Полле Эрвин Гельмутович: другие произведения.

Жёны.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почему жёны не любят, когда о них пишет муж?


Жёны

  
   60 лет за спиной, две трети из них олицетворяются совместной жизнью с Ниной и Надей. Сравнение жён - бессмысленное занятие, в каждой из них больше достоинств, чем недостатков, причём обе совершенно непохожие. Нина и Надя были рядом со мной в разный возрастной период. Если в первом случае мы зарегистрировались парой молодых несмышлёнышей, то при соединении с Надей каждый имел многолетний опыт семейной жизни и детей-школьников.
   Реальная жизнь не терпит сослагательного наклонения, но, воспитывая зятьёв Андрея и Игоря, сына Сашу я неоднократно говорил (ещё при жизни Нади), что если бы я не уехал из Тюмени, то я так и жил бы, мучился с Ниной. Призывая детей поменьше "смотреть в сторону" регулярно привожу народную мудрость - "ночью все кошки серые".
   Поговорка неверна в принципе, если речь идёт о любовницах. Когда же мы говорим о жене, то понимаем нечто большее, "ночные" взаимоотношения супругов являются одной из главных составляющих семейной жизни, не более того. Важнейшее ограничение: нельзя унижать жену, мужа в постели. Вот это-то моральное, не физическое, унижение зачастую и становится основной причиной развода. Нередко жена, даже полностью не осознавая, торгуется с мужем: "дам - не дам" в ответ на что-то. Удовлетворение естественных человеческих потребностей увязывается с какой-нибудь "бытовухой", что раздражает партнёра в постели (конкретные примеры внимательный читатель легко найдёт ниже). А вокруг немало женщин, готовых принять семейных "страдальцев". Мой жизненный опыт отнюдь не Дон Жуана с небольшим количеством кратковременных любовниц и претенденток на эту роль показывает, каковы бы ни были душевные потрясения, быстро начинает тянуть домой: к жене, детям, годами созданному уюту.
   Нина и Надя отличаются физически, интеллектуально, характерами. Однако есть нечто, объединяющее жён. Главное: браки заключены по любви. Какие бы конфликты между нами не происходили, факт объединения по любви никогда жёнами не оспаривался.
   Общее в характерах Нины и Нади: умение и желание принимать гостей. Я постоянно публично гордился (и горжусь), что мои жёны вкусно готовят. Открытые дифирамбы одновременно в адрес обеих жён вызывали раздражение Нади. Но обижать я её не хотел, просто констатировал факт: в моей семье умеют вкусно накормить. Здесь есть подоплёка: обе жены имели тяжёлое детство и до замужества вообще готовить не умели.
   Объединяет жён и кое-что малоприятное для меня. Скажем, всю жизнь мне приходилось отбиваться от упрёков в отсутствии желания заняться вопросами сантехники, столярного дела и т.п. Тысячи раз приходилось повторять чушь типа "надо было выходить за слесаря".
   Значительно более серьёзным давлением на психику являлись оскорбления, косвенно затрагивающие национальность. В состоянии раздражённости много раз приходилось слышать от Нины и Нади о фашистах, гестаповцах и т.п. Разница в том, что Нина сознательно начала злоупотреблять "перлами остроумия" где-то на 2-й год семейной жизни, а Надя лет через 10. Очевидно, есть что-то в моём характере такое, что женщин временами раздражает, логики в спорах не хватает, отсюда желание больней укусить. В детстве, после войны я "досыта наелся" оскорбительными кличками, связанными с национальностью, о чём открыто делился с любимыми женщинами, проходило время и жёны использовали мои откровения по известному принципу "своим же салом по сусалам".
   Вниманию молодого читателя! Любовь и ненависть всегда рядом во взаимоотношениях мужа и жены, грань между ними трудно проследить со стороны. Иной раз дети (даже половозрелые) принимают за чистую монету выражения типа "как я его (её) ненавижу", "я его (её) никогда не любила", а через некоторое время таращат глаза на обнимающихся родителей. Это жизнь, причём реальная жизнь гораздо сложней, чем можно увидеть в южноамериканских сериалах.
   Ниже изложен мой сегодняшний взгляд на жизнь с Ниной и Надей.
  

Нина

  
   С Ниной меня связывают 20 лет, включая длительный период ухаживания, самого творческого возраста, познание жизни, дети, внуки, совместная работа, общие друзья, производственные и житейские передряги. Много ещё чего!
   Впервые обратил внимание на улыбку Нины на танцах в коридоре студенческого общежития в начале 2-го курса. С ранней молодости завёл правило: приглашать девушку на танец, когда по глазам понимаешь, что являешься партнёром желательным. Отказов от приглашения потанцевать не терпел, да их практически не было. Улыбка молодой Нины стоит перед глазами, не поймёшь, в чём её сила. Вроде и красоты особой нет, да и лицо простое, "рабоче-крестьянское", но что-то притягательное в улыбке Нины есть.
   Нина училась в параллельной группе, изредка мы встречались на общих лекциях, но до 7 ноября 1959 г. я никоим образом не выделял Нину из своих сокурсниц, тем более на первом курсе увлечений хватало ("Друзья"). Один раз протанцевал и почувствовал, возможно, не сознавая - это моё. Как заикался я, пытаясь выяснить у её подруги, есть ли у Нины постоянный друг (в комнату девчонок парни из политехнического института или артиллерийского училища ходили "табунами"). Ещё больше заикался, приглашая в перерыве лекции (предмет забыл) Нину первый раз в кино. Аудитория в левой (не химической) части главного корпуса университета до сих пор стоит перед глазами и я с Ниной и всё понимающие сокурсницы. Первые прогулки по ночному Томску, позже часами ходили по тёмным томским закоулкам. Теперь я удивляюсь, почему шпана нас не трогала. Похоже, права народная пословица: влюблённых Бог бережёт! Впрочем, снять с нас было нечего, студенты того поколения в массе своей одевались и жили скромно. А денег и подавно не было, разве что хватало на дешёвые билеты в кино. На химфаке (химики жили компактно и отдельно от других факультетов) сначала удивились нашему союзу, а позже привыкли к неразлучной паре (шёл 2-й курс, поженились на 5-м).
   Вынужденное отступление. В семейной хронике и "Мозаике" Нина, её мнение, поступки занимают крупную смысловую нишу. Совместная жизнь с Ниной в значительной мере определила мою судьбу, как в период учёбы, так и последующей работы. При попытке обойтись без повторов, текст настоящего эссе становится скомканным и малопонятным, описываемые события как бы мало связаны. С другой стороны, бесконечные ссылки на ранее написанное, как это делается в научных статьях, затрудняют чтение. Заранее прошу извинения у внимательного читателя моих не научных работ, обнаружившего, что некоторые факты или суждения он уже где-то встречал.
   Нина родилась 10.07.41 г., отец Николай Агеев воевал, к жене не вернулся (слухи повторять не буду), покончил жизнь самоубийством, когда Нине было 10 лет (роковая цифра, Нина осталась без отца, Надя в этом же возрасте без матери). Я встречался с дедом Агеевым, колоритный одноглазый руководитель бийских ветеранов, боюсь соврать, партизан гражданской войны. В начале 60-х ему было за семьдесят, глаз потерял в пожилом возрасте при сборе дикой облепихи, в округе его называли "Кутузов". Видел я и некоторых других родственников Нины по отцу, все хорошо к Нине относились, иногда чем-нибудь помогали, но, по большому счёту - голытьба беспросветная.
   Мать - Березовская (школьная фамилия Нины) Мария Ефимовна относилась к рабочей аристократии: сварщик высшего разряда, регулярно на Досках почёта, член Бийского горкома партии. Постоянного мужа Мария Ефимовна не имела, жила с младшей дочкой Таней в благоустроенной двухкомнатной квартире, Нина предпочитала жить у бабушки Березовской в маленькой избушке с земляным полом. Березовские вырастили 8 детей, шесть из них были живы, когда летом 1963 г. ушла из жизни бабушка, дед Березовский, по фото типичный бородатый кержак, умер значительно раньше. Некоторые дети жили неплохо, у старшего дяди Нины Тимофея, военного лётчика, полковника я гостил сутки весной 1966 г. на подмосковной даче в Новом Иерусалиме. Непонятна была в студенческие годы, непонятна и сейчас нищета бабушки Нины. Я видел соседей бабушки, встречался с одноклассниками Нины, поражался убогости быта (а ведь к 20-ти годам я уже успел кое-что посмотреть) и до сих пор не могу понять, как Нина смогла вырваться из этой среды и поступить в университет. Дополнительный шанс фортуна дала Нине в лице декана химфака Людмилы Арсеньевны Алексеенко с её доброжелательным отношением при собеседовании с абитуриентами, недобравшими баллы на вступительных экзаменах. Может быть, я ошибаюсь, но решающим фактором при выборе стало "нищенское сиротское" происхождение Нины. Все пять лет учёбы Алексеенко внимательно следила за успехами Нины и радовалась, что в августе 1958 г. не ошиблась, позже уговаривала нас с Ниной поступить в аспирантуру.
   Нина училась в университете хорошо, не помню, были ли у неё тройки, если были, то немного. А физика и математика давались Нине легче, чем мне. Сначала удивлялся, потом перестал. Временами казалось, что Нина почти не готовится к экзаменам, так легко давались ей теоретические дисциплины. Впрочем, многое происходило на грани интуиции, так как помощь непонимающим сокурсникам никогда не была её сильной стороной. Хотя снобизмом Нина не страдала.
   Вспоминаю комнату в общежитии, где жила Нина. Среднее впечатление некой "крупности" и грубоватости проживающих, внешне утончённых или миниатюрных девушек в комнате не было. Боюсь ошибиться, девушки комнаты 3-14 не имели родителями интеллигентов, более того предпочитали бравировать "рабоче-крестьянским" происхождением. Напомню, мы поступали в 1958 г., первом году, когда Хрущёв совершил одну из глупостей в области высшего образования: отменены преимущества при поступлении медалистам, 80% мест отводилось абитуриентам, имеющим не менее 2-х лет трудового стажа. К счастью, на нашем курсе большинство составили бывшие школьники, так как среди производственников не нашлось много желающих поступать на такой трудный факультет как химический, они предпочитали историко-филологический, экономико-юридический, геолого-географический и биолого-почвенный факультеты. Девушки Нининой комнаты отличались повышенной активностью за пределами учебного процесса. На первом курсе бросились в парашютную секцию и греблю на шлюпках, благо физические кондиции позволяли. На втором курсе, уже на моих глазах, четверо подались в ныне знаменитую хоровую капеллу томского университета, через несколько месяцев их оттуда по очереди отбраковали, девушки с действительно хорошими голосами, долго переживали. Все участвовали в спортивных соревнованиях. В конце второго или начале третьего курса ещё одна напасть, напрямую коснувшаяся меня. Девушки комнаты 3-14 вступили в народную дружину, специальный женский отряд по борьбе со стилягами (очередная глупость Хрущёва).
   Нине поручили "охмурить" некоего стилягу (имя забыл) с целью иметь информацию "изнутри". О бесподобной завлекающей улыбке молодой Нины я уже говорил. В одном из рабочих клубов она склеила указанного оперативниками парня и тот начал появляться в общежитии. Такие "оперативные игры" мне не понравились, о чём я Нине прямо заявил. Типичная внешность карикатурного стиляги того времени: высокий кок, жирно смазанный бриолином, узкие в дудочку брюки, яркая рубашка, победоносный взгляд. Помню первое появление стиляги в женской комнате 3-14, он с интересом уставился на меня, пытаясь сообразить, к какой из девушек я имею отношение. Парень из рабочей среды и как-то быстро скис в окружении студенток. Кстати, среди студентов стиляги выглядели более интеллигентно, глаза не могут скрыть наличие интеллекта, кок носили, но с узкими брюками и в ярких рубашках в научную библиотеку не пускали.
   Стилягу рядом с Ниной пришлось терпеть с полгода, он приходил к Нине даже, когда я лежал в Талды-Кургане в больнице, что уж совсем мне не нравилось. К тому же в Томске появился Слава(?) Угрюмов - матрос, Нинин одноклассник (кто-то из бийчан, может быть сама Нина, рассказывал, какая у них в 10-м классе любовь была, насколько интенсивно велась переписка до начала нашей дружбы). Угрюмов отношений со мной не выяснял, как прошли его встречи с Ниной, я не знаю (из гордости не пытался расспрашивать). Похоже, никто уже не мог нас с Ниной разъединить. Мы постоянно, даже на расстоянии чувствовали и доверяли друг другу. Кстати, на 3-м курсе случилась ситуация (у меня экзаменационная сессия продлена, Нина помогала, а сокурсники уехали на каникулы), когда несколько дней мы спали в комнате одни, под общим одеялом, при этом обошлись без близости. С точки зрения распространённого нынешнего мнения - глупость, но 40 лет назад я так не считал. Впрочем, не исключаю, что основной причиной воздержания явилось отсутствие сексуального опыта, да и не пили мы в эти дни: экзаменационная сессия. И ещё: как хочется написать о себе лучше, чем ты был (есть) на самом деле. Почему не написать просто: не смог убедить Нину в целесообразности описываемого действа, в мыслях-то желание было сильное. Короче говоря, разум Нины оказался выше моих желаний.
   Поддержка Нины, письма и телефонные переговоры во время болезни (в обоих семестрах 3-го курса я отсутствовал в Томске по 2 месяца, в т.ч. по месяцу лежал в больнице) помогли мне вылезти из неприятной ситуации. С помощью Нины удалось избежать отставания от сокурсников.
   Вопрос женитьбы назрел, даже перезрел. Меня постоянно давила мысль, жениться надо не раньше 5-го курса, чтобы ребёнок появился после окончания, да и средства к существованию могли бы добывать самостоятельно. Естественно, и родители всякими путями пытались отодвинуть нашу возможную свадьбу. Мама как-то договорилась до того, что они с папой поженились, когда им было по 25-27 лет. Я среагировал мгновенно: сколько же Вам было во время свадьбы на 3-м курсе в 1937 году? Ответа не последовало, маме 21, папе 23.
   На 4-м курсе участились мелкие конфликты, периодические обиды друг на друга. Парадоксальная ситуация: друг другом недовольны, а броситься в какую-нибудь новую компанию - "не моги". Один за другим, общие знакомые начали советовать: или женитесь, или разбегайтесь. Давать "задний ход" - не в моём характере. В первых числах сентября 1962 г., золотое время "безделья" пятикурсников, начал уговаривать Нину пожениться. К удивлению, не сразу получил положительный ответ. Озадачен, но в моём характере есть сильная черта: при приближении к поставленной трудной цели включаются внутренние резервы организма, происходит концентрация энергии в нужном направлении. Причём, независимо от конкретной ситуации, приближаешься ли к перевалу в горах, стремишься ли в установленный срок окончить диссертацию, либо как в данном случае, форсируешь создание полнокровной семьи...
   Получив согласие Нины, в первую очередь бросился искать жильё, затем подали заявление в ЗАГС, после чего поставили в известность родителей. Свадьбу праздновали 19.10.62 г., регистрация прошла на день раньше, родители не попали и мама обижалась. Сохранились фотографии выхода из Дворца бракосочетаний (только-только таковой в Томске открылся), стыдно смотреть на себя: "парадные" брюки короткие до неприличия. Нина выглядела прекрасно.
18.10.1962 г. []

18.10.1962 г.

   Свадьба скромная: студенты, человек 40, сбросились по 5 рублей (стипендия - 29), на ночь сняли комнату на Московском тракте, на столе дешёвое спиртное и тазы с винегретом. Музыка - радиола. Фотографий непосредственно со свадьбы практически нет и виновата в этом наша химическая самоуверенность. Электровспышки были роскошью, у студентов не было, а приглашать профессионального фотографа накладно. Пытались использовать мой "Зоркий" совместно с магниевой вспышкой, как в 19-м веке. Украли на кафедре аналитической химии кусок магния, натёрли опилки. Казалось, всё учли. Кроме главного, студент - фотограф напился, в результате затвор фотоаппарата дёргал до вспышки или после. Яркость магниевой вспышки производит впечатление, хотя поджечь магниевые опилки не так просто, надо приноровиться. Тогда мне казалось, что было весело, да и прошла свадьба не хуже, чем у сокурсников, но через призму времени видишь убожество. Подарки от родителей, включая тёщу: скатерть, утюг, чайник и немного постельного белья. Ещё родители привезли несколько литров спирта и килограмма три сухой колбасы. Спирт развели сладким сиропом (бррр!) и угощали друзей, которые по 1-2 человека приходили нас навещать в комнатушке в 6 квадратных метров. Слава Богу, комната имела дверь с внутренней защёлкой. Типичная картина Томска 60-х: знакомые молодожёны отгораживались от хозяев одеялом и просыпались, наблюдая любопытные физиономии хозяйских детей.
   Медовый месяц начался со скандалов, мы были на грани того, чтобы "разбежаться". Удержал стыд перед однокурсниками, участниками свадьбы. Потребовалось 3-4 дня, чтобы разум взял верх. Впрочем, полная неграмотность в интимной сфере много лет отравляла нам с Ниной существование, к сожалению, понимание этого пришло тогда, когда исправить уже ничего не возможно.
   Семейная жизнь сразу выявила нашу слабую к ней подготовленность. В частности, Нина почти не умела готовить. Купили огромную красочную книгу "О вкусной и здоровой пище" и, хотите верьте, хотите нет, Нина быстро научилась вкусно готовить. Даже сейчас мне дети не очень верят, когда я пытаюсь приучить их осваивать кулинарию по книгам. Не забуду вкус харчо, который Нина делала строго по рецептуре книги, за отдельными компонентами, например, сливой "Ткемали" я бегал по городу. Хорошо Нина освоила и ряд южных блюд после поездок в Талды-Курган: манты, бешбармак, плов. Уже через год я гордился Ниной, её умением вкусно готовить, разнообразие хлебосольного стола (компании собирались регулярно всю нашу совместную жизнь) сдерживалось иной раз только недостатком финансов.
   Серьёзная семейная проблема - постирать, когда нет ни порошков, ни стиральной машины. Всё крупное бельё взял на себя и регулярно таскал в городские прачечные Томска, Барнаула, Тюмени. Свои рубашки проще было самому постирать, чем Нину просить. Да и, наверно, это правильно, так как в учёбе и на работе мы были заняты одинаково, а приготовление пищи лежало на Нине. Чёткое разделение труда в семье позволяет избежать массы мелких, отравляющих существование, конфликтов. Для меня не составляло проблемы, скажем, помыть посуду после еды или заняться уборкой квартиры. Нина готовит, я убираю - нормально.
   Я всегда хотел иметь много детей, на свадьбе говорил, что у нас с Ниной их будет десять. К моему удивлению (ещё пример семейной безграмотности), беременность не наступала более полугода, начал беспокоиться, взялись экономить соответствующую энергию к определённым дням. И, наконец! Летом 1963 г. в Талды-Кургане Нина пожаловалась на боли в почках, мама повела её на обследование в больницу и оттуда прибежала с радостной вестью, что Нина беременна.
   Университет закончили, в аспирантуру поступили, впереди очередной жизненный экзамен - рождение ребёнка. В отличие от большинства мужчин я хотел, чтобы первой родилась девочка. УЗИ не существовало, до родов ничего не известно, тема пола бесконечно обсуждалась.
   Изменилось поведение Нины. Нина - женщина эмоциональная, обожающая спускать накопленное в житейской суете раздражение на мужа, независимо, заслуживает он этого в данный момент или нет. Стоило проявиться внешним признакам беременности (~ 4 месяца) Нина успокаивалась и прямо сквозила удивительной доброжелательностью. Роль режиссёров гениального актёрского перевоплощения Нины играли будущие Эльвира и Игорь. Актриса оказалась понятливой, помимо независимой от сознания гормональной перестройки организма Нина перестраивала отношения со мной. Думаю, периоды беременности Нины были лучшими в нашей семейной жизни. И вообще мне нравится вид беременной женщины, даже совершенно незнакомой. Помню, незадолго до появления Эльвиры мы с Ниной сдавали кандидатский экзамен по философии, экзаменатор разрешил ей пойти погулять. Незабываемая приятная картинка: Нина с огромным животом "поспешала утиной походкой" с третьего этажа здания (БИН) на второй этаж в читальный зал научной библиотеки. Появилась, запыхавшаяся, но такая довольная: что надо прочитала, что надо выписала.
   Я потащил Нину в женскую консультацию при первых признаках схваток рано утром 15 февраля 1964 г., она не верила в начало, так как по врачебным записям срок родов должен был наступить недели через две. Из консультации её на "скорой" увезли в роддом напротив alma mater, в котором Нина мучилась больше суток, Эльвира появилась на следующий день в 12.25. Через неделю пошли с Ниной и Эльвирой на руках пешком (воскресенье, такси поймать не удалось) домой в татарскую слободу за Московским трактом.
   Общаться с ребёнком учились с Ниной одновременно, наверняка допустили немало ошибок, однако судьба хранила нас от советчиков. Купать и пеленать Эльвиру учились вместе с Ниной, а ночью только я вставал. Основной учебник - книга чешского педиатра Мирки Фюгнеровой "Наш ребёнок". Запомнился заголовок одной главы: "Кричит? Пускай кричит!". Вскоре мы с Ниной поняли, что к данному совету надо подходить "творчески". При воспитании Эльвиры у нас с Ниной почти не было споров, многое брал на себя. С Игорем сложнее, без конца в процесс воспитания вмешивалась тёща Мария Ефимовна (все 16 лет я её называл по имени-отчеству, никак иначе). В свою очередь Нина - молодец, обоих детей кормила грудью полный срок (9-10 месяцев).
   В 1964 г. жизнь вытолкнула нас с полугодовалой Эльвирой из Томска в Барнаул, сразу получили большую комнату в общежитии. После шестиметровой конуры, туалета на улице и гундосых хозяев это было счастье. Вдобавок рядом общая кухня, душ, широченный коридор, в подвале прачечная с действующими стиральными машинами. В Томске о подобных жилищных условиях аспиранты и мечтать не могли.
   В Барнауле первое время мне больше приходилось работать над диссертацией, чем Нине, так как её научный руководитель Р.М.Куликова надолго застряла в Томске. После появления в Барнауле моего руководителя Б.В.Тронова Нина сменила направление научной работы с ориентацией на тематику сына Бориса Владимировича Андрея Тронова, фактического руководителя кафедры органической химии. Чтобы Нина смогла работать, пришлось Эльвиру отправить в Талды-Курган с найденной по объявлению няней (через несколько дней родители вернули няню в Барнаул, нашли к кому Элю на полгода пристроить). Андрей - злой гений нашей семьи, из-за конфликта с ним мы вынуждены были через 4 года, после защиты мной диссертации, переехать в Тюмень.
   По прибытии в Алтайский политехнический институт уяснили, что для продуктивной работы над диссертацией необходимо провести много подготовительных мероприятий. Барнаул - не Томск, АПИ - не ТГУ. Сколько поездок в Томск и Москву в библиотеки и за химическими реактивами! Командировочные представляли для нас большие деньги, из которых даже немного оставалось для семьи (кто сейчас может в это поверить?). Безусловно, Нина имела меньше возможностей ездить, да и отдавать времени своей диссертации. Вместе с Ниной перемежали учёбу в аспирантуре с работой преподавателями, помимо необходимости создания научной базы, немаловажный фактор - рядовому ассистенту платили существенно больше, чем аспиранту. Мы были нищие! Даже соавтор наших детей, никелированная полуторная кровать с панцирной сеткой, украденная в сентябре 1962 г. из томского общежития на Ленина 49, путешествовала за нами до Тюмени.
   На семейном совете решили с Ниной однозначно: мне надо форсированно завершать диссертацию, иначе жить не возможно (зарплата остепенённого в 2.5 - 3 раза выше, чем у ассистента), тем более, должен появиться второй ребёнок. Нина сопротивлялась рождению Игоря (после появления Эльвиры несколько раз искусственно прерывалась беременность), прекрасно понимая, что о скором завершении диссертации ей придётся забыть. С другой стороны, без Игоря совместная с Ниной жизнь закончилась бы в Барнауле, так мне тогда казалось. Не буду оригинальным, любовь к детям укрепляет семью, а уж детей своих мы любили.
   Спустя столько лет трудно разобраться в первопричинах семейных неурядиц. Запомнил случай, когда бессмысленно обидел Нину так, что и сегодня стыдно. Как-то на праздник (по-моему, 8 марта) уговорили приходящую няню посидеть с Эльвирой и вдвоём пошли в ресторан "Алтай". Прилично накачавшись, я, поймав женский взгляд с одного из столов, начал приглашать танцевать проститутку (мнение Нины), забыв про одиноко сидящую жену. Глупо, скандал на всё общежитие. Ведь я не был бабником и до первой попытки развода в 1971 г. не имел посторонних интимных контактов.
   Неожиданно, Андрей Тронов начал активно мешать моему возврату на последний год аспирантуры, рекомендуя сидеть с детьми, а Нине работать (голова-то у неё хорошо соображала, да и работала она на Андрея). Пошёл напролом, добился восстановления в аспирантуре, Нина с детьми осталась в Талды-Кургане.
   Отношения Нины с моими родителями были сложными, она безоговорочно доброжелательно относилась к папе, а вот отношения с мамой были натянутыми, мало отличались от общечеловеческого конфликта связки свекровь - сноха. Негативную роль играла и сестра Вельда, дети которой старались подчеркнуть, что они ближе к деду и оме, чем мои дети. Понятно, почему Нина не любила находиться в Талды-Кургане без меня. Осенью 1966 г., терпенья Нины хватило месяца на четыре, мне пришлось забрать её с детьми в Барнаул, к счастью, экспериментальную часть диссертации я, работая с 7 утра до 1часа ночи, закончил.
   Ещё несколько моментов в памяти. Всей семьёй на электричке едем за город, Аникеев тащит на руках Игоря, я с Эльвирой и Нина. Именно здесь мы с Ниной впервые увлеклись грибами, правда, пока она больше жарила, чем собирала. Позже, в Тюмени Нина пристрастилась к сбору грибов, отлично их готовила на зиму. Кстати, Эльвира и Игорь с раннего детства привыкли ходить с нами за грибами.
   Июль 1968 г., Горный Алтай. Нина шла наравне со всеми сложный горный маршрут, раздражало её поведение здоровенного Вити Левина, додумавшегося потихоньку перекладывать в Нинин рюкзак патроны из своего рюкзака с целью сделать их равновесными. Усталость Нины отражалась в вечерних репликах по моему адресу, к функции громоотвода я уже привык, хотя в присутствии посторонних неприятно.
   Помню, как в Барнауле радовалась Нина первым приобретениям бытовой техники. Год (!) отмечался в очереди, купили стиральную машину, затем первый холодильник ("Памир", по-моему). Деньги занимали у одной из работниц кафедры (забыл фамилию), которая любила на людях восхищаться нашей семейной парой, сразу и не поймёшь уровень искренности, но деньги два раза давала.
   Переломные моменты в жизни нас с Ниной объединяли, то же произошло после переезда в Тюмень, когда неожиданно возникли проблемы с трудоустройством Нины: встали в позу два "бонзы" факультета. Заведующий кафедрой физической химии профессор-электрохимик М.С.Захаров, только что переехавший в Тюмень из Томска, отказался принимать Нину при наличии места в штатном расписании (она по диплому физико-химик, причём специализирована в области электрохимии): "Магарил берёт доцента (меня), пусть берёт и ассистента". Ситуация неприятная, в конце концов Нина начала работать на кафедре общей химии.
   С первых дней в Тюмени я начал энергично раскручивать научную работу, благо в ТИИ создана приличная приборная база (удивительно, но о таких современных приборах в 1968 г. в университете Томска могли только мечтать, про Барнаул вообще не говорю). Рабочие руки - 4-5 дипломников ежегодно, дипломные работы обеспечили Нине экспериментальную основу кандидатской диссертации и должны были стать частью моей докторской. Я помнил, что Нина отстала с диссертацией в значительной мере по семейным обстоятельствам, и помог ликвидировать разрыв (в учебном институте преподаватель без учёной степени - букашка, которую в любой момент можно раздавить).
   В течение 3-х лет диссертация Нины выполнена, впереди два тяжёлых года проталкивания завершённой работы к защите. Неожиданно начали препятствовать защите в Томске. Профессора Тронова 3 года не было в живых, мы оказались без научной "крыши". Кто научный руководитель? И пошло, и поехало. Нашлись люди, пытавшиеся свести счёты со мной за прежнюю дерзость и самостоятельность, в частности, профессор и декан химфака Г.Л.Рыжова, мой дипломный руководитель. К слову, эти же люди через 5-6 лет начали заискивать передо мной, когда я устроился на ТНХК. Ситуация почти тупиковая, так как исторически именно в Томске концентрировались работы в области слабых органических молекулярных комплексов (комплексов с переносом заряда). После нескольких поездок с диссертацией в Томск, докладов, встреч с ведущими учёными химфака Нина убедилась, что Рыжову не перепрыгнешь, и совсем упала духом.
   Решили пробиваться в Свердловске. Детали не помню, но через профессора Уральского политехнического института Г.Д.Харламповича мы вышли на ведущего сотрудника института химии Уральского филиала Академии наук профессора Р.О.Матевосяна. Матевосян - светило союзного масштаба, посмотрел научные результаты, высоко оценил и сделал рекламу не только результатам и их авторам, но и институту, в котором такие работы проводятся. Защита Нины прошла отлично, также через пару лет и защита моей аспирантки Вали Нагарёвой. Более того, Матевосян, переехав в 1973 г. на родину предков, приглашал меня на должность начальника отдела возглавленного им академического института в Ереване. Публичная похвала крупного учёного, в том числе в кабинете ректора института, имела и негативную сторону, дополнительно появилось немало завистников.
   Пришло время поразмышлять на тему умности, тупости моей и Нины. В общем виде я обсуждал соотношение умный - глупый в эссе "Друзья". А здесь конкретно. После нашего развода с Ниной, а может и чуть раньше, до меня начали доходить слухи, исходившие от Нины, о якобы моей тупости, о том, что диссертацию мне сделал Аникеев, причём говорили это люди, в глаза не видевшие Валентина. Старшая дочь Эльвира позволяла себе громогласно рассуждать об умной матери и тупом отце. Спорить бессмысленно, просто обидно. Мы с Ниной - люди разные, каждый со своими достоинствами и недостатками. О способностях Нины в области физики и математики я упоминал выше, но в жизни, в научной деятельности этого недостаточно. Умение концентрировать волю на решение сложной конкретной задачи, работать до изнеможения с целью достижения результата, способность грамотно оформить научные результаты - далеко не полный перечень черт характера, которыми Нина не может гордиться. Нина, наверно, давно забыла, как со скандалами я заставлял её своими руками писать диссертацию по уже подготовленным мной статьям, минимум 90% её диссертации - мой научный труд. Продолжать не буду.
   Нина временами меняла внешность, но чаще бывала яркой блондинкой. С этим связан хорошо запомнившийся неприятный эпизод. Рига, научный симпозиум. В кои-то веки смогли устроить детей, выбить командировочные и поехать вдвоём. В вечернем ресторане два седых латыша, чисто говорившие по-русски, подняли скандал: "Мы народ дружественный, но не любим, когда нас обманывают!" И всё из-за неосторожного кокетливого ответа Нины на вежливый вопрос, откуда мы. "Как откуда, из Риги!" Поднялся шум, вмешалась компания русских офицеров, нас пересадили за другой столик. Впервые я столкнулся с проявлением национализма в открытой форме, год-то 1969 (!).
   Семейный кризис наступил в марте 1971 г. Казалось бы, не очень крупный факт: тёща тайком от меня увезла в Бийск Игоря. Раньше мы не один раз говорили на эту тему, я всегда считал, Игорь должен воспитываться в семье. Нина, пытаясь сгладить ожидавшуюся реакцию, к моему приходу с работы приготовила хороший ужин, вино. Терпение имеет предел: на следующее утро я отнёс в суд заявление о разводе. Мало кто понял мой поступок, не принято у нас разводиться, не подготовив "запасной аэродром". Под давлением друзей и под саркастическую усмешку судьи (невозможно забыть) недели через три я заявление из суда забрал, но обратный отсчёт времени семейной жизни начался. До полного формального развода с Ниной ещё долгих 8 лет, но трещина во взаимоотношениях постоянно расширялась. Отдельные всплески "страстной любви" только подчёркивали неотвратимость предстоящего развода.
   По прошествии десятилетий многие поступки (и мои и Нинины) смотрятся как бы через розовые очки, так уж, по-видимому, психика человека устроена: негативные жизненные моменты закладываются в архив памяти гораздо глубже позитивных.
   Попытки самоутверждения привели к бурному кратковременному роману с Владой, скрыть ничего от Нины не смог, чем нанёс Нине тяжёлую душевную травму. Удивительно, но в ночь, когда я, как духовнику (зачем только?), всё рассказал Нине, впервые обнаружил, что Нина может достигать оргазма. И это после 11 лет семейной жизни.
   Отношения с Ниной обострились до предела, масса личных переживаний, о которых не с кем поделиться, производственные конфликты, мысли о самоубийстве - впервые начал вести дневник. Здесь я не буду цитировать дневник середины 70-х, когда семейная жизнь катилась под откос и раздражение, неудовлетворённость жизнью рвались наружу (многое приведено в семейной хронике).
   Нина после защиты диссертации последовательно прошла ступени старшего преподавателя и доцента, стала авторитетным лектором крупной кафедры. Периодически, пытаясь укусить меня, щипали и Нину. Не случайно, после моего уезда в Томск Нина перешла в тюменский мединститут, где два срока отработала заведующим кафедрой (больше без докторской степени нельзя), заместителем декана, сейчас доцент.
   Личная и производственная нервотрёпка стали сказываться на здоровье Нины. Недомогания, переплетённые с повышенной раздражительностью, носили не только психологический характер, но имели и органическое происхождение, первопричина которых мне неясна. Скажем, в январе-феврале 1977 г. Нина лежала в больнице с диагнозом железодефицитная анемия. Позже (я уже жил в Томске) было несколько сильнейших приступов почечной боли, затем появились проблемы в гинекологической сфере.
   Летом 1977 г. жизнь с Ниной стала совсем невозможной, на любое моё мнение высказывается противоположное. Не принимает идею переезда в Томск. Устроившись на ТНХК, появлялся в Тюмени примерно раз месяц, каждый раз уезжал в Томск всё с более тяжёлым сердцем. В начале декабря после очередной пьянки у общих знакомых и громогласных публичных заявлений Нины, что в Томск не поедет, конфликт дошёл до рукоприкладства. Сутки ублажал Нину, сидя на её занятиях в институте в позе "побитого пса". Второй раз в жизни я "распустил руки". Замучила ревность (в 1973 г. перед избиением, Нина в ресторане повесилась на шею постороннему мужику, со мной никогда так не танцевала). Может быть, Нина меня дразнила, может быть. Утверждать не берусь, но в последние три года постоянно присутствовало ощущение, что у Нины кто-то есть. А в декабре 1977 г., вынужденный заниматься неким самолечением, я на 99% убедился в этом, 1% оставляю на бани и гостиничное бельё.
   8 декабря пришёл директору ТНХК Гетманцеву: или он срочно представляет мне квартиру, или я вынужден уехать, иначе остаюсь без семьи. Получил обещание в соответствие с известным принципом "как только, так сразу!" Следующая поездка в Тюмень, на встречу Нового 1978 года ситуацию личных отношений с Ниной не улучшила, только усилились подозрения амурного характера.
   Вопрос развода перезрел, нужен толчок со стороны. Соответствующий импульс я получил 25.02.78 г., случайно встретив Надю. 18.04.78 г. приехал в Тюмень и подал заявление о разводе. Пытался решить всё добром, разделить детей. В ответ - истерика.
   Нина с Эльвирой и Игорем появились в Томске. Походы в партком, к общим знакомым. Больно было видеть унижение Нины, уговаривавшей меня остаться в семье. Здесь же Эльвира и Игорь. "Нина, ты же будешь всю жизнь меня ненавидеть за нынешнее своё унижение" - верю, реакция Нины была искренней. А как она предварительно не хотела ехать в Томск. Выяснение отношений в служебной квартире в присутствии посторонних. Активные попытки физической близости в присутствии детей. Не знаю, как я смог удержаться, но Надя через день дрогнула, начала уговаривать меня вернуться в прежнюю семью. Наконец, Нина, зная моё отношение к детям, выбросила последний козырь, обещая ещё родить. Но паровоз уже ушёл! Развод тянулся год, стоил много нервов и завершился после рождения Юли.
   Весна 1989 г., я появился в Тюмени на свадьбе Игоря. Постоянно рядом с Ниной, обильная выпивка, в результате "поплыл". Две ночи как в медовый месяц, у всех на глазах (папа тоже был на свадьбе). Хахаль Нины, женатый мужичок лет на 15 моложе, пытался выяснять со мной отношения. Но в алкогольно-возбуждённом состоянии меня трудно переубедить в правильности собственных действий. Нёс пьяный бред относительно совместного с Ниной уезда на работу в Тобольск. Дальше, как всегда при моих интимных отношениях помимо законной жены, громкий скандал, Надя женской интуицией и хитростью вытянула подробности у папы. Папа всего не знал, но в поезде при возвращении из Тюмени в Томск я ему сказал, что хочу вернуться к Нине. Надя до самой смерти не простила мне Тюмень-89, хотя я и пытался убедить её, что близости с Ниной у нас не было. Ну, не умею я врать, не умею. А изменой близость с Ниной не считаю, всё-таки Нина моя жена, хоть и бывшая, угрызений совести нет.
   После возвращения из Тюмени состоялись два коротких телефонных разговора с Ниной, и контакты полностью прекратились. Слышал, без подробностей, Нина перенесла тяжёлую операцию. Больше ничего о ней не знаю, даже не в состоянии ответить, замужем ли она. А после смерти Нади уже несколько человек задавали мне этот вопрос. Не знаю, не интересуюсь. Нельзя дважды войти в одну воду, из этого ничего хорошего получиться не может. А здоровья я ей желаю! От всей души!
  

Надя

  
   25 февраля 1998 г. - в нашем доме праздник, устроенный детьми. 20 лет назад мы впервые с Надей увидели друг друга, со временем выяснилось: любовь с первого взгляда, не больше и не меньше. Дату первой встречи (может, и не совсем корректно) мы с Надей считали началом нашего брака, хотя формально брак зарегистрирован 20.04.79 г. уже после рождения Юли. До серебряной свадьбы Надя не дожила 452 дня. История судьбоносного знакомства описана в "Хронике ТНХК", семейной хронике, "Мозаике", повторяться не буду. Отмечу лишь, что совершенно случайно встретились два взрослых человека, до предела уставших от тяжёлых взаимоотношений с супругами. Отсюда и стремительность развития отношений, попытка не упустить пробившийся лучик солнца, несмотря на то, что за спиной по двое детей.
   Надя родилась в Томске 23.12.47 г. Отец - Нусберг Виктор Яковлевич, сын репрессированного латышского стрелка; мать - Мельник Зинаида Петровна, представитель огромной родни писателя Георгия Маркова. Наде, старшей из трёх дочерей-сирот, исполнилось 10 лет, когда овдовевший Виктор Яковлевич привёл в дом 17-летнюю мачеху. В семье появились ещё дети, старшие вынуждены были спешить устраивать собственную жизнь. Надя вышла замуж рано, в 18 лет, причём со второй попытки (из отдельных реплик Нади я не понял, почему неудачно завершилась первая любовь, уточняющие вопросы на подобные темы не задаю). К моменту нашей встречи у Нади двое детей, чуть моложе моих, Лена с 1967 г., Саша с 1971.
   Решение о совместной жизни принято быстро и бесповоротно, но возникла масса проблем: личных, бытовых, производственных. Каким образом мирно (очень мало вероятно!) расстаться с прежними семьями с официальным оформлением разводов? Как не потерять в семейных разборках собственное лицо в глазах многочисленных знакомых и сослуживцев, не будешь же каждому объяснять детали наших взаимоотношений после походов Нины в дирекцию и партком ТНХК? Где жить? Как избежать потери очереди среди вызовников на получение квартиры? Длительная стажировка в Италии, обещанная ранее директором ТНХК Гетманцевым, "ойкнула" сразу. Гетманцев готов был от меня принудительно избавиться, испытывая дополнительное давление общих московских знакомых.
   Сложную ситуацию начали распутывать по частям. 18.04.78 г. я запустил процедуру развода при несогласии Нины, результат достигнут через год, день в день, после обширной нервной переписки с тюменским судом с подключением адвокатов. Надин развод прошёл быстрее, так как она согласилась на разделение детей, Лена и квартира остались у отца. Спустя несколько лет Лена перешла к нам жить, но Надя до самой смерти вспоминала, какую психическую травму нанесла ей 11-летняя дочь, соглашаясь при разводе остаться с отцом. Надя с Сашей уходили ко мне, в "никуда". Я жил в служебной двухкомнатной квартире вместе с 5-ю "командирами" будущего химического производства. В тот период нам с Надей не то, что вместе жить, встретиться на пару часов наедине негде было.
   Надя взяла инициативу в свои руки, в мае 1978 г. мы оказались в квартире её отца и мачехи. Приняли нас с добром, ко мне оба относились хорошо, особенно отец. Виктор Яковлевич после перенесённого инсульта сносно передвигался по квартире, радовался, когда мы собирались все вместе и выпивали бутылочку-другую. Однако кровать в проходной комнате для молодожёнов, мягко говоря, не является привлекательной, даже когда остальные жильцы демонстративно своевременно удаляются на ночёвку.
   Судорожные поиски жилья, подключаются Надины друзья и через 2 недели мы сняли однокомнатную квартиру в районе АРЗа, в которой обитали несколько месяцев, принимали друзей. И вызовников и Надиных подруг, иной раз вместе, не препятствуя естественным контактам. Те и другие рады в весёлой компании вкусно поесть и хорошо выпить. А Надя, в качестве хозяйки, расцветала прямо на глазах. Надя умела вкусно готовить, но не всё. Скажем, совершенно не умела управляться с грибами. Когда я начал большими корзинами приносить грибы, то Надя "поплыла". Много трёхлитровых банок груздей пришлось выбросить. Первый блин комом, уже в следующий грибной сезон Надя не подкачала. С тех пор я гордился Надиным умением и считал, что зимой наши грибы - лучшие.
   Непродолжительная жизнь в районе АРЗа (4 месяца, не более) - важный период становления семьи. Здесь "начиналась" Юлия. Первый серьёзный конфликт, Надя не хочет "пока" рожать. В первой семье мне приходилось выпрашивать у жены детей, здесь этот номер не пройдёт. Разговор с Надей состоялся тяжёлый, жёсткий, безальтернативный. Не будешь рожать, меня рядом не будет! Надя - умная женщина, поняла, что не шучу и уговаривать не буду. Дальше уже мы вдвоём с радостью и тревогой (не урегулирован главный, квартирный вопрос, да и бракоразводные процессы ещё в самом начале) ждали появления ребёнка, хотели мальчика и заготовили имя - Гельмут. Бог решил иначе, его право. Совместным с Надей решением мы гордились и не стеснялись рассказывать историю рождения Юлии самым разным друзьям и знакомым.
   Любая женщина, даже сверх самостоятельная, любит чувствовать силу рядом находящегося мужчины, не важно, силу ума, силу физическую или лучше то и другое вместе. Редкая демонстрация мужской силы, отнюдь не постоянное силовое воздействие или попытки интеллектуального подавления, стимулирует уважение и любовь жены. Надя - не исключение. Запомнился мелкий эпизод, оставивший след на всю совместную жизнь. Как-то ночью Надя, чем-то недовольная, решила проучить меня и прыгнула с супружеской постели на пол (в комнате других кроватей не было, на диване спал Саша), улеглась, ожидая уговоров, извинений, ещё лучше, переноса на кровать. Как это знакомо по первой семье: унижаешься, но тащишь жену в постель. По-видимому, нечто подобное происходило когда-то и в Надиных взаимоотношениях с первым мужем. Поговорил с Надей резко, убедил, что уговаривать вернуться в супружескую кровать не буду, больше таких "воспитательных акций" с её стороны не помню. Предыдущий семейный опыт бывает полезен, правда, возраст и эмоции уже не те.
   Осенью 1978 г. я "пролетел мимо квартиры". Все сожители служебной квартиры, многие вызовники, приехавшие позже меня, переехали в постоянные или временные отдельные квартиры, смогли перевезти семьи. Принимаю рискованное, в руководстве ТНХК не согласованное, решение: вернуться на свою "законную" кровать вместе с Надей, на соседней кровати поместить Сашу, т.е. полностью занять маленькую непроходную комнату в служебной квартире. В производственной суете самовольство оставалось незамеченным несколько месяцев, затем привело в дикую ярость Гетманцева. Немедленно в квартиру подселены молодые специалисты, директор ТНХК потребовал от помощника по быту вышвырнуть нас из служебного жилья. Спас, я думаю, уже заметный Надин живот. Помощник пришёл в квартиру, посмотрел, поговорил с Надей и... через две недели на ТНХК не работал. Но нас оставили в покое, почти год мы жили вместе с 2-3 меняющимися молодыми специалистами.
   Надина коммуникабельность и доброжелательность спасали положение, даже когда молодые пили или приводили на ночь подруг. Более пяти месяцев жили в этих условиях и с маленькой Юлией. На последних месяцах беременности Наде тяжело было с улицы подниматься в квартиру, тем не менее, она была весьма подвижна. Незабываемое зрелище - Надя, с беременностью 8.5 месяцев тащит по лестнице на 5-й этаж тяжеленный палас (дикий дефицит!). Надя перед родами всё необходимое заготовила сама: для себя, для будущей Юлии, даже мои рубашки постирала и погладила. Скорую помощь также вызвала сама от соседей за 6 часов до родов, я узнал о Надином пребывании в медсанчасти N2, приехав с работы за час до появления Юлии (19.25). Прибежал в больницу, услышал "подождите", спустя несколько минут появилась дочь - первый, третий, пятый ребёнок в нашей семье (смотря как считать).
   С двумя детьми Наде было трудно. Я с 8 утра до 7 вечера отсутствовал, Надя крутилась одна. Ночью я полностью Надю освобождал, вставал к Юлии, поил, успокаивал, перепелёнывал, о памперсах никто ещё и не слышал. Первое время Надя удивлялась моему ночному поведению, сравнивала с предыдущей семейной жизнью, хвалилась подругам, затем привыкла. Через много лет Надя по-другому излагала ситуацию: да, он вставал ночью к Юлии, но я в это время не спала. Спала, ещё как спала!
   Вечерами занимался с Сашей, 1-й класс ему давался трудно, терпения моего иногда не хватало, чего уж говорить о более эмоциональной Наде, с которой Саша начинал делать уроки днём. Наш крик значительно громче Юлиного, объяснять не надо. Мы с Надей никогда не били детей, хотя в последние годы Саша и Юлия вспоминают отдельные эпизоды семейных экзекуций в детстве, но это были единичные символические жесты, не более того. Весь "эмоциональный пар" выходил через крик. В принципе, крик на детей не лучшее подспорье при воспитании, но постоянно сдерживать себя при детских безобразиях для Нади и для меня - хороший способ отправиться в психиатрическую лечебницу.
   Запомнилась официальная регистрация брака 20.04.79 г. Всё до предела просто, одна из Надиных подруг пришла посидеть с Юлией. Мы поехали в Кировский ЗАГС, 10 минут на формальности, Надя становится Полле. В каком-то бараке, недалеко от дворца спорта, в комнате Надиных друзей немного выпили, закусили. Присутствовало 5-6 человек. Вот и вся свадьба.
   Момент важный, теперь я мог добиваться получения квартиры в качестве семейного вызовника. В сентябре хорошую четырёхкомнатную квартиру в новом панельном доме получили, но на 9-м этаже. Гетманцев продолжал меня воспитывать, оспаривать решение и конфликтовать я не стал, всё-таки своя квартира. В противном случае можно было продолжать жить "на птичьих правах" в служебной квартире. Сколько сил, с привлечением друзей, потратили на приведение квартиры в порядок: заменили обои, выложили кафель в ванной, на кухне, облагородили балкон, ещё много чего переделали, т.е. рассчитывали жить в квартире долго.
   Жизнь на 9-м этаже с регулярно неработающим лифтом (в округе Лазо 30 - первый заселённый девятиэтажный дом, лифтовое хозяйство не налажено и даёт сбои), проблемами с водоснабжением далась Наде непросто. Таскать Юлю с коляской вверх-вниз - занятие мало приятное. Более того, Надя боялась высоты и отказывалась выходить на балкон, в лучшем случае, после долгих уговоров, могла посидеть на полу в дверях балкона. Через 2 года, после пуска производства полипропилена я обратился к Гетманцеву с просьбой переселить в более достойную квартиру. Был услышан и понят.
   В ноябре 1981 г. мы переселились в четырёхкомнатную кирпичную квартиру на
3-м этаже с двумя 6-метровыми лоджиями. Через 20 лет в этой квартире Надя ушла из жизни. Как любила Надя свою квартиру! Без конца мечтала что-то переделывать, особенно расширить кухню. Фигура Нади, особенно попа в цветущем возрасте, её подвижный эмоциональный характер с трудом вписывались в габариты кухни. За год до смерти Надя три месяца занималась капитальным ремонтом квартиры и вот она здесь только на фотографиях и в вещах, несущих память об ушедшей навсегда хозяйке.
   Невозможно представить Надю только в семье, она была истинным трудоголиком, могла подняться значительно выше по карьерной служебной лестнице. В последние годы она регулярно повторяла, что прекратила бы работать и занялась домом, семьёй, дачей, если бы было на что жить. Я так не думаю. Надя ощущала постоянную потребность истинного лидера: управлять людьми. Не случайно, Надя больше 3-х месяцев не сидела дома с маленькими детьми, торопилась к людям, в центр внимания трудового коллектива.
   Сложно писать о Наде, слишком многогранная, подверженная человеческим страстям, увлекающаяся натура. Любить - так любить, ненавидеть - так ненавидеть! По-моему, это сама сердцевина Надиного характера. Сколько раз в жизни приходилось придерживать Надю от безрассудных поступков. Надина открытость и доверчивость способствовали появлению не только многих друзей, но и недоброжелателей тоже. Открыто неприятную правду-матку слушают с удовольствием только те, кого затронутая тема непосредственно не касается. В первые годы совместной жизни нередко слышал от Нади: "Я - справедливая!" Сколько усилий потратил на объяснение условности подобных категорических заявлений, на словах Надя соглашалась, в душе - нет. Надя не умела делать пакости "из-под тишка", всегда шла вперёд "с открытым забралом". На поминках бывшие директора горпромторга вспоминали открытость выступлений Нади на совещаниях, когда большинство предпочитали отмалчиваться. Её ценили и продвигали вверх руководители торга, чиновники среднего звена регулярно "ставили палки в колёса". Может быть, поэтому трудовой карьерный рост Нади закончился в мебельном магазине.
   Надя начала работать экономистом планового отдела приборного завода после окончания машиностроительного техникума. Скажу прямо, Надя и близко не напоминала человека, любящего технику, черчение и слесарные инструменты. Надя много раз смеялась над личными перлами на экзаменах типа: "проделать дырочку" вместо "просверлить отверстие" и т.п.
   Активную Надю заметили и пригласили работать в горпромторг. Директор торга Кириллов дал ей возможность пройти хорошую торговую школу у опытного директора в магазине "Одежда" на Иркутском тракте. Через пару лет Надя - директор небольшого, по меркам того времени, галантерейного магазина. В настоящее время никого не удивишь, когда на крупных экономических, коммерческих должностях находятся молодые люди, но в 70-е занять должность самостоятельного директора человеку, не достигшему 30 лет - достижение.
   Частенько я бывал в Надином уютном кабинете, в который попадал со двора, старался избегать прохода через торговый зал "сквозь строй" любопытных женских глаз. Примерно месяц мы с Надей пытались соблюдать конспирацию, но подпольщики из нас ещё те, всё на лицах написано (истинную любовь скрыть невозможно). Продавцы, привыкшие видеть вокруг Нади поклонников, мигом "вычислили" ситуацию и внимательно наблюдали за её развитием.
   Магазин расположен метрах в трёхстах от служебной квартиры, автобус подвозил нас домой с работы, примерно, в 18.30 и я успевал на встречу с Надей (она всегда была рада) до закрытия магазина. В Надином кабинете постоянно торчали люди, чаще мужики. Довольно быстро "выдавил" охотников поговорить с красивой женщиной не по делу. Любители амурных приключений, некоторых я и сейчас помню, были вынуждены понять: шансов ноль, место занято человеком с серьёзными намерениями. Больше других сопротивлялся Надин первый муж, однажды попытавшийся даже хватать меня за руки при выходе из кабинета через "чёрный" ход вместе с Надей. Энергично ввязалась Надя, увела его домой, пока ещё это был и её дом. Дело было в марте-апреле 1978 г., точней не помню. Изредка бывали "конспиративные" встречи с Надей в служебной квартире в её обеденный перерыв, когда мне удавалось вырваться с работы.
   Надя - человек активный, для дальнейшего служебного роста ей предложили вступить в партию. Пик возни со вступлением в КПСС (переход из кандидатов в члены) пришёлся на период сразу после развода, Надины "доброжелатели" за спиной начали шипеть: бросила дочь. Надя проявила характер, с большим животом (беременность месяцев 7-8) заявилась в райком, партийные руководители испугались, что при разборках она может родить прямо на заседании бюро, мигом отправили Надю с положительным решением. Должен напомнить молодым читателям, в советские времена партийные органы внимательно следили за моральным обликом (его внешними признаками) руководителей. Без партбилета практически невозможно стать первым руководителем даже самого небольшого предприятия: лишился партбилета, практически автоматически лишался должности.
   1979 год для Нади был во многих моментах этапным: появилась Юлия, изменилась фамилия, вступила в КПСС, въехали в собственную квартиру. Ещё важный момент: Надя поступила на экономический факультет томского университета, заочное отделение которого через 6 лет благополучно закончила. Надю не пришлось долго убеждать в необходимости учёбы, человек самолюбивый, она хотела выглядеть достойно рядом с образованным мужем. К тому же, карьерный рост, наряду с членством в КПСС, требовал высшего профильного образования, двухмесячной стажировки в Киеве осенью 1978 г. явно не достаточно.
   Ряд директоров магазинов учились заочно в Кемеровском торговом институте, но я убедил Надю в большей целесообразности обучения в томском университете: выше уровень знаний, не надо бросать на месяц семью дважды в год, уезжая на экзаменационные сессии. Насчёт полученного заочно высокого уровня знаний Надей я оказался большим оптимистом, к началу 80-х заочное образование деградировало и превратилось в кормушку для недобросовестных преподавателей. Весь срок учёбы несколько преподавателей экономического факультета (фамилии знаю) как пиявки сосали Надю на предмет получения дефицитных дорогостоящих подарков и, насытившись, отвалились после получения Надей диплома. Университетский диплом у Нади на руках, а специальные экономические знания - увы! Уверен, в Кемеровском торговом институте ситуация была не лучше.
   Сильнейшей чертой характера Нади являлись организаторские способности. У импульсивной подвижной Нади зачастую не хватало терпения на кропотливую рутинную работу, а вот организовать труд подчинённых получалось у неё хорошо. Временами, правда, Надю подводила доверчивость. Недобросовестные люди приспосабливались и использовали положительное качество Нади в корыстных целях. Как обидно было Наде, вынужденной уйти в 1996 г. из мебельного магазина под давлением тех, кого она принимала на работу и кому доверяла.
   К началу 80-х профессионально Надя переросла галантерейный магазин. В Томске завершалось строительство первого крупного специализированного мебельного магазина. Жестокая закулисная схватка желающих "порулить" большим магазином закончилась победой Нади. Объёмы торговли несопоставимы с галантерейным магазином. Самое главное - практически любая мебель в те годы являлась остродефицитной. Вокруг Нади закрутилась карусель друзей и приятелей, желающих приобрести что-то из дефицитной мебели в обход очереди, причём среди клиентов были и высокопоставленные лица из числа руководителей области, директора заводов, некоторые и сейчас "на плаву".
Директор мебельного магазина. []

Директор мебельного магазина.

   Очереди периода "позднего застоя" заслуживают специального описания. Существовали многолетние письменные записи буквально на всё: мебельные стенки, диваны, ковры, письменные столы, кресла и многое другое. Контролировались очереди представителями предприятий, причём "контролёры" пытались скорей что-нибудь себе урвать вне очереди.
   При тотальном дефиците блат стал неотъемлемой частью нашей жизни, немало смышлёных и предприимчивых людей (в 70-е - 80-е их считали жуликами) обогатились. Казалось бы, в Надином положении можно было "делать большие деньги", как умудрялись отдельные коллеги, пусть даже с некоторым риском оказаться в местах, не столь отдалённых. Отнюдь. В последние 5-7 лет жизни Надя неоднократно рассуждала на тему, кому нужна честность и благородство, если к старости остаёшься практически нищим. Многие хорошо обеспеченные "блатные" потребители Надиного дефицита, перестали Надю узнавать, когда ей лет через 10-15 потребовалась финансовая поддержка. Но у Нади - душа нараспашку. Могла занимать крупные деньги у кого-то для кого-то, причём без личного финансового интереса. Надя давала деньги в долг без расписок, некоторые из её хорошо знакомых должников и не подумали отдавать, а после смерти ещё и оболгали Надю, дескать, давно всё вернули. Открытость и доверчивость Нади многократно наказывались, тем не менее, суть Надиного характера не изменилась до конца жизни, не случайно в народном фольклоре популярна пословица "горбатого могила исправит".
   Возвращаюсь к семейной жизни. Постепенно росли дети. Жизнь есть жизнь, с некоторой регулярностью возникали скандалы. В самом начале близких отношений с Надей оба имели "великую" глупость рассказать друг другу о своих предыдущих внебрачных связях. И вот уже при появлении на телевизионном экране Льва Лещенко начинаются подмигивания и реплики в мой адрес по поводу курортного романа 1973 г. С другой стороны, я не мог терпеть упоминаний двух близких друзей Нади, хотя старался не показывать вида. С одним из них, пожарным по профессии, лет через 15 мне довелось в приличной компании пить и выслушивать его публичное "восхищение" мной. Противно, но пришлось соблюдать этикет. Когда-то Надя убегала к нему жить, взяв под мышку обоих детей. Вернулась в прежнюю квартиру через несколько месяцев, убедившись (по словам самой Нади) в неспособности пожарника к семейной жизни. Часто Надя упоминала и некоего строителя, чья "дачная архитектура" отличается от окружающих строений, причём Надя воспринимала её с усмешкой, хотя и постоянно присматривалась к изменению его очередного "шедевра", много лет строящегося в одной из деревень по дороге в Оськино. Кстати, "строитель" узнал о смерти Нади после того, как отметили 40 дней. По телефону пытался выяснить подробности у Юлии, видно было, что очень переживает.
   Читатель может спросить, зачем я об этом пишу. Да просто потому, что Надя и я - люди ревнивые. Ревность постоянно присутствовала в наших взаимоотношениях. Я ревновал Надю даже, когда она беременной, внешние признаки ещё не были на поверхности, осенью 1978 г. ездила на стажировку в Киев (Надя успела рассказать о курортном контакте годичной давности с неким председателем украинского колхоза, звавшим её замуж). В свою очередь Надя всегда внимательно присматривалась к окружающим женщинам на регулярных вечерах-пьянках, проводившихся на ТНХК в 70-е, 80-е. Не случайна истерическая реакция Нади на мою поездку в Тюмень в 1989 г. (свадьба Игоря) - единственный реальный повод для ревности в нашей семейной жизни, да и то речь шла о контактах с бывшей женой. Надин первый муж постоянно "путался под ногами", однако Надя не слышала от меня упрёков, ведь есть же объединяющие бывших супругов дети и внуки.
   С другой стороны я внутренне сильно переживал, когда в окружении Нади появился некий "афганец", участились поездки к сёстрам со "случайными" встречами с "афганцем" в аэропорту Бишкека. Пик ревности наступил, когда среди ночи меня назвали ласковым чужим именем. В лоб разбираться с Надей не стал, но отдельными репликами привёл Надю в большое смущение. Я не знаю, до какой стадии дошли их взаимоотношения, но всякие упоминания "афганца" прекратились. Учитывая открытый характер Нади, думаю, их контакты прекратились.
   Отличная черта характера Нади - умение и желание принимать в доме друзей, родственников. Помню, как по очереди потянулись в нашу первую квартиру мои родные, первой "в разведку" приехала Вельда, затем мама с папой. Тётя Муся даже собиралась остаться у нас жить постоянно, так ей нравилось Надино обхождение. Кстати, Надя с удовольствием ездила в Талды-Курган, мигом настраивала доброжелательную атмосферу в контактах с родственниками, некоторое напряжение существовало в отношениях с мамой, правда 6ез скандалов.
   На каникулы приезжал из Тюмени Игорь, ему нравилось изготавливать какие-либо изделия из полипропилена в лаборатории опытных установок ТНХК, затем Эльвира, позже дети появлялись неоднократно у нас, в том числе и с супругами. Надя всегда оказывала радушный приём, обидно, что через небольшой промежуток времени Эльвира постаралась забыть то доброе, что делалось Надей для неё. Скажем, когда вопреки моему мнению Надя стелила Эльвире и Саше Фёдорову общую постель задолго до их свадьбы. Или финансовая подпитка. Даже по случаю смерти Нади никакой реакции от Эльвиры не последовало, ни устной, ни письменной.
   Надя с удовольствием устраивала торжества, угощая отличными кулинарными изделиями собственного приготовления. Разве можно забыть, как она принимала сотрудников центральной лаборатории после пробного пуска производства полипропилена, организовала празднование моего 40-летия или угощала Е.С.Задорожного, руководителя проекта ТНХК. Рамки эссе не позволяют извлекать из памяти десятки, сотни лиц, ощутивших хлебосольный стол нашей семьи. В последние годы за столом всё чаще только близкие родственники. Коронное блюдо Нади - жаренные на сковороде пирожки. Огромные, с мясом, картошкой, капустой, очень вкусные.
   Важный момент семейной жизни с Надей: в отличие от первой семьи, я не занимался вопросами стирки, мытья посуды (очень редко) и ещё многими домашними делами (воспитание детей, работы на земле не имеются в виду). Надя всегда "тянула одеяло на себя", по-видимому, из опыта прошлой жизни и склада собственного характера. Лет через 15 начала попрекать меня, что в прошлой жизни делал то-то и то-то, а здесь не хочешь. Один из вопросов - мытьё посуды. Считаю, что при взрослых незанятых детях - мыть тарелки деду, как минимум, несерьёзно, хотя бывает противно смотреть на гору грязной посуды: "детишки" после еды, особенно с выпивкой, желают отдохнуть.
   В 70-е - 80-е мы с Надей активно посещали зрелищные мероприятия. Посчастливилось увидеть "живьём" многих великих деятелей культуры современности: Смоктуновского, Евстигнеева, Папанова, Миронова, Ефремова, Ульянова, Табакова, Пугачёву, Леонтьева, Жванецкого, Дикуля, Бугримову и просто широко известных: Тараторкина, Караченцева, Задорнова, Токарева, Шуфутинского, всех и невозможно вспомнить. Зачастую остродефицитные билеты Надя доставала "по блату", я к такому способу добычи плохо приспособился. Постепенно телевизор и дача полностью вытеснили стремление посмотреть заезжих гастролёров, последний десяток лет я вообще не могу вспомнить ни одного "культурного мероприятия" без выпивки, разве что несколько походов в кино.
   Любимое занятие Нади - копаться на даче. Впервые мы с Надей обратили взгляд на землю, когда горпромторг весной 1980 г. начал делить по 4 сотки (давали не всем желающим) участок целинной земли в 3-х километрах от приборного завода. На нашем участке оказались две огромные берёзы и десятка два осин. Берёзы вывернули нанятым бульдозером, остальное корчевали вручную. Раскопали, посадили картошку и занялись строительством. Помогали несколько ребят с ТНХК. Основной строительный материал - доски от ящиков (два Камаза), в которых на ТНХК поступало лабораторное оборудование из Италии. Доски покупал на ТНХК за символическую цену, главное - вывезти, пока кто-то другой отложенные доски не "приватизировал". Строили в субботу-воскресенье, Надя с удовольствием крутилась рядом, кормила обедом. Первым на сотню участков возник наш синий туалет-кладовка, Надя ходила по торговским знакомым, давала советы и приглядывалась, кто, что сажает. Уже летом 1981 г. на участке росли помидоры, огурцы, земляника десятка сортов и много ещё что. Аникеев привёз из Барнаула саженцы вишни и сливы, через некоторое время они начали плодоносить, но уж очень их любили зайцы. Надя обожала мичуринский участок, одна проблема: не любила ходить пешком 3 км от остановки троллейбуса, особенно обратно. Мои профилактические беседы на тему полезности ходьбы для здоровья Надя внутренне не воспринимала.
   Своей машины не было, часто пристраивались к знакомым автовладельцам, но постоянная зависимость от кого-либо не в Надином характере. Форсированно решили проблему собственного автомобиля, летом 1986 г. я впервые въехал в забор невдалеке от любимого участка, здорово развеселив знакомых. Не прошло и года, как поняли, что владельцам машины лучше иметь участок на реке, чтобы совмещать "полезное с приятным". Надя проделала гигантскую работу, объехала десятки дачных посёлков на Томи и Оби. В июле 1987 г. мы стали владельцами дачи в Оськино. Редкий случай полного единодушия с Надей в вопросе покупки именно этой дачи, несмотря на то, что "бешенных" денег (11 тысяч рублей, ~ 25 моих месячных окладов, "Жигули" стоили 6 тысяч) у нас не было. Надя напоминала азартного охотника, настигающего дичь, в течение суток выпотрошила знакомых, за 3 тысячи продали старый участок.
   Покупка дачи в Оськино - самая удачная сделка нашей семьи. Надя сразу начала строить грандиозные планы перестройки дачи, через два года провели реконструкцию, к сожалению, до конца не довели из-за финансовых ограничений. Поставили огромную теплицу в 32 м2, сначала под плёнкой, последние 4 года под стеклом. В теплице Надя развернулась, лучших помидоров, чем у нас, в Оськино ни у кого не было. Надя поддалась моим уговорам давать крупным помидорам краснеть естественным способом, на кустах, в Сибири принято собирать помидоры зелёными с дозреванием в домашних условиях. Но вкус-то совсем не тот. В Надину теплицу посетители ходили как на экскурсию. Красный помидор в августе - конечная стадия большой работы Нади, начинавшей заниматься рассадой в феврале, ещё раньше приобретением сортовых семян.
   Второе по значимости, хотя и более наглядное, достижение Нади на даче - цветы. В выходные прогуливающиеся люди постоянно стоят около дачного забора (проволочная сетка) и обсуждают красоту десятков видов разнообразных цветов. Нарциссы, пионы, гладиолусы, астры, все я по названиям не знаю, но жемчужиной Надиного цветника являются лилии. Я не один раз пытался подсчитать количество разновидностей лилий по форме и оттенкам красивых цветов, сбивался, заканчивая второй десяток. Ежегодно Надя выписывала из Москвы новые сорта лилий и в последний свой приезд на дачу 24-25 сентября 2001 г. Надя расширила площадь под лилиями, посадила ещё 10 кустов.
   О даче много написано в разных фрагментах "Мозаики", скажу только, Надя любила перерабатывать то, что я добывал из природы: рыбу, грибы, ягоды. Плюс выращенное непосредственно на даче, иной раз огурцов и помидоров заготавливали так много, что за зиму не успевали съедать. Надя любила сама делать заготовки на зиму, только в последнюю осень ей было тяжело обходиться без моей помощи и помощи детей.
   Надя ушла из жизни рано, однако, все дети выросли и имеют собственных детей. Помню энергию Нади при организации свадеб Лены, Саши, Юлии, радость при появлении внуков Вити, Вики, Дарьяны, маленькой Нади. Последние годы Надя терзалась плохой семейной жизнью детей. Казалось бы, всё есть: и жильё и маломальский достаток, а нормальной семьи ни у кого нет.
   Безусловно, существенная вина в не складывающейся жизни детей лежит на нас с Надей. Несомненны пробелы в воспитании, сказать что-либо более конкретное сложно, требуется специальное исследование (кто этим будет заниматься?). Дети даже не пытаются поискать причины семейных неурядиц внутри себя, предпочитают накапливаемую злость направлять на родственников супруга: свекровей, тестя. И свою неприязнь пытались навязать Наде, в одних случаях это удавалось, в других нет. Скажем, Надя не поддерживала Лену в её нападках на Людмилу Петрову. Взрослые дети мало "нагружали" Надю положительной информацией (в этих редких случаях Надя веселилась, смеялась от души), предпочитали "сливать" негативные эмоции, а при врождённой повышенной мнительности, Надя постоянно имела нервную перегрузку.
   Сколько помню, Надя больше, чем за дочерей, переживала за Сашу, который с раннего детства попадал (и продолжает попадать) в неприятные переделки. Открытая общительная Надя постоянно подчёркивала особое отношение к Саше, чем вызывала недовольную ревность дочерей. Так человеческая природа устроена, матери острей переживают жизнь "трудных" детей.
   Угодили Наде Юлия с Игорем, назвав дочку именем бабушки. Маленькая Надя шустростью напоминает большую Надю, только гораздо меньше улыбается, чем бабушка хотя бы десяток лет назад. Надя для младшей внучки не жалела ничего (не подумайте, ради Бога, что Надя забывала о более старших внуках). О регулярном шведском, датском, немецком детском питании мы с Надей, поднимая своих детей, даже мечтать, не могли. В последние полгода Наде тяжело стало справляться с маленькой проказницей и, как только мы оставались втроём (Надя, по мере сил, старалась облегчить жизнь Юлии), переправляла её мне на руки. Думаю, маленькая Надя много лет будет живым напоминанием бабушки.
   В середине 90-х Надя, после выше упомянутого конфликта в мебельном магазине, начала "новую жизнь" (любимое выражение Нади). Она занялась той разновидностью купеческой жизни, которая в нынешней России известна под названием "челнок". Брала деньги в долг под огромные проценты (1% в сутки!), привозила товар, продавала перекупщикам, отдавала долг и так по кругу. В среднем, навар мизерный, но года два Наде поездки нравились. Турция, Испания, Италия...
   Как я завидовал Наде, когда она побывала в Риме на площади перед храмом Святого Петра, в Сан-Марино, в других исторических местах. Собирались как-нибудь поехать вдвоём посмотреть Италию, но грянул август 1998 г., дефолт, кончились челночные поездки, остались громадные (по нашим семейным меркам) долги.
   Ещё в 1997 г. стало очевидным, не дело женщине ежемесячно половину времени валяться в аэропортах, тем более, что реальные доходы от челночных перевозок начали уменьшаться, к тому же моя зарплата достигла $1000 в месяц. С привлечением средств бывших работников ТНХК Наумова и Филимонова удалось арендовать часть магазина, принадлежавшего совхозу "Степановский". Энергичная Надя развернула торговлю в магазине привозимым ширпотребом. Через некоторое время выяснилось, рентабельность торговли промтоварами чрезвычайна низка, необходимо торговать продовольствием (хлеб и молоко люди покупают ежедневно, не забывая про пиво и водку). Наде удалось убедить директора совхоза передать магазин в аренду полностью.
   Надя создала хороший магазин, не стыдно показывать, однако меняющаяся экономическая ситуация в России ухудшала возможности к развитию малого торгового предприятия. Обязательные платежи, заработная плата сотрудников, ремонтные работы + $500 ежемесячных выплат по многотысячному долгу, возникшему в результате дефолта 1998 г. - себе практически ничего не остаётся, только на пропитание. К работе в магазине Надя подключила Юлию, затем в сентябре 1999 г. меня в качестве водителя и экспедитора. Арендованный магазин не обещал оптимистических перспектив, постоянное ожидание увеличения арендной платы вместе с непредсказуемостью поведения совхозных руководителей создавало ощущение занесённого над головой топора. Надя мечтала о строительстве своего магазина, пусть небольшого, но своего. Мечта оказалась нереализованной по причине систематического финансового дефицита. Уверен, проблемы выживания магазина после повышения арендной платы в июне 2001 г. почти в 4 раза ускорили развитие Надиной болезни. Затевая эпопею с магазином "Степановский" Надя рассчитывала, что мы крепко встанем на ноги. Не получилось!
   В последние 3-4 года произошёл некоторый надлом в семейных отношениях с Надей. Опять, как и в 1973 г. в разгар конфликта с Ниной, начал вести дневник, мысли о разводе перемежаются с мыслями о самоубийстве. После увольнения с ТНХК уговаривал Надю поменять квартиру, чтобы жить одному, так как раздражительность Нади по моему адресу начала зашкаливать разумные пределы. Были ли это грозные предвестники страшной болезни Нади, можно только гадать, однако перепады её настроения поражали.
   Неожиданно Надя стала проявлять желание переехать в Германию, хотя в 1993 г. с большим трудом (не поеду в Германию и всё!!!) удалось уговорить Надю анкеты заполнить. После отказа немецких властей, мы и не пытались бороться за выезд в Германию и вдруг разворот Нади на 180R. Надя чувствовала, российский бардак нам не пережить. И не пережила! А в Германии в 1999 г. уже не было мамы, некому реально руки приложить к организации нашего вызова. Да и кому мы в Германии нужны в качестве бедных родственников, мои творческие годы ушли безвозвратно.
   Много и бессмысленно спорили с Надей последние два года относительно семьи Юлии. Юлия настаивала на самостоятельном проживании, Надя её поддерживала и даже как-то нашла им квартиру, а я убеждал, что Юлии надо сначала окончить университет, встать вместе с Игорем финансово на ноги, а потом уже жить самостоятельно. Сколько шума, сколько крика.
   Надю постоянно раздражало моё стремление работать за компьютером и дома, и на даче. Чего стоят фразы Нади типа "в магазине работать, не мозаики писать". Удивительно, но Надя демонстративно не читала написанное мной (по крайней мере, открыто), кроме семейной хроники, после прочтения которой посчитала себя навечно обиженной упоминанием пожарника. Всё-таки я рассчитывал, что когда-нибудь Надя оценит мой труд.
   11 марта 2001 г. Надя организовала, вопреки моему желанию, празднование юбилея, специально выйдя на 2 дня из клиники мединститута. Всё было по-семейному, достаточно скромно и спокойно. Неожиданно узнал, что Надя тайком дала крупную сумму (~ 20 тысяч рублей) Игорю Позднякову для покупки подержанной иномарки. Разговор на эту тему у нас с Надей был неоднократно, я считал, что при огромных долгах покупка детям автомобиля - непозволительная роскошь, пусть сами зарабатывают. Демонстративный поступок Нади оказал сильное воздействие на меня.
   Второй раз в жизни я получил жестокий удар по самолюбию, первый был в 1971 г. (кстати, тоже в марте после юбилея, только 30-летнего), когда тёща увезла без моего согласия сына, после чего я подал заявление о разводе. И снова те же мысли о разводе. Разве мог я в марте 2001 г. представить, на грани какой катастрофы находится Надя. Суета вокруг бытия не стоят внимания, когда человек стоит на пороге смерти. Именно поэтому я не буду цитировать дневниковые записи весны, лета, осени 2001 г., когда получал слишком много ударов по психике. Суета остаётся с живым человеком, а уходящему в мир иной требуется вечный покой!
   Спи спокойно, Надя!

----------------------

   Любовь невозможно забыть, даже если к этому стремиться. Им, моим жёнам, Нине и Наде посвящаю этот небольшой труд. Читатель не должен после прочтения подумать, что я сознательно принижаю своих жён и пытаюсь выставить себя в лучшем свете. Боже упаси! Старался излагать мнение честно. Как уж получилось, Вам судить.
  

Томск, 21.01.02 г. - 23.02.02 г.

  
  
  
   16
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"