Полякова Маргарита Сергеевна: другие произведения.

Возжелать невозможного (сила желания 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.23*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты можешь смириться с выпавшей тебе долей, принять мир таким, каков он есть, и забыть о прошлом. Наученный горьким опытом, ты даже можешь ничего не желать. Но когда в твою судьбу бесцеремонно вмешаются, отняв то единственное, что осталось у тебя ценного, выбора не останется. Придется показать Судьбе, что играть тобой - довольно дорогое удовольствие. И если ты сумеешь выстоять, возможно, от тебя отступятся и Судьба, и Властитель, и даже Смерть. В данном опусе: продолжение историй Татьяны из "Бойтесь..." и Лавра из "Медальона", а так же предыстория Форса из "Здесь...".


Возжелать невозможного

  
   Ты можешь смириться с выпавшей тебе долей, принять мир таким, каков он есть, и забыть о прошлом. Наученный горьким опытом, ты даже можешь ничего не желать. Но когда в твою судьбу бесцеремонно вмешаются, отняв то единственное, что осталось у тебя ценного, выбора не останется. Придется показать Судьбе, что играть тобой - довольно дорогое удовольствие. И если ты сумеешь выстоять, возможно, от тебя отступятся и Судьба, и Властитель, и даже Смерть.
   В данном опусе: продолжение историй Татьяны из "Бойтесь..." и Лавра из "Медальона", а так же предыстория Форса из "Здесь...".
  
  
  
   1.
   Шанс -
   Он не получка, не аванс,
   Он выпадает только раз...
   Из м/ф "Остров сокровищ".
  
   Татьяну бесцеремонно пихнули сапогом в бок, и она проснулась. О, боги, какое поганое очередное утро! Она с трудом разлепила глаза и равнодушно уставилась на скалящегося, довольного собой Шереса. Господи, как же Татьяна ненавидела этого урода! Страстно, искренне, болезненно, до дрожи в пальцах! Однако собственных чувств выдавать было нельзя. Никак нельзя. Татьяна и так сделала в своей жизни много ошибок. Даже слишком много. Но кто же мог знать, что невинное желание приворожить к себе понравившегося парня приведет к таким неприятностям? Кто, ну кто просил Татьяну, скрываясь от наказания, сбегать в посторонний мир? Да еще и заключать соглашение с Асмодеем? Ведь любой ребенок знает, что бесы - обманщики и интриганы. Однако назначенная цена была слишком высока, чтобы ей пренебречь. Мыслимое ли дело - Асмодей обещал исполнение самого заветного желания! Да кто бы смог от такого отказаться?! Татьяна определенно не смогла. И влезла в сумасшедшую авантюру. Подрядилась убить человека. Не одна, нет, компанию ей составили еще три существа. Однако приключение от этого не стало менее опасным. Эх, кабы знать заранее, чем все это закончится! Исполнившиеся желания так ударили по тем, кто их загадал, что больнее не придумаешь. Сначала Татьяну предали, затем чуть не сожгли, а потом... убили. Всего один меткий выстрел из арбалета, и ее жизнь повисла на тонкой ниточке. Хорошо хоть друзья нашли возможность превратить Татьяну в статую, чем спасли ее от немедленного умирания. Впрочем... в настоящий момент Татьяна не думала, что это было таким уж хорошим решением.
   Жизнь порой выкидывает довольно-таки странные коленца. Когда Татьяна очнулась от каменного плена, она наивно решила, что ее спасли друзья. Ага. Счаз-з-з! Закона подлости еще никто не отменял. Первым, кого Татьяна увидела, когда открыла глаза, был Шерес. Представитель расы кольдеров и маг по совместительству. Возжелав абсолютной власти и могущества, он решил проникнуть в измерение, где нет магии, чтобы завоевать его, используя все свои возможности. И Татьяна (по его замыслу) должна была помочь в этом глобальном замысле. Она буквально в осадок выпала, когда Шерес ей об этом заявил! И (разумеется) послала мага куда подальше. Причем с большим удовольствием. Однако Шерес оказался не столь глуп. Поскольку одел Татьяне на руку магический браслет подчинения до того, как вернул ее к жизни. И с того самого злополучного момента Татьяна перестала быть сама себе хозяйкой. Магическая сила браслета вынуждала ее исполнять приказы Шереса, наказывая за неповиновение жуткой болью. Татьяна бесилась, страдала, но сделать ничего не могла. Несмотря на то, что как маг она была куда сильнее кольдера, браслет был сделан так, что снять его самому не представлялось никакой возможности. А попросить другого мага... хорошо бы. Вот только где его взять? Шерес не зря выбрал измерение, в котором магов нет в принципе. Он не хотел конкуренции. Ведь целью Шереса было (ни больше, ни меньше) завоевание мира. И давалось это кольдеру довольно легко. Ха! На безрыбье и мясо - сало. А в мире без магии даже такой посредственный маг, как Шерес, мог сойти за чудотворца и посланца богов. Тем более, что у него под рукой была Татьяна. Человек, который владел и магией, и мечом, и был ему полностью подконтролен.
   Может быть, Шерес никогда и не подумал бы покорять чужое измерение. Но что делать, когда власть в твоем собственном захватил другой? Неизвестно откуда взявшийся выскочка, по имени Асмодей, прибрал к своим рукам все, что мог! Да, конечно, этот треклятый бес сумел избавить мир от напасти в виде армии небельсов. Так не лично же, а с помощью наемников! Причем одним из этих наемников и была Татьяна. Шерес даже не поверил в свою удачу, когда узнал, что она в виде статуи находится в замке! Когда-то это великолепное творение великого архитектора принадлежало Совету, куда и входил маг. А потому кольдер знал замок как свои пять пальцев. Именно поэтому ему не составило труда пробраться в покои Асмодея и выкрасть статую. Сколько сил он приложил, чтобы вернуть Татьяне нормальный облик! Сначала потратил ценное заклятье на то, чтобы превратить ее снова в человека, а затем использовал мощный старинный артефакт, чтобы излечить ее смертельную рану. Возможно, в благодарность за спасенную жизнь, Татьяна и сама захотела бы с ним сотрудничать. Возможно. Но Шерес не хотел рисковать и доверяться случаю. К тому же, ему нужен был абсолютно послушный наемник, который будет выполнять все, что скажут и столько, сколько скажут. С последним, правда, возникла небольшая проблема. Продолжительность жизни у небельсов была очень мала. Пришлось использовать еще один мощный артефакт. Точнее, инкубатор. Его применение, правда, было запрещено законом, но закон этот касался только бельсов. О людях там ничего не говорилось. Просто потому, что ни одному магу не приходило в голову подарить этому отродью вечную жизнь. Небельсы и так были слишком сильны. Своей жестокостью, хитростью и способностью к бесконтрольному размножению. Однако ради достижения желанной цели Шерес пошел и на это. И ни разу не пожалел о своем решении. Особенно когда будил Татьяну по утрам, чтобы дать ей очередное невыполнимое задание. И когда она с этим самым заданием успешно справлялась. Стоило признать, что идея выкрасть Татьяну и подчинить ее себе с помощью магии была воистину великолепной!
   Наверное, если бы Шерес рассказал Татьяне о своих планах и амбициях, она бы его поняла. Может быть. Но кольдер не считал человека разумным существом. Только оружием. И Татьяна искренне ненавидела его за это. Истинный представитель своей расы, издалека, Шерес вполне мог бы показаться обычным человеком. Но при ближайшем рассмотрении кольдер производил впечатление высеченной из снежной глыбы изящной статуи с глазами цвета весеннего льда. Длинные прямые белоснежные волосы, такие же ослепительно белые меховые одежды, лицо, казавшееся застывшим и даже замерзшим... Шерес был похож на какое-то хрупкое произведение ледяного искусства. Собственно, кольдер и по характеру походил на ледяную глыбу. Бесстрастный, хладнокровный и надменный маг, Шерес искренне считал себя вершиной эволюции, относясь с надменным презрением к представителям других рас. И уж тем более к небельсам. Потому-то Татьяна и была для кольдера только оружием, тварью. Опасной, злобной, но чрезвычайно полезной. И с этой тварью Шерес был осторожен. Предельно осторожен. Кольдер ни разу не допустил оплошности, которой Татьяна могла бы воспользоваться. А она ждала. Постоянно ждала. Была наготове каждую секунду. Только бы освободиться от браслета подчинения, а там... однако, к сожалению, освободиться от него никак не удавалось. День за днем, год за годом, каждое утро Татьяна просыпалась от дежурного пинка и отправлялась на очередное самоубийственное задание. Хотя... за собственную жизнь она теперь могла не беспокоиться. Самозванный властитель ее судьбы, маг Шерес, провел болезненный ритуал, после которого Татьяна стала практически бессмертна.
   Бр-р-р!!! Она до сих пор с содроганием вспоминала процесс обретения этого самого бессмертия. Сначала Шерес запихал ее в нечто, весьма похожее на стеклянный гроб, затем положил артефакт в специальную выемку на крышке и произнес заклятье. Так больно Татьяне не было никогда в жизни! Магия буквально выворачивала ее наизнанку, превращая из человека в нечто непонятное. Кем она стала? Татьяна не могла бы определенно ответить на этот вопрос. Однако в том, что она перестала быть человеком, сомнений не было. Татьяна стала лучше видеть (в том числе в темноте), быстрее реагировать на опасность, а главное, перестала взрослеть, застряв в собственном 20-летнем возрасте. В другое время (наверняка) Татьяна бы подобному повороту дел только порадовалась бы. Но осознавать, что всю свою бессмертную жизнь ты будешь рабом третьеразрядного мага? Это было выше ее сил. Иногда, когда терпение Татьяны иссякало, она даже рисковала проверить, настолько ли она бессмертна, как это кажется. Магичка не хотела влачить жалкое существование рабыни. Но избавится от него и от собственной жизни оказалось невозможным. Контролировавший Татьяну Шерес подстраховался, защитив ее от попытки самоубийства, а смертельные раны оказывались на поверку не такими уж смертельными. Выздоровление шло медленно, болезненно, но летальный исход так и не наступал. Единственной не испробованной возможностью остался только вариант с отрубленной головой. Однако подставить шею под чужой меч оказалось поистине невыполнимой задачей. Контроль Шереса был тотальным. Абсолютным. И очень продуманным. Боги! Как же Татьяна ненавидела этого кольдера!
   - Повинуйся мне, грязная тварь! - провозгласил Шерес вместо утреннего приветствия, и Татьяна в очередной раз почувствовала дикое желание его убить. - Король Брандмарсии Генрих VIII направляет войско в поход против своих соседей, северных гоблинов. Ты должна оказаться в составе этого войска. Мне донесли, что в сокровищнице гоблинов хранится некий артефакт в виде вырезанного из черного камня кубка. Если это действительно так, я хочу его получить. И узнать, на что этот артефакт способен. Постарайся это выяснить у Предводителя гоблинов до того, как снесешь ему голову.
   - А ему надо снести голову? - равнодушно уточнила Татьяна. - Мечом или топором?
   - Лучше мечом. И желательно после наступления темноты. Тогда изготовленные с ее помощью зелья будут более мощными. А еще лучше, если ты доставишь мне этого предводителя живым.
   - Как скажешь.
   - Сколько раз тебе говорить, чтобы ты называла меня Повелителем! - взбеленился Шерес, посылая в Татьяну болевой магический импульс. - Иди отсюда, тварь! Иди, и принеси мне то, что я требую!
   Боль была терпимой. Вполне. В конце концов, ко всему можно привыкнуть. Тем более, что Татьяне безумно нравилось дразнить Шереса. Что он себе думает? Раз повесил на нее браслет подчинения, так сделал ее полной рабыней? Вот еще! Даже самый могучий маг не может абсолютно и постоянно контролировать человека. А дар Шереса (к счастью) был весьма посредственным. Поэтому Татьяна и пользовалась каждым удобным случаем, чтобы напомнить ему, что она никогда не была и не будет абсолютной рабыней. И чтобы сделать ее таковой, ее (как минимум) надо зомбировать. А в данном процессе существует один изъян. Причем весьма глобальный. Зомби не умеют принимать самостоятельных решений во внештатных ситуациях. И слишком быстро истощаются, "съедая" сами себя. Разумеется, Шерес об этом знал. Потому и оставил Татьяне жизнь и разум. Впрочем... ее это не сильно радовало.
   "Зачем мне нужны бессмертие и вечная молодость, если я не могу их с толком потратить?" - размышляла Татьяна по пути в Брандмарсию. - "Да, я научилась владеть мечом лучше, чем большинство профессиональных вояк, усовершенствовала свою боевую магию, да и вообще стала первоклассным наемником. Но на кой черт мне все это надо?! Чтобы удовлетворять растущие аппетиты Шереса? Шел бы он лесом! Из-за этого сволочного типа я давно перестала быть собой. Конечно, когда жизнь начинает бить мордой об стол, любой человек изменится, если хочет выжить. Причем не в лучшую сторону. Но не до такой же степени! Жалости я лишилась напрочь, страхи растеряла, а с собственной совестью не встречалась уже боги знают сколько времени. И самое поганое, что я к этому уже привыкла. Настолько, что даже если избавлюсь когда-нибудь от Шереса, все равно останусь наемником. Всё различие будет только в том, что я сама буду решать к кому и за какие бабки наняться. И когда перестать сотрудничать. Я так и останусь беспринципной, циничной и весьма опасной сволочью. Без вариантов. Просто потому, что другой быть уже не смогу".
   Мрачные мысли Татьяны были вполне под стать обстоятельствам. Дорвавшийся до власти Шерес стал практически неуправляем. Он желал все больше и больше могущества, покорял новые и новые расы, и вообще вел себя как потерявший разум завоеватель. Ему было все равно - каким образом будут исполнены его прихоти и желания. И сколько за это будет заплачено. Шерес хотел получить результат - абсолютную власть над всем миром, и стремился к своей цели, не замечая препятствий. Вот и сейчас, посылая Татьяну к Генриху VIII, он даже не подумал о том, каким образом она должна наняться в войско короля, искренне презирающего женский пол. И считающего, что место женщины - у печки. Типа, готовь мужу щи и рожай детей, больше от тебя ничего не требуется. Татьяна к подобным шовинистам относилась вполне спокойно. Во-первых, глупо было бы ждать иного отношения от мужчин, воспитанных в лучших традициях средневековой морали, а во-вторых, каждый имеет право на свою точку зрения. А уж она за свою долгую жизнь (почти 50 лет в рабстве у Шереса!) повидала столько, сколько никакому Генриху не снилось. Так что вряд ли король ее удивит. Ну, наорет, скорчит брезгливую физиономию, пошлет куда подальше. Первый раз что ли? Не один Генрих такой придурок. Так что Татьяна поступит как обычно - вызовет на бой лучшего бойца. И докажет в сражении, что не все женщины - тупоумные клушки. Конечно, была б ее воля, она бы и доказывать ничего не стала. На фига? Однако с приказом Шереса не поспоришь. И Татьяне вновь предстоял спектакль на извечную тему "все бабы дуры".
   Как это было ни странно, но прославившийся шовинизмом Генрих VIII, оказался не таким полным идиотом, как его августейшие собратья. Он выставил против Татьяны действительно высококлассного бойца. Лестно, лестно. Татьяна оценила и высокий рост, и мощные бицепсы, и точные, выверенные движения опытного воина. Хм... похоже, ей придется повозиться. А может быть даже, применить магию. Что? Так нечестно? А кто говорит, что бой должен быть честным? Бред! Свои принципы Татьяна похоронила давно и надежно. И за все те почти полсотни лет, которые она находилась в рабстве у Шереса, эти самые принципы ей ни разу не понадобились. Не пригодятся они Татьяне и сегодня. Она получила задание, она должна его выполнить, и к черту все, что стоит на ее пути. Гуманизмом займемся позже. Когда для этого наступит подходящее время. А если не наступит... значит, так тому и быть. Когда перед тобой стоит выбор "убей, или будь убитым", считай, что выбора нет. Татьяна, во всяком случае, предпочитала убивать. И если раньше ей было от этого искренне плохо, то теперь она спала по ночам абсолютно спокойно, уже не заморачиваясь нравственностью или безнравственностью собственных поступков. Вот и сегодня она снесла голову выставленному против нее воину безо всяких угрызений совести. Разумеется, Татьяна могла просто ранить противника. Но тогда процесс не получился бы столь зрелищным. И столь запоминающимся. А так... ни у кого больше не возникло вопросов о целесообразности пребывания женщины в войске. Даже при всём том, что остальные бойцы Генриха VIII были (разумеется!) мужиками. Кое-кто (как же без этого?) даже попытался пошутить по этому поводу. Довольно плоско и пошло. Однако для подобных придурков в арсенале Татьяны имелись метательные ножи. Жизни насмешник не лишался, но охоту приставать к магичке у него отбивало накрепко. И у его друзей тоже.
   Собственно, для защиты себя, любимой, Татьяна вполне могла даже меча не вынимать, а воспользоваться исключительно магией. Получилось бы даже эффектнее. Однако она оставляла эту возможность на самый крайний случай, руководствуясь древней мудростью, которая гласила, что никогда не надо раскрывать все имеющиеся у тебя карты. А потому Татьяна старалась пользоваться магией как можно реже, заклятья творить незаметнее, а артефакты маскировать под женские безделушки. Она вообще пыталась вести себя так, чтобы на нее как можно меньше обращали внимания. И это ей с каждым разом удавалось все лучше и лучше. Многие из воинов вскоре вообще начинали воспринимать Татьяну как часть походной обстановки. А некоторые даже пытались с ней подружиться. Этого Татьяна избегала всеми доступными ей способами. Она не могла иметь друзей. Хотела, но не могла. Поскольку друзья стали бы еще одним рычагом, с помощью которого Шерес стал бы оказывать на нее давление. Ну и потом... была еще одна, довольно важная причина, по которой Татьяна не позволяла себе заводить друзей, особенно среди воинов. Она грелась у их костра, делила с ними скудный паек и отражала удары неприятеля, но сойтись с ними ближе не могла, поскольку знала, что ей, во-первых, придется их пережить, а во-вторых, скорее всего, предать. Поскольку интересы Шереса частенько не совпадали с интересами остальных. Вот и сейчас... разве Генрих VIII планирует убить Предводителя гоблинов Гыы-ыха? Да ни в одном глазу! Ему это до смерти не надо! Король рассчитывает слегка пощипать неприятельские земли, защитить свои границы и вынудить соседей снизить торговые пошлины. А для этого их Предводитель, почтенный Гыы-ых, нужен был Генриху живым и здоровым. Сложно было даже сказать, в какую ярость придет король, когда узнает об убийстве. Ведь гоблины наверняка будут мстить. И на кого падет их месть? Конечно, на Генриха, поскольку убийство Гыы-ыха будет делом рук одного из его солдат. Кто будет разбираться, что Татьяна действовала по наущению Шереса?
   Кольдер любил подобные подставы. Очень любил. Казалось, Шерес получает удовольствие, наблюдая, как в результате его интриг глупые люди (и нелюди) рвут друг друга на части. Маг упивался своей властью, собственным влиянием и безумными авантюрными планами на будущее. Казалось, что ему становится мало одного мира, и Татьяну это несколько пугало. Путешествовать по измерениям с завоевательными целями ей совершенно не хотелось. А вдруг Шерес все-таки ошибется в расчетах? Можно ведь нарваться на очень опасного противника. А кому достанется на орехи в первую очередь? Разумеется, Татьяне, поскольку именно она будет идти в авангарде. Оно ей надо? Впрочем... выбора у нее все равно не было. До тех пор, пока Татьяна не избавится от браслета подчинения, она будет вынуждена служить Шересу. И исполнять все его безумные замыслы. Ведь то, что он не остановится на достигнутом, было ясно, как день. В данном мире не было даже расы кольдеров, чтобы хоть чуть-чуть сдержать манию величия мага. Шерес был единственным в своем роде, и это только усугубляло ситуацию. Поскольку он не знал и знать не хотел, что происходит в реальном мире.
   А происходило много чего интересного... не успело войско добраться до границы с гоблинами, как к Генриху VIII было выслано посольство от некоего Мшухх-мх-ха. Этот неясный тип называл себя новым Предводителем гоблинов, и выражал готовность продать нужный королю клок земель по сходной цене в обмен на личную безопасность от не ценящих его священную персону подданных. Разумеется, данный поворот дел Татьяне совершенно не понравился. Мирное соглашение с гоблинами в ее планы никак не входило. Как она сможет достать нужный артефакт, если не проникнет на вражескую территорию? И потом... если в военное время можно было ожидать, что Черный кубок охраняется не столь хорошо (у народа и Предводителя есть дела поважнее), то в мирное время к артефакту, наверняка, подобраться будет проблематично. А уж вынести его за границы гоблинских земель, да еще и вкупе с головой Предводителя... вообще нереально. Хотя... стоп! Это смотря какой будет Предводитель. Смена власти у гоблинов, конечно, никогда не происходит мирным путем, но, вполне возможно, Гыы-ых еще жив. Не один Шерес любит использовать головы побежденных врагов для проведения обрядов. И уж точно, полнолуние - самое подходящее время для такого действа. А до означенного события остается аж целых два дня. Можно, конечно, отрубленную голову хорошенько прокоптить... но... эффект уже будет не тот. Так что шанс застать Гыы-ыха в живых у Татьяны был не плохой. Вопрос был только в том, удастся ли ей договориться с гоблином? Раньше с представителями данной расы магичке встречаться не приходилось. А то, что Татьяна читала о гоблинах в фэнтезийных книжках, не говорило о них ничего хорошего. Впрочем... разве у нее был выбор? Надо было линять из войска Генриха и пробираться на земли гоблинов. В конце концов, на месте будет видно, как лучше действовать, у кого узнать о сфере применения артефакта в виде Черного кубка и чью голову везти Шересу.
   Раса гоблинов оказалась довольно страшной. Не до такой степени, конечно, как ее представили создатели видеоверсии "Властелин колец", но тем не менее. Огромный рост (за 2 метра точно), повышенная лохматость, и морды приплюснутые, как у персидских котов. Такое ощущение, что им всем по физиономиям сковородками настучали. Или, скорее, подносами. Тяжелыми. Унылую картинку дополняли мелкие глазки, широкие носы, узкие губы и два желтых клыка, выпирающих из-под верхней губы. Массивные руки были украшены довольно длинными когтями, а роль одежды исполняли кожаные тряпочки различных форм и расцветок, сшитые между собой по принципу "как бог на душу положит". Гоблины были настолько одинаковыми, что отличить их друг от друга (что по социальному, что по половому признаку) было попросту невозможно. Татьяна невольно почесала кончик носа. И как она собралась отыскать здесь Гыы-ыха? Мало того, что магичка оказалась на незнакомой территории, так еще и Предводителя ни разу в жизни в глаза не видела. Да хоть бы и видела, не факт, что опознала бы. Блин! Ну и что же ей делать?
   - Это ты Татьяна, заклятая на верность кольдеру по имени Шерес? - раздалось у нее над ухом.
   Магичка подскочила и изумленно уставилась на неясного типа в черной расе. Ничего себе! Это как же это он сумел так незаметно к ней подойти, что она его не услышала? Неужто задумалась? Не может такого быть! Татьяна проникла на земли гоблинов тайно, следила за потенциальным противником скрытно, и была слишком опытна, чтобы подпустить к себе постороннего человека. Однако вот он. Жрец. При полном параде и с надменной уверенностью в глазах. Татьяна еще раз осмотрела незнакомца с ног до головы. На первый взгляд - ничего особенного. Пожилой, грузный мужчина со жреческим знаком на шее. Но как этот тип сумел так незаметно приблизиться к магичке? Неужто она потеряла бдительность? Вряд ли. Отработанный годами инстинкт подвести не мог. И потом... что за странный вопрос задал этот жрец? Можно было подумать, что он досконально знает все и о Шересе, и о самой Татьяне. Но откуда? То, что не кольдер разболтал свою главную военную тайну - определенно. Так какие же силы вступили в игру?
   - Так это ты Татьяна? - повторил свой вопрос жрец.
   - Ну, я. А тебе чего надо? - нелюбезно поинтересовалась магичка. Наученная горьким опытом, она не ожидала ничего хорошего от появившегося незнакомца.
   - Властитель Панек предлагает тебе сделку.
   - Властитель?! - поразилась Татьяна. - Обо мне вспомнил сам Властитель? Ну, это точно не к добру. И что ему надо?
   - Я же тебе говорю. Властитель предлагает тебе сделку, - раздраженно повторил жрец. - Он хочет избавить данный мир от Шереса. И если ты поможешь Властителю, то будешь освобождена от браслета подчинения.
   Хм... любопытное, однако же, предложение.
   - А почему Властитель не может разделаться с Шересом лично? - заподозрила неладное Татьяна. - Всего одна компактная шаровая молния, и нет проблемы.
   Однако оказалось, что все не так просто. Во-первых, пришедший из постороннего измерения Шерес был созданием другого Властителя, а потому Панек не имел над ним абсолютной власти и не мог его плотно отслеживать, а во-вторых, по существующим законам, Властитель не мог вмешиваться в дела своего мира слишком уж радикально. Вот и в данный момент Панек предлагает Татьяне вовсе не убить Шереса, а... перекинуть его в другой мир. В такой, где кольдера смогут быстро поставить на место местные маги и воины. Разумеется, магичке, дабы не возникло подозрений, придется переместиться вместе с Шересом, но в процессе переноса браслет подчинения с нее снимут. И когда она окажется в ином измерении, она будет абсолютно свободна. В том числе, и в своих действиях по отношению к Шересу. Последнее предложение понравилось Татьяне больше всего. Она просто мечтала о том, чтобы отомстить кольдеру надлежащим образом за все свои злоключения. Оказаться с Шересом лицом к лицу, не будучи связанной браслетом подчинения... да из-за одного этого следовало бы ввязаться в подобную авантюру! Тем более, что предлагаемая жрецом идея была довольно интересной. Опасной, спорной, но очень перспективной. И если Татьяне повезет... всё сработает! И она снова станет свободной. Проблема была только в том, что магичка не могла себя заставить довериться ни жрецу, ни Властителю, интересы которого тот представлял. На собственном опыте она давно убедилась, что доверять вообще никому нельзя. Даже себе. Но выбирать было не из чего. Потратить свой многолетний опыт, бессмертную жизнь и молодость на Шереса?! Увольте! А освободиться от браслета подчинения самостоятельно Татьяна не могла, как ни пыталась. Потому она и уцепилась за щедрое предложение Властителя. Благо и идея, которую он придумал, была проста, как все гениальное. Трудно ли впесочить нужный артефакт магу, который буквально помешан на их собирании? Сложно ли заронить в голову амбициозного типа мысль об абсолютном господстве над еще одним миром и идею самому стать Властителем? Да запросто! Вот только оплату за сие действо нужно было требовать сразу. И сформулировать свое пожелание как можно точнее и подробнее.
   - Хорошо, я сделаю то, что от меня хочет Властитель, - решила Татьяна. - Но я хочу получить взамен клятву, которую он не сможет нарушить.
   - Ты хочешь, чтобы Властитель клялся человеку? - возмутился маг. - Ты с ума сошла?!
   - Нет. Я просто не верю никому на слово. Я и в клятвы-то, честно говоря, не верю, но... если ее снабдить соответствующим заклятьем... у меня хотя бы будет шанс, что меня не обманут.
   - Для исполнения своей миссии Властитель может найти и другого человека, - пригрозил жрец.
   - Да? Ну, пусть поищет, - хмыкнула Татьяна. - А я посмотрю на того типа, который посмеет приблизиться к Шересу ближе, чем на 2 шага, и уж тем более что-нибудь ему вручить.
   - Ты слишком нахальна, смертная!
   - Увы, благодаря Шересу, я уже практически бессмертна. Так что немного нахальства я вполне могу себе позволить. Тем более, что если бы Властитель мог найти более подходящую кандидатуру для воплощения своих планов в жизнь, он ее давно нашел бы. Я даже не ошибусь, если скажу, что это не первая ваша попытка убрать Шереса? - цинично предположила магичка.
   - Две прошлых провалились из-за тебя! - сознался жрец.
   - И в чем проблема? - иронично поинтересовалась Татьяна. - На сей раз я на вашей стороне. Но я хочу вознаграждения за собственную лояльность.
   - Властитель и так пообещал тебе, что снимет браслет подчинения. Что тебе еще надо? - взвился жрец.
   - Я хочу, чтобы он дал мне магическую клятву в том, что этот браслет будет снят. Более того, я хочу, чтобы Властитель поклялся, что больше никто и никогда подобный браслет одеть на меня не сможет. Ты ведь не будешь утверждать, что это выше его возможностей?
   - Властитель всесилен. Он даст тебе такую клятву, и исполнит ее, - мрачно сказал жрец, прислушавшись к одному только ему слышному внутреннему голосу. - Но знай, в его силах и наказать тебя за твое неверие и твою чрезмерную дерзость.
   - Не пугай ежа голым задом! - хмыкнула Татьяна. - Я и до сих пор особыми милостями Властителя не пользовалась. Так что переживу. Давай лучше уточним детали. Шерес очень хитрый и осторожный кольдер. Авантюру необходимо тщательно продумать. Все должно выглядеть натурально. Ну и потом... если ты не забыл, мне еще надо похитить Черный кубок, выпытать, в чем его сила, и принести Шересу этот артефакт вместе с головой Предводителя гоблинов.
   - Забудь! Все уже решено, - отмахнулся жрец, протягивая Татьяне тяжелый мешок. - Здесь и кубок, который и будет играть роль приманки для Шереса, и голова Предводителя. Возвращайся к Шересу как можно быстрее!
   - Это Гыы-ых или Мшухх-мх-х? - задала риторический вопрос Татьяна, выудив из мешка чью-то волосатую голову и рассматривая ее со всех сторон.
   - Мшухх-мх-х. Ты довольна? Тебе нужно добраться до Шереса и передать ему кубок еще до полнолуния. Так что у тебя очень мало времени.
   - Куда? - поймала Татьяна попытавшегося слинять жреца за край балахона. - Мы же еще не все обсудили! Что я должна сказать Шересу, чтобы убедить его начать покорение чужого мира, да еще и в роли Властителя?
   - Ничего! За тебя все сделает кубок. Главное, что от тебя требуется - доставить Шересу этот артефакт вовремя. И не вызвать у него никаких подозрений своим поведением. Да отпустишь ты меня уже или нет? - сделал жрец еще одну безуспешную попытку вырваться из цепких рук магички.
   - Чего ради я должна тебя отпускать? Ты пообещал мне, что Властитель даст клятву. Так что будь добр, сначала выполни свое обещание, а потом можешь катиться на все четыре стороны. Пока я не получу клятвы, я и пальцем не пошевелю! - упорствовала Татьяна.
   - Хорошо, демоны бы тебя побрали, - прошипел жрец, произнес заклятье, и из серого вечернего тумана соткалась голограмма весьма примечательной личности. Высокий, поджарый мужчина, облаченный в длинный балахон коричневого цвета, сложил руки на груди и буравил посмевшую его вызвать нахальную девицу весьма недружелюбным взглядом. Татьяна прощупала магическую ауру незнакомца и поежилась. Даже в голограмме она зашкаливала за все мыслимые и немыслимые пределы. Да, в том, что перед ней стоял Властитель собственной персоной, сомнений не было.
   - Ты настаиваешь на моей клятве? - грозно вопросил он.
   - Настаиваю, - не отступилась Татьяна. - Вокруг такой народ ушлый пошел, так и норовят обмануть. Кстати, в какое именно измерение ты хочешь нас перенести? Оно пригодно для жизни? А то, может, я и освобождению от браслета порадоваться не успею.
   - Ты в высшей степени непочтительна и нахальна. Но ты действительно мне нужна, - признал Властитель. - Своим появлением Шерес спутал мне все карты. И испортил игру. Пусть-ка он попробует свои силы в другом мире, полном магии. А я на него посмотрю. Поскольку то измерение, куда я собираюсь вас отправить, тоже принадлежит мне.
   - И зачем тебе такие заморочки? - удивилась Татьяна. - Убил бы Шереса, и все. Собственными руками не можешь - меня найми. Только браслет подчинения сними для начала.
   - У меня на этого кольдера другие планы, - уклончиво ответил Властитель.
   - Твое дело. Только знай, что если я окажусь в непосредственной близости от Шереса после того, как освобожусь от браслета, ему все равно не жить, - честно предупредила Татьяна.
   - Посмотрим. Ну? Так какую клятву ты хотела от меня услышать?
   - Я хочу, чтобы ты поклялся, что избавишь меня от браслета подчинения еще в процессе переноса в иной мир. Что больше никто и никогда не сможет меня подчинить себе магическим способом, будь то браслет или иной артефакт. Что мир, в который мы попадем, действительно пригоден для жизни. И еще. После переноса в иное измерение я не хочу оказаться посреди военных действий, в рабстве или безлюдной пустыне. Я хочу очутиться среди тех, с кем смогу найти общий язык. А я постараюсь это сделать.
   - Всё?
   - Вроде, да. Хотя, конечно, всего просто не учтешь, - вздохнула Татьяна.
   - Я клянусь, что исполню все высказанные тобой пожелания, - сказал Властитель, и зеленая вспышка мощного связующего заклятья подтвердила его слова. Голограмма растаяла вместе с жрецом, и Татьяна осталась стоять в гордом одиночестве.
   - Ну ничего себе! - пробормотала она, когда к ней вернулся дар речи. - Вот так у людей и возникает мания величия. И кто бы мог подумать, что мне все-таки удастся вытряхнуть из Властителя клятву? Я бы на его месте послала меня куда подальше. Видимо, Властитель всерьез озабочен деятельностью Шереса. И очень хочет от него избавиться. Одно только непонятно - зачем ему нужны подобные сложности? Что-то здесь нечисто...
   Татьяна так и эдак прокрутила в голове предстоящую авантюру, но никакого определенного вывода так и не сделала. Понять, чего добивается Властитель, было просто нереально. Так что Татьяне оставалось только расслабиться и получать удовольствие. То бишь исполнить волю Властителя и посмотреть, что из этого получится. Впрочем... достопочтенный Панек всё рассчитал правильно. Шерес, только услышав от артефакта саму идею о возможности стать Властителем, начал скакать по тронному залу счастливым солнечным зайчиком. У кольдера даже не возникло мысли, что это может быть подставой. Ведь Татьяна подчинена ему магией, а артефакты для того и созданы, чтобы облегчать магам жизнь. Ну и потом... ему же в голову не приходило, что он сам мог стать объектом пристального внимания Властителей! И что посторонние так просто в круг избранных не допускаются. Шерес слишком привык к своей власти. Слишком сильно хотел, чтобы она была абсолютной, и чересчур уж зарвался в своих ничем не обоснованных амбициях. Разве мог он остановиться сейчас, когда перед ним вырисовывалась такая радужная перспектива? Да нет, конечно! Шерес кинулся в новую авантюру очертя голову, и Властитель не замедлил этим воспользоваться. По своим, сугубо личным причинам, он не мог убить кольдера. Разыгранная и просчитанная комбинация требовала иного - Панеку необходимо было, чтобы Шереса убил кто-то другой. Та же Татьяна, например. Хотя... нет. У нее это не получится. По крайней мере, в ближайшее время. Шерес, во избежание накладок, перед переносом превратил Татьяну снова в статую. И кто бы мог подумать, что кольдеру придет в голову столь светлая мысль? Властитель даже улыбнулся сам себе. Татьяна повела себя непростительно нахально, стребовав с него клятву. И он просто не мог не удержаться от маленькой мести. Пусть-ка она побудет в виде статуи. До тех пор, пока не поумнеет. Или не пригодиться ему самому. А там... там посмотрим. Властитель от души расхохотался и щедро открыл для Шереса светящийся портал в иной мир.
  
  
  
   2.
   Увы, не время проходит, проходим мы.
   Пьер де Ронсар.
  
   Дверь склепа поддалась с трудом. Человек шагнул внутрь и сморщился от запаха затхлости. Он остановился, задержав дыхание и напрягая слух. Но могильная тишина потому и называлась могильной, что была полной. Абсолютной. И до жути пугающей. Однако вошедший в склеп человек был не робкого десятка. Трус не смог бы пробраться так далеко на территорию нечисти, провести здесь день и войти в старый склеп, дабы убить вампира. А человек смог. Он дотронулся до висящего на шее амулета, и тот начал светиться. Слабо, но вполне достаточно для того, чтоб не налететь во тьме на какое-нибудь препятствие. И чтоб определиться, куда идти. Впрочем, коридор был один. Человек вытащил меч и двинулся вперед. Он скользил легко, практически не слышно, стараясь ничем не выдать своего присутствия. До полнолуния остался всего лишь час. И ему надо было воспользоваться этим временем, чтобы отрубить поганой нечисти голову. Человек вошел в сердце склепа и замер, потрясенный. Вампир, на которого он охотился, был не одинок. В склепе было целых три саркофага. Такого человек не ожидал. Однако отступать было уже поздно. И человек, оглядевшись, решил начать с самого маленького саркофага. Уничтожить вампирское отродье. Человек подошел ближе, поддел крышку саркофага и... получил сзади удар по голове чем-то тяжелым. Светящийся медальон померк, и тьма поглотила его.
  
   Лавр совершенно не хотел оставаться на допрос. Ну, поймал он этого маньяка, который на вампиров охотился, еще чего от него надо? Выяснять, зачем небельс это сделал? Увольте! Слушать в боги знают какой раз бред о Свете, Тьме и их вечной борьбе у Лавра не было никакого желания. Однако отказать Террелу он не мог. Во-первых, потому, что магам вообще не отказывают (себе дороже), а во-вторых, уж тем более не отказывают собственным учителям. А Террел, как ни крути, был его наставником с тех самых пор, как эльф оказался в данном мире. И без его помощи (особенно на первых порах) Лавр вряд ли смог бы выжить в этом сумасшедшем измерении самостоятельно. Мир, в который перенес эльфа магический медальон, настолько отличался от всего того, к чему привык Лавр, что это казалось просто нереальным. И весьма опасным. Множество условностей, традиций, законов, особенностей и целая прорва различных рас могли уничтожить и нечто более существенное, чем обычный эльф, оставшийся, к тому же, после переноса без оружия. Боги, но разве этого Лавр хотел, когда перемещался? Он же задал вполне определенные параметры, под которое данное измерение не подходило однозначно! Так что же произошло? Неужели сбой в заклятье? Вряд ли. Медальон, помощью которого воспользовался Лавр, был очень мощным. Скорее, в том, что эльф попал в столь неподходящий мир, вина была... его собственная. Лавр ведь совершенно не сосредоточился, когда вошел в портал! Но с другой стороны: да как было сосредоточиться, когда рядом находилась прекрасная женщина (которая принадлежала другому), а в дверь уже ломились зомби? Разумеется, вместо того, чтобы думать о переносе, Лавр размышлял о совершенно посторонних вещах. Ну, вот и получил итог на свою голову. И не только на свою, поскольку совет магов, на котором неожиданно появился буквально вывалившийся из портала незнакомец, отнюдь не обрадовался его появлению. И если бы не заступничество Террела, узнавшего в Лавре эльфа, еще неизвестно, чем бы это закончилось. Маг принял в судьбе пришельца самое живое участие и даже нашел ему работу. Правда, охотиться на людей, которых в данном мире называли небельсами, у эльфа никакого желания не было, но остальные предложенные ему способы заработать были еще хуже. Да и отправляться к своим родичам в так называемый Золотой Лес Лавр не хотел. В данном мире эльфы слишком отличались от его соплеменников. Настолько, что после первого же знакомства с ними, Лавр сделал однозначный вывод - лучше жить среди представителей других рас! Они, по крайней мере, не страдают снобизмом в столь острой форме и вполне вменяемы.
   - Заставляешь ждать, - вместо приветствия раздраженно сделал ему замечание мерявший комнату шагами маг. Лавр тут же отвлекся от воспоминаний.
   - Террел, скажи, ну какого демона я тебе нужен? - возмутился он. - Неужто сам не можешь допросить небельса? Все равно ведь ничего нового не услышишь.
   - Возможно, - согласился маг. - Однако небельсов не стоит недооценивать. Однажды мы уже сделали такую ошибку. Ты видишь, к каким последствиям это привело? Дикие, неграмотные племена, которые никто и всерьез не воспринимал, вскоре начали убийственный поход против бельсов. Наши территории сократились почти втрое. Нам пришлось окружать земли бельсов искусственными преградами, а столицу нашего государства, Мортию, еще и магической защитой. И все равно в нашу страну проникают небельсы, которые убивают мирное население!
   - Но мы же не можем проверять всех небельсов, приезжающих в наше государство! - разозлился Лавр. - Большая их часть - вполне адекватные люди. Мортия граничит аж с четырьмя королевствами небельсов. Мы торгуем, обмениваемся опытом, общаемся. Вспомни, сколько бельсов, связавших себя с людьми узами брака, живет на их землях! А сколько людей живет на территории бельсов? И что ты прикажешь с ними делать? Выгнать? Разрушить семьи?
   - Я похож на идиота? Разумеется, мы не сможем никого выгнать, - отмахнулся от нелепого предложения маг. - Нас никто не поймет, начиная с его величества короля Нортона, у которого, если мне не изменяет память, любимый шут - небельс.
   - По последним данным, и новая фаворитка тоже, - фыркнул Лавр.
   - Тем более. Поэтому мы и должны понять, почему часть небельсов питает к нам такую ненависть, называет нас нечистью и убивает. Должна же быть какая-то причина этому!
   - Люди везде такие! И ваш мир не исключение! - в который раз попытался донести эльф до мага прописную истину. - Сколько ты уже допрашивал этих небельсов? Все говорят одно и тоже. Дескать, люди высшая раса, а все, кто на них не похож, подлежат истреблению. Кстати, я заметил, что все, кого мы ловили и допрашивали, верят в какого-то Великого. Не знаю уж, что это за бог, но люди приносят ему в жертву себе подобных. Кстати, среди небельсов, поселившихся по соседству с Мортией, я последователей данной религии не встречал.
   - Любопытное замечание, - оживился Террел. - Посмотрим... следуй за мной. Кстати, во время охоты за этим небельсом ты не заметил ничего... необычного?
   - Кроме того, что этот придурок считает, будто вампиров можно убить только серебряным оружием? - ядовито уточнил эльф. - Все было как всегда. Дурацкая одежда, слабый медальон и святая вера в то, что вампиры боятся чеснока, света и пьют людскую кровь. А что я должен был увидеть необычного? Может, намекнешь?
   - Говорят, у людей появилось нечто вроде специальной армии, которая охотится на нас, - пояснил Террел. - Утверждают так же, что туда отбирают профессиональных воинов, с большим опытом. Поэтому я и спрашиваю тебя - не показалось ли тебе что-нибудь странным в поведении человека? Не стали ли охотники на бельсов более серьезными противниками? Есть ли какие-нибудь основания считать, что такая армия существует? И каков ее потенциал?
   - Ну и вопросов у тебя, однако же... - даже растерялся эльф. - Нет, я не заметил, чтобы люди стали лучше владеть мечом. Но это ни о чем не говорит. Даже среди бельсов очень редко встречаются бойцы, которые могли бы противостоять эльфу моего мира. А насчет армии... скорее всего, что-то наподобие у людей есть. Во всяком случае, трое последних небельсов, которых я поймал, были одеты в похожие одежды. Так что можно говорить, по крайней мере, об униформе.
   - Здравое замечание... а чем это ты небельса приложил так хорошо, что он без сознания полдня валялся? - полюбопытствовал маг.
   - Эфесом меча, - сознался эльф. - Только ради богов, не начинай опять меня расспрашивать о свойствах этого оружия! Уверяю тебя, я не знаю, почему этот меч меня выбрал!
   - А я очень хотел бы знать... - пробурчал маг, которого очень интересовала данная загадка.
   Да и как не интересовать? Старинное оружие, магически заклятое на верность своему хозяину, хранилось в сокровищнице Совета последних 500 лет. С того самого момента, как почил знаменитый кольдер король Рарниус, который им владел. И тут появляется какой-то эльф, не владеющий магией, из другого измерения, и меч его признает! Террел собственным глазам не поверил, но оружие само по себе отделилось от стены (где столько веков висело, причем на почетном месте) и буквально нырнуло в руки Лавра. Закаленная кровью драконов снежно-белая сталь, узкое, хищное лезвие, украшенное узорной гравировкой... не меч, а картинка. И эльф прекрасно это понимал. Потому и не расставался с мечом никогда, несмотря на возникающие в связи с этим оружием проблемы. А проблем было не мало. Начиная с Совета, который никак не хотел отдавать столь ценную вещь постороннему эльфу, заканчивая целой толпой желающих данный меч отобрать у Лавра в бою. Ну, что можно сказать... разлучить эльфа и меч оказалось просто невозможно. Причем именно потому, что оружие очень возражало. И не хотело ни возвращаться на стенку, ни переходить в другие руки. Так что Совету пришлось смириться, а тем, кто нападал на эльфа... покоиться с миром. Ибо Лавр и с обычным мечом представлял из себя весьма грозную силу. И совершенно не был похож на своих собратьев.
   За долгие годы почти дружеского общения разгадать Лавра Террел пытался не раз. И даже не два. Свалившийся из постороннего измерения эльф был настолько необычным, что не укладывался ни в какие рамки. Как этому авантюристу удалось сломать магические щиты и проникнуть на Совет? Лавр же абсолютно не владеет никакими стихиями! (Если не считать свойственной всем эльфам способности к общению с растительным миром). Впрочем, в том, что Лавр чистокровный эльф, Террел сомневался все больше и больше. На своих собратьев он походил примерно так же, как снежный барс на домашнюю кошку. Порода, вроде одна, но... где невыносимый снобизм? Презрительное отношение к окружающим? Идеальный внешний вид? Правильная речь? Единственное, что хоть как-то сближало Лавра с местными представителями его расы, так это любовь к музыке. Правда, лютню эльф брал в руки исключительно редко, но уж когда брал... затихали даже птицы. Пронзительная, неземная, щемящая музыка очаровывала и увлекала за собой вдаль. Но разве можно считать Лавра эльфом только потому, что боги дали ему подобный дар? Да этот авантюрист сам отказался жить с представителями своей расы, стоило ему их только увидеть! Придя в себя после попадания в чужой мир, Лавр тут же взялся упорно обучаться тому, как в данном мире выжить.
   Впрочем... чего греха таить. Даже если бы Лавр и захотел отправиться жить к эльфам, те его не приняли бы. И были бы правы! Ну какой из Лавра эльф? Ругается как последний тролль, одежду носит походную (то бишь не летящий белоснежный шелк, а удобный наряд наемника), волосы стрижет коротко, да еще и кончик у одного уха отрублен! Словом, не эльф, а сплошное недоразумение. Это надо же, из всех предложенных ему кланов, выбрать клан Охотников! Да еще и приложить столько усилий, чтобы туда вступить. Эльф - наемный убийца! Бред! Сказал бы кто такое Террелу пару десятков лет назад - маг бы со смеху умер! Однако вот он. Эльф. Идет следом, чтобы присутствовать на очередном допросе. Уж чего только Террел не делал, испытывая Лавра разными способами, однако эльф всегда реагировал не так, как от него ожидали. Со временем маг к этому не то, чтобы привык... смирился. Но все еще не хотел выпускать эльфа из поля зрения. Мало ли что...
   Террел, наконец, вошел в большой зал, уставленный свечами и исчерченный пентаграммами. В центре этого зала стоял стул, на котором и сидел связанный человек. Кажется, он был без сознания. Террел подошел к небельсу ближе и небольшим магическим разрядом привел его в чувство.
   Лавр вздохнул и поудобнее устроился в кресле. Сцены допросов настолько ему приелись, что казались скучными и однообразными. Плененный человек, успевший убить аж трех вампиров, сначала упирался, вообще не желая говорить, а потом, когда маг применил к нему пару особо болезненных заклятий, завел знакомую песню о борьбе Света с Тьмой, в которой, согласно пророчеству Великого, Свет непременно одержит верх. Бред! Единственное, что нового и полезного удалось узнать от пойманного небельса, так это то, что на западе существует целое государство людей, верящих в Великого. Оказалось, что сей бог спустился прямо с небес, сотворил из воздуха тех, кто должен разговаривать от его имени с людьми (небельс назвал их Жрецом и Учеником), велел приносить себе периодически жертвы из числа еретиков (а еретиками объявлялись все те, кто не захотел в него уверовать) и призвал уничтожать нечисть, ибо ему так угодно. На этой новости Террел и Лавр переглянулись. Похоже, проблема была гораздо серьезнее, чем они себе это представляли.
   - Иди к себе, - скомандовал Террел эльфу. - Мне нужно подумать. И задать этому небельсу еще несколько вопросов.
   Лавр кивнул и тут же покинул комнату. Чего-чего, а присутствовать при дальнейшем действе он не имел ни малейшего желания. Манера жесткого допроса в исполнении вампира вообще-то была зрелищем не для слабонервных. А уж если вампир был еще и магом... спасибо, не надо. Лавр однажды имел "удовольствие" наблюдать за подобным процессом. Потом всю ночь уснуть не мог. Все-таки эльфы были менее жестокой расой. Хотя... что касается его местных собратьев по расе... лучше бы они были жестокими. Потому что в данном измерении слово "эльф" стало синонимом зазнайства, самовлюбленности и снобизма. Лавр бы ни за что в это не поверил, если бы не услышал собственными ушами! И если бы не пообщался с местными эльфами. Впечатление они на него произвели, надо сказать, самое удручающее. Лавр на дух не выносил высокомерия, и никак не мог понять, как эльфы, одна из самых разумных рас, дошли в данном мире до того, что стали презирать всех и вся? И Террел еще пытался уговорить Лавра пожить в Золотом Лесу хоть немного? Больно надо! Лавр не только не захотел иметь ничего общего с подобными собратьями по расе, но и искренне порадовался тому, что своей одеждой и манерой поведения он довольно сильно отличался местных эльфов. Хотя... внимательные бельсы (и небельсы) все равно определяли его расу и относились к нему весьма настороженно. Если не сказать грубее. Во всяком случае, когда Лавр с Террелом зашли в незнакомый кабачок, вампира посетители восприняли нормально, а на него смотрели с плохо скрываемой (точнее, вообще ничем не прикрытой) ненавистью. И это эльфа иногда довольно серьезно напрягало. Поскольку основной его работой была отнюдь не охота на ненормальных людей, убивавших бельсов, а сопровождение различного рода отрядов. В том числе и небельсов. Лавр был просто рожден для клана Охотников! Он умел сражаться, умел убивать и умел чувствовать дороги. Даже те, на которых до этого ни разу не был. Внутри у Лавра словно бы сидел компас, который указывал ему направление. И еще нечто, предупреждавшее его об опасности. Какое-то седьмое чувство. Жаль только, что магию оно ощущать не могло. Но почувствовать подкарауливающего добычу хищника - вполне. А если учесть, что опасных хищников на дороге встречалось немало, от отряда, который Лавр вел по дороге, требовалась осторожность и собранность. А о какой собранности могла идти речь, если попадавшие в его отряд небельсы относились к проводнику с гораздо большей неприязнью, чем к окружавшим их хищникам? Тьфу!
   Лавр легко взбежал на второй этаж, открыл дверь своей квартиры, разулся и плюхнулся в кресло, привычно повесив куртку на руку стоявшей в комнате статуи. Эльф вздохнул и в очередной раз залюбовался этим произведением искусства. Все-таки, умеют люди создавать потрясающие вещи! Причем такие, что даже он, эльф, не мог налюбоваться! Статуя была настолько искусно выточена из камня, что казалась почти живой. Она изображала молоденькую человеческую девушку весен 20-ти, и, если Лавр вообще что-нибудь понимал в людях, раньше явно была чьим-то надгробием, поскольку глаза статуи были закрыты, а руки сложены на груди. Да и стоять эта скульптура без поддержки никак не хотела. Хотя... с другой стороны... ну кто же делает такие надгробия? Насколько Лавр знал традиции небельсов, провожая усопших в последний путь, они изображали их в торжественных парадных одеяниях. А статуя была совершенно другой. Растрепанные волосы, явно потертая походная одежда, сбитая обувь, да еще и кисть одной руки чуть повернута. (Что, собственно и позволяло Лавру вешать на статую свою куртку). Эльф в очередной раз с удовольствием окинул взглядом ладную женскую фигурку. Нет, приличную девицу просто не могли изобразить на надгробии в такой одежде! Обтягивающие штаны, распахнутая куртка, тонкая рубаха... одежда не скрывала практически ничего! Напротив - она словно специально обрисовывала и длинные ноги, и тонкую талию и шикарную грудь. Если эта статуя не была плодом воображения гениального скульптора, мужчине, обладавшему такой женщиной, можно было только позавидовать. Властители! Неужели ему постоянно суждено любоваться дамами, которых он не может получить? Эльф невольно вздохнул. Если уж тебе начинает не везти, то избавиться от этого невезения практически невозможно. А ведь началось-то всё с абсолютно случайного стечения обстоятельств! Очередная война между Высшими расами и людьми. Кто же знал, что обычное поручение короля обернется для Лавра таким образом...
   В его родном мире война с людьми стала для эльфов постоянным и обыденным явлением. И небельсы явно ее выигрывали. Эльфы не могли так быстро размножаться. И быть столь жестокими. А потому над ними нависла угроза истребления. Конечно, войско эльфов было лучше вооружено, да и сражалось профессиональнее, но люди давили своей численностью. Вот тогда король и решил создать отряд эльфов с ипостасью людей. Чтобы проникать в лагерь врага, добывать необходимые сведения и убивать военачальников. Обретение этой самой ипостаси было... весьма болезненным. Однако с приказом короля не поспоришь. Лавр должен был проникнуть в войско людей и выяснить, что за новый маг к ним присоединился. Вообще-то предполагалось, что эльф этого мага должен уничтожить, но на данный исход дела мало кто рассчитывал. Лавр все-таки был самым обычным воином, и магическую защиту пробить не сумел бы. Впрочем, он сделал все, что мог. Разведал, передал сведения и подкараулил мага, когда тот отправился в ближайшие кустики. Разумеется, попытка его убить была заранее обречена на провал, но Лавр не мог не попробовать. От неожиданности маг даже не сразу поставил защитный блок, и они покатились по земле. Видимо, нападение напугало мага даже больше, чем эльф мог рассчитывать, поскольку вместо того, чтобы убить противника заклятьем посильнее, маг кинулся бежать. И Лавр, разумеется, бросился за ним. Прямо в портал.
   На выходе мага поджидала целая армия зомби, и эльфа повязали. Маг представился Шурфом, видимо, пытаясь нагнать на Лавра страх одним своим именем, и обрисовал пленнику его дальнейшее отнюдь не веселое будущее. Радовало одно - маг так и не понял, что человеческая ипостась не является для Лавра истинной. Иначе это будущее стало бы еще безрадостнее. Впрочем, грядущее и так не радовало. Шурф планировал сделать из пленника командира для своих отрядов зомби. И неизвестно еще, чем бы эта история закончилась, если бы Лавр в тюрьме не повстречался с еще одним весьма примечательным типом. Бритый налысо здоровенный громила назвался Шерманом и сообщил, что относится к расе норлоков. Лавр о такой расе никогда не слышал. Впрочем, это не помешало эльфу сбежать вместе с Шерманом. А уж когда эльф вник в историю норлока, стало совсем интересно. И наконец-то забрезжил свет в конце тоннеля. Лавр узнал о том, что в данном мире находится некий медальон, похожий по описанию на старинный эльфийский артефакт, с помощью которого можно перемещаться между мирами. Данное известие Шермана тоже порадовало, ибо все, о чем он мечтал - это найти свою женщину и вернуться в свой мир. Эльфа даже позабавила такая привязанность. И забавляла до тех самых пор, пока он не увидел женщину Шермана. Лавр только на секунду заглянул в ее бархатные карие глаза и... пропал. Однако она на эльфа (как это ни странно) никак не отреагировала. Неизвестно, чем бы для Лавра закончилась эта глупая влюбленность (как минимум он сцепился бы с Шерманом, и неясно, на чьей стороне оказался бы перевес), но к счастью, им довольно быстро удалось найти медальон. Эльф не успел потерять голову окончательно. Однако, при переносе, он все-таки отвлекся на какие-то посторонние мысли. И оказался в данном мире.
   Не то, чтобы это измерение эльфа чем-то не устраивало. Отнюдь. Здесь точно так же, как и в его родном мире, шла война с людьми, и меч наемника был весьма востребован. Однако, что касается эльфов,... с эльфами Лавр пролетел по полной программе. Потому что тщеславные, больные снобизмом, помешанные на чистоте крови и собственной совершенной внешности, местные представители эльфийской расы не вызывали у Лавра ничего, кроме раздражения. Он даже ни разу не собрался посмотреть на их земли! Да и что толку? Жить среди этих надутых индюков он не сможет, да и не примут они Лавра в свое высшее общество. Даже не глядя на то, что он чистокровный эльф. Один только отрубленный кончик уха потряс бы их до глубины души. А короткие волосы? (Ну неудобно с длинными по лесам шляться, даже если они в хвост связаны. Или Лавр отвык просто?) Чего уж говорить о том, что Лавра приняли в клан Охотников? Да местных эльфов удар хватит! Они и в страшном сне себе такого помыслить не могут! Эльф - наемный убийца! Тьфу! Ну и небельсы с ними! Лавр по эльфам совершенно не скучал. Ему и в Мортии компании хватало. Жаль только, что самки, похожей на женщину Шермана, эльф в данном мире так и не встретил. Ни среди бельсов, ни среди людей. Хотя... стоявшая в его комнате статуя тоже была по-своему прекрасна. Настолько, что даже не верилось, что она не была живой.
   Лавр вздохнул, снял куртку со статуи и убрал ее в шифоньер. К сожалению, среди небельсов встречаются не только скульпторы и художники, но и придурки, готовые убивать всех, кто на них не похож. Впрочем... если быть совсем честным... подобные типы могли встречаться даже среди бельсов. И стоявшая в комнате Лавра статуя была тому подтверждением. Эльф до сих пор помнил тот день, когда во дворце его величества короля Нортона появился какой-то сумасшедший кольдер и, назвавшись Шересом, стал (под угрозой магии) требовать признать его Властителем. Хорошо хоть в тот момент Лавр на пару с Террелом как раз были во дворце с визитом. Маг быстро блокировал заклятье ненормального, а Лавр, улучив момент, снес ему голову. Разумеется, позже Террел укорял его за данный поступок (дескать, не мешало бы изучить данный экземпляр и поговорить с ним), однако король оценил усердие эльфа совершенно иначе. Подарил ему квартиру в центре города и отдал статую, которую безумный кольдер зачем-то притащил с собой. Отдал, впрочем, по горячей просьбе Лавра, который питал слабость к произведениям искусства небельсов. И, разумеется, к статуе просто не мог остаться равнодушным. Эльф настолько привык любоваться ей, что воспринимал почти как живую и, (особенно после принятия на грудь слишком большого количества спиртного), пытался с ней разговаривать. Да чего греха таить, даже брукса, с которой у Лавра вот уже второй год длился роман, увлекла его как раз потому, что была чем-то неуловимо похожа на статую. Хе... если так можно сказать. Ибо брукса принадлежала к расе, которую с человеческой было спутать весьма проблематично. Помнится, когда Лавр впервые попал в данный мир, от всяких брукс, файернов и кольдеров он просто шарахался. И привык только много времени спустя. А потом... потом они даже начали ему нравится. Настолько, что он закрутил с бруксой роман. Кстати, надо бы взять отгул денька на два, да съездить навестить Эйлинн. Со всеми этими ловлями небельсов и допросами у Лавра даже на личную жизнь времени не оставалось.
   Разумеется, брукса знала, на что она обрекает себя, связываясь с Охотником. Редкие встречи, постоянно преследующая Лавра смертельная опасность, вечные недомолвки... но ведь связалась же! И эльф был ей за это по-своему благодарен. Он ощущал в доме Эйлинн тепло и уют, которых у него никогда в жизни не было. Своих родителей Лавр не помнил, а взявший его на воспитание эльф нежностей и сантиментов не терпел. Впрочем... и не должен был, ибо не являлся Лавру никаким родственником, а был хорошим другом его отца. Именно поэтому эльф, никогда не имевший семьи, так ценил свои отношения с Эйлинн. Любить он ее, правда, не любил, но привык и даже испытывал к ней чувство нежности. Чем эта брукса понравилась ему при встрече? Хм... а чем она могла не понравиться? Совершенные черты лица, шикарные черные волосы, пронзительно-черные глаза без зрачков, ярко-алые губы, небольшие клыки, чуть выглядывающие из-под верхней губы, иссиня-черные перья огромных крыльев и длинные ноги. Почти обычные, если не считать того, что хрупкие женские щиколотки заканчивались мощными птичьими когтистыми трехпалыми лапами. Да, внешне Эйлинн была очень эффектной самкой. А ведь помимо собственно внешности у нее еще и характер имелся. Во всяком случае, гордая и самолюбивая брукса не вешалась на Лавра, как большинство девиц, особенно человеческих. Более того, эльфу пришлось довольно долго за ней ухаживать, прежде чем его впустили дальше порога. В ход пошли и знаменитое эльфийское обаяние, и комплименты, и даже игра на лютне. Последнее было завершающим аккордом. В конце концов, эльфы не зря во всех мирах слывут искусными музыкантами. Брукса обратила на Лавра свой благосклонный взор, и эльф не преминул этим воспользоваться. Кто бы мог тогда подумать, что у этих отношений есть будущее. Но Лавр крутил роман с Эйлинн уже два года, и не собирался его прекращать. Более того, эльф даже начал подумывать о том, чтобы связать с бруксой свою жизнь. Хм... вот только как рассказать Эйлинн о своей тайне, Лавр представления не имел. Тем более, что о ней не знал вообще никто, даже Террел.
   А с другой стороны... да было бы чего рассказывать! Вполне обычная история, каких в этом мире десятки! И началась она совершенно стандартно. Лавра, возвращавшегося с очередного похода против монстра, попросили заглянуть по дороге в небольшое поселение небельсов. По слухам, люди, обосновавшиеся недалеко от границ Мортии, именовались Отверженными и вели себя довольно странно. Так что перед Лавром стояла задача - выяснить, что эти небельсы из себя представляют, и не являются ли они потенциально опасными. То есть не стоит ли их превентивно истребить, чтобы не огрести потом проблем на свою голову. Заданий таких в жизни Лавра уже было - воз и маленькая тележка. Поэтому ничего сверхъестественного он не ожидал и на сей раз. Однако... судьба приготовила эльфу небольшой сюрприз. Нет, никакой ненависти к бельсам члены секты Отверженных не питали. Но вели себя действительно странно. А когда Лавр попытался разобраться в мотивах подобного поведения, люди сослались... на собственную веру. Оказалось, что для того, чтобы достигнуть блаженства после смерти (что за бред? зачем и кому оно нужно после смерти?) небельсы должны были отказаться практически от всех жизненных благ, постоянно молиться, да еще и бичевать себя. Лавр пожал плечами, но удивляться не стал. В конце концов, какая ему разница кто во что верит? Лишь бы небельсы не нарушали законов и жили спокойно!
   Однако с последним у сектантов, похоже, были серьезные проблемы. Оказалось, что возле их деревни бродит некий хищник, который пристрастился за счет небельсов разнообразить свое меню. Эльф сплюнул и выругался. В принципе, он мог бы сейчас встать и уйти. Защищать людей в его обязанности не входило. Но кто даст гарантию, что этот хищник питается только небельсами? Можно было, конечно, вернуться к возглавляющему клан Охотников Ролуму, отчитаться о выполненной работе, а проблему блуждающего в окрестностях хищника свалить на самих небельсов (в конце концов, это же их территория!), но что-то говорило эльфу, что оборотню подобный поступок по вкусу не придется. По мнению Ролума, Охотник должен заменять собой небольшой мобильный отряд и не отказывать людям в помощи. Тьфу! Да кому нужны эти небельсы? На кой демон их под свое покровительство брать? Однако связываться с Ролумом не хотелось. И излагать ему свой взгляд на людей тоже. Оборотень с ипостасью тигра, изумительно владевший мечом, питал к небельсам какую-то просто необъяснимую симпатию. Так что пришлось эльфу смириться со свалившейся на него проблемой и попытаться выяснить об угрожавшей сектантам опасности подробнее. Однако внятного описания хищника дать ему так никто и не смог. Поскольку никто эту тварь не видел. Находили только следы его пиршеств - растерзанных людей. А потому пришлось Лавру брать ноги в руки и шагать в ближайший лес, дабы найти виновника происшествий. Отверженные, правда, тут же выделили ему в помощь небольшой отряд смельчаков, но Лавр не особо обольщался на этот счет. Если бы эти смельчаки могли что-то сделать - уже сделали бы, а не ожидали помощи от бельсов.
   Боги, и почему он всегда оказывается прав? Навязавшиеся на его шею "помощники" топали, как стадо слонов и наверняка распугали всех зверей, которые только водились в округе. Лавр недовольно поморщился, незаметно отделился от отряда Отверженных и направился вглубь леса. Когда, наконец, производимый "помощниками" шум стих вдалеке, эльф остановился, сосредоточился и отпустил на волю свои инстинкты. Он слушал лес, слушал ветер, слушал шелест листвы... он впитывал в себя все звуки и запахи. Почувствовав опасность, Лавр мгновенно припал к земле и затаился. Вон оно что... вот тут кто, оказывается, на охоту вышел... Молодой раптор огляделся по сторонам и втянул в себя воздух. Зная, насколько умна и хитра эта двуногая тварь, Лавр не сомневался, что она его почует. Развивающие приличную скорость массивные ноги, цепкие передние лапы, снабженные довольно длинными когтями, узкая, вытянутая морда со множеством острых зубов... раптор в качестве противника был очень серьезной фигурой. А если учесть, что звери его племени обычно охотились стаей, положение эльфа и вовсе выглядело кислым. Раптор еще раз повел мордой, вытянул шею и издал призывный крик. Учуял!
   Лавр вытащил арбалет, ругая сам себя последними словами за то, что влез в данную авантюру, и прицелился. Стрелять нужно было наверняка. Раптор был слишком подвижной и слишком опасной мишенью, чтобы допускать ошибки. Хищник подобрался, сделал рывок, но... там, куда он нацелил удар, добычи уже не было. Зубы щелкнули вхолостую. Впрочем, Лавр тоже не успел выстрелить, так что между противниками пока что была ничья. Эльф вновь прицелился и (на всякий случай) прислушался к окружающему его миру. Рапторы были достаточно хитрыми тварями, чтобы окружить жертву, загнать ее в угол и напасть со спины. Однако похоже, на сей раз Лавру повезло. Молодой раптор охотился в одиночку. А это значило, что у эльфа был шанс обзавестись еще одной сущностью.
   Лавр убрал арбалет и криво ухмыльнулся. Если бы Террел знал, что задумал эльф, он наверняка обрушил бы на его голову громы и молнии. Маги вовсе не поощряли традицию Охотников обзаводиться второй сущностью. Ибо это было как минимум смертельно опасно. Однако те, кто по доброй воле стал наемными убийцами, слишком часто сталкивались со смертью, чтобы всерьез ее опасаться. Для того, чтобы обрести нужную сущность, всего-то и требовалось, что хищник (чью сущность, собственно, ты и хочешь обрести, причем чем этот хищник был опасней, тем престижнее), заклятье и изрядная доля наплевательского отношения к жизни. Ибо нужного хищника требовалось убить в ближнем бою, перерезав ему глотку. Сколько бельсов полегло, пытаясь добыть себе таким образом вторую сущность - Лавр представления не имел. Но уж вряд ли больше, чем в боях с теми же хищниками или небельсами. Впрочем... обретение второй сущности вовсе не гарантировало решения всех проблем. Оно было удобным (поскольку в ипостаси хищника передвигаться и охотиться было намного проще), но довольно опасным (ибо существовала вероятность остаться в шкуре хищника навсегда). У истинных оборотней таких проблем не возникало. Они контролировали собственное тело в любой из своих ипостасей.
   Эльф затаился и стал выжидать. То, что его шансы против раптора были весьма невелики, он прекрасно понимал. Но отказаться от возможности заиметь подобный облик в качестве собственной второй сущности просто не мог. Лавр и так был одним из немногих Охотников, не имевших второй ипостаси. Хотя... тут эльф, конечно, приврал. Вторая сущность у него была. Лавр мог превращаться в небельса. Однако об этом своем умении он предпочел пока никого не информировать. И влиться в новый мир как можно плотнее. Жизнь дала ему возможность стать равным своим собратьям по клану и обзавестись сущностью хищника. И Лавр не собирался упускать такой шанс. Когда еще подвернется подобный случай? Раптор, раскачиваясь, потоптался на месте и сделал еще один рывок. Зубы снова щелкнули вхолостую. Раздался короткий свист, и на вытянувшейся шее рептилии затянулась веревка. Раптор дернулся, отпрянул, упал и тут же снова вскочил на ноги. Лавр, уловив удобный момент, тут же оказался на дереве. Теперь, даже если раптору на помощь придет стая, эльф был для них недосягаем. Слава Властителям, эти твари не умели летать. Теперь, если Лавру повезет, раптор сам затянет на своей шее петлю. И когда он выдохнется, можно будет спуститься вниз и добить хищника, забрав его сущность.
   Раптор ожиданий Лавра не обманул. Чем больше он рвался, тем туже на его шее затягивалась петля. Дождавшись, когда рептилия окончательно вымотается, эльф спустился вниз и одним ударом меча снес ей голову. Выждав, когда тело убитой твари перестанет биться в конвульсиях, (получить удар когтистой лапой в брюхо эльфу совершенно не хотелось), Лавр подошел ближе и подставил под струю теплой крови ладони. Старинное заклятье, небольшой ритуал, и эльф почувствовал, как в его жилы вливается еще одна жизнь. И еще одна сущность.
   Разумеется, Лавр не стал рассказывать Террелу о произошедшем. Ни сразу, ни чуть погодя. Получать нагоняй от наставника ему совершенно не хотелось. Не стал Лавр рассказывать о произошедшем и Эйлинн. Приобретенную третью ипостась эльф держал под жестким контролем, позволяя ей вырываться наружу только в самых экстремальных ситуациях. Однако, если он хотел связать с бруксой свою дальнейшую жизнь, рассказать ей об этом придется. Ибо скрывать такое от своей второй половины было просто бессмысленно. Все равно выяснится на брачной церемонии. И тогда (зная характер Эйлинн) будет еще хуже. А терять потрясающую самку из-за подобной ерунды было просто глупо. Лавр слишком привык к бруксе, чтобы рисковать подобным образом. Решено! Завтра же он берет отгул и едет к ней! И пусть только кто-нибудь что-нибудь по этому поводу вякнет!
  
   Возражать Лавру никто не стал. Но и отгул просто так никто не стал давать ему тоже. А потому вместо легкой, необременительной прогулки до поселения, в коем жила дама его сердца, эльф получил в нагрузку целый отряд народа, которому, как оказалось, было с ним "по пути". Лавр кисло поморщился. Похоже, дорога, на которую он планировал потратить меньше суток, растянется для него как минимум дня на два. Ибо его попутчики наверняка скоростью передвижения эльфов не обладают. Не говоря уж о скорости раптора, сущность которого Лавр изначально планировал принять.
   - Небельсы в отряде есть? - недовольно поинтересовался эльф.
   - Есть, - ничем не обрадовал отправлявший его в дорогу Ролум. - Почти половина. Из них две самки.
   - Только не это! - практически взвыл Лавр.
   Мало того, что отряду придется останавливаться на ночевки (потому что небельсы, видите ли, в темноте не умеют видеть), так еще придется возиться и с двумя ни к чему не приспособленными женщинами! А то, что это будет именно так, эльф даже не сомневался. Поскольку ни одной более менее приспособленной к жизни человеческой женщины ни разу в этом мире еще не видел, несмотря на то, что отрядов по дорогам водил немало. Однако, деваться было некуда. Мнение Лавра по поводу состава отряда не интересовало абсолютно никого. Так что пришлось эльфу смириться и подчиниться обстоятельствам, надеясь, что хотя бы в этот раз ему повезет с отрядом и маршрутом.
   Надеялся Лавр напрасно. Эльф понял это сразу же, как только бросил беглый взгляд на отряд, который ему предстояло вести. Нда. Неизвестно, каким образом считал количество небельсов Ролум, но их здесь было явно больше половины. Радовало одно - большая часть из них была вооружена мечами. Правда, на то, что хотя бы несколько из этих вояк умеют данным оружием хорошо владеть, Лавр не поставил бы и медного медяка, но, по крайней мере, был шанс, что они хоть попытаются за себя постоять. Во всяком случае, то, что эти небельсы восприняли его появление спокойно и не стали пялиться на него во все глаза, было уже хорошо. Гораздо хуже был факт присутствия в отряде женщин. Лавр оглядел их с ног до головы и буквально застонал. Ну что это такое, скажите на милость? На что это похоже? Куда эти дамы собрались? В дорогу или на бал? Пышные платья, легкие туфельки, локоны на голове. Единственное, что выдавало в них путешественниц - набитые до отказа сумки у ног. Причем, судя по надменным физиономиям женщин, они надеялись, что этот груз кто-нибудь за них понесет. Кто, интересно? У каждого из членов отряда своего добра было немало. А если учесть, что придется это все тащить на себе, так как качество дороги полностью исключало возможность использования тягловой силы, вряд ли кто-нибудь захочет обременять себя дополнительным грузом. Эльф вздохнул. Была б его воля, послал бы он этих дам куда подальше, и даже связываться бы с ними не стал. Однако заключенный Ролумом контракт подобной свободы выбора ему не давал, а стремление поскорее увидеть Эйлинн напрочь отбивало желание лишний раз нарываться на неприятности.
   - Меня зовут Лавр, - представился эльф. - Я ваш проводник. И от того, насколько внимательно вы будете ко мне прислушиваться, возможно, будут зависеть ваши жизни. Дорога, которая нам предстоит, может оказаться очень опасной, поскольку в округе развелось слишком уж много хищников. Поэтому просьба держаться как можно ближе друг к другу и не отставать от меня. Идти будем цепочкой. Женщины пусть встанут в середину.
   Небельсы послушно выстроились в цепочку и двинулись за проводником. Лавр скривился. Это не отряд, это стадо мастодонтов какое-то! Однако просить небельсов не топать и не наступать на ветки было бессмысленно. Люди, которые умели создавать прекрасные произведения искусства, были просто не приспособлены для жизни в лесу. Они были слишком неуклюжими. И медлительными. А уж если учесть присутствие в отряде еще и двух дам, тормозивших движение... проще было плюнуть и вообще отказаться от этого задания. Потому что уже часа через три после начала похода Лавр был готов лично свернуть этим женщинам шеи. Зачем вообще они отправились в путь, если уже через час они устали, а через полтора начали ныть? Мало того, они всю дорогу пытались вручить свою ношу окружающим их мужчинам, и к вечеру им это практически удалось!
   К тому моменту, когда отряд разбил лагерь и устроился на ночлег, Лавр был мрачнее тучи. Еще один подобный переход он просто не выдержит. В отряде срочно нужно было навести порядок. Приняв такое решение, после плотного ужина, Лавр собрал всех своих попутчиков возле себя.
   - То, что я сейчас скажу, касается всех, - жестко заявил эльф. - Мне все равно, кто вы такие и куда вы направляетесь. Мне безразлично, что вы будете думать обо мне после того, как наши дороги разойдутся. Я должен доставить вас живыми и здоровыми. И я это сделаю любыми способами. Пока я ваш проводник - здесь командую я. Но ваши жизни зависят не только от моих прихотей или моих талантов проводника. Они зависят и от вас самих тоже. А так же от тех, кто вас окружает. У кого-нибудь есть желание остаться здесь умирать? - Лавр оглядел собравшихся, но намерения распрощаться с жизнью ни у кого не возникло. - Тогда слушайте меня внимательно. Я предупреждаю первый и последний раз. Я не могу постоянно отвлекаться и злиться, иначе просто не почувствую опасность вовремя. Нам нужно навести порядок в отряде. Это значит, что когда мы вновь отправимся в путь, свою поклажу дамы будут нести сами. Они знали, куда и на что шли, когда отправлялись в дорогу. С завтрашнего дня они будут замыкать цепочку. И ждать их никто не станет. Об обуви нужно было думать заранее. Так что если дамы снова будут задерживать отряд, вытряхивая из туфелек песок, дальше они пойдут босиком. Если вообще пойдут.
   - Но мы же женщины! - возмутилась младшая из путешественниц.
   - Да плевать я на это хотел, - спокойно ответил Лавр. - И любой хищник, кстати, тоже. О сложностях нужно было думать до того, как вы пустились в дорогу. Всё! - поднялся эльф. - А теперь всем спать. Завтра двинемся в путь до рассвета. И еще. На ночь я окружу лагерь защитной линией. Никому ни при каких обстоятельствах выходить за ее границы нельзя. Вопросы есть? Нет? Ну, вот и прекрасно.
   Лавр подождал, пока люди устроятся на ночлег, достал дорожный артефакт и обвел им вокруг лагеря круг. Если бы эльф имел хотя бы небольшой магический талант, он бы укрепил защитную линию еще и парой заклятий. Однако подобного таланта Властители ему не дали, а потому приходилось постоянно тратить деньги на покупку и подзарядку различного рода артефактов. В том числе и таких, которые были способны защитить на ночь лагерь. Эльф прикрыл глаза, сосредоточился, прислушался, но никакой опасности не уловил. В принципе, под защитой круга, он мог бы и сам лечь спать. Однако Лавр, если он был в дороге не один, не позволял себе так расслабляться. Разумеется, эльф вполне мог бы отвлечься, перебирая струны лютни, благо ему и самому нравилось музицировать, но инструмента в дорогу Лавр никогда не брал. Он же не менестрель, в конце концов! Так зачем тащить с собой всякий хлам? Лютня в любой момент могла оказаться лишним грузом. Порой эльф попадал в такие передряги, что оставался только в той одежде, которая была на нем. Ну и с мечом, поскольку заклятое на верность оружие не бросало хозяина ни в каких ситуациях. Да... как ни жаль, от идеи помузицировать придется отказаться. Впрочем... может, оно и к лучшему. Не приманить бы музыкой какую-нибудь безумную нечисть. Ее последнее время на границах Мортии стало даже слишком много. Ничего, верный меч всегда рядом с эльфом, а об опасности предупредит охранный круг. Лавр потянулся, размял руки и... услышал за спиной легкий шорох. Его реакция была молниеносной. И сокрушительной. Однако (на счастье его жертвы) отнюдь не смертельной.
   - Я же сказал, чтобы никто не смел выходить из круга! - буквально зашипел Лавр, разглядев, кого он, собственно, выловил. Однако сбитая им с ног дама, похоже, вины за собой не чувствовала.
   - Но мне нужно с тобой поговорить! - воинственно заявила она.
   - А мне - нет! Возвращайся на место! - зло скомандовал Лавр.
   - Я знаю, почему ты так плохо относишься к женщинам, - с трагическим надрывом сообщила дама, поднимаясь с земли и отряхивая платье. - Тебя обидели, предали, твое сердце разбито. Поэтому ты и боишься снова довериться женщине. Поэтому и скрываешь свою сущность за напускной жесткостью и цинизмом.
   - Что?! - не поверил собственным ушам Лавр. - Ты что, больная?
   - Я изучала книги известного мага Психологуса, - гордо сообщила ненормальная девица. - Я умею разбираться в чужих чувствах и эмоциях! Я могу помочь тебе избавиться от комплексов и...
   - Брысь! - рявкнул выведенный из себя Лавр.
   Только последователей полоумного мага в отряде ему для полного счастья не хватало! Им только дай волю, такой бред начнут нести - мало не покажется. Даже Террел (на что уж он всегда дипломатично относится к философским изысканиям своих коллег по магическому цеху) считал творчество Психологуса, мягко говоря, спорным. А Ролум так вообще называл полным бредом. И Лавр его точку зрения поддерживал полностью. Бред отборнейший! И только такие идиотки, как человеческие женщины, могут делать дурацкие выводы на основании данного учения. Эльф, видите ли, с ней груб потому, что его когда-то обидела женщина... да правда? А может, потому, что эта девица ненормальная его достала уже до печенок своим нытьем? И своей глупостью? Это ж до какой степени нужно быть безмозглой особой, чтобы одеться в дорогу так, как обычно одеваются на бал? Чтобы отправиться в путь не по необходимости, а из желания найти себе приключений на одно место? Властители, ну зачем же вы создаете-то таких дур?
   Лавр сделал глубокий вдох и попытался успокоиться. Злиться в дороге ему было противопоказано. Чтобы почувствовать опасность, эльфу нужно быть сосредоточенным. И очень внимательным. А сильные эмоции данным процессам довольно серьезно мешают. Однако настроиться на нужную волну Лавру удалось только к утру, когда отряду пора уже было трогаться в путь. На сей раз сборы прошли быстрее, да и двигались люди по лесу гораздо увереннее. Видимо, не встретив до сих пор на своем пути никакой опасности, небельсы несколько расслабились. Напрасно. Расслабляться не следовало никогда. Этот постулат в голову будущим Охотникам вколачивали одним из первых. Поэтому отсутствие опасности заставляло Лавра внимательнее принюхиваться и быть максимально осторожным. Окружавший отряд лес постепенно сгущался и вскоре стал труднопроходимым. Тишина, казавшаяся непосвященным умиротворяющей, была обманчивой. Уж кому, как не эльфу об этом знать! Лавру до дрожи в пальцах хотелось перекинуться в раптора и окунуться в манящую бездну леса. Нет. Сейчас нельзя. Он должен довести отряд до места назначения и передать другому Охотнику. Потом у него будет время насладиться собственной свободой. И пусть лучше глупая человеческая женщина не попадается ему на пути. Иначе инстинкты хищника вполне могут одержать верх.
   Эльф помотал головой. В этом и заключалась опасность обладания приобретенной второй сущностью. Она постоянно пыталась вырваться на волю. И стать главной. Впрочем... помочь в дороге она тоже могла. Как сейчас, например, когда Лавр не просто чувствовал приближающуюся опасность, но и (именно благодаря приобретенной сущности раптора) мог определить, кто именно решил поохотиться на путешественников.
   - Анчутки! - предупредил он соотрядников, вынимая меч.
   Надо отдать небельсам должное, в панику они не впали. Напротив. Встали плечом к плечу с бельсами и тоже ощетинились мечами. Листва зашевелилась, и показались существа, больше всего похожие на богомолов-переростков. Двое, трое, шестеро... ну, что ж. Это не так уж много. Анчутки, рыча и демонстрируя клыки, медленно приближались к отряду. Лавр сосредоточился, приготовился нанести удар и... услышал из-за спины истошный женский визг. Тьфу! Опять он про них забыл! Если эта идиотка сейчас же не заткнется, к нападавшим прибавится подкрепление! Уж чего-чего, а людской страх анчутки умели улавливать на расстоянии. Очевидно, кто-то в отряде дошел примерно до такой же мысли, поскольку раздался глухой удар, и визг прекратился. Однако ни оглядываться, ни выяснять, что произошло, было уже некогда. Анчутки напали. Скрип клыков, шелест хитоновых панцирей, свист мечей... бой был жестоким, но относительно быстрым. На каждую выползшую из леса тварь приходилось примерно по трое воинов с мечом. Хм... видимо, анчутки совсем оголодали, если напали на вооруженный отряд.
   - Все целы? - хмуро поинтересовался Лавр.
   Похоже, все. Кажется, встреча с хищниками прошла более чем успешно. Никто в отряде не был даже серьезно ранен! Единственным человеком, который стонал и закатывал глаза, была та самая увлекающаяся учением Психологуса дама, которая своим визгом чуть было не накликала на отряд беду. Лавр мрачно предложил плеснуть на нее водой из ближайшей лужи, дабы привести в чувство, и истерика тут же прошла сама собой. Эльф сплюнул, выругался и дал отряду знак двигаться дальше. Утешало его одно - до конца этого путешествия оставалось всего несколько часов. Потом "эстафету" примет другой бельс. (Интересно, кто тот бедняга, которому оказалось "по пути" идти с этим отрядом аж до самого Арса). А Лавр... Лавр сможет, наконец, навестить Эйлинн. И остаться у нее на пару дней. И даже (сделать себе подарок) побыть несколько часов раптором.
  
  
  
   3.
   Не рассчитывай на завтрашний день, пока он не наступил, ибо никто не знает, какие беды этот день принесет.
   Чья-то умная мысль.
  
   Лавр опоздал. Опоздал всего на два дня, но значения это уже не имело. Маг небельсов потрудился на славу: от поселения брукс остались только камни и угли. То, что это сделал именно маг, Лавр не сомневался. Бруксы селились слишком высоко, чтобы обыкновенные небельсы могли до них добраться. Огромные гнезда, выстеленные белоснежным пухом, располагались в скальных выступах, защищавших их от дождя и ветра. От них не осталось практически ничего. Усилием воли Лавр заставил себя оторваться от страшной картины и осмотреться вокруг. К сожалению, Властители лишили его и дара владеть магией, и дара ощущать ее. Но небельс, уничтоживший поселение брукс, оставил за собой след смерти. И Лавру не нужно было напрягаться, чтобы его почувствовать. Эльф был настолько разъярен и полон ненависти, что большую часть пути проделал бегом. Опомнился Лавр только тогда, когда споткнулся и, растянувшись, довольно болезненно приложился о камни. Однако жалеть себя и разглядывать ободранный бок было некогда. Маг уходил все дальше. Еще немного - и он пересечет границу Мортии. А выловить его на землях небельсов будет на порядок сложнее. Разумеется, маг двигался гораздо медленнее эльфа, но Лавр не стал бы на это полагаться. Ему нужно было догнать этого сумасшедшего! И посчитаться с ним за уничтоженное поселение брукс!
   Лавр отдышался, сосредоточился и сменил сущность. Выпускать на волю ипостась раптора часто и надолго было рискованно, (а если учесть, что превращение должно было охватить не только тело, но и одежду с оружием, то и очень болезненно), но эльф не видел другого выхода. Если бельсов начали убивать целыми поселениями, дело было совсем плохо. К счастью, маги, способные на подобные преступления, среди небельсов встречались довольно редко. Ведь люди от природы практически не имели врожденных магических способностей, а значит, вынуждены были пользоваться амулетами и артефактами, которые стоили не дешево. Так что позволить себе их приобрести мог не каждый. Так же, как не каждый мог научиться ими пользоваться. Впрочем... Охотникам вполне хватало тех, кто мог. И с каждым годом подобных умельцев становилось все больше и больше. И Совет магов очень интересовал вопрос - откуда эти самые амулеты и артефакты у небельсов брались. Лавр не сомневался, что если до мага небельсов доберется Террел, он сможет вытянуть из него правду. Но, сказать по совести, эльф был отнюдь не уверен, что ему удастся доставить столь опасный и непредсказуемый груз. Если уж у этого небельса хватило сил уничтожить целое поселение брукс (отнюдь не самых мирных и слабых созданий Властителя), то уж сил сбежать от какого-то эльфа, совершенно не разбирающегося в магии, тем более хватит. А этого Лавр допустить не мог.
   Тело раптора слушалось эльфа идеально. Видимо, процесс охоты и погони для него был естественным состоянием. Лавру вообще нравилась приобретенная им ипостась. Как только он менял сущность, звуки и запахи усиливались, становились ярче, и заставляли кровь бежать по жилам быстрее. Порой Лавру даже казалось, что быть раптором ему нравится гораздо больше, чем быть бельсом. Мощный двуногий хищник чувствовал себя в лесу уверенно, и мог никого не опасаться. Почти. Лавр резко остановился, вытянул шею и принюхался. И его звериная ипостась тут же подала знак, что отсюда нужно убираться. Причем быстро. Однако эльф ее слушать не стал. Тянувшийся за магом след смерти и так постепенно слабел. А если сейчас Лавр свернет и попытается обойти невидимую опасность, то он рискует потерять этот след совсем. Эльф пригнулся и медленно начал подбираться к неизвестной угрозе, изо всех сил пытаясь сдержать животную панику раптора. Лавр недовольно рыкнул. Менять ипостась в данный момент ему совершенно не хотелось. Если уж таящейся впереди опасности боится даже раптор, вряд ли она окажется по зубам бельсу. Однако деваться было некуда. Хищник, в теле которого он находился, двигаться вперед наотрез отказывался. Лавр принюхался и, сконцентрировавшись, сменил сущность.
   Опасность не приближалась. Это хорошо. Потому что после долгого пребывания в ипостаси раптора собственное тело казалось Лавру непривычным. И неудобным. А это не радовало, поскольку от быстроты реакции и слаженности действий зависела его жизнь. Эльф потратил несколько минут, заново привыкая к собственному телу, и почти ползком двинулся вперед. Надо сказать, что от смены сущности ощущение опасности отнюдь не исчезло. Эльфийский инстинкт предупреждал Лавра о том же, что и инстинкт рапторов. Опасность была слишком большой, чтобы ее игнорировать. Однако ненависть к небельсу с талантом мага и желание отомстить за Эйлинн были сильнее страха. И Лавр продолжал ползти. То, что он ощущал, нравилось ему все меньше и меньше и, наконец, он остановился, как вкопанный. Дракон! Да сожрут его с потрохами небельсы! Это дракон! Лавр сделал глубокий вдох и постарался взять себя в руки. Однако спокойно смотреть на находившееся в нескольких метрах от него огромное существо было попросту невозможно. Дракон потрясал. Своими размерами, размахом крыльев, мощным хвостом... Лавр даже не помнил, когда он последний раз вообще что-то слышал о драконах. До сих пор ему казалось, что их существование - это порождение фантазии менестрелей. (А жуткий череп, висящий на парадном месте в тронном зале его величества Нортона, чья-то глупая шутка). Лавр был не прав. Определенно. Поскольку представший перед ним дракон был вполне осязаемой и смертельно опасной тварью. Эльф повел носом и скривился. Похоже, его желанию отомстить убившему брукс магу, сбыться было не суждено. Потому что небельс, не умевший чувствовать опасность, вышел прямо на дракона. И, похоже, закончил свой жизненный путь у него в желудке.
   Однако дракон, подкрепившийся столь необычным небельсом, видимо, чувствовал себя не очень хорошо. Он рычал, отплевывался и терся животом о землю. Лавр перевел дыхание. Ему повезло. Если бы дракон не был так занят собственным здоровьем, он наверняка поживился бы еще и эльфом. Однако на сей раз погибнуть Лавру было не суждено. Дракона, наконец, вырвало и он, расправив крылья и тяжело поднявшись в небо, направился прочь от границ Мортии. Это радовало. Поскольку справиться с такой крупной и сильной тварью было мало кому под силу. Лавр проводил улетевшую рептилию взглядом и подошел ближе к остаткам его трапезы. Нда. Небельсу не повезло по полной программе. И никакая магия ему не помогла. Все, что осталось от убийцы брукс - несколько костей, лоскут одежды и какое-то украшение на золотой цепи. Лавр достал меч, поддел цепь, вытащил драгоценную побрякушку из кровавого месива и замер, боясь поверить собственным глазам. Это был тот самый медальон, который перенес эльфа в данный мир! Золотой круг с украшением в центре в виде красного камня. Лавр буквально кожей чувствовал магию этого древнейшего эльфийского артефакта. Немыслимо! Этого просто не может быть! Неужели медальон перенесся в другое измерение следом за Лавром? Но зачем? Эльф находился в недоумении. Разумеется, находка подобного артефакта была равносильна чуду. Медальон мог работать и как накопитель энергии, и даже как основа для создания целого мира. Вот только что с ним делать, Лавр абсолютно не представлял. Несмотря на то, что часть мощи медальона ему, как эльфу, была вполне доступна, смысла в данной находке для Лавра никакого не было.
   - И зачем же ты снова встретился мне на пути? - бормотал эльф так и сяк разглядывая бесценную игрушку. - Предлагаешь еще раз перенестись в другой мир? Не вариант. Во-первых, я здесь уже обжился, а там все надо будет начинать с нуля. Во-вторых, не факт, что я опять ни на что не отвлекусь и не попаду куда-нибудь не по адресу. Наверняка, данное измерение - это еще не самое плохое, что могло со мной случиться. Да и потом... где я возьму представителей еще двух рас, согласных переместиться из данного мира, чтобы провести необходимый обряд на крови? И ладно бы еще был шанс вернуться в мое родное измерение, так ведь не получится же! Из-за дурацкого магического закона я попал под так называемый эффект зеркала. И теперь в моем родном мире живет мое же отражение. Или это я сам стал отражением? Да какая разница? Главное, что вернуться туда мне не суждено. А в другие миры меня пока не тянет. Ну и зачем тогда мне нужен этот медальон? Я ведь не маг, и кроме переноса между мирами больше никакими свойствами данного артефакта пользоваться не умею. Может, Террелу этот медальон отдать? А взамен стребовать с него что-нибудь нужное. Например, пожизненное снабжение дорожными артефактами. А что? Хорошая мысль!
   Лавр осторожно завернул свою находку в кусок ткани, сунул ее в карман и двинулся в обратный путь. Террелу необходимо было рассказать и о напавшем на поселение брукс маге-небельсе, и об объявившемся рядом с границами Мортии драконе. Лавр, конечно, практически ничего не знал о драконах, но то, что данная тварь не ограничится одним визитом туда, где можно неплохо поохотиться - это даже он понимал. Возможно, маги, во главе с Террелом, смогут придумать какое-нибудь действенное заклятье против драконов. Иначе бельсов ждут очень и очень серьезные неприятности.
  
   И кто бы мог предположить, что неприятности, в первую очередь, будут ждать самого Лавра! Самовольное преследование явно превосходящего его силами противника, а так же желание познакомиться с драконом поближе, вышли ему боком. Взбешенный безответственным поведением своего подчиненного, Ролум в качестве наказания отправил его на две недели на "бытовые" работы к магу-отшельнику. Лавр пробормотал сквозь зубы невнятное ругательство. Ни изображать из себя тренировочный объект для заклятий, ни полоть грядки ему совершенно не хотелось. Однако и спорить с Ролумом эльф не стал. Потому как было это дело совершенно бесполезным и далеко не безопасным. И все те, кто хоть раз видел оборотня в гневе, предпочитали больше на сие зрелище не нарываться. Хотя то, что Лавр не стал связываться с главой клана Охотников и качать права, отнюдь не означало, что он тут же отправился отбывать наказание. Вот еще! Настроение у эльфа было отвратительным и без этого. Настолько, что просто хотелось напиться. В хлам. И Лавр решил не отказывать себе в этом маленьком удовольствии. Он зашел в ближайший трактир и, заняв стол в самом углу, заказал себе выпивки.
   - Кого я вижу! Лавр! - раздалось у него над ухом.
   Эльф обернулся. Надо же... сколько лет, сколько зим... Лавр привстал, обменялся с гоблином рукопожатиями и жестом пригласил его присесть рядом. Форс не преминул этим воспользоваться, тоже заказав вина и нахально умыкнув один из бутербродов прямо из-под носа эльфа. Лавр ухмыльнулся и откинулся на спинку стула. Кажется, отвратительное настроение начало испаряться даже раньше, чем он на это надеялся. Находиться в плохом расположении духа рядом с Форсом было невозможно в принципе. Его нахальный цинизм и ядовитое чувство юмора могли подействовать даже на дубовый пень. Может, эта особенность была такой же генетической способностью гоблинов, как ощущение эльфами направлений? Лавр представления не имел. Ибо Форс был единственным гоблином, которого он знал. Причем, почему тот откололся от своего рода - оставалось тайной за семью печатями. Впрочем... Лавру это было абсолютно безразлично. Так же, как и клану Охотников, который принял гоблина в свои ряды. Магией Форс не владел совершенно, никаких фанатичных учений не разделял, а вот мечом махал так, что залюбоваться можно было. Да и внешность у гоблина была весьма примечательной. Здоровенный громила, вооруженный тяжелым двуручным мечом, производил бы впечатление, даже если бы был обычным человеком. Темная кожа, массивные рельефные плечи, острый, цепкий, умный взгляд, янтарно-желтые глаза без зрачка, узкие губы, небольшие клыки, заостренные длинные уши, украшенные кисточками и густая шевелюра коротко стриженных спутанных волос неопределенного ржавого цвета. Да уж, что ни говори, а выглядел Форс весьма колоритно. И с первого взгляда отнюдь не производил впечатления бельса, с которым можно завязать приятельские отношения. Однако характер у гоблина оказался куда более располагающим, чем его внешность. Через какое-то (очень недолгое, кстати), время все вообще позабыли, что Форс - пришлый. А Лавр (после одного рискованного совместного путешествия за головами особо отмороженного отряда небельсов) смог даже наладить с ним дружеские отношения.
   - Какими судьбами? - поинтересовался Лавр, отбирая у гоблина свое блюдо с бутербродами.
   - Да я здесь, недалеко, охотился на небельса, который истреблял вампиров.
   - Ты тоже? - искренне удивился Лавр. - Любопытно... чем это вампиры так помешали небельсам?
   - Понятия не имею, - буркнул Форс. - Но мне попался абсолютно безумный небельс. Представляешь, он все полы в склепе зачем-то чесноком натер и пытался напугать главу вампирьего клана серебряным ножичком.
   - Так кого от кого ты спас в конце концов? - расхохотался Лавр, представив себе эту картинку.
   - Какая разница? - отмахнулся гоблин. - Устал, как собака. Вот, решил заскочить, промочить горло. А ты какими судьбами?
   - Лучше не спрашивай, - тут же посмурнел Лавр. - Такой день поганый выдался, что я решил неприятности вином залить, да самочкам хорошеньким глазки построить.
   Форс фыркнул. Тоже мне, глазки построить... да зачем их строить, если на эльфа самки и так гроздьями вешались? Гоблин, правда и сам не мог пожаловаться на невнимание с их стороны, но Лавр просто бил все рекорды. Стоило ему только зайти в помещение, как все женщины, словно завороженные, смотрели в его сторону. А уж если эльф изволил кому-нибудь подмигнуть... пиши пропало! И дамам совершенно не мешали ни излишняя (на взгляд Форса) эльфийская худощавость, ни отрубленный кончик одного уха, ни потертый дорожный костюм наемника. А уж когда Лавр брал в руки лютню... конкурентов у него просто не оставалось. И ведь не скажешь со стороны, что это изящное создание, столь мастерски владеющее музыкальным инструментом, не менее мастерски владеет мечом. И что хрупкий (на неискушенный взгляд) Лавр на самом деле отличается недюжинной силой, отличной реакцией и нечеловеческой выносливостью. Помнится, Форс даже не поверил собственным глазам, когда субтильный эльф победил в тренировочном бою сразу двух Охотников. И когда сумел договориться с лесом, чтобы тот пропустил отряд тайной тропой. Впрочем... Лавр вводил гоблина в ступор одним только своим существованием. Он настолько был не похож на своих сородичей, что гоблин просто диву давался. Ну где вы видели эльфов-наемников?!
   - И какие же это такие неприятности на тебя свалились, что ты решил вином их залить? - решил поинтересоваться Форс, ожидая услышать какую-нибудь совсем уж невероятную историю. Обычно вывести из себя эльфа было не так просто.
   Лавр тяжко вздохнул, опрокинул еще стаканчик вина, и пустился в длинное повествование об Эйлинн, маге и драконе, от которого он сумел уйти по чистой случайности. А главное - об ожидавшем его наказании, которого эльф (по собственному мнению) совершенно не заслужил.
   - Да ладно тебе... - отмахнулся гоблин. - Я на подобные наказания периодически нарываюсь. И ничего. Еще не умер. А к кому тебя отправили грядки полоть?
   - А я знаю? Мне Ролум не сказал ничего. Придется завтра с утра к Террелу тащиться. Еще и от него нотации слушать. Думаю, что мага-отшельника для меня он будет искать лично. Причем такого, чтоб я это наказание на всю оставшуюся жизнь запомнил.
   - Совет хочешь? - хитро улыбнулся гоблин.
   - Есть идея? - оживился Лавр.
   - Лучше. Есть знакомый маг, у которого я, собственно, и прохожу всегда наказания. Он, конечно, слегка сумасшедший, но уж грядки полоть он тебя точно не заставит. А мечом, я полагаю, ты и сам с удовольствием помашешь.
   - А Террел?
   - А что Террел? Напишешь ему покаянное письмо. Дескать, так и так, осознал, каюсь и еду отбывать наказание к Ханту.
   - Хант - это твой маг? - уточнил Лавр. - А мне потом Террел голову не открутит?
   - За что? Тебя наказали, ты отправился это наказание отбывать. Где сказано, что мага для этой цели тебе Террел с Ролумом найти должны?
   - Хм... - задумался Лавр. Да нигде этого не было сказано. - А твой маг меня примет? - уточнил практичный эльф.
   - Примет. Хант просто помешан на своих исследованиях. А эльфов, насколько я знаю, у него в коллекции еще не было. Он обрадуется тебе, как пьяница бутылке виски! Пойдем, я тебя провожу.
   - Сейчас?! - поразился Лавр.
   - А ты что, хочешь чтоб тебя Террел с утра дома застукал? Тогда ты от разговора с ним точно не отвертишься. И от предложенного им мага тоже.
   Лавр пожал плечами, допил вино и встал из-за стола. Сейчас так сейчас. Хотя вряд ли их с Форсом состояние изрядного подпития было подходящим для того, чтобы идти к кому бы то ни было в гости.
   Как ни странно, "облюбованный" гоблином маг жил не так уж далеко за городом. Форс с Лавром даже ни в одну заварушку умудрились не попасть. Хотя гоблин, явно бахвалясь, пару раз (слыша особо подозрительный шорох) вытащил из ножен меч. Лавр меч оценил. Смертельно-прекрасное произведение искусства гномьих мастеров-оружейников было хищным, мощным и светилось в темноте. И где, интересно, гоблин его откопал?
   - Небельс один потерял... неосторожно... - ответил Форс на невысказанный вопрос.
   - Нда? - ехидно улыбнулся Лавр. - Какой он рассеянный... был.
   - Конечно, мой клинок не чета твоему, но тоже неплох.
   Эльф невольно хмыкнул. И чего Форса так перемкнуло? С тех самых пор, как гоблин впервые увидел в бою меч эльфа и узнал о его свойствах (в том числе, о заклятье на верность), он просто потерял покой. И периодически делал эльфу предложения по обмену и покупке клинка. Лавр, разумеется, все время отвечал отказом, но Форс не сдавался.
   - Ну, вот мы и пришли, - вздохнул гоблин, подходя к какому-то весьма скромному жилищу и разочарованно вкладывая меч в ножны. - Прошу.
   Лавр оглядел небольшой каменный домик, не почувствовал ничего необычного, переступил порог и... замер. Потому что то, что он увидел, не укладывалось ни в какие рамки. Маг, к которому привел его гоблин, был полозом.
   - Приветствую вас, - зашипел он. - Вижу, Форс, тебя опять наказали?
   - Не, не меня. Моего друга. Его зовут Лавр.
   - Хант, - вежливо кивнул головой полоз. - Ну, что ж, проходи. Эльфов среди моих подопечных еще не было. Это должно быть интересно.
   - Всем до свидания, - тут же насмешливо попрощался гоблин и, подмигнув Лавру, буквально испарился.
   - Присаживайся, - предложил Хант, не обращая на выходку Форса никакого внимания. - В своем доме я специально держу мебель, удобную большинству бельсов.
   - А можно спросить, что меня ожидает? Форс ничего объяснить не удосужился, - осторожно поинтересовался Лавр.
   - Я изучаю искусство боя бельсов, - пояснил Хант. - И сопоставляю боевые возможности разных рас. Мне хотелось бы создать идеального воина. Такого, которого никто не смог бы победить. Меня интересуют сами движения, быстрота реакции, приемы владения оружием. Если ты поделишься со мной своими знаниями и умениями - получишь то же в ответ. Возможно, приобретенные навыки смогут спасти тебе жизнь. Может быть - не один раз.
   - Я весь во внимании.
   - Нет, покачал головой полоз. - Сегодня слушаю я. Говоришь ты.
   - О чем? - удивился Лавр.
   - Ты должен рассказать мне о себе как можно больше. С рождения до сегодняшнего дня. Не исключая ни одной дороги, пьянки, драки или самки. Чем полнее и искреннее будет твой рассказ, тем точнее мне удастся настроить на тебя свою магию. Вот это сделает твою память острее, - Хант щелкнул кончиком хвоста, и огромный серебряный кубок, наполненный до краев какой-то синеватой жидкостью, осторожно подлетел к Лавру. Эльф вздохнул, но отступать уже было некуда. Он пригубил напиток и, распробовав, выпил его залпом.
   - Неплохо! - оценил Лавр. - Не в каждом трактире такое есть.
   - Я, почему-то, так и думал, что тебе понравится, - ехидно заметил Хант. - Закрой глаза, сосредоточься и постарайся вспомнить как можно больше.
   Лавр сделал глубокий вздох, уселся поудобнее, сосредоточился и начал исповедь. Напиток Ханта действовал на память самым наилучшим образом. События выстраивались в голове в логической последовательности, и не грозили ни перепутаться, ни забыться. Разговор был долгим. Маг действительно задался целью узнать о эльфе как можно больше.
   - Хорошо, - удовлетворенно прошипел Хант, когда Лавр, наконец, выдохся. - У меня есть спальня специально для гостей-бельсов. На сегодня все. Отдыхай. Завтра с утра я хочу приступить к изучению твоей манеры боя.
  
   Две недели в гостях у Ханта пролетели быстро. Полоз, одержимый идеей создать супервоина, гонял Лавра до потери пульса. Эльф уставал, ругался, поминал Форса недобрым словом, но Ханта не покидал. Тот испытывал Лавра всеми возможными способами, заставляя его не только махать мечом и стрелять из арбалета, но и играть на лютне. Однако своими секретами делился не только эльф. Владевший магией полоз сдержал свое слово - он учил Лавра всем боевым приемам, которые уже успел собрать в своей коллекции. И это было весьма познавательно. Но когда срок наказания истек, Лавр не мог не порадоваться. Он распрощался с Хантом, вернулся домой и... налетел на Террела. Надо ли говорить, что разъяренный непослушанием Лавра, маг устроил ему первостатейный разнос? Эльфу досталось и за преследование мага-небельса, и за встречу с драконом, и за самовольный вояж к Ханту... Словом, когда Лавр вернулся домой, настроение у него было, мягко говоря, отвратительным. Не улучшил его и тот факт, что в квартире эльфа царил несусветный бардак. Тем более что подобное положение вещей для Лавра отнюдь не было характерным. Однако, после того, как ему устроил выволочку Ролум, все, на что хватило эльфа - это переодеться и пойти в кабак. Разумеется, в том дурном расположении духа, в котором он находился, Лавр меньше всего заботился о порядке. Ну а затем... после кабака сразу был Хант, и вот итог - дома его встречали раскиданные по всей комнате вещи.
   Лавр вздохнул и, сделав над собой усилие, начал наводить в квартире хотя бы элементарный порядок. Однако сей благородный и весьма нужный процесс закончился так и не начавшись. И причиной этого послужила куртка. Точнее то, что в ней находилось. Оно выпало из кармана, стукнулось об пол и (по закону подлости) тут же закатилось под кровать. Лавр озадаченно дернул бровью, но так и не вспомнил, что бы это могло быть. Пришлось лезть под кровать и выуживать непонятный предмет. Тяжелая, толстая золотая цепь и подвешенный к ней золотой круг с украшением в центре в виде красного камня... а! Ну так это же хорошо знакомый эльфу артефакт в виде медальона. Лавр еще хотел сей предмет Террелу отдать, потому как маг лучше знает, что с ним делать. Однако после полученной взбучки это желание как-то само собой испарилось. Насколько Лавр знал Террела, к нему ближайшие дня три вообще лучше было не приближаться. Ну и небельс с ним! Раз с этим артефактом ничего не случилось за те две недели, пока эльф у Ханта был, значит, он и третью спокойно переживет. И, приняв такое решение, Лавр повесил камень на руку статуи. Теперь уж он про этот артефакт точно не забудет! Но стоило только эльфу повернуться к статуе спиной, (у него еще сохранялось благое намерение навести в комнате порядок), как раздался громкий хлопок, треск и стук. Лавр моментально обернулся и замер. На полу в его комнате, в том самом месте, где еще буквально несколько секунд назад стояло гениальное творение неизвестного скульптора-небельса, лежала девушка, щедро усыпанная мелкой каменной крошкой. Эльф стряхнул с себя оцепенение, подошел ближе, наклонился и тронул ее за плечо. Девушка была без сознания.
   В принципе, если стоявшая в углу комнаты статуя девушки становится живой, из этого следует три вывода: либо у тебя глюки, либо девушка ненастоящая, либо ненастоящей была статуя. Лавр оценил длинные стройные ноги (спасибо, обтягивающие штаны девушки позволяли это сделать без проблем), тонкую талию, шикарную грудь (опять же, спасибо, походная куртка была распахнута, а рубаха из какого-то тонкого и прозрачного материала практически ничего не скрывала) и решил, что его устраивает третий вариант. Бледная кожа, совершенные в своей гармонии черты лица, короткие, черные волосы... девушка была весьма странным представителем расы небельсов.
   - Эй! - потряс девушку за плечо Лавр. Она не реагировала. Пришлось применить похлопывание по щекам и обливание холодной водой.
   Последнее произвело воистину феерический эффект. Девушка не только очнулась, но и высказала все, что она думает о разных придурках, использующих воду не по назначению. Словарный запас у девушки оказался богатым. Даже эльф, не раз и не два водивший по дорогам разные отряды и попадавший в весьма щекотливые ситуации, ни разу не слышал и половины этих ругательств. Кажется, освобожденная от каменного плена особа была отнюдь не рада спасителю.
  
   То, что из задуманной авантюры не выйдет ничего хорошего для нее лично, Татьяна поняла без труда. Сразу же, как Шерес начал читать заклятье превращения ее в статую. И кто бы мог предположить, что кольдер до такого додумается? Что он решит перестраховаться? Дикая боль скрутила Татьяну в пружину, и она почувствовала, как медленно каменеет. Да что этот Шерес, нарочно что ли над ней поиздеваться решил? Не мог обезболивающий артефакт потратить? Сволочь! Однако ругательства ни к чему не привели. Татьяна превратилась в камень и только краешком слабеющего сознания успела порадоваться, что подложила-таки кольдеру свинью, отправив его в мир, полный магии.
   Боль при высвобождении из каменного плена была не менее сильной, чем при заточении в него. Татьяна машинально пробормотала заклятье, стараясь не будить собственное тело слишком быстро, но какой-то придурок решил проявить участие и плеснул зачем-то на нее водой. Организм тут же пришел в себя и получил полный букет магических болевых ощущений. Разумеется, Татьяна высказала все, что она думала по этому поводу. И только потом соизволила посмотреть, на кого она, собственно, наезжает. Ничего себе! Потрясающе красивый молодой человек смотрел на Татьяну с недоумением и опаской. Это он зря. После магического превращения Татьяна чувствовала себя разбитой и обессиленной. Впрочем, несмотря на это, первое, что она сделала, очнувшись - это проверила, на месте ли оружие. Хотя нет. Первое, что сделала Татьяна - это убедилась в том, что браслет подчинения действительно исчез. Вот и славно. Значит, Властитель ее все-таки не обманул. Это уже радует. А вот с оружием дело обстояло гораздо хуже. Поскольку пальцы так и не смогли его нащупать, Татьяна сделала логический вывод, что перенеслась в иной мир без него. Жаль, жаль. Впрочем... сейчас у Татьяны все равно не хватило бы сил, чтобы сражаться. Так что придется прибегнуть к другой тактике и изобразить из себя, дружелюбную, мирную особу. Тем более, что и собеседник располагал к этому как нельзя более. Надо же, какой исключительно красивый молодой человек... просто невероятно! Такого совершенного произведения природы Татьяна не видела ни разу за всю свою долгую жизнь. Мускулистое (хотя и довольно изящное) тело, золотисто-медовый цвет кожи, огромные фиалковые глаза, опушенные длинными черными ресницами и необычный, платиново-белый цвет волос. Неужели люди бывают настолько красивыми? Хотя стоп. Какие же это люди? Одно ухо имело ярко выраженный заостренный кончик, что являлось несомненным признаком нечисти. Кончик второго уха был безжалостно отрублен. Любопытно... кто это такой? И куда девался Шерес? И где вообще она находится? Вопросов у Татьяны было столько, что она даже не знала, какой из них задать первым.
   - Ты кто? - определилась, наконец, с вопросом Татьяна и поморщилась от звучания собственного голоса. Да... таким хрипом только ворон до инфаркта доводить.
   Услышав вопрос, эльф невольно дернул бровью. Находящаяся в его комнате девушка внушала ему все больше и больше опасений. Да, пока она была статуей, она была прекрасна. Но в жизни... одежда оказалась еще более потрепанной, волосы слишком короткими, а глаза... эльф даже поежился. Хорошо, что эта особа была безоружной. Иначе проблем бы с ней Лавр поимел выше крыши. Эльф даже не помнил, когда и у кого последний раз он видел такой взгляд - настороженный, оценивающий, хищный. То, что не у человека - точно. И уж тем более не у девушки. Бездонные, ледяные глаза незнакомки были серыми, как холодное осеннее небо, обведенное в круг угольно черной каймой. Они были старше хозяйки как минимум лет на тридцать, и явно ему не доверяли.
   - Ты кто? - повторила свой вопрос Татьяна, поднявшись, наконец, с пола.
   - Лавертеналлен о, Фэлл дер Шанталльэртен Томерллинель, - стряхнув с себя наваждение, представился эльф.
   - Лаве... чего? - переспросила девушка, споткнувшись на третьем слоге. Она и так-то чувствовала себя не ахти, а тут еще непонятный тип ей мозги своим именем компостирует!
   - Можешь звать меня Лавром, - вздохнул эльф.
   - Это уже лучше. А к какой расе ты принадлежишь? - продолжала допрос настырная Татьяна, потихоньку начиная приходить в себя.
   - Я эльф.
   - Кто?! Эльф?
   - А что в этом такого? - не понял Лавр.
   - Настоящий, живой эльф? - загорелись нездоровым интересом глаза Татьяны. - Ну надо же... я еще никогда не встречалась с представителями вашей расы. Только читала про них. И, надо отметить, это как раз тот случай, когда писатели не врали. Даже наоборот. Слегка недооценили вашу привлекательность.
   Да уж... ничего не скажешь. Вот это был номер! Реальный эльф! Интересно, сколько заплатят маги за такую диковинку? Хотя... какая диковинка? Татьяна же перенеслась в иной мир. И, вполне вероятно, эльфов здесь как грязи. Но все равно потрясающе! Красота Лавра была не просто совершенной, она была неземной. И единственное, что никак не укладывалось в представление Татьяны о эльфах - так это короткая стрижка. Волосы Лавра были гладко зачесаны назад и держались в идеальном порядке так, словно на них было вылито, по крайней мере, пара флаконов лака для волос. Поношенную и весьма потрепанную одежду своего собеседника Татьяна восприняла спокойнее. Может, этот эльф путешествовать любит?
   - Ну, что? Насмотрелась? - весьма ехидно прервал Лавр восторженное состояние Татьяны.
   - Насмотрелась, теперь хочу узнать, где я нахожусь.
   - У меня дома, - просветил Татьяну уже начавший злиться от такого нахального поведения эльф. - Может быть, теперь твоя очередь представляться?
   - Татьяна. Как я сюда попала? Ничего не помню... - наморщила лоб нежданная гостья. - Помню только, что перед переносом в иное измерение Шерес, сволочь такая, превратил меня в статую... кстати, как тебе удалось совершить обратное превращение?
   - Вот, - продемонстрировал Лавр Татьяне медальон. - С помощью этого артефакта.
   Татьяна неуловимым жестом позаимствовала у эльфа золотую побрякушку, сжала ее в ладонях, прикрыла глаза и сосредоточилась. Медальон засветился, а Лавр с трудом поймал отвисшую челюсть. Еще никто и никогда не брал у него вещь, которую он не собирался отдавать. А эта неясная девица сделала это так, что эльф почти ничего не почувствовал! Небельсы, как ей это удалось? Конечно, частично это можно списать на эффект неожиданности. Лавр и не предполагал, что Татьяна на такое способна. Но все равно это было нечто! И потом... почему медальон в руках этой девицы начал светиться? Она что, еще и магией владеет? Но на ней же нет никаких амулетов!
   - Довольно странно, - пробормотала Татьяна, вернув артефакт Лавру. - Такое ощущение, что этот медальон долгое время был чем-то вроде предмета поклонения, а затем кто-то заключал в него всю свою магию. Причем магию высшего порядка. Однако, это действительно тот самый артефакт, который меня спас. Откуда ты его взял?
   - Ты что, владеешь магией? - хищно поинтересовался Лавр, отвечая вопросом на вопрос.
   - Да так... постольку поскольку, - осторожно призналась Татьяна. - А что?
   - До сих пор я не видел ни одного мага-небельса, который мог бы без артефактов сделать что-нибудь серьезнее астрологических прогнозов. А ведь ты, насколько я заметил, артефактов на себе не носишь? - продолжил наступление эльф.
   - А что я сделала такого магически серьезного? - не поняла Татьяна.
   - Я, конечно, не владею магией, но мой наставник - маг, - раздраженно пояснил эльф. - А потому я около него многого нахватался. Например, я прекрасно знаю, что для того, чтобы активировать подобный медальон, нужна довольно сильная магия. Честно говоря, я даже недоумеваю, как при таком магическом потенциале кто-то смог превратить тебя в статую?
   - Это долгая история... - попыталась уйти от ответа Татьяна.
   - А я никуда и не тороплюсь, - надавил на нее Лавр.
   - Твои проблемы. Я тебе ничего рассказывать не собираюсь, - отрубила Татьяна, не желая вдаваться в подробности.
   - Да? А ты ничего не забыла? - ехидно поинтересовался эльф. - Шерес притащил тебя сюда из другого измерения. И в чужом мире тебе, как минимум, надо выжить. Можешь, конечно, попробовать это сделать без посторонней помощи... но я сомневаюсь, что тебе это удастся. Посмотри на себя! Ты ослаблена, безоружна, а в том, что на тебе одето, ты даже порог моего дома переступить не сможешь!
   - Что, все так страшно? - вздохнула Татьяна, подошла к зеркалу и замерла, не в силах поверить собственным глазам.
   Что это? Боги и Властители, что это такое?! Мало того, что в результате переноса в иной мир Татьяна осталась без оружия, так еще и ее одежда превратилась в лохмотья. А волосы? Что случилось с ее волосами? Неужели использованный эльфом медальон некорректно произвел ее превращение из статуи в человека? Вполне возможно, поскольку артефакт даже не был настроен на нужную волну. И вот результат - вместо вполне приличной прически на голове Татьяны творилось нечто несусветное. Короткий ежик черных волос в стиле героини боевика типа "Параграф 78" придавал Татьяне излишне суровый и даже жесткий вид.
   - Ну, что? Будем разговаривать? - глумливо поинтересовался эльф, сложив руки на груди.
   - Будем, - мрачно решилась Татьяна. - Но только если ты меня накормишь. В твоем доме пожрать есть что-нибудь? Я когда сытая, добрая становлюсь. И разговорчивая.
   - А совместить эти два процесса никак нельзя? - предложил Лавр.
   - Можно, - согласилась Татьяна. - Но тогда с тебя еще вино хорошее к ужину.
   - Тогда нам лучше пойти в трактир, - предложил эльф. - Я дома две недели не был. Так что ни ужина, ни вина у меня нет.
   - Да ради бога... - легко согласилась Татьяна, - но за ужин платишь ты!
   - Хорошо, - фыркнул Лавр, - Только сначала тебе нужно переодеться.
   - А что, у тебя есть что-нибудь подходящее? - заинтересовалась Татьяна. - Ты хранишь дома женские вещи?
   - Зачем? Я готов предложить тебе свои. Временно. Думаю, что в том самом трактире, куда мы идем, ты быстро заработаешь на приличную одежду магией.
   Сказать, что Татьяна в вещах Лавра смотрелась смешно - это ничего не сказать. Эльф хоть и был довольно изящным, однако ж не настолько, чтобы субтильная девушка могла чувствовать себя уютно в его одежде. Во-первых, при всей худощавой фигуре Лавра плечики у него были не самые мелкие, а во-вторых, он был выше своей гостьи на полторы головы! Словом, когда Татьяна, переодевшись, взглянула на себя в зеркало, она осталась жутко недовольна собственным внешним видом. Просто пацанка какая-то из подворотни! Однако те лохмотья, в которые превратилась ее собственная одежда, одевать было действительно нельзя. Что ж... остается надеяться, что эльф ее не обманул. И что с помощью своей магии она действительно сумеет заработать деньги.
   - Ладно, - вздохнула Татьяна, смирившись с собственным непрезентабельным видом. - Веди... Сусанин-герой.
   Лавр хмыкнул, открыл дверь и пригласил нахальную гостью следовать за собой. В том, что она вызовет в трактире нездоровый ажиотаж, эльф даже не сомневался. Татьяна не была похожа ни на одну из знакомых ему женщин. Чересчур самоуверенна, самодостаточна и абсолютно лишена комплексов! Единственной женщиной, владеющей магией, с которой Лавр был знаком до этого, была жена Ролума, Лилина. Однако вела она себя не в пример скромнее и сдержаннее. Да и магический потенциал у нее был на порядок ниже. Это даже эльф чувствовал! Впрочем... Лилина настолько увлеклась своей семейной жизнью и воспитанием детей, что магией практически не занималась. Так что у Татьяны есть все шансы стать единственной практикующей женщиной -магичкой в данном мире. И это должно быть весьма интересно. Поскольку, если глаза эльфа не обманывают (что вряд ли) Татьяна была не только магом, но и воином. Движения, походка, манера держаться... нет, Лавр определенно не мог ошибиться. Интересно, и насколько же хорошо эта девица владеет мечом? Впрочем, это скоро выяснится. Нет, эльф не собирался лично проверять уровень подготовки Татьяны. Но в трактире наверняка найдется какой-нибудь идиот, который возжелает познакомиться с магичкой ближе. Потому что Татьяна, невзирая на мужскую одежду с чужого плеча и чересчур короткую стрижку, была привлекательной дамой. Весьма. Конечно, далеко не всем мужчинам нравятся поджарые и подтянутые, как лесной хищник, женщины, но Лавр не думал, что станет единственным, кто оценит магичку.
   - Слушай, а чего это народ на меня смотрит так странно? - недоуменно поинтересовалась Татьяна, как только они переступили порог трактира.
   - Твой наряд несколько отличается от приличной одежды женщин данного мира. Мягко говоря, - просветил ее эльф, делая заказ.
   - А раньше ты мне об этом не мог сказать? - раздраженно поинтересовалась Татьяна.
   - А смысл? Ничего другого я тебе все равно предложить не мог.
   - И во что мне переодеться надо согласно местным традициям? - нахмурилась Татьяна.
   - Все женщины носят платья с пышными юбками.
   - Ты хочешь сказать, что платья - самый удобный наряд для путешествий и сражений? Издеваешься?! Ты в пышной юбке ходить хоть раз пробовал?
   - Ты умеешь сражаться? - уточнил Лавр, лишний раз убеждаясь, что его интуиция его не подвела.
   - Я много чего умею, - ушла от ответа Татьяна.
   - В данном мире я не видел ни одной женщины, которая владела бы магией на твоем уровне, умела бы держать в руке меч и без смущения носила бы мужскую одежду. Я все больше и больше хочу услышать твою историю. Надеюсь, теперь ты не будешь отнекиваться? Заметь, я свое обещание выполнил и за ужин заплатил, - сообщил Лавр, не без ехидства наблюдающий, как свалившаяся на его голову бесцеремонная девица расправляется с едой.
   - Блин... с чего же начать-то? - задумалась Татьяна.
   - Попробуй сначала, - язвительно посоветовал Лавр.
   - Легко говорить, - вздохнула Татьяна. - Ладно, попробую. Все началось с того, что я использовала свой магический дар не по назначению и приворожила к себе парня. Не спрашивай меня зачем. Сейчас я сама уже не знаю. Суть в том, что меня собирались за это дело наказать. И я, чтобы избежать наказания, вызвала беса. Ты знаешь, кто такие бесы?
   - Я сталкивался с небельсами, которые в них верят.
   - За небельсами водится такая поганая вещь. Они сначала что-нибудь придумывают, потом в это верят, а затем их придумка обретает собственную жизнь. И силу. Не знаю, когда был придуман бес по имени Асмодей, но к тому моменту, когда я его призвала, он уже имел достаточно сил, чтобы перенести меня в другое измерение и последовать туда следом за мной. Однако тут произошла накладка. Я стала призраком. И неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не всё тот же Асмодей. Обладая незаурядными магическими способностями, он легко захватил власть в том мире, куда мы перенеслись, но тут на государство бельсов напали небельсы.
   - И что? Выслать пару отрядов, и уничтожить их! - угрожающе рыкнул Лавр.
   - Асмодей бы так и сделал, но тут был один нюанс. Местное государство небельсов настолько давно не воевало, что просто разучилось это делать. Пришлось Асмодею призывать воинов из других миров.
   - Целую армию?
   - Нет, бес поступил хитрее, - вздохнула Татьяна. - Выяснив, что во главе небельсов стоит один человек, весьма сильная и неординарная личность, Асмодей просто решил его убить. А уж потом, когда лишившееся главы и идейного вдохновителя войско передерется между собой, нанять армию. Как ты понимаешь, уже в меньших количествах.
   - Неужели для убийства небельса он нанял тебя? - искренне удивился Лавр.
   - Нет. Он нанял отряд. И я была только одной из четверых. Это же старая традиция бельсов - формировать отряды из пар воин-ведьма.
   - У нас нет такой традиции, - поправил Татьяну Лавр. - И женщины магией не владеют. Только мужчины. И вообще, называть магичку ведьмой - это неполиткорректно. За такое дело легко и штраф огрести.
   - Елки зеленые! - вытаращила глаза Татьяна. - Это куда ж меня занесло?
   - Наша страна называется Мортия. Тебе это о чем-нибудь говорит? Нет? Ну тогда и не отвлекайся, продолжай рассказ.
   - В том мире, где нас наняли, обычай формировать отряды из связок воин-ведьма существовал. И моим напарником стал небельс, послушник некоего ордена, избранный за умение владеть мечом.
   - Серьезно?! - поразился эльф. - Неужели бывают небельсы, которые действительно умеют сражаться? Хотел бы я познакомиться с человеком, обладающим таким талантом!
   - Думаю, вряд ли бы ты этому обрадовался, - фыркнула Татьяна и продолжила. - Второй парой в нашем отряде были файерн и лешачиха. Ты что-нибудь знаешь об этих расах?
   - Доводилось встречаться, - пробормотал Лавр.
   - Кстати, файерн и небельс не раз и не два умудрялись сцепиться по дороге. И ни один из них победителем ни разу не стал. Впрочем, это не помешало нашему отряду добраться до цели. Хотя по пути попадались и пустыни, и горы, и пещеры, и даже магические твари.
   - Это сколько же вам заплатили за убийство небельса, что вы отправились в такой опасный путь? - недоуменно поинтересовался Лавр.
   - Плата была воистину огромной. Каждому из нас бес предложил исполнить его самое заветное желание. Впечатлен? Мы все тоже впечатлились по уши.
   - Ты говоришь это таким странным тоном. Неужели бес вас обманул? - удивился Лавр.
   - Хуже, - выдохнула Татьяна и залпом допила вино. - Он действительно выполнил наши желания.
   - Не понял...
   - Ты когда-нибудь слышал фразу, что выполняя наши желания, Бог наказывает нас по-настоящему? У меня была возможность убедиться в справедливости этого высказывания, - тяжко вздохнула Татьяна, морщась от неприятных воспоминаний. - Понимаешь, когда я ввязалась в эту авантюру, я была призрачной. И моим заветным желанием, соответственно, было от этой самой призрачности избавиться. Небельс хотел получить звание рыцаря, лешачиха - отомстить предавшему ее когда-то самцу, а файерн, поскольку являлся полукровкой, желал быть признанным своим родом.
   - Ты хочешь сказать, что файерны не признавала его, потому что в нем текла кровь чужой расы? Бред! Такого не может быть! Я прекрасно знаю традиции файернов.
   - В каждой избушке свои игрушки, - пожала плечами Татьяна. - В вашем мире полукровок признают, а у них не признавали. Дело не в этом. Дело в том, что мы все, добравшись до цели, загадали свои заветные желания. Правда, со своим призрачным состоянием я и сама сумела разобраться, а потому пожелала убедиться в искренности чувств небельса, который признавался мне в любви и предлагал руку и сердце.
   - Я так и не понял в чем дело? - нахмурился Лавр. - Почему тебя не радует то, что ваши желания исполнились?
   - Вот тут-то и начинается самое интересное. Небельс получил свой титул рыцаря и даже стал настоятелем ордена. Файерн, крутивший до этого роман с лешачихой, женился на родовитой представительнице своей расы и, соответственно, получил признание. Но... с чего же начать-то? В общем, исполнилось мое желание. Я узнала, насколько истинны чувства небельса. Он просто сдал меня местным воинствующим монахам, и те бросили меня в тюрьму с намерением сначала подвергнуть пыткам, а потом сжечь.
   - За что сжечь? - не понял Лавр.
   - За то, что я владею магией. В их мире это было преступлением. Ну, а пока меня арестовывали, у остальных тоже дела неважно шли. Файерну надоела жизнь во дворце, где его никто все равно не уважал. Он осознал, что его чувства к лешачихе гораздо серьезнее, чем он это предполагал, и вернулся к своей ведьме. Эта сумасшедшая парочка даже попыталась меня спасти. Вытащили меня прямо из костра. Однако какой-то чересчур бойкий и, к сожалению, очень меткий монах сумел в меня выстрелить. И попасть. Рана оказалась смертельной, но файерн с лешачихой приостановили смерть с помощью артефакта и превратили меня в камень. Так я могла дождаться, пока они найдут артефакт помощнее и спасут меня окончательно.
   - Но они не спасли? - догадался Лавр.
   - Их самих кто-нибудь спас бы... Супруга файерна, разъяренная тем, что он сбежал от нее к какой-то лешачихе без роду, без племени, подослала к нему убийц, - поморщилась от неприятных воспоминаний Татьяна. - И убийцы, поработав на славу, заодно способствовали исполнению желания лешачихи.
   - Я опять не понял твою мысль.
   - Да я сама сначала не поняла ничего. Во-первых, будучи статуей, я не могла принимать в процессе непосредственное участие, а во-вторых, тут был очень злобный подвох. Лешачиха неправильно сформулировала свое желание, типа "пусть предавший меня понесет законное наказание". Ни имен, ни уточняющих обстоятельств. Получилось так, что ее желание сработало на файерна. Вроде как, он предал ее, женившись на другой, вот и понес наказание в виде смерти.
   - Это неправильно! - возмутился Лавр.
   - Вот-вот. А ты представляешь, что чувствовала лешачиха, которой сказали, что ее желание убило ее любимого самца? Она даже предприняла попытку его воскресить.
   - Но это невозможно!
   - Почему? В принципе, возможно. Только тот, кто оживет, уже не будет сам собой. Это будет нечто без души. Без своих мыслей, без памяти. Так что толку все равно никакого, - объяснила Татьяна. - Мне пришлось быть очень убедительной, чтобы остановить лешачиху. Не позволить ей свершить непоправимого.
   - И чем это все закончилось?
   - Мы использовали магию леших, в результате чего сумели вытащить файерна с Той Стороны. Правда, и он, и Лесс, лишились после этого своей сущности, став небельсами. А я осталась статуей. И один из бельсов решил воспользоваться этим в своих интересах. Шерес надел на меня браслет подчинения и сделал наемным убийцей. Честно говоря, я даже не хочу вспоминать, что я пережила по его милости. И мне совершенно не понятно - как я оказалась в этом мире? И в твоей квартире?
   - Шерес, который подчинил тебя себе, был кольдером? - задал уточняющий вопрос Лавр, хотя ему и без этого уже все было ясно.
   - Да. А что? Это имеет какое-нибудь отношение к делу? - насторожилась Татьяна.
   - Уже больше полугода назад в резиденции его величества короля Нортона произошел довольно странный инцидент. Неизвестный кольдер по имени Шерес, прибыв из другого измерения вместе с необычной статуей, угрожая магией, начал требовать признать его Властителем.
   - И что? Где он теперь? - вскинулась Татьяна.
   - Нет нигде! - хмыкнул эльф. - Я снес ему голову сразу же, как только Шерес начал угрожать его величеству Нортону. А благодарный король подарил мне за сей подвиг и квартиру в центре города, и статую, которую притащил с собой безумный кольдер.
   - Значит, ты его убил... жаль. Боги, как же жаль, что ты это сделал! - простонала Татьяна, скрипя зубами. - Я так мечтала отомстить Шересу! Поверь мне, гораздо лучше было бы, если бы этот кольдер остался в живых.
   - И ты туда же! - искренне возмутился Лавр. - Мало мне Террела.
   - А Террел - это кто? - тут же поинтересовалась любопытная Татьяна.
   - Террел это маг. И мой наставник, - вздохнув, объяснил эльф. - И он тоже был недоволен тем, что я убил кольдера.
   - Это говорит о том, что он умен. Очень умен. Наверное, я бы даже хотела с ним познакомиться.
   Лавр кисло сморщился, вспомнив, в каком "замечательном" (по его вине) настроении находился Террел, но деваться было некуда. Не мог же он и дальше скрывать у себя человека, который мало того, что владел магическими способностями, так еще и был женщиной! Последнее, впрочем, эльфу как раз таки нравилось. Более того, глядя в огромные серые глаза черноволосой обладательницы шикарной фигуры и идеальных ног, мысль делить с ней одну квартиру казалась Лавру вполне здравой. И очень заманчивой. Бр-р-р!!! Мало ему недавнего наказания было? Нет уж, факт существования Татьяны нужно довести до сведения Террела как можно скорее. И пусть вампир сам с ней разбирается.
   - Хорошо! - решился, наконец, эльф. - Мы можем отправиться к Террелу сразу же после ужина.
   - В этих шмотках? - выразительно скосилась на свою одежду Татьяна. - Уволь! Ты обещал, что я смогу здесь заработать. Но прежде... может, поделишься со мной информацией?
   - В смысле? - искренне не понял Лавр.
   - Расскажешь мне о своем мире как можно подробнее. Чтобы я не нарушила никаких законов. И заодно хотелось бы выяснить, смогу ли я здесь найти какую-нибудь работу, какие в ходу деньги и сколько стоит мой талант мага.
   Эльф пожал плечами, но решил, что стоит рассказать Татьяне все, что ее интересует. Хуже от этого точно не будет. Если магичка пройдет проверку Террела, эти знания ей пригодятся. А если вампир сочтет ее слишком опасным существом... что ж. Значит, ей не повезло. В любом случае, Татьяне не помешает узнать чуть больше о мире, в котором она очутилась. Может быть даже, эти знания, помогут ей выжить. И магичка прекрасно это понимала, поскольку слушала Лавра очень внимательно, забрасывала его вопросами и выдавала порой совершенно сногсшибательные комментарии. Мышление Татьяны было настолько иррациональным, что просто не поддавалось никакому описанию. И уж тем более пониманию. За все долгое время неспешной беседы эльф сделал по поводу магички весьма неутешительный вывод. Эта циничная, хладнокровная и хищная особа отнюдь не врала, когда говорила, что Шерес сделал ее наемным убийцей. И вполне вероятно, что знакомить Татьяну придется не только с Террелом, но и с Ролумом, который с удовольствием примет в клан Охотников столь опытного бойца. Тем более, что к небельсам оборотень относится более чем лояльно. Интересно, какое впечатление на оборотня произведет Татьяна?
   Магичке самой было интересно, какое она произведет впечатление на своих потенциальных работодателей. Обдумывая выуженную из Лавра информацию, она тоже делала определенные выводы. То, что в данном мире не было женщин-магов, было несомненным плюсом. А вот то, что дам не было и среди клана Охотников, в который вознамерилась вступить Татьяна, представляло определенную проблему. Разумеется, магичка докажет, что владеет мечом не хуже, чем любой из наемников. Но почему она все время что-то кому-то должна доказывать? Тьфу! Это ж сколько времени пройдет, пока хотя бы часть воинов начнет воспринимать ее, как равную. А некоторые так и не смогут смириться с мыслью, что женщина владеет мечом. Им же обязательно надо утвердить собственную мужественность и крутость! Причем любым способом! Вон, уже нарисовался один из таких любителей. Как пить дать сейчас привяжется и начнет нести всякую ересь. Вот, и эльф его заметил. Напрягся и приготовился нанести удар. Ну надо же... давненько о Татьяне никто не заботился. И не защищал ее. У магички даже возникло желание позволить Лавру проявить рыцарские качества, но... она тут же вспомнила, что в данном мире ей надо найти работу. А значит, следовало произвести впечатление. В первую очередь, на того же самого Лавра, который потом сможет в нужном ключе охарактеризовать ее бойцовские качества. Да и магические тоже. Конечно, обычно Татьяна скрывала свой дар. Но сегодня явно был не тот случай. Она должна было показать все, на что способна. И тогда, может быть, ей удастся занять в данном мире не худшее место.
   Возжелавший привязаться к Татьяне тип тем временем подошел ближе. Лавр нахмурился, потянулся за мечом, но магичка остановила его взглядом. Она и сама в состоянии разобраться с этим придурком. Что? Она не вооружена? Зато противник по уши увешан колюще-режущими предметами. И Татьяна с удовольствием заберет их как военный трофей. Тогда не придется тратить деньги на покупку оружия. Хм... кажется, Лавр настроен весьма скептически? Его проблемы! Главное, чтобы эльф не вмешался не вовремя. Правда, Лавр, в знак того, что он тут вообще посторонний, демонстративно сложил руки на груди, но кого это может обмануть? Зная, что скорость реакции бельсов намного превышает человеческую, Татьяна прекрасно понимала, что эльф может вытащить свой меч в любую минуту. Однако магичка намеревалась справиться сама. И получилось у нее это очень даже неплохо. Никто из сидящих в трактире даже не понял толком, что произошло. Рослый воин, явно принявший на грудь больше положенного, начал приставать к хрупкой женщине, облаченной в мешковатую мужскую одежду. Однако та совершенно не реагировала ни на его оскорбления, ни на угрозы. Еще бы! С эльфом сидит, известным бойцом и дуэлянтом! Однако девушка вовсе не стала ждать, когда ее кавалер за нее заступится. Тем более что эльф, казалось, вовсе и не собирается вмешиваться в происходящее. Ободренный равнодушием эльфа и явной беззащитностью потенциальной жертвы, разошедшийся воин вытащил меч и... тут произошло нечто совершенно невероятное. Хрупкая девушка, еще секунду назад сидевшая совершенно спокойно, подскочила и каким-то невероятным финтом поднырнула под руку воина. Ложный захват, удар, и меч перекочевал в руку девушки.
   - Я могу его убить? - хладнокровно поинтересовалась Татьяна у эльфа, не желая в первый же день своего пребывания в данном мире нарушать закон или попадать на бабки.
   - Вполне. Он напал на тебя первым.
   Татьяна кивнула и снесла неудачливому противнику голову, эффектно засветив заклинанием прямо в лоб. Стоит ли говорить, что после подобного происшествия отношение к магичке сразу же изменилось? И что она без труда заработала денег, подзарядив своей энергией пару артефактов? Тем более, что посредником в этих сделках выступал эльф, прекрасно разбиравшийся и в местных ценах, и в денежных знаках. Разошедшаяся Татьяна готова была торговать своей магией хоть всю ночь, но Лавр посчитал, что это уже слишком. Подобный потенциал лучше было не светить. Он вздохнул, встал из-за стола и подал Татьяне руку. Встречу с Террелом в таких обстоятельствах лучше было не откладывать.
  
  
   4.
   Бог всегда помогает тем, кто хорошо вооружен.
   Кто-то.
  
   "Ну почему, почему мне так не везет? - размышляла Татьяна, наматывая десятый круг по тренировочной беговой дорожке. - Все люди, как люди, живут себе спокойно, а я вечно умудряюсь найти на свою голову приключений. И куда, спрашивается, смотрит мой ангел-хранитель? Чем он вообще занимается? Я надеялась на его помощь, а он в очередной раз показал мне фигу. И если бы только ее".
   Надо сказать, причины ворчать у Татьяны были. И еще какие. Взявший ее в клан Охотников Ролум гонял магичку до потери сознания. Да еще и супругу свою подключал, чтобы Татьяна совершенствовала все имеющиеся у нее навыки сразу. Разумеется, это было довольно тяжело. Даже для тренированной, опытной Татьяны. Она уже сотню раз прокляла себя, что продемонстрировала все свои таланты. Но с другой стороны, надо же было магичке на что-то жить! А это значило, что она должна была доказать собственную нужность, "продать" себя как можно дороже. И кто виноват, что кроме магии и меча продать Татьяне было совершенно нечего? Ведь за долгое время рабства у Шереса она не приобрела ничего, кроме опыта наемного убийцы. И этот самый опыт Ролум пытался направить на благо общества. Казалось, оборотень ставит эксперимент, испытывая Татьяну на выносливость и мощность магического потенциала. Собственно, на Ролума вполне можно было плюнуть и стать наемником-одиночкой, благо опыта Татьяне не занимать. Но зачем нужны лишние проблемы? В данном мире женщине и так довольно сложно пробиться в жизни. Так пусть уж лучше за ее плечами стоит мощный клан. Тогда и с работой проблем не возникнет, и с оплатой не кинут, и защитят если что. Удобно! Ну, а разные издержки, типа изнуряющих тренировок... так это ж не навсегда! Поизгаляется Ролум над Татьяной еще немного, и выпустит ее на задание. Ох, и оторвется же она за все свои бездарно прожитые в рабстве у Шереса годы! Злобный кольдер не давал ей ни толком отдохнуть, ни развлечься, ни (тем более) вести нормальную личную жизнь. Да какая вообще личная жизнь может быть у заклятой на верность рабыни? Не успеешь познакомиться с приятным молодым человеком, а уже пора пускаться в очередную сумасшедшую авантюру. Ну... будем надеяться, что в данном мире Татьяне повезет больше.
  
   Ролум смотрел, как Татьяна упорно тренируется, и недовольно хмурился. Взять в клан Охотников это непредсказуемое, опасное создание, было не самой лучшей идеей. Но с другой стороны... что с ней еще было делать? Уничтожать столь ценный человеческий материал - это просто верх глупости. Татьяна была великолепным воином и очень сильным магом. Ролум сам, лично бился с ней на мечах. И оценил боевые способности своей противницы на высший бал. А проверившая потенциал Татьяны Лилина только головой покачала. Такого она не видела никогда и нигде! Надо ли говорить, что Ролум вполне доверял компетентному мнению собственной супруги? Тем более, что оно было подкреплено не менее компетентными выводами Террела и магического Совета. Собственно, и сам Ролум, живущий в данном измерении уже не первый десяток лет, подобного не видел ни разу. Он чисто интуитивно, на уровне собственных инстинктов оборотня ощущал, что от Татьяны исходит опасность, и не мог себя заставить ни доверять магичке, ни относиться к ней с приязнью. Она держалась особняком и отклоняла все попытки ее разговорить.
   Исключение Татьяна сделала только для эльфа, но та история, которую она рассказала Лавру, изобиловала натяжками и явными дырами. Достоверно Ролуму удалось выяснить только одно - Татьяна долгое время находилась в магическом рабстве у какого-то безумного кольдера. Но долгое - это сколько? Выглядела магичка как вполне обычная 20-летняя человеческая девушка. Вот только вела себя... совершенно несоответственно возрасту. И если приобретенные ею излишние жестокость и цинизм были еще как-то объяснимы (рабство еще ни на кого положительно не влияло), то умение Татьяны владеть мечом не объяснялось никак. За бойцовскими качествами магички угадывался многолетний опыт, отточенный в сражениях. Опыт, который никак нельзя приобрести к 20-ти годам. Такой профессиональный воин, как Ролум, не мог этого не понять. Да и потом... для своего юного возраста Татьяны была слишком прагматичной, мудрой и уравновешенной. А ее холодный, циничный и абсолютно бесстрастный взгляд действовал отрезвляюще даже на самых отчаянных наемников. Помнится, среди многочисленный религий небельсов, имеется одна, проповедующая, что люди после смерти попадают в рай или в ад. Смотря по поведению. Глядя на Татьяну, возникало такое ощущение, что она прошла через этот самый ад еще при жизни. Ее ледяные серые глаза не умели радоваться или бояться. Иногда у Ролума даже было такое ощущение, что они мертвы. Что у Татьяны нет ни сердца, ни души, ни нервов, ни вообще хоть чего-нибудь человеческого. Магичка была беспощадна как сталь и холодна как мороз. Она была воистину дыханием смерти. И если бы Ролум мог чего-нибудь бояться в этой жизни, он определенно испугался бы. Во всяком случае, оборотень не раз и не два просил Террела проверить, не является ли Татьяна зомби. Некоторые признаки, во всяком случае, были на лицо. Разве может обычная девушка так бесстрастно убивать? Быть настолько хладнокровной и сосредоточенной? Хотя... как раз обычной-то Татьяна и не выглядела.
   Когда-то, много лет назад, Ролум обучался в школе, где готовили магов, воинов и правителей. В том числе и из женщин. Но это было в другом мире и в другое время. И с тех пор прошло слишком много лет. Ролум отвык от мысли, что женщина вполне может быть и воином, и магом. Его супруга Лилина, владевшая магией, больше уделяла времени семье, чем развитию собственного таланта. Поэтому, когда оборотень впервые увидел Татьяну, у него просто глаза на лоб полезли. Когда Ролум последний раз видел женщину в мужской одежде? Он уже и не помнил. А где видано, чтобы девушка носила столь вызывающую стрижку? Короткий ежик черных волос мог ввести в ступор кого угодно. Да так не стригут даже каторжников! Ну и потом. Татьяна на удивление спокойно относилась к тем испытаниям, которые предлагали ей Ролум с Террелом. И старалась выполнить все поставленные перед ней задачи наилучшим образом. Похоже, магичка твердо решила обосноваться в данном мире, и теперь стремится достичь цели как можно быстрее. И как бы Ролум с Террелом не оттягивали этот момент, вскоре она все-таки получит свое первое задание. Вот только не мешало бы ее потренировать в бою против рапторов.
   - Кого? - поразилась Татьяна, услышав предложение Ролума. - У вас тут что, еще и динозавры водятся?!
   - Не знаю, кто такие динозавры, а с рапторами по дороге ты еще столкнешься. Поскольку, как я понимаю, опыта сражения с подобными тварями у тебя нет, я пойду на охоту с тобой.
   Да... эту бойню Ролум не забудет до конца своих дней. В реальном бою Татьяна оказалась еще сокрушительнее, чем в учебных. Получив неограниченную и неконтролируемую свободу действий, магичка развернулась вовсю. Бесстрастная, хладнокровная, жестокая... Татьяна даже не дала оборотню поучаствовать в охоте. Справилась без него. А Ролум... Ролум первый раз в своей жизни увидел, как остатки стаи рапторов убегают от своей противницы. Как рапторы вообще от кого-то убегают.
  
   Татьяне охота на рапторов тоже запомнилась. Еще бы! Да кто бы мог подумать, что когда-нибудь она увидит настоящего динозавра? Тем более, целую стаю? Правда, в данном мире (почему-то) существовал только один вид древних животных, но, на взгляд Татьяны, и этого было более, чем достаточно. Поскольку расплодился этот самый вид просто до безобразия. И пока ни люди, ни бельсы, справиться с данной проблемой не могли. Хотя и пытались. Не зря же Ролум решил научить Татьяну сражаться с этими тварями. И довольно подробно рассказал и об их способностях, и об их уязвимых местах. Магичка кивнула головой и двинулась вперед. Посмотрим, сможет ли она убить хоть одного раптора. Хищники были... внушительными *.
  
   * Вообще-то, прототипом описанных мною зверюг являются велоцирапторы. По своему строению, подвижности и охотничьим инстинктам они как раз подходят на эту роль. Если бы не одно но. Велоцирапторы - не слишком большие твари. Всего-то 1.80 в длину и 60 см. в высоту. Поэтому я их (волей собственной фантазии) увеличила. И обозвала просто рапторами.
  
   В высоту примерно полтора метра, они были очень быстрыми, юркими и сообразительными. Массивное тело с длинным хвостом, располагающееся параллельно земле, мощные задние лапы, на которых раптор, собственно, и передвигался, цепкие передние конечности, украшенные когтями, вытянутая голова, как у ящерицы и комплект острых зубов в широкой пасти. Словом, просто милашки. Расцветка у динозавров тоже была своеобразной. Казалось, их сваяли из какой-то желтоватой пластмассы, а затем покрасили дешевой бурой краской, которая со временем облупилась. Забавно. Один из рапторов поднял голову и недовольно рыкнул. Неужели учуял? Странно. Татьяна же повесила на себя магический щит. Или раптор учуял Ролума? В любом случае, пора было действовать.
   Вот уж чего Татьяна никогда бы не могла подумать, так это то, что устроенное ей сражение произведет на оборотня настолько сильное впечатление. Он едва ли не шарахался от магички. Тьфу! И стоило усердствовать. Воистину говорят, хочешь как лучше, а получается... впрочем, Ролум никогда не испытывал к Татьяне особо теплых чувств. Оборотень был всегда насторожен и относился к ней с явным недоверием. Его можно было понять! Магичка и сама никому не доверяла. И уж меньше всего оборотню, измывавшемуся над ней целыми днями. Да, конечно, как преподаватель Ролум был выше всяких похвал. Да и как воин мог дать фору любому. Представительный, светловолосый и сероглазый мужчина средних лет, не был похож на обычного человека, даже когда находился в человеческой ипостаси. Нечисть в Ролуме можно было учуять за версту. У него была великолепная мускулатура, мощное тело, но, несмотря на его грузность, шагал он легко и уверенно. Все движения оборотня отличались кошачьей мягкостью и упругостью. Ролум, имевший ипостась тигра, был похож на этого хищника и в человеческом воплощении. И к доверию не располагал абсолютно. Ну и потом... да не хотела Татьяна никому рассказывать о своем прошлом! Попала она в другое измерение, ну и славно! Чем не повод начать жизнь с чистого листа? Ну, или почти с чистого? Ведь магичка, при всем своем желании, не смогла бы избавиться от своих навыков наемника. Да и не захотела бы. А чем же ей еще на жизнь зарабатывать? Крестиком вышивать? Да и прическу свою, которая вводила окружающих в ступор, Татьяна, как ни старалась, изменить не могла. Видимо, артефакт, превративший ее из статуи в живого человека, сделал это как-то неправильно, поскольку волосы Татьяны расти отказывались, несмотря ни на заклятья, ни на артефакты, ни на постоянный уход за ними.
   Впрочем, прошлым Татьяны интересовался не только и не столько Ролум. Главным достававшим ее по этому поводу субъектом был маг Террел. Подумать только, когда-то Татьяна сама пожелала с ним познакомиться! Теперь-то было ясно, что подобное желание было ошибкой. Поскольку маг прилип к ней крепче, чем банный лист к известному месту. Неуемный вампир высосал из Татьяны все соки если уж не в прямом, так в переносном смысле точно. Магичка избегала его всеми возможными способами, но удавалось ей это исключительно редко. Да и разве можно скрыться от вампира? Хотя, конечно, на героя Брема Стокера Террел был похож мало. Никаких смокингов, плащей с алым подбоем, превращений в летучую мышь и страхов перед чем бы то ни было. Ни чеснок, ни осиновый кол, ни серебро не производили на Террела ровно никакого впечатления. (Татьяна испробовала всё, подкладывая потихоньку вышеозначенные вещи в свою одежду). Небольшие клыки, красноватые глаза, бледная кожа... вот так встретишь на улице, и ни за что не догадаешься, что перед тобой вампир. Просто не выспавшийся, весьма солидный мужчина. У Террела даже кончики ушей не были заострены! Тоже мне, ужас летящий на крыльях ночи. И кто из них двоих более необычен, спрашивается? Террел искренне считал, что Татьяна. Магичка даже подозревала, что именно вампир, который никак не может расстаться с подобным объектом изучения, виноват в том, что ей до сих пор не дают никакого задания. А потому, когда Татьяне, наконец, сообщили, что ее ожидает первое самостоятельное путешествие, она своим ушам не поверила. Наконец-то!
   Нда. Пожалуй, радоваться все-таки было рановато. Ибо задание Татьяна получила - просто курам на смех. Выловить какого-то безумного небельса, который охотится на оборотней. Больше всего возмущался по поводу отморозка, разумеется, Ролум. Он вообще настаивал на том, чтобы послать целую карательную бригаду и показательно растерзать гнусного типа, осмелившегося напасть на его собратьев по расе. Однако, на взгляд Татьяне, ей там и одной-то делать было нечего. Как она успела выяснить, люди в данном мире не представляли пока еще серьезной опасности. И уж однозначно не могли конкурировать с нечистью. Так что выловить всего одного придурка... да запросто! Любой наемник клана Охотников справится. Впрочем... выбирать не приходилось. Хорошо Татьяне вообще-то дали хоть какое-то задание. Теперь надо было проявить себя во время его выполнения как можно лучше.
   - Как мне действовать по отношению к небельсу, который охотится на оборотней? Его тело необходимо доставить Совету целиком? - деловито уточнила Татьяна. - Или достаточно головы для отчетности?
   - Головы вполне достаточно. Но если будет возможность... попытайся доставить небельса живым, - решил Террел. - Я бы хотел с ним побеседовать.
   - Я бы тоже хотел сказать ему... пару ласковых, - зло прошипел Ролум, до хруста сжав кулаки.
   - Когда я могу отправляться? - поинтересовалась Татьяна.
   - Завтра с утра. Нужно дождаться Форса. Он пойдет с тобой, - оповестил магичку Террел.
   - Вы что, собираетесь послать двух Охотников против одного человека? - поразилась Татьяна.
   - Нет, с небельсом ты справишься сама. Но на дороге в Румил появилась какая-то безумная тварь, - пояснил Ролум. - Она уничтожает целые караваны! Поскольку этого неизвестного монстра нужно не только убить, но и в ближайшие сроки доставить Террелу, тебе понадобится напарник. Форс как раз подойдет для такой работы. На своих плечищах он сможет утащить даже небольшого раптора. Есть еще вопросы?
   - А кто такой Форс? - решила полюбопытствовать Татьяна.
   - Гоблин из клана Охотников. Завтра сама увидишь.
   Да уж... увидела. И это что, гоблин? Да быть такого не может! Татьяна вспомнила свое знакомство с достопочтенным Мшухх-мх-хом и его сородичами и невольно хмыкнула. Если Форс и был гоблином, то явно из другой оперы. Нет, бельс он, конечно, был здоровый, спору нет, но ни приплюснутой физиономии, на мелких глазок, ни повышенной волосатости не наблюдалось. Татьяна осмотрела своего неожиданного напарника с ног до головы. Смуглая кожа цвета темного янтаря, узкие, длинные, (высотой примерно с ладонь) заостренные кверху уши, украшенные кисточками, (как у рыси) и густая шевелюра коротко стриженных спутанных волос неопределенного ржавого цвета. Губы у Форса, пожалуй, были узковаты, но в твердых и резких линиях подбородка, носа и скул чувствовалась свирепая неукротимость. Если бы не клыки, да не горбинка, ломавшая прямую линию породистого, аристократического носа, лицо Форса даже можно было бы назвать красивым. Ну... если этот гоблин не является сторонником теории, что все бабы дуры, и не станет проповедовать ее в дороге, с ним вполне можно будет сработаться. Все остальное Татьяна постарается пережить. Впрочем... Форс присматривался к магичке с не меньшим интересом. Тощая девица с короткой стрижкой была вообще ни на что не похожа. Ни на воина, ни на мага, ни (тем более) на порядочную девушку. Однако глава клана Охотников не тот оборотень, который даст гоблину в напарники полное ничтожество. Ролум, правда, попросил присмотреть за Татьяной, но его "присмотри" скорее несло в себе смысл не "защити, если что", а "будь внимателен". И это Форса несколько настораживало. Похоже, напарница ему досталась та еще.
   Шанс убедиться в собственной правоте гоблину подвернулся довольно скоро. Едва только он бросил взгляд на поджидавшую его за воротами города Татьяну. Она что, серьезно в таком виде в дорогу собралась?! Нет, одежда на магичке была вполне походная. И удобная. Если бы не одно но. Заурядный дорожный костюм так выгодно подчеркивал все достоинства Татьяниной фигуры, что перепутать ее с мужчиной было в принципе невозможно. А это было чревато неприятностями. Да мало ли придурков захотят привязаться к такой роскошной женщине! А Татьяна выглядела воистину роскошно, хотя и не во вкусе Форса, которому нравились дамы в теле. Гоблин сплюнул и выругался. Ну, и что ему теперь делать? Отправить магичку переодеваться? Или всю дорогу отмахиваться от толпы бельсов (и небельсов), которые наверняка Татьяну возжелают? Первое было однозначно нереально. Стоило только посмотреть на наглую физиономию этой ведьмы, чтобы понять, что она все и всегда делает по-своему. И не надо, не надо Форсу говорить, что называть женщину ведьмой неполиткорректно! А как ее еще называть? Ведьма она ведьма и есть. И по способностям, и по характеру и по умению встревать во всяческие неприятности. Последнее Форс просто нюхом чуял. И все бы ничего, но в данный момент гоблин находился рядом с Татьяной, им предстояло важное задание, а это значило, что неприятности, которые найдет на свою голову ведьма, свалятся и на Форса тоже. И его это не радовало. У него и своих проблем было выше крыши. И единственное, что гоблин может сделать в подобной ситуации - постараться обращать на Татьяну как можно меньше внимания.
   Да не собиралась Татьяна привлекать ничьих взглядов! Честно не собиралась! Однако гном-портной, которому она заказала дорожный наряд, постарался на славу. Ну он же не виноват, что (как и любая другая творческая натура) стремиться сделать свою работу как можно лучше! Потому и дорожный костюм подогнал прямо по фигуре Татьяны. И как подогнал-то! Во-первых, в этой одежде было довольно тепло (что в пору ранней осени было немаловажно), во-вторых, удобно, а в-третьих, сидела эта самая одежда так, что Татьяна просто не нашла в себе сил от нее отказаться! Да и ни одна другая женщина в здравом уме не нашла бы. Обтягивающие штаны, утепленные сапоги на толстой подошве, экстравагантная рубаха и подбитая мехом куртка с капюшоном. Татьяна покрутилась перед зеркалом, и ... заказала гному еще и зимний комплект одежды. Тот явно оживился и потер руки. А магичка, вздохнув, начала прикидывать, какие из-за приобретенного костюма ее ждут проблемы. То, что их будет немало, Татьяна прекрасно понимала. Но не ожидала, что первой из них окажется Форс. Гоблин окинул ее таким взглядом, что Татьяне осталось только вздохнуть и смириться. Ну что же поделаешь, если в данном мире мужики не привыкли к свободным женщинам?
   Надо сказать, что костюм Татьяны (к счастью) жирной точки в их отношениях с гоблином не поставил. Напротив, чем дальше они шли, тем быстрее привыкал Форс к своей необычной напарнице. Тем более что Татьяна приложила к этому все усилия. У нее была выверенная годами манера общения и поведения. А потому, спустя всего лишь пару дней, Форс воспринимал магичку точно так же, как и любого другого из своих напарников. Не отвлекаясь ни на костюм, ни на принадлежность к женскому полу. Нельзя сказать, чтобы гоблин начал Татьяне доверять, отнюдь. Однако и подозрительно смотреть на магичку он перестал тоже. И это было как нельзя кстати, поскольку в данный момент Татьяне было не до выяснения отношений с напарником. Она должна была доказать, что готова получать самостоятельные задания. Как ни говори, а неизвестный монстр, нападающий на караваны, был куда лучшей проверкой ее способностей, нежели поимка небельса, охотящегося на оборотней. Ведь Татьяна до сих пор оставалась неизвестной величиной и для Ролума, и для Террела. И, скорее всего, они еще долго будут относиться к ней с опаской. Может быть даже, всегда. Особенно когда поймут, что магичка не стареет.
   Последнее Татьяну абсолютно не радовало. Она готова была поставить последнюю золотую монету на то, что Террел тут же попытается изучить данный феномен. И чем это закончится - предугадать было невозможно. У Татьяны даже мелькнула идея воспользоваться случаем и сбежать... но куда бежать-то? К небельсам, которые ненавидят нечисть и магию? Глупо. К другим бельсам? А толку? Нет, Татьяна пойдет иным путем. Она так докажет собственную нужность клану Охотников, что ей просто вынуждены будут простить небольшие слабости типа вечной молодости и потенциального бессмертия. Во всяком случае, магичка на это надеялась. И готова была сделать всё, чтобы воплотить собственные намерения в жизнь. Вот только жаль, что бельсы чувствуют опасность гораздо лучше людей. Как Татьяна ни принюхивалась, как ни прощупывала местность магией, а первым искомого монстра учуял Форс. Магичка остановилась по знаку гоблина и послала поисковый импульс. Он вернулся ни с чем. Татьяна недоуменно сдвинула брови. Но ведь Форс явно что-то чуял! Работавшая с рядом бельсами не первое десятилетие, Татьяна привыкла доверять их интуиции. И их нюху. В чем же дело? Может быть, она просто послала импульс не туда? Может быть, опасность находится не на земле, а под ней? Татьяна сосредоточилась, пустила магический импульс вглубь и вздрогнула от отдачи.
   - Если не хочешь умереть, следуй моему примеру! - скомандовала она гоблину, взбираясь на дерево. Тот нахмурился, но спорить не стал.
   Впрочем, если у Форса и были какие-то сомнения относительно компетенции Татьяны как магички, то они развеялись буквально через несколько секунд. Скользкая тварь грязно-розового цвета, похожая на большого дождевого червяка с огромной зубастой пастью, вынырнула из-под земли в непосредственной близости от ног гоблина. Форс моментально взобрался еще выше. Однако тварь не отступала. Почуяв добычу, червяк начал раскачиваться и, сжимаясь и разжимаясь, как гофрированный шланг, расти в высоту, опираясь на скрытую в земле нижнюю часть своего тела. Поскольку раньше ни Татьяна, ни Форс с подобной тварью не сталкивались, они оба не знали ни чего ожидать от напавшего на них монстра, ни как его убить.
   - Может, пополам разрубить? - предложил гоблин.
   - Рискованно. Если ты разрубишь пополам обычного червяка, то обе его половинки смогут существовать абсолютно самостоятельно друг от друга. Может, и с этой тварью будет тоже самое? И получим мы на свою голову двух монстров вместо одного, - буркнула Татьяна. - А еще может получиться другая, не менее неприятная вещь. У некоторых подобных тварей, вместо одной отрубленной головы вырастают две.
   - И как же их тогда побеждают?
   - Один рубит головы, а другой прижигает получающиеся раны, - вспомнила Татьяна мифы Древней Греции.
   - Попробуем? - предложил Форс. - Хотя, нет. Сначала нужно проверить, насколько крепкая у него оболочка. - И гоблин с размаху метнул один из своих ножей в монстра. Нож врезался в грязно-розовую шкуру, звякнул и упал. Кажется, червяк вообще ничего не почувствовал.
   - Кажется, у нас проблемы, - подвела итог Татьяна. - Давай сделаем так. Я попытаюсь наложить заклятье, которое смягчит панцирь этой твари, а ты должен будешь нанести удар. Но учти, у тебя будет только одна попытка. И слишком долго я подобное заклятье держать не смогу.
   - Сколько у меня будет времени? - по-деловому уточнил гоблин, вынимая из ножен свой двуручник.
   - Минута, максимум две. Не больше.
   - Скажи, когда можно будет бить.
   Татьяна посмотрела на Форса с уважением. Конечно, она знала, что все представители клана Охотников были сумасшедшими авантюристами и явно не дорожили собственной жизнью. В конце концов, на то они и наемники! Однако невозмутимость гоблина Татьяну определенно впечатлила. То, что магичка предложила Форсу, было опасным. Смертельно опасным. А гоблин даже не повел бровью. Татьяна одобрительно хмыкнула. Она уважала смелых. И безбашенных. А потому, помимо заклинания расщепления защитного панциря, повесила на червяка обездвиживающее заклятье. Разумеется, это заняло у нее больше времени и потребовало гораздо больше усилий, но магичке не хотелось потерять перспективного напарника. Дождавшись, когда червь будет как следует скован, а его чешуя размягчена до состояния кожи на брюхе лягушки, Татьяна дала знак. И Форс ее не подвел. Молниеносно слетев с дерева, он нанес всего два удара, и огромная голова слетела с толстой шеи.
   - На дерево! - скомандовала магичка, с трудом удерживая щит. И только убедившись, что Форс в безопасности, сняла заклятье.
   Обезглавленный червяк тут же начал биться о землю, ломая кусты и ветки. Несколько раз его тело ударялось о стволы деревьев, на которых сидели гоблин с Татьяной, но выбранные ими деревья были довольно крепкими, и легко выдерживали удары. Что было весьма кстати, поскольку агония монстра длилась долго. Настолько, что Татьяна с Форсом даже слегка расслабились. Никаких голов у червяка так и не выросло, движения становились все пассивнее и пассивнее, а судороги постепенно стихали. Неужели с монстром действительно покончено? Как-то слишком уж быстро. Впрочем, ни магичка, ни гоблин не собирались покидать насиженного и места до тех пор, пока не убедятся в том, что им действительно ничего не угрожает.
   - Ты знаешь, Форс, я сильно сомневаюсь, что ты сможешь донести эту тварь на себе до Террела, - хмыкнула Татьяна, когда червяк, наконец, затих. - Мне кажется, данный монстр даже для тебя чересчур крупный. И слишком тяжелый. Похоже, тебе придется обойтись одной головой. Что ты так странно принюхиваешься?
   - Не нравится мне это, - пробормотал гоблин. - Что-то здесь не так.
   - В смысле? - не поняла Татьяна.
   - Я по-прежнему ощущаю опасность, - пояснил Форс. - Так что либо эта тварь умерла не до конца, либо она здесь не одна. Подумай сама, на этой дороге пропадали целые караваны. Всего один монстр, пусть даже и огромный, не мог быть этому причиной. Какая-то часть бельсов и небельсов все равно спаслась бы.
   - Ну так она и спаслась. Иначе откуда же Террел узнал про монстра? - резонно возразила Татьяна.
   - Не знаю, но, насколько я слышал, последний караван пропал на этой дороге целиком. А его вел не кто-нибудь, а сам Волсон, представитель расы файернов.
   - Тогда я впечатлена по уши, - нахмурилась Татьяна, зная, какие прекрасные проводники и воины файерны, и как остро они чувствуют опасность. - Думаешь, здесь ловушка?
   - Больше чем уверен, - мрачно сказал Форс. - Понять бы еще, в чем она заключается. Ты не можешь наколдовать какую-нибудь приманку?
   - Могу. Но монстр наверняка почует, что это не живая материя, - вздохнула Татьяна.
   - Ну попробуй, по крайней мере, хуже-то уже все равно не будет, - предложил гоблин.
   Татьяна пожала плечами и создала оленя. Крупного самца, важно вышагивающего по лесу. Она приложила все усилия, чтобы иллюзия выглядела как можно более реальной, но скептический взгляд Форса говорил ей, что попытка не слишком удалась.
   - Теперь я понимаю, что ты хотела сказать, - вздохнул гоблин. - Олень действительно получился на славу. И небельс наверняка смог бы его спутать с реальным. Но тот, чье чутье развито лучше... вряд ли.
   Однако монстр, похоже, мнения гоблина не разделял. Не успел олень ступить на поляну, как из-под земли вынырнул еще один червяк и накинулся на добычу. Татьяна тут же накинула на монстра связывающее заклятье и пригвоздила его к земле.
   - Сможешь снова размягчить ему чешую? - практично поинтересовался Форс, вновь доставая свой двуручный меч.
   - Да, но у тебя будет совсем мало времени. У меня почти не осталось сил. Эта тварь намного сильнее предыдущей. И будь осторожен. Вдруг тут целая колония червяков?
   - Это вряд ли, - рассудительно решил гоблин. - Поскольку если для одной твари большой караван - это слишком много, то для трех - слишком мало. Они давно перегрызлись бы из-за добычи. Тракт на Румил не слишком оживленный.
   - Давай! - скомандовала Татьяна Форсу, размягчив чешую монстра.
   Гоблин не подвел магичку и в этот раз. Оттолкнувшись от ствола, Форс буквально перелетел на соседнее дерево, сделав всего один взмах мечом. Смертельный. Голова монстра оторвалась и повисла на тонкой полоске кожи. Гоблин вернулся на свое место, в полете закончив начатое.
   - Классно! - восхитилась Татьяна, следя за перелетом. - Меня так научишь?
   - Посмотрим, - отмахнулся Форс. - Ты сумеешь с помощью магии вытащить хотя бы одного из этих монстров на поверхность? Смотри, они заметно сдулись. Может быть, я донесу до Террела не только голову, но и часть туловища, - предложил гоблин, не торопясь спускаться с дерева. Похоже, ему вовсе не хотелось проверять на себе собственную же теорию о том, что червяков всего двое.
   - Если я сейчас займусь тем, что начну вытаскивать из земли монстров, мой магический резерв истощится окончательно. Не думаю, что это разумно. Лично меня совершенно не радует перспектива остаться без магической защиты на ближайшие пару часов, - возразила Татьяна. - Так что предлагаю тебе подождать, пока я смогу восстановить резерв. Мы сидим на этих деревьях уже час. Может, ты еще часок потерпишь?
   - Куда же от тебя деваться? Потерплю, - решил Форс.
   Разумеется, до того, как гоблин познакомился с Татьяной, он и без всякой магической защиты спокойно обходился, но сейчас рисковать не хотел. К хорошему быстро привыкаешь, а путешествовать с магом оказалось очень удобно. И выгодно. Татьяна, может быть, и была довольно опасным существом (не менее опасным, чем парочка монстров, которых они уничтожили), но она, по крайней мере, не зазнавалась. И не кичилась своими магическими талантами. Хотя гордиться, прямо скажем, было чем. Ни один маг Совета не смог бы сделать того, что сделала Татьяна. И Форс прекрасно это понимал. Нет, не хотел бы он иметь эту магичку своим врагом. И даже своим неприятелем. Поскольку для жизни это было, как минимум, смертельно опасно.
   Магический потенциал Татьяны восстанавливался медленно. Никакого источника для подзарядки рядом не было, а потому приходилось черпать энергию буквально из воздуха. Артефакты Татьяна тратить пока не хотела. Впереди у нее был долгий и, возможно, довольно опасный путь. Наконец, почувствовав, что силы к ней вернулись, магичка осторожно начала вытаскивать из земли одного из монстров. Что это? Тело второго так же медленно начало уползать под землю. Татьяна остановила заклятье. Тело тоже замерло. И тут к магичке в голову пришла забавная идея. Она одним рывком выдернула червяка из земли и с любопытством уставилась на представшее ее глазам зрелище. Монстр был единым. То бишь, при двух головах имел всего одно тело, похожее на гофрированный шланг. После того, как обе головы были отрублены, этот шланг сдулся и уже не казался таким огромным.
   - Я больше не ощущаю опасности, - заявил Форс.
   - Скорее всего, ее и нет. Ты прав, двум таким тварям на не слишком оживленном тракте делать нечего. Но ты знаешь, что особенно странно?
   - Что? - дернул бровью гоблин, для которого червяк сам по себе был уже достаточно странным явлением.
   - Это не природная тварь. Она создана.
   - В смысле? - не понял гоблин.
   - Эту тварь создал какой-то маг. Очень мощный. Скорее всего, небельс, - пояснила Татьяна
   - С чего ты взяла? - удивился Форс.
   - Скажем так... мне приходилось сталкиваться с подобными созданиями. Скажи Террелу, чтобы он вскрыл этого червяка по всей длине. Наверняка маг найдет там доказательства моему предположению. Дотащишь монстра?
   - Спрашиваешь, - почти обиделся Форс. - Да он усох почти втрое!
   - Это, кстати, одно из доказательств его не природного происхождения, - заметила Татьяна. - Ну, что ж. Мне пора двигаться дальше. Меня же, собственно, послали выловить небельса, который на оборотней охотиться. Надо выполнить это задание побыстрее, иначе Ролум меня живьем съест за своих собратьев по расе.
   - Это да. Это он может, - буркнул Форс, увязывая червяка в компактный узел и взваливая его на плечи. - Желаю удачи!
   Да уж... удача ей определенно понадобится. Татьяна поняла это, когда наткнулась на одну из жертв небельса. Точнее на то, что от этой жертвы осталось. Будь магичка менее опытной, ее бы точно стошнило. Но поскольку за свою долгую жизнь она успела наглядеться всякого, Татьяна проявила к останкам жертвы чисто научный интерес. Ей необходимо было выяснить, как давно охотник на оборотней оставил здесь свою жертву и куда он двинулся дальше. И потом... что за странная серая шерсть валяется вокруг клочками? А-а-а... похоже, ипостасью оборотней, на которых охотится человек, является волчья. И какого демона небельса потянуло их истреблять? Впрочем, психология людей средневековья вообще была для Татьяны полной загадкой. У них в головах постоянно бродили какие-то бредовые идеи, которые они стремились воплотить в жизнь. Ну, возомнил себя очередной псих ведьмаком, что же теперь можно поделать? Только упокоить несчастного с миром. Чтобы он бельсов не доставал. И кто бы мог подумать, что когда-нибудь Татьяна будет охотиться на людей по заданию нечисти? Бред какой-то. Если те, кто убивает бельсов, ведьмаки, то кто она? Ведьмак наоборот? И как это называется? Как, как... Охотник. Клан, изначально созданный для того, чтобы истреблять монстров, постепенно начал уничтожать и некоторых небельсов. Разумеется, после того, как люди доказали, что они опаснее любой магической твари. Удивительно, почему небельсов до сих пор вообще подчистую не изничтожили. Впрочем... вполне вероятно, что этого осталось недолго ждать. Люди во всех измерениях были излишне жестоки. И нетерпимы к окружающим. Они убивали даже себе подобных, что уж говорить о бельсах! Тем более, об оборотнях.
   Хотя почему "тем более"? Как оказалось, оборотни вообще ничем не отличались от людей. (Разумеется, в своей человеческой ипостаси). Мало того, жители небольшого поселка именно ее и считали основной, перекидываясь в волков только на несколько дней полнолуния. Татьяна осмотрела деревеньку, расспросила окружающих и окончательно перестала что-либо понимать. Оборотни клялись, что они никаким образом не задевали людей! Не угоняли скот, не топтали посевы, даже на глаза им не показывались! Татьяна заподозрила было, что кто-то из жителей деревеньки не сумел проконтролировать свою волчью ипостась, но оборотни клялись, что этого не может быть в принципе. Они все были истинными, а значит, абсолютно разумными в любой ипостаси. Странно... но если у оборотней не возникало с людьми никаких трений, какого же... рожна сюда притащился небельс? И зачем он открыл сезон охоты? Ведь не просто же так, не от доброты же душевной! Если человек охотится на оборотней, значит, ему кто-то за это платит. А если кто-то за это платит, значит, кому-то выгодно избавиться от деревеньки. Но в чем состоит эта выгода? Татьяна не видела ее вообще. Да кого могли прельстить десяток домов в глухой чащобе? Ценных металлов в земле нет, магических источников тоже, лес самый обычный... так кому и зачем понадобилось убивать оборотней? Причем не просто убивать, но и расчленять их трупы? Бред какой-то! Надо срочно ловить этого ушибленного на всю голову маньяка и устраивать ему допрос. Жаль только, что оборотни не могли помочь в этом благом деле, поскольку запах небельса перебивала сильная магия. Татьяна приложила ладонь к земле и прислушалась к собственным ощущениям. Либо человек имел при себе довольно мощный артефакт, либо сам обладал магическим даром. Ни тот, ни другой вывод Татьяну не порадовали. Прежде всего потому, что обещали дополнительные сложности. Опыта боя с магами у нее еще не было. И приобретать его Татьяне не слишком-то хотелось. Особенно сейчас, когда ее силы еще недостаточно восстановились после сражения с монстром в обличии двуглавого червя. В данный момент Татьяна предпочла бы что-нибудь попроще. Однако выбора у нее (как всегда) не было. Следовательно, необходимо было проявить предельную осторожность. Поскольку выследить, а уж тем более убить небельса с магическим даром (или мощным артефактом) дело довольно сложное. И опасное. И откуда этот ненормальный тип взялся на Татьянину голову? А главное - зачем он издевается над телами убитых им оборотней?
   На последний вопрос Татьяна получила ответ даже раньше, чем рассчитывала. Она наткнулась на еще одного убитого и разделанного оборотня. Однако на сей раз тело сохранилось лучше, поскольку маг явно терзал его недавно. И Татьяна заметила несколько необычных деталей. Позвольте! У прошлого трупа маг стащил голову и левую ногу. У этого - выколол глаза и вырезал несколько позвонков. Татьяна принюхалась, без труда нашла недавнее кострище и чертыхнулась. Теперь у нее не было сомнений, что преследуемый ею небельс был магом. И не самым плохим магом. Поскольку пентаграмма была вычерчена правильно, а обряд произведен верно. Иначе от охотника на оборотней ничего не осталось бы. А он, судя по магическим следам, ушел с поляны живым и здоровым. Татьяна коснулась пентаграммы и попыталась понять, какое заклятье здесь было использовано. Получив ответ, она буквально остолбенела. Оказывается, маг убивал оборотней вовсе не из ненависти к бельсам. Он создавал из частей их тел амулеты и артефакты. Вот придурок! Да рано или поздно подобные вещи выходят из повиновения и мстят своему хозяину! Впрочем... может быть, маг делал их на продажу? Тоже вариант. В данном мире желающих обзавестись магическими вещами больше, чем достаточно. Однако, как бы ты ни было, предприимчивого небельса нужно остановить. И расспросить как следует. И лучше было сделать это побыстрее, пока он не добрался до очередной деревни оборотней. Насколько Татьяна помнила уроки географии Ролума, оборотни в ближайшем поселении имели ипостась самых обычных кошек. И вряд ли могли сопротивляться серьезной опасности. Тем более магической.
   Однако первым, на кого в пылу погони наткнулась Татьяна, оказался вовсе не маг, а кольдер. Он был привязан к дереву крепкой веревкой, а сочащийся из его вен тонкой струйкой жидкий азот стекал в большую пиалу из непонятного металла, поставленную рядом специально для этого. Разумеется, Татьяна слышала, что для некоторых магических обрядов нужны жертвы. Но она никогда не представляла, что кровь вполне можно заменить такой гадостью, как жидкий азот. И что объектом для жертвоприношения может стать бельс. Похоже, крыша у мага поехала капитально. Если об этом инциденте узнают родичи пленного (а они рано или поздно узнают), небельсам грозит тотальное истребление. Кольдеры были довольно мстительной и жестокой расой. Татьяна вообще их искренне недолюбливала, памятуя о поработившем ее когда-то Шересе. Однако в данный момент кольдеру требовалась помощь, и Татьяна решила ее оказать. Магичка развязала пленного, осторожно опустила его на землю и занялась раной. К счастью, состояние кольдера было относительно нормальным, и смерть ему не угрожала.
   - Небельс ушел вперед... к поселению оборотней... у него в плену еще два кольдера. Если ты спасешь им жизнь, ты будешь вознаграждена.
   Хм... хороший стимул. Татьяна даже решила изменить свое мнение о кольдерах в лучшую сторону. Не такие уж сволочные типы представители данной расы, раз готовы щедро расплатиться за оказанную услугу. Но что же делать с раненным? Оставить его посреди леса? Так лучше было тогда не спасать. Его сейчас любой хищник сожрать может, он же слабее котенка.
   - Не думай обо мне, спаси моих родичей, - прошипел кольдер.
   Да вот еще! Татьяна что, совсем что ли больная? Если она оставит кольдера на верную смерть, его родичи вместо вознаграждения порежут ее на лапшу быстрого приготовления! Нет, надо искать другой выход! Татьяна оглядела местность и приметила крупное, ветвистое дерево. Создав на нем нечто вроде плоского гнезда, она при помощи заклятья подняла туда кольдера, осторожно уложила и только после этого отправилась в путь. Деревушка оборотней находилась всего в часе ходьбы. А небельс (насколько Татьяна разбиралась в магии) раньше наступления темноты не будет ни убивать, ни совершать обряды. Следовательно, она вполне успеет и предупредить жителей деревушки, и послать помощь кольдеру, и выследить небельса на предмет его уничтожения. Тем более, что маг, обнаглев, уже почти не скрывался.
   Преследование небельса закончилось для Татьяны даже раньше, чем она ожидала. Похоже, убивший уже трех оборотней маг решил сделать перерыв, чтобы разобраться с добытыми для амулетов костями. Небельс окружил себя мощным защитным полем, и разложил трофеи. При одном взгляде на них Татьяну чуть не вывернуло наизнанку. Однако человек, казалось, не замечал ни запаха, ни крови, ни неприглядного вида своей добычи. Он достал нож и стал очищать нужные ему кости от плоти и промывать их водой. Странно... с чего это вдруг небельс именно сейчас решил привести их в порядок? Неужто заказчик где-то рядом? Сомнительно. Здесь же, все-таки, земли бельсов. Или человеку все-таки было неприятно тащить на себе куски посторонних тел? Судя по тому, какое бесстрастное выражение лица было у небельса, Татьяна в этом сомневалась. Скорее всего, маг делал это из соображений удобства. Дескать, все равно присел отдохнуть, так не разобрать ли заодно трофеи? Татьяне это было на руку. Увлеченный небельс, понадеявшийся на свой круг, как на идеальное средство защиты, настолько погрузился в работу, что ничего не замечал. Магичка подползла ближе и попыталась просканировать потенциального противника. Так... уровень магии чуть выше среднего, три мощных артефакта, несколько амулетов и весьма сложное охранное заклятье. Странно. Татьяна никогда такого не видела. И даже не подозревала, что такое существует. Слишком сложным и многослойным оно было.
   С защитой круга Татьяна провозилась почти час. Можно было, конечно, быстрее, поскольку как только она разобралась в алгоритме плетения заклятья, снять его труда уже не представляло, но торопиться не стоило. Небельс не должен был ничего почувствовать. И заподозрить. Более того, снимая защиту мага, Татьяна тут же ставила свою защиту, чтобы даже на секунду внутрь круга ничего не проникло. Иначе небельс сразу поймет, что с его заклятьем что-то не так. И кстати... где кольдеры? Их, вроде бы, аж две штуки должно быть в плену у мага. Магичка прощупала поляну и удивленно дернула бровью. Если ее магическое чутье ее не обманывало (что, прямо скажем, маловероятно), два длинных, круглых тюка, которые она поначалу приняла за вещевые мешки, и были представителями гордой расы. Вот небельс их упаковал... остается только надеяться, что они все еще живы. И что не успеют задохнуться, пока Татьяна их спасает. А к спасению, похоже, надо было приступать немедленно, ибо разобравшись с содержимым своих мешков, маг начал рисовать на земле пентаграмму жертвоприношения. Странно... до темноты, вроде бы, еще далеко... однако рисковать не стоило. Татьяна уже сделала было шаг вперед, но... остановилась. Что-то здесь было явно не так. Преследуемый ею небельс не стал бы вести себя столь беспечно. До сих пор он был предельно осторожен. Стоило проверить, вдруг защита мага состоит не из одного только круга? Татьяна обошла поляну и сосредоточилась. Точно! Целая серия магических ловушек и сигнализация! Похоже, небельс уже давно узнал о ее присутствии.
   - Помочь? - ядовито поинтересовалась Татьяна, показываясь из-за ствола дерева, и уничтожая уже сплетенную защиту одним жестом.
   - Да быть того не может, чтобы баба магом была! - вскинулся колдун. - Ну, проходи к костру, коли уж заявилась.
   - Нет уж, я лучше здесь постою, - отклонила приглашение Татьяна. Лучше сам ко мне подойди. Раз такой смелый. И грозный.
   - Кто тебя послал следом за мной? Неужто Ученик? Или не верит он, что я с его заданием справлюсь? - разозлился маг. - Так прислал бы уж кого посильнее. А то баба... тьфу!
   - Ну, во-первых, не стоит недооценивать незнакомого противника, - хмыкнула Татьяна. - Во-вторых, я представления не имею, кто такой этот твой ученик. А в-третьих, повторяю. Раз ты такой крутой, то выйди из круга. Иначе я могу подумать, что ты боишься какой-то там женщины.
   Разумеется, подобного наезда маг не выдержал и, вытащив меч из ножен, с диким криком напал на Татьяну. Зря небельс это сделал. Поскольку воином он был весьма посредственным. Поняв свою ошибку, маг окружил себя защитным полем, но Татьяна только довольно улыбнулось. Все шло как по нотам! Небельс не мог одновременно контролировать и собственную защиту, и поставленные ранее магические ловушки. А это значило, что ловушки самоликвидировались. Ну, теперь дело оставалось за малым. Татьяна точно выверенным ударом выбила у противника меч, сконцентрировалась и накинула на небельса магическую сеть. Прекрасно! Теперь убивавший оборотней маньяк никуда от нее не денется. Да и к Террелу она сможет доставить небельса живым и здоровым. А уж вампир разберется с этим магом самым лучшим образом. И Татьяна непременно ему в этом поможет. Ибо очень уж ей хотелось знать, кто такой этот упомянутый ученик и для каких конкретно артефактов ему понадобились кости оборотней.
   Разделавшись со своим противником, Татьяна приступила к изучению оставленного им "наследства". В первую очередь она, естественно, освободила двух кольдеров. Они оказались вполне живы и даже относительно здоровы. Татьяна поведала им, что их третий спутник не погиб, а дожидается помощи на дереве, и вежливо с кольдерами попрощалась. Теперь нужно было тащиться в деревеньку к спасенным от страшной опасности оборотням и требовать у них телегу с конем. В конце концов, не на себе же Татьяна потащит небельса к Террелу! Магичка рассовала найденные артефакты по карманам (еще пригодятся), сложила кости оборотней в отдельный мешок (пусть собратья по расе похоронят их должным образом), присыпала пойманного и магически связанного небельса ветками, наложила на него охраняющее заклятье и направилась в деревню. Всё о чем она сейчас мечтала - так это о том, чтобы вернуться побыстрее в Мортию. Но если вопрос с транспортом решился довольно легко (благодарные оборотни не только телегу подарили с конем, но еще и продуктами магичку снабдили), то с возвращением произошла небольшая заминка. Не успела Татьяна отъехать от деревни хотя бы метров на 200, как перед ней нарисовались спасенные кольдеры и возжелали ее отблагодарить. И причем ладно бы деньгами или подарками, так нет! Надувшиеся от гордости и значимости момента, кольдеры важно сообщили, что если Татьяна успеет подъехать к Синему водопаду до вечера, то увидит эльфов. Причем не просто так, а совершающих один из своих древнейших обрядов. Надо ли говорить, что Татьяна такую возможность упустить просто не могла? Разумеется, она развернула телегу и направилась к Синему водопаду. Во-первых, эльфы, это как раз то зрелище, на которое стоило посмотреть (во всяком случае Лавр, единственный представитель этой расы, которого Татьяна видела, произвел на нее неизгладимое впечатление). А во-вторых, древний обряд - это очень даже интересно. Вдруг магичке удастся почерпнуть оттуда что-нибудь нужное?
   Надо сказать, что увиденные эльфы поразили Татьяну даже больше, чем она ожидала. Нет, ну это несправедливо даже! Нельзя же быть настолько прекрасными! Эльфы одним только своим внешним видом вызывали желание восторженно замереть и преклонить колени. Тьфу! Нет, ну это совсем уж никуда не годиться! Можно же научиться игнорировать эту нечеловеческую красоту? Например, амулет защитный на себя повесить. Или прививку от эльфов сделать. А то так и комплексами не долго обрасти. Тем более, что увиденные Татьяной эльфы были совершенно не похожи на Лавра. Они были такими, какими должны быть в представлении людей. Длинные одежды бледных тонов, жемчужно-светлые волосы, серо-голубые глаза, летящая походка... словом, Высшие существа Высшего мира. Ну, теперь понятно, почему эльфы предпочитают не общаться с остальными расами. И за что их упрекают в снобизме. Уж на что кольдеры самолюбивая раса, и те преклоняются перед эльфами. Даже в качестве благодарности за свою жизнь подарили Татьяне не деньги, а незабываемое зрелище. И магичка была им за это очень признательна. Она затаив дыхание смотрела, как прекрасные эльфы водят хоровод. А потом... потом они запели. И Татьяна окончательно выпала из реальности. Голоса эльфов были хрустальными, высокими и неправдоподобно совершенными. Музыка звучала настолько волшебно, что казалось, стих даже водопад. Даже после того, как прозвучал последний аккорд, магичка еще долго находилась в оцепенении. До тех самых пор, пока эльфы, наконец, не приступили к своему старинному обряду. Татьяна встряхнулась и принялась наблюдать во все глаза. Обряд был... по меньшей мере странным. Собравшиеся эльфы передавали по цепочке небольшие, туго набитые мешки самому старшему, а тот скидывал их прямо в водопад. Любопытно... и что же там такое?
   Татьяна подобралась поближе, поймала заклятьем один из мешков прямо у поверхности воды и подтянула его к себе поближе. Кажется, эльфы ничего не заметили. Однако, Татьяна не стала рисковать, и дождалась, когда они уйдут от водопада подальше. И только после того, как из поля зрения магички исчез последний эльф, она вытащила кинжал и разрезала веревку, стягивающую горловину мешка. Внутри что-то зашевелилось. Татьяна отпрянула и выставила магический щит. Мешок зашевелился, и из него показалось... нечто. Других слов у Татьяны не было, поскольку она представления не имела, что это за зверь. Пожалуй, больше всего он походил на крупного варана. Вот только ноги были слишком длинными, а хвост не доставал даже до земли. Да и цвет у создания был... прямо скажем, не совсем обычный. Грязно-рыжий. Точнее, ржавый.
   - Ну и что же мне теперь с тобой делать? - тоскливо поинтересовалась Татьяна. - За что, скажи на милость, эльфы хотели тебя утопить? Может, ты потенциально опасен? - неизвестное существо с трудом поднялось на длинные лапы, подошло к Татьяне и потерлось головой о ее штанину. - Ладно, уговорил, покажу-ка я тебя Террелу. Может, он чего умного посоветует?
   Однако маг ничего путного подсказать так и не смог. Прежде всего потому, что с подобными тварями дела никогда не имел. Оказалось, что существо, которое выловила Татьяна - один из ручных шришей, которых эльфы используют вместо лошадей. Причем нигде, кроме эльфийских земель, подобные шриши не встречаются, что позволяет заподозрить их в искусственном происхождении. Татьяна даже растерялась немного. Что же ей делать с данным существом? Однако Террел советовать что бы то ни было отказывался наотрез. Поскольку эльфы довольно редко общались с представителями других рас, маг видел шришей всего единожды. Причем они все поголовно были золотистого цвета и слушались своих хозяев. Насколько Террел знал, эльфы никогда никому не продавали и не дарили своих питомцев.
   - Но я своими глазами видела, как они их выкидывали в водопад! - возразила Татьяна. - Я выловила этого шриша буквально в нескольких сантиметрах от верной смерти.
   - Думаю, эльфам не понравился цвет этого существа. И они утопили его как некондит, - предположил Террел. - Для выведения потомства такой ржавый экземпляр не пригоден, да и ни один эльф не согласиться сесть на подобное чудовище. Для этого они слишком большие эстеты. Я же говорил тебе, все шриши, которых я видел, были золотистого цвета.
   - Бред какой-то!
   - Думаю, эльфам не понравится, если они узнают, что ты владеешь шришем. Очень не понравится.
   - И что ты мне предлагаешь? Убить его? - возмутилась Татьяна. - Разве для этого я вытащила его из водопада и привезла к тебе? Да чихать я хотела на этих эльфов! Подумаешь... не понравится им... зато теперь мне не нужно будет думать о средстве передвижения. Во всяком случае после того, как этот шриш подрастет.
   - Как знаешь. Но учти. Эльфы могут решить данный вопрос и силовым методом. И будут в своем праве, - предупредил вампир.
   - Ну... пусть попробуют, - нахмурилась Татьяна. - Боюсь, что их ожидает неприятный сюрприз.
   - Да ты вся состоишь из неприятных сюрпризов.
   - С чего это? - дернула бровью Татьяна. - Тебе не понравился небельс, которого я притащила? Почему? Я же выполнила задание. Привезла его живым и относительно здоровым. И, кстати, была бы не против поучаствовать в его допросе. Есть пара моментов, которые о-о-очень меня заинтересовали.
   - Боюсь, моя манера добывать информацию может показаться тебе не слишком приятной, - желчно заметил Террел.
   - Да что я, на допросах ни разу не была? - пожала плечами Татьяна, и вампир сдался. В конце концов, магичка действительно могла оказаться полезной. Во всяком случае, она была первой, кто сумел доставить ему человеческого мага живым.
  
  
  
   5.
   - Как нехорошо забывать родные корни.
   - Почему же нехорошо, если эти корни гнилые?
   Кто-то.
  
   В том, что небельсы ненормальные, Лавр был уверен всегда. Слишком часто ему приходилось сталкиваться с неадекватным поведением представителей этой расы. Но вот то, что их безумства будет поддерживать Террел... эльф никак не ожидал. Маг всегда производил впечатление более чем разумного и прагматичного бельса. А потому, когда Лавр получил от вампира очередное задание, он своим ушам не поверил. Собственно, то, что задание ему дает Террел, а не Ролум, уже должно было насторожить эльфа. Маг делал это исключительно редко, а последствия обычно были непредсказуемыми. Но не до такой же степени! Кажется, общение с небельсами стало плохо влиять на вампира, и он слегка повредился мозгами. Нет, ну это надо же было такое придумать! Целый отряд небельсов, называющих себя рыцарями, притащился к Террелу и начал выпрашивать у него артефакты и проводника, под предлогом того, что они идут сражаться... с драконом. Да, вы не ослышались, именно с драконом! Не с раптором каким-нибудь, а с огромной, летающей огнедышащей тварью! Что, спрашивается, должен ответить нормальный бельс, когда к нему приходят со столь безумным заявлением? Правильно. Послать просителей куда подальше. В крайнем случае, продать им требуемые артефакты. Но уж никак не выделять одного из лучших Охотников им в сопровождение!
   - Террел, объясни ради богов, зачем тебе это надо? - возмутился Лавр, когда понял, что его не разыгрывают, и что он действительно должен сопровождать небельсов на верную смерть.
   - Дракон - самая ценная тварь, которая только обитает в этом измерении. Зубы, чешуя, кровь, мясо, кости... в магическом мире все ценится на вес золота! Это большая удача - добыть тушу дракона целиком! Ведь его практически невозможно выследить и убить!
   - Я окончательно перестал понимать что бы то ни было! - потряс головой эльф. - Если дракон настолько ценен, почему его до сих пор не поймали? Почему магический Совет не отправит клан Охотников на поиски и убийство этой твари?
   - Да потому что это смертельно опасно! - пояснил Террел, раздражаясь от того, что Лавр не может уяснить элементарных вещей. - Мы не можем так рисковать своими лучшими бойцами. Поэтому небельсы подвернулись нам как нельзя кстати. Во-первых, они выследили дракона, потратив на это много лет и несколько десятков жизней. А во-вторых, они действительно готовы обнажить против него свои мечи.
   - Мечи? - не поверил собственным ушам эльф.
   - Ты не поверишь, но у клана рыцарей есть такая традиция, сражаться с драконом один на один. И тот, кто победит монстра, становится героем. О нем слагают песни, его помнят поколениями, он...
   - В принципе не существует в природе! Террел, ты что, издеваешься? - возмутился Лавр. - Я видел дракона в непосредственной от себя близости, и авторитетно заявляю, что победить его один на один не сможет даже бельс, не говоря уж о людях!
   - Это проблемы небельсов, - отмахнулся маг. - Если они хотят погибнуть в бою, зачем им мешать? Твоя задача - проводить людей к логову дракона. И дождаться окончания сражения. Может быть, кому-то из небельсов удастся нанести дракону серьезное ранение. Я на это очень надеюсь. Настолько, что следом за вами посылаю небольшой отряд Охотников. Вместе вы сможете добить эту тварь. И доставить ее Совету.
   - Насколько я понял, небельсы из этого похода не должны вернуться в принципе.
   - Вряд ли после сражения с драконом хоть один из них останется в живых, - пожал плечами Террел. - Думаю, при желании, ты сможешь проконтролировать, чтобы именно так все и случилось. Я не собираюсь уступать тушу дракона небельсам. Даже если они его убьют.
   - Как скажешь, - равнодушно пожал плечами Лавр. - А зачем вообще небельсам нужна наша помощь? Если они знают, где находится дракон, зачем их провожать?
   - Затем, что от прошлого отряда рыцарей, ушедших на дракона, вернулся только один, - доходчиво объяснил Террел. - Причем сильно покалеченный. И это при всем том, что до дракона небельсы даже не дошли. Поэтому рыцари и хотят, чтобы кто-нибудь провел их максимально безопасным маршрутом. И предупреждал о надвигающейся угрозе. Ты же знаешь, небельсы не умеют ни видеть в темноте, ни чувствовать направления, ни ощущать опасность.
   - И еще они довольно предвзято относятся к бельсам, - ядовито дополнил характеристику людей Лавр.
   - Тебе это не грозит, - хмыкнул Террел. - К эльфам даже самые отчаянные человеческие фанатики относятся с придыханием.
   - Я надеюсь, женщин среди них нет?!
   - Нет, - успокоил маг эльфа, позабавившись выражением искреннего ужаса, написанного у него на лице. - А с каких это пор ты так плохо относишься к женщинам небельсов?
   - Всегда! Потому что выносить их в дороге - занятие не для слабонервных. И это относится к любым женщинам. И небельсам, и бельсам. Женщина в дороге - это стихийное бедствие.
   - Смотря какая, - возразил вампир. - Ты помнишь ту девушку, которую извлек из статуи?
   - Такое забудешь...
   - Она великолепный маг. И профессиональный боец. Ты не поверишь, но Татьяна смогла привезти мне живого небельса-мага! И это при том, что он сумел убить как минимум пятерых оборотней и захватил в плен трех кольдеров. И, кстати, она с удовольствием помогла мне допросить этого небельса. И скажу я тебе... для мага было бы лучше, если бы его допрашивал я сам. Воистину, небельсы - это самая жестокая раса, которая только существует на земле. Кстати, чуть не забыл! В результате допроса небельса выяснился весьма интересный факт. Оказывается, все те люди, которые охотятся на небельсов, действительно принадлежат к одной религиозной секте. И верования у этой секты довольно странные. Помнишь, один из небельсов рассказывал нам о некоем Великом, который спустился с небес и оставил людям на память о себе неких Жреца и Ученика?
   - И что?
   - Они заявили, что мир должен принадлежать людям и ведут политику полного истребления бельсов. На западе последователям Великого уже принадлежат огромные территории. И теперь люди решили нападать на нас на наших же землях. Однако самое неприятное заключается в том, что либо Великий, либо его последователи, именуемые Жрецом и Учеником, владеют магией. Причем очень сильной. Это именно они создают и заряжают амулеты и талисманы для верных людей. И подобное положение дел мне совершенно не нравится. Нужно узнать об этой религии как можно больше. Постарайся это сделать в пути. Рыцари, которых ты будешь сопровождать, тоже пришли с запада. Правда, они утверждают, что не поклоняются Великому, но будь осторожен. И внимателен. Может быть, наблюдая за ними, ты выяснишь что-нибудь интересное. Даже если эти рыцари действительно из другого западного государства, как они утверждают, все равно они не могут не знать о Великом. И о том, что происходит у их соседей. Ты меня понял?
   - Теперь понял, - кивнул головой Лавр. - Как всегда. Магия, деньги и политика. А я-то уж начал думать, что ты сошел с ума, если втягиваешь меня в подобную авантюру.
   - Я никогда и ничего не делаю просто так, - отрезал Террел. - Иди, собирайся, завтра рано утром вы выходите.
   Зная небельсов, Лавр сильно сомневался, что они подойдут к назначенному времени. Однако рыцарский отряд из 10 человек порадовал его своей пунктуальностью. И своей собранностью. Доспехи, оружие, небольшие вещевые мешки и никакой лишней атрибутики. Кони вычищены, в отряде идеальная дисциплина, походная одежда действительно предназначена для дороги, а не чтоб пыль в глаза пускать... ну... с такими небельсами путешествие может оказаться вполне нормальным. Вполне собранные и серьезные воины. Если не считать одной детали. Эти придурки собрались убить не кого-нибудь, а дракона. Лавр присмотрелся к своим попутчикам внимательнее. На первый взгляд было совершенно не заметно, чтобы у этих людей поехала крыша. Все (как на подбор) высокие, крепкие, среднего возраста, рыцари производили впечатление очень серьезных людей, не склонных к глупостям. Странно. И за каким демоном им сдался этот дракон? Может, какой-нибудь человеческий маг заплатил за рептилию? Не один Террел мечтает заполучить дракона в свою полную собственность. Особенно целиком. Как бы то ни было, похоже, обычных проблем в дороге с небельсами у Лавра не возникнет.
   Отряд выдвинулся к Румилу не дожидаясь, когда рассветет окончательно. До города был всего один переход, потом еще переход до Синской горы, а потом... Лавр представления не имел. Ибо небельсы держали конечную цель своего путешествия в тайне. Впрочем... эльф не особо волновался по данному поводу. Уж чего-чего, а дракона он сможет учуять на приличном расстоянии. Благо, однажды он с подобной тварью уже сталкивался. И дракон произвел на эльфа неизгладимое впечатление. Во всяком случае, сражаться с ним Лавр не согласился бы ни за какие деньги. И, честно говоря, сильно сомневался, что отряд из десяти небельсов сможет быть для дракона серьезным противником. А если учесть, что эти идиоты собрались сражаться с огромной тварью один на один... без комментариев.
   На привал отряд остановился только после того, как окончательно стемнело. Доставшиеся Лавру в попутчики небельсы были на редкость организованными и собранными воинами. Эльфу не приходилось отвлекаться по пустякам, а потому путешественники прошли за день даже больше, чем планировали. Если так и дальше пойдет, то Синскую гору они увидят уже завтра днем. Румил, во всяком случае, они миновали несколько часов назад, но дружно решили в городе не останавливаться и внимания к себе не привлекать. Лавр удобно устроился у корней сосны, прислонился к стволу, вытянул ноги и с удовольствием отхлебнул из фляги белого сухого вина. Нет, он не устал. Эльф даже чувствовал себя отдохнувшим. И кто бы мог подумать, что среди небельсов тоже есть нормальные особи, с которыми вполне удобно путешествовать. А рыцари еще и мечом неплохо владели! У Лавра была возможность в этом убедиться, когда они устроили на поляне тренировочный бой. Видимо, отрабатывали нужные для борьбы с драконом движения. Эльф с любопытством следил за тем, как люди машут оружием, и невольно преисполнялся уважением к ордену рыцарей. Для небельсов они были не плохи. Очень. Но даже при всем этом шанса победить дракона у них не было. Да вряд ли вообще подобный шанс был хоть у кого-то. Если только притащить целую армию воинов и магов... и то не факт. Дракон умеет летать, извергает пламя, великолепно владеет своим тяжелым хвостом и имеет весьма впечатляющие клыки длиной с человеческую руку. А еще это создание было очень древним, мудрым и жестоким. Так что вряд ли хоть кто-то из отряда рыцарей останется жив после встречи с подобной тварью. Хотя... какое эльфу до этого дело?
   То, что люди не прогадали, взяв себе в проводники Охотника, было понятно сразу. Эльф прекрасно ориентировался на местности и мог предупредить о надвигающейся опасности. До сих пор встречи с монстрами удавалось избегать, но то, что долго такая идиллия долго не продлится, было понятно всем. Чем ближе подходил отряд к Синской горе, удаляясь от цивилизации, тем больше различных тварей встречалось на пути. Сначала мелких, потом средних, а затем... Лавр подал знак, и отряд остановился. Эльф внимательно прислушался к собственным ощущениям. Крупные, мертвые, отчасти разумные... похоже, им "повезло" наткнуться на зомби. Любопытно, сталкивались ли рыцари с подобным видом нечисти? И не перепугаются ли они насмерть, когда увидят оживших покойников? В том, что реакция небельсов на многие виды монстров была, как минимум неадекватной, Лавр уже успел убедиться не раз и не два. Посмотрим, насколько крепкими окажутся рыцари.
   - Впереди опасность. Скорее всего, это зомби. Особей восемь, десять. Вы когда-нибудь сражались с ними?
   - Сталкивались. И были готовы к подобной встрече. Потому и запаслись серебряным оружием, - ответил Лавру один из рыцарей.
   - А почему именно серебряным? - не понял эльф.
   - Потому что только таким оружием можно уничтожить нечисть! - возвестил рыцарь.
   - Бред! Я не собираюсь тебя переубеждать, но зомби можно убить любым мечом. Впрочем, у тебя сейчас будет шанс в этом убедиться, - заявил эльф, вытаскивая клинок из ножен.
   Если зомби надеялись, что их выручит эффект неожиданности, им не повезло. Опытный эльф их не только чувствовал, но и мог предугадать, поскольку сражался с подобными тварями далеко не впервые. Впрочем, на сей раз Лавру даже не пришлось сильно усердствовать, поскольку за его спиной был отряд людей, тоже не понаслышке знакомых с зомби. И сражались они выше всяких похвал. Рыцарские мечи крошили противника безо всякой жалости, и вскоре от нападавших ничего не осталось. Причем (на удивление эльфа) от серебряного оружия действительно был толк. Монстры убивались им на порядок лучше. Если эльфу для того, чтобы расправится с зомби, нужно было снести ему голову, то рыцарям вполне хватало ранить противника. Как только серебро вонзалось в плоть монстров, они шипели, падали и разлагались прямо на глазах. Хм... надо рассказать Террелу о подобном эффекте серебра. Охотникам может помочь такое открытие. Кстати, неплохо было бы проверить, как серебро действует на других монстров. Неужели столь же эффектно? Тогда неудивительно, что люди используют серебро против бельсов. Они надеются, что и на разумные расы металл будет действовать настолько же губительно. Ну... пусть надеются дальше. Полученное в одном из сражений ранение позволяло эльфу утверждать однозначно, что лично на него серебро никаким особым образом не влияет. Что, впрочем, не помешает ему перенять опыт небельсов. Нет, разумеется, Лавр не будет менять свой драгоценный клинок на серебряный. Где еще он найдет заклятое на верность оружие? Однако почему бы не купить стрел с серебряными наконечниками? И метательных серебряных звездочек?
   - Тебе не кажется, что нам на пути стало попадаться слишком много тварей? - угрюмо поинтересовался у эльфа один из рыцарей.
   - А ты чего хотел? Людей здесь нет, бельсов тоже, никто на них не охотится, вот они и размножаются.
   - Я слышал, что именно бельсы виноваты в том, что монстры расплодились по свету, - осторожно заметил рыцарь.
   - Отчасти, - согласился Лавр. - Но это не значит, что бельсов нужно истреблять, как призывает ваш Великий.
   - Мы не молимся этому демону, будь он проклят! - сплюнул рыцарь. - Он провозглашает себя Великим, а сам требует человеческих жертв.
   - Говорят, Великий создал специальные отряды людей, чтобы те убивали бельсов. И что его Жрец и Ученик владеют магией настолько, что создают для небельсов артефакты, - обронил Лавр, решив выполнить задание Террела до конца и узнать о Великом как можно больше. Однако на сей раз эльфу не повезло.
   - Мы не знаем и не хотим ничего знать про этого демона! - отрезал рыцарь. - И воевать с бельсами не собираемся. Это бессмысленно. Я лишний раз убедился в этом, пообщавшись с тобой. У всех бельсов великолепная реакция, отточенный столетиями опыт сражений, умение чувствовать направления ... как человек может этому противостоять?
   - Дракон куда больше и опаснее бельса. Однако вы не побоялись выступить против него, - резонно возразил Лавр.
   - Дракон, по крайней мере, неразумен. И кто знает, сумеем ли мы до него дойти? Пока нам везло. Но это не значит, что так будет продолжаться и впредь. Путь нам предстоит долгий и наверняка непростой.
   - Насчет сложности дороги ничего сказать не могу, посмотрим. А насчет времени... скорее всего, ваш дракон уже примерно в паре дней пути.
   - С чего ты взял? - вскинулся рыцарь. - Ты его чувствуешь?
   - Пока нет, расстояние слишком большое. Но насколько я знаю, дракон всегда изгоняет конкурентов из своих охотничьих владений, - объяснил эльф. - Вот зомби и активизировались. Тем более, что идти им особо некуда. Справа река, слева - охотничьи угодья кикимор. Пока мы приближаемся к дракону, на нашем пути еще не раз встретятся согнанные со своих насиженных мест твари. Так что надо быть к этому готовыми. Более менее спокойная дорога нас ожидает только после того, как мы подойдем к дракону ближе. Примерно на расстояние четырех часов ходьбы. Ни один монстр не решится подойти к дракону настолько близко. Хотя бы из чувства самосохранения. Дракон чувствует монстров куда лучше, чем бельсов или людей. Надеюсь, что это поможет нам подобраться к крылатой твари незамеченными.
   - С тобой такое вполне возможно, - кивнул рыцарь. - Ты отличный проводник. И профессиональный воин. Если бы мне кто-нибудь сказал такое, я не когда не поверил бы, но... ты почувствовал опасность раньше, чем увидел зомби. Более того, ты на расстоянии определил, что это именно зомби, и что их от 8 до 10 штук. Как тебе это удалось? - поинтересовался рыцарь.
   - Так же, как это удается любому бельсу, - удивился странному вопросу эльф. - Я их чувствую. Неужели ты не знал об этом? А зачем же тогда нужно было приглашать в проводники Охотника?
   - Я не думал, что фразу о том, что бельсы умеют чувствовать опасность, надо воспринимать столь буквально, - пожал плечами рыцарь. - А к Охотникам мы обратились после того, как их рекомендовал один из наших собратьев. Он сказал, что имея в проводниках нужного бельса, мы сможем добраться до дракона без особых потерь.
   - Не факт, - вздохнул Лавр, снова обнажая меч. - Противники могут быть слишком опасны и многочисленны.
   - Ты опять что-нибудь чувствуешь? - встревожился рыцарь, подавая знак своим соотрядникам.
   - Да... только не могу понять что это... многочисленный враг, обладающий зачатками разума... неужели горные тролли?
   - Не может быть! Они водятся только в горах, - возразил рыцарь.
   - Если ты забыл, то мы с тобой как раз и находимся возле Синской горы, - ехидно напомнил эльф. - Видимо, дракон и троллей согнал с насиженных мест.
   - Что ж... придется драться, - вздохнул рыцарь, ничуть не желавший связываться с огромными жестокими полуразумными тварями.
   - Нет, - покачал головой эльф. - Их слишком много, более двадцати особей. А нам и с пятью троллями было бы проблематично справиться. Прибегнем к хитрости. Сложите свое оружие в кучу, прикройте плащами и встаньте в круг спиной к центру, - скомандовал эльф. - Я попробую навести небольшой морок. У меня как раз есть подходящий артефакт.
   Рыцари переглянулись, но решили последовать просьбе Лавра. В конце концов, до сих пор этот бельс показывал себя с наилучшей стороны. Эльф провел на земле круг, заключая в него себя и отряд бельсов, достал артефакт и активировал его. Белесый туман окутал путников плотной пеленой. Он постепенно рассеивался, превращаясь в огромное воздушное кривое зеркало, окружавшее отряд со всех сторон.
   - Что дальше? - нетерпеливо поинтересовался один из рыцарей, пытаясь разглядеть за магической стеной хоть что-нибудь.
   - По моей команде тот, кого я назову, примет угрожающую позу, как будто хочет победить тролля голыми руками и изобразит звериный оскал.
   - Ты полагаешь, тролли испугаются наших гримас?! - нервно хмыкнул кто-то из отряда.
   - Увидите, - буркнул эльф, и установилась тишина.
   Долгих несколько минут не происходило абсолютно ничего. Затем ветки затрещали, и на поляну вывалилась парочка троллей, шедшая в авангарде. Они внезапно затормозили и даже подались назад. На мордах троллей явно читался страх. Они потоптались на месте и медленно начали отходить обратно. Лавр подал знак, и стоявшие лицом к троллям рыцари изобразили звериный оскал. Тролли вздрогнули и обратились в бегство, оглашая лес тревожными криками.
   - Неужели они нас так испугались? - удивился один из рыцарей.
   - Не расслабляйтесь! - огрызнулся Лавр. - Возможно, тролли сделают еще одну попытку выглянуть на поляну. Просто чтобы убедиться, что глаза и разведчики их не обманули.
   - И что же это такого увидели тролли, что не могут поверить собственным глазам? - подозрительно поинтересовался рыцарь.
   - Вам это не понравится, - хмыкнул Лавр, уже успевший изучить своих попутчиков.
   - И все-таки... кого увидели тролли?
   - Стаю рапторов, - признался эльф, прислушиваясь к окружающей обстановке. - Всё, тролли ушли с нашей дороги, можем двигаться дальше.
   - Рапторы никогда не подпустили бы троллей так близко к своей стае, они давно бы уже предупредили о своем присутствии! - возмутился рыцарь.
   - Во-первых, тролли слишком тупы, чтобы подобная мысль могла прийти к ним в голову, а во-вторых, они все равно не заподозрили бы неладного.
   - Почему это?
   - А ты поставь себя на их место, - посоветовал эльф. - Что бы ты стал делать, если бы наткнулся на стаю отдыхающих рапторов, не выражающих пока явного желания на тебя поохотится?
   - Ты прав, - признал рыцарь. - Я бы решил, что боги ко мне небывало благосклонны, и попытался бы убраться подальше от опасности, не задумываясь о мелочах. Может быть, потом, поведение хищников и показалось бы мне странным, но это было бы потом.
   - Вот именно.
   После инцидента с троллями серьезной опасности на пути отряда не встречалось. А уж когда ведомые Лавром рыцари вступили в зону охотничьих интересов дракона, с их пути исчезла вообще всякая живность. До очередного привала отряд не дошел несколько часов, когда эльф подал знак остановиться.
   - Неужели хищники? - буркнул один из рыцарей, вынимая меч из ножен. - Или опять нечисть?
   - Нет. Дракон. Неужели вы совсем его не чувствуете? - удивился Лавр.
   - Он уже близко?
   - Два-три часа ходьбы. Собираетесь напасть на него прямо сейчас?
   - Нет, мы бросим ему вызов на рассвете! - возвестил рыцарь.
   - Глупое решение. Надо выяснить, когда дракон последний раз охотился. И ел. Сытая тварь будет менее подвижной. И опасной, - посоветовал эльф.
   - Рыцарский кодекс предписывает драться на рассвете! - уперся рыцарь.
   Лавр пожал плечами и начал укладываться на ночлег. Если эти рыцари так сильно хотят сложить свои глупые головы, то кто он такой, чтобы им мешать? Пусть сражаются с драконом на рассвете. Все равно шансов у них нет никаких. Жаль, эти небельсы Лавру даже понравились. И ведь разумные, вроде, люди... во всем, что не качается драконов. Демоны Подземного мира, да они не стали бы рисковать подобным образом даже с раптором! Сначала выследили бы его, потом дождались бы, пока он поохотится, а затем уже подобрались бы ближе, полагаясь на то, что запах жертвы не позволит хищнику своевременно учуять чужое присутствие. Почему же рыцари решили, что с драконом нужно действовать по-другому? Нет, эльфу никогда не понять людей. И никогда не привыкнуть к их странностям. Единственное, на что могли рассчитывать рыцари - так это на поддержку богов. Но Лавр сильно сомневался, что небожители оторвутся от своих дел за ради подобной ерунды. Так что произносимые рыцарями молитвы вряд ли дойдут до адреса.
   Хм... а может, Лавр плохо знает богов? Эльф даже не поверил своему обонянию, когда учуял кровь. Похоже, рыцари все-таки не зря молились на ночь глядя. Им повезло, поскольку дракон не дрых с утра пораньше, а уже успел слетать поохотиться и теперь с аппетитом завтракал. Лавр осторожно высунулся, пытаясь разглядеть происходящее лучше. Насколько он мог видеть, трапезой дракону служил один из троллей. Запах его крови был настолько сильным, что перебивал запах самого дракона. И (к счастью) запах отряда рыцарей. Прекрасно... сейчас дракон закончит трапезу, и к нему можно будет подобраться поближе. Лавр внимательно рассмотрел крылатую тварь. Ну... что можно сказать... если бы рыцари на него напали всем скопом, шанс бы у них определенно был. Дракон оказался не слишком большим и вполне убиваемым. Если, конечно, знать, как правильно взяться за это дело. Однако у рыцарей, похоже, были свои правила. И свой взгляд на манеру боя с драконом. Эльф вздохнул, поняв, что переубеждать их бесполезно, и постарался стать как можно незаметнее. Не хватало еще, чтоб его затоптали в пылу битвы! Или чтобы дракон его увидел! Учуять эльфа в такой обстановке он вряд ли сможет. В бою наверняка прольется немало крови, и ее запах позволит Лавру остаться невидимым. Боги! Эти небельсы все-таки решили идти на дракона поодиночке! Да... видимо, зря эльф надеялся, что они умнее. Даже дракон недоуменно выпучил глаза, когда увидел, что на него движется небельс, вооруженный всего-навсего копьем и щитом. Правда, за спиной у человека имелся серебряный меч, но Лавр не думал, что до этого дойдет дело. Всего один взмах драконьего хвоста, или лапы, и от рыцаря останется только бесформенный комок доспехов.
   К счастью, первые три человека, бесславно погибшие под лапами дракона, несколько охладили пыл остальных рыцарей. Во всяком случае, больше никто сражаться один на один с огромной крылатой тварью не решился. Рыцари посоветовались и, построившись, пошли в атаку все вместе. Лавр заинтриговано продолжил следить за событиями из ближайших колючих кустиков. Разумеется, если ему подвернется шанс добить дракона, он его добьет, но рисковать по пустякам эльф не хотел. Семь вооруженных людей - это вполне достаточный отряд даже для крупной твари. А в том, что рыцари умеют владеть своим оружием, эльф за время путешествия уже успел убедиться. Похоже, небельсы разозлились, и решили убить дракона точно так же, как убили бы любую другую опасную тварь, безо всяких изысков. В высшей степени разумное решение! И его выполнение было вполне достижимо. Сплоченные в отряд рыцари сумели нанести дракону несколько довольно серьезных ранений. И даже порвали ему крыло. Славно! Теперь этой твари будет сложно отсюда улететь. И боевому отряду Охотников, которых Террел выслал вслед за рыцарями, не составит особого труда добить монстра. Только бы бельсы не появились раньше времени и не спугнули людей. Впрочем... для этого Охотники слишком профессиональны. Они никогда не будут так, как небельсы, бездумно рисковать своей жизнью. Лучше Охотники доверят подобную честь каким-нибудь рыцарям. А сами подождут. Лавр, во всяком случае, так и сделал. А что? Он же не нанимался драться с драконом! Он взялся только проводить отряд людей до места назначения. И, кстати, отлично справился со своей работой. Кто же виноват, что небельсы настолько безумны? Это же додуматься надо - пойти сражаться с драконом! Хотя... в данный момент отряд рыцарей был как никогда близок к своей цели. Обессиленный дракон становился все более и более вялым и, наконец, рухнул на землю.
   - Не вздумайте! - крикнул эльф, но было уже поздно. Торжествующие рыцари подошли к телу противника слишком близко. А потом оказалось, что дракон не так уж и мертв.
   Ну? И что теперь эльфу делать? Раскидавший небельсов дракон отдышался и уже готовился взлететь. С порванным крылом сделать это ему будет, конечно, сложно, но кто сказал, что невозможно? И кто предскажет, сколько успеет пролететь эта тварь, прежде чем рухнет? И куда именно рухнет? Нет уж, эльф не собирался упускать представившийся ему шанс. Лучше уж добить дракона сейчас, чем потом снова отправляться его выслеживать. Тем более, если он решит приземлиться на территориях небельсов. Тогда Террелу не видать дракона, как собственных клыков. Лавр вздохнул и вытащил меч. Он никогда не охотился на драконов. И не собирался этого делать в дальнейшем. За подобное самоуправство с риском для жизни ему влетит, конечно, и от мага, и от Ролума, но Лавр хотел рискнуть. В конце концов, дракон серьезно ранен. А эльф, как боец, может дать фору небольшому отряду небельсов. Даже рыцарей. Ну и потом... Лавр вовсе не должен был сражаться с тварью до тех пор, пока ее не угробит. Перед ним стояла совсем другая задача - не дать дракону улететь до того, как подойдет отряд Охотников, высланный Террелом следом за рыцарями. А в том, что данный отряд вскоре подойдет, эльф был абсолютно уверен. Это подсказывал ему и здравый смысл, и интуиция, и умение чувствовать на расстоянии противника. И уж тем более приятеля. Эльф хмыкнул. Наверняка, Форс приложил все усилия, чтобы эльф его учуял. У гоблина были свои, весьма своеобразные представления о дружбе. Форс знал, что ему нельзя высовываться. Но нашел возможность подать Лавру знак, что отряд рядом. Потому эльф и не сомневался, что ему придут на помощь. Преодолеть расстояние в сотню метров для отряда Охотников было делом буквально нескольких секунд. А уж столько против дракона эльф точно сможет выстоять.
   Если бы Лавр был небельсом, он оказался бы убитым в первые же несколько секунд. Дракон своевременно учуял эльфа и полыхнул пламенем в его направлении. Однако Лавр сумел вовремя отскочить. Воспользовавшись огромной отставленной лапой дракона как трамплином, эльф буквально взлетел на шею к огнедышащей твари и нанес удар по позвоночнику. Голова отделилась от тела примерно на треть, дракон дернулся и рухнул на землю. Не удержавшийся на спине эльф отлетел в сторону и, впечатавшись в ствол одного из деревьев, потерял сознание. Очнулся он от того, что кто-то положил ему на лоб холодный, пахнущий мятой компресс. Лавр с усилием открыл глаза и увидел склонившегося над ним обеспокоенного Форса.
   - Я добил дракона? - поинтересовался эльф. - Он мертв?
   - Лучше спроси, насколько ты сам жив, - буркнул гоблин.
   - А я еще жив? - съязвил эльф. - Жаль. Голова гудит, как после недельного загула. А в теле, наверное, нет ни единой целой кости.
   - Это мы завтра выясним. А пока лежи и не двигайся, - приказал Форс.
   - Почему завтра? До Мортии добираться не один день, - удивился эльф.
   - Какая тебе Мортия? Поедем к кикиморам. Они известные лекарки, да и земли их рядом находятся. А пока ты будешь поправлять свое здоровье, я там кое-кого выловлю.
   - Небельсы и до кикимор добрались? - угадал эльф.
   - Скорее всего. У них участились случаи пропажи молодняка. Причем в таких количествах, что на болотных монстров не спишешь, - поделился с Лавром гоблин.
   - Надеюсь, кикиморы не найдут у меня ничего серьезного. И быстро поставят на ноги. Я хотел бы тебе помочь.
   - Посмотрим, - отмахнулся Форс, не любивший ничего обещать понапрасну.
   Как оказалось после обследования, встреча с драконом закончилась для эльфа на удивление хорошо. Сломано ничего не было. Однако ушиб был настолько серьезным, что кикиморы посоветовали Лавру отлежаться пару дней. Эльф с удовольствием согласился. Отдохнуть никогда не помешает. К тому же, и компания была весьма приятной. Дружелюбные кикиморы строили Лавру глазки и ухаживали за ним, как за самым дорогим гостем. Заходивший проведать приятеля Форс только фыркал, наблюдая подобную картину. Впрочем, ему грех было жаловаться. Он тоже не был обижен женским вниманием. Кикиморы славились своей любвеобильностью и легкомыслием, уступая в этом, разве что, русалкам. Хотя... русалки все-таки были намного симпатичнее. Лавр улыбнулся своим мыслям и еще раз оглядел ухаживающих за ним кикимор с ног до головы. Неправдоподобно худое, как высохший сучок тело, большие болотно-зеленые глаза на выкате, очень длинный тонкий нос, безгубый рот, водоросли вместо волос... да... симпатичными представительниц этой расы было назвать сложно. Но кикиморы были настолько общительными и веселыми, что вскоре про их внешний вид собеседник просто забывал. Любопытно, а как представители сильного пола этой расы относятся к подобному легкомыслию своих подруг? Вопрос этот занимал не только мысли Лавра. Поскольку кикимор мужского пола никогда и никто не видел, некоторые маги даже утверждали, что их не существует в природе, однако эльф в это слабо верил. Случайные путники не так уж часто забредали к кикиморам в гости и вряд ли могли способствовать их постоянному размножению. Тем более, в таких количествах. Скорее, Лавр был готов поверить в теорию, гласящую, что роли в семье кикимор поменялись, и мужчинам их расы положено было сидеть дома и заниматься домашним хозяйством.
   - Достали меня уже эти коряги пучеглазые! - ворчал Форс, в очередной раз зашедший проведать своего приятеля. - Вместо того, чтобы объяснить, где и когда пропадает молодняк, они мне глазки строят!
   - А сам ничего подозрительного не заметил? - уточнил эльф. Зная гоблина, Лавр даже не сомневался, что тот облазил и обнюхал все, что мог.
   - Похоже, нам не очень повезло. И в округе орудует небельс с магическим талантом. Или с сильными артефактами. Он иссушает болота и крадет потомство прямо на охраняемой территории, - поведал Форс. - И я никак не могу учуять эту сволочь. Он профессионально заметает следы.
   - Мне завтра разрешили встать. Так что я смогу составить тебе компанию, - порадовал приятеля эльф, которому порядком уже надоело валяться без дела.
   - Тоже кикиморы достали? - ехидно поинтересовался Форс.
   - Не без этого, - хмыкнул эльф. Насколько Лавр успел изучить гоблина, дамы ему нравились исключительно "в теле", так что кикиморы, как ни старались, вряд ли могли произвести на него впечатление. Эльф, в отличии от Форса, относился к ним гораздо спокойнее. И рвался из больничной палаты просто потому, что хотел размяться.
   Раннее утро было сырым и туманным. Впрочем, чего же еще можно было ожидать от болот? Форс провел эльфа уже изученной тропинкой, и они остановились у края земли, явно подвергшейся магической обработке. Болото заканчивалось внезапно, как будто отрезанное гигантским ножом, а дальше шла потрескавшаяся серая пустошь с в редкими кусочками жухлой травы. Впечатление окружающий пейзаж производил довольно гнетущее.
   - И зачем небельсу нужно осушать болота? - не мог понять гоблин.
   - Затем, что люди на болотах жить не могут, - догадался эльф. - Думаю, такими темпами, через пару лет маг вообще сотрет поселение кикимор с лица земли.
   - Полагаешь, они не будут сопротивляться? - усомнился Форс.
   - А как? - резонно возразил эльф. - Ты когда-нибудь слышал, чтобы кикиморы сражались? - гоблин отрицательно покачал головой. - Я тоже не слышал. Да и как они смогут противиться магии? Я вообще удивлен, что кикиморы попросили помощи у Совета магов. Иногда мне кажется, что кроме флирта их ничего не интересует. И, откровенно говоря, я удивлен, что их раса смогла выжить. Видимо, до сих пор, территории болот просто никого не интересовали.
   - А небельсам они зачем? - не понимал Форс. - Даже если болота осушат, здесь еще долго нельзя будет жить.
   - Можно. Если применить магию. Но думаю, я угадаю, если скажу, что небельсов интересует не столько сама земля, сколько то, что в ней скрыто. Никто же до сих пор не исследовал этих болот. А небельсы решились это сделать. И, видимо, нашли что-то ценное. Или подумали, что нашли. Потому что подчас люди считают ценными вещи, не представляющие для бельсов никакого интереса. У них вообще довольно странный взгляд на реальность.
   - Это не мешает им быть довольно опасными противниками. Именно в силу своей непредсказуемости.
   - Противниками? Да ты любого небельса сделаешь на мечах за пару минут! - фыркнул эльф. - А я еще быстрее.
   - Не любого, - вздохнул Форс, и в лицах поведал, как на пару с Татьяной бился с тварью, засевшей на дороге к Румилу. - Попробуй скрестить мечи с этой ведьмой, - посоветовал эльфу гоблин. - Ты будешь сильно удивлен.
   - Террел с Ролумом тоже весьма впечатлены ее успехами. Иногда мне кажется, что они считают Татьяну не менее опасным монстром, чем те, которых она убивает.
   - Однако ее магические способности нам сейчас весьма пригодились бы, - вздохнул гоблин. - Потому что я по-прежнему не чувствую чужого присутствия.
   - Я тоже не чувствую. Попробую послушать деревья. Может, они помогут? - эльф скользнул к ближайшему тонкому ракитовому кусту и коснулся ладонью ствола. Разумеется, болота - это не лес, но вдруг кустарник все-таки отзовется? Лавр прикрыл глаза и сосредоточился. Куст зашелестел ветками. Эльф понимал его плохо, через слово, но нужную информацию выудить все-таки сумел.
   - Что он говорит? - не утерпел Форс, который уже не раз наблюдал, как Лавр общается с деревьями. Сути этой древней эльфийской способности гоблин не понимал (да и не хотел в этом разбираться), а вот результаты выручали Форса не раз и не два.
   - Маг скрывается в каком-то доме на болоте. Странно... и как кикиморы его не нашли? Или они не знают, что это тот самый маг? - удивился эльф. - Легкомысленные создания вполне могут считать его своим гостем.
   - Расспросим их? - предложил Форс, потирая руки в предвкушении встречи с небельсом.
   - Нет. Иначе можем спугнуть небельса. Вдруг его предупредит какая-нибудь особо влюбчивая особь? Причем не со зла, просто так, просто потому, что язык за зубами кикиморы не умеют держать в принципе. Попробуем найти этот домик сами. Надеюсь, окрестные деревья и кусты не откажутся с нами сотрудничать. В конце концов, человек ведь и их уничтожает.
   Найти жилье небельса оказалось не просто. Маг так замаскировал его, что если бы не помощь растений, даже Охотники не сумели бы его обнаружить. Особенно если бы небельс сидел тихо. Однако маг, убежденный, что ему абсолютно ничего не угрожает, варил на костре какую-то похлебку и распевал во все горло героическую песню. Лавр поморщился. Неизвестно, кто сказал небельсу, что он умеет петь, но эльф с удовольствием поймал бы этого вредителя. И убил. Потому что его тонкий эльфийский слух бунтовал против подобного концерта простудившегося мартовского кота. Судя по перекошенной физиономии Форса, его данное творчество тоже не вдохновляло. И он бы тоже заткнул поющего небельса первым, что попадется под руку. Однако с магом следовало соблюдать осторожность. Наверняка его дом охраняет мощное заклятье. А то и чего похуже. Насколько Лавр знал магов (а сталкиваться с ними ему приходилось периодически) к охране своей персоны они походили со всем тщанием. Видимо, Форс дошел примерно до той же мысли, а потому, прежде чем лезть напролом, он выловил лягушку. Подталкиваемая мысленным приказом эльфа, она запрыгала прямиком к магу, но сие действо было недолгим. Поскольку буквально в паре метров от небельса лягушка вспыхнула синим пламенем. Похоже, Лавр был прав. И дом мага действительно тщательно охранялся. Значит, прорваться напролом не получится. Оставалось только ждать, пока небельсу не надоест сидеть дома и он не отправится куда-нибудь на охоту. Или рыбалку. Или за потомством кикимор. Ну не век же он будет сидеть в своем криво сложенном, покрытом тиной шалаше! А ждать и эльф, и гоблин умели. Не зря же их взяли в клан Охотников.
   Из своего защитного кокона маг решился выползти только поздно вечером. Сотворив при помощью заклятья небольшой светящийся шарик, он направился в самую глубь болота, следуя особым, видным только ему меткам. Гоблин и эльф сопровождали небельса на расстоянии. Им для того, чтобы идти по болоту, метки были не нужны. Бельсы только не могли понять, почему кикиморы позволяют магу шляться по своей земле. Ведь они же наверняка ощущали его присутствие! И видели его шалаш. Почему кикиморы не закрыли свои земли для посторонних? Не поставили ловушек? И еще удивляются после этого, что у них потомство похищают! Правда, с другой стороны, эльф и придумать не мог, кому и для чего могут понадобится кикиморы. Впрочем... фантазия небельсов не знает границ. Вбили же они себе в голову, что вампиры боятся света и чеснока и что оборотней нужно убивать обязательно серебром! Может, у небельсов и насчет кикимор какое-нибудь поверье есть? Вряд ли маг похищал их потомство ради собственного удовольствия!
   Тем временем небельс, добравшийся, наконец, до места назначения, упал на колени и начал активно искать что-то под корягами. Гоблин с эльфом недоуменно переглянулись. Они, конечно, за свою долгую жизнь сталкивались с разными небельсами, но этот по количеству странностей превзошел все ими виденное. Лавр даже заподозрил, что маг попросту не в своем уме. И эти подозрения крепли с каждой минутой. Особенно когда небельс радостно вскрикнул, прижав к груди небольшую корягу. Маг поднялся с колен и, с видом именинника, отправился в обратный путь. Гоблин с эльфом снова переглянулись. Они вообще перестали понимать, что происходит. Стоит ли хватать и тем более убивать этого помешанного человека? Однако вспомнив, что послали их именно за этим, бельсы решили действовать на свой страх и риск. Переглянувшись, они решили, что столь странному небельсу стоит оставить жизнь хотя бы для того, чтобы выяснить мотивы его действий. Ну и потом... человеческий маг был очень хорошей добычей. Террел наверняка порадуется, если получит небельса живьем. И пусть вампир сам разбирается, зачем этому магу понадобились коряги, и что он делал на землях кикимор. У Охотников совсем другая задача. Гоблин с эльфом выждали удобный момент, Форс сбил мага с ног, а эльф крепко связал ему руки. Заткнув человеку рот, бельсы накинули ему на голову мешок, вытащили из карманов все артефакты, какие только нашли, раздели почти до гола (вдруг у него что-нибудь в одежду вшито) и обвязали веревкой так, что небельс стал походить на огромную, жирную гусеницу. Для дополнительной страховки магу обмотали пальцы тряпками (каждый в отдельности, так, чтобы он даже при большом желании не смог ими двинуть и сплести заклятье), а руки и ноги притянули друг к другу. Теперь у бельсов был шанс доставить этого человека к Террелу живым и относительно здоровым.
   - Хм... а наш небельс-то не так прост, - задумчиво протянул Форс, разглядывая похищенную магом корягу. - Смотри-ка!
   - Ничего себе! - удивился эльф, разглядев вышеозначенный предмет. По всей коряге, гроздьями, лепились розовые шарики, похожие на икринки. Только размером с утиное яйцо.
   - Мне почему-то кажется, что это и есть потомство кикимор, - предположил Форс.
   - Похоже на то, - согласился эльф. - Надо вернуть это кикиморам. И расспросить их, почему они сами не задержали этого мага.
   Возвращенным икринкам кикиморы порадовались. А при виде мага удивленно округлили свои и без того большие глаза. Оказалось, что небельс пообещал кикиморам на них работать. То бишь защищать их территории магией и помогать икринкам быстрее расти. Доверчивые кикиморы и подумать не могли, что небельс будет делать прямо противоположное! Видимо, до этого, кикиморы никогда не сталкивались с людьми. Взяв с легкомысленных особ торжественное обещание, что больше они ни одного человека и близко не подпустят к собственным территориям, гоблин с эльфом отправились в сторону Мортии. Им надо было спешить, поскольку развязывать небельса, даже за ради того, чтобы его покормить, они не собирались, а до Террела мага надо было доставить живым.
   - Ты не знаешь, сколько небельс может прожить без воды и еды? - полюбопытствовал гоблин.
   - Ну, дня два-то, думаю, выдержит. За это время мы должны дойти до Румила. А там... свяжемся с Террелом, и он к нам телепортируется, - предложил решение проблемы эльф.
   В Румиле ни гоблин, ни эльф долго задерживаться не планировали. У каждого из них уже было новое задание и своя дорога. Однако они просто не могли упустить случая и не посидеть в местном кабаке за кружечкой вина. Кто знает, когда им удастся встретиться в следующий раз? И удастся ли вообще? В этом мире стало слишком много опасных тварей. И клан Охотников не раз и не два терял своих бельсов. Впрочем... в мире было полно опасностей и без расплодившихся монстров. И одной из них, безусловно стали небельсы. Особенно те, что поклонялись какому-то Великому. Не успели эльф с гоблином опрокинуть по кружечке вина, как в кабак ворвался вооруженный отряд людей и начал крушить все, что попадется им под руку. Сначала бельсы замерли в недоумении. Они просто не могли поверить собственным глазам. В Румиле, практически в сердце их земель, на них совершается нападение! Однако недоумение было недолгим. Бельсы выхватили мечи и сражение пошло активнее. Уже через несколько минут отряд людей был буквально порублен на мелкие части. Но как вооруженные небельсы вообще попали в центр города? И тем более в кабак? Ответ на вопрос оказался исключительно простым. Люди, вошедшие поздно вечером в ворота Румила, прикинулись паломниками. А бельсы, привыкнув к тому, что священники не воинственны и благочинны, даже не стали их проверять на наличие оружия. Подобная ошибка вполне могла бы обойтись очень дорого, если бы люди умели сражаться чуть лучше. А так... бельсы отделались всего несколькими легкими ранениями. Что ж, очередной урок, преподанный людьми, бельсы усвоят надолго. И теперь стражники будут досконально обыскивать абсолютно всех.
   - Эй, хозяин, а где Форс? - забеспокоился Лавр, убирая меч в ножны и оглядывая зал в тщетной попытке увидеть своего приятеля.
   - Его слегка зацепило, он пошел наверх, рану промыть.
   - А почему наверх? - удивился эльф, но хозяин кабака только пожал плечами. Дескать, если я буду задавать много вопросов, то и клиентов растеряю.
   Поведение гоблина показалось Лавру довольно странным. В особой стеснительности Форса нельзя было упрекнуть однозначно. Так в чем дело? Зачем гоблину понадобилось разбираться со своей раной скрытно? Любопытный эльф поднялся по лестнице на второй этаж, и толкнул дверь в номер, где должен был находиться его приятель. Ну, собственно говоря, гоблин действительно находился именно там. И даже занимался тем, о чем говорил хозяин - промывал рану. Однако эльф замер на пороге, как жертва заклятья окаменения. Форс стоял к Лавру спиной. И эльф прекрасно мог видеть нанесенную на кожу гоблина татуировку. Длинная, как змея, изображавшая колючее растение северных земель, она начиналась где-то за ухом, тянулась через всю спину и терялась под штанами.
   - Ничего себе! - не выдержал эльф. Форс дернулся и обернулся.
   - Так я и знал, что однажды ты ее увидишь, - обреченно вздохнул гоблин.
   - И долго ты собирался скрывать, что ты принадлежишь к королевскому роду? - потрясенно поинтересовался эльф.
   - Всегда! - отрубил Форс. - Это не имеет значения. Я покинул свою страну, и не собираюсь туда возвращаться вновь.
   - Насколько я понимаю, судя по длине твоей татуировке, у тебя на спине изображен не просто символ северных гоблинов, а знак прямого потомка. Твой отец - коронованный правитель?!
   - И что? - буркнул гоблин, накладывая на рану повязку. - Лучше помоги. У моего папаши таких наследников аж 12 бельсов было. Выжили, правда не все, потому как за трон боролись со страшной силой. А мне этого добра и даром не надо было. Потому я и сбежал. И прошу, ради богов, не говори никому, что я королевского рода, иначе маги вцепятся в меня, как клещи.
   - Зачем? - не понял эльф.
   - Да ты что? Не знаешь, что большая часть артефактов активируется именно королевской кровью? Да и вообще она для магии очень полезная вещь. Вот только я подопытным кроликом быть не желаю, - отрезал Форс. - И объектом для политических авантюр не собираюсь быть тоже. Я не хочу, чтобы меня против моей воли сажали на трон и устраивали гражданские войны! У северных гоблинов и так слишком давно не было мира. И я не хочу стать причиной очередной войны.
   - Кто тебя может заставить быть королем, если ты этого не захочешь? - удивился Лавр.
   - Да любой маг может! Ты что, никогда не слышал о влияющих на личность заклятьях? Они пробуждают самые темные инстинкты и стремления. Всего одно такое заклятья, и я вполне могу захотеть сесть на трон, даже если для этого мне придется перерезать добрую половину своих соплеменников, - раздраженно пояснил гоблин, натягивая рубаху.
   - Ты принадлежишь к клану Охотников столько лет, и до сих пор умудрился не выдать свою тайну? - поразился эльф.
   - Я был осторожен.
   - А это правда, что все прямые потомки короля гоблинов обладают какими-то удивительными артефактами? - не отставал от Форса Лавр.
   - А вот это уже тайна, - хмыкнул гоблин. - Которую, впрочем, я могу тебе открыть... но только в обмен на меч.
   - Небельса с два я уступлю кому-нибудь свое оружие! - отмахнулся от предложения эльф. - Мне, конечно, любопытно, но я переживу.
   - Ладно, может быть, со временем, я найду достойную цену для твоего оружия, - вздохнул Форс, который уже не первый год облизывался на эльфийский клинок. - Ну что, продолжим наш вечер? Честно говоря, выпитое вино уже выветрилось из моей головы, так что придется начинать заново.
   - Только давай начнем заново в другом кабаке, - предложил эльф. И гоблин с ним согласился. Для одного дня приключений было больше, чем достаточно.
  
  
  
   6.
   Раз есть дырка, значит, в ней должен быть смысл.
   Марат Ка.
  
   О том, что эльфы будут недовольны появлением у Татьяны ручного ездового шриша, Террел ее предупредил. А вот о том, что этот монстр, получивший от магички имя Ржавый, вырастет до таких размеров - не сказал. К полутора годам шриш своими габаритами ничем не уступал крупному коню. В качестве средства передвижения Ржавый оказался выше всяких похвал - он был и быстрым, и выносливым, но и проблем с ним было выше крыши. Прежде всего потому, что злобные эльфы объявили Татьяну своим врагом номер один и даже назначили награду за ее голову. В принципе, попытку решить дело миром эльфы все-таки сделали. Если так можно сказать. Поскольку Татьяне было доставлено письмо с требованием (!) уничтожить имеющегося у нее шриша немедленно. И еще выплатить штраф за то, что она вообще посмела держать у себя эльфийское животное. Надо ли говорить, куда послала Татьяна листоухих вместе с их требованиями? Думаю, не стоит. И так понятно. Но эльфы искренне обиделись. И объявили Татьяне войну. Однако магичку это нисколько не испугало. На белом свете найдется не много идиотов, которые свяжутся с Охотником. Тем более, владеющим магией. Так что Татьяна угрозы эльфов просто проигнорировала. Если листоухие красавцы хотят с ней воевать - пусть делают это сами. Вот только вряд ли они высунут свои благородные носы с территории Золотого Леса. И уж тем более решатся надолго его покинуть.
   Надо сказать, что за два года пребывания в данном мире Татьяна сделала однозначный вывод - ей здесь нравится. Да, конечно, данное измерение было не без недостатков, но идеально бывает только в раю. А туда Татьяна не торопилась. В первую очередь потому, что не была уверена в том, что ее туда возьмут. Все-таки, как ни крути, а она была наемным убийцей. Хоть и называлась Охотником. Да еще и сражалась преимущественно против людей. Нет, монстры, конечно, тоже иногда попадались, но не так часто, чтобы их можно было счесть глобальной опасностью. Они и появились-то в данном мире искусственным путем, что давало реальную возможность со временем истребить их совсем. Магически выведенные твари практически не могли размножаться и имели еще целый ряд ограничений. Впрочем, менее опасными они от этого не становились. Монстры были прекрасно защищены, умели приспосабливаться к окружающей обстановке и очень долго жили. Да, породивший их маг обладал действительно огромным потенциалом. И очень нездоровой фантазией. Это сколько же травы надо было выкурить, чтобы создать столько разных монстров и догадаться выпустить их на волю! Не мудрено, что Совет магов быстренько избавился от своего безумного коллеги. Вот только поздно уже было. Монстры расползлись по земле. И бельсы для сражения с ними были вынуждены создать клан Охотников. И кто бы мог подумать, что когда-нибудь люди станут куда более значимой опасностью, чем монстры? И что представителям клана Охотников придется гоняться за небельсами?
   Как и во многих измерениях, бельсы не сразу обратили внимание на людей. И не сразу поняли, что они опасны. Впрочем, те люди, которые жили рядом с бельсами и даже вступали с ними в смешанные браки, отнюдь не были фанатиками. Они постепенно переставали замечать расовые различия, вели обычный образ жизни и не доставляли бельсам никаких проблем. Сложности возникали с совсем другими людьми. С теми, кто жил достаточно далеко от бельсов и попадал под влияние различных фанатиков (типа верующих в Великого). Такие люди были настроены весьма агрессивно. Однако открыто воевать с бельсами не решались и они. Видимо, даже фанатики не были столь глупы. И понимая, что противостоять бельсам они (пока, во всяком случае) не могут, люди начали убивать своих противников исподтишка. Тайно. Засылая на земли Мортии своих воинов. Люди обвиняли бельсов в том, что мир наводнили монстры (отчасти, это обвинение было справедливым) и заявляли, что злобные нелюди и сами ничем от монстров не отличаются. Последнее утверждение, конечно, было явным перегибом, но с другой стороны... людей можно было понять. Некоторые бельсы выглядели так, что не каждому демону в страшном сне приснится. А упрекнуть людей в излишней толерантности и терпимости еще никому не удавалось. Ну а поскольку небельсы прекрасно отдавали себе отчет, что они намного слабее своего противника, то всю свою фантазию они направляли на создание различных артефактов и особых видов оружия. И для защиты, и для нападения. Причем, по убеждениям людей, каждую расу бельсов нужно было убивать своим, особым способом. На вампиров доморощенные ведьмаки ходили с серебром, на оборотней с осиновыми кольями, а файернов щедро поливали святой водой и размашисто крестили.
   Откуда люди понабрались такого бреда - Татьяна представления не имела. Но суеверия были неистребимы. Магичка встречалась с кое-чем подобным в своем мире, но... только в книгах. Причем в таких, которые вряд ли можно рассматривать, как серьезный источник. В данном измерении людям было несколько сложнее. Поскольку нечисть в лице бельсов действительно существовала и прекрасно себя чувствовала. На взгляд Татьяны, в данной ситуации, скорее, от людей следовало бы ожидать более практичного и прагматичного отношения к нечисти. Но небельсы предпочитали верить во всякую ерунду. Откуда, например, взялось поверье, что вампиры боятся чеснока, а оборотни чертополоха? Что брукс надо непременно расстреливать из арбалета стрелами с наконечниками из заточенного ясеня, а кольдеров надо сжигать? Что гномов нужно травить мухоморовым отваром, а леших убивать исключительно топором? Татьяна (от нечего делать) даже начала коллекционировать подобные суеверия. И обнаружила весьма интересную вещь. Единственная раса бельсов, против которой люди так и не придумали оружия (видимо, не собираясь с ними воевать) - это эльфы. Любопытно... неужели листоухие ведут какую-то игру? Возможно ли, чтобы эльфы заключили с небельсами договор? Да нет, маловероятно. Они не со всеми бельсами-то общаются, куда уж им снизойти до людей. И однако все это было очень странным. Татьяна поделилась своими мыслями с Террелом, и тот задумался. Вампир слишком долго жил, и чересчур многое повидал на своем веку, чтобы игнорировать опасность. Даже если она предполагаемая.
   Надо сказать, что за два года Татьяна сумела если не подружиться с Террелом, то хотя бы найти с ним общий язык. Маг перестал от нее откровенно шарахаться и доверял довольно серьезные задания. Он даже допускал Татьяну на свои допросы. Особенно после того, как магичка наглядно ему продемонстрировала, что приемы вампира по выбиванию сведений несколько устарели. Террел даже позволил ей осмотреть артефакты Совета. И выслушал пару интересных комментариев на этот счет. Единственное, к чему Татьяна наотрез отказывалась прикасаться, был медальон, который превратил ее из статуи в человека. Да, конечно, однажды магичка уже брала его в руки и ничего страшного не случилось, но больше она рисковать была не намерена. Татьяна не понимала природу медальона. А все, чего она не понимала, казалось ей (не без основания) опасным. Кто его знает, этот артефакт, а вдруг он при следующем контакте снова поведет себя неадекватно? Помнится, преподаватель по теоретической магии предупреждал о такой возможности. Нет уж, непредсказуемых приключений с Татьяны хватит. Она только-только освоилась в этом мире. И даже начала к нему привыкать. У магички имелась своя комната в казармах клана Охотников, у нее появилось множество знакомых и (главное!) теперь она была сама себе хозяйкой. И все ее подвиги очень хорошо оплачивались. Татьяна могла себе позволить и хорошее оружие, и одежду на заказ, и любимые блюда в любом трактире. Магичка даже завела счет в гномьем банке и начала откладывать на долгую, обеспеченную старость. Если она, конечно, до нее доживет. Последнее было маловероятным. Во-первых, Татьяна вела слишком опасный образ жизни, а во-вторых, она так и не начала стареть. Хотя было у магички опасение, что смерть Шереса снимет с нее не только браслет подчинения, но и другие заклятья. Однако, видимо, бессмертье было не просто магией.
   Надо сказать, что первым неувязку внешнего облика Татьяны с ее предполагаемым возрастом заметил все тот же Террел. Небельсу это вряд ли бы удалось. В конце концов, два года - это не тот срок, за который могли произойти какие-то кардинальные перемены. Но Террел удивился, когда понял, что изменений не было вообще никаких. Он усадил Татьяну напротив себя и устроил ей форменный допрос. Сначала магичка честно отвечала на вопросы, тщетно пытаясь понять, что от нее хотят. А затем, когда выяснила что маг хочет постигнуть секрет бессмертия, рассмеялась, и поведала, как приобрела сей бесценный дар. Террела хватил столбняк.
   - Шерес использовал инкубатор проявления?! Но это запрещено законом! - возмутился маг.
   - Ну, во-первых, кольдеру явно было наплевать на закон, а во-вторых, если быть точным, закон запрещает использовать инкубатор для бельсов. Про людей там ничего не сказано, - цинично заметила Татьяна.
   - Да потому что ни одному нормальному магу такое даже в голову не придет! Бельсы намного сильнее людей, но даже среди них потери при прохождении инкубатора составляли почти 80%! Поэтому и был издан закон! А уж для человека инкубатор - это верная смерть. Как ты сумела выжить?! - поразился Террел.
   - Не знаю, - вздохнула Татьяна. - Но скажу честно. Никого и никогда я не хотела убить так сильно, как Шереса. И мне безумно жаль, что Лавр лишил меня этого удовольствия.
   - Многие небельсы, да и бельсы тоже мечтают приобрести бессмертие, - задумчиво сказал Террел.
   - Не знаю, какой выбор я сделала бы, если бы у меня вообще был выбор, - пожала плечами Татьяна. - Бессмертие это слишком долго.
   - Не для всех. Твое бессмертие, например, весьма относительно, - заметил вампир.
   - Это как?
   - Инкубатор является своеобразным артефактом. А магическая вещь не может кардинально изменить суть, только немного исправить, - объяснил Террел. - Ты будешь стареть, но слишком медленно для небельса. Пока я даже не могу понять насколько. Человеческий год может растянуться для тебя и в 10 лет, и в 50, и даже в сто. Скорее всего, тебя и убить можно. Если лишить головы или сердца. Так что будь осторожнее.
   - Постараюсь! - рассмеялась Татьяна. - Все-таки, быть вечно молодой - это довольно приятная перспектива.
   - Судя по количеству кавалеров, которые около тебя крутятся, одиночество тебе не грозит в любом случае, - фыркнул маг.
   - Еще бы кто дельный среди них был, - уныло вздохнула магичка.
   Повод для уныния у нее действительно был. Если сначала Татьяна радовалась тому, что теперь может вести активную личную жизнь, то потом ей это надоело. Ну не будил ни один из ее кавалеров в ней нежных чувств! Татьяна перебрала представителей практически всех рас в надежде увлечься, но звоночек внутри так и не звякнул. Может, приобретя бессмертие, она потеряла способность любить? Или все чувства у нее атрофировались за полвека пребывания в рабстве у Шереса? Второе более вероятно. Хоть Татьяна и не старела, это не означало, что она не становилась старше. Оставался опыт, менялись взгляды на жизнь, и от наивной девушки, которой она когда-то была, не осталось ничего. Да, когда-то Татьяна верила в любовь. И готова была пойти за любимым мужчиной на край света. Однако ничем хорошим это для нее не закончилось. Любимый мужчина ее предал, она едва не сгорела на костре, получила смертельную рану, превратилась в статую и оказалась в рабстве у Шереса. Заводить романы после подобных испытаний Татьяна не решалась. Впрочем... она слишком хорошо знала, что истинным чувствам наплевать на подобные мелочи. Они не спрашивают разрешения, не ждут удобного момента и не обращают внимания на вопли здравого смысла. Вот только мужчина, способный вызвать подобные чувства, пока на пути Татьяны не встретился. А случайных кавалеров, которых магичка держала "для здоровья" она забывала сразу же, как только за ними закрывалась дверь.
   - Ты знакома с магией воды? - неожиданно поинтересовался Террел, прерывая ее раздумья.
   - Вполне. А что случилось? Неужели небельсы изобрели подводные лодки? - удивилась Татьяна. - Рановато вроде бы для такого прогресса.
   - Небельсы добрались до русалок.
   - Ну и что? - удивилась Татьяна. - Насколько я знаю, это практически единственная раса, к которой люди не питают ненависти. Мужчины всегда не прочь развлечься, а русалки никогда не страдали излишней скромностью. Пожалуй, больше, чем русалок, люди почитают только эльфов.
   - Снова намекаешь на то, что эльфы каким-то образом связаны с усилившейся людской активностью? Мы не нашли этому подтверждений, - вздохнул Террел. - Но отбрасывать данную возможность не будем. Посмотрим, что нам покажет время. Хотя мне кажется, что людей просто пленяет эльфийская красота.
   - А почему их не пленяет красота кольдеров? - резонно возразила Татьяна.
   - Кольдеры ассоциируются у небельсов со льдом и холодом. А эльфы - с вечной весной и молодостью. Выбор людей понятен.
   - Да, но пристрастия небельсов быстро меняется. Если ты меня посылаешь к русалкам, значит, есть причина. Неужели люди передумали, и включили эту расу в список подлежащих уничтожению?
   - Насколько я понял, небельсы, поклоняющиеся Великому, вообще все расы, кроме своей, считают подлежащими уничтожению, - заметил Террел. - Кажется, они обвинили русалок в чем-то вроде разврата. Хотя как можно обвинять в нарушении закона того, для которого этот закон не существует? Русалки живут на своей территории и имеют собственное государство со своими законами. Почему они должны подчиняться правилам морали людей? И что это вообще за правила такие дурацкие?
   - Понимаешь... люди верят, что если они, живя на земле, будут выполнять определенные требования, то после смерти попадут на небо. И там им за все воздастся, - объяснила Татьяна. - Между прочим, одним из этих требований является отказ от плотской жизни. Так что русалки, совращающие людей с так называемого "пути истинного", просто должны быть уничтожены.
   - Глупости! - не выдержал Террел. - Если небельс захочет соблазниться, он и без русалок найдет с кем и где. И что тогда будут делать жрецы Всевышнего? Уничтожать всех женщин?
   - Думаешь, это нереально? - усмехнулась Татьяна. - Во многих измерениях есть Инквизиция, которая занимается тем, что уничтожает нечисть. Причем даже в тех мирах, где бельсов нет в принципе. В истории моего измерения, например, были Средние века, во время которых сожгли множество женщин, обвинив их в том, что они ведьмы. Понимаешь, люди так созданы, что им обязательно нужно кого-нибудь уничтожать. Иначе они себя плохо чувствуют. Но поскольку совесть у расы небельсов еще не совсем пропала, они находят благовидные предлоги для уничтожения себе подобных.
   - Это не совесть, это ханжество! - отрезал Террел. - И мне все больше становится понятно, что мира у нас с небельсами не будет.
   - Вы правильно сделали, что втянули небельсов в межрасовые браки. Ни один из тех, кто имеет детей смешанной крови, не пойдет воевать против бельсов. Да и люди, которые слишком долго прожили среди вас, вряд ли поверят в то, что вы демоны. Так что шанс у вас есть, - "успокоила" Террела Татьяна.
   - Иногда мне кажется, что вырезать бельсов подчистую было бы оптимальным решением, - буркнул маг.
   - Если ты думаешь, что я кинусь заступаться за свою расу, то сильно ошибаешься, - фыркнула Татьяна в ответ на это заявление. - Я не отношу себя к людям. Я слишком на них непохожа.
   - А я и не воспринимаю тебя как человека. Да и никто не воспринимает. Потому-то бельсы и относятся к тебе с настороженностью. Никогда не знаешь, чего ждать от представителя неизвестной расы.
   - Я буду сражаться за вас до тех пор, пока вы меня не предадите. Или не перестанете платить, - заявила магу Татьяна. - Я обещаю. А я, в отличие от небельсов, умею держать слово.
   - Время покажет, - вздохнул Террел, и они вернулись к обсуждению проблемы русалок.
   На самом деле, ничего особенного в этом задании не было. Даже так называемого "состава преступления" не наблюдалось. Ну, вымерло несколько русалок по неизвестной причине, ну и что? Может, зараза какая-нибудь их подкосила? Почему сразу небельсы во всем виноваты? Человеческое поселение существует рядом с русалочьей запрудой уже боги знают сколько времени, и до сих пор ничего странного не случалось. И конфликтов никаких не было, что, впрочем, неудивительно, если учесть, что человеческое поселение было сезонным и принадлежало рыбакам и охотникам. Да какой мужик в здравом уме будет травить русалок, с которыми развлекается? Нет, безусловно, стоило проверить, не затесался ли среди поселенцев какой-нибудь поклонник Великого, но Татьяне слабо в это верилось. Мужики наверняка бы его в момент вычислили. И отправили на корм рыбам. Любвеобильных и лишенных комплексов русалок боготворили и бельсы, и небельсы. Водяные девы, будучи абсолютно не ревнивыми, не меркантильными (всем подаркам русалки предпочитали красивые бусы), не требующими на них жениться и вообще не предъявляющими никаких претензий, были пределом мечтаний для любого мужчины. И чтобы решиться объявить войну русалкам, надо быть действительно упертым фанатиком.
  
   Отправляться в дорогу в холодную октябрьскую ночь у Татьяны не было никакого желания. А потому она решила, что путешествие подождет до утра. Порученное ей задание, в силу своей неопределенности, немедленного решения не требовало, а потому можно было заняться своими делами. Забрать заказ из лавки портного, пройтись по оружейным мастерским, подновить артефакты... да мало ли что! Конечно, в случае жестокой необходимости, решение данных проблем можно было отложить на "потом", но необходимости не было. А потому Татьяна оседлала Ржавого и отправилась в гномий квартал. Ибо именно там обретались истинные мастера своего дела. Драли, правда, за свою работу гномы втридорога, но и служили их вещи на совесть. А еще (и это Татьяне нравилось больше всего) гномы исполняли все прихоти заказчика. Были бы у того деньги. Именно поэтому магичка щеголяла в таких дорожных нарядах, что у мужчин глаза вылезали из орбит. Ну могла она себе позволить хотя бы эту маленькую слабость? Гном, у которого она заказывала вещи, даже зимние штаны умудрялся шить так, чтобы они аппетитно обтягивали и ноги, и филейную часть. А толстые вязаные джемпера, подчеркивающие грудь? Сказка! Зимние сапоги на утолщенной подошве, подбитая мехом куртка, и можно хоть на северный полюс отправляться. А! Еще за оружием зайти не забыть.
   - Что?! Опять меч сломала?! Да что ты ими, драконов кормишь? - возмутился гном, увидевший на пороге своей мастерской постоянную покупательницу.
   - Нет, меч пока цел. А вот кинжал я сломала. И еще мне нужны арбалетные болты, штук двадцать, стрелы и накопители для магической энергии, - невозмутимо ответила Татьяна. - Кстати, кинжала надо два. Один серебряный. Ходят слухи, что небельсы не так уж не правы в своих суевериях, и серебром монстры действительно убиваются лучше.
   - Судя по тому, как активно Охотники обзаводятся соответствующим оружием, так оно и есть, кивнул гном. - Может сразу купишь себе серебряный меч?
   - Как-нибудь потом.
   - Ну тогда купи серебряные шипы, на куртку нашьешь, - продолжил уговаривать магичку гном. - И на шриша своего.
   - На него тоже нашить? - хмыкнула Татьяна.
   - Зачем? Вверни основанием под кожу. Эльфы всегда так делают, - посоветовал гном.
   - Извращенцы! Нет уж, я своего Ржавого уродовать не буду. А ты откуда знаешь, что эльфы своих шришей шипами украшают? -удивилась Татьяна.
   - Видел.
   - Где?! Неужто листоухие соизволили тебя посетить?
   - И даже послание для тебя в очередной раз оставили. Читать будешь? - лениво поинтересовался гном.
   - Давай... вдруг чего интересного написали, - хмыкнула Татьяна, взяла из рук оружейника свиток, развернула и погрузилась в чтение. - Та-а-ак. Ну, то, что я гнусная тварь, это понятно. Что веду себя неподобающим образом, тоже ясно. Эльфам-то до этого какое дело? А! Очередное требование уничтожить шриша и заплатить штраф с набежавшими за полтора года процентами. Ничего себе! Эдак и без штанов можно остаться! И кто бы мог подумать, что эльфы такие жадные. И мелочные.
   Татьяна смяла свиток и привычным жестом отправила его в пламя камина. Разумеется, ни убивать Ржавого, ни платить эльфам какие-то непонятные штрафы она не собиралась. И сильно сомневалась, что кто-нибудь заставит ее это сделать.
   - Стрелы будешь брать обычные или утяжеленные? - флегматично поинтересовался гном, раскладывая товар перед нестандартной покупательницей.
   - Давай и тех и других, - решила Татьяна.
   Гном разгладил бороду и, хитро хмыкнув, выложил перед магичкой главный козырь - несколько кольчуг примерно ее размера. Обычно, подобный товар уходил на юг, амазонкам, но почему было не рискнуть? Да гном готов был съесть свою бороду, если эта девица останется равнодушна к подобному товару! Наверняка Татьяна раскошелится, увидев такую роскошь. А это значило, что кольчуги гном будет возить и продавать постоянно. Потому что и оружие, и одежда у Татьяны довольно быстро выходили из строя. И это произведения мастеров-гномов! А что было бы, если бы она решила вооружиться у небельсов? Впрочем,... те не продали бы Татьяне и ржавого ведра. Просто из-за собственной убежденности, что женщине не место ни среди воинов, ни среди магов. К счастью, гном-оружейник слишком много повидал в этой жизни, чтобы быть столь же категоричным. Да и потом... магичка отнюдь не принадлежала к разряду обычных женщин. И это было очень хорошо видно. Гном даже не был уверен, что магичка - чистокровный небельс. Слишком уж она отличалась от обычных человеческих женщин. Да и от женщин бельсов тоже. Быстрая, опасная, безжалостная, Татьяна скорее напоминала хищника. Впрочем... по сравнению с некоторыми представителями клана Охотников даже дракон покажется не слишком опасной тварью.
   - Великолепно! - определилась Татьяна с выбором кольчуги. - Легкая, прочная, и как раз моего размера. Я и не думала, что смогу такую найти! Надеюсь, ты сделаешь мне скидку? Иначе я просто не смогу позволить себе купить все сразу.
   - Ну и сколько ты хочешь, изверг? - застонал гном. Несмотря на свой многовековой опыт, торговаться с Татьяной он попросту ненавидел. Потому что магичка была настырной, как баран и липучей, как смола.
   Разумеется, Татьяна выторговала себе максимально возможную скидку, кто бы сомневался! Потому и покинула мастерскую гнома в самом распрекрасном настроении. У нее еще остались деньги, чтобы запастись едой в дорогу и приобрести несколько простеньких амулетов. Собственно, Татьяна и сама прекрасно могла их создать. Не зря же она купила у гнома накопители магической энергии, пустые болванки, которые после подзарядки становятся амулетами и артефактами (смотря сколько мощности вложишь). Однако Татьяна отнюдь не чуралась пользоваться и чужими произведениями магического искусства. Особенно если они были специализированы в той области, с которой она в данном измерении еще не сталкивалась. Например, свои знания в сфере отравлений Татьяна оценивала как весьма посредственные, а потому не поскупилась и приобрела целую горсть амулетов, определявших различные виды местных ядов. Ну, вот. Теперь можно было заскочить в трактир поужинать, и спать, спать, спать... Возможность выспаться была для магички одним из знаков того, что теперь она свободна.
   Первые месяцы своей жизни в новом измерении Татьяна никак не могла привыкнуть к мысли, что цепи рабства порваны, и она больше никому не принадлежит. Магичка просыпалась по ночам в холодном поту и хваталась за левое запястье. Однако от браслета подчинения осталась только тонкая татуировка. Татьяна облегченно вздыхала, но уснуть уже не могла. Слишком уж велик был постоянный страх снова оказаться в рабстве. Настолько, что Татьяна постоянно окружала себя мощными магическими щитами. Она всегда была настороже, постоянно ждала нападения, и серьезно уставала. И неизвестно, сколько бы еще это продолжалось, если бы Татьяну не отправили на задание, приказав поймать истреблявших оборотней небельса. В дороге страхи несколько отступили. А затем и вовсе отошли в тень. Нельзя сказать, что они пропали окончательно, нет, жуткие сны о рабстве возвращались периодически. Но с этими страхами можно было жить. И сражаться. Тем более, что и профессия у магички в данном мире была как нельзя более подходящая. Не предусматривающая сантиментов и требующая постоянной сосредоточенности. Дороги, сражения, опасность... порой Татьяна так выматывалась, что не видела даже снов. Однако бросить свою работу ей и в голову не приходило, хотя она вполне могла бы зарабатывать на жизнь магией. Татьяна слишком привыкла к бродячему образу жизни. Ну и потом... что она, зря почти полвека горбатилась на Шереса в качестве наемника? Отточенное десятилетиями умение владеть мечом и боевой магией сослужило ей хорошую службу. Всего за два года Татьяна стала одним из самых высокооплачиваемых наемников клана Охотников. И это еще без учета ее приработков на продаже артефактов, амулетов и заклятий. Нет, определенно, с миром Татьяне повезло. А то, что приходится убивать людей... так первый раз что ли? Магичка и по приказу Шереса их не мало убила. И тогда, когда пустилась в авантюру за ради исполнения своего заветного желания, тоже сложа руки не сидела.
   Татьяна невольно вздохнула, поддавшись воспоминаниям. Тогда она еще не была бессмертной. И опытной. Меч слушаться ее не хотел, а боевые заклятья получались через раз. Хорошо хоть рядом оказалась лешачиха, которая помогала магичке. И Татьяна во всем старалась брать с нее пример. Почти во всем. Потому что (как ей тогда казалась) стать такой же хладнокровной и жесткой особой, как Лесс, она никогда не сможет. Татьяна хмыкнула. Как мало, оказывается, она знала саму себя. Всего-то полсотни лет в рабстве, и магичка превратилась в такую колкую, циничную, умеющую за себя постоять стерву, что сейчас, пожалуй, могла бы дать лешачихе фору. Правда, у Лесс перед Татьяной было огромное преимущество - напарник, принадлежащий к расе файернов. Великолепный проводник и опытный воин. Любопытно, как сейчас поживает эта парочка? И поживает ли вообще? Они оба поменяли свою сущность, став небельсами. А люди - слишком слабые и недолговечные создания. Когда-то, когда Татьяна только попала в данный мир, она попросила Террела найти возможность связаться с Лесс и Моррелем. Но маг ничего сделать не смог. Или не захотел. Может быть, Террел просто решил, что с него предостаточно одной Татьяны. Ведь вампир, хоть и не относился к ней столь же подозрительно, как раньше, все равно ей не доверял. Хотя... магичка его тоже особым доверием не баловала. И доказывать собственную лояльность не спешила. Татьяна слишком привыкла полагаться только на себя. И не думала, что от этой привычки надо было отказываться. Излишняя осторожность еще никому не помешала. А вот чем может обернуться излишняя доверчивость, магичка помнила слишком хорошо. Потому и собиралась в дорогу, тщательно проверяя все. От одежды до оружия. От еды до средства передвижения.
   Впрочем, Ржавый не очень-то нуждался в ее заботах. Он доставлял своей хозяйке минимум неудобств. Да и те только из-за своего непоседливого характера. Впрочем, двухлетний шриш считался еще молодым, так что его щенячье поведение было вполне оправдано. Татьяна погладила огромную ящерицу и в очередной раз удивилась особенностям местной фауны. Похожий на мантикору монстр вовсе не выглядел ручным. И ласковым. Однако Ржавый таскался за обожаемой хозяйкой по пятам, напоминая Татьяне своим поведением одновременно и лошадь, и собаку, и сказочного дракона. Абсолютно всеядный шриш мог бежать (с приличной скоростью!) сутки напролет, валяться вверх ногами, подставляя магичке пузо для почесывания и извергать пламя в количестве, достаточном для того, чтобы разжечь костер даже в самую дождливую погоду. Словом, транспортное средство Татьяна нашла себе просто идеальное. Не зря же листоухие так бесились от одной мысли, что у нее есть собственный шриш! Видимо, боялись, что Татьяна, имея перед собой образец, сможет вывести подобную магическую тварь, и эльфы лишатся исключительного права владения. Насколько Татьяна знала, листоухие наотрез отказывались продавать шришей. Видимо, желая еще больше подчеркнуть исключительность своей расы. Хотя чего там исключительного? Ведь если задуматься, то ничем таким уж особенным эльфы от других бельсов не отличались. Красота? Так на вкус Татьяны кольдеры были ничуть не хуже. Знание дорог? Файерны вполне могли составить в этом эльфам конкуренцию. Магия? Постольку, поскольку. Однако самолюбивые листоухие снобы совершенно не хотели быть, как все. Они закрыли доступ в свой Золотой Лес и начали вести себя так, что вскоре даже бельсы уверились в том, что эльфы - это высшая раса. Чего уж говорить о людях! Даже странно... Татьяне, конечно, эльфы тоже нравились, но не до такой же степени, чтобы перед ними благоговеть! Или считать их исключительными. По мнению магички, подобное мнение было чересчур преувеличено. И ни на чем не основано. Однако переубеждать бельсов и людей Татьяна отнюдь не собиралась. Оно ей надо? Эльфы и так считали ее врагом номер один. А у Татьяны и без препирательств с посторонними расами дел было выше крыши. Хотя... магичка была совершенно не уверена в том, что у русалок ее ждет реальное дело.
   Надо сказать, когда Татьяна добралась до Большой Запруды, ее подозрения почти превратились в уверенность. Русалки приняли ее хорошо, но по их поведению совершенно не ощущалось, что они напуганы. Или расстроены. И зачем, спрашивается, Татьяна сюда притащилась? Песни русалочьи слушать? Конечно, поют мокрохвостые создания потрясающе, но стоило ли из-за этого к ним ехать? Татьяна попыталась выяснить, что же у русалок такого случилось, что они пригласили Охотника, но все ее старания не увенчались абсолютно ничем. Гостеприимные хозяева напрочь отказывались отвечать на вопросы, пока не накормят, не напоят и не развлекут гостя. Н-да... насколько Татьяна знала обычаи русалок, после всего вышеперечисленного она не будет в состоянии не то, что вопросы задавать, соображать нормально. И отказаться нельзя, традиции нарушишь, хозяев обидишь. Тьфу! Неужели русалки и впрямь самостоятельно Охотника вызвали? Да быть того не может! Они же вообще ни о чем не думают, кроме сиюминутного удовольствия. Ничего не помнят о прошлом, не умеют планировать будущее... удивительно, как они умудрились выжить в этом мире! Впрочем, ответ на последний вопрос как раз был ясен. До сих пор река, в которой обитали русалки, была на фиг никому не нужна. Слишком уж она была бурной и непредсказуемой. Да в этой речке порогов было больше, чем звезд на небе! И единственное, чем привлекали русалочьи территории - так это обилием зверья в окрестных лесах, рыбы в воде и, собственно, самими русалками. Прямо скажем, не те ценности, из-за которых стоит огород городить.
   Поняв, что с русалками она каши не сварит, с утра пораньше Татьяна отправилась в Большую Запруду, как называли свое поселение рыбаки и охотники. Чувствовала себя магичка после вчерашних возлияний не ахти, (против похмелья даже заклятья не очень-то помогают), но надо же было разобраться с порученным ей делом! Погодка позднего октября и так-то была мерзейшая, (непонятно что с неба на голову сыплется: толи снег, толи дождь), а уж возле речки и подавно. Сырость, туман, холодный, пронизывающий до костей ветер и никаких удобств. Пожалуй, еще недельки две, и русалки залягут спать на зиму. Блин! И стоило тащиться сюда? Неужели мокрохвостые соблазнительницы мужчин до весны не подождали бы? Хотя... ходили упорные слухи о том, что спят русалки не так уж крепко. И что некоторые почитатели экстрима умудряются даже зимой навещать этих любительниц весело провести время. Татьяна нарисовала в своем воображении картинку с соответствующим антуражем: сугробами, прорубью, тулупом и торчащими вертикально лыжами, и хихикнула. На что только не пойдет мужик, которому сильно захотелось развлечься! И без разницы, к какой расе и виду он относится.
   В справедливости своего последнего утверждения Татьяна убедилась сразу же, как только вступила на территорию поселения так называемых рыбаков и охотников. Ни развешанных на просушку сетей, ни тушек добытой дичи... словом, ни пуха, ни пера. В прямом смысле. Зато вычищенные и выглаженные мужчины разных рас сновали по поселку толпами. Татьяна с любопытством огляделась. Пожалуй, еще пару лет, и это поселение вполне можно будет называть городком. Судя по размеру и богатой отделке большинства домов, некоторые искатели приключений живут здесь круглогодично. А что? Если уж у мужика есть деньги на то, чтобы построить себе в этом захолустье рублевский коттедж, то уж на то, чтобы организовать в доме нечто вроде бассейна, и держать там пару-тройку русалок - и подавно денег хватит. Тем более, что мокрохвостые любвеобильные особы славятся своей неприхотливостью. Да и потом... наверняка в уютном многоэтажном домике русалкам живется гораздо теплее и сытнее, чем в реке. Хм... может, кто-нибудь начал травить мокрохвостых красавиц из чувства здоровой конкуренции? Или нездоровой зависти? У кого бы выяснить, что здесь происходит? Татьяна замерла на пару минут, разглядывая витиеватую надпись на одном из домов, а потом решилась зайти. Надпись гласила, что именно здесь и обитает глава Большой Запруды. Хотелось бы надеяться, что хоть он сможет дать магичке ответы на интересующие ее вопросы. Или хотя бы скажет, не заметил ли чего-нибудь подозрительного.
   Поселковый глава, на удивление Татьяны, оказался толстым и дородным гномом. Надо же... а она-то наивно думала, что представители этой расы, отличающиеся редкостным трудоголизмом, и развлекаться-то не умеют. Похоже, она ошиблась. Поскольку исполненный собственного достоинства Мшушун подтвердил, что действительно является главой данного поселения. Более того, гном сознался, что и письмо клану Охотников с просьбой о помощи тоже именно он отправил. Вон оно что... неужто среди погибших русалок была понравившаяся гному особа? А Татьяна-то все гадала, кому это понадобилось шум поднимать. Развлекавшимся на всю катушку мужикам, которые и в лицо-то русалок не различали (зачем им это?) вообще все было по барабану. Вот если бы вымерли сразу все русалки, тогда да, тогда бы они очнулись. А пять штук... да кто их считает? Оказалось, что гном считал. Хоть Мшушун и был не совсем стандартным представителем своей расы, поскольку любил поразвлечься с русалками, однако генетический трудоголизм оказался неистребим. Гном открыл в поселке лавки, построил первый дом с бассейном, и превратил бессистемное развлечение в очень доходное дело. Причем, надо отдать Мшушуну должное, с его доходов и русалки получали свою часть. Причем отнюдь не бусами. Гном снабжал русалок материалом для благоустройства их подземных нор (мокрохвостые девицы оказались весьма чувствительны к комфорту) и приобретал для них наряды. Словом, все шло великолепно, пока русалки вдруг не начали умирать от неизвестных причин.
   Первые пару смертей гном списал на случайность. Чего не бывает в жизни? Однако следующие две заставили его насторожиться, а пятая оказалась последней каплей, после которой Мшушун и отправил письмо в клан Охотников. Похоже, рачительный гном считал русалок практически своим товаром и очень негативно относился к перспективе этот самый товар потерять. Нда... тяжелый случай. Но чего не сделаешь за деньги? И Татьяна приступила к расследованию. Точнее, попыталась приступить, ибо с первых же шагов столкнулась с непредусмотренной, но вполне понятной сложностью. Окружающий народ ее рвения не понял. Поскольку под воздействием винных паров и накрывающей поселок любовной ауры просто не в состоянии был говорить о чем бы то ни было серьезном. И все, чего магичка добилась - так это несколько приглашений весело провести ночь. Так что единственными стоящими сведениями, выуженными Татьяной, были сведения о том, что небельсов здесь уже давно никто не видел. Странно... насколько магичка помнила, поселение Большая Запруда раньше принадлежало людям. И эти самые люди очень даже неплохо сосуществовали рядом с русалками. Что произошло? Куда делись небельсы? Почему их нет в поселке? Неужели бельсы изгнали их к чертовой бабушке? Тогда потравы русалок Татьяну не удивляют. Скорее, она удивлена, что люди ограничились только этим.
   - Да ты что! Побойся богов! Мы не изгоняли отсюда небельсов! - возмутился гном. - Они сами ушли. Около полугода назад.
   - Куда ушли? И почему? - не удержалась от расспросов Татьяна.
   - В поселке появился какой-то жрец небельсов. Ну и начал вещать о том, что, дескать, все бельсы - это нечисть, которую надо истреблять. А русалок так в первую голову, поскольку они эти... как ее... развратницы!
   - И вы этого жреца убили! - кровожадно предположила Татьяна.
   - Да на кой он нам нужен? - оскорбился гном. - Вытолкали взашей! Небельсы долго думали, что им делать. Они, вишь, и с жрецом ссориться не хотели, и русалок убивать. Ну, и порешили они переселиться отсюда.
   - Куда?
   - А демоны их знают. В округе небельсов точно нет. Ни одного. Я бы учуял.
   - А если небельс маг? - осадила Татьяна самоуверенного гнома.
   - От об этом-то я и не подумал! Так это же он, ирод, русалок моих травит, жрец этот проклятущий! От него магическими артефактами за версту разило! Значит, не ушел он вместе с небельсами, а здесь остался. Решил, значится, извести русалок. Ну вот чем они помешали этому небельсу, чем? - обиженно вопросил гном.
   - Может, отказались с ним поразвлечься? - рассмеялась Татьяна, представив себе подобный маловероятный вариант. - Ладно, давай ближе к делу. Ты хорошо знаешь окрестности?
   - Конечно! Я планирую и дальше расширять поселок. У меня уж и договоренность есть с главой Томина, будем вместе тракт сюда налаживать.
   - Мне твои торговые дела без интереса! - прервала словоохотливого гнома Татьяна. - Скажи, где здесь можно спрятаться? Да еще так, чтобы тебя никто не замечал долгое время?
   - Да везде! - не обрадовал магичку Мшушун. - Тут же кругом на три дня лёту один лес!
   - Неужели местные бельсы вообще не отрываются от русалок и не выходят никуда за пределы поселка? - не поверила Татьяна. - Есть же какие-то проверенные тропы! Лес, конечно, большой, но даже маг должен чем-то питаться. Ну а поскольку, как мы подозреваем, небельс еще и выходит из своего укрытия для того, чтобы отравить русалок, значит, он прячется где-то недалеко. Кстати, а с чего ты решил, что русалки были именно отравлены?
   - Я не решил, я предположил, - поправил Татьяну Мшушун. - Потому что другой причины смерти не обнаружил. И знаешь, какая странность? Такое ощущение, будто все пять русалок были отравлены разными ядами. Одна посинела, у другой пятна по чешуе пошли, третья задохнулась, четвертая распухла, а с пятой вообще произошла странная история. Ты знаешь, что русалки никогда не покидают воды? Мы их и в бассейны перевозим в специальных бочках. А эта доползла до моего дома. Представляешь?! И просипела что-то про синюшку и общую скорую смерть. Тут я и испугался.
   - Может, это какая-нибудь эпидемия русалочья? - предположила Татьяна.
   - С разными симптомами? - усомнился гном. - И потом... даже такие легкомысленные особы, как русалки, обратили бы внимание на эпидемию. Они же хотят выжить! А та, которую я поселил в своем доме, только брезгливо поморщила носик, когда я притащил ей тело на опознание, и твердо сказала, что это не болезнь. И что русалки вообще не болеют.
   - Любопытно... - задумалась Татьяна. - Ладно, попробую разобраться в этой странной истории. Жаль будет лишиться столь любвеобильной и красивой расы. Буду искать жреца.
   - Да сколько времени на это потребуется! - чуть не взвыл гном. - Пока ты его ищешь, он мне и остальных русалок перетравит.
   - У тебя есть предложение лучше? - ехидно поинтересовалась Татьяна, но Мшушун только несолидно шмыгнул носом. - Ну, вот и все. А насчет времени не беспокойся. Я буду искать жреца с помощью магии. И если у него есть хотя бы один артефакт - я его быстро вычислю.
   На самом деле поиск жреца оказался не такой уж легкой работой. Артефактов с собой у небельса было множество, но он так профессионально себя "закрыл", что обнаружить его удалось чисто случайно. И то только потому, что жрец решил выползти на охоту. Ночью. В новолуние. Хм... он что, совсем идиот? Да ни одна русалка к нему сейчас не выплывет! Новолуния мокрохвостые создания боялись, как черт ладана. Прятались под коряги, уходили на дно и наотрез отказывались общаться. Может, жрецу все-таки нужны не русалки? А зачем он тогда к их реке идет? Звездами полюбоваться? Не нравилась Татьяне подобная романтика. Совершенно не нравилась. Скорее всего, небельс и шел к реке именно потому, что был твердо уверен, что в новолуние там никого не встретит. Ни русалок, ни очарованных ими бельсов. Хотя лично Татьяна и в любую другую холодную слякотную ночь конца октября не согласилась бы у реки ошиваться. Но это уж, как говорится, каждому свое.
   Бельс добрался до одной из немногочисленных тихих заводей и внимательно огляделся по сторонам. Осторожный, гад! Татьяна быстро смяла в руке магический подсвечивающий шарик и задержала дыхание. Однако жрец не учуял ничего подозрительного. Он нарисовал артефактом светящуюся октограмму (причем большая часть ее находилась на поверхности воды), стянул сапоги и вошел в ледяную реку. (Бр-р-р!). Похоже, начиналось самое интересное. Татьяна сплела несложное заклятье и усилила звук. После того, как маг ступил в центр октограммы, чужое присутствие он все равно обнаружить не сможет. Если, конечно, на него не соберутся напасть. А Татьяне было безумно любопытно, что собирается сделать небельс. Ни с чем подобным в своей практике она еще не сталкивалась. Октограмма лежала на водной глади идеально, без малейшего намека на рябь. И светилась мертвенным синеватым цветом. Что же этот небельс задумал? Татьяна напрягла слух.
   Сначала маг читал долгую и заунывную молитву Великому. Затем осыпал проклятьями весь род бельсов (проклятья, кстати, были так себе, без особой фантазии). И, наконец, произнес кодовые слова о принесении в жертву. Странно... и кого же этот тип жертвовать собрался? В руках у него ничего нет, мешка за спиной тоже не наблюдается, из октограммы до окончания обряда он выйти не сможет... так где собака порылась? Ну не себя же небельс захотел пожертвовать. Стоп! А не собирается ли этот жрец принести в жертву своему Великому русалок? Причем сразу всех? На первый взгляд предположение, конечно, кажется бредовым, но чем черт не шутит. Татьяна сплела мощный магический щит, накрыла колпаком небельса вместе с его октограммой и зарылась поглубже в ближайший овражек. Отдача от такой авантюры будет, наверняка, чудовищная. Небельс прочтет заклятье до конца, активирует октограмму, она срезонирует, но, натолкнувшись на купол, не сможет реализоваться. И взорвется. Правда, при этом, она, наверняка, и купол снесет, но это будет уже не столь важно. Заклятье окажется прерванным, а небельс очутится прямо в эпицентре взрыва. При условии, конечно, если жрец действительно собрался принести в жертву русалок. Так что пусть он лучше ограничится рыбками или птичками. Небельс дочитал заклятье до конца, взмахнул рукой и активировал октограмму. Она засветилась, из центра взметнулся ярко-синий луч и... раздался взрыв. Причем такой силы, что даже плотно прижавшуюся к земле Татьяну чуть не снесло с места.
   - Надо было выбрать овражек поглубже, - пробормотала магичка отряхиваясь и отплевываясь от осыпавшей ее с ног до головы хвои. - Посмотрим, как там поживает наш приносильщик жертв.
   Как может поживать человек, попавший в эпицентр взрыва? Да уже никак! Теперь, тому, кто соберется похоронить жреца, (если, конечно, таковой найдется), придется собирать этого самого жреца по кусочкам. Одно хорошо. Вреда русалкам небельс причинить так и не сумел. Нет, ну это надо же до такого додуматься! Взять и принести в жертву целый народ! Интересно, и каким способом жрец собирался это сделать? Убить всех русалок одновременно - это же постараться надо. Татьяна подошла ближе к погасшей октограмме и попыталась разобраться в плетении заклятий. А! Вот оно что! Значит, не зря Мшушун подозревал, что погибших русалок именно отравили. Похоже, небельс экспериментировал на них, подыскивая подходящий яд. Такой, чтобы можно было отравить всех остальных русалок разом, причем так, чтоб мало не показалось. Видимо, Великий требовал от своего жреца не просто жертвы, а жертвы, умершей в страшных мучениях. Любопытный божок. Не мешало бы познакомиться поближе с такой религией. Больно уж она была странная. И жестокая. Даже для небельсов.
   - Что это было? - раздался за спиной Татьяны хриплый голос. Магичка вздрогнула и обернулась.
   - Мшушун? Ты что здесь делаешь? - удивилась она.
   - Дык, думал тебе помочь. Виданое ли дело, девка одна воевать отправилась! А ты, значит, маг-то будешь посильнее небельса. Ох, и знатно же ты колданула этого ирода! - восхищенно присвистнул гном. - Оставайся у нас, будешь начальником охраны и главным магом нашего поселка.
   - И мужики такое потерпят? - удивилась Татьяна.
   - Да кто их спрашивать будет? - отмахнулся гном. Татьяна фыркнула. И как она сразу не догадалась? Да Мшушун и главой поселка-то без спроса наверняка стал. Просто сам себя назначил, и все. Остальным же все равно не до этого, они развлекаются.
   - Нет уж, спасибо, - отмахнулась от предложения Татьяна. Оно ей надо, провести остаток жизни в борделе? Пусть даже здесь это и называется по-другому? - У меня контракт с кланом Охотников.
   - Жаль, - вздохнул гном. - Но ведь прав я оказался? Прав? Этот ирод русалок убивал?
   - Да, Мшушун. Ты оказался прав. И когда заподозрил, что дело нечисто, и когда запросил помощи у клана Охотников, - серьезно ответила Татьяна. - Этот небельс собрался принести в жертву своему богу всех русалок сразу. И если бы не я, ему бы это удалось.
   - Всех русалок?! В жертву?! - подпрыгнул возмущенный гном. - Ой, как жаль, что твое заклятье его разорвало на части! Я бы и сам не хуже справился! Да чем ему не угодили наши красавицы?
   - Не знаю, не спрашивала, - хмыкнула Татьяна. - Но могу предположить. Жрецы небельсов налагают на себя обет целомудрия. То есть им нельзя ни с кем и никак. Так что завидно ему было! Ну и потом, - перешла Татьяна на серьезный тон. - У меня такое ощущение, что поклоняющиеся Великому люди провозгласили эру тотального уничтожения бельсов. И появление здесь жреца тому подтверждение. Небельсы уже начали вас истреблять. Продуманно и планомерно. Сначала им под руку попались русалки, которые не могут за себя постоять, а затем, возможно, и кто-нибудь другой подвернется.
   - Я слышал, какой-то небельс воровал у кикимор их потомство, - задумался гном. - Ты права, люди выбирают слабых противников. Ведь кикиморы - это просто другой вид расы русалок. Но что же делать бельсам? Нанести удар первыми и вырезать людей подчистую?
   - Всех? - ядовито поинтересовалась Татьяна, дернув бровью.
   - Всех не получится, - вздохнув, признал гном. - Но с этим же надо что-то делать?!
   - Надо, - согласилась Татьяна. - Только я пока не знаю что.
   - У гномов существует древняя легенда о том, как человек победил Смерть. Не буду пересказывать, что он совершил, история довольно мрачная и кровавая, но, в конце концов, человек добрался даже до Властителя. И тот был вынужден изменить судьбу небельса.
   - Это ты к чему? - не поняла магичка.
   - Многие гномы считали, что эта легенда безбожно врет. Потому что Властитель не балует своим вниманием даже эльфов, а не то что небельсов. Но были и такие гномы, которые считали, что это не легенда, а нечто вроде пророчества. И ты знаешь, сейчас я склонен с этим согласиться. Небельсы расплодились так, что стали представлять серьезную опасность. Страшно подумать, что будет, если люди решат объединиться.
   - Ты хочешь сказать, что победив бельсов, они победят Смерть, и Властитель просто вынужден будет вмешаться, если захочет спасти созданные им расы от уничтожения? - удивилась Татьяна. - Мне это кажется маловероятным. Вряд ли люди смогут объединиться. Они обязательно перегрызутся. Хотя... пренебрегать потенциальной опасностью тоже не следует. Я слышала, что люди, которые поклоняются Великому, чтут еще неких Жреца и Ученика. И эти двое последних, насколько я знаю, вполне живые и осязаемые. Неплохо было бы добраться до них. И побеседовать. Люди, в отличие от бельсов, существа стадные. Им обязательно нужен кто-то, кто их возглавит и поведет. Неважно куда и против кого. К счастью для бельсов, подобные личности среди людей рождаются не так уж часто. И если лишить небельсов их главы, предводителя, они станут менее опасны. Разумеется, со временем они найдут для своего войска другого предводителя. Но... "кто время выиграл, все выиграл в итоге".* (* Мольер.)
   - Не стоит относиться к древним легендам слишком легкомысленно, - покачал головой гном. - В них заложен глубокий смысл. Зачем небельс стал сражаться со Смертью и действовать наперекор Властителю? Наверняка, он был доведен до крайности. И знаешь, какой вывод из этого следует?
   - Ну? - заинтересовалась Татьяна.
   - Даже обычный, слабый небельс может победить Смерть и заставить Властителя играть по своим правилам. Значит, бельс тем более это может. Вот только я и представить себе не могу, до какой степени отчаянья надо дойти, чтобы на такое решиться.
   Да, для того, чтобы решиться противостоять Властителю, действительно нужно дойти до отчаяния. А вот заставить его играть по твоим правилам... это сложнее. Властитель хитер, могуч и непредсказуем. И даже если ты умудришься заставить его выполнить желание, неизвестно, как оно аукнется в дальнейшем. Печальный опыт сбычи мечт у Татьяны уже имелся. И повторять его она отнюдь не собиралась. Магичка слишком хорошо помнила, каким образом она избавилась от браслета подчинения. И что этому предшествовало. Нет уж, рушить мир за ради удовольствия встретиться с Властителем - это довольно глупо. И небезопасно. Властитель постарается вовремя убрать раздражающую его пешку. Для него это намного проще, чем выполнять условия какого-то бельса. И уж тем более небельса. Властитель даже разбираться не станет, что толкнуло противника на столь неадекватные действия. А ведь зачастую мир меняют именно те, кого жизнь заставила это сделать. Порой, они поступают столь неразумным образом даже не ради денег. И не ради славы. А для того, чтобы спасти собственную жизнь. И окружающий мир становится всего-навсего разменной монетой. И кто скажет, что эта цена завышена? Жизнь стоит ровно столько, сколько за нее платят. Кому, как не наемному убийце об этом знать?
  
  
  
   7.
   Из двух зол будь меньшим.
   Амброз Бирс.
  
   Лавр вернулся в свою квартиру и громко хлопнул дверью. Нет ну это надо же, а? Ролум, похоже, задался целью испортить эльфу жизнь. И, чего греха таить, это у него великолепно получается. Зачем, ну зачем Лавру нужен напарник? Эльф и без него прекрасно обходился все эти годы! Видите ли, небельсы чересчур активизировались и стали потенциально опасны. А раньше они что, безопасны были? Да, конечно, до недавнего времени люди проникали на территории бельсов поодиночке, а сейчас в отряды сбиваются, ну и что? Один эльф стоит десяти небельсов! Ну, может, восьми. Ладно, если они профессионально мечом владеют, то трех. Все равно! Зачем ему нужен напарник? Да еще такой! Почему, например, в напарники Лавру не дали Форса? Они с гоблином много раз работали вместе. И успели притереться друг другу. Так нет! Ролум, словно в насмешку, сделал его напарницей Татьяну! Что эльф будет делать с этой магичкой? Она же сама небельс!
   Разумеется, до Лавра доходили слухи о Татьяне. И еще какие! Единственная женщина в клане Охотников, да еще и маг, она приобрела славу жестокой, хладнокровной, циничной и довольно опасной особы. Но эльфа совершенно не впечатляли подобные отклики. Клан Охотников по своей сути представлял из себя сборище наемных убийц. И белые, пушистые особи в нем определенно не водились. Так что, может быть, Татьяна и была крута... для женщины. Но Лавру этого было мало! Разумеется, эльф помнил их первую встречу и то, как магичка показала себя в трактире. Такое сложно было забыть. Но с тех пор, как Татьяна на глазах Лавра превратилась из статуи в девушку, прошло уже лет двадцать, если не больше. А люди довольно быстро стареют, превращаются в развалины и теряют свои способности. И зачем эльфу надо таскать с собой мешок костей? Ладно, раньше Татьяна была красивой девушкой. Причем настолько, что слюнки текли. Но эти времена давно прошли! С момента их первой встречи, Лавр не пересекался с магичкой ни разу, и не горел желанием это делать. Он хотел, чтобы его напарником был бельс! В дороге некогда будет отвлекаться на заведомо слабого попутчика. Лавру был нужен кто-то такой, кому он без опаски мог доверить прикрыть собственную спину, и кто не будет создавать лишних проблем. Словом, по предвзятому мнению эльфа, ему нужен был Форс, поскольку в своем напарнике эльф хотел быть уверен на сто процентов! Однако спорить с Ролумом было бесполезно. К тому же оборотень, зная изворотливого эльфа, подстраховался и довольно-таки глумливым голосом сообщил, что новое задание Лавр получит завтра. У самого Ролума. В присутствии Татьяны. Так что избежать нежеланной напарницы у эльфа не было ни единого шанса.
   Настроение Лавра не изменилось к лучшему и с утра. Как он ни прикидывал в уме различные варианты переубеждения Ролума, ничего умного так и не придумал. Да и что толку спорить с оборотнем, который придерживается мнения, что приказы вообще не обсуждаются? Эльф толкнул дверь в кабинет Ролума и замер на пороге. Первое, что ему бросилось в глаза - длинные, стройные, скрещенные в щиколотках женские ножки. Лавр удивленно (хотя и не без удовольствия) оглядел их от утянутых в бриджи бедер до мягких полусапожек, опиравшихся на небольшой мягкий пуфик, и недоуменно приподнял бровь. Любопытно... и что бы это значило? Кому это оборотень позволил столь фривольно расположиться в собственном кабинете? Уж явно не собственной супруге, Лилина такие обтягивающие бриджи не одела бы даже под угрозой сожжения на медленном огне. Да и представшие взгляду эльфа ножки были длинноваты для хрупкой, миниатюрной магички. Неужели Ролум завел себе подружку? Кто бы мог подумать. А с виду такой приличный, порядочный семьянин. Эльф хмыкнул и, наконец, решился войти. Если в комнате находится девушка, приятная во всех отношениях, то с ней следовало познакомиться.
   - Привет! - улыбнулся Лавр своей фирменной улыбкой, надеясь сразу же очаровать незнакомку и заставить непогрешимого и непробиваемого Ролума немного побеситься от ревности.
   - Привет, - улыбнулись ему в ответ, и эльф снова замер.
   Этого не может быть! Этого не может быть потому, что не может быть никогда! Уютно расположившаяся в мягком кресле хозяйка потрясающих ножек оказалась никем иным, как Татьяной! По-прежнему молодой и потрясающе привлекательной. Но как?! Лавр не верил своим глазам! Совершенные в своей гармонии черты лица, огромные серые ледяные глаза, полные чувственные губы, подкрашенные розовой помадой, шикарная грудь... казалось, что с момента их последней встречи прошло не больше двух дней. Даже волосы Татьяны оставались такими, как их запомнил эльф - черный, коротко стриженый ежик по-прежнему не вписывался ни во что, виденное ранее Лавром. Впрочем, магичку эта экстравагантная прическа нисколько не портила. Даже наоборот - придавала ей определенный шарм.
   - Ты?! - удивлению эльфа не было предела.
   - А тебя что, не предупредили, что мы теперь напарники? - хмыкнула Татьяна. - Присаживайся, в ногах правды нет. К Ролуму гонец прискакал с какими-то срочными известиями, так что он просил подождать.
   Татьяна потянулась как кошка и довольно улыбнулась. Похоже, эльф потерял дар речи при одном только взгляде на нее. Хм... приятно, однако. Поскольку Лавр и сам был очень интересным молодым человеком. Уж казалось бы, Татьяна столько лет прожила в данном измерении, много чего повидала, но эльф по-прежнему производил на нее неизгладимое впечатление. Высокий, худощавый, пластичный, он был похож на крупную хищную кошку, которая явно находилась не в своей тарелке из-за того, что ее так пристально и бесцеремонно разглядывают. Однако магичка была отнюдь не тем человеком, который станет подавлять собственное любопытство из-за каких-то глупых условностей. Она встала, обошла эльфа кругом и даже, не удержавшись, коснулась его меча, испускавшего явные магические флюиды.
   - Умереть захотела? - дернулся, зашипев, Лавр.
   - Любопытный экземпляр оружия, - пробормотала Татьяна, казалось, не слыша вопроса. - Меч, заклятый на верность. Интересно...
   И как такая дорогая игрушка попала к эльфу? На первый взгляд, ничего особенного (кроме сногсшибательной внешности) в Лавре не было. Неужели магическое оружие польстилось на эльфийскую красоту? С одной стороны, странно как-то, а с другой... Татьяна прекрасно понимала подобный выбор. Властитель, создавший расу эльфов, был просто гением. Чего только стоит мягкий, золотистый оттенок кожи Лавра. А огромные, чуть раскосые глаза насыщенного фиалкового цвета? Впечатления не портили даже ухо с отрубленным кончиком и весьма потрепанная одежда. Интересно, а зачем эльф так коротко стрижет свои шикарные, платиново-белые волосы? Почему не позволит им отрасти? Его внешность от этого только выиграла бы. Хотя, конечно, Лавру и с короткой стрижкой смотрится потрясающе. Красоту ничем не испортишь. Тем более, что зачесанные назад, волосы эльфа лежали абсолютно ровно, как приклеенные. Ни одна прядка не выпадала из идеальной прически! И как Лавру это удается? Неужто пресловутая эльфийская магия распространяется даже на такие бытовые мелочи?
   - И долго ты будешь меня рассматривать, как породистого жеребца на ярмарке? - судя по яростному шипению, взбешенный Лавр уже дошел до предела.
   - А что, уже пора приступать к покупке? - съязвила Татьяна.
   Заклятый на верность меч серебристой змеей выскользнул из ножен. Татьяна ухмыльнулась и тоже вытащила клинок. Кабинет Ролума, конечно, был не тем местом, где стоило проводить поединки, но она просто не могла удержаться. Если уж ей в напарники достался эльф, любопытно было проверить, на что он способен. Конечно, Татьяна знала, что любой из бельсов владеет мечом лучше, чем человек. Даже если этот самый человек очень хорошо подготовлен. Но лучше насколько? Напарника следовало изучить с особым тщанием, чтобы знать, чего от него ждать в бою. И несколько минут весьма активного поединка сказали Татьяне о Лавре намного больше, чем скупая характеристика Ролума. Эльф в бою был хорош. Очень хорош. Несмотря на весь свой опыт, Татьяна ни за что не смогла бы против него выстоять, если бы не магия. Да... давно ей не попадался столь сильный противник. Магичка даже не помнила, когда она последний раз дралась всерьез, не отвлекаясь, напряженно, сосредоточенно...
   - Хватит! - рявкнул вошедший в свой кабинет Ролум. - Что, силы девать некуда? - оборотень был разозлен до крайности. Эти Охотники совсем уже обнаглели! Устроили побоище прямо у него в кабинете! - Уберите оружие! Немедленно!
   Татьяна с Лавром разочарованно вздохнули, но приказ выполнили. С оборотнем (особенно, когда он находился в таком состоянии) лучше было не спорить. А то были прецеденты. Какой-то не слишком умный бельс довел Ролума до того, что тот непроизвольно сменил ипостась. Ну, что сказать? Следы от тигриных когтей не смогла залечить даже магия. Эльф с магичкой подобным образом рисковать не хотели. Они вложили мечи в ножны, выслушали задание и даже вежливо поклонились Ролуму, прежде, чем покинуть его кабинет.
   - Ты применила магию, сражаясь со мной! - возмутился Лавр, едва только они с Татьяной оказались за дверью.
   - Скажи спасибо, что я активировала заклятья не в полную силу, - огрызнулась магичка. - В следующий раз всё может сложиться иначе. Так что хорошенько подумай, прежде чем решишь еще раз скрестить со мной мечи.
   Что?! Эта дрянь еще и смеет ему угрожать?! Заклятый клинок сам скользнул в руку Лавра. Но Татьяна только мерзко хмыкнула, поставила магический щит, села на своего шриша и уехала. Эльф зло выругался, вложил меч в ножны и вскочил на коня. Похоже, путешествие ему предстоит не из легких. Мало ему монстров и разбойников, так еще и напарница попалась такая, что врагу не пожелаешь. Боги, да они с Татьяной перегрызутся в первый же день и наверняка друг друга поубивают! Магичка буквально нарывалась на неприятности! И, похоже, хладнокровной стервой ее называли заслуженно. Поскольку до сих пор Лавр не встречал еще ни одной женщины, которая посмела бы ему возражать. Тем более с ним сражаться. И как сражаться! Великолепная техника! Потрясающая собранность! И кто бы мог подумать, что небельс в благородном искусстве боя сможет достигнуть таких высот? Тем более, женщина. Впрочем, Татьяна, видимо, все-таки не была чистокровным человеком. Иначе не выглядела бы на 20 лет. Эльф так и не понял, как подобное могло произойти, но факт оставался фактом. Магичка не постарела ни на один день. Да... жаль, что за столько времени (без малого пару десятков лет) дороги эльфа и Татьяны так ни разу и не пересеклись. А с другой стороны - где им пересекаться? В Мортии эльф с магичкой появлялись редко, поскольку оба постоянно в разъездах, а встретиться в пути... как-то не пришлось.
   Жаль. В дороге им бы никто не помешал выяснить отношения на мечах. И после этого Ролум точно не поставил бы их напарниками. Хотя... оборотень же видел, как эльф с магичкой сцепились прямо в его кабинете, но своего решения не изменил. Понадеялся, что дурь у них из головы выветрится? Или рассчитывал, что Татьяна с Лавром будут соблюдать закон клана, по которому Охотникам запрещалось сражаться друг с другом, пока они считаются напарниками и находятся на задании? Не лишено смысла. Нет, если бы это был обычный закон, на него можно было бы и наплевать. Но правила, установленные Ролумом, лучше было соблюдать. Да, конечно, наемников, которые ежедневно рисковали своей жизнью, привлечь к порядку было весьма проблематично. А уж заставить подчиняться законам - вообще невозможно. Но авторитет Ролума, который был профессиональным бойцом и которого поддерживал Террел, был непререкаем. Против такой силы ни один наемник идти не решался, а потому честно исполнял условия контракта, который заключал с кланом. Лавр с Татьяной были не исключениями. Иметь неприятности с оборотнем и магом не хотелось ни одному из них, но сдержать свой норов порой было просто невозможно. И эльф нисколько не сомневался, что они с Татьяной, рано или поздно, сцепятся насмерть. Во всяком случае, ледяной взгляд бесцеремонной, жесткой и весьма прагматичной магички был весьма многообещающим.
   Вообще-то, до встречи с Татьяной, Лавр думал, что самые холодные глаза, которые он видел - это глаза кольдеров. Полупрозрачные, подернутые инеем, они походили на куски весеннего речного льда. Однако глаза Татьяны были еще более жуткими. В них царил не холод, а бездонная вечная пустота. Даже когда магичка злилась или сражалась, ее глаза оставались пустыми и бесстрастными. Неживыми. Они ничего не выражали даже тогда, когда Татьяна явно нарывалась на неприятности. А она определенно на них нарывалась, иначе не стала бы одеваться в дорогу подобным образом! Лавр оглядел свою напарницу с головы до ног и только ругнулся сквозь зубы. Черные штаны облегали стройные ножки магички как вторая кожа, и притягивали жадные мужские взгляды. Хе... неудивительно... ноги у магички были потрясающими. А уж то, что располагалось выше... у эльфа просто не было слов! Даже нецензурных. Черный кожаный корсаж подчеркивал тонкую талию и шикарную грудь, а одетая под него белая рубаха с не зашнурованным воротом была практически прозрачной. На голове Татьяны красовался яркий платок, завязанный, почему-то, сзади, а сама она восседала на шрише. Нда... а эльф еще мечтал, что им удастся выехать из города незаметно. Угу. Как же. На Татьяну пялили глаза все, кому не лень. А уж как "незаметно" выглядел шриш, и говорить не стоит.
   Средство передвижения у Татьяны действительно было весьма экзотичным. Мало того, что шриши (до сих пор) являлись монопольной собственностью эльфов, так еще и расцветка животного впечатляла неподготовленных зрителей. Принадлежавший магичке шриш был каким-то грязно-рыжим. И превосходил в размерах своих принадлежащих эльфам собратьев.
   - Его зовут Ржавый, - снисходительно поведала Татьяна, поймав удивленный взгляд Лавра.
   - Где ты его взяла?
   - Стащила из-под носа у твоих собратьев по расе, - хмыкнула Татьяна. - Только не спрашивай как, это военная тайна. - Ржавый тщательно обнюхал эльфа и потерся об него мордой. - Ну надо же! - не смогла сдержать своего удивления магичка. - Обычно он к посторонним столь теплых чувств не испытывает.
   - Так я же эльф. А шриши, скорее всего, искусственно выведенные создания. Поэтому преданность эльфийской расе у них, скорее всего, заложена генетически.
   - Нда... этого-то я и не учла, - нахмурилась Татьяна. - Хорошо хоть местные эльфы из Золотого леса носа не кажут, а то пришлось бы вешать на Ржавого защитное заклятье.
   - Ты серьезно думаешь, что оно подействует? - искренне развеселился Лавр. - Заклятьем ты сможешь защититься от оружия. Или магии. Но уж никак не от эльфийского обаяния, и уж тем более не от заложенной на генетическом уровне преданности определенной расе! Ты лучше подумай о том, чтобы...
   Тресть! Сработавшее магическое заклятье и вопль боли прервали Лавра на полуслове. Эльф удивленно уставился на скорчившегося у лап шриша вампира.
   - Ведьма! - взревел тот, потрясая кулаками.
   - Еще раз протянешь ко мне свои грязные лапы, потеряешь их совсем, - спокойно предупредила магичка.
   Лавр невольно хмыкнул. Всё понятно. Как эльф и предполагал, откровенный наряд Татьяны не остался незамеченным. Что ж... Лавр знал, что их ждут проблемы. Только не думал, что эти самые проблемы начнутся прямо в Мортии. Обычно бельсы (если, конечно, они в своем уме) Охотников не доставали. И даже старались не раздражать. Однако Татьяне, похоже, встретился какой-то не совсем нормальный вампир. Он достал меч и, взревев
   - Да я тебе башку снесу! - кинулся на магичку.
   Ничуть не впечатленная подобным поворотом дел, Татьяна даже со шриша не стала слезать. Она ленивым жестом выставила магический щит, и противник, врезавшись в него, отлетел обратно. Однако произошедший инцидент, к сожалению, мозги вампиру не прочистил. Бельс поднялся с земли и снова кинулся в бой. Если этот балаган можно было назвать боем. И существуют же такие дураки на свете? Ну куда этот вампир лезет? Неужели не понимает, что против магии он выстоять не сможет? Идиот! Вот бы Террел полюбовался на своего собрата по расе. А то маг, помнится, утверждал, что все вампиры - в высшей степени разумные и сдержанные существа. Ха! Противник Татьяны не подходил ни под одно из этих определений. Очередная магическая выходка довела вампира до бешенства, и он произнес вызов. Официальный. Любопытно... давненько в Мортии не случалось дуэлей.
   - Я не буду с тобой драться, я слишком спешу, - отмахнулась Татьяна.
   - Ты не можешь нарушить дуэльный кодекс! Мы будем драться до смерти, - яростно завопил вампир.
   - Ты так хочешь умереть? - искренне удивилась Татьяна. - Ну, что ж. Если ты настаиваешь...
   Магичка соскользнула с Ржавого и вытащила меч. Обрадованный вампир тут же с диким воплем бросился на зловредную девицу. Вот идиот! Он что, совсем нюх потерял? Не чувствует, что Татьяна принадлежит к клану Охотников? Или вампир думает, что в клан магичку взяли за красивые глазки? Небельсы! Надо думать, кого вызываешь на дуэль! Эльф был больше чем уверен, что на любого другого Охотника (типа Форса) вампир не напал бы даже по сильной пьяни. Жизнь-то одна! Так зачем этому придурку понадобилось связываться с Татьяной? Неужели только потому, что магичка женщина? Что ж. В таком случае, вампир сейчас получит урок. Очень болезненный, а может быть и смертельный. Поскольку Татьяна владела мечом просто великолепно. Она валяла своего противника в пыли совершенно не напрягаясь. Кажется, никто даже не понял, какой из ударов магички оказался последним. Вампир зашипел, беспомощно взмахнул руками и осел на песок.
   - Кто-нибудь еще желает показать свою молодецкую удаль? - хладнокровно поинтересовалась Татьяна, вытирая свой меч об одежду поверженного противника. - Нет? Тогда уйдите с дороги. Я тороплюсь. - магичка взлетела на спину шриша и двинулась дальше. Больше ее задерживать никто не решился.
   - Ну и зачем тебе это было надо? - лениво поинтересовался эльф, как только Татьяна с ним поравнялась.
   - Что именно? - надменно дернула бровью магичка. - Убивать этого придурка? Он сам меня вызвал на дуэль. А мы с тобой слишком торопимся, чтобы я могла играть в благородство и устраивать показательные поединки. Может, хоть этот бой прочистит, наконец, мозги некоторым мужикам, и они поймут, к кому можно приставать, а к кому не следует.
   - Оденься нормально, и тогда к тебе никто не будет приставать! - резонно возразил Лавр.
   - Нормально это как? - ядовито уточнила Татьяна. - Мужчины все равно будут ко мне клеиться, даже если я натяну на себя мешок из-под картошки. Так чего ради я буду придуряться? Тем более, что подобные инциденты случается исключительно редко. Особенно в Мортии. Меня здесь уже слишком хорошо знают. Видимо, этот вампир прибыл откуда-то из провинции, раз решил связаться с представителем клана Охотников, пусть даже женщиной. В любом случае, можешь не напрягаться. Никаких лишних проблем у нас не возникнет.
   - У меня точно не возникнет. Поскольку даже если кто-то и начнет к тебе приставать, вмешиваться я не буду, - ехидно заявил эльф. - Это твои неприятности. Сама на них нарываешься, сама с ними и справляйся.
   - Договорились, - спокойно кивнула Татьяна, ничуть не впечатленная подобной отповедью.
   Она любила красивую одежду, любила вызывать огоньки восхищения в глазах мужчин, и не собиралась от этого отказываться. Не так много удовольствий у нее было в жизни! Ну а если кто-нибудь из приставучих кобелей решится перейти границы дозволенного... ему же хуже. Татьяна, слава богам, может за себя постоять. И объяснить идиотам, как правильно нужно обращаться с женщиной. Тем более с магичкой. И сегодняшний побежденный вампир был тому доказательством. Ну а что касается эльфа... тут дело было сложнее. Взять Лавра нахрапом было нельзя. Заставить его плясать под свою дудку - тем более. А уж наладить с эльфом нормальные отношения и вовсе представлялось магичке чем-то из области фантастики. Впрочем, не факт, что Татьяна смогла бы ужиться с кем-нибудь другим. Она вообще считала, что идея дать каждому из Охотников напарника - на редкость неудачна. Однако объяснять это Ролуму было бесполезно. Упертый оборотень, раздраженный возросшей смертностью своих подопечных от рук небельсов, рисковать не желал. И решил подстраховаться. Дескать, если на одинокого Охотника не каждый придурок нападет, то уж на пару и подавно. Пфе! Небельсы стали сбиваться в такие большие отряды, что против них и вдвоем можно не выстоять.
   - Мне надо заскочить... к одному знакомому, - прервал Лавр размышления Татьяны. - Он для меня разные артефакты делает.
   - А чем тебе мои не нравятся? - искренне удивилась магичка. - Бельсы берут их нарасхват.
   - Ну вот и пусть берут. А я предпочитаю покупать артефакты у Ханта, поскольку он единственный маг, которому я доверяю, - фыркнул в ответ эльф. - И артефакты он делает особые. Рассчитанные специально для меня.
   - А можно на них посмотреть? - тут же оживилась Татьяна, которая до сих пор ни разу не слышала, чтобы артефакты подгоняли под конкретного бельса.
   - Поехали, - пожал плечами эльф и злорадно улыбнулся. Похоже, у Лавра для Татьяны был какой-то сюрприз. Вот только какой? Судя по мерзкой улыбке эльфа, магичку не ожидало ничего хорошего. Однако Татьяна не хотела отступать. Ей действительно было интересно посмотреть на индивидуально настроенные артефакты и познакомиться с загадочным знакомым Лавра.
   Знакомый оказался действительно... впечатляющим. Если бы на месте Татьяны оказался обычный небельс, он бы рванул с этой полянки не глядя. Однако магичка слишком много видела в жизни, чтобы испугаться мага. Даже если тот принадлежал к невиданной ею ранее расе полозов. Огромный пятиметровый змей с человеческим торсом лежал, уютно свернувшись у берега речки и ловил рыбу. Удочкой. Татьяна невольно дернула бровью. Ну и развлечения у местных магов! Неужели Ханту заняться больше нечем? Или в процессе рыбалки лучше думается? Скорее всего, дело было в последнем. Ибо в ведре, стоявшем рядом с полозом, не было ни одной пойманной рыбки.
   - Привет, Хант! Что, неужели клева нет? - ехидно поинтересовался эльф, тоже, видимо, не понимавший, зачем магу ловить рыбу с помощью удочки.
   - Ходят тут всякие, орут, - недовольно зашипел полоз. - Так, гляди, и последняя рыба разбежится.
   Маг вытянул леску, с грустью посмотрел на приманку и хотел было закинуть удочку вновь, но тут вмешалась Татьяна.
   - На червячка поплюй, - не удержавшись, посоветовала она.
   - Зачем? - удивился Хант - Неужели на морально униженного червяка рыба клюет лучше?
   - Попробуй.
   Хант недоверчиво посмотрел на приманку, осторожно поплевал на нее и вновь забросил удочку. Не прошло и пары секунд, как поплавок задергался на воде. Полоз довольно вскрикнул, дернул, и... рыба сорвалась.
   - Ну, по крайней мере, она все-таки клюнула, - философски заметила Татьяна, выслушав весьма экспрессивную и витиеватую ругань Ханта.
   - Кто ты вообще такая? - опомнился маг.
   - Это Татьяна. Она Охотник. И магичка, - представил свою попутчицу эльф. - Кстати, мы торопимся. Так что, может, ты соизволишь оторваться от рыбалки, чтобы отдать мне мои артефакты?
   - Пойдем, - вздохнул Хант, неохотно покидая озеро.
   Артефакты, которые маг предложил эльфу, действительно были весьма своеобразными. Прежде всего тем, что были настроены конкретно на Лавра. Татьяна с любопытством исследовала их и засыпала Ханта вопросами. Полоз тут же принялся что-то воодушевленно объяснять, и Лавр мысленно застонал. Только этого ему не хватало! Приставучая как овод магичка не сойдет с места, пока не выпытает у Ханта всё, что сможет. Да и увлекающийся полоз, наверняка, своего не упустит. Лавр готов был поставить свой последний медяк на то, что Хант постарается вытянуть из Татьяны как можно больше сведений о неизвестных ему заклятьях и необычных видах артефактов. Словом, два мага решили взаимовыгодно поделиться опытом. А это (насколько Лавр знал магов) надолго.
   - Извини, Хант, но мы торопимся! - попытался влезть в разговор эльф.
   - Куда торопитесь? - недовольно поинтересовался полоз, без особого желания прерывая познавательную беседы. Эльф молча протянул Ханту свиток с заданием. - Любопытно... неожиданно открывшийся неконтролируемый портал и отряд особей, проникнувший в наш мир из другого измерения. Ты думаешь, это небельсы?
   - А кто же? - удивился эльф. - Прибывших оценили как весьма опасных и, главное, нетерпимых существ. Кто еще, кроме небельсов, считает, что остальные расы должны подвергнуться уничтожению?
   - Судя по присвоенной заданию степени опасности, либо небельсов вас ожидает много, либо среди них как минимум четверо магов. Пятый фон! Последний раз я видел такое, когда в наш мир нелегально проник Подземный демон. Для небельсов подобное в высшей степени странно, - пробормотал маг, изучая задание.
   - Вот это ничего себе! - неожиданно раздался эмоциональный возглас Татьяны, которая (пока Хант общался с Лавром), отвлеклась на изучение огромной библиотеки полоза. - Откуда это у тебя?! - возбужденно поинтересовалась она, потрясая каким-то пыльным талмудом. - Хант, где ты это нашел?
   Полоз вернул свиток с заданием эльфу и с любопытством взял книгу из рук Татьяны. В библиотеке Ханта хранилось много чего интересного, но он даже представить не мог, чем магичка могла настолько заинтересоваться. Татьяна была так взволнована, что даже ослабила собственную защиту! Хант прочел название книги и поднял на магичку удивленный взгляд. Подумаешь, какая-то "Демонология"... и что тут такого? Эту книгу Хант приобрел чисто ради коллекции. И открывал едва ли пару раз. Поскольку сборник глупых поверий небельсов мог пригодиться разве что для растопки камина.
   - Однажды, довольно давно, по такой же книге я вызвала беса, - объяснила Татьяна. - И именно с этого начались все мои проблемы. Ты понимаешь, что это значит?
   - Нет, - честно признался Хант, невольно поежившись под горевшим фанатичной ненавистью взглядом Татьяны.
   - Боги, как давно я хотела добраться до этой сволочи! Лавр отнял у меня шанс отомстить Шересу... но уж с бесом я смогу рассчитаться за всё!
   - Ты не могла бы объяснить свою мысль более внятно? - ядовито поинтересовался эльф.
   - Ты помнишь, как мы с тобой встретились? - обернулась Татьяна к Лавру. - Неожиданно превратившись из статуи в девушку и оказавшись в другом мире, я была достаточно растеряна для того, чтобы рассказать тебе о своем прошлом.
   - Растеряна, как же! - фыркнул Лавр. - Да ты смотрела на меня взглядом голодного хищника! И своим прошлым поделилась только потому, что я тебя прижал! Кстати, если ты думаешь, что детали твоего занимательного рассказа из моей памяти исчезли, то это зря. Я столько раз повторял его Ролуму и Террелу, что выучил почти наизусть!
   - Прекрасно. Не надо все объяснять по второму разу! - желчно буркнула Татьяна. - Хант, ты знаешь, кто такие бесы?
   - Насколько я понимаю, бесом ты называешь некую сущность, воплотившуюся в реальность в результате человеческой веры, - предположил полоз.
   - Совершенно верно, - кивнула Ханту Татьяна. И, вздохнув, продолжила: - я не хочу рассказывать о своем прошлом. Скажу только одно. Все мои беды начались с того, что я призвала беса по имени Асмодей. Легкомысленно и неосторожно, позволив бесу втравить меня в сумасшедшую авантюру, я поверила в то, что если уничтожу неугодного Асмодею человека, он исполнит любое мое желание. Боги, как же я была наивна! Какое-то время я даже искренне верила, что сама стала причиной собственных бед, неправильно сформулировав собственное желание. Бред! Бес в любом случае меня кинул бы. И меня, и всю команду, которую нанял.
   - И каким же образом ты хочешь отомстить Асмодею? - заинтриговано полюбопытствовал Хант.
   - У меня было время над этим подумать, - хищно улыбнулась магичка. - Я перечитала множество книг. И теперь знаю, что человек, вызвавший беса, имеет над ним власть. Может им распоряжаться. Для этого я просто должна была произнести соответствующее заклятье. Сразу же, как только увидела Асмодея. Вот только я и представления не имела, что и как надо делать. И упустила момент. Однако я не прочь воспользоваться этим шансом сейчас.
   - А почему же ты не сделала этого раньше? - удивился эльф. - С тех пор, как ты попала в этот мир, прошло уже много лет. Особенно по меркам небельса. За это время можно было отомстить своему врагу уже раз сто.
   - Думаешь, это было так легко? - разозлилась Татьяна. - Тоже мне, умник. Чтобы отомстить бесу, нужно его сначала достать. А потом загнать в пентаграмму и прочесть исходное заклинание. То самое, с помощью которого я призвала Асмодея в свой мир.
   - И в чем проблема? - продолжал не понимать Лавр.
   - Проблема в том, что я это заклинание не помню! За столько лет мне не встретилось даже ничего похожего. Я уже почти отказалась от мысли, что когда-нибудь сумею отомстить Асмодею, и тут такое! Нужная книга буквально сама прыгнула ко мне в руки! Теперь осталось совсем немного. Найти тот мир, где сейчас обосновался бес. И отомстить Асмодею.
   - Пожалуй, я могу тебе помочь найти беса... если ты поделишься со мной кое-какими своими магическими секретами, - предложил Хант.
   - Мы торопимся! - снова влез в разговор Лавр, поняв, что взаимная заинтересованность магов грозит перерасти в многочасовые практические эксперименты.
   - Да ладно тебе, - отмахнулся полоз. - Это займет не больше суток. А я вас потом телепортирую.
   - Правда?! - воодушевился эльф, который знал, насколько это редкое и дорогое удовольствие. - Тогда можете хоть неделю со своими заклятьями разбираться.
   - А ты лучше иди, погуляй, - ворчливо предложил Хант. - Если, конечно, не хочешь попасть под сплетение магических линий. Или под случайно срикошетившее заклятье.
   Эльф не хотел. Жертв подобных экспериментов ему видеть доводилось. Бр-р-р! Не дай боги! Случайные магические заклятья были еще злопакостнее, чем нацеленные. Их порой не мог снять даже сам сотворивший маг. Лавр позаимствовал у полоза лютню и отправился на полянку возле дома. Небельсы! Как же давно Лавр не держал в руках музыкальный инструмент! Вечные дороги и сражения отнимали у него слишком много времени. Лавр присел у корней огромного дуба, облокотился на ствол и, прикрыв глаза, тронул струны. Сначала бездумно, бессистемно, а затем сложными переборами. Музыка рождалась сама, прямо под пальцами. Пронзительная, щемящая, наполненная тысячью смыслов, она жила сама по себе, вне времени и пространства. Последний аккорд стих, но абсолютное безмолвие дрожало в воздухе еще несколько минут. Казалось, никто просто не решается нарушить благословенную тишину.
   - Тебе надо чаще брать в руки лютню, - раздалось шипение полоза. - Нельзя зарывать талант в землю.
   - Издеваешься? - фыркнул эльф. - Как ты себе это представляешь? Я буду таскать с собой музыкальный инструмент по дорогам? А может, отмахиваться им от монстров и небельсов? И потом... подобным талантом обладает любой представитель расы эльфов.
   - Но ты единственный эльф, с которым я знаком, - резонно возразил Хант. - И я бы хотел слушать тебя почаще. Я даже лютню специально для тебя держу.
   - Может, тебе стоило записать музыку Лавра на магический кристалл? - предложила Татьяна.
   - Бесполезно. Эльфы не поддаются подобной магии. С них даже голограмму приличную снять нельзя, - вздохнул полоз.
   - Жаль, - посетовала Татьяна. - Ты представляешь, сколько бы такой кристалл стоил? Любая женщина, особенно небельс, душу за него продала бы. У твоих дверей началось бы целое паломничество! Думаю даже, что дамы стали бы требовать с рыцарей в знак любви именно подобный кристалл, а не голову дракона.
   - А зачем даме голова дракона? - поразился эльф. - Что она с ней делать будет?
   - На стенку повесит, - хмыкнула Татьяна. - Понимаешь, голова дракона - это символ. Дама хочет быть уверена, что ради любви к ней рыцарь готов на любые подвиги. Даже в одиночку убить дракона.
   - По-моему, небельсы безумны.
   - Не буду спорить, - пожала плечами Татьяна.
   - Что, неужели даже не заступишься за свою расу? - ехидно поинтересовался эльф.
   - Не думаю, что Татьяну можно считать небельсом в прямом смысле этого слова, - невозмутимо поправил Лавра Хант. - Скорее всего, она принадлежит к пока еще неизвестному науке виду людей. Татьяна - намного более удачное творение Властителя, чем обычные небельсы. И я очень надеюсь, что это творение - единственное в своем роде. Если бы создавший Татьяну Властитель решил переделать по ее образу и подобию людей нашего измерения, мы были бы уже давно завоеваны.
   - Ты меня так порадовал! - желчно буркнул эльф.
   - Хочешь отказаться от такой опасной напарницы, как я? - поддела Лавра Татьяна.
   - Просто мечтаю! - с изрядной долей сарказма огрызнулся эльф.
   Татьяна нахмурилась. Да... решение поставить ее в пару с Лавром явно было не из лучших. С одной стороны, он ей нравился, (что было не удивительно, эльф все-таки), а с другой... стоило только ему открыть рот и выдать ехидный комментарий, как Татьяна тут же заводилась. Толи у них с Лавром несовместимость была полная, толи одно из трех, но магичка никак не могла найти с ним общий язык. Тьфу! Она же славится своим хладнокровием! Так почему же эльфу с такой удручающей регулярностью удается вывести ее из себя? Хе... задала вопросик. Татьяне намного проще было разобраться в философских изысканиях мага Психологуса (хотя она и считала их первостатейным бредом), чем в своем отношении к эльфу. Хорошо хоть Хант со своей кучей вопросов отвлек магичку от очередной ссоры с Лавром и несколько снизил напряжение.
   - Ну, вы там долго еще будете сидеть? - в очередной раз не выдержал нетерпеливый эльф. - Если вы оба забыли, то напоминаю, в наше измерение проникли опасные особи! И мы должны остановить их до того, как они пересекут границы нейтральных земель!
   - Да, Хант, Лавр прав, - вздохнула Татьяна, с неохотой отрываясь от очередного интересного заклятья. - Давай лучше я к тебе после задания загляну. А сейчас действительно пора телепортироваться. Иначе как бы нам и вправду не опоздать. Если небельсы успеют покинуть нейтральные земли, мы таких проблем огребем, мало не покажется.
   - Во-первых, я не уверен, что в наш мир проникли именно небельсы. А во-вторых, никуда вы не опоздаете, - уверенно пообещал Хант, настраивая телепорт. - У меня своя, особая система ориентиров на местности. Так что перемещение окажется предельно точным и максимально близким к объекту.
   Хант действительно не подвел. Когда Лавр с Татьяной вышли из телепорта, они оказались как раз на таком расстоянии от проникших в портал незнакомцев, на каком им это было необходимо. Достаточно близко, чтобы попытаться их просканировать, но не настолько, чтобы потенциальные противники могли заметить или почуять парочку Охотников. Эльф тут же напрягся и прислушался к собственным ощущениям. Его умение чувствовать опасность на расстоянии еще ни разу Лавра не подводило, а сущность раптора помогала определить параметры. Если им верить, поджидавшая эльфа с Татьяной опасность была... какой-то странной. Не похожей на то, что обычно встречалось в дороге.
   - Это не люди, - авторитетно заявила Татьяна, прощупав магический фон местности.
   - Что-то знакомое... - нахмурился эльф. - Но никак не могу понять, что именно. - Татьяна спрыгнула с Ржавого и послала небольшой поисковый импульс. - Ну, что там? - нетерпеливо уточнил Лавр, тоже спешиваясь.
   - Ты не поверишь, - хмыкнула магичка. - Там эльфы.
   - Эльфы?! Ты хочешь сказать, что Ролум послал нас против эльфов?! - поразился Лавр. - Да быть того не может! Террел сказал, что открылся неконтролируемый портал. И что охотиться мы должны на опасных гостей из иного измерения. Ибо они опасны...
   - И считают свою расу единственной, достойной существования, - продолжила Татьяна. - Так оно и есть. Судя по магическому фону, эти эльфы действительно прибыли из иного мира. А вот по поводу их расотерпимости я пока сказать ничего не могу. Чтобы определить ее уровень точно, нужно провести сложный обряд, а у меня нет на это ни времени, ни нужного артефакта. Хотя... в тяжелый год и топор анальгин.
   Татьяна начертила на земле небольшую пентаграмму и прочла короткое заклятье. Нарисованные линии на мгновение исчезли, а затем снова появились, замерцав бледно-зеленым светом.
   - И что? - полюбопытствовал эльф.
   - Конечно, это не обряд, а халтура, и выяснить расотерпимость подобным образом можно только весьма условно, но...
   - Что "но"?!
   - Зеленоватое свечение линий пентаграммы означает, что перед нами полные идиоты. В принципе не способные существовать рядом с какой-либо из других рас. Я даже усомнилась в том, что пришедшие через неконтролируемый портал типы - действительно эльфы, - недоуменно изложила свои выводы Татьяна. - Вряд ли, конечно, мое магическое чутье могло меня подвести, но... зеленоватого свечения пентаграммы я не видела даже тогда, когда сканировала троллей.
   - В том, что нам предстоит встреча именно с эльфами, можешь даже не сомневаться, - вздохнул Лавр. - Я просто не ожидал их здесь увидеть, потому и не понял сразу, почему ощущаю нечто столь знакомое. Странно... зачем они решили перебраться в иной мир?
   - Да эти твои собратья по расе вообще... странные. Надо подойти и взглянуть на них поближе. Вот только не знаю, смогу ли я нормально нас закрыть. До сих пор я с эльфами не воевала. И не знаю порога их чувствительности к магии.
   - И что ты предлагаешь? - заподозрил неладное Лавр.
   - Предлагаю проверить на тебе. Закрой глаза.
   - Я тебе что, кролик подопытный? - возмутился эльф.
   - Хорошо, глаза можешь не закрывать, - вздохнула Татьяна, произнесла заклятье и... исчезла. Лавр напрягся. При всем своем желании, учуять магичку он не мог. Хотя... у эльфа в запасе был один довольно простой трюк. Лавр прикрыл глаза, погладил ствол ближайшего дерева, и вскоре раздалось громкой ругательство, а потом и звук падения тела на землю. Огненный шар разорвал травяную западню, и Татьяна проявилась.
   - Значит, ты меня учуял даже под двумя щитами, - вздохнула магичка. - Плохо. Три щита я долго не удержу.
   - Тебя учуял не я, а деревья, - снисходительно пояснил Лавр. - И то только по моему приказу. Я знал, что ты рядом, а потому сумел запустить целенаправленный поиск противника. Эльфы о нашем присутствии не подозревают. Значит, и найти нас подобным образом не смогут.
   - Вот ты гад! - возмутилась Татьяна, поняв, что ее просто "развели". - Ладно, пойдем смотреть твоих эльфов. Но учти. Я еще с тобой сочтусь за этот фокус!
   - Не сомневаюсь! - хохотнул Лавр. Кажется, жизнь в ближайшие пару дней обещает стать очень интересной.
   Татьяна нахмурилась. Ну почему боги послали ей в напарники такую сволочь? Лавр словно задался целью вывести ее из себя! И надо сказать, это ему прекрасно удавалось. И с этим типом Татьяне предстояло уничтожить целый отряд опасных существ, причем принадлежащих к эльфийской расе? Да Лавр в жизни не позволит ей истреблять своих сородичей! И что же делать? То, что в честном бою против эльфа она не выстоит, Татьяна прекрасно понимала. Лавр был профессиональным воином. Применить магию? Ну, в самом крайнем случае, если ничего другого не останется, придется пойти на такой шаг. Вот только где гарантии, что Татьяне это поможет? Лавр был не просто опытным воином. Он был хитрым, изворотливым и весьма опасным противником. Бельсом, которого нельзя было предсказать и просчитать. Да чего только стоит умение эльфа молниеносно двигаться и моментально реагировать на опасность! Нет, иметь Лавра врагом Татьяне не хотелось. Впрочем, зачем думать о том, что еще не произошло? Для начала стоит взглянуть на эльфов, которые проникли в их мир. И выяснить, действительно ли они так опасны, как кажется. Татьяна подползла ближе к предполагаемому противнику и невольно задержала дыхание. Высокие, белокурые, облаченные в длинные одежды светлых тонов, эльфы производили неизгладимое впечатление. Казалось, что они сошли со страниц старинных легенд. Или с экрана голливудского фильма.
   - Ой! - зашипела Татьяна, получив ощутимый тычок под ребра. - Ты что, с ума сошел? - зло поинтересовалась она у Лавра.
   - Ты в порядке? - хладнокровно поинтересовался эльф. - Решил перестраховаться. Люди при виде представителей моей расы теряют последние мозги. Было бы в высшей степени неприятно, если бы ты выдала наше присутствие.
   - Если я до сих пор от тебя мозги не потеряла, с какой стати от них должна потерять? - ехидно поинтересовалась Татьяна, вешая на себя и на напарника дополнительное заклятье беззвучности.
   - Их много. И они истинные эльфы, - выдохнул Лавр.
   - А ты что, ложный? - удивилась магичка. - От этих эльфов ты отличаешься только потрепанной одеждой. И обкорнанной шевелюрой. Давай лучше вернемся туда, где сможем без помех обсудить, что нам делать.
   - Я так понимаю, убивать эльфов ты все-таки не хочешь? - иронично поинтересовался Лавр у Татьяны сразу же, как только они отошли на достаточное расстояние, и уже можно было разговаривать друг с другом в полный голос.
   - Их слишком много. Вдвоем мы с ними не справимся. И потом. Думаю, Террел с Ролумом нас пришибут, если узнают, что мы даже не попытались договориться.
   - А я-то думал, тебя впечатлила эльфийская красота, - подколол Лавр.
   - Впечатлила, - созналась, вздохнув, Татьяна.
   Нет, с этими эльфами определенно надо было что-то делать! Как-то защищаться от них! Ведь единственное, о чем могла думать магичка, когда смотрела на своих потенциальных противников, так это о том, как они прекрасны. Собственно, именно поэтому она и предложила Лавру отойти подальше. Чтобы сосредоточиться и выкинуть из головы всякие глупости. Да, не зря Лавр говорил, что люди от эльфов теряют головы. Но неужели с этим никак нельзя бороться?
   - Послушай, Лавр, а то впечатление, которое вы производите на людей, это ваша магия? Или излишняя восприимчивость небельсов?
   - А тебе зачем это знать?
   - Возможно, нам придется сражаться с эльфами. Ты хочешь, чтобы я во время боя замерла на месте, очарованная смазливой мордашкой? - разозлилась Татьяна. - Я могу повесить на себя магический щит. Но я должна знать, от чего конкретно он должен меня защитить.
   - Есть определенные виды магии, которые бессильны по отношению к эльфам. Наш голос и нашу музыку нельзя записать на кристалл, с нас нельзя снять голограмму, и от эффекта, который производит на небельсов наша внешность, невозможно защититься. Так что никакое заклятье тебя не спасет, - вздохнул Лавр. - Но я, так и быть, готов тебе помочь.
   - Каким образом? И во что мне это обойдется? - подозрительно поинтересовалась Татьяна.
   - К эльфийской магии невосприимчивы только те, в ком течет кровь представителей нашей расы. Я готов пожертвовать пару капель. А взамен - ты подзарядишь все имеющиеся у меня артефакты.
   - Артефакты? Ты же мне не доверяешь? - ядовито напомнила Лавру Татьяна.
   - Я рискну. Ну так что? Решишься?
   - Воспользоваться твоей кровью? - уточнила Татьяна. - Почему бы и нет. А что я с ней должна сделать?
   - Выпить! - ухмыляясь, пояснил эльф.
   - Хорошо, - неожиданно для него согласилась Татьяна. - Но сначала ты покажешь, сколько у тебя артефактов. А то, может быть, оно того не стоит.
   Лавр расстелил плащ и вытряхнул на него все, что у него было. Коллекция получилась внушительная. Татьяна оглядела представшее ее глазам богатство, перебрала его и кивнула головой.
   - Пойдет. Я согласна. Сколько будет действовать твоя кровь?
   - Около суток.
   - Надеюсь, этого хватит. К эльфам вместе пойдем, чтобы мирные переговоры вести, или не будем травмировать их нежную психику? - полюбопытствовала Татьяна, заряжая магией многочисленные безделушки Лавра.
   - Вместе. Поддержишь меня заклятьями, если что. Только держись в стороне. И постарайся не влезать в разговор без крайней необходимости, - предупредил Лавр.
   - То есть я буду изображать бесплатное приложение? - фыркнула Татьяна. - Как скажешь. Очень уж мне любопытно посмотреть на эльфов бесстрастным взглядом. Ну? Чего ждешь? Я свое обещание выполнила. Теперь дело за тобой. Делись кровью.
   Лавр кивнул, достал из притороченного к седлу мешка небольшую деревянную плошку и сделал на руке надрез. Татьяна с любопытством следила за происходящим. Эльф надавил на кожу, и в плошку медленно потекла... смола. Магичка прикрыла глаза и мрачно выругалась. Как же она сразу не вспомнила, что в жилах бельсов течет отнюдь не кровь? Что слово "кровь" является только условным обозначением? Остается только радоваться, что в жилах Лавра течет не лава (как, например, у файернов) и не жидкий азот (как у кольдеров). Смолу, по крайней мере, можно проглотить без особого ущерба для здоровья. Хотя, наверно, это такая гадость! Тьфу! Но отказываться было поздно. Лавр смотрел на магичку выжидающе и даже вызывающе. Видимо, сомневался, что она решится выпить предложенное. Татьяна взяла из рук эльфа плошку, зажмурила глаза и героически сделала первый глоток. Хм... а не так уж это противно, как она думала. Оказывается, кровь эльфов похожа на смолу только визуально. А на вкус больше напоминает терпкий, горьковатый гречишный мед. Татьяна выпила содержимое плошки и даже собрала пальцем по стенкам остатки.
   - Вкусно? - вкрадчиво поинтересовался Лавр.
   - Угу. Еще плеснешь? - нахально поинтересовалась Татьяна.
   - Обойдешься! - хмыкнул эльф. - Пойдем лучше проверим, подействовала ли на тебя моя кровь. Только помни, что переговоры с эльфами буду вести я!
   - Да ради богов! - отмахнулась Татьяна. Ей что, больше всех надо? После того, как Лавр поделился с ней своей кровью, ей хотелось не выяснять отношения с посторонними эльфами, а просто на них посмотреть. И проверить, насколько прекрасными они покажутся ей теперь.
   - Постарайся, чтобы эльфы не попались на глаза твоему Ржавому, - ехидно напомнил Лавр. - А то он живо к ним перебежит. Защитить его от эльфов магией ты не сможешь, а делиться своей кровью еще и с твоим шришем я не собираюсь. К тому же, в данном случае это было бы бесполезно. Он же животное.
   Татьяна фыркнула, но не согласиться с Лавром не могла. Ржавый питал какую-то просто патологическую любовь к эльфам. Во всяком случае, Лавра он успел достать своим вниманием и неуклюжими ласками. Татьяна даже немного ревновать начала. Нет, ну а что это такое? Она Ржавого спасла от верной смерти, вырастила, выкормила, а он таскается за Лавром, как привязанный! Хорошо хоть местные эльфы редко высовывали носы из своего Золотого Леса. Иначе им и наемников не потребовалось бы для того, чтобы лишить Татьяну шриша. Ржавый сам бы к ним побежал. Причем с большим удовольствием. Да... генетическая верность - это страшная вещь.
   - Ну? Как тебе теперь эльфы? - прервал размышления Татьяны Лавр. Магичка добросовестно разглядела представших перед ней бельсов. Ей и самой было любопытно сравнить собственные ощущения до и после того, как она выпила кровь Лавра.
   Ну... что сказать... менее прекрасными эльфы не стали. Просто их красота теперь не вводила Татьяну в ступор. Магичка воспринимала ее как бы со стороны. Любопытный эффект. Неплохо было бы на досуге исследовать его подробнее. Но это на досуге... если он, вообще, будет... а пока не стоило отвлекаться по пустякам. Лавр направился на встречу к эльфам и Татьяна, последовав за ним, сосредоточилась на том, чтобы магически прикрыть и себя, и напарника. Чисто на всякий случай. Конечно, вряд ли эльфы нападут на своего сородича, но вдруг? Больно уж они были странными. Подойдя к вероятным противникам, Татьяна получила возможность разглядеть их подробнее. Нда... кровь Лавра действительно обладала убойной силой. Вблизи эльфы не только не пленяли своей красотой, они вообще выглядели весьма обычно. Не впечатляет. Определенно не впечатляет. На взгляд Татьяны проникшие в их измерение эльфы казались какими-то... толкиенутыми. Словно играли чьи-то роли. Причем играли бездарно. При одном только виде Лавра эльфы сморщились и демонстративно отвернулись. Интересно... и как теперь с ними переговоры вести? Обращаться к спинам? Лавр попытался. Эффекта ноль. Хотя нет. На четвертой фразе один из эльфов обернулся и сквозь зубы заявил, что они, так и быть, удостоят отщепенца почетной смерти. Ему будет дарована великая милость умереть от одного из эльфийских мечей.
   Сначала Татьяна искренне не поняла, что листоухие имеют в виду. Кого они назвали отщепенцем? Лавра? И что значит, демоны их побери, "достойная смерть"? Судя по тому, что один из эльфов достал меч, он вознамерился с Лавром драться. Хм... похоже, дипломатическая миссия оказалась под угрозой. И добром решить вопрос все-таки не получится. Особенно если Лавр увлечется и убьет своего сородича. Тогда на переговорах можно будет поставить жирный крест. А эльф наверняка не сдержится. Вон как у него желваки ходят. Наверняка обиделся на то, что его отщепенцем обозвали. Лавр вытащил свой заклятый на верность клинок и встал в боевую стойку. Любопытно... поединка эльфов Татьяна не видела еще ни разу. Судя по тому, насколько профессионально владеет мечом Лавр, зрелище должно быть довольно впечатляющим.
   - Мое имя Родниллиствелл Рстеллимилл Веллинстайл из рода Ллистоллов. И я окажу тебе великую милость, позволив умереть от своего меча, - заявил выступивший против Лавра эльф.
   Татьяна тут же (для удобства) сократила имя нападавшего до Родика и мысленно потерла ручки. Вопрос о том, кто в данном бою победит, не стоял для магички даже чисто теоретически. Она слишком хорошо знала, насколько профессионально владеет мечом Лавр. А его соперник не производил вообще никакого впечатления. Ну и потом... даже если сражение окажется для Лавра неудачным... неужели кто-нибудь думает, что Татьяна позволит убить собственного напарника? Да она сама (под настроение) с большим удовольствием это сделает! Так что посторонний эльф может даже не рассчитывать на победу. И пусть он хоть десять раз торжественно обнажит свой меч! Родик встал в выигрышную позу, театрально взмахнул оружием и призывно воскликнул
   - О, Элберет, Гилтониэль!
   Больше эльф ничего произнести так и не смог. Нет, он, вероятно, хотел, но... просто не успел. Поскольку Лавр, не дожидаясь продолжения, засветил своему противнику в лоб эфесом меча.
   - Как ты смеешь драться столь неблагородно? - возмутился возглавлявший эльфов тип. - И как ты смеешь сопротивляться, недостойный?
   Татьяна удивилась. А что, Лавр должен был позволить себя убить без возражений? Как овца на заклании? Чего ради? А... ради удовольствия пасть от эльфийского меча... спасибо, но такой чести даже ей не надо. Хотя листоухие, кажется, вовсе не собирались спрашивать согласия. Вон оно как! Аж трое воинов сразу обнажили клинки! А как же честный бой и все такое? Никак? Ну, тогда держитесь! Татьяна вытащила клинок и встала рядом с Лавром. Эльфы хмыкнули, но нападавших не прибавилось. Видимо, решили, что для отщепенца с небельсом и троих воинов достаточно. Посмотрим. Татьяна с легкостью парировала первый удар и, изловчившись, шлепнула нападавшего эльфа плоской стороной меча по заднице. Листоухий взвыл от ярости и полез напролом. И эти придурки еще смеют называть себя эльфами? Да их любой рыцарь положит, не говоря уж о Лавре. Напыщенные, самовлюбленные типы дрались весьма посредственно. Татьяна даже заподозрила, что у этих эльфов до сих пор вообще никто не вставал на пути. Поскольку, при виде трех трупов своих собратьев, листоухие как-то сразу скисли. И потеряли задор. Однако окончательной победой пока еще даже не пахло. Эльфов было слишком много, чтобы с ними могли справиться два Охотника. И Лавр с Татьяной прекрасно это понимали, поскольку судорожно начали искать выход из создавшегося положения. В том, что эльфы их не пощадят, Охотники даже не сомневались. Но не сдаваться же, в самом деле, без боя!
   - У меня есть идея, - шепнула Лавру Татьяна, увидев, что эльфы сбились в кучку и о чем-то шепчутся. - Держись ко мне поближе.
   Эльф кивнул и встал рядом с Татьяной плечом к плечу. Вовремя. Поскольку листоухие решили подавить противника численностью. Мечи обнажили все, исключая предводителя, который благоразумно спрятался за ближайшей елкой. Татьяна подождала, когда эльфы подойдут поближе, метнула в них артефакт и произнесла заклятье. Раздался хлопок, и... на месте эльфийского войска ничего не осталось. Листоухие просто исчезли. Все. До одного.
   - Куда ты их дела? - поразился Лавр.
   - Блин, как же артефакт жалко! - вздохнула Татьяна. - Я за него Ханту аж целых пять золотых отдала!
   - Какой артефакт? Что случилось? - встряхнул магичку Лавр.
   - Я приобрела у Ханта одноразовый телепорт, - объяснила Татьяна. - Полоз подозревал, что мы встретимся с превосходящими силами противника. Потому и предложил мне купить соответствующий артефакт. Я, честно говоря, до последнего надеялась, что прибегать к нему не придется. Больно уж вещь ценная. Но иначе мы с такой толпой эльфов просто не справились бы.
   - Если артефакт был такой ценный, могла бы его и не использовать. Взяла бы и открыла телепорт самостоятельно... столько денег бы сэкономила... и времени. Или это не каждый маг умеет? - удивился эльф.
   - Разумеется, не каждый! Стала бы я по дорогам шляться, если бы телепорты могла открывать.
   - Это так сложно?
   - Долго объяснять, - отмахнулась Татьяна. - По существующим законам магии, я могу создавать телепорты только в том мире, где родилась. В чужом данная магия мне неподвластна. Так что за телепорты мне приходится платить так же, как и тебе. Блин, ну как же жалко, что пришлось тратить артефакт на эльфов!
   - И куда ты их отправила?
   - К небельсам.
   - Что?! - поразился Лавр. - Ты отправила всех эльфов к небельсам?!
   - А ты что хотел? Помереть геройской смертью, сражаясь с превосходящими силами противника? - язвительно поинтересовалась Татьяна. - Пусть эти придурочные эльфы рассказывают небельсам о своей исключительности.
   - А к каким конкретно небельсам ты их отправила? - заподозрил неладное Лавр.
   - К почитателям Великого, естественно! Не к союзникам же. Пусть перебьют друг друга, нам же меньше проблем будет. Ты против?
   - Оставила бы хоть одного! Я бы побеседовал с ним! Интересно же, чего эльфы притащились в иной мир. Может, вскоре нам стоит ждать повторного десанта. У кого теперь это можно выяснить? - буркнул Лавр.
   - Погоди-ка, так у нас еще предводитель есть! - вспомнила Татьяна. - Он в сражении не участвовал, от артефакта был на порядочном расстоянии, значит, остался в нашем измерении. Сейчас мы его выловим, и ты сможешь его расспросить.
   - Это вряд ли, - принюхался эльф. - Предводитель уже сбежал.
   - Тогда по коням! - скомандовала Татьяна. Однако ни шриш, ни лошадь Лавра двигаться с места не хотели.
   - Эльфийское заклятье, - определил Лавр.
   - И что это значит? - нахмурилась Татьяна.
   - Сбежавший предводитель наложил на наших животных обездвиживающее заклятье. Это узкоспециализированная магия, доступная даже не всем эльфам, - объяснил Лавр. - Похоже, в предводителе течет королевская кровь. Зачаровать чужих животных не так просто! Я, например, этого делать не умею.
   - Так что, мы окончательно упустили этого гада? - расстроилась Татьяна. - Или все-таки есть шансы его догнать?
   - Догнать эльфа в лесу в принципе проблематично. А эльфа с королевской кровью подавно. Ты слышала когда-нибудь о том, как наша раса умеет взаимодействовать с лесом? - Татьяна кивнула. - У предводителя этот дар развит в превосходной степени. Обычный эльф с ним состязаться не может. Но... есть звери, которые двигаются намного быстрее, чем эльфы. И от которых предводитель скрыться не сумеет. Хотя бы потому, что не знает о их существовании.
   - Что-то я не поняла. Ты предлагаешь просто ждать, пока сбежавшего от нас эльфа какая-нибудь неизвестная ему зверюга схарчит?
   - Нет, - вздохнул Лавр. - Я сам стану этой зверюгой. Ты знаешь об обычае Охотников приобретать для себя вторую ипостась?
   - Только не говори, что ты пошел на подобную глупость! - вытаращила глаза Татьяна. - Это же смертельно опасно!
   - Отвернись. И постарайся не испугаться, - скомандовал Лавр, стягивая с себя рубаху. Все-таки превращаться в раптора прямо в одежде было болезненно.
   Татьяна спорить с эльфом не стала. И даже подглядывать не стала, хоть и хотелось. Она честно пялилась на ветки ближайшего кустарника до тех пор, пока за спиной не раздался рык. Татьяна обернулась и почувствовала, как ее глаза медленно, но верно ползут на лоб.
   - Ничего себе! - изумилась магичка, увидев хищное животное.
   И кто бы мог подумать, что эльф выберет себе подобную ипостась? Татьяна осторожно приблизилась к раптору и даже протянула руку, чтобы до него дотронуться. Хищник предупреждающе рыкнул, обнажив клыки, и, воспользовавшись тем, что магичка замерла на месте, принюхался и пустился в погоню. Татьяна отмерла примерно минуты через две. Да уж, если Лавр хотел произвести на нее впечатление, ему это определенно удалось. Магичке и в голову бы не пришло обзаводиться подобной второй сущностью. Хотя бы потому, что это было смертельно опасно. Всегда существовала вероятность не удержать контроль над ипостасью хищника, перестать контролировать собственное тело, перевоплотиться в другое существо без возможности вернуться обратно. Любопытно, и зачем эльф пошел на подобный риск? Хотя, конечно, его ипостась раптора пришлась сейчас как нельзя кстати. Иначе предводитель эльфов смог бы уйти. А так... Татьяна даже невольно фыркнула, когда увидела, каким образом Лавр вернул беглеца. Раптор подталкивал мордой побледневшего от страха эльфа, а тот нервно вздрагивал. Татьяна накинула на пленника магическую сеть, и Лавр смог принять свой нормальный облик. Хм... а не такой уж этот эльф тощий... все нужные мышцы на месте. Татьяна с любопытством уставилась на полуобнаженное мужское тело. Интересно, а не были ли знакомы с эльфами древние греки? Такое ощущение, что свои изящные, гармоничные, совершенные в пропорциях статуи они ваяли с таких образцов, как Лавр.
   - Перестань на меня так смотреть! - рыкнул эльф.
   - Тебе не нравится, когда тобой любуются? - иронично поинтересовалась Татьяна.
   - Любуются? Ты смотришь на меня так, как будто хочешь снять шкуру. И прикидываешь, сколько тебе дадут за нее на рынке. Я бы не назвал это любованием, - фыркнул эльф.
   Небельсы! А Лавр так надеялся, что его ипостась раптора стряхнет с Татьяны ее самоуверенность! Хотя бы немного! Эльф разменял уже третье столетие, но ни разу в жизни он еще не встречал особы, которая его так раздражала бы. Да, Татьяна была профессиональным воином. И великолепным магом. Но ее поведение Лавра просто бесило! И эльф даже не мог бы сказать, что его задевало больше. Чрезмерная Татьянина самостоятельность, или то, что она (в отличие от других дам) не теряла голову в его присутствии. Да, конечно, несколько раз Лавр ловил на себе взгляд магички. Но этот взгляд, скорее, был оценивающим. И довольно хищным. Иногда даже эльфу казалось, что Татьяна всерьез раздумывает, не начать ли на него охоту, как на редкого и диковинного зверька. И Лавра это раздражало до крайности! А ведь когда-то, (не так давно, кстати), эльф не знал, куда деваться от женщин, достающих его своим вниманием! Лавра выводили из себя и их чрезмерная влюбчивость, и их манера навязывать собственные чувства. Боги, ну почему вы не послали ему нечто среднее? Почему на его голову должна была свалиться эта стервозная, циничная и ехидная особа? Почему Татьяна так наплевательски относилась ко всем окружающим? Даже к эльфам? Ведь до недавних пор у нее не было иммунитета, иначе она не стала бы пить кровь Лавра!
   Идея с кровью, конечно, была не из лучших. Но что было делать? Отряд эльфов представлял для психики небельса явную угрозу. И на тот момент Лавру показалось, что поделиться с Татьяной своей кровью будет наилучшим выходом. Да уж... наилучшим... теперь эльф никак не мог дождаться того момента, когда действие снадобья пройдет. Потому что Татьяна, которая и до этого относилась к его собратьям по расе с непростительным равнодушием, теперь вообще стала слишком много себе позволять. Стоило только посмотреть, как магичка обращается с пленным предводителем! Не сказать, что этот надутый индюк вызывал у Лавра теплые чувства, но он же был эльфом! И мужчиной! И требовал к себе особого отношения! Впрочем, объяснять это Татьяне было бесполезно. К мужчинам она относилась с изрядной долей презрения, причем в независимости от того, к какой расе они принадлежат. Боги, и кто только воспитывал эту магичку? Лавр за всю свою долгую жизнь не видел такой наглой, жесткой и абсолютно лишенной комплексов девицы! Как жаль, что Татьяна, этот монстр в женском обличье с ледяными глазами и смертоносным оружием, имела такую потрясающую внешность! Когда эльф смотрел на магичку, противоречивые желания буквально разрывали его пополам. Иногда Татьяна бесила Лавра настолько, что он просто мечтал придушить ее и прикопать под ближайшим кустиком. Но иногда... в те редкие моменты, когда магичка не вела себя, как последняя стерва,... она определенно эльфу нравилась. Очень. Женщина с такой, как у Татьяны внешностью, просто не могла не нравиться мужчине, если тот не слепой. А Лавр определенно слепым не был. Он умел ценить совершенство. И не отказался бы узнать Татьяну поближе. Но как это было сделать, если магичка с Лавром никогда не кокетничала, не флиртовала и не строила глазки? Да что там говорить, даже когда Татьяна восхищалась эльфами, это восхищение несло отнюдь не щенячью девичью восторженность, а исследовательский интерес матерого Охотника. Стать объектом этого интереса Лавру совершенно не улыбалось. А потому он изо всех сил надеялся, что для выполнения следующего задания Ролум подберет ему другого напарника.
  
  
  
   8.
   Не расходуйте ложь попусту, откуда вам знать, когда она и впрямь может пригодиться!
   Марк Твен.
  
   Ко всему на свете можно привыкнуть. Это точно! Прошло не так уж много времени, и к идее отправляться в дорогу с напарником привык весь клан Охотников. И Татьяна в том числе. Напарники часто менялись, иногда погибали, но обходиться без них с каждым годом становилось все труднее и труднее. Новые монстры заводились на оживленных трактах с удручающей регулярностью, а фанатики Великого совсем обнаглели. Несколько раз судьба столкнула Татьяну с Форсом, а в последнее время компанию ей составлял файерн. И это было просто идеально. Файерны были лучшими проводниками в любом измерении. И единственной расой, которая могла бы составить им конкуренцию, были эльфы. Однако те считали ниже своего достоинства шляться по дорогам. Пожалуй, кроме одного экземпляра. Весьма интересного экземпляра, с которым Татьяна уже довольно давно не сталкивалась. Насколько давно? Да с того достопамятного похода на эльфов и не сталкивалась. Сразу же, как только Лавр с Татьяной отчитались о выполненном задании и сдали пленника Ролуму, им выдали новое поручение. Но на сей раз не одно на двоих. Новые напарники, новые дороги... Татьяна даже начала забывать о том, что эльф вообще существует на свете. Однако судьба - довольно злобная и непредсказуемая особа. Она вслепую метнула карты, и Лавра с Татьяной вновь сделали напарниками.
   Встретиться с эльфом магичка хотела давно. Очень. Она даже пару раз подгадывала свой визит в Мортию так, чтобы можно было невзначай пересечься с Лавром. Однако обстоятельства складывались отнюдь не в ее пользу. И встречи так и не вышло. А жаль. Татьяне так хотелось убедиться в том, что эльф ей не приснился... что ее глупая память не врет ей самым наглым образом. Платиново-белые волосы, фиалковые глаза, надменный изгиб чувственных, четко очерченных губ... Лавр походил на произведение искусства. И казался чьей-то гениальной фантазией. Татьяна готова была любоваться им бесконечно, но это весьма осложняло совместное путешествие. Поскольку Лавр статуей отнюдь не являлся. Самоуверенный, знающий себе цену бельс был нахальным, язвительным и довольно непредсказуемым типом. Может быть, и к лучшему, что эльф с Татьяной так недолго были напарниками. Иначе точно поубивали бы друг друга. Магичка вспомнила их с Лавром поход против эльфов, и ее губы расплылись в непроизвольной улыбке. Да... напарниками они были... весьма своеобразными. Постоянно грызлись по поводу и без повода, подначивали друг друга, язвили, изводили, состязались даже в мелочах... любопытно, как сложатся их отношения на сей раз?
   Татьяна вытащила из шкафа всю свою одежду, разложила ее перед собой и задумалась. Что ей выбрать, чтобы произвести на Лавра неизгладимое впечатление? Или эльфа не стоит провоцировать? Может, на сей раз, им с Лавром удастся стать нормальными напарниками? Такими же, как остальные? Находила же Татьяна общий язык с гоблином. И с файерном. Ни один из них не вызывал у магички желания что-то доказать. И взять верх. А эльф вызывал. Ехидный, заносчивый тип просто провоцировал ее на всякие глупости! Татьяне безумно хотелось вывести Лавра из равновесия, стряхнуть с него надменную маску, сделать его более живым! И уж разумеется, после долгой разлуки, ей хотелось произвести на эльфа впечатление. Слава богам, что она практически бессмертна! В свое время обретение этого дара прошло для магички весьма болезненно, но зато теперь он приносил свои плоды. Выглядела Татьяна по-прежнему на 20. А такой замечательный возраст грех было не подчеркнуть подходящим нарядом. К тому же и фигура Татьяны вполне позволяла всяческие эксперименты. Помнится, эльф был неравнодушен к ее ногам? Во всяком случае, окидывал их Лавр весьма плотоядным взглядом. Жаль, что обычно на этом все и заканчивалось. Дальше откровенных взглядов эльф не шел и первого шага к сближению так и не сделал. Любопытно, им не хватило времени, или обаяние Татьяны не произвело на Лавра должного впечатления? Неплохо было бы поверить. Тем более, что на сей раз времени будет предостаточно. Целью нового задания, полученного от Ролума, являлось путешествие аж к побережью океана, в портовый городок Хруш.
   Татьяна выудила из груды лежавшей перед ней одежды рубашку из прозрачной ткани и задумчиво повертела ее в руках. С одной стороны, она хотела соблазнить Лавра, глупо было это отрицать. А с другой... магичке хотелось большего! Ну, вызовет она у эльфа вожделение, и что дальше? Лавр забудет ее через пару минут после того, как они расстанутся! А Татьяне хотелось, чтобы он о ней помнил. Чтобы эльф думал о ней столько же, сколько она о нем. А лучше - еще больше. Но как это сделать, Татьяна представления не имела. Ну не привораживать же Лавра, в самом-то деле! Во-первых, ничего хорошего из этого все равно не выйдет (печальный опыт у Татьяны уже был), во-вторых, Террел это наверняка обнаружит и намылит ей шею, поскольку в данном измерении тоже существует наказание за магическое принуждение, а в-третьих, не факт, что любовная магия вообще действует на эльфов! Уж больно они странная раса. Так что Татьяне оставалось надеяться только на силу собственного обаяния. И на то, что ее дурацкий стервозный характер не вылезет в самую неподходящую минуту. Хотя это мало вероятно. Вряд ли Татьяна и Лавр сумеют сдержать свой норов. Наверняка эльф с магичкой, стоит только им встретиться, опять начнут цапаться из-за каждого пустяка и рычать друг на друга. Татьяна тяжко вздохнула. Раз уж ей было не суждено найти с Лавром общий язык, стоило подумать о защите. Эльф был профессиональным бойцом. И на мечах мог "сделать" Татьяну без особого напряга. Так что неплохо было бы подстраховаться и запастись парой-тройкой защитных артефактов для себя, любимой.
   Лавр готовился к встрече с Татьяной не менее тщательно. Нет, он не выбирал нарядов и не запасался оружием. Эльф собирал о магичке сведения. Все, которые только смог найти. Эльф рассчитывал, что рано или поздно, он нащупает слабое место Татьяны и сможет на нее влиять. Однако эта надежда с каждым днем становилась все призрачнее и призрачнее, поскольку картинка, которая складывалась в результате опроса окружающих, однозначно Лавра не вдохновляла. Выяснилось, что Татьяна сумела достать до печенок не его одного. Магичка славилась своей стервозностью, хладнокровием, амбициозностью и абсолютным наплевательством на чужие интересы. Татьяна умудрилась перейти дорогу сразу аж нескольким бельсам. И они горели желанием с ней посчитаться. Уведенные из-под носа контракты, отбитые клиенты, бесцеремонно-наплевательское отношение... странно, что магичке до сих пор никто не отвернул голову. А ведь пытались! Причем не один раз! Однако оказалось, что убить Татьяну не так уж просто. Единственная женщина клана Охотников, да еще и магичка, она была слишком опасным и непредсказуемым противником. И умела за себя постоять. За что, ну за что боги послали ему такую напарницу?! И зачем они наградили Татьяну столь привлекательной внешностью?
   То, что магичка непозволительно хороша собой, Лавр отмечал непроизвольно. Поскольку он, (как и любой другой эльф), просто не мог пройти мимо прекрасного. Лавр даже не раз ловил себя на мысли, что пожалуй, с удовольствием познакомился бы с Татьяной поближе. Однако попытки выйти за рамки отношений напарников он так и не сделал. Почему? Да потому, что потребительское отношение магички к мужикам бесило Лавра до крайности! Если уж эльф когда-нибудь и окажется в постели с Татьяной, то это будет на его условиях. Это он будет хозяином положения! Лавр, конечно, не слишком верил, что такое возможно, но иначе не хотел. Да, конечно, у него было немало женщин, которых он благополучно забывал после проведенной ночи. Особенно в дороге. Но ни одна из них не вела себя, как Татьяна. Ни одна не диктовала условий, не бросала вызова, не хамила и не вызывала дикого желания ее убить. Лавру было абсолютно все равно, что думают о нем его партнерши. Они были серыми, одинаковыми и абсолютно не запоминающимися. Да, эльф доставлял им удовольствие в постели. Но только потому, что Лавру самому так больше нравилось. Вопрос о том, кто в доме хозяин не вставал для него даже в шутку! До тех пор, пока Лавр не встретил Татьяну. И всё! Всё изменилось с первой же минуты! Магичка пыталась верховодить на каждом шагу! Они с эльфом препирались по любому поводу, огрызались, испытывали друг друга на прочность и даже умудрились скрестить мечи. И зачем только Ролум снова определил Татьяну к Лавру в напарницы? Видят боги, из этого всё равно не выйдет ничего хорошего! Дорога до портового города Хруша была долгой. И опасной. И дополнительные сложности эльфу были однозначно не нужны. Но разве у него был выбор? Лавру, конечно, хотелось бы надеяться, что на сей раз их с Татьяной путешествие пройдет спокойнее, поскольку путь до океана был неблизким, но имея представление о характере магички (и, тем более, о своем собственном), эльф понимал, что это не реально.
   Больше всего Лавра раздражало то, что он никак не мог понять Татьяну. И скрытная магичка, казалось, делала все, чтобы так и продолжалось в дальнейшем. Она никого не впускала в свою жизнь дальше порога и вообще была весьма осторожной и неразговорчивой особой. Пожалуй, единственный раз, когда Татьяна была хотя бы более менее откровенной, был момент, когда она только что превратилась из статуи в девушку. Тогда, под нажимом Лавра, она рассказала немного о своем прошлом. Правда, не все. Дыр и недомолвок в рассказе Татьяны было более, чем достаточно. Зачем пленивший магичку Шерес полез завоевывать чужой, незнакомый ему мир? Почему даже осматривавший статую Террел не заподозрил, что это заколдованная девушка? И от чего Татьяна никак не хочет стареть? Ответ на последний вопрос Лавр честно попытался найти, расспросив Террела. Однако вампир только хмыкнул в ответ. Дескать, не твоего ума дело. Захочет, так сама расскажет. Ага! Расскажет! Да из Татьяны лишнего слова клещами не вытянешь! Правильно Форс называл ее ведьмой! И начхать на политкорректность! Хотя... эльф подозревал, что Татьяне вообще все равно, как ее называют. Она относилась к слову "ведьма" спокойно, не воспринимая его как ругательство. И даже не обращала внимания на глупцов, называвших ее ведьмой вслух. Да Татьяна вообще наплевательски относилась к условностям! Разве иначе она завела бы Ржавого?
   Вообще-то Лавр знал, что шриши в данном измерении водятся только у эльфов. Но он и представить не мог, что его собратья по расе возненавидят Татьяну за то, что у нее есть Ржавый. И что они решат от магички избавиться. В общем-то, Лавру до этого и дела бы никакого не было, если бы... эльфы не задумали решить свою проблему с его помощью. И кто бы мог подумать, что такое возможно? Лавр, конечно, предполагал, что местные эльфы знают о его существовании. Но он и помыслить не мог, что его собратья по расе пойдут на контакт! Лавр так долго жил вне их общества, что уже перестал ассоциировать себя с собственной расой. А тут такое событие! Чистокровный эльф собственной персоной! Лавр даже ущипнул себя, чтобы убедиться, что это не сон. Что же это такого случилось в подлунном мире, если эльфы соизволили о нем вспомнить? И почтить его своим присутствием? Лавр даже предположить не мог, что причиной визита эльфа была хорошо знакомая ему магичка. Эльфам настолько не нравился тот факт, что у Татьяны есть шриш, что они готовы были пойти на крайние меры, лишь бы исправить эту вопиющую (по их мнению) ситуацию. Испробовав несколько способов избавиться от зловредной магички и ее шриша, эльфы решили вспомнить о своем сородиче. Но отнюдь не для того, чтобы его признать. Или предложить переселиться в Золотой лес. Эльфы просто и банально хотели нанять Лавра. Как Охотника. И готовы были заплатить хорошие деньги за то, чтобы он убил и Татьяну, и Ржавого. И Лавр возможность подобной сделки даже честно обдумал.
   С одной стороны, конечно, никакого закона, запрещающего одному Охотнику убивать другого, (особенно за деньги), вроде бы не было. А с другой... брать заказ на Татьяну Лавр не хотел. Если он и соберется когда-нибудь открутить голову этой невыносимой девице, то только по собственному почину. А вовсе не из-за того, что магичка завела себе шриша. Тем более, что Ржавый (в отличие от хозяйки) питал к Лавру явную симпатию. Ну и потом... эльф был вовсе не уверен, что Татьяна так просто даст себя убить. Поэтому Лавр отказался от заказа и послал своего собрата по расе куда подальше. Эльф даже подумал, что стоит предупредить Татьяну о том, что за ней идет охота. Хотя... неужели она не знала, на что шла, когда приручала шриша? Вряд ли. Террел наверняка предупредил магичку о возможных последствиях. Да и не верил Лавр, что он был первым, к кому обратились эльфы с предложением убить Татьяну. Так что посылать ей какие бы то ни было предупреждения было просто бессмысленно. Магичка умела за себя постоять. И Лавр не завидовал тем идиотам, которые решатся перейти ей дорогу. Врагом Татьяна была безжалостным, непредсказуемым и опасным. И, к сожалению, как напарница она была ничуть не лучше.
  
   Татьяна пришла в кабак, назначенный местом встречи с Лавром, чуть раньше положенного. Местечко было незнакомым, а потому она хотела немного оглядеться и настроиться на предстоящий разговор с эльфом. Магичка подошла к барной стойке и заказала бокал вина. Как хорошо было бы забыть на время о делах и проблемах, и отдохнуть, ни на что не обращая внимания. Но разве можно в данном мире хоть на минуту расслабиться? Не успела Тьяна сделать первый глоток, как почувствовала на себе чей-то внимательный взгляд. Неужели очередной искатель приключений возжелал поближе познакомиться с единственной женщиной клана Охотников? Похоже, что так и есть. Поскольку настырный тип от разглядывания перешел к активным действиям. И попытался (как можно незаметнее) подойти к Татьяне со спины. Да что он, совсем придурок? Не знает, что Охотники чувствуют опасность на расстоянии? И что недостающие инстинкты бельсов Татьяне с успехом заменяет магия? Неужели он серьезно хочет застать ее врасплох? Да Татьяна в любой момент могла вытянуть меч из ножен и прикончить на месте подбирающегося к ней придурка. Вот только... она совершенно не ощущала никакой опасности. И угрозы. Татьяна дождалась, когда невидимый противник подберется к ней на расстояние вытянутой руки и резко обернулась, целясь из заряженного арбалета прямо в грудь озадаченного подобным поворотом дел небельса. Ну надо же, какой интересный экземпляр! Магичка с любопытством оглядела занятное явление. Мужика можно было прямо сейчас брать и тащить на съемки какого-нибудь "Острова Сокровищ". И грима с костюмом не понадобится! Высокий рыжебородый тип был одет в лучших традициях Стивенсоновских пиратов!
   - Похоже, ты и есть та самая Охотница по имени Татьяна, которую я искал, - заявил человек, несколько придя в себя.
   - А ты меня искал? - позабавилась магичка. - Интересно, зачем?
   - Я Шнурок, боцман знаменитого капитана Черепа. Слыхала, небось? - представился колоритный собеседник.
   - Слыхала, - кивнула головой Татьяна. Да кто не слышал про этого головореза и разбойника! Виселица по Черепу не просто плакала, рыдала горючими слезами!
   - Я знаю, ты направляешься к океану...
   - И откуда же у тебя такие сведения? - перебила Шнурка Татьяна, недовольная тем, что их вроде бы тайное задание стало для кого-то явным.
   - Не смеши! С вами идет целый обоз людей! Неужели ты думаешь, что они умеют держать язык за зубами? - фыркнул боцман.
   - Обоз?! - поразилась Татьяна. - Ты меня точно ни с кем не путаешь? Я про обоз ничего не знаю.
   - Это потому, что Ролум навязал нам его в последний момент, - раздался из-за плеча Татьяны безумно знакомый голос. Магичка обернулась.
   - Привет, Лавр, - поздоровалась она, стараясь не растаять от сногсшибательной эльфийской улыбки.
   - Я тоже тебя приветствую. Ну, что? - обратился Лавр к Шнурку. - Договорился?
   - Вы знакомы? - искренне удивилась Татьяна.
   - Лавр как-то был нашим проводником, - пояснил боцман. - Когда я узнал, что он ведет обоз к океану, и не просто к океану, а к портовому городку Хрушу, я подумал, что грех этим не воспользоваться. Мне и моим людям нужно примерно в ту же сторону. Мы могли бы договориться. Нам нужен проводник, вам - охрана.
   - Это зачем нам нужна охрана? - не поняла Татьяна.
   - Ты полагаешь, что мы вдвоем сможем контролировать целый обоз? - хмыкнул эльф. - Причем учти, больше половины народа в обозе - небельсы. Я не поверил своей удаче, когда увидел Шнурка и выяснил, что ему с нами по дороге.
   - Я давно знаю Лавра, но он сказал, что вы напарники, - буркнул боцман. - И что решение по охране обоза будете принимать вместе.
   - Мало ли, - пожал плечами эльф, удостоившийся удивленного взгляда магички. - Вдруг ты уже кого-нибудь наняла? Я думал, что Ролум известил тебя об обозе. Он при мне отправлял к тебе посыльного с этой вестью.
   - Посыльный не дошел. А может, меня просто уже не было дома.
   - Ну так что, договорились? - поторопил Татьяну с решением Шнурок.
   - Договорились, - решила магичка. - Раз ты устраиваешь Лавра, значит, и меня устроишь. К тому же, никакого другого варианта у меня все равно нет. А нам завтра уже выходить.
   - Тогда позвольте откланяться, - хмыкнул Шнурок и затерялся в толпе.
   - Я приказал освободить нам столик в углу и заказал вина. Похоже, обсуждение маршрута затянется надолго, - вздохнул эльф. И Татьяна согласно кивнула головой.
   Когда Лавр прислал ей записку с предложением встретиться в кабачке и обсудить предполагаемое путешествие, магичка только порадовалась. Это было весьма кстати. В уютной обстановке, никуда не торопясь, можно было разложить карты и просчитать предстоящий маршрут. По самым приблизительным прикидкам Татьяны, для того, чтобы добраться до океана, им с эльфом потребуется не больше трех недель. И кто бы мог подумать, что в этот план вмешается Ролум со своим обозом! Сложно даже предположить, насколько теперь растянется их путешествие. Мало того, что придется выбирать соответствующий маршрут, поскольку обоз может двигаться только по наезженным трактам, так еще и тащиться небельсы будут, как простреленные радикулитом улитки!
   - Чтоб у этого оборотня клыки на новолуние повыпадали! - экспрессивно пожелала Татьяна, устраиваясь за столиком и вытягивая ноги. Судя по кислой физиономии Лавра, он с ней был полностью согласен.
   Эльф разлил вино по бокалам и расстелил на столе карту. На ней уже красовались отметки предстоящего пути. Татьяна наклонилась ниже и попыталась хоть что-нибудь понять. Тщетно, разумеется. В эльфийских рунах не каждый шифровальщик мог разобраться.
   - Можешь не присматриваться, этот путь отпадает, с обозом по нему не пройдешь, - вздохнул Лавр, который потратил немало времени для того, чтобы разработать оптимальный маршрут.
   - Жаль. На землях небельсов слишком много разбойников, которые обожают устраивать засады на наезженных трактах.
   - Потому-то я и нанял Шнурка с его людьми.
   - И насколько им можно доверять? Лично на меня Шнурок не произвел благоприятного впечатления.
   - На суше пираты чувствуют себя не очень уверенно, - отмахнулся Лавр. - Так что пока мы не доберемся до океана, можешь быть спокойна. К тому же, я путешествую с Шнурком не первый раз. И знаю, чего от него можно ждать. Ты лучше сюда смотри... - ткнул эльф в карту.
   По поводу маршрута Лавр с Татьяной спорили долго. И упорно. До хрипоты. Однако им все-таки удалось договориться до одного, определенного варианта. Если бы еще обоз не опаздывал, был более организован и не останавливался из-за любого пустяка... но ждать от небельсов подобного подвига было просто бессмысленно.
   - Ты не могла бы сделать мне небольшое одолжение? - подъехал к Татьяне весьма раздраженный Лавр.
   - Что еще случилось? - напряглась магичка.
   - Меня достали!!! - коротко и экспрессивно объяснил эльф. - Женщины небельсов словно сговорились довести меня до белого каления! А ты знаешь, что мне нельзя раздражаться в дороге. Я элементарно могу не учуять опасности.
   - А от меня ты чего хочешь? - удивилась Татьяна. - Чтобы я щит на тебя повесила? Так он все равно всех твоих поклонниц не оттолкнет. На них слишком много артефактов. Простенькое заклятье столько не выдержит. А сложный щит я все время поддерживать не смогу. Это отнимает много сил.
   - И что ты предлагаешь? Терпеть дальше? - разозлился Лавр.
   - Смени ипостась, - фыркнув, посоветовала Татьяна. - Не думаю, что раптор будет пользоваться у дам таким же бешенным успехом, как эльф. Только делай это быстрее. А то, как я вижу, к тебе направляется какая-то девица с явным намерением выяснить отношения. Сознавайся, может, ты ей глазки строил?
   - Издеваешься? - буркнул эльф с неприкрытым отвращением взирая на очередную искательницу приключений. - Сил моих больше нет выслушивать ту чушь, которую они несут!
   - К сожалению, тут моя магия бессильна. Если в голове мозгов нет, никакими заклятьями не поможешь, - продолжала ехидничать Татьяна. - Если только шришем ее припугнуть. Ты как, Ржавый? Рыкнешь на девушку? - шриш обиженно посмотрел на хозяйку и демонстративно отвернул морду от приближавшейся всадницы.
   - Ну, хоть постойте рядом, - вздохнул, сдаваясь, эльф. - Может, при вас ее надолго не хватит?
   - Сомневаюсь, - хмыкнула Татьяна, осмотрев девицу с ног до головы. Вздернутый нос, манерные жесты, нарочито-высокомерное выражение лица... ну, что же. Заслушаем клоунов.
   - Как вы смеете игнорировать мои приглашения? - налетела девица на эльфа. - Вы что, не знаете, кто я такая?! Я леди Тасмин, дочь барона Тасмин. И приглашения из моих рук получали только самые богатые и знатные особы!
   - Меня не интересуют ни твои приглашения, ни ты сама, - спокойно ответил Лавр.
   - Да как ты смеешь так разговаривать со мной? - взбеленилась девица. - Ты нелюдь! Ты должен целовать мне ноги за то, что я вообще соизволила обратить на тебя внимание!
   - Я так не считаю, - по-прежнему спокойно заявил эльф, но тонкий слух Татьяны уловил в его голосе чуть слышное разъяренное шипение. Ну, все. Сейчас Лавр убьет эту идиотку.
   - Леди Тасмин, возвращались бы вы к себе, - предложила магичка. - Не стоит связываться с теми, кто, по вашему же мнению, вас не достоин.
   - А тебе кто позволил встревать в наш разговор? - завелась по второму кругу девица. - Пошла вон, пока я не велела отходить тебя плетьми! Ты мне мешаешь! Я слышала, конечно, что бесстыдство падших женщин безгранично, но впервые вижу подобную наглость! Ну? Что стоишь? Я же приказала тебе - пошла вон!
   - Похоже, придется поучить тебя вежливости, - сделала вывод Татьяна.
   Давно магичку никто так не злил! Глупая высокомерная девица нарывалась не просто на неприятности, а на большие проблемы. И показательный урок пойдет ей только на пользу. И ей, и всем остальным, кто решиться оскорбить Охотника. Татьяна щелкнула пальцами, и леди Тасмин рухнула с коня на землю. Магичка сделала сложный жест рукой, и заклятье приподняло глупую особу за шиворот, слегка ее придушив. Вся бравада и наносное высокомерие выветрились из манерной девицы моментально. Теперь в глазах леди Тасмин был только панический, животный ужас. До нее, наконец, начало доходить, что оскорбив Татьяну, она совершила очень большую ошибку.
   - Никогда не связывайся с неизвестным противником, - сообщила магичка, удерживая леди Тасмин в воздухе. - Я принадлежу к клану Охотников и на пару с эльфом веду ваш обоз. Вы все прекрасно об этом знаете. Ты хотела оскорбить меня? Или унизить? Напрасно. Я могу за себя постоять. И следующий, кто меня оскорбит или приблизиться к Лавру ближе, чем на два метра, без его разрешения, умрет. Медленно и мучительно. Надеюсь, тебя не надо убеждать в том, что я смогу это сделать? По контракту, допустимая потеря человеческого ресурса для такой дороги - пять человек. Если ты хочешь стать первой в этом списке, можешь продолжить меня оскорблять, - опустила Татьяна девицу на землю. Однако та была слишком испугана, чтобы выдавить из себя хоть слово. - Не хочешь? - леди побледнела и отрицательно помотала головой. - Тогда сама пошла вон отсюда! И благодари богов, что так легко отделалась!
   - С меня кувшин дорогого вина в первом же трактире! - облегченно вздохнул Лавр.
   - Иногда я думаю, что небельсы - это самая неудачная раса, созданная Властителями! - вздохнула Татьяна.
   - Любопытное замечание! - невольно рассмеялся Лавр.
   - Какого демона эти люди отправились в такой далекий путь, если бояться даже собственной тени? - зло поинтересовалась Татьяна. - От Шнурка они шарахаются, Ржавого поливают святой водой, да еще и останавливаются через каждые пять минут, чтобы вознести хвалу своим богам!
   - Ты так долго жила среди бельсов, что перестала понимать людей? - насмешливо полюбопытствовал Лавр.
   - Я и раньше не очень-то их понимала, - призналась Татьяна. - Ведь я из другого мира и из другого времени. Я привыкла к совсем другим людям. И отношениям. Поэтому, когда я попала в иное измерение... мне стало проще не считать себя человеком. Хотя и бельсы в данном мире... не совсем такие, как мне хотелось бы.
   - Ты тоже не подарок, - фыркнул Лавр и направился к началу обоза.
   Как и следовало ожидать, устроенное Татьяной показательное шоу произвело на небельсов неизгладимое впечатление. Женщины к Лавру больше не клеились, а магичку объезжали стороной даже мужчины. Впрочем, Татьяну это нисколько не напрягало. Она и не собиралась флиртовать с небельсами. Или заводить среди них друзей. К тому же, сравнения с Лавром, не мог выдержать ни один, даже самый красивый человек. Да и вообще думать в присутствии эльфа о других мужчинах было проблематично. Хотя... флиртовать с Лавром у Татьяны тоже не получалось. При всем ее желании. Просто потому, что на это не хватало времени. Сопровождать обоз оказалось таким сложным и напряженным делом, что Лавр с Татьяной не успевали даже ссориться! Проблем возникало столько, что эльф с магичкой только и делали, что их решали. Тут уж было не до перетягиваний одеяла и выяснений, кто круче. Тут впору было радоваться, что напарник сам может разрулить сложную ситуацию и принять нужное решение. Сколько раз обоз выручали магия Татьяны, меч эльфа и помощь команды Шнурка! Нанятый эльфом пират прекрасно знал свое дело и действительно был первоклассным охранником. Без его отряда обоз точно не добрался бы до места назначения. И когда настало время расставаться, магичка лично выразила Шнурку свою благодарность. И даже намекнула, что будет не прочь нанять его при случае.
   - Ты куда направляешься из Хруша? - полюбопытствовал эльф у Татьяны.
   - К Румилу. Там на тракте опять обосновалась какая-то тварь. Забодали! Я этот тракт уже пятый раз еду чистить! - пожаловалась магичка. - А тебя куда направили?
   - Пока не знаю. Я должен дождаться здесь связного.
   - Значит, клан порекомендовал тебе какую-нибудь гостиницу? - воодушевилась Татьяна. - Хотелось бы принять ванну и выспаться хорошенько.
   - Рекомендации клана удостоилась некая "Веселая луна". Надеюсь, ты не откажешься составить мне компанию и поужинать вместе со мной? Помнится, я обещал тебе кувшин хорошего, дорогого вина. Посмотри, вон и Ржавый твой сразу обрадовался, хвостом завилял. Видимо, тоже не прочь отдохнуть в цивилизованных условиях.
   - Да нет, - вздохнула Татьяна. - Это Ржавый радуется, что ему с тобой расставаться не надо. Похоже, мой шриш полюбил тебя до потери пульса. Вон, видишь как ластится? А ведь я обучала его признавать только одного хозяина! И что характерно, со всеми, кроме тебя, эти установки работают!
   - Так в них ведь нет эльфийской крови, - напомнил Татьяне Лавр. - Твой шриш - генетическая разработка. Он был выведен специально для того, чтобы служить эльфам. Ржавый чувствует во мне хозяина, потому и любит.
   - Ну и ладно! - отмахнулась Татьяна. - Все равно ты - единственный эльф, который шляется по дорогам. Так что потерять Ржавого мне не грозит. Давай лучше побыстрее отыщем гостиницу. Я умираю, как хочу есть!
   Однако не успели эльф с Татьяной устроиться в своих номерах, как им принесли приглашения. На гербовой бумаге, с печатями и личной подписью князя. Татьяна удивленно пробежала глазами текст и в углу свитка заметила еще одну подпись. Настолько интересную, что магичка отправилась в номер эльфа, чтобы поделиться с ним своими соображениями.
   - Лавр, по-моему, мы попали! - заявила магичка с порога.
   - Ты что-нибудь понимаешь? - удивленно поинтересовался эльф, который тоже изучал полученное приглашение.
   - Разумеется! И ты поймешь, если прочтешь, кто еще, кроме князя, приглашает нас на прием! Вот, видишь? - ткнула магичка в нижнюю подпись. - Глава города Хруша барон Тасмин. Тебе это имя ни о чем не напоминает?
   - Погоди... та самая девица, чьи приглашения я столь нелюбезно отклонял, и к которой ты применила магию? - вспомнил эльф.
   - Вот именно! Похоже, барон очень хочет отомстить нам за позор своей дочери.
   - Каким образом? Пригласив на прием к князю? - усомнился Лавр.
   - А что ты вообще знаешь о князе Малрике? - вопросом на вопрос ответила Татьяна. - Ничего? Так я и думала. А вот я не поленилась навести о нем справки прежде, чем отправляться в путь. Этот князь получил в народе прозвище Блестящий. Причем отнюдь не за свои военные победы или мудрое правление государством. Малрик любит блеск и шик во всем, и весьма болезненно относится к этикету. Настолько, что может отрубить голову тому, кто этот самый этикет нарушит. Теперь ты понимаешь, что я хочу сказать? У нас с тобой даже нет подходящей одежды, чтобы явиться на прием. Не говоря уж о знании этикета. Улавливаешь мою мысль? - дернула бровью Татьяна.
   - Глава города или не может, или не хочет убивать нас сам, - подвел итог эльф. - Может быть, не желает лишний раз привлекать внимание к скандалу со своей дочерью. И он решил уничтожить нас княжескими руками. Причем за незнание этикета, Потрясающе! И что нам теперь делать? Отказаться от приглашения?
   - Исключено. Тогда нас обвинят в неуважении к власти, и у барона Тасмина будет отличный повод нас арестовать. Нет, на прием придется пойти. А вот для того, чтобы князь не надумал нас казнить, мы должны принять меры. Давай сделаем так. Я найду нам наряды, а ты доберешься до церемониймейстера. Думаю, если ты постараешься, то сможешь выудить из него все нужные нам сведения, - предложила Татьяна.
   - Давай попробуем, - вздохнув, согласился эльф, не ожидая от этой затеи ничего хорошего.
   Разумеется, Лавр оказался прав! С церемониймейстером, правда, никаких проблем не возникло, тот рассказал все, что знал. Но какие наряды достала Татьяна, это уму не постижимо! И где только магичка их взяла?! Конечно, Хруш портовый город, и здесь можно встретить любую контрабанду, но чтобы такое! Костюм, который магичка достала для Лавра, больше всего напоминал военную форму. Причем парадной расцветки вампирских дворянских домов. Если бы Террел увидел эльфа в подобном наряде, он бы ему голову открутил. И было бы за что. Лавр и сам открутил бы голову бельсу, если бы тот отважился надеть фамильные цвета эльфа. Впрочем... выбирать не приходилось. Появиться перед князем, зацикленном на исполнении этикета, в наряде наемника было немыслимо. Любопытно, а что для себя выбрала Татьяна? Неужели платье? В таком случае, Лавру очень хотелось бы посмотреть, как она в нем будет выглядеть. Эльф, который до сих пор видел магичку только в походной одежде, был заинтригован донельзя. Он спустился в холл гостиницы и стал ждать появления своей напарницы.
   Ждать пришлось долго. Почти час. Устроившийся в кресле сбоку от лестницы, эльф с нетерпением оборачивался каждый раз, когда раздавался стук каблучков, но Татьяна не появлялась. Нет, Лавр, конечно, знал, что женщины никогда не появляются вовремя. Но чтобы настолько? Эльф в очередной раз обернулся на стук каблучков. Ничего себе! Появившиеся на лесенки туфельки были сделаны из кожи алого василиска. Лавр даже представить себе не мог, во сколько могла обойтись подобная покупка! Впрочем, изящная ножка, которая красовалась в столь бесценной обуви, определенно стоила любых денег. Эльф с интересом привстал, чтобы увидеть хозяйку этого великолепия и... не поверил собственным глазам. Длинное, сильно приталенное темно-вишневое платье с черными вставками облегало идеальную фигуру. Глубокое декольте открывало верхнюю часть шикарной груди. На изящной шее красовалось ожерелье из рубинов, а тонкие запястья украшали драгоценные браслеты.
   - Что ты сделала со своими волосами? - потрясенно поинтересовался эльф, взирая на сложную прическу Татьяны.
   - Это? Это парик плюс пара заклятий. По-моему, выглядит неплохо. Как тебе?
   Татьяна покрутилась перед Лавром, искренне наслаждаясь видом его отпавшей челюсти. Сколько сил она потратила, чтобы найти в этом городе подходящие наряды и украшения! И какое удовольствие осознавать, что старалась она не зря. Судя по реакции Лавра, Татьяна превзошла сама себя. Хе... да чего ей (в свое время) стоило уговорить гнома сшить туфли из кожи алого василиска! Помнится, магичка за этой тварью почти месяц охотилась! А заказчик взял и концы отдал, успев выплатить только аванс. Ну не пропадать же добру! И Татьяна сделала себе туфли, отдав гному в качестве платы остатки кожи. И кто бы мог подумать, что драгоценная обувка так скоро ей пригодится? Татьяна бы и парадно-выходное платье с собой прихватила, если бы оно столько места не занимало. В дорогу магичка предпочитала брать только самое нужное, надеясь, что все остальное она (при необходимости) сможет достать. И достала ведь! Не зря же Хруш славится своими контрабандными товарами! Хорошо, что эльф позволил-таки снять с себя магическую мерку. Приобретенный Татьяной черный костюм с темно-вишневыми вставками сидел на Лавре идеально. Узкие бриджи, высокие сапоги, строгий камзол, украшенный аксельбантами... не эльф, а демон Подземного мира. Только, почему-то, блондинистый. Да... даже интересно, сколько женщин повесится на Лавра в этот раз...
   - Надеюсь, ты взяла с собой артефакты?
   - После того, как нам строго-настрого было велено явиться на бал без оружия? Разумеется! - фыркнула Татьяна. - Беззащитными мы не останемся. Хотя без меча я чувствую себя неуютно.
   - Неуютно?! Я чувствую себя раздетым! - буркнул Лавр. - Нам даже ножи с собой запретили взять!
   - Видимо, были прецеденты, когда приглашенные гости устраивали покушения на священную княжескую персону, - предположила Татьяна.
   - А по-моему, этот Малрик больной. Ладно... будем надеяться, что всё обойдется. Идем? - улыбнулся эльф, предложив даме руку.
   - Идем! - хмыкнула Татьяна, изо всех сил стараясь не растаять. Сногсшибательная эльфийская улыбка могла очаровать даже Снежную королеву. Чего уж говорить об обычной магичке! Боги, да за такого кавалера любая женщина продала бы душу!
   Однако выяснилось, что пристальное внимание окружающих привлекает не только эльф, но и сама магичка. Не успели Лавр с Татьяной переступить порог княжеского замка, как собралась целая толпа любопытных, которая сопровождала парочку чуть ли не до тронного зала. Хорошо хоть стража в дверях оттеснила лишних. Впрочем, народу в зале и без них было предостаточно. Татьяна даже прищурилась от блеска драгоценностей и пестроты нарядов.
   - Это и есть князь Малрик? - поинтересовался Лавр, ехидно разглядывая восседающее на троне пестро-блестящее существо.
   Татьяна невольно фыркнула. Наряженный в стиле "павлин, сошедший с ума от тщеславия", Малрик действительно был смешон. Но так пыжился и блестел изо всех сил, что Киркоров вполне мог бы удавиться с зависти. Впрочем... кажется, окружающих сей княжеский вид вовсе не смущал. Гораздо больший интерес у них вызывал (почему-то) кусок пола в тронном зале. Татьяна присмотрелась внимательнее. Пол был украшен цветной мозаикой, изображавшей нечто абстрактное. Причем рисунок весьма напоминал формой пентаграмму и слегка светился. Странно... и зачем же на кусок пола в тронном зале было наложено заклятье? Татьяна, как ни присматривалась, никак не могла понять его магической сути. Просто потому, что раньше ни с чем подобным не сталкивалась. А это ей совсем не нравилось.
   Наконец, князь милостиво кивнул, церемониймейстер объявил первых, достойных предстать перед Малриком, и одна из присутствовавших в зале пар ступила прямо в цент заклятой мозаики. Татьяна напряглась. Пол засветился и... платье на даме обвисло мешком, а украшения и парик почему-то исчезли. Стоявший рядом мужчина лишился части своих орденов, а его доспехи сменились нелепым домашним халатом. В зале раздались смешки. Князь презрительно оглядел представшую перед ним пару, что-то сказал сквозь зубы и взмахом руки позволили им вернуться на место. За границами заклятой мозаики мужчина и женщина снова стали такими же, как были.
   - Что происходит? - удивилась Татьяна.
   - Вы не знаете? - с удовольствием завзятой сплетницы поинтересовался стоявший рядом мужчина. - На эту мозаику наложено заклятье известного мага. Каждый, кто встает в центр рисунка, становится тем, кто он есть на самом деле. Заклятье наложено так, что показывает только истинно заработанные человеком награды и звания. Заслуженные реальными подвиги, а не полученные по наследству и не купленные за деньги. Я счастлив, что в этом году не должен вставать на эту мозаику. В прошлый раз заклятье лишило барона Голша рыцарских шпор и наградило его рогами.
   - Милая шутка, - сквозь зубы прошипел эльф. - Похоже, мы зря наряжались.
   - Почему? - удивилась Татьяна. - Мы не носим чужих наград. А одежда... да шут бы с ней. Ты же видел, если сойти с заклятой мозаики, все возвращается на свои места. И одежда, и прочее.
   - Возвращается. Но какой в этом смысл, если все уже видели ваше истинное лицо? - пожал плечами разговорчивый тип. - Вон, посмотрите на рыцаря Лопсена. Видите, в серебристых доспехах? Неделю тому назад ему сообщили о любовных похождениях некоей искательницы приключений, в которую он был влюблен. Лопсен побежал к ней, взбешенный: часть ее мебели поломал, часть выкинул в окно, а на следующий день женился на ней. Ну и кого теперь интересует, что он великий герой и что, по слухам, одолел дракона в бою один на один? Рыцарь выставил себя на посмешище.
   - Куда ни посмотришь, везде находишь людей с поврежденными мозгами, - прокомментировала забавный случай Татьяна.
   - Представители клана Охотников. Эльф Лавр и магичка Татьяна! - провозгласил церемониймейстер.
   Парочка переглянулась и ступила на заколдованную мозаику. Раздался дружный вздох. Татьяна набралась мужества и украдкой взглянула в одно из огромных зеркал, украшавших тронный зал. Ну... могло быть хуже. Ее парадное платье превратилось в весьма откровенный сарафанчик из 21 века ее собственного мира, волосы стали длинными и рассыпались по плечам, а туфельки из кожи алого василиска слегка засветились. Лавр выглядел и того экзотичнее. Обычно короткая стрижка превратилась в каскад длинных (почти до пояса) платиново-белых волос, отрубленный кончик уха вернулся на место, а черный наряд преобразовался до неузнаваемости. Серый, расшитый мелким жемчугом костюм был достоин, по меньшей мере, принца, а плащ с шикарным воротником из серебристого меха выглядел на эльфе вообще потрясающе. Боги, Татьяна даже не подозревала, что Лавра можно сделать еще красивее, чем он есть в реальности. Похоже, у нее слишком бедная фантазия. Хотя... не одна она замерла на месте с отпавшей челюстью. В тронном зале установилась прямо-таки противоестественная тишина. Наконец, князь соизволил кивнуть, и все слегка отмерли. Стоявший рядом с троном Малрика, глава города барон Тасмин скорчил кислую мину. Похоже, его план мести трещал по всем швам. Хотя... Татьяна и медного медяка не поставила бы на то, что испытания закончились. Уж больно активно глава города шептал что-то князю на ухо. Правитель покивал головой и обратился к стоявшей перед ним парочке.
   - Я рад, что гостями на моем празднике стали представители клана Охотников. В моем княжестве давно не видели магов и эльфов. И я надеюсь, что вы порадуете моих гостей своим искусством. Я наслышан о том, что маги могут творить сказочные иллюзии, а эльфы - величайшие музыканты. И хотел бы узнать, так ли это на самом деле.
   Татьяна хищно улыбнулась. Ха! Похоже, барон Тасмин попал по полной. Он даже сам не понимал, какой подарок сделал им с Лавром. Наверное, барон был наслышан, что эльфы считают ниже своего достоинства петь в присутствии людей, (не говоря уж о том, что просьба небельса спеть лично для него, у любого нормального листоухого вызвала бы неконтролируемый приступ ярости). Но он же не знал, насколько Лавр отличается от представителей своей расы! Хотя... в этом зале, стоя на заклятой мозаике, Лавр как никогда был похож на истинного представителя своей расы. Глядя на эльфа, Татьяна и сама плохо верила, что это совершенное создание - наемный убийца и ее напарник. Чего уж говорить о людях, которые не знали Лавра вообще! Слуги чуть лбы себе не порасшибали от усердия, протягивая эльфу лютню. Вот только как он на ней играть будет? Сидеть в присутствии князя запрещено, а стоя это делать явно неудобно. Неужели нельзя было догадаться какой-нибудь ремень на лютню прикрепить, чтобы Лавр мог инструмент через плечо повесить. Хотя... а на что же нужна магия? Татьяна прошептала заклятье, и эльф, благодарно ей улыбнувшись, тронул струны.
   Музыка была волшебной. Пронзительной. Захватывающей. Она билась волнами, пахла цветами и рождала в душе светлые чувства. Вдохновленная Татьяна решила поддержать выступление эльфа магически. Потрясающие цветы, облачные города, сказочные золотые драконы... фантазии Татьяне было не занимать, и народ, открыв рты, смотрел на представление. Последний аккорд стих, и волшебство рассеялось.
   - Вы порадовали меня, - признал князь, - и я окажу вам великую честь своего гостеприимства. Вам разрешено остаться в моем замке до утра. Я велю выделить вам отдельную комнату.
   Лавр с Татьяной вежливо поклонились и, пятясь задом, сошли, наконец, с заклятой мозаики.
   - На кой черт нам нужна эта княжеская благотворительность? - шепотом возмутилась магичка. - Я вовсе не собиралась оставаться в этом замке! У нас комнаты в гостинице оплачены.
   - Ты знаешь, как без ущерба для здоровья отказаться от щедрого княжеского дара? - ядовито поинтересовался эльф.
   - Отказаться? Да мы враз перестанем быть почетными гостями! И будет наше имя Беда, фамилия Горе, а отчество Разнесчастное, - буркнула Татьяна. - Но оставаться здесь с ночевкой я все равно не хочу! Не факт, что барон Тасмин не придумает еще какой-нибудь гадости. И потом... у нас же ничего с собой нет! Ни оружия, ни вещей. Хотя... твой заклятый на верность меч наверняка найдет тебя, если его позвать. Ты когда-нибудь пробовал?
   - Пару раз. Но не на таком большом расстоянии.
   - Хорошо, что я прихватила с собой несколько артефактов, - вздохнула Татьяна. - Как чуяла. Нам нужно быть предельно осторожными.
   - Князь, признав нас своими гостями, не только доставил нам неудобства. Он, в определенном плане, связал руки барону, - возразил Лавр. - Вряд ли тот решится убить нас прямо в княжеском замке. А за его пределами... думаю, мы сумеем себя защитить.
   - Хотелось бы верить, - пробормотала Татьяна.
   - Нам главное выдержать торжественную часть и пир. А там разберемся, - отмахнулся эльф.
   Однако выдержать все вышеперечисленное оказалось не так уж просто. Особенно для Лавра. Поскольку окружающие дамы атаковали эльфа с неослабевающей энергией. Впрочем, доставалось и Татьяне. Галантные кавалеры чуть ли не поединки устраивали за право с ней потанцевать. Ну... эльф вполне мог их понять. То, как Татьяна выглядела, стоя перед князем на заклятой напольной мозаике, могло впечатлить кого угодно. Во всяком случае, у Лавра это потрясающее зрелище стояло перед глазами до сих пор. Шикарные, длинные черные волосы и предельно откровенное красное платье. Если это вообще можно назвать платьем. Боги, да эльф дождаться не мог, когда же, наконец, пир кончится, и они с магичкой останутся наедине! Ведь насколько Лавр понял князя, им с Татьяной была выделена одна комната на двоих. И это эльфа определенно вдохновляло. Да, магичка была резкой и циничной хладнокровной стервой, и порой вела себя довольно бесцеремонно, но сегодня... сегодня все было не так, как всегда. Лишившись оружия и походной одежды, надев на себя платье и парик, Татьяна стала не просто выглядеть по-другому, она и вела себя иначе. Этим вечером перед Лавром предстала отнюдь не магичка и не представитель клана Охотников. Татьяна была женщиной. До кончиков ногтей. И эльф ощущал это как никогда остро. Татьяна флиртовала с ним, смеялась и, казалось, легкомысленно забыла обо всем на свете, весело проводя время. И Лавр невольно поддался ее очарованию.
   Разумеется, эльф понимал, что ведет себя неразумно. Но инстинкты были сильнее воли. И мощнее разума. К демонам! Все доводы, размышления и несуществующие преграды - к демонам! У Лавра еще никогда не было таких женщин - самостоятельных, целеустремленных, умеющих за себя постоять. Наверняка, всё, что может быть между ним и Татьяной - это только одна ночь. Но зачем ему нужно больше? Необременительное приключение, легкое сумасшествие, маленькая слабость, которую они себе позволят... тем более, что и Татьяна явно была не против. Знаменитое эльфийское обаяние действовало на нее точно так же, как и на любую другую женщину. И Лавр в кои-то веки порадовался, что принадлежит к этой высокомерной расе. Он невольно хмыкнул, вспомнив, как они на пару с Татьяной сражались с эльфами. Тогда Лавр поделился с магичкой своей кровью. Просто потому, что знал, насколько неадекватно люди реагируют на представителей его расы. Кровь должна была стать своеобразным противоядием от этой проблемы. Собственно, при желании, Лавр вообще мог бы избавить Татьяну от влияния эльфийской магии. Мог бы. Но не захотел. Поскольку уже тогда безумно желал затащить магичку в свою постель. И вот, наконец, случай представился! Быстрее бы уже все присутствующие напились, чтобы можно было уйти с пира! А там... там их с Татьяной ждет одна на двоих комната. И уютная обстановка. Скорее бы!
   То, что насчет обстановки он погорячился, Лавр понял сразу же, как только распахнул перед Татьяной дверь комнаты. Мстительный барон Тасмин, поняв, что уничтожить своих обидчиков ему не удастся, решил напакостить им столько, сколько сможет. Ну а поскольку (помимо всего прочего) глава города занимался и распределением комнат в замке для гостей, то понятно, что ничего хорошего эльфа с магичкой ожидать просто не могло. После того, как Лавр с Татьяной переступили порог своей каморки, им только и осталось, что крыть барона Тасмина на чем свет стоит. Маленькое помещение без единого окна было тесновато даже для одного гостя. Тем более почетного. Да и обстановка в комнате отнюдь не радовала взоры. Узкое ложе из настеленных одна на другую досок, облезлое кресло без ножек, и дешевый коврик на полу. Единственным, что скрашивало унылую картину, был камин с вычурной, кованой решеткой. Но дров рядом с ним не наблюдалось, а судя по чистоте внутри, последняя зола из него была вычищена еще при отце нынешнего князя. Как минимум. Лавр с Татьяной тоскливо переглянулись и вздохнули.
   - Впору посылать в гостиницу за нашими вещами, - прошипел раздраженный эльф.
   - А толку? Если уж глава города решил нам напакостить, он предпримет все силы, чтобы наши вещи до нас не дошли, - резонно возразила Татьяна.
   - Ты права. Ну, что ж. Тогда придется действовать на свое усмотрение. Кажется, я обещал тебе кувшин хорошего, дорогого вина?
   - И где ты планируешь его достать? Попросить у барона Тасмина? - ехидно поинтересовалась Татьяна. - Вряд ли он согласиться нам помочь. Ты посмотри только, какой он нам ночлег приготовил! Ужас! В замке князя Малрика, наверняка, даже узников с большим комфортом содержат. А мы все-таки, почетные гости.
   - Смотря для кого! - фыркнул эльф. - Барон нас явно ненавидит всеми фибрами души. Так что о своем комфорте нам придется позаботиться самостоятельно.
   - Это как, интересно?
   - Немного магии, немного нахальства, и слуги сами принесут в нашу комнату все, что нам потребуется, - убежденно сказал Лавр.
   - Ну... давай, попробуем, - неуверенно согласилась Татьяна.
   Боги! И как она могла сомневаться в силе эльфийского обаяния? Да стоило только Лавру улыбнуться, и служанки наперегонки кинулись обустраивать комнату и собирать на стол (хотя о последнем их совершенно не просили). Татьяне только и оставалось, что прикрывать магией все это безобразие (чтобы злопакостный барон Тасмин не вмешался в самый неподходящий момент). От приложенных усилий помещение, правда, в размерах не увеличилось, но вот с комфортом теперь все было в порядке. Теплых меховых одеял служанки принесли столько, что вполне хватило бы, чтобы устроить не 2 постели, а все 4, в центре комнаты они установили небольшой столик (с парой кувшинов вина и подносом еды), а около камина появились дрова. Лавр тут же принялся разводить огонь, а Татьяна выпроваживать дам, которые, в качестве оплаты за свою работу, возжелали эльфийской благосклонности. Делом это было трудным, долгим, но, в конце концов, ей удалось выпихнуть из комнаты последнюю служанку и закрыть дверь на засов. Подумав, что подобной меры предосторожности может оказаться недостаточно, Татьяна поставила магический щит и укрепила (на всякий случай) вход артефактами. Во избежание неприятностей, она даже обследовала стены комнаты, но ничего похожего на потайной ход так и не нашла.
   - Ну и долго ты еще будешь все обнюхивать? - ехидно поинтересовался эльф, который наконец разжег камин и с явным нетерпением посматривал в сторону Татьяны. - Присаживайся, пропустим по бокальчику вина на ночь глядя. Тебе помочь снять платье?
   - Зачем?!
   - Стульев у нас нет, а сидеть в нем на полу, как я предполагаю, будет не очень удобно, - промурлыкал эльф. - К тому же... ты ведь все равно не сможешь уснуть в подобном наряде.
   - Полагаешь, тебе будет удобно спать в твоем парадном костюме? - ехидно поинтересовалась Татьяна.
   - Ты права, - наигранно вздохнул Лавр. - Очень неудобно.
   Через пару минут на эльфе остались только узкие черные бриджи и украшенная кружевами белая рубаха. Татьяна только вздохнула. Лавр был потрясающе хорош в любом наряде. Даже в мешке из-под картошки этот мужчина выглядел бы настоящим произведением искусства. Магичка повернулась к эльфу спиной и позволила ему распустить шнуровку на платье. Судя по тому, с какой быстротой Лавр справился с данным заданием, занимался он этим явно не впервые. Татьяна избавилась от платья и аккуратно повесила его на спинку кресла. Эльф судорожно вздохнул, а потом плеснуть себе еще вина. Лавр и сам не ожидал, что его реакция на полуобнаженную Татьяну будет настолько сильной. Иначе он попросил бы магичку не раздеться, а накинуть на себя плащ. Причем так, чтобы из-под него даже уши не высовывались. Боги и демоны! Какая же все-таки у Татьяны совершенная фигура! И единственным, что красовалось на этой самой фигуре в данный момент, была тонкая белая кружевная сорочка из легкой полупрозрачной ткани. Надо же... пару секунд назад Лавр наивно думал, что ничего более откровенного, чем красный наряд, увиденный им на Татьяне, когда та стояла на заклятой мозаике, быть просто не может. Да... он определенно был не прав. Поскольку соблазнительная сорочка прикрывала тело магички ровно настолько, чтобы пробудить воображение. А воображение Лавра и без того было довольно буйным. И вино в бокале его только подхлестывало.
   - Боги, как я давно хотела это сделать! - простонала Татьяна, скинув туфли. - Все-таки отвыкла я ходить на каблуках.
   Магичка устроилась на полу, вытянула ноги и принялась их разминать. Судя по ее страдальческой физиономии и легкому шипению сквозь зубы, хождение на каблуках действительно далось ей нелегко. Лавр хмыкнул, отставил бокал с вином, пододвинулся к магичке ближе и принялся массировать ей щиколотки и ступни.
   - М-м-м... хорошо-то как! - простонала Татьяна, прикрыв глаза.
   Похоже, ее небольшой стриптиз произвел на Лавра неизгладимое впечатление. Эльф буквально пожирал Татьяну глазами, а та только улыбалась, прекрасно понимая, насколько хорошо просвечивают ее формы сквозь тонкую ткань сорочки. Особенно на фоне полыхающего в камине огня.
   Лавр знал свое дело хорошо. Даже слишком хорошо. Настолько, что Татьяна практически не заметила, как массаж перешел в нечто большее. Магичка не удержалась и растрепала идеальную прическу эльфа. Волосы упали на лицо, но тут же, сами по себе, снова легли на место.
   - Как у тебя это получается? - искренне удивилась Татьяна.
   - Что получается? - не понял увлекшийся Лавр.
   - Управлять своими волосами. Это одно из свойств эльфийской магии?
   - А ты своими руками и ногами с помощью магии управляешь? - фыркнул Лавр. - Нашла о чем спрашивать!
   - Любопытно же... и потом... с растрепанными волосами ты выглядишь интереснее... - Татьяна одним жестом освободила плечо Лавра от рубахи, и теплая, мягкая, роскошная как бархат кожа эльфа под ее прикосновениями стала почти горячей.
   Лавр хмыкнул про себя, поражаясь странному вкусу небельсов, но позволил своей прическе окончательно растрепаться. Что ему, жалко что ли? Если Татьяне так больше нравится - да ради богов! Магичка настолько увлекла эльфа, что тот вообще обо всем забыл. Даже о собственном недавнем намерении постоянно контролировать ситуацию. Лавр не знал, что способствовало столь кардинальной метаморфозе, но Татьяна изменилась до неузнаваемости! Казалось, этим вечером, магичку кто-то подменил. Хладнокровная, расчетливая, жестокая стерва исчезла без следа, оставив вместо себя прекрасную женщину. Настолько страстную, раскрепощенную и свободную, что Лавра понесло. Он потерял не просто контроль над ситуацией, он потерял себя самого, падая, растворяясь и снова взмывая ввысь. Два осторожных, рассудочных, сдержанных создания отпустили все тормоза и азартно кинулись в чувственный водоворот эмоций. Сиюминутный каприз, небольшое сумасшествие, легкомысленное приключение без продолжения, пахнущая звездами ночь... ни прошлого, ни будущего, ни настоящего... только оголенные нервы страсти. И томная нега удовлетворенного желания. И еще сожаление. Глупое, несвоевременное, безжалостно загоняемое пинками куда подальше, сожаление о том, что утром все это закончится.
   О боги, как же не хочется, чтобы утро наконец наступило!
  
  
  
   9.
   Бывают минуты, когда отсутствие людоедов ощущается крайне болезненно.
   Альфонс Алле.
  
   Лавр добрался до домика Ханта уже поздно вечером. Настолько поздно, что эльф решил было не будить мага и заночевать в лесу. Однако полоз, похоже, спать еще и не думал, поскольку в окошке его дома горел свет. Лавр невольно улыбнулся такой удаче. Наверняка, Хант увлекся своими научными изысканиями, зарывшись в книги с заклинаниями. Или в очередной раз пытается создать супервоина из подручных материалов. Эльф толкнул дверь, переступил порог и расплылся в довольной улыбке.
   - Сколько лет, сколько зим! Форс! Что ты здесь делаешь?
   - То же, что и ты. Артефакты закупаю, - сообщил гоблин, отставляя кубок с вином и приподнимаясь из кресла, чтобы поздороваться с эльфом. Лавр пожал Форсу руку и подошел к свернувшемуся кольцами у камина Ханту.
   - Приветствую тебя, - улыбнувшись, поклонился магу эльф.
   - Присаживайся к столу, - щедро предложил полоз. - Поужинай с нами.
   - С удовольствием! - удобно устроился в кресле Лавр и налил себе вина. - У тебя очередной заказ? - полюбопытствовал эльф у гоблина.
   - Вроде того. Мне поручено разобраться с пиратами на наших северных границах. Я для этой цели Шнурка нанял. Он должен подойти к утру.
   - Ты собираешься нанять одного пирата, чтобы сражаться с другими? - удивился Лавр.
   - А кто еще расскажет мне об обычаях пиратов, их базах, капитанах и прочем? Тем более, что Шнурок поменял профессию, - оповестил гоблин эльфа. - Команда его корабля во время очередного бунта вздернула на рею капитана Черепа. И командиром стал Шнурок, который решил порвать с пиратством.
   - Это сколько же ты ему пообещал? - поразился Лавр.
   - Всю добычу, жалование и беспошлинную торговлю с гномами.
   - За такой куш не только Шнурка, половину пиратов с потрохами купить можно, - хмыкнул Хант. - Хотел бы я отправиться вместе с Форсом... наверняка, пираты награбили немало интересных артефактов.
   - А есть шанс встретить еще один такой же меч, как у Лавра? - оживившись, поинтересовался у полоза гоблин.
   - Да что ты привязался к моему оружию? - возмутился эльф.
   - Не скажи, - поддержал Форса полоз. - Твой меч - это не совсем обычная вещь. Даже в мире магии. Наложенное на него заклятье весьма любопытно. И совершенно непонятно. Это загадка, которая будоражит воображение. А как ты знаешь, я люблю разного рода загадки. Правда, с твоим мечом я пока так и не смог разобраться. Будем надеяться, что с книгой, которую мне принесла Татьяна, мне повезет больше.
   - Татьяна была у тебя? - встрепенулся Лавр.
   - Пару недель назад. У нас с ней состоялась очень занимательная беседа. Татьяна принесла весьма интересную книгу, написанную старинным шифром. И попросила меня помочь ей найти ключ к этой загадке. А в качестве оплаты она мне предложила, ни больше ни меньше, поделиться несколькими вариантами создания искусственных существ. Ты представляешь? - воодушевленно взмахнул руками Хант. - Я работаю над этой проблемой не первое столетие, а тут появляется Татьяна и делает мне подобное предложение! Разумеется, я не смог отказаться. И магичка действительно изложила мне несколько вариантов. Весьма спорных, довольно опасных, но безумно интересных. Я счел оплату более чем достойной, и взялся разгадать шифр. Ну и повозился же я, прежде, чем нашел ключ! Кстати, Татьяна оказалась абсолютно права, сделав ставку на эту книгу. Расшифрованные мной заклятья действительно помогут ей отомстить своим врагам.
   - Бедные враги! - фыркнул Форс. - Не хотел бы я попасть в их список. Татьяну и лояльные-то к ней бельсы иначе, чем хладнокровной стервой, давно уже не называют. Слава богам, эта ведьма давненько не попадалась мне в напарники.
   - Ты считаешь ее слабым воином? Или недостаточно профессиональной магичкой? - уточнил полоз. Гоблин с эльфом переглянулись и расхохотались.
   - Нет, Хант. Мечом Татьяна владеет лучше, чем многие Охотники. А как магичка она вполне может дать фору многим членам Совета, - пояснил Лавр, отсмеявшись. - Тут дело в другом. Татьяна настолько не похожа на обычных женщин, что порой это несколько... раздражает.
   - Она опасная, жестокая и непредсказуемая особа, - отрезал Форс. - И в отличие от Лавра я не нахожу это увлекательным.
   Эльф иронично улыбнулся, но промолчал. Он абсолютно не собирался переубеждать Форса и что-то ему доказывать. Во-первых, потому, что гоблин был прав. Татьяна действительно стерва. А во-вторых,... Лавр вовсе не хотел делиться своими наблюдениями о том, что магичка может быть другой. Совсем другой. Эльф пригубил вино и невольно улыбнулся своим мыслям. Татьяна была увлекающейся. Страстной. Неистовой. Но рассказывать об этом кому бы то ни было Лавр (разумеется) не собирался. Достаточно было того, что он сам помнил эту пряную, потрясающую ночь, когда магичка буквально таяла в его объятиях, когда она целовала жилку у него на шее, где толчками бился пульс, была такой нежной и искренней... пожалуй, эльф помнил об этом даже слишком хорошо. Может быть потому, что утром Татьяна исчезла? Без объяснений, предупреждений и без следа. Когда эльф проснулся, магички рядом уже не было. Лавр даже не удивился бы, если бы выяснил, что Татьяна специально использовала какое-нибудь заклятье, чтобы его не разбудить. Что ж... она хотела уйти незамеченной, и это ей удалось. Ни слуги в замке, ни хозяин гостиницы, где они оставили свои вещи, магичку не видели. И шриша ее тоже.
   С одной стороны, это было даже к лучшему. Эльф терпеть не мог утренние просыпания, когда говорить не о чем и неохота, но для приличия надо выдавить из себя хотя бы пару фраз. Лавр на дух не переносил девиц, которые после бурной ночи начинали смотреть на него влюбленными глазами и ждать чего-то большего. Да, разумеется, эльф прекрасно понимал, что Татьяна на подобные глупости не способна. Но был ей почти благодарен за то, что она так своевременно испарилась. Лавр покрутил в руках пустой кубок. Вот именно, что "почти". Поскольку уязвленное самолюбие бубнило на ухо совсем другое. Как же! Какая-то девушка умудрилась не потерять голову от эльфа! Тьфу! Да Лавр когда-то мечтал о подобных отношениях! Он дождаться не мог, когда же ему встретиться такая девушка, которая не будет закатывать ему истерик, смотреть на него коровьими влюбленными глазами и вмешиваться в его жизнь! Ну? И чего же ему надо теперь, когда Татьяна повела себя именно так, как ему хотелось? Лавр тяжко вздохнул. Он представления не имел, чего ему еще надо! Но то, что поведение магички эльфа раздражало, было ясно, как день. Может быть, все дело было в том, что Татьяна опять взяла на себя слишком много? Эльф слишком привык быть хозяином положения и играть по собственным правилам. Но Татьяна, по-видимому, просто не умела быть второй скрипкой. Небельсы! Если бы эльф хотя бы мог предположить, что магичка исчезла утром не просто так. Что она сделала это специально, в расчете ему досадить, было бы проще. Но Лавр не хотел себе врать. Он успел изучить Татьяну достаточно хорошо, а потому прекрасно понимал, что утром она исчезла только потому, что так захотелось ей самой. Потому, что проведенная ночь (как и множество других), абсолютно ничего для нее не значила. Потому, что тоже, видимо, не любила утренних расставаний. Да, эльф прекрасно это понимал. И это бесило его до крайности!
   - Эй, Лавр, ты что, уснул? - окликнул его Форс. Эльф вздрогнул и непонимающе посмотрел на гоблина.
   - Что?
   - Во дает! - фыркнул Форс. - Я тебе уже полчаса толкую о том, что тебя хочет видеть Ролум. Прямо с утра. А ты в облаках витаешь!
   - Я же только что с задания! Мне положена как минимум неделя отдыха! - возмутился эльф.
   - Вот Ролуму об этом и скажешь, - хохотнул Форс. - Кстати... похоже, на сей раз твоей напарницей опять будет Татьяна. Ролум при мне к ней гонца посылал.
   - Правда? - оживился Лавр. - Это было бы интересно.
   - Ты поосторожнее с этой магичкой, - посоветовал другу Форс, но, увлеченный своими мыслями, Лавр его уже не слышал. Он думал о том, что на сей раз боги к нему небывало благосклонны. Ему просто необходимо было встретиться с Татьяной! Исчезновение магички с утра пораньше оставило у Лавра некое чувство незавершенности, неправильности в их отношениях. А эльф ненавидел подобные ощущения! Ему хотелось как можно скорее встретиться с Татьяной, чтобы поставить все точки над i. И совместное путешествие, безусловно, было лучшей возможностью для того, чтобы это сделать. Лавр или в очередной раз пособачится с магичкой насмерть, или всю дорогу не выпустит ее из своей постели. И хотя второй вариант нравился эльфу гораздо больше, первый тоже был вполне приемлемым. Если Татьяна в дороге вновь станет такой, какой он привык ее видеть - хладнокровной, циничной, бесцеремонной стервой, увлеченность Лавра как рукой снимет. Ну а если события начнут развиваться по второму варианту - еще лучше. Эльф пресытится Татьяной и успокоится. Да! Боги определенно его любят! Вот только не оказалось бы, что Форс ошибся.
  
   Гоблин действительно не ошибся. Татьяна вновь должна была стать напарницей Лавра. Вот только подобный поворот дел ее совсем не радовал. Во-первых, потому, что задание на сей раз было не совсем обычным. А во-вторых, встречаться с эльфом Татьяне совершенно не хотелось. Она боялась, что глупые эмоции снова возьмут верх. Слишком уж феерической была совместно проведенная ночь. Чересчур уж острыми и запоминающимися были испытанные ощущения. Магичка и сама не помнила, когда последний раз с ней случалось подобное. И это ей совершенно не нравилось. Татьяна успела привыкнуть к тому, что полностью контролирует собственную жизнь. Сражения, дороги, случайные кавалеры... все шло привычно и неторопливо. И Татьяна хотела, чтобы так было впредь. Но судьба, словно в насмешку над намерениями магички, решила вновь свести ее с Лавром. Татьяна тяжко вздохнула. Разумеется, она постарается быть холодной и сдержанной. Вот только не факт, что ей это удастся. Всего одна сногсшибательная эльфийская улыбка, и она снова потеряет голову. Властители, и угораздило же вас создать столь совершенную расу!
   К счастью, на сей раз Ролум пригласил магичку с эльфом к себе по отдельности. Видимо, оборотень до сих пор не мог забыть, как Лавр и Татьяна устроили бой на мечах прямо в его кабинете. И подобных эксцессов старался больше не повторять. Что ж... это было даже к лучшему. У Татьяны появилось время, чтобы подготовиться к встрече тщательнее. Она оседлала Ржавого и отправилась к Ханту, оставив эльфу записку с сообщением о месте встречи. Предстоящее задание нужно было обсудить. И в присутствии Ханта это будет сделать намного проще. К тому же, вряд ли эльф ринется выяснять с ней отношения при полозе. А выяснять было что, поскольку Татьяна утром, после славно проведенной ночи, просто сбежала. И еще заклятье использовала, чтобы не разбудить Лавра. Боги, да Татьяна прекрасно знала, что стоит только эльфу открыть свои сонные фиалковые глаза, и всё! И она уже никуда не сможет уйти. Вряд ли Лавру понравился бы подобный поворот дел. Они оба знали, на что шли. Случайная ночь, легкое развлечение, приключение, которое закончится раньше, чем началось... вот только уйти с утра пораньше оказалось очень тяжело. Практически невозможно. Татьяна буквально за уши вытащила себя из постели с Лавром. И пинками выгнала на улицу. Ну кто бы мог предположить, что не пройдет и месяца, как им снова придется стать напарниками? И что теперь делать? Татьяна даже предположить не могла, как при встрече поведет себя Лавр. Не взыграет ли у него мужское самолюбие из серии "как это так, меня бросили"? Вариант был вполне возможным, поскольку эльф, наверняка, привык к тому, что это он бегает от дам, а не дамы от него. Но разбираться с Лавром по этому поводу Татьяна не имела никакого желания. Потому и пригласила его к Ханту. Обычно, самыми неприятными при встрече бывают первые несколько секунд неловкости. И пережить их в присутствии третьего (особенно если этим самым третьим станет полоз) будет намного проще. Не придется подыскивать слова или думать, что сказать. Деловая обстановка, поставленная задача и большой вопрос, как ее выполнить.
   Хант Татьяне обрадовался. Талантливая магичка не раз и не два давала ему дельные советы и поражала полоза своим нестандартным мышлением. А сведения, зашифрованные в принесенной Татьяной книге, и вовсе оказались необычайно важными. Полоз в нетерпении потер руки. Похоже, на сей раз ему удастся удивить магичку.
   - Слушай, Хант, я, конечно, понимаю, что ставить тебя в известность постфактум это не очень вежливо, но так получилось. Я назначила Лавру встречу у тебя. Ты не против? Или нам с эльфом лучше убраться куда подальше? - поинтересовалась магичка.
   - Я всегда рад гостям, - щедро простил Татьяне ее своевольство полоз. - Хотя Лавр был у меня только вчера.
   - Правда? А что он у тебя забыл? - удивилась магичка.
   - Просто зашел по дороге. К тому же, у меня в гостях как раз был Форс. Так что мы очень душевно посидели, почти до самого утра, пока за гоблином Шнурок не пришел.
   - Этот пират тоже к тебе в гости ходит? - поразилась магичка. - Однако ж, Шнурок довольно смелый... для небельса.
   - Угу. И он больше не пират, - оповестил Татьяну Хант. - Форс нанял Шнурка, чтобы прищучить пиратов на наших северных границах. Впрочем, у меня для тебя есть новости куда интереснее.
   - Ты разобрался с книгой? - оживилась магичка.
   - Да. И даже смог воспользоваться некоторыми заклятьями. У меня для тебя хорошая новость, Татьяна. Твой враг здесь.
   - В смысле?
   - Бес, из-за которого, как ты мне рассказывала, в твоей жизни все пошло наперекосяк. Он здесь. В нашем мире.
   - Ты не ошибся?!
   - Можешь сама убедиться! - обиделся Хант. - Показать тебе его?
   - Покажи! - страстно попросила Татьяна. - Не думай, что я не доверяю тебе, просто... увидеть Асмодея собственными глазами - это совсем другое дело!
   Хант хмыкнул, но обижаться не стал. Он пригласил Татьяну в свою комнату для заклятий, вступил в пентаграмму и активировал ее. Линии ожили, распространяя синеватое свечение, а одна из стен дрогнула и превратилась в нечто, весьма похожее на зеркало.
   - Не может быть! - выдохнула Татьяна.
   Перед ней действительно был Асмодей! Длинные иссиня-черные волосы, абсолютно чёрные (без малейшего признака зрачков) глаза, матовое узкое лицо с классически правильными чертами, украшенное тонкими, щегольскими усиками, небольшие рожки, пара аккуратных клыков... бес совершенно не изменился. Ни на йоту. Он по-прежнему любил наряды в стиле эпохи Людовика 14, и явно благоденствовал. Вот гад, а?! Татьяна сузила глаза и невольно скрипнула зубами. Однако ее злость перешла почти в бешенство, когда рядом с Асмодеем она увидела еще одного своего старого знакомого - падре Ваоле. Похоже, толстяк тоже чувствовал себя великолепно. Падре больше не носил рясы, а его тонзура заросла, но Татьяна не могла ошибиться. Слишком уж давно она мечтала снова встретиться с падре в пыточных подвалах! Только уже не в роли узницы. Падре Ваоле поклонился, и в комнату вошел еще один человек, показавшийся Татьяне смутно знакомым. Властный тип покровительственно протянул руку для поцелуя, и падре облобызал ее чуть не до локтя. Асмодей скривился, но ничего не сказал. Видимо, эта парочка была бесу зачем-то нужна. Он, явно пересилив себя, улыбнулся, и пригласил людей сесть. Татьяна не сдержалась, и послала магический импульс, подложив под зад падре Ваоле подушку с иголками. Изображение тут же пошло рябью и исчезло.
   - Тьфу! Тебе что, никто не говорил, что во время активации подобного заклятья магией пользоваться нельзя? - расстроился Хант, потерявший связь. - Теперь я вряд ли сумею восстановить изображение... во всяком случае, в ближайшие сутки.
   - Да шут с ним, - отмахнулась Татьяна. - Я и так увидела всё, что захотела. И даже больше. Значит, не зря я заплатила за эту книгу столько денег... она действительно мне помогла. И еще как помогла-то!
   - Не только тебе, но и магическому Совету, - заявил Хант. - С помощью твоей книги мы выяснили, что Асмодей и есть тот самый Великий, которому молятся люди. А двое мужчин рядом с ним - это, соответственно, печально известные Жрец и Ученик. Понаблюдав за ними, я пришел к выводу, что Ученик - низкий, толстый небельс, которого бес называет Ваоле. А второй человек - явно Жрец. Слишком уж он привык повелевать, это даже через зеркало видно. Асмодей называет его Вседержителем.
   - Вспомнила! - хлопнула себя по лбу Татьяна. - Я вспомнила, где видела этого типа! Это же Отец Вседержитель! Именно он возглавлял Орден Владычицы. Я видела Отца Вседержителя лишь однажды, на церемонии собственного сожжения... но у меня хорошая память. Особенно, на врагов.
   - То есть, ты знаешь не только беса, но и обоих небельсов, находящихся рядом с ним? - удивился Хант.
   - Я же тебе сказала, что увидела в магическом зеркале гораздо больше того, на что рассчитывала. Похоже, боги ко мне необычайно благосклонны. Я смогу отомстить сразу всем своим врагам. Даже интересно, и что они делают в нашем измерении? Почему падре Ваоле и Отец Вседержитель оказались рядом с Асмодеем? Они оба принадлежат к ордену Владычицы, а та насколько я помню, на дух не переносит бельсов. И зачем в этот мир перебрался сам Асмодей? Что он тут забыл?
   - Думаю, на эти вопросы тебе никто не ответит, - ухмыльнулся Хант. - Кроме самого Асмодея и его подручных.
   - Значит, мне надо с ними встретиться! - хищно сузила глаза Татьяна.
   - Это не так просто, - покачал головой полоз. - Но я найду для тебя возможность подобраться к этой троице ближе. К сожалению, следить за ним чрезвычайно трудно, даже при помощи зеркала. Но зато я теперь точно знаю, откуда у небельсов берутся артефакты. И кто создает новых монстров.
   - Асмодей? - не поверила Татьяна. - Да быть того не может! Он бес, но не маг.
   - Он не просто бес, он сущность. Ведь твой Асмодей - это ни что иное, как порождение человеческой веры. А по законам магии, любая сущность может получить дополнительные возможности... при определенных условиях, - намекнул Хант.
   - Погоди... ты говоришь о жертвах? - догадалась магичка. - Ну точно! Ведь на этапе мучительной смерти высвобождается масса энергии! А уж чего-чего, управлять тонкими материями бес определенно умеет. Похоже, Асмодей решил обосноваться в нашем мире надолго и всерьез. Стал почто что богом, помогает небельсам, ведет свою политику. Неужели бесу мало власти в одном мире, и он решил захватить второй? Ну это уж хрен ему! Я не позволю!
   - На твоем месте я не был бы столь самоуверен. Великий набирает все больше и больше сил, - заметил Хант. - И придет момент, когда победить его станет попросту невозможно.
   - Значит, мне нужно встретиться с бесом еще до этого знаменательного момента, - решила Татьяна. - И ты мне должен помочь. Я еще посчитаюсь с этим гадом за всё, что он для меня сделал!
   - Асмодей очень силен. И я не уверен, что тебе так просто удастся с ним справиться, - возразил полоз.
   - Я и не думаю, что это будет просто! Но не зря же я попросила тебя перевести эту книгу! Здесь наверняка сказано, как можно одолеть беса. И думаю, вряд ли кто-нибудь лучше, чем я, справится с этой задачей. Ведь это именно я призвала Асмодея! А значит, на магическом уровне, у меня должна остаться какая-то власть над ним. Надо только понять, какая именно, и как ей воспользоваться.
   - В твоей книге действительно есть один совет. Вот только я не думаю, что он тебе понравится, - вздохнул Хант. - Великий набрал столько сил, что в обычном бою его убить невозможно. Но ты, по праву вызвавшего, можешь вернуть Асмодея в его родной мир. Причем навечно.
   - Как ты не понимаешь, Хант? Да ведь это еще лучше! - воодушевилась Татьяна. - Неужели ты думаешь, что я просто и банально хочу убить Асмодея? Да после того, что он сделал, я мечтаю из него все жилы вытянуть! Я мечтаю, чтобы за свои деяния он получил именно такую кару, которой достоин. И поверь, это отнюдь не быстрая смерть от меча или магии. Даже тогда, когда Асмодей еще не был Великим, его вряд ли можно было убить таким способом. Так что изгнание беса в его родной мир - это как раз то, что нужно. Асмодей властолюбив донельзя. Сейчас он почти бог, и небельсы буквально на него молятся. У беса есть и сила, и возможности и даже магическая мощь, перешедшая к нему из энергии жертв. А теперь подумай, каково ему будет всё это потерять? Как будет чувствовать себя бес, когда буквально в одном шаге от мирового господства его сместят с трона и отправят домой? Причем навеки? Да от одной только мысли о том, что он всё потерял, Асмодей будет сходить с ума! А уж осознав, что больше никогда и ничего достигнуть не сможет, взвоет!
   - А с чего ты решила, что в собственном мире он не сможет ничего добиться? - удивился Хант.
   - Скажем так... я немного знаю родной мир Великого, - ухмыльнулась Татьяна, вспомнив институтские лекции по особенностям Преисподней. - За множество веков Асмодей так и не поднялся выше звания беса. Вырвавшись в другой мир, он получил шанс изменить данное положение дел. А я собираюсь этот самый шанс у него отнять.
   - Ну, что ж... я постараюсь тебе помочь, - вздохнул Хант.
   - Эй, дома есть кто-нибудь? - раздался голос Лавра, и ухмыляющийся эльф появился на пороге комнаты. - Пока вы тут увлеченно беседуете, твой Ржавый, Татьяна, слопал куртку Ханта. Точнее, я предполагаю, что это была куртка. Что ты там сушиться повесил? - полюбопытствовал эльф у мага.
   - Ржавый! - в один голос завопили Татьяна с Хантом и выскочили из дома. Поздно. Куртка была уже почти дожевана.
   - Я куплю тебе новую, - попыталась утешить полоза магичка.
   - Если ты не отучишь своего шриша жрать все подряд, то скоро разоришься! - пробурчал Хант, и они оба вернулись в дом.
   - Я же не виновата, что Ржавый всеяден, и что он с одинаковым удовольствием ест и сладкое сено и сырое мясо! - обиделась за своего шриша Татьяна.
   - Судя по вашим похоронным физиономиям, куртка оказалась-таки съеденной, - не преминул позубоскалить вредный эльф.
   - Вы, кажется, собрались здесь обсудить предстоящее задание... вот и обсуждайте. И скажите спасибо, что я вас вообще в свой дом впустил, - огрызнулся Хант.
   - Если бы ты знал, что это за задание! - экспрессивно воскликнула Татьяна. - Ты даже не представляешь! Ролум захотел, чтобы мы с Лавром поженили двух правителей государств! Как это тебе нравится? Мы ему Охотники или кто? Я даже не знаю, как к этому заданию подступиться. Может, ты что-нибудь посоветуешь?
   - Может, и посоветую. Если ты мне расскажешь поподробнее о тех, кого вы женить собрались, - ухмыльнулся Хант.
   - Как ты знаешь, на западе Мортия граничит с двумя королевствами. Фряндией и Льясмой. Хоть население там и составляют в основном люди, обе страны - нечто вроде щита, защищающего земли бельсов от фанатиков Великого. Ну а поскольку эти самые фанатики в последнее время чересчур активизировались, решено данный щит усилить. То бишь, оба королевства объединить под одной сильной рукой. А что лучше брака может этому способствовать?
   - Погоди, - прервал Татьяну Хант. - Но насколько я знаю, обоими королевствами правят женщины. Какой брак? Какая сильная рука?
   - А вот тут-то и начинается самое интересное. Королева Льясмы, Сьенна, является только номинальной правительницей. Вся реальная власть находится в руках некоего Канцлера. Королева только и делает, что устраивает балы да охоты. Если данные разведки верны, Канцлер - какой-то не шибко дальний родственник правительницы. Но почему он не может или не хочет сам занять трон - неизвестно. Лично передо мной стоит задача убедить его это сделать, - вздохнула Татьяна. - Я должна уговорить Канцлера одеть корону. И избавить страну от нынешней королевы.
   - Избавить каким образом? - осторожно уточнил Хант.
   - Любым! В методах меня не ограничили.
   - А ты что должен сделать? - поинтересовался у Лавра полоз.
   - А мне досталась королева Фряндии. Весьма самоуверенная и самовлюбленная особа. Я должен уговорить ее выйти замуж за Канцлера. Хотя как это сделать - ума не приложу. Родомила настолько кичится своей знатностью и титулом, что считает, будто для нее вообще достойных кавалеров не существует. Она таким родовитым и богатым женихам отказывала, что я даже не знаю, как подступиться к ней с кандидатурой Канцлера.
   - Да... задание не из легких, - задумался Хант. - Но я начинаю понимать, почему выбор Ролума пал именно на вас. Эльф может покорить даже самую самовлюбленную и заносчивую особу, а Татьяна... она вообще единственная женщина среди Охотников. И тоже вполне способна очаровать любого мужчину. Стоит ей только приложить усилия.
   - Толку-то в нашем очаровании? - буркнул эльф.
   - На данный момент у меня слишком мало информации, чтобы советовать вам нечто более определенное, - пожал плечами полоз. - Могу сказать только одно - гораздо легче влиять на человека, который тобой увлечен. Так что рекомендую воспользоваться моим советом.

***

   - Ты уверен в том, что они справятся? - в сотый раз спрашивал Террела Ролум, меряя шагами кабинет вампира.
   - Никто и ни в чем не может быть полностью уверен, - успокаивал его маг. - У этих двоих наибольшие шансы. Я просчитывал.
   - Он просчитывал! - возмутился Ролум. - Лавр и Татьяна - одни из лучших в клане Охотников. И я не хочу терять их из-за какой-то ерунды. Разве то задание, которое мы им поручили, это дело наемников? Нет! Это дело политиков!
   - Наших дипломатов прекрасно знают и во Фряндии, и в Льясме. Они не смогут влиять на правительниц так, как бы нам хотелось. У них просто не будет такой возможности. А Лавр с Татьяной смогут войти в штат наемников неофициально, сами по себе. Никто из окружающих даже не заподозрит, что за ними стоят серьезные бельсы с серьезными намерениями. А Горморлу с Родомилой мы отправим письма. Канцлеру намекнем на возможность получить корону, а королеву припугнем якобы готовящимся на нее покушением. Думаю, что это поможет эльфу с магичкой на первых порах. А потом... могу поставить последний медяк, что не пройдет и пары месяцев, как Родомила будет есть с у Лавра с ладони и таскаться за ним по пятам. Люди испытывают какое-то просто необъяснимое притяжение к эльфам и сходят от них с ума.
   - Думаешь, и Татьяне удастся очаровать Горморла? - усомнился Ролум.
   - Если она вспомнит, что она женщина, а не хладнокровная стерва, вполне, - твердо отмел все сомнения Террел.
   - Я не очень доверяю этой магичке, - нахмурился Ролум. - У нее слишком много тайн. Хант сказал, что Татьяна обнаружила в нашем мире своих старых врагов и рвется им отомстить. Причем сказал он это таким тоном, словно был уверен, что нас заинтересует подобная информация. Полоз что, боится, что поиски этих врагов отвлекут магичку от выполнения задания?
   - Да нет. Всё не так просто. Старые враги Татьяны, которых она нашла в нашем мире, это ни больше, ни меньше, как сам Великий со своими подручными.
   - Ничего себе!
   - Вот именно... и скажи теперь, что судьбы не бывает. Мы тут ломаем голову, как избавиться от Великого, который заряжает артефакты для небельсов и создает новых монстров, а он оказывается врагом Татьяны! Причем таким врагом, что магичка не на страх а на совесть ищет возможность встретиться с Великим и уничтожить его вместе с Жрецом и Учеником. Более того, у Татьяны есть все шансы, чтобы это сделать. Не спрашивай меня, откуда я это знаю. Я не могу тебе всего рассказать. Просто поверь мне на слово.
   - Хорошо, - тяжко вздохнул Ролум.
   Террел проводил оборотня, вернулся в комнату, удобно устроился в кресле у камина и вздохнул. Он не мог рассказать Ролуму всё, что знал. Вступая в Совет магов, Террел поклялся, что будет хранить в секрете тайны Властителя, если тот соизволит их открыть. Клятва эта, прямо говоря, была чисто символической и произносилась по утвержденной еще три тысячелетия назад форме, но это не значило, что ее можно было нарушать. Тем более, что Властитель неожиданно решил появиться. Террел глазам своим не поверил, когда увидел Панека в своей комнате! Вампир преклонил колено, как это и положено по этикету, и замер в священном трепете. Оказалось, что появившийся в их мире Великий мешает не только бельсам, но и самому Властителю, который тоже активно ищет способы от него избавиться. Именно Панек убедил Террела в том, что У Татьяны наибольшие шансы победить Великого. И что для спокойствия бельсов просто необходимо организовать брак Горморла и Родомилы. Властитель дал вампиру несколько ценных советов и... попросил вернуть ему медальон. Да, да, тот самый медальон, который перенес в этот мир Лавра и превратил Татьяну из статуи в девушку. Расставаться с подобным, так и не изученным до конца, артефактом было жаль, но не возражать же Властителю! Так что Террелу осталось только смириться. И (с помощью Ханта) искать пути, чтобы привести в действие придуманный Панеком план по избавлению мира от Великого. Хотя (честно говоря) данный план вампиру совершенно не нравился.
  
   Надо сказать, что Властителю его собственный план тоже не очень-то нравился. Татьяна была слишком наглой и непредсказуемой ведьмой, чтобы делать на нее ставку. К тому же, магичка не являлась созданием Панека, и тот не мог ее контролировать. А это было чревато. Властитель знал примеры, когда из-за таких вот неподконтрольных особей рушились замыслы мирового порядка. Но другого выхода из ситуации Панек просто не видел. Проникший в его мир Асмодей стал слишком влиятельным и мощным игроком. И подобное положение дел Властителя совершенно не устраивало. Однако бес, помимо того, что тоже не был созданием Панека, имел и еще одну особенность. Он был нечистью в полном смысле этого слова. Порождением верований небельсов. Так что сражаться с Асмодеем могли только придумавшие его люди. И то не все. По законам магии и веры, изгнать беса мог либо глубоко религиозный человек (а таковых в мире Панека не наблюдалось), либо тот, кто его призвал. То бишь Татьяна. Ну и какой выбор был у Властителя? Счастье еще, что Панека угораздило закинуть магичку именно в этот мир! И что Шерес сделал Татьяну фактически бессмертной. По крайней мере, это давало Властителю шанс избавиться от Асмодея раз и навсегда.
   То, что Татьяна и бес оказались в одном мире, казалось Панеку подозрительным. С одной стороны он, вроде бы, понимал, что это случайность (поскольку сам переместил магичку в данное измерение), но с другой... разве бывают такие совпадения? Может быть, в игру вмешались какие-то Высшие силы? Это было бы нежелательно. Поскольку помимо Асмодея, которого Панек хотел уничтожить, в его мире было много чего другого. Весьма интересного. Не зря же Властитель так ратовал за свадьбу Горморла и Родомилы, и даже припряг бельсов к решению этой проблемы! Панек уже несколько столетий занимался выведением новой разновидности небельсов с высоким содержанием королевской крови. И Канцлер с королевой Фряндии были самыми удачными итогами этого эксперимента. Их потомство должно было стать окончательным результатом работы Панека. И унаследовать весьма интересные генные характеристики. Потому-то Властитель и нервничал, опасаясь, что кто-то может вмешаться в его игру. Панек и не подумал поставить в известность о своих экспериментах Совет. Более того, полученный результат он намеревался держать в тайне до последнего. До тех самых пор, пока не будут проведены окончательные испытания. Ведь если выясниться, что Панеку удалось создать новую разновидность людей, это будет сенсацией! А сенсация позволит Властителю продать собственные разработки как можно дороже.
   Панек вздохнул. Планы у него были глобальные. Однако прежде, чем продавать результат, его нужно было добиться. А для этого просто необходимо было поженить Горморла и Родомилу. Да, конечно, нужный генетический набор перешел бы и к их незаконному потомку, но Панек был слишком мудрым Властителем, чтобы не знать, что кровь официального наследника имеет особую магическую ауру. Боги, и кто бы мог предположить, что к выполнению этой сверхважной и сложной задачи Террел привлечет все ту же Татьяну! Магичка, конечно, единственная женщина в клане Охотников, и идея очаровать Горморла безусловно была удачной, но... Панек предпочел бы любой иной вариант! Поскольку подобный выбор вампира никак не тянул на обычную случайность! Татьяна становилась слишком важной фишкой в раскладе. И Властителя раздражало, что он не мог ее контролировать! Хотя... не стоит забывать, что в его руках оказался очень интересный артефакт в виде медальона. И с помощью этой вещи на Татьяну можно было оказать определенное давление. Например, припугнуть ее возможностью снова превратиться в статую. Подобное решение, конечно, было крайним, и не совсем удачным вариантом, но все-таки это было лучше, чем ничего. Властитель нахмурился и повертел в руках бесценную вещь. Данный артефакт он предпочел бы использовать в совершенно других целях. Поскольку медальон, помимо всего прочего, был еще и накопителем магической энергии. За этим артефактом Властитель, в свое время, немало погонялся. И вот, когда Панек уже и думать о нем забыл, медальон, наконец, попал ему в руки. Неужели это тоже была случайность? Властитель был слишком осторожен, чтобы в это поверить. Похоже, он все-таки привлек внимание Высших сил. И теперь Панеку предстояло решить, что с этим делать.

***

   Столица Льясмы располагалась на высоком холме и была окружена аж тройным рядом укреплений. Татьяна оглядела высокие стены, оценила городскую стражу, и преисполнилась к Канцлеру Горморлу уважением. Если разведка донесла верно, и реальная власть действительно находится в его руках, то справляется он с этой самой властью просто идеально. Даже удивительно, почему Горморл до сих пор не сделал ни одной попытки занять трон. Неужели он не хочет быть королем? Тогда Татьяну ожидают большие проблемы. Поскольку заставить такого человека, как Горморл, делать то, чего он не желает, довольно проблематично. Так же, как и влиять на него. Канцлера характеризовали как хитрого политика и прожженного интригана. Но должны же у него были быть хоть какие-то недостатки? Может, стоило воспользоваться советом Ханта и попробовать очаровать этого мужчину? Играть в Мату Хари Татьяне не слишком хотелось, но она понимала, что совет полоз дал и вправду стоящий. Как ей, так и эльфу. Магичка даже хмыкнула, вспомнив, как скривилась физиономия Лавра, когда тот выяснил, что ему предстоит очаровывать женщину-небельса. А чего кривиться? Можно подумать, эльфу придется прилагать хоть какие-то усилия. Да всего одна улыбка, и надменная Родомила растает, как мороженое летом на пляже. Уж на что Татьяну все считали хладнокровной и сдержанной особой, а устоять перед эльфом и она не смогла. Слава богам, у нее хватило мозгов и силы воли, чтобы сбежать от Лавра с утра пораньше. И договориться встретиться с ним в доме у Ханта. Последняя идея была вообще гениальной. Поскольку полоз не только сгладил своим присутствием первый момент встречи, но и отправил их с Лавром на задание телепортами.
   - Эй, чего встала, проезжай! - скомандовал магичке один из охранников, размахивая перед носом Ржавого своей алебардой. Шриш скосился на занятную вещицу, понюхал и откусил от оружия изрядный кусок. Дикий вопль охранника перепугал голубей, окружающий народ, и способствовал тому, что Татьяна оказалась окруженной со всех сторон городской стражей.
   - Вот только не надо делать проблему на пустом месте! - заявила она. - Я компенсирую вашему охраннику стоимость оружия. Нечего было размахивать алебардой перед носом моего животного!
   - Кто ты такая и зачем пожаловала в наш город? - поинтересовался полный усатый тип. Судя по его дорогой, нарядной одежде и по тому, с каким почтением кланялись ему окружающие, он явно был здесь начальником.
   - Меня зовут Татьяна. Я представитель клана Охотников. Мне нужно видеть вашего Канцлера, - заявила магичка.
   Как ни странно, попасть к Горморлу оказалось довольно легко. Даже стать одним из телохранителей Канцлера Татьяна сумела без особых проблем. Подумаешь, всего-то один проверочный бой, в котором ей даже не пришлось убивать противника. Несколько ударов мечом, пара магических приемов, и Горморл ее тут же нанял. Странно... Канцлер вовсе не выглядел легковерным, доверчивым типом. Высокий, крепкий мужчина примерно 33-35 лет, он производил впечатление властного, жесткого и весьма прагматичного человека. Татьяна оглядела своего работодателя с головы до ног. Ну... что ж. Вполне приятный объект. Такого и очаровывать не противно будет. Густые черные волосы, завязанные сзади в хвостик, серо-голубые глаза, красиво очерченные брови, длинные черные ресницы, высокие скулы, ямочка на подбородке... красивый мужчина. Впрочем, Канцлер, наверняка, и сам это знает. Поскольку не считает нужным украшать себя дополнительно. Его строгий, темно-синий камзол, с серебристой вышивкой на отворотах рукавов и у горла, по сравнению с вычурными нарядами придворных смотрелся весьма скромно.
   - Вам прислали рекомендательное письмо с моей характеристикой? - попыталась угадать Татьяна причины столь непонятной доверчивости Канцлера. - Кто, если не секрет? Совет магов или клан Охотников?
   - Считай, что мне тебя порекомендовали и те, и другие, - уклонился от прямого ответа Горморл.
   Канцлер совершенно не желал открывать Татьяне все свои карты. Он вообще не собирался сообщать ей, что знал о ее приезде и был к нему готов! Но Татьяна оказалась слишком догадливой. И слишком необычной. Зная, что магичка - единственная женщина в клане Охотников, Горморл представлял ее совершенно другой. Грубой, мускулистой и абсолютно не женственной. Однако Татьяна не подходила ни под одно из этих определений. Она оказалась изящной, красивой, и к тому же неглупой девушкой. Приятное разнообразие. И хотя Канцлер, не поленившийся (естественно!) собрать о Татьяне сведения, предпочитал верить осведомителям, а не собственным глазам, воспринимать магичку как хладнокровную стерву было сложно. Горморл смотрел на Татьяну и никак не мог поверить в то, что стоящая перед ним наемница, которая выглядела как молоденькая девушка 20-ти весен от роду, была хладнокровным и жестоким наемным убийцей с более чем 20-летним стажем. Магичку характеризовали как опытного воина и отличного мага, но больше всего комментариев (причем нелестных) Горморл услышал о ее характере и манере себя вести. И при встрече он мог убедиться, что эти комментарии полностью соответствуют действительности. Даже те сведения, которые Канцлер посчитал явным преувеличением (типа того, что Татьяна владеет шришем), оказались правдой. Любопытно, и как магичке удалось увести эту тварь у эльфов из-под носа? Всем известно, что листоухие берегут шришей, как зеницу ока. Впрочем... судя по тому, как Татьяна владеет мечом, она вполне могла отбить эту тварь в бою. Горморл подобному факту не удивился бы. Представительница клана Охотников великолепно сражалась. И победила лучшего из воинов Канцлера без малейшего напряга, играючи. А если бы еще Татьяна и оделась прилично, ей бы вообще цены не было! Однако ожидать этого от девицы, славящейся своей наглостью и стервозным характером, было, по меньшей мере, глупо. Канцлер оглядел Татьяну с головы до ног и покачал головой. Присланная кланом Охотников наемница выглядела совершенно неподобающе. Ни одна продажная девка не осмелилась бы вырядиться в столь облегающие штаны и остричь так коротко волосы! Боги, да если придворные Родомилы увидят Татьяну в подобном наряде, их удар хватит! Однако Горморл подозревал, что облачить магичку в платье будет весьма проблематично.
   - Меня взяли на работу телохранителем, - ехидно напомнила Татьяна Канцлеру, как только он озвучил свою просьбу. - Как я смогу работать в платье? Куда я меч дену? А метательные ножи с артефактами?
   - Хорошо, - махнул рукой Горморл. - Хотя видят боги, я даже не представляю, как к твоему наряду отнесется королева.
   - А меня обязательно представлять королеве? - удивилась магичка.
   - Разумеется! - категорично заявил Канцлер. - Я же нанял тебя своим личным телохранителем. А это значит, что вместе со мной ты будешь вхожа к королеве Сьенне. Поэтому просто необходимо, чтобы она тебя знала. Этого требуют правила дворцового этикета. И, кстати, можешь говорить мне "ты". Это вполне допускается.
   - А королева не удивится, что ты неожиданно захотел обзавестись личным телохранителем? Да к тому же женщиной? - уточнила магичка, тут же воспользовавшись разрешением.
   - Увидишь.
   Татьяна склонила голову в вежливом поклоне и последовала за Канцлером. Ей и самой хотелось познакомиться с королевой Сьенной. И выяснить, насколько справедливы слухи о ней. Татьяна вошла в тронный зал вслед за Горморлом и невольно кинула взгляд на пол. Не хотелось бы, чтобы и тут оказалась какая-нибудь мозаика, позволяющая видеть истинный облик того, кто на нее встанет.
   - Я сегодня не хочу никого принимать, мне некогда! - раздался заливистый щебет. Татьяна удивленно вскинула глаза.
   Боги, что это?! Это и есть королева Сьенна? В таком случае Льясме не повезло с правительницей по полной программе! За свою долгую жизнь Татьяна видела множество коронованных особ, но Сьенна была определенно чем-то выдающимся! Не королева, а живая иллюстрация на тему "глупая блондинка в розовом развлекается, как умеет". Рюшечки, бантики, мелкие собачки, сюсюкающий голосок и абсолютно отсутствующий взгляд. Боги, и магичка еще думала, что Сьенна заподозрит неладное, увидев рядом с Горморлом нового телохранителя! Да королева, увлеченная сюсюканьем со своими многочисленными мелкими собачками, не заметила существования магички в принципе! Не говоря уж о том, чтобы среагировать на оружие Татьяны или ее одежду. Собственно, королева и Горморла-то проигнорировала, хотя тот честно пытался привлечь ее внимание. Ага. Счаз-з-з!!! Сьенна настолько ушла в себя и заблудилась, что не заметила бы и стада бегемотов, танцующих канкан. Ну, если только, кто-нибудь из бегемотов наступил бы на любимую собачку. Надо же... а Татьяна думала, что человек после удаления мозга из головы должен умереть. Ан, нет! Королева Сьенна опровергала это убеждение напрочь. Да... похоже, Льясма действительно нуждалась в смене правителя. Причем срочно. Королевское слово в данном мире было непререкаемым законом, а что придет в пустую голову Сьенны в следующий момент - не мог угадать никто. И даже титанические усилия Горморла могут оказаться бесполезными, если королева неожиданно решит развязать войну или подарить своим собачкам полкоролевства. Удивительно еще, как Льясма вообще до сих пор цела. Похоже, Канцлер бодрствует сутки напролет, обеспечивая Сьенне постоянные развлечения и не позволяя ей (даже случайно) влезть в политику. Хм... тяжелая у него работа... Татьяна с сочувствием скосилась на Горморла, но весь вид Канцлера выражал только почтение к августейшей особе. И к тому бреду, который она несла. Когда Горморлу, наконец, удалось откланяться и покинуть тронный зал, магичка облегченно вздохнула.
   - Говорил же я тебе, что нужно переодеться! Ты заметила, как неодобрительно Сьенна посмотрела на твой наряд? - буркнул Канцлер.
   - Издеваешься? Сьенна вообще не смотрела ни на кого, кроме своих собачек! Скажи мне, Горморл, почему корону носит она, а не ты? - спросила Татьяна напрямую.
   - Задавать подобные вопросы - это государственное преступление.
   - Преступление - это иметь на престоле подобного монарха! - возразила Татьяна. - Что если завтра Сьенна возжелает перекрасить в свой любимый розовый цвет всю Льясму? Или обязать подданных поклоняться своим собачкам? Что будет, если на одной из официальных церемоний королева ляпнет что-нибудь неподобающее? Ты же не можешь контролировать Сьенну ежесекундно! Я удивляюсь, как вы до сих пор ни в какую глупую войну не ввязались!
   - Это только благодаря тому, что у нас соседи нормальные, - вздохнув, сознался Горморл. - Королева на официальных церемониях такое выкидывала, что я сам удивлен, почему мы до сих пор ни с кем не воюем. Дело дошло до того, что соседи вообще перестали ездить к нам с официальными визитами, чтобы не создавать неудобных ситуаций, предпочитая приглашать меня на свою территорию.
   - Ну и почему ты до сих пор терпишь Сьенну? - не могла понять Татьяна.
   - Да потому, что я могу занять престол! - вспылил Горморл. - Закон о престолонаследии охраняет мощное заклятье. До сих пор я не нашел, как его обойти. Может, тебе это удастся? Ведь ты же магичка?
   - Магичка. Но лучше бы ты поделился информацией о заклятье с Советом. У них гораздо больше знаний и опыта.
   - Да если бы я знал, чем конкретно делиться! Заклятье настолько древнее, что его сути уже никто не помнит! - пожаловался Канцлер магичке. - До настоящего времени дошло не так уж много сведений. Одно я могу сказать определенно. Трон Льясмы может занимать только прямой потомок королевской династии Гарветтов. Причем порядок престолонаследия расписан на много веков вперед. Я смогу надеть корону только в том случае, если Сьенна умрет своей смертью, не оставив потомства. Убить королеву невозможно ни одним из известных мне способов. А заточать ее в подземелье бесполезно. Любой узурпатор, осмелившийся захватить престол, умрет медленной и мучительной смертью.
   - То есть, ты рассматривал подобные варианты? - уточнила Татьяна. - Я хочу сказать, у тебя нет пламенной любви к Сьенне или комплекса по поводу того, что корону ты надевать не хочешь?
   - Кто в здравом уме откажется стать королем?! - искренне удивился Горморл. - Если ты сможешь помочь мне сесть на престол, я щедро вознагражу тебя. Чего бы тебе хотелось? Денег? Титула?
   - И того, и другого, и можно без хлеба...* - буркнула про себя Татьяна. - От денег никто в здравом уме не откажется. Но я работаю не сама по себе, если ты забыл. У меня контракт с кланом Охотников. Так что вознаграждение, в случае удачи, запросит именно клан, а не я.
  
   (* копирайт фразы Винни-Пуха из м/ф)
  
   - И какое же вознаграждение захотят бельсы? Что им от меня нужно? - напряженно поинтересовался Горморл.
   - Бельсов устроило бы, если бы ты, захватив власть, объединил Льясму с Фряндией, заключив брак с Родомилой.
   - С Родомилой?! - поразился Горморл.
   - А что? Она тебе не нравится? - удивилась Татьяна. - А я слышала, что королева Фряндии - довольно красивая женщина.
   - Да причем тут красота?! Родомила надменная и высокомерная особа! Она не выйдет за меня замуж, даже если я три короны одену!
   - Не зарекайся, - улыбнулась Татьяна, подумав про себя, что эльф может уговорить любую даму на любую глупость. - Согласие Родомилы мы берем на себя.
   - В таком случае, у меня нет возражений. А кроме свадьбы с королевой Фряндии у бельсов есть еще какие-нибудь условия? - уточнил Канцлер.
   - Ты сомневаешься в их искренности? - фыркнула Татьяна. - Зря. Мортии выгодно иметь на западе мощный щит. Фанатики Великого слишком уж распоясались. Поэтому дополнительным условием будет разве что клятва, что ты не допустишь эту религию на свои земли.
   - Вот оно что... ну, что ж. Я согласен дать подобную клятву, - решил Канцлер. - Фанатики Великого и без того не пользовались особой популярностью на территории Льясмы, а уж в качестве оплаты за корону, я готов объявить на них охотничий сезон.
   - Вот и славно... - потерла ручки Татьяна.
   Тащить Горморла силком на трон или под венец ей абсолютно не улыбалось. Да и ничего хорошего из этого все равно не вышло бы. Террел дал Татьяне определенное задание - сделать из Канцлера абсолютно лояльного короля, считающегося с интересами бельсов. А какая лояльность может быть у того, кого заставили силой? Так что магичке сильно повезло, что интересы Горморла не расходятся с ее собственными. Канцлера даже очаровывать не пришлось, чтобы выяснить его намерения. Ну, вот и славно. У Татьяны и без сопротивления Горморла проблем хватало. И прежде всего необходимо было выяснить, что за заклятье лежит на королевской династии Гарветтов и как его обойти.
   Сказать-то легко, а вот как это сделать? С чего начать? Татьяна решила начать с королевского архива. Может быть, если перелопатить все документы, имеющие отношение к престолонаследию, за последние как минимум пятьсот лет (легенды, сказания, официальные отчеты и прочее, прочее, прочее), какая-нибудь подсказка и найдется. Вот только работы в архиве было не на один день. И даже не на одну неделю. И что самое обидное, не факт, что Татьяна найдет в этих бумагах что-нибудь ценное! За давностью лет никто уже не помнил даже сути заклятья, не говоря уж о форме. И единственное, что можно было сказать определенно - накладывал заклятье профессионал. За 500 лет трон Льясмы не смог занять ни один узурпатор, хотя попытки переворота предпринимались множество раз. И записи об этих самых попытках Татьяна изучала особенно тщательно. Каким образом пытались убить короля? Как проводили коронацию узурпатора? Какая смерть его настигла и в какие сроки? Все это нужно было не только выписать и проанализировать, но и очистить от груды верноподданического вранья летописцев. Задача, прямо скажем, довольно сложная. Тут даже всеведущий Горморл мало чем мог помочь магичке. Да... проблема... пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. Как можно бороться с заклятьем, о котором ничего неизвестно?! А тут еще дворцовый этикет, чтобы его демоны побрали, отнимает кучу нужного времени!
   Вообще-то, когда Горморл сказал Татьяне, что она вынуждена будет сопровождать его на различных официальных мероприятиях, магичка не придала этому особого значения. Как оказалось, зря. Поскольку мероприятия эти проводились во дворце с удручающей регулярностью. И длились часами. Единственное, что хоть как-то радовало Татьяну, что ей разрешили носить ее привычную одежду. Но даже это не искупало времени, бесцельно потраченного на балы и развлечения. Боги, и зачем Татьяна нанялась к Канцлеру в телохранители? Лучше бы в секретари пошла, тогда ее точно никто отвлекать бы не стал. Хотя... с другой стороны... внимательное наблюдение за королевой могло дать Татьяне подсказки по поводу интересующего ее заклятья. А как магичка смогла бы наблюдать за Сьенной, будучи секретарем? Ее даже в качестве личного телохранителя Канцлера не везде пускали! Так что с подобным положением дел приходилось просто мириться. Татьяна стиснула зубы, и стоически выдерживала всё - и балы, и охоты, и королевские глупости, и даже толпу ухаживающих за ней кавалеров. Хотя последние раздражали магичку даже больше, чем многочисленные собачки Сьенны. Татьяна, конечно, могла бы применить меч... или магию... но против чего? Все увивающиеся вокруг нее мужчины были неизменно галантны и безукоризненно вежливы. Магичка уж и глаза им отводила, и щиты на себя вешала, и посылала особо надоедливых... но воздыхателей меньше не становилось. Слуги охапками доставляли в комнату Татьяны цветы и подарки. Магичка даже начала подумывать о том, чтобы съехать из дворца, но против подобной затеи категорически возражал Горморл. Он буквально встал на дыбы, как только магичка заговорила об отдельной жилплощади.
   Надо сказать, что Канцлера Татьяна тоже не оставила равнодушным. И если сначала Горморл никак не мог привыкнуть к ее необычной прическе и откровенным нарядам, то потом данная экстравагантность даже начала ему нравится. К тому же, магичка старалась вести себя с собственным работодателем как можно корректнее и не нарываться на неприятности. А уж когда (по настойчивой просьбе Горморла) Татьяна на одно из дворцовых мероприятий явилась в платье, Канцлер был окончательно покорен. И совершенно не хотел, чтобы магичка жила отдельно. Если уж кавалеры не давали ей прохода даже во дворце, страшно представить, что будет, когда магичка обзаведется собственным жильем. Горморла вообще раздражали эти увивающиеся вокруг Татьяны хлыщи! Но что он мог сделать? Запретить им ухаживать за магичкой? Смешно! Впрочем, один выход из сложившейся ситуации все-таки был. Вот только Канцлер представления не имел, как Татьяна к этому отнесется. Все-таки она была самостоятельной и абсолютно независимой девушкой. Наемницей, принадлежащей клану Охотников и владеющей магией. И сомнительные дворцовые блага были не нужны ей даже даром.
   - Послушай, Татьяна, а контракт с кланом Охотников накладывает на тебя какие-нибудь ограничения? - решился, наконец, поинтересоваться Канцлер.
   - В каком смысле? - не поняла магичка.
   - Насколько я знаю, за тобой ухаживает множество мужчин. Но ни одному из них ты не ответила взаимностью. Охотники дают обет целомудрия?
   Татьяна изумленно вытаращила глаза, а затем расхохоталась. Нет, ну это надо же до такого додуматься? Целомудрие! Да ни один Охотник даже не знает, что это такое! Ну и потом... бельсы (на ее счастье) не столь консервативны, как люди. И вовсе не считают плотские связи чем-то позорным и запретным. Секс - это такая же естественная потребность организма, как еда или сон. И лично Татьяна не видела никаких причин от него отказываться. Еще чего не хватало! Между прочим, долгое воздержание даже для здоровья вредно! Вот только как объяснить это Канцлеру? Что ему сказать? Не просто же так Горморл заинтересовался личной жизнью Татьяны! Канцлер вообще ничего просто так не делает. А судя по тому, какие взгляды он порой бросал на магичку, скорее всего, ей сейчас будет сделано неприличное предложение.
   - Я сказал что-нибудь смешное? - обиделся на реакцию Татьяны Горморл.
   - Ты даже не представляешь, насколько! - фыркнула магичка. - Клан Охотников не накладывает на своих бельсов ни обета целомудрия, ни других дурацких обетов. Ведь ты же не требуешь подобной ерунды от своих воинов?
   - Верность, соблюдение дисциплины, сохранение тайн... - начал перечислять Канцлер.
   - Но не обет целомудрия? - поддела его Татьяна, и Горморл сам рассмеялся. - В переводе на человеческие понятия, Охотники - это наемные убийцы. Так что Кодекс у них... соответствующий.
   - Но почему же тогда ты столь равнодушна к мужчинам? - настырно продолжал допрос Канцлер.
   - А почему ты равнодушен к женщинам? - вопросом на вопрос ответила Татьяна. - Что-то я не видела, чтобы ты ухаживал хоть за какой-то дамой. Цветы там дарил или стихи писал... если верить дворцовым слухам, у тебя нет даже постоянной любовницы.
   - Мне приходящих хватает, - зло сощурил глаза Канцлер. - Шпионки, авантюристки, просительницы... кого я только не видел!
   - Охотника? - язвительно предположила Татьяна.
   - Ты против? - спокойно осведомился Горморл, сложив на груди руки.
   Татьяна вызывающе окинула Канцлера с головы до ног изучающим взглядом, но тот даже бровью не повел. Да... отказать такому мужчине непросто даже при желании. Горморл был весьма хорош собой (для человека, конечно), имел огромную власть (а это, что ни говори, на любого отпечаток накладывает) и знал, как добиться поставленной цели. Пожалуй, из Канцлера получился бы воистину великий король. И в том, чтобы получить покровительство столь влиятельного человека, действительно был смысл. К тому же, может быть, Хант именно это и имел в виду, когда советовал очаровать Горморла?
   - Прикидываешь, почем можно продать собственное согласие? - бесстрастно поинтересовался Канцлер.
   - А что ты мне можешь предложить такого, чего у меня нет? - цинично поинтересовалась Татьяна.
   - Что-то мне подсказывает, что слово "деньги" будет неправильным ответом на данный вопрос, - ухмыльнулся Горморл. - Я бы даже предположил, что подобный ответ может оказаться для меня несовместимым с жизнью. Если бы ты решила торговать своим телом, то уже давно это сделала бы. Но... ты вполне можешь торговать своим расположением. Я помню, что мне обещана корона.
   - Но ты опять забыл, что корона предложена тебе кланом Охотников, а не лично мной. Я всего лишь наемник.
   - Весьма привлекательный наемник, - вздохнул Горморл.
   - Вот с этого и надо было начинать охмурять девушку, - улыбнулась Татьяна. Канцлер замер. Улыбка магички была мудрая, циничная и печальная в одно и тоже время. Кажется, она все понимала и ни на что не надеялась.
   - Я был бы рад, если бы ты согласилась, - настырно продолжил добиваться своего Горморл.
   - Ну может быть... когда-нибудь..., - обещающе улыбнулась Татьяна и, пока Канцлер не опомнился, быстренько покинула его кабинет. Вот только озабоченного Горморла ей для полного счастья не хватало!
  
  
  
   10.
   Если тебе плохо - улыбнись, завтра будет еще хуже...
   Кто-то.
  
   В том, что Ролум подложил ему свинью, Лавр нисколько не сомневался. Это надо же додуматься, отправить его служить к королеве! Можно подумать, оборотень не знал, как эльф относится к женщинам-небельсам! Они его раздражали своей глупостью, влюбчивостью и абсолютной неприспособленностью к жизни. Единственным исключением, с которым сталкивался Лавр, была Татьяна. Но магичка не была чистокровным небельсом. Поскольку вместо того, чтобы очароваться эльфом, определенно его избегала. Да Лавр готов был поставить свой последний медяк на то, что Татьяна отправилась к Ханту целенаправленно, чтобы не встречаться с эльфом наедине! С одной стороны, это решение было правильным, поскольку помогло избежать неловкости. Но с другой... подобная предупредительность Лавру совершенно не нравилась. Да и Хант тоже... хорош... а еще друг называется... взял, и отправил их с Татьяной до места назначения телепортами. Нет, в обычное время эльф ничего не имел против подобного способа перемещения. Но не в этот момент! Не тогда, когда Лавр рассчитывал на совместную с Татьяной дорогу! Он даже приготовил для магички парочку весьма язвительных фраз... и заранее предвкушал удовольствие от пикировки. Ну и потом... Лавру до безобразия хотелось снова затащить Татьяну в свою постель! Слишком уж яркими, острыми и незабываемыми были испытанные им ощущения - феерическое чувство полета, абсолютной свободы и легкого безумия. Лавр настолько оторвался от реальности и обычного восприятия мира, что не мог даже подобрать слов, чтобы выразить свои чувства и эмоции! Пожалуй, нечто подобное он испытывал только тогда, когда перекидывался в раптора. На какое-то время, мир становился совсем другим. Ярче, обширнее, мощнее... жаль, что сменить сущность Лавр сможет не скоро. Перекинув эльфа телепортом во Фряндию, Хант отнял у него и возможность пару дней побыть в шкуре раптора. Так что настроение у Лавра было... мягко говоря не ахти. И окружающий народ этому только способствовал.
   Эльф поймал на себе очередной восторженный девичий взгляд и скривился так, словно у него заболели все зубы сразу. Боги! Он же хотел поехать к небельсам в человеческой личине! Насколько бы все было проще. Никто бы на Лавра не смотрел, вытаращив глаза и уж тем более, не тыкал бы в него пальцем. Однако Хант отговорил эльфа от столь занимательной идеи. Прежде всего потому, что человеческий облик Лавр последний раз принимал еще до того, как попал в данное измерение. И процесс трансформации был очень болезненным. Эльф честно пытался убедить Ханта, что он потерпит, и что ничего страшного не случится, но переспорить полоза так и не смог. И вот результат. Окружающие люди смотрели на Лавра, как на нечто сверхъестественное, а стражники на воротах обыскивали его почти два часа. И даже попытались изъять в свою пользу меч эльфа. Ага, как же! Так и дался заклятый на верность клинок в руки каким-то небельсам! Боги, ну зачем Лавр послушал Ханта? Почему не перевоплотился в человека? Полоз был убежден в том, что эльфу намного проще будет завоевать расположение Родомилы. И был наверняка прав. Но как же Лавру это не нравилось! Он и так-то не знал, куда деться от влюбленных дур. Не прилагая никаких усилий к тому, чтобы их очаровать. А когда Лавр думал о том, что он должен не просто очаровать Родомилу, но и оставаться с ней рядом, пока не уговорит выйти замуж за Горморла, ему становилось совсем не по себе. И зачем он только согласился на это задание?! Он же прекрасно знал, что будет привлекать к себе повышенный интерес! Можно подумать, людям больше делать нечего, кроме как смотреть на заезжего эльфа! Хоть бы их отвлек кто-нибудь... или что-нибудь. О! Например, вон та пышная процессия, которая направляется прямиком ко дворцу Родомилы.
   Процессия и впрямь была достойна внимания. Огромное количество народа в парадных одеждах и украшениях, изысканные повозки, породистые лошади (тоже украшенные с копыт до холки)... видимо, своим присутствием город почтила какая-то очень важная персона. Лавр подобрался поближе к процессии.
   - Королева Родомила, королева Родомила... - зашептались в толпе.
   - Где? - тут же азартно полюбопытствовал эльф.
   - Да вона, зенки-то свои протри! - буркнул какой-то мужик, даже не оглянувшись, чтобы выяснить, с кем он, собственно, разговаривает.
   Так вон оно что... Родомила собственной персоной... любопытно. Лавр окинул королеву с головы до ног оценивающим взглядом и хищно улыбнулся. Родомила была красива. Для небельса - даже очень красива. Ярко-рыжая грива волос, голубые глаза, аккуратный носик, пухлые розовые губы, узкая талия и весьма внушительный бюст. Не во вкусе Лавра, но ничего... сойдет. Могло быть хуже. Пожалуй, процесс очаровывания будет не таким уж противным. Лавр поймал взгляд Родомилы и довольно нахально ей улыбнулся. Королева вспыхнула, задрала нос, отвернулась, но тут же опять скосила глаза на незнакомца. Тот продолжал откровенно ухмыляться и бесцеремонно ее разглядывать. Да что этот оборванец себе позволяет? Потрепанная одежда, оголовье меча, выглядывающее из-за спины, наглые глаза странного фиалкового цвета и... боги, да это же эльф! Родомила изумленно округлила глаза. Она настолько была возмущена бесцеремонным взглядом, что не заметила очевидного. На нее с искренним интересом смотрел эльф! Необычно (для своей расы) одетый, коротко стриженный, выставляющий напоказ ухо с отрубленным кончиком, но всё равно эльф!!! Королева собралась с силами, попыталась изобразить на лице прежнее надменное выражение и мужественно отвернулась. Лавр невольно хмыкнул. Первая встреча произошла как нельзя более удачно. Неплохо было бы и следующую провести точно так же. Причем (желательно) в неофициальной обстановке. И у эльфа тут же появилась идея, как это сделать.
   Лавр оставил свои вещи в одной из столичных гостиниц и, дождавшись, когда на улице стемнеет, отправился к королевскому дворцу. Нет, он совершенно не собирался просить аудиенции в столь неподходящее время. Он решил проникнуть к королеве безо всяких церемоний и разрешений. Раз уж гордая и неприступная Родомила заинтересовалась Лавром при первой встрече, глупо было этим не воспользоваться и не развить свой успех. Эльф без труда обманул не шибко бдительных охранников и, подтянувшись, перемахнул через обрешетку балкона. Знать бы еще, где располагается королевская спальня... и как туда попасть, минуя слуг. Как же жаль (в данный момент), что он не файерн. Те (насколько Лавр помнил) умели чувствовать направления даже по карте. И уж найти спальню Родомилы для них не представило бы никакого труда. Впрочем... эльф тоже не потратил много времени на поиски. Церемония подготовки Родомилы ко сну была такой шумной и пышной, что пройти мимо нее было в принципе невозможно. Лавр скользнул за портьеру и дождался, пока слуги покинут королевские покои. Хм... и кто только занимается охраной королевы? Голову бы ему снести! А если бы Лавр пришел сюда не с целью соблазнить Родомилу, а с целью ее убить? Глядя на беспечно передвигавшуюся по комнате королеву, эльф понимал, что сделать это не составило бы никакого труда. Однако на эту ночь у Лавра были совсем другие планы. Он неслышно выскользнул из-за портьеры и с нарочитым шумом опустился в кресло.
   - Привет!
   Родомила вздрогнула, испуганно обернулась и замерла, не веря своим глазам. В ее спальне, в кресле, подобрав под себя ногу, сидел эльф! Тот самый эльф, который столь бесцеремонно разглядывал ее на улице! И боги, как же он был хорош! Лавр улыбнулся, и королева почувствовала, как по всему ее телу поползли табуны мурашек.
   - Я позову охрану, - неуверенно сообщила Родомила.
   - Зачем нам охрана? - насмешливо поинтересовался Лавр. - Хочешь, чтобы через час вся столица гудела о том, как какой-то мужчина пробрался к тебе в комнату?
   - Ты эльф! - припечатала королева.
   - И что? Полагаешь, эльф не сможет тебя скомпрометировать? - позабавился такой наивности Лавр. - Не глупи. Лучше скажи, у тебя есть что-нибудь выпить? У меня в горле пересохло с дороги.
   - Никогда бы не подумала, что эльфы бывают такими наглыми! - возмутилась Родомила.
   - Ты многого еще не знаешь о эльфах, - хмыкнул Лавр. - Кстати, меня зовут Лавр... если тебе интересно. Так что? Ты угостишь меня бокалом вина? Или все-таки позовешь охрану?
   - Вино стоит в кувшине, за твоей спиной, - нервно заметила королева, невольно поддаваясь эльфийскому обаянию. - Зачем ты ко мне пожаловал? Ведь наверняка не для того, чтобы выпить с дороги?
   - Я что, больной, говорить о делах в спальне женщины?
   Лавр вальяжно поднялся, стянул с себя куртку, небрежно кинул ее на спинку кресла, налил в фужер вина и выпил залпом. Родомила смотрела на эльфа, как зачарованная. Лавр прихватил бутылку с парой фужеров и удобно устроился на постели у королевы.
   - Составишь мне компанию? - улыбаясь, предложил он и приглашающе похлопал по атласной ткани покрывала. Поддавшаяся эльфийскому обаянию Родомила присела рядом, взяла бокал из рук Лавра и сделала несколько глотков. Еще никто и никогда не смел вести себя рядом с ней столь вольно. Хотя... до сих пор она не была знакома с эльфами. И даже предположить не могла, что один из представителей этой гордой и надменной расы так запросто заберется в ее спальню.
   - И все-таки я хотела бы знать, что тебе надо? - спросила королева, тщетно пытаясь справиться с эмоциями, которые вызывал у нее эльф. - Зачем ты здесь появился?
   - Глупый вопрос, - обаятельно улыбнулся Лавр, целуя пальчики Родомиле. - Зачем мужчина проникает в спальню к женщине? К прекрасной женщине?
   - Не думаешь же ты, что я вот так просто позволю тебе меня соблазнить? - попыталась возмутиться Родомила, тая от жарких поцелуев.
   - А что, неужели нет? - ухмыльнулся Лавр, перебирая рыжие волосы королевы.
   Ну, может быть, где-то и существует женщина, способная устоять перед эльфом. Может быть. Но вряд ли. Потому что нахальный, красивый, самоуверенный и (что немаловажно в данном процессе) опытный Лавр мог соблазнить даже святую. А Родомила святой не была однозначно. Кожа эльфа на ощупь была бархатной, его поцелуи кружили королеве голову, а ласковые руки заставили забыть о приличиях. Родомила жаждала этой порывистости, страстности, увлеченности. Она погрузилась в глубокий бездонный, чувственный омут, из которого ей совершенно не хотелось выбираться. Нахальные руки и губы Лавра дарили Родомиле неведомые ранее ощущения, и она окончательно потеряла голову.
   Лавр покинул королевскую опочивальню задолго до рассвета. Сегодня ему предстояло весьма ответственное мероприятие - предстать перед Родомилой в качестве официального лица. Забавно, как королева на это посмотрит? Какое выражение лица у нее будет, когда вчерашний тайный любовник заявит о своем желании наняться в телохранители? Эльф хмыкнул. Может, зря он поторопил события? Небельсы ведь довольно странные существа. Они вечно зачем-то борются со своими искушениями и страдают из-за всякой ерунды. А с другой стороны... теперь королева не сможет относиться к Лавру как к рядовому наемнику. И это значительно упростит его задачу влиять на Родомилу в нужном направлении. Лавр, конечно, еще никогда не пробовал влюблять в себя кого-то целенаправленно, но... всё когда-то бывает в первый раз. Эльф постарался одеться как можно приличнее (чтобы соответствовать представлению людей об эльфийской расе) и направился на официальную встречу с королевой Фряндии. Однако попасть на аудиенцию к Родомиле оказалось намного сложнее, чем Лавр себе это представлял. Он настолько привык к тому, что люди перед эльфами благоговеют, что был даже озадачен, когда его попросили подождать. Дескать, неизвестно еще, согласиться ли ее величество его принять. Да куда она денется?!
   - Если королева не примет меня в ближайшие 15 минут, я уеду, и больше она никогда не увидит во Фряндии ни одного эльфа, - жестко заявил Лавр.
   - Ее величеству не ставят условий - попытался вякнуть один из придворных.
   - Как ты смеешь, смертный, открывать рот в моем присутствии? - зашипел Лавр. Когда ему было надо, он мог изобразить из себя истинного чистокровного эльфа. Такого, каких привыкли видеть небельсы. Величественного, презрительно относящегося к людям и больного снобизмом. Нельзя сказать, чтобы эта маска сильно Лавру нравилась, но срабатывала она всегда безукоризненно. Вот и сейчас, подстегнутые его рычанием небельсы заметались по дворцу с удвоенной активностью.
   - Королева Родомила ждет вас, - проблеял бледный от испуга слуга.
   Вот так-то лучше. А то ишь, распустились, совсем страх потеряли. Похоже, нормального отношения небельсы просто не понимают. Что ж... Лавр сможет изобразить до крайности наглого и бесцеремонного типа. И если королева Родомила, в конечном счете, не захочет иметь с ним дела... ему же лучше. Пусть Ролум присылает в этот гадюшник кого-нибудь другого. А эльф отправится на более привычное задание - сносить монстрам головы. Ну или хотя бы бороться с пиратством, как Форс.
   Надо сказать, что королева Родомила была растеряна донельзя. Она просто не знала, как поступить! Приказать спустить с лестницы наглеца? Хм... ну, если бы Лавр не был эльфом, возможно, она именно так и поступила бы. Отказаться его принять? А на каком основании? Да она будет выглядеть в глазах придворных полной дурой, если не согласится поговорить с эльфом. Не объяснять же им, что этот наглец вчера ее соблазнил? Причем даже не приложив для этого никаких усилий? И потом... чего греха таить... Родомиле вовсе не хотелось, чтобы эльф покинул Фряндию. Она была вовсе не против того, чтобы провести с ним еще несколько ночей. Сумасшедших, страстных и совершенно феерических. Родомила никогда в жизни не испытывала подобных ощущений. И естественно, желала продолжения. Королева даже расстроилась, когда эльф (с утра пораньше) ее покинул. Любопытно... а почему Лавр, наплевавший вчера на все нормы приличия и проникнувший без спроса в ее спальню, сегодня решил действовать по-другому и представиться Родомиле официально? Что же это за эльф такой странный?
   Ответ на свой последний вопрос королева получила даже раньше, чем рассчитывала. Лавр подошел ближе, отвесил изящный поклон и произнес свое полное имя и титул.
   - Эльф Лавертеналлен о, Фэлл дер Шанталльэртен Томерллинель, из клана Охотников, приветствует ваше величество.
   - Из клана Охотников? - искренне изумилась Родомила. - Не может быть!
   Она, конечно, получила письмо о том, что на нее готовится покушение, и что бельсы будут рады прислать лучшего из своих Охотников, чтобы он стал телохранителем королевы. Но Родомила и не подозревала, что это окажется эльф! И уж тем более она не могла предвидеть, что этот самый эльф бесстыже заберется в ее спальню в первый же день приезда в столицу! Боги, что же ей теперь делать? Как смотреть в глаза этому наглецу? Отказаться от его услуг? Немыслимо! Клан Охотников свою защиту дважды не предлагает. А собственная жизнь Родомиле была весьма дорога. И потом... это же был эльф! Мыслимое ли дело сказать ему "нет"? Да все женщины на много верст вокруг будут умирать от зависти, узнав, что телохранитель Родомилы - эльф! Еще никогда, ни одна смертная не смогла привлечь внимания представителей данной расы, а к ней Лавр пробрался в спальню! Разумеется, Родомила и раньше знала, что боги к ней благосклонны, и что ее внешность совершенна. Но даже она, при всем своем самолюбии, не могла предполагать, что понравится эльфу!
   - Готов служить вам, ваше величество, - склонил голову Лавр. В его глазах не было даже намека на фривольность, и Родомила окончательно успокоилась. Похоже, эльф прекрасно умел держать себя в руках. И отнюдь не собирался афишировать произошедшее. Что ж... подобный поворот дел Родомиле даже нравился.

***

   Форс метался по своей палатке из угла в угол и нетерпеливо поглядывал на часы. Ну куда провалился этот эльф? Неужели не смог вырваться от Родомилы? Поговаривали, что влюбленная королева чуть ли не цепями к себе Лавра приковала. И бешено ревновала его ко всем подряд. Хе... интересно, и как ему это нравится? Насколько гоблин знал эльфа, (а знал он его довольно хорошо), больше всего Лавр ненавидел, когда на него давят. И когда пытаются ограничить его свободу. И как только его угораздило вляпаться в подобную неприятность? Хотя... задание оно и есть задание. И если Лавр решил, что для исполнения оного ему нужно переспать с королевой - значит, так тому и быть. Он ведь не мог не понимать, чем это закончится! Если уж на него дамы вешались гроздьями даже тогда, когда он их демонстративно игнорировал, нетрудно предположить, чем закончится эльфийская попытка обольстить женщину. Тем более небельса. Немудрено, что королева потеряла от Лавра голову. Но неужели настолько, что нашла способ не отпустить эльфа? Да нет... это вряд ли. Насколько Форс знал Лавра, он в любом случае нашел бы способ сбежать от Родомилы. Но где же он, в конце-то концов?! Полог палатки зашевелился. Форс обернулся и на мгновение прирос к месту. В его палатку заглядывал... раптор. Крупный самец необычной серебристой расцветки. Форс протянул руку к мечу и... встретился с насмешливым взглядом фиалковых глаз.
   - Тьфу, Лавр, ты меня когда-нибудь до печенок достанешь своими выходками! А что если бы у меня арбалет в руках был? Я бы успел пристрелить тебя еще до того, как сообразил бы, кто ты такой! - возмутился гоблин. Раптор рыкнул, вошел в палатку и перекинулся в эльфа.
   - У тебя пожрать есть что-нибудь? - поинтересовался Лавр.
   - Ты сражаться в таком виде собрался? - ехидно поинтересовался Форс, оглядывая эльфа. На Лавре были только короткие бриджи и перевязь с мечом. - Хотя самое ценное ты с собой взял, грех обижаться, - в очередной раз облизнулся гоблин на клинок эльфа.
   - Трансформироваться в одежде больно, - буркнул Лавр. - И я ни за что не поверю, что ты не найдешь для старого друга лишней рубахи.
   - Найду. Пошли, провожу тебя на корабль к Шнурку. Даже забавно будет посмотреть, как ты будешь выглядеть в пиратском наряде.
   Отвратительно! Как еще мог выглядеть эльф в подобном ужасе? Пестрый камзол (князь Малрик обзавидовался бы), ярко-красная рубаха и шляпа с перьями. Позорище!
   - Ну, а теперь, когда ты одел меня как чучело огородное и вдоволь надо мной наржался, может, расскажешь, зачем позвал? - саркастично поинтересовался Лавр у хохочущего гоблина.
   - Тебе так жалко было расставаться с Родомилой? - подколол друга Форс.
   - Издеваешься? Да я уже не знаю, куда от нее деться! Если бы не задание, я сбежал бы из Фряндии еще неделю назад!
   - Я так и подумал, что небольшой отдых тебе не помешает, - хмыкнул Форс. - А мне как раз нужна твоя помощь. Один я не справлюсь, а Шнурок в этом деле не помощник. Во-первых, я не хочу посвящать его в детали, а во-вторых, он только когда купеческий корабль на абордаж берет мечом махать силен, а в обычной сече толку от него мало. И от его ребят тоже.
   - А с кем тебе так усердно посражаться захотелось? - удивился эльф, который прекрасно знал, что обычно Форс на рожон не лезет.
   - Я выяснил, что пиратов негласно поддерживают человеческие маги. И угадай с трех раз, кому они поклоняются?
   - Великому?
   - Естественно! Я поймал одного шпиона и слегка потряс его. У этих магов есть какой-то мощный артефакт, который помогает пиратам ускользать от преследования и наводит их на торговые корабли бельсов. Похоже, Великому выгодно, чтобы мы погрязли в разборках с морскими разбойниками, - сделал вывод Форс. - Может, он надеется таким образом нас ослабить?
   - Может быть. Но меня интересует не это. Меня интересует, что ты собираешься делать. Отнять у жрецов их артефакт? Ты не забыл, что мы не маги? - попытался вразумить гоблина Лавр.
   - Ну и что? А они не воины! Нам главное их охрану положить. А против магии у меня есть одно проверенное средство. Оно как раз сейчас изучает логово небельсов.
   - У нас будет помощь мага? - оживился Лавр. - Прекрасно! Тогда я с тобой. И ты прав. Шнурку там абсолютно делать нечего. Мало ли, что еще найдется в логове небельсов. Помимо артефакта.
   Форс почесал затылок, но больше ничего эльфу не сказал, справедливо решив, что проблемы будет решать по мере их наступления.
   - Боги, Лавр, как ты забавно выглядишь! У Родомилы все телохранители так занятно одеваются? - раздался знакомый голос. Лавр обернулся и замер, боясь поверить собственным глазам.
   - Татьяна?!
   - А тебе Форс не сказал, что он и меня припряг к своему общественно-полезному деянию? - ухмыльнулась магичка, разглядывая эльфа, облаченного в пестрый пиратский костюм. - Со мной он тоже не поделился известием, что мы будем работать втроем. Любопытно, почему бы это?
   - Да потому, что вы, как только оказываетесь рядом, готовы глотки друг другу перегрызть! - рявкнул гоблин. - Я вообще не хотел, чтобы вы встретились. Что ты здесь делаешь, Татьяна? Ты же должна следить за обиталищем небельсов?
   - Во-первых, я повесила на них магический маячок, так что никуда они не денутся. А во-вторых, выяснив, что подступы к убежищу небельсов охраняет весьма приличный отряд рыцарей, я почему-то подумала, что тебе одному сложновато будет с ними справиться. Если бы ты соизволил известить меня, что пригласил помощника, я бы и с места не сдвинулась.
   - А чего ради ты вообще влезла в эту авантюру? - нелюбезно поинтересовался эльф, задетый Татьяниной реакцией, точнее, абсолютным отсутствием таковой. Он, почему-то надеялся, что его встреча с магичкой произойдет несколько теплее. Однако Татьяна, похоже, напрочь забыла о мимолетном приключении в замке у Малрика и вернулась к своей обычной стервозности.
   - Я должна перед тобой отчитываться? - ядовито поинтересовалась магичка, обиженная столь прохладным (мягко говоря) приемом. Конечно, она не надеялась, что Лавр снова будет сногсшибательно улыбаться и массировать ей ноги, но мог же он (хотя бы из приличия) быть вежливым!
   - Я тебя не узнаю, Татьяна. Неужели ты решила помочь Форсу по доброте душевной? - продолжал допрос ехидный эльф. - На тебя это непохоже. Поскольку ни доброты, ни души в тебе никто еще не замечал. Так зачем же ты уехала из Льясмы? Как я слышал, тебе там очень даже неплохо живется. Еще бы! Теплое местечко любовницы Канцлера Горморла! О таком можно только мечтать! И как это ты решилась его покинуть?
   - Примерно так же, как и ты свою Родомилу. Хотя мне, конечно, было проще. Горморл, по крайней мере, не бегает за мной по всему дворцу с воплями "ты меня больше не любишь, вернись ко мне, мой зайчик"! - саркастично сообщила выведенная из себя Татьяна.
   - Мне показалось, или ты решила меня оскорбить? - в бешенстве зашипел Лавр, вынимая из ножен меч.
   - А мне почему-то почудилось, что это ты меня оскорбить решил, - жестко ухмыльнулась Татьяна, тоже доставая оружие.
   - Если вы, психи ненормальные, сейчас же не остановитесь, я пристрелю вас обоих! - решительно прервал идиллию Форс, наводя на парочку заряженный арбалет. - Думаю, вы меня достаточно хорошо знаете, чтобы понять, что я смогу выполнить свое обещание!
   - Вот так всегда, на самом интересном месте, - наигранно вздохнула Татьяна, убирая меч.
   - Боги, Форс, ну зачем ты вмешался? - психанул Лавр. - Я так давно мечтал убить эту стерву!
   - Вот поможете мне разобраться с небельсами, и убивайте друг друга сколько влезет! - мрачно посоветовал гоблин.
   - За каким демоном ты пригласил Татьяну? - продолжал злиться Лавр. - Ты мне сам сколько раз говорил, что нечего связываться с этой ведьмой! Что такую напарницу лучше всего придушить и прикопать под ближайшим кустом, что нечего играть с огнем, поскольку Татьяна может предать и продать в любой момент!
   - В жизни не слышала столько приятных комплиментов сразу! - сузила глаза магичка, формируя в пальцах маленькую шаровую молнию. - Прямо даже и не знаю, кого из вас, за подобное лестное мнение о моей особе, мне хочется отблагодарить больше.
   - Может, меня? - хищно улыбнулся эльф.
   - Именно об этом я и мечтаю! - не менее кровожадно улыбнулась в ответ Татьяна. - Черт! - она быстро развеяла боевое заклятье, достала из кармана большую серебристую раковину и приложила ее к уху. - Похоже, небельсы активировали артефакт. Это значит, что мы сможем застать их всех вместе в одной комнате. И что проведут они там, как минимум, часа полтора.
   - Э-э-э... прежде, чем мы двинемся... ты не могла бы наложить на Шнурка с командой какое-нибудь заклятье? - поинтересовался Форс, все еще не решаясь сойти с места, чтобы не попасть под одну из боевых молний Татьяны. - Не хотелось бы, чтобы пираты за нами последовали.
   - Зачем ты их вообще притащил? - поинтересовался Лавр.
   - А на чем мы с Татьяной должны были сюда добираться? На крыльях? - язвительно спросил Форс.
   - Мы идем, или вы продолжите выяснять отношения? - ехидно поинтересовалась магичка, закончив читать заклятье.
   - Мы идем! - рявкнул гоблин. - И будь я проклят, если снова решу связаться с вами обоими!
   К укрытию небельсов троица двигалась бесшумно. Не перебросившись ни единым словом. Во-первых, выдавать свое присутствие было небезопасно, а во-вторых, было о чем подумать. Каждому. Форс, например, все еще проклинал себя за то, что связался с ведьмой и эльфом одновременно. Зная, что данная парочка не переносит друг друга на дух, он мог бы догадаться, чем закончится их встреча. Единственное, на что надеялся гоблин, так это на то, что эльф с магичкой увидят друг друга в последний момент. Когда отношения будет выяснять некогда и небезопасно. Однако Форсу не повезло. Судьба столкнула Лавра с Татьяной гораздо раньше намеченного и вот результат - они чуть было не сцепились на мечах. И не факт, что подобная ситуация не повториться снова. Причем в самый неподходящий момент. Во всяком случае эльф был в таком бешенстве, что даже шипел. Форс подошел к Лавру ближе и тронул его за плечо. Эльф вздрогнул, но слегка пришел в себя. Гоблин был прав. Злиться в дороге было нельзя. Но как можно было сдержаться, если Татьяна снова вывела его из себя?! Лавр по праву считался хладнокровным и сдержанным бельсом, но магичка могла довести до белого каления любого. И как Горморл ее терпит? Или с Канцлером Татьяна была другой? Такой, какой эльф видел ее лишь однажды? Беспечной, легкомысленной, улыбающейся, женственной... Лавр прикусил губу, чтобы отвлечься от воспоминаний. К демонам! Похоже, ему просто приснился сон. В их отношениях с Татьяной ничего не изменилось. Лавр тяжко вздохнул. Лучше бы уж не было той безумной, пряной ночи! Лучше бы эльфу никогда не узнать, какой может быть Татьяна, потому что думать о том, что ради Горморла магичка становилась иной, было невыносимо. Думать о том, что другому мужчине она дарила нежность и ласку, а с эльфом только постоянно собачилась, было просто выше его сил!
   Татьяна тоже злилась на Лавра. Очень. Настолько, что даже слегка искрила. Да как этот сволочной эльф посмел упрекнуть ее в связи с Горморлом, если сам спит с Родомилой! И королева (по слухам) от своего телохранителя без ума. Еще бы! Чистокровный эльф! Наверняка у Лавра не возникло никаких трудностей с попаданием в штат к Родомиле. И с тем, чтобы ее очаровать. Еще ни одна женщина в здравом уме не отказалась взглянуть на эльфа, поскольку представители данной расы славились своей красотой, и встречались в данном мире исключительно редко. Листоухие, не высовывавшие носов из Золотого леса без особой надобности, стали чем-то, похожим на легенду. Они редко общались даже с бельсами, а потому чистокровный эльф, добивающийся аудиенции у королевы, принадлежащей к расе людей, был вообще исключительным событием. Естественно, Родомила приняла Лавра с распростертыми объятиями. И еще визжала от восторга. А уж для того, чтобы соблазнить королеву, эльфу, скорее всего, и усилий-то прилагать не пришлось. Одна сногсшибательная улыбка, и Родомила, наверняка, сама ему на шею повесилась. Интересно, а Лавр и королеве тоже ножки массировал? Тьфу! Татьяна понимала, что ей владеет банальная ревность, но ничего не могла с этим сделать.
   - Пришли! - выдохнул Форс, когда из-за густого ельника показалось хорошо укрепленное здание. - Татьяна, просканируй, небельсы еще здесь?
   - Здесь, - почувствовала магичка, протянув невидимую нить к жилищу человеческих магов. - Не высовывайтесь, я попытаюсь сделать лазейку в их магической защите.
   - Интересно, а Татьяну ты вызвал письмом, так же, как и меня? - полюбопытствовал Лавр, провожая взглядом исчезнувшую за деревьями магичку.
   - Так бы она и поехала, если б я письмом ограничился! - фыркнул гоблин. - Пришлось сначала Ролума уговорить дать мне ее в напарницы, потом сообщить Татьяне о том, что ее ожидает новое задание, а затем еще и отпрашивать ее у Горморла. Сколько я нервов потратил на этого Канцлера, ты не представляешь! Он все причитал, дескать, как же можно такую хрупкую и прекрасную девушку сражаться отправлять Похоже, мозги ему Татьяна запудрила окончательно. Даже странно... ведь во всем остальном, не касающемся магички, Канцлер очень здравомыслящий мужик. Для небельса даже слишком. Думаю, если ему удастся захватить престол, это будет лучший король за всю историю Льясмы. Расчетливый, умный, хладнокровный... даже странно, что он так сопли распускает из-за какой-то ведьмы. Хотя... ты не поверишь! Когда я встретил Татьяну, она была в платье! И выглядела довольно прилично. Даже и не скажешь, что ведьма и стерва. Ни дать, ни взять, благородная девушка из хорошей семьи. Вот ведь актриса!
   - Ты даже не представляешь, до какой степени она замечательная актриса! - буркнул Лавр.
   На самом деле, гоблин застал Татьяну в платье совершенно случайно. Магичка натянула на себя сей наряд только по страстной просьбе Горморла, который захотел, чтобы она составила ему пару на маскараде. Дескать, телохранителя себе на один вечер он без труда найдет, а красивую женщину - нет. В последнем Татьяна серьезно сомневалась, но отказывать Канцлеру не стала. Горморл и так постоянно обижался на то, что она с ним холодна. И чего еще мужику надо? Татьяна и так сделала максимум возможного - периодически делила с Канцлером постель. Причем не сказать, что это доставляло ей такое уж большое удовольствие. Разумеется, если бы Горморл был страшненьким волосатым, кривоногим недомерком, Татьяна вообще не стала бы с ним спать. И никакой клан Охотников ее не смог бы заставить. Так что, с одной стороны, соблазнила она Канцлера абсолютно добровольно. А вот с другой... даже приятный во всех отношениях мужчина может надоесть, если его будет слишком много. А Горморл навязывал себя в труднопереносимых дозах. Канцлер периодически забывал об условиях, на которых Татьяна согласилась делить с ним постель, и начинал относиться к магичке, как к своей собственности. Диктовал ей, во что одеваться, ревновал к каждому пню и не желал выпускать из своей постели. Надо ли говорить, что когда Форс принес Татьяне письмо от клана Охотников с очередным заданием и предложил составить компанию в охоте на небельсов, она с удовольствием согласилась? Ей жизненно необходимо было развеяться и отвлечься от дворцовых интриг! Правда, с Горморлом едва не возникли проблемы, поскольку отпускать магичку в опасное путешествие он совершенно не хотел. Хорошо хоть вовремя вмешался Форс, и объяснил Канцлеру как можно доступнее, что сражаться с монстрами и фанатиками Великого - это основная Татьянина работа. Похоже, за балами и маскарадами, Горморл совершенно забыл, что имеет дело не просто с красивой девушкой, а с Охотником. Пришлось ему напомнить...
   Татьяна невольно хмыкнула, вспомнив, какое выражение лица было у Канцлера, когда они с Форсом отправились в порт, где их ожидал корабль Шнурка. Горморл был искренне расстроен и даже обижен. Гоблин даже пробурчал что-то о злой силе бабский чар, заставляющих нормальных мужиков терять голову. Можно подумать, сами мужики - ангелы с крылышками. Форс ведь не сказал Татьяне, что третьим в их компании будет Лавр! Хе... да потому что гоблин прекрасно знал, что можно говорить, а чего не стоит. Он ведь и эльфа не предупредил о том, что прихватил с собой Татьяну. То-то у Лавра физиономия изумленная была, когда они встретились! И кто магичку за язык дернул обсмеять пестрый наряд самовлюбленного эльфа? Разумеется, Лавр тут же схватился за меч, и они едва не поубивали друг друга. Хорошо, Форс вовремя вмешался. Впрочем... гоблин, скорее, преследовал собственные интересы... он ведь понимал, что без такого бойца, как Лавр и без мага в лице Татьяны ему небельсов перебить не удастся. А задания добыть злосчастный артефакт никто не отменял!
   Магичка тихо хмыкнула, посочувствовав Форсу, и постаралась сосредоточиться. Защитное плетение вокруг убежища бельсов было очень сложным. Татьяна осторожно взломала часть магического охранного заклятья, перевела дыхание, полюбовалась на творение своих рук и заслуженно собой погордилась. Мало какой маг смог бы так изящно и незаметно сломать столь сложную и запутанную защиту! Жаль только, что оценить сей подвиг явно некому. Форс с Лавром магии совершенно не видели. Впрочем, стоило Татьяне вернуться за гоблином и эльфом, и дать им знать, что путь свободен, они последовали за магичкой без малейшего колебания, ни один из них даже не сомневался, что защита действительно снята. Ха! И эти два бельса еще будут говорить, что они ей не доверяют? Смешно! Если бы Форс действительно считал, что Татьяна может предать его в любой момент, фиг с два бы он с ней связался. Хотя нелицеприятное мнение гоблина магичку все-таки задело. Ну вот за что ей это? Татьяна пахала на клан Охотников как проклятая! Впрочем... трудно было ожидать более лояльного к себе отношения от воспитанных в лучших средневековых традициях мужиков. Да, бельсы были несколько толерантнее людей, но не намного. И разумеется, их раздражало, что женщина-небельс умеет владеть и мечом, и магией. Но все равно, приглашать Татьяну к себе в напарницы и в то же время считать ее опасной тварью - это свинство! Ну надо же... ведьма, от которой не мешало бы избавиться... да Татьяна, скорее, сама избавится от них обоих!
   - Жить надоело? - зашипел магичке в ухо эльф, удерживая ее за плечо.
   Татьяна остановилась и чуть слышно чертыхнулась. Это надо же было так задуматься! Она чуть было не вышла прямиком на вооруженный отряд рыцарей! Вот была бы веселуха! Все-таки прав был Ролум. Отвлекаться во время военных действий нельзя было ни на минуту. Лавр с Форсом обнажили мечи, Татьяна последовала их примеру, и троица молниеносно выскочила из укрытия. У охранявших магов рыцарей не было ни единого шанса. Они даже не могли предупредить своих товарищей криком, поскольку Татьяна перестраховалась и обнесла место боя заклятьем тишины. Магией, правда, в такой близости от небельсов было пользоваться небезопасно, но любой лишний звук вообще мог аукнуться смертельными последствиями. Троица Охотников проникла в укрытие небельсов, и Татьяна возглавила небольшой отряд, прощупывая дорогу на предмет магии. Теперь, когда она была полностью сосредоточена на происходящем и чувствовала ловушки и опасность буквально кожей, у Охотников были все шансы пробраться к центральной двери незамеченными.
   - За дверью шестеро небельсов. Все вооружены, - определил Форс. - Но меня больше интересует их магическая защита.
   - Защиты как таковой нет. Они слишком привязаны к артефакту. А тот, активируясь, разрушает все магические поля вокруг себя. Надо же... я и не подозревала, что артефакт, который мы ищем, настолько мощный, - прислушалась к собственным ощущениям Татьяна.
   - Они смогут направить его против нас? - поинтересовался Форс.
   - Нет, это не боевой артефакт. А использовать его в качестве метательного снаряда, я думаю, нерационально. Впрочем... это только мое предположение. Раньше я не сталкивалась ни с чем подобным.
   - Но ты справишься? - хладнокровно поинтересовался эльф.
   - Представления не имею. Артефакт ведь не только на магию небельсов воздействовать будет, но и на мою тоже. Впрочем, если меня убьют, я думаю, ты только порадуешься, - ехидно ответила Татьяна.
   - С чего бы это? Я мечтаю задушить тебя собственными руками, а не доверить данную приятную процедуру небельсам! - огрызнулся эльф.
   - Кончайте собачиться! - шепотом рявкнул на них Форс. - Достали!
   - Тебе недолго осталось нас терпеть! - фыркнула Татьяна и магическим разрядом вышибла дверь.
   Небельсы к такому повороту дел оказались не готовы. Они настолько были уверены в собственной системе безопасности, что абсолютно расслабились. У половины из магов при себе не было даже мечей! Досадная оплошность. Поскольку данный факт (разумеется) никого из Охотников не остановил. Впрочем, трудно было ожидать, что наемники станут чтить кодекс рыцарей, к которым не имеют никакого отношения. Оставшиеся трое магов, которые (по счастливому стечению обстоятельств) все-таки имели при себе мечи, совершенно не собирались сражаться насмерть. Опомнившись, они тут же сделали попытку бежать.
   - Ловите их! За пределами этой комнаты небельсы смогут пользоваться магией! - крикнула Татьяна, встав на пути у одного из беглецов.
   Впрочем, Лавр с Форсом не растерялись и без ее команды. И небельсы были-таки вынуждены скрестить с ними оружие. Но что могут люди против бельсов? Маги против воинов? Небельсы слишком привыкли полагаться на заклятья, и уж конечно не могли сражаться столь же профессионально, как наемники. Татьяна и Форс снесли головы своим противникам почти одновременно. А небельс, доставшийся Лавру, умудрился нырнуть под стол. Выскочив с другой стороны, он дико огляделся, но эльф, перемахнув через стол, не дал ему уйти и все-таки снес магу голову. Однако даже Лавр, со всей своей стремительностью, не смог помешать последнему жесту отчаяния загнанного в угол небельса. Злобно скривившись, маг запустил чем-то в сторону Татьяны, и та рухнула, как подкошенная. Форс подскочил к магичке и поднял с пола загадочный предмет.
   - Похоже, это и есть тот самый артефакт, за которым мы охотились, - расплылся в довольной улыбке гоблин. - Эй, Татьяна, ты жива там? - обратился он к магичке. - Лучше бы была жива, иначе меня Горморл убьет! Я обещал тебя вернуть ему в целости и сохранности.
   - Что с ней? - нахмурился Лавр, подойдя к магичке и присев рядом с ней на корточки. - Татьяна! - потормошил эльф магичку, пытаясь привести ее в себя. Татьяна открыла глаза и поморщилась.
   - Вот сволочь! - пробормотала магичка. - Он все-таки решил использовать артефакт в качестве камня! Идиот!
   - Ты уверена, что с тобой все нормально? - усомнился эльф. - Выглядишь ты как-то не очень.
   - Выживу! - Буркнула Татьяна. - Форс, деактивируй артефакт! Пока он действует, я не могу колдовать.
   - Да я уже, - продемонстрировал гоблин потухший полудрагоценный камень.
   - Тогда какого же демона... боги! Ну конечно же! - хлопнула себя по лбу магичка.
   - Что?! - снова тряхнул ее эльф.
   - Ты что-нибудь слышал о временной потере магических способностей? - убито поинтересовалась Татьяна.
   - А что, такое возможно? - искренне заинтересовался Форс.
   - В этом мире всё возможно. Надо только знать, чем кинуть, куда попасть и что при этом сказать, - поморщилась Татьяна. - Вот черт! Теперь как минимум три дня в себя приходить буду!
   - Насколько я слышал, маги после временной потери своего дара беззащитны только первых несколько часов, - нахмурился Лавр. - Мне Террел целую лекцию на эту тему читал.
   - Первые несколько часов маги бессильны, - поправила его Татьяна, - а беззащитны следующие три-четыре дня. В зависимости от мощности артефакта.
   - Ты на ногах-то стоять можешь? - озаботился Форс.
   - Вряд ли, - поморщилась магичка, тщетно попытавшись подняться. - Придется кому-нибудь из вас подставить плечо злобной ведьме.
   - Вот демоны! - сплюнул гоблин. - А у нас даже лошадей нет. Придется Татьяну до самого корабля на себе тащить!
   - Вот так женщины к мужикам на шею и садятся! - буркнул Лавр, подхватывая магичку на руки.
   Татьяна фыркнула, но уцепилась за шею эльфа покрепче. И даже мужественно молчала, стараясь Лавра не раздражать лишний раз. Хоть и весила она при своих 1.70 всего 56 килограмм, но тащить ее на руках через лес в течение нескольких часов вряд ли было таким уж легким занятием. Однако упертый Лавр донес магичку до корабля, так и не воспользовавшись помощью Форса. И хотя к моменту прибытия в Льясму Татьяна уже более менее уверенно стояла на ногах, отпускать ее одну к Горморлу эльф не решился. Еще не свалилась она где-нибудь по дороге! Как ни странно, Форс с доводами Лавра согласился, и даже вызвался сам доставить магичку к Канцлеру. Дескать, сам взял, сам и верну, а всяким эльфам нечего перед Горморлом светиться, на нехорошие мысли его наводить. Лавр хмыкнул, но спорить не стал. Да ради богов, ему же лучше! Если Форс возьмет на себя доставку Татьяны, эльф сможет к Родомиле вернуться. Та, поди, уже заскучала без него. Лавр даже направился к ближайшему лесу, чтобы перекинуться в раптора и добраться в этой ипостаси до Фряндии, но... не смог. Желание убедиться, что с Татьяной все в порядке, было слишком сильным.
   Разумеется Лавр понимал, что лезущие ему в голову мысли - это бред собачий. Ну что такого может случиться с магичкой? В том, что Форс без проблем доставит Татьяну в Льясму, эльф нисколько не сомневался. Как не сомневался и в том, что Канцлер о магичке позаботиться. И все-таки... все-таки эльфу было не по себе. Ролум слишком часто рассказывал ему, насколько беззащитны маги, временно лишившиеся своего дара. Вряд ли, конечно, Татьяна поведает о своих проблемах Горморлу или кому-нибудь еще, не такой она человек. Но... вдруг найдется кто-то, кто захочет воспользоваться ослабленным состоянием магички? Татьяна наверняка нажила себе при дворе Сьенны немало врагов. С ее характером это неудивительно. И шанс, что кто-нибудь решит от нее избавиться, весьма велик.
   Лавр помянул демонов Подземного мира. Вряд ли, конечно, Татьяне понравится то, что он собирается сделать, но... поступить по-другому эльф просто не мог. Если магичку кто-то и убьет, то это будет он сам! Делиться подобным удовольствием с посторонними эльф совершенно не хотел. Ну и потом... Лавр чувствовал себя в определенной степени виноватым за произошедшее. Если бы он снес голову небельсу на пару секунд раньше, тот не успел бы кинуть в Татьяну артефактом! Данное обстоятельство настолько раздражало эльфа, что он просто не находил себе места. Если уж магичка, по его милости, оказалась беззащитной, значит, Лавр должен был обеспечить ей охрану. Или хотя бы убедиться в том, что это сделал Горморл. В конце концов, эльф даже на глаза Татьяне показываться не будет! Просто заглянет, выяснит, что к чему, и всё! Однако претворить последнее решение в жизнь оказалось практически невозможным. Прежде всего потому, что Татьяна была в своей спальне одна. Видимо, посчитав, что магичке надо как следует отдохнуть, Горморл не решился беспокоить свою любовницу. А может быть, сплетники, как всегда, врали, и Татьяна вовсе не проводила с Канцлером каждую ночь. Последнее предположение нравилось эльфу гораздо больше. Он улыбнулся собственным мыслям и спрыгнул с подоконника в комнату.
   Вообще-то, Лавр мог бы спокойно возвращаться во Фряндию, поскольку выполнил то, зачем явился. Эльф на собственной шкуре убедился, что охрану Горморл организовал по высшему разряду и Татьяне абсолютно ничего не грозит. (Для того, чтобы пробраться к магичке в комнату незамеченным, эльфу пришлось истратить аж три артефакта). Да и сама Татьяна, досматривающая десятый сон, явно не опасалась нападения и не слишком-то переживала по поводу временного лишения своих магических способностей. Однако Лавр просто не смог устоять. Спящая Татьяна, выглядела абсолютно беззащитной. И удивительно милой. Эльф плотоядно улыбнулся, шагнул к постели и... только врожденный и отработанный веками инстинкт позволил ему остаться в живых. Лавр осмотрел воткнувшийся в сену арбалетный болт, просвистевший прямо у него над головой (поскольку пригнуться он, к счастью, все-таки успел) и выругался. Нет, ну это надо же было так попасться! А все уютный, милый, почти домашний вид спящей Татьяны... тьфу! То, что магичка временно потеряла свой дар, еще не означает, что она перестала быть Охотником и не поставила ловушек! И не подумать об этом было просто идиотизмом! Свист стрелы разбудил Татьяну, она мгновенно подскочила на постели, и в ее руке тут же оказался заряженный арбалет, направленный в грудь эльфа.
   - Потрясающе выглядишь, - насмешливо заметил Лавр, плотоядным взглядом окидывая обнаженное тело магички.
   - Ты чего здесь забыл? - нелюбезно поинтересовалась Татьяна, откладывая арбалет и кутаясь в одеяло.
   - Да вот, решил проверить, как ты себя чувствуешь. Вижу, великолепно.
   - С чего бы это вдруг такая забота? - ехидно спросила магичка, пытаясь стряхнуть с себя остатки сна, в котором, кстати, тоже присутствовал эльф. Только в более фривольном виде.
   - Да понимаешь, тут такое дело... - обворожительно улыбнулся Лавр, но закончить фразу Татьяна ему так и не позволила. Она неожиданно выскользнула из постели и, мгновенно оказавшись рядом с эльфом, закрыла ему ладонью рот.
   - Ты слышал? - прошептала она. - Мне показалось, что за дверью кто-то есть.
   Лавр прислушался. Точнее, попытался. Поскольку все, что его могло волновать в данный момент - это прильнувшее к нему обнаженное женское тело. И подобного искушения он выдержать просто не смог. Да и ни один другой мужчина не смог бы. Если он вообще мужчина. Руки Лавра непроизвольно заскользили по гладкой, горячей коже Татьяны. Мельком прислушавшись к собственным ощущениям и не почувствовав никакой опасности, эльф с тихим вздохом нежно поцеловал магичку в ухо. Татьяна вздрогнула и, наконец, осознала, в каком она виде и рядом с кем находится. Но было уже поздно. Глаза Лавра почернели, а от его тела била такая сумасшедшая страстная энергетика, что магичка не смогла устоять. Боги! Без защитных заклятий Татьяна могла ощущать все эмоции Лавра, и это было восхитительно! Безумное вожделение сметало все на своем пути. Сумасшедшее, неконтролируемое, взрывоопасное, оно захватило магичку и поглотило ее целиком. В этот момент она не могла думать ни о своих постоянных ссорах с Лавром, ни о том, какой он невыносимый тип, ни даже о том, что они вообще делают. И где?! В замке, истинным хозяином которого является Канцлер! Татьяна попыталась выскользнуть из настойчивых объятий эльфа и объяснить ему, что он затеял смертельно опасную игру. Причем опасную для них обоих. Горморл может объявиться в любой момент, а слуги наверняка подслушивают за дверью. Такое более, чем вероятно! Многим покоя не дает тот факт, что любовницей Канцлера стала какая-то безродная Охотница.
   Да что творит этот сумасшедший эльф? Почему он так на нее действует? Магичка не только не смогла оттолкнуть Лавра, она буквально таяла от его прикосновений, шла навстречу всем его желаниям и абсолютно не могла себя контролировать. Неистовое, всепоглощающее возбуждение затопило Татьяну целиком. Оно долбилось в виски, поднимая волну страсти и сметая все благочестивые намерения. Ну куда, куда можно было сбежать от жадных губ Лавра? От его настырных и весьма умелых рук? И зачем бежать? Татьяне хотелось окунуться в этот омут как можно глубже и испить его до дна. Она отдалась на волю ощущений со всей страстностью, на которую только была способна. Не желая ни думать, ни контролировать, ни сдерживаться. К демонам! И Горморла, и задание, и вообще всё на свете! Может Татьяна хоть иногда почувствовать себя женщиной? Женщиной, которую до безумия вожделеют, и которая не менее безумно вожделеет в ответ? Мир взрывался, потрясался, вертелся волчком... и кому какое дело до того, что захвативший магичку с эльфом сумасшедший порыв - это всего лишь сиюсекундная увлеченность, которая ничего не значит и никогда может не повториться? А что будет завтра... да какое это имело значение для двух наемных убийц, постоянно рискующих собственной жизнью?
   - Только не сбегай никуда с утра, ладно? - тихо, почти неслышно прошептал Лавр.
   - От тебя сбежишь... - рассмеялась магичка, запуская пальцы в платиново-белые волосы эльфа.
   И феерическое безумие понеслось по второму кругу.
  
  
  
   11.
   ...Мёртвого схоронит уставший,
   Радугу осилит ослепший,
   Звёздочку поднимет упавший...
   Егор Летов.
  
   Горморл откинулся в кресле и устало потер глаза. Пообещать бельсам, что он будет истреблять фанатиков Великого, было легко. А вот с воплощением обещанного в жизнь возникли трудности. Прежде всего потому, что фанатики Великого расплодились донельзя. И совершенно обнаглели. Хорошо хоть клан Охотников периодически делился с Горморлом данными своей разведки и предупреждал об опасности. Канцлер успевал высылать карательные отряды и расправляться с представителями Великого. Однако с каждым разом делать это становилось все сложнее и сложнее, поскольку на место магов стали приходить воины, которые несли новую религию огнем и мечом. Вот и сейчас, если верить разведке бельсов (а Горморл не видел причин ей не верить), фанатики Великого собрались в организованное войско, которое и двигалось к границам Льясмы. Причем возглавлял это самое войско очень талантливый полководец лорд Герман.
   - Вот только войны мне сейчас и не хватало! - возмущался Канцлер.
   - Есть вариант, - заметил Форс, который и привез Горморлу недобрую весть. - Лорд Герман отнюдь не фанатик. Его наняли.
   - Думаешь, его можно перекупить? - оживился Канцлер.
   - Германа характеризуют как весьма амбициозного молодого человека, неравнодушного к деньгам, титулам и красивым женщинам. Верность долгу и слову не упоминались. Думаю, что купить его можно. Но нужно действовать аккуратно. Наверняка Великий приставил кого-нибудь присматривать за ненадежным лордом, - предположил гоблин. - Вряд ли разумно посылать к Герману официального гонца. А неофициально... надо послать такого человека, которого лорд просто не сможет не принять.
   - Например? - насторожился Канцлер.
   - Например, Татьяну. Только пусть оденется поприличнее, - посоветовал Форс.
   - Ты соображаешь, что говоришь? - возмутился Горморл. - Эта женщина принадлежит мне, и я не собираюсь делить ее с кем бы то ни было!
   - Татьяна не твоя женщина, она Охотник, - начал злиться Форс. - Она принадлежит только клану. И потом... я же не предлагаю укладывать ее в постель к Герману. Я советую отправить ее на переговоры. Лорд наверняка не откажется принять красивую девушку, причем наедине, и подозрений этот поступок ни у кого не вызовет. А оказавшись на отдалении от любопытных ушей, Татьяна сможет предложить Герману перейти на нашу сторону.
   - Не нравится мне эта идея, - бурчал Канцлер. - А что если лорд начнет приставать к магичке? Она же наверняка не станет этого терпеть, и откажет ему! Причем в довольно резкой форме, нанеся любвеобильному Герману легкие и тяжелые телесные повреждения. После подобного происшествия мы точно уже не сможем договориться с лордом по-хорошему!
   Форс закатил глаза и тяжко вздохнул. Да что же это такое-то, а? Почему Татьяна так странно действует на окружающих? Может, она владеет какой-нибудь магией, которая размягчает мужские мозги? Сдержанный и хладнокровный Лавр начинает рычать, едва только ее увидит, а разумный и хитрый политик Горморл, как только дело касается магички, превращается в благородного рыцаря. Канцлер упорно не хотел помнить ни того, что Татьяна Охотник, ни даже того, что мечом она владеет лучше, чем любой из его наемников. При одной только мысли о том, что магичку кто-то может обидеть, Горморл расстраивался донельзя! А тут еще эта дурацкая травма, полученная Татьяной во время похода на небельсов. Конечно, после потери своих способностей магичка выглядела бледной, как кольдер, и слабой, как мышь, но это же не повод трястись над ней, как квочка и причитать, как старая бабка. Чего там особенного было, в этой травме-то? Татьяна уже через два дня участвовала в охоте вместе с королевской свитой! Но попробуй, объясни это Канцлеру! Да он с магички только что пыль не смахивал! Как же всё запущено-то...
   - Господин Канцлер, поверьте мне, Татьяна выполняла и более сложные и щекотливые задания. Причем всегда успешно. Она - один из лучших Охотников нашего клана. Вы понимаете, что это означает? Вы хотя бы можете себе представить, что нужно сделать обычной женщине, причем человеку, чтобы стать лучшей среди бельсов-мужчин? - попытался достучаться до Горморла Форс.
   - Я даже представлять это не хочу! - возмутился Канцлер.
   - Ваше дело, - сдался гоблин. - Можете не слушать моих советов. Но если вы не переманите лорда Германа на свою сторону вовремя, готовьтесь к войне.
  
   Когда за Татьяной пришли посыльные Канцлера, она отрабатывала магические пассы на тренировочной площадке. Ее способности, наконец, восстановились полностью, и теперь она могла снова себя защитить. И это магичку безмерно радовало. Ощущать себя беспомощной было противно. Да, конечно, Татьяна прекрасно владела мечом, но... только вкупе с магией. Мелкие заклятья вплетались в структуру боя непроизвольно. Собственно, магичку и учили владеть клинком именно в симбиозе с магией. Татьяна даже подозревала, что без заклятий меч в ее руках будет малоэффективным оружием. Правда, проверить это магичка так и не решилась. Зачем афишировать собственные слабости? Ведь окружающие тут же этим воспользуются! Взять хотя бы того же Лавра. Эльф и так-то всегда был наглым, как танк, а поняв, что Татьяна временно лишилась своих магических способностей, вообще охамел до крайности. Влез к ней в окно, нагло соблазнил, да еще и чуть не попался Горморлу! Ну за каким демоном эльфу понадобилось оставаться в ее постели до утра? До такого позднего утра? Неужели он не понимал, что это опасно? Или решил, что игра стоит свеч? Лавр откровенно упивался тем, что, наконец, полностью владеет ситуацией. Тем, что Татьяна чувствует себя без магии абсолютно беззащитной. Эльф так давно мечтал изменить их отношения с Татьяной в свою пользу, перетянуть на себя одеяло, переиграть уже начатую игру и оказаться хозяином положения, что просто не мог не воспользоваться моментом! Впрочем... магичка на его месте наверняка поступила бы так же. Вот только что теперь ей делать с Горморлом? Канцлер и раньше-то не вызывал у Татьяны никаких чувств, а уж после того, как она снова переспала с Лавром, и вовсе потерял для нее всяческий интерес.
   Разумеется, сравнивать человека с эльфом было, по меньшей мере, некорректно. Листоухие даже среди бельсов считались самой красивой расой. Но тут дело было не только во внешности. Татьяна настолько привыкла к тому, что мужчины (даже бельсы) частенько уступают, когда она начинает давить и диктовать свои условия, что Лавр просто не мог ее не заинтересовать. Нахальный, ехидный, самоуверенный эльф не хотел уступать магичке ни в чем. Даже в мелочах. Он оказался первым равным, встреченным Татьяной за всю ее долгую жизнь. И это магичку даже немного пугало. Лавра совершенно невозможно было предсказать. И понять. За все то время, пока Татьяна была знакома с эльфом, он вызывал у нее только два желания - затащить его в постель или придушить на месте. Лавр ей одновременно и нравился, и раздражал, и смешил, и злил, и возбуждал, и приводил в бешенство. Магичка желала, чтобы эльф постоянно помнил о ней, периодически к ней возвращался и увлекся ей настолько же, насколько она сама была им увлечена.
   - Так что ответить Канцлеру? - осторожно прервал размышления Татьяны посыльный, деликатно напомнив ей о своем присутствии.
   - Скажи, что сейчас буду, - вздохнула магичка. Боги! Неужели Горморл хочет восстановить постельные отношения, от которых Татьяна последних пару недель так удачно "косила", прикинувшись больной? На фиг! Магичке даже видеть Канцлера не хочется, а не то, что с ним спать! Так что пусть Горморл погуляет... недельки две... или три... словом, пока воспоминания об эльфе не потускнеют хотя бы немного.
   Однако оказалось, что Канцлер вызвал Татьяну отнюдь не ради собственных романтических чувств. Осведомившись, как магичка себя чувствует, он... дал ей задание. Переманить на сторону Льясмы некоего лорда Германа. Причем на свидание к этому самому лорду предписывалось ехать в платье.
   - Послушай, Горморл, ты меня ни с кем не перепутал? - желчно поинтересовалась Татьяна, когда до нее дошло, что от нее хотят. - Я Охотник, а не девочка по вызову. И то, что я делю с тобой постель, еще не означает, что ты можешь мной распоряжаться. И уж тем более подкладывать меня под всяких придурков.
   - Даже не вздумай его соблазнять! - взвился Горморл. - Я посылаю тебя только на переговоры!!!
   - Правда?! - ненатурально удивилась магичка. - Ну, ладно. Только не говори потом, что я тебя не предупреждала.
   Дверь за собой Татьяна захлопнула от души, изо всех сил, так, что даже люстры затряслись. Канцлер, правда, что-то кричал ей вслед, но слушать его магичка не желала. Ей вполне хватило полученного задания. Значит так, да? Поехать, уговорить лорда перейти на сторону Льясмы? Да запросто! Вот только есть у Татьяны такое ощущение, что Горморл вскоре пожалеет, что дал ей это задание. Очень пожалеет. Поскольку может оказаться, что трепать нервы ревнивому Канцлеру - это любимое занятие магички. Тем более, что теперь королевское будущее Горморла было полностью во власти Татьяны. Просидев в архивах большую часть своего времени, магичка, наконец, нашла ключ к заклятью, охранявшему трон династии Гарветтов. Так что теперь ей нужно было только улучить удачный момент, чтобы избавиться от Сьенны. И магичка ждала этого самого момента с явным нетерпением, поскольку влюбчивая, непрактичная и капризная королева достала Татьяну до печенок. Сьенна была искренне уверена, что своим присутствием делает всем одолжение, что она божественно прекрасна, и что весь мир вертится возле нее одной. А если к этому добавить еще и дырявую память королевы, ее непомерную экстравагантность и постоянно меняющееся настроение, картинка становилась совсем удручающей. И как Сьенну терпел Горморл, для Татьяны было тайной за семью печатями. Если уж королева раздражала даже редко встречавшуюся с ней магичку, сложно было предположить, какие чувства к августейшей особе испытывает такой хладнокровный, умный и расчетливый политик, как Канцлер.
   Татьяна уселась верхом на Ржавого и направила его в сторону городских ворот. То, что Горморл оказался даже еще более расчетливым и хладнокровным, чем магичка думала, ее несколько задевало. Не то, чтобы Татьяна ожидала от Канцлера нежных чувств. Нет, конечно. Она не настолько глупа. Но вот то, что Горморл так легко пошлет ее к какому-то Герману... этого магичка даже предположить не могла. Впрочем... она вовсе не собиралась идти на поводу у указаний Канцлера. И уж тем более соблазнять какого-то неизвестного ей полководца. Татьяна даже не стала одевать платье. Еще чего не хватало! Обойдется! Провести переговоры она сможет и в своем обычном наряде. А если Горморл так жаждет подложить в постель к Герману красивую бабу - так пусть любую из фрейлин Сьенны возьмет, они будут только рады. Почувствовавший мерзкое настроение хозяйки, Ржавый оглянулся и солидарно всхрапнул. Магичка невольно улыбнулась и потрепала шриша по шее.
   - Я тоже тебя люблю, дорогой. И причина моего плохого настроения вовсе не ты. А один слишком умный Канцлер. Хорошо хоть ты меня поддерживаешь. Порой мне кажется, что ты - это вообще мое самое лучшее приобретение в этом мире. А что касается разных мелочей, типа жевания чужих курток и излишней любви к эльфам... так кто из нас без недостатков.
   Ржавый польщено фыркнул и... напрягся, видимо, почуяв опасность. Магичка тут же активировала щит и сплела атакующее заклятье. На горизонте показался отряд всадников. Видимо, Татьяна подошла к войску Германа слишком близко и теперь ей предстояла встреча с одним из отрядов, охранявших границы. Ну, что ж... будем надеяться, что эти вояки не сразу на нее нападут, а соизволят поинтересоваться целью визита магички. Вдруг она гонец? Или важное официальное лицо?
   Видимо, охраняющие границу воины пришли примерно к такой же мысли, поскольку сразу нападать все-таки не стали. Покрутившись немного на одном месте и не дождавшись никакой агрессии от потенциального противника, отряд выделил переговорщика, и тот припустил навстречу к Татьяне. Магичка даже не двинулась. Она всем своим видом показывала, что не хочет нарываться на конфликт. Даже на торчавший за спиной меч легкую иллюзию набросила. Гонец усилия магички оценил. Поскольку, подъехав ближе и разглядев, что противником является симпатичная молодая девушка, окончательно расслабился. "Магов на вас нет" - язвительно подумала Татьяна, но свои способности демонстрировать не стала. Зачем пугать молодого человека? Ну и потом... приятно, когда у тебя в рукаве есть козыри, о которых никто не знает.
   - Кто ты такая, и с какой целью путешествуешь по этим землям? - вопросил гонец, изо всех сил пытаясь быть грозным. Ага, счаз-з-з! Необычный наряд Татьяны на то и был рассчитан, чтобы мужиков в ступор вводить. И чтобы у них все мысли из головы перемещались совсем в другое место. Магичка невольно фыркнула, поймав слегка остекленевший плотоядный взгляд и поняла, что гонца можно брать тепленьким.
   - Я прибыла с важным поручением к лорду Герману. Не соизволите ли вы меня проводить?
   Широко распахнутые наивные глаза, несколько взмахов ресницами, и гонец был готов окончательно. Даже магии почти не потребовалось. Воин любезно пригласил Татьяну следовать за собой, и торжественно представил остальным членам отряда. Те тоже не остались равнодушными к обаянию магички. Они наперебой предлагали ей свои услуги, осыпали комплиментами и проводили прямиком до палатки своего предводителя. Татьяна невольно фыркнула. Как же глупы люди! Ведь она вполне могла бы оказаться вражеской шпионкой, прибывшей с целью убить Германа. Кстати, может, именно так и сделать? На фига его перетягивать на свою сторону? Как говаривал один "гуманист" из родного магичке измерения, нет человека - нет проблемы. Татьяна откинула полог шатра, шагнула внутрь и невольно замерла, почувствовав мощное антимагическое давление. Да... похоже, Герман не так прост, как его подданные. И довольно серьезно относится к защите своей жизни. Татьяна нащупала несколько магических ловушек, мощных артефактов и довольно серьезное силовое поле. Мило... похоже, убить Германа физически или магически будет довольно проблематично. Что ж... придется вести переговоры и постараться все-таки переманить удачливого полководца на сторону Канцлера. Вот только где он? Как Татьяна ни разглядывала шатер, Германа нигде видно не было.
   - Это вы прибыли с поручением? - раздался голос откуда-то сбоку.
   - Да. Я хотела бы поговорить с лордом Германом. Это возможно?
   - Не вздумай колдовать или доставать оружие, иначе умрешь! - предупредили Татьяну.
   - Это я уже поняла. Я прекрасно умею чувствовать магическую защиту и оценить ее мощность. Так что с моей стороны лорду ничего не угрожает. Я слишком разумна, чтобы подвергать опасности собственную жизнь. К тому же, как я предполагаю, покушение все равно не закончилось бы удачей. Если уж Герман так рьяно охраняет свой шатер, глупо думать, что он не припас защитных артефактов для личного пользования. Так я могу его увидеть?
   - Для женщины ты слишком умна, - раздраженно сообщил голос, и перед Татьяной появился мужчина. А-а-а... так вот в чем дело. Похоже, лорд использовал артефакт невидимости... хитро, хитро.
   - Лорд Герман? - полуутвердительно поинтересовалась магичка, склоняясь в вежливом поклоне.
   - Кто ты такая, и зачем добивалась встречи со мной? - надменно поинтересовался мужчина.
   Татьяна оглядела его с ног до головы и нахмурилась. Не нравился ей этот лорд! Белокурый, синеглазый, надменный, он скорее был похож на придворного щеголя, чем на военного. Красивое, но явно располневшее лицо, грузная фигура, одеяния какого-то странного голубоватого оттенка. Голубоватого? Стоп! Татьяна пригляделась к Герману пристальнее и удивленно дернула бровью. Да этот тип, похоже, косит под эльфов! В данном мире, правда, полукровки магичке еще не встречались, но кто сказал, что их совсем нет?! То-то Герман надувается, как воздушный шарик на ярмарке. И цвета носит эльфийские. Видимо, чтобы окружающие впечатлились. Нда. На взгляд Татьяны это, скорее, выглядело смешно.
   - Я прибыла с неофициальным визитом, чтобы обсудить одно... весьма деликатное предложение.
   - Трудно отказать столь прекрасной даме, - хищно ухмыльнулся Герман и приказал принести вина. Татьяна только вздохнула. Похоже, ее поняли неправильно. Ну и как теперь объяснить лорду, что она хочет его не соблазнить, а купить? Похоже, только прямо и только в лоб. Пока дело не зашло слишком далеко.
   - Я прибыла к вам с неофициальным посланием от Канцлера Горморла. Он предлагает вам перейти на его сторону. Разумеется, за определенное вознаграждение.
   - Что?! - ненатурально возмутился Герман. - Моя родовая честь не позволит мне предать своих солдат!
   - Ваших солдат Горморл приглашает вместе с вами. Каждый из тех воинов, кто последует за своим лордом, получит вознаграждение. Разумеется, Канцлер понимает, что процесс переговоров с войском будет нелегким, а потому за посредническую деятельность готов доплатить вам отдельно. И чем больше воинов вы уговорите, тем выше будет эта плата.
   - Похоже, Канцлеру не знакомы слова "долг" и "честь", - пафосно начал упираться Герман.
   - Зато в его руках финансы и земли Льясмы. Вы представляете, что это такое? Вам предлагается вознаграждение, земельный надел и титул, который будет звучать куда пространнее, чем просто "лорд Герман".
   - Великий слишком силен... и мстителен... его нельзя предавать, - вздохнул Герман, искренне жалея, что не сможет воспользоваться столь блестящими перспективами.
   - Да кто предлагает вам предавать Великого? Напротив, я хочу, чтобы лорд Герман умер, защищая интересы своего покровителя. Точнее, именно так Великий и будет думать. Он получит неопровержимые доказательства, что преданный ему лорд со всем своим войском был разбит в неравном бою с нечистью и погребен на кургане славы. И что храбрый боец дрался до последнего.
   - Но как такое возможно? - поразился лорд.
   - Магия. Элементарная магия, и в Льясме окажется совсем другой человек с совсем иным войском. Если лорд позволит, я помогу ему поменять внешность, - учтиво склонила Татьяна голову.

***

   Асмодей сидел в кресле напротив камина и, наслаждаясь, смаковал темное вино. Наконец-то все шло так, как он задумал. Приняв титул Властителя, бес умудрился стать в данном измерении фактически богом. Ему поклонялись, приносили жертвы, и мощь Асмодея возрастала день ото дня. Единственное, чего опасался бес - так это вмешательства Властителя. И пусть маги в один голос утверждали, что напрямую создатель данного мира в его дела вмешиваться не может, Асмодея это нисколько не успокаивало. Существует слишком много косвенных способов вмешательства! Конечно, убить беса было практически невозможно. Но есть и другие варианты от него избавиться! А потому Асмодей торопился набрать сил и всячески обезопасить себя от возможных происков Властителя. В конце концов, единственный человек, который реально мог навредить бесу, был давно уже мертв. Сколько времени прошло с тех пор, как Асмодей последний раз видел Татьяну? Около ста? Люди столько не живут! Конечно, беса напрягал тот факт, что статуя магички была похищена прямиком из его кабинета. Но какое сейчас это имеет значение? Даже если Шерес смог вернуть Татьяне ее облик, он не способен превратить ее из человека в бельса! А потому про магичку можно было забыть раз и навсегда. Хотя Асмодей много дал бы, чтобы побывать на могиле Татьяны и собственными глазами убедиться в ее смерти. И пусть шансов на то, что она до сих пор жива, нет никаких, пусть Татьяна представления не имеет, как вернуть беса в его измерение, но Асмодей не хотел рисковать даже в мелочах! У него и без того проблем хватало!
   - Что, трудно быть богом? - ехидно поинтересовалось висящее на стене зеркало.
   - Отстань, зануда! И зачем я только притащил тебя в этот мир? Все равно от тебя никакого толка! - вздохнул Асмодей.
   - А что я могу сделать, если я создано, как артефакт, способный действовать только в границах определенного измерения? Разумеется, попав в иной мир, я потеряло некоторые свои способности. Но я их наращиваю, - обиделось зеркало.
   - Медленно! Медленно наращиваешь! - сердился бес. - Тебе проще продемонстрировать мне чужой мир, чем земли бельсов. Да что там говорить, даже те территории, что принадлежат людям, я не могу увидеть целиком! Ты показываешь только то, что завоевано моей армией!
   - В этом мире маги намного сильнее, чем в моем. И маги бельсов прекрасно умеют экранироваться, - язвительно напомнило зеркало. - Я недостаточно сильно, чтобы суметь пробить их защиту.
   - Вот! - Асмодей обличающе ткнул в зеркало указательным пальцем. - А если Татьяна тоже от тебя экранируется? Может быть, ты не можешь ее увидеть просто потому, что она этого не хочет?
   - Этого не может быть! - безапелляционно заявило зеркало. - По моим скромным подсчетам Татьяне сейчас должно быть что-то около ста двадцати лет. Люди так долго не живут! Но если даже, в исключительных случаях, доживают, то находятся в таком дряхлом состоянии, что им не до мести. Ну и потом... чтобы закрыться от меня, Татьяне, во-первых, надо знать о моем существовании, во-вторых, нарастить собственный магический потенциал как минимум вдвое, и в-третьих, изменить свою сущность, - язвительно пояснило зеркало. - Я слишком хорошо помню ауру магички. Так же, как и других членов отряда. И если бы она была жива, я бы давно ее почувствовало. Даже сквозь веер измерений.
   - А остальных членов отряда ты тоже не чувствуешь? - обеспокоено поинтересовался бес.
   - Никого!
   - Надо порадовать Отца вседержителя с падре Ваоле. Они до сих пор бояться, что Сержен Тэн сможет вернуть свою память, найти их и отомстить за обман, - ухмыльнулся Асмодей.
   - Зачем ты вообще с ними связался?
   - Сколько можно повторять? У меня просто не было другого выхода! А как хорошо все начиналось... я выполнил желания четырех существ, сделал так, чтобы они пострадали от собственных желаний по максимуму, получил титул демона, и тут такое! Ну кто мог подумать, что Татьяна вмешается в этот процесс? Вся работа псу под хвост!
   - Почему вся? - удивилось зеркало. - У тебя было четверо героев. Двоим Татьяна позволила выскользнуть из твоей ловушки. Но двое-то все равно пострадали! И сама магичка, и ее напарник, рыцарь Сержен Тэн.
   - Ты серьезно веришь в то, что Люцифер, как мой непосредственный начальник, удовольствуется наполовину исполненным поручением? - вспылил Асмодей. - Он бы отнял у меня звание демона прежде, чем я сумел бы опомниться, и заставил бы вернуться в мой мир! Полагаешь, я этого очень хочу? Да мне просто повезло, что падре Ваоле и Отец Вседержитель попались мне под руку!
   - Как же, помню, помню... Орден Владычицы должен был сообщить Сержену, что он, после своего совершеннолетия, станет хозяином собственного замка, высокого титула и большого надела земли. Но Отцу не захотелось выпускать эти земли из-под контроля Ордена. И он отправил Сержена в иной мир, стерев ему память. Вот только Владычица оказалась не так глупа. И расценила подобный фортель как нарушение слова. А боги не любят, когда люди пытаются их обмануть. Помнится, когда ты призвал к себе падре Ваоле и Отца Вседержителя, они находились при последнем издыхании. И разумеется, ради сохранения собственной жизни согласились перейти с тобой в иное измерение.
   - Если бы я мог путешествовать по мирам в одиночку, я бы не стал связываться с двумя этими типами, поверь мне! - язвительно огрызнулся Асмодей. - Но такова природа моей сущности. Я могу перейти в иное измерение только с человеком, который добровольно согласиться поселиться там навеки. Так что повторяю тебе еще раз, у меня просто не было выбора! Слава Преисподней, в данном мире я все-таки смог стать Великим.
   - Можно подумать, это оказалось сложно! - фыркнуло зеркало. - Да местные людишки до того забиты, что подчинить их себе не составило никакого труда! У них даже магов приличных не было до тех пор, пока ты не стал заряжать артефакты!
   - Не вспоминай, - передернул плечами Асмодей. - Самому противно. Я вынужден делиться накопленной силой с кем ни попадя. С людьми, заряжая им артефакты, с падре Ваоле и Отцом Вседержителем, продлевая им жизнь...
   - Увеличь количество жертвоприношений, - посоветовало зеркало.
   - Придется, - вздохнул Асмодей. - Бельсы слишком активно убивают монстров, которых я создаю. У них даже есть какой-то клан Охотников, который истребляет и монстров, и моих магов.
   - Вряд ли ты когда-нибудь сможешь победить бельсов. Они слишком сильны и организованны. В отличие от людей, бельсы не суеверны, и вряд ли испугаются тебя вместе с твоей магией и бесовской сущностью.
   - Может, и не испугаются. Но с помощью монстров и магов я смогу ослабить бельсов, отхватить у них изрядный кусок территорий, а потом... потом я смогу диктовать свои условия. И бельсам придется с ними смириться. Если они захотят выжить.

***

   Когда Родомила в очередной раз возжелала остаться с Лавром наедине, эльф скривился, но не придал этому особого значения. Королева вцепилась в него как клещ и не оставляла ни на минуту. Эльфа подобное положение дел безумно раздражало, но он мужественно терпел. И безмерный снобизм Родомилы, и ее влюбленность и ее собственнические выходки. Правда, с некоторых пор, быть фаворитом королевы стало для Лавра несколько затруднительно. Просто потому, что Родомила перестала привлекать эльфа как женщина. Абсолютно. Нельзя сказать, что королева нравилась Лавру раньше. Но теперь он не переносил ее на дух! И последние пару недель всячески избегал даже ночевать с Родомилой под одной крышей. Похоже, королеве это, наконец, надоело, и она решила-таки выяснить с Лавром отношения. И эльф абсолютно не представлял, как сказать Родомиле, что спать с ней он больше не может и не хочет. Однако деваться было некуда, от подобного разговора Лавр увильнуть не мог. Он вошел в спальню к Родомиле и вежливо склонил голову.
   - Дорогой, что происходит? Почему ты стал со мной столь холоден? Ты меня больше не любишь? - хлюпнула носом Родомила, как только слуги оставили их наедине.
   "Началось" - вздохнул эльф, обреченно прикрыв глаза.
   - Ваше величество, я давно говорил вам, что я - простой наемник. И что я недостоин вашего внимания.
   - Ты эльф! - возмутилась Родомила.
   - Да, но без земли, без титула, без денег и без будущего! Вам нужен другой спутник жизни. И... вы должны выйти замуж, дабы продлить свой род и оставить свою страну в надежных руках, - попытался как можно спокойнее объяснить эльф. - Я потерял голову от вашей красоты, но мне напомнили, где мое место.
   - Кто посмел? - разъярилась королева. - Велю казнить!
   - Вряд ли вам это удастся, ваше величество. Быть может, вы забыли, но у меня контракт с кланом Охотников. Я не принадлежу себе.
   - О! Я знаю, как избавить тебя от их влияния! - радостно сообщила Родомила. Эльф заинтриговано приподнял бровь. - Ты станешь моим мужем, королем Фряндии! Ручаюсь тебе, что после того, как ты оденешь корону, твой клан навсегда от тебя отстанет!
   Челюсть Лавра неэстетично отвалилась, а затем громко шлепнулась вниз.
   - Что?!
   - Я знала, что тебе понравится моя идея, любимый! - захлопала в ладоши радостная Родомила. - Когда мы объявим о нашей помолвке?
   - Э-э-э... давай недели через две. Все-таки, это очень серьезный шаг, я хочу, чтобы ты его хорошенько обдумала, - выкрутился эльф, совершенно не представляя, что ему делать. Королева отпустила его милостивым жестом и он, не чуя ног, выбрался из ее спальни.
   На то, чтобы оседлать самого быстрого коня, времени у Лавра ушло немного. До Льясмы он не просто скакал во весь опор, он летел. В первый момент эльфу даже пришла в голову идея сменить ипостась и стать раптором, но подумав, он не стал рисковать. Еще не пристрелили его с испуга какие-нибудь бравые вояки! Лавр добрался до дворца Канцлера, кинул коня на произвол судьбы и принялся штурмовать стену. На счастье эльфа, его так никто и не заметил. Лавр пробрался по балконам до комнаты Татьяны, осторожно заглянул внутрь и увидел, как магичка с Горморлом выясняют отношения. Эльф раздраженно застонал. Ему нужно было немедленно поговорить с Татьяной! Однако ссора, похоже, только разгоралась.
   - Нет, ты мне скажи, скажи мне, ты соблазнила Германа?! - вопил Канцлер. Эльф нахмурился. Что это за Герман еще? И почему у Лавра неожиданно возникло такое дикое желание отправить его к праотцам?
   - Отвали! - фырчала Татьяна.
   - Нет, ты мне скажи, что было между тобой и этим лордом?
   - Ты уверен, что хочешь услышать ответ на этот вопрос? - голос магички стал таким ядовитым, что Лавр невольно поежился. Однако Канцлер, похоже, успокаиваться не собирался.
   - Ты можешь хотя бы сделать вид, что ты не легкомысленная женщина?
   - А зачем? Ради чего? За ради тебя что ли? Так мне сугубо фиолетово, какого ты обо мне мнения, - разозлилась Татьяна.
   - Я знаю, что ты не ангел. И всегда это знал. Видит бог, я старался не придавать этому значения, - пафосно заявил Горморл. - Я знал, что у тебя были мужчины....
   - Я что, должна извиниться перед тобой за это? - фыркнула магичка. - Не нравится, - найди себе другую. Я уже давно тебе это предлагаю.
   - А ты станешь любовницей Германа? - взвился Канцлер. - Ну уж нет! Я этого не допущу! Ты не будешь сегодня присутствовать на большом королевском приеме.
   - Правда? - уперла руки в боки Татьяна. - А ты не будешь присутствовать сегодня в моей постели. И если ты только попробуешь приблизиться к моей двери, я так тебя магией приложу, что мало не покажется!
   - Ты не посмеешь!
   - Поспорим? - Татьяна сформировала в пальцах небольшую магическую стрелу и метнула ее под ноги Канцлеру. Тот подпрыгнул, выругался, вылетел из комнаты и хлопнул дверью.
   - Ведьма! - разнеслось по коридору.
   - Развлекаешься? - ехидно поинтересовался Лавр, спрыгивая с подоконника.
   - Могу и тебя за компанию приложить, - мрачно предложила Татьяна.
   Вот только эльфа ей для полного счастья сейчас не хватало! Настроение и так было... ниже плинтуса. Горморл взбесил магичку до крайности! Сам послал ее переманивать Германа на свою сторону, а теперь возмущается! Да еще и вопросы глупые задает! Спала она с лордом, не спала... с какой радости Татьяна вообще должна отчитываться перед Канцлером? Ну не спала она с Германом (не в ее вкусе мужчинка), и что? Признаться в этом Горморлу? А у него ничего не склеится? Нет уж, пусть побесится. В следующий раз будет знать, как посылать ее куда не попадя. И как не пускать на официальные приемы. Можно подумать, Татьяна туда стремилась! Да подобные мероприятия были вообще не в ее вкусе! Магичка налила себе в бокал вина и залпом его выпила. Лавр, глядя на эту картинку, невольно хмыкнул. Похоже, Татьяна в данный момент была явно не в духе. Жаль. Поскольку эльф, помимо того, что хотел посоветоваться с магичкой, страстно желал снова затащить ее в постель и остаться там до утра. Ну, может, на сей раз не до такого позднего утра, а то Горморл их чуть не застукал. Любопытно, а Татьяна умеет "отключать" магию по собственному желанию? Было бы неплохо. Ибо, (как выяснилось), магические щиты и заклятья в постели только мешали. Без них Татьяна была намного свободнее и непосредственнее. Более того, выяснилось, что эльф, который отнюдь не был эмпатом, мог без труда "читать" все эмоции Татьяны. И делиться своими. Это было настолько восхитительным ощущением, что Лавр последние пару недель только и делал, что мечтал их повторить. Вот только Татьяна, кажется, в данный момент на легкомысленные отношения была отнюдь не настроена. Лавр с удивлением увидел, как магичка залпом выпила еще один бокал вина, и решил вмешаться, пока не поздно. Татьяна нужна была ему в здравом уме!
   - Я смотрю, у тебя такие же проблемы, что и у меня, - удовлетворенно промурлыкал Лавр, проскользнув в комнату, и удобно устроился в кресле.
   Татьяна бросила на наглого эльфа злобный взгляд, но решила молниями в него не кидаться. Во-первых, комнату жалко, во-вторых, Лавр наверняка потом ей за это отомстит, а в-третьих,... что он говорил о проблемах?
   - Что случилось? - буркнула магичка.
   - Ты не рада меня видеть? - дурашливо поинтересовался эльф, но заметив, как в пальцах Татьяны формируется нечто, похожее на огненного ежа, тут же перешел на деловой тон. - Да ладно, ладно тебе, успокойся. Твой Канцлер - это еще не самое худшее, что могло случиться.
   - Ты думаешь? - ехидно поинтересовалась магичка, снова наливая себе вина.
   - Разумеется. Родомила предложила мне руку, сердце и свой трон.
   - Что?! - вытаращила глаза потрясенная Татьяна.
   - Что слышала. И как я понял, Горморл тоже увлекся тобой гораздо больше положенного, - вздохнул Лавр. - Так что, похоже, у нас одна проблема. И ее нужно как-то решать. Иначе, как ты понимаешь, поженить Канцлера и Родомилу будет проблематично.
   - Офигеть!!! - подвела итог Татьяна, снова прикладываясь к бокалу. - С этим надо что-то делать!
   - Потому я и пришел сегодня к тебе. Вдвоем мы быстрее придумаем что-нибудь умное. Если, конечно, ты будешь в трезвом состоянии, - нахмурился эльф, отодвигая кувшин с вином от магички подальше. - А если ты меня накормишь ужином, то совсем все хорошо будет.
   - Ну и наглый же ты тип, Лавр! - возмутилась Татьяна. - Мало того, что ты (в который уже раз, между прочим!) влез в мою комнату через окно, без спроса. Мало того, что ты мне напиться мешаешь, когда очень хочется, так я тебя, оказывается, еще и ужином угостить должна! Тебя что, Родомила не кормит?
   - Издеваешься? - насупился эльф. - Да как только она сказала, что у нас помолвка намечается, у меня весь аппетит пропал!
   - О, боги! - закатила глаза Татьяна. - Ладно, попробую что-нибудь с кухни слевитировать.
   - Зачем? - удивился Лавр. - Слуги же есть.
   - И что ты хочешь? Чтобы я приказала слугам принести в мою спальню ужин на двоих? Ты представляешь, что со мной потом Горморл сделает? Или ты хочешь, чтобы я, по твоей милости, вообще без ужина осталась? И вообще... что мне будет за то, что я тебя накормлю?
   - В смысле?
   - Ну, я тебе ужин, а ты мне? - азартно загорелись глаза у Татьяны.
   - И что ты хочешь? - напряженно поинтересовался Лавр, поняв, что кувшин надо было отодвинуть от магички на пару бокалов раньше.
   - Конечно, я могу сказать, что тоже хочу за тебя замуж, чтобы совсем отбить у тебя аппетит, - фыркнула Татьяна. - Но я же не зверь. Так что в уплату за ужин ты мне покажешь свой меч. И расскажешь о принципах его действия.
   - И что вы с Форсом так помешались на этом клинке? - поразился Лавр. - На, смотри, - отцепил он оружие от пояса. - Только аккуратнее. Меч не любит посторонних. И как он действует, я не знаю. Честно!
   - Посмотрим, - алчно вцепилась Татьяна в интересную игрушку и (с помощью заклятья) снова придвинула к себе кувшин с вином. Эльф закатил глаза, но спорить не стал. В конце концов, если человек так хочет напиться, пусть напьется. Лавр и сам был бы не против пропустить пару бокалов, поскольку предложение Родомилы явно выбило его из колеи.
   - А может, мы сначала поужинаем, а меч ты потом посмотришь? - попросил эльф, стараясь состряпать на своей физиономии как можно более жалобную гримасу. Зная по общению с Хантом, насколько маги увлекающиеся существа, эльф понимал, что знакомство Татьяны с его оружием продлится долго.
   - Да на, на, не отвлекай только! - отмахнулась Татьяна, слевитировав на стол поднос с едой и пару кувшинов вина. Лавр, не заставляя себя долго ждать, накинулся на ужин. А магичка... магичка полностью погрузилась в созерцание совершенного оружия.
   Меч у Лавра был просто потрясающий! Даже если не учитывать заклятья на верность. Узкий хищный клинок с тонким, морозным узором, серебристый отлив, идеальная балансировка... за такое оружие убить можно! А уж наложенное заклятье верности и вовсе делало данное оружие бесценным. Магичка осторожно провела раскрытой ладонью над лезвием и отдернула с шипением руку. Меч защищался! Ехидный эльф тут же похихикал над магичкой, но, поймав раздраженный взгляд Татьяны, почел за лучшее сделать вид, что увлечен ужином. Тем более, что кухня у Канцлера была превосходной! Татьяна нервным жестом потерла переносицу и вновь приступила к исследованию. Она еще ни разу не встречала зачарованного оружия, и горела желанием в нем разобраться. Если ей удастся понять структуру заклятья на верность, она и сама сможет плести подобное! А уж за покупателем на такую экзотику дело не станет. Один Форс чего стоит! Сколько лет уже гоблин облизывается на эльфийский меч? Однако вредное оружие (всё в хозяина) на попытки Татьяны разобраться в заклятье реагировало только магическими уколами. Весьма болезненными кстати.
   - Татьяна, ну что ты мучаешься? - не выдержал Лавр. - В моем мече даже Совет магов разобраться не смог! И Хант с Террелом сдались после нескольких десятилетий экспериментов. Садись ужинать лучше.
   - А что, еще что-то осталось? - ехидно поинтересовалась Татьяна, возвращая меч Лавру и иронично оглядывая стол.
   - Фрукты! И еще часть курицы. И салат... кажется... - нахмурился эльф, до которого только сейчас начало доходить, что с голодухи он умял практически весь предназначенный для двоих ужин.
   - Вот и пускай тебя в дом, - фыркнула Татьяна, с легкостью левитируя для себя с кухни порцию еды.
   - Да ладно, - почти обиделся Лавр. - Зато я стресс снял.
   - Не хило ты его снял! - поразилась магичка, потянувшись налить себе вина и обнаружив, что кувшин пустой.
   - Да ты сама выпила больше половины! - возмутился эльф.
   - Я другое дело, - отмахнулась Татьяна. - У меня повод есть. А ты-то чего нервничаешь? Неужто жениться на королеве - это так страшно?
   - Нет, ты все-таки издеваешься! Я эту Родомилу на дух не выношу! А уж связать с ней свою жизнь до конца ее дней?... Да я ее придушу через сутки! А Террел с Ролумом потом придушат меня. В конце концов, нас с тобой послали для того, чтобы мы Родомилу за Горморла замуж отдали, - ехидно напомнил Лавр. - Но вот как теперь это сделать? Что-то мне подсказывает, что теперь не только королева Фряндии, но и Канцлер ни за что на подобное действо не согласится! Кстати, ты нашла способ возвести его на престол?
   - Ты не поверишь, - фыркнула Татьяна, баюкая в пальцах очередной бокал вина. - Все оказалось проще пареной репы! Понимаешь, заклятье наложено так, что трон Льясмы может занять только коронованный потомок династии Гарветтов. И только в порядке строгой очередности. Мало того, действующего правителя нельзя убить ни одним из известных мне способов.
   - И как же ты нашла лазейку? - поразился Лавр.
   - Элементарно, Ватсон! Понимаешь, раньше заговорщики сначала убивали правителя, а потом короновались. А я собираюсь сделать наоборот.
   - Не понял?!
   - Сначала короновать Горморла, а потом убить Сьенну.
   - В стране не может быть два короля! - опешил Лавр, снова пытаясь отодвинуть от Татьяны кувшин с вином. Похоже, магичка явно хватанула лишнего. И уже плохо соображала, что она говорит.
   - Конечно не может! - ухмыльнулась Татьяна, отвоевав кувшин обратно с помощью магии. - Поэтому останется только один. Угадай, кто им станет?
   - Но у Льясмы уже есть правительница, коронование Горморла будет незаконным!
   - С чего ты взял? Где это написано? Я не нашла ни одного закона на эту тему. И ни одного заклятья, которое запрещало бы подобный фортель. Незаконным коронование будет только по законам людей. А законы магии, которым подчиняется заклятье, ничего подобного не говорят, - припечатала Татьяна. - Нужно только собрать кружок дворян, не присягавших Сьенне, а среди оппозиции таких полно, и провести обряд в соответствии со всеми традициями! И все! И Сьенна, как королева, будет низложена. Следовательно, и убить ее будет проще простого.
   - Ты знаешь, Татьяна, иногда ты меня пугаешь! - искренне восхитился Лавр.
   - Интересно, и почему в твоих устах это звучит комплиментом? - иронично поинтересовалась довольная магичка.
   - Ну... наверное, потому, что это и есть комплимент, - ослепительно улыбнулся Лавр.
   - Надо же, - хмыкнула Татьяна. - А я-то все думала, чтобы это такое с тобой сделать, чтобы ты враз стал вежливым и милым... а тебя, оказывается, просто накормить надо было... и напоить... жаль, с Горморлом и королевой Родомилой такой трюк не пройдет. Вряд ли мы сможем сыграть королевскую свадьбу, если жених с невестой будут пьяными в зюзю.
   - Это смотря чем их напоить, - расхохотался эльф.
   - Стоп! А это идея! Лавр, ты гений! - подскочила Татьяна.
   - Готов подписаться под этими словами, но не могла бы ты уточнить, чего такого гениального я только что выдал? - удивился эльф.
   - Мы действительно должны напоить Горморла с Родомилой! Но не вином, а приворотным зельем. Боги, как же я раньше до этого не додумалась? Ты упросишь Родомилу пригласить Канцлера. Зачем он нужен во Фряндии - сам придумаешь. Мы познакомим Горморла с королевой, а потом я незаметно плесну им приворотного зелья. Тут только одна проблема. После данного зелья Родомила и Канцлер должны остаться наедине хотя бы какое-то время.
   - Думаю, я смогу это организовать, - улыбнулся Лавр. Идея была действительно гениальной! Оказывается, в пьяном виде магичка соображала не хуже, чем в трезвом.
   - Если все пойдет нормально, мы сможем их поженить в течение месяца! И будем свободны! - мечтательно прикрыла глаза Татьяна, которая наконец-то почувствовала себя хорошо. Алкоголь все-таки взял свое, и напряжение отступило. - Боги, как давно я мечтаю сбежать из этой Льясмы!
   - Не давнее, чем я из Фряндии, - фыркнул Лавр. - Пусть меня Ролум лучше с монстрами посылает сражаться, чем королев очаровывать!
   - А я, как только освобожусь от этого дурацкого задания, займусь, наконец, своими врагами. Давненько я хочу с ними рассчитаться, - прошипела Татьяна, мечтательно прикрыв глаза. - Хант прислал мне весточку, что нашел какой-то интересный способ переместиться чуть ли не в кабинет к Великому!
   - Надеюсь, ты отправишься туда не одна? - подозрительно поинтересовался Лавр, увидев горящий в глазах Татьяны фанатичный огонек. Да... магичка и трезвая-то представляла нешуточную угрозу, а уж поддатая... лучше не встречаться.
   - А что? Хочешь составить компанию? - фыркнула Татьяна. - Пожалуй, помощь мне не помешает. Думаю, что Великого, Жреца и Ученика охраняют на совесть.
   - Хорошо, что врага у тебя только три, - язвительно заметил эльф.
   - Был еще один... человек... но он не враг, он предатель. И я не уверена, что хочу ему мстить. Честно говоря, я вообще не желаю его видеть! - мрачно сообщила Татьяна.
   - Расскажешь? - заинтересовался Лавр. Боги, ну когда еще ему удастся застать магичку в столь "расписном" состоянии? В трезвом виде Татьяна всячески избегала откровенных разговоров. Но вряд ли она сможет себя контролировать после такого количества выпитого вина.
   Татьяна бросила взгляд на сгорающего от любопытства эльфа и невольно хмыкнула. Она, конечно, давненько не напивалась, но это отнюдь не значило, что магичка себя не контролировала. Хе! Знал бы Лавр, в какие загулы она пускалась в своей студенческой молодости! Татьяна прищурилась. Послать что ли эльфа куда подальше? Или, все-таки, рассказать ему немного о себе? Магичка не любила откровенничать. Но иногда... ей так хотелось поделиться с кем-нибудь своим прошлым! И своими проблемами.
   - Ну так что, расскажешь? - попросил Лавр, и Татьяна решилась.
   - Да что там рассказывать? - печально вздохнула она. - Все это банально и грустно. Ты знаешь, кто такие рыцари?
   - Приходилось сталкиваться.
   - Так вот. Сержен Тэн был рыцарем. Он поклонялся Владычице, которая ненавидела бельсов. А я, по представлениям Сержена, была именно бельсом, поскольку владела магией. Таких как я, называли ведьмами и нечистью. Не мудрено, что светлый рыцарь относился ко мне, мягко говоря... настороженно. Но согласился стать моим напарником, когда нас нанял Асмодей. Честно говоря, я думала, что совместная дорога и пережитые опасности что-то изменят в наших отношениях. Сержен мне нравился. Очень. Да и я ему тоже. Но он вбил себе в голову, что рыцарь не может любить нечисть, а потому избегал меня, несмотря на все мои старания его очаровать, - горько ухмыльнулась Татьяна, подливая себе еще вина.
   - Мужик, должно быть, был сумасшедший, - пробормотал пораженный подобным идиотизмом Лавр. - Неужели он не видел тебя? Он что - слепой?!..
   - Нет, я же тебе говорю, он верующий! После того, как заказ Асмодея был выполнен, Сержен пожелал стать настоятелем ордена Владычицы. Тогда это место занимал падре Ваоле, который теперь стал Учеником Великого. Рыцарь пригласил меня в свой мир. И я пошла. Потому что была в него влюблена. И надеялась, что он мне ответит тем же. Я знала, что всегда буду делить Сержена с его верой и его Владычицей, но он настолько мне нравился, что я была согласна это делать.
   - Если не хочешь, можешь не рассказывать дальше, - глухо сказал Лавр, увидев, что повествование причиняет Татьяне боль.
   - Да ладно... уже немного осталось, - криво ухмыльнулась магичка, слепо нашарила бокал с вином, но тут же решительно его от себя отодвинула и даже встала из-за стола. - Во избежание проблем, рыцарь поселил меня в маленьком домике, далеко от города. Он боялся, что я привлеку к себе внимание своими магическими способностями. Сержен действительно получил сан настоятеля ордена Владычицы, как и обещал Асмодей. Он приезжал ко мне так часто, как только мог и оставался до утра. Я ждала его, встречала с радостью и искренне верила в то, что он меня любит. Но однажды... однажды ночью в мой дом ворвалась святейшая инквизиция, вооруженная сковывающими магию амулетами, схватила меня и бросила в тюрьму. Там-то я познакомилась с падре Ваоле, который читал мне душеспасительные проповеди и грозил пытками.
   - Что-то мне подсказывает, что главным виновником твоего попадания в тюрьму был именно Сержен? - зло предположил Лавр, наблюдая, как Татьяна нервно меряет шагами комнату.
   - Какой ты догадливый,... - мрачно улыбнулась магичка. - А я вот долго не могла понять, как священная инквизиция меня обнаружила. До тех самых пор, пока падре Ваоле не показал мне донос, где рукой Сержена было написано, что я - злобная ведьма, и что он от меня отрекается
   - Почерк можно подделать, - осторожно заметил Лавр.
   - Почерк можно. А ауру писавшего? Ее следы остаются даже спустя несколько лет. Нет, донос был действительно написан Серженом, - вздохнула Татьяна. - И действительно добровольно. Это я могла определить даже без магии. Но вот почему рыцарь сдал меня инквизиции - я до сих пор не знаю. Его поступок настолько меня потряс, что я долгое время не могла поверить в то, что Сержен действительно меня предал. Я ждала, что он появится и спасет меня. До последнего. Когда сидела в тюрьме, шла на костер и даже когда бежала оттуда. Верила, что вот сейчас, сию секунду, Сержен появится. Откажется от своих показаний, закроет меня своей спиной или просто вернется. И попросит прощения. Я верила в это, даже стоя в виде каменной статуи в комнате Асмодея. И только потом, спустя много лет, на меня обрушилась жестокая, отупляющая правда. Сержен не вернется. Он действительно меня предал. Обрек на пытки и смерть. Сначала мне хотелось отомстить Сержену. Очень. Потом хотелось просто его забыть. Я с остервенением махала мечом, влезала в различные авантюры и рисковала жизнью. Однако память не желала успокаиваться. Сержен мне снился. Иногда - несколько ночей подряд. И в моих снах он обо мне не помнил. За это я ненавидела его еще больше. И саму себя тоже.
   Лавр решительно поднялся с кресла, поймал Татьяну за руку, привлек к себе и обнял
   - Перестань! - решительно прервал он исповедь магички. Татьяна вздохнула и уткнулась в грудь эльфа, с удовольствием почувствовав, как он тут же напрягся.
   - Извини, - пробормотала магичка и потерлась щекой о камзол. - Вообще-то я не люблю жаловаться на жизнь. Просто настроение... отвратительное.
   - Угу. И вина ты, кажется, выпила несколько больше, чем следовало, - поддразнил Татьяну Лавр, пытаясь ее отвлечь.
   - Может быть, дело действительно в вине, а может быть, я просто устала, - прикрыла глаза магичка. - Устала бесконечно сражаться, быть настороже и делать вид, что у меня все прекрасно. Ты знаешь, сегодня мне впервые за бог знает сколько времени захотелось напиться до поросячьего визга.. До беспамятства. До такой степени, чтобы честно признаться, что я завидую Сьенне.
   - Не понял...
   - Она родилась королевой. Знатной, богатой, обладающей властью. Ей не надо ничего добиваться в этой жизни, не надо никому ничего доказывать, не надо выживать...
   - Похоже, вина ты сегодня выпила слишком много! - сделал вывод Лавр, который никогда не видел Татьяну в таком состоянии. - Ложись-ка лучше спать.
   - Одна? - ехидно поинтересовалась магичка, - или ты позовешь Горморла?
   - Обойдется! - фыркнул Лавр, подхватывая Татьяну и осторожно укладывая ее в постель.
  
   Лавр проснулся неожиданно, рывком, словно его кто-то позвал. Эльф прислушался к собственным ощущениям, но звоночка, предупреждающего об опасности, не услышал. И постороннего присутствия не почувствовал. Лавр выскользнул из постели, проверил окно и дверь, провел ладонью по стенам, но ничего подозрительного так и не нашел. Странно... что же его разбудило? Эльф напряженно огляделся по сторонам и... заметил маленькую шаровую молнию, летающую под потолком. Тьфу ты, демоны! Так это не до конца развеявшаяся магия Татьяны! Лавр успокоился, снова забрался в постель и, не удержавшись, провел ладонью по плечу магички. Татьяна не проснулась. Хе... не мудрено. После того, что они в этой самой постели устроили, Лавр и сам был вымотан донельзя. Даже сейчас, после нескольких часов сна, он чувствовал себя умиротворенным и утомленным. Татьяна что-то мурлыкнула спросонья и потерлась носом о плечо эльфа. Ну... может, не таким уж и утомленным. Лавр приподнялся на локте и окинул магичку взглядом. Разглядывать Татьяну ему никогда не надоедало. Тело магички было столь совершенным, что даже не верилось, что оно принадлежит небельсу. Смуглая кожа, хрупкие руки (даже и не скажешь, что они умеют держать меч), тонкие запястья...
   Лавр остановил взгляд на синей татуировке и нахмурился. Эльф прекрасно знал, что такой след оставляет браслет подчинения, как знал и то, что какое-то время Татьяна находилась под властью полубезумного кольдера. Однако эльф и представить себе не мог, как магичка смогла вынести рабство. Свободолюбивая, стервозная, самоуверенная Татьяна была совершенно не тем человеком, которым можно было командовать. Сейчас Лавр и сам жалел, что так легко убил Шереса. Татьяна, наверняка, отомстила бы этому кольдеру куда изысканнее. Магичка, словно почувствовав, что Лавр ее разглядывает, разлепила сонные глаза, потянулась и одарила эльфа улыбкой.
   - Тебе чего не спится?
   Изысканные линии совершенного тела, пышная грудь идеальной формы, длинные, стройные ноги... если у Лавра в голове и были какие-нибудь внятные мысли, то при виде обнаженного тела Татьяны они в очередной раз испарились.
   - Меня твоя молния разбудила...
   - И все? - ехидно поинтересовалась Татьяна, чувствуя, что в очередной раз тает от страстного взгляда Лавра. Однако эльф на ее вопрос так и не ответил. Он был слишком увлечен. Впрочем... через пару секунд магичка и сама уже не ждала ответа. Она тоже увлеклась. Более чем...
  
  
  
   12.
   Глупо, конечно, посетить средневековье
   и не побывать на дыбе.
   А. Миронов "Древнерусская игра".
  
   Идея приворожить друг к другу Горморла и Родомилу была великолепной. Более чем. Правда, местное законодательство строго карало за насильственное магическое воздействие, но... кого это интересовало? Уж не Татьяну, определенно! Она дождаться не могла, когда, наконец, избавится от Канцлера и сможет зажить своей обычной жизнью! Если сможет, конечно. В последнем у магички с недавнего времени начали появляться серьезные сомнения. Нет, не потому что она привыкла к роскоши и покою. К подобным вещам Татьяна относилась равнодушно. Магичка слишком привыкла к эльфу. И ничего не могла с этим поделать.
   Во избежание неприятностей, Татьяна и Лавр встречались тайно, в небольшом трактире на границе Льясмы и Фряндии, который держал бельс. Они сбегали туда практически каждую ночь, и магичка плохо представляла себе, что будет делать без этих встреч, когда задание закончится. Да и жить двойной жизнью, постоянно обманывая Горморла, было не так просто. И как эльф умудряется толкать ее на всяческие глупые поступки? Татьяна до сих пор жалела, что разоткровенничалась с Лавром и рассказала ему о собственном прошлом. Впрочем... эльф никогда не напоминал ей об этом и, казалось, не придал ее рассказу особого значения. Дни складывались в недели, а Татьяна, надеявшаяся, что за столь долгое время ей удастся пресытиться Лавром и забыть о нем, все никак не могла выпроводить его из собственной жизни куда подальше. Наоборот. Она уже ждала встреч с эльфа. И хотя причиной их свиданий (вроде как) была вполне определенная цель - продумать организацию встречи Горморла и Родомилы, однако серьезный разговор продолжался не больше часа. Дальше начинались подколы друг над другом, язвительные комментарии и... они снова просыпались в одной постели. Удивительно еще, что назначить дату исторической встречи и организовать ее все-таки получилось...
   Надо сказать, что Горморл особого желания знакомиться с Родомилой не проявлял. Во-первых, потому, что уже сталкивался с самовлюбленной, заносчивой королевой, а во-вторых, потому, что действительно увлекся Татьяной больше положенного. И только напоминание о том, что брак с Родомилой - это его единственный шанс заполучить корону сразу двух государств, подействовало на Канцлера отрезвляюще. Но не надолго. Впрочем... у Лавра были примерно такие же проблемы. И даже еще хуже, поскольку Родомила вообще не понимала, зачем ей нужен визит Горморла. Сказать ей, что она должна выйти за Канцлера замуж, Лавр (опасаясь за собственное здоровье) не рискнул.
   - Я даже не знаю, подействует ли приворот? - жаловался эльф Татьяне. - Родомила с меня глаз не спускает. Все допытывается, когда же мы объявим народу о помолвке! Я и так уже вторую неделю с этим тяну.
   - Ты думаешь, провести тайную коронацию - это так просто? - возмущалась Татьяна. - Да чего только мне стоило собрать в столице всю оппозицию! А уговорить Верховного Жреца на подобную авантюру?
   - И когда коронация? - мрачно поинтересовался эльф.
   - Сегодня ночью. В маленькой заброшенной церквушке у самой границы.
   - И надолго? - расстроился эльф, поняв, что с Татьяной ему сегодня ночью побыть не удастся.
   - Откуда я знаю? - пожала плечами магичка. - До сих пор я никого еще не короновала.
   Вообще-то, Татьяна и не имела представления о данном процессе, но... вмешался Горморл, вспомнился незабвенный Дюма*, и постепенно церемония коронации начала вырисовываться. Для такого дела Канцлер даже пообещал стащить на время официальную корону Льясмы (благо, Сьенна редко ей пользуется).
  
   * Речь идет о романе Дюма "Графиня де Монсоро", о сцене тайной коронации Франсуа Анжуйского.
  
   В небольшом, явно заброшенном храме было темно, сыро и пахло плесенью. И несмотря на то, что вперед были высланы люди, специально с той целью, чтобы привести место коронации хотя бы в относительный порядок, все равно помещение выглядело мрачно. Татьяна осмотрелась вокруг и скривилась. Ну разве это тайная коронация? Уж как магичка уговаривала Горморла нарядить всех собравшихся в рясы и вручить им опознавательные знаки! Однако Канцлер на данное предложение только покрутил пальцем у виска. Дескать, зачем такие сложности, если вся армия и полиция все равно в его руках? Горморл даже предположил, что вообще мог бы спокойно в столице короноваться, причем в центральном храме, и Сьенна не почесалась бы. Зная королеву, Татьяна в последнем не сомневалась. Но... так хотелось немного романтики и таинственности! Однако Канцлер решил, что с него хватит и поездки к демонам на рога в никому неизвестный храм.
   Наконец, народ распределился вокруг жертвенного алтаря в требуемом церемониалом порядке, и вперед вышли двое. Верховный Жрец, державший в руках нечто, напоминающее медвежий капкан, и пожилой мужчина в рыцарском наряде.
   - А что это в руках у Верховного? - не выдержав, спросила Татьяна у одного из окружавших ее людей.
   - Это мощный артефакт, хранящий страну от бед. На нем вот уже пять столетий приносят присягу все короли.
   - А мужик этот седой кто? - не отставала Татьяна. - Я его ни разу при дворе не видела.
   - И не мудрено! - кисло улыбнулся расспрашиваемый. - Это же сам лорд Мэлвилл! Благороднейший дворянин, рыцарь без страха и упрека! Он не приносил вассальной клятвы Сьенне, решив, что она неподходящая правительница. Я не удивлен, что Горморл счел именно его достойным участия в коронации. Канцлер не первый, кого лорд Мэлвилл опоясывает мечом!
   Тем временем, церемония продолжалась. Жрец, Канцлер и лорд несколько раз обошли вокруг алтаря, полили его чьей-то кровью, постояли молча, прикрыв глаза (видимо, молились) и сделали еще несколько кругов уже в другую сторону. Наконец, Канцлер остановился прямо напротив алтаря, повернулся к нему спиной и преклонил колени. Жрец воздев руки с артефактом над головой Горморла, вознес хвалу богам и начал толкать речь.
   - Все мы знаем, в каком печальном положении находится наша страна. И знаем, что только Канцлер не позволяет ей скатиться окончательно в пропасть. Сьенна - коронованная правительница Льясмы. Но она не умеет править. Сьенна чуть не втравила нас в несколько войн, отдала сбор налогов на откуп своим фаворитам, перессорилась с соседями... Я, как Верховный Жрец, знаю, что совершаю грех, коронуя Канцлера Горморла. Но я беру этот грех на себя. Боги видят, что я делаю это не из желания денег или власти. Я делаю это, заботясь о благе своей страны. Горморл, я признаю тебя достойным родовой короны Гарветтов!
   Артефакт вспыхнул, на мгновение ослепив окружающих, и погас.
   - Горморл, я признаю тебя достойным родовой короны Гарветтов! - поддержал Верховного лорд Мэлвилл. Он вынул меч из ножен и поднял его над головой Канцлера. - Все знают, насколько мой род честен и благороден. Я не даю клятв, которые не могу выполнить. Потому я рад, что сегодня мы коронуем истинного правителя Льясмы. Такого, которому не зазорно принести клятву и служить до конца своих дней. Правь достойно, Горморл!
   Верховный обернулся к одному из своих служек, тот протянул ларец, и Жрец достал оттуда корону.
   - Клянись, что будешь править достойно и справедливо! Так же, как ты правил до сих пор!
   - Клянусь! Клянусь, что став королем, я позабочусь о Льясме наилучшим образом. Я приложу все усилия к тому, чтобы моя страна процветала. Я сделаю все, чтобы ее защитить. И я не забуду тех, кто поддержал меня на пути к трону, - торжественно пообещал Горморл.
   - Клятва принята! - провозгласил Верховный Жрец и возложил корону на голову Канцлера.
   Свидетели церемонии склонили головы, а затем выпрямились и заорали:
   - Да здравствует король Горморл!
   Вопль получился душевный. Мощный. И (что самое главное) искренний. Ни один из стоящих у алтаря людей даже не усомнился, что Горморл найдет, как обойти проклятье и станет воистину великим королем. Теперь дело оставалось за малым. Организовать новоиспеченному монарху встречу с Родомилой и попросить окружающих сохранить коронацию в тайне... ну хотя бы на ближайшие пару недель.

***

   Для того, чтобы запланированная встреча прошла успешно, Лавр приложил все усилия. Он даже намекнул Родомиле, что после церемонии обязательно посетит ее постель. Королева воодушевилась и принялась гонять слуг активнее. Эльфу оставалось только надеяться, что Татьяна приготовит качественное приворотное зелье, и что оно на Родомилу подействует. И если бы кто-нибудь в данный момент попытался сказать Лавру, что принуждать людей к любви противозаконно, он рисковал огрести таких неприятностей, что мало не показалось бы. Родомила эльфа просто-напросто достала! Лавр дошел до того, что начал от королевы прятаться! Поэтому, когда, наконец, настал назначенный день встречи, эльф чуть ли не бегом вылетел приветствовать почетных гостей. И с нетерпением ждал, когда официальная церемония все-таки закончится.
   - Ты чего дергаешься? - поинтересовалась подъехавшая к Лавру Татьяна. Ржавый тут же довольно зафырчал и начал ластиться к эльфу.
   - Как же вовремя вы приехали! - выдохнул Лавр, машинально лаская шриша. - Еще пару дней, и Родомила решилась бы на изнасилование!
   - Все так плохо? - фыркнула Татьяна. - Меня тоже Горморл достал до печенок. Хорошо хоть коронация его отвлекла немного.
   - Ты уверена, что твое приворотное зелье подействует? - уточнил эльф. - Родомила последнее время стала ко мне... особенно неравнодушна.
   - Боги, Лавр, неужели ты тоже веришь в то, что приворотное зелье может на кого-то не подействовать? Это же досужие вымыслы небельсов!
   - Ну почему?... Террел тоже говорил, что подобное возможно... в определенных случаях... правда, вампир тут же уточнял, что сам с такими случаями не сталкивался.
   - Какие случаи? - отмахнулась Татьяна. - Глупости! Есть очень немного рас, на представителей которых не действует приворотное зелье. И то... как мне кажется, они недостаточно изучены. Думаю, если исследовать эльфов и поменять кое-какие ингредиенты... их тоже вполне можно очаровать.
   - Лучше скажи, как ты собираешься приворотное зелье подсыпать? - поинтересовался ничуть не впечатленный Лавр. - За столом не пойдет. Мы ведь должны потом Родомилу с Горморлом наедине оставить.
   - Я провела предварительную работу с Канцлером. Он, правда, не горит желанием предлагать Родомиле руку и сердце, но сделает это. Я надавила на его чувство ответственности. Правда, Горморл уверен, что ему откажут. Поэтому я подстраховалась и попросила делать предложение не с места в карьер, а... после непродолжительной беседы... минут эдак на двадцать... чтобы зелье успело подействовать. Зная Горморла, могу обещать, что он выполнит мой совет неукоснительно.
   - Прекрасно! - воодушевился эльф. - Я тоже сейчас кое-что шепну на ушко королеве, и она будет готова слушать Горморла хоть два часа подряд!
   - Единственная проблема... как только зелье подействует, нам нужно будет подчистить августейшим особам память и смываться из замка, чтобы не отвлекать Канцлера с королевой своим присутствием. А мне не хотелось бы пускать дело на самотек, - вздохнула Татьяна.
   - Я Форса приглашу. Пусть покараулит Горморла с Родомилой до свадьбы, - предложил Лавр. - Но ты так и не ответила на мой вопрос. Как мы зелье подливать будем?
   - Элементарно! Ты нашел подходящее место для встречи?
   - Да, центральная галерея. Туда ведут два хода, как ты и просила. Но я не понимаю смысла...
   - Ты подведешь Родомилу к одной двери, я Канцлера к другой. Дадим им выпить вина для храбрости... или для неотразимости... или просто так... и вытолкнем навстречу друг другу.
   - И Горморл тебя не заподозрит? - удивился Лавр.
   - Нет. Так же, как и тебя Родомила. Они слишком нам доверяют
   - Какая же ты стерва! - восхищенно присвистнул эльф.
   - И кто тебя научил делать девушкам столь сомнительные комплименты? - рассмеялась Татьяна.
   Несмотря на то, что в действенности собственного приворотного зелья магичка была уверена на все сто, волновалась она не меньше, чем Лавр. Мало ли... вдруг все-таки что-нибудь пойдет не так? Татьяна следила за Горморлом и Родомилой до тех пор, пока те не увлеклись друг другом настолько, чтобы отправиться в постель.
   - Какая у тебя королева... шустрая, - ехидно прошептала магичка на ухо Лавру. - Не успела с мужчиной познакомиться, а уже в спальню его тащит.
   - Да демоны бы с ними! Пусть идут куда хотят! Мы можем, наконец, отсюда уехать? - нетерпеливо поинтересовался эльф.
   - А куда это ты так торопишься? - иронично поинтересовалась Татьяна.
   - Доедем до гостиницы, я тебе объясню... в подробностях! - хмыкнул Лавр, увлекая за собой магичку.
   - Ты же хотел с Форсом связаться, - ехидно напомнила Татьяна.
   - Письмо отправлю! - отмахнулся нетерпеливый Лавр.
   - Как только Ролум узнает, что мы скинули свое задание на Форса, он тут же найдет для нас новое задание, - вздохнула магичка. - Хотелось бы надеяться, что он вспомнит о своем обещании, и позволит мне разобраться с Великим. Тем более, что Хант, кажется, нашел возможность настроить в его владения телепорт.
   - Я отправляюсь с тобой, - решительно заявил эльф. - И ни один Ролум меня не остановит.

***

   Злой, как сотня голодных демонов, Форс ввалился в номер к Татьяне и Лавру с самого раннего утра. И, застав парочку мирно спящей в постели, рассвирепел окончательно.
   - Расслабились голубки?! - рявкнул он с порога.
   Хм... ну, если гоблин рассчитывал, что магичка с эльфом застесняются, он жестоко ошибся. Единственной реакцией парочки на несвоевременное пробуждение была длинная нецензурная тирада и небольшой огненный шар, просвистевший в опасной близости от уха Форса.
   - Отвали, дай поспать! - буркнул эльф, даже не продрав глаза.
   - Да вы уже проспали все на свете! - рыкнул гоблин. - Какого демона вы оставили Сьенну одну?
   - А чего ее караулить? - раздражительно поинтересовался Лавр, все-таки оторвав свою голову от подушки.
   - Она сбежала! - рявкнул Форс.
   - Кто сбежал? - тут же проснулась магичка. - Сьенна? Куда?
   - К лорду Герману! - язвительно просветил парочку гоблин. - Татьяна, неужели ты не замечала того, что происходило прямо перед твоим носом? Сьенна ведь в открытую флиртовала с лордом! И, по уверениям окружающих, была искренне расстроена, когда тот отправился защищать границу.
   - Ну и что? - пожала плечами Татьяна. - Да Сьенна влюбчивая, как кошка! Но ни одна из ее серьезных любовей не длилась дольше недели. С чего ты взял, что королева к Герману сбежала?
   - С того! Сьенна дура, конечно, но Герман-то далеко нет! Он услышал про коронацию Горморла. Да и не мудрено было не услышать, вы ее чуть ли не в открытую провели! Лорд сообщил королеве, что ей угрожает опасность, и предложил свою защиту. Ну и руку с сердцем в придачу. Вы понимаете, чем это пахнет? - злился Форс.
   - Откуда ты все это знаешь? - нахмурился Лавр, вылезая из постели и натягивая штаны.
   - Оттуда! Слава богам, у Сьенны не хватило ума держать свой отъезд в тайне. Наоборот, она растрепала всем, кому могла и о своих чувствах к Герману, и о том, что ей угрожает опасность!
   - Сколько времени прошло с того момента, как Сьенна исчезла из дворца? - мрачно поинтересовалась Татьяна.
   - Почти сутки. Королева сбежала сразу же после того, как вы с Канцлером отправились к Родомиле с официальным визитом.
   - Зная Сьенну... далеко уехать она не могла, - определила магичка. - Форс, выйди, я оденусь. И закажи нам завтрак, пожалуйста. Отправляться в погоню на голодный желудок лично у меня нет никакого желания.
   - Мы оба будем ждать тебя внизу, - решил Лавр, выталкивая приятеля из номера.
   - Боги! Как тебя угораздило переспать с Татьяной? - тут же завелся гоблин. - Я глазам своим не поверил, когда вас в одной постели увидел! Тебе что, проблем мало?
   - Я не буду это обсуждать. Даже с тобой, - отрезал эльф. - Лучше скажи, как отнесся Ролум к тому, что теперь Горморла и Родомилу будешь охранять ты.
   - А ты не догадываешься? - фыркнул гоблин. - И Ролум, и Террел рычали, как злобные монстры. Кто вас с Татьяной надоумил нарушать закон и использовать приворотное зелье?
   - А как еще мы могли поженить Канцлера с королевой? - вспылил Лавр. - Наши подопечные стали проявлять к нам... совершенно неподобающие чувства. Мне, например, Родомила предложила разделить с ней трон. Как тебе это нравится?
   - Ничего себе! - присвистнул Форс. - Похоже, выхода у вас действительно не было. Впрочем... сейчас это не самое важное. Как ты понимаешь, Сьенну надо догнать. И убить. Иначе коронация Горморла была напрасной. А если королева успеет обвенчаться с лордом Германом, дело совсем плохо будет.
   - Вот ведь сволочь, а? Земель с титулом ему мало стало, решил королем стать! - зло ругнулся Лавр.
   - Да какой небельс в здравом уме откажется от подобной перспективы? - удивленно дернул бровью Форс. - Герман легко предал Великого. И любого другого ради собственных интересов он предаст с такой же легкостью. Я думаю, что его тоже необходимо уничтожить.
   - Чур это буду делать не я! - буркнула Татьяна, присоединяясь к гоблину и эльфу. - Герман меня слишком хорошо знает. И заподозрит неладное. Лучше я догоню Сьенну. Тем более, что убить ее - это мое задание. Если даже мне не удастся уничтожить королеву сразу... вполне возможно, что лорд приставил к ней соответствующую охрану... я задержу ее. И Лавр успеет добраться до Германа.
   - Идет! - согласился эльф. - По крайней мере, на сей раз мне хотя бы не придется никого соблазнять!
   - Ну, вот и славно, - подвел итог Форс. - А я останусь здесь и пригляжу за Горморлом и Родомилой вплоть до их свадьбы.

***

   Как Татьяна и предполагала, Сьенна путешествовала не одна. Предусмотрительный Герман снарядил охранять королеву почти полсотни человек. И пробиться сквозь такой заслон к августейшей особе было весьма проблематично. Татьяне пришлось задействовать все свое обаяние и даже магию, чтобы ей вообще позволили пообщаться со Сьенной. Впрочем... беседа почти ничего не дала. Королева с упорством юной влюбленной дурочки рвалась на встречу с Германом и искренне желала выйти за него замуж. По-видимому, когда бог раздавал мозги, Сьенна стояла в очереди за ушами. Королева и слушать не хотела, что подвергает свою жизнь опасности! Возвращаться в Льясму Сьенна собиралась только вместе с Германом. Причем в сопровождении войска. А то, дескать, Канцлер слишком много власти себе захапал. Пора бы его подвинуть, иначе она и спать спокойно не сможет. Тьфу! Татьяна невольно прикрыла глаза. Поскольку интеллектуальные способности королевы оставляли желать лучшего, понятно было, что светлая мысль избавиться от Горморла пришла в голову не ей. А это значило, что Герман уже давно присматривался к трону Льясмы. И что Лавр серьезно рискует, пытаясь от него избавиться. Впрочем... делать было нечего. Не отступать же! И Татьяна с упорством, достойным лучшего применения, начала уговаривать Сьенну взять ее с собой. Дескать, молодой даме в принципе неприлично путешествовать без компаньонки, а уж королеве тем паче. Ну, а тот факт, что компаньонка (помимо всего прочего) еще и боевой маг, должно только порадовать Сьенну. Кто еще сможет защитить ее от происков коварного Горморла?
   Надо сказать, с последним утверждением Сьенна полностью согласилась. Ее страх перед Канцлером был настолько велик, что она ежесекундно опасалась нападения. Но, как Татьяна ни старалась, до отплытия побыть наедине с королевой ей не удалось. То ли телохранители что-то почуяли, то ли просто исправно несли службу, но Сьенну они не оставляли ни на секунду. И бдительность свою немного ослабили только после того, как королева поднялась на борт галеона "Ветер". Хм... ну, охранников можно было понять. Даже если бы Татьяна и решила избавиться от Сьенны во время плавания, куда бы она потом с палубы делась? За борт сиганула после выполнения задания? Угу... открытый океан к подобным подвигам располагает как нельзя больше. А если учесть, что магичка прихватила с собой и своего шриша (а куда его девать? Не Форсу же оставить!), то становилось понятно, что ожидать от нее каких-либо гадостей по отношению к августейшей особе не стоило. Ну не самоубийца же она!
   То, что Сьенна полная дура, Татьяна прекрасно знала. Однако оказалось, что изредка встречаться с королевой - это одно, а общаться с ней сутками напролет - это совсем другое. Через два дня после отплытия Сьенну готовы были убить даже те, кто был приставлен ее защищать. Вечно капризная, окруженная кучей мелких собачек, королева действовала на нервы всем. Особенно Татьяне, которая, на свою голову, решила стать компаньонкой Сьенны. Единственное, что несколько примиряло магичку со сложившейся ситуацией, так это то, что королева умела сама находить себе развлечения. Подчас довольно экзотические. Про гнома, например, Татьяна узнала через неделю после отплытия. Да и то совершенно случайно. Обследовав (со скуки и в силу привычки наемника) корабль, магичка нечаянно заглянула в один их темных, сырых трюмов и увидела там нечто.
   Сначала Татьяна решила, что на цепи сидит какое-то экзотическое животное, которое Сьенна прихватила вместе со своими любимыми собачками. Но затем, присмотревшись внимательно, магичка поняла, что это бельс. Маленький, грязный, оборванный, но определенно бельс. И, скорее всего, принадлежащий к расе гномов. Татьяна нахмурилась и отправилась разбираться с королевой. Насколько магичка помнила закон, бельсов нельзя было брать в рабство. И уж тем более морить голодом. Люди, конечно, редко уважали (и уж тем более исполняли) чужие законы, но представитель клана Охотников просто не мог пройти мимо столь вопиющего безобразия.
   - Ваше величество, могу ли я задать вам вопрос? - вежливо поинтересовалась Татьяна, не забыв почтительно склонить голову.
   - Спрашивай! Может быть, меня это немного развлечет, - милостиво разрешила Сьенна.
   - Что за гном сидит у вас на цепи?
   - А он еще не умер? - искренне удивилась королева. - Вот упрямое создание!
   - Какое преступление совершил этот гном, что вы так жестоко его караете? - попыталась добраться до сути дела Татьяна.
   - Преступление? Он отказывается меня развлекать! - капризно заявила Сьенна, и магичка мысленно схватилась за голову. Вот только войны с гномами Льясме для полного счастья не хватало! Однако объяснять глупой королеве, что она не права, было бессмысленно. Сьенна просто не умела ни думать, ни просчитывать последствий своих поступков.
   - Могу ли я попросить у вашего величества оказать милость и продать мне этого гнома? - спокойно поинтересовалась Татьяна, стараясь не выдать своих чувств.
   - Зачем он тебе? Все равно он умрет!
   - Я постараюсь отдалить смерть гнома. И научить его кое-каким трюкам, чтобы он смог доставить вашему величеству удовольствие и развлечь вас. А в качестве оплаты за гнома я могу предложить вам мощный артефакт, который делает женщину еще более привлекательной и желанной. Разумеется, для лорда Германа вы и так прекрасны. Но вашему величеству придется очаровывать не только самого лорда, но и его сторонников. Только тогда можно будет набрать войско, способное противостоять Канцлеру.
   - Хорошо, хорошо, можешь забирать гнома, - оживилась королева. Татьяна протянула ей артефакт, поклонилась и понеслась освобождать пленника.

***

   Переход из ипостаси раптора в эльфийскую был болезненным. И неприятным. Мир поблек, утратил неповторимый запах и стал пресным. Лавр почти час сидел в лесу, привыкая к собственному телу и обычным ощущениям. В принципе, он в любой момент мог бы сорваться с места, поскольку чувствовал себя вполне прилично, но рисковать не хотел. Татьяна характеризовала Германа как очень умного и хитрого противника. А потому Лавр не желал терять данных ему природой преимуществ. Эльф предусмотрительно спрятал часть своих артефактов прямо в лесу (благо Татьяна зарядила их на совесть), и решился пробраться в город ближе к вечеру. В том, что Сьенна к Герману все еще не приехала, Лавр был абсолютно уверен. Более того, зная Татьяну, эльф мог бы поставить все свое состояние на то, что королева до лорда так и не доберется. И трона Льясмы Герману не видать как своих ушей. Впрочем... лорд вряд ли успеет сильно из-за этого расстроиться. Жить ему осталось недолго. Стоит только подпустить незнакомого эльфа на расстояние выстрела...
   Однако, как оказалось, Лавр Германа недооценил. И недооценил очень серьезно. Наверное, эльф слишком много думал о посторонних вещах. А может быть, привыкнув к тому, что никогда не встречал среди небельсов достойных противников, просто потерял осторожность. В любом случае, Лавр был не прав. Он слишком поздно почувствовал опасность. Круг сомкнулся. А против целого войска небельсов, возглавляемого Германом, Лавр в одиночку сделать ничего не мог. Однако сдаваться в плен, даже не попытавшись сопротивляться, было как-то совсем уж глупо. Да и непонятно - с чего это вдруг целое войско людей вышло против одного эльфа.
   - Чем могу быть полезен? - саркастично осведомился Лавр, пытаясь прощупать ситуацию.
   - Ну... если только своей смертью, - гаденько улыбнулся Герман. - Пришел за моей головой? Напрасно. Я не такая легкая добыча, как тебе могло показаться.
   - И с чего ты взял, что мне нужна твоя голова? - наигранно удивился эльф.
   - Не считай меня идиотом! Вы можете пудрить мозги Сьенне, Родомиле и даже Горморлу, но меня вам не провести! Думаешь, я не смог сложить два и два, чтобы понять, зачем клан Охотников послал двух своих воинов охранять глав соседних государств? - ехидно вопросил Герман, и Лавр понял, что Татьяна была права, описывая лорда как очень умного и расчетливого человека. - Вы решили произвести государственный поворот в Льясме, а затем объединить ее с Фряндией... умно, умно, ничего не скажешь. Вот только меня вам предусмотреть не удалось. А я женюсь на Сьенне и стану законным королем. И первое, что я сделаю после этого - избавлюсь от Горморла. Кстати, интересно, он знает, что его любовница спит с эльфом?
   - А она спит с эльфом? - ухмыльнулся Лавр, заставляя себя быть спокойным.
   - Я следил и за тобой, и за Татьяной.
   - Много полезного почерпнул? - ехидство эльфа стало нескрываемым.
   - Достаточно для того, чтобы уничтожить вас руками Канцлера.
   - Опоздал! - фыркнул Лавр. - С некоторых пор Горморл искренне и всей душой любит Родомилу. Не удивлюсь даже, если в ближайшем будущем они поженятся. Ну и потом... ты же все равно собрался убивать Канцлера. Так какая тебе разница, с кем спит его любовница? А... - внезапно догадался эльф. - Так вот почему ты желаешь убрать нас чужими руками! Ты боишься, что если ты сам убьешь нас с Татьяной, клан Охотников будет тебе мстить? Ну... что я тебе могу сказать... правильно боишься.
   - Нет, я не собираюсь тебя убивать, - прошипел Герман. - У меня накопилось слишком много вопросов к тебе. И я думаю, что после того, как ты познакомишься с пыточной камерой и моим очень искусным палачом, ты станешь очень разговорчивым.
   - Возможно, - глумливо усмехнулся эльф. - Но для начала тебе придется взять меня в плен... живым... - и Лавр обнажил свой клинок. Войско Германа замерло. Желающих сражаться с Охотником, да еще и эльфом, не нашлось.
   - Что вы стоите, идиоты? - взорвался лорд. - Здесь не рыцарский турнир, чтобы благородные поединки устраивать! Взять его! И только попробуйте покалечить!
   Воодушевленные приказом своего военачальника, люди тут же бросились целой толпой на одиноко стоящего эльфа. Разумеется, Лавр защищался. Попадать в плен к Герману ему совершенно не хотелось. Однако толпа напавшего на него народа была слишком большой. И веревка, от которой эльф не успел увернуться, чересчур сильно затянулась на его шее. Когда Герман, наконец, подобрался к своей жертве, Лавр не мог даже стоять. Он буквально мешком висел на руках державших его людей. Однако во взгляде эльфа не было ни страха, ни почтения, ни покорности судьбе.
   - Отвечай! Ты прибыл сюда, чтобы убить меня? - разъяренно поинтересовался Герман.
   - Нет, чтобы в очередной раз тебя перекупить! - фыркнул Лавр.
   - Не смей мне хамить! - взвился Герман, и его плетка щелкнула по спине эльфа. - В пыточную его! Там мы продолжим... нашу беседу! И если мне не понравятся твои ответы, эльф, ты умрешь!
   - Я в любом случае умру, - пожал плечами Лавр. - Я не настолько глуп, чтобы верить в то, что ты сохранишь мне жизнь. Даже если я тебе открою все тайны.

***

   Выкупленный Татьяной гном пришел в себя только через сутки. Он был настолько слаб, что магичка отваживалась кормить его только пустым бульоном, причем в ограниченных количествах. Похоже, Сьенна держала гнома на голодном пайке как минимум неделю. И, не смотря на то, что толку так и не добилась, не поленилась взять с собой в дорогу упрямую игрушку. Впрочем, гном надоел королеве точно так же, как и любое другое развлечение. За время путешествия Татьяне даже не пришлось прикладывать никаких усилий, чтобы задержать Сьенну в дороге. Она сама это делала. То самовольно вставала к штурвалу, чуть не посадив корабль на мель, то просила остановиться в каждом более менее приличном порту, чтобы посетить магазины, то начинала крутить шашни с членами экипажа... словом, развлекалось ее августейшее величество как могло. И Татьяна ее всячески в этом поддерживала. Ей было необходимо плотнее втереться к Сьенне в доверие. Поскольку чем быстрее королева приближалась к Герману, тем меньше у магички оставалось времени на убийство. Татьяна даже опасалась, что недалеко от берега охрана Сьенны снова станет активнее, и тогда убить королеву не удастся.
   Деликатную проблему удалось решить... с помощью гнома. Раздумав умирать, бельс сообщил спасшей его Татьяне, что его зовут Грормин, выразил благодарность и предложил помощь. Магичка задумалась, а потом изложила гному свою проблему.
   - Мне нужно выйти на палубу и прислушаться к океану, - решил Грормин. - Может быть, я и смогу тебе чем-нибудь помочь.
   На фига гному надо было слушать океан, Татьяна так и не поняла. Но перечить не стала. Мало ли... вдруг Грормин и правда сможет ей подсказать что-нибудь дельное?
   - Никогда бы не подумала, что гномы могут найти общий язык с водной стихией, - пробормотала она.
   - Я прошу откликнуться не воду, а землю, - брюзжа, объяснил Грормин. - Причем такую, где нам могли бы помочь.
   - И как? - не удержалась от вопроса Татьяна.
   - Ты плавать умеешь? - отстраненно поинтересовался гном.
   - Я - да. А вот мой шриш - не знаю.
   - Насколько я знаю, все шриши умеют плавать, - хмыкнул Грормин. - Во всяком случае, я много раз видел, как листоухие переправляются на них через реки и даже озера.
   - Ты часто видел эльфов? - искренне удивилась Татьяна. - А я думала, что они и носа не высовывают из своего Золотого Леса.
   - Ну, поскольку они считают, что копаться в земле - это ниже их достоинства, эльфам приходится покупать продукты у нас, - пожав плечами, объяснил Грормин. - Ты лучше скажи мне, ты решилась плыть?
   - А куда деваться? - вздохнула Татьяна. - Вполне вероятно, это единственный выход. А плыть долго? - уточнила она. - Я заряжу артефакты, которые обезопасят нас от нападения хищников и поддержат на воде в случае чего.
   - Заряди, конечно, но вряд ли они понадобятся, - пренебрежительно отмахнулся Грормин. - К нужной точке мы прибудем через два дня. Я успею набраться сил. А земля будет так близко, что ты почувствуешь запах цветов.
   - И ты уверен, что там безопасно? - удивилась Татьяна.
   - Относительно. Абсолютной безопасности не бывает нигде, - заметил гном.
   - В этом ты прав, - вздохнула Татьяна. - Предупреди меня, когда уже можно будет сигать за борт. Мне еще нужно уладить кое-какие дела со Сьенной.
   - Если ты позволишь, я с удовольствием тебе в этом помогу, - хищно улыбнулся гном.
   - Чего не сделаешь для хорошего бельса, - рассмеялась Татьяна. - Решено, общаться с королевой мы пойдем вместе.
   Сьенна, которая уже начала потихоньку сходить с ума от скуки, визиту Татьяны с Грормином обрадовалась. А уж когда магичка заявила, что гном покорился и готов исполнить все прихоти королевы, и вовсе развеселилась. Грормин, отвесив шутовской поклон, принялся дурачиться, с каждым шагом подбираясь к королеве все ближе и ближе, а Татьяна осторожно плела незаметное заклятья бесшумности и заменяемости. Охранники за дверями не должны ничего заподозрить! Даже после того, как Сьенна будет мертва, они будут слышать ее голос и ее смех еще как минимум час. Остается только надеяться, что Татьяне с Грормином хватит этого времени, чтобы бесшумно и незаметно слинять с корабля.
   Вообще-то магичка планировала расправиться с королевой сама. В конце концов, это ведь было ее задание! Однако гном так настойчиво просил позволить ему удавить ненавистную Сьенну, что Татьяна просто не нашла в себе сил ему отказать. Если уж Грормин утверждает, будто убийство королевы доставит ему несказанное удовольствие, то кто она такая, чтобы мешать? К тому же гном, в благодарность за свою спасенную жизнь и за подарок в виде возможности отомстить Сьенне, был готов проводить Татьяну тайными тропами прямиком к границе, где обосновалось войско Германа. Не то, чтобы магичка не доверяла Лавру, который должен был расправиться с лордом, но все-таки неплохо было бы убедиться собственными глазами в том, что все сделано как следует. Собственно, именно поэтому магичка и попросила гнома действовать тайно. Потому что если эльф узнает, что Татьяна его дублирует, он ей этого в жизни не простит.
   Однако выполнить намеченное оказалось не так-то просто. И если самое начало плана - убийство Сьенны и побег с корабля - прошло как по маслу, то дальше уже начались проблемы. И начались они сразу же после того, как Татьяна с Грормином ступили на твердую землю. Во-первых, выяснилось, что территорию, на которой они оказались, занимают скальные гномы, весьма недружественно относящиеся к остальным представителям своей расы. Во-вторых, (что и следовало ожидать от столь негостеприимных хозяев), никакой помощи магичка с Грормином не получили. Хорошо хоть вообще сумели выбраться живыми и здоровыми. А в-третьих, выяснилось, что Герман жив, здоров и прекрасно себя чувствует. И последнее Татьяне совершенно не понравилось. Зная Лавра, магичка была стопроцентно уверена, что он давно уже должен был добраться до лорда. Татьяна аккуратно поспрашивала окружающих, и выяснила еще одну, весьма неприятную новость. Эльф действительно добрался до Германа еще неделю назад. Вот только убить он лорда не смог, поскольку тот, похоже, ждал Охотника и встретил его вместе со всем своим войском. Выстоять против такого дикого количества врагов у Лавра не было ни единого шанса. Однако он довольно успешно сопротивлялся и несколько проредил ряды неприятеля. Так что в плен его удалось взять не скоро. И с большими потерями.
   То, что Лавр оказался в тюрьме у Германа было уже не просто неприятностью, а чем-то намного большим. Судя по тому, что лорд эльфа так до сих пор и не казнил, ему что-то было нужно. Скорее всего, информация, которой Лавр, безусловно, обладает. Разумеется, Татьяна не думала, что эльф так просто сдастся и выболтает ненужное, но...у палача есть и время, и возможности для экспериментов. Татьяна скрипнула зубами и мрачно выругалась. Раз эльф попался, значит, Германа придется убивать ей самой. Вот только как это сделать? Хитрый лорд отлично ее знает и не подпустит к себе даже на пушечный выстрел. Тем более, если учесть, что не сегодня-завтра подойдет корабль, на котором должна была приплыть Родомила. А там - только ее хладный труп. Герман наверняка взбесится, когда узнает о том, что все его надежды рухнули! И (упаси боги) может решить отыграться на эльфе. Впрочем... магичка в любом случае не собиралась бросать Лавра на произвол судьбы. Неизвестно, конечно, до чего допытал эльфа палач, и что вообще осталось от Охотника, но Татьяна просто обязана была его вытащить! Вот только что делать, если Лавр не сможет самостоятельно передвигаться? (А после недели пребывания в умелых руках палача наверняка не сможет). На шрише они вдвоем далеко не ускачут. Тем более, что после убийства Германа верные лорду люди, скорее всего, бросятся в погоню. Может... стоит уйти по морю? Поскольку Форс согласился приглядывать за Канцлером с Родомилой, Шнурок, наверняка, свободен. И думает, чем бы ему заняться. Татьяна мрачно улыбнулась, и послала бывшему пирату магическое послание. Пока Шнурок прибудет к границе, у магички будет время разработать план и вытащить Лавра из тюрьмы. А если Татьяна напряжет мозги посильнее, то (может быть) додумается, как заставить Германа прекратить пытки эльфа хотя бы на время. Отвлечь его что ли чем-нибудь? И тут магичка вспомнила про гномов.
   Разумеется, Татьяна, как и любой другой Охотник, отнюдь не отличалась излишней мягкостью и всепрощенчеством. Но если ей было нужно, она умела забывать собственные обиды и пользоваться услугами явных недоброжелателей. Вот и теперь, вспомнив о гномах, она решила воспользоваться помощью Грормина и послать его к недружелюбным сородичам.
   - Они не будут нам помогать, - отрезал гном.
   - А их никто и не просит! - ухмыльнулась Татьяна. - Спроси, сколько готовы заплатить скальные гномы за план городских коммуникаций с указанием всех магических ловушек?
   - Ты хочешь спровоцировать их войну с людьми? - ужаснулся Грормин.
   - Зачем? Гномам ведь не нужен ни город, ни реальная власть в нем. Им нужен доступ к месторождениям, и я его открою. По городским коммуникациям можно без проблем пробраться в любые, даже самые охраняемые шахты. Разумеется, рано или поздно люди поймут, что кто-то ворует у них из-под носа... но тогда гномы просто перейдут в другое место. Никаких войн, трупов и пожаров. Просто небольшая неразбериха. Драгоценному лорду Герману будет чем заняться... помимо своих узников. А гномам будет полезно немного размяться и пополнить свои запасы.
   - Интересная комбинация, - улыбнулся Грормин.
   - Хорошо было бы, если бы неразбериха продлилась подольше, - вздохнула Татьяна. - Потому что я понятия не имею, где сейчас Шнурок и через сколько его можно ждать. Кстати, если хочешь, можешь покинуть этот негостеприимный городок вместе с нами. Я так понимаю, здесь тебе не слишком нравится. А я, по дороге к Мортии, могу закинуть тебя домой.
   - Моя благодарность будет бесконечной, - улыбнувшись, поклонился гном.

***

   Лавр очнулся от дикой боли в боку и попытался открыть глаза. К нему медленно возвращалось сознание. Тяжелый, пропитанный влагой воздух давил на его кожу. Лавр попытался приподнять голову, и жгучая боль пронзила затылок. Стон сорвался с губ, но от боли явно прояснилось в мозгах, а чувства обострились. Что ж... он по-прежнему находится в плену у Германа. Широкая повязка закрывала глаза и лицо Лавра, руки были связаны за спиной, а ноги в лодыжках. Эльф попытался ослабить веревки, но ему только удалось нащупать камень, на котором лежал. Мокрый, холодный и шершавый. Пожалуй, если Герман и дальше будет держать своего пленника в столь свинских условиях, то рискует совсем его потерять. И кто бы подумал, что хитрого и жестокого лорда так интересуют бельсы и в особенности эльфы! Герман задавал множество вопросов и о повышенной регенерации, и о других защитных свойствах организма и даже о бессмертии. Впрочем, о последнем Лавр ничего не смог бы сказать Герману даже если б захотел. Просто потому, что не имел об этом ни малейшего представления. Хотя... лорду, наверняка, хватило бы и того, что эльф знал. Имена Охотников, численность войска, боевые особенности различных рас, уязвимые места на границах... да мало ли! Пока ничего этого Герман так и не узнал. Поскольку Лавр молчал, как заговоренный. Однако эльф прекрасно понимал, что так не может продолжаться вечно. Что бесконечные пытки могут сломать кого угодно. В конце концов, свой предел есть у любого существа. Даже у эльфов. Вот только Лавр представления не имел, где конкретно этот самый предел находится. Радовало эльфа только одно. Последнее время пытки прекратились. Похоже, Герман был занят чем-то неизмеримо более важным, чем какой-то там пленник. Или был уверен в том, что Лавр от него никуда не денется?
   - Хозяин не велел трогать пленника! - раздался грубый, хриплый голос тюремщика из-за двери.
   - Он изменил свое мнение! - возразил ему кто-то еще. У второго собеседника голос был намного приятнее - низкий, бархатный, хорошо поставленный. - Нам поступило донесение, что в городе видели напарницу эльфа. Ты представляешь, что нам грозит, если эта ведьма действительно здесь?
   Лавр невольно вздрогнул и шепотом выругался. Татьяны здесь только не хватало! Герман же наверняка ее узнает! И тоже попытается схватить и побеседовать на излюбленную тему "как достичь бессмертия". Если уж магичку признали верные псы лорда, трудно ожидать, что сам Герман ее пропустит. Он был слишком хорошо знаком с разными формами магического нападения и с его последствиями. И наверняка захочет защититься от подобной опасности.
   - Ну хорошо, даже если ведьма действительно в городе, эльф-то тут причем? - продолжал не понимать тюремщик.
   - Нам надо знать, по какой стихии специализируется эта магичка. Сколько она ставит щитов, какие у нее артефакты и много чего еще! - раздраженно поведал обладатель бархатного голоса. - И вообще это не твое дело! Сказано тебе тащить эльфа в пыточную, вот и тащи!
   Тюремщик витиевато выругался, подошел к телу Лавра и чувствительно пнул его в живот, вымещая собственное раздражение. Эльф невольно застонал, но подняться не смог при всем желании. Затекшие ноги просто его не держали. Тюремщик подхватил Лавра под мышки и потащил в пыточную. Скрипнула дверь, эльфа небрежно бросили, словно куль с мукой, и он покатился вниз, пересчитав ребрами все ступеньки и с размаху приложившись спиной о твердый пол. Больно. Лавр почувствовал, как у него изо рта выплеснулся сгусток крови, и тонкий ручеек потек по подбородку. Перед глазами все расплывалось, боль в ребрах становилась невыносимой, шум в ушах усиливался, но ведро ледяной воды, которое палач выплеснул на бесчувственное тело, мигом привело Лавра в себя. Мрачно выругавшись, эльф приоткрыл глаза, и увидел свой заклятый на верность клинок, зажатый в тиски. Мило... похоже, Герману не понравился не только сам Лавр, но и его меч. С чего бы это вдруг? Хотя... судя по перебинтованным рукам лорда, этот идиот пытался завладеть заклятым на верность клинком силой.
   - Я хочу задать тебе несколько вопросов, эльф, - с ненавистью прошипел Герман, наклоняясь к пленнику. - И если ты вновь не захочешь на них отвечать... палач не будет к тебе таким милосердным.
  
  
  
   13.
   Вам здесь - не тут.
   В. С. Черномырдин.
  
   Форс осмотрел свою комнату и улыбнулся не без доли тщеславия. В одно мгновение из никому неизвестного Охотника он стал личным телохранителем королевской пары. Горморл настолько был доволен гоблином, что не захотел отпускать его даже после того, как женился на Родомиле. Да Форс и сам не рвался возвращаться к монстрам и фанатикам Великого. Ему нравилось жить во дворце. Хотя изначально (чего греха таить) предложение Лавра гоблина совершенно не привлекло. Опыт общения с бельсами оставил у него весьма неприятные воспоминания. Чего стоит только пресловутый Закон о гоблинах, принятый среди людей почти повсеместно? Он ведь впрямую призывал уничтожать злопакостных тварей. Причем даже Форс понимал, что некоторые из его собратьев по расе этого вполне достойны. Да и сам он по молодости накуролесил. Причем так, что долгое время на земли небельсов даже не совался. Кажется, его до сих пор разыскивают силами трех армий Объединенных королевств? Радовало, что Горморл не имел к ним никакого отношения. Собственно именно это и стало самым веским доводом "за", когда Форс раздумывал, ехать ему на службу в Льясму или сбагрить эту почетную миссию кому-нибудь другому. Теперь гоблин был рад, что согласился. И единственное, что его несколько угнетало - это постоянный страх, который он видел в глазах окружавших его женщин-небельсов.
   Впрочем, если гоблину хотелось развлечений, он ехал в ближайший городок бельсов, где дам легкого поведения было больше, чем достаточно. Так что с данным неудобством Форс смирился довольно легко. Тем более, что служба ему нравилась и платили за нее вполне приличные деньги. Форс даже начал подумывать о том, чтобы отказаться от контракта с кланом Охотников и перебраться на постоянное место жительства в Льясму. Тем более, что и Горморл, ставший официальным королем сразу двух стран, не раз предлагал гоблину это сделать. Бывший Канцлер умел разбираться не только в людях, но и в бельсах. И ценил профессионалов. Да и Форсу нравился разумный, хладнокровный, сильный король. Такому, как Горморл, приятно было служить. И подчиняться. Гоблин настолько освоился во дворце, что чувствовал себя среди небельсов довольно уютно. Да и работа у него была... одно удовольствие. Пиры, охота, рыцарские турниры... опьяненный победами, возвеличенный в глазах придворных расположением короля, гоблин наслаждался жизнью на полную катушку. Ну, а то, что Горморлу периодически требовалось истребить какого-нибудь монстра или случайно забредшую на его земли шайку разбойников... так почему не развлечься?
   Форс налил себе в кубок вина и, смакуя, сделал глоток. Лучшая еда, потрясающая выпивка, дорогая одежда, великолепное оружие, лошади на самый взыскательный вкус... чего еще надо для счастья бельсу, если он по натуре Охотник? Да, пожалуй, гоблин все-таки примет решение и останется служить Горморлу. Поскольку единственной слабостью короля была нежная любовь к собственной супруге. Впрочем, поскольку Родомила явно отвечала мужу взаимностью, с этой стороны можно было ничего не опасаться. По крайней мере до тех пор, пока не закончится действие приворотного зелья, изготовленного Татьяной. Кстати, надо наведаться к магичке и поспрашивать, на какой срок рассчитано это самое зелье. А то и прикупить пару флакончиков, чтобы чувства Горморла и Родомилы не остывали. Иначе король все-таки вспомнит, что пока он был Канцлером, ему нравилась совсем другая женщина. Да еще и (упасите боги) захочет эту женщину отыскать. Тьфу! И чего они все находят в этой ведьме? Жестокая, хладнокровная и безжалостная стерва! Коротко стриженная, костлявая, непристойно одетая... не девка, а недоразумение одно! Но Горморл без приворотного зелья от нее точно не отстал бы! А уж про Лавра и вообще вспоминать неохота. Форс глазам своим не поверил, когда застукал своего друга в постели с этой стервой! Боги, да они же постоянно ссорились, чуть не поубивали друг друга, грызлись хуже собак бродячих, и тут такое! Может, Татьяна Лавра приворожила? Да нет, бред! На эльфов приворотная магия не действует. Но какого демона Лавр связался тогда с этой ведьмой?! Это же из-за ее безответственности Сьенна к Герману сбежала, и пришлось убивать их обоих! Это же Татьяна решила отправить Лавра именно к Герману, где эльфа взяли в плен и долго пытали! Конечно, ведьме стоит отдать должное, она помогла Лавру выбраться из тюрьмы. Но в каком состоянии! Террел на пару с Хантом до сих пор приводят эльфа в порядок!
   - Король Горморл хочет видеть тебя! - прервал размышления Форса один из слуг. Гоблин еще раз (с удовольствием) оглядел себя с ног до головы и невольно улыбнулся. Любопытно, что на сей раз придумал его неуемное величество?
   Горморл окинул взглядом представшего перед ним гоблина и милостивым жестом позволил ему подойти ближе. Королю нравился Форс, прекрасно владевший мечом и умевший хорошенько развлечься. Этот сдержанный, умный, хладнокровный гоблин оказался прекрасным воином. И незаменимым телохранителем. Правда, Родомила несколько опасалась Форса, но старалась этого не показывать. Горморл вообще заметил, что гоблин пугает дам, хотя на королевский взгляд в телохранителе не было ничего страшного.
   - Я отправляюсь на охоту, - объявил Горморл. - И хочу, чтобы меня сопровождал Форс, - гоблин учтиво склонил голову. - Дорогая, - обернулся король к Родомиле, - я могу пригласить тебя составить мне компанию, но, насколько я знаю, ты не любишь охоту.
   - Терпеть не могу! - сморщила свой хорошенький носик Родомила. - Но я не хочу лишать тебя твоих мужских развлечений. Я буду ждать тебя дома, как в старину дамы ждали своих рыцарей...
   Горморл тепло улыбнулся, поцеловал жене руку и покинул тронный зал, сделав гоблину знак следовать за ним. Форс невольно хмыкнул. С тех пор, как Горморл стал королем, он позволял себе и развлекаться, и шутить и даже быть влюбленным. И только самые близкие люди из его окружения знали, что Канцлер вовсе никуда не делся. И что в любой момент Горморл может стать таким, каким был всегда - жестким, прагматичным и расчетливым. Впрочем... кому хотелось думать о неприятностях во время королевской охоты?
   - Я чую оленя! - хищно улыбнулся Форс.
   - Может, ты перейдешь из телохранителей в главные королевские ловчие? - иронично поинтересовался Горморл, но дал знак остальным. Короля немного нервировало, когда гоблин начинал проявлять свои нечеловеческие качества, но он старался держать себя в руках. В конце концов, Форс отнюдь не виноват в том, что он бельс!
   Увлеченные азартом, охотники пришпорили коней. Форс хмыкнул, и уже собрался было последовать за ними, но... в последний момент что-то его остановило. Гоблин прислушался, втянул воздух и замер, пытаясь понять, что же в этом лесу не так. Инстинкты бельса говорили ему, что рядом притаилась опасность. Но где? И какая именно? И почему предупреждение прозвучало столь слабо? Форс еще раз осмотрелся и почувствовал, как опасность понемногу от него удаляется. Так вот оно что! Похоже, пока король охотится, кто-то решил поохотиться на короля... ну уж нет! Гоблин пришпорил коня и, ломая ветки, кинулся к Горморлу. Успеть, пока арбалетная стрела не покинула свое ложе и не впилась в голову бывшему Канцлеру! Форс нагнал короля, оттолкнулся от стремян и одним ударом вышиб Горморла из седла, прикрыв его собственным телом. Черная арбалетная стрела со свистом воткнулась в ствол старого дерева. Раздраженный Горморл поднялся, отряхнулся, но, увидев стрелу, тут же забыл все те ругательства, которые готов был обрушить на голову ненормального гоблина.
   - Догнать! - скомандовал он своим подданным. Те, разумеется, не посмели ослушаться королевского приказа.
   - Да они его скорее спугнут, чем догонят! - мрачно посетовал Форс и, морщась от боли в отбитой спине, сел на коня и тоже пустился в погоню.
   Когда Горморл подъехал к неудачливому киллеру, привольно развалившемуся на зеленой полянке, тот был уже мертв. Утыканный стрелами, как ежик иголками, он уже никому и ничего сказать не мог.
   - Я не успел их остановить, - огорченно посетовал Форс. - А моей команды оставить этого человека в живых твои придворные не послушали. Однако, судя по наряду, могу сказать, что охотился на тебя один из фанатиков Великого.
   Горморл презрительно оглядел своих придворных, которые пинали труп, вытягивали из него стрелы и громко спорили о том, чей же выстрел оказался смертельным. Похоже, эти идиоты действительно не понимали, что только что убили важного свидетеля. И ругать их было бесполезно. Каждый из придворных был искренне убежден в том, что спасал жизнь своему королю. А тот единственный, кто действительно уберег Горморла от смерти, спокойно стоял в стороне и, кажется, совершенно не придавал значения собственному поступку. Напрасно. Горморл умел ценить подобные подвиги. Тем более, что король давно уже думал о том, как бы привязать гоблина и окончательно склонить его к себе на службу.
   Форс действительно не считал свой поступок достойным внимания. Ну, спас он королю жизнь. И что? Его зачем наняли? Быть телохранителем. Вот он и охраняет Горморла в меру своих сил. Гоблин просто выполнял свою работу и, разумеется, кроме положенного денежного содержания ни на какие дополнительные подарки и награды не рассчитывал. Однако награда его ожидала. И еще какая! Сказать, что Форс удивился, увидев в соей комнате полураздетую девушку-небельса, это ничего не сказать. Он просто обалдел.
   - Ты кто? - сдвинул брови гоблин. - Как ты здесь оказалась?
   - Король Горморл прислал меня... в качестве благодарности, - пролепетала девица, вжимаясь в стенку и искренне пытаясь с ней слиться.
   - Что?! - округлил глаза потрясенный Форс. - Горморл в качестве благодарности решил подарить мне женщину?!
   - Я девушка. И король заплатил за меня почти сотню золотых, - надула губки неожиданная гостья.
   - Только этого мне не хватало! - закатил глаза гоблин, который представления не имел, как надо обращаться с невинными девицами. Тем более небельсами. - Я устал, как собака, я голоден, как оборотень, а тут еще это! Ну и что мне делать с тобой?!
   - Не знаю... теперь я - твоя собственность, - шмыгнула носом девица.
   - Вот только реветь не надо! - рыкнул Форс. - Как тебя зовут?
   - Гала.
   - А меня Форс. Послушай, Гала, у тебя родные есть? Родители, родственники, жених какой-нибудь? - приступил к допросу с пристрастием гоблин, которому совершенно не улыбалось владеть до конца своих дней такой собственностью.
   - Нет. Я сирота. Меня обещал купить барон Плимстин. Говорят, он добрый и милосердный хозяин. Но он не решился торговаться с королем.
   - А ты сама кого выбрала бы в качестве хозяина? - заинтересовался Форс.
   - Барона и выбрала бы. Он такой красивый... - мечтательно закатила глазки Гала.
   - Понятно, - вздохнул Форс. - В общем, так. Я иду мыться, а ты прикажи пока подать ужин. И оденься! Меня твои цыплячьи прелести все равно не трогают, а ты замерзнешь!
   Гоблин раздраженно хлопнул дверью. Ну Горморл, ну удружил, ничего не скажешь... нашел тоже подарочек! Форс разделся, залез в ванну с горячей водой и блаженно застонал. Есть же счастье на свете! Горячая вода расслабляла сведенные мышцы и действовала успокаивающе. Однако избитое тело все равно немилосердно ныло. Еще бы! На полном скаку выбить из седла короля! Горморл-то отделался легкими ушибами, упав на извернувшегося в воздухе гоблина, а вот самому Форсу повезло меньше. Приложился он по полной программе, аж дух выбило! Боги и демоны, да если бы Форс только мог предположить, каким образом его отблагодарит Горморл, он бы и жизнь королю не стал спасать! Ну что ему теперь делать с этой малолетней наивной девицей, которая явно его боится? Воспользоваться хозяйским правом сильного? Не греет. Гала была совершенно не во вкусе Форса. Скорее, она могла бы Лавру понравится. Тот любит костлявых девок. Одна Татьяна чего стоит! Кстати, надо навестить эльфа, узнать, как у него дела и проверить, не втянула ли его магичка в очередную авантюру. Зная Татьяну, это более чем вероятно. Тем более, что она давненько порывается отомстить каким-то своим врагам. И Хант вместе с Ролумом и Террелом с удовольствием помогают магичке разработать план этой мести. Похоже, мир просто сошел с ума!
   Придя к такой мысли, Форс тяжко вздохнул, но решил, что из ванной уже пора выбираться. Вода все равно уже остыла, а проблема в лице подаренной девицы никуда не делась. Может, передарить Галу барону Плимстину, к которому она так рвалась? А как на это король среагирует? Потерять расположение Горморла гоблину совершенно не хотелось. Подумав, Форс решил оставить решение этой проблемы на завтра. Может быть, Лавр ему что-нибудь умное посоветует? Или Хант? Форс обмотал полотенце вокруг бедер (чтобы не шокировать Галу окончательно), вышел из ванной и... залюбовался идиллической картинкой. Подаренная Горморлом собственность вместо того, чтобы развлекать нового хозяина, сладко спала, свернувшись калачиком в кресле. Ну... хорошо хоть ужин заказала!

***

   Лавр чувствовал себя вполне сносно. Все части тела были при нем, а к боли он почти привык. Тем более, что сдвоенная магия Террела и Ханта делала ее вполне терпимой, а запрещенные заклятья, которыми без зазрения совести пользовалась Татьяна, весьма способствовали выздоровлению. Эльф улучил момент, когда они с магичкой останутся в комнате одни, поймал ее запястье и попросил сесть рядом. Татьяна вздохнула, но отказываться не стала. Хотя и прекрасно понимала, о чем пойдет речь. Настырный Лавр, с того самого момента, как только пришел в себя, начал расспрашивать, как Татьяне удалось вытащить его из тюрьмы. А магичка не была уверенна, что эльфу стоит знать подробности. И почему Лавр не поверил в версию, которую Татьяна поведала Ролуму, Ханту и Террелу? Ни маги, ни глава клана Охотников не усомнились в ее рассказе. Да и чего сомневаться? Версию магичка придумала весьма правдоподобную. Про убийство Сьенны вообще рассказала полную правду. А потом... сказала, будто наняла гномов для отвлекающего маневра и Шнурка, чтобы суметь удрать. А из тюрьмы Лавр освободился сам. И магичка представления не имеет, как это произошло. Ибо обнаружила хладное тело эльфа прямо у ворот тюрьмы. Ну неужели ей надо было остановиться и начать расспрашивать окружающих, что произошло? Вот еще! Татьяна позвала гномов, и те помогли ей доставить Лавра на борт. Ну? Чем не замечательная версия? Однако эльф настырно в нее не верил! И при каждом удобном случае норовил расспросить Татьяну подробнее. Вот и сейчас, наверняка, речь пойдет именно об этом! Нежные пальцы, поглаживающие запястье магички, сногсшибательная эльфийская улыбка... Татьяне пришлось приложить все усилия, чтобы не растаять под призывным взглядом красивых фиалковых глаз.
   - Расскажи мне что там случилось. Пожалуйста! - страстно попросил Лавр.
   - Почему ты мне не веришь? - не могла понять Татьяна.
   - Я слишком долго был рядом. И научился тебя чувствовать так же, как ощущаю опасность.
   - Что значит "чувствовать"? - похолодела магичка.
   - Когда я слышу твой рассказ, я ощущаю, что ты что-то скрываешь, - заявил нахальный эльф. - Я могу почувствовать и твое настроение. Сейчас, например, тебе очень хочется меня чем-нибудь стукнуть.
   - Скажи спасибо, что ты болен! - разъяренно зашипела Татьяна. - И не смей меня чувствовать!
   - С удовольствием! Если ты подскажешь, как это сделать! - разозлился Лавр. Магичка сузила глаза и посмотрела на эльфа так, будто задалась целью просверлить в нем дырку.
   - Хорошо, - вздохнула Татьяна, протягивая Лавру какой-то амулет. - Одень и не смей снимать в моем присутствии! Иначе я тебя точно убью! И не посмотрю на то, что ты болен!!!
   - Похоже, мир все-таки не сошел с ума! - насмешливо прервал "милую" беседу вошедший в комнату Форс. - Вы опять собачитесь! Может, еще и подеретесь? Чтобы я окончательно убедился в том, что с вами все в порядке?
   - Убедись! - вспылила Татьяна, метнув в гоблина небольшой магический разряд. Форс зашипел и схватился за плечо.
   - С ума сошла? - разозлился эльф.
   - Может быть! Оставляю тебя с гоблином. Судя по всему, его компания для тебя предпочтительнее моей! - язвительно фыркнула магичка и выскочила из комнаты, хлопнув дверью.
   - Вот стерва! - ругнулся Форс, потирая мелкий ожог. - Больно-то как... чем ты ее довел?
   - Да нет ничем! - отмахнулся эльф, побледнев и снова откинувшись на подушки. - Что-то произошло, когда Татьяна вытаскивала меня из тюрьмы. Что-то такое, о чем она никак не хочет говорить.
   - А тебе это надо? - удивился гоблин.
   - Надо! - отрезал Лавр. - Я чувствую, что здесь что-то не так. И я должен узнать, что именно! Я подозреваю, что Татьяна применила какую-то запрещенную магию. И мне это не нравится!
   - Мне это тоже не нравится, - тут же вскинулся Форс, осознав размеры угрозы. - Ты чувствуешь что-нибудь странное? Может, магичка решила тебя приворожить?
   - На кой демон ей это надо? - пожал плечами Лавр. - С некоторых пор я стал... ощущать Татьяну. И ручаюсь тебе, что никаких матримониальных планов она не вынашивает. И не влюблена в меня до беспамятства. Все, о чем магичка способна думать - это как отомстить своим врагам.
   - И тебе это не нравится, верно? - напрягся Форс, почувствовав в голосе Лавра боль и отчаяние. - Ты точно уверен в том, что Татьяна тебя не приворожила?
   - Абсолютно! На эльфов не действует приворотная магия! Никакая!
   - Тогда может это болезнь? - нахмурился Форс, который в жизни не видел, чтобы Лавр переживал из-за женщины. И уж тем более из-за того, что он кому-то не слишком сильно нравится.
   - Чем я провинился перед богами? За что они послали мне Татьяну?
   - А я тебе говорил! - не выдержал Форс. - Я говорил тебе, что нечего играть с огнем, что надо избавиться от такой опасной напарницы, что она может предать и продать тебя в любой момент!
   - Вообще-то, Татьяна спасла мне жизнь, вытащив меня из тюрьмы Германа, - не без сарказма заметил эльф.
   - Так спасла, что ты и сам не рад! - фыркнул гоблин. - Впрочем, это твое дело. Я пришел сюда не спорить с тобой. И уж тем более не ссориться из-за какой-то магички. Я хотел выяснить, как ты себя чувствуешь. Поскольку мне жизненно необходим совет. Горморл поставил меня в довольно глупое положение.
   - Горморл? - искренне удивился Лавр. - Странно. На меня король произвел весьма благоприятное впечатление. Умный, рассудительный, прагматичный политик, он совершенно не похож на человека, который может совершать глупые поступки.
   - И тем не менее! Может быть, Горморл действовал так из лучших побуждений и далеко идущих намерений, но получилось все... хуже некуда!
   - Так... давай по порядку, - помотал головой запутавшийся Лавр. - Я ничего не понял.
   Форс вздохнул, оседлал стул и поведал приятелю историю с королевской охотой, спасением жизни августейшей особы и неожиданным подарком за подвиг.
   - В общем, я так и не определился, что мне делать с этой девчонкой, - подвел итог гоблин.
   - Смеешься? - удивился эльф. - Тебе ее подарили! Вот и пользуйся! Король оказал тебе особую милость, вручив в подарок девственницу. Похоже, ты Горморлу действительно нравишься.
   - Да на кой демон мне нужна это костлявое недоразумение? Она мне не нравится! Совершенно! - возмутился Форс.
   - Не нравится потому что костлявая или потому что небельс? - уточнил Лавр. - Я давно заметил, что ты избегаешь дам, принадлежащих к человеческой расе.
   - Да это не я их, это они меня избегают! - возмущенно оправдался гоблин. - Они боятся меня! Может, чуть меньше, чем файернов, но все равно боятся! И потом... разве ты не знаешь, что люди всех, кроме себя, считают низшими расами? Они называют бельсов нечистью и брезгуют нами! Хотя к эльфам, разумеется, это не относится. Так что объяснять тебе это бесполезно.
   - А что говорит сама... подаренная?
   - А что она может сказать, если верх ее желаний попасть в гарем барона Плимстина? - буркнул гоблин. - А как я могу отдать кому бы то ни было подарок короля? Или от него отказаться? Горморл наверняка сочтет это неуважением!
   - Пожалуй,... - задумался Лавр. - Сложная ситуация. Попробуй поговорить с Горморлом откровенно. Скажи, что тебе не нравятся невинные девицы, что клан Охотников не позволяет тебе принимать людей в подарок...
   - Да? И почему я этого Горморлу сразу не сказал? - язвительно поинтересовался Форс.
   - Да потому что сам не знал! До сих пор ни одному Охотнику небельсов не дарили, - логично возразил Лавр. - Скажешь, что растерялся. Не знал что делать. Боялся оскорбить короля. Горморл должен поверить, поскольку большинство из сказанного тобой будет правдой.
   - Хорошо, - обреченно вздохнул гоблин. - Я попробую. В крайнем случае, придется использовать артефакт.
   - Королевский? - оживился Лавр.
   - Тише ты! Чего орешь?! - шикнул на приятеля Форс. - Хочешь, чтобы все узнали о том, какого я рода?
   - Я думаю, что ты зря опасаешься сказать о себе правду, - заметил Лавр, едва заметно поведя плечами. - Ни Террел, ни Хант не желают тебе зла. Впрочем... я не уверен, что Татьяна не возжелает получить несколько капель твоей крови для создания артефактов.
   - Вот именно. И не она одна. Нет уж, пусть все считают меня обычным гоблином. А артефакт, который я собираюсь применить, действительно королевский.
   - Может, ты все-таки скажешь, что он из себя представляет? - оживился любопытный эльф. - Или снова решишь обменять информацию на мой меч?
   - Чего уж там менять... - махнул рукой Форс. - Я и так знаю, что ты со своим клинком никогда не расстанешься. Но про артефакт ладно уж. Расскажу по-дружески. А то, чего доброго, умрешь от любопытства. На самом деле это даже не совсем предмет. Это нечто вроде врожденного свойства организма, усиленного магией. У меня, например, шаманы обнаружили дар внушать доверие. Они сконцентрировали его и подпитали заклятьями, привязав к моей королевской крови. Так что если мне очень нужно кого-нибудь в чем-нибудь убедить, я незаметно активирую артефакт. Но пользуюсь им исключительно редко, поскольку не хочу привлекать к себе внимание. Однако, как ты понимаешь, вызывать доверие - это отнюдь не главное свойство артефакта. Главное заключается в том, что он трижды может спасти жизнь своего владельца. И два раза я уже использовал.
   - А как этот артефакт выглядит? - заинтересовался любопытный эльф.
   - Вообще-то, ты сто раз его видел, - глумливо усмехнулся гоблин, закатав рукав и показав широкий шрам. - Он вживлен в организм. Только не спрашивай меня, как это делается, я понятия не имею.
   - Что ж... применить артефакт к Горморлу - не самая плохая идея. Хотя я думаю, что король и без этого тебе поверит. Слушай... а как это активируется? Тебе обязательно самому надо с человеком разговаривать, чтобы он тебе доверять начал? - оживился эльф.
   - Нет! - тут же раскусил замысел Лавра Форс. - Нет, и даже не проси меня об этом. Ты представляешь, что со мной Татьяна сделает, если поймет, что я воздействовал на нее магически?
   - Форс, ну мне очень нужно, пойми! - начал уговаривать приятеля эльф. - Мне действительно необходимо знать, что Татьяна скрывает, и как в действительности произошло мое спасение из тюрьмы. Вдруг все-таки окажется, что магичка изобрела способ влиять на эльфов?
   - Лучше бы она изобрела заклятье верности, которое на клинок можно наложить! - вздохнул гоблин и сдался. - Ладно, демон с тобой! Но если что, я знать ничего не знаю! Сам с разъяренной Татьяной разбирайся!
   - Ладно, - рассмеялся Лавр. - Хотя, может быть, лучше было бы еще раз в пыточную попасть. Зови Татьяну, скажи ей, что я плохо себя чувствую. Я давно заметил, что когда магичке меня жалко, она прекращает на меня злиться.
   - Интриган!
  
   Татьяна не просто злилась на Лавра. Она была в бешенстве. И потому, что не могла совладать с собственными чувствами, и потому, что теперь не смогла их скрыть при всем желании. Нет, ну это надо же, а? Оказывается, Лавр ее чувствует! Да, конечно, выяснив это, магичка повесила на себя все имеющиеся в наличии экранирующие амулеты. Но кто даст гарантию, что это поможет? Магия эльфов была абсолютно не изучена. И их возможности оставались тайной даже для Террела, который общался с Лавром много лет. Боги, что же ей делать? Татьяна не хотела, чтобы эльф узнал, насколько сильно она им увлеклась. У нее уже был опыт безответной влюбленности. Спасибо, больше не хочется. Тем более, по отношению к Лавру. Хладнокровный, циничный, безжалостный убийца не погнушается воспользоваться ее доверием. И ее чувствами. И если по поводу Сержена в свое время Татьяна еще питала какие-то иллюзии (типа, рыцарь без страха и упрека), то по поводу Лавра у нее подобных глупых мыслей не возникало. Когда-то магичка искренне верила, что растеряла все свои страхи. Но оказалось, что это не так. Татьяна безумно боялась. Боялась привыкнуть к Лавру, привязаться, прикипеть душой... боялась в один далеко не прекрасный день понять, что обходиться без эльфа она больше не может.
   - Лавр плохо себя чувствует. Подойдешь? - прервал ее размышления Форс и неожиданно взял за руку. - Татьяна, пожалуйста, постарайся не злиться на него. Насколько я понял, эльф слышит твою злость. И ему это неприятно.
   - Лавр чувствует мою злость? - искренне удивилась Татьяна. Она окончательно перестала понимать что бы то ни было. - Но почему?
   - Наверно, потому, что ты действительно злишься, - язвительно предположил Форс. - Я не могу тебя чувствовать, но даже я вижу, что ты в отвратительном настроении.
   - Но я же не на Лавра злюсь, а... - и тут Татьяна все поняла. Ну конечно! Потому-то эльф до сих пор ни о чем и не догадался! Татьяна прежде всего злилась на себя, на собственные неуемные и неуместные чувства, которые не могла подавить, и эта злость была настолько сильной, что заглушала все остальное.
   - Поговори с ним, - продолжал уговаривать Татьяну гоблин. - Только спокойно, без истерики. И если ты собираешься мстить своим врагам на пару с Лавром, тебе не кажется, что пора просветить эльфа в детали своего плана?
   - Да нет у меня никакого плана, - устало огрызнулась Татьяна. - И вообще... иди отсюда, не мешай! Мы с Лавром сами разберемся! - магичка вырвала у Форса руку и направилась в комнату эльфа. А гоблин только удрученно покачал головой, понимая, что безотказный артефакт, обычно вызывающий у людей доверие, на магичку практически не действует. Что ж... значит, Лавр так и не откроет интересующую его великую тайну.

***

   - Это ты так плохо себя чувствуешь? - ехидно поинтересовалась Татьяна, зайдя в комнату. Лавр, которому полагалось тяжко болеть, сидел на постели и разминал кисти рук, вращая свой заклятый на верность клинок.
   - Ну, я подумал, что на больного меня ты будешь сердиться не так сильно, - ухмыльнулся эльф. И, враз согнав с губ ехидную ухмылку, серьезно спросил: - ты на меня злишься?
   - С чего вдруг? - дернула бровью Татьяна.
   - Я обещал отправиться с тобой, чтобы отомстить твоим врагам. А сам до сих пор не могу подняться с постели.
   - Ты серьезно думаешь, что меня держит именно это? - рассмеялась Татьяна. - Лавр, да если бы у меня был хотя бы мало-мальски приличный план действий, меня бы уже давно здесь не было!
   - Мило, - рассержено сузил глаза эльф. - Мало того, что ты готова сражаться с Великим в одиночку, как какой-то стукнутый рыцарь, ты еще и обещания своего выполнять не хочешь?
   - Какого обещания? - растерялась Татьяна.
   - Ты обещала взять меня с собой! - зло напомнил Лавр. - А теперь бесишься из-за того, что мое полудохлое тело тебя задерживает!
   - Ни фига себе полудохлое! - возмутилась Татьяна. - Орешь, пытаешься встать с постели, рвешься в бой... и откуда у тебя столько энергии? Я столько успокаивающих заклятий на тебя потратила - на целый полк хватило бы! Успокойся, я не злюсь... точнее, злюсь, но не на тебя. Я действительно хочу добраться до Асмодея. И меня раздражает, что мы с Хантом не можем придумать, как это лучше сделать.
   - Может, у меня появится идея? Разумеется, если ты сочтешь нужным посвятить меня в свои планы, - язвительно предположил Лавр.
   - Ладно, - вздохнула Татьяна, которая не хотела ссориться с эльфом из-за всяких пустяков. - Если к вечеру ты будешь чувствовать себя достаточно хорошо, сможешь присоединиться к нам и послушать, что мы придумали.
   Лавр склонил голову набок и недоверчиво взглянул на Татьяну. Она что, серьезно? Возьмет и вот так запросто пригласит эльфа на обсуждение своей проблемы? Да магичка до сих пор не желала о ней даже разговаривать! Неужели артефакт Форса все-таки действует? Тогда... этим срочно нужно воспользоваться.
   - У меня к тебе есть одна просьба, - решился Лавр.
   - Я слушаю.
   - Я хочу знать, что произошло, когда ты вытаскивала меня из тюрьмы.
   - Опять? - закатила глаза Татьяна. - Боги, ну какой же ты упертый! Хорошо. Только поставь стакан с успокоительным к себе поближе. Боюсь, тебе совершенно не понравится то, что я расскажу.
   - Ничего, я переживу.
   - На самом деле, то, что я рассказала Ролуму, Ханту и Террелу - это почти правда. Почти. Я действительно наняла гномов, чтобы они отвлекали на себя внимание. Вот только расплатилась я отнюдь не украденными у Сьенны деньгами. Обобрать удавленную королеву у меня банально не хватило времени. Я выкрала план подземных коммуникаций города. Вместе с магическими ловушками. Чтобы тебе было понятнее, могу добавить, что по этим самым коммуникациям можно пробраться в шахты, где ведутся разработки ценных металлов.
   - Н-да... за такое Террел тебе бы голову оторвал! - хохотнул Лавр. - Ты почти спровоцировала войну гномов и людей!
   - Да ну, глупости! - отмахнулась Татьяна. - Я всего-навсего дала гномам возможность слегка обворовать людей. А они за это не только отвлекли на себя внимание, но и выделили десяток воинов, чтобы те проводили меня в тюремные подвалы. И помогли дотащить тебя до корабля Шнурка. Кстати, он тоже мне десяток своих головорезов навязать пытался, но я не взяла. Поскольку не хотела ни шума, ни крови, ни проблем.
   - Так ты все-таки добралась до пыточной камеры, правильно я тебя понимаю? - поторопил Татьяну заинтригованный Лавр. - И обнаружила меня именно там, а отнюдь на за воротами?
   - Поскольку гномы не произвели на меня впечатления храбрых бойцов, и я была отнюдь в них не уверена, я решила пойти первой. И первое, что я сделала, зайдя в пыточную - так это закрыла за собой дверь. Чтобы больше никто не смог увидеть того, что увидела я.
   - Что ты там увидела, ну? Татьяна, не тяни душу!
   - Я увидела кровь. И трупы. И еще - взбесившегося раптора, который рвал человеческие тела. Пыточная была забрызгана кровью с пола до потолка. Германа среди убитых я опознала только потому, что раптор сначала оторвал ему голову, а уж потом начал терзать труп.
   - Я бесконтрольно сменил ипостась? - ужаснулся Лавр. - Но как?! Точнее, почему мне удалось вернуться обратно? Я ведь не мог себя контролировать!
   - Мне повезло. Ты был изранен и обессилен. Хватило одного заклинания, чтобы сбить раптора с ног. И лишить его сознания. А потом я вошла с хищником в мысленный контакт и попыталась нащупать твою сущность.
   - Судя по тому, что я лежу здесь живой и здоровый, тебе это удалось, - пробормотал озадаченный Лавр. - Но как?
   - Я могу тебе рассказать в подробностях, но вряд ли ты что-нибудь поймешь в специфических магических терминах, - улыбнулась Татьяна, отнюдь не желая живописать кровавый, болезненный и запрещенный обряд. - Могу только сказать, что мое вмешательство было слишком грубым в силу недостатка знаний и времени. И похоже, что ты потерял свою вторую ипостась и больше не сможешь перекидываться в раптора. Прости.
   Прости?! Лавр ушам своим не верил. Похоже, он окончательно перестал понимать Татьяну. Эта женщина его с ума сведет! Вытащила из тюрьмы, спасла жизнь, не позволила обернуться в хищника, да еще и просит прощения! Магичка не стала убивать обезумевшую тварь, хотя кодекс Охотников ей это предписывал. Она не побрезговала копаться в примитивных мозгах кровожадного раптора, чтобы найти там сущность эльфа. Татьяна не побоялась подойти к Лавру после всего этого, лечить его и скрыть его неконтролируемое превращение от Ролума и Ханта с Террелом. И она просит прощения?
   - За что? - не мог понять Лавр. - За что ты просишь прощения? Ты спасла мне жизнь! И хотя расставаться с ипостасью раптора, безусловно, не хотелось бы, но лучше рискнуть ей, чем собственным разумом! Татьяна, ты все сделала правильно. И я поверить не могу, что после всего этого ты меня не боишься! Что ты вообще взялась меня лечить!
   - Чего ради я должна испытывать перед тобой страх, если я вообще не боюсь рапторов? - удивилась Татьяна. - А лечить я тебя взялась с вполне определенной целью. Мне действительно нужна помощь в войне с Великим. А мечом ты владеешь намного лучше меня.
   - Неужели ты наконец-то это признала? - порадовался Лавр.
   - Я всегда это знала, - пожала плечами Татьяна. - Просто раньше времени не признавалась тебе. Ты и так чересчур самоуверен.
   - Почему же ты сейчас решилась это признать? - удивился эльф и тут же чуть не стукнул себя по лбу. Вот идиот! Да на Татьяну ведь, наверняка, действует артефакт Форса, и если магичка примется целенаправленно разбираться в собственных ощущениях, она наверняка вычислит, что на нее давят. И что тогда будет... не может предугадать никто. Однако Татьяна (на счастье Лавра) в собственных чувствах копаться не стала.
   - Мой соперник - очень сильная и мудрая сущность. И если я хочу его победить, мне нужна помощь уверенного в себе бельса. Думаю, у каждого в жизни наступает такая минута, когда выбор между смертельной опасностью и небольшой долей доверия становиться очевидным. Лавр, ты лучший воин, которого я только встречала за всю свою жизнь. А по человеческим меркам я прожила не так уж мало. И, возможно, ты единственный, кто может мне помочь победить Асмодея. Я доверяю тебе свою жизнь. Так согласись, было бы глупо не доверить тебе всего остального.
   - Что ж... похоже, теперь моя очередь доверять, - решился Лавр, несколько опешивший от слов магички. - Ты знаешь, я никогда не задумывался о том, насколько эфемерна жизнь. Любой Охотник готов к тому, что умрет. Но мало кому удается поразмыслить перед смертью на дыбе. Тюрьма Германа подсказала мне ту прописную истину, что я не вечен. И меня это не слишком порадовало. Пока я валялся в этой постели, у меня хватило времени подумать о том, что нам предстоит. Я не знаю, удастся ли нам победить Великого. Но в том, что бой будет смертельно опасным, я не сомневаюсь. Ты согласилась взять меня с собой только потому, что понимаешь, что тебе нужен кто-то, кто прикроет твою спину. Но может так случиться, что меня выведут из строя... раньше времени. Разумеется, ты не останешься беззащитной. У тебя будет твоя магия, да и я, наверняка, буду не единственным твоим сопровождающим. Но все-таки я думаю, что мой дар не будет лишним. Дай руку.
   - Зачем? - удивилась Татьяна.
   - Сейчас увидишь.
   Лавр притянул руку магички к мечу. И клинок тут же показал свой своенравный характер, порезав кожу. Эльф наклонил лезвие так, чтобы кровь Татьяны стекла вниз, и положил меч на свои раскрытые ладони.
   - Коснись своими руками моих.
   Татьяна послушно положила ладони на лезвие, и эльф переплел свои пальцы с пальцами магички.
   - Ты мне можешь объяснить, что ты делаешь?
   - Делюсь с тобой клятвой верности, - хмыкнул эльф и прикрыл глаза. Татьяна почувствовала, как нечто теплое обволакивает ее запястья, покалывает ладони и пробирается вверх, к локтям. Клинок задрожал, завибрировал и на мгновение вспыхнул серебристым цветом.
   - И что это было? - слегка севшим голосом поинтересовалась Татьяна.
   - Теперь мой меч заклят на верность не только мне, но и тебе, - объяснил Лавр. - Считай, что я тебе его завещал... в случае чего.
   - Но почему? - поразилась магичка. - Почему мне, а не Форсу? Гоблин на него уже много лет облизывается!
   - Захотелось мне так, - увильнул от ответа Лавр. - И вообще... разве не ты говорила о доверии?
   - Я даже не знаю, что сказать, - растеряно прошептала Татьяна, лаская пальцами серебристый клинок с тонкой гравировкой. - И не знаю, как отблагодарить за столь щедрый дар.
   - Поклянись, что ты дождешься моего выздоровления. И не отправишься воевать с Великим в одиночку. Прошу тебя, Татьяна, дай клятву.
   - Клянусь! - вздохнула магичка, щелкнула пальцами и синяя вспышка подтвердила сказанное. - Я подожду. Но ты знаешь, довольно странно просить смерть в качестве награды. Лавр, ты понимаешь, что нам, скорее всего, не удастся пережить встречу с Великим?!
   - Не хуже, чем ты. Но ты ведь не надеешься, что это меня остановит?
   - Ты ненормальный! - улыбнулась Татьяна, отложила клинок и порывисто поцеловала Лавра. Горячая волна накрыла эльфа с головой, он обнял желанную женщину и прикрыл глаза. Боги, как же он не хотел отпускать Татьяну куда бы то ни было! Почему, ну почему у магички даже враги необычные? Почему она не могла найти объект для мести среди бельсов? Или среди обычных людей? Чего ради ей понадобилось сражаться с самим Великим? Затевать безнадежную, смертельно опасную авантюру? Впрочем... Татьяна не была бы Татьяной если бы перестала рисковать собственной жизнью. И оставалось только надеяться, что Ролум, Хант и Террел придумают действительно стоящий план действий.
  
  
  
   14.
   Только богам открыты
   предначертания судьбы.
   Пословица.
  
   Великий План по избавлению мира от злобной угрозы в виде Великого вырабатываться никак не хотел. Он постоянно тормозил, рвался сразу в нескольких местах и изобиловал явными натяжками. Ролум, Хант, Террел, Татьяна, Лавр и изредка присоединявшийся к этой компании Форс никак не могли прийти к единому мнению. В основном потому, что никогда не сталкивались с бесами. А знания самой Татьяны о подобных сущностях оставляли желать лучшего.
   - Хорошо... давайте еще раз попробуем суммировать то, что нам известно, - вздохнул Ролум. когда дискуссия снова зашла в тупик. - Итак, Великий является бесом. Насколько я понял, в мире Татьяны это не боги весть какая величена. Сущность, называемая Асмодеем, была создана человеческой верой, а потому не является ни бельсом, ни небельсом, ни даже монстром. Это нечто такое, с чем мы пока дела не имели. Татьяна, не могла бы ты еще раз вспомнить все, что знаешь об Асмодее?
   - Да не увлекалась я никогда демонологией! - вздохнула магичка. - И беса этого я знаю только потому, что читала о нем в художественном произведении. А что он реально из себя представляет - понятия не имею. Думаю Асмодею, как и любому другому бесу, присущи неистовство, безудержная алчность и безграничная фантазия в гордости, зависти и злобе. Знаю, что он любвеобилен, похотлив без меры и с удовольствием толкает людей на грех прелюбодеяния. Асмодея даже называют демоном блуда и князем инкубата и суккубата. Но я сильно сомневаюсь, что его можно на это поймать, поскольку за свою долгую жизнь бес, скорее всего, испробовал все возможные и невозможные извращения. А часть из них, наверняка, сам и изобрел.
   - И как тебя угораздило с ним связаться? - буркнул Ролум.
   - Я сто раз уже рассказывала! - раздраженно огрызнулась Татьяна. - Мне нужно было сбежать от правосудия. А Асмодей характеризуется как бес, который может перемещаться сквозь время и миры. Разумеется, я не могла упустить такой шанс! Хоть и не была уверена в том, что у меня что-нибудь выйдет. Я нашла книгу под названием "Демонология", такую же, как сейчас у Ханта на полке стоит, начертила пентаграмму и произнесла заклятье. Поскольку ничего не произошло, я отправилась спать. А утром обнаружила в своей комнате Асмодея. Бес перенес меня в иной мир, втравил в смертельно опасную авантюру и наколол с желанием. Но какое отношение это все имеет к нашей проблеме?! Зачем вы заставляете меня это вспоминать?
   - Потому что надеемся, что ты вспомнишь что-нибудь полезное! - рыкнул Ролум.
   - Вам и так необычайно повезло! - сердито возразила Татьяна. - Если бы не я, у вас не было бы ни единого шанса избавиться от беса!
   - Если бы не ты, он никогда не попал бы в наш мир! - ехидно заметил Ролум.
   - С чего бы это? Я притащила Асмодея в совершенно другое измерение. В ваш мир бес проник сам. Я так подозреваю, при помощи Жреца и Ученика. Не зря же он их прихватил с собой! - хмыкнула Татьяна.
   - Кстати, ты уверена в том, что они обычные люди? - уточнил Хант. - Обычно небельсы не живут так долго.
   - В том, что и Жрец, и Ученик - небельсы, я уверена на все сто. А что касается продолжительности их жизни,... - задумалась Татьяна. - Скорее всего, жизнь им продляет Асмодей. Видимо, эти двое ему нужны. Но зачем - я не имею представления.
   - В любом случае, их нужно будет убить, - подвел итог Ролум.
   - И желательно, отрубить головы, - подсказала Татьяна. - Не думаю, что это действительно необходимо, но лучше перестраховаться. Магией Жрец и Ученик не владеют, но наверняка будут обвешаны артефактами и защитными заклятьями. В бою оба этих типа абсолютно беспомощны, но около них наверняка будет охрана. Я даже думаю, что с ними можно разыграть тот же сценарий, который сработал когда-то с Мымром.
   - С кем?! - хором удивились собеседники.
   - В свое время Асмодей нанял меня, чтобы избавиться от одного не в меру воинственного типа. Тот тоже вечно обвешивался артефактами и окружал себя охраной. В результате долгих обсуждений, было решено подарить Мымру меня. После чего неугодный Асмодею человек потерял голову в прямом и переносном смысле.
   - Я не намерен подкладывать тебя в постель к кому бы то ни было! - моментально вызверился Лавр.
   - Да у тебя это и не получится, - хмыкнула Татьяна. - Во-первых, потому, что и Жрец и Ученик могут меня узнать. Во-вторых, врагов нужно убивать одновременно, а это значит, что я должна буду сражаться с Асмодеем. А в-третьих, я и сама на это больше не пойду. На фиг! Но идея-то перспективная!
   - Хорошо, над этим стоит подумать, - вздохнул Хант. - Но главной нашей проблемой является Великий. Мы до сих пор так и не придумали, как от него избавиться.
   - И все-таки мне не верится, будто Асмодея нельзя убить так же, как любого небельса или монстра, - покачал головой Лавр. - Неужели, если я снесу ему голову, он не умрет?
   - Скорее всего, нет, - пожала плечами Татьяна. - Более вероятно, что он развоплотится, а затем, спустя время, снова появится. Но не факт, что нам представится еще один шанс его убить.
   - Какой "еще один"?! - возмутился Террел. - Мы и первый-то раз не знаем, как это сделать! И я не понимаю, как люди в мире Татьяны могут бороться с бесами при столь оригинальном подборе оружия! Святая вода, кресты, молитвы, серебро... чушь полная! Нам это помочь не сможет!
   - Конечно не сможет! Ведь дело не в оружии, дело в вере, а у вас здесь вообще христианства нет! - в очередной раз напомнила прописную истину Татьяна.
   - Я думаю, что мой вариант борьбы с Великим - самый оптимальный, - заметил Хант. - И в книге, которую достала Татьяна говориться примерно о том же самом!
   - Да помню, помню... начертить ту же самую пентаграмму и произнести заклятье в обратном порядке,... - дернул бровью Ролум. - Лично мне этот вариант кажется слишком сомнительным.
   - Но почему? - удивился Хант. - У нас есть самое главное - человек, который изначально призвал сущность в мир. Ведь я правильно понял, Татьяна, прежде, чем ты вызвала Асмодея, он пребывал в неком междумирье, в придуманной реальности?
   - Именно так, - согласилась магичка.
   - Вот! - обрадовался полоз. - В книге, которую достала Татьяна, и которую я тщательно расшифровал, говориться, что вернуть сущность в междумирье может только тот, кто ее оттуда вызвал!
   - И что нам это дает? - возразил Ролум. - Кто даст гарантию, что Асмодей не выберется из этого междумирья еще более злой, чем был?! И не ринется нам мстить?
   - Шансы, прямо скажем, невелики... но... исключать ничего нельзя, - вздохнув, призналась Татьяна. - Во всяком случае, в том, что Асмодей захочет отомстить, я не сомневаюсь. Вот только не факт, что ему разрешат это сделать. В его... междумирье... адская конкуренция. Но я все равно думаю, что изгнать беса - это единственный выход. Во всяком случае, убить его еще никому не удалось.
   - Но с изгнаньем, я так понимаю, тоже будут проблемы? - язвительно поинтересовался Лавр, которому данная история нравилась все меньше и меньше.
   - Сам подумай. Надо ведь не просто начертить пентаграмму, но и загнать туда каким-то образом беса. И удерживать его, пока читается заклятье, - кисло поморщившись, призналась Татьяна.
   - Вообще-то, проблема гораздо глобальнее. Прежде, чем поймать беса, надо знать, где он находится, - ехидно напомнил Ролум.
   - Я слежу за Асмодеем по магическому зеркалу, - сообщил Хант. - И смогу открыть портал для Татьяны. Но дело в том, что в этот портал за ней могут последовать не более десяти человек. Он будет слишком неустойчивым. Сами понимаете, чтобы прочно привязать портал к определенному месту, нужно долго возиться. А магические колебания Асмодей, скорее всего, заметит.
   - Ты забыл еще тот простой факт, что бес, наверняка, не будет спокойно ждать, пока Татьяна пентаграмму нарисует! - желчно заметил Лавр.
   - В общем, мы опять пришли к тому же, с чего начали, - вздохнул Террел. - Плана у нас как не было, так и нет!
   - А можно настроить не один портал, а три? - заинтересовался Лавр.
   - Ну... если постараться... но в чем смысл? - озадачился Хант.
   - Думаю, лучше будет, если наши враги будут находиться далеко друг от друга и не смогут прийти друг другу на помощь. Самым сильным из троицы является Великий. Следовательно, к нему портал нужно открыть в первую очередь. А к Жрецу и Ученику можно открыть вообще временные порталы. Если ни один из этих небельсов не является ни воином, ни магом, убить их не представляет никакого труда. Просто нужно выждать момент, когда они останутся без охраны и открыть портал для пары воинов с магом. Минут на пять. Затем Охотники вместе с порталом исчезнут. Думаю, два воина и маг справятся с одним небельсом? - ехидно уточнил эльф.
   - Мысль неплохая. На временный портал и сил уходит намного меньше, - задумался Террел. - И еще в одном ты прав. Жрец и Ученик не должны стать первыми жертвами. Иначе Великий может что-нибудь почуять и предпримет ответные меры.
   - Ну, хоть с чем-то определились, - облегченно вздохнул Ролум. - Жаль, что не с самым главным. Поскольку без Властителя Жрец с Учеников, скорее всего, опасности представлять не будут. А вот Асмодей без них вполне сможет обойтись.
   - Думаю, нам нужно отвлечься от глобальных вещей. И начать мыслить пошагово, - задумчиво предложил Ролум. - Подобная практика очень помогает мне при обучении Охотников.
   - Помню, помню, - фыркнул эльф и процитировал: - "опиши мне последовательность своих действий при убийстве горной химеры".
   - Раз никаким другим способом мы не можем найти правильного решения, давайте используем предложение Ролума, - решил Террел. - Может быть, нам в головы придет стоящая мысль.
   - Итак, первое, - почувствовал себя в своей стихии оборотень. - Мы должны поймать момент, когда Асмодей будет один, и настроить телепорт прямиком в его покои. Тут возникает проблема. Великий может успеть позвать на помощь. Да и охрана у дверей наверняка почует неладное, если услышит шум. Давайте сначала подумаем, как решить эту проблему.
   - Думаю, если наблюдение за Асмодеем ведется периодически, нам известен его распорядок дня, - предположил Лавр, вопросительно глядя на Ханта. Тот согласно кивнул головой. - Часто ли меняется охрана у дверей Великого?
   - Раз в три часа. Но по коридору постоянно проходит конвой с периодичностью раз в десять минут.
   - Успеть можно, - прикинул эльф. - Наверняка среди Охотников найдется пара бельсов, телосложением похожих на охранников. Одежду достать не проблема. Но придется подключить еще кого-нибудь из Совета магов. Поскольку если три телепорта Хант с Террелом еще осилят, то пять - точно нет.
   - Куда тебе столько? - озадачился Ролум.
   - Как только у дверей Великого меняется охрана и проходит конвой, открывается временный телепорт. Двое Охотников в соответствующей одежде тихонько снимают охрану, отправляют ее телепортом обратно, чтобы трупы не светить, а сами становятся на их место, - развил свою мысль Лавр. - При помощи зажатых в ладони артефактов, они смогут подавать знаки находящимся в комнате Асмодея, когда проходит конвой. А чтобы окружающим было не до мелочей, нужно отправить во дворец Великого парочку монстров телепортами без обратной связи.
   - Хорошо, с охраной понятно, - согласился с эльфом Ролум. - Теперь осталось самое главное. Что должны делать те, кто окажется лицом к лицу с Великим?
   - Желательно предварительно его как-нибудь ослабить, - задумался Лавр.
   - А на землях небельсов есть храм, где они поклоняются Асмодею и приносят ему жертвы? - заинтересовалась Татьяна.
   - Есть... даже несколько, - ответил Хант.
   - Надо уничтожить все храмы в черте города! - безапелляционно заявила магичка.
   - Думаю, маги, входящие в Совет, с удовольствием развлекутся, - улыбнулся Хант.
   - И еще... насколько точно можно настроить телепорт? - полюбопытствовала Татьяна.
   - Я не совсем понимаю, что ты хочешь узнать, - нахмурился Ролум.
   - Наверное, это лучше показать... а заодно и проверить мою догадку. Лавр, поможешь мне? - хитро улыбнулась Татьяна и тут же начала о чем-то шушукаться с эльфом. - Террел, а теперь не мог бы ты ко мне подойти?
   Вампир подозрительным взглядом проводил подхихикивающего Лавра, вернувшегося на место, подошел к Татьяне ближе, с интересом наклонился и... почувствовал у горла холодную сталь. Лавр, который еще секунду назад сидел в кресле, уже стоял за спиной у Террела с клинком наголо.
   - Что и требовалось доказать! - удовлетворенно улыбнулась Татьяна, дав эльфу знак оставить вампира в покое. Холодная сталь убралась от горла Террела, и тот облегченно вздохнул.
   - Вы что, с ума сошли? - возмутился вампир.
   - Татьяна, Лавр, это уже действительно... слишком, - укоризненно покачал головой Хант.
   - Я понял! - озарило Ролума. - Татьяна, ты хочешь сказать, что если телепорт откроется достаточно близко к Великому, то напасть на него не составит никакого труда! Он просто не успеет отреагировать!
   - Я хотела проверить, постоянно ли маги поддерживают щиты, - объяснила Татьяна. - На Ханте экспериментировать бесполезно, он слишком неординарный, а вот Террел как раз подошел. Если уж осторожный вампир не считает нужным поддерживать щиты, когда знает, что ему ничего не угрожает, то и Асмодей, наверняка, тоже. Впрочем, можно перестраховаться и ударить по бесу взламывающим заклятьем. В крайнем случае, Великий потеряет сознание.
   - Это уже что-то! - оживился Хант.
   - После того, как враг будет повержен, его нужно обездвижить и заткнуть ему рот, - начал развивать дальше свою пошаговую стратегию Ролум. - Следующий вопрос. Можно ли связать Асмодея обычными веревками? Они выдержат беса?
   - Лучше серебряной цепью, так надежнее, - посоветовала Татьяна. - И нужно сразу обыскать беса! Снять все артефакты. Но тут есть еще одна проблема. На то, чтобы начертить пентаграмму, нужно время. Тем более, что это нужно сделать правильно. Я не уверена, что беса вообще что-то удержит на столь долгое время. Может получиться так, что Асмодей получит дополнительную энергию и все-таки сумеет освободиться. Великого недооценивать нельзя.
   - И откуда же он получит энергию? - не понял Лавр.
   - Какой-нибудь придурок принесет ему жертву именно в этот неудачный момент! - объяснила Татьяна. - Если жертва будет принесена в храме, дело совсем плохо. Поэтому я и призываю их разрушить. Однако и вне храма жертвоприношение может сыграть роковую роль. Всех придурков мы не сможем отследить даже при всем желании. Идеальным было бы сунуть Асмодея в пентаграмму в первые же несколько секунд после нападения. Тогда бес не сможет ни сопротивляться, ни получать энергию. Он станет самим собой, то бишь вполне заурядной сущностью. И тогда можно будет провести обряд изгнания.
   - Стоп! - прервал магичку Ролум. - Мы опять слишком далеко ушли. Давайте сначала решим вопрос с пентаграммой.
   - Представления не имею, что с этим можно поделать! - признался Террел. - Для создания некоторых пентаграмм полдня требуется! Ее нужно высчитать, вымерить, ровно начертить... за это время много чего случиться может.
   - Впору проникать в замок заранее и чертить пентаграмму. Вот только я сильно сомневаюсь, что этого никто не заметит! - вздохнул Хант. - К тому же, вряд ли возможно предугадать, в какую именно комнату придется открывать портал.
   - Н-да... носить Асмодея по всему замку в поисках комнаты с пентаграммой - это не самая удачная идея! - фыркнула Татьяна.
   - Погодите... а саму пентаграмму с собой нельзя принести? - поинтересовался Лавр. Трое магов уставились на эльфа, как на умалишенного.
   - И как ты себе это представляешь? - озадаченно спросил Ролум.
   - Ну... можно нарисовать пентаграмму заранее. Здесь, в Мортии. А потом прихватить ее с собой. Если, конечно, она не потеряет при этом своей магической силы.
   - Пентаграмму предлагаешь прихватить с куском паркета, на котором она будет нарисована? - ехидно поинтересовалась Татьяна.
   - А зачем ее на паркете рисовать? - пожал плечами Лавр. - Пентаграмму можно нарисовать на чем-то типа ковра, чтобы скатать и пронести с собой в портал. Только нарисовать ее нужно так, чтобы линии при переноске не стерлись и не наложились друг на друга.
   - Вот что значит сознание, не замутненное уроками по прикладной магии! - нравоучительно подняла палец вверх Татьяна. - Гениально! Мне бы такое даже в голову не пришло.
   - Итак, - решил подвести небольшой итог Ролум. - Портал открывается в непосредственной близости от Асмодея. Ему дают в морду изо всех сил, связывают, раскатывают на полу ковер с пентаграммой, и запихивают беса внутрь. Пока мне все нравится. Но теперь осталось самое главное. Как бы нам так изгнать Великого, чтобы он больше никогда не смог вернуться в наше измерение.
   - Думаю, формулу изгнания нужно просто грамотно сформулировать, - предположила Татьяна. - Заклятье ведь только активирует пентаграмму и открывает дверь в междумирье. А условия, на которых происходит перемещение, говорят своими словами. И эти слова нужно подобрать с особой тщательностью. Фраза должна звучать кратко, четко и емко. Не оставляя лишних толкований и лазеек.
   - Убирайся из нашего мира сейчас же! И не смей никогда сюда возвращаться! - предложил Лавр.
   - Возвращайся в Преисподнюю, и оставайся там до тех пор, пока не протрубят трубы Страшного суда! - дополнила Татьяна.
   - Это достаточно долго? - уточнил Террел.
   - Это вечно! - ухмыльнулась магичка. - Но у меня есть кое-какое уточнение. Если телепорты можно настроить так близко к жертвам, то Жреца и Ученика убивать не нужно. Я хотела бы получить их живыми. Или, по крайней мере, хотя бы одного Ученика. Это было бы достаточной наградой за то, что я избавлю мир от Великого. Да и остальным, я думаю, есть о чем с ними побеседовать...
   - Ты права, это было бы наилучшим решением, - согласно кивнул Террел.
   - Что ж... похоже, план действий у нас, наконец, есть. Теперь осталось подобрать подходящих исполнителей, - потер руки довольный Ролум.
   Споры по поводу того, кого и в каких количествах посылать против Великого, затянулись далеко за полночь. И когда Татьяна отправилась спать, она чувствовала себя абсолютно разбитой и выжатой как лимон.
   - Устала?
   Татьяна обернулась. В дверях ее комнаты, прислонившись к косяку и сложив на груди руки, стоял Лавр.
   - Немного.
   - Я могу тебе чем-нибудь помочь? - призывно улыбнулся эльф
   - А ты полагаешь, что уже достаточно здоров для этого? - насмешливо поинтересовалась магичка.
   - Ну... это можно проверить, - плотоядно улыбнулся Лавр.
   - Боюсь, я сегодня не в форме, - поморщилась Татьяна, разминая затекшие плечи.
   - Знаешь что? Иди-ка ты, прими горячую ванну. А я тебе чай приготовлю. И массаж сделаю, - предложил Лавр.
   - Хм... не могу отказаться.
   Горячая ванна подействовала на Татьяну самым лучшим образом. Усталость отступила, а плохое настроение исчезло бесследно. Магичка накинула на плечи халат (а чего одеваться бестолку?), вышла из ванной и замерла, наслаждаясь весьма фривольной картинкой. На кровати, небрежно раскинувшись, лежал раздевшийся до бриждей Лавр, свесив одну ногу и согнув в колене другую. Причем внимание эльфа было полностью поглощено каким-то пыльным талмудом, который он изучал, недовольно хмурясь.
   - Что читаем? - заинтересовалась Татьяна.
   - Пытаюсь хоть что-нибудь понять в этом сборнике бредней, - откинул книжку эльф. Татьяна подобрала томик и с интересом уставилась на обложку. "Демонология". Ну-ну... любопытно, и что полезного Лавр намеревался почерпнуть из этой коллекции побасенок?
   - Помнится, мне кто-то обещал чай, - улыбнулась Татьяна, устраиваясь на постели рядом с эльфом.
   - Не нравится мне наш план! - категорично заявил Лавр.
   - Но почему? - удивилась Татьяна. - Все выверено, обговорено, учтены все нюансы... или ты все-таки жалеешь, что не захотел привлечь к нашей авантюре Форса? Так можно еще передумать.
   - Нет, не стоит. Гоблин нашел свое место в жизни и срывать его оттуда было бы верхом свинства. Ты бы слышала, какие дифирамбы Горморлу поет наш обычно невозмутимый Форс! Он даже намеревается окончательно перейти на службу в Льясму и отколоться от клана Охотников.
   - А это возможно?
   - Почему нет? Выплачивается небольшое денежное возмещение за прерывание контракта, и свободен! В клан никого не загоняют силой и не держат. Это глупо. А чего тебя это заинтересовало? Ты тоже хочешь покинуть клан? - подозрительно поинтересовался Лавр.
   - Пока нет, - успокоила его Татьяна. - Но, вполне возможно, в моей жизни наступит такой момент, что я, так же, как и Форс, найду свое место в жизни. Такое, откуда не захочется уходить.
   - Форсу повезло. Горморл действительно достойный правитель. Но я сильно сомневаюсь, что ты захочешь вернуться в Льясму.
   - Я еще не сошла с ума! - вздрогнула Татьяна. - Ты представляешь, что со мной сделает Горморл, если когда-нибудь узнает правду?
   - Он не узнает, - успокоил магичку эльф. - А ты туда никогда не вернешься. Хотя... я не против еще разок навестить трактир, в котором мы так долго снимали комнату.
   - Я не знаю, суждено ли нам остаться в живых, - вздохнула Татьяна, прижимаясь к Лавру ближе. Эльф обнял магичку и успокаивающе погладил по голове. - Может быть, битва с Великим станет последней для нас обоих.
   - Может быть, - с неохотой согласился Лавр. - Но я не хочу думать об этом сегодня.
   - Я тоже не хочу, - улыбнулась Татьяна, переворачиваясь на спину и запуская пальцы в платиново-белые волосы эльфа.
   Лавр тут же послушно позволил своей прическе растрепаться и скользнул губами по запястью магички. Пламя камина окрасило его кожу в янтарный цвет, разбросало золотые блики по волосам и отразилось в расширенных зрачках фиалковых глаз. Татьяна тонула, задыхалась, окуналась в огненную реку и плыла против течения. Она таяла, разбивалась, скользила... магичка чувствовала себя податливой глиной в умелых руках Мастера. Боги, как же ей было сногсшибательно хорошо! Феерическое наслаждение, неземной восторг, совершенная оторванность от окружающего мира... никто не мог провести любовную схватку с большей страстью, изяществом и вдохновением, чем Лавр. И Татьяна теряла от него голову.
   Эльф упивался происходящим не меньше магички. Он давно уже отпустил вожжи, тормоза и вообще все, что только у него было. Контролировать происходящее Лавр не мог и даже не пытался это сделать, поскольку все попытки всё равно разбивались о несдерживаемую страстность Татьяны и о ее абсолютную незакомплексованность. Лавра несло... словно он прыгал с обрыва в бездонную пропасть. И эльф наслаждался этим ощущением полета, оторванности, бесконечности. Лавр хотел, чтобы это ощущение длилось вечно, поскольку совершенно не желал возвращаться в реальность. Эльф настолько запутался в собственных чувствах и эмоциях, что мог сделать глупость. А он этого не хотел. В их взаимоотношениях с магичкой и так все было не слава богу. И завтрашний день принесет новые проблемы. А может быть даже смерть. И Лавр, словно стараясь успеть насладиться жизнью на полную катушку, отрывался на все сто. Бесконтрольно, бесшабашно и абсолютно безумно. Даже после того, как Татьяна уснула, эльф не захотел выпускать ее из своих объятий. Невидящими глазами он смотрел в потолок, подозревая, что даже самый невнимательный наблюдатель назвал бы его улыбку идиотской. Боги, ну какая же сволочь придумала раннее утро?!

***

   Татьяна в сотый раз проверяла свое вооружение и в сотый раз думала, что к сожалению, предусмотреть всё просто невозможно. Она опасалась встречи с бесом. Асмодей вполне мог выкинуть какой-нибудь фортель и выскользнуть у них из рук. А во второй раз бес будет не просто осторожен. Он станет попросту недоступен. Единственное, на что полагалась Татьяна - это фактор неожиданности. Ведь до сих пор Великому даже в голову не пришло, что портал можно открыть прямиком в его комнату. Среди небельсов нет столь сильных магов. Нет даже тех, кто мог бы предупредить беса о подобной вероятности. Татьяне самой до недавнего времени казалось это невозможным. Однако выяснилось, что для Ханта ничего невозможного нет. И потому любой из членов магического Совета (на всякий случай) обеспечивал свое жилье защитным куполом. Чтобы ни портал, ни заклятье не проникли через невидимую границу. К счастью, Асмодей о способностях Ханта не подозревал. И его защитные артефакты были несовершенны. Однако бес был слишком силен, чтобы позволять себе расслабиться. Татьяна серьезно сомневалась в том, что им удастся захватить Асмодея врасплох. Даже открыв портал прямо за его спиной. А потому магичка обвешалась всевозможными амулетами, усилила свои щиты и зарядила артефакты. Более того, поскольку компанию Татьяне составил ни кто иной, как Террел, они распределили между собой заклятья, (магичке досталось нападение, а вампиру пленение), и решили их активировать еще до того, как войдут в портал.
   Помимо мага Татьяну сопровождало и четверо воинов, возглавляемых Лавром. Двое из них должны были шагнуть в портал чуть раньше и сменить охранников у дверей, а двое - Лавр и еще один Охотник, принадлежащий к расе файернов - непосредственно должны были участвовать в охоте на Великого. Хант и Совет магов должны были контролировать порталы и следить за происходящим по магическим зеркалам.
   - Готова? - поинтересовался Террел у Татьяны, проверяя свои щиты и артефакты.
   - Вроде бы да.
   - Вы уверены, что сможете без меня обойтись? - в очередной раз завел старую пластинку Ролум насмерть оскорбленный тем, что его в бой не берут.
   - Ну сколько можно? - взвыл Террел. - Ты вместе с Хантом будешь следить за происходящим! И координировать действия! Мечом и без тебя есть кому помахать... а вот стратегического видения у твоих Охотников... кот наплакал. Так что прекращай!
   - Я же не ною, что меня не берут сражаться с Великим, - пробубнил со вздохом полоз, которому тоже очень хотелось поучаствовать в историческом сражении.
   - Да нам даже эльф с файерном наверняка не пригодятся! - огрызнулся Террел.
   - Без меня Татьяна туда не пойдет! - категорически отрубил Лавр.
   - Так, все, кончайте препирательства! - скомандовал Хант. - Зеркала звенят!
   - И что это значит? - нахмурился Ролум.
   - Это значит, что нужные нам враги остались в гордом одиночестве. Пойдемте, как только Асмодей повернется к нам спиной, я открою портал! Готовы?
   - Погоди, сначала охранников! - напомнил Ролум.
   Хант подошел к зеркалу, дождался нужного момента, и открыл портал прямо перед дверьми в комнату Асмодея. Бельсы тут же оглушили охранников, кинули их обратно в портал и заняли их места. Через несколько секунд уже ничего не напоминало о произошедшем инциденте. Татьяна, Лавр, Террел и файерн приготовились и, как только полоз открыл следующий портал, рванули вперед. Магичка с эльфом синхронно нанесли удар (она заклятьем, а он - рукоятью меча по основанию черепа), и Террел с файерном тут же кинулись связывать бесчувственное тело. Пока все шло хорошо. Даже слишком хорошо для того, чтобы быть правдой.
   - Я чувствую опасность, - напрягся файерн. - Демоны, что это?
   Развеселая компания обернулась и увидела огромного, мерзкого слизняка, выползшего из темного угла.
   - Видимо, Асмодей все-таки не пренебрегал защитой, - вздохнула Татьяна. - Если я хоть что-нибудь понимаю, это охранный монстр. Террел, придется тебе им заняться. И файерна с собой прихвати. А мы с Лавром разберемся с Великим.
   Террел, кивнув головой, понесся к монстру, Лавр раскатал ковер и небрежно сбросил в центр тело Асмодея.
   - Его надо привести в себя, иначе с изгнанием ничего не выйдет, - напомнил Террел, пытающийся не стать обедом для домашней зверушки Великого.
   - Интересно, как? - пробормотала Татьяна, осторожно исследуя беса. - Мы с Лавром слишком сильно его приложили.
   Однако буквально через несколько минут бес начал подавать признаки жизни. Он застонал и попытался подняться. Татьяна тут же выскочила из пентаграммы и произнесла заклятье первичной активации.
   - Татьяна?! - не веря своим глазам спросил бес, как только окончательно пришел в себя. - Но как?!
   - А вот так! - злорадно ухмыльнулась магичка, доставая пыльный талмуд и открывая его на заложенной странице.
   - Ты совершенно не изменилась... - продолжал ничего не понимать потрясенный бес. - Но этого же не может быть!
   - В этой жизни все может быть! Считай, что я специально выжила, чтобы тебе отомстить.
   - Ты не сможешь...
   - Я? Еще как смогу! И с большим удовольствием! Так что заткнись и не мешай! Если не хочешь получить магический разряд в интересное место.
   - Но что ты собираешься делать? - пришел в ужас бес, поднявшись на ноги и разглядев окружающую его пентаграмму.
   - Вернуть тебя домой. В твою родную Преисподнюю. Предполагаю, ты по ней очень соскучился. А уж она по тебе - и того больше! - глумливо оповестила Асмодея Татьяна.
   - Нет! Не делай этого! - истерически заверещал Асмодей. - Я дам тебе денег... власти... бессмертия... я исполню любое твое желание!
   - Не стоит. Это мы уже проходили! - отрезала Татьяна.
   - Ты просто не понимаешь! - продолжал вопить Асмодей. - Меня уничтожат!
   - Вот и славно, - искренне обрадовалась Татьяна и повесила на себя заклятье беззвучности. - Лавр, помоги Террелу, что-то они долго там с этим монстром копаются. Здесь я справлюсь сама.
   Эльф кивнул, обнажил клинок, и отправился на помощь вампиру. А Татьяна, уже не обращая на вопли беса никакого внимания (тем более, что теперь она их не слышала), начала читать заклятье. Ежедневные тренировки сделали свое дело - слова отскакивали от языка, как горох, не путаясь и не переплетаясь. Пентаграмма вспыхнула и загорелась синим светом. Татьяна мстительно улыбнулась и приступила к основной части шоу. На самом деле, ей безумно хотелось пожелать Асмодею что-нибудь от себя. Настолько "душевного", чтобы бесу еще пять сотен лет икалось. Но магичка боялась рисковать, бросаясь словами. Она опасалась, что в ее пожеланиях, высказанных в горячках, Асмодей обязательно найдет какую-нибудь щель, ловушку. И, воспользовавшись ей, захочет вернуться. Нет, в таком важном деле рисковать было нельзя. А потому Татьяна прочла слова, которые были утверждены Советом и обдуманы целой компанией бельсов, отнюдь не страдающих от глупости.
   - Сейчас же покинь наш мир! И никогда не возвращайся в это измерение! Отправляйся в Преисподнюю, и оставайся там до тех пор, пока не протрубят трубы Страшного суда! - произнесла магичка, и пентаграмма превратилась в сияющий столб синего цвета.
   - Татьяна. Ты скоро там? - поторопил магичку Лавр. - Эта сволочная тварь никак не хочет убиваться!
   - Зови ребят из-за дверей, убираемся! - скомандовала магичка.

***

   Асмодеем владела не злость. И даже не бешенство. Он был просто в истерике. Нет! Этого просто не может быть! С ним нельзя поступить подобным образом, он же Великий! Так неужели достаточно одной мстительной стервы, чтобы отправить его в небытие? Похоже, достаточно... если эту стерву зовут Татьяной. Астарот, да как же так получилось?! Магичка совершенно не постарела. Будто с их последней встречи прошла не сотня лет, а всего лишь несколько дней. Но как такое возможно?! Асмодей просто не мог в это поверить! И потом... Татьяна так изменилась... нет, не внешне. Кроме короткой стрижки во внешности-то, как раз, у магички не изменилось ничего. Но вот жесткий, надменный, ледяной взгляд уверенной в себе стервы, манеры наемного убийцы и абсолютный цинизм... это было совершенно не похоже на ту Татьяну, которую, когда-то, знал Асмодей. Подобный омерзительный взгляд нельзя приобрести за несколько дней. Так в чем же дело?! Бес этого не понимал. И злился до крайности. Он не хотел, не желал возвращаться обратно! Выставить себя на посмешище? Потерять власть, влияние и возможность подняться по карьерной лестнице? Получить жестокое и унизительное наказание? Нет!!! Только не это! Но что он мог сделать?!
   Бес бессильно взвыл и... поймал себя на мысли, что до сих пор так и не переместился в Преисподнюю. Странно. Но почему? Первая мысль о том, что Татьяна снова некорректно нарисовала пентаграмму и произнесла заклятье, канула без следа, так и не сформировавшись как следует. Нет, на сей раз магичка не ошиблась. И формулу изгнания она произнесла безукоризненно. Так в чем же дело? Неужели дикое нежелание беса возвращаться в Преисподнюю сыграло такую роль? Да нет, вряд ли. Изгнание - вещь убойная и бескомпромиссная. Заклятью наплевать на чьи бы то ни было желания. Так почему Асмодею до сих пор удается держаться? Неужели в словах Татьяны все-таки была лазейка? Причем такая, что даже бес изначально ее не заметил? Что она сказала? "Сейчас же покинь наш мир! И никогда..." стоп! Вот оно кодовое слово! "Сейчас же". Означает, "в этот же час". А до конца часа у нас... 20 минут! И Асмодей будет последним идиотом, если не сможет воспользоваться этим временем!
   Вообще-то, бесу никогда не нравился тот факт, что он - это всего-навсего сущность. Придуманная, эфемерная и весьма ограниченная в своих возможностях. Однако сейчас происхождение беса могло сыграть ему на руку. Застряв в междумирье, Асмодей мог мгновенно по нему передвигаться, слышать и наблюдать. Жаль только, что во времени бес был ограничен, но, прислушавшись к узору судеб, он нашел возможность отомстить Татьяне. Никогда, ни один человек не поступал с бесом столь бесцеремонно! Не выкидывал его за шкирку, словно нашкодившего щенка! Асмодей ненавидел Татьяну со всей возможной яростью и страстью. Она отняла у него целый мир! Причем тогда, когда бес добился власти, влияния и стал почти что богом. Нет такой кары, которая была бы достойна столь подлого и бесчестного поступка! Но Асмодей готов был удовольствоваться малым. Если уж ему не суждено жить в этом мире, пусть будет не суждено жить в нем и Татьяне. Бес не знал, каким образом магичка сумела остаться столь же молодой, но вот как ее убить, он придумал. Помнится, зеркало говорило, что не сможет учуять Татьяну только если она нарастит свой магический потенциал и сменит свою сущность... что ж... может быть, именно это с магичкой и случилось. Но это не столь важно. Ибо Асмодей обязательно посоветует убить ее как можно надежнее. Отрубить голову, проткнуть сердце и сжечь! И главное, бес точно знал, к кому можно обратиться с подобным советом! Надо только вернуться на несколько секунд в свой замок и запастись необходимыми артефактами...
   Асмодей скользнул в комнату к Горморлу. И, выждав, когда тот останется один, предстал во всей красе. Надо отдать королю должное - тот даже не дрогнул. А вот Асмодей изрядно растерял свой задор, выяснив, что на Горморле висит приворотное заклятье. Настолько мощное, что снять его бес не сможет. Особенно за оставшиеся несколько минут. Что ж... оставалось только положиться на силу бесовской убедительности. И Асмодей приложил все свои усилия, чтобы уговорить короля. Его величество любит свою супругу, которая ожидает наследника? Прекрасно. А он уверен, что августейшей семье ничего не угрожает? Татьяна и Лавр возвели короля на трон. Но с такой же легкостью они могут передать этот трон и любому другому. Татьяна лгала Горморлу, уверяя его в своей любви. Она делила постель с эльфом. Так кто даст гарантию, что двое этих бесстыдных, беспринципных лжецов, аферистов и наемных убийц не представляют опасности? Да эти два циничных мерзавца за деньги убьют кого угодно, хоть друг друга. Может быть, Горморл еще не слышал, но Великий повержен. И теперь бельсам не так уж нужен сильный король на границе. Нет, бес не думает, что Горморла предадут его союзники. Но он бы и медяка не поставил на то, что королевская чета находится в безопасности, пока существуют Татьяна и Лавр. Они слишком много знают...
   Однако навязать свое мнение Горморлу у Асмодея так и не получилось. Бес применил и дипломатию, и казуистику*, и откровенную ложь, и даже магическое давление. Однако король оказался на редкость упертым. И здравомыслящим. Он разбивал доводы Асмодея один за другим. Он любит свою жену. И какая ему разница, с кем спала его любовница, о которой он и помнить-то не помнит? Да, Великий повержен. Но остались последователи, жрецы, фанатики и вообще люди, пламенно не любящие бельсов. Так что Мортии очень даже нужно в соседях сильное государство с лояльным королем. Сместить с трона Горморла не так легко, ибо он пользуется большой поддержкой, и его охраняет фамильное заклятье Гарветтов. А что касается венценосной супруги и будущего наследника... их охраняют так, что Асмодею и не снилось. Да и сам Горморл был надежно защищен артефактами. Потому и не позвал стражу, когда перед ним появился Асмодей.
  
   * Казуистика (от латинского "казус" - случай") - придуманная иезуитами наука, позволяющая трактовать требования христианской религии в удобном для себя контексте. Например: дать слово и не сдержать - грех? Грех, говорят казуисты, но...только в том случае, если давая слово, вы намеревались его сдержать. Если же такого намерения у вас не было, поступайте, как вам заблагорассудится. Типичный образчик т.н. снисходительной морали.
  
   Услышав все вышеперечисленное, бес заметно сник. Неужели ему не удастся отомстить стервозной магичке? Заставить Горморла плясать под свою дудку у Асмодея не получилось. Бороться с мощным приворотным заклятьем было бессмысленно. Может быть, стоило использовать оставшееся время на то, чтобы самому напасть на Татьяну? А толку? Асмодей никогда не был магом, а после изгнания потерял и ту силу, которую имел. Кидаться на Татьяну с имеющимися у него артефактами? Увольте. Магичка размажет его, как масло по бутерброду. Нет, убить не убьет, но поиздевается вдосталь. Оно ему надо? Но что же делать?! Асмодей совершенно не собирался отступать! И тут бесу в голову пришла довольно занятная идея. Пусть даже приворотное заклятье он одолеть не сумеет. Но бес ведь вполне может вернуть королю память, аккуратно подкорректированную и отредактированную магическим заклятьем! Тем более, что в отличие от приворотных, чары, наложенные на память не были мощными. Скорее, они были ювелирно-тонкими, не ощущаемыми. И подобный барьер бес мог сломать довольно легко. Ну, и как Горморлу теперь нравится поведение Татьяны? После того, как он все вспомнил?
   Король был потрясен. Искренне потрясен. Он сжал виски и со стоном опустился в кресло. Боги, и как он сам не понял, что над его сознанием поработали? Ведь это было так очевидно! Неожиданная любовь к Родомиле, забытые эпизоды из жизни... как бельсы могли с ним так поступить? Откуда взялась на его голову хладнокровная, расчетливая ведьма? Как она посмела им пренебречь? Изменить ему? Горморл чувствовал себя глупым щенком, с которым бессовестно и бесцеремонно играли. Нет, он не хотел бороться с приворотным заклятьем и рушить свою любовь к Родомиле. В конце концов, королева ни в чем не виновата. Нет, Горморл по-прежнему не верил в то, что бельсы решат сместить его с трона. Совету магов этого было не нужно. Но простить Татьяну и забыть о том, что она сделала? Никогда! Горморл вскочил с кресла и принялся мерить шагами комнату, даже не заметив, что Асмодей растворился в воздухе. Да, король был разумным и сдержанным человеком. Но он был мужчиной. И прощать нанесенные оскорбления было не в его правилах. Горморлом владела жажда мести. И жажда убийства. Коварному бесу все-таки удалось сказать свое последнее слово. И все, о чем жалел Асмодей - так это о том, что он не увидит смерти Татьяны своими собственными глазами.
  
  
  
   15.
   Кто сражается с чудовищами,
   тому следует остерегаться,
   чтобы самому при этом не стать чудовищем.
   И если ты долго смотришь в бездну,
   то бездна тоже смотрит в тебя.
   Фридрих Ницше
  
   Первое, что сделал Горморл, когда принял решение отомстить магичке - отослал Форса куда подальше. Нет, король не думал, что гоблин станет вмешиваться в дела, которые совершенно его не касаются. Но Форс все-таки был бельсом. И Охотником. А Горморл хотел исключить любые случайности, которые могли бы помешать тщательно составленному плану. У короля (еще со времен Канцлерства) был довольно большой опыт организации тайных убийств. А потому Горморл прекрасно знал, сколь многое зависит от случайностей и мелочей. Никто и никогда не должен был понять, что король приложил руку к этому убийству. Горморл, конечно, сильно сомневался, что из-за смерти парочки аферистов бельсы разорвут с ним дипломатические отношения. Но зачем рисковать? И привлекать к себе ненужное внимание клана Охотников? Нет, убийство будет тайным, как и десятки остальных. Наемники, которые будут найдены через десятые руки и уничтожены вместе с посредниками, шпионы, которые и сами не будут знать, какие из добытых ими сведений действительно важны для Горморла, тайная полиция, преданная лично бывшему Канцлеру... все должно быть безукоризненным. Нужно только сочинить легенду, объясняющую убийство и объявляющую виновных, нанять лучший отряд убийц и магов, которых только можно найти среди людей и... объяснить Татьяне, за что ее убивают.
   Последнее было самым сложным и входило в противоречие с идеально разработанным планом. С одной стороны, ни одна собака не должна была знать о том, что убийц к магичке подослал именно Горморл. А с другой... король не хотел, чтобы Татьяна умерла, так и не поняв, кто ей отомстил. Доверить свою тайну наемникам? Немыслимо. Не насладиться плодами собственной мести? Невыносимо! Стоп... а может быть, воспользоваться услугами мага? Его даже не нужно будет посвящать в подробности. Просто попросить создать небольшой артефакт с заключенной в ней иллюзией. Любопытно, что почувствует Татьяна, когда увидит перед собой изображение Горморла? Да еще и бросающее ей в лицо обвинения? Хотя... с последним нужно быть осторожным. Ведь маг, который будет ее создавать, все поймет. Особенно после того, как убийство откроется! Может, убрать его так же, как и наемников? Жалко... магов во владениях Горморла было не так уж много. Но другого выхода просто не было. Король желал бросить обвинение стервозной ведьме прямо в лицо!!!
  
   Татьяна тем временем думала о Горморле не больше, чем об обеде, съеденном год назад. Она была слишком занята собственной местью. Бельсы выполнили обещание, доставив ей Жреца и Ученика живьем. И теперь Татьяна заново знакомилась с падре Ваоле и Отцом Вседержителем. Только уже на своих условиях. Жаль только, что не в пыточной камере. Оказалось, что падре и Отец, так любившие издеваться над узниками, сами не выносили даже вида пыточных инструментов и теряли сознание. А Татьяне, прежде, чем измываться над двумя вполне заслужившими это сволочами, не терпелось задать им парочку вопросов. Слишком уж давно ей хотелось выяснить, каким образом благочестивые инквизиторы сумели заставить Сержена написать добровольный донос.
   Надо сказать, что падре Ваоле и Отец Вседержитель практически не сопротивлялись. Они тряслись, лили крокодиловые слезы, сваливали вину на введшего их во искушение Асмодея и рассказывали все, что знали. И даже то, чего не знали. Причем разобраться в мешанине правды и вымысла становилось все труднее и труднее. Казалось, что врать для монахов так же естественно, как дышать. Более того, порой они и сами верили собственным измышлениям. Однако Татьяна не была бы Татьяной, если бы не выяснила все, что только можно. И о том, как Отец Вседержитель уговорил рыцаря предать ведьму и написать донос, и о том, как он обманул самого Сержена, стерев ему память и отправив в иной мир. Повествование было занятным. И весьма поучительным. Надо же... оказывается, Сержен был не столь виновен, как думала Татьяна. Он вовсе не желал отправлять ее в подвалы инквизиции и уж тем паче на костер. Но... оправдывать рыцаря магичке совершенно не хотелось. Как ни говори, все равно Сержен ее предал. Отрекся от нее. Но ни ненависти, ни злости Татьяна не чувствовала. Наверное, она просто переболела рыцарем. Благополучно забыла его и перестала переживать, что своей вере он был предан гораздо больше, чем своей женщине. В конце концов, Татьяна и сама понимала, что никогда не сможет занять место Владычицы в сердце Сержена. А потому глупо было страдать о неслучившемся. Тем более, столько лет спустя. Сержена давно уже нет в живых. Так пусть покоится с миром. Татьяна не могла его простить. Но ненавидеть... ненавидеть рыцаря она не могла тоже.
  
   Когда Лавр, наконец, нашел магичку, она сидела у Ханта, обняв бутылку вина и рассеянно слушая рассуждения полоза о законах магического равновесия. Похоже, настроение у Татьяны оставляло желать лучшего. Эльф, если честно, был тоже немного не в духе. Пока магичка развлекалась, пытая своих врагов, Ролум отослал Лавра уничтожать очередного монстра. Эльф потратил на это неприятное занятие целых несколько дней, и мечтал встретиться с Татьяной, чтобы немного отдохнуть. Однако магички не оказалось ни дома, ни в пыточных подвалах, ни даже в библиотеке Совета, которую она повадилась посещать. Словом, когда Лавр, наконец, нашел Татьяну, он чувствовал себя окончательно вымотанным и обессиленным. Все, чего хотелось эльфу - это пару стаканов вина, ужин, и крепкий сон. Хотя... оказавшись в одной постели с магичкой, о последнем, скорее всего, он даже не вспомнит. Так же, как и о собственной усталости. Как ни странно, безумное вожделение к Татьяне не прошло со временем. И даже нисколько не утихло.
   - Твои враги рассказали тебе, наконец, все, что ты хотела? - поцеловал Татьяну в макушку Лавр.
   - Все, и даже чуть больше. Теперь их Террел с Ролумом пытают на предмет выяснения всех военных тайн. И мне таки кажется, что падре с Вседержителем непременно эти тайны вспомнят. Поскольку безумно хотят жить.
   - А ты представь, сколько всего полезного они вспомнят, когда захотят умереть! - хищно улыбнулся Хант.
   - Тоже верно, - тут же пришла в хорошее расположение духа Татьяна.
   - Ты скоро освободишься? - нетерпеливо поинтересовался Лавр.
   - Да я вообще-то и не занята, - пожала плечами Татьяна. - Ролум сказал, чтобы я вообще отдыхала до конца недели. А потом он снова пошлет меня на задание. И ты даже не поверишь куда! Снова очищать тракт Румила от очередного монстра! Это просто наказание какое-то... и откуда они там берутся? Я этот тракт изучила уже вдоль и поперек. А сколько я там тварей уничтожила... вообще описанию не поддается!
   - То есть, у тебя есть еще неделя отдыха? - вычленил главное Лавр. - Прекрасно! Поскольку у меня примерно столько же до следующего задания. И я предлагаю тебе провести это время с пользой. Между прочим, я оплатил хорошо знакомую тебе комнату в небезызвестном трактире на ближайшие дней семь.
   - Правда? - умилилась такому знаку внимания Татьяна. - Тогда поехали! А то у меня Ржавый застоялся уже. Да и по тебе он соскучился. Что ни говори, а генетическая привязанность - великое дело.
   Магичка с эльфом всю дорогу дурачились, прикалывались друг над другом, шутя делили шриша и заклятый на верность меч... словом, вели себя как расшалившиеся подростки. Избавившись от явных врагов, они не считали нужным скрываться. И магические щиты, которые Татьяна повесила на комнату, были чисто символической данью постоянным урокам Террела и инстинктам Охотника. Лавр и магичка никого не боялись. И даже не задумывались о том, что им может что то угрожать здесь, в хорошо знакомом трактире, хозяином которого является бельс. Они пили вино, плескались в ванной, занимались любовью и чувствовали себя абсолютно счастливыми. Пустившись во все тяжкие, эльф с магичкой не ощущали ни границ, ни условностей, ни сдерживающих тормозов. Восторженные, утомленные, почти бездыханные, они остались лежать в объятиях друг друга. Волна отхлынула, оставив их переплетенные горячие тела в блаженном полузабытьи утоленной страсти. Лавр с Татьяной настолько были увлечены друг другом, что пропустили момент, когда взломав магическую защиту, в комнату ворвались несколько наемных убийц.
   Разумеется, опытным Охотникам, не раз и не два попадавшим в различные передряги, не понадобилось много времени, чтобы вскочить с кровати и схватить оружие. И уж разумеется, их нисколько не смутило то, что в этот момент из одежды на них ничего не было. И Лавр, и Татьяна были обучены драться в любом состоянии. И в любом положении. Вот только тела, утомленные излишне выпитым вином и неумеренным занятием любовью, реагировали на происходящее не так быстро, как хотелось бы. Да и нападающих было слишком много. Шестеро воинов, наверняка обучавшихся владению мечом в каком-нибудь клане рыцарей и два мага. Очень сильных мага. Татьяна даже не подозревала, что среди небельсов существуют подобные мастера своего дела. А потому ей приходилось довольно туго. Впрочем, Лавру было не легче. Шестеро вооруженных до зубов воинов против одного эльфа - это не самый лучший расклад. И хотя пока заклятому на верность клинку удавалось сохранять обнаженное, золотистое тело своего хозяина в относительной целостности, долго это продолжаться не могло. Удар, разворот, еще удар... Лавр держался из последних сил. Да и Татьяна явно выдыхалась. Двое магов загнали ее в угол и все, что она могла - это защищаться, периодически пуская небольшие магические разряды в противников Лавра. Убить эти разряды не могли (для этого требовалось сконцентрироваться, а значит раскрыться), но отвлекали неприятеля довольно серьезно. И Лавр умело этим пользовался. Выхватив арбалет у одного из нападавших, эльф выстрелил в голову особо активного мага. Дело пошло веселее. А уж после того, как Татьяне удалось уничтожить своего второго противника, эльф с магичкой даже поверили в то, что все обойдется.
   Лавр начал махать клинком с удвоенной силой. Присоединившаяся к нему Татьяна тоже пустила в ход меч, добавляя боевые заклятья. Четверо противостоявших им воинов, впрочем, отступать не собирались. Они были слишком большими профессионалами. И им очень хорошо заплатили за то, чтобы эта парочка умерла. Лязг мечей. Кровь. Запах паленого...битва превратилась в бойню. Войдя в азарт, Охотники безжалостно крушили своих врагов. Однако Горморл не был бы Горморлом, если бы не предусмотрел и такой, на первый взгляд почти невероятный вариант. Перед окровавленной, едва стоявшей на ногах парочкой, появилась иллюзия, изображающая бывшего Канцлера.
   - Ты умрешь за то, что оскорбила меня, - заявил Горморл и подал знак.
   Оставшаяся пара воинов вдруг стала двоиться... троиться... буквально через пару секунд перед Татьяной и Лавром стояло уже более десяти воинов. Сильных, азартных, свежих и злых. Эльф с магичкой тоскливо переглянулись и прижались друг к другу крепче. Они понимали, что выжить им не суждено. Но позволить убить себя, как приведенных на заклание овец? Вот еще! Если Горморл захотел забрать их жизни... то ему придется за это заплатить. По самым высшим расценкам!

***

   Когда Горморл отправил Форса истребить очередную шайку бандитов, тот не нашел в этом ничего необычного. Подобное задание было отнюдь не первым. Разбойников вокруг Льясмы развелось - как бродячих псов. Однако оказалось, что справиться с многочисленной вооруженной бандитской группировкой не так уж просто. Не помогли даже пираты Шнурка, привлеченные к сей полезной деятельности. И тогда Форс вспомнил про Лавра с Татьяной. Боец и маг отнюдь не помешали бы ему в его нелегком деле. Тем более что теперь (может быть) гоблину не придется даже тратить нервы. Вполне вероятно, что после того, как Лавр с Татьяной переспали, между ними установилось-таки перемирие, и они перестанут собачиться по любому поводу. Улыбнувшись данным, весьма приятным мыслям, Форс направился в Мортию. Не найдя там ни Лавра, ни Татьяны, гоблин обратился за помощью к Ханту. И услышав ответ, скрипнул зубами. Оказалось, что сладкая парочка сняла в трактире комнату и не собиралась вылезать оттуда как минимум неделю. Форс злорадно ухмыльнулся. Демон им, а не романтический отдых! И, представив, какие лица будут у Лавра с Татьяной, когда он обломает им всю малину и потащит сражаться с разбойниками, гоблин окончательно пришел в хорошее расположение духа.
   То, что в трактире что-то было не так, гоблин понял сразу. По абсолютной, неправдоподобной, оглушающей тишине. Форс вытащил меч и, оглядываясь по сторонам, скользнул к лестнице, ведущей наверх. И окончательно понял - в трактире что-то произошло. Впрочем... почему "что-то"? Вполне конкретное смертоубийство, забрызгавшее кровью всю лестницу, стены и даже потолок. Крови было так много, что она скапливалась в лужи и зловеще хлюпала под сапогами гоблина. Форс напрягся и попытался сосредоточиться. Однако опасности так и не почувствовал. Чтобы ни произошло в трактире, это уже кончилось. И вряд ил оставило в живых эльфа с магичкой. Впрочем... последнее лучше было проверить. Лавр с Татьяной обладали какой-то противоестественной живучестью. И умением выбираться из любых передряг. Ну... может, не из таких... Форс замер на пороге комнаты. Было такое ощущение, что какой-то безумец из удали плескал кровь в разные стороны бочками. И кровь, и ошметки мяса, и внутренности... завтрак гоблина почувствовал настоятельную потребность покинуть желудок. Однако Форс сдержался. Он перешагнул первый труп и постарался в мешанине тел разглядеть хоть что-нибудь. И понять, что произошло. Так... постель смятая, значит застали голубчиков врасплох. Видимо, среди нападавших был маг. И наверняка не один. Незаметно взломать защитные заклятья Татьяны - это надо быть большим специалистом. А в том, что щиты стояли, Форс не усомнился ни на секунду. Магичка, может, и была редкостной стервой, но безопасностью никогда не пренебрегала. Так... больше всего трупов было непосредственно возле постели. Значит, Татьяна с Лавром успели вскочить и взять в руки оружие. И сопротивлялись они отчаянно.
   Форс переступил через очередной труп и остановился. Ему послышалось, или кто-то все-таки застонал? Размышлять было некогда. Гоблин одним движением вернул клинок в ножны и принялся разгребать гору ошметков, из которой ему послышался стон. Если это Татьяна или Лавр... может быть, их удастся спасти. А если кто из врагов... так добить никогда не поздно. Только расспросить сначала - кому же это помешали эльф с магичкой. Ведь не просто же так на них спустили целое войско! Форс отпихнул ногой очередное скрюченное тело и замер, ошарашенный. Гхм... ну он предполагал, конечно, что Татьяну с Лавром застали прямо в постели... но чтобы прямо без порток... даже и неприлично как-то. Хотя... теперь, пожалуй, гоблин мог понять, чего эльф нашел в этой стервозной ведьме. Обнаженное тело Татьяны, несмотря на худобу, было совершенным. И даже не слишком истерзанным. Во всяком случае, Форс, как ни приглядывался, не мог найти ни одной раны, которая могла бы оказаться смертельной. Гоблин решил было определить, бьется ли у Татьяны сердце, но, здраво поразмыслив, серьезно усомнился в существовании у магички подобного органа. Он вздохнул, накинул на тело Татьяны свой плащ, и попытался привести ее в себя. Тщетно. Форс пустил в ход и пощечины, и потряхивание, и даже артефакт. Глухо. Хм... ну и что же ему делать с этой бесчувственной красавицей? Может, водичкой побрызгать? Форс мрачно выругался, взвалил Татьяну себе на плечо и спустился вниз.
   Бочонок с питьевой водой стоял обычно в углу трактира. И редко использовался по назначению. Обычно, в нем охлаждали чересчур горячие головы постояльцев. Испытанное десятилетиями средство Форс решил испробовать и на Татьяне. Ухватив магичку поудобнее, он сунул ее головой в воду. Затем вытащил и повторил процедуру снова. После третьего раза Татьяна пришла в себя настолько, что даже попыталась запустить в гоблина магическим разрядом. Однако Форс, слишком хорошо знавший магичку, успел уклониться.
   - Пришла в себя? - нелюбезно поинтересовался гоблин.
   - Не знаю, - пробормотала Татьяна, которая явно не понимала, где она находится и что произошло. Магичка потерянно оглядела пустой трактир, злого, как голодный раптор Форса, плащ, составляющий ее единственное одеяние, но так и не могла ничего вспомнить. Голова болела так, словно она долго, упорно и беспрерывно пьянствовала.
   - Где Лавр? - потряс Форс Татьяну, которая никак не хотела возвращаться к действительности. Магичка подняла на гоблина удивленные глаза, явно силясь что-то вспомнить, а затем побелела, как полотно и бросилась обратно наверх. Форс от неожиданности не только выпустил ее из рук, но и отлетел к стене, чувствительно приложившись об нее спиной.
   - Вот стерва! Ведьма! - ругнулся он, но поднялся следом.
   В комнате Татьяна развила бурную деятельность. Завязав плащ Форса над грудью узлом (чтоб не спадал), она принялась с остервенением копаться в крови и телах. Под потолком суетливо металось несколько голубых шариков, назначения которых гоблин не понимал. Форс порывался пару раз начать помогать магичке, но та только злобно рычала, чтобы он не мешался под ногами. Типа, и так натоптал, теперь она Лавра не чует. Тьфу! Ведьма! И стоило такую спасать? Впрочем... Форс больше думал об эльфе, чем о магичке. Просто ее он нашел первой. А Лавра Татьяна не могла обнаружить даже с помощью заклятий. Гоблин даже тоскливо подумал, что вряд ли от эльфа осталось хоть что-нибудь, что можно опознать. Выстоять против такой толпы врагов было попросту нереально.
   - Не могу понять, как тебе удалось остаться в живых? И даже не получить ни одного серьезного ранения? - не удержался от вопроса Форс.
   - Я не знаю, сколько здесь валялась. Вполне вероятно, раны успели затянуться. У меня повышенная регенерация. А насчет жизни... видишь ли, меня можно убить только определенным способом. И на мое счастье, наемники им воспользоваться не догадались.
   - А какого демона им вообще от вас понадобилось? - удивился гоблин. - Вы с Лавром отнюдь не выглядите как бельсы, которых можно ограбить. Во-первых, сразу видно, что ничего ценного у вас нет, а во-вторых, надо быть полным идиотом, чтобы с вами связаться. Ну, или самоубийцей.
   - Человек, который подослал к нам наемников, отнюдь не был ни тем, ни другим, - жутко ухмыльнулась Татьяна. - И для него было бы лучше, если бы я нашла Лавра живым. И хотя бы относительно целым.
   Однако боги в этот день явно были не на стороне магички. Форс понял это, когда услышал сдавленный стон, полный боли, тоски и отчаяния. Черный смерч явно магического происхождения раскидал тела и вытащил на поверхность нечто безжизненное. И окровавленное. Признать в этом нечто эльфа можно было только при очень большой доле фантазии. Однако чутью Татьяны Форс доверял. Если уж хладнокровная и стервозная магичка так кинулась к этому изуродованному трупу, значит, это и был Лавр. Гоблин подошел ближе. К сожалению, магичка не ошиблась. Заостренное ухо, несколько прядей волос, не попавших в кровавую кашу и оставшихся платиново-белыми... опытный взгляд наемного убийцы насчитал аж несколько ран, каждая из которых могла оказаться смертельной.
   - Не-е-ет!!!
   Татьяна до последнего надеялась, что все обойдется. Когда неслась вверх по лестнице, когда расшвыривала трупы, когда искала Лавра заклятьями... она не хотела верить, что для эльфа все уже кончено. Разумеется, магичка прекрасно понимала, что сама жива только потому, что Шерес когда-то подарил ей нечто вроде бессмертия. А ни проткнуть сердце, ни снести голову ведьме наемные убийцы (к счастью) не догадались. Но на Лавре никакого заклятья не было! А устоять против противника, в десятки раз превосходящего тебя мощью, немыслимо. Однако Татьяна все равно не хотела верить в очевидное. Враг мог замешкаться, промахнуться, счесть тяжелое ранение смертельным... боги и демоны! Ну помогите же хоть кто-нибудь! Однако на призыв Татьяны так никто и не отозвался. Поисковый магический шарик нырнул в очередную груду тел и мелко задрожал. Татьяна тут же кинулась вперед. Она не осознавала себя, ни когда раскидывала заклятьем трупы, ни когда вытаскивала окровавленное тело Лавра. Эльф был слишком тяжелым для магички. Но она этого ни чувствовала. Она вообще ничего не чувствовала с той самой секунды, как осознала, что сердце Лавра не бьется. И что его холодное, безжизненное тело действительно мертво. Когда-то золотистая, а теперь изжелта-синеватая кожа была почти полностью покрыта запекшейся коркой крови. Несколько рваных ран протянулись через грудь и живот. Кисть, державшая заклятый на верность меч, была почти отрублена. Татьяна приподняла голову эльфа, прижала ее к груди и разрыдалась.
   Рыдания вырывались больно, с трудом. Татьяна настолько давно плакала последний раз, что уже успела забыть, как это делается. Однако сейчас она не способна была ни вспоминать, ни анализировать. Она просто истерически рыдала, как рыдала бы любая другая женщина, потеряв любимого мужчину. Вот только Татьяна слишком поздно разобралась в собственных чувствах. Лавр ее злил, раздражал, вызывал интерес и плотское желание. Эльф был единственным бельсом, который не хотел ни уступать, ни отступаться. И если до сих пор магичка верила в то, что чувства, испытываемые к Лавру - это увлеченность, (ну, может, чуть больше положенного), то теперь горькая и совершенно непереносимая правда раздирала Татьяну на части. Она любила Лавра. Настолько, насколько вообще была способна любить хладнокровная, жестокая стерва, ведьма и наемная убийца. Дурацкое, нелепое, несвоевременное чувство вырвалось наружу, взорвав ледяные оковы. Любовь, которая бесила, которую магичка скрывала от самой себя, жить с которой казалось невыносимым, объявила о своем присутствии тогда, когда было уже слишком поздно. И ничего нельзя было вернуть. Татьяна рыдала над безжизненным телом Лавра, понимая и смиряясь с тем, что любит его. И что жить без него не хочет. Как, ну как можно было привыкнуть к мысли, что больше она никогда не увидит этого ехидного, нахального эльфа? Никогда не почувствует тепла его тела, не услышит ядовитых комментариев... как это можно пережить?
   Очнулась Татьяна снова от холодной воды. На сей раз Форс не поленился принести воду к магичке, а не наоборот. Наверное, понял, что оторвать Татьяну от тела Лавра было нереально. Боги, да Форс сам готов был зарыдать! Сколько раз они с эльфом сражались спиной к спине и спасали друг другу жизнь! Лавр стал другом Форса. И гоблин очень хотел бы знать, как получилось, что эльф мертв. А для этого ему нужна была трезвомыслящая магичка.
   - Ты можешь объяснить, что здесь произошло? - злился Форс.
   - Зачем? Теперь уже все равно... - безжизненно ответила Татьяна, прекратив истерику, но так и не выпустив из объятий Лавра.
   - Все равно?! Ты что, собираешься так просто это оставить?!
   - А что я могу сделать?! Лечить такие раны я не умею. Да и никто не умеет. Поделиться жизненной силой... я бы рада... только это невозможно.
   - А отомстить ты не думала? - встряхнул Татьяну Форс. В глазах магички начало появляться осмысленное выражение. - Ты сказала, что наемников кто-то нанял. Кто?!
   - Горморл, - с ненавистью выдохнула Татьяна.
   - Кто?! - не поверил собственным ушам гоблин. - У тебя что, совсем мозги высохли с горя? Зачем Горморлу вас убивать? Это глупо, а король слишком здравомыслящий человек! Если бы он и решил от вас избавиться, то так, чтобы об этом никто не узнал.
   - Да об этом и не должен был никто узнать, Форс, неужели ты не понял?! - взвилась Татьяна. - Тебе ничего не показалось странным, когда ты в трактир зашел?
   - Тишина, - вспомнил гоблин.
   - Вот именно! Горморл убрал всех, даже случайных свидетелей! Наверняка он навострился обтяпывать подобные делишки еще будучи Канцлером.
   - Да с чего ты взяла, что это именно он?! - зарычал выведенный из себя Форс.
   - Ты не представляешь... Горморл сам об этом сказал. Он прислал нам с Лавром свою голограмму, которая объяснила, что мы сейчас умрем. И даже сказала за что. Очень любезно со стороны Горморла. Сама бы я действительно не догадалась, - и Татьяна улыбнулась так жутко, что Форс понял - жить королю осталось недолго. Жаль... Горморл ему определенно нравился. В последнее время гоблин даже перестал дергаться, что ищейки Объединенных королевств его все-таки найдут. Король пообещал Форсу выхлопотать прощение всех грехов. Не то, чтобы гоблину это было сильно надо - он не собирался переселяться на другие земли небельсов, но... подобная гарантия была не лишней.
   - И за что же Горморл возжелал вас убить? - обреченно поинтересовался Форс, смиряясь с мыслью, что его мечта о мирной жизни в Льясме накрывается медным тазом.
   - Какая-то сволочь вернула королю память. И он решил отыграться. Горморл заявил, что я умру за то, что оскорбила его.
   - Ты! Так я и знал, что это ты во всем виновата! - взорвался негодованием Форс. - Сколько раз я предупреждал Лавра, чтобы он с тобой не связывался! Сколько раз я говорил ему, что ничего, кроме неприятностей на свою шею он не получит! Так нет же! Эльф меня не послушал. И что теперь? Он мертв! Мертв из-за тебя! Если бы не ты, Горморл и не подумал бы убивать Лавра! Если бы ты не затащила эльфа в свою постель, он остался бы жив!!!
   - А если бы ты получше знал Лавра, то понял бы, что силком его никто и никуда затащить не мог. И отдохнуть в этом трактире было вовсе не моей идеей! - огрызнулась Татьяна. - Впрочем... я не снимаю с себя вины. Я готова отдать жизнь в уплату за возможность отомстить Горморлу. И ты мне поможешь.
   - У мереть?! Да хоть сейчас! - искренне обрадовался Форс.
   - Нет, не умереть, отомстить, - спокойно возразила Татьяна, даже не среагировав на угрозу. - Мне нужно пробраться во дворец Горморла незамеченной. Так что считай, что я тебя нанимаю.
   - Нанимаешь? Да у тебя ничего нет, кроме моего плаща, в который ты завернута!
   - Ошибаешься, - возразила Татьяна, сопровождая свои слова еще одной жутковатой улыбкой. Она подняла руку, щелкнула пальцами, и заклятый на верность клинок сам впорхнул к ней в руку. Форс замер, завороженный неожиданным зрелищем.
   - Но как? - не мог понять гоблин.
   - Какая тебе разница? - пожала плечами Татьяна, отнюдь не собираясь рассказывать как Лавр (словно что-то чуя), "поделился" с ней верностью своего меча. Теперь, когда эльфа не было в живых, клинок принадлежал магичке полностью.
   - Не могу поверить! - шептал Форс, жадно оглядывая вожделенный меч, выкупанный в крови по самую крестовину.
   - Кажется, ты когда-то хотел владеть этим клинком? - ядовито поинтересовалась Татьяна. - Как ты думаешь, будет ли он достаточной платой? Или мне поискать другого напарника?
   - Нет! - сразу же сориентировался Форс. - Я помогу тебе проникнуть во дворец Горморла. И подобраться к королю как можно ближе. Но тебе нужна одежда. И оружие. Да и вообще я не уверен, что сейчас ты готова к бою. Так что лучше будет, если мы заскочим к Ханту.
   - Нет! Я никому не доверяю! - отрезала Татьяна. - Нападавшие убили и хозяев трактира, и всех посетителей. Однако я не думаю, что успели ограбить. В конце концов, наемники пришли сюда не за этим. Так что грабежом займусь я. А ты купишь мне в ближайшей деревушке и одежду, и меч, и, может быть коня. Честно говоря, я представления не имею, что с Ржавым.
   - С ним все в порядке. Когда я шел в трактир, то видел его в конюшне. Вместе с десятком довольно приличных лошадей.
   - Значит, денег у нас будет вполне достаточно. Все, что останется, можешь забрать себе. Мне деньги уже не пригодятся. Вряд ли я смогу выжить после того, как убью Горморла. А с Ржавым... я даже не знаю, что делать. Эльфам отдать - жаба гложет, а кому другому... шриш и служить не станет.
   - Хант справится, - отмахнулся гоблин. - Если, конечно, твой Ржавый больше не будет жевать его курток. Пошли! Помогу тебе в благом деле обирания трупов.
   - Погоди... не можем же мы оставить Лавра... здесь, - уперлась Татьяна.
   - Хорошо, пойду поищу лопату, - вздохнул Форс.
   Земля была ссохшейся, жесткой, и поддавалась с большим трудом. Даже при помощи магии. Если бы Лавр не был другом Форса, гоблин бросил бы это дохлое дело после первых же нескольких лопат. Однако эльф действительно был достоин гораздо большего, чем покоиться с трупами своих убийц.
   - Татьяна, да прочти заклинание помощнее! - воззвал к магичке Форс, но та его не слышала. Уставившись невидящими глазами куда-то в пустоту, она вообще ничего не слышала. И не ощущала. Даже пронизывающего ветра.
   Гоблин поправил куртку и скосился на плащ, едва прикрывавший обнаженное тело магички. И кто поймет этих баб? То Татьяна лаялась с Лавром по поводу и без повода, а теперь переживает из-за его смерти, причем так, что готова ввязаться в смертельно опасную авантюру. Отомстить Горморлу! Ха! А что не прямо богам? Или демонам? Нет, Форс, конечно, сдержит свое слово, проведет Татьяну в замок незамеченной, но все равно он сомневался, что магичке что-то удастся сделать. Гоблин с силой разжал окоченевший пальцы Татьяны, вцепившиеся в тело Лавра, и потащил эльфа к вырытой яме. Тощий, тощий, а тяжелый, зараза! Форс глянул мельком на Татьяну (не сотворила бы чего ненароком), но та сидела, по-прежнему уставившись в пустоту. Гоблин поймал пустой, безжизненный взгляд магички и передернул плечами. Это было страшнее ненависти. Безумнее злости. Это было безысходное отчаяние и готовность идти до конца. До любого конца, каким бы он не был. Татьяну не пугала смерть. Она уже была мертва. И гоблин, кидая лопатой землю, закапывал вместе с Лавром ее душу. И желание жить. Татьяна существовала только потому, что знала - нужно отомстить. И отомстить так, чтобы Горморлу было так же больно, как и ей. А для этого существовал только один способ. Татьяна ведь сама подливала королю приворотное зелье. А потому не сомневалась, что Горморл нежно и преданно любит свою супругу. Посмотрим, сволочь, как тебе понравится потерять любимого человека... тем более, если его убьют по твоей вине и на твоих глазах.
  
   В замок Горморла Форсу действительно удалось войти безо всякого труда. Его здесь слишком хорошо знали. Не вызвала подозрения и идущая рядом распутная девка, посылавшая поцелуи страже и призывно хихикавшая. О том, что Форс любил поразвлечься с хорошенькими девочками-бельсами, не знал только самый глухой и ленивый до сплетен человек. Да и девка рядом с гоблином была на диво хороша. Шикарная грива черных волос, лукавая улыбка, заостренные ушки, пышная грудь, которая того и гляди выскочит из корсажа, стройные ножки, которые девка с удовольствием демонстрировала всем желающим, размахивая подолом...
   - Эй, крошка, закончишь с гоблином, заходи к нам, мы тебя уважим! - не выдержал один из стражников.
   - А у тебя денег хватит, красавчик? - насмешливо поинтересовалась девка.
   - Хватит, хватит! - загудели стражники.
   - Тогда всенепременно загляну! - расхохоталась девица. Форс нахмурился, шлепнул спутницу пониже спины, но та только фыркнула и послала стражникам воздушный поцелуй.
   ...Из комнаты Форса Татьяна выбралась только ночью, когда весь замок уже спал. Самого гоблина к тому моменту не было не только в замке, но и вообще в Льясме. Рисковать своей шкурой за ради чужих интересов он не имел никакого желания. Достаточно было и того, что гоблин провел магичку в замок. Если Ролум с Террелом об этом узнают - Форсу влетит по первое число. Горморл был не только лояльным бельсам королем, на него возлагались большие надежды и делались немалые ставки. Что будет, когда бельсы выяснят, что Татьяна убила Горморла из мести - Форс даже предсказать не брался. Как минимум - магичку саму прибьют. Чтобы остальным неповадно было. Но и осуждать Татьяну гоблин не мог. Как не мог простить Горморлу смерти эльфа.
   Собственно, магичка и не рассчитывала ни на чью помощь. Состояние истерики плавно перетекло в такое, когда море по колено, и Татьяна готова была сражаться хоть с драконом. Если тот отважится ей противостоять. Однако драконов в замке Горморла не водилось. Только охранники. Которые, разумеется, несколько офигели, когда перед ними возникла коротко стриженная девица облаченная в мужскую одежду с чужого плеча и вооруженная мечом. Как она попала в замок? Как сумела пробраться незамеченной прямо к дверям королевской спальни? Охранники были настолько озадачены, что в первый момент даже посоветовали девице убраться куда подальше. По-хорошему. Однако неизвестная девка паскудно улыбнулась, обнажила меч и сплела в пальцах небольшой светящийся шарик зеленоватого цвета. Ведьма! Охранники подали сигнал тревоги, вынули из ножен клинки и закрыли спиной двери. Девка расхохоталась и вступила в бой. И тут-то охранники поняли, что их дело плохо. Ведьма владела мечом получше многих наемников и вполне способна была распотрошить врагов до того, как к ним подоспеет помощь. Татьяна так и поступила. Замах, разворот, удар... гул, рык, хрип, свист... и алая кровь врага, запах которой так приятно щекочет ноздри. На то, чтобы разделаться с парочкой охранников, у магички ушло всего несколько секунд. Она заклятьем долбанула по дери и вошла внутрь, все так же жутко улыбаясь. Королева Родомила тут же завизжала и отпрянула в дальний угол, Горморл слепо нащупал меч и заслонил собою жену. Однако Татьяна никуда не торопилась. Зачаровав вход, она могла позволить себе не только уничтожить своих врагов, но и сказать им пару ласковых.
   - Не ждали?
   Горморл схватился за висевший на шее амулет, но он рассыпался под его пальцами. Как? Как это могло произойти? Почему наемники не убили Татьяну? Каким образом она проникла во дворец? И где, во имя всех богов, охрана?! Ответа ни на один из этих вопросов не было.
   - Что ты делаешь? - не выдержал король, увидев, что Татьяна, пользуясь его замешательством, начала плести какое-то сложное заклятье.
   - Сейчас увидишь... должна же я отблагодарить тебя за то, что ты прислал ко мне наемников... - прошипела магичка.
   - Ты оскорбила меня! - рявкнул король, выйдя, наконец из ступора.
   - Не расскажешь, чем именно? - язвительно поинтересовалась Татьяна, без особых усилий отразив удар королевского меча. - Я обещала тебе корону. Ты ее получил. Я обещала тебе, что Родомила полюбит тебя и выйдет за тебя замуж. Так и случилось. Так в чем проблема? Ты был Канцлером. А стал правителем двух крупнейших государств, которые объединил и назвал Льясмой. Так чем я тебя оскорбила?
   - Ты никогда не любила меня!
   - А я что, когда-нибудь утверждала обратное? - удивилась Татьяна.
   - Ты использовала приворотное зелье! Ты подчистила мою память! Ты смела изменять мне! Ты играла мной, как глупым щенком, пользуясь тем, что я любил тебя! - перечислил все прегрешения магички Горморл, снова на нее нападая. Однако Татьяна без особых усилий отбила и этот удар.
   - Что ж... могу тебя поздравить. За свои обиды ты отомстил по высшему разряду. Вот только убил ты бельса, который был мне очень дорого. А потому, не обессудь уж, теперь пришел мой черед тебе мстить.
   Шипение Татьяны все больше и больше становилось похоже на змеиное, ее глаза потемнели, и она бросила в Горморла какое-то заклятье. Король инстинктивно отступил и... почувствовал, что двигаться он больше не может.
   - Что ты натворила? - в ужасе прошептал Горморл, осознав, что он больше не может владеть своим телом.
   - Произвела безоборотное заклятье практически полной трансформации. Объяснить что это значит? - злорадно поинтересовалась Татьяна. - Ты на всю жизнь останешься статуей, которая будет способна видеть и слышать. Но, поскольку наложенное мною заклятье безоборотное, снять его с тебя никто не сможет. Даже Совет бельсов.
   - Подобных заклятий не бывает!
   - Еще как бывают-то... просто они запрещены Магической Конвенцией. Но мне на это, как ты можешь догадаться, глубоко начхать!
   - Тебя убьет моя охрана! - попытался пригрозить магичке Горморл, слыша, как его люди безрезультатно пытаются взломать дверь.
   - Может быть... но помешать мне они не смогут, - глумливо просветила Горморла Татьяна. - Заклятье удержит охрану еще как минимум час. Этого времени мне вполне хватит, чтобы отомстить. Ты убил бельса, которого я любила. Я поступлю так же. Посмотрим, понравится ли тебе, когда твою любимую будут убивать у тебя на глазах.
   - Нет! - рявкнул Горморл, тщетно пытаясь сдвинуться с места.
   - Иди сюда, красавица, - хищно улыбнулась Татьяна королеве. Забившаяся в угол Родомила смотрела на магичку в ужасе.
   - Не трогай ее! Убей лучше меня! - страстно попросил Горморл.
   - Мне ты не предоставил выбора... - хмыкнула Татьяна, занесла над головой королевы меч и... почувствовала магическое сопротивление.
   - Постой! - Татьяна не поверила своим ушам. Голос был явно незнакомым... но откуда в комнате взялся кто-то третий? Причем такой, которого она совершенно не ощущала? Магичка обернулась.
   - Вот это ничего себе! - удивилась она, оглядев явление с ног до головы. - Властитель! И каким же ветром тебя сюда занесло?
   - Не убивай королевскую чету, - попросил Панек.
   - Хм... мне показалось, или ты говорил, что Властители не могут напрямую вмешиваться в происходящее? - ехидно полюбопытствовала Татьяна, отпуская Родомилу. Та снова забилась в угол. - И какую же цену ты предложишь мне за их бесценные жизни? Ведь их жизни бесценны, правильно я тебя понимаю?
   - Ты сама виновата в случившемся! - огрызнулся Панек. - Сколько раз жизнь должна тебя стукнуть лбом об стенку, чтобы ты поняла, что желания нужно формулировать правильно?! Кто приказал Асмодею исчезнуть сейчас же?!
   - Ну, я. А в чем проблема? - не поняла Татьяна. - Ты сам хотел избавиться от Великого.
   - "Сейчас же" означает "в этот же час", а до конца часа оставалось 20 минут! - раздраженно объяснил Панек. - Тебе рассказать, или ты сама догадаешься, на что потратил это время Асмодей?
   - Так вот какая сволочь вернула Горморлу память, - поняла Татьяна.
   - Вот именно! Горморл поступил так, как должен был поступить! - нажал на магичку Властитель.
   - Я тоже поступаю так, как должна! - отрезала Татьяна. - Поэтому у тебя два выхода. Либо взять меч и вмешаться в ситуацию лично, либо предложить мне нечто такое, что я сочту достаточной ценой за жизни этих коронованных особ.
   - Например? - желчно поинтересовался Властитель.
   - Я хочу, чтобы ты вернул мне Лавра, - предложила Татьяна.
   - Ты желаешь невозможного.
   - Требуя, чтобы я оставила в живых Родомилу с Горморлом, ты тоже желаешь невозможного. Но тебя же это не останавливает? - ухмыльнулась магичка.
   - Я не могу так кардинально изменять действительность! - разозлился Властитель. - Хотя... я могу поменять слагаемые. И немного отмотать назад время.
   - Ты сделаешь так, чтобы Асмодей не успел к Горморлу? Или чтобы король не послал своих наемников по наши души? - уточняюще поинтересовалась Татьяна.
   - Нет. Этого я сделать не могу. Но я могу предложить тебе поменяться с эльфом ролями.
   - Не поняла, - нахмурилась магичка.
   - После нападения наемников жить останется Лавр, а не ты, - объяснил свою мысль Властитель. - Это все, что я для вас могу сделать. И подумай хорошенько прежде, чем отказаться. Твоя месть не вернет Лавра. А что касается твоей жизни... насколько я понял, в данный момент она тебя не слишком привлекает.
   - Совершенно не привлекает, - мрачно согласилась Татьяна. - Значит, жизнь за жизнь? Ну, что ж... я согласна. Считай, Горморл, что тебе повезло. Эльф уж точно не притащиться сюда, чтобы за меня мстить.
   - Э-э-э... кстати, ты в этом уверена? - уточнил Властитель.
   - Естественно! - пожала плечами Татьяна. - Ну? Чего замер? Давай!

***

   ...То, что в трактире что-то было не так, гоблин понял сразу. По абсолютной, неправдоподобной, оглушающей тишине. Форс вытащил меч и, оглядываясь по сторонам, скользнул к лестнице, ведущей наверх. И окончательно понял - в трактире что-то произошло. Впрочем... почему "что-то"? Вполне конкретное смертоубийство, забрызгавшее кровью всю лестницу, стены и даже потолок. Крови было так много, что она скапливалась в лужи и зловеще хлюпала под сапогами гоблина. Форс напрягся и попытался сосредоточиться. Однако опасности так и не почувствовал. Чтобы ни произошло в трактире, это уже кончилось. И вряд ил оставило в живых эльфа с магичкой. Впрочем... последнее лучше было проверить. Лавр с Татьяной обладали какой-то противоестественной живучестью. И умением выбираться из любых передряг. Ну... может, не из таких... Форс замер на пороге комнаты. Было такое ощущение, что какой-то безумец из удали плескал кровь в разные стороны бочками. И кровь, и ошметки мяса, и внутренности... завтрак гоблина почувствовал настоятельную потребность покинуть желудок. Однако Форс сдержался. Он перешагнул первый труп и постарался в мешанине тел разглядеть хоть что-нибудь. И понять, что произошло. Так... постель смятая, значит застали голубчиков врасплох. Видимо, среди нападавших был маг. И наверняка не один. Незаметно взломать защитные заклятья Татьяны - это надо быть большим специалистом. А в том, что щиты стояли, Форс не усомнился ни на секунду. Магичка, может, и была редкостной стервой, но безопасностью никогда не пренебрегала. Так... больше всего трупов было непосредственно возле постели. Значит, Татьяна с Лавром успели вскочить и взять в руки оружие. И сопротивлялись они отчаянно.
   Форс переступил через очередной труп и остановился. Ему послышалось, или кто-то все-таки застонал? Размышлять было некогда. Гоблин одним движением вернул клинок в ножны и принялся разгребать гору ошметков, из которой ему послышался стон. Если это Татьяна или Лавр... может быть, их удастся спасти. А если кто из врагов... так добить никогда не поздно. Только расспросить сначала - кому же это помешали эльф с магичкой. Ведь не просто же так на них спустили целое войско! Форс отпихнул ногой очередное скрюченное тело и замер, ошарашенный. Гхм... ну он предполагал, конечно, что Татьяну с Лавром застали прямо в постели... но чтобы прямо без порток... Обнаженное тело эльфа было истерзанно так, что буквально живого места не осталось. Однако голубая жилка на шее все еще билась. Форс наклонился над приятелем и попытался привести его в себя. Тщетно. Гоблин пустил в ход и пощечины, и потряхивание, и даже артефакт. Глухо. Хм... ну и что же ему делать? Может, водичкой побрызгать? Форс мрачно выругался, спустился вниз, зачерпнул ведерко из бочонка с питьевой водой и снова вернулся к эльфу. Пожертвовав кусок своего плаща, гоблин смыл кровь с тела Лавра и попытался определить, насколько серьезно он был ранен.
   Как ни странно, ни одной раны, которая могла бы оказаться смертельной, Форс так и не обнаружил. Рассеченный бок, синяк на скуле, рваная рана на запястье руки, сжимающей заклятый на верность клинок... кровь, которая покрывала все тело эльфа и испугала гоблина, была чужой. Форс развязал заплечный мешок и занялся ранами. Он не удивился бы, если выяснил бы, что у эльфа было сломаны как минимум пара ребер и отбиты внутренности. Гоблин смазал кровоточащую рану на боку Лавра лечебным зельем и услышал, как эльф застонал. Форс ухмыльнулся. Похоже, Лавр все-таки начал приходить в себя. Это радовало.
   - Эй, ты как? - осторожно поинтересовался гоблин, придерживая Лавра за плечи. Эльф с трудом разлепил глаза, поморщившись от боли. Кажется, Лавр не совсем понимал, где он находится, и что произошло. У него болело все, что только можно. И даже то, чему, казалось бы, болеть совершенно не полагалось. Вплоть до волос.
   - Что случилось? - с трудом прохрипел Лавр.
   - Ты у меня спрашиваешь? Это ты мне скажи, что здесь случилось! - возмутился Форс. - Я пришел пригласить вас с Татьяной поучаствовать в одной авантюре, а тут такое!
   Лавр поднял на гоблина удивленные фиалковые глаза, явно силясь что-то вспомнить, а затем побелел, как полотно и вскочил. Точнее, попытался это сделать, но чуть не рухнул на пол от пронизывающей боли. Форс вовремя подхватил эльфа и разразился длинной, нецензурной тирадой.
   - Ты что, с ума сошел? Куда? Ты же еле на ногах стоишь?!
   Однако Лавр на вопли Форса абсолютно не реагировал. Пошатываясь, и сжав зубы, чтобы не застонать от боли, эльф принялся с остервенением копаться в крови и телах. Форс вздохнул и тоже принялся за поиски. Хотя, положа руку на сердце, он сильно сомневался, что от Татьяны осталось хоть что-нибудь, что можно опознать. Выстоять против такой толпы врагов было попросту нереально. Чудо еще, что Лавр в живых остался. Наверняка враги просто сочли его погибшим. Хм... ну, когда Форс откопал Лавра, тот выглядел так, что любой покойник обзавидуется. Да и сейчас дело обстояло не лучше. Однако настырный эльф, невзирая на собственное плачевное состояние, продолжал поиски Татьяны. Боги, да он таким макаром сам себя в гроб загонит!
   - Какого демона наемникам от вас понадобилось? - удивился гоблин. - Вы с Татьяной отнюдь не выглядите как бельсы, которых можно ограбить. Во-первых, сразу видно, что ничего ценного у вас нет, а во-вторых, надо быть полным идиотом, чтобы с вами связаться. Ну, или самоубийцей.
   - Человек, который подослал к нам наемников, отнюдь не был ни тем, ни другим, - хрипло сообщил Лавр. - И для него было бы лучше, если бы я нашел Татьяну живой.
   Однако боги в этот день явно были не на стороне эльфа. Форс понял это, когда услышал рычащий, почти звериный, безнадежный вопль. Эльф немыслимым усилием раскидал тела и вытащил на поверхность нечто безжизненное. И окровавленное. Признать в этом нечто Татьяну можно было только при очень большой доле фантазии. Гоблин подошел ближе. Да... Лавр не ошибся. Короткий ежик черных волос, татуировка на запястье оставшаяся от браслета подчинения... опытный взгляд наемного убийцы насчитал аж несколько ран, каждая из которых могла оказаться смертельной.
   - Не-е-ет!!!
   Лавр до последнего надеялся, что все обойдется. Он не хотел верить в то, что для Татьяны все уже кончено. Враг мог замешкаться, промахнуться, счесть тяжелое ранение смертельным... боги и демоны! Ну помогите же хоть кто-нибудь! Однако на призыв Лавра так никто и не отозвался. Извлеченное из-под груды трупов тело Татьяны было безжизненным. Кто-то из нападавших пробил сердце магички осиновым колом. Когда-то нежное и изысканное, а теперь изжелта-синеватое тело Татьяны почти полностью было покрыто запекшейся коркой крови. Несколько рваных ран рассекали бок и бедро. Кисть, видимо, пытавшаяся сплести очередное заклятье, была почти отрублена. Лавр приподнял безжизненное тело Татьяны, прижал его к груди, прикрыл глаза и почувствовал, как по щекам ползут обжигающие слезы.
   Боги, за что? За что?! Почему вы так безжалостны и беспощадны? Татьяна злила Лавра, раздражала, вызывала интерес и плотское желание. Магичка была единственной женщиной, которая не хотела ни уступать эльфу, ни отступаться от своих интересов. И если до сих пор Лавр думал, что чувства, испытываемые им к Татьяне - это увлеченность, (ну, может, чуть больше положенного), то теперь горькая и совершенно непереносимая правда раздирала эльфа на части. Он любил магичку. Настолько, насколько вообще был способен любить. Вот только понял это Лавр слишком поздно. Дурацкое, нелепое, несвоевременное чувство вырвалось наружу, взорвав ледяные оковы. Бесившая эльфа любовь, которую он скрывал от самого себя, жить с которой казалось невыносимым, объявила о своем присутствии тогда, когда уже ничего нельзя было вернуть.
   Форс смотрел на Лавра, и ему было страшно. Очень страшно. Таким эльфа гоблин не видел еще никогда. Кожа побелела, лицо перекосила гримаса неимоверной боли, а по щекам текли слезы. Темно-янтарные, горячие слезы эльфа. И это зрелище было жутким. Форс собрался с духом, притащил черпак воды и плеснул прямо в лицо Лавра. Тот вздрогнул и открыл глаза. Черные. Беспросветно.
   - Ты можешь объяснить, что здесь произошло? - попытался вернуть эльфа к действительности гоблин.
   - Зачем? Теперь уже все равно... - безжизненно ответил Лавр, не выпуская из объятий тело Татьяны.
   - Ты сказала, что наемников кто-то нанял. Кто?! - предпринял еще одну попытку расшевелить эльфа Форс.
   - Горморл, - с ненавистью выдохнул Лавр. Его мертвые, пустые глаза налились багровым светом и жаждой мести.
   - Кто?! - не поверил собственным ушам гоблин. - У тебя что, совсем мозги высохли с горя? Зачем Горморлу вас убивать? Это глупо, а король слишком здравомыслящий человек! Если бы он и решил от вас избавиться, то так, чтобы об этом никто не узнал.
   - Да об этом и не должен был никто узнать, Форс, неужели ты не понял?! - тряхнул головой Лавр. - Здесь была бойня. Кровавая и, уверяю тебя, весьма шумная. Однако, поскольку никто до сих пор не сунулся выяснить, что здесь происходит, значит в трактире пусто. Горморл убрал всех, даже случайных свидетелей! Наверняка он навострился обтяпывать подобные делишки еще будучи Канцлером.
   - Да с чего ты взял, что это именно он?! - зарычал выведенный из себя Форс.
   - Ты не представляешь... Горморл сам об этом сказал. Он прислал нам с Татьяной свою голограмму, которая объяснила, что мы сейчас умрем. И даже сказала за что. Очень любезно со стороны Горморла. Сам бы я ни за что не догадался, - и Лавр улыбнулся так жутко, что Форс понял - жить королю осталось недолго. Жаль... Горморл ему определенно нравился. В последнее время гоблин даже перестал дергаться, что ищейки Объединенных королевств его все-таки найдут. Король пообещал Форсу выхлопотать прощение всех грехов. Не то, чтобы гоблину это было сильно надо - он не собирался переселяться на другие земли небельсов, но... подобная гарантия была не лишней.
   - И за что же Горморл возжелал вас убить? - обреченно поинтересовался Форс, смиряясь с мыслью, что его мечта о мирной жизни в Льясме накрывается медным тазом.
   - Какая-то сволочь вернула королю память. И он решил отыграться. Горморл заявил, что мы должны умереть за то, что Татьяна его оскорбила.
   - Так я и знал, что это она во всем виновата! - взорвался негодованием Форс. - Сколько раз я тебя предупреждал, чтобы ты с Татьяной не связывался? Сколько раз я говорил тебе, что ничего, кроме неприятностей на свою шею, ты не получишь?
   - Ты должен мне помочь, - не реагируя на вопли Форса сказал Лавр.
   - Помочь? В чем? - не мог понять гоблин.
   - Отомстить, - пояснил эльф. - Мне нужно пробраться во дворец Горморла незамеченным. Так что считай, что я тебя нанимаю.
   - Нанимаешь? - потрясенно переспросил гоблин.
   - Я не могу просить тебя, - вздохнул Лавр. - Я знаю, ты никогда не любил Татьяну. И не сделаешь для нее и шага.
   - И тебя не пущу! - взвился Форс.
   - Пустишь. И сам пойдешь со мной. Я сделаю тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться, - Лавр протянул руку, и заклятый на верность клинок сам впорхнул к нему в ладонь. Форс замер, завороженный неожиданным зрелищем.
   - Не могу поверить! - шептал гоблин, жадно оглядывая вожделенный меч, выкупанный в крови по самую крестовину.
   - Кажется, ты когда-то хотел владеть этим клинком? - дернул бровью эльф. - Как ты думаешь, будет ли он достаточной платой? Или мне поискать другого напарника?
   - Нет! - сразу же сориентировался Форс. - Я помогу тебе проникнуть во дворец Горморла. И подобраться к королю как можно ближе. Но тебе нужна одежда. И оружие. Да и вообще я не уверен, что сейчас ты готов к бою. Так что лучше будет, если мы заскочим к Ханту.
   - Нет! Я никому не доверяю! - отрезал Лавр. - Нападавшие убили и хозяев трактира, и всех посетителей. Однако я не думаю, что успели ограбить. В конце концов, наемники пришли сюда не за этим. Так что грабежом займусь я. А ты купишь мне в ближайшей деревушке и одежду, и меч, и, может быть коня.
   - Последнее излишне, - отмахнулся гоблин. - Когда я шел в трактир, то видел твоего коня в конюшне. Вместе с Ржавым и десятком довольно приличных лошадей.
   - Значит, денег у нас будет вполне достаточно, - подытожил Лавр. - Все, что останется, можешь забрать себе. Мне деньги уже не пригодятся. Вряд ли я смогу выжить после того, как убью Горморла.
   - Ладно, - неохотно сдался гоблин. - Пошли! Помогу тебе в благом деле обирания трупов.
   - Погоди... не можем же мы оставить Татьяну... здесь, - уперся Лавр.
   - Хорошо, пойду поищу лопату, - вздохнул Форс.
   Земля была ссохшейся, жесткой, и поддавалась с большим трудом. Если бы Лавр не был другом Форса, гоблин бросил бы это дохлое дело после первых же нескольких лопат. Однако потрепанный, ошеломленный горем эльф выглядел так, что спорить с ним не хотелось. Боги, ну куда он собрался в таком виде? Как Лавр собирается сражаться с Горморлом, когда сам еле стоит на ногах? Окровавленный, раненный, с наверняка сломанными ребрами... дохлятина, а не бельс! По-хорошему, Лавра надо было отправить лечиться как минимум на месяц! Однако дружеских советов эльф слушать не хотел. Уставившись невидящими глазами куда-то в пустоту, он вообще ничего не слышал. И не ощущал. Даже пронизывающего ветра.
   Гоблин поежился на пронизывающем ветру. В его плащ эльф завернул тело магички, и Форсу пришлось поделиться с приятелем своей курткой и запасными портками, которые висели на Лавре мешком. И кто поймет этих эльфов? То он лаялся с Татьяной по поводу и без повода, а теперь переживает из-за ее смерти, причем так, что готов ввязаться в смертельно опасную авантюру. Отомстить Горморлу! Ха! А что не прямо богам? Или демонам? Гоблин с силой разжал окоченевший пальцы Лавра, вцепившиеся в плечи Татьяны, и потащил тело магички к вырытой яме. Тощая, тощая, а тяжелая, зараза! Форс поймал пустой, безжизненный взгляд Лавра и передернул плечами. Это было страшнее ненависти. Безумнее злости. Это было безысходное отчаяние и готовность идти до конца. До любого конца, каким бы он не был. Лавра не пугала смерть. Он уже был мертв. И гоблин, кидая лопатой землю, закапывал вместе с Татьяной его душу. И желание жить. Лавр существовал только потому, что знал - нужно отомстить. И отомстить так, чтобы Горморлу было так же больно, как и ему. А для этого существовал только один способ. Помнится, Татьяна подливала королю приворотное зелье. Ну... что ж... можно не сомневаться, что Горморл нежно и преданно любит свою супругу. Посмотрим, сволочь, как тебе понравится потерять любимую женщину... тем более, если ее убьют по твоей вине и на твоих глазах.
  
   Пробраться в замок Горморла оказалось не так уж просто. Нет, если бы Форс был один, он прошел бы без труда. Но как объяснить присутствие вооруженного до зубов эльфа? Причем выглядевшего так, что любой мертвец обзавидуется? Упаси боги, Горморлу донесут. А тот возьмет, и вспомнит, что единственный эльф, который шляется вне границ Золотого Леса, принадлежит клану Охотников. И что он к настоящему моменту должен быть уже убит. Так что светиться не стоило.
   В замок Форс с Лавром пробрались уже после наступления темноты. В свое время гоблин (на всякий случай) выяснил, где располагается потайной ход, и теперь решил им воспользоваться. Не факт, конечно, что им с Лавром удастся бесшумно добраться до спальни Горморла, но миновать посты стражников - вполне. Форс, правда, опасался, что король может усилить свою охрану, и, к сожалению, не ошибся. Горморл, словно почуяв опасность, приказал выставить дополнительный пост в коридоре. Лавр вопросительно глянул на гоблина, но обратного пути у Форса все равно уже не было. Он согласился проводить эльфа в замок, поможет ему и пробиться к королевской спальне. Все равно после случившегося служить Горморлу Форс уже не сможет. Хотя, конечно, убийство лояльного бельсам короля, на которого возлагались большие надежды и делались немалые ставки, было гиблой и совершенно сумасшедшей затеей. И что будет, когда бельсы выяснят, что Лавр убил Горморла из мести - Форс даже предсказать не брался. Как минимум - эльфа самого прибьют. Чтобы остальным неповадно было. Боги, и угораздило же его ввязаться в эту авантюру! И главное из-за чего? Из-за какой-то стервозной ведьмы! Да Лавр должен был быть счастлив, что так легко от нее отделался!
   Однако эльф придерживался по этому поводу своего, совершенно противоположного мнения. Состояние отчаяния и бессильной злости плавно перетекло в такое, когда море по колено, и Лавр готов был сражаться хоть с драконом. Если тот отважится противостоять эльфу. Однако драконов в замке Горморла не водилось. Только усиленный пост стражи в коридоре из десяти человек и двое охранников непосредственно у дверей спальни. Лавр вынул чужой клинок, к тяжести которого еще не привык, с сожалением покосился на свой меч, сверкнувший в руках у Форса, и смерчем врезался в ряды неприятелей. Те сначала растерялись, а потом судорожно начали обороняться. Однако противостоять эльфу, да еще доведенному до бешенства, было невозможно. Люди даже не могли сосредоточиться и увидеть грозящую им опасность. Лавр двигался чересчур быстро для их глаз. Размазанный темный силуэт мелькал, внося в ряды противника смятение и ужас. Лавр владел мечом намного лучше, чем любой из небельсов, и был вполне способен распотрошить врагов до того, как к ним подоспеет помощь. Лавр так и поступил. Замах, разворот, удар... гул, рык, хрип, свист... и алая кровь врага, запах которой так приятно щекочет ноздри. На то, чтобы разделаться со стражниками и парочкой охранников, у эльфа ушло всего несколько минут. Однако Горморл не был бы Горморлом, если бы не позаботился о собственной безопасности. И судя по шуму и шагам на лестнице, к убитым спешило немалое подкрепление.
   - Беги! - скомандовал Лавр Форсу.
   - Вот еще... - не согласился гоблин.
   - Беги, тебе говорят! Все, что ты мог, ты уже сделал! Я запру дверь в королевскую спальню изнутри. Причем так, что несколько минут никто войти не сможет. Этого времени мне вполне хватит, чтобы расправиться с королевской четой. Беги! Помочь мне ты все равно ничем больше не сможешь! - эльф развернулся, нырнул в двери и гоблин услышал знакомый треск. Хм... никак Лавр один из Татьяниных артефактов использовал! Ну, тогда в королевскую спальню точно никто не войдет. По крайней мере, еще минут двадцать. Так что нечего изображать из себя героя. Пора убираться!
   Форс рванул к потайному ходу и почувствовал резкую боль в боку. Вот демоны! В пылу боя гоблин даже не заметил, что он ранен! Форс зажал рану ладонью и бросился бежать. Глупо было погибнуть сейчас, когда он, наконец, завладел клинком эльфа! Ледяным клинком, как тут же окрестил оружие Форс. Боги, а как все хорошо начиналось! Горморл не просто нанял Форса и предоставил ему кров, он действительно был очень умным и серьезным монахом. А теперь что? Наверняка наследник короля введет в Льясме свой Закон о гоблинах. И об эльфах. Боги! Мало Форсу было того, что за ним гонялись армии трех Объединенных королевств, теперь ему и во Фряндию с Льясмой дороги нет! Так что попадаться небельсам в руки Форсу определенно не стоило. Лучше уж сразу в Мертвый Мир. Хотя... может, гоблину повезет и он сможет вырваться из замка живым?! Не повезло. Боги, ну что это такое?! Наткнуться на отряд стражи уже после того, как он обменялся с эльфом мечами и покинул дворец! Рана в боку немилосердно болела, заклятый клинок двигался в руке с трудом... а тут еще это! Разумеется Форс сопротивлялся. И еще как! Но силы были явно не равны. А когда под лопатку ударило волной боли, гоблин понял, что дорого в Мертвый Мир может оказаться гораздо короче, чем он рассчитывал. Что ж... придется воспользоваться последним имеющимся в его арсенале средством. Тем, что рекомендовалось активировать в самом крайнем случае. Продолжавший отмахиваться от врагов Форс даже фыркнул. Более крайнего случая сложно было себе и представить! Боги, если он выживет, то больше никогда не свяжется ни с одной ведьмой! И ни с одним эльфом! Форс сделал рывок, отбил сразу несколько выпадов и, воспользовавшись секундной паузой, активировал вживленный артефакт, дарованный ему по праву рождения. Дальше была боль. И темнота. И абсолютное безмолвие.
  
  
  
   16.
   "Это невозможно!" - сказала Причина.
   "Это безрассудство!" - заметил Опыт.
   "Это бесполезно!" - отрезала Гордость.
   "Попробуй..." - шепнула Мечта.
   Кто-то.
  
   Как ни странно, двери королевской опочивальни даже не были заперты. Видимо, наглого нападения просто никто не ожидал. Лавр шагнул внутрь и тут же разбил один из татьяниных артефактов, призванный удерживать двери. И кто бы мог подумать, что эльфу он пригодиться? Магичка и сама-то создала его чисто случайно, в ходе экспериментов. Лавр обвел королевскую спальню взглядом и ухмыльнулся. Ухмылка вышла кривой, жуткой и пробирающей до костей. Королева Родомила тут же завизжала и отпрянула в дальний угол, а Горморл слепо нащупал меч и заслонил собою жену. Однако Лавр никуда не торопился. Захлопнув двери магически, он мог позволить себе не только уничтожить своих врагов, но и сказать им пару ласковых.
   - Не ждали?
   Горморл отступил, но тут же судорожно попытался справиться с паникой. Как? Как это могло произойти? Почему наемники не убили Лавра? Каким образом он проник во дворец? И где, во имя всех богов, охрана?! Ответа ни на один из этих вопросов не было.
   - Оставь моей жене жизнь, эльф, и ты сможешь уйти отсюда живым, - предложил Горморл.
   - Мне не нужна жизнь, - презрительно фыркнул Лавр. - Ты отнял у меня любимую женщину. А я, в отместку, отниму твою.
   - Татьяна оскорбила меня! - рявкнул король, выйдя, наконец, из ступора.
   - Мне все равно! - равнодушно сообщил эльф. - Защищайся!
   Горморл, разумеется, попытался защититься. Но Лавр этого, кажется, даже не заметил. Шаг, поворот, взмах... и рука короля вместе с мечом, отлетела в сторону. Лавр легко перескочил согнувшееся от боли тело, занес клинок над головой забившейся в угол королевы и... почувствовал магическое сопротивление.
   - Постой! - Лавр не поверил своим ушам. Голос был явно незнакомым... но откуда в комнате взялся кто-то третий? Причем такой, которого он совершенно не ощущала? Эльф обернулся.
   - Вот это ничего себе! - удивился он, оглядев явление с ног до головы. - Властитель, если я не ошибаюсь? И какого демона ты сюда приперся?
   - Не убивай королевскую чету, - попросил Панек.
   - Хм... помнится, я слышал, что Властители не могут напрямую вмешиваться в происходящее? - глумливо полюбопытствовал Лавр, продолжая удерживать Родомилу за шиворот. - Ты не сможешь помешать мне их убить!
   - Ну откуда вы оба взялись на мою голову? - не выдержал Панек.
   - Кто это "мы"?
   - И ты, и ведьма твоя треклятая! Я думал, что хоть ты-то достаточно разумен для того, чтобы не мстить! И чтобы не уничтожать королевскую чету! - Властитель взмахнул рукой, и потерявший сознание Горморл не только пришел в себя, но и снова обзавелся рукой.
   - В следующий раз я отрежу тебе что-нибудь более ценное! - пообещал королю эльф.
   - Все! Достали вы меня! Хватит! - взорвался Властитель и сделал жест рукой. Однако Лавр, долго общавшийся с Татьяной, к подобным вывертам был готов. И, почувствовав, что проваливается в пустоту, прихватил с собой Родомилу.
   - На твоем месте я не стал бы больше колдовать... без спроса... - спокойно заявил эльф, как только почувствовал под ногами твердую землю и, оглядевшись, предположил, что находится во владениях Властителя.
   - Ты!!! Как ты посмел?! - захлебнулся бешенством Панек, увидев, что Лавр переместился вместе с Родомилой. И что холодное лезвие клинка находится в опасной близости от королевской шейки.
   - Я подумал, что мне гораздо легче будет беседовать с тобой, имея... веские аргументы, - цинично заявил эльф. - Раз уж ты соизволил явиться лично, чтобы предотвратить смерть королевской семьи, значит, они тебе нужны до демонов. Глупо выпускать из рук хорошие карты...
   - Боги! Просто не могу поверить своим глазам! Ты решил меня шантажировать? - возмутился Панек.
   - А почему нет? Насколько я знаю, у гномов существует древняя легенда о том, как человек победил Смерть. Не буду пересказывать, что он совершил, история довольно мрачная и кровавая, но, в конце концов, человек добрался даже до Властителя. И тот был вынужден изменить судьбу небельса. Знаешь, какой из этого следует вывод? Даже обычный, слабый человек может победить Смерть и заставить Властителя играть по своим правилам. Значит, я тем более это смогу, - решительно заявил Лавр.
   - Боги, ну почему мне не везет? - буквально взвыл Властитель. - Ты еще хуже, чем твоя ведьма!
   - Ты уже второй раз вспоминаешь Татьяну. Причем здесь она? - удивился Лавр.
   - Да притом! Притом, что изначально именно магичка осталась в живых! Так нет... ее понесло мстить Горморлу! Правда, кровищи Татьяна пролила несколько меньше, но застал я ее примерно за тем же занятием, что и тебя. Она готовилась отрубить голову Родомиле.
   - Издеваешься? - перестал понимать что бы то ни было эльф.
   - Это вы надо мной издеваетесь! Татьяна согласилась поменяться с тобой жизнями, убедив меня, что мстить за нее ты не станешь! - разозлившись, выложил Властитель.
   - Подожди... - побледнел Лавр. - Ты говоришь, что Татьяна поменялась со мной жизнями?
   - Да!!!
   - Но зачем?! - застонал эльф.
   - Видимо, очень уж не хотела, чтобы ты умер, - язвительно сообщил Властитель.
   - Я тоже не хочу, чтобы она умерла, - решил Лавр. - Меняй обратно.
   - А толку? - возмутился Панек. - Первое, что сделает Татьяна, когда очнется, снова потащится мстить Горморлу.
   - Не потащится. Я ей запрещу, - неуверенно пообещал эльф.
   - А ей можно что-то запретить?! - не поверил Панек. - Не вешай мне лапшу на уши!
   - А ты мне! - разозлился эльф. - Я хочу видеть Татьяну живой и здоровой! И мне все равно, как ты это сделаешь!
   - Ненормальный! - схватился за голову Панек, поняв, что Лавр не уступит. Боги! Ну что же ему делать! Он не мог допустить, чтобы Родомила погибла! Не сейчас, когда эксперимент практически подошел к концу, и должен был родиться первый представитель нового вида! - Ты понимаешь, что свои пределы возможностей есть даже у Властителей?
   - Мне все равно! - жестко повторил Лавр, прижимая меч к горлу королевы.
   - Я не могу кардинально изменять действительность! - разозлился Властитель.
   - Ты что, слов не понимаешь? МНЕ ВСЕ РАВНО!!! Или ты возвращаешь Татьяну, или Родомила умрет! Если я не ошибаюсь, Властители умеют поворачивать время вспять.
   - А дальше? - вопросил Панек. - Дальше что будет? Я не смогу вернуть вас в мир, законы которого вы нарушили!
   - Значит, перекинь в другой. В чем проблема? - пожал плечами эльф.
   - Что здесь происходит? - раздался испуганный женский голос.
   - Виммла... - обреченно прошептал Властитель, и рухнул в кресло. События начали выходить из-под его контроля. Лавр обернулся и увидел прекрасную золотоволосую женщину, встревоженную происходящим.
   - Властительница? - догадался эльф.
   - Перворожденный? - удивилась Виммла. - Панек, что здесь происходит? - обратилась она к сидящему в кресле Властителю.
   - Бардак! - отмахнулся Панек.
   Лавр дернул бровью, обернулся к Властительнице и выложил все, что знал. А так же то, о чем догадывался. Судя по тому, как темнели от гнева голубые глаза Виммлы, догадки эльфа были весьма близки к действительности.
   - Ты же обещал мне, что больше не будешь заниматься селекцией людей! - шипя, накинулась на Панека Властительница. - Так-то ты держишь слово?
   - Виммла, дорогая, это не совсем то, что ты думаешь, - слабо попытался оправдаться Панек.
   - Я тебе покажу, что я думаю! - разозлилась Властительница, и в Панека полетела компактная шаровая молния. Судя по тому, с какой прытью увернулся от нее Властитель, попадал он под подобный обстрел не впервые. Лавр даже слегка посочувствовал Панеку. Ибо слишком хорошо знал, что такое разозленная магичка.
   - Виммла, прекрати! Здесь же мои подданные! - разозлился Панек, установив, наконец, щит.
   - Уже не твои! - решила магичка. - Я их забираю!
   - Родомилу я тебе не отдам! - взъерошено возразил Панек.
   - Нужна мне твоя королева! - фыркнула Виммла. - Пропади ты пропадом вместе с твоими экспериментами! Я забираю Перворожденного!
   - Без Татьяны я никуда не пойду, - упрямо заявил эльф.
   - Такая преданность человеку, да еще и со стороны Перворожденного, дорого стоит, - удивилась Властительница. - Не пожалеешь? Срок жизни людей очень краток.
   - Татьяна прошла некий обряд... я не совсем понял, какой именно, но это похоже на заключение в кокон. После этого она стала практически бессмертна, - объяснил Лавр.
   - Ты?! - разъяренно обернулась Виммла к Панеку.
   - Нет, не он, - вступился эльф. - Это сделал другой... любитель экспериментировать. Он уже мертв.
   - Что ж... в таком случае, мое желание забрать вас в свое измерение только возрастает, - решила Виммла.
   - Верни мне Татьяну. И я буду согласен даже на Подземный мир, - пообещал Лавр.
   Властительница хлопнула в ладоши, и на светлый, толстый ковер Панека упало завернутое в плащ тело. Лавр тут же кинулся к знакомой фигурке, срывая ткань, с которой сыпалась земля. Властитель, глядя на испачканный ковер, только страдальчески морщился.
   - Татьяна, ты меня слышишь? - срывающимся голосом позвал магичку Лавр.
   - Ч-что?... что случилось?...
   - Татьяна! - выдохнул эльф и прижал к себе магичку изо всех сил.
   - Задушишь! - просипела Татьяна, которая еще никак не могла понять, что происходит.
   - Родная, милая, любимая, радость моя, если ты еще раз посмеешь умереть, я не знаю, что я с тобой сделаю! - страстно обещал эльф.
   - Лавр? - пораженно распахнула глаза магичка. - Лавр! - с не меньшей страстностью кинулась она на шею к эльфу. - Боги, как же я рада тебя видеть! Но как? Как это возможно?!
   - Твой драгоценный эльф решил превзойти тебя безжалостностью и наглостью, - пробурчал Панек, прерывая романтическую сцену. - Он приставил меч к шее Родомилы и потребовал, чтобы я тебя вернул!
   - Но зачем? - всплеснула руками Татьяна. - Зачем ты так рисковал?
   - Я рисковал? - возмутился эльф. - Это ты зачем решила поменяться со мной жизнями? Как ты могла, Татьяна?! Я чуть с ума не сошел, когда понял, что тебя убили!
   - У тебя появилась седая прядь, - удивленно поведала Лавру магичка, коснувшись его виска.
   - С такой напарницей как ты поседеешь, пожалуй, - буркнул эльф, снова прижимая магичку к себе.
   - И кто бы мог подумать, что ваши чувства друг к другу действительно так сильны, - удивилась Владычица.
   - Это Виммла, - шепнул Татьяне эльф.
   - Ты что, проверяла нас? - сузила глаза магичка.
   - Отчасти, - не стала отрицать очевидного Властительница. - Должна же я знать, кого забираю в свой мир.
   - В свой мир? - непонимающе обернулась к Лавру Татьяна. - Я что-нибудь пропустила?
   - Как ты знаешь, Властитель не может кардинально вмешиваться в существующую реальность, - вздохнув, пустился в объяснения Панек. - Но вы с Лавром перешли мне дорогу слишком серьезно. И чересчур неожиданно. Я вынужден сохранить жизнь вам обоим. Но в свой мир вернуть я вас уже не смогу. Существуют определенные законы, по которым...
   - Короче, я решила вас забрать к себе, - оборвала Властителя Виммла. - Мой мир почти не отличается от того, где вы жили раньше.
   - Мы много где жили, - осторожно заметила Татьяна, не слишком представляя, как эльф впишется в современную ей действительность.
   - Мой мир почти не отличается от того, где вы жили в последнее время, - уточнила Виммла. - Я купила это измерение недавно, по дешевке. Поскольку оно как раз отходит от глобальной войны, допущенной прошлым бездарным Властителем. Сейчас я занимаюсь восстановлением. И мне многое удалось. К сожалению, преодолеть нелюбовь людей и бельсов оказалось весьма проблематичным.
   - Кто бы сомневался, - хмыкнул Лавр и, получив от Татьяны тычок под ребра сморщился от боли.
   - Ты ранен? - тут же всполошилась магичка.
   - Да так, слегка, - попытался отделаться от Татьяны Лавр.
   - Угу. Всего-то отбитые внутренности, несколько трещин в ребрах и три незатянувшиеся раны от меча, - ехидно наябедничал магичке Панек.
   - И ты в таком виде потащился сражаться с Горморлом? - ужаснулась Татьяна.
   - О, боги! - закатила глаза Властительница, взмахнула рукой, и Лавр тут же почувствовал себя намного лучше. - Теперь вы готовы слушать меня дальше? - эльф с магичкой синхронно кивнули головами. - Так вот... лояльного отношения друг к другу между бельсами и людьми мне пока достичь не удалось. Но я стараюсь. Я даже выделила специальную территорию, которая находится под моей личной охраной, и на которой могут селиться те, кто заключил смешанные браки.
   - Резервация! - определила Татьяна.
   - Что-то вроде того, - согласилась Виммла. - Только земли я выбрала самые лучшие. И селиться среди сородичей им запрещаю не я. А местные законы. И я хочу это изменить. Именно поэтому мне нужны вы.
   - В качестве кого? - не поняла Татьяна.
   - Кто-то должен стать во главе этих территорий. Кто-то такой, чью власть сложно будет оспорить. И пара эльф-человек мне кажется вполне подходящей, - объяснила Властительница.
   - Во главе? - переспросил Лавр. - Мы Охотники! Наемные убийцы, если тебе это о чем-нибудь говорит. Какие из нас правители? Мы не удержим власть просто потому, что ничего в ней не смыслим!
   - Ничего, я вам помогу, - ободряюще улыбнулась Виммла.
   - Думаю, у нас все равно нет другого выхода, - вздохнула Татьяна. - Насколько я знаю, Панек сказал правду. Он не может вернуть нас обратно, иначе будут нарушены законы измерения, и никто не знает, чем это закончится.
   - Хоть одна умная мысль, - пробубнил Властитель.
   - А с тобой я еще разберусь! - мрачно пообещала Панеку Виммла.
   - Властительница, можем ли мы обратиться к тебе с просьбой? - вежливо поинтересовалась Татьяна.
   - Я слушаю.
   - Насколько я знаю, Властители могут проникать не только через измерения, но и сквозь время.
   - Это так, - кивнула Виммла.*
  
   * Я постаралась, чтобы следующий написанный мною текст был понятен даже тем, кто не читал "Бойтесь" и "Медальона", но не уверена, что у меня это получилось. Тем более, что помимо двух вышеперечисленных произведений у меня завязался небольшой бантик еще и с "Варькой". Так что если вы все-таки начнете путаться в именах и событиях, пропускайте всё, вплоть до P.S.
  
   - Перед тем, как я оказалась в одном с Лавром мире... у меня были друзья. Поскольку они стали небельсами, вряд ли они до сих пор живы. Но я хотела бы знать, как сложилась их судьба, - сказала Татьяна, невольно вспомнив про Лесс и Морреля, которых когда-то так же, как и ее саму, Асмодей нанял чтобы убить неугодного ему человека.
   - А я хотел бы знать, что с Форсом... и с еще одним... бельсом...
   - С которым вы за вот этим медальоном охотились? - поинтересовался Панек, продемонстрировав артефакт.
   - Кажется, эта вещь помогла мне превратиться из статуи в человека, - напряглась Татьяна.
   - Если ты помнишь, я рассказывал тебе, в какую передрягу попал... еще до того, как стал Охотником, - хмыкнул эльф. - Я познакомился с бельсом, который вполне мог бы стать моим другом. Как Форс. И я очень хотел бы знать, что с ним случилось. Если это возможно.
   - Возможно, - кивнула Виммла. - Если Татьяна согласиться кое-что для меня сделать.
   - Например? - дернула бровью магичка, не склонная обещать вслепую что бы то ни было.
   - Помимо Морреля и Лесс, в команде, которую Асмодей отправил за головой неугодного ему небельса, был еще один человек.
   - Сержен Тэн. Да, я помню. Но встречаться с ним у меня нет никакого желания, - пожала плечами Татьяна.
   - Но он единственный, кому ты не отомстила, - напомнила удивленная Виммла.
   - Да я и мстить-то ему не желаю, - призналась Татьяна. - Его для меня больше не существует.
   - Может, оно и к лучшему, - задумалась Властительница. - Хорошо, в любом случае, я попробую объяснить, чего от тебя хочу. Того человека, которого ты знала, как Сержен Тэн, отправили в другой мир, отняв у него память. Он принял другое имя. И полюбил другую женщину. Которую тоже не сумел удержать. И которую по-своему предал. К счастью, не так, как тебя. Мир, в котором живут эта женщина и Сержен, не принадлежит ни одному Властителю. Так бывает. Более того, похоже, что один из местных магов и станет Властителем. Он забрал слишком много силы. И мощи.
   - А я-то тут причем? - не могла понять Татьяна.
   - Погоди, не сбивай меня. Я пытаюсь рассказать так, чтобы тебе было понятно. Ты знаешь что-нибудь о правиле равновесия? - поинтересовалась Виммла. Татьяна отрицательно покачала головой. - Долго объяснять... скажу проще. Миру необходимо, чтобы был сделан выбор. И чтобы он обязательно прозвучал вслух. Ты должна встретиться с этой женщиной.
   - Которой Сержен дорогу перешел? - уточнила Татьяна.
   - Да. И предложить ей отомстить Сержену. В принципе, я примерно представляю, что она ответит... но это должно быть произнесено вслух! Как ты понимаешь, ни один Властитель этого сделать не может. Мы даже в своих мирах ограничены. А местный маг... просто не хочет этого делать, - объяснила Виммла.
   - Без проблем, - пожала плечами Татьяна. - Я встречусь с ней и предложу отомстить. Только можно я переоденусь сначала? А то она меня испугается.
   - Это вряд ли, - усмехнулась Виммла. - Насколько я поняла, Сержену опять досталась девушка... м-м-м... как бы это помягче выразиться?
   - Не для него, короче, - угадал Лавр. Виммла кивнула.
   - Но переодеться вам действительно надо. Идите. А я пока попытаюсь найти ваших друзей.
   - Куда идти? - заозиралась Татьяна.
   - Ах, да, - и перед парочкой возникла лавка хорошо знакомого магичке гнома. - Это всего на несколько минут, - успокаивающе обернулась Виммла к Панеку, но тот только махнул рукой.
   Надо сказать, что представившейся возможностью Лавр с Татьяной воспользовались на всю катушку. Они не только запаслись едой и одеждой, но и оставили письмо для Ролума. Впрочем, ни то, ни другое, ни третье опытных наемников не задержало.
   - Готовы? - поинтересовалась Виммла, не без удовольствия разглядывая занятную парочку.
   - Еще вопрос... можно ли отправить с нами моего шриша? - поинтересовалась Татьяна, не желавшая расставаться с Ржавым.
   - К сожалению нет, - развела руками Властительница, - он искусственное создание.
   - Да ладно тебе, - попытался успокоить магичку эльф. - Присмотрит Хант за твоим Ржавым... заодно и отучит чужие куртки жрать.
   - Посмотрим, как ты сам без своего меча жить будешь, - пробормотала Татьяна.
   - С трудом... но куда деваться? Меч я Форсу отдал в качестве оплаты, - признался Лавр.
   - Ты тоже? - расхохоталась магичка и поведала эльфу историю собственного похода против Горморла.
   - Вот гад! - возмутился поведением гоблина эльф.
   - Так вы не будете смотреть, где он оказался? - уточнила Виммла.
   - Будем, - решил Лавр.
   - Тогда с него и начнем.
   Властительница подошла к огромному зеркалу, провела по нему рукой и поверхность подернулась сначала туманом, а потом пошла рябью. Когда изображение прояснилось, Лавр с Татьяной увидели Форса, мирно лежащего в какой-то избе и ведущего разговоры с непонятным мужиком.
   - Такое ощущение, что нашего гоблина в древнюю Русь занесло, - удивленно сообщила Татьяна, приглядевшись к одежде собеседника Форса.
   - И чувствует он себя хорошо, - подвел итог эльф. - Жить будет.
   - Кстати, меча рядом с ним нет, - ехидно сообщила Татьяна.
   - Это ничего не значит, - пожал плечами Лавр. - Заклятый на верность клинок найдет своего хозяина в любом случае.
   - К сожалению, даже Властители, умеющие переноситься сквозь время, могут открывать не принадлежащие им миры лишь в определенные моменты, - вздохнула Виммла. - Дальше я пока показать не могу.
   - Да и не надо, - отмахнулся эльф. - Главное, что Форс жив и относительно здоров.
   - Посмотрим на еще одного твоего друга?
   - Пожалуй.
   Татьяна с интересом всмотрелась в зеркальную гладь. Лавр не слишком любил распространяться о своем прошлом. Но о некоем Шермане, принадлежавшем к непонятной расе норлоков, вспоминал не раз и не два. А потому магичке было очень любопытно посмотреть на этого типа. Показанная зеркалом картинка была умиротворяюще-спокойной и трогательной до умиления. Увлеченная друг другом парочка лениво лежала прямо на ковре, подоткнув под бока мягкие подушки, и любовалась кружившими в воздухе хрупкими осенними разноцветными листьями. Девушка была изысканно-красивой блондинкой, а мужчина, собственнически положивший лапу на ее округлившийся животик, весьма похожим на файерна
   - Какие у тебя друзья все... крупногабаритные, - хмыкнула Татьяна, - беззастенчиво разглядывая шкафообразного громилу с потрепанным шнурком на шее.
   - И что она в нем нашла? - в очередной раз удивился Лавр и махнул Виммле. - Здесь тоже все ясно!
   - Запал на красивую девушку, а она тебя проигнорировала? - догадалась Татьяна.
   - Вроде того, - буркнул Лавр.
   - Ну, что, теперь посмотрим на Татьяниных друзей? - предложила Виммла.
   - Посмотрим, - согласилась магичка, и ее голос слегка дрогнул.
   Сначала Татьяна даже не узнала Морреля. Слишком непривычно было видеть его в человеческом обличье. Да еще спустя столько времени. А о том, что времени прошло не мало, говорили и морщины, и изрядная седина в густой шапке черных волос. Моррель занимался вполне бытовым делом - рубил дрова. А рядом с ним вертелась какая-то молоденькая девица, очень похожая на Лесс. Через секунду на пороге дома показалась и самка лешачиха. Точнее, уже небельс. Хм... ничего... годы явно пощадили Лесс. Она по-прежнему была похожа на изящную статуэтку.
   - А можно послушать, что они так жарко обсуждают? - заинтересовалась Татьяна. Виммла кивнула.
   ... - Вот, полюбуйся, - разорялся Моррель, кивая на молоденькую девушку, которая явно приходилась паре дочерью. - У нас очередная любовь!
   - Папа, ты не понимаешь! Он обещал, что будет любить меня вечно! - уговаривала девица. - Почему ты не веришь?
   - Поверю. Как только твой прохвост сообщит мне, на какие такие средства он собирается тебя вечно любить! - огрызнулся Моррель.
   - Идите к столу, - рассмеялась Лесс. - Обсудите великую любовь после ужина!...
   - Они почти не изменились, - тепло улыбнулась Татьяна, глядя на расплывающееся изображение. - Даже после того, как стали людьми.
   - Ну? С друзьями покончено? - поинтересовалась Виммла.
   - С друзьями да. Но не могла бы ты показать мне одного моего врага? После того, что он сделал, я хочу убедиться, что моя месть действительно была достойной его поступков.
   - Асмодей? - с первого раза догадался Лавр.
   - Он самый.
   - Хорошо, - согласилась Виммла.
   То, что месть удалась как нельзя лучше, Татьяна поняла с первого взгляда. Тело Асмодея было вздернуто на дыбе, а мускулистый черт в палаческом облачении щедро обливал его водой. Молодой мужчина весьма примечательной внешности, облаченный в одежды пепельно-алого цвета, ходил по камере взад вперед и изредка задавал Асмодею какие-то вопросы.
   - Хотите узнать, о чем разговор? - предложила Виммла.
   - Нет, не хочу, - покачала головой Татьяна. - Формулу изгнания я произнесла правильно. Асмодей никогда не сможет вырваться из Преисподней. А что там с ним сделают... это его проблемы. Уверяю, среди придуманных извращенным человеческим умом пыток нет ни одной, которой он не был бы достоин.
   - Ты жестока, - вздохнула Властительница.
   - А мир вокруг белый и пушистый? - ядовито поинтересовалась Татьяна. - Или может Асмодей - невинный барашек? Если меня ударят по правой щеке, я не буду подставлять левую. Я зарою напавшего в землю по уши. И, скорее всего, успею сделать это еще до того, как он нанесет удар.
   - Надо ли говорить, что я поступлю точно так же? - поддержал магичку Лавр. - Виммла, я уже говорил тебе, что мы - наемные убийцы. Так что если ты ищешь для своей резервации благородных рыцарей, ты обратилась не по адресу.
   - К сожалению, благородные рыцари ничем мне помочь не смогут, - признала очевидное Властительница. - Может быть позже, когда исчезнут войны, и будет установлен мир между людьми и бельсами... правители станут не только мудрыми, но и благородными.
   - И тут же потеряют свою страну! - хмыкнула Татьяна. - Правитель не может быть благородным. Власть и благородство несовместимы!
   - И все-таки, я надеюсь, - вздохнула Виммла. - Ну, что, на сей раз вы готовы? Или у вас есть еще какой-нибудь знакомый, на которого вы хотели бы взглянуть?
   - Нет, - нахмурилась Татьяна. - Но, если я правильно понимаю твое нетерпение, теперь настал черед встречаться с тем, кого мне видеть не хочется?
   - Я вовсе не заставляю тебя встречаться с Серженом! Я хочу, чтобы ты переговорила с интересующей меня женщиной! - возразила Виммла.
   - Да нет уж... смотреть, так смотреть... - сквасилась Татьяна. - Вдруг у меня все-таки проснется желание отомстить Сержену?
   Однако желания не проснулось. Даже тогда, когда Татьяна увидела Сержена, выходящего из замка рука об руку с какой-то девицей. Кукольно-белокурое создание, трогательно опускавшее глазки, искренне наслаждалось почтением окружающих.
   - Какой-то он странный - нахмурилась Татьяна, разглядев Сержена. - Как будто из него выкачали часть жизни. Даже не верится, что этот мужчина владел мечом на равных с файерном. Сержен, конечно, повзрослел с тех пор, как я его видела... лет на десять... но я не ожидала, что он так изменится.
   - Ничего не проходит даром, - объяснила Виммла. - Предав тебя, он действительно потерял часть своей жизненной силы. Сержен разучился сопротивляться обстоятельствам, бороться с ними. Он предпочел легкий выход из проблем - жениться на женщине, которая, вроде как, даже соответствует его идеалу.
   - И в чем проблема? Чего ему еще надо? - не понял Лавр, разглядывавший Сержена с явной неприязнью.
   - Он уже и сам не знает чего, - вздохнула Виммла.
   - Понятно. В очередной раз борется с собственными комплексами и предрассудками, - определила Татьяна. - Женщина, которой он увлекся, не соответствует его идеалу, а ту, которая соответствует, он любить не может. Хотя, конечно, изо всех сил делает вид. Тьфу! А я так надеялась на то, что Сержен поумнел с возрастом!
   - Теперь ты готова встретиться с его бывшей женщиной? - надавила Виммла. Татьяна кивнула. - Думаю, лучше будет, если ты сделаешь это одна. Тогда у вас будет больше шансов договориться.
   - Хорошо, - согласилась Татьяна. - Но ты скажешь, наконец, как ее зовут?
   - Варвара, - улыбнулась Виммла. И через секунду магичка оказалась в незнакомой комнате.
   Оглядевшись, Татьяна поняла, что кажется, потихоньку сходит с ума. Поскольку наряду с вполне средневековыми вещами в комнате была целая куча предметов как минимум из 20 века. Интересно, и что бы это значило? Дверь в комнату открылась (точнее, отъехала), Татьяна обернулась и... застыла окончательно. Поскольку увидела не ожидаемую женщину, а весьма интересного бельса. Тот вытирал полотенцем свои густые черные волосы и пока еще не видел, что в комнате гости. Магичка не без удовольствия оглядела шикарное мужское тело, практически обнаженное, если не считать черного махрового полотенца на бедрах и плотоядно улыбнулась. Потрясающий экземпляр. На вкус Татьяны слишком крупный, но настолько пропорционально сложен, что думать о некоторых недостатках совершенно не хочется. Экземпляр тем временем, не замечая Татьяны, небрежно бросил полотенце, которым вытирал волосы, подошел к перекладине и несколько раз подтянулся. Магичка завороженно уставилась на широкую спину. Два тонких зеркальных шрама, сходящихся под острым углом к позвоночнику, перекатывающиеся под смуглой кожей мускулы... Татьяна не удержалась и выпустила небольшой магический разряд, призванный помочь полотенцу упасть на пол.
   Зря она это сделала. С неожиданной для крупного тела хищной грацией мужчина извернулся и, пригнувшись к полу, бросил в сторону Татьяны неизвестно откуда взявшуюся стальную звездочку. Надо ли говорить, что при этом он умудрился не потерять не только полотенца, но и равновесия? Магичка застыла с открытым ртом. Только поставленный "на всякий случай" щит уберег ее от мгновенной смерти.
   - Покажись! - скомандовал мужчина, увидев, что звездочка отскочила от невидимой преграды. Татьяна стукнула себя по лбу и выругала самыми последними словами. А она-то удивилась, что ее не замечают! Да ее просто не видно! Кажется, со щитом магичка явно перестаралась.
   - Привет! - поздоровалась она, снимая невидимость.
   - И тебе привет, - подозрительно уставился на неожиданную гостью тип в полотенце.
   Татьяна с любопытством рассмотрела интересный экземпляр подробнее. Нда... не мужик, а сплошное искушение. И не поймешь с чего - не эльф ведь! Однако там было нечто большее, чем красота. Намного большее. За сдержанными неторопливыми, и даже немного вальяжными движениями этого необычного бельса угадывалась гремучая смесь бешеной энергии, абсолютного отсутствия комплексов, безграничного нахальства и какого-то животного магнетизма. Татьяна даже на расстоянии ощущала агрессию, самоуверенность и внутреннюю силу. А съехавшая набок кривая, хамская ухмылка делала картину еще более впечатляющей. Подтянутый, хищный бельс, лет так 35-37, помимо густой черной шевелюры обладал ярко-малахитовыми глазами с вертикальными зрачками, рожками и заостренными кончиками ушей.
   - Ну? Скажешь, наконец, зачем пожаловала, или так и будешь любоваться? - вызывающе поинтересовался незнакомец.
   - Мне нужно поговорить с Варварой. Я могу ее видеть?
   - С Варварой? Зачем?
   - Ладно, давай начнем сначала, - вздохнула магичка. - Меня зовут Татьяна. Я прибыла сюда по просьбе Властительницы. И мне очень нужно задать Варваре один вопрос.
   - Меня зовут лэрд Рюрик. Мне плевать на всяких Властителей, и пока ты не объяснишь, зачем тебе нужна Варька, ты ее не получишь.
   - Это с кем это ты меня так активно делишь? - раздался голос с порога. Татьяна обернулась. Хм... любопытно... это и есть Варвара? На первый взгляд этой высокой (с магичку ростом) молодой, самоуверенной даме было что-то около 33-х. Пепельно-русые волосы, взбитые в высокую прическу, красивые карие глаза, миловидное личико и склонная к полноте фигура, утянутая в умопомрачительное платье, которое делало хозяйку очень сексапильной и аппетитной. Во всяком случае Рюрик, который на Татьяну даже не среагировал, на вышеозначенную даму смотрел с явным плотоядным интересом.
   - Это Варвара, графиня Дельты. И, между прочим, моя супруга, - представил вошедшую лэрд. - Так что все предложения Властителей тебе придется излагать в моем присутствии.
   - А мне кто-то что-то предлагает? - оживилась Варька.
   - Татьяна, ты где застряла?! - прервал идиллию появившийся на подоконнике Лавр.
   - Ничего не понимаю... у меня что тут, проходной двор? - разозлился Рюрик. - Куда охрана смотрит?
   - Мы телепортом, - спокойно объяснил Лавр. Лэрд закатил глаза, а Варька с интересом принялась рассматривать неизвестно откуда взявшегося красавца. - Позвольте представиться. Лавертеналлен о, Фэлл дер Шанталльэртен Томерллинель.
   - Я думала, такие зубодробительные имена бывают только у эльфов, - опешила Варька.
   - А я и есть эльф, - обиделся Лавр.
   - Настоящий? - загорелись глаза у Варьки.
   - Абсолютно, - ядовитой иронией Лавра можно было перетравить всех тараканов в округе, но на графиню она не произвела никакого впечатления.
   - Так, все, кончайте этот бардак, - скомандовал Рюрик. - Татьяна, я даю тебе десять минут времени на приватный разговор с Варварой. И катитесь отсюда к демонам! Эльфы, ведьмы... можно подумать, мне своей нечисти в замке мало!
   - Рюрик, я тебя люблю! - чмокнула лэрда в нос Варька и поманила Татьяну за собой.
   - К какой расе принадлежит твой муж? - не удержалась от вопроса магичка, как только они остались одни.
   - Черт, - спокойно поведала Варька. - А что?
   - Ни разу не видела чертей!
   - А я эльфов! Но, если не ошибаюсь, тебя привело в замок отнюдь не это?
   - Ты знаешь, кто такие Властители? - уточнила Татьяна прежде, чем начать разговор.
   - Имею представление, - кивнула Варька.
   - Они хотят, чтобы я задала тебе вопрос. На который ты должна непременно ответить вслух. Хотя, увидев, какой у тебя супруг, думаю, для тебя этот вопрос будет чисто риторическим. Кстати, вы давно вместе?
   - Почти десять лет.
   - Тем более. В общем, дело в следующем, - и Татьяна рассказала Варьке и свою историю отношений с Серженом Тэном, который в данном мире носил имя Хай-Ри, и суть вопроса.
   - Бред какой-то, - пожала плечами Варька. - На фига мне нужно мстить Хай-Ри? Я про него забыла давно!
   - И все-таки. Произнеси это вслух.
   - О, Господи! - закатила глаза Варька. - Да пожалуйста! Я, Варвара, графиня Дельты и супруга лэрда Рюрика официально заявляю, что не хочу мстить Хай-Ри. Какие бы имена в каких бы мирах он не носил! Хватит?
   - Думаю, да, - улыбнулась Татьяна. Но их милую беседу прервал какой-то шум. - Что это? - Напряглась магичка.
   - Видимо, наш драгоценный сын и наследник притаранил домой очередной охотничий трофей, - скривилась Варька. - Ненавижу охоту!
   - И сколько лет... наследнику? - улыбнулась Татьяна.
   - Почти девять, - вздохнула Варька.
   - Ты хочешь вырастить из сына воина? - удивилась магичка.
   - Не хочу, но выбора нет, - вздохнула Варвара и вспомнила свой давний разговор с Рюриком.
   ... - Ну ладно ты сам наемный убийца, а из сына зачем такого растить? - вопрошала графиня.
   - Варвара, радость моя, пойми... он должен уметь себя защитить. Я очень рано остался без родителей. И выжил только потому, что умел убивать. Ты знаешь, на наш мир постоянно сваливается какая-нибудь гадость. Не вурдалаки, так еще что-нибудь. Мы не вечны! Так пусть Мэртокс переживет нас...
   - Ты не поверишь, но Рюрик, когда хочет, умеет быть очень убедительным, - пробормотала Варька.
   - Как раз вот в это я поверю легко. И как ты с ним уживаешься?
   - Когда как, - фыркнула Варька. - В принципе, единственное, что меня действительно раздражает в Рюрике - так это то, что он постоянно ввязывается во всяческие смертельные авантюры. Разумеется, во благо измерения. Тьфу! Но что я могу с этим поделать? Заставить лэрда сидеть дома и вышивать крестиком? А на все мои опасения Рюрик гордо задирает нос, и заявляет, что ему (конечно же), ничего не угрожает. Типа, цветочки он ходил собирать.
   - Это неизлечимо, - посочувствовала Татьяна. - Мужики они такие. Из одних даже на дыбе лишнего слова не вытянешь, а другим - дай только повод. Тут же примутся рассказывать, как с помощью одного лишь охотничьего ножа порезали насмерть сто пятнадцать врагов и четыре танка.
   Варька хихикнула, соглашаясь, и они вернулись к мужчинам. Однако те без дам отнюдь не скучали. Рюрик показывал Лавру коллекцию своего оружия. А если учесть, что там, помимо колюще-режущих предметов, было еще и огнестрельное оружие, становилось понятно, что экскурсия затянется надолго. Варька невольно хмыкнула и хотела уже было пригласить Татьяну на бутылку пива, но тут рядом с замком раздались дикие вопли, а затем прямо в окно просунулась донельзя обиженная драконья морда. Татьяна с Лавром застыли, ошарашенные.
   - Кеша, тебе сколько раз говорить, чтобы ты не совал морду прямо в окно и гостей моих не пугал? - возмутилась Варька.
   - Да-а-а... ты знаешь, что случилось? - жалобно поинтересовался Кеша.
   - Варвара, ты общаешься с драконами? - задала риторический вопрос Татьяна, боясь поверить собственным глазам и ушам.
   - А что в этом такого? - искренне удивилась графиня. - Ну? Кеша, не молчи! Что у тебя опять случилось?
   - Он меня обидел! - раздался недовольный вопль, и в другое окно просунулись срезу три головы. Причем украшенные разноцветными бантиками.
  -- Лукерья, и ты туда же? - всплеснула руками Варька. - Чем он тебя обидел?
   - Да не обижал я ее! - возмутился Кеша. - Я ей сказку читал про Спящую красавицу. А Лукерья спросила меня, дескать, если бы она была принцессой, а я принцем, женился бы я на ней или нет.
   - И ты, разумеется, сказал, что женился бы, - начала догадываться в чем дело Варвара.
   - Но я же просто так сказал! - начал оправдываться Кеша.
   - Слово - не воробей. Нагадит - не отмоешься, - подколол Рюрик.
   - Я не буду жениться! Я слишком молод! И вообще Лукерья еще несовершеннолетняя.
   - Ах ты, извращенец! - возмутилась Варька, вытянув Кешу по физиономии попавшемся ей под руку полотенцем. - Не зря тебя Мррн подозревала в намерении соблазнить и обесчестить Лукерью! Нет уж! Теперь ты попался! Обещал жениться - значит, женись!
   - Я обещал, если стану принцем! - скулил Кеша, даже не думая уворачиваться от полотенца. - А я не принц!
   - А кого это интересует? - удивилась Варвара.
   - У нас ничего не было! - вопил Кеша.
   - Да если б было, я бы вообще тебя убила! - в тон ему отвечала Варька. - Лукерья, лети за Ухриным. Нет! Лучше я сама за ним полечу. И попробуй только сбежать! - пригрозила графиня Кеше, села на Лукерью и вылетела из замка.
   - Н-да... а я-то наивно думал, что это мне с женщиной не повезло, - меланхолично съязвил Лавр.
   - А у тебя что не так? - отстраненно поинтересовался Рюрик.
   - Кроме того, что она почти бессмертная наемная убийца? - ехидно уточнил эльф. - Она ведьма!
   - Если б Варвара еще и магией владела, я бы застрелился!
   Вернулась Варька только ближе к вечеру.
   - А где гости? - удивилась она.
   - Ушли. Им некогда было. Ну, что, нашла Ухрина? - полюбопытствовал Рюрик.
   - А то! Завтра же Кеша пойдет под венец!
   - За что ты его так?
   - Достал он меня своими любовными похождениями, Казанова несчастный! - оправдалась Варька.
   - Татьяна действительно предлагала тебе отомстить Хай-Ри? - неожиданно поинтересовался Рюрик.
   - Угу. Только зачем мне это надо? Пират давно уже мне неинтересен. Я не то что мстить ему, я и вспоминать-то про него не хочу! - пожала плечами графиня.
   Рюрик улыбнулся, обнял Варьку и пригладил ее встрепанные волосы.
   - Я люблю тебя.
   - Я знаю, - расплылась в блаженной улыбке Варвара. И стала ждать, пока до мужа дойдет. Дошло не сразу.
   - Нам надо готовить еще одну детскую комнату? - не веря услышанному, счастливо прошептал Рюрик.
   - Ну... если Мэртокс не захочет делиться своей собственной... только чур на сей раз ребенка называю я!
   - Варька!!!
  
  
   P.S.
   Новый мир оказался действительно ничем не хуже предыдущего. Получившие массу ценных указаний и теплых пожеланий, Татьяна и Лавр рука об руку вступили в свой новый дом, больше похожий на замок.
   - Не очень-то мне нравится идея быть правительницей, - пробормотала магичка.
   - Да ладно, привыкнем. Когда-то ты говорила мне, что мечтаешь найти свое место в жизни. Такое, из которого никуда не хотелось бы уходить. Может, это оно и есть? - вопросительно улыбнулся Лавр.
   - Может быть, - прижалась щекой к плечу эльфа Татьяна. - Но мне немножко страшно.
   - Мне тоже, - признался Лавр. - Радует, что поддаваться своим страхам нам будет некогда. На этой неделе по плану - знакомство с соседями. А соседи у нас... нарочно не придумаешь. Эльфы, орки и некромант.
   - С эльфами сам беседовать будешь? - ехидно поинтересовалась Татьяна.
   - Попробую. Эльфийское поселение, которое граничит с нашими Нейтральными землями, довольно небольшое, нечто типа графства по человеческим понятиям. Территория явно не престижная, так что вряд ли сюда заглядывают важные особы. Не удивлюсь, если выясню, что владеющая данными землями леди Эрлаэнеллен Лэтэлленн Касслертенн д'Омильвиттель не слишком знатного рода.
   - Леди Эрла... - попыталась выговорить Татьяна, но тут же сбилась. - Как это будет по-человечески? Эрли?
   - Скорее, Эрлайни, - поправил магичку Лавр. - Только не вздумай ее так назвать при встрече!
   - Тогда буду молчать. Потому что ее полное эльфийское имя я не выговорю, даже если меня пристрелят! Кстати... насколько я поняла объяснения Виммлы, Эрлайни довольно молоденькая, и власть по наследству получила относительно недавно?
   - Точно! Может, нам повезет, и она окажется не слишком консервативной. Хотя... вряд ли. Эльфы никогда не любили людей, - самокритично признался Лавр.
   - Если учесть, что наши Нейтральные земли - территория смешанных браков и полукровок, могут возникнуть проблемы, - вздохнула Татьяна.
   - Неизвестно с кем больше. С юной эльфийкой, или с некромантом, которого нам тоже подсубботили в соседи. Только с другой стороны, - хмыкнул Лавр.
   - Если учесть, что еще с двух сторон мы заперты между горным кряжем и океаном - выбор небольшой, - потерла висок Татьяна. - Но некромант ведь, вроде, не сильно злобный? Виммла рассказывала, что этот человек изначально был воином, а затем, сунувшись туда, куда не следовало, получил серьезное ранение и дар некромантии.
   - Некромант, может, и не злобный. А вот добродушных орков я еще ни разу в жизни не видел, - буркнул Лавр. - Виммла, конечно, может сколько угодно утверждать, что они практически не спускаются с гор, но... чую я, проблем с ними будет предостаточно.
   - Эльфы, орки, некромант... не удивлюсь, если со стороны океана нашими "соседями" окажутся пираты, - фыркнула Татьяна. - Вот весело будет...
   - А когда мы жили спокойно? Думаю, пока мы не встретимся с нашими соседями лично, мы все равно ничего определенного не узнаем, - вздохнул Лавр. - Может ну их уже, все эти дела? - призывно обнял он Татьяну.
   - Ну их! - тут же согласилась расплывшаяся в улыбке магичка.
   Боги, ну неужели хотя бы на этот раз им никто не будет мешать? Врываться, скандалить, звать на подвиги, стремиться убить? Неужели хотя бы один день эльфу с магичкой не придется вскакивать с постели в несусветную рань, чтобы решать глобальные проблемы? Неужели наконец-то Лавр с Татьяной смогут спокойно выспаться? И отдохнуть? К демонам! Все проблемы, Властителей, соседей и собственных новообретенных подданных - к демонам! Татьяна с Лавром закрыли за собой дверь спальни и утонули в объятиях друг друга, искренне рассчитывая, что ничто и никто не побеспокоит их еще, как минимум, дня три!
  
   ...Наивные!
  
  
  
  
  
  
  
  
   184
  
  
  
  

Оценка: 7.23*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"