Лишь голая практичность, ну да я и не возражаю. Вот только хотелось бы спросить...
   - С какой начинать?
   - С любой из девятнадцати. И вот еще что, мистер Малфой. Я не Олливандер, поэтому не собираюсь еще до выбора говорить из чего сделана та или иная палочка. А еще дам вам совет. Перепробуйте все палочки, даже если показалось, что одна вам уже подходит. Это может быть и так, но следующая способна подходить еще больше. Просто отложите в сторону те, к которым душа не лежит, потом к которым лежит, но не совсем и так далее. В итоге останется одна или две. Так делают в... - тут Тэлфер замялся, но поймав разрешающий взгляд Люциуса, продолжил. - В Медногорье, откуда почти все эти палочки ко мне и прибыли. Лишь четыре из числа сделанных Грегоровичем, у которого часто закупаются ученики Дурмстранга. Выбирайте.
   Ну что ж, начнем. Взяв первую абсолютно наугад и попробовав сотворить обычный 'люмос', я понял, что хоть эта палочка и лучше моей нынешней, но... не совсем то, чего я бы хотел. В сторону. Беру вторую. Вообще ноль - ни положительных, ни отрицательных ощущений. Иначе говоря, работать с ней хоть и можно, но не нужно. Идем дальше, спешить мне некуда, времени в избытке.
   Нужная палочка оказалась тринадцатой по счету. Это я понял сразу, но все же решил перепробовать и оставшиеся. Ну что тут сказать? Была еще одна, похожая, но все равно - не совсем то. Без вариантов - номер тринадцать рулит! Отложив остальные палочки в сторону, я взял выбранную в руку и произнес:
   - Она!
   - Дуб и толченый череп инфернала, - хмыкнул Тэлфер. - Не для Хогвартса эта палочка, молодой человек. Она подходит тому, кому следует сосредоточиться на боевом аспекте магии из числа областей, называемых сейчас темными. А в Хоге только ЗОТИ - убогая насмешка над настоящей боевой магией, и ее применением.
   - Не вы первый об этом говорите, мистер Тэлфер. Видимо, умные люди мыслят в схожем ключе.
   - Эта максима не нова, она уже с полторы тысячи лет гуляет по миру. Но... Поздравляю вас с покупкой. Что же до качества палочки, то в нем можете не сомневаться. Ее делал мастер не хуже Олливандера или Грегоровича.
   И мы должны?..
   - Уже оплачено, - лениво отмахнулся владелец 'Спини Серпент'. - Да-да, у всех этих палочек одинаковая цена. Какую бы вы ни выбрали, она неизменна. Еще раз напоминаю - я не Олливандер.
   И это хорошо. Если сравнивать процедуру покупки там и тут, то здешняя мне куда больше по душе. Никаких нотаций, никаких попыток давления на клиента. Кстати, насчет клиентских пожеланий. Ведь мои дела тут еще далеко не закончены.
   - Мистер Тэлфер, - вновь обратился я к торговцу, собирающему не подошедшие палочки и укладывающему их в коробки. - Меня заинтересовало кое-что из списка товаров. Могу ли я уточнить насчет них?
   - Несомненно, молодой человек. Лишь проведите ногтем по заинтересовавшим вас наименованиям, и я буду готов принести их вам. Посмотрите, подумаете, а там и решите, состоится ли покупка.
   Интересная связь этой явно зачарованной тетради с самим продавцом или с конкретными товарами. Однако не все ли мне равно. Делаю то, что мне порекомендовали, и... Тэлфер использует невербальное заклятье призыва, чтобы спустя пару секунд разложить на столе заинтересовавшие меня товары. Хм! А почему в палочками так не было сделано?
   - Следите за лицом, молодой человек, - улыбается Тэлфер. - Для вашего возраста вы хорошо скрываете эмоции, но мой опыт... А использовать призывающие чары на палочки не получится. Не тот предмет, в отличие от тех, что вы выбрали. Необычный выбор. Вы точно этим заинтересованы?
   Еще бы! Кинжал, браслет и несколько книг. Таков был мой выбор, за который предстояло заплатить из собственного кармана. И после оплаты у меня останется где-то четверть денег... Хотя нет, даже меньше Но я уверен, что покупки того стоят.
   Кстати, насчет книг. После уточнений у Тэлфера, одну из них я вернул обратно, взяв вместо нее другую. И не только. Я получил два совета. Один, касающийся палочек - новой и старой. Другой относительно того, какие именно книги следует купить потом, если уже приобретенные будут не просто прочитаны, но и сочтены полезными. В общем, день удался. А вечер 'удастся' еще сильнее, судя по выражению глаз Люциуса. Этакая смесь любопытства и желания проверить кое-что на практике. С моим деятельным участием...
  
  
  Глава 8
  
   И снова здравствуй, Хогвартс! Не скажу, что я по тебе сильно скучал, скорее наоборот. Все же обучение в отрыве от дома - не самое лучшее явление по моему искреннему убеждению. Но что есть, то есть, мне этого никак не изменить.
   Поскольку прибыл я даже не ближе к ночи, а почти ночью, то никто из знакомых в гостиной факультета мне так и не встретился. Наверняка если и не спят, то готовятся ко сну. Потому тревожить их было бы с моей стороны признаком дурного тона. Да и веской причины не было. Завтра, все завтра. Сейчас лишь добраться до своей комнаты, растянуться на кровати и спать. Ведь прошедшие дома - и не только дома - выходные оказались очень насыщенными и плодотворными. Удалось много нового узнать, много полезного получить. А заодно корректировать кое-какие планы на ближайшее и не очень будущее.
   Планов же было много и все являлись важными, в сторону точно не отбросить. Развитие себя как мага, но не в обычном ключе, что принят в Британии, а несколько в ином, более отвечающем современным реалиям. Благо теперь есть кое-какие учебные пособия. Странно, однако. Это я насчет того, что в Хогвартсе напрочь заблокировано развитие учеников в одних направлениях - Темные Искусства, если говорить обобщенно - и существенно подогнано в стороны 'среднего стандарта' в других. Насчет последнего, пожалуй, стоит чуть подробнее. Ориентируются не на наиболее подающих надежды учеников, а на середнячков, объясняя это... Да никак не объясняя, если быть совсем уж честным. Значит, это тоже следует как следует запомнить и потом найти, где тут собака порылась.
   Вот в сопровождении столь серьезных мыслей я и провалился в глубокий, без сновидений, сон. Да такой крепкий, что даже сигнал побудки, обычно заставляющий вскакивать с кровати, словно от тычка иглой в зад, не сразу смог меня разбудить.
   Одеться, привести себя в порядок и на выход, в гостиную факультета. Ну а уже оттуда все слизеринцы топают в большой зал, на завтрак. Именно что всей шайкой, традиции обязывают. А традиции надо уважать, на них в мире магии слишком многое завязано. Вот только как бы зевать чуточку послабее. Даже сам малость побаиваюсь, что во время одного из таких зевков заработаю или вывих челюсти, или, что более вероятно, ехидные комментарии кого-то из признанных остряков змеиного факультета.
   Хотя нет, мне это точно не грозит! Многие старшекурсники были не просто сонными, но и помятыми до такой степени, что прямо напрашивались на насильное вливание некоторых зелий. К примеру, противопохмельного! Или кое-какого иного, но это уже исключительно к девушкам-старшекурсницам относится. Впрочем, они и так умные, всегда запасы оного имеют, это я чуть ли не с первого дня из обрывочных обмолвок в гостиной успел понять.
   - Драко, - осторожное и мимолетное прикосновение к руке... Дафна. А это уже весьма приятное впечатление от утра понедельника. - С возвращением в Хогвартс тебя. Вот только не знаю...
   - Поздравить или посочувствовать, - улыбнулся я, заканчивая умышленно оборванную снежноволосой фразу. - Сложно сказать. Торчать тут долгое время, в отрыве от большого мира, никому не нравится. Так что тут непременно посочувствовать. А вот видеть очаровательную тебя и даже вот этих двух обормотов, успешно притворяющихся добропорядочными вассалами, - приветственный жест и легкая улыбка, адресованные Крэббу с Гойлом. - Тут и впрямь есть поводы для хорошего настроения.
   - Я рада. Похоже, выходные прошли успешно. Полностью.
   - Да. И дела, и отдых. Хорошо, если это станет приятной традицией - успех как в делах, так и в личном аспекте.
   - Расскажешь?
   - Да. Как тебе, так и Винсу с Грегом. Но не сейчас и не сразу. Ты понимаешь...
   - Дела рода, - притворно вздохнула Дафна. - Я подожду.
   И легкая, почти незаметная улыбка. Вот ведь владение эмоциями, тут остается лишь молча позавидовать, ибо до такого контроля эмоций мне еще расти, расти, и все равно не вырасти. Похоже, Гринграссы и впрямь контролируют эмоциональную сферу, не прилагая к этому практически никаких усилий. Не врут слухи, ой не врут! Что поделать, одна из 'фишек' этого древнего и влиятельного рода, делающая их дипломатами высокого уровня. Далеко не единожды они это доказывали на практике!
   За разговором я даже и не заметил, как рядом с нами оказались собственно Крэбб и Гойл. Незаметно передвигаются, однако, этого у них не отнять. Все нормально, все привычно. За прошедшее время окружающие успели привыкнуть, что Драко Люциус Малфой большую часть времени проводит в окружении Дафны Гринграсс и двух своих вассалов. По меркам аристократии магического мира это было явлением вполне естественным, вот только мало кто мог себя такое позволить. Родовой вассалитет штука сложная, просто так не образуется. В нынешних же условиях, когда после отгремевших войн, а особенно последней, с Волан-де-Мортом, не то что влияние а сама численность магических родов изрядно сократилась... Мда, не стоит о грустном. ПОКА не стоит.
   Куда приятнее разговаривать о мелочах с сокурсниками, отдать должное неплохому завтраку, благо есть возможность выбрать из немалого меню, а не давиться 'дежурными' блюдами, отобранными с легкой руки директора и поданных по умолчанию на стол домовыми эльфами. Ими пусть гриффиндорцы давятся по скудоумию своему. Парадокс, но в последние годы мало кто из львиноголового факультета сподобился как следует разузнать, что можно получить, аккуратно обходя некоторые введенные директором Дамблдором правила. Ну да и сами себе буратины! Мы их просвещать точно не намерены, ибо получить вместо благодарности ушат помоев на голову никому не хочется. Разве что мазохистам, но таковых извращенцев у нас точно не водится. И вообще, за извратом попрошу на другие факультеты!
   - А совсем скоро у нас начинаются полеты, сюзерен! - радостно изрек Винс в одном из недолгих промежутков между перемалыванием очередного куска поджаренного бекона. - Забавно будет показать этим зазнайкам-грифам, что если они и летают, то как ощипанные курицы!
   -Завтра и увидим,- с видимой небрежность отмахнулся я, словно был заранее уверен в результате. Хотя на самом деле...
   Не люблю высоту! И уж тем более не испытываю никакого желания болтаться в небе, словно подхваченный ураганом лист бумаги. Вот только сказать про это сейчас нет ни малейшей возможности, ведь истинный Драко Малфой был не просто большим фанатом квиддича и любителем полетов, но и замечательно держался в воздухе. Паршиво! Не в том смысле, что мне это чем-то грозит, вовсе нет. При необходимости я легко спишу сложности с полетами на последствия травмы головы. Вестибулярный аппарат, он штука тонкая и загадочная, особенно после полученного сотрясения мозга. Просто не хочется обмануть ожидания сокурсников, которые ожидают от меня много. Репутация, она ведь из отдельных кирпичиков состоит. Вынь один и выстраиваемое здание окажется хоть самую малость, но дефектным. Эх, если бы прежний хозяин тела так громогласно не распинался о своих талантах!
   Для обоих парней мое душевное состояние осталось незамеченным, чего нельзя было сказать о Дафне. Та явно подметила, но от слов воздержалась. На эту тему, но не на другую, более мне сейчас интересную.
   - Поттеру было передано твое недоумение насчет затягивания принятия вызова на дуэль. Вместе с пояснениями, что совсем скоро это будет для него несколько новой известностью. Думаю, что если он сам не понял, то ему объяснят.
   - Кто? - хмыкнул Грегори, не питающий никаких надежд относительно Гриффиндора. - Рыжие Уизли?
   - Не недооценивай любимый факультет директора, - слегка поморщился я. - Среди большого числа бездарей и раздолбаев там есть и те, кто умеет слушать. Поттеру объяснят, чем ему грозит излишнее затягивание в назначении даты дуэли. Думаю, что она состоится не сегодня-завтра. Что же до секундантов, то тут выбор довольно богатый. Многие захотят примазаться к шрамоголовому, зато его выбор многое нам скажет.
   - О его предпочтениях.
   - Его ли, Грег? - покачал я головой, пребывая в состоянии глубокой задумчивости и одновременно рассматривая вальяжно раскинувшегося на своем кресле-троне директора. - Ну да посмотрим, как карты лягут.
   - Есть еще и твои секунданты, Драко... - не сказала, а прямо-таки промурлыкала Дафна. - Иногда берут одного, до допустимо присутствие двоих. И я бы посоветовала двоих. Все же первая дуэль, да еще в начала первого курса. Это так... захватывающе.
   Ай да стервочка! Вместо слова 'захватывающе' просто напрашивалось 'романтично'. Это было очевидно как мне, так и ей. И Дафна это отлично знала. А еще явно заявляла о своих претензиях на место одного из секундантов. Что характерно, у меня просто не оставалось выбора. Если девушка из древнего и влиятельного рода, да и еще та, с кем у меня складываются хорошие отношения, пожелала вот такую мелочь в качестве подарка. Придется соответствовать. Второй же секундант... Один из двух вассалов, однозначно. Остается лишь не показывать, что я выделяю кого-то из них. Мне вовсе не нужно развивать среди них этакую нездоровую конкуренцию.
   Ага, вот оно! Достаю из кармана мантии галеон и подбрасываю золотую монетку в воздух. Теперь поймать и припечатать к столу, при этом ладонь продолжает закрывать главное - какой стороной вверх лежит монета.
   - Аверс - идет Грег. Реверс - ты, Винс. Устраивает?
   - Да, сюзерен...
   - Сойдет.
   Отвожу руку в сторону. Открывая результат и... Короткое ругательство со стороны Крэбба. Парень явно хотел набраться новых для себя впечатлений, но, как говорится, не судьба. А вот Грегори сияет ничуть не хуже того самого галеона, что позволил ему стать вторым секундантом.
   Завтрак меж тем закончился, всех ждали занятия. Лично у нас, слезиринцев-первокурсников, сейчас должна была быть трансфигурация. К счастью, не совместная с Гриффиндором. Признаться, МакГонагалл, хороший специалист в целом, могла серьезно напрягать в присутствии своих любимых грифов. Декан, однако, больше тут и сказать нечего.
   Только я собрался было направиться на занятия, как заметил, что в нашу сторону неотвратимо движется занятная парочка: Гермиона Грейнджер и Рон Уизли.
   - Грязнокровка-заучка и Предатель Крови с мозгами как у Хагрида, - Крэбб все же не утерпел, высказав свое мнение об этой парочке. - Хорошая пара могла бы выйти!
   - Тише, Винс, тише. Я так понимаю, что эти двое и есть секунданты Поттера. Тогда нам... то есть тебе и Дафне, остается лишь по всем правилам договориться о времени и месте. Сразу скажу, что они мне безразличны, главное, чтобы не пытались тянуть кота за хвост. Так что теперь слово за вами, секунданты.
   Понеслось. Не скрою, мне было интересно на законных основаниях отойти в сторонку и понаблюдать за тем, как идут переговоры о времени и месте дуэли. Как ни странно, но Уизли уступил место первого секунданта Гермионе, и именно она теперь вела основной разговор. Да уж, вот и еще одно нелестное мнение насчет Предателя Крови. Ведь должен же знать, что переговоры ведет тот секундант, кто является более родовитым. Здесь же... Хотя еще как посмотреть, кто больше стоит - Предатель Крови или магглорожденная, которая, откровенно говоря, никаких ошибок пока не совершала. Разве что форма построения фраз была несколько утсраевшей. Видимо, вычитала в одной из книг, а на ее архаичность внимания не обратила. Ну да ей простительно.
   Все, закончили. Время - грядущая полночь. Место - зал наград. Как по мне, так вариант не из лучших, слишком велик риск устроить там хар-роший такой погром. Ну да ладно, там разберемся. А теперь...
   Эт-то что за явление? Уизли утащил свою тушку куда подальше, а вот Гермиона по неведомой причине изволила задержаться и теперь сверлила меня взглядом, в котором были какие угодно эмоции, кроме положительных. Однако, придраться было не к чему. Она ведь всем видом показывала, что желает со мной поговорить.
   - Слушаю тебя, Грейнджер.
   - У нас был с тобой разговор, Малфой, - голос собеседницы звучал ровно, но эмоции буквально фонтанировали. - Тогда еще, у кабинета зельеварения. Я последовала твоему совету и многое узнала. Спасибо за эту возможность. Ты тогда мог говорить такие слова, но...
   - Продолжай, мне интересно, - на полном серьезе предложил я, одновременно делая знак вассалам, чтобы даже не пытались дергаться. - Обещаю, что высказанное тобой сейчас не будет оскорблением. Конечно, в границах разумного.
   Чувствую легкое неодобрение Дафны и непонимание Грега с Винсом. Ну что тут поделать, мне действительно интересно, что скажет эта девушка. Пожалуй, самая умная среди всего первого курса Гриффиндора. Всегда полезно знать своих союзников, но не менее полезно разбираться и в противниках. Как ни крути, а изучить ее надо, в том числе и вот таким образом. Просто послушав, вызывая на откровенность, как здесь и сейчас. А небольшое отступление от традиций я уж точно переживу. Времена меняются, а мы меняемся вместе с ними. Главное тут меняться осознанно, не теряя сути, ограничиваясь лишь элементами внешней оболочки.
   - Я успела кое-что прочитать об аристократии магического мира. И мне это не понравилось!
   - Что ж, на вкус и цвет все чернила разные, - усмехнулся я. - Мне тоже кое-что не нравится в магглорожденных, однако разговариваю, пытаюсь вас понять. Вот и ты попробуй, вдруг да получится.
   В ответ же последовал хотя и аргументированный, но шаблонный набор обвинений в адрес аристократии. Тот самый, что принят в обычном мире, далеком от магии. Классовая борьба во всей красе, это мне уже не раз доводилось слышать, а тем более читать во многих серьезных книгах. Мне настоящему, а не Драко Малфою, потому и ответ был соответствующий.
   - Маггловские аргументы, что и неудивительно, - и сразу же мне пришлось останавливать попытавшихся было скорчить глумливые ухмылки вассалов. - Что ж, пусть будут они. Это все же лучше, чем просто крики и вопли, которыми бы одарил нас некто вроде Уизли. Поэтому... Отошли домой сову, пусть пришлют тебе несколько книг по революциям и их последствиям. Это я насчет того, что происходило в странах, где исчезала аристократия а не ее место карабкалась чернь в самом худшем смысле слова. А потом снова поговорим.
   - Я знаю и про французскую революцию и про войну за независимость и...
   - Сначала книги, потом разговор, - оборвал я разошедшуюся Грейнджер. - А сейчас мне поря на занятия. И ТЕБЕ тоже пора.
   Ф-фух! Пожалуй, я нашел единственный весомый аргумент, заставивший эту зубрилу по призванию вернуться в реальность и умчаться на всех парах в противоположную от нас сторону. Да и нам пора было, а то еще чуть-чуть и придется выкручиваться, объясняя Мак-Гонагалл причины нашего опоздания.
   Зато Дафна... призадумалась. Не насчет грядущей дуэли, а по поводу моей игры с участием Гермионы Грейнджер. Ведь видит, что данная особа не вызывает у меня никаких положительных эмоций. И все же я продолжаю с ней разговаривать. Непонятная причина, скрытые мотивы... Вот и хочет наследница рода Гринграсс разгадать тайну, что прямо у нее перед любопытным носом. Пускай старается, ведь это не доставит мне никаких проблем. Напротив, будет лишь плюсом.
  
  ***
   Понедельник - день тяжелый. Верно гласит поговорка, тут даже не поспоришь. Мало мне было плановых занятий, так еще сам себе на голову взвалил дуэль. А к ней, как ни крути, следует должным образом подготовиться, поэтому и вечерние часы были заняты отработкой до автоматизма нескольких заклятий. Вроде понимаю, что Поттер не великий специалист и наверняка ничем не удивит, но все равно, инстинкт самосохранения и чувство гордости заставляют держать планку на максимально допустимой высоте.
   От Крэбба с Гойлом в этой подготовке особого толку не было, потому их я и не напрягал. А вот Дафна появилась у меня в комнате по собственной инициативе. По ее словам: 'Приглядеть, чтобы не переусердствовал'. И ведь точно, приглядела. Спустя некоторое время и энное количество применений заклятий, она мягко, но уверенно остановила меня. Дескать, перенапрягаться не стоит, поскольку магическое истощение заработать ДО дуэли, пусть и в легчайшей форме - не то достижение, которым стоит гордиться. Так что оставшееся время пролетело за легким трепом на околосветские и просто интересные нам обоим темы.
   Но все заканчивается, в том числе и время ожидания. Пришла пора собираться, а заодно с ней и Грегори, верный своему долгу секунданта, вассала и просто любопытству. Кстати, именно он и должен был послужить этаким 'вергилием', проводником по закоулкам Хогвартса. Что поделать, моя способность ориентирования на местности, даже если использовать карту (которой в данный момент не было) приближалась к ничтожно малой величине. Увы и ах, у каждого из нас, помимо достоинств, есть и недостатки. Про свои я знал и скрывать даже не собирался. Всегда лучше относиться к оным с юмором и долей иронии, тогда другие не смогут их использовать как болевые точки.
   Путь до зала наград мне как-то не запомнился. Вообще. Мысли были сосредоточены совсем на ином, да и не отвлекал меня никто. Дафна и Грегори хорошо понимали, что перед дуэлью не стоит лезть с неуместными вопросами и пожеланиями. Пусть сейчас проигрыш грозит не смертью или увечьем, а всего лишь потерей авторитета, но и это немалая цена. Следовательно...
   Зал наград. Честно говоря, назвать это место залом было довольно сложно. Скорее уж большая комната со стеллажами вдоль стен, на которых хранились кубки, статуэтки, щиты, мечи с кинжалами и прочие вещи, выдаваемые в разные времена в качестве наград. Естественно, здесь были лишь те, которые получали ученики Хогвартса и сочли нужным оставить школе не память, но их было весьма и весьма много. Хогвартс, как к нему ни относись, во все времена являлся одним из самых влиятельных учебных заведений. Даже сейчас.
   - Полночь, - заметила Дафна, сверяясь с часами, извлеченными из кармана мантии. - Если Поттер опоздает более, чем на четверть часа, он будет считаться нарушившим правила поединка. Будет забавно.
   - На то Грейнджер есть. Хоть тушкой хоть чучелом, но Поттера сюда доставят. С ее то удручающей ответственностью иного и представить нельзя.
   Выслушав мой комментарий, оба секунданта вынуждены были признать его правоту. Грейнджер, она такая Грейнджер!
   Прошло пять минут, семь... И тут раздавшиеся звуки подтвердили, что дуэль таки да состоится. А еще они подтвердили то, что гриффиндорцы и тихое, незаметное перемещение категорически несовместны. Звуки все приближались, теперь можно было различить голоса и опознать их. Уизли, Грейнджер, Поттер и... Так, а этот, кхм, Лонгботтом тут с какого перепугу взялся? Или здесь не дуэль, а аттракцион для всех желающих? Спустя еще пару минут я хотел было задать этот вопрос, но меня опередила Грейнджер, заявившая:
   - Мы Невилла по дороге случайно встретили. Он забыл пароль в комнаты факультета. Вот нам и пришлось его с собой взять.
   - Странно, что по дороге вам не попались, Пивз, Кровавый Баронн с прочими призраками, а заодно и Филч со своей кошкой. Вот компания бы тут собралась! - не выдержав, съязвила Дафна, понимая, что гриффиндорцев даже 'авада' не исправит. - Пусть постоит у стеночки и даже дышать в сторону дуэлянтов не пытается. Итак, начинаем. Гермоина Джин Грейнджер, не желает ли Гарольд Джеймс Поттер примириться...
   Ритуальное предложение примирения, столь же ритуальный отказ от оного. Осмотр места дуэли, проверка на возможное присутствие заклятий, что помогут одному из дуэлянтов или помешают другому. Признаться, я думал, что этот нюанс будет чисто для проформы в силу крайне скудных знаний всех присутствующих. Ан нет, Дафна извлекла откуда-то амулет и сейчас с его помощью на полном серьезе проверяла место, где планировалось устроить дуэль. Действительно все 'по взрослому'. Может оно и верно, лучше с самого начала привыкать относиться к серьезным делам соответствующим образом. Так что спасибо тебе, Дафна, урок оказался полезным, пусть ты об этом не думала. А может и думала, с такой сложной личностью как она сложно быть уверенным на все сто процентов.
   Готово. Слова, проверки, прочее... Секунданты и случайно оказавшийся зритель отступили поближе к стенам, освобождая пространство и одновременно уходя с траектории заклятий, которые могут попасть в особо неосторожных. На освободившемся пространстве остаются лишь двое: я и Гарольд Поттер. В глазах у него искренняя, душевная ненависть к моей персоне. Это хорошо, это просто замечательно! Ведь полезна лишь холодная ненависть, та самая, которая не мешает здраво мыслить. А шрамированный явно не ей одержим.
   - Три. Два. Один. Начали!
   Едва лишь синхронно звучащие голоса Дафны и Гермионы закончили произнесение последнего слова, я атаковал, одновременно уходя в сторону от удара противника. Не самое сильное 'инсендио' попало точно в цель, охватывая фигуру Поттера пламенем и наверняка причиняя сильную боль. Ну а он, как я заметил, выстрелил в мою сторону стандартным для грифа-первокурсника снопом искр. Вот только сноп этот был до такой степени наполнен силой, что попади я под него, мне бы всерьез не поздоровилось. Да-а! Большой потенциал и практически нулевое его использование. Признаться, меня это полностью устраивает. Это я насчет второй части. А от первой я бы сам не отказался. Но... что имеем, то и пользуем, мне как-то грешно жаловаться.
   - Агуаменти!
   Заклятье, вызывающее воду, было использовано сразу же, как только Дафна подала отмашку о завершении дуэли, причем нами обоими. Про Гермиону и говорить нечего - та от подобного развития событий чуть было в ступор не впала. Видимо и впрямь не ожидала, что все будет так по взрослому!
   - Дафна?
   Одно это слово с вопросительной интонацией послужило спусковым крючком. Понимая, что от так называемых секундантов со стороны Поттера сложно ожидать быстрых и главное верных действий, она и Грегори, заранее запасшиеся нужными зельями, использовали их на пострадавшем Поттере. Что ни говори, а никому из тут присутствующих не требовалось, чтобы этот 'звездный мальчик' отбросил копыта или даже получил серьезные, долго заживающие травмы. Пусть я был и в своем праве, но лишние проблемы со стороны Дамблдора мне на фиг не сдались.
   Зато со стороны потянувшегося за палочкой Уизли...
   - Только попробуй, - процедил я, наставив свою новую палочку на рыжего. - Тебя я тушить не буду.
   - Тварь белобрысая! - сплюнул он на пол, после чего с неуменьшающейся злобой добавил. - Мы, гриффиндорцы, этого не забудем.
   - Все меняется, но гриффиндорцы остаются прежними, - тяжко вздохнул я, держа рыжего под прицелом и одновременно наблюдая за действиями Дафны и Грега. - Вообще-то это ваша с Гермионой задача - оказывать первую помощь Поттеру. А вместо этого ты угрозами плюешься по непонятным причинам. Была дуэль, Поттер проиграл, все в порядке вещей. И вообще, добро пожаловать в настоящую жизнь, Предатель Крови. Дафна, ну что там?
   - Влили обезболивающее, противоожоговое и расслабляюще-противошоковое, - бесстрастно начала отчитываться Дафна. - Твое 'инсендио' не было нацелено в голову и оказалось не очень сильным. В общем, утром будет не только живой, но и почти здоровый. Разве что зуд и раздражение кожи, ну да потерпит. Могут быть слабые боли в пораженных местах.
   - Тогда и правда все. Мы уходим, а вы тащите своего 'героя' до кровати. Пусть спит и видит сны. Дафна, Грег, уходим!
  
  
  Глава 9
  
   Приятно уходить победителем! Пусть дуэль была и не совсем та, которую можно назвать настоящей без преувеличений. Зато похвалиться первым поединком на первом курсе... это надо постараться. Вот я и постарался! Тем более побежденный был не абы кто, а сам Мальчик-который-выжил, местный герой с откровенно притянутой за уши славой. Остается только грамотно обыграть случившееся. Но... На то есть одна очаровательная снежноволосая девушка по имени Дафна. Уверен, что она не упустит подобного шанса поразвлечься, особенно если ей ненавязчиво об этом намекнуть.
   Ну а пока надо тихо, спокойно и незаметно вернуться в родные подземелья, принадлежащие змеиному факультету. И отдохнуть, потому как завтра будут занятия, от которых нас никто освобождать даже не собирается. А еще...
   Храни нас боги и демоны! Ну ЭТА что тут забыла? Следом за нами, оставив сопровождение Поттера на Уизли и Лонгботтома, увязалась Грейнджер, бурча не то нам, не то сама себе под нос нотации по поводу слишком большой жестокости в этой безответственной и излишней по сути своей дуэли. Мелькнула мысль погнать ее пыльным веником, но ехидное высказывание Дафны заставило передумать:
   - Вот видите, даже ученики с... не слишком чистой кровью тянутся к прекрасному. Разумеется, в случаях, когда присутствует выбор. Драко, Грегори...
   Туше! Обиженно засопевшая Гермиона, радостный оскал на физиономии у Гойла. Ну и мое настроение скакнуло вверх еще на пару пунктов. Уколоть привязчивую Грейнджер, мимоходом смешать с дерьмом пикси оставшихся уже вне зоны видимости трех гриффиндорцев из вроде как древних родов. А еще поставить гриффиндорку в двусмысленное положении, при котором и уйти нельзя, ибо подобное можно счесть за оскорблении, и остаться не слишком приятно. Прелесть да и только.
   - Что тут сказать, Дафна, стыд и позор некоторым родам. Магглорожденная оказалась мало того что повоспитаннее некоторых, так еще и предпочла наше общество перспективе возвращаться в компании Уизли, Лонгботтома и... Ладно, нашего 'геройского мальчика' сейчас считать не стоит, он временно выбыл из игры. Вот только причины пока остаются тайной. Грейнджер, поведай их нам и будь уверена, тебя доставят до дверей в гриффиндорский сектор в целости, сохранности и без излишних хлопот. Или ты хочешь сама...
   Не хочет, иначе не стала бы отвечать, причем делать это столь честно и правдиво, что я просто диву даюсь. Да-а, вот уж действительно непуганая домашняя девочка! Знаю о таких, видел не раз, пусть и не помню точные факты, скрытые завесой потерянных воспоминаний.
   - Я говорила Гарри, что ему надо хорошенько подготовиться к дуэли. А он слушал Рона и Дина и Симусом. Они убеждали, что этого 'змееныша белобрысого' он одним взмахом палочки победит. А нет, так кулаком в нос. Потому что если даже Того-чье-имя-нельзя-называть, то уж его... Я возражала, особенно Рону. Он обидчивый, может кричать. Лучше уж с вами.
   - Все понятно. Опасаешься, что злость на тебе и сорвет, - хмыкнул я, не особо и удивляясь услышанному. - Это так по... гриффиндорски - принимать неверные решения и упорно им следовать. А уж если к этой черте добавляются некоторые присущие Уизли качества, то становится и вовсе печально.
   - Тс-с! - прошипела Дафна. - Я что-то слышу.
   Действительно, в упавшей на нас тишине можно было расслышать лишь две группы звуков: дыхание присутствующих и еще слышный звук шагов... не от ног человека, а от кого-то более легкого. Совсем легкого. Обычно так передвигаются...
   Кошки. Теперь и гадать не надо, потому как в нескольких шагах от нас оказалась крупная серая кошка, принадлежащая Аргусу Филчу, завхозу Хогвартса. Твою же мать! Всем ученикам было известно, что где она, там вскорости объявится и ее хозяин. А где Филч, там и солидные неприятности на головы попавшихся. Право слово, никому не хочется долго и тоскливо торчать на отработках.
   - Стоять... - мой злой шепот буквально приморозил к месту Грега, вознамерившегося швырнуть что-то в животное. - И даже не думай.
   Люблю кошек, откровенно говоря. Всегда любил, а тут этот раздолбай пытается в очаровательное серое создание чем-то запустить. Обойдется! Лучше попробую с ней в более мирном ключе пообщаться, к тому же сильно сомневаюсь, что миссис Норрис обычная кошка. Больно уж странна ее связь с Филчем, сильнее всего напоминающая связку фамильяра с хозяином. Но могут ли быть животные фамильяры у сквибов? Даже и не знаю.
   - Ну привет, кошка, - говорю ей, делая первый шаг навстречу. - Я Драко, а ты миссис Норрис. Мы уже виделись, но вот познакомиться лишь сейчас довелось, в не самой приятной ситуации и в неподходящее время. Согласна?
   Интерес в янтарных глазах. Кошка переступила с лапки на лапку, усаживаясь поудобнее и явно не стремилась громким мявом призывать хозяина.
   - Ты ведь помогаешь следить за порядком. Но... мы его и не нарушаем.
   Голова Норрис склонилась чуть влево, а выражение мордочки стало этакое хитрое и насмешливое.
   - Есть разные виды порядка. Очевидный и не очень, который может быть...
   Раздавшийся грохот заставил вздрогнуть и обернуться меня, а кошка взмявкнула от неожиданности и вздыбила шерсть на загривке. Гер-рмиона!! Ее угораздило опереться спиной о один из в изобилии расставленных в Хогвартсе доспехов, но сделала она это явно неудачно. Теперь этот самый доспех обрушился на пол с жутким грохотом, привлекая к нам внимание.
   - Сматываемся! - приказал я. - И быстро!
   Медлить и правда не стоило. Вот-вот мог появиться как Филч, так и любой из все еще бодрствующих преподавателей, которых наверняка привлек бы такой грохот и звон. А посему...
   Быстрый бег почти наугад, поиск неочевидного пути, куда можно свернуть и переждать. Ведь носиться сломя голову по коридорам Хогвартса наперегонки с Филчем - то еще сомнительное занятие. Завхоз, как говорили многие заслуживающие доверия, ухитрялся перемещаться просто с феноменальной скоростью. Магия у сквиба, тем более такая? Это вряд ли. А вот набор амулетов, для использования которых достаточно даже их чрезвычайно ущербных способностей - это возможно.
   Пусто, пусто... Вот дверь, но 'алохомора', открывающее простенькие замки заклятье, ее не берет. По спине словно ледяной рукой провели, это у меня так проявляется предчувствие провала.
   Еще дверь, и я чувствую, что если и ее открыть не удастся, то не избежать нам встречи с завхозом и долгих, нудных отработок.
   - Алохомора!
   И вот оно. Щелчок открывающегося замка прозвучал для меня лучшей музыкой. Вваливаемся в открытую дверь и захлопываем ее за собой. Теперь полная, абсолютная тишина, только она может избавить от неприятностей.
   Идут секунды, и вот слышны шаги, а потом и голос того самого Филча, обращающегося к своей кошке:
   - Ну и где эти маленькие разбойники, миссис Норрис? Неужели смогли скрыться? Нехорошо... И необычно. Но мы все равно поищем. Ищи, моя дорогая, ищи их.
   Голос постепенно удалялся, показывая, что опасность воде как миновала. Теперь нужно было подождать еще немного и...
   - Драко, обернись и посмотри. Но медленно и осторожно.
   Нотки опаски в голосе Дафны - это явление редкое и заслуживающие того, чтобы прислушаться к ним. Делаю так, как она посоветовала и... так и удар хватить может! С огромным трудом удерживаю себя от естественных душевных порывов вроде использования заклятий или быстрого бега в направлении куда подальше. Причина тому - огромный цербер, смотрящий на нас с очевидным гастрономическим интересом. И единственное, что ему мешает перевести этот интерес в практическую область - цепь. Хорошая такая, наверняка зачарованная, так что трехголовая собакоподобная магическая тварь может лишь угрожающе рычать и капать на пол ядовитой слюной.
   - Лает, да не кусает, - усмехнулся я, волевым усилием отбрасывая от себя страх. - А вот без цепи порвал бы он нас на сотни маленьких лоскутков.
   - Уходить отсюда надо, сюзерен, - вмешался голос разума в лице Грегори. - Неуютно мне в одном коридоре с этим цербером! А ну как с цепи сорвется?
   Спору нет, неуютно. Но лучше было выждать еще какое-то время для гарантии, что я и озвучил. Возразить по существу было нечего, так что... Оставалось лишь стоять и смотреть на недовольную трехголовую тварь. Поскольку стоять в молчании скучно, а бояться цербера на надежной привязи все же стоило, то уже через минуту прозвучала первая пробная идея. Как ни странно, от увязавшейся за нами зубрилки:
   - А почему его тут привязали? Он что-то сторожит, наверное?
   - Скорее всего. Церберы всегда были хорошими охранниками, только очень дорогими, мало кому доступными, - отозвалась Дафна, явно припоминая что-то из услышанного или даже увиденного. - Цербер не нуждается в сне, его шкура ослабляет многие боевые чары, на боевые качества жалуются лишь испытавшие на себе. И то редко.
   - Потому как мертвецам жаловаться сложновато.
   - Верно, Драко. Но мне интересно другое. Ты знаешь, где мы?
   - В коридоре, по соседству с цербером, - радостно оскалился я. - Ах да, еще мы в Хогвартсе!
   - Мы на третьем этаже, Драко Люциус Малфой. В том самом коридоре, о котором говорил Дамблдор как о запретном. Вот теперь и думай. И это не к одному тебе относится.
   Вот дела. Объявленный запретным коридор, цербер-страж, надежно преграждающий любопытным путь, а еще... паршивый замок, который открывает простейшая 'алохомора'. Странное и очень подозрительное сочетание, о котором я покамест промолчу. Не хочется, чтобы о подобном наблюдении узнала Грейнджер, которую к друзьям и союзникам отнести никак не получится. Зато использовать втемную реально!
   - Я вот о чем подумал... Мы, тут собравшиеся, люди не робкого десятка, в состоянии посмотреть этой псине-переростку в ее шесть злобных глазок. А вот что бы случилось, к примеру, с недоразумением по имени Невилл? Сразу бы в обморок хлопнулся или сперва, хм, мантию свою в негодность привел?
   Глумливое хихиканье Грегори, отстраненное выражение на лице и блеск глаз Дафны, почуявшей, что эти слова не просто так. Геримона же, для которой все это и было сказано, взвилась до небес от возмущения:
   - Невилл не такой, он не трус! Просто... робкий и стеснительный. И неуклюжий. Но это не повод, чтобы оскорблять его, да еще за глаза.
   - Я не оскорбляю, а всего лишь предполагаю. Уверен, что о 'слизеринских змеях' в гостиной Гриффиндора еще и не такое услышать можно, - по потупившейся Грейнджер было понятно, что так оно и есть. - Впрочем, буду рад ошибиться. И знаешь что...
   - Что?
   - Ставлю подарочные экземпляры 'Истории Хогвартса' и 'Магических родов Британии' против одного кната, что все будет именно так, как я предположил. Принимаешь пари?
   И хочется и колется, как говаривал зоофил, глядя на ежика. Именно такое выражение было на лице у Гермионы. Ей, большой любительнице книг, явно хотелось получить от меня два столь недешевых и красиво оформленных издания, да еще не просто так, а в качестве выигрыша. Но 'правильная девочка', составляющая существенную часть ее 'я', сопротивлялась. К счастью, это самое сопротивление длилось недолго.
   - По рукам, Драко! Книги будут моими. Я приведу сюда Невилла и докажу тебе, что он даже не подумает падать в обморок. Сам посмотришь!
   - Знаешь, Грейнджер, наблюдение за Лонгботтомом не входит в число моих любимых занятий, да и тратить свободное время на подобное нет ни малейшего желания. Ты лучше возьми в качестве свидетелей своих приятелей: Поттера там и прочих 'уизелов'. Только о пари я бы на твоем месте им говорить не стал. Упрутся, как бараны, лишь бы не участвовать в затее 'злобного слизеринца'.
   - Но тогда...
   - Заинтересуй их. Право слово, для классического гриффиндорца одна возможность увидеть цербера, да еще в месте, куда запретили лезть, большой стимул. Или я не прав?
   Я был прав и это было очевидно. Ученики с факультета Годрика Гриффиндора испокон веков отличались повышенным любопытством, дурной инициативой и желанием лезть в любую бочку затычкой. Так что предлагаемый мной вариант действий был чуть ли не наилучшим в данной ситуации. И, как мне кажется, Грейнджер его примет. Книги ведь получить хочется, равно как и выиграть в споре у Малфоя, то есть меня.
   Ну а меж тем оставаться в обществе цербера не было уже никакой нужды. Оставалось лишь покинуть запретный коридор и совершить уже вторую на сегодня попытку добраться до своих комнат. Ах да, еще и эту Грейнджер до территории грифов доставить. Обещания надо выполнять, даже такие.
  
  ***
   Дуэль наделала много шума! Это стало ясно уже на следующий день, ведь грифы совершенно не способны держать язык за зубами. Ладно-ладно, преувеличиваю. Большинство из них, но не все. Жаль, что Поттер, Лонгботтом и особенно Уизли как раз и входили то самое большинство, рассказывая всем и каждому про коварство слизеринцев в целом и Драко Малфоя в частности. Еще о свойственных 'змеям' жестокости, подлости и вообще неуместности факультета Слизерин в добром и светлом Хогвартсе.
   Бредово звучит? Но на самом деле многие верили сразу, даже не пытаясь обратиться ко второй стороне, участвовавшей в событиях. Даже робкие попытки Грейнджер, несмотря на антипатию к слизеринцам, сбавить накал отрицательных эмоций, почти ни черта не помогали. Очередной тест на здравомыслие лишь подтвердил и так очевидное: немалая часть учеников Хогвартса предпочитает находиться в удобном и комфортном тумане мифов, придуманных для них вышестоящими. Зато умеющие и любящие думать и делать собственные выводы предпочитали узнавать всю картину, а не одну лишь ее часть.
   Бедняга Грегори... Поскольку подкатываться к юной Гринграсс с просьбами рассказать все в подробностях желающих было маловато, да и те как правило встречались волной ледяного безразличия, внимание переключалось на меня и Гойла. Ну а я, пользуясь правом сюзерена, спихнул сомнительную честь быть рассказчиком на своего вассала. Сначала Грегори аж светился от радости быть в центре внимания, но потом... Потом только и мечтал, чтобы все поскорее закончилось, а внимание общества переключилось на любое другое событие.
   Но ладно бы одни собратья-ученики, были любопытствующие и посерьезнее, от которых просто так не отделаешься. И далеко не все из оных были не то что доброжелательны, а хотя бы нейтральны. Одно дело, когда тебя пропесочивает собственный крестный - это по сути родственные разборки, дело не самое приятное, но нормально. Совсем другое - попасться в качестве объекта внимания самому председателю Визенгамота, кавалеру множества орденов, Великому Светлому и просто нынешнему директору Хогвартса Альбусу Персивалю Дамблдору. И, что характерно, всего лишь часом позже разговора со Снейпом. Право слово, оба разговора надолго останутся в моей памяти, особенно второй, несмотря на свою краткость.
   Говорили, что директор, если хочет обсудить что-то важное, приглашает преподавателя или даже ученика к себе в кабинет. Но со мной вышло не так. Не знаю, хорошо это или плохо, но отловил он меня сразу после обеда, не оставляя никакой возможности незаметно скрыться. Видимо, хотел, чтобы беседа была общественным достоянием. Умен, очень умен!
   - Драко, мальчик мой, неужели это правда? Ты участвовал в дуэли с Гарри? Дуэли - это так опасно, особенно в таком юном возрасте. Я могу многое о них рассказать...
   В голосе директора звучало искреннее беспокойство, забота и очень легкое порицание. Только все это было так открыто и явно, что моя крайне осторожная натура, опирающаяся на знание прошлого, сразу почуяла игру кошки с... Нет уж, мышкой для этого седого хищника я быть не намерен. И нужно это показать, но максимально вежливо при этом. Главное тут не дать бородатой заразе ни единого шанса запутать в потоке слов и вытянуть что-то важное.
   - Прошу прощения, директор, но я не могу в этом случае раскрывать сведения, касающиеся чести рода Малфой, - добавив печальные нотки в голос, отвечаю Дамблдору. - Вы ведь куда лучше многих и многих знаете, что такое честь рода. И необходимость сохранения его тайн тоже. У такого известного и знаменитого мага как вы есть чему поучиться. Поверьте, директор, я тоже многое стараюсь перенять.
   Искренность. Полная, абсолютная искренность! Люциус специально упоминал, причем далеко не единожды, что директор один из сильнейших в мире легилементов, то есть специалистов по проникновению в чужие головы. И пусть от обычного вторжения меня защитит браслет на запястье, являющийся мощным защитным амулетом. Пусть серьезную атаку, да еще и на несовершеннолетнего наследника древнего рода, Дамблдор устроить не посмеет, иначе может нарваться на резкий отпор не только врагов, но даже союзников. Зато прочитать эмоции собеседника - это он сделает легко, просто и незаметно. Поэтому снова повторюсь, что искренность сейчас - одно из главных средств. А она бывает разная, искренность эта. Мне и впрямь многому стоит поучиться у старого мага, да и про его осведомленность о родовых делах и необходимость хранить тайны я от души говорил. Все же вместе давало картину почтительного юного мага, искре уважающего директора и заявляющего это во всеуслышанье. Картина маслом... но многослойная. Я это знаю, он однозначно тоже, но внешне все благостно и умилительно.
   - Ты хороший ученик, Драко. Факультету стоит гордиться таким истинным слизеринцем, - отечески улыбаясь, изрек Дамблдор. - Но мне больно видеть, как не ладят два столь ярких представителя своих факультетов, как ты и Гарри. Мир и благо для всех, вот чего мне хочется видеть на старости лет. Обещай задуматься об этом, мальчик мой. Я от всего сердца желаю, чтобы твой путь был куда менее тернист, чем путь твоего отца.
   - Мудрый совет всегда заслуживает внимания, директор, - уважительный, но неглубокий поклон младшего по возрасту аристократа старшему. - Вы можете быть уверены в этом.
   - Несомненно.
   Еще одна ласковая улыбка, адресованная уже не только мне, но и всем собравшимся. Все разговор окончен. На память о нем мне остаются лишь легкая дрожь в ногах и сигнал браслета. Старый лис не удержался от того, чтобы не прощупать меня в ментальной сфере. Легилемент и этим все сказано. Вот только от мимолетного, поверхностного прощупывания даже такого мастера защитный амулет укрывает надежно. И вместе с этим заставляет задуматься. О чем? О необходимости скорейшего развития защиты разума, окклюменции. Нутром чую, что без нее по жизни тяжко придется. Да и откладывать это дело в долгий ящик точно не стоило.
   Вот я и не стал, решив терроризировать того, кто не мог мне отказать - Снейпа, своего крестного. Он ведь тоже того, легилемент знатный, пусть и уровнем пониже директора.
   Мое вечернее появление на пороге своих комнат Снейп воспринял как нечто само собой разумеющееся, хотя и не самое приятное.
   - Ну заходи, возмутитель спокойствия, - хмыкнул он, сдвигаясь в сторону и жестом приглашая проходить в гостиную. - Неужели мои высказывания о твоем безрассудстве и склонности к ненужному риску так понравились, что добавки захотелось?
   - Неужели я похож на мазохиста? - ответил я вопросом на вопрос после того, как пристроил задницу в одно из кресел. - Нет уж, крестный, тут другое. Мне жизненно необходима консультация знающего легилимента. Твоя консультация. Вот послушай...
   Ничего не скрывая, я рассказал ему все о случившемся в зале. Равно как и о своих опасениях относительно проблем в будущем. Снейп проникся.
   - Ну и чем я могу тебе помочь, Драко? Защитный амулет у тебя очень хорош, сразу ощущается. Явно в Лютом куплен.
   - Где ж еще. Только там серьезные вещи и продаются с этими дурацкими запретами и ограничениями, - фыркнул я, вспоминая все более и более идиотские законы и рекомендации, упирающиеся корнями в Министерство Магии и лично Корнелиуса Фаджа. - Только я прошу о другом. Начни учить меня защите разума. Понимаю, что дело это долгое, но, как говорят на востоке: 'Путь в тысячу ли начинается с первого шага'.
   - Приятно видеть столь похвальную целеустремленность у молодежи, пусть и вызвана она исключительно шкурным интересом, - криво усмехнулся Снейп. - Ладно, крестник, будет тебе учеба, но сначала я должен оценить естественную защиту твоего разума. Поэтому... Снимай браслет.
   Разумно. Снейпу я по понятной причине доверял, так что никаких опасений по поводу его злоупотребления своими талантами ожидать не следовало. Тем более, что он уточнил после снятия браслета о желательности вызова в памяти какого-то яркого, но безобидного воспоминания.
   Что там у нас из особо безобидного и яркого? Ага, воспоминание о распределении на факультеты и тот цирк, который был устроен Лонгботтомом. Зацепиться за это воспоминание. Сосредоточиться и думать только 'о белой обезьяне' в лице одного отдельно взятого клоуна.
   Тишина, спокойствие, удерживаемое воспоминание... заковыристая ругань Снейпа. О как! И чего это крестного на столь эмоциональные высказывания потянуло? Впрочем, он держать причину в тайне не собирался, незамедлительно выплеснув ее на мою голову:
   - У меня с тобой проблем, как у Министерства с гоблинами! Только министерские могут применять жесткие еры, а мне это удовольствие недоступно...
   - Судьба такая, - улыбнулся я, понимая, что язвительные слова и Снейп нераздельны. - Но чем я в этот раз удивить то смог?
   - В голову к тебе лезть опасно для здоровья, вот в чем дело, - рявкнул тот и тут же схватился за голову. - О, Мерлин, голова как болит. Принеси мне... Нет, лучше сам, а то мало ли. Сиди и жди!
   С этими словами Снейп оставил меня наедине с туманными догадками о сути происходящего. Было ясно, что он либо вообще не смог проникнуть ко мне в разум, либо проник, но ему очень не понравились сопутствующие ощущения. Просто так декан Слизерина за зельем от боли не побежит. А если побежал, то это была не мелочь, от которой легко отмахнуться. Но вот причина всего этого оставалась загадкой.
   Вернулся крестный минут через десять, но уже бодрый и даже малость воодушевленный. Пристально посмотрел на меня и вымолвил:
   - Кажется твоя проблема исчезла. Вообще исчезла, можешь о ней забыть и не вспоминать. Любой легилемент, вздумавший залезть в твой разум и пробивший защиту носимых амулетов, не получит в награду ничего, помимо головной боли. И второй раз повторять опыт точно не захочет.
   - Почему? Чем я выделился среди прочих на сей раз?
   - Верно отметил, что 'на сей раз'. Мало мне Мальчика-который-выжил в качестве объекта всеобщего внимания, так еще и крестник словно задался целью от него не отставать!
   - Я и Поттер... Это же смешно, крестный! Абсолютно разные люди, между которыми нет ровным счетом ничего общего, если внимательно присмотреться. Даже свою принадлежность к древнему и известному роду единственный ныне живой Поттер столь усердно поласкает в грязи, что...
   - Драко! Мы отклонились от темы разговора, - может быть мне показалось, но в голосе крестного промелькнули какие-то тщательно подавляемые, но сильные эмоции. Причем связаны они были именно с Поттером. Странно, однако. - Твоя защита от легилеменции аномальна, но не нова, опытные мастера с таким либо сталкивались лично, либо наслышаны. Это 'защита Текацтля', поименованная так в честь изобретателя, ацтекского шамана. Он создал ее, основываясь на той, которую имеют все одержимые.
   - Одержимые, значит...
   - На основе этого явления, крестник. Не путай схожесть и идентичность, - менторским тоном заявил Снейп. - Две или более сущности в одном теле создают сущий хаос в мыслях, не давая легилементу сосредоточиться и запутывая его в круговерти обрывочных картин и образов, к тому же почти всегда лишенных всякого смысла. К счастью, спутать одержимого с обладателем этой редкой защиты разума для хоть немного понимающего в своем деле легилемента невозможно.
   Пронесло. Ведь по сути то, что я есть, можно считать в некотором роде одержимостью. Только исходной личности нет, осталась лишь память, да и то не совсем полная. И, как выяснилось, еще и эта 'защита Текацтля'. Для меня жизненно важная штука, хочется узнать о ней чуточку больше, для начала о причинах возникновения и главных особенностях. А коли так, то будем спрашивать у специалиста, благо вот он, ходит взад-вперед по комнате.
   - Откуда она появилась у меня?
   - Загадка, - развел руками Снейп, прекращая свой бег по комнате. - Для установки человеку такой защиты нужен мастер-шаман, да еще имеющий представление о ментальной магии. К тому же ацтек, потому что они с европейцами делиться знаниями не любят по понятным причинам многовековой вражды.
   - Все понятно. Появилась по неизвестной причине, но переживать не стоит, ибо кроме пользы, вреда от нее никакого.
   - Ишь как высказался, - одобрительно покачал головой Снейп. Подошел к шкафчику, где хранились несколько бутылок вина из числа наиболее предпочитаемых, дотронулся до одной, другой. Наконец выбрал, плеснул немного в бокал. - На самом деле все не совсем так. Эта защита защищает от воздействия на разум, но вместе с тем не дает использовать легилеменцию. Совсем. Так что если захочешь узнать про нее хоть что-то помимо чистой теории, придется избавляться от творения Текацтля. Что до надежности защиты, то...
   - Есть подвох?
   - Абсолютной защиты и оружия не бывает. Твою можно пробить, но лишь мастеру и если он будет долго этим заниматься. Не один час и не отвлекаясь. Могу рассказать, как именно это делается и об особенностях защит в целом...
   Попытки отказаться ни к чему не привела. Снейп явно влез на трибуну, и сейчас его мало что могло оторвать от возможности прочитать внеурочную лекцию в индивидуальном порядке. Легче было молчать и 'получать удовольствие', благо подобные знания лишними точно не окажутся.
  
  
  Глава 10
  
   Ох и хлопот мне добавил тот факт, что Снейп обнаружил на моём разуме мощную и очень специфическую защиту. Точнее сказать то, что он за неё принял по вполне понятным причинам. Естественно, декан Слизерина не мог не послать весточку своему старому другу Люциусу о таком неожиданном событии. А после этого совы семейства Малфой заработали как проклятые. Таская не только письма. Но и различные амулеты, целью которых было определить, откуда у меня взялась чисто ацтекская защита. учитывая тот факт, что Малфои если когда и были в тех местах, то уж точно не при моей жизни. И самого Драко Малфоя там тоже не было.
   Особенно беспокоилась Нарцисса, ведомая исключительно материнским инстинктом. Люциус... тот оказался куда более сдержанным. Предпочитал разобраться с причинами возникновения защиты, Впутывая меня по минимуму. Как ни крути, а обладание такого роза защитой - неслабый козырь, особенно для подростка в стенах Хогвартса. Директор которого очень любит баловаться легилеменцией. Вот потому робкие попытки Нарциссы Малфой поднять тему о необходимости снятия защиты наткнулись на крепчайшую броню отрицания главы рода.
   Люциус Абраксас Малфой был тем ещё прагматиком. Вот и сейчас, восприняв появление у его сына редкой защиты как свершившийся факт, он предпочёл сосредоточиться на обнаружении неведомого доброжелателя. Именно доброжелателя, потому как, следуя узнанному из рассказа Снейпа. Для установки защиты Текацтля требовались неслабые усилия мага и довольно дорогие и редкие артефакты, помогающие сделать сей процесс, скажем так. безболезненным. С учетом же того, что Драко-прежний всегда находился под присмотром семьи, весьма болезненные последствия обычной постановки такой защиты не остались бы незамеченными.
   Ладно, это всё было вовне и непосредственно моих дел не касалось. Пусть Люциус ищет, всё равно найти ничего не сможет по причине отсутствия следов. Не было ведь никаких ацтекских шаманов, да и быть не могло. Ситуация совсем другая, только тс-с... Об истинной причине возникновения защиты я молчу и молчать буду.
   В Хогвартсе же всё шло своим чередом. Занятия обычные и те. которые я выцыганивал у Снейпа, а также у других наставников. Разумеется, Травоведение и История магия меня абсолютно не интересовали. Первое просто отвращало, а по второму легче было самостоятельно книжки почитать. Та же картина с ЗОТИ, на котором преподаватель порой сам путался в темах занятий и уж точно мало чему был в состоянии научить. Зато Чары и Трансфигурация - это совсем иное дело. Флитвик охотно шёл навстречу ученикам. Желающим узнать о материале сверх программы. Минерва Мак-Гонагалл... с ней было куда сложнее. Со своими грифииндорцами она была всегда рада повозиться, вот только этот народ, мягко скажем, не слишком утруждал себя чем-либо помимо дуракаваляния. Хаффлпафцы могли рассчитывать на её помощь, равно как и ученики Рэйвенкло, пусть и без особого энтузиазма со стороны декана Гриффиндора. А вот в том случае, когда к ней с вопросами подходили ученики Слизерина... Мак-Гонагалл морщилась, вздыхала. Изо всех сил изображала занятость и вообще вид у неё был, словно беднягу только что накормили отборной тухлятиной.
   Ничего, я человек с крепкой психикой. Этими гримасами меня ни напугать, ни отвратить. Формального то повода отказать у гриффиндорского декана не имелось, вот и приходилось ей объяснять знания по своему предмету сверх программы нескольким особо пытливым слизеринцам со мной во главе. Аж приятно было смотреть на то, как деканша изображает из себя ту самую мышу. Которая плачет, колется, но продолжать лопать кактус. Исключительно по причине профессионального долга и не более того.
   Такие вот дела были с предметами, изучаемыми первогодками Хогвартса. Хотя нет, был же и ещё один под названием Полёты! Тот самый, которого столь ждал прежний Драко Малфой и который был глубоко по барабану мне нынешнему. С Полётами, к слову сказать, получилось довольно забавно. Не для меня, тут, слава богам и демонам. всё нормально обошлось. Страх высоты оказался присущ моему прежнему телу, наверное. какие-то проблемы с вестибулярным аппаратом и не более того. Уверен ли я в этом? Ещё как! Иначе у меня не получилось бы без каких-либо проблем подняться в воздух и вполне уверенно управляться с метлой. Используя навыки прежнего хозяина тела. Интереса к этому занятию так и не возникло, но и отрицательных эмоций тоже.
   А вот у кого возник интерес, так это у шрамоголового 'героя'. На Полётах Гарри Поттер, надо сказать, проявил себя более чем хорошо, пытаясь спасти своего незадачливого приятеля по имени Невии. Тот, как оказалось помимо всего прочего панически боящийся ещё и мётел, при первой же попытке взлететь взмыл куда-то под небеса... Поттер же, явно на рефлексах, рванул следом. пытаясь не то поймать, не то как-то успокоить. Бессмысленно, потому как Невилл Лонгботтом таки да навернулся со своей метлы, лишь благодаря наложенным страхующим чарам обойдясь вывихом запястья и ушибам ребёр, но вместе с тем... Пируэты Поттера в воздухе были замечены преподавательницей предмета, Роландой Хуч.
   Ну что тут можно сказать? Наследственность, однако. Именно так. ведь его покойный отец, как мне сказала справочная служба, хитро маскирующаяся под снежноволосую девушку по имени Дафна, был большим специалистом насчёт игры в квиддич. Вот и сын пошёл по его стопам, в очередной раз доказывая, что генетика - это не пустой звук. Впрочем, об этом знали все представители древних и благородных родов.
   А спустя несколько дней после этого происшествия всем нам сообщили, что команда Гриффиндора по квиддичу 'внезапно' обрела нового ловца - этого весьма важного игрока. Можно даже сказать ключевого. И плевать начальству было на то что первокурсникам запрещено было входить в состав команд по причине... назовём это недостаточной подготовленностью. Исключение из правил по воле понятно кого и направленное против известно какой персоны. Против меня. Того меня, о котором имелись сведения у директора Дамблдора. Прямо как сейчас помню состоявшийся в обеденном зале разговор, когда сокурсники аж взорвались негодующими восклицаниями после озвученной новости, так порадовавшей гриффиндорцев и им сочувствующих.
   - Это настоящее оскорбление! - кипятился Бзейз Забини. - Директор Дамблдор опять выделает своего любимчика! Я спрошу у декана, можем ли мы щёлкнуть Поттера по носу и убрать его из команды.
   - Не получится, - процедил мрачный Нотт, которому после всего сказанного кусок в горло не лез. - Директор дал своему любимому мальчику вкусную конфетку, чтобы вознаградить за недавнее унижение на дуэли. И тебя, Драко, этим задеть.
   - Интриган бородатый! - хмыкнула, вздёрнув свой и так курносый носик. Панси Паркинсон. - Ты не расстраивайся, Драко, тут все понимают, что ты не хуже Поттера на метле держишься.
   Улыбаюсь искренне пытающейся меня подбодрить Панси, но вот сказанные слова не могли не стать сюрпризом для приятелей.
   - Спасибо, конечно, но утешать меня точно не требуется. По настоящему я имею в виду, а вот видимость утешений будет в самый раз.
   - Это значит... Тебя это действительно не задело, - сверкнула глазищами Дафна. - Квиддич для тебя не важен. Я ошиблась.
   - Главное, что ошибся он, - взгляд в сторону преподавательского стола, где находился Дамблдор. - Наш факультет возмущён, это хорошо, но я не то что не расстроен, скорее наоборот, доволен случившимся.
   - Причины? Помимо введения директора в заблуждение. Оно незначительно и скоро всё равно раскроется.
   - Поттер, конечно. Пусть 'шрам-вместо-мозгов' купается в лучах славы 'самого молодого ловца'. Держится на метле он замечательно, куда лучше меня, так что может сильно помочь команде Гриффиндора.
   - Так что тут хорошего, сюзерен?!
   - Тише, Винсент, а то вдруг Дамблдор от своего крика оглохнет, - ухмыляюсь я. - Теперь если кто-нибудь у него место ловца попробует отобрать, так врагом на всю жизнь станет. А человек он увлекающийся, слишком много времени будет уходить на квиддич и куда меньше на учебу, к которой Поттер и без того прохладно относится. Понимаете?
   Понимают. Слизеринцам объяснять такое дважды не приходится, курсы прикладной интриги всем ещё дома родственники преподавали. Я же осколками той, настоящей памяти имел представление о том. что упирающие исключительно на спорт ученики как правило не слишком дружат с основными предметами. И результаты такого вот перекоса будут для меня полезны. Ну вот к чему мне разбирающийся в магии Поттер? Нет уж, такого мне точно не требуется. Если к его магическому потенциалу прибавить желание его развивать и усидчивость по тем или иным причинам... Спасибо, не нужен мне такой расклад. Пусть лучше на метле гоняет всё свободное время, а в несвободное рассказывает о своих успехах в квиддиче и мечтает о новых 'небесных подвигах'.
   - Тогда я распущу слухи, что Поттеру надо лучше на метле держаться, а то рухнет как Лонгботтом, - потёр руки Крэбб. - Пусть помучается.
   - Не поверит, Винс. Этот Поттер и впрямь хорошо летает, - скривился Гойл. - Лучше уж с нашим ловцом его сравнивай в нелестной форме. Например, вот что скажи...
   Слизеринцы народ местами увлекающийся, особенно если это касается возможности сделать гадость врагам своим. Ничего удивительного не было в том. что в обсуждение планов сильной привязки Поттера к квиддичу и только к нему ввязались многие. Правда не в обеденном зале, место слишком уж... открытое. Внутрифакультетские помещения для этого куда больше подходили. Мне порой доставляло удовольствие посидеть и послушать этот безудержный полёт фантазии, среди которого попадались порой действительно интересные мысли.
   Но не квиддичем единым и даже не Поттером был заполнен досуг юного интригана в моем лице. Имелась куда более важная проблема, которую требовалось решить, причём по возможности чужими руками. Запретный коридор, охраняющий не пойми что цербер и тщательно подготавливаемая 'троянская лошадь' в стане гриффиндорцев, которую следовало разыгрывать исключительно втёмную. Это я про Гермиону Грейнджер, которая, подбиваемая естественным душевным порывом показать свою правоту, довольно скоро начала действовать.
   Пара недель. Именно столько времени заняли у целеустремлённой девицы как подготовительный период по агитации сокурсников, так и сам визит к церберу. Она думала, что это всё ради того, чтобы показать ехидному мне отсутствие трусости у Лонгботтома, а на деле... Впрочем, именную причину ей знать в принципе не следовало.
   Выловила она меня в том месте, которое для нас обоих было, скажем так, естественной средой обитания. В библиотеке. И сразу же зашла с козыря, даже сесть не удосужившись.
   - Невилл не испугался цербера, я же тебе говорила! - выпалила она. - Это видели я, Рон и Гарри. То есть он побледнел, но преодолел свой страх, вот!
   - Праздравляю,- улыбнулся я, пару раз хлопнув в ладоши. - Его с сухими штанами, тебя со скорым получением 'Истории Хогвартса' и 'Магических родов Британии' в подарочном варианте. И как твоим приятелям трёхголовый пёсик, приглянулся?
   - Нет. Он рычит, от него плохо пахнет... Но он охраняет какой-то люк. И Гарри с Роном хотят узнать, куда этот люк ведёт и что там хранится.
   - Тогда присаживайся, мне как-то неловко сидеть, когда разговаривающая со мной девушка стоит, - по этикету я имел на это право по причине разницы в статусе, но нутро не одобряло подобного. - Поговорим более предметно.
   Гермиона удивлённо на меня посмотрела. Но будучи девушкой воспитанной. К тому же в домашней обстановке, никаких возражений придумать не смогла. Или не захотела, догадываясь, что я не просто так начал разговор с ней.
   - Ты что-то хочешь от меня, Малфой? Иначе зачем тебе, аристократу, - слово было выделено с нотками заметной неприязни, - разговаривать с магглорожденной.
   - Мне скучно, бес...
   - Что?
   - Роман 'Фауст' великого писателя Гёте. Не мага, обычного человека, так что возьми почитать в библиотеке у родителей, если эта книга там есть. Пошли школьную сову, она вполне может дотащить эту книгу. Цитата как раз оттуда, и она как раз описывает моё состояние. Хоть и может показаться слишком... взрослой, но там есть много интересного, в том числе и о магии. Не удивлюсь, если великий немец имел некоторое представление о нашем мире. В конце концов, у некоторых языки слишком уж длинные. Хотя... я этот Статус Секретности не понимаю и не уважаю. Ну да не о том речь.
   Вынести мозг подростку женского пола - святое дело. И полезное, учитывая тот факт, что мне Гермиона в полном адеквате сейчас и не требуется. Готово. Сидит малость вся такая ошалевшая, пытается воспринять, понимая, что молчать не вариант, но и подобрать нужные слова сложновато будет.
   - Всё это из-за скуки? Вы, аристократы...
   - Да, именно мы. И вообще скука - один из важнейших побудительных мотивов. Наряду с ленью, - улыбнулся я. - Ладно, не буду заводить тебя в философские дебри и лабиринты моего разума. Считай, что я просто любитель наблюдать за миром гриффиндорцев. Ну как юный натуралист за жизнью лесных птиц или степных сусликов. Да, на них твои сокурсники куда больше похожи.
   - Малфой!
   - Так я же не о тебе. У тебя, Гермиона Грейнджер, хотя бы мозг есть. Впрочем, не о том речь. Если хочешь, могу дать тебе парочку дельных советов насчёт того, как вы можете узнать ответы на заинтересовавшие вас вопросы. Безвозмездно, то есть даром.
   Смотрит, склонив голову набок. По глазам видно, что девочке интересно, но просить вредного и язвительного слизеринца есть гордость не позволяет. Хорошо, тогда вот тебе ещё один презент, который вполне может послужить нитью Ариадны в критском лабиринте.
   - Привести в Хогвартс цербера мог лишь тот, кто может его усмирить, а таковых немного. Сам директор не стал бы этим заниматься, не по чину, но и посторонних не стал бы привлекать. Да, Грейнджер?
   - Да... наверно.
   - Тогда остаются деканы как сильные маги, способные обуздать цербера, и Хагрид. Этот полувеликан, несмотря на бездарность в магии, умеет обращаться с любым зверьём. Итак, Снейп этого не делал, Мак-Гонагалл анимаг с кошачьей формой, то есть очень не любит собак. Помона Спраут совершенно по другой части, а Флитвик... Исключать нельзя, но маловероятно. Сходили бы вы к Хагриду, он прост как медный кнат, за чашечкой чая выложит всё даже таким 'великим умникам' как Поттер с Уизли.
   - Ой.
   - Эмоционально. А если чуть подробнее?
   - Ты как будто заранее всё продумал.
   - Скука, Грейнджер, всего-навсего скука. В этом проклятом Хогвартсе совершенно нечем заняться. Остаётся сидеть в библиотеке, тренироваться в разучивании заклинаний или решать такие вот совершенно ненужные мне ребусы, которые жизнь сама подкидывает. И да... Думаю ты понимаешь, что если скажешь обо мне, твои дружки из принципа откажутся что-либо делать?
   Кивает, при этом покраснев как помидор. Наверняка на ум пришли либо минувшие события, либо те эпитеты, которыми меня и иных слизеринцев награждают в гриффиндорском крыле.
   - Я... им не скажу.
   - Разумно, Грейнджер. Тогда иди, обрадуй своих приятелей возможность узнать что-то новое о столь заинтересовавшем их цербере и том месте, которое он охраняет. Ах да, - 'спохватился' я, когда Гермиона уже поднялась, чтобы уходить, - обе книги пришлют завтра, крайний срок послезавтра. Я помню свои обещания. Вот и ты не забудь... забрать выигрыш.
   Кивнула, что-то буркнула, при должной доле воображение способное сойти за выражение благодарности, после чего ускользнула, как будто её и не было. Прелесть. В том смысле, что очень удобный объект для того, кто хочет использовать её в качестве инструмента. Главное соблюдать своего рода технику безопасности, тогда никаких внештатных ситуаций не образуется. К сожалению, так дело обстоит далеко не со всеми. Ну да ничего, я лишь начинаю впрыскивать пробные дозы яда в то место, которое называется Хогвартсом...
  
  ***
   Хэллоуин... Не люблю это слово, которым люди заменили исконное наименование праздника, и именно Самайн - праздник мертвецов. Канун ночи, когда связь между нашим миром и иными. Становится настолько тонкой. Что при помощи определённых ритуалов можно прорвать её, добившись... многого.
   Друиды знали о Самайне больше всех прочих, и знания эти сохранились. В магическом мире, потому как простые люди, магглы, постепенно забыли почти всё, заменив суть красочной псевдожутью. Хэллоуин, чтоб его! Нет, я очень даже приветствую красочную символику. Она мне действительно нравится, вот только... В магической Британии почти она одна и осталась, истинные силы Самайна объявлены запретными, ибо почти всё ныне относятся к Тёмным искусствам. Бред и маразм, но именно так дела и обстояли. Конечно же, древние рода продолжали использовать запрещённую магию, но много ли можно сделать тайком, не привлекая внимание аврората и прочих падальщиков? Вот то-то и оно!
   Но праздник есть праздник, хорошо хоть его пока отменить не сподобились. Домовики сделали всю оформительскую работу, и теперь весь Хогвартс был украшен подобающей атрибутикой: светящимися изнутри зловещим огнём тыквами, на которых было вырезано ухмыляющееся лицо; иллюзиями летучих мышей, проносящихся под потолком; тенями, что словно бы жили собственной жизнью, напоминая о притаившихся за углом опасностях... Призраки опять же резвились от души, потому как это был и их праздник. Более того, он был в первую очередь их, ведь они давно были со смертью на 'ты'.
   - Довольные сегодня призраки, сюзерен, - бурчал Винс, когда мы направлялись на торжественный банкет в честь Самайна. - И более... сильные что ли.
   - А чего ты хотел! Двери между разными мирами приоткрываются, а часть этой силы они способны воспринимать и использовать. И не только они. Верно, Дафна?
   - Ещё некроманты и демонологии, - ровным. Почти без эмоций голосом вымолвила Дафна. - Есть несколько таких дней и их используют... в других местах для очень важных ритуалов. Раньше и у нас использовали, до того как Министерство Магии начало ограничивать тёмные искусства.
   - Вот так и начинается упадок. А к чему он привёл, вы и сами можете видеть, посмотрев на нынешних учеников Хогвартса... Особенно на Гриффиндоре и Хаффлпаффе. Спросите у старших членов родов и вам подтвердят.
   - Нам подтверждать не надо, Драко, - скривился Гойл. - Дед только ругается, когда заходит речь о Хогвартсе. И говорит, что один выпускник его времени трёх нынешних скрутить мог. Или убить. Я ему верю, он показывал что может. Не чета... этим, из аврората, которые считают себя великими боевыми магами.
   Вот так, поливая помоями нынешние программы министерства, рассчитанные на среднестатистических магглорожденных, мы дошли до лестницы. Точнее до того места. где она должна была быть. Мда, движущиеся лестницы Хогвартса - та ещё морока! Иногда помогают сократить время, а порой... откровенно пакостят. Абсолютно хаотическое явление. И ладно если эта самая лестница присутствует, тогда можно приморозить её заклятьем стазиса, а именно стылого камня. Вот только если лестницы не было на месте, то приходилось ждать. Хорошо хоть недолго.
   О, вот она, родимая лесенка! А на ней страдающие девицы-гриффиндорки, из числа первокурсниц. Лица страдающие, и я даже мог бы им посочувствовать, если бы не одно ма-аленькое 'но'. Кто ж вам, раздолбайкам, мешал мало-мало пошарить по книгам и найти те самые управляющие заклятья, которые облегчали жизнь в стенах Хогвартса?
   - Глациалис Лапис, - тыкаю извлечённой из нарукавного держателя палочкой в сторону временно пристыковавшейся лестницы. Дожидаюсь, пока заклятье 'стылого камня', откачивающее на некоторое время магическую энергию из конструкта, сработает, после чего произношу. - Леди, прошу вас.
   Это к Дафне. Что до Грега с Винсом, то они и без приглашения догадаются . А вот в глазах парочки гриффиндорок вижу смесь зависти и неприязни. Первое понятно. Второе... тоже понятно, хотя и печально. Вот кто мешает самим о себе позаботиться? Ну ладно, пусть не самим! Понимаю, что весьма специфическая политика нынешнего директора не предусматривает обучения учеников полезным мелочам, облегчающим жизнь в стенах Хогвартса. То же 'кэйлефакцио', которым мы повышаем вокруг себя температуру в гостиной Слизерина. Не будь его - к слову, официально не рекомендованного к изучению и не даваемого нам деканом по причине чётких правил - мы бы вынуждены были кутаться в мантии в собственной гостиной. К счастью, у нас есть понимающие ситуацию родичи, умные друзья, мозги наконец!
   Теоретически у гриффиндорцев это всё тоже должно было присутствовать. Хотя бы у части оных, значительной части. В конце концов имелась библиотека... Присутствовала теоретическая возможность подойти пусть не к друзьям, а всё же ученикам одной и той же школы с просьбой показать полезное заклятье... Да, мы, слизеринцы, наверняка бы содрали какие-то услуги для себя любимых, спору нет. Однако получив желаемое, поделились бы заклятьем. Мара-азм!
   Призадумавшись, я чуть было не пропустил слова этих самых гриффиндорок - Лаванду Браун и ещё одна, имя которой вроде и вертелось в голове, но... Точно, Ребекка Слинг, магглорожденная, Хотя это не столь и важно.
   Куда важнее была тема, которую они обсуждали, точнее сказать, сплетничали между собой. Оказалось, Поттер и его дружки в лице Уизли, Томаса и Финнегана довели Гейнджер чуть ли не до истерики и та теперь как заперлась в одной из кабиной женского туалета,тТак и не выходит оттуда. Причина подобного? Эти две сплетницы толком не знали, но наверняка любительница порядка и учёбы попыталась в очередной раз воззвать к разуму сокурсников, напомнив о том, что кроме дуракаваляния надо хоть изредка, а интересоваться изучаемыми предметами... помимо полетов на метле.
   Нас грифиндорки не то что не замечали, скорее банально игнорировали. Что ж, приятная ошибка, когда таким образом пытаются выразить своё, хм, презрение. И явно не враньё, потому как смысла в нём я при всём желании увидеть не мог. Да и ощутимые нотки злорадства в голосе Лаванды свидетельствовали о правдивости сей новости. Грейнджер... не любили, чего уж тут скрывать. Ей бы, по хорошему, место на Рэйвенкло, это там ценят ум и тягу к знаниям. А среди грифов... мда.
   Знаком показываю своим спутникам о желательности снизить скорость передвижения... Ага, посыл принят, замечательно. Вот обе гриффиндорки, идущие в прежнем темпе, оказываются подальше от нас, затем ещё дальше, ещё... Всё, теперь можно и совсем остановиться. Сейчас это не вызовет подозрения, они ушли далеко и оборачиваться явно не собираются.
   - Чего стоим, сюзерен?
   - Драко услышал нечто для себя интересное, Винсент, - пояснила моему вассалу Дафна. - И это связано с той девчонкой, Грейнджер. Будешь играть карту обиды?
   А это уже ко мне вопрос. Хороший такой, показывающий, что юная Гринграсс сразу уловила, откуда тут ноги растут.
   - Буду. Подарок ведь просто шикарный! Эта гриффиндорка, выделяющаяся на фоне остальных первокурсниц наличием пусть не самого развитого в силу косности, но всё же ума, уже играет важную роль. Теперь пора попробовать перевести игру на новый уровень. То есть сделать первый шаг для этого. Вы все идите в банкетный зал, словно ничего не случилось. Да, даже ты, Дафна. Разговор, который я хочу затеять, он для двоих. Третий, увы и ах, будет совсем лишним, не в обиду любому из присутствующих.
   - Я понимаю, - намёк на улыбку и пляшущие чертенята в глазах снежновласки. - Ты дождался удобного случая, это нельзя упускать. Винс, Грег, проводите меня.
   Киваю обоим, подтверждая своё на то согласие. А для себя делаю в памяти зарубку, что Дафна Гринграсс сделала ещё шаг вперёд, который усиливал наши союзнические отношения. Сопровождение вассалами Малфоев одной из рода Гринграсс... многое значило.
   Мне же пора было навестить, хм, туалет, причём не мужской, а женский. Неожиданное такое место, куда бы мне и в голову не пришло сунуться. А вот оно как обернулось! Расклад такой, что по любому придётся.
   Ховартс в меру сил был мной уже изучен, так что искать расположение женского туалета - не какого-то, а вполне конкретного, о котором упоминали гриффиндорки - долго не пришлось. Входить туда, конечно, было немного стрёмно, но ничего не поделать. Предварительно я конечно постучал в общую дверь, но ответа, что логично, не дождался. Гермиона, если она там, явно не собиралась отзываться, ну а других и не должно было присутствовать. Банкет по случаю Самайна как-никак, почти все ученики в обеденном зале, готовятся к праздничной трапезе или уже пробуют поданные им блюда.
   Открываю дверь и вновь произношу:
   - Грейнджер, ты вообще тут? Подай голос, чудо ты в перьях, а то мне тут находиться совсем не в радость.
   - Малфой? - голос такой... гнусавенький, а потом ещё и 'хлюп' носом. Показывающий, что обладательница долго и усердно ревела. - Это женский туалет...
   - Точно так. Поэтому не нужно компроменировать ни себя, ни тем более меня. Выходи уже! Я даже готов пару минут подождать в коридоре, но только если дашь обещание вылезти из своей своеобразной... норы, куда ты заползла по совершенно глупой причине.
   - Они... они мне сказали...
   - Я обязательно выслушаю, но только после того, как ты отсюда выберешься. Договорились?
   - Ну...
   - Иначе буду прямо через дверь с тобой тут беседовать, а это огромный удар по поему чувству прекрасного, уж поверь. Негоже наследнику рода Малфой разговаривать с однокурсницей посреди... женского сортира!
   - Я выйду... Две минуты.
   - Засекаю время. И жду.
   Это я произнёс уже на полпути к выходу из сего заведения. Слава богам, что эта долбанная Гермиона не упрямилась сверх меры, ограничившись обычными попытками уйти от неприятного, но нужного ей разговора. Стою, жду. Минута прошла, две... делаю скидку на девичьи особенности, связанные со сроками ожидания. Три минуты, идёт четвёртая. Звук открывающейся двери... Ага, вот и мисс Грейнджер появилась, собственной и даже умытой персоной. Глаза, впрочем, припухшие, нос покрасневший, чего и следовало ожидать. И так далеко не красавица, а теперь и вовсе тяжёлый случай. Эх, расчёска по ней плачет, равно как и услуги колдомедика, который вполне мог бы убрать неправильную форму зубов. Ведь не так и дорого берут за подобную услугу. Сказать что ли? Не сейчас, конечно, потом, причём сделав это так, чтобы она восприняла это как оказанную ей важную услугу. Надо подумать, но это всё потом.
   - Ну что, Грейнджер, совсем тебя сокурсники заклевали?- добавив в голос участливых ноток, спрашиваю у нетипичной гриффиндорки. - И вообще. стоило ли показывать перед ними свою слабость, причём так. что девицы с твоего курса тебе все кости перемывают?
   - Они...
   - Э, нет, снова реветь не надо, а то это вообще никогда не кончится. Акуанимитас.
   Заклятье спокойствия, которым в семьях аристократии порой утихомиривали излишне истерящих детей, сработало. Грейнджер пару раз глубоко вздохнула, после чего уже более спокойным голосом произнесла:
   - Я хотела им помочь выучить заклинание на уроке чар у Флитвика... А Рон и Томас на меня потом накричали. Сказали, что я всех раздражаю и никто со мной дружить не будет. А Поттер... он им не возразил, как и Невилл.
   - Гриффиндорцы, - хмыкнул я. - Такое поведение для них очень типично, они крайне не любят тех, кто выделяется на фоне других не кулаками и громкими криками, а головой.
   - Ты непра... - Грейнджер явно пыталась было встать на защиту. Но тут до неё дошло, что это было просто глупо. - Лучше бы я действительно пошла на Рэйвенкло! Шляпа же мне предлагала. А я... я упросила её распределить меня в Гриффиндор.
   - Я не удивлен мнением Шляпы, но сама то ты чем думала? Неужто поддалась тем восхвалениям гриффиндорцев, которые начались ещё с Хогвартс-экспресса?
   - Нет... То есть не совсем, - прошептала Грейнджер, отводя взгляд в стороную всеми силами избегая смотреть мне в глаза. - Ведь для учёбы в Гриффиндоре нужна храбрость, туда берут храбрецов. А я не могу... чтобы меня считали трусихой.
   - Храбрость... Глупость та ещё! Это я не о самом человеческом качестве, а исключительно о том, что все обладатели этого качестве должны стремиться только на факультет... Стой!
   - А? Что слу...
   - Я что-то слышу, - процедил я, оборвав гриффиндорку на полуслове. И не только слышу. Ещё и запах, как будто канализацию прорвало, но он не со стороны туалета. Я не понимаю, какого дьявола тут...
   Уже понимаю. Но право слово, я бы предпочёл остаться в неведении относительно источника шума и запаха. Дело в том, что из-за угла появился тролль. Классический такой, ростом более трёх метров, большой, тупой и очень опасный для тех. кто ещё не владеет заклятьями настоящей боевой магии. Её, к слову сказать, в Хогвартсе даже на старших курсах практически не преподавали вследствие упрощения обязательной программы.
   Выхватываю свою вторую палочку. Не ту, которая работы Олливандера - её я использовал в качестве тренировки, этакого 'силового тренажёра' для раскачки магической силы - а купленную в 'Спини Серпент', из дуба и толчёного черепа инфернала. Сейчас у меня не тренировка, а настоящий бой, опасный, мать его, очень опасный. И не только палочку. В левой руке появляется кинжал, купленный в том же магазине. Признаться честно, на него я куда больше рассчитываю.
   - Гермиона... беги.
   - Я...
   - Помощь приведи!
   Главное правильно подобрать мотивацию. А вот мне бежать нельзя по вполне понятной причине. Если бежишь от хищника, то он обязательно последует за тобой. Тролль же - это нечто промежуточное между разумным созданием и животным, мозг у него вроде и есть, пусть примитивный, но инстинкты существа, жрущего всё, что только под ноги попадается, остаются первичными. Быстро перебираю список доступных мне заклятий... короткий, несмотря на то, что я пытался за последние пару месяцев придать ему хоть какую-то солидность. Ага, это может сработать. Надеюсь.
   - Обскуро!
   Чары простенькие, создающие полоску тьмы перед глазами атакуемого объекта. Противодействий масса, только вот нужно их знать. Против простых людей или хищников - самое то. Хотя тролль всё ж создание магическое, 'обскуро' в моём исполнении против него лишь несколько секунд продержится.
   Возмущённый рёв, взмах дубиной... куда-то. Ой, ё! В стене хорошая такая вмятина, тут не то что штукатурку сбило, кирпичам плохо пришлось. Под такой удар один раз попадешь - мозгами по всему коридору раскинешь, и даже на потолке следы останутся. Та-ак, вспышка раздражения по поводу опустившейся темноты закончилась, теперь тварь шумно втянула носом воздух. И сделала один шаг вперёд, другой... точно в моём направлении. Похоже, что собственная вонь не мешает троллю отслеживать цели по запаху.
   Только я и не надеялся, что временное ослепление тролля серьёзно мне поможет. Требовалась лишь небольшая пауза для подготовки совсем другого заклятья. Сложного, довольно редкого... Не было опасений, что оно не сработает, ведь чары были заложены в сам кинжал, требовалась лишь их активация.
   - Паппитер Фило Сабтегминис!
   И теперь я могу управлять кинжалом усилием мысли, словно он - это часть меня самого. Заклятье 'нитей кукловода' сработало. А раз так, то... Клинок отправляется в не столь дальний путь, набирая скорость и... по рукоять входит аккурат в левый глаз тролля, вызывая у того рёв боли и ярости. Поскольку 'обскуро' уже развеялось, и меня снова увидели, прицельно брошенная троллем дубина заставила сделать две вещи одновременно. Во-первых, метнуться в сторону. Во-вторых, должным образом взмахнуть палочкой и выкрикнуть:
   - Ферро Консидерант...
   Вот и второе заклятье, которое было вплетено в структуру кинжала. Как раз на подобный случай, чтобы с гарантией уничтожить того, в чьём теле окажется этот самый кинжал, раскалывая состоящий из металла кинжал на множество осколков, разлетающихся во все стороны.. Его я сам тоже не смог бы создать с нуля, но сейчас нужно было лишь вложить сырую силу. остальное делал амулет.
   Хлопок... и череп тролля взрывается изнутри. Хотя нет, череп всё же остался цел, смесь крови, мозга, слизи выплеснулась из глазниц, ударила вниз... Бр-р! То ещё зрелище. Зато тело, лишённое мозга, постояв ещё пару секунд, стало оседать на пол. Финита. А звуки шагов бегущих сюда людей - право слово, сейчас это уже мало что значит. Я... просто устал. Потраченные на активацию двух заклятий силы, плюс нервное перенапряжение давали о себе знать. Хотелось банально прислониться спиной к стене, прикрыть глаза... Нет, Драко, держись и не смей. Разве что к стене прислониться и впрямь можно. Это не приведёт к 'потере лица' даже в минимальной степени. Надеюсь на то.
  
  
  Глава 11
  
   Не дают спокойно отдохнуть человеку, только что прикончившему тролля! Чуть было в местный медпункт не потащили, к чрезмерно зацикленной на здоровье пациентов мадам Помфри. Отбиться удалось, но с большим трудом, упирая на то, что у меня лёгкая степень усталости и чисто психологическое перенапряжение после действительно смертельно опасной схватки. А вот никаких повреждений и даже магического истощения не наблюдается и всё тут.
   Зато сама картина после того, как с троллем было покончено, оказалась воистину роскошной. Два декана - Снейп и Мак-Гонагалл - с палочками наперевес и маячивший за их спинами преподаватель ЗОТИ Квиринус Квирелл. Последний, правда, при виде дохлого тролля картинно схватился за сердце и изобразил, что вот-вот упадёт навзничь... И вот тут то у меня в голове что-то шевельнулось. Эффекты на публику, ети их за ногу! Квирелл изображал то, что его перепугала... туша уже мертвой троллятины. Глаза же цепко выхватывали всю картину: тролля, деканов, меня, саму обстановку.
   Просчёт с твоей стороны, хотя я пока не имею о тебе никаких сведений, а значит не понимаю и смысла этого прикладного лицедейства. Может быть ты и бездаря в ЗОТИ из себя изображаешь? Раньше эта мысль мне бы и в голову не пришла, но теперь - дело совсем по иному оборачивается. Чую, надо будет задействовать связи как Малфоев, так и Гринграссов, чтобы получить как можно больше информации о том, кто такой Квирелл на самом деле. Лучше уж перестраховаться в этом раскладе, чем потом жалеть о недостаточной бдительности.
   Меж тем Снейп и Мак-Гонагалл осмотрели окрестности, троллью тушу, удостоверились в моей целости и сохранности - магически и путём расспросов - после чего собирались избавиться от меня, отослав... куда-нибудь. Э нет, так дело не пойдёт.
   - Мистер Снейп, - нарочито официальное обращение, говорящее о том, что я собираюсь давить на формальную составляющую, - Поскольку тролль, мной убитый, подпадает под действия закона, регламентирующего охотничьи либо боевые трофеи, то я, Драко Люциус Малфой, официально заявляю свои права на тело тролля и прошу вас, как своего декана, позаботиться о сохранении добычи в виде, препятствующем порче в силу естественных причин или попыткам непричастных к схватке получить не принадлежащую им долю трофеев.
   - Признаю правомерность требования Драко Малфоя и обязуюсь принять все необходимые меры, - радостно оскалился Снейп, глядя в сторону Мак-Гонагалл. - Тело тролля будет подвергнуто стазисным чарам... - несколько взмахов палочкой и сложно различимая скороговорка. Неизвестное, но понятное по сути заклятие. - Уже подвергнуто. Домовики доставят его в один из складов, откуда оно может быть востребовало представителями рода Малфой в любое время.
   - Благодарю вас.
   - Это... нарушение правил школы, - глядя на меня, как на дохлую крысу, процедила Маг-Гонагалл. - Я отдаю должное смелости мистера Малфоя, но торговаться из-за... убитого им тролля, который кстати является собственностью Хогвартса, довольно неприлично.
   - Руководству школы надо следить, чтобы эта самая собственность не бегала по коридорам с дубиной наперевес, - глядя в глаза декана Гриффиндора, произнёс я. - А уж о приличиях лично я и мой род знаем многое.
   - Минус десять баллов со Слизерина.
   - Да хоть двадцать, - усмехнулся я. - В отличие от других, я не озабочен формальным признанием лидерства своего факультета.
   Пощёчина удалась. Тут ведь важны не столько слова, сколько тон, а он был... соответствующий ситуации. Минерва Мак-Гонагалл ошиблась, попробовав надавить сперва 'неприличностью' моего поведения, а потом снятием баллов. Первое существовало лишь в её системе координат, потому как для древних родов вполне естественным было делить охотничьи и боевые трофеи, не отходя от трупов. В вежливой и приличной форме, это да, но суть оставалась неизменной. Что же до баллов... эта игра в песочнице меня совершенно не трогала. Есть баллы, нет их... всё едино это ни на что особенно не влияло. Зато возможность поддержать свою репутацию и репутацию всего 'змеиного собрания' куда дороже, нежели паршивый 'переходящий кубок школы' и раскраска главного зала в цвета факультета. Суть всегда преобладает над яркой мишурой, но горе тем. кто этого не понимает или не желает понимать.
   Мак-Гонагал явно собиралась, закусив удила, попробовать придавить меня каким-то иным способом. Мне даже стало интересно, до чего её угораздит дойти, но тут вмешался крёстный, заявив:
   - Из-за случившейся чрезвычайной ситуации я, как декан Слизерина, обязан отвести Драко Малфоя к директору. Он должен незамедлительно узнать о случившемся, причём и от непосредственного участника событий тоже.
   - Я могла бы...
   - Прости, Минерва, но нет. Ты лучше меня справишься с тем. чтобы донести до учеников, что им больше нечего опасаться. Хотя праздник уже частично испорчен, они могли бы... продолжить его празднование в факультетских гостиных. Профессор Квирелл поможет нам, осмотрев хогвартский зверинец, чтобы не получилось так, что ещё какая-то зверушка оказалась на свободе.
   Вялые возражения Мак-Гонагалл ни к чему не привели. Квирелл же. такое впечатление. сильно обрадовался возможности улизнуть. С чего, почему? Мда, Хогвартс явно набит тайнами и их носителями. А Снейп уже утащил меня из того коридора, где состоялась битва с троллем, после этого наложил на пространство вокруг нас динамические заклятья искажения звуков, использующиеся против подслушивания, и лишь потом вымолвил:
   - Впечатляюще. Весьма. Но зачем провоцировать Минерву?
   - Просто достала, - развёл я руками. - Прости, крёстный, но нервы у меня не железные. Только что я чуть не помер от дубины большого и зверски вонючего тролля, а тут приходит эта особа с 'гриффиндором головного мозга' и начинает вворачивать про какие то 'неприличные торги' и угрожать каким-то снятием баллов. Достала!
   - Теперь понимаю. Состояние после боя... - Снейп на пару секунд замолчал, наверняка вспоминая собственный опыт. - Но всё равно, будь осторожнее, Драко. За тобой наблюдают чем дальше. тем внимательней. Ты снова привлёк к себе самое пристальное внимание.
   - Расклад такой случился, крёстный. А ты бы мне рассказал, что вообще случилось, я ведь знаю историю лишь с одной стороны. Что вообще происходило в зале, почему на помощь прибежали именно вы трое?
   - Рад, что ты спросил. Значит критически оцениваешь обстановку вокруг. Слушай...
   Снейп, как от него и ожидалось, был не слишком многословен, но вместе с тем описал ситуацию от и до. Рассказал о том, что первым обнаружил тролля Квирелл, после чего прибежал с криками в обеденный зал. О том, что Дамблдор в экстренном порядке поручил деканам Слизерина и Гриффиндора устранить угрозу. а остальные преподаватели должны были эвакуировать учеников. О прибежавшей лишь немногим позже Квирелла Грейнджер, от которой было много крику, но зато и польза, так как она обозначила местоположение тролля. Вроде и не шибко нужные нюансы, но загодя никогда не скажешь, какая именно информация понадобится тебе в будущем.
   А ещё как именно можно использовать случившееся к максимальной выгоде для себя любимого. Директор Дамблдор, как ни крути, сел в лужу в этой ситуации. В лучшем случае халатное отношение к внутренней безопасности. Заинтересованные лица непременно используют эту карту в своих интересах, тут даже сомневаться не приходится. Вот Люциус Малфой и использует, чего скрывать. Что же до разговора с директором, то...
   - Крёстный, а может ну его, разговор с Дамблдором? Ты можешь и сам всё рассказать, с моих слов.
   - Не получится, Драко. Проявил геройство, теперь сам разгребай последствия.
   И вид у Снейпа в этот момент был дово-ольный такой! Прямо сияет от возможности устроить мне не выволочку конечно, но очередной урок на тему 'Последствия проявления героизма для отдельно взятого слизеринца'. Эх, жизнь моя жестянка.
   Дорога до директорского кабинета не была особенно длинной. Добраться до охраняемого горгульей входа - ага, тёмная магия под запретом, конечно же... точнее сказать, только для избранных - произнести пароль, отличавшийся редкостным, как по мне, идиотизмом - 'медовый пирог', как знак не то кулинарных пристрастий директора, не то игры на публику в лице подростков - после чего подняться по узкой витой лестнице.
   А магии то вокруг защитной! Одно слово хозяина всех этих заклятий и вторгшихся не то что на куски разорвёт, распылит на молекулы. Сразу видно, что Альбус Персиваль Дамблдор весьма разумно подходит к вопросу собственной безопасности. Вот, кстати, и он сам: довольный, вальяжный, в глазах забота и прям отеческое беспокойство. Фальшивка, конечно, но зато до чего же качественная! Уважаю от всей души, ведь для создания и поддержания маски на протяжении даже не лет, а десятилетий требуются огромные усилия.
   Я смотрел на сидящего в кресле за рабочим столом директора Хогвартса, он смотрел на меня. Идиллия, мля... если со стороны и на первый взгляд. На деле же всё было совсем иначе. С моей стороны продолжалось изучение директора. Да, именно продолжалось, ведь началось оно с момента моего сюда прибытия и длилось по сию пору. Наблюдать за врагом в естественной для того обстановке - святое дело. Особенно если он пока тебя врагом не считает.
   Не считает или уже вернее будет сказать 'не считал'? Хотя нет, не совсем верная формулировка. После недавних событий он вполне мог перевести меня из категории 'сын поверженного врага' в разряд 'потенциальный источник неприятностей'. Судя по взгляду, уже перевёл. Изучающий был взгляд, такой сложно спутать, будь он хоть как замаскирован улыбкой и доброжелательным выражением морды лица.
   - Северус. Драко, мальчик мой. Мне уже сказали, что случилась. Как ты после перенесённого тобой испытания? Убивать в таком юном возрасте... Ай-яй, я сочувствую, что тебе пришлось это пережить.
   - Всё в порядке директор. Я справлюсь, можете быть уверены.
   Говоря это, я мысленно усмехнулся, отмечая, что Дамблдору явно не доставило удовольствия знание о хорошей боевой подготовке наследника рода Малфой. Что же до донесения инфы до директорских ушей, то оно понятно. Протеевы чары и сквозные зеркала могли работать внутри Хогвартса, но лишь те, в которые были внесены определенные, скажем так, опознаватели, выводящие их из-под действия общих защитных чар. И у деканов канал связи с директором имелся, этого крёстный отменяя скрывать даже не думал, когда описывал ситуацию со средствами связи в Хогвартсе.
   - Я знаю, что ты храбрый мальчик. Спасать юную мисс Грейнджер было благородно, факультет Слизерин получит за это немалое количество баллов.
   Улыбка с малой долей насмешки, да и в эмоции этого же подбавить, если он сейчас пытается меня пусть осторожно, лишь на эмоциональном уровне. Но считывать. Ага, опять браслет подаёт сигнал о поверхностной атаке легилимента.
   - Благодарю, директор, но... Я куда больше обеспокоен тем. что внутри Хогвартса вместо диких крыс, которые порой заводятся в старых замках, бегают дикие тролли, да ещё с дубинами. Думаю, многие будут обеспокоены этим. Не в обиду будет сказано, но далеко не все сохранят достаточное количество самообладания, чтобы спастись. Ведь бегущие дети для тролля - это всего лишь вкусная трапеза.
   - Понимаю твои опасения, - закручинился Дамблдор. Казалось, ещё немного, и он даже слезу скупую пустит. Но нет, удержался, понимая, что это будет явным перебором. - Я обязательно усилю защиту внешнюю и внутреннюю, ведь забота о всеобщем благе есть моя основная обязанность как директора и просто человека, ответственного за жизнь и здоровье учеников.
   - Боюсь, что это не встретит понимания у наших родственников, директор...
   Тоже вздохнуть тяжко, глаза к небу возвести, принять скорбный вид. Дескать, не мы такие, жизнь вокруг такая. И словить неслабый кайф от брошенного на меня взгляда Дамблдора, который чуть ли не прямым текстом говорил: 'Вот только сопляков вроде тебя спросить позапамятовали!' Только наряду с эмоциями ощущалось понимание директором сложившейся ситуации. Пострадавшая сторона, как ни крути, именно Драко Малфой. И если он будет усиленно плакаться своему отцу, то тот, как глава Попечительского Совета, способен доставить даже победителю Тёмных Лордов, главе Визенгамота, полному кавалеру Ордена Мерлина и просто 'скромному' директору Хогвартса не самые хилые в жизни проблемы. Хотя бы потому, что дети есть у всех, как у сторонников курса Дамблдора, так и у его противников, и у нейтралов. А о безопасности детей надобно заботиться. Школа же, в которой по коридорам тролли шастают... не самый лучший выбор. Ущерб репутации уже нанесён, зато степень оного зависит по большей части от доброй воли пострадавшего. Того самого, которому глубоко плевать на 'морковку' в виде факультетских баллов и прочие свистелки-звенелки, способные лишь ущербное самолюбие кого-то вроде грифов почесать.
   Надо договариваться, директор! Понимаю, что тебе не хочется, а ведь придётся. Концепция минимизации урона, слышал о такой? Наверняка слышал, ты же у нас умный. Никаких издёвок, ты действительно умён, да и стратег великолепный. Вот поэтому я и надеюсь, что ты послушаешься голоса разума и начнёшь... торговаться.
   - Я буду рад наградить тебя специальной медалью, Драко. Перед всеми учениками нашей школы и приглашёнными гостями. Ты этого заслуживаешь.
   Попытка почесать эго слизеринца-первокурсника. Удачный ход, спору нет. Многие бы согласились на такое, вот только я хочу не мишуры, а реального бонуса. Репутация у меня и без медальки поднимется, я же в тайне случившееся держать даже не собираюсь. Зато выбить по поводу случившегося бонус для всего факультета - это совсем другой расклад. Причём бонус не явный, который вызовет лишь зависть, а скрытый, которым смогут воспользоваться лишь те, у кого в голове мозги, а не опилки.
   - Медаль - это, конечно, хорошо, но... Директор, ведь вы же упомянули о всеобщем благе, не так ли? - дожидаюсь кивка, правда вкупе с очередным заинтересованным, но с толикой подозрительности взглядом, после чего продолжаю. - Я охотно откажусь от медали и вообще награды ради определённой доли этого самого блага для всех учеников Хогвартса. Ведь большинство из нас... просто не умеют себя защищать. Я наглядно убедился в этом, когда обстоятельства вынудили меня вызвать на дуэль Гарри Поттера. Столь явной беспомощности у наследника древнего рода, а также его друзей, Рональда Уизли и Невилла Лонгботтома, я даже представить себе не мог. И это... очень печально.
   - Они лишь первокурсники, мальчик мой. А дуэли столь опасны даже на старших курсах.
   - Так и я о том же, директор Дамблдор, - теперь рожу поглупее, добавить воодушевлённости. Знаю, что тебя, бородатая скотина, это не обманет, но церемониал надо блюсти. Как говаривал один давно мёртвый китаец: 'Откровенность без церемониала - всего лишь хамство'. - К дуэлям нужно готовиться заранее. А у большинства учеников нет такой возможности либо они... ленятся в силу тех или иных причин. Разрешите нам, слизеринцам. создать своего рода 'Дуэльный клуб'. Уверен, что мистер Снейп не откажет нам в просьбе взять его под свой патронаж.
   - Даже не знаю, Драко... Клуб подготовки к дуэлям - это серьёзно.
   - Но он уже был в Хогвартсе. Раньше был, мне отец рассказывал, - чувствуя, что предложением несколько выбил Дамблдора из 'зоны комфорта' и малость удивил старого интригана, усиливаю натиск. - Это действительно будет для всех нас благом. И Попечительский Совет с радостью поможет оборудовать клуб. Ведь это будет означать восстановление одной из старых традиции, о которых стали забывать.
   Бить противника лучше всего его собственным оружием. Всеобщее благо - любимый фортель Дамблдора. которым он привык оправдывать всё что угодно. Так получи обратку, козлобородая сволочь! Попробуй сейчас возразить, что возрождение 'Дуэльного клуба' не будет благом для учеников школы, в стенах которой тролли заводятся. Тебя тогда - с подачи рода Малфой и его союзников - с потрохами сожрут, вывалив на украшенную узорчатой шапочкой голову лохань отборных помоев.
   Вид у 'доброго дедушки' был... несколько иной. Поза, жесты, лицо - всё это оставалось прежним. Зато глаза нехорошо так зыркали в мою сторону. Директор понимал, чего я добиваюсь, но вместе с тем не имел никакой возможности отказать... не получив массу отрицательных для себя последствий.
   - Какие дети поступают в мой любимый Хогвартс, - ласково произнёс он... утирая крокодилью слезу. - Такая забота о благе других, отказ от награды... Конечно же, Драко, я отдам распоряжение об открытии 'Дуэльного клуба'. И в самом скором времени, если Попечительский Совет действительно меня в этом поддержит. Но дополнительно нагружать мистера Снейпа было бы нечестно. Однако я обязательно подыщу подходящего наставника!
   - Но разве наш декан отказался? - 'изумлённо' хлопаю глазами. - Может быть для него, живущего обучением юных, как я, магов, это будет лишь в радость? Пусть он сам скажет это, директор Дамблдор.
   - Конечно в радость, - только взгляд, брошенный крёстным в мою сторону. обещал массу 'приятных минут'. Не за саму интригу. а за то, что его в курс не ввёл. Ничего. попробую списать на импровизацию. - Но я не откажусь и от помощников, которые разделят со мной это... бесспорное удовольствие.
   Немного подумав, директор кивнул, соглашаясь на такой вариант. Что ж, вполне логично. Такую структуру он бы всё равно без своего пригляда не оставил. А так и волки сыты... и посланника бородатого козла со временем вполне реально будет дезавуировать, если приложить должные усилия.
   - А награду за спасение мисс Грейнджер ты обязательно получишь, - улыбаясь улыбкой старого, опытного торговца поддельными реликвиями, произнес Дамблдор. - Межфакультетская дружба и её укрепление... Это то, чего я жду от вас, от всех своих учеников. Но сейчас простите, мне нужно срочно заняться делами, связанными с укреплением защиты. Ведь никто не хочет, чтобы случившееся сегодня повторилось в будущем.
   С-самка собаки ты дивная, вот ты кто! Сумел таки укусить в ответ, найдя способ сделать победу не такой однозначной, как могло бы быть. Спасение магглорожденной и награда за это, да ещё с такой формулировкой. Нет, само собой разумеется, даже среди слизеринцев никто слова не скажет. А вот в мыслях некоторые особо рьяные сторонники 'чистоты крови' сделают зарубку. Р-рано сделают. Ну да ничего не поделаешь, я и так получил достаточно.
  
  ***
   Стоило ли удивляться тому факту, что Люциус Абраксас Малфой решил появиться в Хогвартсе даже не на следующий день, а всего лишь через пару часов после случившегося? Как по мне, точно не стоит. Я ведь успел узнать тот факт, что директор Хогвартса и деканы в случае крайней необходимости могли задействовать протеевы чары и сквозные зеркала, настроенные на то, чтобы обходить выстроенную вокруг школы защиту.
   Кто использовал связь в этот раз? Крёстный, само собой разумеется, кто ж ещё! Прямо при мне, сразу после того, как мы покинули кабинет директора. Очень кратко изложил в блокноте с наложенными на тот протеевыми чарами ситуацию и добавил, что глава Попечительского совета в такой ситуации имеет полное право появиться в Хогвартсе. И всё, больше никаких слов, что было несколько необычно. В ответ на вопросительный взгляд Снейп усмехнулся и произнёс:
   - Директор сам зачаровывал этот блокнот и другие. Пояснять надо?
   - Нет, это излишне, покачал я головой. - Магия на многое способна.
   - Вот именно, крестник. Поэтому мы сейчас идём в гостиную нашего факультета. Ты остаёшься там на растерзание товарищам по факультету, а я удаляюсь в свои комнаты и жду появления твоего отца. Ты тоже присоединяешься к нам как главный 'виновник торжества'.
   - А разве главный не тролль?
   - Он мертв, с него и взять нечего. Зато ты жив и пригоден для чтения нелицеприятных для тебя нотаций!
   Улыбочка, доложу я вам та ещё. Ладно, перетерплю. В конце концов, полученные в результате самой схватки с троллем и последующего разговора-торга с директором бонусы того стоили. Люциусу же, как я полагаю, можно будет объяснить разумность большей части моих действий. Ну, я искренне на это надеюсь.
   Зато перетерпеть массированную атаку интереса со стороны сокурсников и не только оказалось куда сложнее. Пусть Слизерин ни разу не Гриффиндор и интерес выражается в куда более вежливой форме, но... Взгляды тоже бывают крайне красноречивыми и способны буквально силком тащить тебя на условную трибуну и заставлять во всех подробностях описывать инцидент с троллем.
   А ещё есть оценивающие взгляды. Не слишком приятно чувствовать себя их объектом, хотя немного примиряло то, что большая часть оных была со стороны девушек - не только сокурсниц, но и тех, которые на год-два старше. Да-да. я и так в курсе. что многие хотели бы породниться с родом Малфой и без учёта недавних событий, чисто из политическо-финансовых выгод. Но теперь... мда, теперь интерес усилился и по иным причинам.
   Забавляла улыбка Дафны Гринграсс - в меру циничная, настолько же ехидная и адресованная исключительно моей персоне. Не было и тени опасений, что мой интерес к ней куда-нибудь испарится или даже уменьшится. Что ж, это говорило лишь о её уме, девушка достаточно хорошо меня изучила, чтобы разбираться в таких нюансах. Тут оставалось лишь улыбнуться в ответ и минимумом мимики на лице изобразить то, что подобное внимание совсем не радует, но никуда от оного не деться.
   К счастью, я был спасён от чрезмерного внимания немалого числа представителей факультета вниманием малой части, которые могли себе позволить такое. Маркус Флинт и его друзья-коллеги по команде квиддичистов, а именно Грэхем Монтегю и Эдриан Пьюси. Один из наиболее влиятельных слизеринцев, Флинт мог многое себе позволить. В том числе и осадить излишне любопытствующих змеек, которые мешали лично ему удовлетворить свой интерес. Иерархия, она есть везде, и не сказать, что неформальная менее важна. Нежели официальная разновидность оной.
   - Драко...
   - Маркус.
   - Нам нужно поговорить. Не у всех на виду.
   - Тет-а-тет?
   - Пожалуй нет, - после недолгих колебаний решил Флинт. - Монтегю составит мне компанию.
   - Тогда я позволю предложить леди Дафне сопутствовать мне.
   Кивок со стороны Маркуса, подтверждающий, что он не возражает против подобного. И Дафна, не снимающая свою маску 'снежной королевы', но демонстрирующая, что принимает моё предложение. Без слов, лишь взглядом и жестом. Хороша! Почему не Крэбб или Гойл? Они мои вассалы, а Монтегю ни разу не вассал Флинта, а его союзник. Следовательно, мне стоило обратить внимание на сей нюанс и как следует подумать. Казалось бы мелочь, не стоящая внимания. Ан нет, именно из подобных 'мелочей' складываются важные нюансы. Тем же гриффиндорцам - как магглорожденным, так и прочим, которые втаптывают в грязь память о своих предках - этого не понять. Понимающих на этом факультете, нынче превратившемся в 'заповедник юных дамблдоровцев', сильно недолюбливают, порой устраивая настоящую травлю. Сам я конечно этого не видел, но и Нарцисса с Люциусом рассказывали, и крёстный подтверждал, морщась при этом так, как будто ему на порог дохлую полуразложившуюся крысу подкинули. Становилось ясно, что тут и что-то личное затесалось. Снейп, он вообще полон тайн, которые отнюдь не стремится раскрывать даже тем, кто ему не чужой.
   Отправились мы... в жилище Флинта, оказавшееся, кхм, куда более просторным и комфортабельным. Староста курса, им более просторные и комфортные апартаменты полагаются, к тому же он ещё и капитан команды факультета по квиддичу, что тоже влекло за собой определённые бонусы.
   К слову о капитанстве... В отличие от некоторых игроков, у Флинта. несмотря на явное увлечение спортом, с мозгами всё было в полном порядке. Он вовсе не собирался забивать на изучение магии, ставя во главу угла исключительно полёты на мётлах. Это говорило в его пользу, да к тому же мне не раз доводилось сталкиваться с ним по делам факультета. Правда в основном это было выслушивание указаний и рекомендаций, но даже так реально было сделать определённые выводы.
   - Малфой, Гринграсс, проходите и чувствуйте себя как дома, - Маркус демонстрировал максимальное радушие. Что было хорошим симптомом. - Прошу прощения за скромную обстановку, но это не мэнор, а всего лишь место, где вынуждены жить ученики Хогвартса.
   - И на которые не стоит жаловаться, учитывая то, где вынуждены жить ученики других факультетов, - ввернула шпильку Дафна. - Благодарю, мистер Флинт, у вас неплохой вкус.
   Это она по поводу обстановки комнаты. В которой мы находились. Склонен с ней согласиться хотя бы потому. что несмотря на излишнее количество напоминаний об увлечении хозяина квиддичем, стиль присутствовал, а вот хлам и вообще проявления неряшливости в принципе не наблюдались. Оставалось лишь устроиться поудобнее на стуле рядом с тем. на котором сидела Дафна, и пристально посмотреть на самого, пожалуй. авторитетного ученика факультета. Монтегю... тот был лишь дополнением к Флинту. Ну или возможным свидетелем разговора, тут я пока не был готов делать однозначные выводы.
   - Зачем, Малфой?
   - Ради выгоды, Флинт. Мне лично и всему нашему факультету.
   - Чрезмерный риск, - поморщился Флинт, хорошо представляющий. Что такое тролль и насколько он может быть опасен, особенно для первокурсника. - Спасение грязнокровки того не стоило. А показывать удаль... ты не на Гриффиндоре.
   Упрёк прозвучал, по тону слышно. Можно, конечно, начать играть словами и это может получиться. Флинт, как ни крути, не оратор и тем паче не софист, его можно запутать в паутине слов. Только вот осадок останется, да и отношения портить со столь влиятельной на факультете персоной не хотелось бы. С другой стороны, приоткрывать перед ним и Монтегю хотя бы часть имеющихся в раскладе карт тоже не лучше решение - крайне не хочется рисковать утечкой информации. Впрочем... есть вариант, как и рыбку съесть и кое на что не приземлиться.
   - Мои планы гораздо обширнее и сегодняшний бой с троллем стоил того риска, который и впрямь имел место быть.
   - Это общие слова.
   - Да, это именно общие слова. Если же нужна конкретика, То мне нужны гарантии, что сказанное мной ни при каких обстоятельствах не окажется достоянием посторонних. А учитывая тот факт, что в Хогвартсе есть любители шарить в чужой голове...
   - Тогда намекни.
   - Хорошо. Но для начала и придания должного веса своим словам скажу следующее, - вынимаю палочку и вывожу в воздухе фигуры. знакомые всем тем, кто вырос в семьях с мало-мальски длинной историей рода или просто неплохо знакомых с настоящей магией. - Я, Драко Люциус Малфой, клянусь своей магией, что сегодняшний бой с троллем стоил того риска и польза для меня лично и всего факультета с лихвой это перекрывает. Равно как и то, что магглорожденная Грейнджер важна для моих раскладов.
   Жду с полминуты, ловя на себе изумлённые - Монтегю - раздражённые и в то же время любопытствующие - и саркастично-ехидные - а это уже Дафна, которая понимает побольше даже Флинта - взгляды слизеринцев. И затем взмах палочкой и ключевое слово:
   - Люмос.
   Возникший свет показывает то в чём я ни на йоту не сомневался - прозвучавшая магическая клятва сработала и доказала вес моих слов.
   - Предупреждая возможные упрёки, скажу следующее... Надёжнее один раз таким вот образом доказать серьёзность своих намерений и важность уже совершённых и планируемых поступков, чем каждый раз пытаться обычными словами доказать необходимость своих действий.
   - Я жду обещанных намёков, Драко, - быстро восстановивший психологическое равновесия Флинт одним этим показал, что его фиг чем проймёшь. И это хорошо.
   - Если в последний момент не произойдёт чего-то совсем уж неожиданного, мы сможем в некоторой степени компенсировать полное отсутствие обучения в пределах Хогвартса нормальной боевой магии.
   - Шантаж директора, - мигом ухватил мысль за хвост Флинт. - Сурово и опасно первым делом для тебя, Малфой.
   - А вся моя жизнь - это одна большая опасность. Ведь никто не забыл, кто мой отец и особенно кем он был некоторое время назад. Я же не хочу прятаться в тёмном углу в надежде на то, что всё образуется.
   - Драко прав, - напомнила о себе Гринграсс ровным голосом, практически лишённым эмоций. - Неучастие в политике не убережёт его от её последствий. Или он рискует с самого начала или потом. но тогда риск будет ещё сильнее. Он сын своего отца...
   И многозначительная пауза. Дескать понимайте как хотите. Некоторые могли воспринять это как то, что я обладаю чертами характера схожими с лордом Малфоем, а потому от меня стоит ждать действий определённого рода. Напрашивающееся объяснение, а ведь вовсе не оно является истинным. Дафна имела в виду другое - поскольку именно Люциус Малфой является самым влиятельным из живых и оставшихся на свободе Пожирателей Смерти, то именно к нему приковано внимание как самого Дамблдора и его сторонников, так и Министерства магии и лично Корнелиуса Фаджа, этого недоразумения в министерском чине. Я же. как единственный сын и наследник, поневоле с самого детства являлся весьма важной картой в раскладах всех заинтересованных сторон. Отсидеться в стороне даже при имеющиеся желании просто нереально. Следовательно надо самому начинать игру, становиться из карты игроком. По-другому... просто нельзя, учитывая мой характер. Именно мой, а не прежнего Драко.
   Смотрю на Дафну и киваю, тем самым показывая, что полностью поддерживаю её слова и в своём роде даю ей 'полный карт-бланш' на ведение части беседы. Монтегю и особенно Флинт хорошо знают, чем именно славится род Гринграсс. Чем? Аналитиками на грани гениальности, способными даже из мельчайших деталей собрать цельную картину. Вот только чтобы убедить одного из Гринграссов поделиться своими выкладками надо очень сильно постараться. Деньги, артефакты информация - Гринграссы брали все три вида оплаты, причём стоимость их шла как раз в вышеуказанном порядке по мере возрастания. Ходили слухи о том, что сам Тёмный Лорд захаживал в гости к лорду Бартоломею Гринграссу, деду Дафны, щедро платя за информацию. А вот Дамблдора лорд Гринграсс дальше порога не пускал -и это уже не слухи, а суровая правда. Равно как и тот факт, что ни сам Бартоломей, ни его дети не были в числе Пожирателей Смерти, несмотря на то, что во многом поддерживали идеи Волан-де-Морта. Не удивлюсь, если аналитики просчитали печальный исход противостояния и решили ограничиться всего лишь предоставлением тайных консультаций той стороне, которой симпатизировали. Кстати, вот о чём надо будет спросить у Люциуса. Это действительно важная и нужная информация.
   Дафна же была истинной представительницей своего рода. Именно поэтому даже столь юную Гринграсс стоило внимательно послушать и уж тем более не следовало скептически относиться к произнесённым ей словам. Флинт уже начал было формулировать интересующий его уточняющий вопрос, но тут в дверь постучали.
   - Кто? - несколько раздражённо рявкнул Маркус, явно готовый послать неожиданного визитёра далеко и надолго. Однако не тут то было.
   - Лорд Люциус Абраксас Малфой, - раздался пусть приглушённый дверью, но знакомый голос. - Мой сын находится у вас в гостях, мистер Флинт?
   Макруса смело со стула во мгновение ока. Если бы не знал, что аппарация на столь малые расстояния невозможна, то мог бы заподозрить его в применении этого заклятья, причём невербального. Звук открывающегося замка. Еле слышный скрип открывающейся двери и слова, произнесённые с нотками искреннего уважения в голосе:
   - Это честь для меня. лорд Малфой. Ваш сын сейчас у меня в гостях, мы обсуждали недавние события, в которых он показал свои лучшие качества.
   - Вот и я о них е хочу поговорить. О качествах, об их применении и о многом другом. Посему я вынужден прервать ваши посиделки на некоторое время. Вы позволите?
   - Конечно же, лорд Малфой,- Маркус даже не пытался что-либо возражать. - Драко, я думаю, мы ещё поговорим на важные темы, которые сегодня прозвучали.
   - Бесспорно, Маркус, - улыбнулся я, вставая со стула и направляясь к двери. - Хотя сейчас кое-что сказать может и леди Дафна. Не всё, конечно, и лишь при желании, но...
   - Мне будет интересно продолжить разговор, - в глазах 'снежной королевы' плясали те ещё чертенята. - Я тут немного задержусь, если хозяин не против.
   Флинт был совсем не против. Ну а мне оставалось лишь следовать за Люциусом, который изображал полнейшую невозмутимость, но по некоторым признакам я замечал, что он действительно взволнован произошедшим.
   По дороге к апартаментам декана факультета Люциус пусть и не изображал безмолвную статую, но слова сводились лишь к вопросам о здоровье и целостности нервов после соль неожиданного и серьёзного испытания. Тут мне оставалось лишь бодриться и отвечать, что всё более чем в порядке. Хотя... определённый отходняк после схватки присутствовал, чего уж тут скрывать. Только говорить об этом и так обеспокоенному Люциусу вряд ли стоило. К тому же был Снейп, который непременно выставит мои действия как излишне рискованные. Почему я так думал? Успел изучить особенности мышления этого человека, равно как и почувствовать его недовольство тем, что я использовал его как козырную карту при шантаже Дамблдора. Обижен или оскорблён он не был, но ответку ожидать стоило. В воспитательных целях так сказать. Уже совсем скоро, ведь мы пришли.
   Лорд Малфой, даже не утруждая себя тем, чтобы повернуть ручку открытой двери, лишь шевельнул рукой, вкладывая малую толику силы, и вот уже путь открыт. Несколько шагов и... дверь закрывается за нашими спинами, отрезая от остальных помещений факультета. Тут, в комнатах Снейпа, такая защита от любого подглядывания-подслушивания, что сравнима лишь с апартаментами самого Дамблдора. Оно и неудивительно, ведь по силе он наравне с Фитвиком и повыше Мак-Гонагалл, хотя и на порядок уступает директору. Декан же Хаффлпаффа, Помона Спраут, она и уровнем пониже, да и направленность её магии более... мирная что ли. Касаемо же защиты жилья Флитвика и Мак-Гонагалл - эти двое не особенно усердствовали, считая, что в стенах Хогвартса им опасаться особенно и нечего. Нет, оно всё верно. Оба являлись сторонниками директора, в отличие от Снейпа, чьё прошлое Пожирателя Смерти и человека из ближнего круга Волан-де-Морта было известно всем действительно заинтересованным лицам. По этим причинам не следовало удивляться тому. что его жилище было своего рода крепостью, позволяющей выгадать время, нужное для бегства.
   Куда идем? Ага, в кабинет-лабораторию, любимое место Снейпа, где он проводил большую часть свободного времени. Вот и он сам, с кривоватой улыбкой на лице и чем-то воодушевлённый. Чувствую, что вечерок удастся для него, может даже для Люциуса, но мне предстоят не хилые такие хлопоты. Засада, однако.
  
Оценка: 5.29*41  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Н.Видина "Чёрный рейдер"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"