Полле Эрвин Гельмутович: другие произведения.

Папа.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Родился нищим в Российской империи. Поднялся. Вырастил детей. Хирург от Бога. Умер нищим в демократической Германии.


   Папа
  
   3 апреля 2002 г., в Томске 21.00, позвонила Вельда, полчаса назад в Папенбурге (местное время 14.30) умер папа. Один вопрос: "Приедешь?" Давно ожидаемый ответ: "Не могу, нет денег!"
   Потрясение! Нет слов! В течение часа поговорил с Игорем в Тюмени, сделал несколько звонков родственникам в Папенбург (тётя Марта с Эльзой, Витя, Артур) с просьбой помочь в организации похорон. На следующий день дал телеграмму соболезнования в идиотском оформлении русского текста латинским шрифтом.
   Welda Polle, An der Hoekweide 5A, 26871, Papenburg, BRD
   Gluboko skorbim sviazi konchinoi papy deduschki pradeduschki! Pust zemlia emu budet puhom!
   Blagodarim vseh, kto okazal pomosch v organizacii pohoron
   Erwin, deti, vnuki
   Поставил в зале портрет папы в траурной рамке. 4 апреля ещё раз поговорил с тётей Мартой, попросил её положить от моего имени цветы. В день похорон (5 апреля) помянул с детьми и отдельно с Аней. 7 апреля ещё раз позвонил тёте Марте, расспросил подробности + внутренние переживания - вот и всё моё соучастие в проводах папы в совместную с мамой могилу.
   Желание написать о папе возникло сразу после трагического известия из Папенбурга, раньше я боялся приступать, его исповедь-завещание "Так было!" по глубине содержания невозможно превзойти. Тем не менее, я постараюсь внести свой вклад в обеспечение вечной памяти Полле Гельмута Христиановича, моего отца.
   Папа ушёл из жизни в день рождения своего отца, моего деда - Христиана (1880 г.). Удивительно, я никогда раньше не слышал об этой дате и не был свидетелем её отмечания, узнал от Вельды только при сообщении о смерти папы. Последние годы, по словам Вельды, папа в этот день вспоминал своего отца, однако 03.04.2002 г. не вспомнил. Хотя с утра в этот рядовой день (среда) надел свой лучший костюм, в нём был и похоронен.
   Христиан Полле, мой дед, трагически рано ушёл из жизни в возрасте 54 года. В два раза меньше прожила моя родная бабушка Доротея Полле (папа - двойной Полле). Мне несколько раз приходилось встречаться с родными сёстрами бабушки Доротеи, в 1955 г. в Копейске и в 70-е в Абхазии (как тепло они воспринимали племянника Гельмута). Лично слышал претензии к Христиану, они внушали папе, что Христиан виновен в смерти Доротеи. Деталей, к сожалению, не помню, но факт остаётся фактом, в 7 месяцев папа (родился 22 апреля 1914 г.) остался третьим ребёнком на руках физически крепкого нищего крестьянина.
   Первое запомнившееся впечатление о папе относится к 1946 г., когда он приехал за нами в Уштобе из Челябинска. Папа выглядел необычно для послевоенного Казахстана: болотно-зелёное демисезонное пальто, яркий клетчатый пиджак, жилетка (американская помощь по "ленд-лизу"), позже мы подобную одежду видели на героях кинофильмов, "взятых в качестве трофеев". Закроешь глаза и видишь, как папа подбрасывает меня, пятилетнего, на руках.
   Тяжелейшие испытания выпали на долю папы в трудармии ("Так было!"), но приобретён богатейший профессиональный опыт, было у кого поучиться. В концлагерях среди русских немцев были не только рядовые крестьяне и молодые интеллигенты, как папа, но и выдающиеся личности из разных областей деятельности. В частности, на профессиональную подготовку отца сильно повлиял профессор-хирург А.А. Буш.

 []

   Через 10-15 лет после трудармии, во второй половине 50-х, я несколько раз вместе с папой посещал деревни с преимущественно немецким населением (в пределах 100-150 км от Талды-Кургана, Текели). Надо было видеть и прочувствовать отношение простых крестьян к "доктору Полле", от немногих оставшихся в живых трудармейцев легенды о его работе передавались следующим поколениям. Единицы из оставшихся в живых и переехавших в Германию трудармейцев поддерживали переписку с моими родителями, несколько человек приезжали на похороны.
   Неоднократно приходилось наблюдать популярность папы среди больных, выздоровевших, причём слухи о его выдающихся способностях хирурга, широко были распространены и среди людей, не попадавших в больницу. Хочу подчеркнуть, что речь идёт не столько о русских немцах, временами в окружении нашей семьи немцев почти не было, а о людях, независимо от национальности. Я уже писал, как через 30! лет после уезда из Челябинска-40 на площадке ТНХК ко мне подошёл руководитель крупной строительной организации из "сороковки" и спросил: "Хирург Полле - не Ваш родственник?"
   Сколько раз приходилось видеть, как больные идут прямо домой после неудачных попыток прорваться к нему на консультации непосредственно в больнице. Кого только среди них не было: казахи, корейцы, чеченцы, весь казахстанский национальный спектр. Обычно папа переправлял всех на приём в больницу. Никогда не брал денег с больных. В памяти сидит случай, когда чеченец толкал мне, девятикласснику, в руки пачку двадцатипятирублёвок "на конфеты" и как папа эти деньги возвращал.
   Ещё случай. В 9-м классе историю преподаёт 30-летний кореец, отец пяти детей. Передвигается на костылях, после травмы в 14-летнем возрасте одна нога не разгибается в колене. Папа вместе с мамой сделали ему сложную операцию, через месяц он появился в школе без костылей с тростью для страховки (16 лет ноги имели разную нагрузку). В воскресенье пришёл к нам домой и со слезами благодарности пытался вручить родителям пакет с деньгами. Не взяли. У меня слёзы появляются, когда вспоминаю превращение инвалида в нормального человека. Противно, что я вёл себя на уроках хорошего учителя истории неподобающим образом, вплоть до игры в карты с соседями по партам, но он не делал мне замечаний.
   В папе одновременно уживались страх и бесстрашие. С одной стороны, бесстрашие хирурга, энергичность при выполнении должностных обязанностей, скажем, главврача областной больницы или областного хирурга. Приходилось наблюдать его резкую и решительную манеру поведения администратора при постановке задач и спросе с подчинённых. Студентом, аспирантом мне сложно было оценить папин труд руководителя, теперь на многое смотрю глазами руководителя не малого коллектива и вижу, насколько он был прав, скажем, при мгновенном пресечении попыток шантажа со стороны подчинённых. Конкретный пример. Я в папином кабинете. Появляется хорошо знакомый и мне, отличный специалист, возглавлявший сравнительно большое автохозяйство областной больницы, и начинает канючить повышение зарплаты. Папа молчком поднимает телефонную трубку и даёт команду отделу кадров подобрать кандидатуру на пост просителя. Здоровый мужик пулей выскочил из кабинета и... много лет продолжал работать в прежней должности. В то время решительность папы показалась мне чрезмерной. Другой хорошо запомнившийся случай. Папа летит самолётом на сложный вызов, при посадке санитарный АН-2 переворачивается. Папа повис на ремнях, благо, пристегнулся, керосин хлещет через открытый вентиль, чудом не произошла трагедия. Папа вернулся на следующий день на машине (300 км) в состоянии тяжёлого стресса, заявил, что больше не полетит, а дня через 3 отремонтированным самолётом отправился на очередной вызов.
   С другой стороны, папа до конца дней своих испытывал животный страх перед НКВД и всеми его последующими обличиями. Житейские перипетии
30-х, 40-х, 50-х в страшной атмосфере насилия без человеческих законов и правил, стремление сохранить семью, детей сформировали в характере папы ощущение бессилия перед властью, ведь именно НКВД, МГБ, КГБ выступали от имени власти. Даже в 1957 г. папа категорически возражал против переписки с объявившейся в Канаде тётей Вельдой. Не буду повторяться (см. "Страх"), но должен сказать, что, одобрив первый сборник "Мозаики", папа настоятельно и неоднократно просил убрать из него фрагмент, касающийся моих сложных взаимоотношений с КГБ ("Очищение"). Моё упрямство - признак следующего поколения, которое с конца 50-х стремится к переменам. Раньше я думал, что наши дети, внуки не будут бояться власти, однако последние изменения в Москве вызывают сомнения, что когда-нибудь Россия станет демократической, в России государство существует для человека, а не наоборот.
   Мелкий штрих-воспоминание из далёких до телевизионных времён. Компания играет в "подкидного дурака". Папа, имея на руках мелкие и крупные карты, всегда азартно ходил с крупных. Нередко добивался конечного успеха, особенно при игре с людьми, мало знающими его характер.
   Любил он в свободное время постучать костяшками домино. А манера та же, заметно стремление к риску, полностью отсутствует желание спокойной позиционной игры. В молодости подобная манера была характерна и для моего поведения в игровых ситуациях, удивительно, но только сейчас я понял, что это влияние отца.
   Папа любил футбол, не пропускал матчей на стадионе Талды-Кургана, один из активных организаторов и болельщиков футбольных матчей между хирургами и работниками хоздвора областной больницы. Два-три лета и я играл за команду хирургов, как бы подменяя отца. Папа - азартный болельщик, а дядя Ваня Пеннер (папин ровесник) стоял на воротах, ему приходилось трудней всех в команде хирургов. Довольно интересные игры, шофера и слесари, как правило, нас опережали. Последние годы жизни папа продолжал активно наблюдать футбол и в Германии.
   Затронув увлечения папы, не могу не отметить любви к рыбалке, кстати, до войны он и охоту любил (рассказывал об убитых зайцах и фазанах). Папа с 6 лет приучил меня рыбачить ("Рыбалка").
   Любил я летние рыбалки в 60-е на сазана. "Хоздвор" ждал, пока я летом появлюсь в Талды-Кургане, немедленно поступала "инициатива снизу" главврачу относительно коллективного отдыха на рыбалке (своих машин практически ни у кого не было). Дальше всё описано, пятница после работы, километров 300 по пустыне, глубоководные ямы по руслу пересыхающих летом рек, ночной костёр с ухой, водкой и рыбацкими байками, утренняя рыбалка на удочку с леской толщиной не менее 1 мм (наживка - тесто). Добыча одного крупного сазана вбрасывает в организм "море" адреналина. У меня приличный рыбацкий опыт, но ощущения при вытаскивании крупного сазана, ни с чем сравнить не могу. В обед уже невозможно находиться на рыбалке, жара превышает 40R в тени, а тени-то нет, встать на землю голыми ногами невозможно. Сколько можно стоишь в воде, затем поступает команда, несколько десятков человек сматывают удочки и домой. Утомительно, но сазан заслуживает уважения. Последние рыбалки папа лично много не ловил, но несколько штук обязательно. Ребята "хоздвора" внимательно следили, чтобы Гельмут Христианович меньше их рыбы домой не привозил. Удивительно, на такой жаре сазан хорошо сохраняется при транспортировке в ящиках, переложенных камышом. Однажды мы отошли от места общей рыбалки и наткнулись на яму с окунями. За пару часов вдвоём с папой натаскали ведро отборных окуней.
   Бывали у нас с папой рыбалки, которые он называл промыслом. 8-10 человек сетями перегораживали сток с рисовых полей в Уштобе. За ночь добывали несколько мешков судаков и лещей (на всех, конечно), но и от нашей доли мама начинала бастовать (лето, жара, специальных морозилок не было).
   Последние совместные с папой рыбалки проходили в Оськино в конце 80-х. Он с удовольствием садился в лодку, я давал ему лучшую удочку. Но приспособиться к рыбалке в проводку над кормушкой папа не мог. Ловил меньше меня, но это неважно, ведь папа перевалил 75 лет. Показалось странным, он не мог надеть червяка на крючок, просил меня, хотя был в очках. Через год выяснилась причина: один глаз практически не видел. Папа много раз вспоминал историю с наживкой, удивлялся, как сам не догадался.
   Папа - человек от земли! Сколько помню, в доме всегда было небольшое сельское хозяйство. Огород, сад - само собой, но и живность постоянно (до уезда в Германию). В Челябинске-40 держали кроликов, папа каждый день возвращаясь домой с работы, приносил мешок травы. На Колыме у нас были куры и свиньи, причём зимой жили на кухне, клетка с десятком кур располагалась над клеткой с Васькой и Борькой, на подоконниках стояли ящики с проращиваемым овсом, используемым в качестве зелёной подкормки. Даже когда мы жили в многоквартирном государственном доме в Текели, в сарае держали кур и голубей. Папа с детства любил голубей, поощрял моё увлечение, но не мешал советами. Кстати куры "рады", когда голубиный птенец случайно вываливается из гнезда, мгновенно разрывают птенца на куски и поедают (для меня кровожадность кур стала откровением). В Талды-Кургане тот же набор: куры, свиньи, кролики. Домашняя живность обеспечивала некоторое подспорье в питании семьи, но не это было главным. Основное: домашней работой по хозяйству папа (да и мама тоже) снимал нервную перегрузку от сложной профессиональной деятельности хирурга. У хирургов принято снимать стресс алкоголем, многие спиваются и рано уходят из жизни, папа выпивкой не злоупотреблял. Сад, сарай, курятник, печка требовали серьёзных физических усилий и ежедневного внимания, но домашняя работа поддерживала его здоровье, позволила дожить папе до весьма солидного возраста.
   В Папенбурге папе занятий по хозяйству не хватало. Дошло до того, что папа начал подрабатывать, занимаясь рубкой-пилкой и складированием дубовых веток на месте будущего строительства дома. Начинали они вместе с дядей Отто, получили первый раз по 300 ДМ и дядя Отто отказался (мало хозяйка платит), но папа более упорный. Пока я был у родителей в августе 1994 г., выходил вместе с ним по утрам на эту тяжёлую для пожилого человека работу. Папа задыхался, но чувствовалось, что работа ему нравилась, напоминая разделку саксаула во дворе дома в Талды-Кургане.
   Ностальгия, тоска по Талды-Кургану преследовали папу до последних дней, помню как в апреле 2001 г. в очередной раз убеждал папу, что ситуация в Талды-Кургане изменилась и возврат к прежней жизни невозможен. Папа во всех бедах винил Ельцина, ненавидел его. Много мы с ним на эту тему говорили, после моих активных убеждений папа замолкал, но оставался при своём мнении. В чём я с папой согласен, с беспринципностью Ельцина в проблеме "русских немцев". Ряд непродуманных (?!) выступлений Ельцина и немцы Казахстана и Сибири, включая русских и наполовину русских членов семей, лавиной ринулись в Германию. А власти России в начале 3-го тысячелетия "чешут затылок", как изменить демографическую ситуацию, откуда привлечь рабочую силу. Правители России в 18 веке организовано привлекали квалифицированную рабочую силу из Европы, а нынешние беспомощно наблюдают неконтролируемое заселение России нищими неграмотными выходцами с Юга и Востока (китайцы, вьетнамцы, афганцы, азербайджанцы, курды...), стимулирующими развитие криминального бизнеса, нелегально переправляющими в родные страны миллиарды долларов.
   Отвлёкся на большую политику, прошу читателя простить, обидно за "русских немцев". Возвращаюсь в родительский дом.
   Каждый член семьи имел за столом своё место, моё место рядом с папой, сбоку. У папы своя кружка, которой никто не пользовался. Если папа отсутствовал, мама предлагала занять место во главе стола мне. 7 апреля, через 2 дня после похорон папы в телефонном разговоре с тётей Мартой до глубины души затронула фраза: "Сидим пьём чай (поминки), а папы не хватает на своём месте". В своих семьях пытался внедрить нечто схожее, по крайней мере, имею постоянное место за столом (ежедневным и праздничным). С персональной кружкой сложнее, дети старались и стараются пользоваться ей, а в результате, постоянно разбивают.
   Папа за столом непривередливый, но отдельные его привычки в семье знали. Не любил говядину (куры, свинина, баранина, кролики - да, говядина - нет). Раньше не задумывался, может быть, это шло с детства, когда корова являлась единственной кормилицей большой семьи. Не ел овощной салат со сметаной, для него мама специально готовила с растительным маслом. Можно, наверно, ещё что-нибудь вспомнить из необременительных для семьи привычек папы.
   Я с детства много читал, любовь к газетам привил мне папа. Сколько помню, в нашей, моей семье выписывалась газета "Известия", теперь я член клуба "Известий" с личным номером, регулярно отправляю в редакцию реплики и получаю ответы. Несколько раз в семье родителей приступали заново к созданию домашней библиотеки. Богатый набор медицинской литературы, множество подписных изданий. Хорошие собрания сочинений публиковались в качестве приложения к журналу "Огонёк", который тоже выписывали "вечно". Масса приключенческой литературы. Бросили книги в Челябинске-40, бросили на Колыме, бросили в Талды-Кургане при переезде в Германию. В последнем случае часть книг папа раздарил внукам из Тюмени, несколько собраний сочинений забрал я в Томск (Стендаль, Голсуорси, Бунин, Вересаев) и сейчас они стоят перед моими глазами в кабинете. Остальное роздано знакомым и соседям. Я не помню папиных литературных предпочтений, скажем, на видном месте стоял "Краткий курс ВКП (б)" под редакцией Сталина, 1946 года издания. Помню ненависть папы к известному писателю Эренбургу. Наверно, это отрыжка военных лет, когда трудармейцев, советских немцев, выстраивали и заставляли хором повторять текст националистической листовки Эренбурга "Убей немца!" Такие изощрённые издевательства забыть невозможно.
   Два воспоминания из детства.
   Я благодарен папе, что летом 1955 г. после 7-го класса он взял меня в поездку к родственникам на Урал (впервые после войны это стало возможным). Челябинск, Копейск, Соликамск, Кизел - наши остановки, да и поездка по центральному Казахстану через недавно открытый участок железной дороги Моинты-Чу и вдоль Урала чрезвычайно познавательна. Имеется фото из Соликамска: три брата (Гельмут, Роберт, Отто) и я, четырнадцатилетний, за столом. Отлично видна общая порода (по деду Христиану), матери отца и его братьев разные. Впервые я выпил рюмку водки. Противно, опьянел сразу (слава Богу, женщин рядом не было).
   Папа практически меня не бил, запомнил два случая рукоприкладства. Один раз папа порол меня прутом, когда застал курящую компанию третьеклассников в сарае (только недавно сарай восстановили после пожара). Орал я, конечно, но не от боли. Второй случай произошёл где-то в 8-9 классе, папа пытался меня рукой ударить (не помню, за какую дерзость), попал по фотоаппарату и тот полетел на цементный пол веранды. Обошлось! "Зоркий" уцелел, лопнул только светофильтр. В основном, наказания сводились к словесным внушениям, в 6-9 лет ставили в угол, иногда на коленках.
1955 год. Соликамск. Сидит семья дяди Роберта. Справа стоит дядя Отто. []
1955 год. Соликамск. Сидит семья дяди Роберта.
Справа стоит дядя Отто.
 
   В 1971 г. я в течение трёх месяцев отращивал бороду, папа - единственный близкий человек, открыто одобривший мою попытку несколько изменить внешность. Интеллигентского вида борода ему понравилась.
   Помню взвешенную мудрую реакцию папы на мою связь с Владой летом 1973 г.: "Мало ли что в жизни бывает, зачем жене сразу говорить!?".
   Папа не имел репутацию человека, облизывающегося при виде красивой женщины, в отличие от многих известных мне хирургов, работавших вместе с родителями. Одна мамина версия о "некоей рыжей" в конце войны многократно описана. Вместе с тем утверждаю, папа при скромных габаритах, рост не достигал 170 см, был сильным мужчиной (не в смысле подъёма тяжестей). Как я поразился, случайно увидев простынь папиной постели в характерных пятнах, папе далеко за 70, мама спит в другой комнате. Много раз рассказывал я в подходящей ситуации о сильном мужском начале, пытаясь объяснить продолжительность жизни папы. Сейчас, когда мне идёт 62-й год, увиденный факт не удивляет, только подтверждает ранее сделанное предположение.
   Мои жёны (Нина, Надя) хорошо воспринимали папу, контрастно по сравнению с отношением к маме. Никогда не задумывался, является это проявлением общечеловеческой закономерности, скорей всего именно так. В минуты конфликтов тыкали в нос: "если бы ты был такой, как папа!" Папа вёл себя с невестками ровно, своё отношение мне редко высказывал, хотя мнение имел, в целом поддерживая мою позицию в семейных конфликтах. Я старался беречь нервы родителей и редко доводил отрицательные эмоции до родителей, чаще информация поступала к ним через родственников. Словесная эквилибристика с использованием "фашистов", "гестаповцев" ему очень не нравилась, однако, насколько я знаю, папа невесткам по этому поводу внушения не делал.
   Редко (очень редко) папа давал советы, как мне вести себя в семье. Запомнил телеграмму папы весной 1978 г. с просьбой воздержаться от брака с Надей.
   Папа обожал внуков, причём говорил, что будет с ними заниматься, когда начнут ходить. Сохранились фотографии, как молодой дед Гельмут с удовольствием ходит в Талды-Кургане на демонстрацию с маленькой Эльвирой, гуляет с ней.
   В 17 лет я "вылетел из родительского гнезда", но дни рождения папы никогда не забывал. Приезжал (22 апреля - время не отпускное) на юбилейные даты 55, 60, 65, 70, 75, 80, на 85 приехать не смог (безработный, денег нет). Помню, как мучительно подбирал подарок к папиному 60-летию, специально заказал лучшему тюменскому художнику сделать копию фрагмента огромной картины религиозного содержания великого мастера средневековья Кранаха (букет цветов). Каждый раз, приезжая в Талды-Курган или Папенбург я любуюсь подаренной картиной, ей уже 28 лет, а как будто вчера написана. Запомнил и поездку на 75-летие, практически обкатывали новый Москвич 2141, за рулём по очереди я и зять Андрей Петров, Надя - пассажир, двигались без ночёвок (1840 км в один конец). Вообще мне нравилось ездить в Талды-Курган на машине, первый раз (ВАЗ 21013) это случилось в июле 1987 г., когда мы с Надей, Юлией и "штурманом" Юрой Слижовым приехали на золотую свадьбу родителей.
   Папа тоже приезжал на мой 50-летний юбилей в 1991 г. (вместе с Вельдой). Кстати, папа и в преклонном возрасте остался лёгким на подъём, неоднократно приезжал к нам, ездил и в Тюмень на свадьбу Игоря в 1989 г. Несколько раз порывался приехать погостить в Томск даже из Папенбурга, однако желания пресекались мамой под предлогом слабого сердца папы.
   Сколько я помню, папа всегда имел проблемы со здоровьем, мама настойчиво и безуспешно пыталась бороться с интенсивностью его курения (две пачки в день). Запомнил я даже папин аппендицит в 1950 г., специально привезённый профессор из "большого" Челябинска насмешил маму (стояла рядом с операционным столом) на много лет вперёд.
   Первое тяжелейшее заболевание, связанное с дефицитом йода в организме - Базедова болезнь - проявилось в 1957 г. Помню опухлость папы, его раздуло так, что все костюмы оказались малы. Длительно лечился в лучших клиниках Алма-Аты и Москвы, на курорте в Кисловодске. Постепенно медицина привела папу в рабочее состояние, но поддерживающие таблетки он принимал горстями до последнего дня жизни.
   В 70-е у папы начались серьёзные проблемы с сердцем. Помню май 1971 г., я приехал в отпуск раньше обычного, а папа - на больничном из-за сердечных болей, правда, до инфаркта тогда не дошло. Зафиксированный инфаркт миокарда - 1977 год, через год - повтор, меня вызывали в Талды-Курган в ожидании неблагоприятного развития болезни. Слава Богу, обошлось! И, как говорят в спорте, у папы наступило второе дыхание.
   В конце 80-х у папы начались проблемы с глазами, один практически не видел. Операцию ему делали в Томске, в клинике Савиных. Сначала папа недоверчиво отнёсся к результатам, жаловался на некоторое жжение в глазу. В Папенбурге немецкие врачи сделали операцию на другом глазу, вот тут-то он оценил качество работы томского хирурга-окулиста, кстати, постоянно передавал ей привет. Во время моего последнего пребывания рядом с папой в апреле 2001 г. папа свободно читал, причём подчёркивал, что оперированный в Томске глаз видит лучше. В целом, папа скептически относился к работе местных врачей, по крайней мере, тех, с кем они с мамой вынуждены были общаться. Не буду оценивать папины суждения, так как медицина в Германии функционирует совсем иначе, чем в СССР.

28.06.1996 г. Папенбург. Маме 80 лет. []

28.06.1996 г. Папенбург. Маме 80 лет.

   Папа несколько раз уходил на пенсию, затем возвращался, окончательно оставил работу в апреле 1989 г., достигнув 75 лет. Зафиксированный трудовой книжкой стаж составлял 51 год и 6 месяцев.
   Смерть мамы стала трагедией для папы. Думаю, мне удалось немного папу поддержать, оставаясь рядом с ним в течение недели после похорон. Раз за разом он вслух возвращался к одной мысли: "Почему я ещё живу?". Позже, со слов Вельды, я узнал, что после моего уезда, папа бросил принимать таблетки, упомянутые выше, пытаясь вызвать финальный кризис организма. С большим трудом через 2 недели его удалось уговорить возобновить приём профилактических лекарств.
  

31.07.1997 г. Папенбург. Утром с бриллиантовой свадьбой поздравляет пастор. []

31.07.1997 г. Папенбург. Утром с бриллиантовой
свадьбой поздравляет пастор.

  

День похорон мамы. Рядом сестра Вельда с сыном Эдиком. []

День похорон мамы. Рядом сестра Вельда с сыном Эдиком.

Май 1998 г. Папенбург. На следующий день после похорон мамы. []

Май 1998 г. Папенбург. На следующий день после похорон мамы.

   Десятки лет, наблюдая за жизнью дружной пары родителей, я был уверен, что папа с мамой уйдут из жизни практически одновременно. Может быть, сказалось подсознательное влияние литературы или фольклора, может быть! Всевышний распорядился по-своему, папа пережил маму почти на 4 года.
   Надеюсь, мысль не является кощунственной, но папину смерть можно считать счастливой. Быстрая смерть за 19 дней до 88-летия, практически на ногах, в здравом уме - такое можно только пожелать себе.
   Счастливая участь папы - навсегда остаться рядом с любимой женой, с момента регистрации брака с мамой прошло почти 65 лет. Пусть земля им будет пухом!
   Когда я в мае 1998 г. летел на похороны мамы, в полудрёме сверлила мысль: хочу быть похороненным рядом с мамой. Увы! Даже просто положить цветы на могилу родителей, по-видимому, мне никогда не придётся, впрочем, чудеса иногда в жизни случаются.
   Со смертью папы оборвалась последняя нить, удерживающая меня в жизни. Теперь моя очередь встречи с Всевышним.
   Попытался окинуть взглядом всю жизнь папы. Что бросается в глаза? Папа прожил большую и тяжёлую жизнь, вырвался из ужасающей нищеты, поднял детей с их сложными семейными судьбами, достиг выдающихся результатов в профессиональной деятельности врача, хирурга. Гордился достижениями сына, включая доброжелательное отношение к литературному творчеству, внимательно следил за успехами шести внуков, пяти правнуков. Конечный результат - дети после ухода родителей оказались нищими (по современным понятиям, не голодают, как папа в 20-е), сын не имеет финансовых возможностей поехать на похороны, а у дочери остались крупные долги после проводов папы к маме. И это не вина папы, а беда эпохи, страшного 20-го века, сколько миллионов, миллиардов людей на планете, включая Российскую империю, оказались несчастными не по своей воле. Родители мечтали, что их дети будут жить лучше, теперь уже я мечтаю, чтобы мои внуки жили лучше, чем их дед и родители.
  

22.04.2001 г. Папенбург. Папе 87 лет. []

22.04.2001 г. Папенбург. Папе 87 лет.

   Удивительное совпадение: заканчиваю письменное дополнение к памятнику, который папа создал себе сам ("Так было!"), в день 88-й годовщины со дня его рождения. Поздравление с приложением эссе "Мама" я почтой отправил в Папенбург заранее, оказалось, за день до смерти папы. Рассчитывал выслушать папино мнение. Не удалось!
  

Томск, 03.04.2002 г. - 22.04.2002 г.

  
  
  
  
   9
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"