Полле Эрвин Гельмутович: другие произведения.

Женщины войны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1916 год. Родилась мама. Великая женщина. Ей и посвящён текст (трудно даже представить, что она психологически пережила, пройдя через жуткие жизненные катаклизмы), напечатанный в одноимённом сборнике на "загнивающем" Западе (https://www.ljubljuknigi.ru/gb/search?utf8=%E2%9C%93&q=978-3-639-78557-9).


Посвящаю маме Полле Эльзе Корнеевне, Великой женщине-врачу.

Женщины войны

Ужасы за пределами боевых действий

  
   Вторая половина 2015 года, проблемы со здоровьем, а в голове одна мысль: успеть написать достойный текст к 100-летию со дня рождения мамы, а может и, помимо соцсетей, напечатать в бумажном варианте. Но что нового и хорошего могу сказать о маме? Вроде бы выложился в текстах "Мама", "Матери 20-го века", "Четыре жизни", есть на моей странице в Самиздате (http://samlib.ru/p/polle_e_g/), причём первые две работы опубликованы канадским издательством ALTASPERA в 2014 г. в сборнике "Семья, друзья, коллеги пенсионера-тунеядца" и продаются в Интернет-магазинах.
   Неожиданно три события всколыхнули и перевернули направление мыслей: статья в "Новой газете", обращения волонтёров "Бессмертного полка" и телевизионной программы "Жди меня". Появилось желание показать Женщину в труднейшие военные и первые послевоенные годы. Приближаясь к завершению текста, увидел 29.02-03.03.2016 г. на 1-м телеканале потрясающий сериал "Тальянка", косвенно касающийся поднятых в нескольких сюжетах тем. Возвращение после войны на Родину, избирательное действие репрессивной системы, силовое использование женщин для удовлетворения физиологической потребности, но у моих женщин-героев не было защитников в лице больших военных начальников и даже сына усатого кремлёвского изверга. Кстати, последняя зарегистрированная жена Василия Сталина Мария Нусберг пришла к нему с двумя детьми после развода с ветераном войны, сыном расстрелянного в 1937 г. латышского стрелка Леонидом Яковлевичем Нусберг, братом моего тестя (отец покойной жены Нади, с которой мы бывали в гостях и выпивали с дядей Лёней), похороненным в Томске. Поразительно, какими жизненными зигзагами подпитывается восприятие мира с высоты прожитых лет.
   Внезапно выскочила из памяти картинка в тему. Сентябрь 1951 г., наша семья в Магадане в промежуточном лагере ждёт отправки неизвестно куда по колымской трассе. Охранники разрешали детям гулять за воротами лагеря. Вижу, идёт колонна женщин, вокруг солдаты с винтовками со штыками наперевес и собаками. У женщин на груди, спине и правом плече пришиты белые тряпки, на них крупные яркие номера. Очевидно, их куда-то вели на работу (только лет через десять для этих целей стали использовать закрытые фургоны). Когда через день ещё раз увидел подобную колонну, начал интересоваться, кто это? Услышал: женщины-каторжанки! Ничего подобного в последующей жизни (куда только судьба не бросала) не видел и не слышал. Не знаю уровень преступлений конвоируемых женщин, но лично не видел номеров в колоннах заключённых мужчин, хотя даже наблюдал позже в Ягодном как три охранника с винтовками наперевес вели одного человека. Для любопытного 10-летнего пацана - это открытие того мира, о котором нельзя было прочитать ни в "Пионерской правде", ни в "Известиях", ни в "Огоньке", которые родители выписывали, казалось бы, вечно.
   Психологически трудный текст подошёл к заключительной стадии, когда совершенно неожиданно 24.03.2016 г. в фейсбуке наткнулся на удивительно правдивую иллюстрированную подборку "Женщины ГУЛАГа", с которым, считаю, должны быть ознакомлены все старшеклассники и студенты (http://www.aboutru.com/2016/03/25594/). Поместил в своей хронике и трёх группах ФБ, в течение суток десяток перепостов. Жуткие реальные истории времён усатого изверга, недоучившегося семинариста, должны заткнуть рот любителям рассуждать об эффективном менеджере, а труп удалён от кремлёвской стены (сожжён или выброшен как в грузинском фильме "Покаяние"). Принципиально ничего нового не увидел, но публикация в завершение отрывка из рассказа Елены Глинки "Трюм, или большой колымский трамвай" заставила вздрогнуть. Описывается корабль "Минск", в трюме которого нашу семью в 1951 г. транспортировали в Магадан. Пять суток в море, тысячи людей (мужчины, женщины, дети), ни одного взрослого из трюма на палубу (подышать, покурить) не выпускали. Для пацанов моего возраста делались кратковременные исключения. Уголовников в классическом понимании термина в трюмах нашего рейса не было, только "ОК" (особый контингент по градации бериевского ведомства). Такие факты забывать нельзя и они не должны повториться в истории России.
   Ниже краткие истории великих женщин, прошедших через ужасы страшной войны, но не участвовавших непосредственно в сражениях за Родину.

-------------------------------------------------

Валентина Григорьевна Иевлева

   Толчок дали откровенные воспоминания Валентины Григорьевны Иевлевой в "Новой газете" от 27.11.2015 г. (http://www.novayagazeta.ru/society/70917.html ).
  

0x01 graphic

Валентина Григорьевна Иевлева (1928 г.р.)

  
   Всем рекомендую почитать и удивляться, как после перенесённых ужасов женщина остаётся оптимистом. С одной стороны ей повезло с внешностью, природной красотой, способностью управлять собственными эмоциями, с другой стороны излишнее привлечение внимания мужчин разного возраста и положения ("мухи на мёд"), как среди лагерной обслуги, так и заключённых. Трудно себе представляю даже саму возможность появления подобных откровений женщины с элементами "лёгкого поведения" в центральной печати в советское время. Не буду пересказывать две газетной страницы, процитирую вводную часть.
   26 сентября 1946-го -- ученица первого курса архангельской театральной студии, Валентина арестована в числе девушек, посещавших Интерклуб, созданный в Архангельске для развлечения моряков северных конвоев. Как и остальных, ее обвинили в шпионаже на английскую и американскую разведки. Следствие проходило в Архангельской внутренней тюрьме КГБ. Доказать факт шпионажа не удалось, и обвинение было переквалифицировано на статью "антисоветская агитация". "Агитацией" стали разговоры Валентины с тюремной "наседкой" -- специально подсаженной соседкой по камере.
   10 января 1947-го -- приговор военного трибунала: шесть лет исправительно-трудовых работ и три года поражения в правах.
   Февраль 1947-го -- этапирована в Молотовск. Работала на цементном заводе, в прачечной, в санчасти, на шпалозаводе, лесоповале. Из-за отказов от работы Валентину постоянно этапировали из одного лагеря в другой.
   1949-й -- этапирована в Лабытнанги, работала на разных лагерных командировках в клубе, в лагерном театре, затем -- счетоводом, заведующей каптеркой, нормировщицей...
   1952-й -- освобождена в связи с окончанием срока.
   1959-й -- реабилитирована.
   И ещё три короткие выдержки исповеди Валентины Григорьевны.
   "...Уголовницы как говорили: "Начальничку надо дать, помощничку тоже..." Каждый человек умеет приспосабливаться. Да и просто бабы хотели мужчин. Жизнь есть жизнь".
   "...Я ни о чем не жалею. Абсолютно. Интерклуб -- это самые счастливые мои годы, с 15 до 18 лет. Три года. За них я готова еще шесть лет посидеть".
   "...Одно меня только преследует... Когда меня арестовали, я собиралась на свидание. Меня грек ждал. До сих пор часто его вспоминаю, думаю: что с ним, как, жив ли... Он ведь не понял, почему я не пришла. Вдруг обиделся?"

-------------------------------------------------

Сёстры мамы: Вельда, Мария, Марта, Луиза

   Ещё со времён "хрущёвской" оттепели запала в голову цифра: 4 миллиона детей родились от оккупантов в годы войны. Цифру проверить не в состоянии, однако считаю, большинство детей родились не в результате изнасилования, а добровольного сожительства особенно в первой половине войны (речь идёт не только о девушках, но и матерях, которым надо кормить уже существующих детей). Кончилась война, заработали стукачи-завистники, опровергавшие сказки об отцах-партизанах, начались публичные казни, и многие женщины, оставшиеся в результате войны без мужей, с малыми детьми и со своими легендами зачатия подались "от греха подальше" в сторону Сибири, Казахстана и Средней Азии. Существовали, конечно, и активные сотрудницы оккупантов (в ограниченном количестве), судя по телесериалам, их до сих пор вылавливают и наказывают.
   Тема тяжёлая и неприятная. Мировая история знает множество примеров, когда победители уничтожали мужчин-противников, а женщин завоёванной территории использовали по прямому назначению (единственный положительный момент - обновление генофонда, что, однако, никоим образом не оправдывает насильников). Последняя страшная война не явилась исключением. Советские воины-освободители, войдя на территорию Германии, насиловали женщин, которые не успевали спрятаться.
   Летом 1961 г. на курорте "Боровое" в Кокчетавской области лечил грязями заработанный в студенческом колхозе радикулит, в одной палате находился пенсионер, который в конце войны на фронте являлся членом военно-полевого суда. Именно от него двадцатилетний студент впервые услышал о массовых изнасилованиях в 1945 году. Командиры "закрывали глаза", хотя формально существовали строгие циркуляры. Но если активная подвергшаяся насилию бабёнка добиралась с жалобой до высокого командира (подавляющее большинство изнасилованных плакали в одиночку в подушку), начинался показательный суд в присутствии огромного количества военных, быстрый приговор и человека здесь же расстреливали. Это были не массовые казни, но несколько человек суд с участием "заслуженного пенсионера" к смерти приговорил. Ужас! Солдат дошёл до Берлина и здесь так ужасно ушёл из жизни, впрочем, на Родину и семьям сообщали, что солдат погиб в бою. Чем только политруки занимались? С одной стороны бывший судья раскрыл глаза студенту на тяжелейшую травматическую проблему окончания войны, с другой полностью отпало желание с ним общаться и что-то ещё слушать.
   Уважаемый читатель! Женщины! Не подумайте, что я защищаю насилие победителей. Откройте военные мемуары любого уровня, либо посмотрите кино-телесериалы соответствующей тематики, везде у советских командиров батальона и выше существовали "полевые жёны" из числа медсестёр, связисток, артисток..., а подавляющее большинство солдат не имели реальной возможности сбросить накапливавшийся тестостерон. Куда ушла древняя традиция русского офицерства сначала думать о солдате, потом о себе (в обозах военных походов 18-19 веков всегда имелось некоторое количество доступных женщин)? Развлечение командиров с женщинами в лёгких платьях практически на глазах подчинённых вызывало "чёрную зависть" и дополнительную озлобленность, особенно при виде того, что население Германии жило значительно лучше, чем рабочие и колхозники в СССР (после насилия из домов тащили всё, что могли унести). Военные кампании разных времён и народов по-разному решали сексуальные проблемы воинов, скажем, Александр Македонский использовал ослов, стада которых перегонялись вместе с кавалерийскими подразделениями (в 1960 г. поразил рассуждениями абитуриент из Азербайджана: что за мужик, кто козу не е..л). Японцы в последнюю войну имели специальные бордели, сопровождавшие армейские части (в новостных лентах января 2016 г. можно почитать откровения престарелых японок).
   В одной из ранее написанных статей обнаружил короткую цитату по теме из интервью бывшей военнопленной Евдокии Тимофеевны Койновой, силой обстоятельств оказавшейся домработницей немецкой пары с двумя детьми в небольшом городке под Берлином ("Аргументы и факты", N18, 2004 г.).
      Советские войска были на подступах к Берлину, хозяйка волновалась и часто спрашивала меня: "Кия, что с нами будет, когда русские придут?" Я её успокаивала: вы же хорошие люди, значит, и к вам отнесутся хорошо. Сначала в городок пришли разведчики, потом по улицам ехали наши солдаты на машинах и пели задорные песни. Потом пришли танкисты, грязные и злые. Они бушевали дня три, врывались в дома, забирали украшения, часы, ткани, шубы. У моих хозяев посуду разбили, перины распороли. Хозяйку изнасиловали, а мужа убили.
   Массовые изнасилования сопровождают войны во все времена, как один из подсознательных элементов демонстрации врагу собственной силы, причём открытому проявлению низменных инстинктов ожесточённых победителей способствует атмосфера безнаказанности. Общественное мнение не поощряет быстрое и эффективное расследование подобных тяжких преступлений против личности, предпочитает об этом поменьше слышать, не случайно, по некоторым оценкам, даже в мирное время не более 10% изнасилованных женщин России обращаются к правосудию, большинство не желает огласки факта. Изнасилование - не убийство, но это тяжкое ранение души женщины и её близких, не случайно правосудие всех стран предусматривает жестокое наказание насильников, вплоть до смертной казни. Естественно, надо разделять "военные" изнасилования и "бытовые", где иной раз трудно докопаться до правды, сколько известно случаев, когда женщина сознательно "садит за решётку" полового партнёра. На войне всё делается открыто, под угрозой убийства, хотя законы о наказании за изнасилование на период военных действий никто не отменяет.
   "Под раздачу" попала и моя родная тётя Лиза, младшая сестра мамы. 21 год, красавицей никогда не была, хорошо говорила по-русски, советские солдаты группой "трудятся", а бабушка бегает в поисках офицера... Ужас! Впервые услышал об этом от тёти Марты лично в 70-е, забыть невозможно. Не один раз родственники, начиная с мамы, попрекали, зачем такие факты из истории семьи описываю, хотя я даже имени пострадавшей тёти изначально не произносил. В апреле 2015 г. тётя Лиза ушла, чуть-чуть не дотянув до 90 лет. Уверен, что о случившемся с ней в конце войны должны знать (не художественная литература) наши внуки, правнуки...
   Как оказались тётя Лиза, тётя Марта с сыном (рожала Рудика на знаменитом острове Хортица, когда-то центре запорожского казачества, 26 июня 1941 г. под сплошные бомбёжки агрессоров) и бабушка в Германии?
   В августе 1941 г. принято решение в Москве переселить советских немцев из Украины, Крыма, Поволжья в Сибирь и Казахстан. Бабушка рассказывала, как тысячи жителей немецкой колонии Запорожской области собрались на железнодорожной станции Миллерово, ждали подачи состава. Налёт вражеской авиации, узловая станция разбомблена, поступила команда всем вернуться в свои деревни. Два года они занимались обычным сельским трудом (бабушка - доярка, дед арестован НКВД в 1937 г.), младшая 17-летняя дочь Луиза поступила в созданный оккупантами педагогический институт и окончила два курса. Только в 2004 г. в Германии она не побоялась рассказать про учёбу, благо в Канаде издана соответствующая книга её сокурсницы Елены Дик. {Helena Dueck "Durch Trubsal und Not". Приблизительный перевод "Сквозь горе и страдания". Издано: Centre for Mennonite Brethern Studies, Winnipeg, Manitoba, Canada, 1995}. Из этой книги я впервые узнал, как бабушка с дочерьми попали в Германию. Удивительно, все школьные годы жил с бабушкой в одной комнате и никогда об этом не слышал, настолько запугана мать пяти дочерей после ужасов 1937 года и войны, что "держала язык на замке".
   Сражение на Курской дуге - переломный момент Великой отечественной войны, оккупационные власти скомандовали немцам-колонистам организованно переселяться в Германию. Движение началось 25.09.1943 г., причём не поездом, а на лошадиных повозках (на одной бричке 5 семей). Только до польской границы добирались полгода. Продвижение через Карпаты шло приблизительно тем же маршрутом и с той же скоростью, как примерно 170 лет назад по приглашению Екатерины 2-й немцы двигались в Россию из Германии.
   Победа! Представители СССР начали уговаривать советских немцев вернуться на Родину, дескать, никаких притеснений после войны не будет.
   Тётя Вельда, старшая сестра мамы 1914 г.р., категорически отказалась ехать в СССР и перебралась в Канаду, вышла замуж за бывшего советского немца (родственники нашлись позже в Караганде), родила двух дочек. Тётя Вельда рано осталась вдовой, чуть позже появились проблемы со здоровьем у детей. Великая заслуга тёти Вельды в налаживании послевоенных контактов с матерью и сёстрами, в 1957 г. написала открытку "на деревню дедушке" в адрес железнодорожной больницы Турксиба, куда родители в 1940 г. были распределены. К счастью, фамилия редкая, да и нашёлся бывший мамин больной, который знал, что родители работают в больнице города Текели, заграничную открытку (большая редкость в то время) переадресовали по месту работы мамы. Завязались активные письменные контакты (папа резко возражал, но энергичных сестёр было невозможно затормозить), из Канады начали поступать посылки с помощью, прежде всего тётям Лизе и Марте, оплачивал родной брат бабушки Густав, "пропавший" в 1918 году, владелец медицинской клиники в Калифорнии. Все сёстры из Казахстана по очереди ездили в гости к тёте Вельде, оттуда везли шмотки (в СССР страшнейший дефицит) в максимально возможном количестве. Много позже понял, что всё это была гуманитарная помощь, основная проблема - финансирование авиабилетов.
  

0x01 graphic

Слева. Сентябрь 1978 г. Мама в Канаде. День рождения Арлины, дочки Вельды.

Тётя Вельда в Канаде, пасха 1991 г.

  
   Бабушка с Луизой, Мартой и внуком Рудиком согласились вернуться. Поезд с возвращенцами из Германии достиг границы Советского Союза, взят под вооружённую охрану и поехал отнюдь не в обещанную сторону. Обманутые чекистами люди оказались на лесоповале Архангельской области в районе Котласа.
   Слушаешь правящего юриста-дзюдоиста в 2016 г. и перестаёшь удивляться, как может власть без конца так врать своим соотечественникам, ведь у этой традиции длинные энкавэдэшные корни, да и папа вождя во время войны служил в НКВД, известно, чем они на фронте занимались.
   Чтобы спасти бабушку мама из строящегося атомграда Челябинск-40 напрямую обратилась в ведомство Берии, благо лечила жён высокопоставленных местных начальников. И чудо случилось, бабушка в 1947 г. появилась в нашей семье. Лет через 10 умные люди объяснили, что наша семья отправлена в 1951 г. по этапу на Колыму, так как один из членов семьи, т.е. бабушка-доярка, был в оккупации (а сверсекретный атомград Челябинск-40 не мог этого пережить). Думаю, бабушке повезло закончить жизнь в нашей семье.
  

0x01 graphic

1953 г. Колыма, Ягодное. Бабушка Елизавета Вельк с 12-летним внуком, будущим "писателем".

   А тётю Лизу и тётю Марту с Рудиком через несколько лет перевезли в Казахстан, Кокчетавскую глухомань - село Глубокое. Муж тёти Марты, к которому она стремилась, в трудармии сошёлся с вольнонаёмной женщиной (если не ошибаюсь, из службы надзора), облегчил себе жизнь в посёлке Толмачёво (ныне известен главным Новосибирским аэропортом, отнюдь не лагерями трудармейцев) и жена с сыном ему оказались не нужны.
   От районного хирурга фельдшер тётя Марта родила дочку Эльзу (одной тянуть двух детей без мужа откровенно сил не хватало) и отдала её на воспитание родной тёте Агате, сестре бабушки в город Щучинск Кокчетавской области, там Эльза и закончила школу.
   Мы регулярно общались с тётей Мартой, чаще по телефону, и вот лет в 90 она высказала мне претензию, зачем я написал, что у двух её детей Рудика и Эльзы разные отцы (даже не нашёлся, что сказать, чтобы не обидеть). Муж вернулся к тёте Марте в конце 60-х, после того как случился психический срыв у их общего сына Рудика ("гражданская жена" папаши умерла несколько лет до этого). Всю войну тётя Марта и бабушка нянчились с Рудиком, моим ровесником, но в 30 лет, в 1971 г., он покончил с собой во дворе родительского дома в Талды-Кургане рядом с любимой охотничьей собакой одним ударом ножа в сердце. Страшная трагедия матери, рожавшей под бомбёжкой, всю войну протаскавшей сына на руках из Украины в Германию, затем в Архангельскую область, Северный Казахстан, Уштобе, Талды-Курган, где и похоронила. Сама умерла в Германии в марте 2015 г., немного не дотянув до 95-летия, но на могильном камне тёти Марты с мужем в Папенбурге выбито имя сына.
  

0x01 graphic

13.01.2004 г. Папенбург. Встреча старого Нового года в доме дочери тёти Марты.

Эльза и Миша Шумейко довольны своими внуками. Прабабушка Марта тоже.

На заднем плане автор и папаша детей, в т.ч. тройни девчонок.

  
   Тётя Лиза боялась вспоминать об учёбе в пединституте, а я долго не мог понять, почему бабушка называла её учительницей, хотя ни одного дня по этой профессии тётя Лиза не работала, вышла замуж за малограмотного, но работящего колхозника.
   К 1954 г. сёстры съехались в Уштобе, куда по распределению 1940 г. по окончании Одесского мединститута в железнодорожную больницу Турксиба приехали мои родители.
   В начале войны учительница тётя Муся с дочкой приехала к маме, а муж, как и папа, оказался в трудармии. В 1942 г. случилась трагедия, её полуторагодовалая дочка Вельда, моя ровесница, постоянно вместе играли, утонула в противопожарной бочке на территории больницы. Такой ужас даже придумать невозможно.
   Муж, узнав о смерти дочери и, якобы последующем "лёгком" поведении тёти Муси отказался возвращаться из трудармии к жене. Папа был с ним солидарен, я же по возрасту свого мнения иметь не мог, но в детстве мне нравились фотографии, где весёлая и яркая тётя Муся позирует вместе с выздоравливающими офицерами.
   В 1946 г. папа забрал нас с мамой в Челябинск-40, а тётя Муся вышла замуж за молодого офицера, который сумел привезти из Германии только несколько чемоданов с посудой, патефонными пластинками и, самое, на мой взгляд, главное фотоаппарат фирмы Цейс. В то время это было нечто необыкновенное, не сравнимое с ФЭДом или Зорким, и дало возможность дяде Павлу несколько лет хорошо зарабатывать, пока не началась хрущёвская "борьба с тунеядством". Первого сына тётя Муся приехала рожать к родителям в Челябинск-40 (ещё была возможность въехать), Виктор появился 1 мая 1947 г.
  

0x01 graphic

Уштобе, 50-е годы. Мария (тётя Муся) с мужем Павлом Ремезовым.

  
   Одновременно тётя Муся привезла на сохранение документы, оставшиеся от первого мужа, с которыми произошла скандальная неприятность: мы жили в бараке с обилием клопов и тараканов, все имевшиеся бумаги, альбомы разложили по чемоданам и временно складировали в традиционном многоклеточном сарае для нескольких бараков. Однажды ночью сарай загорелся (подожгли?), жуткое пламя, мне интересно, но мама с папой были счастливы, что хоть барак проживания удалось спасти от огня. Прошло некоторое время, получили письмо от первого мужа тёти Муси с просьбой вернуть диплом. Типичная ситуация из серии "нарочно не придумаешь", причём, естественно, товарищ не поверил моим родителям (в начале 30-х они вместе учились в медицинском техникуме), решил, что сознательно уничтожили в качестве "наказания" за разрыв с тётей Мусей. Впрочем, сгорело и несколько семейных фотоальбомов (как не хватает снимков 10-х, 20-х, 30-х, 40-х годов при попытках составлении объективной фамильно-семейной хроники!).
   В сентябре 1954 г. наша семья вернулась с Колымы и с тех пор семьи четырёх сестёр (бабушка с нами) жили в радиусе 100 км и по субботам, как правило, собирались на обед в доме моих родителей. Много лет мама помогала встать на ноги семье младшей сестры Луизы, построить хороший дом, своевременно лечить (каких только болезней не было у неё, мужа и трёх детей) и, не сомневаюсь в роли мамы, что тётя Лиза пережила её на 8 лет.
   Кстати, близняшки тёти Марта (фельдшер) и Муся (учительница), сёстры-хохотушки, любили удивлять уштобинцев, одинаковой одеждой и причёской. Не забуду, что в 13 лет после приезда с Колымы не мог чисто внешне отличить 34-летних тётушек, ждал, когда начнут смеяться и у тёти Муси засверкает золотая коронка. С возрастом разница увеличивалась, хотя для посторонних людей тётушки казались очень похожими. Но была ещё одна особенность, мало заметная окружающим, которая выделяла тётю Марту из всех сестёр, и о которой я узнал от мамы, когда только собрался заняться мемуарами. Она не плакала (не было слёз) даже при самых сильных эмоциях. Опять не хватило ума расспросить маму подробнее. Посмотрел всякие справочники, это явление может быть врождённым, но чаще причиной являются искусственные патологии слёзных каналов и, почти уверен, что тяжелейшая военная и послевоенная жизнь тёти Марты тому причина. Вот так без слёз при самых страшных переживаниях тётя Марта прожила дольше всех сестёр, чуть-чуть не дотянув до 95-летия.
  

0x01 graphic

Папенбург. 22.06.1991 г. Близнецам Марии (слева) и Марте 71 год.

0x01 graphic

28.06.1996 г. Папенбург. Маме 80 лет. Справа тётя Муся.

  
   Мама - центр притяжения сестёр даже после ухода бабушки в 1962 г., впрочем, история повторилась в Германии, куда мама переехала последней из 4-х сестёр в сентябре 1992 г.

0x01 graphic

28.06.1996 г. Маме 80 лет. Эльза (слева), Мария, Марта, Луиза.

  
   Тётя Марта и тётя Лиза оказались "долгожителями" среди сестёр. При последней встрече с ними в январе 2004 г. обе дали мне денег, причём тётя Лиза напомнила, как много мои родители помогали её семье (стыдно было, но деньги пенсионер-тунеядец взял, как и у дочки тёти Муси Ирины, в результате последняя поездка в Германию обошлась мне бесплатно).

0x01 graphic

Папенбург. Январь 2004 г. Рядом тёти Лиза (слева) и Марта.

  
   Уважаемый читатель! В завершение раздела привожу сканированный документ, проясняющий судьбу отца пяти дочерей, мужа бабушки и моего деда со стандартными обвинениями (а ведь бабушка до конца своей жизни была уверена, что Корней где-то живёт и возможно с другой семьёй, якобы кто-то видел его после войны). Прошу обратить внимание на дату реабилитации, бабушка ещё была жива и дочки во здравии. Один из элементов паскудности советского режима, сколько ни обращались за информацией, везде мутные отписки. Почему не сказать жене, детям правду? А вот моё обращение в самостийную Украину по случайному совету одного из сокурсников через месяц дало результат. Три дочки (мама и тётя Вельда уже ушли), множество внуков и правнуков узнали реальную картину смерти отца, деда, прадеда - рядового колхозника. В заключение "мелкая", но характерная для советского, российского, украинского правосудия деталь: сведения об имуществе и месте захоронения в материалах дела отсутствуют. Упоминаю не случайно. Когда в 1990 г., оформив все документы на переезд в Германию, тётя Марта с мужем из Талды-Кургана специально поехали символически попрощаться с родной деревней и могилами предков в Запорожской области, взять с собой горсть земли, в добротный родительский дом их даже на порог новые хозяева не пустили. И только "баштан вэхтер" - мужик, продолжавший работать сторожем бахчи с довоенных времён, их узнал и доброжелательно принял.
  

0x01 graphic

  
   Война всё списывает? И ужасы сталинского беспредела, Гулага? Или власть приспосабливается, как ей выгодно? И о рядовом маленьком пострадавшем человеке думать некому? Быстрей помрёт, меньше вопросов!

-------------------------------------------------

Екатерина Полле

   Уважаемый читатель! Сентябрь 2015 г. заполнен Интернет-контактами с волонтёрами "Бессмертного полка" (потрясающее изобретение томской телекомпании ТВ-2, закрытой властями в 2015 году), набирающего популярность во всём мире. А теперь уже и путинские прихлебатели поставили "Бессмертный полк" под свой колпак, а об инициаторах движения никто и не вспоминает.
   Волонтёр Ирина Георгиевна Львова из Петербурга прислала мне сообщение и статью в Крымской правде от 02.03.2015 г.
    ПОИСК КРЫМСКИХ РОДСТВЕННИКОВ БОЙЦА
   "... Здравствуйте, просим оказать помощь в поиске родственников бойца РККА, найденного в ходе поисковых работ в Смоленской области. Боец опознан по личному опознавательному знаку-личному медальону. Данные личного медальона: Полле Эвальд 1921 года рождения. Крымская АССР, Биюк-Алкарский район, деревня Джума-Аблам.
C уважением, Поисковый отряд "Рядовой", г.Ярцево, Смоленская область".
Захар Герасимов".
   Несколько цитат из газеты.
   "К нам обратились поисковики отряда "Севастополь" (они помогают коллегам поискового отряда "Рядовой" из Смоленской области) с просьбой найти родных навеки 20-летнего комсомольца Эвальда Полле из деревни Джума-Аблам Биюк-Онларского района Крымской АССР. Он, пулемётчик 400-го стрелкового полка 89-й стрелковой дивизии, погиб 3 августа 1941 года в боях за деревню Ярцево Смоленской области. Сохранилось в архиве Министерства обороны России донесение о безвозвратных потерях дивизии на сентябрь 1941-го...".
   И вот что-то совсем новое.
   "...Село Джума-Аблам, из которого призывался эстонец Эвальд Полле, - нынешнее Трактовое в Красногвардейском районе. Скорее всего, похоронку родные парня не получили - в середине августа 1941-го эстонцы из некоторых регионов полуострова были вывезены в Орджоникидзевский край (ныне территории Ставропольского края, Карачаево-Черкессии и Дагестана). Возможно, родные парня, чьё предполагаемое отчество Александрович, остались жить в тех местах, возможно, потом уехали в Эстонию или вернулись в Крым...".
   Взорвался, причём здесь эстонцы, когда Эвальд Полле скорей всего является моим двоюродным или троюродным дядей, в Крыму было несколько деревень, где большинство жителей имели фамилию Полле (мой папа - двойной Полле). "Правда" есть "правда", хоть и Крымская. Уверен в сознательном искажении национальности.
   Написал резкое письмо, Ирина Георгиевна переправила в газету свои соображения и мои мысли. Информация застопорилась, но потрясла заинтересованность волонтёра, казалось бы, совсем постороннего человека.
   Активная переписка, вот одно из моих писем.
   Уважаемая Ирина Георгиевна!
   С большим интересом ознакомился с Вашими записями в "Бессмертном полку". Впечатляет своей искренностью! Много раз бывал в Ленинграде в советские времена и всегда по возможности интересовался жуткими событиями времён блокады. Страшное время... И память об ушедших людях должна передаваться потомкам (и семейным и общественным). Увы, не все это понимают. Сколько раз даже от близких людей приходится слышать: зачем ты это пишешь? (раздражает моя откровенность и неумение врать). А в семейных отношениях чего только не бывает, и что участники пытаются скрыть (одну тётю в девушках насиловали группой советские солдаты, другая пыталась скрыть от внуков, что у них разные деды...).
   Спасибо за комментарий в Самиздате, вдруг кто-нибудь из однофамильцев прочитает, хотя текст уже лет 8 на виду, а читать в Самиздате стали меньше (слишком много стало подобных сайтов). Скажу честно, всколыхнули мою душу. Всего Вам доброго и, естественно, здоровья. Э.Г.
   Через полмесяца получаю информацию (Слава волонтёрам!).
   При Советской власти, в результате административных реформ начала 1920-х годов, к 1922 году была упразднена волостная система и, согласно Списку населённых пунктов Крымской АССР по Всесоюзной переписи 17 декабря 1926 г. Джума-Аблам, с населением 218 человек, из которых было 191 немец, был центром Джума-Абламского сельсовета Симферопольского района. После образования в 1935 году немецкого национального Биюк-Онларского района село включили в его состав.
   Вскоре после начала Великой отечественной войны, 18 августа 1941 года крымские немцы были выселены, сначала в Ставропольский край, а затем в Сибирь и северный Казахстан. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 21 августа 1945 года Джума-Аблам был переименован в Трактовое и Джума-Абламский сельсовет -- в Трактовский.
   "Крымская правда" пыталась оправдываться, что к эстонцам Эвальда Полле отнесли поисковики клуба "Севастополь". И цитата из письма редакции Ирине Георгиевне Львовой ..."А о немцах в Крыму после войны вообще старались не упоминать. Село Сарыбаш (ныне Сары-Баш) откуда родом Эльвин Гельмутович [там родился мой папа, а уж почему моему имени придали эстонско-татарский колорит стоит только догадываться - замеч. автора] ближе как раз к нынешнему Трактовскому. В общем, продолжаем поиск, разрешите тогда Вашу информацию опубликовать?"
   Уважаемый читатель! К чему я рассказываю историю следов советского солдата, погибшего за три недели до того, как всех советских немцев сняли с фронта и отправили первоначально в Сибирь и Казахстан, а в 1942 г. в трудармию. Да ведь у него же была мама, для которой он просто пропал без вести (думаю, жены и детей у 20-летнего парня ещё не было, не принято было в немецких протестантских деревнях рано жениться), но МАМА! Мама трудилась в Сибири или Казахстане и всю тяжёлую жизнь принудительного переселенца ждала сведений об исчезнувшем сыне Эвальде. Не дождалась. Лично меня эта история завела, но спросить не у кого (папа мог бы что-то подсказать, но его уже нет 13 лет). Помочь волонтёрам я мог только, отметая бред про эстонские корни погибшего за Родину солдата и напоминанием о нашем общем предке Христиане Полле, который переехал с семьёй в Крым из Стокгольма в 1803 году.
   В поисках прямых родственников Эвальда Полле Ирина Георгиевна Львова прислала неизвестную мне информацию о родном дяде Теодоре. Дядя Теодор, фельдшер по образованию и "мастер на все руки". По мнению папы самый смышлёный из 7 братьев, даже перевёл на немецкий язык "Тихий Дон" Шолохова. В армии служил ещё до начала войны (хорошо помню типичное фото четырёх бравых красноармейцев, среди которых красиво смотрелся дядя Теодор). Когда немцев в августе 1941 г. начали убирать с фронта, своё начальство держало его до января 1942 г. мастером по ремонту вооружения. Приехал к моим родителям в Уштобе (к своей семье в Украину вернуться нельзя), а в феврале уже отправлен в трудармию в Молотовскую область (ныне Пермский край). Цитирую текст сообщения.
   "Полле Теодор Христианович. Родился в 1917 г., с. Сарыбаш, Фрайдорфский р-н, Крымская АССР; немец; Проживал: г. Кизел, Пермская обл.
   Арестован 22 июля 1943 г. Приговорен: 26 октября 1943 г., обв.: антисоветская агитация. Приговор: 5 лет лишения свободы
   Источник: Книга памяти Пермской обл."
   Обратите внимание: то же самое штатное обвинение, как и выше, в 1-м сюжете, посадить можно было любого, кто что-то нелестное высказал о действующей власти. Жуткое время! Следующего по возрасту 26-летнего дядю Артура Полле просто пристрелили в 1942 г. в трудармии, якобы при попытке к бегству (осталась жена и дочка, на день раньше меня родилась, не так давно переехала в Германию под украинской фамилией и с многочисленным потомством).
   Жизнь дяди Теодора закончилась трагично, полностью подорвал здоровье в шахтах Воркуты. Умер в 1951 г. в возрасте 34! года. Хорошо помню фото дяди Теодора в гробу, а рядом плачущая жена (о регистрации ничего не знаю, так как официальная жена Катерина Полле обнаружилась в Канаде в 1957 г.) и сын 4-5 лет. Сообщение о смерти дяди Теодора и фото пришло за несколько дней до того, как нас принудительно отправили по этапу на Колыму. События закрутились, связь с "воркутинской" женой дяди Теодора была утеряна и сейчас я даже не знаю имени и фамилии двоюродного брата (нет и той фотографии), и как сложилась его приближающаяся к 70-летию судьба.
   А Катерина Полле (детали её жизни в военное время не знаю, не думаю, что здорово отличались от жизни тёти Марты и тёти Лизы, но возвращаться в СССР, когда муж сидит ни за что, не захотела) вырастила в Канаде достойного сына дяди Теодора. Ныне 77-летний Сигизмунд Полле - пастор, доктор богословия в Виннипеге, солидный бородатый мужик, двое детей, внуки. Общался с ним по скайпу на смешанном англо-немецком языке, по-русски не понимает.
  

0x01 graphic

Канада. 90-е годы. Катерина Полле со снохой и внучками.

  

0x01 graphic

Канада. 80-е годы. Пастор Сигизмунд Полле (сын дяди Теодора) с семьёй.

-------------------------------------------------

Вера Сергеевна Любина

   Совершенно неожиданно 19 ноября 2015 г. получил сообщение помощника телевизионной передачи 1-го канала "Жди меня" волонтёра из Эстонии Анны Рахмановой, что почти три года ищут (заявка N 2196563 от 25.01.2013 г.) Гельмута Полле, контакты с которым потеряны в 1952 г. Приложена пояснительная записка сына.
   В 1947 - 1952 г.г. моя мама, Любина (Лисякова) Вера Сергеевна работала вольнонаемной операционной сестрой в межлагерном стационаре, который находился в п. Кыштым (Челябинск-40). Вместе с мамой работали спецпоселенцы (немцы Поволжья) хирург Полле Гельмут Христианович и его жена Полле Эльза Корнеевна. В 1951 г. их вывезли (по предположению мамы) в пос. Ягодное Магаданской обл. Мама уехала из Кыштыма в 1952 г., незадолго до случившегося там взрыва. Связь с семьей Полле была утеряна, долгое время информация о тех местах была засекречена.
   Мама хотела бы пообщаться с детьми доктора Полле, сын Эрвин (?), у нее есть, что им рассказать. Также мама хотела бы подарить им книгу (трилогию), одним из персонажей, которой является доктор Полле.
   Существенная, но типичная для населения СССР неточность, родители не из Поволжья, отец родился в Крыму, мама в немецкой колонии Запорожской области.
   Оживлённая переписка с волонтёром Анной Рахмановой (координаты передал полностью, включая Самиздат), которая занята поиском и других фамильных родственников (удивительно, указанная выше заявка - не единственная в программе "Жди меня" на поиск разных Полле, в основном война тому причина и депортации). Рассказал многое из того, что знаю о своей фамилии, включая погибшего крымчанина Эвальда Полле и его "эстонских" корнях (предыдущий сюжет). Заодно и сообщил волонтёрам, что просто не имею физических возможностей активно заниматься поисками родственников, хотя и внимательно рассмотрел представленный и далеко не полный список 38 казахстанских Полле (из прямых родственников там фигурирует только младший брат папы Отто, умерший в Германии в 2005 г.).
   Вместе с тем информация о детях Веры Сергеевны Любиной заставляла всё более "чесать репу". Старший сын от "любимого человека" Владислав (1947 г.р.), затем двое сыновей от мужа (Валерий и Николай). Мгновенно из памяти выпрыгнуло, что мама до конца жизни при случае вспоминала, как отшила от папы некую рыжую, когда папа перевёз нас после войны из Казахстана в Челябинск-40. Мысли побежали, побежали: а вдруг старший сын мне брат? И впереди "Жди меня" с генетической экспертизой... Через день узнаю, что первый сын Веры Сергеевны давно погиб, сегодня жив только младший сын Николай Павлович, он маме и помогает в поисках.

0x01 graphic

1946 г. Вера Сергеевна.

  
   24.11.2015 г. на меня вышла редактор программы "Жди меня" Елена Рогаткина, запросила контактные телефоны. На следующий день у нас состоялся длительный (около часа) разговор о желательности моего участия в телепрограмме. Она настаивала. Немного удивил высокомерный тон редактора по отношению к волонтёрам. Я даже не смог сразу понять, почему скрывается место проживания Веры Сергеевны и её координаты. Попросил сутки подумать. Казалось бы, почему не съездить на халяву в Москву, присмотреться изнутри к Останкино и "рабочим лошадкам" 1-го канала? Ночь поразмышлял и сообщил, что не вижу целесообразности в личной встрече с Верой Сергеевной под телевизионными камерами, лишний стресс для 89-летней женщины. О чём я могу с ней говорить? Когда нас вывозили на Колыму из Челябинска-40 в 1951 г., мне было 10 лет, объективно большинство друзей и сотрудников родителей не смогли сохраниться в памяти. Заодно просил редакцию передать мои координаты Вере Сергеевне.
   04.12.2015 г. получил из Минска сообщение от сына Веры Сергеевны Николая с указанием контактных телефонов, естественно, немедленно ответил и пояснил, почему я отказался от участия в телепрограмме "Жди меня", считая нецелесообразным ворошить память Веры Сергеевны в сфере личной жизни. Попросил прислать мне обещанный трёхтомник, в свою очередь немедленно по получении адреса отправил "Отец и сын".
   28.12.2015 г. получил бандероль из Минска с двумя томами эпопеи Николая Саталкина "Сквозь любовь и терпение", 1995 год, Курск. И здесь же объёмное рукописное письмо Веры Сергеевны, которое потрясло меня до глубины души. 89 лет! Тяжелейшие условия работы в молодости, жизненные трагедии и такая ясность мысли, да и почерк близок к идеальному. Вспоминаю почерк своих родителей, типичный для медиков, ни хрена с ходу не поймёшь. Цитирую, без купюр.
   11.12.2015 год. Минск!
   Дорогой Эрвин и вся Ваша семья! Здравствуйте!
   Поверьте мне, что я своим в семье часто рассказываю о нашей совместной работе с Вашим папой - Гельмутом Христиановичем. Всегда помнила. Это были годы моего становления в работе. ГХ учил меня, как быть врачом-ассистентом при операции. Показывал, какие ткани, как и чем, шить. Потом меня поставили за операционный столик операционной м/с и когда я хорошо усвоила метод работы доктора Полле, я ездила с ним на ночные вызовы, которые почти всегда заканчивались операцией, а потом скорая нас увозила по домам. И, в основном ГХ говорил мне "Вера, скажи Павлу, пусть выходит, порыбачим". Это 6-7 утра. Я всегда вспоминала и поминаю добрым словом ГХ. Ты был ещё небольшой, но наверно помнишь, что жили мы на берегу огромного озера. Бараки наши были почти напротив друг друга. Из книги ты узнаешь больше. Мы давали подписки о неразглашении госуд. тайны, и все, конечно, боялись, не хотели попасть за решётку. В 1952 г. мой муж Павел Герасимович окончил там 10 кл в вечерней школе.
   Немного о нём. Он из большой многодетной семьи, их было 5 братьев и 2 сестры. Отец и два старших брата воевали, а когда от немцев освободили Орёл, его тоже забрали в армию. Ему было 16 лет 5 месяцев. Учили воевать на мотоцикле, и он попал во 2-й мотострелковый полк, 5 взвод - разведка. Когда кончилась война, ему не было и 19 лет. В 1952 г. ему разрешили выезд на учёбу, а меня не пустили. После многих мытарств в ноябре меня тоже выпустили. Долго мы мотались по свету. Жили в Егорьевске, в Москве, Орле. Егорьевск Московской области, город районного значения - моя родина. Там я окончила во время войны медицинский техникум и получила диплом фельдшера-акушерки. Павел поступил во Всесоюзный заочный политехнический институт в Москве, заканчивал уже в Минске. Получил диплом радиотехника. Инженер. В Минске мы оказались потому, что его старший брат здесь закончил нархоз, построил дом и пригласил нас. Мы приехали, немного больше года жили у него в доме, а потом по частным квартирам почти 10 лет, когда нам, наконец, дали 2-хкомнатную квартиру. Его пригласили работать в совнархоз и дали квартиру, а когда совнархоз упразднили, то его главный инженер завода "Горизонт" пригласил к себе заместителем на завод, где он проработал 30 лет в должности зам.гл.инж. Награждён орденом "Октябрьской революции". А сейчас он инвалид 1-й группы. В 2001 г. он получил инсульт. Сначала оправился, но потом 2-3 инсульта ещё были. И он потерял память. Но, слава Богу, он сам кушает, сам ходит в туалет. Ходит очень, очень тихо. Сейчас на улицу не выходим, я боюсь, упадёт и, что я буду с ним делать. Вот кратко о нас. Мы живём с ним вдвоём. Коля семьёй живёт в другом районе Минска. Теперь помогают нам он и невестка. Приедут: пропылесосят, помоют пол, остальное делаю сама. Хотя у меня тысяча хворей, но есть ещё на плечах голова! Вот и всё.
   У нас было 3 сына, но остался один. Владислав вмешался в драку, били его друга, а его убили в день своего рождения. Валера умер в 2004 году на ходу. Шёл с отцом, где-то оторвался тромб и закупорил. Он даже не понял, что умирает, а был крепкий парень, служил в десантных войсках. Коля - младший. Он окончил Суворовское училище, потом в Сумах (Украина) закончил артиллерийское самоходное училище. Прослужил несколько лет и подал рапорт на увольнение. Это было в 1992 году. Строили квартиры себе и ему. Свою продали - на первый взнос, а потом кредиты.
   Вот, Эрвин, всё о нашей жизни, чтобы ты знал всё. Теперь только о Вас. Я помню, как срочно погрузили ГХ и ЭК с малышами на машину и повезли. Куда? Там ни у кого не узнать ничего. Я была у Вас и помогала Эльзе Корнеевне собирать вещи. Сестра твоя (извини, не помню имени) была совсем маленькая ~1.5 - 2 года. Посадили на машину и всё. В этот же раз уехал друг Павла Иван Ященко, он потом писал нам из Магаданской области пос. "Ягодное". Может быть, и вы были там? Если ты помнишь, напиши.
   С нас там брали подписки о неразглашении государственной тайны. Но уже будучи в Минске я в клинике работала акушеркой в род.зале и как обычно разговаривала с женщиной после родов и тут случилось, что я спросила адрес. Она ответила, что приехала к маме из Челябинска. А я поворачиваюсь к ней и говорю: не из 40? Она аж испугалась: а что Вы там были? Я говорю, да, 6 лет была. Она: А вы ничего не знаете? Я: Нет. Она говорит, Вы будете свободны, зайдите в палату, я Вам кое-что расскажу. Она рассказала, что в 1959 г. там был очень большой взрыв. Говорила, что разрушений особых не было. А вот зайдёшь в дом. Сидит за столом семья. Дотронешься рукой - и рассыпается. Остаётся пепел. Думаю, теперь уже не действует наша подписка о неразглашении тайны. Ведь показывали по телевизору и реку Теча, которая сразу текла за лечкомбинатом, где я потом работала под руководством Эльзы Корнеевны, Извини меня, пожалуйста, Эрвин, что получилось, может сумбурно, но всё это я написала за один присест. Надеюсь, не осудишь. Очень хочу знать, как Вы жили эти годы. Пожалуйста, напиши.
   Николай Саталкин эти книги написал, вернее, прислал мне в июле 1995 г. спустя 50 лет, как он меня отыскал и прислал эти книги. Почитай. В них всё - правда. Я переписывалась с ним до последних дней его жизни, перезванивались по телефону. Он просил моего мужа о встрече, но муж очень ревновал меня и не позволил. Я надеюсь, что это письмо не будет последним. Желаю крепко здоровья, счастья и благополучия в жизни.
   P.S. Если захочешь приехать к нам - будем рады. Приезжайте с женой и детьми. Передавайте привет Вашей сестре и наши приглашения пока мы живы. Напиши. Кланяюсь низко. Вера Сергеевна.
   Р.P.S. Я решила ещё дописать о своей семье. У Коли (1967 г.р.) жена Лена. Они родились в один день 31.05.1967 г. Он - в Минске, она на Урале, куда Колю направили проходить службу. У них два сына. Антон - 11.02.1991 г. Сейчас заочно учится на менеджмента (не знаю, правильно ли написала). Второй сын Илья 2001 г.р. учится в 8-м классе гимназии. Ребята нормальные (не сглазить).
   Елена Николаевна - жена Валерия (1956 г.р.) инженер по образованию, теперь на пенсии. У них дочь Ксения (21.12.1982 г.р.), окончила гимназию, поступила в иняз. Проучилась два года и их пустили для усвоения языка в Америку. Вернулась на следующий год. Снова пустили, она поехала и не вернулась домой. 5 девочек остались в Америке. 2 года она много работала, а потом поступила и окончила там университет по специальности экономика. Сейчас опять учится в аспирантуре. Там вышла замуж за болгарина (Мартин). Он там тоже окончил аспирантуру. Теперь у неё уже двое деток. Максим 5 лет и Виктория-Анна, в январе 2016 г. будет 2 годика. Елена отсюда ездила ей помогать с маленькой, а сейчас болгарские дед и баба живут у них тоже из-за малышки. Всем хочется помочь. Они очень хорошие люди, хотя я их не знаю. Максим учится в 1-м классе, обучение там с 5 лет. Болгарские деды очень образованные и очень любят своих внуков. Мартину 40 лет. Каждый год Ксюша старается приехать домой и навестить нас. Она очень хорошая дочь и внучка. Мы её обожаем.
   Вот, пожалуй, и вся наша семья. Они у нас хорошие дети. Нас не забывают, что нужно - помогают. Я не злоупотребляю их добротой, стараюсь, что могу делать сама. 29.07.2016 г. мне исполнится 90, а Паше 12.08.2016 г. 90. Вот такие мы!!! Захотите посмотреть Беларусь - приезжайте.
   У меня [у родителей] в семье было 5 детей. Я старшая, до 09.12.2015 г. была и младшая моя сестричка жива. А 09.12 она умерла, о чём я очень сожалею. Моя Юличка была для меня свет в окне, и её нет.
   До свидания. Желаю всем крепкого здоровья, долгих лет жизни и счастья в семье. С уважением 12.12.2015 г. Вера Сергеевна Любина.
   P.S. Эрвин, Ваша сестра в Германии. Если она соберётся вас навестить, дайте ей наш адрес и телефон. Пусть она сделает остановку в Минске, и, пока мы живы, познакомимся. Колин телефон Вы знаете.
   Уважаемый читатель! Потрясающий оптимизм 89-летней Веры Сергеевны вынудил автора привести письмо полностью, не редактируя, без корректировки стилистики, разве что несколько запятых добавил. Одно не принципиальное уточнение: взрыв в Челябинске-40 (ныне Озёрск) произошёл 29.09.1957 г. Соответствующий текст получил от "друга" в свою хронику в Facebook [https://www.facebook.com/profile.php?id=100010588659311].
   После получения 28.12.2015 г. бандероли и первого прочтения письма отправил ответ по Емеле сыну Веры Сергеевны.
   "Николай! Большое спасибо! Сегодня книги и письмо Веры Сергеевны получил. Она просит меня написать, но я, действительно не знаю, что я могу ещё сказать, помимо написанного в фамильной эпопее "Четыре жизни", но у меня нет её книжного варианта. Просмотрите, что её интересует, и расскажите маме. Чувствуется мощная память Веры Сергеевны. Поздравляю Вас, Веру Сергеевну, Вашу семью с Наступающим Новым годом! И здоровья всем!"
   Перечитал ещё раз письмо Веры Сергеевны, ночью спать не мог, на следующий день утром отправил в адрес Веры Сергеевны ещё одну бандероль и сообщил сыну.
   "Уважаемый Николай Павлович! Потрясающее впечатление произвело письмо Вашей мамы, великой женщины. Ночью подумал, утром побежал на почту и отправил сборник 10-летней давности "Мозаика. Семья, друзья, любовь..." По-моему, сборник включает тексты, интересные Вере Сергеевне ("Папа", "Мама"...). Эти сборники сам печатал на принтере, фотошопил... и готовил для детей и внуков, не рассчитывая что-то напечатать в типографии. Ситуация изменилась, но напечатанные в Германии и Канаде книги надо выкупать в интернет-магазинах, а это 25-40 долларов за экземпляр, а таких денег у пенсионера-тунеядца нет...
   Привет Вере Сергеевне и ещё раз поздравляю всех с Новым годом! Э.Г.Полле."
   Естественно, в этот же день получил благодарный ответ от сына и Веры Сергеевны, находящейся, по её словам, под большим впечатлением от книги "Отец и сын".
   11.01.2016 г. вторую книгу Вера Сергеевна получила. Запросил у сына несколько фотографий Веры Сергеевны "разных времён".

0x01 graphic

1949 г. Челябинск-40. Вера Сергеевна Любина.

18.01.1955 г. Егорьевск. Вера Сергеевна с мужем Павлом

и сыновьями Владиславом (справа) и Валерой.

0x01 graphic

2006 г. Вера Сергеевна и Павел Герасимович Любины с внучкой Ксенией.

  
   В первую декаду января забросил компьютер и занялся внимательным чтением книги Николая Саталкина "Сквозь любовь и терпение". Окончательно сформировалось мнение форсировать создание текста о женщинах войны. Удивительное сочетание документальности и художественности изложения автобиографических фактов. Много времени уделяется совместной работе с моим папой в больнице огромного лагерного массива строителей атомграда Челябинск-40. Оптимистический характер красавца-мужчины не мог не привлекать молодых женщин и Вера Сергеевна в их числе. Стечение независящих обстоятельств и контакты с Верой Сергеевной увеличили перечень личных трагедий автора (о чём, кстати, Вера Сергеевна вспоминает в своём письме). И горечь, что Вера Сергеевна вышла замуж за лейтенанта НКВД (усыновил Владислава), когда Саталкин ещё зэком, реабилитирован позже, кантовался в Норильске.
   Не поленился, поискал сведения о Саталкине через Яндекс. Любопытно, что с ним отказался встречаться Солженицын, якобы, за то, что когда-то Саталкин не очень хорошо отозвался об "Один день Ивана Денисовича" (не надо использовать в литературе блатной жаргон). Моментально выскочили из памяти студенческие годы, огромные "записные" очереди в университетскую библиотеку, а я не мог понять, что так возбуждает молодёжь в тексте Солженицына (да я в детстве видел эти лагеря с близкого расстояния, а Саталкин прошёл через них), широкая публика в то время практически ничего не знала о Гулаге.
  

0x01 graphic

24.10.2006 г. Николай Васильевич Саталкин.

  
   На фото ему 82 года, потеряно зрение, демонстрирует упомянутую дилогию. Кстати, роман "Сквозь любовь и терпение" находится в личной библиотеке Путина, а сам автор до конца жизни хранил письма Путина, Лужкова, Евтушенко, Михалкова и многих других российских известных личностей. 20 лет продолжаются разговоры о необходимости экранизации трагической судьбы главного героя Александра Родникова, прототипа Николая Васильевича Саталкина.
   Заканчивая сюжет о Вере Сергеевне, так и не могу сообразить, её ли имела в виду мама, вспоминая, как отгоняла некую "рыжую" от папы. Да и какая разница! Папы с мамой уже давно нет, дай Бог здоровья, ясного ума и ещё многих лет жизни Вере Сергеевне Любиной, с таким теплом отзывающейся о моих родителях, впрочем, как и Николай Васильевич Саталкин.

-------------------------------------------------

Родственницы

Сёстры бабушки: Мария, Сара, Агата

   О бабушке Елизавете с её военными и послевоенными мытарствами я упоминал выше. Бабушка родом из зажиточной крестьянской семьи, в которой 8 детей, сначала 4 мальчика, затем 4 девочки. Деревня Генаденфельд в немецкой колонии на территории влияния бывшей Запорожской Сечи. Не случайно подчёркиваю место рождения, так как местное население существенно отличалось от крымских и поволжских немцев языком, практически голландским, манерами поведения, религией (меннониты).
   Прадед Дитрих Ремпель продал полученный по наследству добротный красивый каменный дом (видел на дореволюционной открытке), чтобы дети могли учиться в Дерптском университете (единственный ребёнок ограничился реальным училищем, кулинарной школой и стал "просто матерью" пяти дочерей - моя бабушка). Младшая сестра бабушки Агата успела до революции закончить медицинский факультет в Дерпте (ныне Тарту в Эстонии). Три сестры: акушерка Мария, учительница Сара и врач-бактериолог Агата жили в собственном доме в Симферополе, без мужчин сообща воспитывали одного ребёнка, дочку тёти Сары Агаточку. В 30-е тётю Агату посадили на 10 лет за "связь с врагом народа" и отправили в лагерь на территории Архангельской области (лично мне рассказывала, как отбывала срок вместе с внучкой Льва Толстого). В последствии полностью реабилитирована.
   Началась война, советских немцев переселили в мало обжитые места за Уралом и три сестры вновь соединились в северном Казахстане. Хрущёвская реабилитация сосланных во время войны народов не коснулась только двух национальностей: крымских татар и советских немцев.
  

0x01 graphic

Щучинск Кокчетавской области. 1956 г. Первая послевоенная встреча сестёр.

Слева направо сидят Мария и Елизавета (бабушка), стоят Агата и Сара.

   Снимал 15-летний автор (приехал в гости вместе с бабушкой) недавно подаренным родителями фотоаппаратом "Зоркий", лучшего фона, чем забор, не нашёл. Глупость по молодости и неопытности, но гордость, что подобный единственный снимок четырёх сестёр сохранил навечно облик великих женщин в 60-68-летнем возрасте.
   В 1957 г. прошла индивидуальная реабилитация, немцы смогли без разрешения комендатуры ездить по СССР (через год я свободно поехал из Казахстана учиться в Томск). Тётя Агата прилетела в Симферополь, их собственный каменный дом на месте и в хорошем состоянии. В первый же день тётя Агата получила анонимку с незатейливым красноречивым смыслом: не уедешь, убьём. Документы на право собственности и справка о реабилитации хозяев никого из местной власти не интересовали. Вроде бы и давно закончилась война, но справедливость и законность в СССР, Украине, России, всегда носили (и носят!) избирательный характер. Ключевое событие - отечественная война! А ведь до того сёстры пережили и 1-ю мировую войну, гражданскую войну и беспредел 30-х годов 20-го века.

0x01 graphic

Талды-Курган. 28.04.1961 г. Сёстры Сара и Агата,

дочери Эльза, Мария, Марта, Луиза у гроба бабушки.

   Так и закончили бабушкины сёстры свою жизнь в северном Казахстане. Не дожили они до времени массового бегства советских немцев в Германию, однако их "общая дочь" Агаточка с двумя потрясающе музыкально одарёнными взрослыми детьми, гастролёрами, переехала в Баварию.
   Старшая из сестёр Мария Дитриховна, пока здоровье позволяло (я уже видел её, с трудом передвигающуюся) была уважаемой акушеркой. Удивительный документ рассматривал в 1961 г.: "Именем его императорского величества, самодержца всероссийского, царя польского, князя финляндского... и прочая, и прочая и прочая присваивается звание повивальной бабки первого разряда...". Не хватило ума сфотографировать диплом дореволюционной эпохи Дерптского университета (разве мог в 20 лет предположить, что в старости займусь мемуарами).
   Помню, в студенческие годы общение в Томске с парнями из Щучинска Кокчетавской области, учившимися в политехническом институте, они с большим уважением и юмором рассказывали интересные детали об учительнице немецкого языка Саре Дитриховне. Могла нерадивого ученика взять за шиворот и вытолкать за дверь или шлёпнуть по затылку, при этом никто никогда не жаловался на бабушку-учительницу.
   Велика заслуга Агаты Дитриховны, взявшей на себя воспитание и учёбу моей кузины 5-летней Эльзы (дочки тёти Марты, см. выше), хотя сама ушла из жизни девственницей. Последней (8-й) в семье моего прадеда появилась на свет, последней ушла.

-----------------------------

Бронислава Михайловна Прижевойтс

   Баба Броня - мать сватьи, т.е. бабушка мужа моей младшей дочери Юлии. Великая женщина, родилась 06.07. 1911 г. в маленькой деревне восточной Латвии (6-й ребёнок в семье, ни школы, ни больницы), фигурирует в тексте "Матери 20-го века", здесь коротко по теме. Первая мировая война, революция, вторая мировая война, советская оккупация, немецкая оккупация. Наконец, победа! Почему столько людей, простых крестьян пострадали уже после войны? Неграмотная (читать-писать так до конца жизни и не умела) Бронислава Михайловна имела трёх детей, муж увезён куда-то на Урал (так ничего о его судьбе неизвестно, кроме отписки через много лет, что умер).
  

0x01 graphic

1948 г. Советская Латвия. 37-летняя, полная сил Бронислава Михайловна

с тремя детьми без мужа. Справа мать Брониславы Изольда Болтайс.

Между матерью и бабушкой младшая дочь Анна (моя сватья), за ней Янис и слева Зинаида.

  
   Избирательность НКВД (как и в случае отправки нашей семьи на Колыму) не поддаётся логическому осмыслению. Апрель 1949 г., ночь, стук, солдаты. 15 минут на сборы. Горшок масла, небольшой мешок гороха и библия. Погрузка на телегу с сонными детьми, минимумом одежды. Никто даже представления не имел, куда везут. В райцентре Виляны сборный пункт, дальше погрузка в товарные вагоны (через два года аналогично нас отправляли из Челябинска-40). Страшная антисанитария, вонь, трупы в дороге... Кипяток и хлеб - всё, что давала охрана.
   Тщательно охраняемый товарный состав с принудительными переселенцами недели через три прибыл в Томскую область. Разгрузили в километрах 40 от Томска. Райцентр Туган. Клуб. Русский язык практически никто не знал. Распределили по колхозам.
   Сын Брониславы Михайловны Янис закончил семилетку ещё в Латвии и сразу начал работать в колхозе, позже выучился на тракториста (в армию репрессированных не брали). Зине с большим трудом удалось закончить семилетку, так как считалась переростком, и председатель колхоза требовал бросить школу и выходить на работу. Как не поразиться уму, настойчивости и прозорливости матери, самой оставшейся неграмотной в силу внешних и внутренних житейских обстоятельств. Аня (будущая сватья, моя ровесница) в 1949 г. не смогла пойти в первый класс, так как совершенно не знала русского языка. Позже выучилась, частично в интернате.
   Сдох Сталин, многие категории принудительных переселенцев реабилитированы. Латыши, в отличие от советских немцев, получили право вернуться в родные края. Куда могла вернуться нищая семья Брониславы Михайловны? Дом уничтожен, богатых родственников в Латвии нет, вестей о муже нет. К тому же женился Янис, единственный мужчина в семье. Решили остаться в Сибири.
   Бронислава Михайловна любила рассказывать истории из жизни, но никогда (почти никогда) не говорила о репрессиях, о своём муже. И опять, как это знакомо (ведь у нас в доме никогда не говорили о деде, увезённом навсегда осенью 1937 г.).
  

0x01 graphic

15.12.2000 г. Томск. Бронислава Михайловна с младшей правнучкой Надей.

Стоят: слева дочь Анна, справа дочь Зинаида, в центре моя жена Надя.

В течение следующего года маленькая Надя потеряет и прабабушку Броню и бабушку Надю.

  
   Умерла Бронислава Михайловна на 90-м году жизни 19.01.2001 г. Умерла с таким же достоинством как жила, села на диван и уснула навсегда. Хоронили дети, с которыми она более полувека назад выселена в Сибирь, т.е. всех Бронислава Михайловна сохранила, подняла на ноги и вывела в люди. Бронислава Михайловна оставила после себя трёх детей, 7 внуков, 13 (пока) правнуков.
   И ещё. Брониславу Михайловну Прижевойтс и мою маму Эльзу Корнеевну Полле объединяет след в жизненной истории - правнучки Надя и Аня Поздняковы. Надю старшая по возрасту Бронислава Михайловна даже успела подержать на руках.

-----------------------------

Зинаида Александровна Агузанова

   Именно рассказы в декабре 2005 г. тяжело больной 85-летней тёщи о прожитом толкнули к попытке найти общие черты в судьбах известных мне матерей.
   Зинаида Александровна родилась 04.10.1920 г. в селе Широмасово Самарской губернии, Саранский уезд (ныне Мордовия) в семье православного священника Александра Алексеевича и Евдокии Васильевны Кочуровых. Шестой, последний выживший ребёнок в семье (обратите внимание на мистически случайное совпадение цифры 6 - Бронислава Михайловна, Зинаида Александровна, да и моя бабушка были шестым ребёнком в семье).
   Семья Александра Кочурова сумела избежать первой волны антирелигиозных репрессий, физического уничтожения при исполнении людоедского ленинского призыва "чем больше священников повесим, тем лучше". Отец Зинаиды кочевал из деревни в деревню в Мордовии, стараясь чаще бывать, где больше требы. Семью надо было кормить.
   Характерное фото того времени (отец-священник на службе).
  

0x01 graphic

1927 г. Керенск, Пензенской области. Евдокия Васильевна с оставшимися в родительском доме детьми. Миша, Тося, Вера. Зинаида Александровна - младшая и пока очень похожа на мальчишку.

  
   Александра Кочурова арестовали в ноябре 1929 г., жене сказали, что отправили на Соловки (из Мордовии, лагерного центра Советского Союза, на Соловки?!, чушь какая!). Семья осталась без кормильца. Много лет Евдокия Васильевна верила в чудо, возможность появления мужа. Увы!
   "Собирая в кучку" мысли о матерях неожиданно быстро с помощью директора томского музея "Следственная тюрьма НКВД" В.А.Ханевича удалось найти следы священника А.А.Кочурова (осуждён в Мордовии 03.12.1929 г. по ст.58-10, 58-11 к расстрелу, реабилитирован 12.12.1990 г.). Надо было видеть слёзы Зинаиды Александровны 8 мая 2006 г., когда она через 75 лет узнала горькую правду о судьбе своего отца.
   Продолжаю. Летом 1930 г. мать, пытаясь спрятаться от преследования, тайком вместе с двумя младшими детишками Зиной и Мишей перебралась подальше от Мордовии, в Сибирь, в Томск. Но НКВД и здесь не оставила семью в покое. Вызвали по повестке. Зина пришла с матерью, ожидала на улице, а мать из страшного здания (и сейчас красуется прямо против мэрии на проспекте Ленина) не выпустили. 12-летняя Зина осталась совсем одна, без денег, без еды. Слава Богу, Евдокию Васильевну через месяц выпустили. Что хотели энкэвэдэшные дуболомы от несчастной, практически нищей и малограмотной (окончила 4 класса церковно-приходской школы) женщины, потерявшей уже двух взрослых дочерей и мужа? Говорят, был донос соседей, что попадья с детьми приехали тайком и прячут церковные ценности.
   В 1939 г. Зинаида Александровна поступила в Томский пединститут. В анкете перед вступительными экзаменами Зинаида Александровна, как и старшие сёстры, скрыла, что отец был священником и репрессирован. Учитель! Умер! Всё! Кстати, Зинаида Александровна не была ни пионером, ни комсомольцем. Но убеждённым атеистом до старости, даже просила Тамару не отпевать её после кончины. Дочь священника! Поколение, воспитанное советской властью на примерах павликов морозовых.
  

0x01 graphic

23.07.1939 г. Томск. Выпускники подготовительных курсов в пединститут.

Зинаида Кочурова в центре.

  
   Первый день студенчества, точка отсчёта - начало Второй мировой войны, Германия и Советский Союз разделили Европу, СССР начал "освободительные" походы.
   В очередной раз судьба жестоко обошлась с Зинаидой Александровной. Студенческое время, самое светлое в жизни человека, время влюблённостей в сокурсников или, чаще старшекурсников, преподавателей. Молодость, кровь кипит! Студенческие вечеринки до утра, легко совмещаемые с успешной учёбой, взаимные визиты студентов разных вузов, художественная самодеятельность, танцы до упада. И этот личный период жизни Зинаиды Александровны совпал с началом самой ужасной в истории человечества войны. Кстати, в 30-е годы среди студентов томского пединститута было много мужчин, их первыми взяли на фронт, а после войны пединститут превратился чисто в женский ВУЗ, рассадник грамотных невест для политехников.
   Ребят, сокурсников Зинаиды Александровны, забрили прямо в первом семестре с началом Финской войны, а девчонок надолго отправляли на сельхозработы. Стипендию выплачивать перестали, талоны на питание отоваривались мерзлой картошкой и капустой. Чем дальше, тем хуже. Грянула война с Германией. Осенью 1941 г. почти весь урожай в окрестностях Томска ушёл под снег, некому было убирать. Студентки продолжали работать на заснеженных полях. В здании пединститута разместили госпиталь, изредка учебные занятия проводились в главном корпусе университета. Девчонки без конца привлекались к самым разным работам, никакого отношения к учёбе не имевшим. В 1942 г. принято решение об ускоренном выпуске из института, вместо плановых 4 лет формально числились студентами 3. Так Зинаида Александровна получила диплом учителя русского языка и литературы.
   По распределению в деревню Кемеровской области не поехала, надо было кормить мать, с трудом устроилась на Сибэлектромотор (объединённый комбинат из разных заводов, базой стал Ярославский моторный завод, первое время выпускал снаряды и стартёры) в отдел технического контроля. Кадровиков смущал диплом, необходимость ехать по распределению, наконец, махнули рукой: война всё спишет, завод работает на победу. Так всю жизнь до выхода на пенсию Зинаида Александровна трудилась старшим контролёром ОТК. Примерно через полгода Зинаиду Александровну вызвали в НКВД (то же здание!) и начали выяснять, почему не поехала по распределению в школу. Объясняла, что мать старая, что брат на фронте ранен, скоро приедет, надо сохранить комнату. По-видимому, последний аргумент сработал. Отстали. В 1942 г. Зинаида Александровна получала на продовольственную карточку 800 граммов хлеба в день, мать половину продавала, и на это жили.
   Закончилась война. В 1948 г. Зинаида Александровна познакомилась на заводе с прошедшим госпиталя фронтовиком Михаилом Агузановым, в феврале 1949 г. они поженились, а 16 ноября появилась Тамара (моя жена).
  

0x01 graphic

Лето 1955 г. Томск. Семья Агузановых в полном составе на стадионе.

Тамара пока ещё ходит в детский сад.

  

0x01 graphic

25.03.2006 г. Томск. Усталый мудрый взгляд Зинаиды Александровны,

рядом единственная дочь Тамара (моя жена).

  
   Что объединяет судьбы таких разных женщин как тёща Зинаида Александровна и родная тётя Лиза помимо того, что, отцы расстреляны энкавэдешниками? Обе мечтали стать педагогами, учились, но так никогда не работали школьными учителями. Причина - война!

-------------------------------------------------

Эльза Корнеевна Полле

  

0x01 graphic

Официальное фото мамы, представленное на областной Доске Почёта в Талды-Кургане.

  
   Мама родилась второй из пяти сестёр в обычной крестьянской семье Вельк в немецкой колонии Запорожской области 28.06.1916 г. Окончила семилетку и поступила в учительский институт (что-то вроде техникума) на отделение химии. Пик коллективизация, в Украине жуткий голод, родители не в состоянии посылать дочке продукты, и мама сбежала в свою деревню после первого семестра. У семьи с 5-ю детьми отобрали в колхоз последнюю корову, но всё-таки как-то удалось прокормиться (в молодости не хватило ума настойчиво расспросить родителей и бабушку, как выживали в то время, сами же они об этом жутком времени старались не вспоминать). Больше года мама работала в колхозной бригаде, в 1933 году прямо с поля "добровольно-принудительно" отправили учиться в Молочанский (райцентр Запорожской области) медицинский техникум, единственный в Украине с обучением на немецком языке. Голод, желающих учиться мало, да и конкурса не было, но усатый кремлёвский изверг считал себя большим специалистом в решении вопросов национальных взаимоотношений, экспериментируя на всей территории бывшей Российской империи.
   По окончанию техникума мама, как и её будущий муж (папа) попали в число 5% лучших выпускников, которым в советские времена позволялось поступать в институт без отработки по распределению. Сдача экзаменов в Одесский медицинский институт оказалась не простой, о чём много лет родители, смеясь, рассказывали (скажем, один экзаменатор высказывал недоумение, почему у известного школьного учителя физики Полле племянник Гельмут оказался слабо подготовленным к экзамену по профилю дяди). Не удивляюсь, деревенскую подготовку будущих студентов нельзя сравнивать с подготовкой к поступлению в ВУЗ в Одессе, Киеве или Саратове (мама с папой поступали на немецкое отделение института). Вовремя поступили, так как в 1937 г. обучение в Одесском мединституте перевели на украинский язык, полностью заменив русский язык и немецкий, и маме было трудно (папе тоже, но он легче осваивал украинский язык, да и русский), так как с детства она училась только на немецком языке. Спасало то, что в предвоенные годы профессорско-преподавательский состав Одесского мединститута преимущественно составляли евреи и немцы, все они хорошо владели немецким языком, а украинский осваивали, практически, вместе со студентами. В семейном фольклоре постоянно фигурировала сдача мамой выпускных экзаменов в институте в 1940 г. Председатель ГЭК профессор из Москвы с "интересной" фамилией Сахаров лучше знал немецкий язык, чем украинский и разрешал экзаменующимся формулировать ответы на родном языке. К чему я заостряю тему языка обучения? Да просто противно в 21-м веке слышать в СМИ наследников "глубокомысленной" сталинской национальной политики, заботящихся о судьбе русского языка в Украине. Мама, отличница в школе и техникуме, до самой смерти говорила по-русски с заметным акцентом, писала тоже специфически (официальные документы всегда помогал оформлять папа), что не помешало её стать профессионалом-медиком высшего класса.
   Вспоминаю фотографии из техникума (не могу показать, исчезли), мама - волейболистка, типичная картинка времени. Внешность, причёска не отличаются от показываемых в кино или по ТВ документальных кадров 30-х радостных и счастливых спортсменок (короткая стрижка, белая футболка, чёрные трусы-шорты и белые парусиновые тапочки). Нечто похожее мы наблюдаем сейчас в Северной Корее, где все одинаково одеты, одинаково двигаются, одинаково счастливы. Хочется верить, нынешние кремлевладельцы не столкнут Россию к "прелестям" 80-летней давности.
   В последней поездке в Папенбург в 2004 г. я пересмотрел фотоальбомы родственников (тётя Муся, обладательница самого большого семейного фотоархива, перед заключительным помещением в больницу на мелкие куски разорвала огромное количество фотографий). Детских и юношеских фотографий мамы не нашёл (о том, как сгорели семейные фотоальбомы в Челябинске-40 в 1947 г. написано выше, да ещё чемодан с фотографиями украли у родителей в Москве в сентябре 1992 г., когда они переезжали в Германию). Закрываю тему поиска фото фактом, вызвавшим резко негативную реакцию мамы, когда она обнаружила, что я тайком в 80-е увёз из Талды-Кургана пакет фотографий моего детства. Как жизнь складывается: обидел маму (очень неприятно!), зато фото сохранились для потомков (помимо иллюстраций к текстам мемуаров полтора десятка снимков красуются в настенной квартирной галерее).
   Необходимое пояснение для молодого читателя: в 30-е, 40-е, 50-е фотографирование становилось событием, к нему специально готовились, одевались, выдержка при съёмке достигала десятка секунд и больше. Как следствие, неестественная статичность фотографируемых людей, разглядеть истинное лицо не так просто. Вместе с тем, мама являлась достаточно фотогеничной натурой. Мама с папой подрабатывали, снимаясь в массовках художественных фильмов на Одесской киностудии. Мама до конца жизни гордилась, как в 30-е они "приложили руку" к отечественному кино. За столиком в ресторане (они там натурально наедались) маму с папой легко узнать в фильме "Борьба продолжается" - типичной агитке тех лет.
   В институте мама активно занималась спортом (в отличие от папы, предпочитавшего общественную профсоюзную работу). К волейболу и бегу добавились шахматы, где у мамы среди студенток почти не было конкуренции. В детстве нередко с мамой играл (переставлять фигуры меня научили в дошкольном возрасте), чаще с переменным успехом, последнюю партию сыграли с мамой где-то в мои студенческие годы. Констатирую факт маминой биографии и думаю: а мои-то дети не умеют в шахматы играть, да и не стремятся научиться. Что это? Наследственная деградация или смена ориентиров молодёжи? Сразу не скажешь.
   Мама с папой поженились 31.07.1937 г. (через 5 недель после свадьбы арестовали её отца, см. выше, и рассчитывать на помощь родителей при учёбе стало невозможным).
  

0x01 graphic

Июль 1937 г. Украина. Молодожёны Полле.

  
   В 1938 г. родился сын Эрвин, любимец студенческого общежития. Деталей не знаю, хорошо помню голенького брата на исчезнувшем позднее фото, но неловко было маму расспрашивать, Эрвин умер, не дожив до года три недели. Трагедия для молодых родителей. Действительно, два нищих студента (папа по ночам работал фельдшером в психиатрической клинике), замотанных трудной учёбой в мединституте, без помощи родителей - далеко не лучший вариант семьи с грудным ребёнком в студенческом общежитии.
   Родители окончили институт в 1940 г., когда война уже полыхала в Европе, а в Одессе проходили бесконечные военные учения (так и вспоминается "Золотой телёнок" местных авторов). Получили распределение на Турксиб (опять Ильф и Петров на ум приходят), но папу сразу призвали на военные сборы, и беременная мной мама одна поехала трудиться в железнодорожную больницу на станции Уштобе. Папа после сложных согласований через Москву появился в январе 1941 г. и начал работать в соответствии с имеющейся вакансией хирургом, хотя мечтал о психиатрии. Поясню для молодёжи, железная дорога с обслуживающей инфраструктурой при Кагановиче фактически являлась военным объектом, и это помогло папе соединиться с мамой.
   Уж не знаю, присутствовал ли папа при родах 11.03.1941 г., когда я появился на свет. Факт, что рождённого через два года после семейной трагедии сына назвали тем же именем, подтверждает тяжёлые переживания мамы по случаю смерти первенца и проявление сильной воли. Не принято так поступать в христианском мире, плохой знак, однако родители воспитаны атеистами. Никаких сомнений, инициировала и настояла на своём мнении именно мама. Продолжающаяся уже 75 лет жизнь второго Эрвина (пишет и пишет...) подтвердила, мама оказалась права.
   Великая отечественная война! Полностью изменилась производственная и семейная жизнь мамы. Всех мужчин-врачей отправили в сторону фронта, папу забрали в трудармию.
  

0x01 graphic

Ноябрь 1941 г. Казахстан, Уштобе. Мама. На руках второй Эрвин.

  
   Волей обстоятельств мама стала высокопрофессиональным врачом широкого профиля (хирург, травматолог, гинеколог...), тем более что железнодорожная больница Уштобе практически превращена в тыловой госпиталь. Через год после окончания института самостоятельно делала сложные операции, что невозможно в мирное время. Крепкие руки мамы (не помог ли студенческий волейбол?) позволяли справляться с тяжёлыми травматическими больными. И в значительной мере этому способствовали не только физические кондиции, но и сильный волевой характер мамы!
   Рядом малолетний сын, который с двух месяцев начал посещать ясли, детский сад, переболел за годы войны всеми распространёнными детскими болезнями того времени: скарлатина, корь, коклюш, бронхит, отит...
   Какое счастье, что мы проживали в доме на территории больницы, и мама при фактически круглосуточной работе сама умудрялась выполнять необходимые процедуры. Да и тётя Муся - учительница жила с нами, помогала меня лечить и воспитывать, особенно после нелепой трагической смерти её дочери. Последний раз мама своими руками ставила мне уколы в 20-летнем возрасте, ни с одной "колющей" медсестрой не могу и близко поставить в своей жизни (папа в сравнении с мамой просто "мясник", да и не "царское дело" уколы ставить).
  

0x01 graphic

Уштобе. 1942 - 1944 гг. Ясли, сад. Внизу слева трагически погибшая дочь тёти Муси Вельда.

  
   Время военное голодное, но врачей, у которых даже собственного огорода не было, восстанавливавших фронтовиков, власть как-то поддерживала. Мама часто рассказывала, как любила ездить на вызовы в корейские колхозы. Сталинские "национальные эксперименты" продолжались. В 1938 г. сотни тысяч корейцев принудительно вывезены с Дальнего Востока в Казахстан. Началась отработка будущих массовых переселений советских немцев, крымских татар, чеченцев и других народов. Существенный нюанс, корейцев не брали ни в армию, ни в трудармию, на месте поселения они выращивали рис и овощи для нужд НКВД, а работать умели и снимали по 2-3 урожая овощей за сезон. Так вот корейцы за медицинское обслуживание расплачивались продуктами питания, в первую очередь рисом и луком и мама была очень рада чем-то вкусным ребёнка накормить.
   Характерное фото военного времени. Молодая, красивая, крупная мама, рядом на стуле стою я. Упитанный, щёки лопаются, вид чрезвычайно серьёзный, кулачки сжаты: "чтобы всех немцев скорей убить!" О моих детских настроениях мама много раз со смехом рассказывала.

0x01 graphic

1944 г.

  
   Одно из наказаний раннего детства по инициативе мамы - стояние на коленях в углу (то морковку в супе не ел, то рыбий жир отказывался пить). Других физических воздействий не помню, мама меня никогда даже не шлёпала, голос, правда, имела звонкий. Говорили, что громкоголосость мамы и её сестёр генетически передалась от отца, расстрелянного деда Корнея, так как бабушка, с которой я прожил более 10 лет до уезда в институт в одной комнате, шумностью не отличалась.
   К приезду за нами папы в 1946 г. мама профессионально состоялась и могла самостоятельно работать в разных областях медицины, многое умела делать лучше папы. Однако, как администратор, явно уступала папе. Совместная жизнь родителей прошла с чётким разделением функций: на работе командир папа, дома - мама. Нередко дома происходили скандалы, связанные с производственными проблемами. Были кратковременные исключения, когда оба занимали равноценные должности, скажем в Талды-Кургане, папа - областной хирург, мама - областной акушер-гинеколог.
   Мама, приехав на Урал, кое в чём быстро навела порядок, скажем, вывела из окружения папы некую "рыжую даму". Насколько я знаю, папа не был бабником в привычном понимании этого слова, однако ревность мамы иной раз не проходила мимо детского сознания. Помню, с каким негодованием мама осуждала интимные контакты хирургов с медсёстрами. Скорей всего это были профилактические женские меры: моё, значит моё! Возможно, жёсткая эмоциональная позиция мамы в отношении жаждущих мужской ласки медичек удержала семейную ситуацию под контролем. Великолепное торжество - бриллиантовая свадьба мамы с папой - явное свидетельство победы разума над сиюминутными эмоциями.
   Соединившись с папой после трудармии, мама избавила его от привычки принимать перед операцией 100 грамм спирта. Считаю это великой заслугой мамы, так как она пошла наперекор трудармейскому учителю папы ленинградскому профессору Рушу, который говорил так: Гельмут, кончай курить, лучше пить (кстати, большинство хирургов этим злоупотребляют, возможно, вследствие психологической перегрузки). Под влиянием мамы папа перестал пить до и после операции, только по праздникам, даже на 87-летие выпил рюмку коньяка, а курил до последней минуты жизни 03.04.2002 г., на много лет (по личному возрасту) пережив своего учителя (профессор Руш с большим почётом похоронен в "большом" Челябинске в 1949 г.).
   В Челябинске-40 жили в бараках, сначала в комнате ещё с одной семьёй трудармейца, здесь же телёнок, регулярно испражнявшийся на пол, затем получили отдельную комнату в этом же бараке. Позже переехали в двухкомнатную квартиру в другом бараке и с отдельным входом (!). Прошло много лет, и вдруг подумал, как же молодые родители в таких условиях исполняли "супружеский долг" после 5 лет раздельного проживания. Нет сомнения, это очередное проявление сильной воли мамы (за всю свою жизнь, даже когда уже что-то понимал в половых взаимоотношениях, не уследил даже намёка на интимные контакты родителей). Но голую маму случайно увидел в 7 лет и запомнил. Проснулся, горит свет. Посмотрел и зажмурился. Возможно, мама мылась в тазу, ни ванны, ни водопровода в бараке не было. В то время, во многих русских семьях мальчишки с матерями даже в общую баню ходили, но у нас так не принято.
   В 90-е годы удивил и расстроил маму рассказом (не могла поверить, что говорю правду), как 6-летним пацаном через форточку вылезал на улицу, бегал с друзьями на озеро и перед приходом родителей возвращался. Папа с мамой оставляли сына одного (бабушка ещё к нам не переехала), закрывали комнату в бараке снаружи на ключ и уходили на работу (сейчас даже представить подобную ситуацию сложно). Удивительно, никто из соседей не настучал, да и с пацаном чудом ничего плохого не случилось.
   В Челябинске-40 мама на сохранившихся фотографиях выглядит красиво. Отличная по тем временам одежда из импортных (США, Китай) тканей, изменилась причёска, косы уложены на голове красивой короной. Маме чуть-чуть за 30, прекрасный женский возраст.
  

0x01 graphic

Челябинск-40. Новый 1947 год.

  
   18.01.49 г. родилась Вельда (имя в память о трагически погибшей племяннице опять же определила мама, демонстрируя жёсткую волю). Отучился полгода в первом классе, о предстоящих родах не знал (даже не понял, почему меня отправили ночевать к семейным друзьям), ничего не соображал, и никто не подсказал. Сам удивляюсь, почему не запомнил маму "с животом" (с юношеских лет мне нравится внешний вид беременной женщины). Ребёнку-дебилу объясняли, "мама купила девочку". Думаю, сейчас первоклассники более развиты, впрочем, могу и ошибиться, слишком по-разному воспитываются в семье дети.
   Роды прошли с осложнениями, существовали сомнения в жизнеспособности дочки (полвека спустя мне это папа рассказывал). Через некоторое время состояние дочери улучшилось, но Вельда часто болела, в ясли-сад не ходила, оставалась на попечении бабушки. Невозможно забыть реакцию мамы в критический для жизни дочери момент. Июль 1951 г. Вельде два с половиной года, товарный зарешёченный вагон, поезд мчится из Челябинска-40 к порту Ванино для последующей транспортировки на Колыму. Дифтерия, Вельда почти не дышит, а поезд за Байкалом мчится без остановок несколько часов. Папа плачет, мама с каменным лицом без слёз молчит: Вельда умирает. Два высококвалифицированных врача беспомощны в условиях товарного вагона из-за отсутствия необходимых медикаментов и стерильного инструмента (неужели Вельда повторит судьбу первого Эрвина?). Ночь. Хорошо помню, люди в вагоне стучали в стены как можно громче. Когда поезд затормозил на разъезде, загремели наружные запоры, появился солдат (винтовка с выпущенным штыком): в чём дело? Сопровождавший эшелон военврач принёс американский пенициллин ("печеньки" госдепа?) и стерильные шприцы. В те годы человеческий организм ещё не приспособился к первому поколению антибиотиков. Молодому читателю трудно представить, в каких антисанитарных условиях мы ехали: лето, стёкла за решётками отодвинуты, всё в паровозной саже (электровозов ещё не было), посреди вагона фанерный нужник с дырой в полу вагона. Одноразовые шприцы ещё не придумали. На остановках врач приносил стерилизованные шприцы, пенициллин, Вельда пошла на поправку и в пересылочном лагере Ванино прыгала вовсю. И продолжает "прыгать" в 67-летнем возрасте в Германии.
   Не буду долго говорить про колымский период жизни, когда семью загнали на страшный по описанию Варлама Шаламова прииск "Джелгала" (~ 600 км на север от Магадана). Для мамы с папой это потерянные три года жизни, лично для меня открытие мира. В приисковой больничке два врача (мама и папа) и один фельдшер, привезённый этим же этапом. Родители, привыкшие к большой врачебной нагрузке, без работы не могли. Зимние вечера, мороз доходил до -60 градусов, из СМИ старые газеты (до ТВ ещё не дожили), мама постоянно вышивает, преимущественно гладью и крестиком (папа занимается дровами, печкой, свиньями и курами, живущими зимой в клетках прямо на кухне). На стенках, на подушках, на кушетках, на столах, везде мамино рукоделие, к выборам часть использовалась для праздничного оформления приискового избирательного участка (я встречаю голосующих за "партию Ленина-Сталина" возле урны пионерским салютом, мамины вышивки украшают стены и столы комиссии). А бабушка только вязала. Выйдя на пенсию, мама тоже начала активно вязать носочки и варежки для внуков. Почти 65 лет позади, а я не могу понять целесообразность отправки гнить в такой глуши высококвалифицированных хирургов при остром врачебном дефиците в послевоенном Советском Союзе. Чья-то прихоть? Тупая разнарядка бериевского ведомства? Потому что немцы?
   Сдох Сталин, расстреляли Берия, родители частично реабилитированы (не имели возможность уехать на материк по своему усмотрению, только с разрешения чекистской комендатуры), и местная власть мигом выдернула их в районную больницу (посёлок Ягодное), в которой проработали год. Никакие уговоры местных руководителей остаться не действовали, мама (именно, мама) добивалась возврата на материк, туда, где она работала по распределению во время войны. Чекисты с большими заморочками согласовали переезд в Талды-Курган, в 1949 г. ставший областным центром (Уштобе входит в состав области).
   На Колыме мама всё ещё с густыми косами до пояса, донашивала платья из китайского шёлка, приобретённые раньше в богатом по тому времени атомграде.
  

0x01 graphic

Сентябрь 1954 г. Теплоход "Александр Можайский" следует по маршруту Магадан - Находка.

  
   Такого уровня врачей в казахстанском захолустье ранее не было. Областные власти сначала использовали их год в Талды-Кургане, мама - областной акушер-гинеколог, папа - областной хирург (снимали частный дом в центре города без электричества, регулярно часами стоял в очереди за керосином). В 1955 г. родителей перевели во вновь открывшуюся больницу в горняцком городе Текели с предоставлением трёхкомнатной квартиры, а через три года (я уже уехал учиться в Томск) вернули в Талды-Курган в новые здания областной больницы (папа - главврач, мама - заведующая травматологическим отделением).
   Переехав в Талды-Курган, родители построили дом в 50 метрах от областной больницы. В нём существовало приблизительное разделение труда. Мама: дом внутри, кухня; папа: сарай, печка, куры-кролики-свиньи, сад-огород. Это не означало, что папа мог самостоятельно делать всё, что хотел в своей сфере. Дома мама - полная хозяйка. Даже запланировав перекладывание в сарае дров с места на место, папа старался получить предварительное добро мамы, иначе начинались вечные вопросы: "А зачем?", "А почему сюда?" и т.п. Сам факт предварительного согласования маму устраивал, обычно не мешала папе выполнять задуманное.
   Показательно, мама дома не прикасалась к молотку или гвоздям (сфера папы), а на работе использовала те же инструменты (ножовка, стамеска, молоток...), правда, в специальном хромированном исполнении. Помню сильные руки мамы, да и вообще в первой половине жизни мама выглядела мощней папы (может, казалось так?).
   Ещё раз о профессиональных особенностях. Мама - врач от Бога, и это не красивая фраза. На примерах таких врачей как мама надо учить молодых эскулапов главному: врач для больного, а не больной для врача (принцип, к сожалению, становится всё более распространённым). Помню оценку папы, что не было равных маме в "вытягивании с того света" тяжёлых ожоговых больных (трудоёмкий длительный процесс). Сам видел девочку - казашку, привезённую с дальнего отгона обожженную и практически без признаков жизни. Мама взялась за неё и через 3 года эта шестилетняя бегающая девочка (не красавица, следы ожогов по всему телу) превратилась в любимицу этажа областной больницы, хорошо научилась говорить по-русски, мама каждое утро из дома приносила ей что-нибудь вкусное. И переживала, как опасно передавать её родителям на дальний отгон при отсутствии своевременной (при необходимости) медицинской помощи.
   Несколько характерных штрихов поведения мамы в семейной жизни. Запредельная чистоплотность мамы, всем дома доставалось. Казалось бы, обычные приёмы гигиены: мыть руки перед едой и после туалета, каждому в семье иметь индивидуальные полотенца для лица, еженедельно проводить смену постельного белья, ежедневно надевать чистую одежду, но за всем этим стоит тяжёлый физически и психически домашний труд мамы. Постирать и погладить бельё в 40-е - 60-е - неприятная регулярная неизбежность для чистоплотного человека (специальных машин практически не было, основные инструменты - стиральная доска и 20-литровый бак для выварки белья). Да ещё проблема с водой, мне много приходилось таскать в "прачечный день" воды из колодца (таких примитивных колодцев я позже нигде не видел, идёшь со своей верёвкой, запускаешь своё ведро, умудряешься, не так-то просто, зачерпнуть и тащишь наверх). И эту воду пили, не помню, чтобы её дома специально кипятили, непонятно, как не травились. Позже на улицах Талды-Кургана появились колонки с водой.
   С другой стороны, заставить папу или меня надеть свежую рубашку не всегда удавалось без повышенных эмоций (пишу эти строки и становится смешно, нынешняя жена Тамара ведёт себя точно также). Главное здесь достоинство мамы - систематичность и неукоснительность заведённого порядка, хотя иной раз чистоплотность стоила маме "больших нервов". Правильно оценивается всё это через много лет. Из раннего возраста (~ 3-4 года) мама и тётя Муся до последних дней вспоминали мой конфуз: "Мама! Я обкакался!" И горькие слёзы. Сам я сей факт не помню, упоминаю в качестве иллюстрации к предыдущим рассуждениям о чистоплотности мамы и настырности, с какой она добивалась этого в семье. В этом плане мама с папой здорово отличались, всё-таки корни той же чистоплотности идут не от национальности, а от семейного воспитания и семейных традиций.
   Много усилий мама прилагала к созданию безупречного порядка в отделении, контингент больных в значительной мере состоял из жителей дальних аулов, да и часть врачей отделения - казахи. Для них чистота - понятие умозрительное, просто не понимают, о чём идёт речь. Для чистоплотной мамы наведение и поддержание порядка временами требовало больше энергии, чем работа в операционной. Мама с уважением относилась к тяжёлому физическому труду в травматологическом отделении среднего и низшего медперсонала (медсестёр и санитарок), казашек и евреек среди них не было. Характерный штрих: как только мама передала заведование одному из "мужиков" и перешла на работу в поликлинику, из отделения ушли все санитарки, чистоплотные немки.
   Ни разу в жизни не обратился к маме на "ты". Только "Вы". Как и никогда не слышал от мамы "ты" по отношению к бабушке. Не принимаю распространённый бред, что в России к самому близкому человеку надо обращаться на "ты". Достаточно почитать великих российских классиков Толстого, Тургенева, а принятое в России тыканье родителям - один из признаков, может и не самых заметных, деградации общества. Каждый читатель сталкивался в России с ситуацией, когда молодые люди "тычут" незнакомому пожилому человеку и даже не понимают собственной убогости. Очевидно, этот элемент бескультурья идёт от внутрисемейных отношений. Вспоминаю своего учителя Бориса Владимировича Тронова. Впервые увидел его 69-летнего в 1960 г. студентом 2-го курса. Профессор ни разу не сказал студентам, аспирантам "ты". Достойный элемент культуры, пришедший из интеллигентной семьи прошлого. А большинство его учеников "тычут" студентам, аспирантам, сотрудникам. Впрочем, сын профессора постоянно тыкал отцу. Влияние окружения сильней внутрисемейного? Общее оскудение нравов?
   Мама имела сложности с чувством юмора, не любила и не понимала анекдоты, за исключением чисто медицинских "баек" (из того, что мне приходилось слышать, большинство смешны только в среде профессионалов). Когда мама смеялась вместе со всеми, заметно было, что не всегда улавливала суть анекдота. Не так давно пытался разобраться в разнице восприятия юмора мужчинами и женщинами ("Женщины и юмор" http://samlib.ru/p/polle_e_g/zhenshinyiumordoc.shtml). Оценка юмора сложно зависит от умственных способностей, не вкладывается в примитивное противостояние умный - глупый, просто по-разному у мужчин и женщин настроены мозговые извилины.
   Мама не была идеальной в человеческих взаимоотношениях, предпочитала чёрно-белые характеристики людей, временами весьма эмоциональна. Иной раз удивляла убеждённость мамы в собственной правоте даже в откровенно спорных ситуациях. На работе личностные "недочёты" мамы с лихвой перекрывались профессионализмом, ей прощалось многое, что обычному человеку не спускается. При осложнениях мама: "Гельмут! Помоги же мне!" Отец поворчит, но всегда выручал.
   Запомнил обиду, нанесённую мамой. Школа, 9-й класс. Воскресенье, утро. Родители, собираясь на базар, обнаружили пропажу денег, не знаю сколько. Мама почему-то решила, что деньги украл я. Обвинение настолько нелепое, что я "с психу" ушёл из дома и целый день (уроков в школе не было) ходил по дорогам (30-тысячный город Текели растянут на 23 км по одному из ущелий Джунгарского Алатау). Случайно меня увидел проезжавший на "скорой помощи" папа, позвал домой, я отмахнулся. Пришёл поздно вечером, никаких разговоров в моём присутствии о пропавших деньгах больше не было.
   Когда я с женой и детьми приезжал летом в отпуск, мама любила по воскресеньям "шикнуть", собирала всех, вместе с папой, и вела в городской парк. Дети до упада катались на каруселях, развлекались на других аттракционах, ели вдоволь мороженное или какие-нибудь сладости. Мама щедро тратила деньги на шашлыки, кумыс и ещё бог знает на что. В августе мы попадали на праздник цветов, в Талды-Кургане - зрелище, вызывающее массу положительных эмоций. Житель Томска, Сибири, не бывавший на праздниках цветов в южных городах, представить не может, как это красиво выглядит. Детишкам, папе цветы быстро надоедали, но мама экскурсию доводила до конца, хотя в последние годы уставала. Младшая дочь Юлия успела захватить несколько воскресных походов в городской парк под руководством "Омы".
   В Талды-Кургане сёстры регулярно общались, уж тем более в главный советский праздник, совпавший с днём рождения бабушки. Постепенно все из Уштобе перебрались в Талды-Курган. Сначала тётя Марта, затем тётя Муся, в конце 80-х и тётя Лиза. Сёстры часто собирались вместе или попарно, предпочитая субботний или воскресный обед в родительском доме. Родственники и близкие знакомые знали контрольный срок начала обеда - 13 часов, не опаздывали, мама второй раз обед не ставила (немецкая пунктуальность, однако).
  

0x01 graphic

07.11.1958 г. Бабушке 67 лет. Дочери (слева направо) Марта, Эльза (мама), Луиза, Мария.

  
   Неожиданно, в начале 1966 г. получил в Барнауле сообщение, что мама ложится на операцию (рак матки) в республиканский экспериментальный онкологический институт в Алма-Ате. Шок! Маме 49 лет. Последние годы я регулярно заезжал летом на одну, две недели, но подобного не предполагал (скорей всего, мама сознательно скрывала проблему от сына). Мгновенно оформил отпуск без содержания и к началу операции сидел вместе с папой в вестибюле института. И наблюдали за перемещением главного хирурга. Казах. Вот он прошёл в сторону операционной, через два часа назад. Папа плачет, готов к худшему. Я, по-видимому, внутренне не осмыслил серьёзность ситуации, хотя на словах понимал возможность летального исхода. Когда нас с папой впустили в палату (по блату, а как же иначе) мама только очнулась от наркоза, удивилась, обрадовалась моему присутствию и слабо-слабо улыбнулась. В общей палате семь оперированных женщин, шестеро из них быстро ушли из жизни, а мама, к счастью прожила ещё более 32 лет.
   Неприятности со здоровьем мамы не ограничились лечением в Алма-Ате. Последовали ещё две тяжёлые полостные операции, не связанные с онкологией и гинекологией. Экспериментальное (химиотерапия, радиационная терапия) лечение потребовало значительных переливаний крови, которое не всегда доступно рядовому больному в больших объёмах. Но мама десятки лет была активным штатным донором, сколько крови переливала напрямую пациентам, лежащим на операционном столе. Добро, дававшееся мамой людям, обернулось добром к ней самой. С другой стороны, мама имела генетически сильный организм, что хорошо видно на примере всех пяти сестёр, прошедших войну, труднейшую жизнь, но ушедших в 82 - 94 года. Ещё фактор: рядом папа-врач и больница, изменения в организме находятся под пристальным контролем. И, наконец, Бог помог! Хотя мама и выросла атеистом...
   Мама на глазах начала физически сдавать, внешне ссыхаться, постоянно жаловалась на боль в холодеющей правой ноге, папа не раз мне говорил, что ногу придётся ампутировать. Впереди три десятилетия жизни, о мужской силе в руках травматолога можно было только вспоминать. Маме пришлось покинуть практическую травматологию, перейти на поликлинический приём больных и консультирование, богатейший опыт мамы ещё полтора десятка лет использовался при лечении тяжелых больных.
   Сколько помню, мама была уважаемым больными и коллегами врачом. По праздникам в доме появлялись коробки с конфетами или флаконы духов от благодарных пациентов. Мне неизвестен ни один случай денежных подарков (время было другое, да и воспитание не позволяло маме брать с больных мзду). С некоторыми выздоровевшими пациентами мама переписывалась десятки (!) лет, даже переехав в Германию.
   К уходу на пенсию трудовой стаж превышал 40 лет, мама выработалась физически. Систематическая работа на полторы, две ставки отпечаток наложила. Работа мамы на износ, перегрузка организма в военные годы, в Челябинске-40, на Колыме, в Текели, в Талды-Кургане, тяжёлые операции в 49-50 лет начали давать о себе знать лет за 15 до выхода на пенсию. Я не помню со школьных лет всех маминых "болячек", хорошо помню, маме нельзя было есть жирное из-за болей в печени. А ведь в нашем доме много лет держали свиней и умели делать вкусные свиные деликатесы. Мама любила хорошо поесть, систематически "нарушала режим", потом мучилась.
   После того, как в 1958 г. вылетел из-под родительского крыла, наезжал домой кратковременно, мама всегда радовалась. После смерти бабушки (26.04.62 г.), последовавших тяжёлых болезней, я уже не помню маму, весело и открыто смеющейся. Каждый мой приезд мама использовала, как возможность излить душу по поводу собственного болезненного состояния, папиных болезней, неприятностей в семье Вельды. Я слушал, сочувствовал, что-то говорил успокаивающее, но стремился скорей уехать, больше двух недель я уже в Талды-Кургане психологически не выдерживал. Иной раз получал от мамы такие тяжёлые письма, что решился опубликовать часть одного в первой семейной книге "Отец и сын", чем очень обидел маму. Увы! Привожу без купюр.
   02.12.87 г. ...Наконец, собралась написать, всё некогда. Сейчас 9.10, а в 10 ч. я уложу Алёшу [мой внук, сын Эльвиры] спать. Спит он 25-30 минут и всё. Теперь, когда начал ходить, так только и смотри * всё тянет, а печка топится. Очень любит крутить телевизор. Утром надо всё убирать, обед готовить, стирать. Было у нас 1 неделя очень холодно (до -27*). Сейчас опять -7* * -9* и кажется совсем тепло. Эльвира работает. Неделю тому назад она уехала на 3 дня в Сары-Озек [место службы мужа], чтобы отлучить от груди и мне было весело. Я уже говорила, мне сейчас легче пойти пешком на кладбище и не вернуться * очень, очень мне тяжело и ещё молчать на всякие эмоции и слушать обиды жизни. Я научилась молчать, но очень трудно и физически и морально. Ведь некому помочь убирать, а беспорядок делать есть кому. Папа хотел уйти с работы, но я ему всё говорю, что ты остаёшься человеком на работе, а если будешь дома, мы оба в дурдом попадём, да и деньги нужны * ведь разница быть вдвоём или ещё двое да ещё часто Нелли или Олег [дети Вельды]...
   Лет 5 родители вели дебаты с Вельдой и между собой о необходимости переехать в Германию, возражал папа. В июне 1992 г. меня командировали на две недели в Берлин (проблемы качества выпускаемой продукции). Оттуда умудрился на субботу-воскресенье съездить через всю страну (рядом с Нидерландами) в гости к переехавшим родственникам. Посмотрел, как живут, поговорил и пришёл к однозначному выводу: родителям в Германии будет лучше. Жизнь показала, не ошибся. Довёл своё мнение до родителей. Думаю, начни высказывать отрицательное мнение, отменить отъезд было уже невозможно (процедура смены ПМЖ запущена). Однако моё позитивное мнение маме было приятно, папу пришлось уговаривать и успокаивать. Приехали провожать папу с мамой в Германию с женой Надей и дочкой Юлией. Упомянул в напечатанной уже после смерти родителей книге Э.Г.Полле "Томский нефтехимический комбинат. Хроника". Краткая цитата.
   15-18.09.92. ...Состояние тягостное! Отец лет пять твердил, что это современная работорговля и что Горбачёв и Ельцин просто продали советских немцев. Не всем в СНГ понятен процесс выталкивания немцев. Видеть, как казахи вселяются в родительский дом, когда ещё не вынесли чемоданы, очень тяжело. Сейчас родители материально и жилищно устроены хорошо, но для окружающего населения это просто старики из России, в отличие от Талды-Кургана, где весь город раскланивался (доктор Полле идёт).
   В сентябре 1993 г. спустя 53 года (война!) все пять сестёр собрались вместе. Старшая тётя Вельда избежала Гулага и прилетела из Канады. На общем фото заметно, что мама выглядит самой уставшей и не может этого скрыть.
  

0x01 graphic

Сентябрь 1993 г. Германия. Папенбург. Встреча через 53 года.

Справа налево: мама, тёти Муся, Вельда, Лиза, Марта.

  
   Я семь раз посещал Германию, в том числе три раза мог общаться с мамой. В августе 1994 г. мы с Надей и Юлией впервые приехали в гости к родителям в Папенбург. Мама, такая беспокойная, встречала нас около дома. Обнимая её, вдруг ощутил: какая она маленькая и лёгкая.
  

0x01 graphic

Август 1994 г. Папенбург. Первое посещение родителей на "исторической" Родине.

  
   В масштабах Германии Папенбург в Нижней Саксонии - некий условный эквивалент провинциального советского Талды-Кургана (моё наблюдение). Центр притяжения в Папенбурге - всё тот же "родительский дом", квартира в социальном доме, однако здесь уже мама временами выглядела "бедным родственником". Да, она старшая из сестёр в Папенбурге, к ней прислушивались, но младшие сестры по разным причинам материально лучше обеспечены и свою независимость при случае демонстрируют. Конкретный пример. Мне было стыдно за унижение мамы, когда она попыталась в августе 1994 г. занять у сестёр деньги на покупку для меня машины под свою пенсию, выплату которой (~ 1800 ДМ в месяц) задерживали уже около двух лет, в связи с выборочной проверкой немецкими пенсионными властями. Отказали все! А надо было всего 8-10 тысяч ДМ. Вспоминая через два десятилетия эту историю, не могу найти разумного объяснения, кроме одного: доброта наказуема! Жаль, осознаём мы житейскую реальность, противоречащую общечеловеческим библейским заповедям, когда "поезд давно ушёл". Обидно за маму, попытавшуюся вопреки папиному "сёстры денег не дадут", решить возникшую проблему: сделать сыну подарок.
   На 80-летний юбилей мамы приехал один (денег не было). Привёз красивую, на мой взгляд, оригинальную картину одного из томских художников с изображением букета роз. Мама с удовольствием принимала приветствия от пастора, бургомистра. В юбилей мама помолодела лицом и повеселела, на банкет в китайском ресторанчике собрались сёстры и многочисленные племянники с супругами, человек 30, не меньше. Ходил с мамой и папой в местные магазинчики. Запомнил, так как мама обижалась, когда я старался помочь ей и пытался отобрать у неё сумку, считала себя достаточно сильной.
  

0x01 graphic

28.06.1996 г. Папенбург. Маме 80 лет.

0x01 graphic

28.06.1996 г. Папенбург. Маме 80 лет. Сёстры с дочерьми.

Слева направо стоят Вельда, Ирина, Эльза, Фрида.

  
   Омрачил этот приезд в Германию эпизод, описанный в тексте "Прощай, Германия!" Уже года полтора назад родители получили официальный отказ на мой переезд, но не показали мотивировку. Когда я прочитал написанную откровенную белиберду, возмутился, почему мне раньше текст не прислали, чтобы можно было подготовить резкий ответ немецким властям по существу и попытаться переломить ситуацию. Мама: "Кем бы ты стал в Папенбурге работать? Дворником?" Я: "А кто Вам сказал, что я собираюсь жить в Папенбурге?" Поясню, хотел получить гражданство Германии, для того, чтобы работать в России в совместном российско-германском предприятии, с которым предварительная договорённость была достигнута во время командировки в Берлин (родителям о моих планах не было известно). В ответ на мою эмоциональную реакцию мама расплакалась, папа ушёл на балкон курить, плевок германских бюрократов "достал меня до печёнок". Хорошо понял, энергия мамы на исходе, бороться за мой вызов некому, тем более, что она так гордилась сыном - директором научно-исследовательского центра при Томском нефтехимическом комбинате.
   В Папенбурге мама ходила с папой по воскресеньям в лютеранскую кирху, но почему-то была сильно раздражена, услышав, что я хочу посмотреть кирху и католический костёл (в Папенбурге они стоят метрах в 70 друг от друга). Создалось впечатление, что ей стыдно (боже мой, за что?) за посещения кирхи и во время моих кратковременных гостевых наездов мама храм избегала.
   На следующий год, в июле 1997 г. мы с Надей и Юлией, одолжив деньги на поездку (стыдно, но вернули долг из денег родителей), прилетели в Папенбург на великое торжество: бриллиантовую свадьбу мамы с папой. С утра появился в квартире пастор.
  

0x01 graphic

31.07.1997 г. Первым поздравляет пастор. Мама показывает фото молодожёнов 60-летней давности.

  
   Потрясающее впечатление * любовь, невозможность существования друг без друга! Счастливая 60-летняя совместная жизнь мамы и папы во многом связана с сочетанием очень разных характеров. Папа * "жаворонок", всё стремился сделать быстро. Мама * "сова", всё старалась делать более обстоятельно. Характер мамы носил черты отчётливо выраженного командного стиля, в значительной мере этому способствовала многолетняя работа руководителем отделения, особенно травматологического в областной больнице, в котором все ординаторы * мужчины. Сколько помню, папа всегда уступал маме в семейных ссорах, оставаясь при своём мнении. С другой стороны, никаких важных решений в семье без советов с папой мама не принимала. Пример семейной жизни родителей достоин подражания, но родные дети почему-то предпочитают искать сочувствия в неудачной жизни, вместо того, чтобы достойно её организовать.
   Бриллиантовая свадьба отмечалась в том же китайском ресторанчике, что и 80-летие мамы, только родственников поменьше. Папа за столом держался бодро, мама выглядела уставшей. Кто бы мог подумать, что жить маме осталось чуть больше 9-ти месяцев, в последний раз я смог лично пообщаться с мамой, выслушать её жалобы на болезни, послушать сплетни про родственников. В споры с мамой я не вступал, хотя есть у нас с мамой в характере общее: стремление отстаивать собственную точку зрения, будучи уверенным в правоте. Мы общались по телефону, мама писала большие письма, но разве всё это сравнимо с возможностью посидеть рядом, даже молча.
  

0x01 graphic

31.07.1997 г. Папенбург. Бриллиантовая свадьба. Родители с детьми.

  
   Мама провожала нас в Ганновер (300 км), ждала пока мы пройдём таможню аэропорта, обижалась на уговоры остаться дома под предлогом, что ей будет тяжело. Я десятки, скорее сотни раз, включая поездки в пионерские лагеря, интернат, на учёбу, после отпуска, командировок и т.д., посчитать невозможно, уезжал из родительского дома, всегда мама старалась меня проводить.
   В последний раз я общался с мамой по телефону 22.04.1998 г. (папе исполнилось 84 года). Не могу забыть тональность её последних слов: "Эрвин, мне так плохо!" К стыду своему, замотанный личными служебными проблемами (выгоняли с комбината), не оценил достойным образом мамину жалобу.
  

0x01 graphic

22.04.98 г. Папенбург. Папе 84 года. Последняя совместная с мамой фотография.

  
   Мама умерла поздно вечером в субботу 16 мая 1998 г. в одиночной реанимационной палате крупной немецкой клиники в Leer после успешной(?) операции на почках. Папа с большим недоверием (чем раздражал Вельду) отнёсся к заключению местных врачей об истинной причине смерти мамы, считал, что обслуживающий персонал просто "прозевал" послеоперационного больного. Действительно, в день смерти у мамы дважды были посетители, она явно шла на поправку, всех узнавала, начала говорить. Сердце остановилось в 23.06, когда реаниматора в палате не было, якобы, он отсутствовал 10 минут. Свидетелей нет, сколько отсутствовал реаниматор в ночь с субботы на воскресенье, только Бог знает. Возможный медицинский промах исправить невозможно. Врач высшей категории, спасший тысячи и тысячи человеческих жизней, являясь пациентом, также подвластен возможным промахам конкретных людей, обеспечивающих процесс лечения. Кстати, папа, сравнивая организацию медицины в СССР и нынешнюю немецкую, отдавал предпочтение советской медицине (в то время он и представить, естественно, не мог, как деградирует в погоне за рыночными приоритетами советское здравоохранение через 2-3 десятилетия).
   Когда я летел на похороны мамы (тьма проблем: виза, деньги, авиарейс из Новосибирска, пограничники во Франкфурте, поезд, 150 км на такси...), в полудрёме сверлила мысль: хочу быть похороненным рядом с мамой. Увы! Это практически невозможно.
  

0x01 graphic

19.05.1998 г. Папенбург. Последнее прощание папы с мамой.

  
   Похороны церковная община и пастор (красивая и хорошо понятная проповедь) организовали настолько достойно, что можно только завидовать. Интересный момент: гроб опускается в могилу, и все сопровождающие уходят, обслуга кладбища самостоятельно доводит могилу "до ума". Трудно воспринимается в России истина: уважительные проводы ушедшего в мир иной, содержание захоронений есть отношение к живому человеку.
  

0x01 graphic

18.05.1998 г. Папенбург. Вечером после похорон и поминок. Справа от папы Вельда с Эдиком.

  
   Поминки скромные, безалкогольные. Когда большинство прощавшихся разошлись, собрал кузенов, и мы дополнительно помянули по русскому обычаю несколькими рюмками крепких напитков.

0x01 graphic

23.01.2004 г. Папенбург. На могиле счастливых родителей.

  
   Продолжительная насыщенная массой приятных и неприятных событий жизнь мамы достойна более обстоятельного описания. Мой труд, писк сына - ничтожный эскиз большой картины жизни Великой женщины.
   Уходят из жизни либо расползаются по земному шару тысячи и тысячи вылеченных больных, друзья, коллеги, теряются документы и фотографии. Наконец, ушло время советского трудового героизма не за деньги, а за право оказать помощь людям. Ярчайший представитель своего времени, бескомпромиссный идеалист - МАМА.
   100-летний мамин юбилей отметят двое детей, шесть внуков, девять (пока) правнуков.

-------------------------------------------------

   Уважаемый читатель! Упомянуты затронувшие до глубины души судьбы 14 самых разных женщин, через которых в самый цветущий возрастной период прокатился военный и послевоенный ужас. Показаны сильные духом женщины. Характер чувствуется даже в возрасте старческой немощи (прочитайте ещё раз письмо 89-летней Веры Сергеевны Любиной), легко можно представить, какой энергией фонтанировали эти женщины в молодости, пришедшей к несчастью на страшные годы войны и её последствия.
   Что общего у женщин разного происхождения, разных национальностей, разного отношения к религии? Расстреляны русский священник Александр Кочуров (шесть детей) и немецкий колхозник Корней Вельк (пять детей), латышский сельчанин Язеп Прижевойтс (трое детей) сгнил где-то в североуральских лагерях в 50-е годы.
   Сложно осмыслить кажущееся противоречие: трудность жизни и её продолжительность. Голод в детстве и юности, репрессии с потерей близких, принудительные перемещения в скотских условиях, болезни...
   С одной стороны, организм, сопротивляясь трудностям, в критических условиях вырабатывает дополнительные жизненные силы, с другой - генетика "не подвела". Или просто повезло в жизни! О помощи медицины можно серьёзно рассуждать только в случае второй половины жизни моей мамы.
   Упомянутые в тексте женщины родились в деревнях европейской части Российской империи, сохранили достоинство, прожили долгую жизнь, а уходят в мир иной в городах и государствах за тысячи и тысячи километров от давно отсутствующего родительского дома и могил предков. Причём уходят в заботливом окружении близких родственников. Последнее замечание не случайно. В настоящее время (21 век!) Кремль и государственные СМИ любят поговорить (не решать проблему!) о сотнях тысяч брошенных детей в России, но практически не вспоминают о тысячах и тысячах брошенных детьми и внуками беспомощных пожилых людей. Стыдятся, хочется думать. А ведь эти позорные государственные явления: брошенные дети и брошенные старики - звенья одной цепи и подчёркивают, как же власть в России не любит собственный народ.
   ЖЕНЩИНЫ ВОЙНЫ и соприкосновение общественно-политических эпох, у всех разная судьба, наполненная ужасами и вот конкретный парадокс: в результате войны и круглосуточной работы мама приобрела высочайшую профессиональную квалификацию и спасла многие тысячи человеческих жизней.
   В России, как и во многих странах мира, Родину олицетворяет женщина-мать. И в то же время женщина реально не допускается до принятия судьбоносных решений в части перспективного развития России. Какие-то правильные слова произносит зиц-председатель Совета Федерации Матвиенко, да парламентские идиотки Яровая, Мизулина без конца какие-то глупости вещают в СМИ.
   С другой стороны, Некоторые элитные интеллигенты типа Михалковых, живущие и творящие в своё удовольствие, вещающие на всех государственных каналах ТВ, раз за разом повторяют мысль, что Россия - это женщина, находящаяся в известной позе на четырёх конечностях в ожидании крепкого мужика. И только тогда она счастлива. Первый раз послушаешь, вроде бы что-то есть, но дальше начинаешь понимать, это использование властью интеллектуальных поплавков при всех режимах для втягивания России в очередной авторитаризм со всеми негативными последствиями. Именно интеллектуалы, приближённые и обласканные властью, под болтовню о возрождении культуры, ведут сознательную линию на дебилизацию многонационального народа России.
   Уважаемый читатель! Приближается очередной христианский родительский день. Выпьем за женщин, благодаря которым мы живём! Вспомним матерей, бабушек, прабабушек...
   Мой символический подарок ЖЕНЩИНАМ ВОЙНЫ (букет роз подарен автору к 75-летию детьми и внуками), упомянутым в тексте, они это больше заслуживают. Стыдно, но ни разу в жизни дебил автор не догадался подарить даже маме букет, эквивалентный возрасту, хотя по советским меркам был неплохо обеспечен и мог себе подобное позволить.
  

0x01 graphic

  
   Благодарю за внимание!
  

Томск, 25.12.2015 г. - 28.03.2016 г.

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"