Полле Эрвин Гельмутович: другие произведения.

Правда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кому нужна правда? Всем! Никому! Правда историческая, правда производственная, правда семейная...


Правда

   Кому нужна правда? Всем! Никому!
   Идея эссе возникла 03.05.04 г., через сутки после неприятного по смыслу (не по форме) короткого телефонного разговора с престарелой тётей из Папенбурга. Тётя Марта без слышимых эмоций поздравила с праздником, сообщила о прочтении присланного ей эссе "Прощай, Германия!", выясняла, чем я сейчас занимаюсь, и просила не писать о прошлом. Дескать, и так внуки из моих книг узнали, что их мать Эльза родилась не от дяди Вани Пеннер. Я пытался доказать тёте Марте ещё при последней личной встрече в январе 2004 г., что внуки прекрасно понимают, не могло быть общих детей у женщины и мужчины, два десятка лет живших в тысячах километров друг от друга, да ещё под контролем спецкомендатуры. Диалог глухих. Фактически закрыт ещё один адрес в Германии, куда я посылал принтерные распечатки фрагментов "Мозаики" с дарственной подписью. Надеюсь, продвинутая молодёжь из числа родственников в Германии, не совсем забывшая русский язык, будет читать мои мысли в интернет-библиотеке.
   Внимательный читатель "Мозаики" уже мог встретить сетования, что с появлением новых фрагментов, увеличивается количество недовольных среди близких мне людей, хотя ни в одном случае и в мыслях не было желания кого-то унизить, очернить. Стремление писать правду о себе, близких родственниках и друзьях не всегда адекватно воспринимается именно теми, о ком идёт речь. Многое из того, что открыто обсуждается семейным кланом, плохо воспринимается, когда факт "переносится на бумагу". Скажем, я процитировал ("Отец и сын") часть письма мамы, как ей трудно справляться с правнуком Алёшей, "легче пешком на кладбище пойти". Обычная житейская ситуация, когда неопытная молодая мама, в данном случае моя дочь Эльвира, считает себя более загруженной и усталой, чем бабушка. Я же цитатой без комментария хотел подчеркнуть мысль о необходимости более уважительного отношения к старшим. Первой резко отреагировала мама, с появлением очередных фрагментов "Мозаики" круг недовольных расширился. Дошло до того, что 40-летняя Эльвира отказалась получать на почте и вернула отцу эссе "Крах". Однако камертоном для меня являлось отношение папы, по несколько раз прочитывавшего присылаемые "творения" и одобрявшего их, за исключением одного ("Очищение"). Ушли из жизни родители, несколько раз в "Мозаике" я затрагивал тему их постоянной помощи родственникам и как ситуация изменилась после переезда в Германию ("Мама", "Прощай, Германия!"). Эта правда уколола и уважаемых мной тётушек, хотя открыто опровергнуть написанное они не могут.
   Решив объясниться начал собирать соответствующие мысли "в кучку" и ужаснулся неподъёмности темы в рамках личной "Мозаики". Что такое "правда"? По старой привычке начал с фундаментальных источников. Словарь русского языка Ожегова: "Правда - то, что соответствует действительности, истина". Советский энциклопедический словарь 1980 г. вообще не объясняет понятие "правда", только рассказывает о газетах с использованием этого термина. Зато разъясняет, обширный текст опущу, понятие "истина": объективная, субъективная, относительная...
   Газеты "Правда", областные "Правды", районные "Правды" и множество других "Правд" создавались для идеологического промывания мозгов населения в нужном направлении и действительно имели (имеют) мало общего с понятием правды как истины. Спекулятивное использование понятия "правда" далеко не безобидно. Не случайно в советские времена появился ярлык "правдоискатель", для носителя которого полностью исключалось серьёзное продвижение по служебной лестнице. Вспоминаю рассказы Гены Неупокоева, как в начале 70-х в минхимпроме шарахались от правдоискателей, как от чумных. Но и в 90-е годы один, ортодоксальный воспитанник советского времени, некий Колесниченко, затаскал меня по судам, высказывая "правду" и пытаясь добиться справедливости. Кстати, в российском менталитете понятия правды и справедливости находятся близко. Вспомним классику: "Нам с Вами по четыре тысячи, а Балаганову две. Он и на две не заработал. - А Козлевичу?"
   Уважаемый читатель! Родственник и не только! Напоминаю, эссе ограничивается ощущениями человека за 60, воспитанного советской властью и родителями в стремлении к честности по отношению к собственному труду. Никаких попыток философского осмысления темы. Впрочем, вспоминаю 1961 год, 4-й курс университета, первые достаточно интересные лекции по философии (диалектический материализм) и нудное многократное прокручивание лектором (Фурман) одной темы: главное правильно поставить вопрос! Почему память выхватила этот момент? Хочет подсказать, не за своё дело взялся? Возможно и так! Но позицию свою изложить считаю необходимым. Ещё раз подчеркиваю, в настоящем эссе я попытаюсь рассмотреть микроскопическую долю огромной темы правды (истины) и её освещения через свои личные ощущения.
   Итак, кому нужна правда? Казалось бы, простой вопрос и напрашивается очевидный для воспитанного ребёнка начальной школы ответ. В реальной жизни ответ может звучать так: всем и никому! Именно, между "всем нужна правда" и "никому не нужна правда" лежит всё многообразие вариантов востребованности понятия, включая сакраментальные татуировочные надписи на груди зэков.
   Подойдём с другой стороны. А достижима ли абсолютная правда? Если исходить из понятия "правда" по Ожегову, то нет, как и истина. Ведь истина - недостижимый предел познания. Здесь мы попадаем в теоретические дебри, оставим для философов.
   Правда многолика, в любом случае мы сталкиваемся с правдой факта и правдой освещения факта. Правда и ложь всегда ходят рядом. Самая эффективная ложь - полуправда, когда умолчание части достоверной информации превращает правду в ложь. Это один из самых эффективных приёмов демагогов всех времён и народов. Только в новейшей истории Россия пережила Ленина, Гитлера, Сталина, Хрущёва, а на поверхность всплывает новое поколение политических демагогов, достаточно напомнить Жириновского и Рогозина. Люди видят и слышат то, что они хотят увидеть и услышать и их это устраивает. Надоела война? Конец войне! Трудно живётся рабочим и крестьянам? Заводы рабочим, земля крестьянам! Ущемлено национальное достоинство? Немцы - высшая раса, недочеловеки будут уничтожены! Сталинская конституция - эталон композиции из правильных слов принимается в пик геноцида собственного народа, мы видим в хронике тех лет счастливые лица советских людей, причём не только в "официозе", но и в семейных фотоальбомах. Крокодиловые слёзы генеральского сынка Рогозина по поводу притеснения русских в странах Балтии не сопровождаются хотя бы упоминанием о тысячах и тысячах репрессированных латышей, эстонцев, литовцев, со сломанными судьбами и которые не имеют реальной возможности вернуться на свою родину. А ведь после войны Прибалтику искусственно заселяли русскими.
   Перед глазами семья Приживойтс. В 1949 г. мать (баба Броня) с тремя детьми завезли в сельскую глубинку Томской области. Младшему ребёнку Ане (сейчас это моя сватья, мать мужа младшей дочери Юли) было 8 лет, она не могла в первый год пойти в школу, так как не знала ни слова по-русски. Баба Броня вырастила детей одна (муж где-то сгнил в лагерях), все работали до пенсии и были на хорошем счету в трудовых коллективах. Теперь Ане и Зине далеко за 60, старшему Ивану за 70. Выросли дети и внуки от смешанных браков. А они, дети-латыши, сосланные в Сибирь в 1949 году, проживают в нищете, гораздо хуже, чем русские пенсионеры в Латвии, получают мизерную прибавку к пенсии как репрессированные. Родительский дом в Латвии разобран и продан по брёвнам, ехать им в Латвию не на что и некуда, даже в гости. Вот это другая сторона правды, освещаемой демагогом Рогозиным как геноцид русского народа. Что-то никто из русских не собирается переезжать из Риги в Россию, тем более, в Сибирь.
   Бывает, и очень часто, когда человек не в состоянии отличить правду от лжи, особенно, в случаях сознательно направленной лжи или в случаях сокрытия достоверной информации. Посмотрим на историю, высоко вверх, "на облака", в ту сферу, которая так интересует обывателя. Монархи. Сотни лет описываются, скажем, французские и британские династии и постоянно публике предъявляются какие-то новые, ранее неизвестные факты. Думаю, не случайно, в Англии некоторые тайны, касающиеся королевской семьи, остаются официально засекреченными веками. В России ситуация не лучше, только беспорядка больше, в том числе и в архивном деле. Желание скрыть от народа неблаговидные поступки в сфере государственного управления приводило ещё в глубокой древности к уничтожению носителей секретов или "правильному" переписыванию летописей. Некоторые тайны ушли навсегда, создавая обширное поле для литературных импровизаций популярных авторов (Дюма, Пикуль) и не очень. Когда берутся за дело гениальные литераторы, то историкам-профессионалам веками не удаётся довести до общества правду. Большинство россиян после пушкинской трагедии "Моцарт и Сальери", основанной на одном из мифов, так и не знают, что Сальери не имеет отношения к смерти Моцарта. Наверно, есть историческая справедливость, что гениальный Пушкин не успел изложить своё видение пугачёвского бунта, ведь в "Капитанской дочке" создан откровенно положительный образ бандита-самозванца.
   За последние полтысячи лет единицы российских правителей умерли естественной смертью. А как "исчезали" претенденты на престол? Благодаря художественным произведениям широкая публика знает о жестокой смерти прямых наследников Ивана Грозного и Петра 1-го, но это ведь "вершина айсберга". Рано или поздно истина выходит на поверхность общественного внимания (не всегда!), другой вопрос, что жизнь человеческая коротка. Более или менее достоверно сейчас освещается жестокое умерщвление Павла по команде собственного сына, но ведь современники знали о смерти монарха от апоплексического удара.
   Мало того, что скрывается истинная причина смерти, но цареубийцы (как и обычные уголовные убийцы) пытаются сохранить собственное лицо, очерняя, сознательно искажая предыдущую деятельность убитого, стараются внедрить в сознание общества представление об усопшем как дегенерате. Кстати, политическая смерть Хрущёва - не исключение.
   Ещё один яркий исторический пример (вообще-то для России более характерно использование ядов) - свержение и убийство отца Павла Петра 3-го любовниками Екатерины, а затем формирование из немецкой шлюхи образа Великой. Уважаемый читатель! Обратите внимание, в начале 21 века в России часто вспоминают Екатерину, как положительный пример руководства России, по-моему, даже чаще, чем великого реформатора Александра 2-го. Может быть потому, что у неё была своя "рукотворная Чечня" (пугачёвщина), свои "миротворцы" (что искал в Альпах Суворов?), проводилась централизация власти, укреплялась цензура...
   Помню, в каком карикатурном виде подавались на уроках истории в школе фигуры Петра 3-го и Павла 1-го (вторая половина 20-го века!). С другой стороны, обозначены историческими фаворитами сталинской пропаганды коллаборационист Александр Невский (никакой битвы с тевтонскими рыцарями на Чудском озере не было, 4 раза лично ездил на поклон в Золотую Орду). Иван Грозный залил кровью Россию, вспомните трагедию Новгорода, Малюту Скуратова с бандой опричников, прообразом ВЧК - НКВД. Пётр 1-й, проявлявший безграничную жестокость для достижения поставленных целей, включая создание на болотах новой столицы России, не считаясь с желанием общества и огромными (до 10% населения России) человеческими жертвами.
   В это же время мне попала в руки эпопея Шишкова "Емельян Пугачёв", больше всего поразило описание смерти Петра 3-го. Не уверен, что точность воспроизведения Шишковым соответствует ныне известным историческим фактам (книгу читал полвека назад), но где-то в те времена я начал задумываться, нельзя всё, что читаешь, принимать за "чистую монету", т.е. за правду. Постепенно, приучился любую информацию: устную, письменную, телевизионную не принимать на веру без последующего анализа с привлечением дополнительных источников информации.
   В 1991 г. вскрылись секретные партийные архивы, часть ужасающей правды о Ленине, его призывах к физическому уничтожению целых слоёв общества. Сколько ленинских документов, высказываний было засекречено! Очень быстро часть документов разворована, к остальным резко ограничили доступ. Власти считают, что люди должны получать дозированную правду, иначе не так поймут. А вот кто дозу определяет?
   Помню, когда Хрущёв начал разрушать миф о Сталине, моя бабушка (дед исчез в 1937 г.) всё повторяла, если бы Ленин был жив, они бы так не пострадали. Во всём Сталин виноват! Бабушка умерла в 1962 г. и не дождалась очередных "поправок" в историческую правду. Наглядный пример эффективности пропаганды в советские времена.
   Сейчас много говорят о главной опасности терроризма и его происхождении. Но посмотрите на Россию 100-130 лет назад. Россию сотрясал терроризм, а в гражданскую войну и после кто главные организаторы террора? Ленин, Троцкий и их приближённые, не нужны им даже стали "теоретические" террористы в виде партии эсеров. Чуть позже на главную роль в страшном терроре выдвигается лично Сталин. Но и дальше руководство СССР не забыло о терроре, международном терроре, питая, обучая, вооружая напрямую или через ГДР и других сателлитов "красные бригады", палестинских террористов Арафата, курдских террористов, южноамериканских и африканских авантюристов. И нынешняя болтовня руководителей России про международный терроризм в части, касающейся Чечни, детский лепет власти и только подчёркивает низкий уровень интеллектуального обеспечения системы управления государством.
   Сегодня 11 мая 2004 г., только что отпразднован очередной День Победы "со слезами на глазах", праздничным салютом и убийством президента Чечни Кадырова. Как всё это относится к теме эссе? В конце апреля радиостанция "Эхо Москвы" проводила опрос, большинство позвонивших радиослушателей и пользователей интернета уверены, что не знают правды о войне.
   Имеется огромное число источников, содержащих информацию о войне, множество мемуаров полководцев. Жуков, Конев, Чуйков... Они легко читаются (по-видимому, обработаны профессиональными литераторами), вводят в стратегию замыслов, показывают штабные интриги. Авторы стараются побольше написать о контактах со Сталиным, одновременно прямо или косвенно пытаются лягнуть соратников аналогичного уровня и выпятить собственную роль в Победе. Потери? Да причём тут потери, когда к 1 мая надо водрузить знамя над рейхстагом. Сотни тысяч советских солдат ради полководческих амбиций бессмысленно погибли, когда судьба Берлина и Германии была решена. Советские полководцы не любят говорить о потерях, пытаются эту сторону ответственности (чувствуют ли свою?) переложить на Сталина. Верховный главнокомандующий несёт ответственность за всё, но почему военные потери советской армии в живой силе в три раза (по некоторым данным гораздо больше) превышают потери гитлеровцев? Правду пишут полководцы? Не сомневаюсь, только не всю. Если ориентироваться только на воспоминания высшего генералитета, картина войны не намного отличается от показанной в фильме "Падение Берлина".
   Другие стороны правды о войне показывают те, кто воевал в окопах: Некрасов, Василь Быков, Астафьев... Именно в их произведениях видна страшная правда о войне для ЧЕЛОВЕКА, маленького конкретного человека.
   Несколько воспоминаний фронтовиков, лично мной услышанных буквально перед Днём Победы и имеющих отношение к правде освещения войны. Баня. Обычная муниципальная баня для нищих. Каждую субботу утром там появляются 1-2 фронтовика, примерно 80 лет. Я всегда слушаю их воспоминания с "открытым ртом". Рассказывают, как правило, то, что мне не приходилось встречать в литературе. И больше из последних месяцев войны. Как целую армию после полугодового сидения в окопах перед наступлением освобождали от вшей. Как придя в дом (западная Польша) и не найдя хозяев разведчики прямо в огороде расстреляли 15-летнего их сына. Как танкисты в сопровождении пехоты въехали на мост, навстречу шла колонна немецких солдат сдаваться, танкисты поехали прямо по людям. Старик-ветеран рассказывал, как его рвало при виде человеческого месива, кишок... Приведу короткую цитату из интервью бывшей военнопленной Евдокии Тимофеевны Койновой, силой обстоятельств оказавшейся домработницей немецкой пары с двумя детьми в небольшом городке под Берлином ("Аргументы и факты", N18, 2004 г.).
   Советские войска были на подступах к Берлину, хозяйка волновалась и часто спрашивала меня: "Кия, что с нами будет, когда русские придут?" Я её успокаивала: вы же хорошие люди, значит, и к вам отнесутся хорошо. Сначала в городок пришли разведчики, потом по улицам ехали наши солдаты на машинах и пели задорные песни. Потом пришли танкисты, грязные и злые. Они бушевали дня три, врывались в дома, забирали украшения, часы, ткани, шубы. У моих хозяев посуду разбили, перины распороли. Хозяйку изнасиловали, а мужа убили.
   Ниже будет понятно, с какой целью приведена данная цитата, а пока я продолжаю "спускаться на землю" и затрону проблему правды в научно-производственной сфере.
   Я пришёл в производственную сферу из вузовской науки, бросив её, возможно, зря, в 36-летнем возрасте на стадии необходимости оформления докторской диссертации. В науках, особенно точных, стремление к истине управляет исследователем, бывают сознательные искажения результатов, но редко, истинный научный работник дорожит своим именем. Повышение научной квалификации и подъём по служебно-административной лестнице жёстко не привязаны, т.е. далеко не всегда наиболее эффективный учёный становится административным руководителем высокого ранга. К сожалению, умные люди много усилий тратят на подковёрную борьбу за ресурсы (дипломники, аспиранты оборудование, реактивы, командировки...), приоритет, влияние на руководителей; зачастую конфликты в научном коллективе напоминают поведение пауков в стеклянной банке. Человеку со стороны совершенно невозможно понять, кто прав, кто виноват. Учёный с периферии, не обеспечивший себе "научную крышу" в центре, не имеет шансов в документальном повышении научной квалификации выше кандидата наук. Мой личный опыт - найти здесь правду невозможно, а вот здоровье потерять элементарно. В науке, в частности, в химической, иногда исследователь забирается так глубоко, что даже рядом работающий научный специалист не понимает в деталях тонкости процесса и результатов. Научные доклады на семинарах кафедры зачастую напоминают ликбез малограмотных, что далеко не всем участникам семинара нравится. А отсюда сплошной субъективизм (наиболее характерны рассуждения об актуальности тематики) при оценке конкретных работ и возможности манипуляций при выдвижении, продвижении... В результате вверх в научной иерархии двигается более пробойный (отнюдь не синоним понятиям "талантливый" или "умный") научный работник. Начинающий научный работник ("Труд") пытается искать правду, "трепыхается", дальше плывёт по волнам жизненных обстоятельств. Говорю не только о себе. Тюменский друг Витя Кучерюк, специалист в области строительной механики, несколько раз пытался в Москве защищать докторскую диссертацию, наконец, плюнул и продолжает спокойно работать профессором, кандидатом наук. Хорошо знаю я и женщин, которые с 3-4 раза "пробивали" Москву с использованием всех личных резервов, и всё-таки стали уважаемыми докторами химических наук, причём в близкой к моей тематике. Публичное унижение не для меня.
   В производстве многое не так. Не те взаимоотношения. Более открытые. Интеллектуальной подковёрной борьбы почти нет. Кем-то (равным по рангу) сильно недоволен, отправляешь его на три буквы, что невозможно представить в научной сфере. Кстати, сам я использую в речи мат с раннего детства, не считаю это достоинством, просто констатирую. В производстве без мата нельзя, не понимают. Я редко использовал мат по отношению к подчинённым, особенно, низко расположенным в служебной иерархии, чаще при контактах со смежниками, строителями, монтажниками, ремонтниками.
   Мне посчастливилось придти на комбинат в самом начале строительства и проработать на нём почти 21 год. Конец 70-х. Большинство в коллективе охвачено энтузиазмом, не намного отличающимся от энтузиазма наших родителей в 30-х. Собираются за столом взрослые опытные мужики, вызовники, приехавшие с разных химических предприятий СССР. Море водки. Разговор за столом один: мы пустим полипропилен. Подчёркиваю, не о женщинах, не о футболе, а только о работе. И это правда! Не все из них выдержали до конца, кто-то оказался не способен перейти от штурмовщины строительства к нормальной стабильной сменной работе предприятия. По ходу пуска новых производств вместе с численным ростом коллектива происходит постепенная замена энтузиастов первого периода на более прагматичный контингент. На комбинате высокая аварийность, раз за разом ведущие специалисты, руководители подразделений "наступают на одни те же грабли", причём без конца слышатся претензии в адрес создателей комбината, типа "как можно такое производство было пускать".
   Не открою Америки, советская система хозяйствования - система коллективной безответственности. Чего проще свалить собственные недоработки на "объективные" обстоятельства, предшественников, проектировщиков, ремонтников, снабженцев... Всё это и многое другое я попытался в 1996 г. изложить в объёмной книге с длинноватым названием "Томский нефтехимический комбинат. Хроника. Субъективные заметки директора научно-исследовательского центра". В качестве канвы "Хроники ТНХК" использованы личные рабочие ежедневники. Книга снабжена фамильно-справочным указателем, включающим более 1000 человек, с которыми приходилось сталкиваться (от генсека Горбачёва до рядового лаборанта). Старался писать честно, регулярно подчёркивал, высказываю личное мнение. Распечатал на принтере и отправил экземпляры бывшим директорам комбината Гетманцеву и Хандорину. Томич Хандорин не посчитал целесообразным открыто высказать своё отношение к подготовленному к публикации труду, правда, я этого и не просил. Через месяц Гетманцев по телефону из Москвы обстоятельно изложил своё одобрительное мнение, обещал помочь финансами при печати книги. Неожиданно слышу: а зачем ты Поморова упомянул более 50 раз? Поясню, Поморов - один из партийных лидеров области, постоянно занимался комбинатом. Объясняю, это же было! Не убедил.
   Казалось бы, незначительный факт ревности первого директора по отношению к партийному надзирателю заставил задуматься. Конечно, у меня и мысль не возникла что-то в тексте переделывать. Как же у нас народ привык: если хвалить, так превращать в ангела, критиковать, так до почернения. Примерно через полтора года, в процессе моего выдавливания с комбината ("Увольнение") Хандорин косвенно показал недовольство, что в хронике я позволяю себе высказывать собственное мнение. Крупный специалист в области атомной промышленности обиделся, что я показал, очень мягко, его непонимание роли отраслевой науки в большой крупнотоннажной химии, сознательное раздувание конфликтов с "Пластполимером" (Ленинград, Грозный, Новополоцк), головной научной организацией Минхимпрома по полипропилену и полиэтилену.
   Слух о написанной мной "Хронике ТНХК" разлетелся по комбинату и вызвал большой интерес. Жанр книги мне самому не понятен. С одной стороны, точные даты, реальные действующие лица, документы, с другой, комментарии через большой промежуток времени (о роли мемуаров в истории я рассуждал в эссе "Искусство"), субъективные характеристики множества персонажей, недостаточная сбалансированность объёма изложения по конкретным темам. Планировалось издать иллюстрированный вариант к 25-летию ТНХК тиражом 3 тысячи экземпляров, специалисты издательства гарантировали самоокупаемость при цене 30 руб. за экземпляр (дело было до дефолта). Банкротство ТНХК, последующие служебные ("Увольнение") и личные ("Крах") неприятности отложили печатание на "потом". Я хорошо понимал и понимаю, книга, упоминающая живых, причастных к деятельности комбината людей, являющаяся не ностальгическим лубком, претендующая на часть реальной правдивой истории создания комбината, может быть неоднозначно принята.
   Моя тактическая ошибка, более 10 принтерных экземпляров разошлись по комбинату, вроде бы дарил уважаемым мной людям, но читали не только они, а главный инженер Горностаев вообще отдал подаренный экземпляр в музей ТНХК. В результате, среди доброжелательных откликов, появилось много недовольных на верхнем уровне руководства: не так осветил; мало осветил; вообще не упомянул; себя выпячивает.... Фамильно-справочный указатель, характерный для научных изданий, помогает фигуранту в течение нескольких минут выяснить, что о нём лично написано, а потом смотреть уже всё остальное. При больном самолюбии жди негативного подхода ко всему объёмному труду и к личности автора.
   А новому, постоянно меняющемуся руководству комбината вообще история создания комбината не нужна. Я дважды письменно обращался к руководителю ТНХК Губкину (с 2003 г. списочный депутат Госдумы) с просьбой издать книгу к 30-летию комбината. Увы!
   Вмешался его величество случай. 11.07.2003 г., на праздновании 20-летия завода метанола, я подошёл поздороваться с П.Г.Пронягиным, руководителем строительства ТНХК в самый сложные период. Поддерживающий Пронягина (последствия инсульта) директор завода метанола А.Г.Постоев пытался напомнить ему обо мне. Пронягин: "Да я знаю, это Полле! Книга его не должна пропасть!" Ещё что-то говорил приятное, оказавшееся неожиданным для Постоева. Весной 1999 г. Пронягин подписал мне свою книгу "Как начинался томский нефтехим.", а я ему свой принтерный экземпляр "Хроники ТНХК".
   Дальше начались действия в обход руководства комбината, через одного из сотрудников завода метанола, когда-то работавшего у меня в научно-исследовательском центре (в книге описан забавный эпизод, как аппаратчица била его тапком "по морде"). Тот согласовал с "верхами" завода (есть эпизод, в негативном свете показывающий директора), к 28 мая 2004 г., дню празднования 30-летия ТНХК, из типографии должны доставить 500 экземпляров. Маленький тираж (только на комбинате более 6 тысяч работников), газетная бумага, мелкий шрифт, блеклые фотографии, но это завершающая стадия большого и, смею надеяться, полезного для комбината и его сотрудников труда. Спасибо метанольщикам!
   В завершении "производственного раздела" вернусь к основному вопросу эссе. В "Хронике ТНХК" многократно описана отраслевая система расследования аварий, производственных неполадок, по своей изначальной идеологии отличная система предотвращения в будущей работе аналогичных неприятностей. При любой нештатной ситуации, приводящей к остановке оборудования, назначается комиссия по расследованию. Уровень комиссии зависит от тяжести происшедшего, чаще комиссии возглавляются главным инженером комбината или его заместителями, но иногда и заместителями министра и начальниками главка, если производство надолго остановлено. Комиссия собирает объяснительные, опрашивает участников аварийной ситуации, "ходит" вокруг места события, заседает, обсуждает, объясняется с Москвой. Всем нужна правда! Фактически же происходит сознательное искажение истины на всех уровнях: цех старается не показывать "свою задницу" заводу, завод комбинату, комбинат главку, главк министерству, министр правительству. Часто производственные неполадки связаны с несоблюдением персоналом регламентных инструкций, другой вопрос, что стабильная работа производства и скрупулёзное следование инструкциям редко совместимы. И это тоже правда. Проектная организация подготавливает и согласовывает техническую документацию как некий потенциальный щит для обороны при последующих разбирательствах, в результате, производственник всегда уязвим, а откровенные проектные "ляпы" выявляются в словесных спорах, но не "ложатся на бумагу". Коллективный уровень интеллекта проектировщиков несомненно выше, чем у заводчан, но шума в свой адрес они не любят и всегда стараются "потихоньку затушить пожар", если, конечно, вина производственников не очевидна. Малоафишируемая сторона правды. Даже после Чернобыльской катастрофы проектировщики ускользнули, переложив всю ответственность за трагедию на обслуживающий персонал.
   Чем тяжелее авария, тем труднее докопаться до истины. Система расследования декларирует необходимость найти конкретных виновников, но реально это никому не нужно, особенно когда убытки ощутимы в масштабах государства. Логика следующая. Условно допустим, оператор не удержал под контролем режим, произошла авария, завод метанола надолго встал, убытки исчисляются миллионами долларов. Немедленно вырисовывается цепочка ответственных лиц, напоминающая стоящие друг за другом костяшки домино: начальник смены, цеха, руководители завода, комбината, проектных организаций, главка, министерства. При попытках жёстко наказать кого-то одного, а пальцы всегда направлены в того, кто ниже стоит на иерархической лестнице, небольшой толчок, костяшки падают одна за другой, виновных "море". А кому это нужно? Вышестоящие организации заинтересованы в одном: быстрей запустить производство. Прилагаются героические усилия для ликвидации аварии. Как только производство вышло на стабильный режим, работа комиссии "спускается на тормозах", хотя форма соблюдается, появляются акт расследования, приказ о наказаниях и необходимости проработки причин производственной неполадки в каждом подразделении комбината. Некоторые начальники имели выговора десятками, у меня тоже несколько, причём абсолютно формальных: "должен был обеспечить". Всё движется по классической схеме: шумиха, неразбериха, поиски виновных, наказание невиновных, поощрение непричастных. Мне приходилось сотни раз участвовать в подобных комиссиях и в качестве рядового члена и председателя, уверенно могу сказать: полная правда о производственной аварии никому не нужна! Всех устраивает правдоподобие. В первую очередь скрывается (сознательно или интуитивно) роль в аварии обслуживающего персонала, малого и большого руководства, в лучшем случае упоминается "человеческий фактор". Однако в технических причинах аварии соответствующие службы предприятия пытаются досконально разобраться и это тоже правда.
   Уважаемый читатель! Спускаясь "с небес на землю", и попадая в сферу семейной правды, личной правды поступков и жизни конкретного близкого человека, чувствуешь: правда нужна всем и никому одновременно! Все любят слушать правду с отрицательным уклоном о знакомых, родственниках, но никто не любит слышать негатив о себе. Не потому ли так доброжелательно отношение общества к сплетням, взгляните на рейтинги современных российских СМИ, чем больше сплетен, тем выше рейтинг. Открываем Ожегова. Сплетня - слух о ком-нибудь, чём-нибудь, основанный на неточных или заведомо неверных сведениях.
   Вспомним отечественную классику, финальные сцены бессмертного гоголевского "Ревизора", публичное чтение письма заезжего проходимца. Весь присутствующий бомонд высмеян в гротескной манере, но как по-разному фигуранты реагируют, как пытаются избежать чтения мнения Хлестакова лично о себе и как радуются, слушая характеристики соседей. Кстати вспомнилась одна из морально-воспитательных заповедей: не хорошо читать чужие письма. В крови у человека, и далеко не все способны преодолеть этот соблазн, подглядывать в замочную скважину в попытках узнать какую-то новую, чаще негативную, правду о близких или знакомых.
   Любой семейный человек встречался с ситуациями, когда супруг(а) пытается высказать "всю правду" своей (своему) супруге(у) о её (его) личности. У меня было две жены ("Жёны") и периодически каждая пыталась с эмоциональным перехлёстом довести до меня то, что я прекрасно о себе знаю (сам, конечно, тоже не безгрешен, не об этом речь), но не желаю слышать. Семейные ссоры, временами, возникают из-за пустяка, но эмоциональный накал достигает предела, когда в ход пускается "тяжёлая артиллерия" в виде стремления объяснить супругу "правду о его личности". Одни супружеские пары не выдерживают систематического "испытания правдой" и расходятся, другие, более психологически устойчивые и физиологически совместимые, приспосабливаются и воспринимают "порцию правды" как очередной освежающий душ, не более того.
   Каждый интеллектуально развитый человек лучше знает свои недостатки, чем окружающие, но он ощущает внутренний дискомфорт, когда ему об этом напоминают, устно или письменно. Ну не нужна ему эта гласная правда, не нужна! С другой стороны, знать собственные недостатки и постоянно держать их под контролем - далеко не одно и то же, внешнее напоминание вовремя (если бы всегда так) встряхивает человека и идёт ему на пользу.
   В принципе, отношение к правде в семье не отличаются подходами от других сфер человеческого существования, только масштабы и запросы не те. Мне представляется здесь более существенной дилемма перед автором - правда какого-то события и целесообразность её освещения. Уже в процессе работы над настоящим эссе в интернете на солидном новостном канале обнаружил поразившую меня обширную информацию, касающуюся всем известной личности. Оказывается, в одной из коллекций, выставляемых в музейных экспозициях, представлен 30-ти сантиметровый пенис Григория Распутина. Правнук Распутина специально приехал из США в Санкт-Петербург, чтобы подтвердить подлинность экспоната, причём готов был публично раздеться и продемонстрировать форму и размеры собственного мужского достоинства. Как-то я себе плохо представляю, чтобы близкие родственники, лично общавшиеся с убитым Распутиным, могли позволить себе такое кощунство. А вот через несколько поколений, через век - пожалуйста! Подобный экспонат (если, всё-таки не подделка) косвенно помогает понять происхождение слухов о Распутине, как о сексуальном гиганте, не более того, а фактически используется в меркантильных интересах для привлечения публики. И это уже другая правда. Как только ещё не додумались для сравнения демонстрировать пенис мавзолейной мумии, сколько литераторов глубокомысленно смогли бы объяснять пробежки партийного лидера от Надежды к Инессе и обратно и мотивы жестокого поведения.
   При описании фактов семейной жизни, в отличие от производственной сферы, постоянно встаёт ещё одна серьёзная моральная дилемма: как совместить правду жизни и исключить вмешательство в личную жизнь конкретного человека. Что здесь первично?
   Составляя семейную, фамильную хронику, высказываю своё мнение относительно строго ограниченного круга фигурантов - родители, жёны, дети, тёти, дяди и их дети. Всё! Чем дальше от центра круга (выглядит нескромно, но в качестве канвы семейной хроники используется судьба автора), тем меньше попыток оценить те или иные действия, только упоминание фактических событий. И заметьте, читатель, я не обсуждаю чужие семейные отношения, только свои. Я уже писал в "Мозаике", какой жёсткий урок получила мама в 1966 г. после смерти дяди Павла, когда в старой тональности попыталась осуждать его прежнее поведение, считая, что поддерживает ранее постоянно жаловавшуюся тётю Мусю. Даже, когда я имею своё мнение, не всегда положительное, об отношениях с супругами сестры, кузенов, кузин я никогда эту тему даже не пытаюсь открыть. Это личная жизнь, хочет человек, пусть сам напишет. Но есть факты жизни, которые касаются более одного, двух человек. Скажем, я не обсуждаю причин частой смены жён плодовитым кузеном Володей Ремезовым, ныне Вельк, только косвенно упоминаю ("Прощай, Германия!"). Зато показываю потребительское отношение Володи к Германии, непонятную любовь из Гамбурга к Путину ("он же вам пенсии повысил!"), т.е. говорю о том, что сам Володя не скрывает, во всеуслышание декларирует.
   Ещё дилемма: упоминание о случившемся факте и освещение деталей и мотивов происшедшего. Скажем, человек родился - для семейной хроники важнейшее событие. Родители и родственники, как правило, рады и готовы кричать о случившемся на весь белый свет. И это правда! Однако изредка сам факт рождения ребёнка в среде родственников и близких знакомых обрастает сплетнями, через которые очень трудно добраться, чаще невозможно, до истины. Много шуток бывает по поводу конкретных сроков родов, взрослый читатель умеет считать и понимает, какие здесь бывают нюансы. Причём нередко, сам свидетель, уже взрослые дети подшучивают над своими родителями. Сложней и неприятней ситуация, когда обсуждается состав фактической родительской пары, однажды это коснулось даже очень близкого мне человека.
   В молодости, на одной из пирушек в Барнауле, меня поразили откровения красивой женщины до 30, которая говорила о своём отсутствующем муже: "Пусть гуляет, имеет любовниц, но только, чтобы я об этом не знала". Т.е. мне такая правда не нужна! Это было около 40 лет назад, помню, задумался: а как она сама ведёт себя? Не факт, что также, но всё же... Возможно, современной молодёжи, значительно более раскованной и грамотной в интимной сфере, снабжённой огромным арсеналом контрацептивов, мои рассуждения кажутся наивными.
   Думаю, одно из самых сильных потрясений для мужчины, когда до него доходят слухи, что он не отец ребёнка. Бывает, мужчина знает об этом и молчит, так как любит жену, любит своего ребёнка и не надо ему другой правды. Вмешательство "общественности" приводит к эмоциональному срыву мужчины, очень часто заканчивается разрушением семьи, иногда более тяжёлыми трагедиями. Ещё один реальный случай в моём окружении. Тюмень, начало 70-х, индустриальный институт. Красивая и внешне счастливая пара преподавателей. Долго не было детей, считалось, у неё проблемы. Он - геолог, часто со студентами на практике. Наконец, она забеременела. Вдруг стало достоянием гласности, что геолог не может иметь детей, так как когда-то что-то отморозил. Жена мгновенно превратилась в мать-одиночку, со временем "пошла по рукам", муж и фактический отец ребёнка продолжали работать в институте, обоих быстро "подобрали". Печальная показательная история.
   Уважаемый читатель! Взгляните ещё раз на первый абзац эссе, не хочу повторяться. Пунктирно, только факты. Тётя Марта с сыном Рудиком во время войны вместе с бабушкой и ещё двумя сёстрами попала в Германию, дядя Ваня Пеннер в трудармию. Здесь, в Новосибирской области, он женился на русской женщине, значительно облегчив собственную жизнь в трудармии. После войны тётя Марта с сыном попала в Котлас Архангельской области, затем принудительно переселена в село Глубокое Кокчетавской области. Здесь родилась Эльза (от районного хирурга, со слов самой тёти Марты). Уже с двумя детьми тётя Марта переехала к сёстрам в Талды-Курганскую область. Эльзу она отдала на воспитание своей тёте Агате ("Отец и сын") в Щучинск Кокчетавской области. Во второй половине 50-х (точнее не помню) умерла вторая жена дяди Вани, он вернулся к тёте Марте только через несколько лет, в 60-е, после того, как произошёл первый психический срыв у Рудика, в 1971 г. покончившего жизнь самоубийством. С тех пор тётя Марта и дядя Ваня не расставались до его смерти в Германии.
   Как можно серьёзно воспринимать упрёки тёти Марты, что я раскрыл семейные тайны, если муж внучки, которая "ничего не знала", в Германии сначала сменил свою фамилию Шушунов на Пеннер, а затем ещё раз на Вельк (фамилия моего деда по матери).
   С возрастом, с опытом человек, хочет он того или нет, вступает на стезю морализаторства. Старается учить детей, внуков, правнуков как надо себя вести в тех или иных ситуациях. Как правило, человеческая память прячет куда-то очень далеко весь собственный негатив, оставляя на поверхности положительные поступки, эмоции... Человек не хочет слышать (читать) напоминания о каких-то прошлых не очень приятных моментах, старается создать некую легенду о собственной жизни. При этом упускается из виду, что человек, даже в солидном возрасте живёт не в вакууме, какие-то серьёзные события семейной хроники передаются от поколения к поколению, независимо от желания конкретного человека, превращаясь в мифы со специфическими издержками.
   Женщина не хочет напоминаний о групповом надругательстве над ней воинами-победителями в конце войны, не хочет, чтобы об этом знали дети, родившиеся много позже, внуки. Но, уверен, воспитательное значение подобной правдивой информации о собственных родственниках на молодое поколение более эффективно, чем упоминания в современной литературе о массовых изнасилованиях немок в Берлине в 1945 году. Не могу забыть потрясение, испытанное мной в возрасте за 30, когда услышал достоверную информацию о подобном варварском случае с одной из моих родственниц. Единственное упоминание, без конкретизации, ("Отец и сын") вызвало раздражение мамы, о чём я узнал совсем недавно от сестры. Но ведь жуткая правда, касающаяся твоего любимого родственника, гораздо эффективнее вырабатывает в людях ненависть к войне. Общество привыкло равнодушно выслушивать о том, что в Бурунди в течение нескольких дней вырезано более миллиона человек, что в Грозном опять взорвали федералов, с интересом обсуждает отрезаемые американцам головы в Ираке, вроде бы всё это где-то далеко и нас не касается. Другая реакция, когда трагедия случилась с конкретным, близким тебе человеком.
   Массовые изнасилования сопровождают войны во все времена, как один из подсознательных элементов демонстрации врагу собственной силы, причём открытому проявлению низменных инстинктов ожесточённых победителей способствует атмосфера безнаказанности.
   Общественное мнение не поощряет быстрое и эффективное расследование подобных тяжких преступлений против личности, предпочитает об этом поменьше слышать, не случайно, по некоторым оценкам, даже в мирное время не более 10% изнасилованных женщин России обращаются к правосудию, большинство не желает огласки факта. Изнасилование - не убийство, но это тяжкое ранение души женщины и её близких, не случайно правосудие всех стран предусматривает жестокое наказание насильников, вплоть до смертной казни. Нередко государственная политика и общественное мнение расходятся в оценке конкретного мерзкого преступления. Хорошо помню, как 17-летним принимал участие в судебном заседании в качестве свидетеля по факту изнасилования несовершеннолетней девочки ("Друзья") и как не адекватно восприняла преступление подонка группа моих одноклассниц.
   Мне представляется надо разделять "бытовые" изнасилования, где иной раз трудно докопаться до правды, сколько известно случаев, когда женщина сознательно "садит за решётку" полового партнёра, и "военные". На войне всё делается открыто, под угрозой убийства, хотя законы о наказании за изнасилование на период военных действий никто не отменяет. Я даже где-то читал, как одного героя-освободителя приговорили к смерти под Берлином за несколько изнасилований, но дали ему возможность отличиться в бою и "благополучно погибнуть". В последние несколько лет российское правосудие никак до конца не может решить проблему насильника и убийцы, "героя" чеченской войны полковника Буданова. В художественной литературе подобный тип давно бы героически погиб. В жизни всё сложнее, суд пытается угодить общественному мнению России (большинство считает, что невиновен), Чечни и мирового сообщества (виновен) и изображает поиски правды.

-----------------------------------

   Я привёл в эссе только несколько примеров из множества высказанных мне и невысказанных претензий. Существенно влияет на восприятие "хроник" и никогда не озвучиваемая тема - зависть. Давно задуманное эссе по поводу одного из главных двигателей прогресса и порока одновременно, ждёт своей очереди.
   Частная попытка публично объясниться с родственниками переросла в нечто большее. Проблемы правды изложения и сопровождающей справедливости при освещении этой правды стояли передо мной всю трудовую жизнь ("Труд"), начиная с первой опубликованной научной статьи в Журнале Общей Химии АН СССР в 1966 г.
   Если в научных статьях до прихода на производство я публиковал только то, что считал правдой (эксперименты, их обсуждение, выводы, состав авторов ...), вступая иногда в резкие споры со столичными рецензентами, то уже в "Хронике ТНХК" и семейной хронике, я постоянно находился и нахожусь под внутренним прессом. Надо показать правду события, но при этом нельзя ненароком обидеть человека, оскорбить. Приходится косвенно, намёками говорить, допустим, о тупости или подлости или бездельничества конкретного человека, хотя всё это очевидно в коллективе. Но публикация в печати - не выступление на профсоюзном собрании, обсуждающем вопросы улучшения социально-бытовых условий, на котором представители администрации вынуждены терпеть иной раз очень резкие, нелицеприятные выступления.
   Как воспримет фигурант чужое мнение о себе? И не только о себе лично, но и о других. Показательна вышеприведённая реакция Гетманцева ("Хроника ТНХК"), по поводу частого упоминания партийного надзирателя, в не меньшей степени это касается семейной хроники. Хочется довести до читателя максимум известной автору правды, но невозможно, препятствует множество морально-этических стопоров. Вам, читатель, думаю, понятно, насколько непростая задача стоит перед автором хроникально-документальной литературы. Сам по себе жанр отнюдь не является гарантом правды. Хроника бывает очень лжива, наглядные образцы - массовая советская кинохроника или фильмы любимицы Гитлера Лени Рифеншталь. Я бы свои "хроники" определил, как некую мемуарно-дневниковую смесь со стремлением приблизиться к правде факта.
   Казалось бы, что ты мучаешься? Посмотри, сколько на полках мемуарной литературы и как мемуары популярны! Хвалят авторы себя, хаят ушедших в мир иной. Читатель иногда забывает, что воспоминания по памяти - информация ненадёжная. Объективная картина может быть весьма далека от описанной. Напрямую столкнулся с проблемой, когда начал писать "производственные и семейные хроники", не случайно в заголовке подчёркивается "субъективные заметки директора..." Чётко понял разницу мемуаров и дневников. В "непричёсанных" откровенных дневниках чувствуется пульс времени, живые эмоции конкретных людей в конкретное время. Надо только хорошо представлять, что дневники являются неким внутренним отражением наблюдаемой реальности, их правдивость зависит не только от личности и интеллекта автора, но и условий его жизни, доступности личных дневников для постороннего чтения и многого другого. Не случайно дневники великих личностей, писателей и не только, в большинстве публикуются после смерти авторов с многочисленными купюрами, выполняемыми родственниками, тем не менее, нередки скандалы и конфликты между потомками фигурантов. Почему так интересны дневники путешественников без идеологических купюр? Дневники великих путешественников 18-19 веков читаются легче и интересней, чем художественная литература. И вспомните, чем закончились попытки Ганзелки и Зикмунда в 70-е годы 20-го века писать правду, когда они забрались в глубинку СССР (туда нельзя, сюда нельзя), пытались своим маршрутом попасть в Китай через 7 столетий после Марко Поло (ни-и-зя!). Таланта у популярнейших авторов десятков книг обо всех континентах меньше не стало, но правда о подставляемых путешественникам "потёмкинских деревнях" не нужна никому (т.е. ни авторам, ни читателям, только идеологам). Экспедицию пришлось свернуть.
   Не является секретом, что в основе большинства серьёзных художественных произведений лежат реальные факты из жизни, но авторы уходят от потенциально возможных конфликтов со своими героями или их потомками. Шекспир, Гоголь, Толстой - сюжеты их великих произведений взяты из жизни и, может быть поэтому, стали мировой классикой на многие века. Но можно ли себе представить, чтобы Толстой, скажем, в "Крейцеровой сонате" назвал реальные фамилии прообразов главных героев?
   Уважаемый читатель! Фраза о классиках дана с целью поддержать следующую мысль (и только!). Думаю, родственники и знакомые, лучше бы воспринимали мои литературные "происки" в художественной форме с изменением фамилий и имён, с добавлением искусственной интриги. Но я пытаюсь создать семейную хронику, отталкиваясь от зигзагов собственной жизни в отнюдь не безвоздушном пространстве, пытаюсь сочетать правду и честность. Надеюсь, потомки фамилии Полле по достоинству оценят мой труд, а пока меня вдохновляет поддержка читателей Самиздата в интернет-библиотеке Мошкова.
   И всё-таки, кому нужна правда? Всем! Никому! Одновременно!
   Благодарю за внимание!
  

Томск, 04.05.2004 г. - 21.05.2004 г.

  
   P.s. У прочитанного Вами эссе, как и у многих предыдущих есть соавтор - кастрированный персидский кот Тимофей восьми лет. Во время работы Тимофей трётся о мои ноги, ходит по компьютеру, пытается улечься на клавиатуру. Погладишь по шерсти, довольно мурлычет, прикрывая глаза; погладишь против шерсти, недовольно мотает головой. Начинаешь расчёсывать скатавшуюся шерсть, пытается укусить, поцарапать и отбегает, изображая обиженного. Боже мой, всё как у людей!
Соавтор – Тимофей. []

Соавтор - Тимофей.

  
   1
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"