Полле Эрвин Гельмутович: другие произведения.

Увольнение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наивный автор попал в жернова гигантской финансовой афёры российского масштаба, под видом внешнего управления (за 6 лет 3-й управляющий)продолжается борьба в Москве Минатома, Сибура, Газпрома за реальное владение лакомым "кусочком" с выводом действующих производственных фондов ТНХК во вновь созданные структуры.


Увольнение

  
   Конец ноября 1998 г., пытаюсь найти работу, хотя бы приблизительно соответствующую моему опыту и уровню знаний. 7 октября через многократные хождения к судебному исполнителю удалось получить расчёт. Остепенённый директор научно-исследовательского центра, лауреат Премии Совета министров СССР, Почётный химик России... Патриот ТНХК "до мозга костей", всегда был уверен, что с комбината меня "вынесут ногами вперёд". Как же получилось, что 30 июня 1998 г. я оказался принудительно уволенным?
   На ТНХК появился 5 сентября 1977 г. Причины перехода из Вуза на производство и реакция на этот шаг знающих меня учёных описаны в "Хронике ТНХК" и в семейной биографической книге. Отмечу только, что в 70-е годы был известным в СССР и мире научным работником, специализировавшимся в области слабых молекулярных комплексов. Характерная (для понимающих) деталь: на банкете по окончанию крупного (сотни докладов) Всесоюзного совещания в Риге (1975 год) в присутствии десятков светил мирового уровня, мне первому предоставили слово для тоста.
   Продвижение по служебной лестнице шло совместно с развитием комбината и описано в книге "ТОМСКИЙ НЕФТЕХИМИЧЕСКИЙ КОМБИНАТ. ХРОНИКА. Субъективные заметки директора научно-исследовательского центра" (Хроника ТНХК). Выделю основные этапы.
   Итак, 05.09.77 г. принят на ТНХК начальником центральной лаборатории. К периоду пуска заводов полипропилена и метанола организовал с нуля единую лабораторную службу ТНХК, включающую исследовательские подразделения ЦЛО, производственные лаборатории всех вспомогательных и основных объектов ТНХК, подразделения ОТК и санитарную лабораторию (несколько сотен сотрудников). Все годы курировал на ТНХК контакты с "наукой". В 1983 г. назначен заместителем главного инженера ТНХК по науке и новой технике. В 1990 г. организовал и возглавил научно-исследовательский центр ТНХК с максимальной численностью 185 человек (в момент ухода с ТНХК - 80). 4 года НИЦ ТНХК существовал самостоятельно, с 01.07.94 г. в составе ОАО "ТНХК".
   Следует пояснить, что к 1992 г. производственные подразделения ТНХК были реорганизованы в самостоятельные предприятия (кооперативы, акционерные общества и т.п.), арендовавшие основные фонды у представителя государства - головной конторы ТНХК. Договора аренды (большинство) были составлены на уровне правосознания того времени, т.е. бездарно, позволяли основным производствам очень прилично существовать (а руководителям строить коттеджи и ездить на Гавайи) и не платить арендную плату. НИЦ скромно, но неплохо по меркам научных учреждений самостоятельно функционировал до тех пор, пока не были отпущены цены на энергоресурсы. Дальше без помощи головной конторы ТНХК НИЦ существовать не смог, обращения к генеральному директору Г.П.Толстову взять на ТНХК расходы НИЦ по оплате энергоресурсов не нашли понимания. В 1993 г. проведено акционирование ТНХК, весной 1994 г. появились новые хозяева ТНХК - группа "Биопроцесс - Нипек". Умные ребята! Начался сбор самостоятельных подразделений под одну крышу. К сожалению, всех руководителей письменно обманули, обещая большую самостоятельность подразделений при едином юридическом лице - ТНХК. Все перипетии переходных процессов подробно изложены в "Хронике ТНХК". Скажу только, что руководство ОАО "ТНХК" не мешало работать научно-исследовательскому центру, регулярно заслушивало информацию, касающуюся выполнения научно-технических программ. Но и совершенно не помогало, только зарплату платило, в т.ч. подняло с 01.01.97 г. оклад директору НИЦ до $1000. За 4 года в составе ТНХК НИЦ не получил ни копейки на оборудование, реактивы, посуду.
   После того как мировая цена на метанол упала в несколько раз, "московские ребята" поняли, что ТНХК надо сбывать. Финансовая ситуация в стране резко колебалась, менялось и настроение потенциальных покупателей. Наконец, в начале мая 1997 г. появилась более или менее надёжная информация от лица, приближённого к Г.П.Хандорину, что контрольный пакет ОАО "ТНХК" выкупает Сибирский химический комбинат.
   Положительные эмоции настолько меня переполняли (Хандорин около 5 лет работал генеральным директором ТНХК, хорошо знал руководящий состав комбината, большой сторонник научно-технических разработок), что на следующий день довёл услышанное до коллектива. Новость мгновенно разнеслась по ТНХК, далее все разговоры внутри комбината велись со ссылкой на единственный источник информации - Полле. По прямому проводу Толстов начал выяснять, говорил ли мне о продаже ТНХК лично Хандорин. Грозил: "уволю, а потом пусть Хандорин восстанавливает!"
   В апреле - октябре 1997 г. коллектив ТНХК лихорадила интенсивная закулисная возня с введением внешнего управления и сменой собственника. Весь этот период распространялись на ТНХК различные слухи по замене руководящего состава (и это при фактически неработающем комбинате). В качестве претендентов на должность генерального директора ТНХК рассматривались (из тех, что мне известны) Хандорин, Лукоянов, Евдокимов, Прохор. Один из упорно повторяющихся слухов: Полле будет техническим директором (главным инженером) ТНХК (лично слышал из трёх независимых авторитетных источников, хотя официальных переговоров со мной никто не вёл). Наконец, в сентябре собственник на ТНХК сменился и с 14.10.97 г. внешним управляющим ТНХК с подачи СХК утверждён Прохор. Председателем совета директоров ОАО "ТНХК" избран Хандорин.
   Без этого вынужденного введения трудно понять дальнейшие события, логично приведшие к моему увольнению.
   13.10.97 г. передал Евдокимову [один из приближённых к Хандорину ветеран ТНХК, "добровольно принудительно" уволенный в 1995 г. прежними хозяевами] для шефа "тезисы предложений Э.Г.Полле Г.П.Хандорину по организационным изменениям на ТНХК на период внешнего управления" (6 страниц рукописного текста). Одновременно передал, что Хандорин, судя по публикациям с участившихся пресс-конференций, не знает реальной ситуации на ТНХК, только завод метанола может стабильно работать при наличии цистерн. А Хандорин публично заявляет, что ТНХК обойдётся без Газпрома, т.к. газ нужен только для производства метанола. Никто не просил от меня никаких предложений, видит бог, старался в интересах ТНХК.
   05.11.97 г. Хандорин в кабинете Прохора (+ В.С.Доронин, + А.И. Решетова) провёл продолжительное совещание по вопросам структуры и штатного расписания ТНХК. Ожидаются крупные изменения по всем подразделениям.
   27.11.97 г. на ТНХК появился десант ведущих специалистов СХК. Хандорин поставил задачу ознакомиться с работой соответствующих подразделений ТНХК и письменно дать свои предложения. В группе главные специалисты СХК и зам. директора НИИ В.А.Матюха (есть упоминание в "Хронике ТНХК"). Первый же разговор с Матюхой озадачил. Матюха: на СХК приехал Ваш директор [Прохор] и просил разобраться с АСУ и НИЦ, сколько там бездельников (!?). Матюха проработал в НИЦ несколько дней, подготовил своё заключение на 3-х страницах, но положительное мнение о деятельности НИЦ оказалось невостребованным. Через месяц удивлённый Матюха сообщил по телефону, что подготовленный доктором наук документ никого не интересует. Первый звонок прозвучал!
   10.12.97 г. на ТНХК состоялась презентация фирм [пир во время чумы, все производства стоят!], претендующих на реконструкцию ТНХК: GPCP (Канада); UOP (США, штат Иллинойс); Tecnimont (Италия); ВНИПИНефть (Москва); Пластполимер (Санкт-Петербург). Во главу угла поставлен процесс МТО-600 (превращение 600 тысяч тн метанола в олефины в качестве основного сырья для завода этилена). В конце совещания экспромтом выступил и я. Основные мысли: сейчас на ТНХК три группы основных продуктов: полипропилен (ПП), метанол, полиэтилен; абсолютно неконкурентоспособен на сегодня ПП; необходимо расставить приоритеты в очерёдности реконструкции и начать надо со стотысячной петли на производстве ПП; вызывает сомнение создание установки МТО мощностью 2 тысячи тн в сутки, когда имеется только демонстрационная пилотная установка производительностью 0.75 тн/сутки (ни одной промышленной установки МТО в мире нет), нарушается принцип деловых людей * step by step. В благодушной атмосфере совещания диссонансом прозвучало резкое возражение Прохора. Много слов (пересчёт себестоимости, давальческие схемы, процессинг...), невозможно понять смысл произносимого. Не ожидал, что при интенсивном "раздувании щёк" Прохор совсем не понимает о чём идёт речь. Прозвучал второй звонок, хотя, судя по дневниковой записи от 11.12.97 г., мне непонятна была резко негативная реакция Прохора.
   23.12.97 г. появился огромный приказ об изменении структуры управления ТНХК. Расписались об ознакомлении с сокращением ряд руководителей верхнего уровня (В.С.Доронин, А.Н. Минеев, А.Ф.Харин, С.А.Шахов). НИЦ в приказе не упоминается.
   29.12.97 г. состоялась встреча трудового коллектива ТНХК с Прохором и Хандориным. Откровенный обман людей, измученных отсутствием работы и зарплаты. Пример из выступления Прохора: средняя зарплата на ТНХК * 1100 тыс. руб., а по области 450 тыс. руб. [а ведь это не так!], поэтому речь о повышении зарплаты сейчас идти не может. Удивительная самореклама. Впечатление от встречи тяжёлое. Подтверждается уже сложившееся мнение. Минатом приобрёл большой тяжёлый чемодан, который оказался без ручки, и нести тяжело и бросить жалко... За спиной СХК нет ни сырья, ни денег (хорошего банка). Существуют иллюзии, что можно получать бензин по давальческой схеме, нужны деньги. В интересах ТНХК была бы срочная продажа контрольного пакета акций и смена собственника.
   30.12.97 г. провёл встречу с коллективом НИЦ, где откровенно изложил свой взгляд на встречу с Хандориным и Прохором, а также о ситуации на ТНХК. Завод ПП выработает сегодня порошок и полностью останавливается, пропилена нет. А полипропилена (давальческого) на складе более 2000 тн. Коллектив завода метанола с 26.12.97 г. бастует, отказывается пускаться до выплаты зарплаты, остатки метанола в товарных ёмкостях минимальны, но на колёсах более недели 63 налитых цистерны и неизвестно, когда отправятся. Остальные заводы стоят.
   12.01.98 г. позвонил Матюха (см. 27.11.97), рассказал, что руководитель их группы обращался к Хандорину по поводу работы комиссии (дескать, Вы в газетах выступаете, заседания совета директоров проводите...), но тот только отмахнулся.
   14.01.98 г. появился приказ "о создании чрезвычайной общественной комиссии по выводу ОАО "ТНХК" из кризиса", (от НИЦ 1 человек, на собрании трудового коллектива избран Полле) * затея Хандорина "для спускания пара общественного недовольства".
   21.01.98 г. в личной беседе (среди других вопросов) попросил Прохора поговорить с Хандориным с целью прекратить рекламную кампанию руководителей ТНХК в СМИ (много неточностей, недоговорённостей...), грамотные люди в Томске начинают смеяться. Прохор: да, любит Геннадий Петрович светиться. Обещал поговорить с Хандориным.
   23.01.98 г. встретил на площадке ТНХК проезжающего Евдокимова. Обменялись несколькими репликами, я понял, опять предстоят кадровые перемены. Высказал ему, что ни Прохор, ни Хандорин реально ситуацией не владеют. Евдокимов: говорил я Хандорину, что Прохор не подходит, просидел 17 лет в Никарагуа и здесь плетёт какие-то заговоры; с 1 февраля приду на ТНХК на коммерцию; Газпрому будем продаваться (в ответ на моё замечание, что без банка за спиной или Газпрома работы не будет).
   02.02.98 г. попросил секретаря отвезти на СХК и положить в почту Хандорину отчёт "Основные результаты работы научно-исследовательского центра ОАО "ТНХК" в 1997 г.", (в течение 3-х лет по моей инициативе регулярно вкладывается в папку руководителям ТНХК и членам совета директоров ОАО). Секретарь проявила самодеятельность и ворвалась к Хандорину в кабинет. Встретила неприязненную реакцию последнего: я никакого отчёта не просил, что это Полле всё время выскакивает.
   В этот же день главный инженер В.В.Горностаев встревоженным тоном предупредил, что через 2 дня Прохор будет рассматривать штатное расписание НИЦ.
   04.02.98 г. рассмотрели штатное расписание НИЦ с Горностаевым. После обеда Прохор неожиданно отправил меня из кабинета под предлогом, что первым будет рассматриваться АСУ. В.И.Инзарцев был примерно час. Вызвали меня. Решетова доложила, что по штату в НИЦ 80 человек, факт 79. Я подал Прохору структуру НИЦ. Вдруг он берёт в руки "Основные результаты работы НИЦ в 1997 г." (те же, что переданы Хандорину, см. выше). Прохор, показывая исчёрканный отчёт, заявляет, что эту работу способны выполнить 30 человек. Я соглашаюсь: у нас и есть 30 человек научных работников, остальные обслуживают: аналитики, лаборатория опытных установок, ремонтники... Дальше пошёл сумбурный разговор с перескоками тем и с подключением поддерживающего меня Горностаева. В качестве оппонента Прохор привлёк заместителя директора по качеству Л.Н. Барковскую (служит в должности месяц, хотя в 80-е годы и работала на ТНХК), много сил затратившую в борьбе с Горностаевым за подчинённость НИЦ. Высказала ряд неаргументированных замечаний, хотя предварительно ни со мной, ни с ведущими специалистами НИЦ не общалась, сделала заключение, что НИЦ следует сократить, но аналитическую часть оставить. Энергично реагировал на все замечания. Прохор: всё, прерываем, продолжим завтра в 11 часов. Время * 17.00. Позвонил Инзарцеву: как? * Всё нормально, наложили мораторий на приём новых работников, но никого не сокращают. Успокоился, начал продумывать позицию на завтра.
   05.02.98 г. подошёл в приёмную к 11 часам. В кабинете Прохора Горностаев и Барковская (уже 0.5 часа, шум доносится), понятно, что делят НИЦ. Мы с Решетовой ждём ещё минут 40. Появляется в дверях Горностаев, приглашает. Барковская собирает бумажки и уходит. Прохор: что Вы надумали? Я: считаю, что нецелесообразно разваливать стабильно работающий коллектив, может быть, сократить два лаборантских места, но у нас всего 7 лаборантов; лаборатории все небольшие, задействованы на определённые направления и просто жалко, специалисты не взаимозаменяемы; может быть послушать главных инженеров заводов, а дальше вы смотрите. Прохор: всё? Я: всё. Прохор: принимаю следующее решение. Вы отстраняетесь от руководства НИЦ, поскольку не понимаете поставленную задачу. Решетовой: подготовить приказ об организации должности зам. главного инженера по новым проектам, перевести на неё Майера, подчинить ему НИЦ, создать рабочую группу по реструктуризации НИЦ. Решение очень неожиданно (для меня), заявил, что совершается ошибка, что нельзя разваливать один из стабильно работающих коллективов. Весь разговор занял 2-3 минуты. В 16.15 встретился с коллективом НИЦ. Реакция публики: потрясение! В 17.30 приехал Горностаев. Как-то мутно объяснил, что от своего решения Прохор не отступится, стоит очень твёрдо и, по-видимому, согласовал вопрос с Хандориным. Спросил, не приглядел ли я себе какое-нибудь место на ТНХК (может быть ввести где-нибудь должность главного технолога, или директора завода пластмасс, но там всё расформировывается...) Я: сейчас я в таком трансе, что не могу ни о чём думать.
   Через день Прохор объявил Доронину об увольнении и приходе на его место заместителя по кадрам Васькина.
   Здесь следует отойти от хронологического изложения и объяснить, кто такие М.Ф.Прохор, П.А.Васькин, Э.А.Майер. Прохор и Васькин, профессионалы КГБ (первый, москвич, провёл 17 лет в Южной Америке, второй лет 15 работал куратором КГБ на ТНХК), являются содиректорами совместного с Австрией небольшого предприятия по выпуску мешков из ПП "Ветомпак", территориально расположенного в нескольких пролётах здания РМЗ ТНХК. Совершенно очевидно, что способы работы "в тихушку", внедряемые на ТНХК, отработаны руководителями в прошлой (а может и не только) профессиональной деятельности. Майер - главный инженер "Ветомпака", ранее работал зам. директора НИЦ, ещё в 1993 г. был одним из двух организаторов попытки смещения директора НИЦ (в "Хронике ТНХК" подробно описано это постыдное событие в истории НИЦ и его последствия).
   Кстати, "Хроника ТНХК" - объёмный труд с упоминанием более 1000 реальных личностей, распечатанный пока в 10 экземплярах, имеют только несколько человек, включая директоров В.С.Гетманцева и Хандорина. До выхода из печати типографского тиража стараюсь книгу не показывать, т.к. известно, что подобные произведения с личностными оценками увеличивают число недоброжелателей (кого-то не заметил, кого-то не так показал...). А вот летом 1997 г. не смог устоять перед просьбой В.Т.Новикова (ныне "повысился" до директора опытного завода ТНХК) показать "Хронику ТНХК" Прохору (я посчитал, что тому будет полезно ознакомиться с историей ТНХК). Раз за разом Новиков таскал книгу в "Ветомпак" и только позже стало ясно, кто её внимательно изучал [Майер].
   Продолжаю.
   07.02.98 г. встретился с Евдокимовым, выяснил, что переход Евдокимова на ТНХК откладывается, так как, по мнению Хандорина, Прохор Евдокимова боится. Обещал переговорить с Хандориным по поводу ситуации со мной.
   09.02.98 г. утром поговорил с Решетовой, она получила указание подготовить приказ о сокращении НИЦ к приезду Прохора из командировки (* 1 неделя), какая будет структура взамен НИЦ она пока не знает, но по КЗОТу "Вы можете первым претендовать на эту должность". После 15.00 в заводоуправлении появился Хандорин. Позже стало известно, что Хандорин недоволен смещением Полле и возмущён какими-то назначениями Майера (этого не будет!). Как-то отлегло немного.
   Кстати, в этот же день приходил Новиков, рассказал, что встретил на крыльце заводоуправления Э.А.Майера. Новиков: можно поздравить? Майер: да, с сегодняшнего дня приступил, можешь ещё пойти и поздравить Пашу [Васькин]; реализовалась часть нашего скрытого плана (!!!). Смердящие заговорщики!
   11.02.98 г. по телефону услышал от Евдокимова одно предложение: "Ты будешь зам. главного инженера по науке, т.е. в той должности, что был раньше".
   12.02.98 г. О.М.Евтушенко (начальник правовой службы): из подготовленного общего приказа по сокращениям на ТНХК исключены упоминания про НИЦ и зам. главного инженера, как не согласованные с Хандориным.
   18.02.98 г. Горностаев: Прохор переговорил с Хандориным, после чего скомандовал ему подыскать для Полле место. Вот так-то... Опять Горностаев начал рассуждать про "директора учебного комбината, главного инженера ОЗХТ, главного химика завода ПЭВД". Сказал ему, что не вижу оснований добровольно уходить, не вижу на ТНХК ни одного подразделения равного НИЦ. Рассуждения Горностаева (ясно с подачи Прохора, Майера) о необходимости "внести свежую струю, поднять престиж НИЦ" в принципе не принимаю. Горностаев: да ты поговори с Хандориным, поговори с Прохором. А зачем?
   24.02.98 г. передал в почту Хандорину как председателю совета директоров ОАО "ТНХК" конфиденциальную трёхстраничную служебную записку, касающуюся проблем ТНХК и НИЦ. Цитирую несколько отрывков.
   Очевиден факт: экономическое положение ТНХК за период внешнего правления ускоренно ухудшается, социальное напряжение в коллективе растёт и принимает угрожающий характер, потенциал руководящего состава ТНХК падает...
   Объективно наиболее целесообразным стратегическим сырьевым партнёром ТНХК является Газпром. Только газовая программа Жвачкина (контрольный пакет у Газпрома) в состоянии кардинально решить вопрос с сырьём для ЭП-300 за счёт добычи газоконденсата Мыльжинского месторождения...
   В руководстве ТНХК появляются люди, демонстрирующие полное неумение работать в экстремальной ситуации: есть амбиции, раздуваются щёки, но этого мало...
   При внешней привлекательности тезиса о том, что надо заменить всех, завязанных в коррупции, предполагается, что на смену придут деловые и не завязанные в разворовывании ТНХК люди. На самом деле в руководстве оказываются люди, сделавшие себе состояние на ворованном и "некондиционном" полипропилене (Прохор, Васькин, Майер), перепродаже метанола (Барковская), либо слабо представляющие производственный ритм ТНХК (Лойко)...
   На мой взгляд, только два директора завода... соответствуют занимаемой должности...
   Последнее решение Прохора об исключении из штатного расписания научно-исследовательского центра не вписывается в логику спасения ТНХК. На фоне постоянно простаивающих основных заводов только два производственных подразделения ТНХК работают стабильно и качественно: азотно-кислородный цех и НИЦ. При своей малочисленности (80 шт.ед., включая обслугу здания и общекомбинатский патентно-информационный отдел), НИЦ решает крупные проблемы в интересах ТНХК. В настоящее время НИЦ качественно другой коллектив, чем при организации в 1990 г. на базе ЦЛО (120 шт.ед.) + 12 шт.ед. заводоуправления. Наличие учёных российского уровня и выполняемые под их руководством работы поддерживают престиж ТНХК...
   Закрывать НИЦ в настоящее время * преступление перед ТНХК. Заказ выполняемых НИЦ работ сторонним организациям, включая обязательные аналитические методики, многократно превысит расходы на нищенское содержание НИЦ, большинство сотрудников "получают" 600-700 рублей. Что касается попыток любой ценой выгнать с ТНХК Полле, 20.5 лет отдавшего комбинату (формально предлагая "поискать себе место на комбинате"), то здесь вообще аргументация отсутствует. В разворовывании ТНХК не участвовал, а по существу профессиональной пригодности никто и не собирался разбираться. Надо освободить место Майеру * и всё!
   Геннадий Петрович! Все на ТНХК рассчитывали, что Вы будете "играть первую скрипку", но последние события показывают, это не совсем так... Формально при озвучивании каких-то решений Прохором даётся ссылка на согласованность принятых решений с Вами, но как можно расценить такие рассуждения "Хандорин пихает Евдокимова, а он разворует больше, чем наработает" (дословно высказывание Майера). На мою ссылку, что качество и количество работы НИЦ проверяли работники СХК (Матюха) последовала резкая реплика Прохора, что СХК государственное предприятие, и они там ничего не понимают в рыночной экономике. К сожалению, последнее время, всё больше складывается впечатление, что Вас "держат за свадебного генерала"...
   Геннадий Петрович! Я верю, что Вы много сил отдаёте проблемам ТНХК, но появляется ощущение, что Вы не получаете полной и достоверной информации о происходящем на ТНХК. Никакой команды на ТНХК нет и не видно, кто её может в таком развале создать. Руководящие ИТР ТНХК до предела зажаты, не высказывают своего мнения в присутствии начальства, боясь кадрового беспредела, и в то же время ищут себе работу вне ТНХК...
   Геннадий Петрович! Я прошу Вас по возможности более активно вмешиваться в ситуацию на ТНХК! Я по мере сил готов работать и готов бороться за интересы ТНХК, но непонятно с кем...
   Р.S. 28.03.97 г. я обратился к губернатору В.М.Крессу "ТНХК * не объект для экспериментов", часть которого была напечатана в Красном Знамени, к сожалению, эксперименты над ТНХК продолжаются.
   25.02.98 г. Дождался! Зашёл в ОТиЗ поговорить с Решетовой, она: "Расправились с Вами!" Оказалось, все уже получили приказ из рассылки, касающийся НИЦ, подписанный 20.02.98 г. Цитирую полностью.
   В целях совершенствования структуры управления производством

Приказываю:

   1. Исключить с 25 февраля 1998 г. из структуры ОАО "ТНХК" научно-исследовательский центр, численностью 80 ед.
   2. Функции и задачи научно-исследовательского центра передать отделу новых проектов. Численность отдела новых проектов - 76 ед.
   3. Главному инженеру ОАО "ТНХК" Горностаеву В.В. определить функции отдела новых проектов в условиях рыночных отношений.
   4.С 25 февраля 1998 г. ввести в состав производственно-технического отдела * патентно-информационный сектор, численностью 6 чел. [т.е. отдел НИЦ преобразовать в сектор ПТО.]
   4. [?,так в оригинале] Начальнику ОТиЗ Решетовой А.И. подготовить и представить мне на утверждение штатные расписания аппарата управления объединением до 28.02.98 г.
   5. Руководителям подразделений НИЦ [кто это?] в срок до 28.02.98 г. представить в кадровую службу списки работников, подлежащих сокращению.
   6. Начальнику кадровой службы Шапоренко Е.В. произвести оформление и переводы работников в соответствии со штатным расписанием; высвобожденным работникам предложить другую работу.

Арбитражный управляющий М.Ф.Прохор

   Визы:
   Главный инженер В.В. Горностаев
   Правовая служба О.М. Евтушенко
   ОТиЗ А.И.Решетова
   В этот же день встретился с Евдокимовым, выяснил, что Хандорин мою записку читал, через 2 дня состоится совет директоров ОАО "ТНХК", на котором будет принято решение об отмене всех приказов о сокращении. Евдокимов: Прохор Хандорина "достал"; ты не волнуйся, никто тебя не выгонит; Хандорин предложил Прохору найти мне должность не ниже зам. главного инженера по науке.
   26.02.98 г. на утренней оперативке НИЦ с участием завлабов прочитал (после ночных раздумий) полный текст конфиденциального обращения к Хандорину, затем приказ о ликвидации НИЦ. Сказал, что если бы знал иезуитский текст приказа своевременно, то в обращении к Хандорину изменил бы текст, касающийся НИЦ. Попросил поговорить с людьми и пока не суетиться.
   В 15.00 был у Горностаева, оказывается, приказ он визировал вчера (25.02, хотя приказ подписан 20.02), так как вчера изменялась какая-то строчка. Горностаев: уже поздно, надо было разговаривать с Хандориным; я же тебе объяснял, что Прохор говорил с Хандориным и вопрос однозначно решён, что ты должен уйти.
   Вечером в почту Хандорину поступило обращение коллектива (ведущие работники НИЦ митинговали целый день без моего участия) совместно с копией приказа о ликвидации НИЦ с просьбой сохранить коллектив, структуру и состав НИЦ без изменений.
   27.02.98 г. подготовил и передал в приёмную для Прохора служебную записку с просьбой отменить приказ по ликвидации НИЦ. Несколько цитат.
   ...НИЦ создавался в 1990 г. для подъёма престижа ТНХК и именно под это были привлечены научные работники высокого уровня...
   Приказ тенденциозен, так как его основная цель любым способом удалить с ТНХК директора НИЦ, никогда не имевшего претензий руководства ТНХК по качеству и количеству выполняемой работы...
   Помимо юридической несостоятельности приказ является образцом низко квалифицированного оформления...
   Вечером был вызван к Горностаеву. Он начал толкать мне в руки служебную записку: ты обрубаешь все мосты; перепиши; что ты пишешь о тенденциозности; запишись к Прохору на приём и поговори с ним... Я: почему служебная записка у тебя, я просил передать её Прохору; мне терять нечего; не позволю, чтобы меня как тряпку выбрасывали с ТНХК; убедительно прошу передать письмо в таком виде, как я его написал... А ведь в руки отдал референту директора и просил передать Прохору, подождал ещё пока зарегистрируют.
   03.03.98 г. Новиков "принёс на хвосте": Прохор устраивает всех "наверху" кроме Хандорина, в Москве раз в две недели рассматривают ТНХК; Прохор сказал, что Евдокимов никогда не будет работать на комбинате. Кстати, сегодня прозвучал указ президента о том, что освобождён Министр атомной промышленности Михайлов. Это потенциально может здорово повлиять на перспективы как лично Хандорина, так и ТНХК. Подтверждается жестокая закулисная борьба за влияние на ТНХК.
   04.03.98 г. начальник отдела кадров попросила список всех работников НИЦ. Поступила команда подготовить на подпись Прохору специальный приказ о сокращении. Ранее собранные секретарём подписи недействительны.
   05.03.98 г. начал писать обращение к губернатору. Вечером домой позвонил Доронин и минут 40 уговаривал выйти вместе с ним на разговор с редактором Томской недели. Доронин: разговаривать с Хандориным, Прохором бесполезно; надо подняться против Прохора как москвича; губернатор твою писанину и читать не будет. Заявил твёрдо, что сначала положу обращение на стол губернатору, потом буду готов разговаривать с прессой.
   13.03.98 г. позвонил Майер: подготовьте к 14 часам понедельника (16.03) помещение для знакомства с коллективом. Сразу не нашёлся, что ответить, попросил подумать.
   16.03.98 г. форсировано закончил и передал в руки помощника губернатора обращение "Эксперименты над ТНХК продолжаются". Отдельные цитаты.
   Господин губернатор! Обращаюсь к Вам как полномочному представителю государства в Томской области. 28.03.97 г. я передал в Вашу почту обращение "Томский нефтехимический комбинат * не объект для экспромтов". С Вашей стороны никакой реакции не последовало (по крайней мере, мне неизвестно), поэтому вынужден повторить основные тезисы предыдущего обращения.
   1. ТНХК не способен выжить без государственной поддержки.
   2.Единственный надёжный источник сырья для ТНХК * нефтепереработка на месте.
   3. Первоочередной проблемой для ТНХК является реконструкция завода полипропилена с переводом на технологию следующего поколения.
   4. Специфичность управления и кадрового обеспечения крупнотоннажных химических производств.
   ...Решение арбитражного суда по рекомендации СХК привело на должность внешнего управляющего комбинатом совершенно случайного человека, страстно желающего "порулить" и дополнительно к основной работе в СП "Ветомпак" получать оклад 30 млн. рублей в месяц (при средней зарплате на ТНХК * 1 млн. рублей). На ТНХК с большим энтузиазмом восприняли, в т.ч. из Ваших, Виктор Мельхиорович, выступлений, что управлять комбинатом будет Г.П.Хандорин, но через некоторое время выяснилось, что ему отведены представительские функции...
   Проект [использование газоконденсата Мыльжинского месторождения в качестве базового сырья для ТНХК] рассматривался как элемент "газовой программы", но... Реализация проекта откладывается, так как Газпром со своими дочерними предприятиями не видит заинтересованности. Мне представляется, господин губернатор, что в этой ситуации должно вмешаться государство, дипломатическими или иными законными мерами дать возможность Газпрому купить (получить в траст) необходимый пакет акций ТНХК...
   Я рассматриваю вопрос конкретного поставщика основного сырья только с позиций перспективы дальнейшего развития (существования!) ТНХК...
   ...стабильной поставки необходимого количества прямогонного бензина для ЭП-300 ждать бесполезно по объективным причинам: бензина нет и не будет в обозримом будущем...
   Надёжное обеспечение сырьём установки ЭП-300 способно стабилизировать работу заводов полипропилена и полиэтилена. Моментально проявится не конкурентоспособность томского полипропилена...
   Учитывая конъюнктуру мирового рынка на увеличение производства и потребления полипропилена нужно срочно решать вопрос с реконструкцией...
   При фактически неработающих производствах ТНХК вопрос привлечения средств для реконструкции завода полипропилена без поддержки государства не решить. После реконструкции, имея более дешёвый базовый полипропилен, возможности захвата рынка России композициями полипропилена для автомобильной, электротехнической... отраслей промышленности резко возрастают, так как аппаратурное обеспечение ТНХК для выпуска композиций не имеет серьёзных конкурентов в России...
   Подготовка высококвалифицированного аппаратчика, скажем производства метанола, требует не менее 5 лет...
   Ещё более важным в обеспечении работы крупнотоннажного предприятия является подготовка управленческого персонала: начальник смены, начальник цеха, главный инженер и директор завода (производства), руководство комбината. Объективно, не может эффективно руководить комбинатом человек, не поработавший хотя бы начальником крупнотоннажного цеха...
   Подготовка квалифицированного руководящего состава крупнотоннажных производств более длительный процесс, чем подготовка аппаратчика...
   В последние два года кадровая ситуация резко изменилась, начался "отстрел" руководителей, причём фактические причины увольнения разные: неверие в будущее комбината и способность хозяев ТНХК изменить тенденцию к ухудшению ситуации, нежелание отвечать за возможные аварии, материальная неудовлетворённость, "ты мне не нравишься"...
   Естественно, арбитражному управляющему дано право на проведение кадровой политики, но в интересах ТНХК. Вышеперечисленные [14 человек] специалисты далеко не пенсионного возраста проработали на ТНХК 15-20 и более лет, прошли через сложный период пуска основных производств комбината, выросли в крупных руководителей и их выталкивание без мало-мальски эквивалентной замены * преступление перед ТНХК (в Томске готовых руководителей подобного уровня и опыта, не прошедших ранее школу ТНХК, просто нет)...
   ...отчётливо видна и псевдоделовитость арбитражного управляющего, чуждого для Томска человека, бывшего подполковника КГБ, имеющего семью в Москве. Стиль решения конкретных вопросов: "после обеда, через 2-3 дня, на следующей неделе, после 15-го..." с изредка следующими невнятными объяснениями невыполнения типа "а вы знаете, как сейчас трудно работать?" * абсолютно неприемлем для ТНХК...
   Слишком дорого государству (Томской области) обойдутся эксперименты с кадрами на ТНХК. Внешний управляющий уйдёт через несколько месяцев, поупражнявшись в руководстве химическим гигантом, а комбинату предстоит работать, независимо от владельца. Законы диалектики объективны и легко прогнозируется реальная ситуация, когда сохранившийся (а сейчас на заводе этилена не более 60% от штатной численности) кадровый состав будет не в состоянии работать даже при наличии достаточного количества сырья; не хочется даже думать о том, что некомпетентное руководство крупнотоннажными производствами способно привести к большой беде (на сегодня из 5 заводов ТНХК только 2 управляются руководителями соответствующего уровня)...
   Регулярные искажения в СМИ ситуации на ТНХК удручают. Месяц за месяцем в СМИ идёт кампания убаюкивания общественного мнения о, якобы, решённых вопросах поставки сырья, выплаты зарплаты или иных вопросов на ТНХК (о сверхкритическом состоянии оборудования практически не упоминается)...
   Руководители области слышат о ТНХК то, что хотят слышать...
   Владельцы ТНХК возможно поменяются ещё не один раз и, скорей всего, всё кончится национализацией ТНХК. Но в любой ситуации ТНХК остаётся в Томске и областное руководство не должно пускать на самотёк события на комбинате...
   Томский нефтехимический комбинат требует активного постоянного соучастия в управлении и помощи со стороны государственной власти и не только тогда, когда к Вам идут с протянутой рукой. Внутренние проблемы ТНХК могут привести к непоправимым последствиям...
   P.S. Виктор Мельхиорович!.. Невозможно, в канун 25-летия ТНХК (апрель 1999 г.) пассивно созерцать разрушение комбината, созданного колоссальными усилиями томичей. А кроме Вас обратиться более не к кому...
   20.03.98 г. Прохор подписал поимённый приказ о сокращении всех работников НИЦ.
   26.03.98 г. расписался в приказе о сокращении.
   27.03.98 г. узнал, что 2 апреля совет директоров ОАО "ТНХК" будет рассматривать вопросы штатного расписания и утверждения Майера в должности заместителя главного инженера.
   30.03.98 г. отправил Хандорину служебную записку, касающуюся ликвидации НИЦ. Две цитаты.
   ...Смущает главное: руководство ТНХК не интересует фактическая (стабильная в условиях практически неработающих производств) работа НИЦ. Никаких конфликтов с М.Ф.Прохором у меня нет (первый раз увидел в лицо при представлении Вами, Геннадий Петрович, его в должности арбитражного управляющего, за прошедший период только два раза разговаривал)...
   Что касается лично меня, то за прошедшие месяцы потрясений "перегорел" и успокоился. Осталась уверенность, что выдворение директора НИЦ с комбината будет очередной потерей для ТНХК, т.к. на сегодня внутри ТНХК нет равных Э.Г.Полле в понимании общих проблем комбината (прошу извинить за вынужденную нескромность).
   31.03.98 г. узнал от Горностаева (случайно зашёл по служебным делам), что 2 апреля совет директоров будет меня слушать. Предельно удивлён: почему ничего не сказали и какой вопрос? - Лошкарёв скажет! Весь разговор занял минуты 2, и я ушёл с неприятным осадком. Чувствуется недоброжелательность Горностаева.
   01.04.98 г. позвонил сам А.П. Лошкарёву (секретарь совета директоров) и выяснил, что приглашают меня на совет директоров по поводу письма губернатору. Время сообщит дополнительно. Даааа!
   02.04.98 г. с утра начал ждать вызова на совет директоров. Информации ноль. На всякий случай в папку положил материалы по НИЦ (НИОКР и другие, как в воду глядел). К 15.00 Лошкарёв позвал на заседание за 2 минуты до начала моего вопроса. Первое, что удивило * присутствие Барковской, Майера. Само собой присутствует Прохор. Присутствует председатель профкома В.Н.Радостев, представители СМИ. Шоу снимается на видеокамеру (не знаю, появлялось ли что-нибудь на экране). Началось.
   Хандорин: Э.Г.Полле написал письмо губернатору, мы попросили письмо, чтобы сначала внутри разобраться. Хандорин начал читку письма с многочисленными негативно-вопросительными комментариями. После окончания предоставил слово мне. Я начал с того, что письмо адресовано губернатору. Когда я трём-четырём работникам ТНХК сказал, что меня вызывают по этому письму на совет директоров, каждый, не сговариваясь, произнёс мысль: это как в старые времена, письмо в обком, а разбираются с написавшим в парткоме. Эмоциональные перегрузки в этот момент не позволили записать в дневник всё происходившее в строгой последовательности, поэтому дальнейшее изложение пойдёт тезисами.
   Год назад я писал губернатору, ответа не получил, в газете "Красное Знамя" напечатана только часть обращения, почему я и не стал опубликованный материал подписывать.
   При покупке такого объекта как ТНХК за спиной должен стоят либо банк (финансовая группа), способный вложить несколько десятков миллионов долларов в качестве оборотного капитала, или владелец сырья. К сожалению, через некоторое время выяснилось, что ни того, ни другого нет.
   Писал письмо я один. После передачи письма губернатору показал его 8-ми руководящим работникам ТНХК, не получил ни одного замечания, только один сказал, что тебе здесь не работать.
   Деградация интеллектуального потенциала руководства ТНХК началась не с приходом нового арбитражного управляющего, а после ухода Вас, Геннадий Петрович, с поста директора, когда Толстов стал назначать заместителей по принципу совместного пития.
   Крепкие руководители ушли в кооперативы, а когда обманом (с обещанием определённой самостоятельности) объединили, то эти руководители начали выдавливаться... Вчера я разговаривал с Е.В.Зарубиным [директор управления энергоснабжения ТНХК], последним уходящим "мастодонтом", так он не согласится ни на какие уговоры.
   Реплика Прохора: а кто Вам сказал, что его кто-то будет уговаривать?
   Начались вопросы. Хандорин: в письме всем известные декларации, какие Ваши предложения? Я: не могу в этом кругу высказывать свои предложения и готов их высказать губернатору. Хандорин, но ведь представитель губернатора Пономаренко входит в состав совета. Я: но сейчас я его не вижу. Хандорин: он был на прошлом заседании. Я: ничего не могу говорить по конкретным людям, так как уверен, что им будет от этого только хуже. Прохор: когда написано письмо губернатору, до или после приказа? Я: письмо передано губернатору 16 марта. Хандорин: какие научные разработки внедрены в 1997 году? Я: я же не готовился к этому вопросу. Хандорин: ничего Вы всё это должны помнить. Начал судорожно листать бумажки, а прочитать стоя, без очков, не могу. Кое-что доложил по выделенному жирным шрифтом (из "основных результатов НИЦ в 1997 г."). Завершил тем, что выполнено работ на 5.7 млрд. руб., а затраты на содержание НИЦ 2.4 млрд. руб. Хандорин: Ваши разработки нужны АвтоВАЗу? Я: очень и здесь мы не имеем конкурентов. Реплика Прохора: а 3н [бамперная композиция, разработанная НИЦ, и специально изготовленная для АвтоВАЗа] вернули! Хандорин: зачем композициями заниматься, если основное производство не работает? Я: да можно купить ПП в той же Уфе и здесь выпускать композиции. Хандорин: ну об этом не будем. В.С.Соколова (главбух СХК): какой экономический эффект от ваших работ? Пытался что-то объяснять, навстречу смешки Хандорина, Прохора. Активно вмешался Решетов (вице-президент ВНК): в ЮКСИ три института и все так работают (с внутренним хозрасчётом), попытался объяснить ранее приведённые мной цифры: 5.7 млрд. выполнение, 2.4 млрд. затраты. Опять смешочки Хандорина. Ещё раз я объяснил, что схема взаимодействия с заводами отработана, когда все заводы были кооперативами. В принципе схема заключения договоров осталась прежней, только с внутренним хозрасчётом.
   Хандорин предложил выступить Прохору. Тот начал выступать, вставившись своим немигающим кэгэбэшным взглядом прямо в меня. Сразу началась ложь и передёргивания при изложении рассмотрения структуры и штатного расписания НИЦ. Спокойно я сидеть не мог, начал кидать реплики. Даже Решетов пытался меня успокоить: Вас же не перебивали. Но когда Прохор начал говорить, что НИЦ работает на конкурентов, закричал: "Вы лжёте!". После ещё нескольких предложений Прохора я вскочил (не могу больше слушать демагогию и ложь, разбирайтесь без меня). Собрал все бумажки, защёлкнул дипломат и пошёл к выходу. Хандорин: Эрвин Гельмутович! Я прошу Вас остаться. Остановился, сел на крайний стул около двери, откинул голову к стене и закрыл глаза. До конца не проронил ни слова.
   Дальше выступила Барковская (очень плохо слушал, что она говорила): я отвечаю за качество работ на ТНХК и рассматривала результаты...; из 28 разработок внедрено всего 3(?!), реплика Соколовой: вот видите внедрение полтора процента (?!), не понял даже что это за цифры; большая часть работ направлена на завод ПП, а ФиКСом не занимаются; надо больше заниматься своей работой, а не обращаться куда-то... Затем Майер: Э.Г. давно не научный руководитель, пишет и издаёт мемуары, Э.Г. выдавил из НИЦ всех старых опытных специалистов, за исключением С.Я.Лабзовского; за 2 года ничего не сделали по контактам с институтами из Новосибирска (?!); работы по снижению изотактичности в ПП - нонсенс, что-то прилипает, невозможен контакт с пищевыми продуктами; отечественных антипиренов нет и поэтому работы по самозатухающему полипропилену бессмысленны...
   Заключал шоу Хандорин общими словами о правильности поднятых вопросов, что Э.Г. хороший химик, хороший полимерщик... Как раньше и было запланировано, после реструктуризации научно-исследовательского центра мы рассмотрим предложения на совете директоров, Э.Г. найдётся работа на ТНХК...
   Итого. Избиение продолжалось полтора часа. К сожалению, не всё высказал, что надо было. Безобразие: смешение двух вопросов. Если речь идёт о работе директора НИЦ, то, как минимум, надо было предупредить и пригласить, скажем, главных инженеров заводов ТНХК, Матюху (СХК, проверявшего НИЦ и хорошо известного членам совета директоров), в конце концов, создать комиссию из компетентных специалистов и оценить деятельность НИЦ. А Барковская даже "не знает, где вход НИЦ", Майера же "просто мучает изжога". Потрясло поведение Хандорина. Многие говорили, что бесполезно к нему обращаться. Но ведь сценарий был подготовлен Прохором совместно с Хандориным, поэтому даже официальное обращение (см. выше) к председателю совета директоров по поводу отмены приказа о ликвидации НИЦ не было зачитано, а читку письма к губернатору устроили в отсутствие его представителя.
   03.04.98 г., пятница. В 10 утра собрал коллектив НИЦ, всё рассказал, зачитал письмо губернатору, служебную записку Хандорину и отпустил всех домой "в отгул" для переваривания неприятной информации.
   09.04.98 г. вызван в отдел кадров и в присутствии трёх человек подписал официальный акт о том, что мне предложены на выбор 3 должности (главный инженер ОЗХТ, главный технолог завода ПЭВД, директор учебного комбината).
   13.04.98 г. подготовил ещё одно письмо, касающееся попыток ликвидации НИЦ, в адрес Хандорина и членов совета директоров (11 копий). Первому заместителю губернатора В.Л. Пономаренко отвёз лично и передал экземпляр в приёмную. Две цитаты.
   2 апреля 1998 г. совет директоров рассматривал моё обращение к губернатору, касающееся основных проблем самого существования Томского нефтехимического комбината. Неожиданно (для меня!) обсуждение сути поднятых проблем в отсутствие губернатора или его представителя подменено разбором личности автора и якобы неудовлетворительной работы научно-исследовательского центра...
   Я утверждаю, что на сегодня НИЦ является одним из лучших подразделений ТНХК, стабильно и качественно работает в условиях простоя основных заводов. Уничижительная информация о деятельности НИЦ, прозвучавшая на совете директоров от лично заинтересованных и специально приглашённых господ и близко не отражает истинного положения дел.... Если совет директоров действительно хочет иметь объективную информацию о том или ином подразделении ТНХК, то существует хорошо известный способ: создаётся комиссия из квалифицированных специалистов, она даёт заключение, обсуждаемое с привлечением заинтересованных сторон (в случае с НИЦ обязательно привлечение главных инженеров основных заводов)...
   14.04.98 г. начальник отдела кадров Е.В.Шапоренко передала мне требование Прохора освободить кабинет и переселиться в учебный комбинат. - Я никуда не пойду! Шапоренко: мы ему так и сказали.
   Поступила пустая писулька на моё обращение к губернатору за подписью заместителя В.В.Наговицына.
   16.04.98 г. написал ответ Наговицыну, хотя и почувствовал бессмысленность обращения к руководителям, которых интересы дела не интересуют. Цитирую полностью.

Уважаемый Вячеслав Владимирович!

   Вынужден сказать несколько слов по поводу рассмотрения моего обращения к губернатору "Эксперименты над ТНХК продолжаются".
   Разбор обращения проведён в "лучших" традициях застойных времён: "человек обращается с деловыми вопросами в обком КПСС, а его личность начинают разбирать на парткоме". Примерно это же произошло 02.04.98 на совете директоров ОАО "ТНХК", на котором отсутствовал представитель губернатора, однако специально приглашены несколько человек с целью показать неудовлетворительную служебную деятельность автора обращения.
   В подписанной Вами, Вячеслав Владимирович, вежливой отписке (об истинных авторах я могу только догадываться) не видно, что уловлено главное. Основное сырьё ТНХК * бензин, который преобразуется в этилен и пропилен, а затем в полиэтилен и полипропилен. Без нефтепереработки на ТНХК невозможна рентабельная работа комбината. Параллельно с нефтепереработкой необходимо провести реконструкцию производства полипропилена. Во всех других вариантах вложенные средства будут продолжать улетать в "чёрную дыру".
   Вячеслав Владимирович! Вам, имеющему опыт руководства крупными промышленными предприятиями, достаточно пару раз поговорить один на один с М.Ф.Прохором, чтобы убедиться в отсутствии элементарных знаний в вопросах управления крупным коллективом, организации производства, трудового законодательства... Произносятся правильные слова уверенным тоном, но... А ведь за спиной шесть тысяч человек и уникальное крупнотоннажное оборудование.
   22.04.98 г. Горностаев предупредил: завтра перед заседанием совета директоров приглашает Хандорин. О чём разговор без понятия, на всякий случай сложил в папку НИОКР, штаты и письма последних месяцев.
   Подъехал Евдокимов. Обменялись мнениями. Евдокимов: Прохор уйдёт не позже июня; Евдокимов придёт на комбинат в июне; новый министр атомной промышленности не даёт денег на ТНХК, даже на покрытие процентов по взятому кредиту в $60 млн.; Хандорин к тебе хорошо относится...
   23.04.98 г. встреча с Хандориным продолжалась ~ полчаса. Говорил, в основном, он. Суть монолога Хандорина (в разброс, и только смысл сказанного):
   * если Вы хотите спасти своё детище * НИЦ Вам надо уйти, "нашла коса на камень", надо идти на компромисс, иначе Вас просто уволят;
   * у вас проявились черты амбициозности;
   * в своей книге "Хроника ТНХК", которую я внимательно прочитал, Вы позволили себе оценивать людей;
   * в программе НИОКР основная направленность на полимеры (объяснил, что и на ЭП-300);
   * некоторые темы повторяются годами (пояснил, что технологии за один год не рождаются);
   * может специально ввести для Вас должность главного химика комбината, не знаю, правда, согласится ли арбитражный управляющий (Я: на этой же должности без контактов с НИЦ нельзя);
   * что у Вас с Прохором? (объяснил, что разговаривал лично только два раза, первый раз увидел, когда Вы его представляли);
   * предстоят перемены, тусовки кадров, возможно, вы и вернётесь на свою должность;
   * сколько Вам лет? * 57. * Молодо выглядите, потенциал ещё есть;
   * надо идти на компромисс, позвоните мне в понедельник (27.04) до обеда и я займусь решением вопроса.
   В ходе беседы я высказал, что не понимаю причин, по которым должен уйти, один заговор лично против меня был в 1993 г., это второй. Хандорин: никакого заговора нет. Я высказал также, что сильнейшей моей стороной является организационный опыт. Хандорин: я это знаю, иначе к Вам бы не обращался.
   Ушёл от Хандорина в несколько приподнятом настроении (Критонов, Куликалов: надо соглашаться, в штатах есть должность главного технолога). Мозги пошли набекрень. В этот же день в газете "Томская неделя" опубликована огромная мерзкая статья-панегирик М.Ф.Прохору "ТНХК скорее жив, чем мёртв" - стало совсем тошно (см. 05.03). По поводу должности главного технолога вдруг проявилась негативная реакция Горностаева: нет, нет, вы меня не вмешивайте!
   Всё больше убеждался, что соглашаться с переходом сейчас нельзя (пока!). Ночью окончательно решил, что звонить Хандорину не буду, что мой добровольный уход с должности директора НИЦ им нужен для сохранения лица.
   15.05.98 г. пригласили в отдел кадров расписаться в акте, что мне предложены четыре места, к предыдущим добавилась должность главного химика ТНХК. Расписался, но подписал, что неясны функции главного химика и уровень оплаты труда. В 15.00 пригласил к себе Горностаев и показал мне функции главного химика (явно писал Майер). Чисто консультационные функции. Горностаев: будешь свободным форвардом; о контроле НИЦ речь идти не может. Обещал подумать до понедельника 18.05.
   Логическое развитие событий притормозилось моей поездкой в Германию на похороны мамы.
   02.06.98 г. разговаривал с Горностаевым, отказался от должности главного химика, не хочу быть свадебным генералом без ответственности, без подчинённых. Тот пообещал поговорить с Прохором (в командировке) и дать команду отделу кадров (в моё отсутствие ряд сотрудников после окончания срока предупреждения пытались уволиться по сокращению штатов, а им не дают).
   04.06.98 г. профком ТНХК рассматривал представление администрации о моём сокращении. Дали слово мне. Вкратце объяснил ситуацию, в т.ч. и отказ от предложенной должности главного химика ТНХК: не устраивает должность свадебного генерала только с консультационными функциями; привык нести ответственность за порученное дело. Сказал, что не согласен с сокращением, прочитал часть обращения к совету директоров ТНХК от 13.04.98 по поводу ликвидации НИЦ. На вопрос одного из членов профкома, направлены ли действия администрации против меня лично, ответил утвердительно. Профком единогласно (13 - за) принял решение отказать администрации в моём сокращении. Кстати, до профкома по поручению Хандорина звонил Лошкарёв и долго убеждал меня, что надо соглашаться на должность главного химика.
   16.06.98 г. "сорока на хвосте" принесла высказывание Евдокимова: Полле-то оставили на ТНХК, а Хандорина отстранили от руководства комбинатом. Фраза, попавшая через испорченный телефон, вызвала целый комплекс размышлений.
   В НИЦ продолжаются увольнения: уволился завлаб Алексеев, увольняются завлаб Рябова, химик Маркова. Отдел кадров отказывается увольнять по сокращению штатов, хотя и не имеет права. ТНХК стоит практически полностью, немного работает цех ТНП.
   18.06.98 г. "обрадован" повторным представлением администрации в профком. Формально профком не состоялся, не было кворума. В.П.Путина (зам. председателя профкома) уговаривала меня соглашаться, иначе профком вынужден дать согласие на сокращение, так как нарушений со стороны администрации нет (не согласен в принципе!). Объяснил, что буду отстаивать свои права, если понадобится, в суде.
   24.06.98 г. на профкоме принято решение о согласовании моего сокращения. Присутствовало 6 женщин во главе с Путиной (4 - за, одна - против, одна - воздержалась). Что-либо объяснять было бесполезно: интеллектуальный уровень профкома ТНХК ещё ниже, чем уровень профкома НИЦ.
   30.06.98 г. в 16.00 позвонила Шапоренко: приказ подписан, я уволен с 30.06.98 г. (!!!) Предварительно мне обещали, что несколько дней для сдачи дел у меня будет, но Прохор своей рукой вписал 30-е, хотя вроде бы ему что-то говорили. В 16.30 (оперативность!) меня ознакомили с приказом и вручили трудовую книжку, через полчаса уехал домой. Состояние явно шоковое: повышенная эмоциональность и взвинченность, хоть и ждал увольнения, но не в такой же грубой форме.
   01.07.98 г. (я уже не работник ТНХК) в 10 утра собрал коллектив НИЦ. Подготовиться к последней встрече как следует не сумел, слишком неожиданна форма финала. Собрались все, кто был на работе. Дословно не запомнил всё, о чём говорил, приведу основные мысли.
   Никогда не думал, что так буду уходить с ТНХК, считал, что меня отсюда вынесут.
   Боролся до конца и ещё не закончил, до последнего был уверен, что разум возьмёт верх.
   Ещё в августе - октябре неоднократно обсуждалась моя кандидатура на должность главного инженера ТНХК.
   Были служебные записки Прохору, Хандорину (по поводу НИЦ дважды), две конфиденциальные записки Хандорину по глобальным проблемам ТНХК, письмо губернатору, личный получасовой разговор с Хандориным. По мере уменьшения влияния Хандорина, вероятность восстановления справедливости начала уменьшаться.
   Наш профсоюз не защищает работника независимо от ранга. Профкому (6 женщин) было трудно понять, почему я отказываюсь от должностей с зарплатой не ниже, чем у директора НИЦ. Путина: первый раз мы отказали администрации (все 13 человек были против моего сокращения), а теперь не можем (?!). А что изменилось за 2 - 3 недели? Ведь ни один руководитель со мной так и не поговорил.
   Положение на ТНХК. Стабильная поставка достаточного количества прямогонного бензина невозможна, так как его просто нет в России по балансу мощностей. Единственный выход - строительство собственной нефтепереработки. Идут разговоры, что согласована продажа контрольного пакета акций ТНХК Минатомом Газпрому.
   Управление ТНХК никогда не было таким слабым. В нынешнем составе не способно управлять комбинатом в случае, если, не дай бог, появится в достаточном количестве сырьё.
   Судьба НИЦ, его будущая форма мне неизвестны. Уверенно могу сказать, что в существующих условиях НИЦ работал достойно и вряд ли можно ожидать улучшения его деятельности. Иллюзии, что кто-то поможет приобрести оборудование в нынешнем состоянии ТНХК.
   Несколько лет я писал книгу (Хроника ТНХК), имел мечту подарить каждому работнику НИЦ по экземпляру. Мне не надо никаких денег за книгу, только 100 экземпляров. Гетманцев обещал существенную помощь в издании, но ТНХК... В настоящее время я не оставил экземпляр музею ТНХК.
   Благодарю всех, кто поддерживал меня, всех, с кем работал. До свиданья!
   Вся встреча с коллективом длилась минут 20-25, прошла очень напряжённо, в полной тишине. Выступление плохо подготовлено и очень сухое. Надо было хотя бы лучшее в истории ЦЗЛ-ЦЛО-НИЦ отметить, отметить победы и неудачи, но экспромтом я никогда не умел хорошо говорить, а здесь слишком возбудимо-подавленное состояние. Через 10 минут отдал ключи от кабинета и ушёл. Часа два провёл в бухгалтерии, ждал справку для передачи в суд, чтобы можно было получить расчёт, но в НИЦ больше не зашёл, даже когда понадобилось сделать копию контракта.
   Финиш! Работа на ТНХК закончилась!
   Анализируя перипетии последнего года работы на ТНХК, попытался сформулировать объективные и субъективные причины моего увольнения.
   1. Мощная закулисная борьба Минатома, Газпрома, Восточной нефтяной компании и областной администрации вокруг ТНХК в условиях финансовой нестабильности в России. В такой ситуации никому нет дела до конкретных личностей на комбинате.
   2. Безграмотность областного руководства в сфере промышленной политики. Имитация бурной деятельности Прохором принимается за реальную работу. Губернатор, инициировав появление Хандорина в руководстве ТНХК, не помешал превращению его в "свадебного генерала". Именем Хандорина создавалась реклама работе совершенно неподготовленного и беспринципного арбитражного управляющего, московские связи которого через полгода всё расставили по местам, Хандорин практически перестал появляться на ТНХК.
   3. Ставка на Хандорина оказалась ошибочной, обращения к нему только на пару месяцев задержали увольнение. Главное для Хандорина: интересы Сибирского химкомбината, его людей и пробивание строительства атомной станции теплоснабжения.
   4. Постоянные ожидания смены руководства ТНХК.
   5. Слабохарактерность (продажность?) непосредственного руководителя главного инженера Горностаева.
   6. Желание Прохора любым способом внедрить своих людей (в данном случае Майера) в руководство ТНХК.
   7. Язык мой - враг мой! Открытые обсуждения реальной ситуации на ТНХК и действий руководства в коллективе НИЦ моментально обрастали сплетнями на комбинате.
   8. Желание "сохранить лицо". При моём характере переход на должность главного химика без единого подчинённого был бы промежуточным этапом к увольнению. Но уже "по собственному желанию" с потерей компенсации по контракту (годовой заработок) и колдоговору за стаж работы на ТНХК (шестимесячный заработок).
  

Томск, 15 - 25.11.98 г.

  
  
  
  
   16
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) О.Островская "Владычица Эббона"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"