Полле Эрвин Гельмутович: другие произведения.

Взятка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Коррупция в образовании страшна не размером взятки (в массе своей существенно уступающей таковым в других сферах человеческой деятельности), а самим фактом существования. Из системы образования выходит недостаточно подготовленный специалист, зато квалифицированный взяткодатель и потенциальный взяточник. Фактически школа, техникум, институт в качестве документа о втором образовании спокойно может выдавать значительной части выпускников диплом коррупционера.


Взятка

Репетиторство. Приёмные экзамены.

Текущая успеваемость. Заочное, вечернее, дополнительное обучение.

   В предыдущем фрагменте Мозаики "Вожди-3. Путиниана." в соответствующей главе с цитатами из фундаментальных справочных источников начала 80-х с удивлением отмечено, что в Советском Союзе не только секса не было, но и коррупции. Советская пропаганда усиленно разделяла их коррупцию от нашей взятки. Словарь Ожегова, Шведовой. Взятка. Деньги или вещи, даваемые должностному лицу как подкуп, как оплата преступных, караемых законом действий.
   В последние год-два российские СМИ много внимания уделяют коррупции, приводят умопомрачительные цифры взяток, в том числе в сфере образования. Громче всех кричат о нынешней коррупции коммунисты и нищие российские пенсионеры, т.е. люди, оставшиеся мыслями, по той или иной причине, в прошлом. Задумался и сделал неожиданный для себя вывод: корни махровой нынешней коррупции в образовании гнездятся в пороках советской, коммунистической системы хозяйствования. С самого начала и, особенно, когда во главе великой державы оказался недоучившийся семинарист.
   На мой взгляд, самый страшный вид коррупции - коррупция в образовании. Причём коррупция в образовании страшна не размером взятки (в массе своей существенно уступающей таковым в других сферах человеческой деятельности), а самим фактом существования. Из системы образования выходит недостаточно подготовленный специалист, зато квалифицированный взяткодатель и потенциальный взяточник. Фактически школа, техникум, институт в качестве документа о втором образовании спокойно может выдавать значительной части выпускников диплом коррупционера.
   Ниже я поразмышляю о коррупции в сфере образования на основе личного студенческого и преподавательского опыта 60-х - 70-х годов, времени развитого социализма и строительства коммунизма. Школу затрагивать не буду, никогда лично в советское время (сам учился, дети учились) с взятками не сталкивался. Нынешние родители открыто подвергаются вымогательству в школах под разными предлогами, раньше дети собирали копейки, максимум по рублю, на подарок учительнице, сейчас аппетиты выросли многократно. Обилие медалистов в отдельных школах - что это такое? Дети умнее, педагоги талантливей или родители расторопнее? Хочется думать лучше, ведь ребёнок, получивший незаслуженно высокие оценки в школе благодаря финансовому вмешательству родителей, будет всю оставшуюся жизнь искать обходные пути к собственному благополучию.
   Условно в системе образования можно выделить четыре крупных коррупционных направления: подготовка к вступительным экзаменам (репетиторство); приёмные экзамены; текущая успеваемость; обучение заочное, вечернее, дополнительное.

Репетиторство.

   Репетиторство начало бурно развиваться, по крайней мере, в Тюмени в начале 70-х. Причина - увеличивающийся разрыв между знаниями, полученными в школе, и требованиями, предъявляемыми абитуриенту институтами. К тому же наблюдается колоссальный разброс уровня подготовки в различных школах при устойчивой тенденции к деградации педагогического труда. Посмотрите, кто поступает в пединституты, среди 6 основных ВУЗов Томска педагогический университет наименее престижен (верный признак - ребят-студентов можно встретить в основном на спортивном факультете). Уровень требований ВУЗов также варьируется в широких пределах. Кстати, российские власти уже несколько лет пытаются внедрить единый госэкзамен (ЕГЭ) в школах, декларируя необходимость поставить выпускников разных школ в одинаковые условия при поступлении в институт. Неплохая идея спотыкается о российскую специфику, никогда выпускник из Маложирово (крупное село, известное мне по студенческим сельхозработам 1959 г., км 150 от Томска) не сможет на равных конкурировать с москвичом при поступлении в МГУ. И высокопоставленная чушь относительно поиска новых ломоносовых (затаскали фамилию незаконнорожденного царского отпрыска) с помощью ЕГЭ так и останется способом выбивания денег из бюджета. Мы опять стараемся открыть Америку, но ведь ещё во времена Хрущёва академик Лаврентьев, первый руководитель Сибирского отделения АН СССР в Новосибирске, доказал эффективность поиска творческих личностей с помощью многоуровневых олимпиад по основным школьным предметам. ЕГЭ, усредняя уровень школьной подготовки, одновременно снижает образованность молодого поколения. Да и зачем им, провинциальным выпускникам болтаться в Москве или Петербурге, пусть сидят дома и ждут вызова. Как не вспомнить героя популярного 30 лет назад фильма (по-моему, "Молодо-зелено"), который сидел в гостинице маленького сибирского посёлка, на работу не ходил, упражнялся с гантелями и серьёзно ждал вызова из Академии наук в отряд космонавтов.
   Когда-то, в год моего окончания школы (1958), Хрущёв отменил привилегии медалистам при поступлении в институт, оставил только 20% мест "свежим" выпускникам, и отдал преимущество абитуриентам с рабочим стажем не менее двух лет. Прошло не так много времени, власть поняла совершённую глупость (в институты хлынул поток малограмотных абитуриентов из тех, кто в своё время слабо учился в школе), маятник качнулся в обратную сторону. Теперь уже школы оценивались по проценту выпускников, поступивших в ВУЗы и количеству медалистов. Школьные учителя добровольно-принудительно натаскивали заинтересованную в поступлении в институт часть десятиклассников по своим предметам. А вот те, кто после школы основательно поработал, сами искали учителей и готовы были за это платить. Постепенно репетиторство стало распространённым явлением.
   Очень быстро преподаватели общих (математика, физика, химия) кафедр ВУЗов перехватили инициативу у школьных учителей. Репетиторство - хорошая возможность подработать для преподавателя низшей ступени институтской иерархии, как правило, не остепенённого, а значит низкооплачиваемого. Вкус реальных живых денег начал привлекать более предприимчивых и более высокопоставленных преподавателей, за дело взялись доценты и даже профессора. На столбах (в Москве у каждой станции метро) появились многочисленные объявления с предложением репетиторства с гарантией поступления в конкретный институт. Это как раз то незаконное деяние, за которое родители согласны платить большие деньги (по меркам репетиторства). Скажем, оплачиваются часы подготовки к экзамену по химии, а уж физику и математику репетитор берёт на себя. Час профессора стоит в 5-10 раз больше, чем час ассистента, но ведь профессор 10-20-30 лет уже не ведёт семинарские занятия с первокурсниками, давно забыл детали школьной программы.
   Типичный пример в истории нашей семьи, правда, из сферы медицины. Папа - ведущий хирург строителей закрытого атомграда Челябинск-40 - заболел аппендицитом. На операцию срочно привезли профессора из "большого" Челябинска. Мама, хирург, стоявшая около операционного стола, много лет в красках рассказывала, как несколько часов возился с аппендиксом профессор, лет двадцать не занимавшийся подобными операциями. Любой молодой хирург затратил бы на операцию 20-30 минут.
   Для работника института, хорошо знающего внутривузовскую (при общих правилах имеются нюансы) систему вступительных экзаменов и работу приёмной комиссии, организовать зачисление конкретного абитуриента не представляет серьёзной проблемы (примеры ниже). В последние годы из объявлений о репетиторстве исчезли упоминания о гарантии поступления, по крайней мере, в Томске я не встречал. Уверен, предложения остаются, но в устной форме. Да и родители стали смышлёнее, подбирают репетитора, преподавателя того Вуза, куда мечтают устроить своё чадо.
   Закрывая тему репетиторства, скажу, что лично знаю несколько доцентов, которые много лет "косят зелень" подобным образом. Такие специалисты объявления не вывешивают, тропа проторена, родители упрашивают, они "с трудом" соглашаются подучить детишек. Вроде бы хорошее дело, но ведь не дополнительная учёба нужна обеспеченным родителям и великовозрастным детям. А провинциальным малообеспеченным родителям даже мысль не приходит в голову о способе поступления в ВУЗ через репетиторство, тем более что сейчас каждый ВУЗ имеет подготовительное отделение, тоже, естественно, платное. Факты коррупции репетиторов, обеспечивающих поступление в институт при существующей системе набора студентов, доказать практически невозможно.

Приёмные экзамены.

   Приёмные экзамены зачастую определяют дальнейшую судьбу человека, а для кого-то это хорошая, очень хорошая кормушка.
   Моя личная судьба - не исключение. Впервые столкнулся с вымогательством взятки 16 августа 1958 г. Ранее ("Отец и сын") описывал ситуацию, коротко повторюсь.
   19 июля прибыл в Томск из провинциального, даже по казахстанским меркам, города Текели (больше двух суток на поезде с пересадками) поступать в мединститут, общежития не дали (езжайте домой, приедете к 10 августа сдавать во втором потоке). Прошёл всю дистанцию, от приёмной комиссии до ректора академика Торопцева в поисках справедливости, бесполезно. Несколько ночей на вокзале, захолустная гостиница, 20 человек в комнате. Посещал консультации в мединституте, но 31 июля дрогнул, забрал документы из мединститута и начал сдавать экзамены на химфак университета. Прилично сдал (24 балла из 25) и с экзаменационной карточкой (предметы те же + математика) пришёл в мединститут. Возьмите! Председатель приёмной комиссии меня хорошо запомнил, не сказал чётко "нет, это невозможно", а долго внимательно смотрел на меня, мялся, ждал.... Этот взгляд невозможно забыть, но тогда наивный 17-летний мальчишка, не понял. Да у меня и денег не было, только на билет до дома. Так я вместо медика стал химиком. Обидно. Через полгода встретил парня, вместе ходили на консультации, студента мединститута, хотя он завалил первый же вступительный экзамен по химии. Запомнил среди абитуриентов мединститута выделявшуюся группу приезжих грузин человек в 15, которые не имели проблем с проживанием и все поступили. После второго курса химфака ТГУ я сделал последнюю безуспешную попытку оказаться в мединституте. К этому времени знакомого председателя приёмной комиссии уже посадили за взятки.
   Прошло 7 лет, в августе 1965 года, будучи аспирантом Алтайского политехнического института (АПИ), впервые подрабатывал на вступительных экзаменах (почасовая оплата). Мероприятие оказалось чрезвычайно мировоззренчески полезным для всей последующей профессиональной жизни. Денег больших не заработал, однако существенно расширил кругозор, наивность в сфере набора студентов в институт резко уменьшилась.
   Хрущева уже нет во власти, но решения знаменитого пленума ЦК КПСС о химизации народного хозяйства продолжали раскручиваться. Вступительный экзамен по химии стал обязательным при поступлении на все технические специальности наравне с математикой и физикой. Потребовались дополнительные экзаменаторы.
   Оказалось, в круг экзаменаторов попасть трудно, случайных людей здесь нет. Как я среди них оказался? Кто инициатор? Похоже, ректор АПИ В.Г.Радченко, весьма доброжелательно ко мне относившийся, так как на следующее лето меня "повысили" до ответственного секретаря факультетской приёмной комиссии (одна из самых потенциально взяткоёмких должностей в период вступительных экзаменов).
   Итак, Барнаул, АПИ, 1965 - 1966 гг. Что поразило? На экзаменах встречались абитуриенты, не способные не то что на вопросы билета отвечать, но даже написать формулу серной или соляной кислоты. Причём из тех, кому я не должен был поставить двойку. Где они учились? Как они дошли до вступительных экзаменов?
   К внешним строгостям не подкопаешься, каждая пара экзаменаторов узнаёт о группе, аудитории и получает ведомости за 5 минут до начала экзаменов. А дальше?
   Ежедневно, со ссылкой на ответственного секретаря приёмной комиссии института, экзаменаторам спускаются списки фамилий, которым нельзя ставить "неуд", некая страховка от немедленного возврата документов из приёмной комиссии, причём это просто клочки бумажек с конкретными фамилиями (и всё). Юридически не документ, никто лично тебе ничего не приказывает, используются выражения типа "посмотрите повнимательней", ответственность перекладывается на экзаменатора, а тройку всегда легко оправдать. Кто или что за этими фамилиями стоит никого не должно волновать, однако, слава богу, здесь не требуют, хотя и желательно, отметки выше тройки. Как-то, случайно я выгнал одного "списочного", шум поднялся, устроили переэкзаменовку и тройку ему поставили. А мне на вид! Невозможно представить, что абитуриент, сдающий примитивнейший (для специальностей не химического профиля) экзамен по химии с такой страховкой, способен самостоятельно лучше сдать физику, математику или грамотно написать сочинение. Кстати, литераторы вызывали сочувствие, им приходилось правильно обрабатывать сочинения, чтобы тройка выглядела естественной (материалы письменных экзаменов подлежали длительному хранению и изредка контролировались). Устный экзамен проще, закрыл глаза на тупость или элементарную неподготовленность сдающего, задал для формы несколько дополнительных вопросов, поставил требуемую оценку и "до свидания". До встречи в студенческой аудитории...
   Кроме списков-страховок сверху тьма обращений от коллег-экзаменаторов, здесь уже речь идёт о повышенных оценках, чтобы избежать проблем с конкурсом при зачислении. Отказать практически невозможно, зато и твоей просьбе коллеги пойдут навстречу. Для меня первоначально всё выглядело дико, но вынужден был придерживаться общих правил, причём совершенно бескорыстно. Только где-то на десятый день приёмных экзаменов понял, мой напарник, многолетний экзаменатор, раза в два старше меня по возрасту, взяточник, берёт деньги, причём не малые. Впервые осознал это, когда увидел, как его после экзаменов встречают на легковом автомобиле (40 лет назад автомобиль в Барнауле считался не средством передвижения, а предметом роскоши и отнюдь не по карману ассистенту без учёной степени). Действовал напарник (не могу вспомнить фамилию) осторожно, всех своих блатных абитуриентов усаживал на экзамен ко мне, естественно, оговорив повышенную оценку.
   Небольшое пояснение. Для пущей объективности оценки знаний абитуриента всегда присутствуют два экзаменатора, они должны вместе слушать ответы на вопросы. Фактически, каждый экзаменатор берёт себе отдельного абитуриента, разбирается с ним, а коллега просто расписывается в ведомости и экзаменационной карточке.
   Особая статья - поступающие "великие" спортсмены, здесь списки и просьбы многократно дублируются. Завкафедрой физкультуры лично торчит у дверей, без конца заглядывает. Такие спортсмены и "учатся" без проблем, кто-то с кафедры физкультуры во время сессии ходит по преподавателям с зачётной книжкой студента, спортивными достижениями прославляющих ВУЗ. Здесь и футболисты, и мотогонщики, и шахматисты (удивительно наблюдать мастера спорта по шахматам, совершенно беспомощного в химии во время учёбы). Типичная практика советского времени. Почему-то приходит на ум ныне действующий любимый народом президент России. Примерно в описываемые годы, школьник со средним аттестатом зрелости, спортсмен высокого разряда по дзюдо, потенциальный мастер спорта, поступал на юридический факультет Ленинградского университета при конкурсе 40 человек на одно место. На экране ТВ появляются люди, убеждающие, что он поступал на равных и дзюдо ни при чём. Ох-хо-хо...
   Со стороны система вступительных экзаменов выглядит пристойной, приёмная и экзаменационная комиссии формально независимы, все задействованные персонажи с серьёзными лицами рассуждают о важности объективности в оценке знаний абитуриентов. Под это словоблудие уже в 1966 г. в АПИ экзамены по математике сдавали на машинах, якобы с целью уменьшения роли субъективизма конкретных экзаменаторов. Мгновенно выяснилось, что при тестовой системе проверки знаний в наших условиях объективность ещё больший мыльный пузырь, любую оценку здесь не сложнее организовать, чем при устном экзамене.
   Конкретный пример. Летом 1966 г. приехал из Целиноградской области Казахстана поступать в АПИ мой кузен Слава Полле. Аттестат зрелости хороший, большинство отличных оценок. Я отправил его на тренировки по сдаче математики на машинах, вроде бы всё очень хорошо. Считал, что поступит сам. 1 августа прихожу усталый с работы домой, Слава лежит на кровати, уставившись в потолок. Сколько? Завалил! Как? Почему сразу не сообщил? Хватаю его за руку, бегом в институт, экзаменационные ведомости уже закрыты, перекидываю документы на вечернее отделение, отдаю под опеку знакомому математику... Дальше дело техники, ситуацию не выпускал из-под контроля до окончательного зачисления на дневное отделение.
   В ходе приёмных экзаменов ректор АПИ неоднократно проводил совещания с экзаменаторами и давал разгон тем, кто много двоек ставит. А из кого мы будем выбирать студентов?
   Одновременно в Алтайском мединституте подход был другой. Следует напомнить, что престиж медицинского образования в то время (да, пожалуй, и сейчас, за редкими исключениями) существенно превосходил технические дисциплины, конкурс и уровень поступающих в мединститут абитуриентов был гораздо выше. Мои друзья, физики АПИ, Валентин Аникеев и Витя Маркин получали возможность хорошо зарабатывать, выполняя задание тамошнего ректора: берёте в день две группы по 40 человек, резвитесь, как хотите, но к вечеру должна остаться одна группа, т.е. половина абитуриентов должна получить двойки. И здесь списочки сверху, только дополнительно указывалось, кому нельзя ставить положительную оценку (не любили в мединституте приезжих из-за пределов Алтайского края). В этом, 1966 году, приехала поступать в мединститут родная сестра Вельда. Аттестат зрелости весьма и весьма приличный. С подстраховкой друзей она получила отличные оценки по физике и химии, написала сочинение (требовалась только положительная оценка). Мы уже начали отмечать её поступление, вдруг Витя Маркин решил сбегать уточнить, как там проверяют сочинения. И вовремя. Оказалось, сочинение Вельды было закодировано шифром, указывающим проверяющим литераторам на необходимость двойки. Перешифровали, Вельда успешно окончила Алтайский мединститут.
   Несколько слов о вступительных экзаменах по литературе. В год моего поступления в институт не было деления на профильные и непрофильные экзамены. Сочинение по литературе считалось трудным экзаменом, но его результат суммировался с оценками по математике, физике, химии, иностранному языку. Почти полвека позади, но я до сих пор горжусь, что сумел получить отличную оценку по литературе при поступлении в университет. Прошло совсем немного времени и литературу перевели в статус формально обязательного предмета, но по схеме зачёт-незачёт (им гораздо легче манипулировать экзаменационной комиссии). К чему привело преступление чиновников от образования, а скорей более высокого уровня? К массовой безграмотности выпускников технических ВУЗов! В этом лично убедился за двадцать лет работы на Томском нефтехимическом комбинате, сотни ИТР, даже высоко поднявшиеся по служебной лестнице не в состоянии грамотно изложить мысли на бумаге. Принято рассуждать, что сочинение затрудняло поступление в институт абитуриентам с физико-математическими наклонностями. Однако математических вундеркиндов мало, и они легко выявляется через олимпиады. В среднем же, человек, с детства не наученный грамотно писать, формулировать и излагать собственные мысли, слабо воспринимает новые знания и в других сферах. Спорно? Возможно, но убеждение сформировалось за многие годы преподавательской, научной, производственной деятельности.
   Перебираю в памяти свою работу в приёмных комиссиях АПИ и Тюменского индустриального института (ТИИ) и думаю: господи, а сдаёт ли кто-нибудь вступительные экзамены самостоятельно, без протекции или взяток?
   С другой стороны, не у тебя же одного есть родственники, которым надо помогать. Помимо уже упомянутых сестры и двоюродного брата устроил в АПИ кузин Эльзу и Фриду, несколько человек в ТИИ. В очередной раз поражался, приезжают из Абхазии троюродная сестра и её подружка с очень хорошими аттестатами зрелости, а знания полностью отсутствуют. Но у меня моральные обязательства перед тётей Фридой (двоюродная сестра папы) и дядей Артуром. Дошло до того, что вступительный письменный экзамен по математике они переписывали у меня в лаборатории. Года полтора мучений в институте и хорошая девушка Рената вернулась в Абхазию рожать детей, лет двадцать назад их было трое, сейчас не знаю.
   Говоря о моральных обязательствах перед родственниками должен пояснить, что оказался единственным, реально поднявшимся в советской действительности, и старшим из поколения, следующего за родителями, успевшими получить высшее образование в 1940 году ("Отец и сын"). Ранее в "Мозаике" отмечено, что в Советском Союзе интеллектуально загублено два поколения русских немцев. Тёти и дяди, родные и двоюродные (жизни их переломали 30-е годы, война, лишение гражданских прав, включая свободу передвижения, до 1957 г.), с большой доброжелательностью относились ко мне, желали своим детям лучшую долю, надеялись на мою помощь. Разве можно забыть, как в 1972 году не успевший получить нормальное образование дядя Артур, потерявший лёгкое в трудармии на шахтах уральского Копейска, созывает соседей абхазов в деревне Лыхны и с гордостью показывает племянника, кандидата наук из Сибири. И не попытаться оказать посильную помощь. Отец вышеупомянутого кузена Славы вынужденно малограмотный талантливый дядя Отто тоже угробил молодость в шахтах Урала, только в Кизеле, плакал от радости, когда увидел меня в январе 2004 г. в Германии. Естественно, не могло быть и речи о деньгах, взятках.
   Уважаемый читатель! Прошу простить, отвлёкся на родственников, пытаюсь искренне изложить собственное видение ситуации вокруг вступительных экзаменов. Продолжаю.
   Из барнаульского периода жизни запомнилась история с поступлением на учёбу офицеров с Семипалатинского атомного полигона. Офицеры приезжали группами, командование части разрешало каждому офицеру сделать одну попытку поступления, существовала соответствующая очередь. Зачисление на заочную учёбу было единственной потенциальной возможностью в будущем сбежать с полигона (надо представлять полупустынные окрестности Семипалатинска, а полигон в нескольких сотнях километров). Офицеры пытались любым способом использовать предоставленный шанс. Разве можно забыть, как завалились семь лейтенантов и старших лейтенантов в нашу семейную комнату в студенческом общежитии с коньяком и закусками, просили Аникеева, меня, Романчукову (из группы аспирантов профессора Тронова) помочь с пересдачей уже заваленных вступительных экзаменов (им, офицерам, для зачисления достаточно было сдать все экзамены удовлетворительно). До сих пор вспоминаю собственный стыд при виде унижающихся офицеров. С другой стороны, где и как эти молодые ребята учились азам физики, химии и математики, что не смогли "удовлетворить" экзаменаторов даже демонстрируя форму офицера. Конечно, мы им помогли без всяких денег, все были зачислены. Не знаю дальнейшей судьбы их учёбы, так как вскоре переехал в Тюмень, но одного старлея незамужняя Романчукова взяла мёртвой хваткой, а это гарантия прохождения по экзаменационным препонам для любого заочника.
   Последняя стадия работы приёмной комиссии - зачисление. Возможности манёвров для взяточников, в отличие от экзаменационной сессии, значительно сужены. Объявляется проходной балл, выбор делается между теми, кто немного недобрал. Существуют взяткоёмкие варианты переброски абитуриентов со специальности на специальность, однако рядовому члену комиссии влиять на зачисление конкретного абитуриента сложно, легко засветиться, так как решения принимают декан и ректор. Кто и как на их мнение влияет, покрыто мраком, но, несомненно, они находятся под мощным давлением. Принимая решение, ректор далеко не всегда считает целесообразным аргументировать своё поведение.
   Запомнился случай. Я - ответственный секретарь приёмной комиссии химико-технологического факультета по графику принёс в кабинет ректора папки с документами на зачисление. Одной из первых ему попадает на глаза папка абитуриента с серебряной медалью, хорошо сдавшего экзамены, грузина по национальности. Ректор резко швыряет папку: у них всё куплено. Мои попытки что-то пояснить оборваны на корню. Помню удручённые неглупые глаза приехавшего издалека абитуриента. Я ничего объяснить ему не мог, кроме того, что не прошёл по конкурсу. Я не знаю, помогал кто-либо этому мальчику поступать, но знаю, что в Сибирь приезжали учиться дети жителей Грузии, у которых не хватало денег для поступления в местный ВУЗ. С тотальной коррупцией в Грузии я столкнулся в начале 70-х ("Вожди-3. Путиниана"), да и родственники из Абхазии не случайно пытались учиться в Сибири.
   Несколько слов о приёмных экзаменах в аспирантуру, призванную готовить педагогические и научные кадры более высокого, по сравнению с ВУЗами, уровня. Поступление в аспирантуру, как и поступление в ВУЗ уточняет, иногда резко меняет, вектор судьбы индивидуума.
   Здесь также объявляется конкурс, существуют приёмная и экзаменационная комиссии, но в реальности всё гораздо проще. И сложнее, одновременно. Поступают практически все, кого предварительно отобрали, но далеко не все желающие. Трудности возникают у научного руководителя, которому выделено энное количество мест, и надо подыскать достойных претендентов. Далеко не все лучшие выпускники или выпускники с творческой жилкой (дети, близкие родственники научных корифеев и крупных институтских чиновников - особая статья) соглашаются поступать в аспирантуру. Помню, как долго меня уговаривал зав. кафедрой химии Томского инженерно-строительного института (ТИСИ) профессор Чемоданов. Под каким давлением мы с женой Ниной вынуждены были отказаться от поездки на Омский комбинат синтетического каучука и согласиться на распределение в Алтайский политехнический институт, с немедленным поступлением в целевую аспирантуру на родном факультете. Кстати, целевая подготовка кадров ведущими ВУЗами для периферийных или недавно открытых институтов является распространённой практикой.
   Возвращаясь к теме эссе, подчеркну, ни в Томске, ни в Барнауле, ни Тюмени, ни Свердловске лично не слышал о взятках на приёмных экзаменах в аспирантуру. Протекция - это да!

Текущая успеваемость.

   Человек, поступающий в институт не благодаря своим знаниям и способностям, быстро убеждается в трудности учёбы.
   На первый курс химфака ТГУ в 1958 г. поступило 50 человек, из них 6 ребят, все жили в одной комнате общежития химиков, я - староста. Один, Демко, гордо не снимал военную форму (престижно было поступать в институт после службы в армии). Молодые как-то вначале больше шалопайничали, а Демко (старик, по понятиям 17-летних) сидел за столом и что-то пытался осилить. Думаем, за три года после школы в армии, многое забылось. Месяц, другой, стало очевидным, просто Демко не по силам университетские курсы химии, физики, математики. К удивлению, первую сессию он перевалил, но через пару месяцев второго семестра бросил университет. Не сразу я понял мотив его ухода, гордый военный не мог смириться с ощущением собственной неполноценности рядом с пацанами, только что закончившими школу. Как же он сдал вступительные экзамены? Позже выяснилось, что одна из близких родственниц Демко работает на факультете. Естественно, помогла ему поступить и сдать первую сессию.
   Пример показательный, но далеко не характерный. Большинство поступивших по протекции, всяческими путями тянут до диплома. Курсом старше учился офицер, попавший под хрущёвское сокращение, тоже ходил в форме, сокурсники открыто посмеивались над его знаниями и способами сдачи экзаменов, но он игнорировал усмешки. Член КПСС, начал работать по общественной линии, возглавил студенческий профком университета. Лет через 15 с удивлением узнал, что он защитил диссертацию, в 2005 г. на одной из улиц Томска увидел его портрет среди участников Великой Отечественной войны, в 2006 г. в полном здравии отметил 80-летие, интересовался у меня способом публикации в интернете.
   Скажу прямо, во время собственной учёбы с взятками не сталкивался, да и вообще этой темы применительно к системе дневного обучения не понимал. Были на курсе 2-3 кем-то поддерживаемых студента, отчисляли за неуспеваемость, потом неожиданно восстанавливали, но ни разу я не слышал, что это как-то связано с деньгами. То ли наивный был очень, то ли время другое, то ли взяточники надёжно конспирировались, то ли их просто было мало.
   Вспоминаются весёлые рассказы моего учителя профессора Бориса Владимировича Тронова о бригадных формах обучения в Томском университете во второй половине 20-х. Взятки в период текущих экзаменов, коллоквиумов просто были не нужны, кто знал конкретный вопрос, тот и отвечал экзаменатору от имени бригады, бригадир-коммунист ещё и поучал "буржуазных" профессоров, что и как надо спрашивать. Большая глупость с точки зрения приобретения полноты знаний конкретным студентом, с другой стороны, минимизируется коррупционный повод (полагаю, власть не думала здесь о взятках, превалировало желание быстрее получить дипломированных специалистов из малограмотных комсомольцев и коммунистов).
   Сейчас положение серьёзно изменилось. В газете "Новые Известия" от 21.11.2006 г. даны расценки текущих экзаменов в МГУ (200 - 300 долларов, до 500). Какой-то профессор "заработал" за сессию 240 тысяч рублей. Можно сомневаться в подлинности цифровой информации, но не в самом факте взяточничества преподавателей, хочется верить, их небольшой части. К сожалению, явление становится масштабным. В 2003 г. я открыто поразился простой, как мычание коровы, системе взяточничества (чертёж - 100 рублей) в заштатном среднетехническом учебном заведении Томска ("Увольнение-2 или техникум-2003"). По-видимому, недоумевающие расспросы и уточнения стали причиной моего неожиданного скоропалительного увольнения.
   Аспирантура, являясь частью образовательного цикла, имеет свою специфику и в сфере коррупции. Сильно развит протекционизм по принципу: ты мне, я тебе.
   Часть имён и фамилий конкретных лиц вынужденно опускаю. Обратите внимание, подавляющее большинство детей профессоров становятся обладателями учёных степеней. Только непосвящённому человеку может казаться, что трудно стать кандидатом наук, им может стать каждый выпускник ВУЗа, попавший в колею соответствующих обстоятельств, причём не обязательно через обучение в аспирантуре. Выше я уже упоминал старшекурсника, неожиданно (для меня, в своё время) ставшего кандидатом наук. На нашем курсе училась девушка, одна из отстающих в успеваемости, дополнившая факультетский фольклор вопросом "как амперы перевести в вольты?" (ржал, по-моему, весь университет, за исключением "тёмных" гуманитариев), лет через 10 закончила аспирантуру и до пенсии проработала доцентом в одном из томских институтов.
   Первая ступень аспирантуры - сдача кандидатских экзаменов. Ничего сложного, хотя и требует нескольких месяцев подготовки, особенно иностранный язык. Помню, сдавали с женой философию, так экзаменаторы больше волновались, чтобы Нина с беременностью 8 месяцев не родила в кабинете профессора Ярошевского (отправляли погулять, т.е. давали возможность какие-то умные мысли списать), чем интересовались ответами по существу. Да и оценка (положительная) в принципе не важна, разве что для самоудовлетворения.
   Для аспиранта без связей выполнение диссертации - тяжкий труд. Связи (это не взятки, но, несомненно, элемент коррупции) обеспечивают аспиранту или соискателю учёной степени дополнительные рабочие руки (лаборанты, студенты...), свободный доступ к сложной аппаратуре, деньги на закупки материалов и командировки, внеочередное выполнение заказов в стеклодувной мастерской и ещё много чего. А вот дальше аспиранту без мелких взяток не обойтись. Скажем, к стеклодуву для простейшей работы без 100 г. спирта даже подходить нельзя было, более сложная работа требовала денег "за срочность", либо откладывалась на далёкое "в порядке очереди". Подобная обслуживающая публика много соков вытягивает из вечно спешащего аспиранта (имеются в виду самостоятельно выполняющие диссертацию). Слава богу, работа в великой научной библиотеке ТГУ зависела только от личной расторопности и любознательности.
   Никогда в жизни мне не приходилось так интенсивно работать как последние 4-5 месяцев завершения диссертации, по 18 часов в сутки, трижды чудом избежал трагедии в лаборатории (взрыв экспериментальной установки, загорание спецодежды, отравление парами основного "диссертационного" растворителя-метанола). Подавляющее большинство аспирантов не справляются в установленный трёхлетний срок, переходят работать на кафедру в разных должностях (говорю о химиках, которые без специализированной лаборатории вообще ничего сделать не смогут) и представление диссертации откладывается на годы. Многое дальше зависит от поддержки заведующего кафедрой, научного руководителя, в первую очередь в части предоставления дополнительных рабочих рук. Лучшие "рабочие руки" у химиков - дипломники. Грамотно сформулированная тема дипломной работы даёт в результате, при качественном контроле исполнения, материал для научной статьи, 10 - 20 дипломных работ - экспериментальный материал диссертации готов. В первые годы работы в Тюмени мне удавалось "вырывать" (наша тематика сугубо научная, а ТИИ готовил инженеров-технологов в области переработки нефти и нефтехимического синтеза) по 5 дипломников, плотно с ними работать, результаты стали экспериментальным фундаментом диссертации Нины.
   В 1967 г. я многократно один, без сопровождения руководителя, приезжал в Томск из Барнаула (в 1965 г. Тронов переехал в Барнаул, соответственно, мы с Ниной переведены в аспирантуру АПИ) с докладами на родном факультете университета, в других институтах, представил и защитил диссертацию, и всегда встречал доброжелательный приём: аспирант Тронова. Прошло три года, Тронов умер в 1968 г., на родной факультет приехала уже из Тюмени докладывать диссертацию и решать сроки представления к защите моя жена Нина. Тема выдана Троновым и начала разрабатываться ещё в Барнауле. Объём и качество работы не слабее, чем моей диссертации. И вот тут начались упражнения в риторике, нет, с качеством работы, её принципиальной новизной реально никто и не разбирался, но от представления диссертации к защите родная кафедра органической химии увиливала. Началось явное сведение счётов с моей излишней самостоятельностью в прошлые годы (руководитель дипломной работы, типичный пробойный, но не сверкающий интеллектом, вузовский работник, стала заведующей кафедрой и деканом, не могла простить, что я отказался с ней сотрудничать, поступив в аспирантуру). Несколько раз Нина ездила в Томск, потом плюнули, нашли понимающего проблему учёного в Свердловске (профессор Р.О.Матевосян), и она блестяще защитилась в институте химии Уральского отделения АН СССР.
   С Матевосяном связан любопытный штрих по теме эссе. Как-то в общем разговоре, он, азартный охотник, проговорился, что мечтает о хорошей лайке. Реакция мгновенная. Муж моей аспирантки Вали Нагарёвой (согласованы сроки защиты в Свердловске, официальный оппонент - Матевосян) - кинолог, быстро притащил в нашу квартиру отличного щенка с родословной. Через пару недель Матевосян появился в Тюмени, зашёл в гости, но категорически отказался принимать собаку в качестве подарка, присовокупив классическую фразу "борзыми щенками взятки не берём". Учёным (таковых мало, много научных работников), к которым я отношу Тронова и Матевосяна, не до коррупции, не до взяток. Честность в научных изысканиях и честность в человеческих взаимоотношениях взаимосвязаны. Человек с замаранной совестью не может стать истинным учёным (к сожалению, встречаются исключения).
   Сложный, нередко самый сложный в периферийном институте, этап работы над диссертацией - подготовка к защите (часто бывает достаточно одного положительного отзыва крупного научного черепа, чтобы решить вопрос защиты, но этот отзыв надо получить). При отсутствии солидного шефа над соискателем, как правило, изощрённо издеваются под личиной объективности (пример с диссертацией Нины выше), бесконечно советуя то-то доделать, то-то перепроверить. Умасливают сторонних грандов самыми разными способами: прямыми деньгами (реально не доказуемо), крупными подарками, угощением в ресторане, организацией финансово выгодных хоздоговоров с промышленными предприятиями... Женщины-соискатели нередко отрабатывают телом, прямо как молодые актрисы, пытающиеся через связь с режиссёром или продюсером получить ответственную роль. Я не преувеличиваю, конкретные примеры сидят в памяти. Помнится, Нина обратила моё внимание, как на симпозиуме в Риге в 1969 г. (приехали вдвоём из Тюмени с докладами по её диссертации) "заинтересованные" женщины, не стесняясь, ныряли на ночь к 70-летнему грузному широко известному академику в области электрохимии.
   Как ни облагораживай поступки соискателя учёной степени, даже в собственном сознании, всё это элементы коррупции, попросту дача взятки. Ради будущей карьеры соискатель заискивает, унижается, готов выполнять функции "шестёрки". Всё это противно моему нутру и именно поэтому в 1977 г. я бросил заниматься наукой (на стадии готовности к оформлению докторской диссертации) и ушёл на производство. Последней каплей послужило общение с профессором ленинградского технологического института О.Ф.Гинзбургом (куратор группы повышения квалификации). На просьбу оценить мою тематику, уровень и объём выполненной работы Гинзбург, не дослушав обращение, начал рассуждать: почему все приезжие с периферии стремятся защищать докторские диссертации?
   Непосредственно защита диссертации, за редчайшими исключениями, акт формальный, хотя и предельно эмоционально нагружен для соискателя, члены учёного совета настроены благодушно, банкет соискателем заказан, приглашения получены.
  

Заочное, вечернее, дополнительное обучение.

   В отличие от дневной (бюджетной) формы обучения, в системе заочного, вечернего, дополнительного образования максимально коррупционными стадиями являются процесс обучения и выдача дипломов, отнюдь не вступительные экзамены.
   Первый наглядный и воспитательный пример. Барнаул, ноябрь 1964, мы с Ниной уже в АПИ, хотя Тронов ещё в Томске. В химическом корпусе АПИ (сейчас здание классического университета) несколько дней проходит открытый суд над преподавателем сопромата. Этот деятель лет 35-40 собирал с заочников через старосту с каждого студента энную сумму с гарантией положительной оценки, а заочнику больше тройки и не надо (как не вспомнить, см. выше, бригадные формы обучения с другим подходом и, фактически, с тем же результатом). Сдавали, боюсь соврать, по 20 рублей, в общем-то, мизерная сумма и по тем временам. Хотя как посмотреть, 2-3 месячных преподавательских оклада с группы за один экзамен немало по ощущениям аспиранта со стипендией в 78 рублей. С интересом слушал свидетелей - заочников. История вылезла на поверхность только потому, что преподавателю показалось мало денег, он потребовал от одной или двух заочниц ещё интимных услуг. Несмотря на то, что этот образованный подонок от всего отказывался, у меня, молодого аспиранта, широко открылись глаза на проблему. Очевидно, что он брал и раньше, ещё более очевидно, что заочники с радостью и добровольно сдавали деньги (каждый первокурсник технического ВУЗа слышал байку, что студентом почувствуешь себя только, когда пройдёшь сопромат). Кстати, слава о "берущих" экзаменаторах в среде заочников передаётся как эстафета из поколения в поколение. Прискорбно, но заочники сами ищут взяточников среди преподавателей, более того, создают новых, решая главную проблему - любым способом (знание предмета - задача вторичная) перейти очередной экзаменационный рубеж.
   Другое дело добровольно-принудительное изнасилование. В принципе интимные связи преподавателей со студентками имеют длительную историю, студентки частенько влюбляются в умных преподавателей, знаю факты, когда девчонки 3-го курса через балкон на третьем этаже лазили к страшненькому речистому философу, но интим в качестве взятки - очередное откровение, скорее прозрение. Начал присматриваться. Прошло несколько месяцев и уже на химико-технологическом факультете скандал. Заведующего кафедрой физической и коллоидной химии внешне плюгавенького Мешкова застукали в служебном кабинете прямо во время полового акта с заочницей на письменном столе. Выяснилось, Мешков регулярно прелюбодействовал с заочницами, в этот раз его сознательно подловили сотрудницы кафедры, выбив запертую дверь. Прошло более сорока лет, а шок от мерзкого поведения опытного доцента, мгновенно уволенного по собственному желанию (ректорат пытался избежать огласки) и исчезнувшего из Барнаула, забыть невозможно, тем более что и жена его работала на ХТФ.
   Чтобы закончить "заочно-интимную" тему ещё одно наблюдение. Распространённым феноменом является связь заочника с преподавательницей. Понять, кто взяточник, невозможно, налицо взаимовыгодный альянс: ты мне, я тебе. Страдает общество, государство, получая дипломированного специалиста, не обременённого требуемым набором знаний, и это не громкие слова, а суть проблемы.
   Пара примеров 100%-ной достоверности. Тюмень, 70-е. Ассистент кафедры общей химии, крупная незамужняя женщина чуть старше 40, на первой же консультации очередной сессии "кладёт глаз" на физически крепкого и финансово состоятельного заочника. Дальше - дело техники, он 3-4 недели отрабатывает в постели, но не имеет никаких проблем с экзаменами и зачётами, не только по химии. И так не один год, причём заочники регулярно меняются. В моём присутствии она гордилась, что сейчас имеет 17-го любовника, хорошо бы до 20 довести. Думаю, рубеж был превзойдён ещё до моего уезда из Тюмени. Другой пример (та же кафедра) с сокурсницей по химфаку ТГУ. Она выбрала красивого молодого первокурсника, умудрилась женить его на себе, выучить, родить.... Вроде бы внешне нормальная семья с некоторым возрастным дисбалансом, бывали с Ниной у них в гостях, но вскоре после окончания института брак распался, дипломированный строитель выскочил из клетки.
   Впервые начал работать с заочниками и вечерниками в 1965 г., когда мне поручили вести группы специальности "промышленное и гражданское строительство". Программа проще, чем у студентов-химиков, но довольно обширная, включает лекции, лабораторные и семинарские занятия. Боже мой! Бывают дневники слабые, но заочники (подавляющее большинство) - это нечто. Люди взрослые, стремящиеся любым способом получить зачёт и сдать экзамен (не как, а просто сдать). Стыдно, когда перед тобой, 24-летним, унижаются, пытаются угодить работяги, старшие на 10-15 лет. Как можно забыть заискивающие глаза вопрошающего наедине заочника: "Вам машину дров привезть?" Сразу я даже не понял, о чём речь.
   Тяжело вести занятия с вечерниками. В отличие от заочников, находящихся в учебном отпуске и занимающихся в дневное время, вечерники приходят 4 раза в неделю после трудового дня (в советские времена от вечерников требовалась справка с места работы). Студенты усталые, вторую вечернюю пару большинство борется со сном. Лучше других воспринимали вечерние занятия студенты, пристроившиеся работать в институт лаборантами, секретарями.... Если лектор грозит будущими карами на экзамене, посещаемость хорошая, если жалеет студентов, может остаться наедине со старостой, обязанным приносить на занятия групповой журнал из учебной части. Считал и считаю, вечернее образование для химиков, физиков, биологов и других специальностей, для которых экспериментальная практика является фундаментом образования (скажем, лабораторные занятия по органической химии в мои студенческие годы продолжались 8 часов), профанацией. Та же история, что и с заочниками, большинству вечерников важны не знания, нужен диплом. Отсюда желание любым способом угодить очередному преподавателю. За 14-летнюю вузовскую деятельность я встретил не больше 2-3 действительно толковых вечерников, причём это были студенты, перешедшие с дневного отделения по семейным обстоятельствам.
   В ноябре 1967 г., через три недели после защиты диссертации, мы получили квартиру в новом доме на краю Барнаула. Переехали из общежития с парой чемоданов и цинковой ванной с детскими игрушками, потихоньку обустраивались. Как-то в воскресенье звонок. Открываю, стоит заочник (или вечерник, точно не помню) и протягивает коробку с лентами войлока и гвоздями для обивки наружной двери. Пытаюсь отказаться, студент поставил коробку на пол и сбежал. Как он узнал о новой квартире, кто дал адрес, на какой стройке украл войлок с гвоздями (это сейчас всё можно купить в магазине)? Вопросы остались без ответа, но эта взятка (тащить войлок с гвоздями в институт и попытаться вернуть - смешить людей) надолго врезалась в память. Не помню, что я поставил ему на экзамене, скорей всего "удовлетворил", так как лишние двойки - головная боль преподавателей, начинаются институтские разборки по поводу качества обучения (плохо готовите, срываете план выпуска!), но это уже другая тема.
   Лет через 10, в Тюмени, в конце моей вузовской карьеры, в весеннюю сессию одна из заочниц поставила на стол экзаменатора большую тарелку с крупной земляникой (дорогая, не сезон). Картинка почти как в нынешнем "Поле чудес" на ТВ, только не Якубович перед студентами. Не знал как повести себя с взяткой (подарком?), чтобы не быть смешным в глазах десятка присутствующих заочников (чёрт его знает, может они сбрасывались, как покупают цветы на стол экзаменатора) и не обидеть. В конечном итоге, после экзамена на кафедре землянику мигом благополучно сожрали.
   В 80-е столкнулся с "обучением" заочников уже в своей семье. Надя, имевшая среднетехническое образование и работавшая директором магазина томского горпромторга, решила не отстать от мужа и получить высшее образование. Процитирую запись 5-летней давности ("Жёны"). Ряд директоров магазинов учились заочно в Кемеровском торговом институте, но я убедил Надю в большей целесообразности обучения в томском университете: выше уровень знаний, не надо бросать на месяц семью дважды в год, уезжая на экзаменационные сессии. Насчёт полученного заочно высокого уровня знаний Надей я оказался большим оптимистом, к началу 80-х заочное образование деградировало и превратилось в кормушку для недобросовестных преподавателей. Весь срок учёбы несколько преподавателей экономического факультета (фамилии знаю) как пиявки сосали Надю на предмет получения дефицитных дорогостоящих подарков и, насытившись, отвалились после получения Надей диплома. Университетский диплом у Нади на руках, а специальные экономические знания - увы! Уверен, в Кемеровском торговом институте ситуация была не лучше.
   Через несколько лет высшее образование по "автомобильной" специальности в Томском инженерно-строительном институте решили заочно получить зять Андрей Петров и его отец Виктор. И вот Андрей, довольный, в красках описывает удивительную (для кого?) историю. На консультации перед экзаменом весной 1989 г. зав. кафедрой раздавал "задания на дом": одному аккумулятор принести, второму бампер, третьему лобовое стекло, четвёртому резину свежую и т.п. Поинтересовался относительно запчастей к автомобилю "Москвич 2141". Андрей: мой тесть работает на ТНХК и у него есть такая машина (первые 6 новых "Москвичей" поступили в Томск в конце 1988 г.). А кто твой тесть? Полле? Эрвин Гельмутович? Немедленно Андрей освобождён от поборов, на экзамене проблем не имел. Должен пояснить, откровенный взяточник является уважаемым в Томске профессором, мы неоднократно общались на ТНХК. Такой, вроде бы мелкий конкретный факт подтверждает истину: "дыма без огня не бывает". Ещё в мои студенческие годы тяжёлый душок шёл от ТИСИ, как возможности легко получить диплом. Кстати, ни Андрей, ни Виктор Петровы, получив дипломы, так и не стали работать на инженерных должностях.
   В советские времена выработалась практика назначения "политически правильных" хозяйственных руководителей. Далеко не всегда проверенные партийным руководством кадры имели образование, соответствующее занимаемой должности. Условием назначения являлось партийное задание и личное обязательство повышать образовательный уровень. С другой стороны, в любой более или мене солидной организации появлялось всё больше работников с высшим образованием, руководитель начинал чувствовать себя недостаточно комфортно. Ликвидация безграмотности под ленинским лозунгом "учиться, учиться и учиться" понималась однозначно: необходим диплом о высшем образовании. Любым способом. Легальный и самый надёжный путь - заочное образование.
   Помню, как в начале 70-х на заочном отделении тюменского индустриального института появилась масса руководителей среднего звена из северных районов Тюменской области. Ведомства Муравленко (Главтюменьнефтегаз), Эрвье (Главтюменьгеология) обеспокоились подготовкой руководящих кадров, обеспечивающих поиск и разработку нефтяных и газовых месторождений. Появлялись на сессию мужики из Нижневартовска, Сургута, Нефтеюганска, Уренгоя, Надыма с карманами, набитыми деньгами. Учёба для проформы, главное - положительные оценки. Неоднократно в ТИИ выступал самый известный нефтяник Тюмени, в последствии замминистра, Фарман Салманов, помню, как убеждал студентов лучше учиться и предпочитать книжку сберкнижке. Но нефтяники-заочники чувствовали себя в Тюмени после северных болот как на курорте, проводя основное время в ресторанах, зачастую с приглашением "нужных" людей из института, т.е. тех, кто способен организовать плавное, без неудов, прохождение сессии. Многие преподаватели, даже без взяток и подарков, делали поблажки нефтяникам-заочникам: они творили великие дела, один Самотлор чего стоит. К сожалению (или к счастью?), времена энтузиастов, работавших не за деньги, а за идею и славу, таких как Салманов, начали уходить в прошлое. Не случайно, заочники 70-х стали базой нефтегазовой элиты в рыночной России. Они влиятельны, с большими деньгами, нередко мелькают на телевизионном экране, однако реальное управление нефтяной и газовой отраслями промышленности оказалось в руках молодых, гораздо более образованных менеджеров.
   В нынешнее время "заочно образованные" в советские времена руководители не выдерживают конкуренции грамотной молодёжи. Живой пример - Г.П.Толстов (1944 г.р.). Заочно окончил политехнический техникум в 1963 г. в Гурьеве (Казахстан). Поднялся от аппаратчика до главного инженера Гурьевского химзавода, заочно в 1983 г. получил диплом о высшем образовании. В 1986 г. Толстов переведён в Томск. Начальник производства полипропилена, главный инженер комбината, наконец, генеральный директор ТНХК. Руководитель химического гиганта, типичный производственник советских времён с подвижными мозгами не в состоянии лично написать серьёзную бумагу (ни вверх, ни вниз). Невероятно, но факт, много лет с ним напрямую общался. Надо ли говорить, что Толстов не умел и не желал учиться использовать компьютер. Недостаток базового образования, абстрактного мышления немедленно сказался, когда химкомбинат приблизился к стадии приватизации. Толстов оказался неспособным контролировать ход приватизации комбината. Знаю не понаслышке, так как возглавлял общественную комиссию из руководителей основных функционирующих подразделений ТНХК по подготовке к приватизации.
   В июне 1992 г. участвовал в специальном семинаре "Правовые основы и практика приватизации" в Москве, затем две недели провёл в служебной командировке в Берлине, где активно интересовался причинами медленной передачи химических предприятий бывшей ГДР в частную собственность. По возвращении в Томск начал убеждать руководителей ТНХК, нам не надо торопиться с приватизацией, своими, внутренними силами грамотно этот процесс не провести. Как крик души обращение ко всему коллективу ТНХК. В газете "Томский нефтехим" 26.08.92 г. под броским заголовком "НЕ НАДО СУЕТИТЬСЯ, или коллективизация 90-х" изложено моё мнение. Толстов не понял сложность ситуации, отдал всё на откуп бывшему секретарю парткома Шахову, чудесным образом превратившегося в заместителя по экономике. Ход приватизации засекретили под предлогом коммерческой тайны (меня и близко не подпустили ни к обсуждению, ни к оформлению соответствующей документации), в результате лично Толстов оказался с деньгами, хватившими на квартиры родственникам, коттедж в Томске, квартиру в Москве...
   Первые молодые и высоко образованные московские хозяева из "империи Кахи Бендукидзе" быстро "прикормили" Толстова, покрутились пару лет и спихнули контрольный пакет акций за 50 миллионов долларов Минатому (Адамов! Ау! Откуда деньги?). А дальше, при пассивном беспомощном созерцании Толстова и преступном нейтралитете томского губернатора Кресса, комбинат попал в московскую разборку между Минатомом и Газпромом, переросшую в гигантскую аферу российского масштаба с искусственно организованным банкротством в 1997 г., выведением действующих фондов во вновь образованные структуры. Первым выгнали Толстова. Кстати, новые "генеральные" на комбинате долго "не пасутся", в 2006 г. приступил к работе уже 5-й по счёту, 32-летний посланец Газпрома из Москвы.
   Заочная аспирантура для специалистов в области естественных наук - нонсенс, разве что для тех, кто работает непосредственно на факультете и имеет возможность свободно использовать соответствующее оборудование. С другой стороны, это хороший способ легально (повышение образования, окончил аспирантуру - звучит!) получать учёную степень разного рода руководителями. Скажем, в советские времена, было престижно главным инженерам крупных химзаводов становиться кандидатами наук. Для этого достаточно "мигнуть" науке, подписать хоздоговор, те подготовят экспериментальный материал и обеспечат защиту хоть кандидатской, хоть докторской диссертации. Оформляются совместные авторские свидетельства, научные статьи - никто формально не подкопается, чья "принципиальная новизна", чей вклад в работу является наиболее весомым и т.п. Типичная советская практика, реальных изобретателей 1-2, а в списке соавторов патента 10 и более "нужных" людей. Я встречал авторские свидетельства с 80-ю авторами. Если же изобретение или рацпредложение имеет реальную перспективу с крупным экономическим эффектом, то включение в состав авторов главного инженера, начальника производства, начальника цеха является необходимой стадией внедрения, иначе всё останется на бумаге и увязнет в согласованиях. Сколько хороших изобретений не удалось внедрить на ТНХК из-за амбиций автора, даже при моей поддержке. Научные работники, плотно контактирующие с промышленностью, принимают давно установленные правила игры без рассуждений о справедливости. Чистый вариант трудно доказуемой коррупции, и добровольные взяткодатели и вымогательство взяток. Противно вспоминать: "Эрвин Гельмутович! Подпишите договор, мы Вас возьмём в соавторы!" Поясню, с 1983 г. работал в должности зам. главного инженера ТНХК по науке и новой технике, ещё в 1977 г., уйдя из ВУЗа, прекратил вести список личных научных работ, никому на производстве это не надо, а здесь бесконечное навязывание соавторства. Причем, многие институтские работники искренне не понимали, почему я отказываюсь от лишней печатной работы, от помощи в защите докторской диссертации (у того же Толстова десятки авторских свидетельств, но он ведь только расписывался сам, да и то не всегда). Увеличение списка печработ - основной смысл научной деятельности преподавателя - осточертело мне ещё в институте.
   Массовое распространение заочного образования порочно в принципе, хотя и сопровождается рассуждениями из сферы благоглупости, дескать, даёт возможность учиться жителям медвежьих углов (легко опровергается просмотром списков студентов). Действительно лет двадцать после войны широкое распространение вечернего школьного и вечерне-заочного институтского образования было оправдано объективной реальностью, необходимостью кормить семью, в первую очередь. Прошло ещё полвека, о вечерних школах напоминают прекрасные советские фильмы типа "Весна на Заречной улице", а вот высшее заочно-вечернее платное образование в наш рыночный век расцветает и расширяется. Цель - продажа дипломов. Стало модным подчёркивать, тот-то имеет 2-3-4 высших образования. Характерно крупное объявление в центре Томска (08.01.2007 г.) "Диплом юриста за 10 месяцев". Умный город! Институты простейшим путём (сюда же можно добавить платное дневное образование) решают проблему масла на бутерброд преподавателя, но что получает общество? Иллюзию всеобщей образованности!
   Слов нет, кардинальное изменение социально-экономического вектора развития России, потребовало много новых знаний. В принципе неплохая система дополнительного образования (ДО) с выдачей дипломов государственного образца мигом превратилась в легальную кормушку. Не так давно мне довелось поработать заведующим отделением ДО в томском экономико-промышленном техникуме (ТЭПТ) и подробно описать ("Увольнение-2 или техникум-2003") действующую схему, ниже несколько цитат.
   В СССР существовала продуманная и неплохая система ДО, называлась повышением квалификации, осуществлялась в отраслевых институтах, на специализированных факультетах лучших ВУЗов, в учебных комбинатах при крупных предприятиях, университетах марксизма-ленинизма (УМЛ). Каждый специалист обязан был через определённый срок повысить квалификацию, пройти переподготовку, стажировку.... Мне приходилось 4 месяца повышать квалификацию в 1975 г. в ленинградском технологическом институте, 2 года (1979-1981) вечерами учиться в УМЛ при Томском обкоме КПСС на отделении хозяйственных руководителей, полгода (1988-1989) в московском институте повышения квалификации минхимпрома. Писал основательные выпускные работы, соответствующие дипломы (красные и не очень) складывал в письменный стол, в отделе кадров делалась отметка и всё.
   В советские времена ДО осуществлялось за счёт государственных и ведомственных средств, было бесплатным (в подавляющем числе форм) для слушателя, как и базовое образование. В начале 90-х бюджет прекратил финансировать ДО. Сверху дали свободу. Цитирую. Учебные заведения практически свободно открывали набор на новые, непрофильные для них специальности, ориентируясь на личные ощущения конкретного руководителя, а не на потребности государства. Я уже не говорю, сколько новых (естественно, платных) учебных заведений с "громкими" названиями открылось. И во всех созданы подразделения ДО (факультеты, отделения...). Взрыв самодеятельности произошёл при выдаче итоговых образовательных документов. Дипломы и свидетельства, особенно в сфере ДО, соревновались в изощрённости в зависимости от финансовых и фантазийных возможностей конкретного учебного заведения. Только во второй половине 90-х правительство России спохватилось, министерство образования выпустило один за другим несколько грозных (?!) циркуляров, очерчивающих круг и возможности ДО. К 2000 году чётко определены внешняя форма и обязательное содержание документов государственного образца, которые могут выдаваться по итогам обучения в системе ДО. Первый уровень - продолжительность обучения от 72 до 100 часов, второй уровень - от 101 до 500 часов, третий уровень - более 500 часов. Всё! Другого не предусмотрено. Не возбраняется проводить краткосрочное обучение, но без выдачи документов государственного образца (сертификаты рисуйте, какие хотите). Не случайно я детализирую.
   В рекламных изданиях Томска большое число предложений на одинаковые образовательные услуги (пользователь персонального компьютера, 1-С бухгалтерия, бухгалтер малого и среднего бизнеса, менеджеры всевозможных направлений, иностранные языки...), причём в большинстве случаев цена за обучение ниже, чем в ТЭПТ. Как это возможно? Просчитал минимальные расходы и убедился, происходит сплошное надувательство раздувающего щёки государства.
   Кто следит за качеством учёбы в системе ДО? Никто! Лишь бы клиент (стабильный источник - служба занятости, бюджетная организация) деньги заплатил, слушатель может вообще на занятия не ходить. Ещё цитата. Что происходит в ТЭПТ? 18, максимум 20 часов занятий и выдаётся документ государственного образца о выполнении программы, расписанной на 72 часа. Все довольны: обучаемый заплатил 1000 руб. и получил свидетельство, преподаватель ТЭПТ заработал 500 руб. (цифры меняются, в зависимости от программы). Аналогичный подход даже когда обучение проводится по направлению государственной службы занятости. Всегда готов ответ на возможный вопрос: в программе предусматривается время на самостоятельную работу. А эта "самостоятельная" работа может составлять до 70-80% продолжительности заявленной программы.
   Колоссальная разница с подходом к ДО в той же Германии. Берлин, июнь 1992 г., я в группе руководителей промышленных предприятий Урала и Подмосковья, отвечающих за качество выпускаемой продукции. 2 недели трудного обучения с переводчиком на фирме ТЮФ проведены от звонка до звонка, без единого срыва, с игнорированием просьб высокопоставленных слушателей отпускать пораньше хотя бы за счёт сокращения перерывов. Соответствующий сертификат красуется в книжном шкафу за моей спиной.
   Ситуация в Томске доходит до абсурда, все ВУЗы, независимо от основного профиля, выпускают менеджеров, экономистов, юристов..., рекламируют получение второго высшего образования за 6-10 месяцев более интенсивно, чем базового.
  

Заключение.

   Уважаемый читатель! В начале 70-х проявилась отчётливая тенденция ухудшения качества набора студентов на химические специальности, подтвердит каждый серьёзный преподаватель, хотя престиж химии был ещё на подъёме. Власть направляла неожиданно появившиеся свободные нефтедоллары не в мифический стабилизационный фонд, а на модернизацию промышленности, закупку в Западной Европе и Японии современных производств минеральных удобрений, искусственных волокон, пластмасс и химических полупродуктов (решение о строительстве в Тобольске и Томске нефтехимических комбинатов подписано Брежневым и Косыгиным в апреле 1974 г.).
   Нет, конечно, в каждом потоке встречалось немало толковых студентов, но средний уровень откровенно падал, конкурс при зачислении в студенты существовал, в значительной степени, за счёт блатных и снижения требований на вступительных экзаменах. Институт применял самые разные способы привлечения толковых абитуриентов, помню, как ездил с лекциями для выпускников школ в Тобольск и вручал путёвки на поступление в ТИИ лучшим ученикам по химии. 3-4 "путёвочных льготников" поступали на факультет, принимающий 100-150 человек, но проблемы качественного набора не решали. Стало очевидным системное падение уровня школьной подготовки.
   Несколько лет я всем первокурсникам ХТФ читал курс "Введение в специальность", а затем общался со многими из них на старших курсах. Мнение о возможностях, способностях студента, за редчайшими исключениями, не меняется. Уровень школьной подготовки заметен и у выпускников ВУЗа. Не научился ребёнок грамотно писать в школе, не выявились способности самостоятельного логического и (или) творческого мышления, в ВУЗе он этому не научится.
   Работая на крупном современном химическом предприятии, где не менее четверти работников обладают дипломами о высшем образовании, сначала поражался, затем принял как неизбежную данность - неумение большинством линейных руководителей (начальники смен, отделений, цехов, производств) грамотно формулировать и выражать собственные мысли. Приказы, распоряжения, рабочие инструкции (про устную речь производственного руководителя можно не вспоминать) зачастую дают повод разного рода проверяющим инспекторам упражняться в остроумии. Выше затронута тема образованности, применительно к генеральному директору, к счастью, это был единственный "особо грамотный" руководитель ТНХК за 21 год моей работы на комбинате, но он тянул хвост (собирал вокруг себя) не лучше подготовленных грамотеев. В критических условиях экономической реформы 90-х команда Толстова проявила полную интеллектуальную беспомощность в управлении комбинатом, однако, пользуясь безразличием губернатора и отстранённостью ведомственного руководства в Москве, не забывала набивать собственные карманы, торгуя полипропиленом и метанолом через подставные фирмы, летать отдыхать на Гавайи, обучать детей в Лондоне...
   Убеждён, литературная грамотность ИТР (умение формулировать мысли, отнюдь не чисто грамматические ошибки и расстановка знаков препинания) и профессиональная компетентность жёстко взаимоувязаны. Казалось бы, парадокс, многие специалисты с высшим образованием устраиваются на рабочих местах и не желают слышать о карьерном росте в цепи линейных руководителей. Почему? Работа аппаратчиком спокойнее, требуется чёткое следование регламенту и должностной инструкции. Работа технолога, начальника отделения, начальника цеха требует гораздо больше профессиональных знаний, умения работать с людьми, творчески мыслить, создавать и перерабатывать служебную документацию, всего этого большинству выпускников ВУЗов не хватает. Начальники цехов (самая горячая должность на ТНХК) быстро меняются, причём чаще падают вниз и бывают рады, если удаётся зацепиться где-то на комбинате аппаратчиком или на нижней инженерной ступени.
   Уважаемый читатель! Боюсь ошибиться, но средний уровень подготовки специалистов в ВУЗах (не один год работал председателем ГЭК в томском политехническом институте и курировал деятельность совета молодых специалистов на ТНХК), не только на заочных, вечерних, дополнительных отделениях, имеет ту же тенденцию к снижению качества, что и в обычной школе. Активная компьютеризация образования, безусловно, полезна, но думаю, поможет изменить тенденцию в отдалённом будущем.
   10-15 лет назад для меня стали откровением расклеенные кое-где на столбах в Томске рукописные объявления о помощи в выполнении чертёжных, курсовых, дипломных работ и даже диссертаций. Считал это чем-то вроде репетиторства, рассчитанного на заочников. Февраль 2007 г, наивность исчезает полностью, перед глазами красиво оформленная типографским способом цветная реклама. "Рефераты, курсовые, дипломные", предъявителю скидка 3%, вручается в руки на центральном проспекте Томска. Цитирую дословно. В настоящее время мы готовы предложить подготовку рефератов, контрольных, курсовых, дипломных и других аналогичных работ по любым экономическим, юридическим и гуманитарным предметам. Оформление всех создаваемых нами работ полностью соответствует ГОСТ, но при наличии в Вашем ВУЗе каких-то особых требований к оформлению, мы обязательно реализуем их в создаваемой для Вас работе. Спокойный срок выполнения заказа: контрольные и курсовые работы - 10 дней, дипломная работа - 1 месяц. Стоимость: контрольной работы от 250 руб., курсовые от 700 руб., дипломные от 7150 руб. Для оформления заказа необходимо посетить наш офис (адрес, телефон).
   Зачем учиться? Гони деньги и ты высокообразованный специалист! В данном случае "режет глаз" подготовка самых престижных в начале 21-го века в России профессий экономистов и юристов (давно известная сфера заочно-блатного обучения). В мои студенческие, аспирантские годы (1958 - 1967), как правило, на экономико-юридический факультет ТГУ поступали производственники, блатные и абитуриенты, с трудом умножавшие два на два, т.е. не способные сдать серьёзные вступительные экзамены по математике и физике на популярные специальности (технические, медицинские, научные). Сколько помню университетскую жизнь, юристы и экономисты никогда не могли превзойти естественников ни в учёбе, ни в качестве стенгазет, ни в художественной самодеятельности, ни в спорте, разве что факультетские девицы более разукрашены и ярко одеты.
   В настоящее время в России задают тон и определяют правила игры юристы именно того студенческого поколения. На виду единицы достойных личностей (часть судей Конституционного суда, адвокаты Падва, Резник...). Чаще на ТВ красуются представители прокуратуры.
   Уважаемый читатель! Посмотрите на выражение лица, послушайте систематический бред бывшего зам. генерального прокурора, ныне зам. министра юстиции Колесникова (Шабалкин, певец чеченской войны, отдыхает!). Как и кто его учил? Безграмотность высокопоставленного юриста видна невооружённым глазом, он способен только поучать и гнобить, гнобить, гнобить! Именно благодаря таким колесниковым, устиновым, чайкам, действующим по указке достойных наследников Дзержинского, Ежова, Берии, судебная система России не может оторваться от практики советского прошлого ("был бы человек, а статья найдётся"). История с посадкой Ходорковского войдёт в юридические учебники в качестве классического примера, как можно сажать любого человека не умом и аргументами прокурора в соревновании с адвокатами, а тупым усердием, выслуживанием перед властью, стремлением заработать ордена и новые звёздочки на прокурорские погоны.
   Имеется личный опыт контактов с современными юристами. В начале 1992 г. (только-только Ельцин, Гайдар и Хасбулатов начали интенсивно ломать советскую законодательную систему) по объявлению в газете принял в НИЦ на полставки юриста, определил время для консультации сотрудников. Судья, специализирующийся на особо тяжких преступлениях. Несколько личных контактов убедили в полной юридической беспомощности и ограниченности кругозора совместителя. Раздувает щёки, но ничего не понимает в современном законодательстве, не способен воспринимать новое. Боже мой, кто нас судит! Через пару месяцев мы расстались, в 2002 г. я обнаружил этого безграмотного юриста в числе адвокатов Томска. Как он может помогать людям? Только гонорар вымогать глубокомысленной манипуляцией юридическими терминами.
   В те же 90-е меня не один раз вызывали в томскую прокуратуру по кляузным делам, связанным с акционированием научно-исследовательского центра. Просто удручала юридическая, и не только, безграмотность помощников прокурора (с самим лично не встречался), приходилось заниматься ликбезом в сфере изменяющихся экономических отношений.
   Возможно, мне не повезло, не могу вспомнить личных контактов с высококвалифицированными юристами, а прожито немало. Может причину следует поискать в плоскости "ну, не принято исторически в России соблюдать законы"? И тогда, зачем нам грамотные юристы? Нужны рядовые исполнители указаний действующей власти! Всем известных примеров в ближайшей российской истории (сталинские, хрущёвские, брежневские, андроповские, горбачёвские, ельцинские, путинские времена) не счесть, хотя это ничтожно малая часть совершаемых беззаконий.
   Уважаемый читатель! Не открою Америки, профанация образования отнюдь не безобидна. Потери государства, общества, от бардака в образовании огромны, их невозможно измерить в рублях или долларах, но взгляните на наших руководителей, политиков в центре и регионах - сплошная серость, хотя в карманах дипломы всех цветов и размеров. Повторю тезис, в разных вариантах пронизывающий всю мою "размышляющую" Мозаику: серое руководство не способно правильно расставить приоритеты перспективного развития, каждый нижестоящий начальник "заглядывает в рот" вышестоящему и "лижет ему задницу". Поэтому Россия планирует полвека догонять Португалию по уровню жизни. Правда, в феврале 2007 г. министр экономического развития Греф неожиданно заявил, что через 25 лет Россия догонит Францию по уровню ВВП на человека (ох уж эта игра терминами доморощенных пропагандистов). В любом случае, Путин и его окружение обещают "счастье в жизни" следующему поколению россиян. Как не вспомнить лозунг недавнего малообразованного, но энергичного, лидера России "Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!"
   Противно слышать по ТВ "козырянье" думцев наличием учёных степеней, или о "защитах" докторских и кандидатских диссертаций губернаторами. Томский Кресс не исключение. Очевидно, у действующего губернатора не может быть достаточно свободного времени для самостоятельных занятий диссертацией. Так для чего это нужно? Для личного самоудовлетворения и возможности официально раздувать умные щёки? Забота о будущей работе после губернаторства? Слава богу, томский губернатор пока не польстился (или я ошибаюсь?) на звание члена академии "каких-нибудь наук", как это сделал небезызвестный малограмотный Рамзан Кадыров. А то ведь местные смышлёные ребята от науки мигом организуют. И проголосуют, как надо.
   Внимательный человек не может не задуматься, как сочетаются серое руководство, инертность основной массы населения и отдельные успехи России в сфере экономики, науки и культуры. Не секрет, нынешняя экономика России держится высокими ценами на нефть и газ, основные запасы разведаны 20-50 лет назад, т.е. в другую эпоху. Славу в сфере науки и культуры создают те, кто проявил себя в далёкие советские времена. Власть нехотя допускает в основные СМИ колючие не стандартные мнения нобелевских лауреатов Гинзбурга, Алферова, пытающихся бороться с развалом системы образования и науки, Солженицына, отстаивающего важность местного самоуправления, великого музыканта Ростроповича. Путин даже снисходит до посещения мировых светил, естественно, под оглушительный трезвон прокремлёвских СМИ, в начале президентства встречался с Солженицыным в его доме, в феврале 2007 г. с Ростроповичем в больнице. Объективно, власть ждёт кончины "последних могикан" от науки и культуры (подкидывая награды, слушает, но не слышит мысли отечественных гениев), чтобы устроить вселенский государственный плач, возвести красивые памятники и прислониться к величию ушедших корифеев.
   Уважаемый читатель! Коррупция, как и проституция, относится к числу вечных болезненных проблем человечества, в принципе неискоренима. Пронизывает все сферы жизни, в образовании она менее заметна, но фактические последствия мало, с чем сравнимы по долговременности влияния. Скажем, человек дал взятку чиновнику за ускорение прохождения документа. Документ получен, про этого конкретного чиновника можно забыть. А студент за взятку, поступивший в институт, за взятку получивший диплом? Отрицательные последствия расходятся веером.
   На словах власти России беспокоятся о совершенствования образования, существует даже специальный "национальный проект". Антикоррупционной панацеей принято считать внедряемый повсеместно ЕГЭ. Вроде бы переход на международные стандарты. Компьютерный контроль результатов ЕГЭ в Москве должен обеспечить объективную оценку знаний. Иллюзия! Не безобидная! Помнится, ещё в мои школьные годы на выпускных экзаменах торжественно вскрывались запечатанные сургучом конверты с темами сочинений по литературе и контрольными заданиями по математике, присланные откуда-то из Алма-Аты или Москвы. В классе контролёры, включая представителей родителей, тексты сочинений претендентов на медали возили на проверку в областной центр, а коррупция набирала обороты.
   Уважаемый читатель! Проблема уменьшения уровня коррупции в образовании многогранна, но можно выделить несколько ключевых моментов.
   Первое - поднять профессиональный статус и ответственность школьного учителя, хотя бы на уровень учителя гимназии царской России. Набором материальных (ещё в мои студенческие годы атомщики, геологи, радиофизики... получали стипендию в 3-4 раза выше, чем остальные студенты) и моральных стимулов привлечь способных абитуриентов в пединституты. В классе должно быть не 40 учеников, как минимум, раза в 2 меньше. 100%-ная компьютеризация обычных школ, реальная, не набор устаревших компьютеров в закрытом классе, а для этого опять же нужен хорошо подготовленный творчески мыслящий (не закостенелый догматик) учитель. Как и для специализированных школ с математическим или гуманитарным уклоном. От государства потребуется многократно больше средств, чем предусмотрено "медведевским" национальным проектом.
   Второе - восстановить материальными и моральными стимулами престиж современных рабочих профессий (важнейшая социальная задача), чтобы выпускникам средней школы (и их родителям) не было стыдно перед окружением сразу пойти работать в различные сферы народного хозяйства. Родители не должны прятать ребёнка от армии в ВУЗе - это абсурд.
   Третье - в институт должны приниматься лучшие выпускники. Очередной российский абсурд - количество мест для поступления в институты начинает превышать количество годового выпуска средних школ. Даже в полумиллионном Томске с 6-ю мощными старыми университетами с десятками тысяч студентов каждый появились филиалы вузов Москвы, Новосибирска. Государство должно закрыть часть расплодившихся ВУЗов, реально не обладающих возможностями для нормальной подготовки специалиста, значительно ограничить "филиальное", заочное и вечернее образование, провести ревизию соответствия выпускаемых специалистов профилю института. Ещё одна болевая точка: студенты, обучающиеся платно и бесплатно, реально находятся в неравных условиях при контроле текущей успеваемости (кому придёт в голову исключать слабо успевающего платника, проще "удовлетворить" его). А дипломы-то одинаковые.
   Четвёртое - гласность! Именно её сознательное ограничение Путиным (понимает он и его окружение или нет) объективно приводит к поощрению властью коррупции во всех сферах российской действительности, включая образовательную.
   Уважаемый читатель! Вас не утомили мои размышления по вечной проблеме, касающейся каждого человека в России, но реально не имеющей решения в обозримом будущем? Заколдованный круг - серое руководство плодит себе подобных. И далее, по цепочке. Как не вспомнить 20-летие после октябрьского переворота, когда на поверхность поднялась малообразованная чернь, презиравшая и уничтожавшая "людей в очках".
   Благодарю за внимание!
  

Томск, 01.08.2006 г. - 22.02.2007 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"